Георгиевич Ярослав: другие произведения.

Проспавший смерть, опоздавший к рождению - 2

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
Оценка: 8.25*6  Ваша оценка:


Slice FFA157D600130489

   Зуммер, тревожно и настойчиво пищавший в течение неизвестно скольких лет, замолк внезапно - будто сам удивившись тому, что осмелился это сделать. Но непривычная тишина наслаждалась своей властью в давным-давно забытом всеми помещении недолго - её нарушило голодное завывание катушек электроприводов, вновь наполнившее окружающее пространство звуками.
   Под сантиметровым слоем пыли, который явно копился очень долго, что-то пришло в движение и зашевелилось. Обозначилась прямоугольная щель, которая стала увеличиваться, но не плавно, а нездоровыми, натужными рывками. Крышка, закрывавшая непонятный агрегат, больше всего похожий на металлический ящик, отъехала в сторону. Мерцающий свет лампы, единственной уцелевшей из всех, висящих под потолком, выхватил из тьмы лежащее там, внизу, на самом дне тело. В первое мгновение могло показаться, что это покойник в гробу - но недолгое наблюдение позволяло понять, что нет, это живой человек: тощая грудь, фактически - одни лишь рёбра, обтянутые кожей - еле-еле вздымалась, заставляя шевелиться многочисленные трубки, подключённые к истощённому туловищу в разных местах. Да ещё - волосики густой неряшливой бороды слегка дрожали у самого носа.
   Вскоре глаза лежавшего медленно, будто с усилием, открылись. Зрачки начали бегать под прищуренными веками, на лбу обозначилась складка - видимо, человек пытался понять, что же это за место. И непонятно было, узнаёт ли он камеру для погружения в виртуальную реальность, с функцией полного автономного обеспечения жизнедеятельности, а так же комнату серверной, в которой эта камера располагалась. Также неясно было, сознаёт ли он, что работа автоматической системы приостановилась, предполагая, что опекаемый ею теперь может позаботиться о себе сам. И что ему надо либо покинуть чрево высокотехнологичного устройства, что неизвестно сколько хранило в себе этого похожего на высушенную мумию представителя человеческой расы, поддерживая в нём огонёк жизнь - либо нажимать кнопку, требующую вновь закрыть крышку и вновь активировать поддерживающие контуры.
   Судя по чуть нахмуренному выражению, и внезапно выпучившимся и скосившимся вбок глазам, пытающимся высмотреть находящуюся там, снизу, кнопку запуска - понимание всего этого пришло, человек осознал, что ему грозит. Но никаких движений и попыток что-то сделать за этим не последовало. Видимо, мышцы атрофировались настолько, что не позволяли пошевелить даже пальцем...
   Веки неизвестного, внезапно проснувшегося в камере, вновь устало опустились. Видимо, он осознал, что его ждёт неминуемая гибель...
  

Slice FFA157D60012D010

   Полутёмный зал был наполнен громыхающей музыкой, мигающим светом, табачным дымом и людьми. Вернее, не только людьми - то и дело среди типичных (и не совсем) представителей человеческого рода попадались чужие, зачастую даже не гуманоиды. Кого только не встречалось в этом живом море: кто-то шевелил щупальцами, обнимая задорно смеющихся полуголых девушек, кто-то возбуждённо стрекотал и шевелил жвалами, склонившись над поставленным прямо на пол блюдом из свежих личинок, кто-то - вообще парил в воздухе бесформенным мерцающим сгустком, слизывая протуберанцы плазменного коктейля... И всех их собрало внутри Ройал Спэйс Бар, крупнейшего в исследованной вселенной питейного заведения, одно: они прибыли за развлечениями. Ведь этого добра на восьмикилометровом астероиде, полностью превращённом в огромное увеселительное заведение, имелось в достатке и абсолютно на любой вкус.
   За многочисленными стойками, которые тянулись извилистыми лабиринтами на многие километры во все стороны, стояли бармены и барменши, причём, чаще всего живые, не роботы. Они жонглировали бутылками, наливали, мешали всевозможные коктейли, готовили, жарили, а случалось - даже резали прямо на глазах, чтобы убедить посетителей, что мясо свежее - ведь кому-то подходило лишь только что "бегавшее". В общем, повсюду создавались неисчислимые комбинации того, что можно съесть и выпить, частенько очень экзотические и специфические. И, по сути, под одной вывеской и крышей, вернее - куполом, было собрано бесчисленное множество мелких, средних и более-менее крупных заведений, каждое из которых имело собственную изюминку и обладало какой-то индивидуальностью.
   Тут и там между столиками прохаживались, призывно покачивая бёдрами, девушки-официантки. И одновременно с этим, повсюду шныряли юркие роботы, выполнявшие аналогичную роль. Первые - выступали скорее декорацией, долгу традициям: чем разносить блюда, они скорее просто улыбались посетителям и радовали глаз всевозможными оригинальными нарядами, оживавшими на стройных красивых телах - так как отбор в персонал был строгим, страшненьких не брали по определению. Костюмы девушек, да и вообще всех, кто работал в барах, были уникальными, и зачастую очень оригинальными, ведь каждая зона старалась выделиться и приманить всеми возможными способами больше посетителей. Что же до металлически-кибернетических разносчиков и уборщиков - они как раз и брали на себя основную сервисную нагрузку, некоторые модели умудрялись нести одновременно до нескольких десятков полных подносов, и обслуживали целые сектора в одиночку.
   Ну и, конечно же, конкуренция требовала выделяться из массы. Поэтому всюду имелись свои изюминки: азартные игры, гладиаторски бои насмерть, всевозможные эротические шоу, азартные игры и прочее. Так, например, в секторе 15-О, что на Юго-Западе, на территории довольно приличной по размерам зоны, полностью скупленной когда-то одним предприимчивым человеком - находился Театр Гравитационного Танца.
   Театр представлял собой большой прозрачный шар где-то двух десятков метров в диаметре, в котором искусственная гравитация могла меняться в широких диапазонах - от невесомости до отрицаиельной и даже повышенной. Внутри помещались декорации: натянутые в разных направлениях канаты, лестницы, брусья и прочее. Во время представления "актёры" исполняли внутри всевозможные акробатические упражнения, усложнённые и более интересные благодаря изменениям направления и величины силы тяжести. Ну и, конечно же, при этом разыгрывались всевозможные сценки, различные по содержанию и сложности.
   В центре шара, в котором поддерживалась невесомость, парила очень молодая девушка, совсем ещё девочка. Она еле заметно смещаясь в пространстве - тихонько дрейфовала, будто сверкающая яркой чешуёй аквариумная рыбка. Её замечательно стройная, будто воплощённая фантазия, фигурка, пусть даже и частично скрытая пышным нарядом, её прелестное, как майский день, юное личико, её медленные плавные движения - всё это притягивало к себе взгляды сотен зрителей, и тех, которые специально пришли именно в эту зону, поглазеть на красочное зрелище, и тех, кто просто проходил мимо и решили остаться, зацепившись за происходящее взглядом и не в силах более оторваться.
   Костюм девушки, из множества длинных блестящих лент, развевался, движимый лёгкими порывами ветра, и подсвечивался быстро мелькавшими и менявшими цвета лазерными прожекторами. Её светлые волосы - короткие, по плечи - также легонько шевелились, живя будто своей собственной жизнью, расходясь в стороны колышущимся веером, гладя шею, лаская полуобнажённые плечи. Длинные опущенные ресницы, безмятежное выражение лица, непринуждённая поза - актриса Гравитационного Театра словно излучала какое-то спокойствие и умиротворение, как маленькое тёплое солнце в пустом и безжизненном межзвёздном пространстве.
   Так продолжалось до тех пор, пока снизу внутрь не вплыло клубящееся чёрное облако. Оно стремительным рывком приблизилось к центру шара и начало медленно двигаться вокруг парящей там актрисы, постепенно сужающимися кругами, словно выжидая момента сократить оставшееся расстояние. Девушка, наконец, открыла глаза, сверкнувшие ярко-голубым, и начала реагировать на происходящее - пытаться удалиться от этого нового участника представления, явно отрицательного персонажа. Однако, уйти было сложно - она находилась в невесомости, вдали от любого предмета, за который можно было бы схватиться.
   После минуты такого неспешного "танца" облако вдруг метнулось вперёд, к вожделенной добыче - и, одновременно, включилось притяжение, с резким ускорением дёрнув тело девушки вниз - так, что на миг все блестящие ленты пышного костюма, свободно развевавшиеся до этого, резко задрались наверх, целиком обнажая стройные длинные ножки. Когда, казалось, девушка вот-вот уже ударится о дно шара и разобьётся, в самый последний момент она ухватилась за встретившуюся ей поперечную перекладину и повисла на ней. Но уже в следующее мгновение величина гравитации явно увеличилась - судя по резко напрягшимся мышцам рук выступающей, которые, хоть и были тонкими, но играли мускулами, судя по ставшему сосредоточенным выражению лица, и по тому, как резко сорвало вниз экзотичный наряд.
   Актриса осталась висеть в полупрозрачном золотистом пеньюаре, с едва обозначенными ниточками бикини под ним, которые, тем не менее. всё же прикрывали сокровенное. Помимо них, как теперь стало видно, от запястий и лодыжек вверх тянулись змейками едва светящиеся зелёным браслеты, целиком обвивающие голени и предплечья.
   Тем временем, облако почти подплыло, и гравитация вновь изменилась - на этот раз, девушка полетела наверх, прямо ему навстречу. Чудом извернувшись и уклонившись от метнувшегося в её сторону сформировавшегося из тёмных клубов небольшого щупальца, она пролетела дальше, опять лишь перед самой поверхностью сумев ухватиться за какой-то канат и повиснув на нём. Но это было только начало - актрису начало кидать из стороны в сторону, она стала напоминать резиновый мячик, постоянно отскакивающий от стен. Её постоянно срывало, заставляя лететь на приближающуюся тёмную тучу - то вверх, то вниз, то в стороны... И всякий раз она лишь чудом умудрялась избежать участи быть пойманной или раздавленной сильнейшим ударом - ведь, судя по ускорениям, величины гравитационных воздействий были больше одного стандартного. А это, учитывая высоту, с которой приходилось лететь, не должно было оставить шансов.
   Но вечно это продолжаться не могло. Усталость взяла своё - девушка налетела на облако. И её тут же будто отбросило назад - казалось, это оно с силой толкнуло свою жертву. Хотя, видимо, это всего лишь оперативно изменили вектор притяжения. Повезло - теперь лететь было недалеко. Но, всё равно, судя по гримасе, на мгновение исказившей лицо упавшей на поверхность шара девушки, падение оказалось болезненным.
   Её вдавило в стенку, на радость некоторых зрителей, находившихся точно напротив того места. Теперь, некоторые счастливчики могли близко и в подробностях рассмотреть идеальное и такое манящее тело... Кто-то даже протянул вперёд ладонь - которая, конечно же, встретилась с препятствием - но, тем не менее, сделавший это довольно улыбнулся и огляделся с видом победителя.
   Девушку распластало усиленной гравитацией, запрокинув голову, заставив распластать руки и ноги в стороны, не давая никакой возможности пошевелиться. Теперь это было уже не такое красивое зрелище - тело деформировалось, вжимаясь в прозрачную поверхность, рот был открыт, будто в безмолвном крике, грудь не вздымалась при дыхании. А облако неотвратимо опускалось на неё сверху... И в момент, когда они встретились, стенки шара стали непрозрачными - представление закончилось.
   Сначала раздались недовольные крики - кто-то хотел увидеть продолжение, узнать, чем всё кончится. Но их быстро заглушили раздавшиеся дружные аплодисменты. Некоторые даже встали со своих мест. Но выхода на бис так и не случилось, и спустя вскоре зрители начали потихоньку расходиться - кто в бар, кто дальше по своим делам.
   Однако, кое-кто остался. Среди них был и одиноко сидевший за одним из столов мужчина, со строгим суровым лицом, выглядевший, судя по одежде и по поведению, аристократом. Активировав вызов обслуживающего персонала, он дождался, пока к нему от бара дойдёт дежурно улыбающаяся девушка в принятой в данном заведении форме официантки, и пока она наклониться к нему, чтобы лучше услышать - и, конечно же, показать свою грудь в глубоком вырезе. Мужчина, демонстративно твёрдо смотря ей в глаза, сказал что-то, махнув рукой в сторону шара. Девушка кивнула в ответ, ловко активировала голоинтерфейс, быстрыми движениями вбила туда заказ, сверкнула напоследок белоснежными зубами, и пошла дальше.
   В это время совсем рядом, в хозяйственном помещении, на простом жёстком стуле сидела давешняя актриса. Она тяжело дышала, под глазами были заметные тени, а на теле - синяки. Напротив неё стоял мужчина, в узких обтягивающих чёрных штанах и полупрозрачной рубашке, с подведёнными глазами, напомаженный и накрашенный. Он заламывал руки и кричал писклявым срывающимся голосом.
   - Ну вообщееее... Сколько раз повторять? Негодница! Стерва! Как, как так можно себя вести? Скажу Георгу, пусть хорошенько отхлестает тебя, сучку, ясно, да?
   Девушка молчала в ответ.
   - Я все губы искусал, когда смотрел это! Ужасно! Ты заставляешь меня плакать! И возникает желание отдать тебя на истязание, ясно, да? Ну почему, почему ты такая упрямая? Опять то же самое... Не надо так долго от него уворачиваться, усвой наконец! Неужели так сложно запомнить! Раз десять, и хватит. А потом даёшь поймать себя. И всё! А что больно - так что ты хотела! Это твоя работа! Тебя кормят и содержат не для того, чтобы своевольничала, ясно?..
   Говоривший вдруг замолк, будто прислушиваясь к чему-то. И после начал вновь, но уже гораздо более спокойным тоном, и с разительно изменившимся лицом.
   - На этот раз тебе свезло, маленькая дерзкая задница, ясно? Тебя, наконец-то, заказали. Сейчас подъедет таксист, он отвезёт куда надо. Номер люкс, с видом на космос, ясно? Да?..
   В ответ - только тяжёлое дыхание.
   - Ты уяснила? Клиент явно богатый. Так что, пожалуйста, без фокусов. Делай всё по высшему разряду, ясно?
   Актриса-акробатка лишь устало прикрыла глаза.
   - Ива! Ты меня поняла? Если провалишь - я тебе всё лицо расцарапаю... И пошлю обслуживать дальнобойщиков. Тех, кто садо-мазо любит... Ясно, да?!! Всё, пошла! Это твоя первая серьёзная работа, так что всё должно быть по высшему! Не тормози, развалилась, как курица какая-то...
   Девушка медленно поднялась на ноги и направилась к двери.
   - И скорей, они не любят ждать, ясно, да? - прилетело ей уже в спину...
  

Slice FFA157D60012CF37

   То, что бывшая рабыня, когда-то спасённая ими от живодёра Спартака, вдруг ушла - они поняли случайно. Просто-напросто Хосе увидел удаляющуюся фигурку в иллюминаторе, и сначала немного удивился - непонятно было, что она там потеряла, на безжизненной скалистой поверхности. Но когда он проследил взглядом направление, и прикинул, куда девушка могла идти - невольно выругался. Выскочив наружу из Зала, где в тот момент находился, юнга понёсся со всех ног по коридору. По пути, окрикнул Александра, который как-раз оказался рядом - занимался нанесением повышающей прочность руны на одну из переборок.
   - Азиль ушла!.. В сторону алтаря!
   - Что? Ты ж не хочешь сказать?..
   - Не знаю. Надеюсь, нет...
   - Побежали, скорее!
   - Да!..
   Они вихрем вылетели наружу, по пути захватив Громовержца, который на шум высунул свою голову из ведущего в трюм люка. Но - всё равно опоздали. Не успел даже дракон, самый быстрый из них - могучий ящер хоть сначала и отстал немного, выбираясь из грузового отсека, но, оказавшись вне корабля, мигом обогнал остальных. Взмыв в в высь и, создавая могучими крыльями, которыми остервенело молотил по воздуху, настоящие вихри, он домчался до камня за считанные секунды.
   Азиль уже стояла и беседовала о чём-то с Богом Хаоса, в обличьи старика. Когда Громовержец спикировал и рухнул рядом, скатившись на землю по невидимой стене, что отгораживала говорящих - те даже не обратили на него внимания.
   - Что случилось? Азиль! Не делай необдуманных решений!
   - Я подумала. Не беспокойся, - не поворачиваясь, ответила ему всегда немногословная девушка, воспитанная в среде, где женщины говорили мало и только когда их спрашивали.
   - О чём? Не проси ничего у него, ты же знаешь, чем это кончается!
   - Расслабься, крылатый. С моей новой послушницей мы уже разобрались, - с лёгкой усмешкой, в разговор бесцеремонно встрял сам Разрушитель, - ты, при всём желании, не сможешь помешать нашей договорённости. Так ведь, дорогуша?
   - Да...
   - Какой договорённости? Что за чертовщина тут происходит? - это, наконец, до них добежали запыхавшиеся Хосе и Александр.
   - Да ничего страшного, не волнуйтесь так. Всё по обоюдному согласию, обе стороны довольны...
   Азиль кивнула.
   - Так что, что по согласию?..
   - Ваша спутница изъявила желание восстановить личность моей бывшей жрице и вашей подруге Иве, которая так неосмотрительно и глупо покончила с собой. Эта просьба, которую непросто удовлетворить... Так что, я попросил взамен одну малость.
   - Малость?
   - Малость, самую малость...
   - И... Какую?
   - Ну, эта милая девушка, по имени Азиль, поступает в моё полное распоряжение. Всего-то навсего.
   - !..
   - Зачем же так грубо... У меня в чертогах, поверьте, не так уж и плохо. Думаю, ей понравится. А вот это - то, что она выпросила у меня... Держите. Кому, как не вам, выручать несносную девчонку?
   - Что это?
   - Слепые? Не видите? Гипнозапись. Находите эту вашу Иву, ловите, суёте гипноприбор, даёте изучить запись... И всё. Память, и то, что я забрал тогда - кстати, бесполезная штука оказалась - вернутся. Будто, ничего и не происходило. Нет-нет, дорогая Азиль! Не возмущайся. Я был честен! Даже Бог Хаоса не всесилен. Это - максимум из того, что можно было сделать. Хотя, если твои друзья согласятся тоже...
   - Нет!..
   - Ну вот, мне тоже почему-то показалось, что не захотят. Ладно, ребята, приятно было пообщаться. Бывайте...
   С этими словами Разрушитель растворился в воздухе, вместе с девушкой. На месте, где ещё совсем недавно стояли эти двое, остался лишь небольшой цилиндрик.
  

Slice FFA157D60012CF39

   Они несколько минут настойчиво барабанили в дверь и переборку капитанской каюты. Пытались вызвать Руслана по громкой связи, включали аварийную сирену, отключали питание жилого модуля... Что только не предпринимали, чтобы прорваться внутрь. Дракон, которому было не пролезть по узкому для него тоннелю коридора, вовсю подбадривал остальных своим громовым голосом - который, казалось, разбудит мёртвого. При этом, Громовержец не просто сотрясал воздух, а давал действительно дельные советы. Но всё было бесполезно - казалось, внутри никого нет.
   Несмотря на это, последние оставшиеся члены экипажа "Касатки", как-то резко за недолгое время уменьшившегося, изо всех сил гнали от себя недобрые предчувствия, и продолжали ломиться внутрь. Все, не сговариваясь, думали об одном - ещё одно несчастье на их голову подряд, это будет уже слишком.
   И их настойчивость, в конце концов, была вознаграждена. Это произошло после того, как Александр, по совету дракона, притащил здоровенную монтировку и принялся лупить ею со всей дури по двери. Он умудрился создать такой неописуемый шум, что, казалось, они попали внутрь колокола - внутренние конструкции "Касатки" отлично резонировали. И, наконец, всё же удалось достучаться до адресата: после очередного удара створка, на которой, кстати, ни осталось ни единой вмятины или царапины, с лёгким гудением ушла вверх. И показавшийся в проёме жрец хаоса еле-еле успел увернуться от несущегося прямо в него изогнутого металлического прута.
   - Что, вашу мать, тут происходит?..
   Ни Хосе, ни Александр так и не привыкли к его новому обличью. Молодой темноволосый мужчина, пусть даже и имевший сходные черты с тем Русланом, которого они оба знали, казался им чужим. Резкие, при этом неуклюжие, движения - будто этот человек всё время забывал, что он уже больше не старик, и тело полностью слушается его. Сгорбленная спина, которую он время от времени, будто опомнившись, выпрямлял. Ясные, чужие глаза, а вместе с тем - какое-то постоянное удивлённое выражение лица, будто жрец не мог поверить, что вновь хорошо видит. Только одно осталось неизменным - голос. Хосе невольно зажмурился - ему совсем не нравился этот новый тип, который появился вместо его спасителя и благодетеля, и он хотел, чтобы всё вернулось, как было.
   Пилот "Касатки" тоже чувствовал себя странно, но, в отличие от бывшего юнги, взглянул Руслану прямо в глаза. Он откинул монтировку в сторону - будто давая понять, что не имеет недобрых намерений - и спокойно заговорил:
   - До тебя не достучаться. Мы уже минут десять пытаемся внутрь попасть.
   - Спал. А что?
   - Неважно выглядишь. И запах... Пил, что ли?
   - Именно. Медаль за догадливость.
   - Дядь. Ты бросай это. Получил молодое тело - радуйся! А не превращай его в такой же хлам, какой был раньше. Не забывай, какойценой оно досталось.
   - Мне кажется, я сам лучше разберусь, что с ним делать.
   - Ну-ну... Может, тебе так просто привычнее будет? Больной развалиной? Ладно, проехали. Не для того к тебе рвались.
   - Правда что ли? А для чего же? Думал, на меня полюбоваться...
   - Руслан. Азиль ходила к алтарю. И продала себя Богу Хаоса. Полностью.
   - Правда? Вот беда-то какая...
   - Дядь, ты сейчас серьёзно? Тебе безразлична её судьба?
   - Ну и что? Её же на самом деле нет. Как и тебя. Как и меня. Так зачем париться? Какой прок от всего этого?..
   - Мы всё это от тебя уже слышали. Надоело. И мне лично, кстати, всё равно. Есть ты, нету... Какая разница? Я себя ощущаю здесь и сейчас. И ты, уверен, тоже. И тебе не интересно, что Азиль попросила у Разрушителя?
   - Абсолютно безразлично...
   Договорить жрец не успел - мощный боковой заставил его отлететь к переборке. За первым ударом последовали другие, Александр налетел на пытающегося встать, как вихрь, и продолжил лупить его со всей дури. Хосе, в первое мгновение дёрнувшийся было вперёд - то ли помочь, то ли разнять - так и остался стоять на месте, наблюдая за расправой.
   Когда спустя пару минут двое мужчин, наконец, отлепились друг от друга, оба представляли собой плачевное зрелище, все в наливающихся синяках и ссадинах. Руслан, несмотря на неожиданное нападение и мощный натиск, смог всё же сориентироваться и дать своему обидчику сдачи. Эти двое встали друг напротив друга, тяжело дыша, и стали мерить друг друга не менее тяжёлыми взглядами.
   - И что это было? Бунт на корабле?
   - Ты совсем охренел, Руслан?.. - внезапно раздавшийся из трюма громовой голос заставил всех вздрогнуть. - А что я тогда до сих пор не спился, и крышей не поехал? Я с этим знанием уже чёртову уйму лет живу... И что?..
   - Кстати, я бы хотел тоже узнать, в подробностях, про это ваше знание, - Александр, вкрадчиво улыбаясь, поднял с пола монтировку. - И просьба больше не чудить. Я не могу смотреть, как человек, которого уважал и считал своим другом, превращается в какое-то говно. Нам нужно решать проблему...
   - Да! Разрушитель дал гипнозапись. С её помощью, можно вернуть память девочке. Только, её надо найти сначала. Иву в смысле, - вновь заговорил дракон. - А ты знаешь свою ученицу дольше всех. Помнишь, откуда она.
   - Так они все, и Хосе, и Азиль, оставляли записи, кто откуда. В кают-компании лежат.
   - Оставляли, да. Кстати, сам же и просил их это сделать. Но постой... Неужели, я слышу в твоём голосе отсутствие искреннего желания помочь? У тебя совсем того, крыша поехала? Это чья ученица? Это в кого она была... Уж простите меня за бестактность, но этого слепой не заметит - влюблена по самые уши? Это ради кого она лишилась самого дорогого, что имела? И ты не хочешь ей отплатить добром за добро? Руслан, ты мне становишься противен...
   Темноволосый мужчина, скривившись, сжал кулак. Очередной удар, сопровождающийся отчётливо слышимым хрустом ломаемых о металлическую переборку костяшек, разнёсся в сгустившейся тишине.
   - Дьявол!
   - Есть такое божество, да. Кстати, некоторые так называют твоего покровителя.
   - Да мне до... Всё равно мне, кого и как называют. Что, говорите, делать надо?.. Поймать девчонку и заставить прослушать гипнозапись? И тогда вы оставите меня в покое?
   - Оставим, оставим. Помоги только нам добраться до неё...
   - Ладно, чёрт с вами...
   - И так его тоже называют...
   - Тебя не спрашивал, ящерица-всезнайка!
   - А вот это, между прочим, обидно. Я ведь был когда-то таким же человеком, как и ты...
   - Народ, хватит препираться может? - Александр опять не выдержал, и обратился к Руслану, которого не переставал сверлить взглядом. - Мы летим, я так понимаю? Забиваю Гамму Пса?
   - Верно, её и забивай... - вместо жреца, ответил Громовержец. - Кстати. Там, по пути, есть одна звёздная система. С известными на всю галактику сталелитейными заводами. И им очень нужны редкоземельные элементы, которые, как раз, добывают тут, на Вулкане. Продолжать надо?..
   - Ничего себе у тебя хватка. Не ожидал от тебя такого, ящерица...
   - Во-первых, ещё раз попрошу не обзываться, а то съем. А во-вторых - а что ты думал-то? Я незнамо сколько сидел заточённый в пещере, без возможности выбраться. У меня было достаточно времени изучить всё, что только возможно. Каких комбинаций я только не строил, в надежде, что когда-нибудь окажусь на свободе и смогу воплотить их в жизнь... Так что скажете? Дельце-то выгодное!
  

Slice FFA157D60012D012

   Небольшой и юркий флаер с открытым верхом, не предназначенный для перемещений вне закрытого пространства Ройал Спэйс Бара и прилегающих к нему секторов, быстро доставил девушку к месту назначения. Молчаливый таксист неопределённого происхождения, в ярко-синем мундире и с резко контрастирующим с нарядной формой лицом, бледным и истощённым, ловко посадил свой аппарат на парковочную площадку перед одной из самых дорогих гостиниц планетоида.
   Вход в шикарный отель был выполнен в виде фасада настоящего здания, хотя и было видно, что это якобы строение вырастает из общего корпуса жилого блока, и его вид - скорее, бутафория. Перед шикарными парадными дверьми раскинулся настоящий парк, наполненный сочной и свежей зеленью, очень неожиданной на территории космического города. Журчали фонтаны, из которых била причудливо переливающаяся цветная жидкость, в небольших прудиках плавали живые, не голографические, радужные лебеди. Притягивали взгляд и движущиеся статуи, и звучно щёлкающие хищные пасти причудливых цветов-людоедов, одних из красивейших в исследованном секторе галактики - правда, с выщипанными для безопасности посетителей зубами. Плавали туда-сюда стайки воздушных золотых рыбок, меланхолично открывающих рты и шевелящих плавниками. Посреди всего этого, конечно же, прохаживались многочисленные постояльцы, явно с разных концов исследованного мира, и явно - все очень богатые.
   Актриса Гравитационного Театра, по имени Ива, смотрела на всю эту красоту не отрываясь, будто завороженная, и повернула голову лишь когда таксист вышел и распахнул дверцу пассажирского места - чисто формальную. При желании, легко можно было бы вылезти наружу и не открывая её, просто переступив. Девушка несколько секунд сидела, не двигаясь. Только увидев, что мужчина начал открывать рот, чтобы сказать что-то, она медленно и аккуратно выставила наружу сначала одну, затем другую свою изящную ножку. Проигнорировав протянутую руку и оперевшись на бортик флаера, встала одним гибким движением, и, смотря прямо перед собой и нарочито игнорируя присутствие таксиста, проглотившего слова, уже было готовые сорваться с языка, замерла в ожидании.
   Мужчина невольно сглотнул. Всё это время он неотрывно изучал свою пассажирку, лишь волевым усилием заставляя себя смотреть ей в лицо. Вернее, совсем не опускать взгляда не получалось - но он хотя бы старался делать это незаметно, мельком. И старательно гнал от себя горькие мысли - ведь небогатому таксисту девушка с такой неземной внешностью точно никогда не досталась бы, работай он хоть сотню лет на две ставки, без сна и еды...
   Он как-то подслушал разговор двух пассажиров про то, сколько те тратят на элитных проституток - и настолько разволновался тогда, что чуть не попал в аварию. Простой водитель таких цифр даже не представлял себе и не знал, что у кого-то могут быть на руках столь огромные суммы, которые можно тратить, буквально выбрасывая на ветер. Многочисленные поборы и налоги оставляли сущие крохи от получаемого тяжким, неустанным трудом заработка. И они все без остатка тратились на жизнь, очень дорогую на территории астероида - откладывать хоть сколько-то на будущее практически не получалось.
   Иногда таксист даже завидовал этим ярким глупеньким птичкам, зарабатывающим на жизнь своими телом. Все их заслуги, по его мнению, заключались исключительно в том, чтобы родиться с миловидной внешностью, а весь труд - в том, чтобы раздвигать перед клиентами ноги. Мужчина не понимал, почему за эту сущую фигню отстёгивались столь баснословные гонорары... И ненавидел падших женщин за это. Правда, таксист никогда не задумывался, какая часть из всех денег, что оставляли клиенты, реально оставалась на руках у самих "работниц"...
   Но водитель был настоящим профессионалом, с многолетним стажем работы, и если бушевавшие внутри его души чувства и прорывались наружу, то совсем чуть-чуть, на первый взгляд это точно было незаметно. Да, он завидовал, да, он ненавидел, да, он считал, что жизнь несправедлива к нему - но маска идеальной вежливости не сходила со всегда сурового, бледного лица, отблески эмоций бушевали лишь на самом дне тёмных зрачков.
   И сейчас, мужчина внешне не отреагировал и не обратил никакого внимания на то, как эта юная особа, бывшая хоть и явно элитной и чрезвычайно дорогой, но, тем не менее - всего лишь шлюхой, высокомерно проигнорировала протянутую руку, и встала, будто не замечая его. Внутренне он весь вскипел. Но не подал виду - и, невольно, ещё раз скользнул по стройной фигурке взглядом, внешне безразличным, но, на самом деле, полным сдерживаемого вожделения.
   Девчонка, без преувеличений, была чертовски хороша. Откровенный наряд и броский макияж лишь подчёркивали естественную, природную красоту. Что было редкостью даже здесь, на астероиде - хоть на него и собирались лучшие из лучших, но, зачастую, за ярко разукрашенными фасадами и умением стильно одеваться скрывались обычные серенькие мышки, которые, если помыть и раздеть, обладали самыми что ни на есть заурядными лицами и телами.
   У этой же неизвестно что возомнившей о себе красотки всё было идеально: и то, что внутри, и то, что снаружи. Начиная от подошв и острых каблучков высоких сапожек, из популярного в последнее время жидкого красного металла, который словно и вправду обтекал рельефные голени со спортивными икрами. Продолжая - плавными линиями в меру мускулистых бёдер, расходящимися вверх от манящих коленных чашечек. Их в подробностях можно было рассмотреть сквозь эфемерную материю серебристых чулков, чья блестящая ажурная паутинка, обнажая немного кожи, развратно оканчивалась чуть-чуть не достигая той полоски ткани, обтягивающей ягодицы, которую с натяжкой можно было бы назвать юбкой - не будь она такой короткой и прозрачной. И, наконец, заканчивая макушкой, с короткими, по плечи стриженными светлыми волосами, и с частично скрытым за непослушной чёлкой идеальным, будто кукольным и даже по детски-наивным лицом. На просвечивающую кофточку из дорогущего шёлка пустынника, тоже созданную согласно последним веяниям, с дурацким, слишком глубоким вырезом, и с небольшими сердечками, закрывающими от посторонних взглядов вершинки небольшой крепкой груди - таксист старался не смотреть особенно упорно.
   Взяв себя в руки и вновь взглянув в огромные, словно озёра, серые глаза - тоже, кстати, являвшие собой очень волнующее зрелище - мужчина, наконец, заговорил.
   - Идите за мной, вас уже заждались...
   - Нет, - эти два озера, от которых было невозможно оторваться, вдруг в прямом смысле наполнились водой, а два непослушных ручейка побежали по щекам, смывая макияж. А ещё, там, в глубине, под слоем влаги, скрывалось что-то странное... Какая-то невыразимая мольба, просьба о помощи, что-то первобытное и совсем неуместное здесь.
   - Что, простите?.. - если честно, мужчина растерялся. Он привёз на работу расчётливую, бесчувственную суку, которая, без всяких сомнений, раздавила бы его не задумываясь, если бы их пути пересеклись где-нибудь и если бы он чем-то помешал ей. Человек проработал таксистом достаточно долго и знал, чего можно ждать от подобных стервозных особ - юный вид давно не вводил его в заблуждение, в этом мире внешний возраст зачастую мало соответствовал внутреннему. Короче, мужчина ждал чего угодно, но не слёз...
   - Я не хочу туда идти.
   - Но... Это ваша работа. Вас ждут.
   - Это не моя работа. Я - актриса, акробатка. Меня купили за огромные деньги. И то, что вот так вот запросто предоставили какому-то клиенту, как обычную шлюху - это мой первый клиент, кстати - значит, что за мою честь заплатили ещё больше... Просто баснословную сумму.
   - Как?
   - Что, как? Как я оказалась в рабстве? Или как умудрилась так долго сохранять себя от посягательств?.. Это долгая история. Помоги сбежать... Я не могу так дальше!
   - Мне заплатили за то, чтобы доставить тебя клиенту. Я потеряю работу... - он спрятал глаза.
   - Увези меня отсюда! Что тебе стоит! Мне нечем заплатить, всё отобрали... Разве только...
   Взгляд таксиста вновь скользнул по нарядной фигурке вверх, остановившись на полном отчаяния лице - будто оценивая. Он уже было открыл рот, чтобы ответить - но их прервал раскатистый бас.
   - Эй! Чего копаетесь! Давай её сюда скорей, барон ругаться будет!..
   От дверей в направлении застывших друг против друга мужчины и девушки быстро шагала настоящая гора мышц - здоровенный бугай, с квадратным и тупым лицом. Правда, тупым лишь на первый взгляд - внезапно колкие и живые глаза, не соответствующие остальной внешности, за несколько мгновений уже успели исследовать всю обстановку, и, казалось, едва ли не насквозь всех просветили.
   - Стоп-стоп-стоп! В договоре сказано, что девка чистая! Ты ничего такого не делал, о чём потом будешь всю оставшуюся жизнь жалеть, а, мужик?
   - Нет-нет... - отшатнувшись от резко остановившегося прямо напротив него владельца грубого голоса, поспешно зачастил таксист.
   - Смотри, мы же проверим. И если что... Не думай, что просто потерей работы отделаешься. Ты, иди сюда! Вперёд, заказчик ждёт, не заставляй ждать! Его это злит, между прочим, самой хуже будет...
   Схватив Иву за руку, бугай попёр обратно, кинув напоследок не сулящий ничего хорошего взгляд на водителя. Последний послушно склонил голову и потупился, осмелившись посмотреть вслед уходящим, лишь когда они уже скрывались в дверях. Грустно вздохнув, мужчина обошёл свой флаер и уселся за панель управления, собираясь взлететь. Завёл двигатели, активировал интерфейсы... И, вместо того, чтобы дать тяги и заставить юркую конструкцию резко взмыть вверх, откинулся на спинку сидения. Картина упирающейся изо всех сил девчонки-актрисы, которую затаскивали внутрь гостиницы против её воли, всё стояла перед мысленным взором, не желая уходить...
  

Slice FFA157D60012D017

   Бугай прошёл с Ивой в лифт, ведя девушку вроде бы и аккуратно, но так, что она ясно понимала - шансов вырваться из стольной хватки нет никаких. Круглая металлическая платформа, мягко толкнувшись в ноги, быстро подняла на самый верх "здания". Благодаря прозрачной шахте, а так же стенам и дверям лифта, открывался прекрасный вид на роскошный внутренний зал и сад перед гостиницей. Но ни актрисе гравитационного театра, ни ведущему её к своему хозяину мужчине не было до этого никакого дела.
   Несколько шагов по коридору, и они оказались перед дверью, при их приближении плавно втянувшейся в потолок. Ива успела заметить, что на ней вместо номера была одна-единственная золочёная буква "Л" - апартаменты такого класса в гостинице имелись только одни. Метнулась мысль, что ей открывается редчайшая возможность - проникнуть внутрь помещений, в которых жили в разное время самые влиятельные и богатые люди вселенной. И не совсем люди, конечно же. Другие многое отдали бы за такое... Но девушке это было даром не нужно.
   - Стой здесь! - бугай чуть подтолкнул задумавшуюся актрису гравитационного театра вперёд, и внезапно отпустил руку, отступая назад. Ива хотела было дёрнуться следом - но дверь с лёгким шипением опустилась, отрезая путь к бегству. Чтобы вновь её открыть, требовались права доступа, которых ей явно никто давать не собирался.
   - Ну наконец-то! Иди сюда скорей, малышка, барон Крогг уже заждался!.. - голос, раздавшийся откуда-то из глубины апартаментов, заставил вздрогнуть. - Эй! Мне долго ждать? Ещё немного, и барон начнёт злиться...
   Понимая, что выхода нет и что оставаясь в прихожей она ничего не добьётся, девушка сделала несколько шагов в направлении голоса, остановившись перед входом в огромную и подавляющую размерами спальню. Посередине комнаты, на огромной кровати, утопал в беспорядочно раскиданных пышных одеялах и подушках мужчина - видимо, тот самый барон. Он был совершенно обнажён, и, ничуть не стесняясь этого, выжидающе смотрел в сторону дверного проёма - туда, где как-раз и показалась та, кого он купил, мелко дрожащая и заметно побледневшая.
   Только Ива показалась из-за угла, раздевающий взгляд барона жадно и бесстыдно пробежался по стройной фигурке вниз-вверх, и, в конце концов, впился в лицо вошедшей. Мужчина довольно зажмурился и облизнулся, как сытый кот, а его огромных размеров достоинство прямо на глазах стало медленно подниматься вверх. Властным жестом указывая проходить, барон заговорил вновь.
   - Проходи, проходи. Никогда бы не подумал, что встречу здесь такую скромницу... Это даже заводит. Ну чего ты встала-то? Мне ещё раз повторить? Не бойся, барон Крогг тебя не съест. Наверное...
   Ива не шелохнулась, застыв изваянием и не отрываясь смотря на мужчину.
   - Нет, слушай, это уже начинает злить... Знаешь? Ты сама напросилась! Барон Крогг очень не любит, когда его не слушаются! Пройди вон туда, всунь голову в ту деревянную дырку, там, да-да, правильно посмотрела. Сначала придётся наказать тебя... - мужчина одним резким движением встал. Девушка, бросившая быстрый взгляд туда, куда он кивнул головой, вся похолодела - в углу, мирно соседствуя с роскошной кроватью и другими привычными для обычной спальни предметами интерьера, находился целый набор всевозможных пыточных приспособлений. Которые заставляли всё внутри сжиматься от одного своего внешнего вида...
   - Давай-давай, пошла, сучка! Барон тебе покажет, как его не слушаться... Сейчас так заорёшь, как никогда в жизни не орала!.. У барона Крогга все кричат, кто-то дольше, кто-то меньше, кто-то громче, кто-то тише... - мужчина, тем временем, подошёл вплотную к Иве и схватил её за предплечье, грубо толкая в сторону всего этого ужаса. Зажмурившись, девушка вскинула вверх вторую, свободную руку. И со всей силы всадила зажатую в ней булавку в грудь барона - как-раз туда, где возбуждённо билось его сердце, разгоняя кровь по телу и накачивая торчащий сучком детородный орган.
  

Slice FFA157D60012CFF8

   Под брюхом корабля быстро проносилось лоскутное одеяло из желтеющих сочной пшеницей полей, чернеющих кляксами тучных стад, пастбищ и настоящих лесных морей, зеленеющих кронами вековых деревьев. На полях то и дело попадались крохотные вкрапления белого и красного - крытые черепицей мазанки небольших деревушек. Где-то далеко, за горизонтом, серел грязными стенами город Хёрдбург.
   "Касатка" без проблем проскользнула сквозь немудрёные системы обнаружения провинциальной планетки и теперь летела низко-низко, включив активную маскировку во всём диапазоне излучений. Крестьяне, трудящиеся на полях, пасущие скотину и занимающиеся прочей своей повседневной работой понятия не имели о том, что над их головами пролетает целый космический корабль. Только значительно отстающая звуковая волна заставляла крохотные фигурки испуганно замирать и поднимать взоры вверх, стараясь разглядеть причину доносящегося с чистого неба необъяснимого грохота. Но там, куда они смотрели, к тому времени уже давно ничего не было.
   Александр отключил автопилот и наслаждался полётом. Ведь в космосе, царстве огромных скоростей, они попросту незаметны. Очень редко получается пролететь мимо какого-нибудь объекта и действительно осознать, что же реально значат все те циферки на пульте управления. Например, когда какой-нибудь астероид, попавшийся на пути движения, мелькнёт в обзорных экранах и за считанные секунды останется далеко позади...
   Сейчас же, несмотря на движение в атмосфере и вытекающую из этого невозможность использования двигателей на полную мощность, близость поверхности планеты позволяла сполна ощутить власть над запредельными скоростями. Огромный металлический болид повиновался малейшей команде, вспарывая толщи воздушных масс острым носом и крыльями атмосферных стабилизаторов. И ценой ошибки была гибель судна и всего экипажа.
   Но, как это ни печально, всё хорошее рано или поздно кончается. С огромным сожалением пилот начал снижать скорость и почти обрушил "Касатку" вниз, прямо посреди леса. Гравитационные компенсаторы и звукоизоляция работали превосходно, никто не ощутил удара и не услышал треска деревьев, рассыпающихся под весом рухнувшего с небес многотонного кулака.
   - Наш лайнер осуществил посадку на третьей планете Гаммы Пса, самоназвание Окрайная. За бортом плюс двадцать восемь, местное время - шесть вечера. Экипаж судна желает вам счастливого пути и благодарит за то, что выбрали нашу компанию... - совершенно серьёзный голос пилота донёсся из динамиков внутри всех отсеков корабля.
   Хосе, единственный, кто был в рубке кроме пилота, не удержался и прыснул.
   - Ну ты даёшь. И ведь не скажешь, что шутишь... - бывший юнга, а теперь уже почти полноправный штураман, всё это время завороженно глядел в обзорные экраны. Сейчас же он встал, на чуть дрожащих от волнения ногах, с полным восторга от пережитого приключения взором.
   - Так а я и не шучу... - всё так же серьёзно ответил Александр, смерив парня таким взглядом, что тот невольно проглотил уже готовую вырваться фразу. Но пилот сразу улыбнулся и подмигнул, давая понять, что не свихнулся и на самом деле просто шутит.
   - Всё таки шутишь... Да, тебе бы выступать где-нибудь...
   С лёгким шипением дверь сзади втянулась в потолок, впуская внутрь резкого темноволосого мужчину со следами долгих возлияний на лице. Того, кого они все знали ранее как Руслана, доброго старика, и которого до сих пор не смогли принять в новом обличии. Оба, и Хосе и Александр, не сговариваясь замолкли, потеряв всякое желание продолжать разговор. Будто туча набежала и скрыла всё своей тенью.
   - Ну что, кто летит? - В голосе жреца звучало безразличие и с трудом скрываемая досада. Он будто смирялся, подчинялся обстоятельствам, но знал - рано или поздно возьмёт своё. Пинками разгонит всех, мешающих предаваться отчаянию, и опять забьётся в свою ни разу не уютную норку.
   Синхронное пожатие плечами.
   - Думаю, мне придётся. Я всё-таки лучше всех управляюсь с "Шершнем". Остальные - по желанию, - после чуть затянувшегося молчания ответил пилот, скользнув по лицу Руслана изучающим взглядом.
   - Принимается. Я, само собой, тоже полечу. Хосе, будешь дежурить на корабле.
   - Вообще-то, я бы тоже слетал...
   - Нужно, чтобы остался хоть кто-то, имеющий доступ к органам управления. Громовержец сюда просто не пролезет.
   - Да... - нехотя скривился парень.
   - Ну что, пошли? Чего тянуть? Координаты есть?
   - Забил уже всё, конечно.
   - Ну так вперёд.
   Двое мужчин быстрым шагом направились в люку в трюм, буквально слетели вниз по лестнице, и, протиснувшись мимо Громовержца, подошли к ожидающему своего часа летающему танку.
   - Удачи. А я тут пока полетаю, поохочусь, - напутствовал забирающихся внутрь машины дракон. И, расправив крылья, вывалился наружу из шлюза, вслед за сверкнувшим быстрой молнией "Шершнем". Несколькими могучими взмахами остановив своё падение, дракон начал набирать высоту. Все, кто видел это, невольно залюбовались мощью и красотой могучего тела. Но, конечно же, до имперского десантного танка ему было далеко, и он отстал почти сразу...
  

Slice FFA157D60012CFFA

   В деревне появились чужаки, явно не местные. Внешний вид, одежда, уверенный вид - всё это позволяло безошибочно определять их инопланетное происхождение. А подобные визиты не могли сулить ничего хорошего жителям Окрайной, и они прекрасно знали это. Весдь если кто и появлялся здесь, то с одной-единственной целью...
   И поэтому деревня вмиг замерла, будто была живым организмом, как делают насекомые или животные, кото рыеприкидываютеся мёртвыми. Селяне вмиг испарились, со всех сторон раздался и тут же замолк поспешный топот и перестук закрываемых ставней и дверей... После чего вдруг внезапно стало очень тихо. Лишь забытая корова осталась потерянно звенеть колокольчиком на шее, поскрипывал флюгер, да безразличные к окружающему тупые курицы всё так же остервенело клевали землю.
   Но внимательные глаза деревенских незаметно провожали незваных гостей, следя за ними сквозь щели и дыры в ставнях, возможно, даже и специально для этого оставленные. Когда эти двое проходили мимо, сзади появлялись почти осязаемые очаги облегчения: мол, не к нам, пронесло! Ни вздоха, ни слова не долетело из-за замерших в пугливом ожидании стен. Всё это ощущалось на каком-то другом уровне, возможно, улавливалась общая атмосфера и какие-то звуки на грани слышимости.
   А чужаки всё продолжали идти... И остановились лишь у одного из домов, словно специально шли именно к нему. Раздался стук в дверь. Тишина. Ещё несколько ударов, на удивление вежливых... А потом тоскливый скрип старых петель, которые никто никогда не смазывал.
   Ожидаемо, незнакомцам не открыли. Внутри просто никого не было. Поэтому, не найдя хозяев, двое вышли наружу и направились дальше, заставив обмереть какую-то очередную семью. Беда, которая уже казалось миновала, вновь направила свои стопы к ним...
   И снова стук в дверь, теперь уже в другую, и снова тишина. Только на этот раз совершенно иная, живая. Молчащая не как мёртвая пустота, в которой ничего нет, а как дрожащий под кустом заяц, который изо всех сил пытается стать незаметным для идущей по следу собаки.
   Последняя надежда, истаивающая с каждым мгновением, надежда на то что пронесёт, что обойдётся, можно будет вернуться к обычной жизни и повседневным заботам, ушла и осыпалась прахом - дверь открылась, по сравнению с предыдущим разом куда более бесшумно. Явно, здесь жил более рачительный хозяин.
   Который, не заставив себя долго ждать, вывалился из полумрака и упал ниц.
   - Не губите!.. Пощадите!.. - внезапно громкие, слезливые вопли нарушили тишину, но резкий окрик тут же заставил крестьянина замолкнуть.
   - Тихо! Молчать! Отвечай, куда делись соседи? Женщина с девочкой?
   - Помилуйте... Так давно их, не двое-то... Только мать и осталась... В город пошла! пощадите, господа милостивые...
   - А девочка? Куда она делась?
   - Так прилетали... Приходили... Княжич со своими! Несколько раз, забирали её. А потом всё, и не появлялась больше.
   - Мать скоро вернётся?
   - Да должна бы уже...
   Не сказав больше ни слова, двое вышли, оставив мелко трясущегося крестьянина вжиматься всем телом в любовно обструганные доски пола. Не веря в своё столь лёгкое избавление, мужичок ещё долго лежал, распластавшись на полу, в страхе поднять глаза и пошевелиться.
  

Slice FFA157D60012CF55

   Созданная за миллионы лет схема проста. Растительная форма жизни вырастает, вобрав в себя питательные вещества из земли и энергию солнца. Тучное, медлеительное травоядное срывает сочные побеги, долго и упорно переваривает их, отсеивает ненужное, и... Его догоняет и съедает хищник. Этому зверю уже не нужна ни энергия солнца, ни настолько развитая пищеварительная система, как у любителя полакомиться травкой или листьями. Хищник снимает самые сливки, ведь переработка белковой пищи куда эффективнее энергетически. Конечно, вся она тратится на охоту, на борьбу с конкурентами, и, конечно, не всякому охотнику везёт. Рано или поздно, придётся уже самому становиться пищей для падальщиков-бактерий, что подготавливают удобрение для всё тех же растительных форм жизни. Круг замкнётся, от судьбы никто не уйдёт. Но хищники всё равно будут жрать травоядных, а не наоборот. А те, кто поумнее - будут разводить их сами, не полагаясь на слепой случай. Скотину будут холить и лелеять, до того самого момента, как придёт пора идти на убой. И возможно ей так даже лучше - спокойная жизнь, стабильность, гарнатированная пища, защита от других хищников... И практически никакой возможности уйти от судьбы, принявшей обличие мясницкого ножа.
   Появление флаеров над деревней заставило селян обмереть. Многие побледнели, женщины побежали прятать детей, мужчины - женщин. Хотя все и понимали, что это никого не спасёт. Если люди князя захотят чего-то, вернее кого-то - они это получат. А то, что захотят, было ясно даже самым неразумным. Для взыманя обычных налогов приходят простые сборщики подати, с телегами и по земле. Ратники книзя лично являются только за совсем другим "товаром", куда более дорогостоящим, чем зерно или мясо.
   - Всем выйти! Все, кто прячестя, будут наказаны! Все, кто прячет, будут наказаны! Скорее, свиньи, выполнять! Стройся в линию! - проносясь на бреющем полёте, проорал вниз один из людей. Алый плащ развивался за его плечами, как крылья хищной птицы, а острый нос флаера взрезал воздух, будто клюв.
   Покорно, сознавая невозможность сопротивляться, селяне выходили и строились. Бледные, испуганные дети, плачущие женщины, бессильно сжимающие кулаки мужчины. Они стояли и ждали, когда с небес на них рухнет рок, выбирая, кому остаться, а кому - отдать долг породившей их природе.
   И те, кто имеет право выбирать и решать и миловать одним словом, ступили на землю. Вперёд шагнул тот, кого боялись больше всего. Тощее бледное лицо, не выражающее никаких эмоций, пугала больше звериного оскала. Княжич Самсон пришёл за новыми игрушками для себя.
   Один из его ратников вновь крикнул:
   - Женщины и девушки! Шаг вперёд! Мужчины и мальчики! Шаг назад!
   Вообще, в построении последних никакой нужды не было. В отличие от многих облечённых и испорченых властью, Самсон любил только женщин. Но он никогда не отказывал себе в удовольствии посмотреть на мучения отцов и мужей, у которых забирают самое дорогое.
   Когда команда была выполнена, княжич медленно пошёл вдоль ряда дрожащих и опустивших глаза селянок, иногда указывая лёгким небрежным жестом на понравившихся. Тех, зачастую падающих в обморок или испуганно вскрикивающих, тут же подхватывали под руки и отводили в сторону. Из деревенских мужчин никто не попытался воспрепятствовать происходящему.
   Но Самсон, шагавший легко и уверенно, вдруг резко остановился возле очередной женщины, впившись в неё изучающим взглядом.
   - Я где-то видел тебя.
   - Не может быть... - женщина, немолодая и измождённая, хоть и носившая на лице следы былой красоты, старалась держаться достойно. Но исходящий от неё страх был заметен невооружённым взглядом.
   - Да, слишком стара для меня. Но всё равно... Ощущение, что с тобой что-то связано. Что-то важное для меня... - княжич сделал резкий шаг вперёд, его пальцы впились в лицо женщины, поднимая его наверх. Громкий крик заставил многих вздрогнуть: - Где я мог тебя видеть?! Где?!
   - Н-не м-м-могу знать...
   - Слушай... А у тебя нет дочери?
   - Н-нет...
   - Она врёт! Есть! - тоненько взвизгнул крестьянин, семья которого стояла следующей в очереди на отбор.
   - За ложь, будешь наказана. За то, что спрятали от меня кого-то, пострадают все, ясно?!!
   - Не губи, господин! Пощади! Её нет в деревне, в город ушла!..
   - В город?
   - Зелень! Зелень на рынок, каждую неделю носит...
   На бесстрастном лице княжича внезапно появилась улыбка, очень кровожадная и пугающая. Её можно было бы назвать хищной - но хищники не улыбаются.
  
  
  

Оценка: 8.25*6  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) А.Дашковская "Пропуск в Эдем. Пробуждение"(Постапокалипсис) В.Старский "Интеллектум"(ЛитРПГ) Ю.Ларосса "Тихий ветер"(Антиутопия) А.Черчень "Счастливый брак по-драконьи. Догнать мечту"(Любовное фэнтези) А.Вильде "Эрион"(Постапокалипсис) О.Гринберга "Отбор без правил"(Любовное фэнтези) А.Минаева "Академия Алой короны-2. Приручение"(Боевое фэнтези) А.Робский "Охотник: Новый мир"(Боевое фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"