Георгиевич Ярослав: другие произведения.

Открытка

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
Оценка: 1.00*2  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Про попаданку. А вообще, просто облачённые в вид художественного произведения кой-какие мысли, которые возникли и вынашивались после прочтения некоторых произведений (среди них, например, "Лёд" Корнева, "Джек из Тени" Желязны, и ещё туева куча книг про этих самых попаданцев и про миры, где встречаются техника и магия). Пока в виде рассказа с непонятной концовкой, ввиду того, что нет мыслей, как всё это интересно заканчивать, или наоборот, не заканчивать. Но судя по тому, что положительные отзывы иногда случаются, видно, развивать эту тему ещё буду)


   Что чувствует человек, засыпавший дома в своей старой, такой привычной, тёплой и уютной кроватке, а очнувшийся, падая откуда-то с высоты, да ещё и на открытом воздухе? Правильно, такой человек испытывает некоторое удивление и растерянность, и обуреваемый этими чувствами, в сердцах восклицает: "боже мой, что же здесь происходит?.."
   После пары мгновений полёта шлёпнувшись на землю и больно прикусив язык, Лена резко села и ошарашено завертела головой. Вокруг - цветущее лето, полянка с высокой сочной травой, окружённая лиственным лесом и редкими ёлками, над всем этим - голубое небо с лениво бегущими куда-то облачками, жаркое полуденное солнце, по ощущениям - июньское. Рядом валяется рваный кусок лёгкого одеяла, того самого, под которым она спала, несколько каких-то криво обрезанных деревяшек, в которых можно узнать обломки кровати, перья и вата раскиданы вокруг, да ещё железная пружина впивается в задницу. Лёгкий ветерок, щебет птичек, шелест листвы. Шмель, перелетающий от цветка к цветку. Слепни, куда же без них. Всё мирно, тихо, красиво. Вот только - откуда и как она здесь оказалась, а одной ночной рубашке, посреди леса?.. Причём, когда она засыпала, ведь был конец ноября, а за окном было пасмурно и дождливо?.. Произведя перечисленные выше действия и подумав озвученные выше мысли, девушка наконец сделала то, о чём забыла сразу - в сердцах заявила окружающему миру, что недовольна происходящим, и желает всем в этом повинным много любви, счастья и ласки. Причём возможно даже по нескольку раз каждому. А отведя душу, она начала лихорадочно размышлять и вспоминать, что же такое могло привести её сюда, и кого вообще можно винить в данной, в высшей степени непонятной, ситуации.
   Наркотики? Да точно не было ничего, даже не пила уже месяц. Засыпала вечером, как обычно, отвернувшись носом к стенке, перед тем как закрыть глаза - изучала узор ковра, и так давно знакомый до каждого завиточка. Сегодня (сегодня ли?) пятница, последний рабочий день, вставать должна была в 6. Сейчас явно позже шести. И в конце концов, какая разница сколько времени, если ты находишься не пойми где и не пойми когда? За-ши-бись. Ущипнула себя несколько раз, хотя никогда в такие вещи не верила - если спишь, то чувствуешь, что спишь, а если нет - то нет, по крайней мере, ни разу за свою жизнь не путалась. Естественно, не помогло. В голову начали лезть всякие дурацкие ассоциации, например, с фильмом "Хищники". Зябко передёрнула плечами.
   Встала, ещё раз огляделась, и пошла в сторону просвета в лесу, стараясь ступать осторожно, чтобы не напороться не привыкшими к отсутствию обуви босыми ногами на какой-нибудь твёрдый стебель, палку или стекло. Дойдя до просвета, поняла, что это небольшой ручеёк. Кстати, сильно хотелось пить, но не из ручья же! Подошла, присела, умылась, прополоскала рот. По воде бегали водомерки, среди водорослей метнулась рыбёшка. Идиллия. Ещё раз огляделась, и, немного подумав, решила идти по дну ручья, вниз по течению. Вокруг лес с густым подлеском, сбиться с пути и заблудиться элементарно, да и по дну идти куда проще. К тому же, ручей должен по идее куда-то вывести, к реке или озеру, где может быть деревня, или попадётся какой-нибудь мост через него, а где мост - там и дорога, которая, по логике, рано или поздно, приведёт куда-нибудь к людям.
   Но всё это было просто подумать, да не так легко сделать. После нескольких часов ходьбы Леной начало овладевать отчаяние. Лес всё не кончался, ноги замёрзли, хотелось есть и пить. Кричать она почему-то боялась, какой-то липкий страх преследовал её, иногда казалось, что кто-то смотрит в спину. Время от времени девушка резко оборачивалась, но вокруг - никого, только деревья вокруг и тихо журчащий ручеёк. Пару раз она шугалась взлетающих птиц, один раз в густых кустах что-то убежало, ломая ветки. И когда отчаяние достигло такой силы, что захотелось просто обессиленно сесть и заплакать, она увидела далеко впереди, в просвете между деревьев, линию ЛЭП. Сердце радостно забилось, и девушка резко ускорила шаг. Когда ручеёк резко повернул в сторону, она наконец вышла из него и пошла напрямик. И вот, наконец, впереди деревья закончились, явно просека, порядком заросшая, но всё же заметная; между стволов стали видны высокие могучие опоры, и множество проводов, поддерживаемых ими. Единственное - ей казалось, что на таком расстоянии и в такой тишине она должна была бы уже слышать гудение, а его не было. Опять в голову начали лезть параноидальные мысли, но девушка отогнала их и пошла дальше к просеке, а дойдя до неё - свернула в ту же сторону, куда повернул ручеёк, налево. Идти там было вполне возможно, хоть и получалось медленно. Ступни были уже исцарапаны, кроме того, Лена ударилась большим пальцем на правой ноге, но надежда выбраться поскорей в цивилизацию влекла её вперёд, и она мало внимания обращала на боль.
   Через какое-то время просеку пересёк ручеёк, скорее всего тот же самый, по которому она раньше шла. Девушка улыбнулась ему, как старому знакомому, встала в приятную холодную воду, и, не сдержавшись, зачерпнула воды и сделала несколько глотков, а потом ещё и ещё, забыв про одолевавшие сначала страхи. Живот голодно заурчал, но еды пока никакой не предвиделось. Ещё раз умывшись, Лена пошла дальше.
   Спустя ещё несколько часов, девушка увидела упавшую опору. Подойдя ближе, поняла, что лежит она так уже давно - сломанные опорой деревца уже давно сгнили. Отчаяние снова начало одолевать девушку, но она взяла себя в руки и пошла дальше, переступая через лежащие тут и там ржавые провода. Всё же пусть ЛЭП и заброшенная и не работающая, но раньше же она вела куда-то?..
   Между тем, дело явно шло к вечеру, солнце опускалось всё ниже и грело всё слабее, а слепни давно сменились комарами. В голове крутились две навязчивые мысли, что не придётся ли спать посреди леса, да ещё и в одной ночной рубашке, и что вот допустим выйдет она такая куда-нибудь в люди, без нормальной одежды и документов, и что?.. Так, погружённая в себя и старательно пытаясь не думать о плохом, она случайно заметила на мху у себя под ногами следы. Не будучи ни разу следопытом, она тем не менее была уверена, что это следы, оставленные человеческими ногами, и довольно недавно. Обрадовавшись, девушка пошла в сторону, куда шёл неизвестный, внимательно всматриваясь в землю, и вскоре, когда началась трава, разглядела в ней протоптанную тропинку.
   Идя по следу, время от времени теряя его и вновь находя, она шла, пока не сгустились сумерки. Идти дальше было страшно, потому что в неверном сумеречном свете потерять след проще простого, но она всё равно шла, уже совсем медленно. Ноги гудели от усталости, есть хотелось ужасно, чесались многочисленные укусы, болели исцарапанные и побитые ступни, но девушка упорно двигалась вперёд, до тех пор, пока не стало совсем темно.
   По щекам потекли слёзы. Как, почему, за что? Ещё хорошо, что зверь никакой по дороге дикий не попался, и ноги пусть исцарапаны и побиты, но хоть нигде не наступила ни на что действительно серьёзное и острое, оказаться в такой глуши с раненой ногой было бы катастрофой. Лена села, прислонившись к дереву, и дала волю слезам. Проплакавшись, встала, вытирая мокрые скользкие щёки кулаками и отчаянно шмыгая носом - решила соорудить ложе хотя бы из веток, чтобы не спать на голой земле. Идти дальше было нельзя, и хоть ночевать в лесу девушка очень сильно боялась, но другого выхода не было.
   Наломав еловых лап, сложила их в кучку, на которую можно было поместиться целиком, если не вытягиваться. Становилось прохладно, и она дрожа легла на самодельную кровать, крепко прижав ноги к телу и обхватившись руками, свернувшись в клубочек, с сожалением вспоминая про оставленный на поляне кусок одеяла. Сначала думала, что заснуть не получится, к тому же каждый подозрительный хруст вызывал тревогу, но усталость взяла своё, и спустя какое-то время размеренно засопела, уже не услышав вдалеке звериный вой, очень похожий на волчий.
  
   Лена проснулась утром от сырости и холода. Уже было чуть-чуть светло, она быстро встала, дрожа, и чтобы хоть как-то согреться, немного поприседала. Нос был заложен, есть хотелось всё так же, тело ныло, да ещё и чесалось в местах укусов. Кое-как просморкавшись при помощи листьев, девушка пошла дальше по тропинке, быстро, стараясь одновременно согреться и выйти поскорей из надоевшего леса. Опять начали тянуться долгие однообразные часы. Солнце поднималось всё выше над лесом, но между деревьями было сыро и прохладно. Тропинка иногда пропадала, один раз девушка чуть не вступила в кучу кала, явно человеческого, вокруг валялось несколько лопушков. Сморщив носик, она пошла дальше, отметив про себя непредусмотрительность неизвестного грибника, охотника или кто это был, кто не взял с собой туалетную бумагу.
   И вот, в какой-то очередной раз подняв глаза от земли, где внимательно высматривала часто исчезающую незаметную тропинку, она вдруг увидела тех, за кем шла. Несколько человек, невысоких, все ей по плечо, темнокожих, с низкими лбами, маленькими тёмными глазками, чёрными прямыми волосами, собранными в хвосты, в какой-то непонятной, по всей видимости кожаной, одежде. Они спокойно стояли и смотрели на неё, с луками и копьями в руках, и создавалось впечатление, будто эти персонажи сошли с иллюстраций книг Фенимора Купера, настолько напоминали они каких-нибудь диких североамериканских индейцев. Кроме того, лица всех были обезображены татуировкой, причём именно обезображены: ломаные и кривые линии придавали им совершенно жуткие звериные или демонические черты, опять же усиливая сходство с индейцами и их боевой раскраской.
   Девушка от неожиданности оторопела, но, придя в себя от первого изумления, попыталась заговорить. Голос подвёл её, лишь со второго раза она смогла тихонько выговорить:
   - Здравствуйте. Не подскажете, где ближайшая деревня?
   "Дикари" не шелохнулись, продолжая безмолвно смотреть на неё.
   - Простите, не подскажете, где мы находимся? Вы говорите по-русски? - повторила девушка ещё громче.
   Ноль реакции, лишь холодные взгляды продолжают смотреть без всякого выражения. Лена хотела повторить ещё, несмотря на поднимающуюся внутри панику и желание убежать от странных людей подальше, когда какой-то звук сзади привлёк внимание. Она уже было начала поворачиваться, когда сильные руки, появившиеся сзади, схватили её, и дальше всё произошло очень быстро. Лену повалили на землю, запястья ошалевшей и не понимающей что происходит девушки завели назад и связали, голову резким движением подняли за волосы, накинули на шею верёвку, а затем, грубо дёрнув за конец этой верёвки, поставили на ноги, как ей показалось, чуть не задушив. Кто всё это делал, Лена не видела, только те самые мускулистые руки, один раз промелькнувшие пред лицом; повернуть же голову она не могла. Тем временем, "дикари" подошли ближе и встали напротив, начав переговариваться громкими гортанными голосами, как в кино про самураев, и иногда жестикулируя и показывая в её сторону; при этом, их лица по прежнему практически не выражали никаких эмоций. В какой-то момент они все начали издавать странные каркающе-лающие звуки; по всей видимости, это был смех. Коварный пленитель, который до сих пор стоял сзади, засмеялся тоже. Стоял он совсем близко к девушке, так что она ощущала его грубую одежду обнажённой кожей связанных сзади рук, а также чувствовала его дыхание на своей шее; судя по этому дыханию, складывалось ощущение, что ростом неизвестный куда выше остальных. В какой-то момент он сам начал говорить и обошёл её сбоку, одновременно взяв за подбородок и повернув лицом к себе. И, рассмотрев его лицо, Лена не смогла сдержать крик, настолько оно оказалось омерзительным.
   Незнакомец был гораздо больше похож на европейца - белая кожа, светлые вьющиеся волосы, высокий лоб, единственный глаз - голубой и ясный, как у ребёнка, только невыразимо злобный. На месте второго глаза - жутковатая дыра и безобразный шрам через всё лицо до подбородка, внизу кончающийся отвисшим куском нижней губы. Но страшнее всего - щёки, все заросшие диким мясом, и смотрящиеся настолько отвратительно, что даже татуировка не способна была сделать это лицо ещё более мерзким и злобным
   И впервые за всё время Лена увидела какое-то внешнее проявление эмоций среди своих пленителей - красавчик-блондин ухмыльнулся, при этом лицо его премерзко исказилось. И он сказал на русском, хоть и с акцентом, не переставая ухмыляться:
   - Ты не представляешь, как попала, киска.
   Продолжая ухмыляться, блондин облизнул губы, при этом стало видно, что язык у него раздвоенный, как у змеи. Рука, державшая Ленин подбородок, медленно отпустила его и начала сползать вниз по её шее, и ещё ниже по телу, повторяя все его изгибы и неровности. Девушка дёрнулась, отстраняясь, но блондин ловко дёрнул за верёвку, и, вытянув руку с нею вверх, вынудил девушку оказаться совсем рядом с собой, без возможности дышать и опустить голову; её лицо оказалось совсем рядом от его ухмыляющейся и скалящейся морды, так что она чувствовала зловонное дыхание из его рта и слышала его возбуждённое дыхание.
   Блондин поднял вторую руку, в которой оказался зажат огромный устрашающего вида нож, поднёс его к Лениному лицу, покрутил лезвием и начал медленно опускать вниз и вперёд, по направлению к телу свой пленницы. Задыхающаяся девушка скосила сколько могла глаза на медленно исчезающую из поля зрения руку с ножом, дрожа всем телам и хрипя. Но блондин вдруг отвлёкся, повернув голову в сторону говоривших что-то остальных "дикарей". Сказав им что-то в ответ, он опустил руку с верёвкой, так что жадно начавшая ловить ртом воздух девушка чуть не упала. Ещё один рывок верёвки заставил её сохранить равновесие, правда ценой боли в сдавленном горле. Нож блондином уже был куда-то спрятан, он быстро повернулся и пошёл по направлению к остальным, таща девушку за собой. Кто-то протянул ему оружие, он взял его, и вся компания очень быстрым шагом пошла по тропинке гуськом, причём один дикарь побежал вперёд, а другой, насколько Лена смогла заметить, остался сзади.
   К вечеру девушка уже еле переставляла ноги, теперь уже сильно израненные и кровоточащие, и когда она поняла, что все остановились на какой-то поляне и начали деловито расходиться в стороны, явно выполняя некие обыденные и отработанные до мелочей действия, не устояла и упала прямо на землю. Блондин мельком сверкнул в её сторону глазом, бросил верёвку на землю и куда-то ушёл; повернув голову, Лена увидела сидящего лицом к ней дикаря, который разводил костёр, и поняла, что убежать никуда не сможет. Её охватила апатия, она просто осталась лежать на сырой холодной земле, прямо так, как упала, безучастно смотря на разгорающийся маленький костерок. Какое-то время спустя к костру пришли ещё дикари, и, не обращая на девушку внимания, расселись в сторонке, разговаривая на своём непонятном грубом языке. Над костром что-то варилось, пахнущее премерзко, но двое суток не видевший еды желудок жалобно заурчал. Лена наконец пошевелилась, стараясь лечь поудобнее, и в один момент, случайно кинув взгляд в противоположную от костра сторону, увидела в неясном сумеречном свете два блестящих огонька, очень похожих на глаза. Девушка замерла, боясь пошевелиться и отвести взгляд. Спустя мгновение, глаза, если это были они, исчезли. Но Лена продолжала всматриваться в лес, и, ещё чуть погодя, ей показалось, будто что-то большое и крылатое метнулось между деревьев. И она так и осталась лежать, застыв, не понимая, что же из всего этого ей привиделось, а что нет.
   Голос блондина, злобно и быстро что-то говорящий, вывел её из задумчивости. Повернув голову к костру, она увидела, что он смотрит в её сторону. Девушку передёрнуло. Тем временем блондин подошёл к ней и кинул что-то рядом на землю, после чего вернулся обратно. Это что-то, что бы оно ни было, пахло едой, и девушка, как могла, подползла к нему, и взяла непонятный кусок с земли прямо ртом. Пища оказалась совсем незнакомая по вкусу, очень жёсткая и вязкая, к тому же невыносимо горячая, и определить её происхождение было очень сложно; по всей видимости, это было не мясо. Голод утолить полностью не удалось, но тем не менее, съеденное чуть-чуть прибавило сил, а тяжесть в животе была неописуемо приятна.
   Может, пища добавила ей уверенности, а может, отчаяние, но когда блондин подошёл к ней опять, она заговорила с ним:
   - Кто вы такие? Зачем схватили меня? Что происходит?
   Блондин ничего не ответил, лишь сел рядом, оперевшись одной рукой на землю и вытянув ноги, достал нож и начал им играться. В какой-то момент Лена внезапно поняла, что нож летит почти прямо ей в лицо; он воткнулся в землю рядом с её щекой, так, что она кожей почувствовала холод стали. Блондин протянул руку, вытащил нож, и вдруг заговорил:
   - Ты надеешься, что всё это кончится, что тебя найдут, спасут, так?
   Лена ничего не ответила.
   Блондин наклонился к ней, его мерзкое лицо опять оказалось совсем близко, и продолжил:
   - Никто тебя не спасёт. Как и многих до тебя. Ты теперь моя добыча, я тебя заметил и выследил, с карликами не буду делиться. Если только для потехи. Я тебя взял. И я могу делать с тобой всё, что захочу. А потом мы съедим тебя, потому что ни на что больше ты уже будешь не годна. Ты уже очень скоро пожалеешь, что родилась на свет! - захохотав, блондин перекатил девушку на спину, взгромоздился на неё, навалившись всем весом, так что она вскрикнула от боли в придавленных руках, что всё ещё были связанны за спиной, разорвал ночнушку, бывшую её единственной одеждой, и начал раздвигать своим коленом судорожно сведённые из последних сил ноги несчастной жертвы.
   Увлечённая неравной борьбой девушка не видела, что все дикари, кроме троих дозорных, спрятавшихся где-то в лесу, сидели у костра кружком, и, посматривая на происходящее, тихонько переговариваясь и иногда смеялись своим странным неприятным смехом. И не увидела она также, как вдруг сразу несколько из них начали падать, пронзённые стрелами, а остальные схватились за оружие, вскакивая или наоборот падая, но стрелы находили и косили всех, одного за другим.
   Блондин, тем временем уже давно раздвинувший ноги своей жертве, победивший какие-то завязки на своей одежде, спустивший штаны и вот-вот собиравшийся приступить к делу, услышал странный шум со стороны костра, и, кинув туда быстрый взгляд, мгновенно перекатился в сторону леса и быстро пополз, а затем вскочил и побежал. Ему в спину прилетела стрела, но он продолжил бежать, скоро скрывшись за деревьями.
   И только тогда Лена поняла, что происходит что-то странное. У костра лежали истыканные стрелами тела. Никаких звуков: ни стонов, ни криков, ни переговоров, все, кого она видела, были явно мертвы. И непонятно, кто всё это устроил. Так она и лежала в неведении минут десять, боясь пошевелиться, не обращая внимания на свою наготу, на холодную сырую землю и на затёкшие члены, когда неведомые спасители - как она отчаянно надеялась, именно спасители - наконец появились на поляне.
   И, когда она их разглядела, у неё внутри всё упало, а мозг отчаянно отказался верить в реальность происходящего. Если пленившие её дикари были хоть и странными, но вполне, хоть и с натяжкой, подпадавшими под картину известного ей мира, то освещённые светом потухающего костра три фигуры просто рвали все возможные шаблоны. Это были явно гуманоиды, ростом где-то с десятилетнего ребёнка, с ног до головы покрытые перьями. Они весьма сноровисто переваливались на коротеньких, как у обезьян, ножках, с прижатыми к телу не то руками, не то крыльями, и со смешными головами на длинных шеях. В руках у всех были луки, а сбоку болтались колчаны. Подковыляв к месту бойни, они стали вытаскивать из тел стрелы, деловито вытряхивать сумки, стаскивать оставшееся от убитых оружие и вещи в кучу. Лена вся вжалась в землю, надеясь что никто её не заметит, и жуткие ночные убийцы уйдут, а она сможет освободиться и убежать подальше от всего этого кошмара в лес. Но, словно прочитав её мысли, один из пернатых повернулся в её сторону и заковылял к ней. Лицо его, кстати, не вызывало отвращения, хотя и видно было, что оно не совсем человеческое - немного другие пропорции, из которых в первую очередь заметны были невероятно большие и широко расположенные глаза. Подойдя к связанной девушке, существо внезапно заговорило:
   - Я вижу что ты боишься, не надо. У нас тебе будет лучше чем у других. Если не будешь дёргаться, я тебя развяжу. Хорошо?
   Лена кивнула. Существо наклонилось, сняло верёвку у неё с шеи, попросило лечь на бок, и когда она это сделала, развязало руки. Девушка села, запахнувшись в разорванную ночную рубашку, потирая запястья и наслаждаясь возможностью контролировать свои движения.
   - Скоро сюда подойдёт основной отряд, тебя заберут в замок. Сиди и никуда не убегай, рядом волки. Разведи костёр и жди. Мы уходим.
   - А они не вернутся? Кто вы?
   - Они не вернутся, за ними гонятся. Мы летим дальше. На все твои вопросы ответят.
   Не говоря больше ничего, странное существо поправило своими руками-крыльями колчан, стянув его вниз и прикрепив крючками к ремешкам на ноге, задрало свою голову вверх под углом, немыслим для обычного человека, расправило руки-крылья и взлетело, а следом за ним то же самое сделали и двое других.
   А Лена осталась одна стоять на земле, с открытым ртом. Хоть она и видела, что гуманоиды похожи на птиц, имеют перья и крылья, но представить себе, что они вот так вот просто смогут взять и полететь...
   Проводив взглядом быстро исчезнувшие в темноте ночного неба крылатые силуэты, девушка развила бурную хозяйственную деятельность. Отыскав среди сваленной кучи добра флягу, жадно напилась, а также доела всё, что оставалось в котелке. Раздевать мертвецов и брать их одежду не стала, при помощи ножа сделала из одного из сваленных в кучу кожаных мешков себе что-то типа мини-юбки, подпоясав той самой верёвкой, что когда-то была на её шее, а остатки ночной рубашки повязала вокруг груди. Было прохладно, но сидеть у костра среди мертвых тел ей совсем не улыбалось, и она сгребла угли в опустевший котелок и перенесла далеко в сторону, причём в противоположную той, где её пытались изнасиловать. Спустя какое-то время ей удалось оживить костёр. К месту новой стоянки она перетащила всё, сваленное в кучу крылатыми людьми, в первую очередь оружие, и заготовленную дикарями кучу хвороста. И всё это время она не выпускала из рук нож, а рядом старалась держать копьё.
   Сев у костра на подстеленный мешок и твёрдо решив не спать, пока не появятся неведомые спасители, минут через пятнадцать дико уставшая за последние двое суток девушка задремала, разморенная исходящим от костра теплом и убаюканная треском веток.
  
   Проснулась она внезапно, когда кто-то тяжело навалился сверху и впечатал её лицом в землю. Несмотря на ограниченную подвижность и неожиданность происходящего, Лена всё-таки смогла наугад ткнуть куда-то назад ножом, который так и не отпускала, а потом ещё раз, и ещё. На спину начала струиться чья-то кровь, хватка ослабла, и она быстро вынырнула из под придавившего её тела. Отскочив на безопасное расстояние, дрожащая девушка поняла, что перед ней лежит тот самый красавец-блондин, судорожно вздрагивая, пуская изо рта кровавые пузыри и с удивлением глядя на неё своим единственным глазом. Ещё мгновение - взгляд блондина стекленеет, а тело замирает. А девушку скрючивает в порыве сильнейшей рвоты.
   Больше заснуть она уже не смогла, и рассвет встретила, сидя прислонившись спиной к дереву в сторонке, дрожа от холода, но боясь развести костёр, и не выпуская из рук копья. Несмотря на страх и напряжение, было очень красиво смотреть, как встающее где-то далеко над лесом солнце красит яркими красками сначала самые макушки деревьев, а потом постепенно эти освещённые куски становятся всё больше и больше, меняя цвет. Всё было тихо и спокойно, лишь в густых кронах радостно пели птички, да один раз через поляну пробежал чёрный заяц. Портило картину лишь одно - напоминавшее о ночных ужасах настойчивое жужжание мух, пировавших на трупах.
   Когда уже совсем рассвело, Лена услышала стук копыт. Она вскочила на ноги, взволнованно сжимая в руках копьё, и через какое-то время увидела, что на поляну въезжает отряд из человек десяти всадников. Девушка уже почти не удивлялась, поняв, что верховые животные, на которых въезжают всадники - нечто среднее между динозавром и ламой, волосатые копытные с большой широкой головой на короткой шее, спереди оканчивающейся рогом, и с костяным наростом, расходящимся от головы наверх и в стороны, по всей видимости, защищающим шею животного, а заодно и сидящего на нём. Но рассмотрев наездников, девушка в который уже раз поняла, что не понимает ничего из происходящего вокруг вообще. Ещё только-только услышав стук копыт, она подумала, что после всего пережитого готова к любой неожиданности, и ничуть не удивится, увидев въезжающих на поляну демонов с рогами и свиными пятаками вместо лиц, всадников апокалипсиса, или трясущих томагавками индейцев. Да, она и правда уже поверила, что попала в какую-то фантастическую передрягу, из тех, про которые раньше только читала, не представляя себе подобного в реальности, и тем более, с собой в качестве непосредственного участника. Так вот, она ждала чего угодно, но только не обычных людей, опять же с европейским типом внешности, одетых в камуфляж, настороженно поглядывающих по сторонам, и держащих оружие наготове - причём по виду вполне современное, огнестрельное, не луки и не копья.
   Вновь прибывшие, не останавливаясь, направились прямо к грозной амазонке, что являла собой весьма живописное зрелище с копьём наперевес и в своей самодельной одежде, забрызганной кровью.
   - Ты чья, что тут делаешь? Ещё кто-то есть? - спросил один из всадников, видимо старший, мужчина лет сорока-пятидесяти с холодными внимательными глазами, которые цепко смотрели из-под приподнятого прозрачного щитка странного и непривычного шлема, отдалённо похожего на омоновский. Глядя на него, девушка почему-то сильно оробела, и постаралась отвечать максимально подробно, ясно и понятно.
   - Здравствуйте. Не знаю как сюда попала, засыпала дома, проснулась в лесу. На поляне попросили остаться какие-то крылатые существа, которые убили всех, кто лежит у кострища, и освободили меня из плена. Крылатые сказали что двое убежали. Один из убежавших вернулся, он лежит там, - она показала в сторону, где лежал мёртвый блондин, - второй не знаю где. Ещё крылатые сказали, что сюда подъедут основные силы и отвезут меня в город. Это же вы, да? - Лена вдруг спохватилась, подумав, что если вновь прибывшие не тот самый основной отряд, а кто-то другой, то она могла сболтнуть лишнего.
   Главный усмехнулся, заметив волнение девушки, и ответил:
   - Не бойся, мы и есть они, тут других нету. Тебе повезло оказаться на нашей территории. А теперь ещё раз, подробно, как ты тут очутилась?
   И девушка начала рассказывать, как можно подробней, начиная с момента, как проснулась утром, падая с высоты, также отвечая время от времени на уточняющие вопросы, а заодно рассказав вкратце свою биографию до того, как очнулась в лесу. Она с беспокойством отметила, что её рассказ про то, что она заснула дома, а проснулась здесь, не вызвал абсолютно никакого удивления у слушателей. Далее, по задаваемым вопросам она догадалась, что её легенду проверяют на правдивость, и что если бы то, что она рассказывала, было выдумкой, и если бы она была недостаточно внимательной, то вполне имела бы шанс попасться на несоответствиях. Поняв это, она постаралась говорить как можно более честно, чтобы не было ни малейшего шанса придраться.
   Наконец, допрашивающий сказал:
   - Довольно. Марк, Дрон, Сова, отвезёте её в Замок вместе с трофеями. Марк главный. - после этого он развернул своего мохнатого скакуна, и поскакал в сторону тропы, откуда пришли дикари, а за ним и остальные, кроме троих, которые, очевидно, и были теми самыми Марком, Дроном и Совой.
   Оставшиеся подъехали к Лене поближе, с любопытством изучая её. Она вдруг поняла, что всё это время была объектом самого что ни на есть пристального внимания всей компании, и хотя все постоянно мониторили окрестности, по всей видимости, на предмет возможной опасности, но и на девушку частенько бросали заинтересованные взгляды. Один из подъехавших, тёмный крупный мужчина, недвусмысленно протянул девушке руку, предлагая залезть на свою лошадку. Лена замялась, потому что не знала куда деть копьё.
   - Кинь к трофеям. Если хочешь, как доедем, заберёшь его себе, а пока оно тебе не нужно. - он обернулся через плечо. - Сова, забери у девушки оружие, и вообще сгреби всё что там в куче валяется.
   Тот, которого назвали Совой, подъехал поближе, и после короткого колебания девушка отдала ему своё копьё. Однако нож, спасший ей жизнь, так и остался болтаться на боку, в ножнах, прицепленных к верёвке. Тёмный мужчина, который судя по всему и был тем самым Марком, оставленным за старшего, опять протянул руку, и она залезла в седло спереди него. Щёки девушки зарделись, когда она поняла, что её весьма откровенный самодельный наряд плохо подходит для преодоления высоких препятствий и езды в седле вообще, но деваться было уже некуда. Она устроилась как могла удобно, несмотря на жёсткое седло и всякие штуки, неудобно выпиравшие из разгрузки сидевшего сзади мужчины. Сова тем временем как раз закончил собирать трофеи, тоже залез в седло, и всадники лёгкой рысью поехали прочь со злополучной поляны.
  
  
   До места они доехали без приключений. Разговорить Марка не удалось, на все вопросы он отвечал нехотя, односложно и размыто, а по своей воле если и открывал рот, то только для того, чтобы отдать какую-нибудь команду, да и то редко. Сова с Дроном тоже молчали, тем более что первый ехал спереди, а второй замыкал процессию.
   Один раз путники выехали на настоящую асфальтовую дорогу, правда, весьма попорченную временем, и довольно долго двигались по ней; потом опять завернули в густой лес на какаю-то одним им видимую неприметную тропу. Перед тем, как они съехали с дороги, девушка увидела среди деревьев какой-то дорожный знак, полностью выцветший.
   Вскоре стало заметно, что места всё более и более обжитые. Тропа превратилась в разбитую просёлочную дорогу, с глубокими колеями, всю в следах копыт. Среди леса начали попадаться большие вырубки и засаженные поля. В стороне показался хутор, с уютно идущим из трубы дымом. Единственное, что не вписывалось в идиллическую картину - забор, окружающий стоящие на холме уютные домики, был двухметровый, бетонный, и с колючей проволокой поверху.
   Ещё немного, лес вообще закончился, и началось обширное открытое пространство. Вокруг - сплошь поля с какими-то злаками, картошкой, и вообще незнакомыми растениями, перемежающиеся невысокими посадками; вдали - с трудом можно разглядеть стадо каких-то животных, наверное, коров. Спереди же виднелись какие-то высокие строения, судя по всему, небольшой городок, обнесённый высоким уже даже не забором, а скорее стеной, тоже с колючей проволокой, с вышками по периметру, и прожекторами. За стеной можно было разглядеть дома, причём и бетонные, и деревянные. В дальнем конце городка виднелось вытянутое вверх здание, сильно возвышавшееся над остальными, с остроконечной крышей. С другого конца - торчали две высоченные трубы, явно какая-то местная котельная, а рядом - водонапорная башня.
   Дорога вела к воротам, зажатым с двух сторон глухими зданиями метров десяти в высоту, напоминавшими башни старинных крепостей. Ворота при подъезде всадников открыли, и заехав внутрь, они направились дальше по городской улице, по направлению к тому самому заметному высокому зданию, которое очевидно и являлось "замком". Городок был небольшой, некоторые дома выглядели заброшенными, и народу на улицах почти не попадалось: только какой-то мужик деревенского вида, толкавший груженную непонятным мусором телегу, дородная тётка, развешивавшая бельё на верёвке, да несколько ребятишек, игравших на детской площадке. Все они проводили проезжавших мимо любопытными взглядами.
   "Замок" оказался и в самом деле замком - большое кирпичное прямоугольное здание в пять этажей, с высокой башней на одном из своих концов, стеной вокруг двора, небольшими башенками на углах, видимо, декоративными, и большими воротами с настоящим подъёмным мостом, ведущим через ров. Большое, красивое и величественное строение выглядело одновременно строго и изящно. И, с одной стороны, оно явно предназначалось для выполнения исторически возлагаемой на подобные сооружения задачи - защиты седалища его хозяина (на это указывали, например, маленькие бойницы вместо окон с наружной стороны), а с другой стороны - было довольно богато украшено: в нишах стояли блестящие на солнце металлические статуи воинов в средневековых доспехах и обнажённых девушек; на крыше - величественные фигуры каких-то жутких крылатых тварей, также сделанные из металла; над воротами - живописные барельефы.
   У ворот никого не было, но, когда путники въехали внутрь, из двери в стене показался седой дядька в камуфляже. Марк, помогая Лене слезть на землю, сказал ему:
   - Здорово, Дед! Зови тёть Раю, это ей!
   Дед оценивающе оглядел девушку, хмыкнул и сказал:
   - Щас позову. Где такое сокровище откопали-то?
   - Да не мы это, авиация положила дикарей банду. А те её с собой тащили, только-только поймали. Провалилась она.
   - Ну хоть в кои-то веки чего нормальное на голову свалилось, не негры тупые и не китайцы, а то достали уже, окаянные. Господин доволен будет. Откуда она, по русски-то понимает?..
   - Понимаю, - сама ответила девушка. - может объясните, куда я попала и что тут за балаган происходит? И кто такой господин ваш, чему он доволен должен быть?..
   - Ух ты, бойкая, молодчина. Повезло тебе, красавица, что у дикарей недолго была. А куда ты попала - если тебе не говорил ещё никто, сейчас 2039й год, и находимся мы по старой географии где-то на юге Ленинградской области. И не делай круглые глаза такие, с Господином пообщаешься он тебе сам всё объяснит, любит это дело. Ща, тёть Раю позову, - он скрылся за дверью и спустя пару минут появился опять, вместе с сильно накрашенной тёткой лет пятидесяти, стервозного вида, в строгом костюме а-ля бизнес-вумэн. Тётка, выглянув из двери, приглашающе махнула рукой девушке, и, дождавшись, когда та подошла, повела её внутрь. Спустившись по лестнице и пройдя по длинному коридору без окон, причём освещение везде было электрическим, они оказались у массивной деревянной двери. Открыв её, тётя Рая пропустила Лену внутрь и зашла сама. За дверью была небольшая уютная комната без окон, с мягкими коврами на стенах и на полу, с единственными предметами мебели в виде здоровенной добротной кровати и небольшого, но массивного столика, и с круглыми плоскими лампами, встроенными в потолок. В дальней стене - ещё одна дверь.
   - Располагайся, там ванная и туалет, рекомендую помыться. Поесть сейчас принесут, - холодный голос тёти Раи не располагал к расспросам, и Лена просто молча прошла внутрь и встала перед кроватью. Когда дверь сзади закрылась, она обессиленно села на пол и уставилась пустым взглядом в угол комнаты. В таком положении её и обнаружила молодая миловидная женщина в костюме горничной, которая чуть спустя постучалась в дверь и зашла с подносом аппетитно пахнущей еды.
   Поставив поднос на столик, она сочувствующе посмотрела на сидящую на полу девушку и сказала:
   - Покушайте. Вас помыть?
   Лена отрицательно помотала головой.
   - Тогда когда помоетесь, позвоните, - она кивнула на стоящий на подносе колокольчик, - Господин сегодня свободен и хотел бы с вами пообщаться, как только вы будете готовы. - женщина улыбнулась и пошла к выходу.
   - Стойте. Как вас зовут? - спросила Лена.
   - Варя.
   - Варвара, вы в каком году родились?
   - В 2008м, - удивлённо ответила женщина.
   - Да... А кто такой "Господин"? Почему вы его так зовёте?
   Ответом был непонимающий взгляд и лицо, полное растерянности.
   - Как его зовут, "Господина" вашего?
   - Господин и зовут, он один такой! - опять недоуменный взгляд служанки.
   Лена махнула рукой:
   - Ладно, идите.
  
   Полтора часа спустя сытая и чистая девушка, вдоволь наплескавшись в королевских размеров ванне, завернувшись в полотенце, вышла в спальню. И с негодованием обнаружила, что оттуда исчез не только поднос с посудой, но и её одежда, которую она бросила прямо в комнате, и нож. Подойдя к двери, она попробовала открыть её, но дверь оказалась заперта. Она вернулась к столику и позвонила в любезно оставленный ей колокольчик. Спустя пару минут дверь открылась, и внутрь вошла Варя с ещё одной девушкой, очень красивой, и выглядевшей гораздо моложе.
   - В чём дело? Я что, под арестом? Где мои вещи и нож? - Лена гневно накинулась на Варю.
   - Простите, - виновато ответила та, - вас не хотели обидеть. Просто пока Господин не поговорит с вами и не решит вашу дальнейшую судьбу, вас никто не отпустит. Старая одежда грязная, мы её выкинули, а с ножом к Господину нельзя. Давайте сделаем вам массаж, обработаем ранки на ногах и поможем одеться. Господин ждёт вас.
   Лена посмотрела на потупившую взгляд с виноватым видом женщину, и поняла, что не может на неё злиться. Уже спокойно сказала:
   - Хорошо. Только ответьте на один вопрос - что значит "решит мою судьбу"? Что меня ждёт?
   - Не беспокойтесь, всё будет хорошо. Вы красивая, и Господин наверняка оставит вас в замке.
   - А если не оставит? Что тогда?
   - Ну отдаст кому-нибудь. Пошлёт в поля работать, или на фабрику. Но я вам точно говорю, он вас оставит, вы в его вкусе.
   Пол ушёл у Лены из-под ног: её положение в местной иерархии становилось понятным. Если до этого она, хоть и подозревая нехорошее, всё же надеялась на человечное и цивилизованное отношение к своей персоне, то теперь никакого недопонимания быть не могло: получалось, что она просто сменила хозяина. И пусть даже местный "Господин" наверное и наверняка лучше блондина и банды дикарей, но сути это не меняет - о личной свободе при любом раскладе можно даже не вспоминать. Осмыслив это, чуть придя в себя, и мысленно встряхнувшись, в следующее мгновение она отчаянно кинулась мимо служанок к двери и с силой распахнула её. И столкнулась нос к носу со стоящими сразу за дверью двумя жуткого вида человекоподобными тварями, под два метра ростом, с мощным телосложением и массивными, как у горилл, черепами. Те, в отличие от испуганно вскрикнувшей девушки, не удивились и не растерялись, а ловко вломились внутрь, схватили Лену за руки и за ноги, и повалили её на кровать, крепко прижав.
   Варя, подошедшая к кровати, с укором сказала:
   - Ну зачем так нервничать! Я слышала, вас спасли от дикарей, после такого радоваться надо, а не возмущаться! Редкая удача, не всем так везёт!
   Так, приговаривая, она стянула с лежащей Лены полотенце, и вместе со второй девушкой-служанкой они занялись тем, чем и собирались - пока одна обрабатывала раненые ступни, вторая делала массаж. Затем - растирали какими-то непонятными кремами и снадобьями и делали много чего ещё, причём в это время гориллы ни на секунду не ослабевали хватку, а когда понадобилось перевернуть девушку на живот, просто подняли её и перевернули. Завершив все процедуры, направленные на приведение в порядок Лениного тела и повышение его привлекательности, служанки начали её одевать, как ребёнка. Только та одежда, в которую её одевали, была совсем не для детей, и также не оставляла иллюзий по поводу её будущей судьбы - полупрозрачное кружевное бельё, чулки и туфли на каблуках, правда с мягкими стельками, чтобы было не больно ногам, а также потрясающе красивое, но очень открытое платье - из тонкой красной ткани, сильно обтягивающее, заканчивавшееся много выше колен, и оставляющее обнажёнными шею и плечи. После одевания была произведена процедура, в каком-то смысле уже привычная, но всё равно возмутительная: на шее девушки защёлкнули ошейник с продетой в него длинной тонкой цепью, а на ноги и на руки надели небольшие лёгкие кандалы. Сопротивление было бесполезно, и оставалось лишь бессильно скрежетать зубами. Потом служанки занялись волосами пленницы, и это оказалось последним, что они с ней делали: закончив с причёской, Варя облегчённо вздохнула и сказала:
   - Ну вот. Прелестно смотришься! Господин будет доволен!
   Правда, вместо благодарности, в ответ старательная служанка услышала лишь несколько не очень приятных эпитетов, которые, однако, ничуть её не расстроили. Довольно улыбнувшись, она крикнула:
   - Я за Тётей Раей! - и выбежала из комнаты, а следом за нею и вторая служанка.
   Тётя Рая, подошедшая несколько минут спустя, одобрительно оглядела пленницу и сказала:
   - Ведите за мной!
   Гориллоподобные поставили Лену на ноги (надо заметить, довольно аккуратно), и лёгонько подтолкнули в спину. Девушка упёрлась и отказалась идти, но этого никто даже не заметил - сзади её толкнули гораздо сильней, и чтобы не упасть, пришлось переставлять ногами. Безуспешно попробовав сначала свернуть в сторону, а потом просто сесть на пол, и столкнувшись в обоих случаях с крепкими руками, которые не давали сделать ничего неположенного, она всё же пошла, звеня цепями, туда, куда её влекли тюремщики.
   Пройдя по коридорам и лестницам в ту часть замка, где должна была быть башня, они остановились у большой разукрашенной красивыми замысловатыми узорами железной двери. Перед дверью стояли двое охранников, обычные люди, с кобурами на поясах. Тётя Рая дёрнула за верёвочку, висевшую у стены, и где-то сверху за дверью раздался звук электрического двигателя, как у лифта. Когда двери автоматически открылись, за ними на самом деле оказался лифт; на нём поднялись наверх. Тётя Рая первая вышла в ярко освещённую и богато украшенную комнату, следом гориллоподобные существа вытолкнули Лену. Её аккуратно, но очень ловко поставили на колени, так, что она даже не успела понять, что происходит. Эскорт пленницы согнулся в поклонах. Подняв глаза, девушка увидела стоящего напротив седого мужчину в халате. В следующее мгновение она разглядела его лицо. И - не смогла сдержать удивлённый возглас.
   - Ты?..
   Тем временем, повинуясь лёгкому жесту мужчины, у которого на лице тоже явно читалось изумление, Тётя Рая вместе со своими подручными убралась обратно в лифт. Когда двери за спиной девушки закрылись и они остались вдвоём, ошейник и кандалы вдруг сами собой расстегнулись и со звоном упали на пол. Мужчина, сделав несколько шагов навстречу, протянул ей руку. Секунду поколебавшись, девушка позволила помочь себе встать. И - рыдая, бросилась ему на грудь...
  
   - ...Как всё началось и что случилось? Сразу говорю, что произошло - толком так и не знает никто. Два мира перемешались, причём и для нас, и для них это стало неожиданностью. А как... Для меня вся эта история берёт начало с того момента, как я проснулся среди ночи от странных звуков за окном. Разлепил глаза, посмотрел в окно - и весь похолодел от страха. На окне сидело нечто, какая-то бесформенная тень. Здоровенная, по очертаниям вроде похожа на птицу, только гораздо больше. Чуть успокоился - это всего лишь птица, и тут оно повернуло свою голову. Два светящихся красным глаза - как в каком-то фильме ужасов. А потом это чудовище, издав леденящий клёкот, сорвалось с подоконника вниз. Только тогда понял, что всё это время не дышал. Но расслабиться не получилось. Окно приковало к себе взгляд намертво: за ним, там, где должен был быть противоположный дом, этого дома не было. Вместо дома - лес. Весь мокрый от пота, встал, одел очки, подошёл к окну. Да, на улице, за проезжей частью, начиналась настоящая чаща. Причём очень странная - некоторые деревья из стоящих с краю или упавших были как будто распилены пополам снизу доверху.
   И это был не сон.
   Подошёл к тумбочке, взял телефон. Не работает. Попробовал включить свет - тоже.
   Быстро оделся. Поёжился, вспомнив нечто, сидевшее на окне. И вышел. Спустился вниз, обошёл дом - машина стояла на улице, как раз с той стороны, где появились деревья. От них сильно тянуло свежестью, поднявшийся ветер начал шелестеть ветвями. Вместо привычного ночного городского гула - звуки ночного леса, было очень странно. Быстро дошёл до своего ведёрка, попробовал завести. Не смог. Причём когда поворачивал ключ, лампочки зажигались, стартер крутился, и всё. Не знал я тогда ещё про электромагнитный импульс, что всю электронику угробил. Пошёл пешком к родительскому дому, как раз в сторону противоположную от этого не пойми откуда взявшегося леса. За поворотом дома - не то олень, не то лось, стоял и смотрел, не думая даже отходить. А потом встрепенулся и убежал во дворы по каким-то своим делам.
   За квартал до родительского дома - опять лес. Внутри всё сжалось и стало очень страшно. Ещё на улице как раз начал появляться народ, слышались крики, вдалеке заорала сирена.
   Один из домов на подходе был срезан, и на том месте, где должна была быть вторая его половина - опять лес. Дошёл дотуда, где должен был быть наш дом, и точно убедился, что его нету.
   Вот так всё началось.
   А потом - случилась анархия. Сначала остатки властей и разных органов ещё как-то пытались поддерживать порядок. До тех пор, пока не кончилась еда и не началась зима. А там - как-то вдруг стало, что каждый сам за себя. Ещё через какое-то время дикари, те, которые просто дикие племена охотников с севера, и их более цивилизованные южные собраться, у которых феодализм, отошли от испуга и поняли, что могут безнаказанно убивать и угонять наших людей в плен. Причём выяснилось, что иногда среди них попадаются люди со сверхъестественными способностями, против которых даже современнейшее оружие может быть бесполезно. Как правило, такими людьми оказывалась знать южан. Короче, уцелевшие тогда были готовы вступать в анклавы, способные хоть как-то защитить, на любых условиях...
   Мы пытались выплыть сами, и у нас почти получилось. Держались три года, наладили какое-то убогое сельское хозяйство, охотились, тащили что и откуда могли. И кто знает, чем бы всё кончилось, если б не те отморозки...
   Они раньше занимались не то наркотой, не то оружием, да не суть, бандюги короче. А суть в том, что нас повязали как щенков. Тогда казалось, что раз удалось добыть какое-то оружие, то ты крут неимоверно, тебе никто не страшен, поимеешь кого хочешь. Как выяснилось, хрен там плавал. Они ночью сняли наших часовых - причём Андрей, тот самый, друг мой, сумел поднять тревогу, перед смертью, но это уже ничего не решало.
   Тех, кто остался более-менее цел, угнали в рабство, остальных порешали прямо там. Немногих наших женщин трахали прямо у нас на глазах. И тогда я впервые неосознанно воспользовался Силой - один из насильников, корчась, свалился со своей жертвы. Я тогда представлял, как бью его в живот со всей дури. Бандит умер от внутреннего кровоизлияния, а девчонку, на которой он скакал, убили - решили, что это она его ударила. Но я этого не видел, я тогда отрубился.
   Следующий раз - спустя пол года в рабстве у этих скотов. Я был на последнем издыхании, и меня решили прикончить. Был у них один, палач и по совместительству мясник. Погнал меня на ихнюю скотобойню, типа помочь надо. Но я тогда уже всё понял. Вот, говорит, отнеси эту тушу свиную в дом. А я стою. И оборачиваюсь. Он руку с ножом ко мне уже подводит... И тут его голова сворачивается набок. Тело падает. А я еле на ногах стою, так накрыло. Но на этот раз отдышался, опомнился - и бегом оттуда. Всех моих к тому времени поубивали уже, я на удивление живучим оказался, или осторожным, кто бы мог подумать...
   Убежав, начал тренироваться, жил на подножном, как не сдох с голоду - сам сейчас удивляюсь, навыков выживания одному в лесу, ещё и во враждебной обстановке, практически не было. Тварей этих вынес потом сам, правда чудом жив остался - порядком продырявить успели. А потом, как-то незаметно получилось, что на мне анклав целый висит, последние лет пятнадцать им и занимаюсь...
   Седой мужчина закончил говорить и посмотрел Лене в глаза.
   - Знаешь, ведь столько лет прошло, даже десятков лет, а ты только чуть-чуть старше, чем когда я видел тебя в последний раз. Просто не верю глазам своим.
   Лена невесело усмехнулась:
   - Чего про тебя не скажешь. Между нами разница теперь, как между отцом и дочерью. Но неплохо сохранился, я б даже сказала - выглядишь куда круче, чем раньше.
   Мужчина гордо улыбнулся.
   - Это тоже благодаря Силе. Мне пришлось долго изучать анатомию и экспериментировать на крысах и пленных, но зато я теперь знаю, как привести тело в такой тонус, которого не достичь никакими изнурительными тренировками.
   Лена недоверчиво скривилась:
   - Не верю всё равно, шарлатанство это какое-то. Убеди меня.
   В следующее мгновение цепь с ошейником, валявшаяся на полу перед лифтом, там, где её и бросили вместе с кандалами, начала звенеть. Испуганно повернувшаяся в ту сторону девушка увидела, как она поднимается в воздух и начинает извиваться, как змея.
   Взгляд на мужчину - у того лицо чуть напряжённое, но довольное. Наконец он расслабился, и цепь со звоном рухнула на пол.
   Девушка прошептала восхищённо:
   - Невероятно!..
   - Это дешёвый фокус. Невероятно - это сходи на нашу электростанцию городскую, и посмотри, как генератор сам по себе крутится. Я долго бился над тем, чтобы заставить какое-то действие выполняться непрерывно, а не одномоментно. Это почти что идеальный двигатель, правда, время от времени приходится всё же подзаряжать. И кстати - те крылатые ребята, что тебя спасли от дикарей, тоже ведь не существовали бы без меня и моей Силы. Сколько я тогда бился, прежде чем удалось вывести более-менее жизнеспособный вид...
   - А охранники, похожие на горилл, тоже?
   - Да. Но то - неудачный эксперимент. Из удачных ещё у нас существо для тяжёлой работы. Такой кентавр размером со слона, или просто слон с руками. Здоровенная махина, лес таскает, камни и бетонные блоки. Вообще, я тут сделал что-то типа НИИ, там даже компьютер есть, ламповый. Перфоленты снова актуальны. И удалось собрать чуть-чуть народу грамотного, занимаются всем понемножку, в том числе и биологическими исследованиями и разработкой новых видов...
   - Круто, - сказала девушка, однако без должного восхищения в голосе. Видно было, что у неё в голове родилась и гложет её какая-то своя мысль. Она испытующе посмотрела на собеседника и осторожно заговорила:
   - ...Саш, извини, но меня сейчас немного другое беспокоит. Потом обязательно послушаю про ваши достижения народного хозяйства. Очень боюсь это спрашивать, но всё же. Родителей и мужа вообще невозможно найти?..
   Седой мужчина, он же Господин, он же Саша, посмотрел на неё и печально покачал головой.
   - Благодари богов что ты вывалилась не внутри скалы какой-нибудь, не в дереве, не над океаном, не в Африке какой-нибудь, или не в открытом космосе. И что тебя отбили наши разведчики и привезли сюда. Вероятность того, что ты здесь оказалась - почти ноль, такого не бывает, вероятность же того, что ты здесь оказалась, выжила, никому не попалась на завтрак и в рабство - ещё меньше. А уж надеяться, что в этом же месте, в это же время, вывалятся и твои родители, и муж - просто отсутствует, такого не бывает. Ведь нет никакой корреляции по времени - они могут появиться и десятки лет спустя, могли за годы до, а могли вообще никуда не проваливаться, и погибнуть где-нибудь в период анархии... Боюсь, что ничего радостного тебе в этом смысле сказать не могу.
   Девушка уже не могла плакать, просто обессиленно закрыла глаза.
   - На тебя всё это упало сразу, но поверь мне, тебе несказанно повезло. - снова заговорил мужчина, серьёзно и с состраданием глядя на Лену, - То, что творилось во времена анархии - было ужасно, очень немногие пережили это. И среди женщин смертность была гораздо выше, чем среди мужчин. Рождаемость же сразу резко упала, вернее - она-то как раз возросла, но процент детской смертности уж больно велик... Потому красивая девушка сейчас - на вес золота. А так - ты ж попала буквально на готовенькое, радуйся.
   Лена посмотрела на мужчину и грустно усмехнулась:
   - Ага, на всё готовенькое. - она мазнула взглядом по своему откровенному наряду, и по валяющимся на полу цепи и прочему, - На роль наложницы, у хозяина с садистскими наклонностями... Ведь так, Господин? - и она впилась в него глазами. На самом, деле она не признавалась себе в том, насколько боялась. Боялась, потому что, когда первая радость от встречи прошла, она поняла, что находится полностью во власти сидящего напротив неё, и что этот мужчина может сделать с нею всё, что пожелает, и никто ничего не скажет против, тут его абсолютная власть. И хотя когда-то она знала его, и даже очень близко, скажем так - настолько близко, насколько вообще может женщина знать мужчину, всё это было в далёком прошлом даже для неё, что уж говорить про человека, прожившего в два раза больше. С тех пор много воды утекло, и она с ужасом представляла, что пришлось пережить её собеседнику, а так же, как это могло исковеркать его душу.
   - Так как? Что меня дальше ждёт, мне тут сказали, что "Господин решит вашу судьбу"?.. - напомнила она о себе задумавшемуся мужчине. Тот поднял глаза и сделал неприличный жест, а потом рассмеялся:
   - Да что, что. Ничего тебя не ждёт, чувствуй себя как дома. Ты потрясающе красива до сих пор, всё-таки у меня молодого губа не дура была. Но насилия к тебе никакого применяться не будет - ты единственное сейчас, что у меня осталось от той, старой жизни. Неожиданный сюрприз, которыми так бедна наша жизнь. Как-будто поздравительная открытка из прошлого. Потому не бойся ничего, никто здесь тебя и пальцем не тронет без моего ведома, а уж я - тем более. И кстати, все эти кандалы - не игрушка, меня несколько раз уже пытались убить девки подосланные. А так - ты освойся, осмотрись. Потом, глядишь, и жизнь наладится, хотя у нас тут просто всё и без затей, деревня...

Оценка: 1.00*2  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com GreatYarick "Время выживать"(Постапокалипсис) Д.Деев "Я – другой 5"(ЛитРПГ) А.Ардова "Жена по ошибке"(Любовное фэнтези) К.Демина "На краю одиночества"(Любовное фэнтези) Э.Милярець "Сугдея"(Боевое фэнтези) Л.Малюдка "Конфигурация некромантки. Адептка"(Боевое фэнтези) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) Ю.Резник "Семь"(Антиутопия) А.Кочеровский "Утопия 808"(Научная фантастика) В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"