Герасимов Иван: другие произведения.

Счастье

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Получи деньги за своё произведение здесь
Peклaмa
Оценка: 6.41*4  Ваша оценка:

  
  
  Посвящается тебе...
  
  
  
  (Все персонажи и события являются вымышленными,
  любое сходство с реальными людьми случайно)
  
  
  
  БОЛЬШАЯ СТИРКА
  
  
   Постродовая депрессия, кажется, так это называется.
   Она была увлечена ребенком, потому что долгое время не могла забеременеть. Нам потребовалось пятнадцать лет на то, чтобы зачать его, и вот, наконец - свершилось!!! На свет появился здоровенький малыш, мальчик, три с половиной килограмма, голубые глаза, светлые волосики, которые скорее походили на маленькие ниточки, нежели на настоящие волосы. Совершенное дитя, напоминавшее ангела. И все вроде было нормально, пока у нее не началась эта депрессия. Врачи говорят, что такое часто встречается у женщин, которые долго не могут завести детей. Они посоветовали уделять ей больше внимания, всеми способами оградить от волнений и по возможности всячески потакать, что я собственно и сделал. Купил ей новую стиральную машину, о которой она так долго мечтала. Новомодная модель с кучей кнопок и возможностей, с барабаном на пять килограмм белья.
  Я, честно говоря, в них не разбираюсь, поэтому и выбрал самую дорогую. Взял в кредит. Здоровье жены сейчас дороже, а посему я не стал говорить ей настоящую цену этой стиральной машины. Для нее всегда на счету была каждая копейка, она не могла позволить себе куртку или сапоги, ссылаясь на нехватку денег, поэтому ей лучше не знать эту баснословную цену. Особенно во время мирового финансового кризиса.
  Когда в жизни появляется ребенок, ты словно заново рождаешься вместе с ним. Многое переосмысливаешь, по-другому смотришь на мир, более резко. Если случается что-то хорошее, ты это сразу замечаешь, плохое - переживаешь так, будто наступил конец света. Ты начинаешь ценить время, переживая каждую минуту как последнюю. Женщины, наверное, более восприимчивы к подобным вещам, оттого и страдают сильнее, нежели мы мужики. Мы что, за нами дело малое, а вот женщины - совсем другие люди.
  На работе так же все пошло на лад, меня вычеркнули из списка сокращений и даже выдали премию, после чего начальник лично пожал мне руку и поздравил с прибавлением в семье. Мне конечно от этого ни горячо, ни холодно, но явно дает стабильность в завтрашнем дне, то есть у меня будут деньги на содержание жены и ребенка, а это чертовски важно. Требуются ползунки, памперсы, детская кроватка, различные присыпки и мази, что в своем количестве весьма дорогое удовольствие для среднестатистического человека. Мы ж не Рокфеллеры, еб вашу мать!!!
  Теперь после работы я сразу иду домой, если раньше я мог позволить себе зайти в паб и пропустить по кружечке светлого с друзьями, то сейчас подобная роскошь просто не допустима. И тут дело не в деньгах, просто я должен быть с женой. За последнее время ей стало еще хуже, мы ругаемся чаще обычного, она кидает в меня посудой и проклинает моих родственников. Ведет себя как настоящая стерва, но я все понимаю, постродовая депрессия и все такое.
  Честно говоря, если бы не рождение ребенка, возможно, наши отношения закончились, и мы развелись. Но теперь все нужно начать сначала, влюбиться заново или вроде того, сохранить брак ради счастья малыша. Естественно, это не мешает мне ходить на сторону. У меня есть пара-тройка симпатичных кисок на работе, еще несколько на районе, живу в шоколаде, как говорится. Это вроде как не честно по отношению к жене и ребенку, но такова моя натура, не могу пройти мимо симпотной сучки и не заглянуть ей под юбку. Природа наградила меня членом, и я не могу так бездарно пользоваться им, ублажаясь лишь одной женой. Мне нужно больше.
  Рабочий день закончился, и я возвращаюсь домой.
  По пути нужно будет заглянуть к Янке и хорошенько размяться, трахаться дома с недавно родившей женой не доставляет никакого удовольствия. Все эти растяжки на животе и груди и ягодицах, это как-то не возбуждает. Другое дело подтянутая, спортивная задница Янки, вот это тема для такого мужика как я. Запердолить ей по самые гланды, вот что мне сейчас нужно, а уж потом к жене и ребенку.
  Уверен, моя жена, эта проблядь, тоже изменяла, она тогда сказала, что поедет к матери, а после ее видели в компании какого-то длинноволосого урода, походившего на тех кретинов, что слушают хэви метал или как там оно называется. Не думаю, что он смог ее удовлетворить, такие недоросли вечно ведут себя как крутые мачо, хвалятся своими победами, а на деле оказываются тупыми девственниками, не способными довести женщину до оргазма. Дети, одним словом... дети.
  Трахаться приходится быстро, так как я обещал жене вернуться пораньше. Смачно кончаю в ее кишку. Я одеваюсь и ухожу.
  Дома снимаю куртку и, не разуваясь, прохожу в детскую. Ребенка нигде нет, и я в ярости влетаю в ванную, откуда доносится плеск воды. Эта сука моется, в то время как ребенок куда-то исчез. Рядом с ней работает стиральная машина, должен признать отменная вещь, никакого шума, тихая, как кошка.
  - Где ребенок, твою мать?! - ору я на нее, в то время как проблядь спокойно сдувает с руки мыльную пену.
  - Мы моемся.
  - Что?!
  И тут сквозь шум льющейся воды я улавливаю еле слышимый плач ребенка, который доносится из...
  - Ты тупая сука!!! - выключаю стиральную машину и достаю оттуда полуживого ребенка, весь в синяках и кровоподтеках, он скорее всего умрет. Но я все понимаю, постродовая депрессия и все такое.
  
  
  
  МОБИЛЬНЫЙ РЕЖИСЕР
  
  
   Заманить суку домой оказалось проще простого, в чем нам помог Денис, самый красивый мальчик в школе. Когда она вошла в комнату и увидела нас, ее глаза округлились как пятирублевые монеты.
   - Ну, че сука попалась? - подойдя к ней вплотную, говорит Наташка, моя лучшая подруга. - Сейчас тебе пиздюлей вломят! Ты че думаешь, пацана у Ленки отбила и тебе типа ничего не будет?!
   Сука молчит, она понимает, что теперь ей придется отвечать за свое говно. Вечно размулеваная, красивая пятнадцатилетняя шлюшка с ангельским личиком, увела у меня молодого человека и теперь пришла поебаться с Денисом, мерзкая проблядь!!!
   - Че молчишь, сучка ебаная?! - я беру ее за волосы и кидаю на пол, она по-прежнему молчит, толи от страха, толи от желания выглядеть достойной в глазах Дена. Пытается подняться, но я толкаю снова, и теперь она сидит неподвижно. Все-таки обоссалась. - Куда встаешь, тебе разрешали?
   Наташка смеется и сует ей в лицо ногой, ее носки воняют, это я знаю точно. У нее всегда ноги сильно потеют. Сука пытается закрыться руками, но Натаха настойчивая, сказала лизать, значит, будешь лизать, сказала не орать, считай, лишилась языка.
   - Куда руки выставляешь?! Нюхай носки!!!
   Пара ударов по ебалу и эта проблядь вынюхивает вонючую ногу. Теперь смеется и Денис, он говорит, чтобы Натаха заставила суку вылизывать ее пятки, так и поступаем. Она не в том положении, чтобы пререкаться и через мгновение уже отдраивает языком шершавые подошвы моей подруги.
   - Лижи лучше, чтоб блестели!!!
   - А давайте ей косы обрежем?
   У этой мандавохи длинные белые волосы, на которые все пацаны в школе ведутся, впрочем, как и на личико, но теперь все будет иначе, я сделаю из этой коровы самую уродливую суку в мире, так что на нее даже старики западать не будут.
   - Ты хочешь, чтоб мы тебя подстригли, а сука? - спрашивает Натаха.
   МОЛЧАНИЕ...
   - Че глухая блядь?! - я вновь бью ей по лицу, на сей раз эта ублюдина даже немного пискнула.
   - Нет, - тихо отвечает она, и вновь получает по ебалу.
   - Нет?! Лен, ты слышала? - Натаха удивленно смотрит ей в глаза. - Денис принеси ножницы, там, в тумбочке портные есть, здоровая такая херня.
   Денис, продолжая смеяться, подносит орудие, заламывает гадине руки, и я начинаю отстригать клок за клоком, пока сука визжит и брыкается, но получив пару -тройку увесистых пощечин от Наташки, замолкает. Я решила обрить ее наголо, но волосы очень густые и у меня, получается сделать лишь небольшую плешь на макушке. Говорят у ее папаши такая же. Ну вот, хоть похожи будут.
   - Ну, че плешивая, нравится? - очередной удар.
   - Да, - с отчаяньем в голосе говорит она, пизда до сих пор не плачет, и это начинает меня раздражать.
   - Охуенную мы тебе прическу сделали? - с издевательским смехом спрашиваю я.
   - Да.
   - Тогда кричи, у меня самая охуенная прическа в мире!!! - хлопая в ладоши и подпрыгивая на месте, вторит Натаха.
   - Самая охуенная, - шепотом выдает проблядь.
   - А макияж-то у тебя че такой хуевый? Сейчас поправим.
   Приносим из туалета половую тряпку, предварительно окунув ее в унитаз, выдраиваем сучаре ее наглую рожу. Все смеются, всем хорошо до одурения. Со стороны могло показаться, что мы просто играем, типа три подружки с парнем решили хуйней пострадать на досуге. В принципе так оно и было, просто потаскуха эта нам не подруга, вот и все.
   - С таким-то макияжем теперь даже пацанов легче цеплять, да Денис? - Натаха хватает ее за скулы и поворачивает лицом в сторону Дена, который наоборот отворачивается от отвращения. - Да ладно тебе Денис, она ж тебе нравится, эта потаскуха всем нравится!!!
   Мы вновь бросаем суку на ковер и херачим ногами по роже с такой силой, что у самих ступни болят, как только появляется кровь и невнятное бормотание, мы прекращаем, отступая назад.
   У маленькой уродины рвотные позывы, она прикрывается трясущейся рукой, пытается сесть на диван, по которому разбросаны ее остриженные кудри.
   - Куда садишься блядь, тебе разрешали?! - Наташка отпихивает заразу ногой. - Только попробуй мне тут наблевать, заставлю сожрать, поняла?
   - Ладно, хорош с нее, - говорю, обнимая Дена за шею. - Денис отведи ее в сортир, а потом пускай валит отсюда на хуй! И запомни сука, еще раз ты попытаешься с пацаном каким-нибудь замутить, мы тебе клитор отрежем, понятно?
  
   Туалет был объединен с ванной, и как только Юлька зашла внутрь, я проследовал за ней, достал мобильный и начал снимать. Уморительная сцена, стриженная чикса, сжимается в рвотных позывах над толчком, однако должен признать, жопа у нее что надо. Чувствую, как в штанах набухает конец, недолго думая достаю его наружу. Парню нужно проветриться.
   - Слышь бля, Юль, возьми в рот.
   Она поворачивается и, увидев мой член, впервые заливается слезами. Если об этом узнают Наташка с Ленкой, будет хуево, они точно расскажут обо всем моей Маринке и тогда пиздец.
   Пара ударов в солнечное сплетение и сучка, скрюченная валяется на полу в безмолвной попытке дышать ртом, я, не теряя времени, засаживаю ей так глубоко, что яйца впиваются в подбородок.
   - Давай сука, соси!!!
   Двигаюсь так резко и быстро, что вскоре пускаю залп в ее облеванную глотку, вытираю конец о щеки, естественно засняв весь процесс на мобильный. Будет чем похвалиться перед пацанами.
  
  
  
  ШЛЮХА
  
  
   Мама умерла, когда мне было пять лет, с тех пор папа погрузился в мир документальных фильмов. Он пил водку и смотрел в экран телевизора, осуждал меня и покойную маму во всех смертных грехах, а потом засыпал в кресле. От него дурно пахло, и я его боялась. Мне хотелось побыстрее вырасти и найти нового папу, который смог бы меня защищать от старого. Так продолжалось в течение года, а после случилось страшное. В одной из кинолент дяденька с густыми усами говорил об африканских племенах, где царствует патриархат, и там всем девочкам делают обрезание. Им вырезают - клитор!!! Чтобы они не знали сексуального наслаждения и больше думали о работе, а не о мужчинах. Я сидела перед телевизором и заворожено наблюдала за всеми зверствами, причиненными беспомощным девочкам их злыми родителями, и не заметила, как в руке у папы сверкнуло лезвие от бритвы.
   - Сколько?
   - Смотря что.
   - Ну, я не знаю, давай в рот.
   - Полторы.
   - Садись.
   Так в возрасте шести лет я лишилась клитора, моего сексуального органа, и вместе с ним в мусорное ведро полетели все оставшиеся чувства. Соседи услышали мой крик и вызвали милицию. Папу посадили в тюрьму, а меня отдали в детский дом. Поначалу я много плакала, в основном из-за того что скучала по папе, потом у меня появились подружки, и потихоньку все стало забываться.
   - А ты проглатываешь?
  - Если только ты этого захочешь.
  Я росла, мне исполнилось двенадцать. Многие мальчики обращали на меня внимание, как впрочем, и на моих подружек. Мы прятались от нянечек в туалетах и игральных комнатах, под лестницами и в пустынных коридорах. Целовались, обнимались, ничего особенного, стандартный интерес к противоположному полу, который возникает абсолютно у всех в этом возрасте. И тогда в моей жизни появился Стас, красивый мальчик с кудрявыми волосиками, который был старше меня на год. Мы сидели под лестницей и целовались.
  - Ты мне нравишься, - сказал он.
  - Ты мне тоже, - улыбнулась я в ответ.
  Он прикусил нижнюю губу, сузил глаза, и его рука подалась вперед, прямо под мою юбку. Я вздрогнула, но не от возбуждения, а скорее от неожиданности. Впервые чужая рука оказалась так близко к моему изуродованному органу.
  - Не надо, - тихо сказала я отстраняясь.
  - Да ладно тебе, че ты ссышь, давай, это не больно. Тебе понравится! - он наваливается на меня всем телом, я лишь слегка сопротивляюсь, потому что сама испытываю желание опробовать доселе неизвестного плода.
  - Ну, Стас, подожди.
  Он не слушает и расстегивает свои штаны, вываливая наружу топорщащийся член, я беру его в руку, слегка сжимая, и Стас раскрывает рот, глубоко вбирая воздух. Кажется, для него это тоже в первый раз! Я начинаю поглаживать его, играть пальчиками, все это продолжается в течение минуты, может даже меньше. И тут Стас срывается с места и силой засаживает Его в мой рот, кончает.
  На следующий день об этом знали все. Девочки перестали со мной общаться и называли шлюхой, мальчики наоборот, постоянно крутились вокруг меня и просили сделать им то же самое, что и Стасу. Вначале я долго отказывалась, мне было стыдно за свой поступок, но, в конце концов, интерес взял верх над стыдливостью, и мной овладел еще один мальчик. Его звали Андрей, он снял мне трусы, потом себе. Мы долго пытались засунуть его член в мое влагалище, но ничего не получалось, и, перевозбужденный, он просто пустил белую струю на мои ноги. Вечером попытались повторить, ему все же удалось протиснуться внутрь. Пару минут он дергался на мне, пока я лежала на полу, под той самой лестницей, где трогала член у Стаса. По его лицу было видно, что ему хорошо, однако я, не испытывала ничего. Никакой радости от происходящего, никакого сексуального удовлетворения, обычный интерес к происходящему, не более того.
  Каждый вечер, после отбоя, я проскальзывала под лестницу, куда приходили уже другие мальчики, и я давала им все, что они хотели. Большинство поступало, как Андрей, но были и другие. Одним нравилось просто стоять надо мной и дрочить, вторым совать свои пахучие яйца в мой рот, третьи предпочитали трогать мою грудь, хотя та еще и не выросла совсем, четвертые пытались удовлетворить меня, но все попытки заканчивались провалами. Никто не понимал, почему я не получаю от них наслаждения, неужели, думали они, мы неспособны удовлетворить эту мелкую шлюху? Постепенно и мужская половина ополчилась против меня.
  Вот тогда-то я и стала одиночкой, меня избегали, обзывали, по ночам накрывали матрацем и били. Мне хотелось умереть, я жалела о том, что сразу не рассказала им о своей инвалидности в плане сексуального удовольствия, но теперь молчала еще больше. Узнав правду сейчас, они станут дразнить меня и избивать с удвоенной жестокостью.
  - Так, ну вот здесь я думаю, можно остановиться, - Он достает свой член, смотрит на меня, улыбаясь. - Ну, что, давай начинай.
  Я беру его в рот...
  Через год издевательств меня, наконец-то, забрали, это была семейная пара, которая показалось мне весьма милой. Женщина каждый день приходила ко мне, разговаривала, рассказывала о большом городе, куда меня заберет, приносила с собой фрукты, конфеты, шоколад и леденцы, которые после отбирали мои бывшие подруги со своими парнями. Они заняли мое место, теперь мальчики трахали их, и им от этого было хорошо.
  Документы оформляли чуть больше месяца, все это время я предпочитала прятаться среди нянечек, а после отбоя убегала к подвалу, где собственно и спала всю ночь. Вновь приехала семейная пара, они забрали меня с собой в новую жизнь. Мужчина был за рулем, а женщина сидела рядом со мной. Всю дорогу они молчали, но я была рада и этому. У меня наконец-то появилась семья, новая мама и новый папа!
  - Давай детка, работай языком.
  Солоноватый привкус во рту, настолько привычный, что его даже не воспринимаешь, он такой же естественный, как запах выхлопных газов, или воздуха в метрополитене.
  Как только мы приехали в новый дом, я тут же поняла, что мне придется делать, проживая в гостях у этой семьи. Меня привели в гостиную, где тут же раздели, мужчина, который должен был стать моим отцом, как и все мужчины, достал свой член и начал надрачивать, пытаясь сделать так, чтобы он встал. Женщина, которая раньше казалась мне милой, села напротив меня в кресло и начала объяснять происходящее.
  - Значит так, - сказала она. - Ты будешь работать. Мы предоставим тебе кровать, еду, все, что только потребуется. От тебя же нам нужно три вещи - чтобы ты зарабатывала, не пререкалась с клиентами и не пыталась сбежать, в противном случае у тебя будут проблемы, понятно?
  Я, молча, мотаю головой, в знак понимания.
  - Ну, что ты там, скоро? - она поворачивается к мужу, после сажает меня на колени, разворачивает лицом к стоящему передо мной новому папе. - Давай, раздвигай ноги.
  Я повинуюсь, новый папа входит в меня резко, несколько раз подается вперед, чтобы пройти как можно глубже, после смотрит вниз, встает и убирает член обратно.
  - Все нормально, она не девственница.
  - Ебалась раньше? - не выпуская меня из рук, спрашивает новая мама.
  - Да, - тихо отвечаю я.
  - Ну и хорошо, значит, принцип работы ясен. Давай иди, мойся, потом переоденешься, и отправимся на точку.
  Так я стала проституткой.
  За ночь мной пользовались до двадцати взрослых мужчин, и ни одному из них не удавалось меня удовлетворить, я кричала, но кричала не от возбуждения, а от боли. Когда же мое влагалище полностью разработалось, я превратилась в сексапильную тихоню и всегда молчала, если, конечно, клиент не желал обратного. Я перепробовала все, что только можно, стала настоящей богиней секса. Этакой Афродитой нового времени, которая исполняла волю мужчин, дарила любовь, но сама не могла ей насладиться.
  - Ну-ка посмотри на меня.
  Я поднимаю голову и смотрю прямо ему в глаза, он кажется мне знакомым.
  - Ебать, я и не думал, что вновь тебя встречу!
  Голубые глаза, наглая ухмылка, кудрявые волосы...
  - Стас?!
  
  
  EXTREAM
  
  
   Я хороший, популярный актер. В основном снимаюсь в фильмах. Раньше за свой труд получал приличные деньги, но сейчас во время мирового финансового кризиса оплата труда резко упала. Теперь один день съемок стоит восемьдесят две тысячи рублей! Не долларов, не евро, а именно рублей!
   Вот тебе и заветный особняк на Рублевке, да что там особняк, теперь даже поесть нормально не получится. Отныне я буду завтракать, и возможно обедать. Никакого ужина, никаких десертов и изысканных вин, никаких сигар и никакого приличного отдыха. Конечно, можно покупать продукты и есть дома, но ведь это вульгарно. Подобным занимается низший класс, бомжи и проститутки, которые предпочитают передвигаться в метро, зажав в грязных ручонках дешевые книжицы. Конечно, я всегда говорю на камеру, что люблю своего зрителя, помню на программе Андрюши Малахова, кстати, моего близкого друга, с пеной у рта кричал, что переживаю за какую-то бабку из Самары, у которой сына убили. Чушь собачья, плевать я хотел на нее и ее сына, мне нужна симпатия этого сброда, чтобы все идиоты страны шли на мои фильмы, платили деньги, из которых после в кошельке актеров вырастают миллионы. А что теперь? Жалкие рубли...
   В гневе я набираю телефон Андрюши.
   - Алло.
   - Привет, Андрюш, слушай, тут такое дело. Ты не хочешь сделать программу на счет унижения народных артистов?
   - А что случилось?
   - А ты еще не слышал? Знаешь, сколько отныне будет стоить один рабочий день съемок - восемьдесят две тысячи рублей!!! Ты представляешь? Я - заслуженный артист, народный артист, понимаешь? И как я должен жить на эти деньги, Андрюша?
   - Ну, во-первых, успокойся. Если мы сделаем программу и назовем вслух эту цену, а назвать ее все же придется, ты потеряешь уважение народа. Они живут на копейки, а тут известный актер недоволен такой суммой.
   - Не, Андрюш, это понятно. Но что еще можно сделать? То, что народ привык жить на копейки мне, честно говоря, насрать, и ты это прекрасно знаешь. Но...
   - Послушай внимательно. Мой тебе совет, прокатись на метро и ты поймешь, что не все так плохо. А еще лучше съезди в какую-нибудь глубинку, посмотри, как там люди живут. Вот, вернешься оттуда, и тебе сразу легче станет, поверь мне.
   - Ты думаешь?
   - Абсолютно.
   Идея показалась мне бредовой, ехать куда-то по неведомой причине, на мой взгляд, это глупо. Но я почему-то согласился. Позвонил водителю и приказал подать машину к дому через пять минут, Lexus последней модели, прошу заметить. А сам взялся за подборку одежды.
   Рубашка от Gucci - 5 000$
   Костюм от Armani - 15 000$
   Туфли от Prada - 2 000$
   Вот так должен одеваться достойный человек, а не покупать обноски на рынках и в дешевых магазинах, как это делают все бомжи в нашей стране. Ненавижу эту нищенствующую братию, все эти располневшие домохозяйки и их пропитые муженьки, мерзкие старики, к которым и прикоснуться-то страшно, малолетние шлюшки и их друзья в виде подрастающего быдла, все население, которому я каждый день говорю, что люблю их. В каждом интервью, на каждом канале, на каждом дебютном показе фильма я продолжаю обманывать стадо, чтобы состригать больше шерсти.
   - Куда поедем?
   - Ты знаешь какой-нибудь тихий городок недалеко от Москвы?
   - Знаю, Калуга, у меня там брат живет.
   - Вот давай, туда и вези.
   Мой водитель отличный парень, не задает лишних вопросов и никогда не спорит, сказали к черту на кулички, значит, молчит и везет, куда было приказано.
   Мимо нас проплывают леса, утопающие в них озера и маленькие поселения, пейзаж практически не меняется, и вскоре я засыпаю...
  
  
   - Приехали!
   Резкое пробуждение, открываю глаза и вглядываюсь в местные очертания города. Маленькие домишки, ни чета московским, дешевые машины, желтые маршрутки и старые троллейбусы. Поворачиваю голову и вижу облезлый вокзал, над которым красуется надпись: Калуга - 1.
   По мне так это настоящий бомжатник, впрочем, так выглядит большинство городов, которые я посещал по долгу службы. Но теперь-то я вроде как на отдыхе. До чего же я докатился!
   Выхожу из машины и, отослав водителя обратно в Москву, рассматриваю жителей. Все помятые, грязные, в дешевой одежде, воняют дешевыми духами, покупают в палатках дешевые закуски и выпивку, словом олицетворяют все то, от чего невольно мурашки бегут по телу. Но мне не страшно, в случае чего, я тут же, вызову водителя и покину эту помойку.
   Куда бы пойти? Как говорит один мой знакомый, если не знаешь в какую сторону идти, шагай вперед. И я следую его мудрому совету, направляюсь вдоль вокзала в сторону близлежащих домов. Мне хочется найти какой-нибудь более-менее приличный ресторанчик и пообщаться с местными жителями.
   Мимо меня проносится женщина с сопливым ребенком, сопливым в прямом смысле слова. Меня пробивает дрожь от вида этой мерзкой, засохшей субстанции под его носом. И еще, меня поразил тот факт, что никто меня не узнает! Вот о чем говорил Андрюша, почувствовать облегчение, пусть и в весьма неприятной обстановке. Здесь нет папарацци, нет вспышек фотокамер, нет никаких гламурных звезд и нудных разговоров - свобода!!! В какой-то момент мне даже начинает нравиться эта деревня, или город, или что там на самом деле.
   Захожу в первую попавшуюся столовую, закрываю нос платком, здесь воняет молоком, сырой говядиной и дешевыми сигаретами. На столиках мусор в виде пустых бутылок, использованных стаканчиков и оберток от чипсов. Пепельницы переполнены. В углу сидят двое парней быдловатого типа.
   Сажусь за более-менее чистый столик и жду официанта, интересно, как выглядит официант в такой помойке, наверняка толстущая баба с характером стервы, которую вдобавок еще и муж избивает. Все они такие - эти нищие!
   - Мужчина, чего расселись, заказывать будем? - женщина лет сорока, в грязном фартуке, которые носили еще в советском союзе, зловредная с грубым голосом.
   - Как вы со мной разговариваете? Я вообще-то клиент и раз уж на то пошло, то уберите мой стол, я не хочу сидеть среди этого мусора.
   - Не хочешь, тогда пиздуй отсюда!
   Она смотрит на меня так, будто желает придушить. Я забыл, где нахожусь, признаю. Возможно, здесь свои правила, но я не собираюсь с ними мириться, я Звезда, а они сраные бомжи! Естественно у меня и в мыслях не было, потреблять в пищу помои из этой забегаловки, мне просто хотелось увидеть, как общаются нищие люди. Ну, что ж, посмотрел и, поэтому поспешно выхожу на улицу. Меня нагоняют двое парней, что сидели за дальним столиком.
   - Нормально ты ее сделал, приятель! - говорит один из них, жестко похлопывая по моему плечу. - Я так понимаю ты не местный?
   - Нет, из Москвы, - гордо отвечаю я с улыбкой.
   Мне противны эти двое, от них пахнет сигаретами и спиртным, но я все же побаиваюсь резкого задиристого тона этих парней. Что-то в них не так.
   - А ты, значит, пожрать хочешь? - не отставая ни на шаг, продолжает молодой человек. - Пошли, пройдемся, у нас тут есть один ресторанчик, как раз для таких как ты. Мы угощаем.
   Пытаюсь отказаться, но они лишь грубо подталкивают меня вперед, и я сдаюсь, в конце концов, может быть ребята и правда хотят просто пообщаться с жителем столицы. Мы направляемся вдоль каких-то гаражей из белого кирпича, поворачиваем в подворотню, идем вдоль двухэтажных построек, потом заходим в небольшой дворик. Здесь есть песочница, возле нее проржавевшая разбитая машина, несколько деревянных скамеек у подъезда, повсюду какие-то кусты. Словом грязь и разруха!
   - Все пришли, - меня останавливают. - Ты че там на мою мать залупался, а?
   Их лица уже не такие дружелюбные.
   - Что? Она ваша мать?
   - Ты че думаешь, раз у тебя бабло водится, то типа все можно, бля?
   Мне страшно, хочется срочно вызвать водителя и уехать прочь из этой деревни. Ну, спасибо, Андрюша, хороший совет дал, век помнить буду. Скорей бы в Москву в пентхауз, принять контрастный душ, вызвать пару-тройку девочек, налить мартини и придаваться любовным утехам!
   - Слышь, урод, с тобой разговаривают.
   - Ребят, да ладно вам, ну пошутили и хватит.
   - Пошутили, блядь?! - он бьет меня кулаком по лицу.
   Страшная боль, меня еще никогда не били, и я вскрикиваю от ужаса, пячусь назад.
   - Ребят, ну хватит, я прошу прощения!
   - Прощения просишь?! Иди сюда, блядь! - орет он со страшной силой.
   Они налетают как стервятники на ягненка, бьют, я падаю. Вся одежда в грязи, я зажимаюсь, стараясь закрыться руками, и тут получаю удар в нос с ботинка. Слышу хруст, у меня течет кровь, я реву и зову на помощь, но это лишь подстегивает их. Ребра, губы, нос, живот, руки, пах - все это страдает от боли и нескончаемых ударов.
   БОЛЬ
   БОЛЬ
   БОЛЬ
   БОЛЬ
   Их грязные руки шарят по моим карманам, достают бумажник и телефон - мой единственный путь к спасению! И убегают...
   Я разбит, мне хочется плакать, я боюсь, что останусь здесь навсегда. Это самый худший день в моей жизни. С трудом поднимаюсь, ковыляя, выхожу из дворика, натыкаясь на милиционеров. Они стоят возле палаток, озираясь по сторонам, увидев меня, отводят взгляд, как от прокаженного. Подхожу к ним.
   - Меня избили и ограбили двое уродов, быстро разыщите их!
   Я вновь чувствую власть, пусть я расслабился с теми наглецами, но эти-то должны меня слушать, они же милиция, в конце концов! Но, кажется, мой командный голос на них не действует.
   - Ты кому тут приказываешь? Иди, проспись, бомжара.
   - Что?! Ты как, мент поганый, со мной разговариваешь?! Быстро нашел этих уродов, пока тебя не уволили, понятно?
   - Чего?! - они переглядываются, берут меня под руки и куда-то ведут.
   - Вы не знаете, с кем связались!
   Но они не слушают, здесь другие законы...
  
  
   Меня сажают в клетку или как они говорят, в обезьянник. Здесь, помимо меня, сидят четверо алкашей, все облеванные, морды отекшие, как у бульдогов. Кашляют, о чем-то говорят, смеются сквозь поредевшие зубы, даже не стараясь прикрывать их рукой. Повсюду пыль и грязь, в воздухе витает запах железа и дерьма.
   - Вы не имеете права! - кричу я, держась руками за решетку. - Я ничего не совершал! Дайте мне телефон, я имею право на один бесплатный звонок.
   За столом сидит крупный мужчина в форме, я не силен в званиях, а посему не знаю, как к нему обращаться. Он лениво поднимает безучастный взгляд, смотрит на меня и вновь погружается в какие-то папки.
   - Здесь тебе не Америка.
   - Да как ты смеешь! Пока в вашем помойном городе избивают и обворовывают, вы сажаете за решетку знаменитых артистов. Поэтому у тебя есть пять секунд, на то чтобы выпустить меня отсюда и дать позвонить, ты понял меня, жирный кусок говна?!
   Милиционер встает со своего места, подходит ко мне вплотную, открывает решетку и говорит, глядя в глаза.
   - Хочешь позвонить? Ну, пошли, позвонишь.
   Мы отправляемся на второй этаж, меня заводят в какую-то комнату, где стоят еще два мента, у них в руках резиновые дубинки. Улыбаясь, они смотрят на меня, словно звери на добычу. И тут я понимаю, что пропал навсегда...
  - Так ребят, - говорит крупный мужик. - Документов нет, так что оформим как бомжа. Вышибите из него все дерьмо и в реку, ясно?
  Я в очередной раз осознаю страшную истину - здесь свои правила, свои законы, своя власть!!! Меня вновь метелят, второй раз за день, дубинки во время ударов опоясывают тело, проходя по всем ребрам. Я не могу дышать, пытаюсь кричать, но звук тонет в беспомощной попытке заглотить хотя бы немного воздуха.
  Когда все стихает, меня выводят на улицу, запихивают в машину и куда-то везут. Едем долго, все тело болит. И душа вместе с ним. Когда в лицо ударяет ветер, я раскрываю глаза, передо мной грязная река, мы стоим на мосту. И вот мое тело переваливается через перила, я лечу вниз в беспроглядную грязь мутной реки...
  
  
  
  КРЫСИНЫЙ ГОРОД
  
  
  Вы все мажоры, которые плачут из-за того, что у них маленькая квартира, из-за того, что у них маленькая зарплата, из-за того, что их гениальные способности никто не ценит. Вам всегда мало, нужен постоянный рост, чтобы копить, приумножая уже имеющиеся блага и богатства. И каждый раз вы проходите мимо, когда к вам подбегает грязный ребенок и просит деньги. Но в земле вы будите гнить так же, как и мы!!!
  Сейчас весна, март. Денек выдался хороший, солнышко припекает, птички поют, а я работаю. Возле школы трутся два паренька, каждому лет по двадцать, ну и что с того? Мне не страшно, подбегаю к ним.
  - Пацаны, дайте денег!!!
  Не прикрытый взгляд отвращения и насмешки, сами стоят, пиво пьют, так что не хуй мне пиздить, что денег нет.
  - Ты кто такой?
  Им весело смотреть на грязного паренька с красным носом, у которого опаленная челка и брови и старая порванная куртка не по размеру, в которой еще лет двадцать назад ходили.
  - Костик, - отвечаю я. - Ну дайте денег!
  - Тебе лет-то сколько?
  - Восемь, дайте денег, ну че вам в падлу?
  - Да ты реальный пацан!!! - смеются в один голос, делают глоток живительной влаги, мне бы тоже сейчас пивко не помешало. - Какие деньги, бля? Видишь, пиво дешевое пьем, иди других донимай.
  - Да ладно вам пиздить, дайте денег, - меня хуй проймешь, все говорят, нет денег, а ты купи слона.
   - Малой, иди на хуй отсюда. Те блядь сказали, что нет денег. Кризис в стране!
   - Не хуя, - отвечаю.
  - Десятки хватит?
  - Хватит.
  Мне протягивают скомканную купюру, пытаюсь уломать еще и на пиво, но этот номер не проходит. Жлобы, тогда пусть сигаретой угостят, но тоже не выходит, ладно хоть десятку дали. В день мы обязаны зарабатывать полтос, чтобы хватило на хлеб и на клей. Вместе с этой десяткой у меня уже сорокет, думаю, к вечеру соберу оставшуюся часть и еще лишние останутся. Их точно отнимут, так что я их просто спущу на себя и Лельку, мою подругу. Ей тоже восемь, она ждет меня возле остановки, разводит взрослых пением. Поет она хорошо и в день с легкостью набирает нужную сумму.
  Вместе мы уже полгода, с тех самых пор, как она сбежала из дома.
  Я ее не одобряю, когда есть крыша над головой и родители, пусть даже пьющие, лучше оставаться там, нежели скитаться по улицам. Но с другой стороны, тогда бы мы не встретились. По дороге нахожу кепку с надломленным козырьком, подбираю, отряхиваю, как могу. Подарю Лельке, а то эту зиму она вообще без шапки ходила, теперь кашляет. Хотя мы все кашляем, да и сопли, что называется ручьем, но нас этим не сломишь, выкарабкаемся.
  - Ты сколько насобирала?
  - Двадцать пять, а ты?
  - Сорокет. Я тебе подарок нашел! - улыбаясь, я протягиваю ей кепку, меня, как и положено целуют в губы, говорят спасибо. - Пошли, погуляем? У меня есть со вчерашнего.
  Беремся за руки и направляемся вдоль железной дороги в сторону заброшенного стекольного завода. Рассматриваем надписи на бетонном заборе, в основном хуи и корявые буквы, но это все равно интереснее, чем собирать прилипший к штанам репейник.
  Лелька нашла вчера какие-то духи, а точнее их остатки, и теперь от нее благоухает, как от взрослой женщины. Мне это нравится, раньше, когда мы чикались, пахло лишь потом и грязью, а теперь...
  - Ко мне вчера Мишка приставал.
  - Чего?
  Мишка старше нас на два года, ему десять. Наглый такой пацанчик, отбирает у младших хлеб, когда свой кусок доест, а когда обнюхается, начинает приставать к девкам, бьет их и заставляет чикаться. Ему всегда дают, потому что боятся.
  - Вы чикались? - она лишь молчит в ответ, и к горлу подступает комок злобы. Я повторяю вопрос, плакать мы не умеем, плачут лишь новички, но Лелька плачет.
  Мы натыкаемся на помойку, здесь куча мусора, но среди этой гнили может попасться что-нибудь полезное. Вскоре находим недопитую бутылку пива, оно выдохшееся, но все равно лучше, чем ничего. Подбираем пакеты от чипсов, собираем крошки в пустую пачку от сигарет, ну вот и еда. Больше ничего нет, ну и ладно, и на том спасибо.
  Заброшенный завод наше излюбленное место, днем здесь никого нет, ну может, пара-тройка бомжей шляются, а так все спокойно. Мы заходим внутрь одного из цехов, в тот, где крыша обвалилась. На нас сверху глядит солнышко, облачка плывут, в душе как-то сразу легчает. Я достаю заначку, полиэтиленовый пакет с застывшим клеем, разбавляю его ацетоном, который нашел утром недалеко от больницы. Должно подействовать, хотя ацетон я раньше не нюхал, но будем надеяться, что все-таки вставит. Сначала нюхаю сам, а как начинает болеть голова, отдаю пакет Лельке. В это время потягиваю выдохшееся пиво, и закусываю крошками от чипсов, ем не много, чтобы Лельке осталось. Вот уже и она откладывает пакет в сторону, принимает у меня бутылку.
  - А тебе с Мишкой понравилось?
  - Нет, - отвечает она. - Мне больно было.
  - Давай почикаемся?
  Она стеснительно улыбается, приспускает штаны, потом трусики. У нее немного воспалено там внизу, но это и понятно, у нас же нет ванны. Я вхожу в нее и через минуту кончаю. У меня пока нет спермы, но когда появится, мы тут же заведем ребенка. Лелька не против, ей тоже хочется маленького. Пусть у него и не будет дорогих игрушек, кроватки, крыши над головой и прочего, но зато его будут любить. Мы уйдем из подвала, бросим остальных и будем жить здесь, на заводе. Это наша мечта.
  - А когда мы переедем?
  - Ну не знаю, как только так сразу.
  - Давай завтра? - в ее глазах надежда, я понимаю, после вчерашнего находиться в подвале страшно. Мишка может повторить свои издевательства.
  - Давай через недельку, ладно?
  - Хорошо, но только не позже!
  
  
  Вечером как всегда Старшой собирает деньги, которые мы заработали днем. Я поделился с Лелькой, но у нас все равно не хватает двадцати рублей, мы весь день проторчали на заводе и не успели собрать нужную сумму. Теперь останемся без хлеба, но клей все равно получим.
  Старшой забирает с собой некоторых ребят и отправляется за покупками, а мы остаемся в подвале. Мишка тоже здесь, он хорошо зарабатывает, больше пятидесяти рублей, сразу видно, что уже поел. Так как у него у единственного не урчит в животе, а так же нанюхался, потому что снова пристает к девчонкам. Я прижимаю Лельку к себе, но Мишку это не останавливает.
  - Лель, пошли, погуляем.
  Его глаза мутные, как у животного. Руки грязные, на среднем пальце грибок, который уже образовался в какой-то горб на ногте. Мне страшно, Мишка сильнее меня, и я не смогу с ним справится, поэтому и молчу.
  - Не пойду, - еще сильнее прижимаясь ко мне, отвечает Лелька.
  - А по ебальнику, не хочешь? - он наклоняется. - Че ты как целка? Заебала, пошли.
  - Миш, не надо!
  Он отвешивает ей пощечину, и она дрожит, отводит голову.
  Я молчу.
  - Слышь, ты че глухая?! Пошли, блядь, прогуляемся!
  Он хватает ее за руку, оттаскивает за угол, туда, где теплотрасса. Слышу, как Лелька плачет, потом звук расстегивающейся ширинки. На меня все смотрят с неприкрытой злобой, словно говоря, почему ты позволяешь ему так обращаться с твоей девчонкой? А я молчу и лишь ковыряю пальцем болячку на ноге. Это от сырости, у нас у большинства такие.
  Лелька пытается кричать, но потом ее рот затыкают. Чем, не знаю, но явно не рукой. Это отличительная черта Мишки, он повернут на женских губах, а еще если чикается, то делает это дольше меня. Мне достаточно минуты, ну может чуть больше. Потом слышу, как он вскрикивает, начинает ее избивать. Наверное, прикусила. После тишина возобновляется.
  Мимо проходит Колька, плюет мне в лицо и бьет вдобавок.
  - Сука, твою бабу ебут, а ты сидишь, блядь, дебил!
  Утираюсь рукавом и молчу.
  Я знаю, что поступаю неправильно, знаю, что нужно дать отпор, но не могу. Мишка меня убьет, он как-то забил пацана на смерть, за то, что тот не поделился с ним хлебом. Потом ночью паренька выбросили на помойку в нескольких кварталах от нашего подвала. А весь день он лежал в дальнем углу, с открытым ртом, и все его боялись. Конечно, мы понимали, что никакой угрозы он уже не может представлять, потому что он мертвый. Но все равно, сам факт того, что рядом с нами лежит труп, как-то пугал, вызывал дрожь. А что если Мишка и Лельку так забьет?
  - Костик, помоги!!!
  - Молчи сука, давай соси, - Снова звук пощечины.
  Молчать или действовать?
  Беру в руки камень, забегаю за угол. Лелька стоит на коленях, а Мишка сует ей в рот свой мерзкий член. С разбегу бью ему по голове, он покачивается, я бью снова. Кричу от ярости. У него уже шишка на затылке, а я продолжаю бить, пока он не падает и не сжимается под трубой.
  Обнимаю Лельку, она цепляется за куртку, плачет у меня на плече. Я глажу ее по голове, скоро все это закончится, мы уйдем отсюда на завод, родим ребеночка, и у нас все будет хорошо. Так и будет, главное ночь пережить, а уж после обязательно сбежим.
  Старшой возвращается, Мишка при нем старается вести себя тихо, потому что знает, Старшой не потерпит такого скотского обращения в семье. Мы тоже молчим, делаем вид, что ничего не произошло. Вначале раздают хлеб, Мишка вгрызается в свой кусок, скачет перед нами, улыбается, словно дразнит, что он может поесть, а мы сидим голодные. Потом раздают пакеты и тюбики с клеем. Один тюбик на четверых.
  Лелька дышит глубоко, выпучивает глаза, я тоже. Вскоре появляются галлюцинации. Мне начинает казаться, что ребята вокруг сжимают в руках не пакеты, а куски легких. Падаю на пол, залезаю головой внутрь пустого мусорного ведра, которое валяется в углу. Странное ощущение, голова кружится, и в то же время мне так хорошо, что кажется, лучше и быть не может. Я чувствую каждую клеточку своего тела, дурные запахи теперь - это благоухание полевых цветов, а наш подвал, грязный и темный, выглядит как нормальная городская квартира.
  Лелька кашляет и смеется, Старшой сидит в углу и курит, некоторые пацаны крутятся вокруг него, просят, чтобы он оставил им пару тяжек. Всем хорошо, все счастливы. Мишка пристает к Машке, которая старше его на три года, вскоре они удаляются.
  Стены сжимаются, и мне кажется, что они тоже дышат, может быть не клеем, но нами точно. Они вдыхают ароматы немытых детских тел, и их от этого вставляет по полной программе. Я вылезаю из ведра и отправляюсь к Лельке, мы долго целуемся, потом идем на теплотрассу и чикаемся. Она продолжает кашлять, у нее кровь на губах, но я не обращаю на это никакого внимания.
  Через полчаса все хотят спать, ложимся на куртки, Старшой укладывается на горячую трубу. Всю ночь кашель Лельки мешает спать остальным.
  - Да заткнись ты, наконец! - шипят они из темноты подвала.
  - Заебала кашлять.
  Я прижимаю ее к себе и она, наконец, засыпает.
  
  
  Наутро мы вместе отправляемся на автовокзал, место там не очень прибыльное, но мы жутко голодны, поэтому стоим прямо возле палатки с горячей выпечкой. Лелька закрывает глаза, вдыхая аромат жареной курицы гриль. А я как завороженный смотрю через стекло на сочную тушку, которая кружится в печке на железных прутьях. Потом эту курицу чем-то поливают, идет пар и вместе с ним дивный запах. У меня слюнки текут при одном только взгляде на подобное чудо!!! Мы облизываемся, жалостливо смотрим на проходящих мимо людей, но они слишком заняты, чтобы обращать внимание на голодных детей. У них своих забот по горло.
  - Пошли вон отсюда, пока милицию не позвала! - кричит через окошко толстая продавщица, мы отходим в сторону.
  Я заглядываю в стоящую рядом мусорку, там лежит недоеденный пирожок с картошкой. Хватаю его, очищаю от прилипших очисток, на всякий случай, протираю о рукав своей куртки. Разламываю пополам, Лелька все это время прыгает от восторга, хлопает в ладоши, а когда получает свой кусок, жадно вгрызается в мякоть. Ее глаза горят, улыбка до ушей, мы впервые за несколько месяцев едим не просто хлеб, а хлеб с картошкой внутри. Вкуснотища!!!
  Потом пирожок кончился, я снова перерыл мусорку, но ничего съестного не нашел. Ну вот, только желудок раздразнили, урчит, как трактор. Подбегаем к людям, вытягиваем вперед ладошку, привычно изображаем на лице грусть, просим денег, но от нас лишь нервно отмахиваются.
  Нужно унять голод, мы дышим клеем, который вновь разбавили ацетоном.
  Лелька кашляет, у нее опять кровь идет, она падает прямо посреди автовокзала, я склоняюсь над ней, у нее губы синеют, глаза закатились. Мне страшно и я кричу, прошу о помощи, но люди даже не реагируют на мольбы, с безучастными лицами они продолжают спешить, занятые своими делами. Я плачу, Лелька совсем холодная и уже не дышит, ее маленькое тельце лежит на асфальте, сжимая в руке пакет с клеем.
  Нам никто не помог, она умерла.
  
  
  ЛЕНТЯЕВО
  
  
   Моя мать лежит в больнице, она что-то типа овоща, подключенного к системе жизнеобеспечения. Я не особо парюсь по этому поводу и даже немного рад, хоть смогу наконец-то отдохнуть спокойно.
  Весь день я валяюсь в постели, тыркаю кнопки пульта и тупо смотрю телек. Особенно мне нравится сериал по детскому каналу - Lazy Town, там есть одна симпотная целочка с розовыми волосами, которую зовут Стефани. Вот с нее я конкретно тащусь, особенно, когда ее показывают ниже пояса, понимаете, о чем я говорю? В городе полно баб с шикарными пихвами, но это тупые чиксы, развести которых раз плюнуть, а вот малышка Стефани другое дело. Уверен, сучка еще даже хуй во рту не держала, впрочем, рот ее меня не особо заботит, я не по этой части, у меня типа другие пристрастия, а именно - ноги!!! Ступни, пятки, пальцы - вот что меня заводит, и эта цыпочка как раз по мне. Я смотрю каждую серию, но ни разу не видел ее ножек. Не, ноги показывают, она ими лихо крутит и все такое, но вот именно голой ножки я так и не увидел, и я намерен это исправить! Благо знакомый чел отрыл инфу по этому сериалу, я покопался в вещах мамаши, кое-что продал, кое-что спиздил и теперь у меня в кармане билет в Исландию, и я отправляюсь на студию, где снимается сериал. Главное пробраться в гримерку Стефани, уж там я развлекусь по полной программе, можете мне поверить.
  Благо мамаша теперь не помешает, оставлять ее на растерзание врачам как-то неправильно, согласен, но такой шанс выпадает раз в жизни, я, можно сказать, следую своей мечте, совершаю конкретные действия для ее скорейшего выполнения. Так должен поступать каждый, а не сидеть на жопе в ожидании чуда.
  Перед выходом я смотрю очередную серию. Спортокус как всегда полон энергии, скачет и прыгает, как дебил, агитирует народ заниматься спортом, вместо того, чтобы развести туповатую Стефани на занятие поинтереснее. В это время Робби Злобный, такой ленивый пидорок в фиолетовом костюмчике, устраивает очередную проделку и пиздит торт, который милашка Стефани испекла вместе с бригадой кукольных персонажей, распевая при этом туповатую песню.
  
  Мы спечем пирог,
  Закончим его в срок,
  Мы спечем пирог,
  Запросто, пора испечь пирог...
  
  Не знаю как там у поваров, но я бы славно залил сливок в ее розовенькие кроссовки, а после вынюхал носочки, облизал бы каждый пальчик, короче мечты и все такое. Такая привязанность к ногам может пугать, но я-то знаю, каждый мужик фанатеет от женских ножек, просто большинство скрывает свои истинные желания.
  В аэропорту я высматриваю симпотных телочек, открытые туфельки, закрытые туфельки, легкие сапожки, босоножки, шлепанцы, балетки, а в мозгу сладковатый аромат Стефани. Надеюсь, эта сучка будет не прочь отведать русского паренька, все-таки я потратил кругленькую сумму на дорогу и заслуживаю награды.
  Держись Исландия, к тебе летит парень, помешанный на девчонке с розовой шевелюрой. Я весь дрожу от предвкушения и похуй что я не знаю языка, он мне понадобится позже, когда Стефани снимет обувь, ну или я с нее сниму. Короче, так просто эта шалава от меня не уйдет, четкий парень из России, который не принимает отказов, быстренько закатает в табло, если та начнет припираться.
  - Напитки не желаете?
  Цыпочка, одетая в униформу стюардессы, склонилась и вежливо шепчет мне на ушко. Я инстинктивно скольжу взглядом по ее ногам, как они, наверное, устают, хорошо бы их размять, но я не собираюсь тратить запал на местных, мне нужна Стефани.
  - Послушай сюда, цыпа, у вас ведь все бесплатно, верно? Так что давай, неси сюда бутылочку водочки и лимонад, окей?
  Стюардесса натяжно улыбается и уходит. Унижать прислугу не по мужски, согласен, но ведь в данный момент ей платят за то, чтобы она выполняла мои прихоти, ведь так? Так что нехуй здесь рожи корчить, знай свое место шалава!!!
  Вскоре я напился и остаток полета провел в отрубе, правда, снов я никаких не видел, так тупо в квадрат Малевича любовался. Обычно во сне меня мучают газы, надеюсь, я не подпортил воздух своим соседям, хотя по большому счету мне на них глубоко насрать, пусть нюхают, суки.
  Когда к самолету подали трап, меня растормошила стюардесса. Я понюхал вокруг себя, вроде не воняет, поплелся к выходу. Ну, что я могу сказать про Исландию? Обычная страна, ничего нового, та же Россия, только пиздят не по-нашему.
  Я сажусь в такси, показываю водителю бумажку с написанным адресом, который мне перед поездкой любезно предоставил приятель нарывший информацию о сериале. Мы едем по каким-то улочкам, а я только и думаю, как бы побыстрее добраться до заветной гримерной, член в штанах колом стоит, даже больно. Потерпи приятель, еще немного и я спущу тебя внутрь ее кроссовка!!!
  Знаю, я гребаный извращенец, взял последние деньги из дома, продал кучу мебели, оставив лишь телевизор и кровать, бросил мать в больнице, но ведь это была моя мечта, понимаете? Милашка Стефани, эта сука мне голову вскружила, я бы может и успокоился, но вот только желание переросло в навязчивую идею, и это сорвало башню, вот и все объяснения.
  Мы подъезжаем к студии, я расплачиваюсь с водителем, отдаю пятьдесят евро, не знаю много это для Исландии, или мало. Одним словом наебал меня водитель или нет, но это сейчас не так важно, главное пройти через охранника, который встречает меня прямо перед входом. Я указываю ему на картинку с изображением Стефани, а он лишь головой мотает, типа не пропускает или еще чего, я ж языка их не знаю.
  - Мне нужно попасть на эту программу, понимаешь?
  Охранник, как упертый осел, продолжает стоять на своем, трясет головой, пытается оттеснить меня в сторону, но и я не лыком шит, обхожу и пру ко входу. Меня снова останавливают, я опять в обход и только когда мужик достал рацию, я все-таки успокоился и поплелся через дорогу. Че делать дальше, не знаю, член стоит, я тоже.
  Из студии выходит очкастый паренек лет двадцати с лишним, я к нему. Он останавливается, смотрит на мою припухлость в области ширинки и недобро так морщится, типа я извращенец и сейчас начну к нему клеиться. Как бы ни так парень, держи очко шире!!! Вновь показываю картинку со Стефани и медленно говорю, будто так он лучше поймет.
  - Ты знаешь эту девчонку, мне нужно с ней переговорить, попасть на программу и все такое, понимаешь?
  - Вы русский? - Ну вот, наконец-то хоть кто-то образованный. - Этот сериал перестали снимать три года назад, а сама актриса уже давно живет в США. Вы что-то конкретное хотели?
  От вопроса меня спасает звонок, номер не известен, я отхожу в сторону.
  - Алло?
  Отвечает какая-то телочка, жаль, что не Стефани.
  - Здравствуйте, вас беспокоят из больницы, у нас плохие новости... ваша мама умерла сегодня.
  Телефон сам собой выпадает из рук, мысли о Стефани испаряются, я стою перед студией, пытаясь осознать суть происходящего, а член продолжает нагло торчать, выдавая натуру эгоистичного извращенца. Ведь я знал, что мать находится при смерти, однако отправился вслед за собственной похотью. Какая же я мразь...
  
  
  С МОЛОКОМ МАТЕРИ
  
  
  Этот ублюдок вопит, не переставая, а мне нужно выспаться перед завтрашним днем, который, я уверена, будет долгим и тяжелым. Сходить на работу, подмывать задницы стариков и менять обосанные простыни, после купить химию, сварить, проставиться самой, а уж затем заняться долбаным ребенком.
  Его рождение было ошибкой, как и отношения с его отцом. Мужик одним словом, сунул, вынул и бежать. Этот орущий кусок мяса вылитый Он. Спит, когда я ухожу на работу, и орет, когда мне нужно спать. Его уже не устраивает мое молоко, он жаждет иную мать, сделанную из пластика с тонким соском, вот, что ему нужно. Обо мне речи не идет, здесь важен только он и более никто. Сопливый ребенок, этот еще не сформированный человек, который является скорее домашним животным, нежели человеком, важнее меня самой! Я родила его на свет, а он отплатил мне своим ором, из-за которого постоянно болит голова и выкручивает суставы.
  Крик.
  Мне самой чуть-чуть осталось, я не могу тебе все отдать, ты гнилой кусок кожи!
  Нельзя давать детям то, в чем сама нуждаешься, они начинают хотеть больше, и вскоре обнаруживаешь, что твои запасы разорены этим мелким оборванцем. Я определенно допустила ошибку, заставив его замолчать в ту ночь, пусть бы лучше орал как резаный и не дал мне выспаться, нежели теперь мне приходиться отдавать ему все что есть.
  - Оля, покорми ребенка!
  Эта старуха, моя мать, думает, что ему нужно мое молоко. Как бы ни так старая ведьма, ему нужно то, что дает мне силы, из-за чего я начинаю чувствовать, что живу. Пожертвовать собой ради клочка плоти? Нет, я не могу допустить этого, как и не могу раскрыть правду этой кошелке. Старуха с советской выправкой тут же засадит меня, далеко и надолго. Я знаю, она была чекисткой, сдавала людей, не принадлежащих партии, после чего их ставили к стенке. Ненавижу суку, которая дала мне жизнь.
  - Оля, ты слышишь? - продолжает старая тварь. - Покорми ребенка, а то не уснет.
  - Сейчас! - раздраженно кричу я в ответ.
  Что ж, засранец, видимо ты сговорился с ведьмой, и мне все же придется исполнить твою прихоть, тупой, маленький джанк! Но я еще тупее. Тупее, потому что пристрастила его к этому. Тупее, потому что позволила тратить мою драгоценную влагу на его сон. Прими молоко сынок, давай, закатаем рукав, вот так, теперь потянем на себя и...
  Он замолкает и уже вскоре спит, как и полагается нормальному ребенку, но он не нормальный, он мелкий кусок говна вылезший из моей вагины. Я должна его любить, это мой ребенок как-никак, но сам факт того, что это ребенок от НЕГО, заставляет меня вздрагивать и чувствовать отвращение. Иногда у меня возникает желание задушить его подушкой во время сна, но тогда меня упекут в тюрягу, а это не самый лучший вариант. Уверена, там я так же не буду высыпаться.
  Спать, крепко и беззаботно.
  Спать, мирно и спокойно.
  Спать, словно это последний сон в жизни.
  Спать, как ребенок.
  Утром повторяю кормежку, мое молоко он не воспринимает, ему нужна другая мать. Последняя доза, малыш, более ты ничего от меня не получишь. Закатываю рукав, обнажая маленькую ручку, его венки набухают, словно член перед пиздой. Я осторожно ввожу иглу под кожу, и только тогда он затихает, закрывает глаза и причмокивает. Тебе это нравиться, ублюдок, правда? Я знаю, что нравится. Теперь делаю контроль, тяну поршень на себя и, убедившись, что попала точно в вену, ввожу коричневую жижу внутрь. Когда-нибудь это штука убьет его, это точно. Нужно сваливать и чем быстрее, тем лучше.
  - Оль, опоздаешь! - кричит старая мразь из своей комнаты.
  Ей до всего есть дело, она постоянно контролирует расход продуктов в холодильнике, смотрит за тем, чтобы деньги уходили только на необходимые нужды, такие как плата за квартиру и продукты, естественно. Все остальное запретный плод. Старая, мерзкая сука!!!
  - Уже иду.
  Собираюсь и ухожу.
  Ухожу надолго, а желательно навсегда.
  
  
  У ребенка жар, он весь трясется и кричит.
  Скорая приезжает через полчаса. Это еще нормально, обычно они едут три, а то и четыре часа, после регистрируют смерть и, сославшись на пробки в дороге, едут к следующей жертве.
  МНЕ НУЖНА ДОЗА...
  - Дань, посмотри, у него что-то на руке.
  Молодой врач подходит вплотную к колыбельке, рассматривая руку младенца, он обнаруживает маленькие красные точки в районе вен - следы от уколов.
  - Он у вас чем-то болеет?
  - Да нет, здоровенький всегда был.
  - Просто у него тут следы от уколов.
  ДАЙТЕ ХОТЬ НЕМНОГО...
  - Не знаю, - обеспокоено отвечает старуха.
  - А мать его где?
  - Не знаю. Позавчера ушла на работу и больше не возвращалась. В милиции сказали, что должно пройти не менее трех суток, прежде чем можно будет объявить розыск. Так что вот ждем.
  ТОЛЬКО ОДИН УКОЛ, УМОЛЯЮ!!!
  - А она не принимала каких-либо запрещенных препаратов?
  - Нет, никогда. Во всяком случае, я бы заметила.
  - Симптомы указывают на обычные ломки.
  - А что это? - старуха никогда не была знакома с наркоманией.
  - Это значит, что его мать подсадила ребенка на наркотики. Очевидно, наступила пора очередного укола, но он не последовал, поэтому сейчас ребенок страдает без дозы. Мой вам совет обратиться в милицию, а уже после вызывайте нас. Потому что без милиции мы ничего делать не будем.
  ОДНА ДОЗА, ЧЕРТ ВОЗЬМИ, ОДИН ДОЛБАНЫЙ УКОЛ, МАТЬ ВАШУ!!!
  Когда санитары ушли, она тщательно рассмотрела руки ребенка. Множество красных точек протягивались вдоль вен. Ольга колола его, вот почему он так много спал. И сейчас ему плохо, он не может без своих наркотиков. Бедный ребенок.
  - Не волнуйся маленький, все будет хорошо.
  В ее руках пластмассовый шприц, наполненный коричневатой жижей. Так вот что Ольга хранила на полочке в ванной, наркотики для ребенка. Благо этого порошка там еще много и старуха видела, как готовить эти самые наркотики.
  МАЛЕНЬКИЙ УКОЛ ДЛЯ БОЛЬШОЙ ЖИЗНИ...
  - Мы выкарабкаемся и без нее малыш, все будет хорошо, - успокаивает старуха, вводя в детскую венку острую иглу.
  Ребенок должен спать.
  
  
  ШАГ
  
  
   Недалеко от нашего дома есть двенадцатиэтажка, большое здание из красного кирпича, хотя он и не красный, а скорее желтый, да это и неважно вовсе. Там внутри есть два входа, один ведет к лифту, которым обычно пользуются все жильцы дома, а второй к узкой лестнице, где обычно зависают наркоманы и алкаши со всего района. Я иду по ней, поднимаюсь медленно, опираюсь рукой на стены, выкрашенные зеленой, давно облупившейся краской, на которой красуются надписи и рисунки, сделанные маркерами. Поручни на этой лестнице давно обросли ржавчиной, а на ступеньках валяются использованные шприцы и разбитые бутылки с мятыми пластиковыми стаканчиками, обрывки туалетной бумаги с прилипшими кусками говна, пакеты от чипсов и сухарей. У меня ком в горле стоит, сердце скачет как у зайца, по спине мурашки бегут, мне страшно.
   Тринадцать лет - плохой возраст, несчастливое число, которое в народе приписывают лукавому, и оно сыграло со мной злую шутку. Какую? Да такую, что жить даже не хочется, а рассказывать и тем более.
   Вокруг медленно плывут маленькие кусочки пыли, переливающиеся в лучах солнца, струящихся сквозь грязные стекла, отчего лестница, открывая свои брошенные дары, кажется еще более затхлой и мерзкой. Вся грязь и дерьмо освещаются и мне противно, но я не ускоряю шагов, не хочу торопить событие.
   ТРЕТИЙ ЭТАЖ
   Я укололась о ржавый поручень, палец пощипывает, течет кровь. По щекам слезы ручьем, мне так хочется вернуться на неделю назад и все изменить, остаться дома, а не идти на улицу. Сидела бы с мамой и смотрела поле чудес, но нет, приперло. Отправилась тупая дура с подружками смотреть наркоманов на трибунах. Они там вечером с пакетами из под молока сидят, клей нюхают. У нас во дворе это в порядке вещей, сходить над ними поиздеваться, ну мы и пошли. Стоим на пригорочке метрах в тридцати от них и орем во всю глотку, весело.
   ЧЕТВЕРТЫЙ ЭТАЖ
   Тут меня рука сзади хватает, все девчонки кричат, по сторонам разбежались, а я стою, и обернуться боюсь. Меня ведут прямо к кучке этих наркотов, а я плачу навзрыд, умоляю, чтобы отпустили. Безумно боюсь, что меня тоже уколют, или клей нюхать заставят, или побьют, короче разные мысли в голову лезут. Мольбы не действуют, и вот я уже стою прямо перед этим отрепьем. Все парни какие-то грязные, глаза мутные, рты приоткрыты, под носами пятна желтые, я так понимаю от клея, вонь какая-то странная.
   ПЯТЫЙ ЭТАЖ
   Трибуны у нас тоже запущенное место, раньше здесь стадион был, еще в семидесятых, а потом его забросили. Я стою, вся дрожу, хотя на улице довольно тепло, на дворе август месяц.
   - Ну, че бляди, попались? - один из них встает и, шатаясь, подходит ко мне, у него под ногтями грязь, изо рта пахнет гнилью, а от одежды костром. - Хули вы там, каждый вечер орете, а? Че сейчас не орешь?
   - Пожалуйста, не надо, - тихо умоляю я, мне не хочется, чтобы это слышали другие наркоманы, потому что мне кажется, что они буйные и могут сделать все что угодно.
   - Чего бля?! - он подносит ухо к моим губам, потом хватает за руку и ведет внутрь трибун. Мы там признаться честно, никогда с подружками не были, и я думала, что никогда и не побываем. Остальные наркоманы тоже за нами идут, некоторые даже при ходьбе умудряются из пакетов нюхать. Они их к лицу прикладывают и глубоко вдыхают.
   Внутри темно, но я вижу куски кирпича на полу, идем по какому-то коридору, пахнет сыростью, на стенах мох, в котором торчат иглы от шприцов, потолок низкий. Я кричу, стараюсь вырваться, но они лишь смеются и бросают меня на пол. При падении ударяюсь головой.
   ШЕСТОЙ ЭТАЖ
   Я думала, что девчонки позовут на помощь, что вот-вот сюда забежит мой отец и накостыляет этим уродам, но ничего не менялось. Я лежу на полу, держась рукой за голову, больно до одурения, но кровь не идет.
   - Сейчас мы тебя научим! - тот парень, от которого пахло костром, расстегивает ремень, и я пячусь назад.
  Моя рука попадает на что-то мокрое, смотрю вниз на руку и вижу, что раздавила дохлую крысу, та уже разлагается, шкурка на некоторых местах слезла, обнажая черную сморщенную кожу, в которой белые личинки копошатся. Кричу с удвоенной силой, подпрыгиваю и со всех ног мчусь в сторону выхода, но меня ловят. Двое парней хватают за ноги, другие за руки, укладывают на землю. Начинают раздевать, снимают ботинки, потом джинсы и трусы. Все это время я брыкаюсь и кричу как резаная, даже в ушах звенит. Мне затыкают рот рукой.
  СЕДЬМОЙ ЭТАЖ
  Наркоман достал свой член, я впервые увидела, что это на самом деле такое.
  - Давай, Диман, раздвигай ей ноги!
  Мне раздвигают ноги, и он входит в меня, сначала долго примеряясь, а потом резко дергаясь. Мне больно и страшно, я думаю о том, что заражена СПИДом, или еще чем-нибудь, о том, что мой первый сексуальный опыт произошел с наркоманом в грязных трибунах, и о том, что скажет мой будущий муж, узнав, как именно его жена лишилась девственности.
  Он зажмурил глаза, раскрыл рот обнажая желтые зубы, пышет в лицо вонью гнилых зубов, в какой-то момент даже рыгает и меня рвет сквозь руку того торчка, что зажимал мой рот.
  - Блядь! - все кто меня держал, отскакивают в сторону, и в этот момент я открываю глаза, и вижу белую струю, заливающую мое лицо.
  Меня снова рвет, а все вокруг смеются и куда-то убегают.
  - Мама, мама... - в беспамятстве я быстро надеваю раскиданные вещи и бегу к выходу. Теперь меня никто не ловит.
  От одежды пахнет блевотней, моя рука дохлой крысой, а лицо, очевидно, спермой. Я не знаю, как описать ее запах, но он мне явно неприятен.
  ВОСЬМОЙ ЭТАЖ
  Домой я пришла лишь поздним вечером, мне было страшно рассказывать обо всем случившемся родителям, и я долго успокаивала себя, забившись между гаражами неподалеку от тех самых трибун. Я вздрагивала от каждого шороха, казалось, вот-вот и меня снова поймают эти наркоманы. В голове царил хаос, я заражена, что теперь делать? Тот парень наверняка был болен СПИДом.
  Восьмого этажа вполне достаточно, я выхожу с лестницы на общий балкон, вижу свой дом, за ним стадион и трибуны. Во дворе тетя Даша гуляет с малышом, мои подружки сидят на скрипучих качелях и что-то обсуждают, наверняка меня и эту историю. Смотрю вниз - высоко.
  Ветер дует прямо в лицо, шумит в ушах, мне страшно.
  Перелезаю, стою прямо на карнизе, юбка развивается со страшной силой, слезы застилают глаза, мне сложно ступить в эту пропасть, но и обратного пути тоже нет. Я больна, в этом нет сомнений, все наркоманы инфицированы, я уверена!
  - Эй, ты, что там делаешь?!
  Кто-то бежит ко мне сзади, кажется, какая-то старушка.
  Я шагаю вперед, лечу вниз.
  ВОСЕМЬ, СЕМЬ, ШЕСТЬ, ПЯТЬ, ЧЕТЫРЕ, ТРИ, ДВА, ОДИН...
  
  
  БАБУШКА
  
  
   Меня зовут Сева, мне семь лет.
   У меня есть бабушка, которую зовут бабушка Тоня. У нее больные ноги и поэтому она не ходит, за продуктами, лекарствами и всем остальным хожу я. Во дворе говорят, что я очень хороший мальчик, потому что помогаю бабушке. Это правда, мне нравится за ней ухаживать, потому что я ее люблю.
   Сегодня по дороге из школы мне нужно будет зайти в одно место.
   - Сева, ты завтра сходишь для бабушки в одно место?
   - Конечно.
   - Вот тебе денежки, купи, пожалуйста...
   Обычно мне давали список, но сегодня я иду без него.
   Захожу в магазин, он очень маленький, здесь всего одна витрина, за которой сидит тетенька в очках. У нее черные волосы и большие губы, а сама она очень худая. Наверное, ест мало.
   - Дайте мне, пожалуйста, вибратор, - говорю я и с важным видом протягиваю деньги, которые мне вчера дала бабушка.
   Тетенька в очках удивленно смотрит на меня, а потом спрашивает.
   - А тебе для кого?
   - Для бабушки, - отвечаю я.
   Я не знал, что такое вибратор. Оказалось, что это такая палочка с кружком внизу, который если повернуть, вибратор начнет дергаться и жужжать.
  Я кладу его в портфель и отправляюсь домой.
  Бабушка сидит перед телевизором и смотрит бразильский сериал.
  - Купил? - спрашивает она.
  - Купил.
  - Поможешь бабушке?
  Она попросила меня снять с нее юбку, а потом большие трусы, которые она называет панталонами. Я вижу перед собой ее письку, она не такая как у меня, а еще она воняет. После я достаю покупку и отдаю ее в руки бабушке. Она поворачивает кружок и, глядя на меня сует палочку в свою письку. Просит, чтобы я сел перед ней на пол и смотрел. Я сажусь.
  Глубоко дыша и учащая свои движения, бабушка говорит.
  - Ты хороший мальчик, самый лучший Сева, самый лучший...
  
  
  РИСУНОК ЖИЗНИ
  
  
  Я и Святая Мэри сидим на раскаленных бетонных плитах, вокруг нас разваленные сваи, устремляющие серый взор в сторону свинцовой занавески неба, покрытой мягкими подушечками ваты, через которые пробивается пятно жареной яичницы. В желудках кавардак, в руках цветные мелки, мы разрисовываем жизнь, придавая ей радужный оттенок.
  У нас уже есть шикарный дом, расположившийся возле пятки Святой Мэри, лиловый лимузин, на котором лежит ее голубая туфелька, шикарный клуб, в центре которого моя сумка, больницу и школу прикрывают наши носки. И теперь нужно создать шатер цирка, для которого понадобятся все цвета.
  Ветер рвет волосы, накрывает ими лицо, и Святая Мэри бережно убирает их за уши, одобрительно кивает головой, разглядывая рисунок, после чего ее улыбка расползается, как у ребенка. Именно за эту невинную улыбку ее и прозвали святой. На подбородке остался след от мелка, но это заботит нас в последнюю очередь, главное создать шатер цирка. Лучи солнца искрят, переливаясь, путаются среди прожилок бетонной плиты, усеянной мелкими осколками битого стекла. Свет отражается, когда Святая Мэри подается вперед, и по ее щекам скачут солнечные зайчики, отчего улыбка кажется еще более яркой.
  Мы расплавились в июньском дурмане.
  Стали частью разрисованной жизни.
  Растворились, приняв водянистую форму, и теперь словно укутавшись в теплые плиты, нежимся, отображая мир в своем зеркальном виде. Я тот парень из старого фильма, который останавливает время, лишь для того, чтобы изобразить застывший момент в глазах любимой. Она та милашка, из-за которой все началось. Мы - идеальная пара.
  Завершаем шатер цирка, он получился весьма радужным и собрал в себе все наши мелки. Дело сделано, и теперь Святая Мэри снимает с пальца колечко, кладет его на самый верх купола. Наша Свадьба!!!
  Вскоре, когда мы полностью разукрасим жизнь, от тела не останется ничего, мы потратимся на все эти дома, лимузины, дворцы и больницы, оставляя в каждом из них частичку себя. И в итоге создастся маленькая смерть, рождение духа без плоти.
  Она говорит.
  - Ты помнишь Влада, который был у тебя на дне рождения?
  - Помню, а что? - неосознанно я начинаю выводить крест красным мелком и рисовать могилу. Святая Мэри поворачивается ко мне спиной, склоняет голову, обнажая белоснежную шею.
  - Я тебе изменила.
  - Что?!
  - Ты тогда сильно напился и заснул прямо в спальне. Я тоже была пьяна, и тут ко мне подошел Влад, он обнял меня и я засмеялась. У меня и в мыслях не было изменять тебе. Но как-то так получилось, мы начали целоваться, а потом ушли в комнату, там ты спишь, мы с Владом долго разговаривали, он меня обнимал, говорил, что я ему очень нравлюсь. И...
  - И ты решила с ним поебаться, так?
  - Нет, все произошло как-то само собой. Я была пьяна, поцеловала его в губы, он полез вниз, и я не сдержалась, ну и, в общем,... так получилось.
  Молчание, самое неловкое за всю мою жизнь, мир тут же потерял цвета. Я чувствую злость и отвращение. В голове вихрем крутятся самые грустные песни наших любимых групп. У нас было так много общего, фильмы, музыка, игры, особенно игры. Не компьютерное дерьмо, а ролевые, например: прийти на заброшенную стройку, рисовать все, что желаешь в жизни, и после каждого законченного рисунка оставлять поверх него, что-то от себя. Часы, ботинки, носки, кольца, кофты, штаны, все, что только сможешь оставить.
  Рисунок могилы закончен. Я поднимаюсь над этим миром, ощущая себя подобием Годзиллы, которая вот-вот растопчет все эти дома и лимузины, оплот современности.
  - Почему? - я задаю вопрос, но ответа не последует.
  Вдалеке лай собак, гудок поезда, ровный стук колес, шелест листьев и шум ветра - все это не имеет более смысла. Я растоптан.
  Вся моя жизнь, все желания и радости уничтожены всего одним словом - измена! За что, почему это произошло, в чем я виноват?! Я всегда делал ей самые дорогие подарки, каждый день говорил, что люблю, придумывал различные сюрпризы и игры, и что я получил взамен? Мерзость, подлость, грязь и несправедливость. Безусловно, лучше сдохнуть...
  Мы беремся за руки, моя ладонь, испачканная цветными мелками, сжимается так сильно, что сводит мышцы, и становится больно костяшкам. Подтаскиваю тело Святой Мэри к нарисованной могиле, укладываю головой к распятью. Ее язык выпал, глаза с полопавшимися кровеносными сосудами, мутные с застывшим выражением несправедливости, на шее лиловый след от моего ремня. Я убил ее.
  Босиком направляюсь в сторону выхода, буквально вдавливаю золотистые лучи солнца в глину, оставляя за собой лишь темный след от ног. Забирать возложенные вещи с собой нельзя, это против правил.
  Игра должна быть сыграна.
  
  
  ДЕРЬМО
  
  
   Отвлечься, главное не думать о туалетах, позолоченных кранах, унитазах с откидной крышкой и прочем дерьме, сосредоточиться на лекции, вот и все, что от тебя нужно. Ну же, старина, ты сможешь!!! Это всего лишь маленькая дырка, вот и все, она не может контролировать твой мозг, твои эмоции, она не владеет твоим телом, она ничто. Однако на практике все выглядит иначе, вот ты идешь в институт, заходишь в аудиторию и видишь, что задние места заняты, на передних сидеть нет никакого желания, и ты размещаешь свой зад посередине. Раздается звонок и вместе с ним твой кишечник, дрожь проходит по всему телу, ладони потеют, а вокруг тишина, и ты жмешься лишь бы сдавить эти позорные звуки. Тебя спасает профессор, который начинает свою долбаную лекцию.
  - В нашем современном мире может показаться, что наука заняла место бога, но некоторые философские проблемы остаются неразрешенными. Возьмем проблему свободы выбора - эта проблема обсуждалась еще при Аристотеле в триста пятидесятом году до нашей эры. Святой Августин и Фома Аквинский тоже размышляли, как мы можем быть свободными, если бог заранее знает, что мы сделаем. Сегодня мы знаем, что мир живет по фундаментальным физическим законам. Эти законы управляют поведением каждого объекта в мире, от того что эти законы так надежны, они влекут за собой невероятные технические достижения. Но посмотрим на себя, мы тоже физическая система. Сложное сочетание различных веществ, в основном состоим из воды. Наше поведение не является исключением из этих физических законов, так что бог ли планирует все заранее и все знает, или физические законы правят всем, до свободы остается немного.
  Время замирает, держишься из последних сил, не желая выдавать своего незавидного положения перед окружающими, но все играет против тебя. Кишечник вновь издает пронзительное урчание, которое доносится до каждого заинтересованного уха, но ты замечаешь улыбки лишь в тот момент, когда тянешь руку. Профессору насрать на твои проблемы, он продолжает свою нудную лекцию.
  - Может вам хочется игнорировать вопрос свободы воли, сказать это всего лишь исторический анекдот, это вопрос без ответа, забудем о нем. Но вопрос останется вопросом. Если вы подумаете об индивидуальности, то кто ТЫ такой, прежде всего, зависит от свободных выборов, которые ты делаешь, и ответственности, которую принимаешь. Смотрите, как это происходит, электрическая активность мозга, нейроны вспыхивают, посылая сигнал нервной системе, которая передает его в мышечную ткань. Мышцы сжимаются, мы достаем до руки. Это похоже на свободный выбор, но каждый этап этого процесса управляется физическими законами, химическими и так далее. Похоже, что великий взрыв определил основные условия, и дальнейшая человеческая история - это реакция субатомных частиц на основные физические законы.
  Господи, сегодня страстная пятница и я страдаю, как никто другой, потому как в моем организме происходят нежелательные процессы. Мне нужно в туалет, срочно, сию же секунду и без всякого промедления!!! Наплевать на издевательские взгляды парней, которые не преминут после поржать над твоей проблемой, наплевать на унижение перед девчонками, главное добраться до белого друга. В этот момент мой кишечник издает протяжный звук, и я краснею как рак, но продолжаю держать руку. Давай же, чертов старик, меня не так сложно заметить, я уже порчу воздух, давай сука, отпусти меня!!!
  - Мы думаем мы особенные, у нас есть достоинство, но вера умирает. Ее уничтожает эта картина. Вы можете сказать, а как же квантовая механика, я знаю множество других теорий, вовсе не похожих на эту. Это лишь предположение, оно не убедительно, что позволяет нам понять свободу воли. Но если вы будете концентрироваться на деталях, это не поможет, потому что поведение квантовых частиц беспорядочно, их поведение абсурдно, непредсказуемо. Мы не видим связи с тем, что происходило раньше, частицы действуют безо всякого принципа, так что наша свобода лишь вопрос случайности, а мы вращаемся в хаосе и это еще хуже. Я предпочту быть шестеренкой в большой детерминистической физической машине, чем сосуществовать в хаосе. Мы не можем игнорировать проблему, мы должны найти в своем мировоззрении место для индивидуальности не только тела, а индивидуальности в целом. Мы решаем проблему свободы, находим место для выбора.
  Да пошло все в жопу, я вскакиваю с места, придерживая зад рукой, как будто опасаясь просыпать ценное содержимое по дороге, быстрым шагом направляюсь к выходу. Слышу шепот и насмешки, но об этом думаю в последнюю очередь, главное добежать, господи спаси и сохрани!!!
  Мой кишечник - моя проблема. Не секрет, что все студенты питаются отвратительно, именно поэтому у девяноста процентов из них обнаруживают гастрит, я же прошел эту стадию давным-давно. Из-за грубой пищи, которая повреждает стенки кишечника, и отсутствия различных видов супов и иных жидкостей, кроме пива, мое дерьмо выходит с кровью. Поначалу я не придал этому никакого значения, но потом все же осмелился пройти обследование в местной клинике. Очаровательная медсестра взяла у меня мазок из задницы, а после огромный мужик сделал мне анальное зондирование. Короче, я выложил кругленькую сумму, в день осмотра на мне были вонючие трусы четырехдневной давности и в итоге, я опозорился перед медсестрой и зря потратил свои деньги ради вшивой бумажки. Правильное питание, вот и все лечение.
  Единственной отрадой в моей жизни являются компьютерные игры, в данный момент я подсел на "Spore", игрушку об эволюции. Я уже прошел клеточную стадию и теперь перешел на уровень рептилии. Установил себе две пары челюстей, одну для травоядного, а другую для хищника и теперь могу пожирать своих сородичей и поглощать фрукты с овощами. Помимо этого я завожу союзников с помощью танцев и пений и убиваю противников, которые могут угрожать моему виду.
  Сидя на толчке в сильнейших потугах, обливаясь липким потом, я думаю только об игре, все остальное пошло к чертям собачьим. В аудиторию я больше не вернусь, во всяком случае, сегодня. Лучше отправиться домой и установить на лапки своих любимцев какие-нибудь шипы для ближней атаки, дабы противник не смог застать их врасплох...
  Кстати, я так спешил, что не взял с собой никакой бумаги, здесь в туалете, естественно, макулатурой и не пахнет. Что делать? Натянуть штаны и развеивая на ходу отвратный запах, пойти домой? Нет, это слишком, тогда уж лучше руками. Точно, а после просто вымою их в раковине.
  Говно чрезвычайно липкое, мелкие кусочки застревают под ногтями, меня тошнит, но я продолжаю надраивать свой зад, избавляясь от мерзкого налета. Так-то лучше, осталось только повернуть кран и вымыть руки. Кончиками пальцев я поворачиваю вентиль, но вода не течет. Сердцебиение учащается, дыхание не ровное, я продолжаю крутить, но воды нет!!! Очевидно, ее отключили. В тщетной попытке пытаюсь вытереть руки о стены, и тут дверь туалета открывается, и я вижу перед собой нашего куратора. Все пиздец, пулей вылетаю наружу, на ходу застегиваю штаны, мчусь по лестнице. Какой позор, от меня исходит шлейф вони и как назло по коридору шляются знакомые девчонки. У меня и до этого как-то не складывалось с противоположным полом, а теперь думаю можно вообще навсегда забыть о каких-либо отношениях.
  Нужно домой, срочно!!! Засесть за компьютер и погрузиться в виртуальный мир, где меня никто не посмеет осмеивать, где я царь и бог, где все легко и просто, где нет позора, домой. А все остальные, пошли к чертям собачьим!!!
  Опускаю голову, пробегая мимо девчонок, спотыкаюсь и падаю, они спешат на помощь, но останавливаются в одном шаге. Я чувствую, как они смотрят на мои обосранные руки. Поднимаюсь и бегу к лестнице в сопровождении женского смеха. Господи, почему я, почему это происходит только со мной?!
  Уже на выходе меня ловит ректор вместе с нашим куратором, который каким-то невообразимым образом успел переместиться на нижний этаж. Меня, молча, отводят в его личный кабинет, ни слова не говоря про обосранные руки, которые я стараюсь спрятать в карманах брюк. Мое лицо краснее любого помидора, я воняю, как старый бомжара, а кишечник вновь готов извергнуть каловые массы. Проходя в кабинет, я лишь сильнее зажимаю сфинктер, главное не обосраться перед ректором!!!
  - Ну, и как вы молодой человек можете объяснить нам изгаженные стены в мужском туалете? Неужели вы думаете, что подобный вандализм сойдет вам с рук? В моей практике это первый случай такого чудовищного неуважения к институту!!!
  Ректор сидит за столом, куратор стоит рядом, а я возле двери зажимаюсь из последних сил, пот струится со лба, мне по-настоящему хреново. Они смотрят на меня с отвращением, закрывают носы платками, из меня невольно выходит очередной протяжный залп с жижей. От неожиданности я даже выпучиваю глаза и в этот момент чувствую, как по ляжкам стекают потоки дерьма. Все, теперь я окончательно опущен.
  
  
  БЕЗВОЛЬНАЯ
  
  
   - Алло, Наташ?
  - Алло, да.
  - Привет, как дела?
  - Привет, а кто это?
  - Ну, это я, Леша.
  - А, Леша, привет, как дела?
  - Да, все нормально, чем занимаешься?
  - Я уроки делаю.
  - А, уроки делаешь, умница, молодец. А че делаешь сегодня вечером?
  - Ой, я не знаю, дома, наверное, сидеть буду.
  - Ну, ты ж никогда дома не сидишь.
  - Я всегда дома сижу, если что.
  - Я тебя каждый вечер вижу, как ты гуляешь.
  - Ну, это я не гуляю, просто так...
  - Слушай, Наташ, а что на тебе сейчас одето?
  - В смысле, что одето?
  - Ну, нижнее белье.
   - Ты дурак что ли? Какая те разница че одето, ты че?
   - Да ладно, скажи, интересно же.
   - Прекрати, а. Ты для этого мне позвонил, чтоб спросить, что на мне одето?
   - Да нет, не только для этого.
   - А зачем?
   - Ну, может, сегодня вечером встретимся, погуляем?
   - Нет, я не могу сегодня вечером погулять. Я вообще же не гуляю, тебе говорю. Я занята, мне нужно делать уроки, у меня завтра важный день.
   - Понятно, ну, не знаю, может, шампанского попьем?
   - Я же не пью.
   - Ну, не знаю, в тот раз я видел, ты с пацанами там водку пила.
   - Когда?
   - Ну, вот, помнишь в четверг? После дискотеки, там, на багажнике все было разложено, я видел как ты с пацанами водку пила.
   - Да я не пила, просто рядом стояла.
   - Да я видел как ты пила, че ты мне говоришь?
   - Да че ты мог видеть, я стаканчик поднимала, но там не водка была, там сок был.
   - Да я видел, что ты водку пила, мне пацаны тем более говорили.
   - Какие пацаны, кто тебе мог сказать?
   - Ну, вот с кем ты пила.
   - Илюша что ли? Не мог он тебе такого сказать, мы попили, потом он меня домой отвез и все.
   - Да ладно, он не просто тебя домой отвез.
   - В смысле, не просто домой отвез?
   - Вы с ним там целовались и все такое.
   - Слышь, те че надо, блин, я не пойму, целовались?
   - Мне тебя надо.
   - Знаешь, ты не по адресу.
   - Не по адресу? Ну, ты знаешь, спросил у пацанов, кого сегодня можно поебать, мне дали твой номер телефона.
   - Чего? Кто тебе дал мой номер?
   - Пацаны те.
   - Да не могли они тебе ничего дать, ты придумываешь.
   - Да не придумываю я, слышь, че ты сейчас выебываешься?! Пацаны, которые тебя ебали, дали мне твой номер.
   - Не было такого, кто тебе ваще такое сказал?
   - Да че ты мне паришь, хорош. Ну, че, давай сегодня встретимся?
   - Нет, не буду я с тобой встречаться, я че тебе какая-то шлюха что ли? Че ты мне звонишь и такую фигню говоришь?
   - Да ладно те Наташ, не горячись. Давай сегодня вечером встретимся, культурно посидим. Мартини тебе возьмем, шампанское, че хочешь.
   - Я не пойму, ты че меня развести, что ли хочешь?
   - Кто тебя развести хочет?
   - Ты.
   - Слышь, хули там выебываешься, я не пойму?! Пацаны тебя за бутылку водки отъебали, а ты сидишь впариваешь, строишь из себя такую, че ты? Все знаю про тебя и как ебли, и как по кругу тебя пускали.
   - Кто тебе такое сказал?
   - Пацаны, которые тебя ебли.
   - Это не правда.
   - Ну ладно, че ты! Ты не плачь. Наташ, ну давай встречаться?
   - Что?
   - Давай с тобой встречаться.
   - Встречаться? Ты будешь со мной встречаться, после всего того, что знаешь обо мне?
   - Ну да, ты мне нравишься.
   - Ну... ладно, хорошо.
   - А ты поебаться дашь?
   - Прекрати, а.
   - Не, ну мы ж с тобой встречаться будем.
   - Ну, посмотрим, должно время пройти.
   - Какое время, давай сразу, че ты!
   - Я так не могу.
   - Ну, как ты не можешь? Почему пацаны, которые за бутылку водки тебя разводят им сразу, а я с тобой буду встречаться и мне ни хуя?
   - Ну, потому что я встречалась там с этим парнем. Я с одним там только была и то, мы с ним три месяца встречались.
   - Че ты мне рассказываешь, три месяца встречались! Ты че хочешь сказать, ты со всеми встречалась, кто тебя по кругу пускал?
   - Это получилось случайно, я не знала, что это они, понимаешь? Я думала он один, а они, это все были. Понимаешь, я не знала, они меня просто обманули.
   - А, понятно, но ты не ссы, я не такой, я хороший. Ну, че, давай сегодня вечером встретимся?
   - Ну, давай встретимся, давай ты ко мне домой приедешь, у меня никого сегодня дома нет. Посидим, телек посмотрим.
   - Давай мы телек не будем смотреть, че зря время терять?
   - А зря, посидим, пообщаемся с тобой.
   - Ну, мы можем по-другому пообщаться.
   - Ты на че намекаешь? Понимаешь, я не могу так!!!
   - Да ладно, че ты не можешь? Нормально все будет, я с собой бутылку водочки прихвачу.
   - Да, чтоб ты меня потом бросил, да?
   - Да не, ты что, я тебя не брошу.
   - И будешь потом трепаться ходить... ладно, в аптеку только заехай, хорошо?
   - Зачем?
   - Ну, как зачем, за пряниками!
   - А, гандонов купить что ли?
   - Да.
   - А че, без них никак?
   - Ты не брезгуешь?
   - Ну, я надеюсь, ты не болеешь, ты чистая?
   - Ну, я тоже надеюсь, что ты не болеешь, но все равно.
   - Понятно, а ты это, слушай Наташ, в рот возьмешь? Ну, ты же любишь сосать, я знаю. Давай, че ты, я приеду, займемся сексом, сделаешь мне минет. Ну, чтоб хорошие впечатления о тебе остались.
   - Но только обещай, что ты будешь со мной встречаться и не кинешь после первого вечера.
   - Да, обещаю, я не кину после первого вечера. Только это, просьба одна есть, мы не будем пока при людях встречаться, а то знаешь, всякие разговоры будут там ненужные.
   - А, вот какой деловой, а потом скажешь, что ты со мной не встречаешься, да?
   - Не ты че. Ну, просто, понимаешь, потом скажут, вот Леха с шалавой встречается.
   - Я не шалава, просто получилась такая ситуация, это один раз было.
   - А тебе понравилось?
   - Какая разница, понравилось - не понравилось?
   - Ну, скажи как своему парню.
   - Понравилось.
   - Понравилось? Может, я с друзьями приду?
   - В смысле?
   - Ну, там приедем с пацанами, человек пять-шесть, затусуемся у тебя на хате, посидим, побухаем. По кругу тебя пустим.
   - Прекрати, а.
   - Ну, че прекрати, тебе ж понравилось, ты говорила. Не, я буду с тобой встречаться все равно, ну весело же будет.
   - Ну, они ничего не скажут, никому?
   - Не, ты че. Они порядочные пацаны и никогда никому ничего не скажут. Я их попрошу, и они молчать будут. О, слушай Наташ, а ты в попу даешь?
   - Как тебе сказать... ну, бывает.
   - Бывает? Ну вот, ништяк, пацаны любят в попу драть.
   - А ты будешь со мной встречаться?
   - Конечно, буду. У нас с тобой все серьезно.
   - А потом скажешь всем, что со мной встречаешься?
   - Естественно, ну не прямо так сразу, а так, через два-три дня.
   - Обещаешь?
   - Обещаю.
   - Ну, ладно, давай. Но только точно встречаешься.
   - Да по любому.
   - Ну ладно, приезжайте тогда сегодня. Возьмите там две бутылки водки и пива еще.
   - Ага, ладно, ну тогда мы вечерком, часиков в семь заедем. Ну, все, пока солнышко.
   - Пока.
  
  
  ДОСТОЙНАЯ ЖИЗНЬ
  
  
  Достойная жизнь, парень, вот что тебе нужно. Москва, столица возможностей, понимаешь? Мы с матерью хотим гордиться тобой, чтоб ты человеком стал, а не раздолбаем каким-нибудь. Ты же у нас талант, футболом занимаешься, спорт он всегда необходим, уверен, через пару лет за Спартак играть будешь. В Москве такие нужны.
  У нас одна история, возможно, одинаковые жизни, не помню как именно и при каких обстоятельствах я познакомился с Максом, но знаю лишь одно - родители отправили нас в столицу, чтобы мы смогли устроить себе достойную жизнь. Именно поэтому мы вместе. Я не футболист, хотя отец считает иначе и, кажется, уже решил все за меня, я обычный фанат, но не Спартака, чего угодно, но только не этого говна с ушами. Эти уроды и играть-то толком не умеют, мечутся по полю как имбецилы, которые первый раз в жизни мяч увидели, короче херь полная. В отличие от меня Максу вообще плевать на футбол, и на все что с ним связано, я его не осуждаю. Как можно осуждать человека, с которым знаком всего несколько часов? В большом городе ссориться нельзя, иначе он поглотит тебя как огромная вагина проститутки, проглотит два маленьких хуя и не поперхнется.
  Одним словом - Столица.
  Москва не оправдала мои ожидания, отец говорил, что это город возможностей, что здесь все иначе, не так как в нашей помойке, мол, здесь все деньги мира крутятся, и тот факт, что мы приехали сюда, уже должен был заставить слиться лавэ планеты в наши карманы. Но этого не происходило, наоборот наличные улетучились с такой быстротой, что мы и не заметили, как проебали все на свете. Оказавшись с дырой в кармане, пьяные и убитые горем мы побрели в сторону близлежащих домов в надежде обуть какого-нибудь педрилу. Говорят в Москве полно геев с толстыми бумажниками, которые ходят по улицам свободной походкой, не опасаясь нормальных пацанов. Один из таких нам и был нужен.
  Мы все шли и шли, мимо кафешек и клубов, но пидерастов и в помине не было. В какой-то момент я пожалел, что приехал в этот огромный мегаполис с его безумными жителями и такими же сумасшедшими ценами. Дома у меня осталась девчонка, отличная такая чикса с дойками, которая тащится от футбольных фанатов. Помню, как отбил ее у пацана, отбил в прямом смысле, без всякого там романтического бреда и слюнявостей. Снес парню челюсть, и она от этого вся прямо расцвела, и в тот же вечер я отпялил ее в подъезде. Отличная была жизнь, на кой черт я вообще поперся в эту столицу?
  - В жопу пидеров, - сказал Макс. - Давай обычного пацана найдем, это ж типа Москва, тут все при деньгах должны быть.
  - Давай, - спокойно ответил я.
  В голове шумело, и я хотел выпить еще. Тех бутылок, что мы купили с Максом, явно не хватало. Вскоре нас догнал какой-то пацан, который представился Дроном. У него был день рожденья или вроде того, его знакомые разошлись по домам, а бухать одному как-то не хотелось. Мы, ясен хер, согласились.
  Выпили бутылку.
  Выпили вторую.
  Выпили третью.
  Четвертую, и вроде даже пятую.
  В глазах мутно, желудок готов выплеснуть наружу все содержимое, я, говоря русским языком, что называется в очко! В такие моменты всегда становлюсь неуправляем и желаю крушить все подряд, мочить что движется, и ебать что шевелится.
  Уже было довольно поздно, когда Дрон провел нас в какой-то заброшенный дом, мы поднялись на верхний этаж, и засев на лестничной клетке стали решать, что делать дальше. Мы с Максом были за то, чтобы продолжить знакомство за очередным распитием бутылки, а вот наш знакомый, явно желал закончить банкет. Нам в принципе похуй, главное чтоб проспонсировал, а потом может валить куда хочет.
  - Не пацаны, правда, не могу.
  - Слышь, ты че не пацан? - заплетающимся языком говорил Макс.
  - Да не, мне просто домой надо.
  - Я спросил, ты не пацан что ли? - Мне стало ясно, что Макс ранее не разводил таких вот пидорков, а посему базарить принялся я.
  - Бля, Дрон, давай так, оставь нам лавэшек, а сам пиздуй куда тебе надо. Ты ж понимаешь, пацаны приехали в Москву, бля, столицу возможностей, чтоб жить достойно. А ты бля, типа друг, не хочешь им бухла купить. Те че в падлу?
  - Да не в том дело, у меня просто денег только на проезд осталось.
  Эта мудила начал действовать мне на нервы, кусок говна привилегированный мальчик из столицы, у которого денег куры не клюют, папик с мамиком наверняка шишки крутые и зажал для пацанов бутылку. У нас в городе таких хуярют без разбирательств.
  - Дрон, тебе пизды дать? - спокойно спросил я.
  - Да ладно вам пацаны, хорош.
  - Я повторю вопрос, тебе пизды дать? - Дрон стоял прямо напротив меня, всего в нескольких сантиметрах, и я отчетливо ощущал солоноватый вкус перегара, тянущийся из его рта. В такие моменты нельзя долго затягивать треп, иначе пацан смекнет, что это просто разводка, и я резко бью лбом прямо в переносицу, короткий отточенный удар. Дрон не может ничего сделать, он лишь выставляет руки вперед, пытаясь удержать меня на расстоянии, повизгивая, словно свинья перед кастрацией. Макс рвется вперед, но я его сдерживаю. - Дрон, давай бабки и вали отсюда!!!
  - Да пошли вы на хуй, - орет он в припадке. - Вам обоим пиздец, я сейчас ментов вызову, суки поселковые!
  Удар, потом еще один, еще и еще. Вновь и снова, раз за разом мы засаживаем в его рожу остро заточенные кулаки, как нож в масло, пока этот слюнтяй не падает в попытке закрыть лицо руками, он что-то бормочет, но его голос тонет в потоке наших ругательств.
  СДОХНИ СУЧИЙ УБЛЮДОК!!!
  Мы пинаем молокососа, опускаем увесистые удары на его ребра. Алкоголь сорвал крышу, и теперь два гладиатора добивают своего противника, этот вонючий кусок столичной жизни. Толпа одобряюще кричит, желая увидеть что-то новое, и Макс берет арматурину, избиение продолжается.
  ГРЕБАНЫЙ КУСОК ДЕРЬМА!!!
  Не знаю, сколько продолжалась наша тирада, помню лишь, как его тело лежит на асфальте, судорожно сокращаясь в болезненной агонии. Это был четвертый этаж, и мы подумали, что подобный трюк умалишенного пилота не будет смертельным. К тому же парень дышал и вроде даже покряхтывал.
  СТОЛИЦА ВОЗМОЖНОСТЕЙ, ПОНИМАЕШЬ СЫНОК?
  - Сам оклемается, - сказал Макс, когда мы уже спускались вниз.
  Выпивка и бары, женщины и снова выпивка. В бумажнике Дрона хватило бы на все это, но мы лишь купили бутылку водки и колы на запивку, приютившись возле какого-то подъезда. Первый день в столице выдался удачным, во всяком случае, мне так показалось.
  ДОСТОЙНАЯ ЖИЗНЬ, ПАРЕНЬ, ВОТ ЧТО ТЕБЕ НУЖНО.
  - За новую жизнь! - подняв бумажный стаканчик, сказал Макс.
  - За достойную жизнь! - ответил я.
  Мы чокнулись и залпом осушили стаканчики, когда послышался знакомый во всех городах скрип тормозов. Из бобика вышли двое мужчин, оказалось, что кто-то видел, как мы скидываем Дрона из окна и вызвал ментов. Нас нашли по горячим следам.
  Одна история, одна судьба. Семь лет лишения свободы.
  Мне было плевать на срок и на возможные проблемы в тюрьме, мне было горько - я не оправдал надежды родителей.
  В МОСКВЕ ТАКИЕ НУЖНЫ...
  
  
  ГОМОСЕК
  
  
  Вообще-то, я уверен, что моя история мало кому будет интересна... Просто хочется с кем-нибудь поделиться.
  Начиная с глубокого детства, начал замечать, что общаться с мальчиками мне интереснее, чем с девчонками, что в том возрасте было вполне естественно. Еще в детском саду я понял во время тихих часов на раскладушках, что писюны пацанов мне нравится трогать намного больше, чем ковыряться в письках девчонок, а за время "воспитания" в садике, я успел "потрогать" человека два - три.
  Потом я пошел в школу, правда, не в первый, а в нулевой класс - это когда, типа, и школа с уроками, и, вроде бы и садик, с тихим часом. Во время этих тихих часов, радостно мял рукой членик одноклассника, а надо сказать, он был совсем не против, ну и я, конечно, позволял трогать свой. Понятно, что никакого сексуального наслаждения мы тогда не испытывали. Просто детский интерес.
  Немного позже (в классе втором или третьем), снова встретил "старого" детсадовского друга. Мы были соседями, и довольно часто приводили то к нему, то ко мне подрастающих соседок "поиграть в больницу". Ну, понятно, кто был обычно доктором. И однажды, ни одной соседки не попалось под руку... Родители на работе... Повторяю, мы еще пистоны совсем! Короче разделись мы с ним полностью и начали рассматривать, трогать друг друга понятно за что, прижиматься друг к другу этим же понятно чем... Вот тут-то дружок и предложил:
  - "Возьми - говорит - ЕГО в рот"...
  Угадайте, что я сделал? Правильно! Обхватил обеими губами! Ну, а так как тогда мы и дрочить-то даже не умели, на этом все и закончилось.
  Спустя несколько лет, которые мы с ним не виделись, снова все повторилось, правда, на этот раз, он уже умел дрочить, что не преминул мне продемонстрировать.
  Снова поприжимались, потрогали... Он начал дрочить, и уламывать меня взять в рот. Короче тогда я не сломался. Друг сейчас женат, имеет дочь и вполне счастлив (и я рад за него). Мы очень редко встречаемся и всегда рады встречам. Короче все нормально.
  Остаток школьного времени, особенно старшие классы, как и все, естественно, продрочил со страшной скоростью и частотой. В это время ночью довольно часто засыпал, представляя, как беру в рот у вышеуказанного друга...
  Потом поступил в институт и на втором курсе стал мужчиной! Это в семнадцать-то лет!!! Тоже, кстати, долгая история: набухались водкой вечерком до ужаса! Хоть это к тому времени научился делать на "отлично"! Утром просыпаюсь... Девица голая рядом.
  Мутит и тошнит со страшной силой... И не помню ни хрена! Ну, вот, думаю, даже не помню, как свою первую девчонку трахнул! Девчонка, тоже, кстати, с трудом говорила утром и помнила все с таким же трудом. Позже, в сиреневом тумане, сам вспомнил, как у меня никак не вставал (с перепугу или по синьке), как удовлетворил ее средним пальцем, и как потом еще и "шлифонул" языком...
  Вспомнил, блеванул...
  Спустя некоторое время и трахнул нормально. Начали "встречаться" . Вот тогда я понял, как обалденно, когда тебе делают минет... Это продолжалось три с половиной года до тех пор, пока не застукал свою подругу, дрочащую моему товарищу. С подругой мы расстались. С товарищем, как положено, страшно подрались... И после этого я подумал, что, в принципе, даже не обижаюсь на нее. Наоборот, на ее месте, не просто подрочил бы ему, но и обязательно отсосал! Вот тогда-то я и начал сомневаться в своей сексуальной ориентации... И, именно в это время, на моем пути встретился один пацан, про которого много кто говорил, что он берет в рот.
  Короче, не специально, но не важно как, оказались мы с ним в одной постели. Нет. Мы не трахаться ложились, просто спать собирались. Короче он первый начал меня обнимать, целовать, гладить по жопе и трогать за член. Я очень сильно возбудился! Спустился под одеяло... Взял в рот его член и начал сосать. Ну, а так как я это не очень-то умел делать, он предпочел вздрочнуть на меня. Впервые чужая сперма оказалась на моем теле. Потом он пытался трахнуть меня, но - голяк! В смысле, не представляю чей-то член в своей жопе. У меня он не взял. Короче, с этим все. Но мне понравилось...
  После этого трахал пару случайных девчонок. Но это случалось не очень часто, так что в основном тупо дрочил. Пока снова не узнал об одном парне, что ему уже несколько человек "давало на пакет".
  Знакомы мы с ним были очень отдаленно. Под каким-то предлогом пошли с ним ночью в парк. Стоим. Курим. Спрашиваю его, глупо так:
  - Ты дрочить умеешь?
  А он смотрит на меня и улыбается... Умеет, типа.
  - Подрочи мне, - говорю.
  Улыбается. Расстегиваю ему ширинку, беру его член в руки, начинаю гладить и подрачивать... Тут, как на зло, какие-то люди начали мимо ходить, хоть и темно, но интима никакого блин! Поменяли место дислокации.
  - Возьми у меня в рот, - говорю.
  Он, молча, становится на колени и отсасывает у меня. Кстати, по сравнению с моей первой девчонкой, сосет он не очень... Но, так как выбора особенного-то и нет, согласитесь, сосущего мужика трудновато найти, спустя некоторое время, снова нахожу его.
  - Пойдешь со мной?
  Идет.
  Жаль - родители дома! Беру ключи от подвала. Спускаемся туда. Я кончаю ему в рот. Он - мне между ногами (не в анус, а именно между ногами - там, где дырка в яички переходит).
  Дальше - сплошной одинокий онанизм... Дрочу и представляю, как сначала он у меня отсасывает, а потом я у него... От второй мысли кончаю очень быстро! Все! Надо
  его срочно найти!!! Пока шел от своего дома к его, член стоял всю дорогу!!! Чуть не кончил по пути! А вот и он! Солнце мое, идем ко мне?!!
  Времени в обрез! Вот-вот придут родители. Полностью не раздеваемся. Он лежит на спине, я сверху. Задираю ему футболку до шеи. Лижу соски, грудь, живот, ниже...
  расстегиваю ширинку... О, как ты рад меня видеть!!! Хоть его член даже чуть меньше моего (а я тоже не могу похвастаться размером), но очень правильной красивой формы... Короче не могу удержаться от того, чтобы не взять его в рот... Потом спускаю его и свои штаны ниже колен, прижимаюсь к нему всем телом. Как же приятно! Ни с одной телкой так не было! Теперь я лежу на спине, а он, стоя на коленях, как бы трахает меня в рот... Свободными руками массирую ему яички, глажу по груди, животу, лобку, спине, сжимаю ягодицы.
  Потом он сосет у меня. Скоро кончу! Да и его член подозрительно подергивается... "Идем на пол!" И вот, оказывается, какая моя любимая поза - 69!!! Сосать, когда сосут тебе - это вообще полный пиздец!!! От такого удовольствия очень быстро кончаю ему прямо в рот. Друг мой оказался более терпеливым, поэтому сосу ему еще некоторое время.
  Неожиданно он выдергивает у меня изо рта член, быстренько дрочит и кончает себе в кулак. Ну и ладно! Тем более что я еще не уверен, не блевану ли я, если чья-то сперма попадет мне в рот... Колбасит сам факт, что я отсосал у пацана так, что он кончил!
  Мы после этого еще встречались, пососали, вздрочнули друг другу на жопу и разбежались. Но 69 не забуду никогда. Лучше до сих пор ничего не пробовал! Сейчас дружок мой где-то запропастился. Ищу его давненько. Как найду - все мозги через хуй высосу!
  Ну, а так как у меня давно никого не было, а дрочить, хоть и можно, но не постоянно же, а на девчонок последнее время просто не встает, пошел как-то жутко пьяный в парк ночью "зацепить себе пацана". А надо сказать, что наш парк - излюбленное место всяких онанистов и педерастов.
  Часа два ночи. Тишина. Никого. Прошло каких-то пару мужиков, но либо старые,
  либо намного крупнее меня, что не подходит, на случай, если захотят меня отпиздить. Ищу одиноких некрупных подростков.
  Наконец идет один. Поравнялись.
  - Хочешь, я у тебя в рот возьму? - втупую спрашиваю.
  - Ты че? Дебил?
  - Да, - говорю.
  На этом разошлись. Иду дальше...
  - Эй! Иди сюда! - это он вернулся.
  - Бить будешь?
  - Нет. Пошли... Возьмешь...
  Он устроился поудобнее, оперевшись о какую-то стену. Я встал на колени. Расстегиваю ему ширинку. О, дружок, так ты - тоже педераст, если собираешься пацану в рот надавать, и еще даже не начал, а член так торчит, что вот-вот трусы порвет!
  Как я сосал!!! Классика жанра!!! Как бы я хотел, чтобы и мне так отсосали!!! В смысле так классно! Такому минету пацык долго сопротивляться не мог, и очень скоро со страшной силой извергнулся мне в рот! Сперма на вкус оказалась не противной - наоборот. И если до этого я еще что-то накручивал насчет гомосексуализма - гетеросексуализма и так далее, то теперь я - конченый хуесос и мне все по барабану.
  Мне нравится дрочить. Когда я дрочу, частенько засовываю палец в жопу - так я кончаю быстрее. Так что возможно скоро и начну в жопу трахаться. Хотя вряд ли. Это, наверное, больно! Но больше всего мне нравится сосать хуй! Я не могу это объяснить, но чувствовать во рту что-то чужое, но живое и теплое, и ждать, что тебе в рот вот-вот кончат теплой сладковатой спермой - вот настоящее мужское счастье!!!
  
  
  ПОЛОЖИТЕЛЬНЫЙ
  
  
   - Анализ дал положительный результат.
   Я так и знал, готовился к этому, словно внутренний голос подсказывал, что именно такой ответ и предстоит услышать. Что поделать, дерьмо случается, как говорил Форест Гамп, и он был абсолютно прав! Единственное, что меня сейчас гложет, так это вопрос, кто виноват? Я сам? Может быть, в принципе это не так уж и важно, главное теперь совершить акт возмездия. Потому что в этом виноват не только я, виноваты все, поэтому и отвечать придется всем!!!
   Я возвращаюсь домой, по привычке включаю телевизор, сижу на диване, просматривая сводки новостей за неделю. Ничего особенного, убийства, грабежи, изнасилования, разговоры о кризисе, десятки тысяч остались без работы, смерть Майкла Джексона, на его поминки продают билеты, а тело в то время уже гниет какую неделю, все говорят о том, какой он был хороший и как жаль, что не успел сделать больше. Потом показывают довольные лица суперзвезд, обедающих в шикарных ресторанах, золотую молодежь, танцующую в ночных клубах. Жизнь не останавливается, планета по-прежнему вертится, дом 2 продолжает отуплять мозг, а простые люди умирать на улицах. Все нормально, так и должно быть.
   - Сынок, иди обедать!
   - Иду.
   Мать приготовила салат из дешевых крабовых палочек, картошку с котлетами, вывалила грибов в маленькую миску, в бокалы налила красного вина. С чего это такая щедрость?
   За столом появляется довольное лицо ее нового хахаля, так вот к чему все эти блюда, теперь мне все ясно. Он обводит стол тяжелым взглядом, приветливо кивает мне, после чего садится на табурет.
   - У тебя классная мать, вот что я тебе скажу! Поэтому слушай внимательно, сынок, если ты ее хоть пальцем тронешь, будешь иметь дело со мной, я ясно выражаюсь?
   - Нет, - улыбаясь, говорит мать. - Он у нас хороший мальчик, не стоит его пугать.
   Хахаль, довольный ответом, принимает у матери тарелку с картофелем и, подмигивая мне, набивает рот. На нем синий спортивный костюм, засаленная белая майка и черные носки. Лицо небритое, волосы взъерошены.
   Он говорит.
   - У тебя подруга есть? - в ответ я лишь мотаю головой, мне совсем не хочется с ним разговаривать. - Ты че пидор?
   - Нет.
   - А чего тогда бабы нет? Ты смотри у меня, я пидорков в доме не потерплю, сразу на улицу отправишься, я ясно выражаюсь?
   - Я нормальный.
   Меня настораживает этот мужичок, слишком уж он наглый, появился в нашем доме и ведет себя так, словно это его квартира. Уверен, пробудет здесь недельку и ему найдется замена, в этом плане моя мать страшно предсказуема. Она не может жить с одним мужчиной, ей становится скучно. Поэтому находит другого, еще более сильного и тупого. Так было всегда и так будет.
   - Давайте выпьем, - говорит она, поднимая свой бокал.
   - О, правильно говоришь, че всухомятку жрать-то? - вновь подмигивает мне, я нехотя поднимаю бокал. Звучит звон стекла, мы чокаемся и выпиваем.
   - Твоя мать отличная баба, - потирает ее руку, и мать расплывается в самодовольной улыбке. - Такой обед приготовила, молодца!
   Я стараюсь как можно быстрее прикончить еду и уйти в свою комнату, мне противно находиться в обществе этого урода, слишком уж он борзый. К тому же план возмездия не терпит отлагательств, сейчас каждая секунда на счету.
   Доедая, поднимаюсь с места и, отказавшись от очередной порции вина, удаляюсь. Хахаль идет за мной, очевидно у него ко мне какое-то дело. Раньше все предыдущие мужики, живущие вместе с моей матерью, старались сдружиться со мной, первые дни они молча слонялись по квартире, потом угощали меня пивом, давали карманные деньги, и на этом все заканчивалось, так как им на смену приходили другие. Но этот совсем другое дело, ему плевать на мое расположение.
   Мы заходим ко мне в комнату, и он закрывает за собой дверь. На его лице по-прежнему наглая ухмылка, садится на диван и пристально смотрит мне в глаза, как будто бросает вызов.
   - Слушай сюда, парнишка, я знаю, что до меня здесь побывало море мужиков, но вот что я тебе скажу - все они просто смазливые пидорки, которые не могли удовлетворить ее в постели. Я другое дело, - он хватается за свою промежность, всем видом стараясь показать, что у него с этим делом все в порядке. - У меня хуй стоит даже если на него гирю привесить, я ясно выражаюсь?
   - Ясно, - отвечаю я.
   - Так что мой тебе совет, закрывай уши по ночам. Или вообще найди себе другую хату, думаешь, твоей матери охота всю жизнь тебя на горбу таскать? Ей мужик нужен, а не ребенок, я ясно выражаюсь? Ты ведь не педераст, правильно? Найди себе девчонку и живи у нее, ладно?
   Я лишь киваю в ответ, что я могу еще сказать? Он протягивает руку, я с неохотой ее пожимаю, и довольный хахаль отправляется обратно на кухню. Я слышу его речь и закрываюсь на щеколду, мне противен его хрипатый голос.
   Впрочем, нужно отвлечься, создать оружие для возмездия, пусть ответят за все!
   Из-под кровати достаю все необходимое, ложку, зажигалку, заготовленный чек и пластмассовый баян. Высыпаю содержимое чека в ложку, с окна беру бутылку с водой, добавляю немного, размешиваю спичкой, нагреваю над зажигалкой. Пара минут и теперь все готово. Коричневая жижа бурлит в ожидании шприца. В ложку бросаю кусочек ватки, которая будет действовать как фильтр, набираю через иглу заветную жидкость. Закатываю рукав, вмазываюсь. Мне хорошо, настолько охуенно, что все проблемы сами собой исчезают под толстым слоем блаженства.
  В баяне остались капли крови - оружие моего возмездия!!!
  Раздается стук в дверь.
  Кто это?! Мать или ее хахаль?!
  Быстро прячу инструменты обратно под диван и открываю дверь. Вновь самодовольная ухмылка, от него воняет вином и котлетами, меня начинает тошнить.
  - Ты че тут делаешь?
  - Ничего, - мутно отвечаю я.
  - А с глазами че? - он берет меня за подбородок и всматривается. - Наркоман что ли? Бля, пацан, пиздуй из квартиры, пока я тебя не отхуячил!
  - Что случилось? - слышу я голос матери, доносящийся из кухни.
  - Все нормально, - кричит в ответ хахаль, потом наклоняется и шепчет мне на ухо. - У тебя пять минут, чтоб съебать отсюда, я ясно выражаюсь?
  - Ясно.
  Теперь мне все ясно! Забираю шприц, ложку и остатки чека, одеваюсь и отправляюсь на улицу. Дорога домой закрыта, это мне тоже ясно, как ясно и то, что теперь всем им пиздец!!!
  На остановке жду переполненный троллейбус, или автобус, что первым придет. За это время с баяна снимаю иглу и прячу в кармане, капли крови вполне достаточно. Меня колбасит по полной программе. Тошнота и радость смешались, образуя совершенно невообразимый коктейль. Усаживаюсь на железную скамейку. Вокруг меня какие-то бабульки с сумками, школьники с ранцами наперевес, курящие мужики, все ждут троллейбус и не подозревают об угрозе скрюченного парня, который сидит сзади них.
  Это моя последняя весна, и моя цель проста - сделать так, чтобы она стала последней и у остальных. Повсюду грязь и слякоть, вороны кружат в небе, по обочинам дорог доживают последние деньки тающие сугробы, из оврагов тянет гарью вперемешку с бензином. Мне не страшно покидать этот мир, он слишком ужасен.
  Наконец-то подходит троллейбус, забитый битком, то, что нужно. Все рвутся в открытые двери. Пропускаю перед собой старушек, потом детей и втискиваюсь вслед за ними, останавливаясь возле влюбленной парочки. Парень, на вид лет двадцать с небольшим, девчонка примерно того же возраста, стоит прямо передо мной. Я сжимаю в кармане иглу, но мне пока страшно.
  - Отреагировала хорошо, - говорит она с улыбкой на лице. - Сказала, мол, твой Слава лучший из всех парней, и что за такого ей не страшно отдавать дочь. Да и папа тоже рад, так что уверена вы найдете с ним общий язык.
  - Я тебя так люблю, если бы ты только знала! - с такой же улыбкой вторит парень, крепче прижимая к себе подругу, я сзади.
   - И я тебя, - отвечает девчонка, после чего подскакивает и смотрит на меня, но поздно, игла снова в моем кармане и я лишь непонимающе гляжу в их сторону.
  У ТЕБЯ СПИД...
  АНАЛИЗ ДАЛ ПОЛОЖИТЕЛЬНЫЙ РЕЗУЛЬТАТ.
  СПИД НЕ СПИТ, ПАРЕНЬ!!!
  Продвигаюсь дальше по салону.
  Игла наготове.
  Передо мной мать с ребенком.
  Мне больше не страшно...
  
  
  
  
  
  Отрывок из местной газеты:
  Внимание, прокатилась волна слухов, что в городе орудует молодой человек, заражающий людей СПИДом через иглу. Будьте чрезвычайно бдительны, так как одного укола зараженной иглы хватит для передачи заболевания. Поэтому, если вас все же укололи, срочно обратитесь в Центр профилактики и борьбы со СПИДом. Результатов первого анализа придется ждать от трех дней до недели. Повторные анализы сдаются каждые три недели в течение года.
  
  
  БОЛЬНЫЕ СВЯТОШИ
  
  
   Сколько можно?! Разве они не понимают, что я не собираюсь разговаривать?! Они приходят каждый день и говорят со мной о своих проблемах, о том, что произошло вчера, позавчера, о том, что случится завтра, а мне просто насрать. Я уже научился контролировать свой кишечник, это одна из частей тела, которой я управляю лучше всего. И как только они говорят мне о том, что случилось в мире, или в нашем дворе, или на кухне моей дорогой мамаши, я тут же испускаю пронзительный звук, который буравит до мозга костей, и хожу под себя. Я продолжаю извергать каловые массы до тех пор, пока они не заткнуться и не позовут медсестру, чтобы та поменяла каловый мешок. Это такая приблуда, вроде кишки тянущейся из моей дырки в стеклянный сосуд под кроватью. Удобная вещица, жаль, что раньше у меня такой не было.
   - Привет, сынок, - снова они. - Ну как ты здесь?
   Что за тупой вопрос, мать вашу? Как я здесь, да так же, как и раньше, лежу и сру, что я еще могу делать? Вот если бы вы привели сюда сытную телу, и чтобы она мне хорошенько отсосала, может быть, я тогда и поднялся бы и сказал вам долбаное спасибо. А так, уж извините, ничем не могу обрадовать.
   - Мы тут вчера видели Ирину, она сказала, что пока не сможет к тебе зайти, но в скором времени, обязательно навестит. У нее сейчас мама заболела, ничего серьезного, но врачи рекомендовали все-таки за ней присматривать.
   Нормальная тема, то есть ее мамаша кашляет и эта сучка сидит с ней, а я здесь даже пожрать без чьей-либо помощи не могу и она ни разу ко мне не заявилась!!! В данном случае дело ясное, наверняка эта поблядушка нашла себе ебаря и теперь вертится на его хую, а моим родителям заявляет, что присматривает за больной мамашей. Если бы они были хоть немного умнее, то наверняка бы все просекли, но нет, старперы предпочитают верить на слово. Со мной эта шняга не пройдет, доверяй, но проверяй, как говорится. В знак несогласия я пускаю вонючий залп фейерверка, который заполняет смрадом всю комнату. Давайте, суки, дышите полной грудью, этот праздник специально в честь вашего прихода.
   - Мы сегодня с ребятами к тебе пришли. Доктор сказал, что общение с ними пойдет тебе на пользу.
   Черт, если бы я знал, что пацаны здесь... неудобно получилось, они наверняка обсосут эту ситуацию с пердежом сегодня вечером, короче вернусь во двор под дружный смех братвы. Блядская мамаша, не могла сказать пораньше, что они здесь.
   - Здорово братуха, мы тут недавно ходили на матч, в этом сезоне наши рвут всех конкурентов, короче кубок не за горами. Хреново, что с тобой так получилось, тебя сильно не хватает на трибунах.
   - Видишь, сынок, все за тебя переживают.
   Ясен хер, мамаш. Кто же еще будет выносить выродков, если не я?
  Как мы отрывались на трибунах - это была сказка. Первый тайм пацаны распределяются потрое, смешиваются с чужаками, естественно, сняв шарфы и прочую атрибутику, которая могла бы нас выдавать. В итоге получается, что каждый чужак находится под присмотром отдельно взятой группы. Мы ждем первого гола чужой команды, и когда косоногий дебил забивает мяч в наши ворота и все вскакивают со своих мест, за дело беремся мы. Умело пронесенная дымовая шашка тут же летит вниз, тем самым, на некоторое время, скрывая нас от зорких взглядов охраны, а мы выносим каждого, на ком красуется шарф чужака. Веселые времена были.
  - Тетя Марин, а что врачи говорят, он скоро на ноги встанет?
  - Ну, по предварительным прогнозам к зиме, а так... одному богу известно.
  Моя мамаша набожная женщина, в доме полно иконок там всяких, библий и брошюрок, она постоянно ходит на какие-то собрания, даже меня пыталась пару раз с собой затащить. Но я парнишка крепкий, меня этим религиозным дерьмом не заманишь. Не, я и сам типа православный и все такое, но ходить на собрания и распевать песенки про любовь к господу нашему, под аккомпанемент дешевого синтезатора, вместе с очкастыми девственниками и вонючими старухами, это слишком. По мне, лучше держать веру в себе, чем выставлять ее напоказ, таким пошлым образом.
  - Да, хреново вышло с тобой братишка. Эти футбольные фанаты настоящие звери, если бы только мы оказались тогда рядом, уверен, этого бы не произошло.
  - Не вините себя мальчики, на все воля божья. Христос страдал за наши грехи, будучи распятым на кресте, а мое дитя платит за грехи человечества, распятый на больничной койке.
  Че за пургу вы там гоните, эй?! Какие грехи, мать вашу, какие звери, вы о чем?! Пацаны стараются отвезти от себя подозрения, это понятно, но зачем сравнивать меня с всевышним? Не поминай господа всуе, мать ты че забыла?
  - Да, наш братишка святой, это точно.
  Я пускаю очередной залп в знак протеста, теперь более протяжный и уж точно более вонючий. Одумайтесь, идиоты, святой не может так пердеть, заберите свои слова обратно, пока вас не поглотила гиена огненная!!!
  - Вдыхайте аромат мальчики, это запах святыни.
  - Воистину глаголете, тетя Марин. Давайте пацаны, вдыхайте глубже.
  Какого хера, перестаньте!!! Это просто пердежь чувака, прикованного к койке, и ничего более! Какой позор, перестаньте сопеть носами, не забирайте мои святые газы.
  
  
  ПРОДАВЕЦ
  
  
  ПАКЕТ МОЛОКА 25 РУБ. 00 КОП.
  САХАР 23 РУБ. 00 КОП.
  АПЕЛЬСИНОВЫЙ СОК 30 РУБ. 00 КОП.
  ЧИПСЫ 42 РУБ. 00 КОП.
  ПИВО 22 РУБ. 50 КОП.
  - С вас сто сорок два рубля пятьдесят копеек.
  Каждый день я просыпаюсь в восемь утра с красными глазами от недосыпания и больным животом от некачественной еды. Иду в туалет, быстро бреюсь, сру, потом надеваю униформу, поверх нее куртку и отправляюсь на работу. По правде сказать, это даже не работа, скорее подработка. Продавец в магазине - нет ничего унизительнее. Это как-то не по-мужски, согласитесь? Нет, я понимаю, если бы я продавал видео или музыку, или машины, или аппаратуру, да что угодно, но только не продукты.
  Однако у меня нет иного выхода, деньги нужны до зарезу.
  Накрахмаленная рубашка с бейджиком, где красуется мое имя и фамилия, тугой галстук сжимается на шее мертвой хваткой ненавистного босса, которому насрать на всех подчиненных, ему нужен лишь доход. Дешевые ботинки и дурацкая прическа с зализанной на бок челкой - я полный идиот!!!
  Улыбайся во всю глотку, ведь именно от этого зависит твое счастье. И я улыбаюсь каждому пьяному выродку, каждой дурно пахнущей старухе, мамаше с вечно вопящими детьми, малолеткам и бомжам - ведь я их слуга.
  - Сколько? - от мужика исходит стойкий перегар, он покачивается, ковыряясь в кошельке грязным пальцем.
  - Сто сорок два рубля пятьдесят копеек, - снова говорю я.
  ДАВАЙ СЮДА СВОИ ЧЕРТОВЫ ДЕНЬГИ И ПРОВАЛИВАЙ УБЛЮДОК!!!
  - Ты меня наебать решил? - недобрый взгляд алкаша буравит насквозь, но я продолжаю улыбаться и лишь пожимаю плечами. - Че ты так сидишь вальяжно?
  - Мужчина, будьте любезны, заплатите стоимость товара, - говорю я как можно дружелюбней, хотя в душе понимаю, что это не поможет, но нужно держать марку магазина.
  - Слышь, я спросил, ты че такой вальяжный, ебаный в рот, а? - мужичек уже наклоняется за кассу, пыхая спиртовым смрадом, вытягивает руку, и я инициативно отклоняюсь назад.
  Я продавец в продуктовом магазине, мне двадцать один год и я раб всех засранцев земли, даже уборщицы сортиров стоят выше меня, потому что мне приходится обслуживать их. Бомжи, наркоманы и проститутки - я им прислуживаю. Где справедливость, мать вашу?! Какого черта я должен лизать их задницы, засовывать язык так глубоко, чтобы подцепить остатки засохшего дерьма?!
  Меня сменяет молодая продавщица, которая тут же находит общий язык с проблемным покупателем. Я встаю из-за кассы, направляюсь в подсобку и тут же получаю удар под зад. Оборачиваюсь, вижу лучезарную улыбку алкаша, который вдобавок еще и плюет мне в лицо.
  БЛЯДЬ, ЕБАНЫЙ КУСОК ГОВНА!!! ЧТОБ ТЫ СДОХ, СУКА ГНИЛАЯ!!! БЛЕВАТЬ, МЕНЯ БЛЕВАТЬ ТЯНЕТ ОТ ОДНОГО ТОЛЬКО ЗАПАХА ЭТОЙ ХОРЧИ, ТАМ ЖЕ КРОШКИ МОКРОТЫ, ТВОЕЙ ГРЕБАНОЙ ГЕПАТИТНОЙ ЖИЖЫ!!! БЛЯДЬ!!!
   Люди вокруг, наблюдая за этой сценой, лишь безучастно отводят взгляд в сторону, кто станет заступаться за прислугу? Я тоже не могу ничего сделать, зал находится под видеонаблюдением камер и в случае чего, меня тут же уволят. Остается лишь утереть вонючую слюну, капающую с губы, рукавом, и отправиться курить. Долго и много, восстанавливать душевное равновесие и материть весь белый свет за его несправедливость.
  ПРОСПИРТОВАНЫЙ УРОД, КАКАЯ МРАЗЬ ПОДАЛА ТЕБЯ НА СВЕТ БОЖИЙ?! ТУПОЙ ГОПОВАТЫЙ ВЫБЛЮДОК!!!
  Люди, почему вы смотрите на продавцов так, будто они вам что-то должны, почему считаете себя выше?! Это, блядь, наша работа подносить вам покупки, брать за них деньги и набивать кошельки своих хозяев, но мы в этом не виноваты!!!
  В туалете умываю лицо с мылом, вытираюсь и выхожу на улицу, где стоит Женек, который на свой домашний социально безвредный лад, так же является продавцом в этом злоебучем магазине. Стреляю у него сигарету, закуриваю. По-прежнему тянет блевать, запах хорчи словно въелся в кожу, пропитал организм до основания.
  - Блядь, ебаные уроды, - говорит он между глубокими затяжками, - сейчас сорок минут помогал пьяному дебилу выбрать, сука, молоко, у которого жирность окажется больше.
  - Этот ублюдок, сейчас мне в рожу харкнул, перед всем залом, да еще и пинка отвесил. Я вот порой поражаюсь, блядь, сколько ублюдочных сук в нашей стране! Почему в других странах никто не издевается над продавцами, почему, блядь, в России все через жопу?!
  Женек, бросает бычок за угол и скрещивает руки на груди, плюет под ноги.
  - Отравить их на хуй и всего делов.
  - Ага, - соглашаюсь я.
  Какое-то время мы продолжаем стоять в шуме вечернего города, отовсюду слышится гул машин, крики пьяных подростков из подворотен, звонкий смех девиц, все рады и счастливы, после трудового дня смотрят дома телевизор. Только мы - слуги ваших загнивающих желудков, торчим на работе, чтобы прислуживать и лыбимся, как полные кретины, хотя у самих настроение, хоть в петлю лезь.
  - Сколько до закрытия? - спрашивает Женек.
  - Пять минут, - докуривая сигарету, отвечаю я. - Сейчас бы пивка.
  - Ты знаешь, у меня есть друг, который работает на пивоварне, он там температуру в чанах поддерживает, чтобы не повышалась и не понижалась. Так вот, у них во время обеда, весь народ сваливает в столовую и остается только мой друг с мужиками, ну чтобы за температурой продолжать следить. И вот он рассказывал, что такое на самом деле пиво. Во время обеда, они с мужиками отливают в эти чаны, понимаешь?
  - Отливают что?
  - Что-что, ссут они туда, ясно? Причем такое дерьмо творится на всех пивоварнях, из чего можно сделать вывод, что все пиво, которое мы пьем, содержит в себе частицы их мочи. Теперь ты понимаешь, к чему я веду?
  ВСЕ ЭТО ВРЕМЯ Я ПИЛ МОЧУ!!! МНЕ В РОЖУ ДЕРЬМОМ ПЛЮНУЛИ, БОТИНКОМ ПО ЖОПЕ ВЪЕБАЛИ И ТЕПЕРЬ ЕЩЕ ВЫЯСНЯЕТСЯ, ЧТО Я ВСЮ СВОЮ ДОЛБАНУЮ ЖИЗНЬ ПИЛ ССАКИ КАКИХ-ТО КОЗЛОВ!!!
  - К чему? - спрашиваю я.
  - У меня давно эта идея возникла. Заебало отношение клиентов, они относятся к нам, как к куску жвачки на их подошве. Ты подходишь к ним с радостной улыбкой, спрашиваешь - чем могу помочь, и в ответ слышишь лишь брезгливое - нет, спасибо мы сами посмотрим. Мы ничто! Блевотина мира по сравнению с нами и то пользуется большим уважением. И вот сегодня мы им отомстим!
  Женек улыбается, для нас это часть рабочей униформы, но это не та улыбка. Ему хорошо, он весел, в его глазах читается грандиозный план возмездия. Он продолжает.
  - У меня с собой крысиный яд. Скажем остальным, что немного задержимся и сами закроем магазин. Отключим камеры, пройдемся по полкам и незаметно добавим в состав товаров новый ингредиент. Ну, что скажешь?
  - А что тут можно сказать? Я согласен.
  Алкоголики, мамаши с орущими детьми, недовольные старики и вонючие старухи, малолетки, бомжи, наркоманы и проститутки, богатые и бедные, уборщицы и директора, уроды на дорогих тачках - все, кому мы прислуживаем. Теперь хищник стал жертвой...
  
  
  RAVE
  
  
  - Ахахахах. ААААА, а-ха-аа-ха-аааааа-аа-а-ааа!!! ААААААааа, ааааа-м, а-а-а-ааа... У меня текут слёзы, я плачу. По позвоночнику бежит электрический ток, направляясь прямо в мозг!
   - ААаАААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААА, аааа-ааха-хаааа!! Я не смеюсь, я кричу. Они испугались моей реакции. Я похож на гребаного психа. Что ж поделать, если мои чувства надулись как мочевой пузырь после пивнухи, еще немного и обоссусь! Я решаюсь открыть глаза и вижу, как они пялятся и что-то говорят, мне, если честно на это наплевать, и я беру и плюю в их сторону! Получите, ублюдки! Кто-то проливает краски прямо на мои глаза и начинает рисовать картины на лице, размазывая жижу по роже. Я не сопротивляюсь, протягиваю руки, и мне их целуют. Так мягко и приятно, каждый пальчик получает ласку. Я хватаю удовольствие за волосы, но они вдруг отрываются, и я кидаю их на пол. Все лицо в красках, они затекают мне в глаза и разъедают слизистую. Я проваливаюсь, вот я уже на полу. С меня пытаются содрать одежду, они хотят видеть меня голым. Мне больно и приятно одновременно.
  - Давай, детка, всего один "диск", тебе от него не станет плохо. Это ведь не два матраца "тригана", которые ты тогда запивала дешевым пивом. Нет, ты не будешь блевать, как в прошлый раз, всего одно маленькое колесо, которое увезет тебя в страну счастья.
  Я смотрю в ее широко раскрытые глаза, зрачки пока еще суженные, но это пройдет. Сегодня rave и туда неприлично идти без дерьма в крови. Конечно, можно было бы взять что-то посильнее "Е", но боюсь, моя подруга дала бы задний ход, да и денег не так уж и много, чтобы тратить их на разных сук, которые тебе и спасибо потом не скажут. Вообще, с какого хуя я ее уламываю? Да все потому, что со всеми знакомыми нормальными телками я недавно разосрался в кашу и теперь ищу себе компанию на вечер. Да уж, скверный у меня характер. Нельзя сказать, что я такой мачо и от цыпочек у меня нет отбоя. Возможно бы так и было, если бы не мое маленькое пристрастие к различным стимуляторам. Ведь порошки и таблетки куда интереснее пизды, хотя если все совместить, то может получиться неплохой mix удовольствия. А вот и ответ на вопрос о смысле оттягивания ушей Даши (бля, не забыть бы как ее зовут в какой-нибудь ответственный момент) в сторону колеса на rave , ведь потом я планирую хорошенько ее оттрахать в сортире. Но не просто трахнуть, как какой-нибудь неудачник-девственник и ботан, который как червь ковыряется в энциклопедиях, надеясь сильно поумнеть, после найти высокооплачиваемую работу и снимать за деньги баб, потому что без денег ему даже самая уродливая и жирная женщина на свете не дала бы. Вот в чем стимул таких людей. Многим знания на хуй не нужны, весь запар только ради таких примитивных вещей, как секс, например. Чувак вроде интеллектуал, но на самом деле по развитию отошел недалеко от животных, раз на уме только ебля и ради нее он готов насиловать свой мозг в большой голове, чтобы потом маленькая голова, что между ног, смогла погрузиться в тепло настоящей женщины. Ну, так вот, трахать я свою подружку планирую жестко, чтобы та визжала от работы моего "дружка". Я люблю жесткий секс, да и под допингом эмоции сложно контролировать, хотя я все еще девственник, сегодня это пройдет.
  Подумать только, как она вообще согласилась на такое дерьмо, как выдохшееся пиво плюс горькие таблетки триган-Д, которые она разжевывала, так как не могла проглотить из-за их размера. Тот чувак, похоже, сильно присел ей на уши, рассказывая сказки про приход, раз она с таким энтузиазмом все проглотила. Лично я давно отказался от этих транков, приход не оставляет бурных воспоминаний и эмоций, а сушняк долбит пиздец. Да и печень лучше разрушать препаратами, которые делают тебя куда счастливее дешевых аптечных горьких конфеток. Хотя конфетками их может назвать разве что наркоман или душевно больной. Но я, черт возьми, уже давно задумываюсь о том, что стал одним из таких вот отрицательных персонажей. Хотя плевать, живем один раз. Есть такой девиз, знаете? Только он у меня еще дополняется такой фразой: "живем один раз и в этот "раз" нужно обязательно попробовать как можно больше дряни".
  - Во сколько будет дискотека? - говорит мне Дашка, согласившись на допинг.
  Рассказы о том, насколько Е круче пива, наверняка разбавленного чьей-то мочой с горстью говно-транков, принесли плоды. Хотя ведь это на самом деле так!
  - Она уже началась, но с самого начала там отстойно, так что мы идем чуть позже, да и будет время чтобы подействовала табла.
  Закидываюсь сам, расплываюсь в улыбке. Да, скоро начнет переть, и нужно уже двигать в сторону громкой музыки и веселых утех. Беру свою новую телку за руку и тяну за собой. Герла неплохо выглядит, хотя у меня есть подозрения, что она пизданула насчет возраста. На самом деле ей наверняка лет четырнадцать, а не восемнадцать, как утверждалось с ее стороны. Хотя кто их поймет: куча краски и подобного дерьма на лице, толстые ляжки, прокуренный голос. Да я бы ей все сорок дал! Хотя нет, тут я уже преувеличил. Черные волосы чуть ниже плеч, немного неуклюжая походка. Зато задница что надо! Или это уже начинает действовать колесо? Все вокруг становиться красивым, мягким, привлекательным и задница подружки не исключение. Да точно, ешка в деле. Эта сука меня явно привлекает!
  Подходим ко входу. Меня уже начинает рвать, я это чувствую, и мне это нравится. Надо побыстрее пробраться внутрь, сесть на какой-нибудь диванчик и хлебнуть пивка. Проходим фэйс (хотя это фэйс-контролем назвать сложно. Два обдолбаных петуха на входе. Один уже что-то чирикает невнятное, хочет со всеми обниматься и пропагандирует мир во всем мире. Второй тупо смотрит в одну точку. Болты уже по пять копеек, как говорят в народе. Вообще у меня уже возникли сомнения на счет принадлежности их к персоналу заведения, как будто настоящие "постовые" ушли поссать и попросили каких-то завсегдатаев зависал клуба потусоваться для виду на входе минут пять-десять), проходим длинный коридор холла, и я сразу же бегу в бар смочить горло. Пиво - больше позитива! Угощаю свою новую пассию-на-вечер димедрольным пивом и отправляюсь на танцпол. Пускай чикса пока очухается с дороги, а я пойду, проверю, нет ли каких знакомых здесь. Пробегаюсь взглядом по плоскостям, которые скажу я вам заметно стали мягче, плавнее и теплее. Просто хочется пялиться на все подряд, будь то разогревающийся танцпол с телками или лужа чьей-то блевоты, оставленная уже заметно перебравшим пэпсом, который видимо, пришел сюда самый первый, чтобы напороться водки побыстрее, а может и еще чего-нибудь. Итак, пробегаюсь взглядом, вижу каких-то знакомых людей, решаю подойти поближе, узнать и поздороваться. О, кажется это Колян с какими-то двумя жирными блядями, кажется, я их видел где-то, но память в последнее время меня что-то часто стала подводить. Стоят в уголке и дружно лыбятся чему-то.
  - Даров, Колян! Вижу, ты сегодня чем-то очень доволен, раз улыбка уже до ушей! Наверное, мама разрешила прийти на час позже домой?
  На самом деле Коляну уже давно за двадцать, но когда он был немного младше, его мама постоянно твердила ему, что дома он должен быть не позже десяти, иначе будет наказан или что-то в этом роде. Столько раз он входил в краску, когда его мать при всех его друзьях давала вот такие, так сказать, рекомендации.
  - Не гони! Я давно уже выполз из ползунков и могу прийти домой на полтора часа позже!
   Хех, выкрутился перед бабами. Но я все равно поставил его в неловкое положение и в дискомфорт хотя бы потому, что ему пришлось вспомнить свою маманю и ее грозные "приказы".
  - Познакомишь меня с девушками?
  - Ах, да, извини. Это Лера, а это Даша. Тебя представлять не имеет смысла, они тебя знают, - Колян смеется, обнажая поредевшие в драках зубы.
   Блядь, еще одна Даша. В нашем районе что, работает конвейер по производству тупых и жирных баб, которым поголовно дают имя Даша? Хотя моя подружка, с которой я пришел, не такая уж и толстая, даже можно сказать нормальная, но задатки к полноте у нее явно присутствуют и скоро, как пить дать, ее разнесет как корову.
  - Будем знакомы! - говорю я и тут же начинаю ощущать новую волну прихода.
  Смотрю на этих двух шлюх и в голову лезут хуй знает какие мысли. Вспоминаю про свою более симпатичную подружку и решаю, что пора бы отклеиваться от этих неудачников. Может быть, позже их навещу.
   - Нам тоже очень приятно познакомиться! - говорят шлюхи, как бы намекая на мою невежливость. Они что, думали, что я цветы должен подносить к их толстым задницам, только потому, что они считают себя такими охуенными. Хуя-с два.
  - Ладно, мальчишки и девчонки, мне нужно кое-кого еще проведать, может быть еще поболтаем позже!
  И все же, где я видел этих мандавох?
  Возвращаюсь, моя подруга развалилась на диванчике, обшитом бордовой тканью, и теперь тупо втыкает в окружение. Да, детка, тебя прет по полной, но все это херня по сравнению с тем, что будет с тобой в сортире!!!
  - Ну, как тебе? - на вопрос чикса тупо открывает рот и пялится в мою сторону, все она готова.
  В кармане еще пара таблов, меня поглощает кислотная волна радости, но я все же принимаю остатки, отжигать так по полной. Потягиваю пиво и жду накрытия, мне и так охуенно, но для полноценного кайфа я хочу быть в зюзю.
  Повсюду так красиво, море приятных людей, и я люблю их так же бескорыстно, как любит долбаный младенец свою пожирневшую мамашу. Peace, братья, займемся любовью, а не войной!!! Меня накрывает с головой, я погружаюсь на самое дно мира, откуда наблюдаю за самим собой, вот я сижу рядом с Дашей, а она пытается что-то говорить, но извини, я слишком глубоко.
  Она говорит.
  - В этом мире есть два вида страдальцев. Те, кто страдает от недостатка жизни, и те, кто страдает от ее изобилия. Мне кажется, мы с тобой относимся ко второй категории. Если задуматься все человеческое поведение и поступки, по сути, не отличаются от поведения животных. Самые продвинутые технологии и мастерство приводят нас в лучшем случае к уровню супершимпанзе. Разница между Платоном, Ницше и средним человеком больше, чем между этим шимпанзе и средним человеком. Истинный художник, святой или философ редко достигают царства истинного духа. Почему так редко? Почему мировая история и эволюция являются скорее не историей прогресса, а бесконечным добавлением к нулю? Что появились великие новые ценности? Ведь греки три тысячи лет назад были не менее развиты, чем мы. Так что за барьер удерживает людей от того, чтобы приблизиться к своему реальному потенциалу? Ответ на это можно найти в другом вопросе. Какая самая универсальная характеристика человека, страх или лень?
  - Что? - я не понимаю, что происходит, но мне это нравится.
  Дашка продолжает болтать, хотя ее рот не движется.
  - Если мир, в котором мы живем, лжив и нереален, тогда все возможно. Когда мы находим то, что любим, мы обязательно находим то, что ненавидим. Этот поиск того чего нет, всегда создает неудобство, постоянный вопрос о счастье. Мы пытаемся заглушить голоса тех, кто кричит, обесценить ценности общества, противостоять данности. Общество - это мошенник совершенный и продажный, его нужно уничтожить, чтобы о нем даже воспоминаний не осталось. Мы принесем бензин туда, где есть огонь. Пресечь рутину ежедневной жизни и ее ожидание. Жить так, чтобы поступки одного изменили все. Разрушить панцирь потребительского общества, чтобы очистить путь истинным желаниям. Показать контраст, какая жизнь есть, и какой она могла бы стать. Погрузиться в хаос поступков с невиданной интенсивностью, перемешать любовь и ненависть, жизнь и смерть, ужас и спасение. Свобода такая безрассудная и неограниченная означает абсолютное отрицание ограничений. И это ужасно. Человек, занимающийся саморазрушением, чувствует себя абсолютно одиноким, он аутсайдер в человеческом обществе. Он думает про себя - я сумасшедший. Чего он не понимает, что общество как и он испытывает потребность в ощутимых потерях, в катастрофах. Эти войны, голод, наводнения и землетрясения удовлетворяют определенные нужды. Человеку необходим хаос, он жаждет его. Депрессия, борьба, восстания, убийства - весь этот ужас. Нас необратимо тянет к дикому состоянию, возникающему из смерти и разрушения, мы им наслаждаемся. Массмедиа делает грустную мину, характеризуя все это как великие человеческие трагедии. Но мы-то знаем, массмедиа не преследует цель уничтожить зло мира, нет. Ее задача убедить нас принимать это зло и приспособиться жить в нем. Власти хотят, чтобы мы были пассивными наблюдателями. Они не оставили нам шансов, кроме редкого абсолютно символического общего голосования - выбирайте куклу слева, или куклу справа. Пора выразить личное неудовлетворение социально-политическим способом, пусть услышат наше молчание.
  ЧТО ПРОИСХОДИТ, МАТЬ ВАШУ?! Я ничего не понимаю, слышу голос Дашки, но она явно молчит и не раскрывает рта. Я смотрю прямо в ее стеклянные глаза, кислота превратила тебя в зомби, детка, и ты пожираешь собственные мозги.
  - Даш, ты сейчас ничего не говорила?
  - Что? Не, я молчу, а что?
  - А? Не, ничего.
  Нужно отвлечься, не заморачиваться, потому что это типа важно, быть не замороченным под ешкой. Я осматриваю присутствующий народ, здесь полно дебилов, которые тусуют со своими шлюхами, некоторым из них я бы присунул, вогнал так сказать по самое не балуй!!! Здесь так же есть парочка любительниц русского рока, этих мандавох за версту видно, они выделяются. Они не выглядят как женщины, да и на мужчин не особо смахивают, это как бы отдельный пол без определенного названия. Хули они тут делают?! Весь вид, блядь, портят. Поразительно, я знал раньше нескольких таких вот рокерш, которые вначале выглядели как натуральные женщины, ну там сиськи-письки, косметика всякая, платьица и прочая хуета. Потом встречал их спустя некоторое время и обнаруживал такую тему: сиськи исчезали, косметика либо нулевая, либо отсутствует напрочь, а лицо принимало иной вид, становилось полумужским и абсолютно не вызывало желания. Причем все они на одно лицо, если бы не одежда и рост, вообще хуй разберешь, кто из них кто. Как китайцы, блядь!!!
  - Слушай сюда, - я указываю пальцем на любительниц русского рока. - Если ты когда-нибудь увлечешься этой херней, то станешь похожа на одну из этих мандавох, понимаешь? Это, как если ты пришьешь себе член и вырвешь сиськи, но останешься при своих интересах, понятно? Я, блядь, тебе втолкую, что к чему, они просто парочка тупых сук, которые считают жизнь суровой штукой и не признают никого другого, кроме себе подобных.
  Дашка лишь мутно смотрит в область моей ширинки, она покушается на мое достоинство, на агрегат, данный мне богом для развращения туповатых кислотных телок. Еще мгновение и мы начинаем сосаться, дико и страстно, но в то же время очень нежно, даже немного по-детски. Когда ты под кислотой, ощущаешь любовь к каждой из земных тварей, ты словно сам становишься огромным комком всеобщей любви, все проблемы исчезают, ты счастлив.
  - Твоя подружка?
  Я поднимаю взгляд, перед нами Колян в компании двух шлюшек, которые без приглашения усаживаются рядом с нами, зажимая Коляна между собой. Они мне всю малину портят.
  - Ну да, мне, во всяком случае, мамаша не запрещает!
  Колян смеется, типа старается перед телками не опуститься, но это пустое, так как рано или поздно они сами узнают, что он сраный неудачник и выберут себе парней иного типа. Однако я практически уверен, что видел их раньше, но вот только где и при каких обстоятельствах?
  - Ладно, а твоя подружка знает некоторые секреты твоей личной жизни?
  - Какие еще, мать твою, секреты?
  Меня начинает напрягать этот ублюдок, о каких секретах он говорит, мать его?! Тут в разговор включается одна из его жирных подружек, откуда я знаю этих мандавох, давай чувак напряги память, давай же!!! А, ну да, точно...
  - Тогда может быть, ты просто отведешь ее в сортир, вы ведь за этим сюда пришли?
  - Да пошли вы на хуй! - я хватаю Дашку за руку и волоку за собой. - Не обращай внимания, детка, эти кретины настолько обдолбаны, что сами не осознают, что говорят. Нам с тобой нужно освежиться, пошли.
  Мы заходим в сортир, следуем в одну из кабинок, вновь сосемся. Мои пальцы скользят по ее спине, я сажаю суку на толчок, и она тут же задирает юбку, снимает трусы, обнажая волосатую пихву. Я в это время расстегиваю ремень, скидываю джинсы, Дашка глядит в мои глаза, после чего ногой стягивает с меня плавки. Ее глаза округляются, когда она смотрит вниз и вместо члена видит... пизду.
  
  
  ЛЕНИВЫЙ
  
  
   Я не педераст и не гопник, я не слушаю панк и не принимаю наркотиков, я не смотрю телевизор и не читаю книг, у меня нет подружки, которой я смогу присунуть, и нет друзей, с которыми после можно будет это обсудить. Во мне сто двадцать килограмм чистого жира, я огромная розовая свинья с похуистическим взглядом на все происходящее и еще я чертовски ленивый.
   Лежа на кровати, я сжимаю свой сморщенный пенис в руке, лениво стягиваю кожу, плюю на пальцы, заменяя смазку, и вожу ими по вялой головке. Зачем яростно надрачивать свой член, когда можно просто водить по нему пальцами. Медленно и плавно без лишней суеты, не извлекая из памяти пышные формы знаменитостей и не представлять извращенных сцен. Просто лежать и наслаждаться.
   Я могу устроиться на работу.
   Я могу отправиться в институт и стать специалистом в любом деле.
   Я могу сбросить вес и поменять жир на мышцы.
   Я могу отправиться в магазин и купить продуктов на всю семью.
   Я могу перестать надрачивать перед младшей сестрой, но...
   Я слишком ленивый.
   - Ты заебал при мне дрочить!!! - говорит она, сидя за столом с учебником в руках.
   Мне лень отвечать и поэтому я лишь томно вздыхаю. Разговоры, телодвижения, суета - зачем все это? Неужели постоянное трение ног о половицы мира может доставлять удовольствие? Не думаю, хотя и думать мне тоже лень.
   - Перестань дрочить!!! - ее голос меняется, более резкий он звучит в просторах комнаты, как падение камня в глубокой пещере. - Я сейчас маму позову!!!
   На меня подобные провокации не действуют, подумаешь, маму позовет, ну и что? Что она мне скажет? Сынок, не хорошо дрочить перед младшей сестрой, вы же брат и сестра, опомнись. И я сразу же поменяю стиль жизни, мое лицо побагровеет от стыда, и я буду долго извиняться за свое поведение, пойду в спортзал и буду накачивать там мускулатуру, пока весь лишний жир через уши не полезет. А вот и не угадали, я просто продолжу лежать на кровати и лениво поглаживать свой член, пока его не вырвет.
   - Мам, - она зовет маму, подумать только, сколько эмоций собрано в этом крике, любая актриса позавидует.
   Я замечаю странное поведение члена, когда слышу вопль сестры. Он становится тверже, и ощущение блаженства тут же возрастает. Так и кончить недолго. Для большего возбуждения поглаживаю яички. Да, так намного лучше.
   - Что случилось? - залетая в комнату, обеспокоено спрашивает мама.
   - Он опять это делает! - сестра с гримасой отвращения показывает в мою сторону пальцем, в этот момент мамины глаза округляются и она раскрывает рот, но не от удивления. Подобное моя старушка видела миллионы раз.
   - Я что тебе говорила?! - подходит вплотную к кровати и смотрит прямо на член. - Перестань, перестань, я сказала!!! Сколько можно, ты что извращенец?! Или просто больной? Больной, мы тебя вылечим. Все нервы матери вымотал, ленивый ублюдок, пошел бы лучше мусор вынес!!!
   - Мама, какой еще мусор, он же дрочит!!! - кричит сестра.
   Крики так возбуждают, я бы попросил их кричать еще громче, но мне слишком лень делать что-либо, пусть все движется в заданном темпе. Плавные движения вверх-вниз, пощипывание яичек, медленное моргание. Боже мой, как приятно.
   - А ты не кричи на мать, - она поворачивается к моей сестре, потом снова ко мне. Хватает за руку, которой я продолжаю сжимать пенис, пытается оттянуть ее в сторону. - А ну! Убери руки, я что сказала?! Перестань сейчас же, девочке заниматься нужно, у нее завтра контрольная по математике. Проша, убери руки, быстро.
   - Да что ты его уговариваешь, - сестра встает из-за стола, подходит к нам с мамой и бьет ладошкой по моей ноге. Вновь странное ощущение, это еще больше меня возбуждает, чувствую, как сперма медленно протекает из яичек в член.
   - Проша, перестань!
   - Дурак ленивый!
   - Не ругайся на брата.
   - А пусть он не дрочит!!!
   Сестра с искаженным лицом продолжает бить меня по ноге, а мама пытается оторвать руку от члена, чем еще больше его тревожит. Ох, зря вы это затеяли.
   Я могу стать космонавтом, или учителем по физкультуре.
   Я могу писать стихи и охмурять ими подростковых девчонок.
   Я могу отыскать лекарство от рака.
   Могу заболеть СПИДом, сношаясь с гомосексуалистом и наркоманом.
   Могу поступить на службу в армию и защищать родину.
   Могу перестать заниматься онанизмом, но...
   Я пускаю заряд к сводам потолка, и струи спермы падают на изумленные лица моей сестры и матери. Они явно не ожидали такого извержения, сдерживая рвотные позывы, их раскрытые рты с белыми каплями на губах продолжают сыпать ругательства, но мне слишком лень выслушивать и я просто отворачиваюсь и засыпаю.
   Почему?
   Потому что я чертовски ленивый.
  
  
  СВАДЬБА
  
  
   Я так волнуюсь, сердце готово вырваться из груди, как только войдет любимый, оно падет к его ногам, где и проведет остаток жизни. Уверена у нас будут самые красивые дети, самая счастливая жизнь и самая красивая свадьба.
   - Ты шикарно выглядишь, - мама суетится вокруг меня, поправляет прическу, помогает надеть свадебное платье. - Моя дочка самая лучшая невеста в мире. Отец, иди, посмотри какая у нас дочка шикарная.
   - Я смотрю телевизор, Сашка приедет, тогда на обоих посмотрю.
   ХРАМУ ПЕТРОПАВЛОВСКОГО МОНАСТЫРЯ НУЖНЫ ДЕНЬГИ НА РЕКОНСТРУКЦИЮ, УВАЖАЕМЫЕ ТЕЛЕЗРИТЕЛИ, ЕСЛИ ВЫ ЖЕЛАЕТЕ ПОМОЧЬ СВЯТОМУ ДЕЛУ, ОТПРАВЬТЕ СМС С ТЕКСТОМ "МОНАСТЫРЬ" НА НОМЕР 777. СТОИМОСТЬ ОДНОГО СМС ОКОЛО СЕМИДЕСЯТИ РУБЛЕЙ, БОЛЕЕ ТОЧНУЮ ЦЕНУ ВЫ СМОЖЕТЕ УЗНАТЬ У СВОИХ ОПЕРАТОРОВ.
   Накануне перед свадьбой я не поспала и часу, в основном из-за девичника, который мне устроили подруги, там не было никаких стриптизеров, секса или еще чего-то, о чем вечно толкуют в прессе, все проходило мирно и спокойно. Посидели, выпили чаю с тортом, посмотрели старые фотки, потанцевали и на этом разошлись. Подумать только у меня свадьба, самая настоящая с цветами и платьем, машинами, кафе и женихом! От этих мыслей кружится голова.
   - Девочки, поставьте шампанское на стол, - продолжает мама.
   Приятная суета перед наступающей церемонией, все преисполнены радости, и на лицах сияют улыбки. Жду не дождусь, когда смогу сказать торжественную клятву. Сначала мы должны поехать в ЗАГС, а после в церковь. По-правде говоря, я не хотела венчаться, но Сашка сказал, что так после смерти наши души смогут быть вместе вечно, и я согласилась.
   ГРОБЫ ФИРМЫ "UNDERGROUND" ОСНАЩЕНЫ ИЗНУТРИ КАБЕЛЬНЫМ ТЕЛЕВИЗОРОМ, MP3 ПЛЕЕРОМ, А ТАК ЖЕ ПОРТАТИВНЫМ КОМПЬЮТЕРОМ С ДОСТУПОМ В ИНТЕРНЕТ. ВСЕ ЧТО ВЫ ТОЛЬКО ХОТЕЛИ.
   Он приедет через пять минут, всего несколько движений минутной стрелки и мы навсегда будем вместе. Но пока его нет, я сижу на диване, потираю вспотевшие от волнения ладони, и, стараясь выровнять дыхание, смотрю на свое платье.
   Ко мне подсаживается Танюша, одна из моих подруг.
   - Поздравляю, - говорит она с улыбкой. - Ты такая счастливая, надеюсь, у меня тоже когда-нибудь будет такая свадьба.
   - Спасибо, - робко отвечаю, ладони потеют с удвоенной силой.
   - Ой, мне ж одеться надо, - кричит мама, убегая в спальню.
   Я самая счастливая, у меня самый лучший жених и это самый счастливый день в моей жизни!!!
   - Ну, где ж Сашка-то?
   Я звоню ему на мобильный, но он не отвечает. Наверное, едет и не слышит, или уже подъезжает, или музыка в салоне громкая, или он мобильник дома оставил, чтобы не мешал во время церемонии. Все может быть.
   ВОЛНЕНИЕ.
   - Мы так в ЗАГС опоздаем, а ведь еще выкуп!
   ВОЛНЕНИЕ + ВОЛНЕНИЕ = СТРАХ.
   - Сейчас приедет, вам пора уже во двор выходить, там его встречайте.
   Подружки выходят, и я остаюсь одна. Слышу, как у отца в комнате гремит телевизор, он как всегда занят этой коробкой для промывки мозгов, в другие дни, пожалуйста, хоть обсмотрись, но сегодня?! В день моей свадьбы?
   НА ПЕРЕКРЕСТКЕ УЛИЦ ТЕЛЕВИЗИОННОЙ И БИЛИБИНА ПРОИЗОШЛА АВАРИЯ, ГРУЗОВИК ВРЕЗАЛСЯ В СВАДЕБНЫЙ ЭКИПАЖ...
   Смотрит эту гадость, вместо того, чтобы просто быть рядом со своей дочерью, поддерживать ее в важные моменты ее долбаной жизни. У меня же свадьба, черт возьми!!!
   УДАР СТРАШНОЙ СИЛЫ, ВЫЖИВШИХ НЕТ.
   - Ты что там смотришь, у твоей дочки свадьба, а не похороны! - правильно мамочка, хоть ты меня поддержишь.
   - Уже нет.
   ЧТО?! О чем говорит этот старый идиот?
   - Сашка не приедет, - выдыхает старик. - Посмотри новости.
   - Боже...
   Я слышу, как мама начинает охать, в ее голосе слышится горечь. Что случилось? Хотя нет, не говорите мне, все что угодно, но только не это, просто заткнитесь и все. И у меня самая красивая свадьба, самый красивый жених и самое красивое платье, мать вашу!!!
  
Оценка: 6.41*4  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Емельянов "Последняя петля 6. Старая империя"(ЛитРПГ) М.Шугар "Училка и хулиган"(Любовное фэнтези) В.Старский "Интеллектум"(ЛитРПГ) K.Sveshnikov "Oммо. Начало"(Киберпанк) А.Верт "Нет сигнала"(Научная фантастика) М.Юрий "Небесный Трон 1"(Уся (Wuxia)) А.Гончаров "Образ на цепях"(Антиутопия) С.Панченко "Вода: Наперегонки со смертью."(Постапокалипсис) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) О.Чекменёва "Беспокойное сокровище правителя"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"