Герастёнок Наталия: другие произведения.

День Рождения

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
 Ваша оценка:

  Алекс осторожно шагнул и остановился. Глубоко вдохнул сырой воздух. Достал из кармана карту и внимательно посмотрел на нее. Сразу нашел участок, где были схематично изображены холмы.
  Поначалу казалось, что перейти их не так уж и трудно. Да и протянулись они сравнительно на небольшое расстояние. Но, преодолев самый последний, Алекс почувствовал себя героем. Еще бы... Наверняка любой другой давно бы уже сдался, и начал бы искать другой путь - ведь идти через эти буераки оказалось той еще проблемой.
  Поднимаясь на этот проклятый, последний каменистый холм, Алекс несколько раз чуть не упал - земля на нем оказалась очень скользкой. И едва не продрал куртку торчащей из-под земли сухой веткой. Но это уже не имело никакого значения. Ведь теперь осталось совсем немного. Рядом, судя по карте, должна была находиться небольшая поляна. А в полукилометре к западу от нее - целая сокровищница.
  Только одно смущало - деревья не расступались. Неровная местность могла создавать иллюзии однотипного пейзажа, однако, что-то подсказывало, что дело совсем в другом.
  - Да что это такое... - обреченно промычал Алекс. - Проклятая карта... И где искать эту гребанную поляну?..
  Золотисто-красный ореол ответил ему громким шелестом. Кое-где с деревьев посыпались желтые и красные листья.
  В следующее мгновение поток ветра ударил в лицо, и Алекс поежился. Кашлянув, он еще раз сверился с картой и оценил свое местоположение. Тогда он развернулся и прошел вперед, а через сорок метров свернул налево. Спустился в небольшой овраг.
  Он полагал, что выйдет на поляну, но вновь ошибся. Глубоко вздохнув, парень привалился к стволу дерева и покачал головой. Посмотрел вверх, на серое, затянутое тучами небо, видневшееся через многочисленные дыры в поредевшей кроне.
  Не стоило гадать, что в любой момент мог начаться дождь. Хотя, его на сегодня не передавали, но все равно стоило подготовиться к худшему. Неплохо было бы поворачивать назад, но совершенно не хотелось возвращаться в город с пустыми руками.
  Алекс снова вздохнул. Тут небо прояснилось, и пятно света легло на ковер из опавших листьев близ огромного дуба. Парень посмотрел на него и заметил светлое пятно, выделявшееся у приподнятых, покрытых мхом корней. Он подошел ближе, не отрывая взгляда от этого белого комка. И расплылся в улыбке.
  Да, так и есть. По всем признакам, белый гриб. Царь леса. Да еще и какой крупный!
  Алекс присел перед ним и погладил темную шляпку. Он обошел дерево, и нашел еще один такой же, только поменьше.
  День явно удался. Не было ни единой надежды найти здесь такое сокровище. Алекс снял рюкзак и зарылся в его многочисленных карманах. Нашел небольшой складной нож и аккуратно собрал оба гриба, а после старательно положил их в пакет и уложил на самое дно рюкзака.
  Прилив воодушевления принес с собой новые идеи. Покрутившись возле дуба, Алекс нашел возле покрытого мхом валуна толстую трухлявую палку и ногой обломал у нее лишние сучки. Он принялся ковырять ею опавшую листву, надеясь найти под ней долгожданные грибы.
  Тогда удача стала улыбаться ему.
  Вскоре рюкзак значительно потяжелел. Алекс начал чувствовать гордость за себя. Он шел и практически не сверялся с картой. Пару раз огибал небольшой ручеек и возвращался обратно на холмы. По сути, он не боялся заблудиться - участок леса был сравнительно небольшим. С трех сторон он обрывался в сельскохозяйственные поля и небольшой городишко на юге.
  К тому же, где-то здесь стоял замок с большой башней. Он считался одной из исторических достопримечательностей страны, поэтому десять лет назад по приказу властей был отреставрирован и превращен в музей. В его стенах часто устраивали экскурсии и тематические карнавалы. Да и потоки туристов были немаленькими.
  Однако, этот замок имел скверную историю. Алекс помнил ее довольно хорошо, но при этом сомневался в ее подлинности. И, хотя он каждый год приезжал в город к маме, замок он посещал от силы пять раз в своей жизни. Особую неприязнь внушала мрачная западная башня, в которой, если верить легендам, во время войны захватчики замучили и убили более тысячи человек. Ее было видно из окон многоэтажных домов в городе - она темным прямоугольником выглядывала через верхушки деревьев.
  Алекс понимал, что если вдруг станет совсем туго, можно будет постараться выйти к замку. Деревья быстро теряли листву, поэтому башню легко было бы увидеть над голыми ветвями. А там - выйти на примыкающую к музею асфальтированную автомобильную дорогу и дойти до города. Даже если бы вдруг начался дождь - не страшно. Можно было попроситься у охранника переждать непогоду в замке. Вряд ли бы тот отказал - люди обычно предпочитали одиночеству веселые компании.
  Вдали глухо прогремело. Алекс решил, что было бы неплохо поворачивать обратно. Он подошел к дереву и, присев на корточки, аккуратно срезал очередной белый гриб. Бегло осмотрел его и заметил, что шляпка у него была повреждена. Недовольно цокнув, он закинул его в рюкзак.
  Вдруг в животе предательски заурчало. Алекс кашлянул и сунул руку во внешний карман рюкзака, достал полупустую бутылочку с водой. Выпил все залпом, надеясь притупить чувство голода - еду с собой он забыл взять, да и вряд ли бы удалось развести костер на сырой земле и пожарить грибы. Нужно было как можно быстрее выйти к замку, но злосчастная башня все никак не решалась появиться на сером небе.
  Раскаты грома стали громче. Подувший сбоку ветер принес с собой холод и сырость. Он то и дело завывал между деревьями и играл с опавшей листвой.
  Алекс понял, что ему стоило бы поторопиться. Пусть на нем и была непромокаемая походная куртка, да влагозащитный рюкзак, торчать в лесу во время дождя не было ни малейшего желания. Башня до сих пор не появлялась, зато вот ручей пришлось переходить уже раза четыре...
  Терпение начало медленно таять. Алекс взял в руки карту и вновь сверился с ней. Однако, так и не смог найти точки ориентира. Тогда он достал из кармана куртки компас, и составил путь выхода из леса, минуя замок и его башню.
  Голод стал еще больше невыносимым. Полный грибами рюкзак стягивал лямки и давил на плечи. Дальше дорога проходила через холмы, а это значило, что можно было легко оступиться и упасть, с таким-то горбом на спине. Учитывая, если это уже едва не случилось...
  Алекс проглотил поднявшийся к горлу ком, обдумывая эту мысль. Когда дорога под ногами стала более каменистой, и появились обрывы, он понял, что стоило бы немного облегчить ношу. Покрытые листьями склоны здесь были довольно скользкими, и приходилось придерживаться за выступающие из-под рыхлой земли древесные корни, чтобы сделать спуск более-менее безопасным.
  На дне первого оврага Алекс сделал привал. Еще на вершине холма он заметил внизу сухое дерево, серой полосой выделявшееся посреди жухлого фона, и решил, что оно могло послужить своеобразной скамьей. Так оно и случилось.
  Листьев тут было действительно меньше, чем сверху. Выступающие на поверхность камни могли послужить хорошей опорой для костра. Алекс свалил на землю возле поваленного дерева рюкзак, и пошел собирать ветки. Несколько обломал с самого сухого ствола, но большую часть нашел поблизости. На скорую руку соорудил 'шалаш' и достал из рюкзака блокнот.
  Алекс осторожно перелистал страницы, читая обрывки предложений. Он вдруг вспомнил, как записывал в него советы и рекомендации специалистов из различных форумов в Интернете по поводу грибов. Хотя, это было уже очень давно, эта информация все равно оставалась актуальной и по сей день. В блокноте были и рисунки замка, и грибов, как ядовитых, так и съедобных.
  Парень нашел пустую страницу и без сожаления оторвал лист. Порылся в рюкзаке и нашел пачку походных спичек во внутреннем кармашке. Поджег бумажку и сунул ее внутрь 'шалаша', да так, что чуть не обжегся. Пока разгорался огонь, он сел на бревно и принялся нанизывать грибы на палку, которую до этого заточил ножом.
  Запах жареных грибов вскоре начал сводить с ума. Наверху гулял ветер, качал тонкие деревья и завывал в листве. Но здесь, внизу, было довольно тихо и даже тепло.
  Когда первый гриб немного подпекся, Алекс осторожно откусил от него кусочек. Сочный вкус взорвался на его языке и поднял массу эмоций. Парень понял, до чего же давно не пробовал подобной вкуснятины. Дома, в большом городе, конечно, нигде не сыскать настоящих лесных грибов. Конечно, их можно было купить в замороженном или сухом виде, но это были лишь жалкие пародии на свежие, только что собранные, грибы.
  Наслаждаясь вкусом, Алекс быстро прикончил первую партию. От этого аппетит только еще больше разыгрался. Облизнувшись, парень нанизал на палку несколько подосиновиков, и принялся жарить их.
  Грибы быстро румянились и капали ароматный сок в огонь, отчего тот шипел и взвивал вверх черные язычки. Безумно вкусный запах все больше концентрировался в низине, усиливая и без того обильное слюноотделение.
  Алекс быстро прикончил вторую партию и приготовил следующую. Очнулся, когда над головой прогремел грозный гром. В следующий миг небо замерцало во вспышке молнии, и разразилось дождем.
  Выругавшись, Алекс подскочил, как ошпаренный. Накинул на голову капюшон и ногами затушил костер. Запихал в рот полупрожаренные грибы и проглотил их, почти не жуя. Схватил рюкзак, и быстро перекинул его лямки через плечи. Побежал вверх по склону, с долей сожаления отметив, насколько легче стал рюкзак.
  Оказавшись на вершине холма, Алекс лихорадочно осмотрелся и достал компас. Кивнул, и побежал вниз. Этот спуск оказался круче, чем предыдущий, и пришлось очень осторожно продвигаться, вытаптывая из сырой земли подобие ступенек.
  Дождь усиливался. Над головой грозно рычал гром и сверкали молнии. Под ногами начинало хлюпать. Алекс понял, что стоило как можно быстрее пройти холмы, пока землю окончательно не размыло.
  Он скользил на подъеме и скатывался. Пару раз чуть не упал. Спасала быстрая реакция и способность сдержать равновесие.
  Когда за спиной остался последний холм, Алекс заметил, как сильно стемнело. Он шел вперед, руководствуясь показаниями стрелки компаса. Дождь тарабанил по листьям, шумел в ушах - и вскоре парню стало казаться, что он начал слышать звук, похожий на волчий вой.
  Алекс впервые пожалел о своей расторопности; ведь собираясь в поход, он не взял с собой телефон. Посчитал это глупой затеей. Пособием для дилетантов. Зачем таскать его с собой, если за грибами идти и так было недалеко?
  Путник угрюмо замычал, осознав, насколько сильно он сглупил.
  Издали донесся глухой рев. Алекс боязливо оглянулся, но так никого и не увидел. Но все равно смущал слабый стук, похожий на звук шагов. Проглотив поднявшийся к горлу ком, Алекс остановился возле кривой березки и внимательно осмотрелся - однако, зверей не увидел. Он прекрасно понимал, что те могли прятаться в низинах, поэтому прибавил шагу. Гром взрывался над головой, разбивался всполохами дрожащих в затянутом тучами небе, молний. Походил на рычание хищника.
  Алекс побежал. Но вскоре тяжесть в животе дала о себе знать, да и в боку закололо. Парень остановился и привалился спиной к дереву. Отдышался и широко раскрытыми глазами посмотрел по сторонам.
  Дождь кончился, и видимость заметно улучшилась. Можно было смело утверждать, что в округе никого не было. Только деревья стелились нескончаемыми полосами вперед. Они чем-то походили на прутья клетки, из которой нет выхода.
  Прогнав эту глупую мысль, Алекс пошел дальше. Как тут с громким карканьем перед ним на ковер из листьев опустилась ворона. Крупная птица захлопала крыльями и повернула голову. Черным глазом уставилась на оторопевшего человека в капюшоне. Каркнула.
  Алекс топнул ногой, намереваясь прогнать ее. Ворона снова каркнула и, тяжело захлопав крыльями, взмыла в воздух. Исчезла в заметно поредевшей листве растущих поблизости деревьев.
  Боль в боку стихла. Алекс скорым шагом пошел вперед, осторожно выбирая себе дорогу. Те места, где земля не была припорошена листьями, он старался обходить. Поднятые над землей корни деревьев - перешагивать.
  Миновав небольшой пригорок, парень вновь сверился с компасом. Достал карту и попытался определить свое местоположение. Зачем-то кивнув, он двинулся дальше.
  Деревья все не расступались. И вскоре Алекс стал ощущать привкус паники на языке. Подправив сползшую лямку на плече, он ускорил шаг.
  Картина не менялась. Деревья не прекращались, а башня замка так и не показывалась на глаза.
  - Неужели я заблудился? - тихо уронил Алекс.
  Ему никто не ответил.
  Дорога снова пошла на уклон. Парень осторожно спустился, старательно выбирая путь среди камней и размокшей земли. Как вдруг споткнулся и кубарем покатился вниз.
  Некрасиво приземлившись на бок, Алекс застонал. Он сел и погладил ушибленный бок. Рассыпался руганью. Как тут заметил, что вокруг на листве валялись грибы, и некоторые из них были раздавлены.
  Парень скинул рюкзак и с ужасом отметил, что один внешний кармашек раскрылся. Там лежали маленькие белые грибы, которые не хотелось класть к остальным.
  А теперь все они валялись на земле поломанные и грязные...
  Алекс выругался и принялся собирать грибы. Ему постоянно приходилось смотреть себе под ноги, чтобы ненароком не поскользнуться и не упасть.
  Совсем близко раздался хруст веток.
  - Кто здесь? - тупо произнес парень, выпрямившись с помятым грибом в руке. Он огляделся, но никого не увидел.
  Собрав последний более-менее целый гриб в рюкзак, Алекс накинул его на себя и начал подъем. Несмотря на то, что склон был довольно пологий, землю размыло, и она стала скользкой. Бросив бесполезные попытки вскарабкаться наверх, Алекс пошел по дну оврага. Он постоянно осматривал склон в поисках удобного места для подъема. Однако, деревья в этом месте росли довольно редко, да и каменных выступов видно не было.
  Дождь начался снова и прекратился. А Алекс все шел. Иногда смотрел вверх, надеялся увидеть кирпичную кладку башни. Но снова безрезультатно.
  Впереди послышался шорох. Алекс застыл и пристально вгляделся в пышный красный куст в нескольких метрах от себя. Нет, ему не показалось - тот действительно дрожал. Внезапно из него выскочил ярко-рыжий комочек и устремился вверх по склону. Поднявшись на вершину, лис повернул мордочку к Алексу. Постоял с мгновение, и скрылся.
  Парень пошел своей дорогой. Все думал, каких еще зверей ему посчастливится повстречать здесь. И сетовал, чтобы это были не волки.
  Вскоре на склоне появились покрытые мхом валуны и поваленное с корнями дерево, которое можно было использовать в качестве опоры. Алекс подбежал к нему и начал подниматься. Как вдруг нога соскользнула, и он едва не покатился вниз - вовремя схватился за сухую ветку дерева.
  До вершины оставалось уже немного, как вдруг сверху прогремело. Едва все стихло, послышался глухой волчий вой. Алекс резво осмотрелся, но не увидел ни единого хищника. Конечно, те могли прятаться за деревьями, караулить сверху... Но это была только вероятность, а не истина, поэтому он решил не отклоняться от курса.
  Кое-как поднявшись наверх, Алекс внимательно осмотрелся. Нет, хищники не караулили его. Скорее всего, они были очень и очень далеко, и не представляли опасности. Тогда парень снова решился свериться с компасом.
  Стрелка показывала направо. И Алекс неспешно двинулся по направлению. Но не успел он пройти и ста метров, как снова начал накрапывать дождик.
  И тогда впереди, у дерева с раздвоенным у основания стволом, парень заметил высокую тень. Она сразу же сдвинулась, и слилась с мрачным цветом коры. Но Алекс был готов поклясться, что ему не показалось. И там, за деревом, кто-то поджидал его. Наблюдал за ним.
  Словно в подтверждение этому неподалеку заухала сова. Послышалось громкое хлопанье крыльев.
  Алекс резко сменил курс на запад. Подальше от оврага и раздвоенного дерева. Он бросил на него косой взгляд, но так и не смог различить ничего подозрительного. Проглотив поднявшийся к горлу ком, он подправил сползшую лямку рюкзака и кашлянул. Ускорил шаг. И тут он услышал голос за спиной. Нет, шепот. Он резко развернулся, но не увидел ничего, кроме однотипных древесных стволов, уходящих в бесконечность.
  Но чем дальше он шел, тем больше понимал, что его преследовали. Хруст веток за спиной и шорох невозможно было не слышать. Но Алекс старался не оборачиваться. Не провоцировать ненужных ситуаций. Он пытался увидеть неприятеля краем глаза, но обзора было крайне недостаточно.
  Тогда парень услышал голос. Некто едва ли не шептал в ухо, настаивал признать свое поражение и поддаться власти леса.
  Это начинало походить на бред. Алекс не понимал, что происходило. Как вдруг он вспомнил легенду, которую слышал давно в детстве. О Цербере. Духе этого леса. Легенда гласила, что он заманивал неугодных путников глубоко в лес, где те находили свою гибель. Конечно, верить в эти сказки было верхом идиотизма; да и мама их рассказывала только потому, что не хотела, чтобы сын не гулял долго в лесу и держался поближе к городу.
  За спиной громко хрустнула ветка. Алекс резко обернулся, и почувствовал, как гулко забилось в груди сердце. Широко раскрыл глаза.
  К лысому дереву с кривым стволом медленно потек и растворился темный человеческий силуэт. Его красные глаза блестели.
  - Прими свое поражение... - зазвучал призрачный голос.
  Алекс побежал прочь. Перепрыгнул высоко поднявшиеся над землей толстые корни. Некоторые из них начали шевелиться, как проснувшиеся змеи.
  Дождь гулко затарабанил по листве. Но он не мог скрыть отвратительного хохота и громкого хруста веток за спиной. Алекс едва ли не кожей чувствовал, что преследователей стало больше. Они окружали, наступали на пятки, скалили острые зубы. Хохотали.
  Нога зацепилась, и парень с криком упал лицом в грязь. В шее и щиколотке хрустнула острая боль. Она запустила щупальца в голову и противной пульсацией разнеслась по телу, особенно усиливаясь в правом боку.
  Алекс застонал и подождал, пока она утихнет. После приподнялся и уперся рукой о ствол дерева. Измазанная грязью ладонь соскользнула, и парень вновь чуть не повалился в лужу. Он с трудом поднялся и перешагнул через высоко поднятый корень. Осмотрелся.
  В округе никого не было. Уныло стучал по листьям дождь, неподалеку щебетала птица. Пахло сыростью и опавшей листвой. Под ногами кругом выпирали толстые корни, и Алекс понял, что об один такой же ему не повезло споткнуться.
  Умыв под дождем лицо, парень обтер грязь с куртки. Решил снова проверить свое местоположение. Он сунул руку в карман и вытащил компас. Вздрогнул, увидев треснутое стекло. Стрелка так же не двигалась.
  Алекс выругался и потряс компас. Но стрелка упрямо смотрела в одну сторону. Тогда он глубоко вдохнул, призывая себя к спокойствию, и положил его обратно в карман. А следом треснул ладонью себя по лицу и покачал головой.
  Да уж... Тени... Голоса... Начало приходить осознание, что все эти видения были ничем иным, чем плодом разыгравшейся фантазией. Что можно услышать в дожде? Да что угодно. Принять раскаты грома за волчий рев... Усталость и нервы сделали свое дело, и приписали звукам того, чего на самом деле не было. А вот теперь... компас сломан.
  Хмурое небо, видневшееся через дыры в желто-красной листве, задрожало в бледном свете молнии. И Алекс краем глаза заметил кое-что. Он поднял голову и широко распахнул глаза.
  Это была башня музея.
  Алекс улыбнулся и скорым шагом двинулся вперед, постоянно поглядывая на ее мрачную стену из кирпича. Поднялся на пологий пригорок. Лицо его озарил луч надежды.
  Стена деревьев метров через десять обрывалась в поляну, на которой стоял роскошный замок с высокой прямоугольной пристройкой сбоку. В широких аркообразных окнах горел тусклый свет.
  Парень подошел ближе, не веря тому, что, наконец, выбрался из этого проклятущего места. И тут слева от себя, возле разлапистого дуба он заметил столб, отличавшийся от остальных деревьев бордовым оттенком. Его поверхность была ребристой, а еще на ней что-то блестело.
  Нахмурившись, Алекс подошел ближе к столбу и внимательно осмотрел его. Это оказался покрытый лаком декоративный объект из дерева. Однако, смущало то, что на нем были вырезаны очертания довольно жутких морд с большими глазами и зубастыми пастями. Они стояли одно над другим, и всей своей композицией напоминали индейский тотем.
  Глаза всех шести рож сияли бледным огнем. Алекс так и не смог понять причину этого явления. Он приложил ладонь к столбу и отметил, что его поверхность довольно таки теплая.
  Присев на корточки, парень погладил злобно ухмыляющуюся морду, напоминавшую волчью. Вгляделся в ее глаза. Но не нашел ничего, что могло бы объяснить свечение дерева. А еще его не покидало чувство, что за ним пристально наблюдали.
  Над головой прогремело, и дождь усилился, громко застучал по листьям. Алекс поднялся на ноги и засеменил к замку. Бежать он не мог - начинала болеть ушибленная щиколотка, да и в боку начало предательски колоть.
  Входа нигде не было видно. Алекс наугад двинулся вправо. Он смотрел то на высокие окна замка, в которых мерцал слабый свет, то на стену желто-красных деревьев, стелящихся справа. Они сливались в дожде в один сплошной фон.
  Вскоре из-за стены появилась широкая лестница. Алекс быстро поднялся по ступенькам под навес, с негодованием отметив, что в обувь проникла вода. Он потоптался на пороге перед закрытой двойной дверью красного цвета, и вдруг зашелся кашлем.
  Нет, идти домой по дороге в таком состоянии - не лучшее дело. Следовало попроситься у охранника переждать непогоду, да просушить обувь. К тому же, скоро начнет темнеть, поэтому медлить не стоило ни на минуту...
  Алекс скинул капюшон и встряхнул мокрые волосы. Поднял руку, чтобы постучаться в дверь, как вдруг та со скрипом открылась. Парень опешил и от неожиданности отступил на шаг.
  На пороге стоял высокого роста худощавый старик в костюме прислуги позапрошлого века. Его зализанные, хорошо уложенные набок седые волосы блестели. Испещренное морщинами лицо сияло задором. Большие глаза сияли, а вот широкая улыбка больше напоминала оскал.
  - Доброго дня, господин, - бархатистым тоном произнес старик и, приложив руку к груди, поклонился.
  - Здравствуйте, - растерянно уронил Алекс. - Мне нужен охранник... Где он?
  Старик в костюме сдвинул брови. Лицо его помрачнело.
  - Он... отошел. Сейчас я его замещаю. Что привело вас сюда к нам? - вопросил он, одарив незнакомца внимательным взглядом.
  Алекс замешкался. Ему вдруг стало не по себе.
  - Я... ходил по лесу. Попал под дождь. Еле выкарабкался, - вдруг начал оправдываться он. - Промок. Хотел бы переждать дождь да просушить одежду.
  Лицо старика вновь стало елейным. Он широко улыбнулся, показав белоснежные и ровные зубы.
  - Ох. Вы попали в непогоду... Прискорбно. Что ж, проходите. Мы только рады новым гостям. Позвольте представиться... Меня зовут Иннокентий Захарович. Я дворецкий.
  - Алекс... Александр Карпов, - недоверчиво представился Алекс.
  Дворецкий снова широко улыбнулся. Он кивнул и шагнул назад. Сделал жест рукой, приглашая путника войти. И Алекс незамедлительно сделал это. Едва он оказался внутри, дворецкий со скрипом захлопнул дверь.
  Несмотря на то, что в этом небольшом коридоре стояли зажженные канделябры, на глаза сразу опустился полумрак. Стало подозрительно тихо. В нос попали частички пыли, заставили чихнуть.
  Свет от многочисленных толстых свечей задрожал, и на бархатистые лиловые обои с неоднородным орнаментом легли танцующие тени.
  - Вы простудились? - буднично поинтересовался Иннокентий Захарович.
  Алекс резко развернулся. Старик так и стоял возле двери, в тени, и смотрел на него. Удивительно, но его глаза так же блестели, как искорки. И это выглядело довольно жутковато.
  Дворецкий снова улыбнулся.
  - Я... - начал было Алекс, и вдруг зашелся кашлем.
  - Какой же я невнимательный! - строго произнес старик и подошел к Алексу. Положил ладонь ему на плечо. - Вы же совсем промокли, глубокопочтенный господин. Пройдемте со мной, я принесу вам чистую сухую одежду.
  Гость сразу почувствовал себя неуютно. Старик подтолкнул его, и он несмело пошел вперед. Алекс думал, что дворецкий поведет его к резной двухстворчатой двери, в которую обрывался коридор, но тот свернул направо, к неприметной прямоугольной двери, которая пряталась в тени напольного канделябра. Он осторожно нажал на ручку, и открыл дверь.
  Из открывшегося мрачного проема повеяло затхлостью. Дворецкий зашел внутрь. Стук каблуков его туфель стоял у Алекса в ушах, и был единственным звуком в этом царстве тишины.
  Парень завороженно всмотрелся во тьму.
  Словно по заказу, посреди комнаты загорелась неяркая старинная лампа. Ее экзотичный дырявый абажур ронял хаотичные пятна света, что выглядело одновременно необычно и отталкивающе. Резкие тени легли на лицо старика, придав ему жуткий оттенок. Только глаза его, как две непоседливые искорки, ярко выделялись среди общего фона.
  - Проходите, - промурчал он, и, взяв лампу в руки, почтенно поклонился.
  Алекс заерзал на месте. Отчего-то ему не хотелось.
  - Знаете... Я, наверное, пойду, - несмело произнес он. Что-то внутри подсказывало, что старику не стоило верить. Кто он такой? Где охранник?
  Иннокентий одарил Алекса внимательным взглядом. Лицо его, правда, оставалось невозмутимым.
  - Вы уверены? - назидательно спросил он. - Ваша одежда промокла. До города идти далеко, на дворе - далеко не лето. Вы наверняка подхватите пневмонию.
  Старик манерно взял лампу за ее изогнутую ножку и что-то покрутил сбоку нее. Сразу стало светлее. В темных углах стали видны очертания мебели, а сам дворецкий - не таким уж жутким.
  Алекс потер ушибленный бок и нехотя вошел в небольшую комнату. Тишина здесь резала уши. Да и, похоже, что и окон тут не было. Что это тогда? Кладовая? Тогда почему она обставлена мебелью?
  - Это - мое скромное жилище, - медленно проговорил Иннокентий, наблюдая, как парень осматривал интерьер. Простите. В грозу у нас выбило электричество, поэтому сейчас мы пользуемся свечами. Это не столь критично. Скоро все починят.
  - Вы здесь живете? - недоверчиво вопросил Алекс, остановившись посреди комнаты.
  Иннокентий мягко улыбнулся.
  - Я вижу, вас это заметно смутило, Александр... Но это - мелочи. Могу заверить вас, что мое пребывание здесь - временное.
  Он вытяну руку к стоящей у стены посреди комнаты застеленной одноместной кровати. На покрывале угадывался странный, светлого оттенка, узор, который из-за многочисленных складок превращался во что-то гротескное.
  - Присаживайтесь, - произнес старик.
  Алекс осторожно сел. Кровать оказалась мягкой и совсем не скрипучей. Похоже, она не была просто выставочным предметом музея. Да и пыли нигде не наблюдалось. Наполовину накрытое простыней овальное зеркало, стоящее напротив, выглядело мутным. Письменный стол на изогнутых ножках, находящийся у дальней стены, был, судя по всему, старинным. На нем лежала стопка книг и стояла небольшая ваза с высушенными цветами. Возле кровати находился довольно-таки высокий и широкий шкаф, с вычурным орнаментом на двери, напоминавшим узор обоев в коридоре.
  Вряд ли это была кладовая; возможно, наспех сколоченная композиция из старых экспонатов.
  - Ну как вам? - растягивая слова, решил поинтересоваться дворецкий. Он отошел от стола и остановился рядом с Алексом. Снова улыбнулся.
  - Весьма... Мило, - произнес тот, сведя пальцы в замок.
  - О, да, - поддержал его стоявший рядом Иннокентий. - И все благодаря нашему господину. Это все его заслуга.
  Признать, Алекс мало что понял, но уточнять все же не стал. Он чувствовал себя крайне неуютно. Да и, похоже, дворецкий оказался прав в том, что стоило остаться - ощущалась влага в кроссовках. Идти домой в такую погоду действительно рискованно. Но и задерживаться здесь не хотелось. Все же, на дворе разгар осени, и темнеть начинало довольно рано... Алекс покосился на зеркало, на котором появилось бледное пятно дрожащего света, и различил в нем свое мутное отражение.
  Оно было неправильное. Сбивало с толку наклоненное набок бледное лицо.
  - Я вас понимаю, - учтиво продолжал Иннокентий Захарович, оглядывая гостя сверху вниз. - Вы чувствуете себя неуютно. Что ж. Это легко исправить. Пожалуйста, подержите.
  С этими словами он протянул парню лампу, и тот неуверенно взял ее в руки. Она неприятно пульсировала. Алекс решил, что это стало ему казаться от усталости. Он отвернулся, и перевел взгляд на дворецкого, копающегося в шкафу.
  Словно заметив на себе повышенное внимание, тот закрыл дверцу и улыбнулся. Снова показал ровный ряд зубов. Глаза его по-прежнему таинственно мерцали, наверное, все из-за странного освещения этой настольной лампы с абажуром, напоминавшим сеть паутины.
  Дворецкий подошел к Алексу и протянул ему сложенный набор вещей, на котором сверху лежали темные туфли.
  - Вот. Примерьте, - произнес он. - Я подобрал ваш размер. На глаз.
  Иннокентий подмигнул и улыбнулся. Алекс взял из его рук набор и учтиво поблагодарил. Положил на кровать.
  - О. Переоденьтесь пока. Я пока выйду и сообщу нашему господину о вас. Смею предположить, что он очень образуется вашему посещению. Я буду отсутствовать недолго... Минут пятнадцать.
  Дворецкий направился к выходу. Как тут остановился и повернулся к Алексу.
  - Да, - начал он. - Я так и не спросил... А что привело вас в лес?
  - Грибы, - сказал парень и скривился. - Но лучше бы я этого не делал.
  - Из-за дождя? - манерно поинтересовался Иннокентий, сложив руки в замок.
  - Отчасти, - ответил Алекс. - Я слишком поторопился. Нужно было идти домой, когда начало греметь.
  - Тогда уж лучше вообще не выходить из дома, - заметил дворецкий. - Ну, ничего. У нас вы хорошо проведете время. Я обещаю.
  - Я упал, - признался Алекс. - Поскользнулся. Теперь нога болит. И бок.
  Худощавый старик подправил фрак и вновь улыбнулся.
  - Ничего страшного. Скоро все пройдет. Вы пока переоденьтесь, я уверен, вам быстро полегчает.
  С этими словами дворецкий вышел и закрыл дверь. Алекс слышал, как все тише и тише стучали его каблуки в коридоре. А когда над головой нависла тишина, так и вовсе навострил уши. Нет, никаких посторонних звуков слышно не было. Ни раскатов грома, ни прочих разговоров. Этот старик... Иннокентий... Он что, был тут один?
  Алекс встал и подошел к двери. Открыл ее и выглянул. В небольшом коридорчике никого не было. Он осторожно, стараясь не шуметь, подошел к двойной входной двери и нажал на дверную ручку.
  Тяжелая створка нехотя отворилась. В нос ударил сырой запах земли. Дождь шел сплошной стеной, и громко шумел в ушах. Ручьями стекал по углам навеса. Желто-красная стена леса словно бы осталась далеко-далеко, и ее почти не было видно.
  Проглотив поднявшийся к горлу ком, Алекс закрыл дверь и вернулся в комнату. Положил рюкзак на пол. Снял кроссовки и промокшие носки. Грязную куртку повесил на стул, прятавшийся в углу близ стола. А после сел на кровать, и покосился на набор с туфлями. Вздохнул и покачал головой.
  Другого выбора не было. И Алекс принялся надевать принесенную дворецким одежду. Это оказалась белая пижама. Она подошла по размеру, и очень нежно прилегала к коже.
  Стало очень тепло.
  Алекс погладил мягкие белые ворсинки. Решил, что выглядел в этом домашнем костюмчике очень глупо. Но чтобы в этом окончательно убедиться, он взял в руки лампу и покрутился перед зеркалом. Но отражение было слишком мутным и расплывчатым.
  Парень выругался и вытер рукавом поверхность зеркала. Но ничего не изменилось - отражение так и осталось неразборчивым. Тогда он сел на кровать и стал ждать дворецкого.
  Казалось, прошел целый час, а Иннокентий так и не появился. Алекс то и дело прислушивался, но тишину по-прежнему не решалось ничего нарушить. Тогда он решил проверить свою добычу. Сел на пол и открыл рюкзак. Заглянул внутрь и достал несколько грибов. Внимательно осмотрел их.
  Все они были повреждены. Тогда парень проверил другую партию. Но и у тех не хватало кусочков на шляпках. Наверное, все они поломались во время падения...
  Алекс выругался и закинул их все обратно. Нервно закрыл молнию. И тут услышал ритмичный стук туфель.
  Дворецкий.
  Дверь со скрипом открылась, и Иннокентий Захарович вошел внутрь. Выглядел он весьма напряженным.
  - Погода ухудшилась, - констатировал он, подойдя к Алексу. - Похоже, на ночь вам придется остаться у нас.
  - Но я не могу! - поднявшись на ноги, выпалил парень.
  - Почему? - невозмутимо произнес старик, немигающе глядя на гостя. - Что вам мешает?
  - Я должен вернуться к маме, - произнес тот. - Она ждет меня сегодня. Будет беспокоиться. Этот отпуск...
  - А, - перебил его дворецкий, и снова улыбнулся. - Но вы же понимаете, что в такую погоду это невозможно?
  - У вас в музее есть телефон? Можно я вызову такси? - попросил парень. На его лице читалась решимость.
  - Конечно, - учтиво ответил дворецкий. - Только я гарантирую вам, что по такой дороге ни одна машина не проедет. Я выходил на улицу, вы не знаете, что там творится!
  Иннокентий выдержал пронзительно тяжелый взгляд гостя.
  - Что ж, - бархатистым тоном произнес он. - Коли не верите мне, пройдемте. Позвоните и убедитесь сами. Только дайте мне лампу. Я понесу.
  Алекс выполнил его просьбу и потянулся к рюкзаку.
  - Не надо, - сделал манерный жест дворецкий. - Это лишнее. Позже мы вернемся сюда и решим, что делать дальше. Идите за мной, Александр.
  Старик пропустил гостя вперед, открыл перед ним дверь, и, выйдя вслед за ним, закрыл ее. Затем он открыл дверь напротив, и попросил гостя идти первым. Алекс не стал спорить и вошел в еще один коридор, обои которого были такими же, как и в прошлом. Тут тоже стояли напольные канделябры, только немного другой формы, а также, в потеках воска.
  - Я поговорил с нашим господином, - вдруг сказал Иннокентий в спину Алексу. - Он не против того, если вы останетесь здесь на ночь. Я бы тоже вам советовал не торопиться домой. Поэтому, можете остаться в комнате для гостей. Я сказал горничной, чтобы она приготовила все по высшему классу.
  - Угу, - немного помолчав, ответил Алекс. - Думаю, обойдемся без этого.
  Впереди из темноты появилась двухстворчатая дверь. Похожая на ту, которой обрывался прежний коридор. Только расписан он был по-другому. Спиралевидные узоры и что-то, похожее на узкие листья, покрывало всю светлую поверхность двери.
  - Открывайте дверь и проходите, - произнес Иннокентий.
  Алекс открыл левую дверцу. На удивление, та не скрипела и поддалась очень легко. Он вошел внутрь и немного скривился от яркого света. Когда глаза привыкли, он с удивлением отметил, что находился в большой, просторной зале с большими аркообразными окнами, тянувшимися по всю левую сторону. Остальные три стены покрывали разной величины картины, на которых были изображены они и те же люди. Их одежды выглядели вычурными, довольно старинными, и среди них был ребенок, мальчик лет десяти. Это давало понять, что эти портреты принадлежали семье, которая очень давно жила здесь.
  Света здесь было много - с высокого потолка свешивались на цепях шесть винтажных подвесных люстр. Да и шума тоже - в окна стеной лил дождь. Различить что-либо через эти сплошные потеки было довольно трудно.
  Над головой взорвался оглушительный раскат грома, и светильники немного закачались из стороны в сторону. Предательски замерцали.
  - Ну вот, - вздохнул дворецкий. - Починить-починили, а проблема с грозой осталась.
  Он выключил светильник и поставил его на деревянный комод возле двери. Тяжело вздохнул.
  - Я думаю, все не так уж и плохо, - решил подбодрить его Алекс, внимательно рассматривающий картины. Написанные талантливым художником, они выглядели, как живые.
  Парень остановился напротив самой большой картины. Высотой от пола и почти до потолка, она представляла собой изображение семьи в полный рост. Колоритный мужчина в круглых очках, одетый в сюртюк и брюки. Женщина справа от него, в пышном темно-синем бальном платье, в кокетливой шляпке с широкими полями и перьями. И мальчик перед ними. Зализанные, уложенные на бок волосы, умный взгляд, темные глаза и широкая улыбка - делали его детское личико довольно взрослым. Одет он был в камзол со множеством пуговиц, темные штаны и туфли. Такая одежда больше подходила для взрослого, и Алекс решил, что мальчишку в свое время решили вырядить поэффектнее.
  - Кто эти люди? - решил поинтересоваться парень, и повернул голову к стоящему у комода дворецкому.
  - О, я знал, что они вам понравятся, - выждав небольшую паузу, произнес он. - Знали ли вы, что этот замок был построен здесь еще в девятнадцатом веке? Владельцы возвели его в течение трех лет. Лес, в котором вы собирали грибы, с давних пор принадлежал им. Жаль, что этого больше никто не помнит.
  - Удивительно, - произнес Алекс, и вгляделся в мальчика. - Странно, я вырос в городе неподалеку, но ничего об этом не слышал. Разве только, что здание построили, как резиденцию для царя в семнадцатом веке. Но он очень быстро стал не нужен, так как поездки в эту часть страны стали совершаться редко. И замок стала использовать местная знать в качестве развлекательного заведения...
  - Нет, - холодно осек его дворецкий. - Все совсем по-другому. Поля, лес... и даже городок на юге с давних лет принадлежали тем, чьи картины вы сейчас видите. Под мудрым руководством господина руками жителей был возведен этот великолепный замок. Все шло хорошо, пока не началась война. Из-за неурожаев и затяжного голода на семью обрушился гнев простолюдинов. Они напали ночью, пока все спали, и перебили прислугу и всех членов семьи. Не пощадили даже ребенка.
  Голос Иннокентия приобрел бархатистые, но не менее, жуткие нотки. Алекс проглотил поднявшийся к горлу ком, и вновь повернул голову к дворецкому. Вздрогнул от неожиданности, увидев его на расстоянии нескольких шагов от себя. Дворецкий по-прежнему держал руки за спиной. Тут он наклонил голову и широко улыбнулся, показав ровный ряд зубов.
  - А потом они сожгли замок, чтобы скрыть следы своего преступления. В тот день была гроза, и они отчитались властям, что в башню попала молния. Это выглядело довольно нелепо, но никто ничего доказать не смог. Да и никому не было до этого дела, когда в стране бушевала гражданская война.
  Алекс нахмурился.
  - Но, а вы откуда об этом знаете? - решил поинтересоваться он.
  - Я нашел записи в старых архивах, - ответил Иннокентий, и нервно хохотнул. - Увлекаюсь историй. Возможно, по мне не видно...
  И Алекс понял, что, скорее всего, так оно и было. Он снова взглянул на картину, и заметил, что мальчик теперь уже смотрел на него. Почувствовал, как по спине прокатилась волна холода.
  Над головой снова раздался оглушительный раскат грома. Люстры вновь закачались, а дождь ударил в окна еще сильнее. Свет потускнел и на мгновение потух.
  Алекс тревожно оглянулся. В этот мрачный момент, продлившийся, наверное, не дольше секунды, он успел заметить краем глаза, как в углу, возле окна, кто-то стоял. Невысокий.
  - Что там? - заинтересованно произнес дворецкий и обернулся вслед за гостем.
  - Нет, ничего, - тихо ответил тот и снова перевел внимание на картину - больше мальчик не смотрел на него. - Пожалуй, мне нужно отдохнуть.
  - Это не проблема, - голос Иннокентия вновь стал елейным. - Я попрошу горничную...
  - Нет, спасибо, - покачал головой Алекс, вновь одарив дворецкого пристальным взглядом. - Я уезжаю. Уже начинает темнеть. Где телефон?
  - Ох, - глаза старика вновь засверкали. - Там, у входа.
  Он жестом показал на тумбу близ двери, на которой стояла принесенная из комнаты с большим зеркалом, лампа. Возле нее белел грузный телефон. В один миг в голове Алекса скользнула мысль, что этот раритет вообще не работал.
  - Прошу, - произнес старик.
  Алекс подошел к телефону и недоверчиво снял трубку. Услышал длинные гудки.
  - Поможете мне набрать? - вдруг попросил он, отметив, что не знал, как пользоваться такой старой моделью без кнопок.
  Дворецкий выполнил его просьбу. Набрал номер под диктовку.
  - Алло? - произнес приятный женский голосок в трубке. - Диспетчер слушает.
  - Здравствуйте. Можно заказать машину? Я застрял в музее, в лесу, адрес...
  - Извините, - бегло произнесла девушка. - Все машины заняты. Вам придется переждать непогоду в замке, до завтра. Я вас записала, с утра мы вас заберем.
  Раздались короткие гудки. Алекс слегка опешил от такого резкого поворота событий.
  - Ну? - с улыбкой вопросил дворецкий.
  Гость молча положил трубку и скривился.
  - Не хотят ехать в непогоду, - кисло признался он.
  - Я вас предупреждал, - ответил старик. - А вы не хотели меня слушать.
  Алекс кивнул и подошел к окну. Выглянул.
  Вода волнами стелилась по стеклу. Вдали виднелась жирная, горизонтальная желто-красная полоса посреди темного серого фона. Алекс провел по стеклу ладонью, ощутил его холод и сырость. Снова появился запах земли.
  В окно со всей силы врезался черный комок. И исчез, оставив после себя широкую паутинку трещин.
  Алекс в ужасе отпрянул, но поскользнулся на скользком плиточном полу и упал. Иннокентий подбежал к нему и помог подняться. В гневе сдвинул брови и уставился на трещину.
  - Проклятые птицы! - завопил он. - Да что же это такое!
  Он выругался и покачал головой.
  - Господин будет не доволен, - расстроенно произнес старик. - Крайне недоволен... Его праздник и разбитое окно... Никому это не понравится!
  Алекс хотел подбодрить Иннокентия, но не мог найти слов. Ненароком глянул на картину, и заметил, как люди на ней отвели от него взгляды.
  - Его праздник... праздник, - ныл дворецкий. - Это же моя забота...
  Он отвернулся. Закрыл руками лицо. Опять покачал головой.
  - Теперь праздник испорчен, - прошептал он.
  - Что? - несмело поинтересовался Алекс, чувствуя себя донельзя глупо.
  - Праздник, - ответил, шмыгнул носом, дворецкий, и перевел на гостя взгляд. Глаза его по-прежнему весело блестели.
  - Какой? - тупо уронил парень.
  - Разве я вам не сказал? - взволнованно произнес Иннокентий. - Сегодня мы празднуем День Рождения нашего глубокоуважаемого господина. Приглашено множество гостей. Отмечать будем в этом самом зале. А тут трещина... И даже шторой не закрыть... Господин любит открытые окна.
  - Ох, - отступил на шаг Алекс. - Представление? Здесь?
  - Да, - повернулся к нему дворецкий. Достал из кармана платок и манерно вытер нос. - Я бы сказал, пир и карнавал. Мы долго готовились к тому, чтобы все прошло наилучшим образом...
  - А еще и я тут. Мне бы не хотелось тут толкаться, - признался Алекс. - Портить вечеринку. Давайте я попробую другое такси вызвать.
  Дворецкий вновь помог набрать номер. Но на сей раз трубку никто не взял. Тогда Алекс позвонил еще раз, и вызов оборвался.
  - Что? - подняв бровь, деликатно поинтересовался дворецкий.
  - Связи нет, - глухо ответил Алекс. - Похоже, придется мне идти пешком.
  Иннокентий Захарович многозначительно улыбнулся.
  - Можете не волноваться, - произнес он. - Господин уже знает о вашем приходе. Подождите, я сейчас наберу нашу горничную, попрошу ее подготовить номер. Вы не будете нам мешать. Переночуете и уйдете. Я думаю, погода к тому времени уже наладится.
  - Но...
  - Ни о чем не беспокойтесь, - учтиво произнес дворецкий. - За мой счет. Наш господин не против. Все же, сегодня праздник.
  Алекс выдавил из себя улыбку и молча кивнул.
  - Да, и... Я попрошу ее принести к вам в номер ваш рюкзак. Одежду она постирает. Потом принесет в комнату. Так что, не беспокойтесь.
  Старик под унылый грохот грома набрал номер.
  Алекс перевел взгляд на окно. Присмотрелся. Показалось, или же действительно там, на улице, кто-то был? Черной тенью выделялся посреди серого фона.
  - Да. Хорошо, - громко сказал старик и положил трубку. - Уважаемый Александр. Скоро все будет готово. Давайте вернемся и заберем ваши вещи. А после я сопровожу вас в вашу комнату.
  Алекс угукнул и двинулся следом за дворецким. Перед тем, как покинуть галерею, тот взял с собой лампу и включил ее. За всю дорогу обратно никто из них не проронил ни слова. Алекс и сам не решался заводить разговор; только слушал, как в тишине ритмично случали туфли старика.
  Дворецкий учтиво прошел вперед и открыл неприметную дверь в коридоре. Попросил парня войти первым. Свет он так и не включил, а Алекс не решил заострять на этом внимания, все больше чувствуя неловкость.
  Иннокентий поставил на стол лампу, и собрал разложенную одежду. Перекинул через руку. Положил под подмышку толстую походную куртку, а Алекса попросил взять рюкзак. Тот молча выполнил просьбу.
  Старик еще немного повозился в своей комнате и вышел в коридор, где его ждал Алекс. Он сразу попросил его открыть массивную двухстворчатую дверь справа. Тот не сказал ни слова, и молча сделал то, что от него требовалось. Дворецкий поблагодарил и прошел вперед. Алекс последовал за ним, и оказался в просторном, ярко освещенном вестибюле.
  Здесь все было выполнено на высшем уровне. И тот, кто занимался реставрацией интерьера, однозначно, знал свое дело.
  Над головой висела роскошная трехъярусная люстра, состоящая из множества стеклянных элементов, напоминающих алмазы. Изящные колонны придерживали внутренние балконы на втором этаже. Снизу можно было наблюдать их удивительное кованое ограждение, складывающиеся в волнообразный узор. Но больше поражала воображение огромная лестница по центру, ведущая в левое и правое крыло замка на втором этаже.
  Красная ковровая дорожка роскошно стелилась по ступенькам. Золотистая бахрома на ее краях выглядела довольно эффектно. Вырезанные из дерева на перилах лестницы корчащие рожи монстры, сразу напомнили Алексу о непонятном столбе бордового цвета. Только в отличие от него, глаза этих существ не сияли.
  В огромное узкое окно, поднимающееся от полуэтажа почти до самого потолка, хлестал дождь. Слышалось грозное рычание грома.
  Алекс замер перед лестницей и погладил вырезанное из дерева существо. Внешне оно походило на сидящего тигра с гладкими не то рогами, не то ушами.
  - Точно, - заметил Иннокентий, остановившись рядом. - Эти фигуры вылепил городской мастер по заказу господина. Я не совсем точно помню, что они символизируют, но получилось довольно красиво, не так ли?
  - Да, - ответил Алекс и пошел вверх по лестнице. Он с тревогой вгляделся в мрачное окно - наступала ночь, а дождь и не собирался прекращаться. Лил, как из ведра.
  Дворецкий сказал сворачивать налево. Алекс кивнул, принялся подниматься по ступенькам, как тут резко обернулся и с ужасом уставился в окно.
  - Что такое? - поинтересовался шедший позади него старик.
  - Нет, ничего, - покачал головой Алекс. - Давайте я куртку понесу. Я же вижу, что вам тяжело.
  Старик мягко улыбнулся.
  - Нет, нисколько, - произнес он, и добродушно улыбнулся. - Это задача прислуги. Я уже привык к этому.
  На втором этаже находился довольно-таки длинный коридор. Бордовые обои и газовые светильники в форме свечей, вмонтированные в стены, отлично дополняли друг друга. Мягкий приглушенный свет расслаблял. Да и грома тут практически не было слышно...
  По левую сторону простирались двери с номерными табличками. Это что, гостиничные номера? Алекс смутился, отметив, что это выглядело несколько странно.
  - Александр, погодите, не так быстро. Нам сюда, - произнес дворецкий, остановившись у двери с цифрой '4'. - Не уходите далеко.
  Алекс вернулся к дворецкому. Виновато улыбнулся.
  - Это не должно вас смущать, - словно прочитав мысли, произнес старик. - В этом замке много занимательных мест. Понимаете, его интерьер воссоздали по оставшимся в архивах документам и записям. Не переживайте. Кровать вполне пригодна для отдыха, канализация полностью исправна и вы можете принять ванну. Горничная вот-вот явится. Она должна принести одежду.
  Старик учтиво поклонился и открыл дверь.
  - Проходите, - сказал он. - Чувствуйте себя, как дома.
  Алекс кивнул. Тут в его животе заурчало.
  - О, - многозначительно уронил дворецкий, подняв брови. - Вот оно что. И почему вы молчали?
  - Я не хочу...
  - Я попрошу вас не скромничать, Александр, - назидательно поднял палец дворецкий. - Наш господин желает, чтобы каждый гость получил только самые лучшие впечатления. Не разочаровывайте его. Не в его День Рождения.
  - Я очень благодарен вам за столь радушный прием, - несмело произнес Алекс. - По возвращению домой я переведу вам деньги...
  - Ох, не стоит, - широко улыбнувшись, произнес дворецкий, и сложил пальцы в замок. - Все за счет заведения. Уверяю. Проходите.
  Алекс вошел в комнату. Обернулся.
  Стоявший на пороге комнаты дворецкий улыбнулся и закрыл дверь. Алекс слушал, как стучали в коридоре его туфли, пока звук не растаял в тишине. А после вздохнул и закрыл лицо руками. Покачал головой. Еще утром он и подумать не мог, что будет ночевать в замке-музее. Попадет на чей-то День Рождения... Что его накормят и дадут переночевать. Бесплатно.
  - К черту, - вдруг произнес он.
  Алекс скинул рюкзак на пол и лег на застеленную двухместную кровать. Ее дизайн под старину подходил под общий антураж комнаты; она не скрипела и не продавливалась - наверняка была новой, возможно, репликой. А еще от нее приятно пахло.
  Парень осмотрелся.
  Люстра над кроватью была уменьшенной копией той, что висела в вестибюле. Старинный вычурный шкаф у стены близ окна выглядел довольно массивным. Прикроватная тумбочка со светильником словно бы были вырезаны из одного куска дерева...
  Большой портрет в изящной раме, что висел возле окна, похоже, принадлежал полководцу давно минувших лет. Алекс внимательно осмотрел его и понял, что уже где-то встречал этого мужчину.
  За большим квадратным окном почти стемнело. Алекс подошел к нему и одернул тюль. Выглянул на улицу - двор по-прежнему пустовал. Ни одной машины. Странно. Дворецкий упоминал за торжество и скорый приезд гостей. Но, похоже, еще никто не приехал. Возможно, парковка находилась с другой стороны...
  Но это не имело никакого значения. Нужно было только переждать непогоду, и ранним утром тихо уйти домой.
  Тогда парень решил проверить, что находилось за дверью справа от входа. Он осторожно открыл дверь и неуверенно заглянул внутрь. Оказалось, что это была небольшая комнатка с большой ванной на ножках, приставленной к стене, раковиной и унитазом в углу. На белой плитке по всему периметру комнаты, угадывался витиеватый узор, похожий на тот, который повторялся на обоях в лиловом коридоре.
  Алекс закрыл дверь и упал на кровать. Заложил руки за голову и уставился в потолок. Но и сна не было ни в одном глазу. Алекс повалялся немного на мягкой кровати, поглядел на темное окно, в которое по-прежнему стучал дождь. Послушал рычание грома и прикрыл глаза.
  Как вдруг раздался шорох. Появилось неприятное ощущение того, что там, у окна кто-то стоял. Невысокий.
  - Ты теперь мой, - раздался пронизывающий душу шепот.
  Парень широко раскрыл глаза и с ужасом уставился на окно. Конечно же, там никого не было. Над головой снова резко прогремело, и свет в комнате с треском замигал. Люстра предательски закачалась.
  Тогда послышались приглушенные шаги. И они не принадлежали дворецкому. Слишком... быстрые.
  На мгновение наступила тишина. И тут в дверь постучали. Алекс вскочил с кровати, как ошпаренный. Сел, и руками, как мог, уложил волосы.
  - Да, да. Войдите, - как можно увереннее произнес он.
  Дверь осторожно раскрылась. На пороге стояла девушка. На вид - лет двадцать. Миловидное лицо, большие синие глаза и пухлые красные губы. Прямые черные волосы, на свету отливающие синим. Однако, ее форма выглядела фальшиво. Нет, стандартная одежда горничной, но слишком уж короткой и театральной она казалась. Алекс не мог понять, почему у него возникла такая ассоциация. Возможно из-за того, что он знал, что сегодня в замке объявлен карнавальный вечер в честь Дня Рождения.
  В руках девушка держала поднос с закрытым крышкой блюдом и графин с красным напитком. Рядом стояло два бокала.
  - Здравствуйте, - мягко произнесла она, и ее большие глаза засияли. - Вам просили передать. Это.
  С этими словами она склонила голову и протянула Алексу поднос. Тот слегка опешил, не зная, что и сказать.
  - Нет, что вы... - начал сразу отнекиваться он.
  - Я настаиваю! - топнула тонкой ножкой девушка, и Алекс заметил у нее черные туфли на высоком каблуке.
  - Хорошо, - произнес парень, чувствуя себя донельзя глупо в этом дурацком белом костюме. Он робко потянулся взять поднос, но тут девушка изящно отодвинулась.
  - Нет, не так быстро, - промолвила она и улыбнулась. - Позвольте, я сделаю это сама.
  Она прошла в комнату, при каждом шаге виляя бедрами, и поставила поднос на прикроватный комод. Пододвинула светильник и деловито разлила напиток в бокалы.
  Алекс широко раскрытыми глазами наблюдал за ней. Что-то в ее образе напоминало ему его девушку, которая осталась далеко, в их общей квартире.
  Служанка заметила, как тот внимательно смотрел на нее, и улыбнулась. Протянула ему бокал.
  - За встречу, - произнесла она и ухмыльнулась.
  Парень снова почувствовал себя неуютно. Он встал и закрыл дверь. Устремил на гостью не совсем понимающий взгляд.
  Девушка хохотнула и села на кровать. Заложила ногу за ногу. Многозначительно уставилась на Алекса и отпила содержимого бокала.
  - Меня зовут Лила, - произнесла она и снова хохотнула. - Крутой костюмчик. Очень тебе идет.
  - Спасибо. Меня Алекс зовут.
  - Я знаю, - ответила та, и закачала ногой. - Ты чего там стоишь? Заболел, что ли? Присаживайся.
  Парень покорно сел и взял из рук Лилы бокал.
  - За День Рождения! - довольно прокричала она, и гром за окном ответил ей низким рыком.
  - За День Рождения! - поддержал Алекс и стукнул свой бокал об ее. Глотнул напитка и на мгновение скривился.
  - Это что? Вино? - изогнув бровь, вопросил он.
  - Именно. Знаешь, оно столетней давности. Иннокентий дал из своих запасов.
  - Оу, - произнес Алекс и покачал головой. - Очень вкусное.
  - Конечно, оно из местного винограда, - произнесла девушка, и налила напиток в опустевшие бокалы. - Конечно, ты такого не пробовал.
  На мгновение парень осознал, что ее голос он уже слышал. Причем, совсем недавно.
  - Ты здесь работаешь? - решил спросить он.
  - Да, - ответила девушка. - Уже очень давно. Знаешь, я очень всему довольна. Наш господин любит своих подданных. Скоро начнется торжество, и я тоже обязана там быть.
  - А ты не хочешь? - спросил Алекс, допивая остатки вина.
  - Безумно. У меня даже готово платье. Мы с моей сестрой-близняшкой Ниной очень долго готовились к празднику и шили платья. Подбирали самый лучший материал.
  - Здорово, - кивнул Алекс, наливая себе еще. Уже начал чувствовать легкое головокружение.
  - Иннокентий сказал, что ты очень любишь грибы, - произнесла Лила. - Поэтому он попросил повара приготовить самое лучшее рагу. Ты же ешь мясо?
  - Да, я не записывался в вегетарианцы, - улыбнулся Алекс.
  Лила налила ему еще вина.
  - Отлично. А то он долго думал насчет этого, - снова улыбнулась она.
  Алекс, наконец, ощутил в воздухе тонкий аромат парфюма. Сладкий и терпкий одновременно. Он скользнул взглядом по оголенным ножкам горничной. Прекрасные, как и сама Лила...
  - Да, я хотела спросить, - несколько мечтательно спросила горничная, склонив голову набок. - Почему ты зовешь себя Алексом? Сокращение от твоего полного имени Саша... Так?
  - Именно, - кивнул Алекс, чувствуя, как легонько поплыла голова.
  - Тогда почему ты зовешь себя Алексом?
  - Моя девушка... Она любит называть меня так. Я и привык.
  - А-а-а, - многозначительно протянула Лила, качая ногой. Туфля с высоким каблуком немного спала с ее стопы. Она отпила вина, и повернула голову к рядом сидящему парню, смотрящему на нее.
  - Она осталась там, далеко... в другом городе. Сюда я приехал к маме. За грибами. Заблудился и пришел сюда.
  - Да, я знаю, - вновь широко улыбнулась девушка и глаза ее заблестели. Признать, ее улыбка больше напоминала звериный оскал.
  - Иннокентий говорил, ты собиралась принести одежду?
  - Не я... Другая горничная, - призналась Лила, не отрывая глаз от Алекса. Она дернула ногой, и туфля с ее стопы громко опрокинулась на пол.
  - Знаешь, я наблюдала за тобой, - выждав короткую паузу, произнесла она, наливая остатки напитка из графина в бокал Алекса. - Сразу заприметила тебя. Мне немного жаль, что ты заблудился, но с этим больше ничего не поделаешь. Теперь ты у нас. Если бы я могла, я быв подготовила тебе карнавальный костюм, но, увы, все гости уже приглашены.
  Алекс видел отражение своего лица в ее, казалось бы, стеклянных глазах. Треугольное лицо, взъерошенные темные волосы, выразительные черные глаза и небольшой рот.
   В следующий миг она впилась поцелуем в его губы. Тот не мог противостоять - вино изрядно притупило чувство самоконтроля. Он жадно сомкнул руки на ее талии, и притянул к себе.
  - Ого, - сказала Лила и хохотнула. - Это мне нравится.
  Она поставила пустой графин и свой бокал на тумбу. Сцепила пальцы на шее парня, и снова страстно поцеловала его. Запустила руку ему под мягкую пушистую пижаму и провела острыми ногтями по спине.
  - Ай, больно, - отлепился от нее парень.
  На что Лила лишь хохотнула. Села ему на колени и прошептала на ухо:
  - Ты еще не знаешь мою сестру. Вот она та еще бестия.
  Горничная изогнулась и нежно укусила его за шею. Алекс чувствовал волны желания, всколыхнувшие его тело. С каждым разом все больше и больше. Стало жарко.
  Лила ухмыльнулась и принялась расстегивать пуговицы на его рубашке. Гладить его рельефное тело.
  - А твоя девушка не промах,- шепнула она. - Знала, кого выбирать.
  Она стянула с него пижаму. Развязала у себя на спине узелок фартука.
  Алекс рухнул на спину, и уронил бокал. Тот, выронив пару капелек на белоснежное покрывало, упал на мягкий ковер. Покатился к двери в ванную.
  - Теперь ты будешь мой, - возбужденно прохрипела Лила, высвобождаясь от тесной формы. Алекс прижался к ней, и принялся покрывать ее шею и грудь поцелуями. Наспех снял штаны.
  Девушка облизнулась, и села на него сверху. Ее прямые темные волосы касались его живота. Она захихикала, и опустила руку на пульсирующее страстью тело парня. Острым ногтем нежно провела от пупка до ямки между ключицами. Приподнялась и села, начала ритмично двигаться. Схватила себя за грудь и тихо застонала.
  Крышу сорвало. Алекс заревел и перевернулся вместе с горничной. Оказавшись на кровати, она залилась ярким смехом, отчего тот еще больше возбудился. На сей раз инициативу взял он, выпуская наружу то, что накопилось за последнее время. Ощутил незабываемое чувство новизны, дающее прилив сил и страсти.
  Над головой прогремел гром, и свет на мгновение вырубился. И за это мгновение вместо хриплого стона горничной он услыхал звериное рычание. Но не стал останавливаться. Просто не мог. Алекс чувствовал себя зверем, берущим то, в чем всегда нуждался. С каждой секундой тело все больше и больше наливалось животрепещущей силой, разжигающей внутри огонь. И, когда он яркой вспышкой вырвался наружу, Алекс со стоном упал на кровать, чувствуя, как волны блаженства растекались в каждую клеточку его тела.
  - Ты самое настоящее животное, - прохрипела Лила и высвободилась из-под него.
  Алекс не мог ничего сказать. Было не до этого.
  - И мне это нравится, - промурчала она, и поцеловала его в щеку.
  Парень перевернулся к ней, и увидел, как та встала посреди комнаты и принялась натягивать одежду. Вновь соблазняла своими сочными формами.
  - Ты не останешься? - с интересом вопросил он. - Хоть на чуть-чуть.
  - Прости, дорогой, но мне еще нужно кое-что, - произнесла Лила, застегивая бюстгальтер. - Но я обещаю. Мы еще повторим. Я расскажу о тебе моей сестре.
  Она открыла рот и подмигнула. Подошла к кровати и склонилась.
  Алекс приподнялся. Их губы снова соединились. Но тут Лила отлепилась. В ее руке был фартук.
  - Очень хорошо, - с придыханием констатировала она, и прикусила губу. - Жду не дождусь.
  Кое-как накинув платье и завязав фартук, она, по-прежнему виляя бедрами, открыла дверь. Обернулась и подмигнула. Громко хлопнула дверью и ушла.
  Алекс слышал ее громкий смех в коридоре, внезапно исчезнувший, как и стук ее каблуков. Взъерошил рукой волосы и усмехнулся. Как тут сел на кровать и поставил себе на колени поднос. Поднял крышку.
  В нос ударил сочный аромат жареного мяса и грибов. На большой тарелке лежала далеко немаленькая порция рагу, политая густым соусом. Рядом лежали обернутые в тканевую салфетку вилка и нож. Прям, как в дорогом ресторане.
  Все еще чувствуя опьяняюще приятное головокружение, Алекс принялся за еду. На вкус рагу оказалось не менее фантастическим, чем на запах. Стоило отдать должное повару - он реально мастер своего дела.
  Алекс быстро прикончил еду и поставил пустой поднос на тумбу. Развалился на кровати, чувствуя себя на пике удовольствия. Даже гроза и дрожащий над головой свет теперь больше не могли испортить этот вечер.
  Тут в глаза что-то блеснуло. Алекс перевел взгляд и увидел бокал, лежавший на полу возле прикрытой двери в ванную. Он быстро поднял его и поставил рядом с графином. А следом понял, что было бы неплохо искупаться в теплой водичке, и окончательно смыть с себя плохие впечатления первой половины дня.
  Взяв с собой вещи, Алекс зашел в комнату и повесил их на решетку возле большого полотенца. Открыл горячую воду в ванной и отрегулировал ее температуру холодной. Вышел обратно в номер.
  За окном окончательно стемнело, хотя продолжало греметь. Да и в комнате вроде как стало немного мрачнее. Окружающее безмолвие, кроме шума наливающейся в ванной воды, давало неприятный привкус заброшенности. Алекс подошел к окну и выглянул - но ничего в окружающей тьме там и не смог разглядеть, кроме собственного отражения и смазанных очертаний комнаты на заднем плане. Он покрутился перед окном, как в зеркале, с довольством отметив свою спортивную форму. И Алекс вдруг вспомнил слова Лилы о ее сестре... Прикинул, что было бы неплохо покувыркаться с ними обеими.
  Широко улыбаясь, как идиот, он вошел в ванную комнату и лег в теплую воду. Выключил воду и с удовольствием растянулся по всей поверхности каплеобразной ванны. Рядом на полке лежало несколько видов мыла и некие склянки с зеленой жидкостью внутри, которые даже не хотелось трогать.
  Окружающая тишина вскоре стала давить на уши. Не было слышно ни единого постороннего звука, кроме периодического завывания грома. Алекс подумал, что уже давно должны были прийти люди, заиграть музыка... Но ничего подобного и не собиралось происходить. Возможно, в стенах музея была проведена хорошая звукоизоляция, но в это верилось с трудом. Хотя... в той комнате с зеркалом тоже не было ничего слышно... Что довольно странно.
  Потом вспомнились картины, глаза которых бегали из стороны в сторону. Стараясь не думать об этом, Алекс взял в руки одну из склянок и открутил крышку.
  Приятный запах осторожно наполнил комнату. Алекс вылил немного пахнущего травами зеленого содержимого себе в руку. Растер. Образовалась пена. Много пены. Тогда он намазал ею волосы и тщательно помассировал. Щедро натер руки и ноги. После он погрузился в воду и смыл все с себя.
  Серая пена комьями поплыла по поверхности воды. Алекс отогнал ее подальше от себя и вздохнул. Положил голову на край ванны и закрыл глаза, наслаждаясь отдыхом.
  К шее закололо. Следом растеклась неприятная пульсация, от которой заболела голова. Алекс скривился и погладил заднюю часть шеи, и с недовольством отметил небольшую тугую опухлость. В мыслях укорил себя за то, что по нелепой случайности упал. И едва не сломал себе шею. Пусть на месте ушиба поднялась шишка, и, наверное, проявился синяк... Это лучше, чем остывать под дождем глубоко в лесу... Завтра следовало бы обратиться к доктору, да прояснить все волнующие вопросы. Может, он бы прописал лекарство, и подсказал, как побыстрее избавиться от шишака...
  С длинного золотистого крана в ванну упала крупная капля, и растеклась множеством кругов на гладкой поверхности. Комья пены тут же закачались и устремились в свободное плаванье, обволокли торчащие из воды пальцы ног.
  Алекс нахмурился, и снова потер шишку. Почувствовал тупую боль. Тогда он резко наклонил голову.
   Хруст громом разнесся в стенах маленькой комнаты. И в этот момент Алекс пожалел, что позволил себе думать о чем-то подобном. Он сел и взял с подставки губку. Щедро намылил ее. Натер руки и тело.
  Но оказалось очень сложно не думать о шишке. Этот хруст... Настораживал. Это могло быть смещение позвонков, или, что-то похуже...
  Поскорее бы уже наступило утро. Не хотелось и дальше попросту терять здесь время.
  Алекс лег в воду, и смыл с себя остатки серой пены. Послышался глухой раскат, и лампа над головой предательски замигала.
  - К черту, - выронил парень. Он поднялся на ноги и снял с крепления на стене лейку. Переключил воду.
  Теплое жужжание воды разбавило тишину. Алекс еще раз обмыл тело. Его смущало ощущение странного налета на животе - масляного и липкого. Однако, на вид кожа блестела чистотой и гладкостью. Да и на душе было неспокойно - нервировал шишак, который, словно бы, увеличился в размерах. Он периодически пульсировал, от чего начинало болеть в висках.
  Парень выругался и выключил воду. Повесил душ на крепление. Переступил на холодный плиточный пол и взял полотенце. Вытер лицо и заглянул в зеркало, висевшее над умывальником. Нахмурился и подошел к нему.
  Ничего не изменилось. Отражение по-прежнему выглядело жутко искаженным. Поверхность зеркала сильно запотела, отчего общие контуры лица смазались, а цвета стали блеклыми. Бледное, слегка наклоненное лицо, и черные провалы на месте глаз и рта выглядели довольно жутко.
  Одним движением руки Алекс стер влагу и улыбнулся сам себе. Он повернул голову к крючкам возле входа, куда повесил свою одежду. И с неприязнью отметил, что белая пижама стала выглядеть довольно тускло.
  Внезапно в тишине снова раздался гром. Люстра над головой опять замерцала.
  Взгляд невольно скользнул к зеркалу. И Алекс едва не поскользнулся на скользком полу. Его спасла быстрая реакция, и прочно закрепленный полотенцесушитель рядом.
  Свет в комнате вновь ровно засиял, и прогнал признаки иллюзий. Но Алекс все равно не отводил глаз от зеркала. Пристально смотрел на свое мутное, немного настороженное отражение. Он ждал, когда оно начнет меняться.
  Но ничего не происходило.
  Алекс кашлянул и погладил шишку на шее. Покачал головой и вытер тыльной ладонью лоб. Он, наконец, понял - то, что привиделось ему в эти всполохи темноты, напросто не могло существовать. Это видение... Бледное, слегка наклоненное лицо, огромные синяки под глазами и стеклянный безжизненный взгляд.
  - Мне просто нужно отдохнуть, - вдруг сказал парень сам себе, и натянул казавшиеся при этом освещении светло-серые штаны. - Это все из-за усталости.
  Он подошел к ванне, намереваясь спустить воду, и застыл. Содержимое внутри нее напоминало зеленоватую жижу, на которой плавали отвратительные серые комья. Отчасти, наверное, так получилось из-за зеленого шампуня. Похоже, в него налили слишком много красителя...
  Алекс сунул руку в мутную воду и постарался нащупать на дне затычку. Как вдруг рядом на поверхности появился крупный пузырь. Затем еще и еще. Они принялись бурлить, словно внизу находились залежи газа.
  В нос ударил резкий гнилостный запах. Алекс резко отпрянул и закашлял. Он чувствовал, как резко сжался желудок, как к горлу стала подниматься тошнота. Пока не стало еще хуже, он выскочил из комнаты и громко хлопнул за собой дверью.
  И весь кошмар сразу же исчез.
  Алекс глубоко вздохнул и приложился спиной об дверь. Но через минуту отлип и осторожно приоткрыл ее. Заглянул внутрь.
  Никакого неприятного запаха. В ванной приятно пахло травами.
  Парень силой закрыл дверь, не желая приближаться к ванне. Он сел на мягкую кровать и задумался. Но дождь, громко стучащий в окно, постоянно отвлекал. Из-за этого не получалось ни на чем сосредоточиться.
  В больше и больше хотелось сбежать отсюда. Странные видения... Что-то внутри подсказывало, что это неспроста. Да и все тут выглядело неправильным. По-прежнему стояла тишина. Не было слышно ни шагов, ни голосов приехавших гостей... А они уже давно должны были быть здесь.
  Алекс поднялся и подошел к окну. Осторожно выглянул, но так и не смог различить ничего, кроме тьмы и мутных подтеков воды на стекле. Он вспомнил, что ни одного фонаря поблизости не было, и поэтому решился дождаться молнии, чтобы посмотреть на территорию замка. Наверняка она уже забита приехавшими машинами.
  Вспышка ярким светом ударила в глаза, но и так же быстро исчезла. Но парень не смог увидеть ничего, кроме белого фона.
  Рядом недовольно проревел гром, и раскатами унесся в сторону. Алекс снова вздохнул и почесал саднящую шишку. Сел на кровать. Он вдруг понял, что уж очень хотел видеть дворецкого. Поговорить с ним. Но он даже не знал, где тот находился. Да и здесь, в этом номере, даже не было телефона...
  Алекс нахмурился. В комнате не хватало чего-то еще... Он обвел настороженным взглядом каждый угол и вдруг понял - исчез поднос с графином и тарелкой. А еще его дорогой рюкзак с грибами.
  Сердце в груди громко затрепыхалось. Было еще что-то, что совсем выскользнуло из головы...
  Над головой грозно прогремело. И свет вдруг резко потух.
  Со стороны окна послышалось сопение. И Алекс резко повернул голову. Заметил напротив выделяющегося более светлым тоном прямоугольного окна невысокий человеческий силуэт.
  - Теперь ты мой, - прохрипел голос.
  И на темной фигуре вдруг вспыхнули красные глаза-миндалины. Она покачнулась и шагнула навстречу. Вытянула руку.
  Алекс пронзительно закричал. Инстинктивно схватил стоящую на тумбе настольную лампу. Замахнулся.
  Видение исчезло. Алекс еще раз обвел взглядом объятую мраком комнату. Но так никого и не увидел. Он проглотил поднявшийся к горлу ком, и осторожно поставил лампу на место. Заметил, что ее ручка тоже пульсировала, как и шишка на шее.
  И тогда сверкнула молния. Вслед за скрипом по комнате растекся глухой стон.
  Алекс почувствовал, как на руках поднялись мурашки. Он осторожно перевел взгляд в сторону, в тень возле окна, где висела картина. Отчего-то в голове сидела твердая уверенность, что этот маленький, невесть как пробравшийся сюда незнакомец, спрятался там. Не отводил от него глаз и глухо сопел.
  Во тьме было трудно что-либо разобрать. И тогда Алекс присмотрелся.
  Вспышка молнии опять ярко осветила комнату. Казалось бы, на сей раз намного дольше, чем обычно.
  Закричав, парень выбежал из комнаты в коридор и захлопнул дверь. Навалился на нее спиной, и схватился трясущимися руками за лицо. Сердце готово было выпрыгнуть из груди. В голове шумело от охватившей тело паники.
  - Этого не может быть, - прошептал он в пустоту. - Просто не может...
  Нужно бежать. Пусть на улице вовсю бушевала гроза и стояла глухая ночь... Это уже не имело никакого смысла. Ведь это место было действительно проклято.
  Гнилостная вонь из ванны, детские тени, смотрящие по сторонам картины в галерее... просто не могли быть галлюцинацией. А уж то, что появилось в темной комнате в свете молнии, вообще выходило из ряда вон. И это даже была не тень ребенка.
  Изменилась сама картина, словно бы кто-то быстро перевесил ее, и спрятал оригинал. Но то, что было на ней изображено, являлось поистине отвратительным -лысая морщинистая голова с островками седых волос на покрытой пузырями макушке, пустые черные глазницы, кривой провал вместо носа и огромная улыбающаяся пасть с острыми зубами.
  Перед тем, как исчезнуть во тьме, эта тварь шелохнулась.
  - Иннокентий? - испуганно позвал Алекс, обеспокоенно смотря по сторонам.
  Ему никто не отозвался; в замке по-прежнему стояла тишина. Тогда парень осторожно пошел к лестнице, бросая взгляд на закрытые пронумерованные двери. Старался ступать тихо по ковровой дорожке, чтобы не делать лишнего шума.
  Но эта мертвая тишина кругом лишь добавляла гротеска и абсурда.
  Мягкая пижама прилипла к коже. Появилось неприятное ощущение стянутости. Но Алекс старался не обращать на это внимания - больше его заботил побег из замка. Он пытался вспомнить, как пришел сюда. Какими путями вел его Иннокентий... И вдруг он понял.
  Старику тоже нельзя было доверять. Наверняка он маньяк... Подослал свою безумную подельницу, и она что-то подсыпала в еду и вино, отчего и начались галлюцинации. Ведь никакого Дня Рождения, и никаких гостей не было и в помине, это все фарс, отведение внимания... чтобы без лишних проблем начать охоту на ничего не подозревающего человека.
  Алекс осторожно выглянул на лестницу. Ни на балконах, и внизу, на первом этаже, никого не было. Тогда он осторожно спустился вниз по ступенькам, и каждый раз вздрагивал, когда маленькие колючие частички впивались ему в стопы.
  В животе вдруг растеклась опьяняющая боль. Голова еще сильнее закружилась. Алекс привалился к перилам и зажал рот рукой. В горле застрял ком, и тогда парень надрывно откашлялся.
  Точно... Яд. В еде был яд.
  Но внезапно стало легче. Алекс бегом преодолел последние ступеньки, и схватился за изогнутую дверную ручку на двойной двери. Как вдруг услышал подозрительные звуки по другую сторону.
  'Наверняка это они, - подумал Алекс. - Пришли, чтобы прикончить меня'.
  Он замотал головой и метнулся к одной из широких колонн, придерживающих балкон слева, и спрятался за нее. И вдруг парень заметил, что там, в тени, близ угла, находилась еще одна двойная дверь. Хотя, он мог поклясться, что ничего подобного тут прежде не было...
  Дверь со скрипом открылась. И в вестибюль въехал длинный, накрытый белой скатертью, стол на колесиках. На нем стоял широкий накрытый поднос, от которого пахло травами и жареным мясом. А следом показался и тот, кто его катил - огромный толстяк-повар в белом халате и с высоким колпаком на голове. Его шаги были резкими и порывистыми, а еще он что-то бубнил себе под нос.
  Внезапно толстяк резко остановился и повернул голову к Алексу. Тот сразу спрятался за колонну, надеясь, что не был замечен.
  - Скоро праздник, праздник, - торопливо пробубнил повар. - А у меня еще готовы не все блюда. Господин расстроится, расстроится!
  Его несколько детский голос звучал довольно громко. Алекс осторожно выглянул, и увидел, как тот стоял посреди комнаты и задумчиво чесал лоб.
  - Забыл, забыл, - расстроенно произнес толстяк, и Алекс понял, что у этого парня не все в порядке с головой. Как и у дворецкого с горничной. Следовало вообще не попадаться ему на пути... Но вдруг он сейчас двинется сюда?
  Алекс проглотил поднявшийся к горлу ком. Изо всех сил старался держать спокойствие. Но руки все равно тряслись.
  Вновь заскрипели колесики. И Алекс с ужасом понял, что повар катил стол к нему навстречу. Запах спрятанного под крышкой блюда стал резче. И от него начинали течь слюнки. Еще плотнее прижавшись к холодному мраморному столбу, парень осторожно двинулся по его диаметру, прислушиваясь к скрипу и тяжелым шагам.
  Повар многозначительно кашлянул и прошел мимо, не заметив ничего подозрительного. Остановился перед дверью и принялся копаться в карманах своего широченного фартука. Его большие высокие сапоги с толстой подошвой, виднеющиеся из-под мятого халата, были испачканы чем-то бурым.
  - Сборище психов, - не сводя с толстяка глаз, невольно шепнул Алекс.
  Повар кашлянул и вытянулся. Резко развернулся.
  Парень спрятался за столб, мигом пожалев о своей расторопности. Ведь акустика здесь стояла очень хорошая, и любой шорох превращался в далеко не тихий звук. Если этому громиле хватит мозгов подойти, то сбежать вряд ли удастся.
  Повар отвернулся и, что-то пробурчав, принялся опять копаться в карманах. Тут он достал большую связку ключей, и, недолго думая, выбрал один.
  Алекс с замиранием сердца ждал, когда этот тип побыстрее скроется.
  В огромное окно над лестницей ударила яркая вспышка. На гладкий плиточный пол легли широкие квадраты света. Алекс глубоко вдохнул и зажмурился - резко заболели глаза.
  Гром хлопушкой взорвался в ушах. Замок вздрогнул, словно проснувшийся от долгой спячки медведь, и рассыпался тихим гулом. Люстра над головой закачалась и зашелестела множеством маленьких стеклянных элементов.
  И вестибюль вдруг погрузился во тьму.
  На пол, громко брякнув, упала связка ржавых ключей. Послышался недовольный утробный хрип. Следом раздалось странное копошение.
  Резко запахло тухлятиной.
  Сердце снова сжалось в комочек. Тело предательски затряслось. Алекс вдруг понял, что в комнате что-то изменилось. Он проглотил поднявшийся к горлу ком и приложил трясущиеся ладони к холодной колонне. С трудом подавил растущую из глубины души панику.
  Снова звон ключей. Все тот же, похожий на звериный, хрип. Тяжелое дыхание.
  Зажегся бледный дрожащий свет. На скупо освещенный кусок стены за колоннами легла бесформенная тень. Алекс заметил ее и понял, что дело дрянь. А также то, что этот чертов повар все топтался на месте. Как назло. Наверное, знал, что кое-кто прятался за колонной. И ждал, пока тот сам не выдаст себя. Играл.
  Дверь была довольно близко. Если постараться и сделать все быстро, то можно незаметно сбежать. Этот повар донельзя тупой и неповоротливый, поэтому...
  - Вот незадача, - забулькал голос за спиной, и разбавился щелкающими звуками. - Праздник скоро начнется, а я опаздываю! Торт еще не полностью готов... Не хватает самого главного блюда... Да открывайся уже!
  Признать, Алекс с трудом смог понять эту невнятную речь. Он внимательно смотрел на двойную дверь, темным пятном выделяющуюся среди светлого фона стен, и ждал подходящего момента.
  Запах тухлятины начинал понемногу сводить с ума. Желудок скрутился в трубочку, а голова снова закружилась.
  Не желая больше терять время, Алекс сорвался с места. Но вдруг поскользнулся и тяжело повалился на пол. Прикусил язык. В животе растеклась тягучая боль, и к горлу прибились недавно съеденные грибы.
  - Эй! - заревел голос.
  Алекс резко вскочил на ноги, и с ужасом уставился на повара. Вернее, на то, во что тот превратился.
  Тучное тело, ростом под два метра, держало в руке керосиновую лампу, похожу на ту, которая была у Иннокентия. Свет внутри нее дрожал и бросал гротескные тени на не менее гротескного повара.
  Лица у толстяка не было вообще; на лысой голове, больше похожей на некую бесформенную опухоль, находилась только огромная зубастая пасть. Покрытые нарывами и пузырями руки больше напоминали клешни. Вместо халата и колпака - длинные, грубо скрепленные между собой лоскуты кожи.
  - А ты-то что тут делаешь? - заревело чудовище, и тяжело шагнуло навстречу. - Тебя не должно тут быть! Скоро начинается торжество!
  Алекс не знал, что и сказать. Стоял, как вкопанный. И тут он заметил, что стол на колесиках также изменился - в грязную больничную каталку, на которой лежало кровавое месиво.
  Повар неуклюже зашагал навстречу, и при каждом его шаге тело покачивалось, как кусок желе. Колпак подпрыгивал, отчего казалось, что он в любую минуту мог слететь на пол.
  Алекс со всех ног бросился к выходу. Схватился за дверную ручку и со всей силы дернул на себя.
  Дверь резко открылась.
  - Не может быть, - дрожащим голосом уронил Алекс. - Это не...
  Он невольно попятился от кирпичной кладки на месте дверного проема. Почувствовал подступившую к горлу тошноту.
  - Сюда! - заревело позади. - Иди сюда!
  Парень резко развернулся. Уставился на чудовище, медленно приближавшееся к нему. Грязная керосиновая лампа, зажатая в его клешне, покачивалась в такт шагам.
  Вестибюль снова всколыхнулся в мигающей вспышке, и растекся сытым раскатом грома. Тварь забулькала, и подняла фонарь. Дрожащий свет лег на его голову, и Алекс заметил второй ряд зубов в круглой глотке.
  Сейчас, и никогда. Парень приготовился. Собрался оббежать чудовище мимо колонн - благо, пространства для маневров было предостаточно. И забежать в раскрытую дверь.
  Возможно, там был выход. Должен был быть.
  Но тут что-то пошло не так, и вкусный ужин полез обратно.
  - Поганец! Что ты делаешь? - гневно забулькало существо. - Ты же все испортишь!
  Алекс вытер тыльной стороной ладони рот, и резко одернул руку. С ужасом уставился на нее - та была запачкана густой зеленоватой слизью.
  Живот скрутило от резкой боли. Парень вскричал и согнулся напополам. Едва устоял на ногах и чуть не упал на грязный пол.
  - Оставь меня! - что есть сил закричал он, и бросился к раскрытой двери.
  - Нет, погоди! - донесся ему вслед булькающий голос.
  Алекс не слушал его; голова сильно кружилось. Сердце стояло в горле, а желудок был готов вновь извергнуть свое содержимое.
  Коридор качался пред глазами. Торчащие из стен светильники расплывались и менялись в абстрактные фигуры, а затем возвращались в прежнюю форму.
  Алекс прислонился к стене и глубоко отдышался. Все тело горело, а пижама прилипла к коже. В животе и ушибленной щиколотке пульсировала приторная боль.
  Из глубины коридора эхом донесся булькающий звук. Алекс широко раскрытыми глазами уставился в темную даль. Череда тусклых, похожих на колокольчики, светильников, казалась бесконечной. Наверное, это было не более, чем иллюзией - ведь не могло существовать таких длинных коридоров...
  Послышался ритмичный грохот шагов - наверняка в погоню пустилось это жирное чудовище. Нельзя было медлить.
  Алекс побежал.
  Коридор все сильнее качался из стороны в сторону. Светильники все больше расплывались. Но вдруг картинка обрела четкость, и все резко изменилось.
  Хрустальные колокольчики превратились в окровавленные раскрытые ладони, над которыми висели вибрирующие лепестки синего огня. Изысканные лиловые обои обратились в замызганные кровью стены, а в стоявшей кругом тишине слышался невнятный шепот.
  Впереди возникла широкая дверь. Алекс широко улыбнулся и схватился за ручку. Резко дернул.
  В глаза ударил яркий свет. Парень прикрылся от него ладонью, но это его не спасло. Шум множества голосов и калейдоскоп ароматных запахов сразу заполонили все пространство вокруг. Сбили с толку. Испугали.
  Понемногу свет стал тускнеть. И взору предстала просторная вытянутая зала, по левой стороне которой чернели высокие аркообразные окна. По периметру ровным рядом стояли накрытые белоснежными скатертями, столы, ломившиеся от множества блюд. Тут был и запеченый в яблоках поросенок, и множество напитков на любой вкус и цвет, и несколько трехярусных подставок с белым виноградом.
  Это же та самая картинная галерея, вдруг понял Алекс. Даже цвет стен такой же светло-бежевый. Однако... нигде не было видно следов от снятых картин, и даже креплений. Словно бы их тут никогда не висело. Но это была однозначно галерея - Алекс прекрасно запомнил ее высокие потолки с лепниной в углах, и шесть старинных хрустальных люстр, висевших довольно низко.
  Сидевшие за стульями люди едва ли не единовременно смолкли и повернули головы к новоприбывшему. Тот с недоумением уставился на их белые карнавальные маски, которые, однако, отлично сочетались с костюмами и платьями.
  Алекс опешил. Почувствовал себя в крайне дурацком состоянии. Эти люди, человек, наверное, пятьдесят, пристально смотрели на него и ждали объяснений.
  - Добрый вечер, - произнес он как можно смелее.
  Гости потеряли к нему интерес и принялись переговариваться друг с другом. Вновь поднялся фоновый галдеж.
  Вытерев взмокший лоб, Алекс вздохнул. Удостоверился, что на него больше никто не обращал внимания, и осмотрел себя. С отвращением заметил крупные зеленые пятна на пижаме. Он постарался вытереть их рукавом, но только их размазал.
  И еще больше почувствовал себя глупо.
  Пальцы крепко сжали дверную ручку и нажали. Но дверь не открылась. Тогда Алекс навалился на нее всем весом и повторил попытку.
  Но ничего не произошло.
  - О, Александр! - раздался за спиной радостный старческий голос.
  Парень резко развернулся и с недоумением уставился на Иннокентия Захаровича. Старик по-прежнему широко улыбался, а в его глазах горели огоньки. Его совсем по-другому уложенные волосы намекали, что у старика имелась огромная залысина, а волосы остались только на затылке.
  - Я... ошибся дверью, - виновато произнес тот.
  Признать, ему было неприятно видеть, как старик таращился на него. Хищно и в то же время хитро.
  - Почему? - поднял бровь дворецкий и заложил руки за спину.
  - Я... потерялся, - ответил Алекс. - Хотел прогуляться по замку...
  - Что ж, я могу только вас поздравить, - выделяя каждое слово, произнес старик, внимательно осматривая парня перед собой. - Вы подоспели как раз вовремя.
  - Но я не могу, - второпях ответил парень, и опустил взгляд. - В таком виде...
  Дворецкий снова широко улыбнулся, продемонстрировал безупречные зубы.
  - Хе-хе-хе... Можете не беспокоиться об этом, уверяю вас, - произнес он и потрепал Алекса по плечу. - Видите, вон там, слева, свободное место? Это ваше. По просьбе моего господина я оставил там одежду... Примерьте. Вам подойдет.
  Парень молча кивнул и неспешно двинулся к левому ряду. Осторожно протиснулся позади сидящих на стульях гостей, больше не обращавших на него ни капли внимания. Чуть не оступился на стелящихся по полу тяжелых шторах.
  Одно место действительно оказалось свободным; поначалу его не было видно только из-за стоящей рядом огромной подставки с фруктами. Возможно, тут были еще пустые места, но искать их не было ни желания, ни смысла.
  На стуле лежало что-то махровое. Алекс поднял и развернул сложенную в несколько раз одежду. Это оказался коричневый халат с золотистой вышивкой на воротнике. Алекс покосился на неподвижно сидящих соседей и накинул одежду на себя. Туго завязал пояс.
  Признать, никто из сидящих за столом по-прежнему не шевелился. И это выглядело очень странно. Пусть в помещении и стоял гул, голосов слышно не было - и это при том, что практически все шевелили губами. Это сводило с ума. Заставляло еще сильнее ходить голову кругом.
  Алекс внимательно осмотрел гостей. И тут заметил, что у самой дальней стены по центру пустовало два места. Это навело на мысль, что сам виновник торжества еще не пришел.
  Поэтому все и сидели на стульях, как бездушные куклы.
  - Что-то не так? - буквально над ухом прозвучал голос Иннокентия. - Вы выглядите напряженным.
  Алекс чуть не подскочил на стуле. Покосился на дворецкого.
  - Нет, все нормально, - с дрожью в голосе произнес он.
  Старик снова широко улыбнулся.
  - Замечательно, - произнес он, и поставил на стол перед Алексом бутылку.
  - Это вино, - бархатистым голосом произнес он. - Лила просила вам передать. Видите, она сидит вон там, напротив, третье место блюда с отварной семгой. Видите? В красном платье.
  - Д-да, - кивнул парень, заметив такую же неподвижную фигуру, как и остальные. Карнавальная маска кошки довольно хорошо подходила к ее пышно уложенным волосам.
  - Вы ей очень понравились, - тихо продолжил дворецкий. - А еще и ее сестре, Нине. Она рядом сидит, в желтом платье.
  Алекс отметил, что легко бы перепутал их, будь бы они в одинаковых одеждах.
  Нина сняла маску. Многозначительно подмигнула и облизнула губы. Повернулась к сестре и осторожно сняла маску с нее. Та послала Алексу воздушный поцелуй, и парень, улыбнувшись, сделал то же самое.
  Девушки переглянулись и захихикали. Как вдруг их лица резко побледнели и перекосились. Стали похожи на жуткое отражение в зеркале.
  Парень от неожиданности дернулся, и чуть не упал со стула.
  - Александр, аккуратнее, - предостерегающе произнес дворецкий. - Что с вами?
  Тот обескураженно уставился сначала на него, потом на девушек напротив.
  Те сидели в масках без движений, впрочем, как и все остальные.
  - Да, да, все верно, - бархатистым голосом продолжал старик. - Наши Лила и Нина близняшки.
  Он тихо захихикал.
  - Я должен вам кое-что сказать, - вдруг сказал Алекс, и возбужденно почесал начавшую саднить шишку на шее. - Тут, в замке, что-то происходит. Очень странное.
  - Да ну? - промурлыкал дворецкий. - И что же?
  - Свет... вырубается. Вещи... меняются.
  - Ну... На улице гроза, - ответил дворецкий. - В этом нет ничего странного. Свет тут выключается.
  - А еще... я бе... шел по очень длинному коридору. Такого не может быть, понимаете?
  Старик нахмурился и приложил ладонь ко лбу Алекса. Тот отметил, насколько мягкими были его белые перчатки.
  - У вас жар, Александр, - строго произнес Иннокентий. - Позвольте, я дам вам лекарство.
  С этими словами старик взял бокал, стоявший возле пустой тарелки перед Алексом. Достал из кармана камзола пузырек, и вылил в него все содержимое. Затем откупорил вино и наполнил бокал до краев.
  На бордовой поверхности напитка появился небольшой слой белой пены.
  - Выпейте, - произнес старик. - И все пройдет.
  Парень не шевелился. Внутренний голос подсказывал не делать этого.
  - Ну же, - настойчиво повторил дворецкий. - Ла... Александр. Ничего не изменится, если вы не примете решение.
  В этих словах был смысл. Парень неуверенно взял бокал и сделал глоток. Вино оказалось сухим и необычайно вкусным, с терпкими нотками красного винограда. Алекс сделал еще глоток и еще, пока напиток не кончился.
  - Отлично, - протянул Иннокентий и захихикал. - Мне сейчас нужно отойти. А вы наслаждайтесь отдыхом. Можете накладывать себе еду, не бойтесь, у нас это не запрещено.
  Алекс не решался. Он все ждал, когда дворецкий уйдет, но тот лишь молча топтался на месте. Вскоре в голову ударило расслабление, и парень почувствовал неслабый аппетит. Он молча положил себе немножко всего, к чему смог дотянуться - ведь хотелось попробовать все и сразу.
  То, что произошло в ванной и в вестибюле, теперь казалось пережитком фантазии. Видением. Бредом. Плохим сном.
  Иннокентий удалился только тогда, когда Алекс принялся накладывать себе добавку.
  Внезапно гости все, как один, поднялись со своих мест и зааплодировали. Алекс обескураженно уставился на них, не понимая причин происходящего. Он обратился к соседу, но тот то ли не слышал его, то ли намеренно игнорировал.
  Внезапно наступила тишина.
  - Добрый вечер, уважаемые гости, - раздался торжественно громкий голос дворецкого. - Должен признать, что я очень долго ждал этого момента. Не так часто мы собираемся здесь, а тем более, по факту предстоящего торжества. Но я очень рад, что все вы пришли. Пожалуйста, будьте добры встречать нашего господина!
  Алекс заинтересованно выглянул на центр стола и увидел гордо стоящего возле свободного стула Иннокентия. Его глаза блестели даже с такого большого расстояния. А потом, из-за спины одного из истуканов-гостей вышел пацан в бордовом парадном костюме века так позапрошлого.
  Чуть не подавившись, Алекс уронил вилку на тарелку. Широко раскрыл рот от изумления. Конечно, он узнал этого мальчишку; ведь именно он был изображен на всех картинах.
  Однако, за несколько столетий пацан ни капли не изменился.
  Алекс вскочил из-за стола и подавился. Зашелся громким кашлем. Стоявшие по обе стороны от него гости даже не шевельнулись. Никто не издал ни звука.
  Кто-то силой ударил между лопаток. И кусок, попавший не в то горло, упал на пол и закатился под стол. Оставил после себя ярко-красный след.
  - Оу, - раздался над самым ухом елейный голос. - Александр, нельзя же так.
  Парень перевел на дворецкого полный ужаса взгляд. Его губы зашевелились, но так и не выронили ни звука.
  - Знаете, сколько людей умирает в год только из-за того, что еда попадает не в то горло? Тысячи, Александр. Тысячи. Это очень прескорбная статистика, знаете ли. Давайте не будем ее пополнять.
  Он широко улыбнулся.
  - Александр, - довольно властно произнес мальчишка, и в зале мигом воцарилась тишина. - Пожалуйста, не беспокойтесь ни о чем. Ведите себя, как дома. Это же и ваш праздник, знаете ли.
  Пацан широко улыбнулся. Глаза его засияли.
  - Давайте, Александр, не стесняйтесь, - произнес Иннокентий и налил в пустой бокал вина. - Скажите тост.
  Алекс молча взял бокал и поднялся со своего места. Обвел взглядом всех собравшихся. Те уже держали в руках бокалы с вином и смотрели на него.
  - Сегодня выдался поистине знаменательный день, - несколько растерянно произнес парень, чувствуя приторную расслабленность от вина. - Я собирал в лесу грибы, но заблудился и пришел сюда... Я... не думал, что попаду на торжество. Хотел уйти пораньше. Но теперь, раз уже я тут, я хотел бы пожелать вам свершения планов и...
  Внезапно громко пробили часы. Отсчитали ровно одиннадцать долгих ударов. Алекс закрутил головой, надеясь увидеть их, но в комнате не было ничего, что хоть бы как-то походило на часы с маятником.
  - Отличная речь, - тихо произнес дворецкий, когда снова стало тихо. - Александр, вы совершенно правы. А теперь давайте скажу я.
  Иннокентий кашлянул в кулак и поднял бокал над головой.
  Двойная дверь вдруг резко распахнулась. И по спине Алекса пробежал холодок, когда он увидел стол на колесиках, мерно въезжающий в зал. На нем стоял высокий, пятиэтажный торт, по краям которого виднелись завязшие во взбитых сливках кусочки фруктов.
  Толстый повар, обведя гостей оценивающим взглядом, замер. Он расторопно закрыл дверь и поклонился всем присутствующим.
  - Ух, как же я вовремя, - пропыхтел он. - Господин!
  Алекс с широко раскрытыми глазами уставился на повара. Его сапоги все так же были испачканы чем-то бурым. Маленькие, тонущие в щеках глазки, ехидно сияли. Лицо блестело от пота.
  - Аркадий Викторович! - прокричал мальчик. - Я очень рад, что вы соизволили составить нам компанию.
  Толстяк манерно улыбнулся и повернулся к Алексу. Тот перевел взгляд себе на тарелку, опасаясь, как бы тот не узнал его.
  - Да, продолжим, - голос дворецкого раздался уже со стороны стола. Алекс резко повернул голову и увидел, как тот склонился к мальчику, который что-то шептал ему на ухо. Как это возможно, если же он только что стоял рядом?..
  Старик засмеялся и повернул лицо к Алексу. Подмигнул. Да, именно ему, а никому другому; Алекс был в этом более, чем уверен.
  - Уважаемый Владыка! - выпрямившись, заговорил Иннокентий. - Уже несколько веков мы служим вам, и вы по своей благосклонности всегда зовете нас отмечать ваш День Рождения. Я надеюсь, что данная традиция такой и останется, и следующее торжество мы отметим без потерь. Я очень рад, что к нам присоединяются новички, и что им нравится у нас. Поэтому я прошу Вас, господин. Примите в наши ряды этого смертного, Александра Карпова, пусть он станет вашим новым слугой!
  - Принято, - строго ответил мальчик. - Я уже заранее это решил, Иннокентий. Спасибо тебе большое за беспокойство.
  Старик учтиво поклонился.
  - С Днем Рождения, господин! - синхронно прокричали гости.
  - С Днем Рождения, Ла-Арп! - следом заявил мальчик. Его глаза вспыхнули красным пламенем.
  Иннокентий залпом осушил содержимое бокала. То же самое сделали и гости.
  - Ла-Арп... Александр... Вы даже не представляете, до чего вам повезло, - вкрадчиво произнес мальчик голосом взрослого мужчины. - Далеко не каждому я оказываю такую милость. Так что... Я организую этот пир в вашу честь!
  Он многозначительно улыбнулся и залпом осушил бокал.
  - Пир! Пир! - единовременно закричали гости. И тут их голоса начали меняться. Превращаться в жуткие подобия самих себя.
  Алекс не знал, что и сказать. Он еще больше растерялся.
  Как вдруг шею и бок пронзила острая боль.
  Парень закричал и упал со стула на живот. В глазах потемнело. Уши наполнили сдавленные, похожие на хрипы и стоны, звуки. А в воздухе появился резкий запах мертвечины.
  Алекс с трудом подавил очередной рвотный позыв. Попытался подняться, но тело словно бы налилось свинцом. Боль начала плавно перетекать в ноги, и окончательно парализовала их. Парень чувствовал, как что-то внутри него рвалось наружу, и огнем разрывало органы. Он снова закричал.
  Перед глазами все плыло, ручьем текли слезы. В темноте то и дело сновали бесформенные тени. Алекс пополз наугад, вслепую, ощупывал дорогу ладонями. Пальцы увязали в чем-то мягком и липучем, вонявшем гнилью, и тогда приходилось менять направление. Он чувствовал, как боль начала менять его. Чувствовал, как халат сросся с кожей. Сквозь слезы он видел, как из его разорванных пальцев начали расти черные крючкоподобные когти.
  - Нет! - закричал он, что есть сил. - Оставите меня! Оставьте! Я хочу жить, жить!
  Ответом ему был вой и рев множества невидимых чудовищ. Плямканье, стоны и клацанье зубов.
  Ноги разорвало от боли. Алекс слышал, как ломались его кости, чувствовал, как заново сплетались мышцы. Слышал собственный крик, все больше и больше превращавшийся в звериное рычание. Видел, как несколько теней склонились над ним.
  Внезапно позади них вспыхнул огонь, и Алекс увидел то, что не должен был видеть.
  Оплывшее тело с клешнями и с пастью вместо головы, рядом с ним - худое и сморщенное создание с черными провалами на месте глаз и носа, но с огромной зубастой улыбкой. И... тень ребенка с красными глазами.
  - Александр, вам нужно успокоиться, - прохрипела морщинистая худощавая тварь. - Боль скоро пройдет.
  Алекс в ответ что-то замычал. Он затрясся в рыданиях и выплюнул кровавый сгусток на замызганный бурыми пятнами, пол. Различил в нем собственные зубы.
  - Именно. Ведь теперь ты - мой, - мелодичным голосом произнесла тень. - Слуга...
  Ребенок пискляво засмеялся.
  
  Тело Александра Карпова нашли только через трое суток. Поиски осложнили дожди и заморозки по ночам. Ниша между корнями, в которой оно лежало, была почти доверху засыпана листьями, отчего собаки часто теряли след. Причину смерти специалисты определили сразу на месте трагедии - перелом шейного позвонка во время падения.
  
  Осень, 2015 год. (дополнено и исправлено, 2017 г., переписано: июль 2019 г.)
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Лерой "Ненужные. Академия егерей"(Боевое фэнтези) А.Верт "Пекло 2"(Боевая фантастика) В.Кретов "Легенда 2, Инферно"(ЛитРПГ) А.Минаева "Академия Высшего света"(Любовное фэнтези) А.Емельянов "Тайный паладин"(Уся (Wuxia)) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) Д.Сугралинов "Кирка тысячи атрибутов"(ЛитРПГ) А.Ардова "Невеста снежного демона. Зимний бал в академии"(Любовное фэнтези) М.Юрий "Небесный Трон 1"(Уся (Wuxia)) В.Бец "Забирая жизни"(Постапокалипсис)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"