Гетманский Игорь Олегович: другие произведения.

Сотворение монстра

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Новинки на КНИГОМАН!


Peклaмa:


 Ваша оценка:


    Вадик припарковал машину около универсама, заглушил музыку, выставил одну ногу на асфальт и немного пожмурился на солнце.
    Огромные витрины универсама услужливо отразили его блестящий "Жигуль" и, интригующе мигнув яркими буквами рекламы, призвали покупать. Ну что ж, улыбнулся витринам Вадик, пойдемте посмотрим, что там за вами, внутри. Правда, насчет купить я вам ничего не обещаю...
   Он достал с заднего сиденья сумку с причиндалами и вылез из машины. Его рабочий день начался и, как обычно, принесет только прибыль, а если и случатся с ним траты, то будут они разумными. Вадик ни капли не сомневался насчет прихода, а уж за оттоком средств следил пуще глаза.
   -- Девчата, привет работницам торговли! -- Вадик с ходу заулыбался двум молоденьким продавщицам за первым же от двери прилавком с видеокассетами. -- Косметику фирмы "Авон" не хотите попробовать? Говорят, классная штука. Америка. И от дистрибьютора в два раза дешевле, чем в магазине!
   Девчонки перво-наперво вытаращили на него глаза. Для него это обычное дело, и именно то, что ему было нужно. Он просто улыбнулся им -- высокий, аккуратный, темноволосый парень. Дистрибьютор импортной фирмы. Просто улыбнулся девчонкам.
   И они улыбнулись в ответ.
   Есть контакт.
   Он почувствовал приятное тепло в животе, кончики пальцев закололо мягкими хвойными иголочками. Стараясь не отпускать их взглядом, сноровисто раскрыл сумку и стал доставать товар.
   -- Здесь все, что нужно девушке перед тем, как идти на свидание, -- он лукаво улыбнулся, девчонки прыснули. Они теперь были у него, как на ниточках, он чувствовал это теми же кончиками пальцев. Контакт стабильный: теперь можно вталкивать информацию, потом подводить к покупке...
   Он заговорил. Совсем ненадолго, не утомляя, но чуть серьезнее, немного приосанившись, акцентируя плюсы, минуя речью неизбежные минусы. И пристальный взгляд его ни на секунду их не отпускал -- ни ту, ни другую.
   -- Кожа увлажнится и станет гладкой и упругой, -- ласково навевал грезы Вадик. -- В течение всего дня вы будете чувствовать благотворное воздействие процедуры. А вечером, непосредственно перед тем, как лечь спать...
   Он уже понял, что все получилось, клиенты запали на товар. Еще бы, иначе и быть не могло! Пришло время выкладывать денежки, подружки...
   -- Вот вам я бы посоветовал взять большой туб с очисткой и питательную маску, -- стал он расставлять последние ударения. -- А вам -- именно вам -- вот такой наборчик...
   Вадик умолк, подвинул баночки поближе к девчонкам, а потом сделал последний не сильный мысленный толчок. Все. Он внутренне расслабился.
   Девчонки побежали занимать деньги.
   Вадик, опершись в ожидании о прилавок, рассеянно поглядывал по сторонам. Это поначалу ему было немного трудно, напрягаться приходилось больше обычного. А потом он понял: просто надо правильно выбирать объекты. К заведующей с висящими со стула окороками и каменной физиономией он, скорее всего, не пойдет: ее пока с места сдвинешь -- сто потов сойдет. Но и она купит, никуда не денется, не будет проблемы у него с такой тетей. У Вадика никогда ни с кем проблем не было: напрягаться приходилось больше обычного, это верно, а результат всегда был одинаков.
  
   Вадик наклонил голову, пряча самодовольную улыбку. Суггестивный гипноз... Он давно уже искал название тому, что умеет делать. Правда, искал -- сильно сказано: скорее, любопытствовал. Не все ли равно, как называются Вадиковы шутки или каков их механизм -- достаточно того, что они приносят хорошие деньги и дают жить ему в свое удовольствие. Лет в пятнадцать еще, в старших классах, когда угри на носу расцветали у него малиновыми тюльпанами, почувствовал он эту свою силу -- внушать так, что человеку вроде сами приходили в голову Вадиковы желания, как свои. И это здорово ему помогало в жизни. В армии, например, и потом -- с некоторыми девочками... Которые ему нравились.
   А теперь он давно уже живет один -- ни папы, ни мамы... Помогать ему некому, крутиться приходиться самому. И он крутится, и -- чего греха таить -- успешно крутится, в десяти, наверное, компаниях сетевого маркетинга!
   Вадик удовлетворенно посмотрел на свою объемистую сумку. Чего в ней только не было: и очки с сеточкой для коррекции зрения, и электромассажеры с набором массажных валиков, и карманные биостимуляторы потенции, и препараты для похудения. И, конечно, косметика: мазня идет особенно хорошо. Хотя... у Вадика все идет хорошо, понятно, почему. Машину он себе уже купил. Квартиру обставил. А сегодня... сегодня он сделает э т о, сказал он сам себе уже в который раз с утра, и твердость принятого решения прибавила ему хорошего настроения.
   Девчонки вернулись и, хихикая, отдали ему деньги.
   -- Красоты в вас, девчата, станет теперь сверх меры. Потому что -- дальше некуда! -- Вадик хохотнул и влажным, нарочито оценивающим взглядом прошелся по их мордашкам. Девчонки кокетливо потупились. Последний обряд. Можно закругляться.
   Он уже почти отвернулся, потянув за лямки сумку с прилавка, как вдруг почувствовал: что-то неуловимо изменилось вокруг. Он на секунду замер и, прислушиваясь, сделал стойку.
   Усилие было излишним. Уже с самого начала, в первое мгновение Вадик понял, в чем дело: такое он не мог спутать ни с чем.
   Прозрачная ровность. Канал. Поле. Ожидание команды. И ни дуновения -- без его воли.
   Он кое-что проморгал.
   Вадик осторожно обернулся. Черненькая продавщица, та, которая, вроде постарше, уже отошла к покупателям и что-то объясняла стильной паре в кожаных нарядах. Парочка тупо уставилась на видеокассету в ее наманикюренных пальчиках, все трое сосредоточенно занимались этой ерундой. Это хорошо, пусть занимаются. Лишь бы не оборачивались еще минуту, дело было не в них.
   Вадик повернул голову ко второй девчонке. Вторая -- пигалица со светлыми кудряшками -- с места так и не сдвинулась. Опустив руки с только что купленными флакончиками вдоль тела, она завороженным взглядом расширенных карих глаз безо всякого выражения пристально смотрела сквозь Вадима.
   Сомнамбула!
   О ч-черт, ведь такая редкость, и надо же... Вадик еще раз выругался про себя. При продаже, посреди набитого людьми зала... и эта напарница у нее за спиной, и покупатели!
   Надо незаметно ее выводить. Очень незаметно -- сказать пару слов и уходить... Нет, ну надо так -- сомнамбула, мечта гипнотизеров, опять попалась ему! У девочки уникальная -- одна она такая на тысячу! -- внушаемость, профессионалы из таких лепят, что захотят, опыты с ними проводят, ищут их методом тыка, а на Вадика они сами периодически залипают, как пчелы на мед, и замирают вот так в разговоре, ждут команды. Наводит их на него кто-то, что ли... Никогда они были ему не нужны, и эта девочка -- совершенно никчемушная кукла сейчас, лишняя забота для Вадика. И если увидит кто -- будет скандал, хлопот после не оберешься. Надо ее выводить...
   Он сделал два мягких шажка вдоль прилавка навстречу девушке и увидел -- видел он всегда в этом поле с сомнамбулами, вот так! -- что полупрозрачный флер, копия фигуры, плавно отделился от ее тела и подался навстречу Вадику. Он смотрел на такое не часто, и ему, как всегда, стало не по себе. Ничего он не знал о таких вещах, да и знать не хотел, не до этого. Общий это феномен с сомнамбулами или только с Вадиком они вытворяют такое -- никогда не интересовался. Потому что всякий раз становилось ему просто жутко. И не столько призрак его пугал, сколько пустое тело -- как брошенный дом ожидающее в стороне своего хозяина. А если хозяин, не дай бог, не сможет вернуться? Или, пока его нет, войдет кто-то другой?.. Бр-р! Вадик шарахался от сомнамбул, как от огня и всякий раз думал, что не столкнется с ними уже никогда.
   Во всяком случае, опыт у него был, и сейчас он все наладит, лишь бы никто не вмешался.
   Вадик наклеил на лицо улыбочку ловеласа и, отклячив задницу, томно перегнулся через прилавок. Просто флирт, обыкновенное запудривание мозгов производит он симпатичной девчушке. И, наверное, нравится он ей, не иначе. Потому что пялится она на Вадика во все свои красивые глаза и не уходит...
   Вадик зафиксировал взгляд на девчушкиной переносице и тихо, отчетливо, властно, приятным баритоном произнес:
   -- Все хорошо. Ты слушаешь только меня, и очень внимательно. Я сейчас начну считать -- с пяти до единицы. На счете "один" ты выйдешь из транса. И забудешь об этом нашем с тобой разговоре.
   Он начал считать. При слове "один" полупрозрачная тень благополучно слилась с телом сомнамбулы. Девчушка приобрела осмысленное выражение лица и с совершенно естественным интересом стала рассматривать флакончики в руках. Жизнь потекла по обычному руслу, никто ничего не заметил.
   Вадик облегченно вздохнул и, не рискуя больше смотреть за прилавок, тихо испарился.
   Это неспроста, подумал он, садясь в машину, это знак. И хотя не любитель он этих феноменов и знаков, сегодня он обязательно сделает, что задумал.
   Вадик вырулил на Волоколамское шоссе и, пристроившись с краю в потоке машин, прикинул план на оставшийся до вечера день. Дело в том, что вечер у него был уже занят. Сегодня он поедет на Чертановскую улицу, навестит свою больную старую тетю. Свою больную старую тетю, за которой любимый племянник нежно ухаживал уже два года.
   Вадик потемнел лицом и сосредоточенно уставился на дорогу.
   Его тетка тоже была сомнамбулой.
  
   Тихий вечер опускался на город. За окном потихоньку темнело, тетушка зажгла абажур, и в комнате стало совсем уютно.
   Вадик еще отхлебнул кофе и, закинув ногу на ногу, задумчиво покачал носком своего модного ботинка. В общем-то, все ясно. Она ему все сказала окончательно, эта старая ведьма. Еще сегодня утром он на что-то надеялся: вдруг она изменит решение, придумает что-нибудь -- напрасно. Теперь сомнений нет -- коттеджа ему не видать... Значит, надо делать так, как он задумал.
   Он мотивированно огляделся и нашел взглядом старый метроном, на нижней полке над пианино. Не обязательно, но для верности воздействия штука не лишняя.
   Тетушка посмотрела на него виноватым взглядом.
   -- Вадик, ты обиделся на меня?
   Вадик в ответ тяжело вздохнул, потом печально улыбнулся и взял в свои руки ее теплую морщинистую ладонь.
   -- Да ну что вы, теть! Все правильно вы решили. Конечно, коттедж нужно отписать Кате. Это обеспечит ее на много лет. Шутка ли -- всю жизнь в больнице... -- Он встал и двинулся к пианино. -- А я... Вы же видите -- со мной все в порядке. Все есть. Зарабатываю. И вам, и Кате еще помогу. Вы только лечитесь давайте, до третьего инфаркта не доводите.
   Тетка тихо заплакала, уткнув лицо в концы теплой шали на старческих слабых плечах.
   -- Ох, Вадик, какой же ты умница, добрый... Была бы жива сестрица моя дорогая -- не нарадовалась бы!.. Как все получилось у нас, в жизни-то -- одни слезы!..
   Вадик молча и зло смотрел на нее из затененного угла комнаты. Он содержал их -- тетку и придурочную от рождения дочку ее Катьку, навеки вечные помещенную в психушку. По-существу, содержал -- ведь не учитывать же их грошовые пенсии. Передачи в больницу -- еженедельно, тетке на лекарство -- через день, потом и она слегла в Боткинскую со вторым инфарктом. Он ездил, ухаживал, нанимал частного кардиолога. Он-то и сказал Вадику, что тетка долго не продержится, пора, мол, и о наследстве подумать. Если оно есть.
   Наследство было, и немалое. И Вадик знал о нем всегда.
   Огромный дом старого писателя Переверзина, довольно известного в Москве, стоял на холме в березовой роще над Истрой в поселке Красновидово, и был приватизирован им вместе с двадцатью сотками этой самой рощи, и реконструирован под коттедж в последние годы жизни хозяина, и оснащен всеми импортными удобствами -- не жалел денег старик! -- и в конце концов переоформлен после его смерти в собственность первой, единственной и несостоявшейся любви буйного, видимо, по жизни старца -- Вадикиной тетке.
   Вадик балдел ото всего этого. И от масштаба старца, и от лиричной тайны молодости согбенной нынче и ничем не примечательной тетушки, а главное -- от стоимости коттеджа. Балдел, но и головы не терял, потому что уже давно все решил для себя и действовал по намеченной схеме.
   После Вадикиного двухгодичного стоицизма и теткиной болезни, здорово сократившей отпущенные ей денечки и поставившей вопрос о наследстве ребром, коттедж должен был достаться только ему. Работа была сделана, после больницы дело шло к завершению. Осталось поставить последнюю точку -- принять из благодарных теткиных рук завещание.
   Он завел об этом разговор, когда привез ее из больницы. Второй инфаркт, тетушка, штука серьезная, надо бы завещание написать. Уж кому -- Кате или мне -- вам решать, только Катя недееспособна, а я мог бы стать ее опекуном, единственный же родной человек.
   Вадик шел к этому разговору два года, методично и аккуратно, как все, что он делал. И в результате он не сомневался.
   Но тетка решила иначе. Оказывается, есть в бухгалтерии таких больниц особые, частные счета пожизненных больных, на которые родственники вносят деньги, а уж администрация распоряжается ими в роли опекуна. Коттедж при жизни тетки должен быть продан, и вся сумма денег от продажи переведена на такой, Катькин, счет. Так решила тетка. Приговор оглашен и обжалованию не подлежит.
   Тем хуже для приговора, подумал Вадик и подошел к пианино. Тетка была сомнамбулой. Вадик, как во всех подобных случаях в своей жизни, поймал ее на этом случайно, с трудом тогда вывел из транса и приказал все начисто забыть. А сам запомнил, накрепко. И теперь собирался использовать -- и это знание, и тайное свое умение добиваться желаемого вопреки чужой воле.
   Вадик протянул руку и качнул маятник метронома. Тихую комнату заполнило четкое, равномерное щелканье прибора.
   -- Посмотрите сюда, тетя, -- глубоким голосом произнес Вадик. Тетка удивленно вскинула на него глаза.
   -- Посмотрите! Это -- время. Оно уходит, утекает сквозь пальцы -- секунда за секундой, минута за минутой, час за часом, год за годом...
   Голос Вадика сливался с звучной дробью метронома в монотонную песню. Дальше он мог уже не придумывать -- тетка застыла, неподвижным взглядом уставившись на него. Сработало.
   Вадика опять -- уже второй раз за день! -- охватило ощущение поля, и он увидел, как теткин фантом выскользнул из ее тела, плавно продвинулся по направлению к Вадику и замер в ожидании.
   Вадик так до сих пор пор толком и не знал, к кому было лучше обращаться с внушением -- к фантому или теткиному телу, от которого тянулся к призраку голубоватый туманный шнурок. Но в одном он был уверен на все сто: его слова, падая, как камни на ровную гладь спокойной воды, охватывают возмущением все поле. И он открыл было рот, чтобы сделать сейчас, наконец, то, к чему готовился так долго, втолковать этой дуре насчет правильного завещания, расставить в этой старой башке все по своим местам...
   Но слова застряли у него в горле.
  
   Лампа абажура мигнула. Метроном сбился с ритма. Безнадежным холодом и плесневелой сыростью бездонного черного колодца пахнуло в лицо Вадима. Чьи-то ледяные пальцы коснулись его щеки. Вадик брезгливо дернул головой и увидел...
   Тетка сидела спиной к окну. Шторы были неплотно занавешены и не скрывали, что ни за окном, ни на балконе, на высоте десятого этажа, никого только что не было, да и не могло быть, не могло возникнуть из ничего, из воздуха, на такой высоте. Но неожиданно нечто огромное, выплывшее ниоткуда, на секунду заслонило собой оконный проем, а потом зловещая мрачная тень выросла за теткиной спиной, скользнула вперед и бесшумно слилась с ее телом.
   Теткин фантом затрепетал жалким бесплотным листом на ветру, голубоватый шнур оборвался, призрак в паническом жесте протянул к Вадику прозрачные руки... и растаял.
   Поле пропало. Перепуганный Вадик стоял и растерянно смотрел на свою тетю, которая сейчас медленно вставала из кресла. "Что случилось-то? Что я сделал не так? Вроде, все нормально шло... С ней-то теперь как?"
   -- С твоей тетей теперь все в порядке, парень! -- хрипатым басом выкаркала тетя. -- А свято место пусто не бывает...
   Она с каким-то идиотским интересом внимательно оглядела себя и презрительно цокнула языком.
   -- Ладно! -- она небрежно хлопнула руками по бедрам. -- За неимением лучшего...
   Она вдруг вскинула голову и хищно уставилась на Вадима. Он попятился. Он начал кое-что понимать, но не мог признаться себе в этом до конца. Немыслимо! Неужели то, о чем он думал, чего он боялся, когда встречался с сомнамбулой... Брошенный дом... чужой гость... Нет! Так не бывает!
   Тетка вдруг обнажила желтые старушечьи зубы и упруго подошла к нему вплотную. Выцветшие глаза ее горели ненавистью, могучее смрадное дыхание ударило Вадику в лицо. Еще до конца не веря, он отскочил от нее на шаг.
   -- Да вы чего, теть, я же пошутил с вами... -- Он вдруг всей кожей ощутил немеренную силу и звериную злобу, исходящую от нее, и совсем потерялся. Он был теперь испуган не на шутку, уже за себя. И шаг за шагом отступал от тетки к стене.
   Тетя не отставала от него. Чуть наклонясь вперед и заведя руки за спину, она вытянула шею и завращала глазами, язык ее вывалился изо рта и задвигался, как у кобры. Нечеловеческая теперь, изуродованная маска ее лица надвинулась на Вадима.
   Вадик страшно закричал, судорожно дернулся назад и... уперся спиной в стену.
   Тетя вскинула руки и безобразными морщинистыми своими клешнями вцепилась ему в уши.
   -- Тетя, вы что... -- жалобно простонал Вадик, хотя, почувствовав ее хватку, только теперь поверил, что это никакая не тетя. Он хотел вырваться, но было поздно. Тетка зашипела и с нечеловеческой силой согнула его пополам. Вадикин обезумевший от страха взгляд уперся в рисунок напольного ковра, он снова дернулся -- безрезультатно, а потом почувствовал, как тетка поудобнее перехватилась, и в тот же миг острое старушечье колено с неимоверной силой врезалось ему в лоб. Голова у него с треском раскололась на две неровные половины, в трещину между ними ворвалась черная хлесткая волна боли, и Вадик мгновенно захлебнулся этой смертельной жижей.
   Он потерял сознание.
  
   Когда Вадик пришел в себя, первое, что он увидел, были теплые розовые теткины шаровары, которые она всегда носила под халатом. Страшное существо, в которое превратилась тетка, сидело на корточках, как заправский зэк, перед его головой, подагрические старушечьи ноги были широко расставлены, а безумные злые глаза уставились прямо на Вадима. Он застонал от нестерпимой боли и ужаса и схватился за голову.
   -- Проснулся, золотушный? -- хихикнуло существо и ободряюще хлопнуло его по щеке. -- Нельзя спать, вставай, дел у тебя теперь будет -- невпроворот!
   Вадик сжал зубы, оперся на руки и привалился к стене. Какой кошмар это все! Его затрясло. Что теперь делать? Этот монстр сейчас сожрет его заживо, а перед этим переломает все кости. А он совершенно небоеспособен сейчас, хотя какой уж тут бой, с этим зверем... Бежать! Только бежать, скорее: как можно быстрее выбираться отсюда!
   -- А как? -- охотно подхватило существо его мысли. -- Как, легкораненый? Ты теперь без меня никуда! -- Оно осуждающе повело бородавкой над бровью. -- Не все ведь тебе дурные приказы отдавать...
   Вадика затошнило от этих слов. "Никуда..." Какие приказы? Он понял вдруг, что никогда в жизни не был беспомощен так, как сейчас. И не был в такой безысходности, параличе, во власти злой воли совсем чужого ему... человека?
   -- Не все твои желания исполняются, парень, -- продолжало глумиться над ним существо. -- А теперь и подавно, -- сочувственно проскрипело оно, -- теперь ты будешь исполнять только чужие желания!
   Оно вдруг придвинулось к нему ближе. Настолько, что теткины коленки уткнулись Вадику в подбородок. Глаза существа округлились и завороживающе мигнули.
   -- Ты знаешь, что такое жертва? -- Существо протянуло руку к его лицу и сжало ее в костлявый кулак. -- Настоящая жертва, не та, которой вас дурят в церквях? Я тебе расскажу про нее... -- Оно, не мигая, теперь пожирало Вадима глазами. -- И научу, кому ее возносить...
   Вадик отдал бы многое, чтобы сейчас уснуть и не слышать весь этот бред. А потом проснуться и пойти продавать причиндалы, и ни разу не вспомнить про тетю, забыть про коттедж и тем более про свои идиотские планы. Все забыть начисто, все! Он собрался было хоть что-то сказать: надо нащупать контакт с этим монстром, попытаться хоть как-то схитрить. Не все же мысли он может читать! Он не успел.
   Существо встало на ноги, запахнуло халат и взревело:
   -- Встать!
   "Командует... -- вяло возмутился Вадим. -- А вот и не встану, сволочь, все равно ты меня убьешь..." Он поднял на монстра глаза, и это было его последней ошибкой.
   Все перевернулось в его сознании. Он почувствовал странную пустоту в голове. Ни одной мысли, ни чувства не осталось во всем его существе. И только немой неподвижный свидетель, замурованный в стену, мог наблюдать изнутри за всем, что происходило снаружи.
   С нарастающей силой Вадимом овладевало такое необычное и такое знакомое ощущение...
   Прозрачная ровность. Канал. Поле. Ожидание команды. И ни дуновения -- без чьей-то воли.
   Но чьей?
   Вадик уже третий раз за день попадал в это поле, но только сейчас он почувствовал себя очень неуютно. Он был теперь с другой стороны. И ни черта не видел, как случалось обычно. Команды ожидал сейчас он.
   А подавала их безобразная старуха с глазами убийцы.
   Он вдруг почувствовал, что не может сделать ничего иного, как только подняться и ждать следующего приказа. И не сделать этого он тоже не может. Замурованный свидетель забился в недвижимой истерике, закричал немо и страшно, но это уже не имело никакого значения.
   -- Пойдем на кухню, партнер, -- проскрипело существо, и они вместе вышли из комнаты.
   Когда у Вадика оказалась в руках стальная вилка, свидетель заплакал.
   -- Попробуй, как это стреляет, -- хрипло прокаркало существо, и Вадик, повинуясь беззвучной команде, без замаха, мощно и точно бросил ее через коридор во входную дверь. Деревянная панель на уровне дверного глазка треснула, вилка, всаженная по самую рукоять, издала низкий вибрирующий звук.
   -- Вот так... -- удовлетворенно выдохнуло существо, прошло к двери, без труда выдернуло вилку и вернулось к Вадиму. -- Вот так. Значит, все у нас получится, парень. Все получится... -- Оно оглянулось. -- Кухня... Хорошее место. Здесь сталь и огонь. А значит, -- оно положило руки на обеденный стол. -- Именно здесь мы возведем наш первый жертвенный алтарь. Именно здесь... А за жертвами, -- оно бросило хищный взгляд за окно, -- дело не станет!
   Существо яростно всадило вилку в крышку стола и оглушительно захохотало.
   Вадик стоял неподвижно и, как робот, упершись стеклянными глазами в хохочущую старуху, молча ожидал следующей команды.
  
   В последующие три дня в районе Битцевского лесопарка были совершены три убийства. Три зверских убийства, потрясших не только обывателей, но и видавших виды оперативников. Найденные в разных местах лесопарка части расчлененных трупов носили следы особого, во всех трех случаях одинакового и, видимо, ритуального глумления.
   Сразу после того, как нашли останки первой жертвы, стало ясно, что преступников было двое. Убийство, предположительно, совершалось кухонной вилкой с острыми стальными зубьями. Преступники действовали решительно, дерзко и, кажется, особенно не заботились о том, чтобы замести следы.
   Уже к исходу первых страшных суток машина оперативно-розыскных мероприятий работала в полную силу. Для поиска и поимки преступников была привлечена специально сформированная группа из МУРа. Улицы вокруг Битцевского лесного массива патрулировали усиленные наряды ППС. Затянувшийся опрос жителей района оперсоставом районного ОВД подарил убийцам еще два дня. Эти два дня прошли и, несмотря на плотное патрулирование и активный сыск, унесли с собой жизни двух человек.
   И тем не менее лихорадочные усилия сыщиков и линейной милиции не были напрасны. Четвертый день прошел спокойно, а на пятый оперативники вошли в квартиру дома N... на Чертановской улице, в которой скрывались преступники. Вошли в сопровождении наряда ОМОН.
   Впоследствии участники задержания не раз изумленно вспоминали, с чем им пришлось столкнуться. В залитой кровью кухне сидели двое -- хищно оскаленная старуха в домашнем халате и совершенно изможденный, с бледным лицом и остановившимся пустым взглядом парень лет двадцати пяти. Оба были вымазаны кровью с ног до головы.
   О том сопротивлении, которое оказала омоновцам старуха, в милиции еще долго ходили легенды. Рассказывают, что она левитировала под потолок, ходила по стенам, а удары, которые она наносила нападавшим, были достойны боксера-тяжеловеса. В конце концов старуху скрутили и положили на ковер ничком. В тот же миг она скончалась. В обескураженных отчетах оперативников, конечно, никак не упоминались те множественные визуальные и звуковые эффекты, которыми сопровождалась смерть страшной женщины-убийцы.
   Парень не оказал никакого сопротивления при задержании. Он просто сидел на кухонном табурете, сжимал в руке стальную вилку и невидящим взглядом смотрел на то, как его напарница бьется с омоновцами. Когда на парня надевали наручники, никакая сила не могла заставить его выпустить вилку из закостеневшей руки. В момент гибели старухи он на секунду как бы очнулся, взгляд его ожил и...
   Кухню сотрясли дикий неудержимый хохот и безумные рыдания. Сыщики и омоновцы стали свидетелем того, как человек сходит с ума. Через несколько минут парень затих и впал в ступор.
   -- Депрессивный психоз, -- выдал равнодушное заключение врач вызванной оперативниками бригады "Неотложной психиатрической" и покосился на вилку в побелевшей от напряжения кисти. -- Это мы у него отберем... А вы, -- обратился он к старшему из оперативников, -- можете теперь успокоиться. Этот мальчик не ваш, он -- наш пациент.
   -- Надолго?
   Врач заглянул в искаженное, залитое слезами лицо несчастного и произнес:
   -- Боюсь, как бы не навсегда.
   Он дал знак дюжим санитарам, они положили безвольное тело больного на носилки, стянули его ремнями-фиксаторами. Оперативники и омоновцы столпились в дверях комнаты и растерянно смотрели на то, как санитары выносят из квартиры носилки. Они шли сюда, чтобы задержать живых и вменяемых преступников, а получили труп и сумасшедшего, подлежащего госпитализации.
   -- Дьявольская история, -- задумчиво пробурчал кто-то из милиционеров.
   -- Да-а, дьявольская, -- эхом откликнулся старший оперативник.
   И пристально посмотрел на мертвую старуху, уткнувшуюся хищным оскалом в рисунок напольного ковра.
   ППС -- патрульно-постовая служба.
  
  
  
  
  
  
  
  

 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  В.Рута "Идеальный ген - 3" (Эротическая фантастика) | | С.Волкова "Похищенная, или Заложница красоты" (Любовное фэнтези) | | М.Всепэкашникович "Аццкий Сотона" (ЛитРПГ) | | М.Кистяева "Кроша" (Современный любовный роман) | | Тори "В клетке со зверем (мир оборотней - 4)" (Любовное фэнтези) | | К.Вереск "Нам нельзя" (Женский роман) | | Л.Морская "Тот, кто меня вернул - в руках Ада" (Современный любовный роман) | | К.Вереск "Кошка для босса" (Женский роман) | | М.Боталова "Академия Невест" (Любовное фэнтези) | | А.Анжело "Сандарская академия магии. Перерождение" (Любовная фантастика) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Арьяр "Академия Тьмы и Теней.Советница Его Темнейшества" С.Бакшеев "На линии огня" Г.Гончарова "Тайяна.Влюбиться в небо" Р.Шторм "Академия магических близнецов" В.Кучеренко "Синергия" Н.Нэльте "Слепая совесть" Т.Сотер "Факультет боевой магии.Сложные отношения"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"