Цыпленкова Юлия: другие произведения.

Белава 3: Царская чародейка

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Получи деньги за своё произведение здесь
Peклaмa
Оценка: 8.14*32  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Третья часть о приключениях молодой чародейки Белавы. Счастье было уже у нее в руках, но своенравная девка опять все сделала по своему и придется ей теперь разбираться самой с новой напастью. Закончен!!! Автор обложки Галина Прокофьева

Глава 1

Городская суета оглушала, изматывала, высасывала силы. Люди сновали по своим делам, торговались, сплетничали, ругались и били по рукам. Шум базара раздражал, но пройти мимо было невозможно, потому что базар в Белом Граде - это нескончаемое многообразие товаров и развлечений. Сюда съезжались люди и нелюди, чтобы продать или купить, приобрести полезные знакомства, да и просто развлечься. В разных концах базара стояли помосты, где выступали циркачи и актеры разных рас и жанров.

Именно на белоградский базар и направлялась девушка на рыжей лошадке. На девушке был одет кафтан царских чародеев, украшенный на рукавах золотым солнцем, чудной меч с рукоятью змеиной головой периодически шипел, когда девушка приближалась к прилавку, за которым стоял нелюдь, но она не обращала внимания, угрозы здесь не было. Да и связываться с царским чародеем было совершенной глупостью. Девушка ненадолго остановилась, осмотрелась и направилась к яркому шатру, где надрывался зазывала в не менее ярком одеянии. Рыжая кобылка ткнулась мордой в плечо зазывале, и тот резко обернулся, собираясь нехорошо назвать нерасторопного прохожего, но, рассмотрев всадницу, тут же расплылся в подобострастной улыбке:

- Белавушка,- проворковал он,- здрава будь, голубица наша распрекрасная. Как жива-здорова?

- Твоими молитвами, Берсень,- усмехнулась в ответ чародейка.- Чем сегодня народец радуешь?

- Твоими молитвами, Берсень,- усмехнулась в ответ чародейка.- Чем сегодня народец радуешь?

Так ведь знамо чем,- Берсень посмотрел ей в глаза наичестнейшим взглядом.- Ковры шамаханские, платки батурские, кружева гневешские, бусы и серьги из Рославаграда. Все как всегда, благодетельница, все как всегда.

И хорош у тебя товар, Берсень,- подмигнула девушка.- А нет ли у тебя чего необычного, с Буяна-острова, например?

Да откуда, Белавушка?- изумился мужик.- Там такие бешенные деньги за въезд берут, я и не суюсь. Да и что там у них брать-то? Тьфу, одно недоразумение, а не товарец. Ты лучше гневешские кружева взгляни, такая красота!

- Прав, ты, друже, ой, как прав. Нет ничего стоящего на Буяне-острове, окромя птицы Жар.- Белава прищурилась.- Только вот кто-то общипал птичек-то волшебных. Перья из хвостов повыдергивал, представляешь?

- Да ты что, матушка?! Вот же лиходеи какие, ты подумай,- Берсень закачал головой.- И что же теперь, ищут перышки?

- А что их искать, новые вырастут, а вот вора ищут.- чародейка снова усмехнулась.- Пойдем-ка, Берсень, лавку твою поглядим.

- А что ее глядеть-то?- он задернул полог.- Там и глядеть-то не на что.

- Да как же? А гневешские кружева?- девушка удивленно округлила глаза.

- Да были б то кружева! Так, дырка на дырке.

Она засмеялась, отодвинула в сторону упирающегося мужика и прошла внутрь, отправляя поисковое заклинание. Потом уверенно направилась вглубь лавки и отдернула еще один полог. Затем щелкнула пальцами, и стопка скрученных ковров легко поднялась в воздух, освобождая скрытый под ними сундук. Чародейка откинула крышку и прикрыла глаза от нестерпимо яркого света, лившегося из недр сундука.

- Берсе-ень!- позвала она.

За ее спиной появился мужик с выражением крайнего изумления на хитром лице. Он схватился за голову, нехорошо выругался и возопил:

- Что удумали лиходеи, честного человека оболгать решили! Кто мне посмел подбросить сие диво? Сухан, Прехвал, а ну быстро сюда!

Двое работников Берсеня влетели на зов хозяина и, рассмотрев, на что опирается незваная гостья, сделали круглые глаза, усердно кланяясь ей. Белава насмешливо следила за троицей, но хранила молчание. Хозяин напустился на двух мужиков.

- Откуда тута это безобразие? Кто притащил?- грозно вопрошал он.

- Знать, не знаем, Берсень Яроборович,- рванули они рубахи на груди.- Что хошь с нами делай, а первый раз видим, вот тебе, батюшка, честное наше слово!

- Может, кто в лавку заходил?- продолжал бушевать Берсень.

- Если и прорвалси кто, так мы не видали. Видать колдовство!- и многозначительно посмотрели на чародейку.

- А и точно,- мгновенно отреагировал Берсень.- Подкинули чародеи. Совсем совесть потеряли!

Она поперхнулась и уставилась на три наглые физиономии, сейчас обличительно взирающие на нее. Девушка подбоченилась:

- Та-ак,- протянула она.- Стало быть это я хвосты Жар-птицам ощипала?

- Ты?- Берсень и его работники еще больше округлили глаза.- Зачем, матушка чародейка?

- Бедных птичек обидела,- всхлипнул Сухан.

- Такую красу порушила,- утер слезу Прехвал.

- Почто ты над чудом надругаласи?- вопросил Берсень.

- Ну, все,- ответила в конец возмущенная Белава, и в ее руке возник огненный шарик.

Трое мужиков мгновенно оценили степень гнева чародейки и, не сговариваясь, развернулись на выход. Но не успели они сделать и нескольких шагов, как оказались захвачены невидимой петлей и, упираясь изо всех сил, поползли обратно к девушке, увлекаемые силовым арканом. Она стояла, уперев руки в бока, и с негодованием смотрела на мужиков, которые продолжали надрываться:

- За что? Сама ощипала птичек, а мы виноваты?

- Птахи бедныя-а!

- И как таких гарпий только в дружину царских чародеев берут?

Белава недобро усмехнулась, освобождая всех троих... В следующие полчаса лавку уважаемого Берсеня обходили стороной не только покупатели, но и городская стража. И если всполохи силы и мужские крики привлекли внимание последней, то увидев рыжую лошадку, меланхолично жующую честно уворованное сено со стоящей рядом телеги, спешили пройти мимо. Кому охота получить от вздорной девки? После сотника Изяслава, которого собственный меч гонял по Белому Граду с полудня и до темноты, под дружный хохот горожан, уже никому лезть под руку молодой чародейке не хотелось. Да и просто так она все равно никого не трогала, значит, сам Берсень виноват. А коли сам, то пущай сам свое и получает.

- Пощади, матушка!- взмолился торговец, потирая зад,- Не губи, заступница-а!

- Мы это, мы перья надергали!- покаянно кричал Сухан, закрывая руками увеличенные красные уши.

- Прости, чародеюшка-а, супостаты мы, но добрыя-а,- вторил ему Прехвал.

- Дураки языкастыя-а,- выл Берсень, пытаясь отвесить пинка одному из кающихся работников, и, получив очередной заряд бодрости, снова взывал к девушке.- Пощади, Белавушка, не по злобе мы, по глупости и по наивности-и!

- Знаю я вашу наивность, хари разбойные,- успокаиваясь, сказала чародейка.- Вечно что-нибудь эдакое уворуете. И как я вас все еще терплю и покрываю?

- А потому, как кто окромя нас тебе весточку нужную привезет?- проворчал Берсень.- Мы и сейчас привезли.

- Так что же молчишь, змей?- воскликнула девушка и надвинулась на торговца.

- Тише ты, тише,- невольно отступил назад мужик, прикрываясь подхваченной корзиной.- Ты же и словечка сказать не дала! Пристала со своими перьями, а о важном, ну, ни словечка.

Белава метнула в него гневный взгляд, потом щелкнула пальцами, и сундук с перьями из хвостов Жар-птиц исчез. Все еще висящие в воздухе скатки ковров, упали на освободившееся место, задев зазевавшегося Сухана. Спорить никто не стал, понятное дело, что заберет. Теперь главное, чтобы не выдала. Свиток с информацией всегда был лучшей взяткой, и Берсень поспешил к маленькому ларцу. Пошептал над колдовским замком и достал свиток. Она сама когда-то назначила такую цену за то, что будет скрывать, кто иногда творит беззаконие. Да и не злобствовали они, не так уж часто и бедокурили. Девушка быстро взяла свиток, пряча под камзолом. Потом постояла немного, размышляя над чем-то.

- Ладно, с Милятиным я сама разберусь. Считайте, вам опять повезло, разбойникам. Но ежели опять, что учудите, покрывать больше не буду.

- А кто же тебе будет доклады писать?- хитро прищурился Берсень.

- Найду,- ответила она, чем вызвала легкое беспокойство у троих мужиков, и пошла на выход.

- Не гневайся, Белавушка,- бросился за ней хозяин лавки.- Мы же не по злобе, детушек же кормить надо.

- Сначала обзаведитесь детушками,- усмехнулась девушка.- Прощевайте.

И вышла из лавки. Лихо вскочила в седло, и кобылка грациозно затрусила прочь с базара. Стражники выдохнули с облегчением, обошлось.

Белава спешила во дворец, Милятин уже получил сундук, и теперь ждал отчета. Что она ему соврет на этот раз, чародейка еще не знала, да и дело есть у нее. Девушка свернула на боковую улочку, намереваясь все-таки сначала посетить небольшой уютный кабачок, поесть и прочесть свиток. Она тяжко вздохнула и погладила пергамент через кафтан.

Глава 2

" Веселая пчелка" привлекла внимание девушки, когда она только прибыла в столицу Семиречья. Забористая медовуха не давала усомниться в смысле вывески. Правда, ее-то как раз молодая чародейка и не пила. Квас могла заказать, а пару раз пробовала пиво, когда зашла сюда с товарищами чародеями из царской дружины, но решила, что квас получше будет. А вот здешняя еда ей нравилась. Девушку знали и любили в кабачке, она не раз выручала хозяина, помогая усмирять какого-нибудь буяна. Впрочем, вечерами она сюда редко захаживала, чаще днем. Но главное, Белава вылечила дочку хозяина, когда та была уже при смерти, и за это ей были рады в "Веселой пчелке" в любое время дня и ночи. Вот и сейчас, едва заметив невысокую фигурку в кафтане царских чародеев, к ней подбежал сам хозяин кабачка, Волот и, приветливо улыбаясь, повел к ее любимому столику, стоящему в отдалении от остальных, который уже накрывал сын хозяина.

Девушка улыбнулась и кивнула в знак благодарности. Она всегда поражалась, как он умудрялся так точно чувствовать, когда Белава не прочь поболтать, а когда хочет остаться наедине с собой. Именно сейчас чародейка мечтала об одиночестве, и хозяин сразу удалился, как только проводил ее до столика. Белава немного поковырялась в глиняной миске, хлебнула чай и взялась за свиток. Некоторое время она смотрела на него, положив на стол, потом погладила, едва касаясь кончиками пальцев. Почему- то было никак не решиться открыть его и прочитать, какое-то странное чувство тоски и ожидание чего-то... нехорошего. Девушка несколько раз бралась за свиток, почти открывала его, но тут же убирала руку, чтобы через несколько мгновений снова взяться за него.

- Чтоб тебя...- наконец не сдержалась она и размотала свиток, вцепившись взглядом в кривоватые строчки.

Сначала она читала внимательно, грустно улыбаясь, но, дойдя до середины, побледнела, плотно сжала губы и, уже не отрываясь, перечитала свиток несколько раз. Потом выронила его на стол и тихо застонала, закрыв лицо руками. Как же редко ее обманывали предчувствия!

- Дура, несчастная дура,- прошептала Белава.- Я сама виновата...

- Что-то случилось, Белавушка?- Волот быстро подошел к ней и с тревогой взглянул на свиток.

Она подула, и пергамент исчез, превращаясь в горстку пепла. Хозяин все понял и снова оставил девушку одну. Чародейка подумала, что пришло время попробовать то самое, чем так славна "Веселая пчелка", но передумала и пошла на выход, оставив на столе одну серебрушку. Стоимость обеда была гораздо меньше, да и кормить ее готовы здесь были совсем бесплатно, но девушка всегда честно расплачивалась, оставляя излишек на гостинец для Рады, той самой дочери Волота.

Она повернула в сторону дворца, где должно быть уже рвал и метал Милятин, потому что его в свою очередь тряс царь-батюшка, которого заливали горючими слезами послы с Буяна-острова. Это государство можно было обойти за день, но вливаться в Семиречье они не желали, предпочитая оставаться самостоятельным княжеством. Впрочем, в случае нападения, помощь шла именно из Семиречья, свои все же, хоть и самостоятельные. Да и при нападении с моря, в которое впадала Большая река, Буян-остров был первым рубежом, хоть и... самостоятельным.

Что-то выдумывать ей сейчас не хотелось совершенно, потому решила быть почти честной. Вскоре Злата уже стучала копытами по длинному зачарованному мосту через озеро Богатейку. Любой, кто имел злой умысел против семиреченского самодержца, ступив на мост, рисковал оказаться в озере. Мост просто исчезал под ногами злоумышленника, а из озера выплавишь или нет, это еще бабушка на двое сказала, потому как не все выбирались из чудо-озера. А если выберешься, то стража и чародеи будут поджидать для допроса с пристрастием в застенках Радужного Дворца. Потому на мост не рисковали заходить те, кто был обижен на царя, уж больно мысли крамольные посещали буйные головы. Вот успокоятся, отдышаться и тогда уж на поклон с чистыми помыслами. У Белавы были не чистые помыслы, но к царю они не имели никакого отношения, потому мост ее выдержал без возражений.

- Где ты пропадаешь?- недовольно пробурчал Милятин, когда девушка поставила Злату в конюшню и предстала перед светлые очи Высшего Чародея. Милятин был ликом красен, глаза недобро бегали по собравшимся, явно искали жертву, на кого выпустить пар. Нашлась Белава.

- Дела были,- коротко бросила она и тут же гулко сглотнула, глядя, как глаза Высшего наливаются кровью.

- Какие дела, когда тебе доверили дело государственной важности?!- возопил чародей, нависая над ней.

- Чего кричите, батюшка Милятин?- она скривилась и демонстративно шмыгнула носом.

Высший скривился, женских слез он не мог выносить не хуже Дарея, мастера Белавы. Взгляд девушки потеплел при воспоминании о своем мастере, но она тут же снова всхлипнула, чтобы усугубить эффект. Милятин замолчал и отошел от нее. И только хитрая девка потерла мысленно руки, как тяжелые дубовые двери распахнулись, и в Чародейскую Думу влетел сам семиреченский самодержец.

Корона на государевой голове сидела криво, съехав на один глаз, всклокоченные волосы торчали во все стороны. Посох Власти он запустил через все палаты будто копье. А чего не запустить-то, коль тут двадцать чародеев сидят, все одно удержат в полете и аккуратно у стенки поставят. Белава постаралась стать как можно незаметней, глядя на взбешенного царя-батюшку. Его светло-голубые глаза метнулись по хмурым чародейским лицам, выцепили-таки сжавшуюся девушку, и стремительные шаги длинных государевых ног приблизились к чародейке.

- Ну?- вопросил царь, нависая над ней, занимая место Милятина.

На государя женские слезы не действовали. Это знала и Белава, потому подход должен был быть другой. Поняв, что она стала центром внимания, девушка гордо вскинула голову и... томно посмотрела в глаза царю.

- Здрав будь, царь-батюшка,- сказала она, кланяясь государю.- И хорош же ты сегодня, отец родной, аки орел гордый. Глаза горят, ликом светишься.

Царь приосанился, корону снял, вихры пригладил и обратно водрузил венец своей власти. Мужчина он был еще молодой, до женщин падкий, лесть любил, но принимал не от всех. От Белавы принимал. Давно он кружил вокруг чародейки, которая умудрялась пользоваться своей красотой и оставаться в недосягаемости государевых дланей.

- Что скажешь, Белавушка?- спросил он уже мягче. Кто-то не сдержался и хмыкнул, тут же удостоившись недоброго царского взгляда.

- А что сказать, царь-батюшка?- она наивно похлопала ресничками и скромно потупилась, сверкнув из-под их сени изумрудными глазками.

- Как здоровье твое, красна-девица?- неожиданно спросил он и сам удивился.

- Благодарствуй, государь, жива-здорова. За твое здоровье и благоденствие молюсь денно и нощно. Да пошлют тебе Великие Духи славу и величие.

- Твоими молитвами, Белавушка, твоими молитвами,- самодержец в который раз окинул взглядом ладную фигурку чародейки, сглотнул и попытался вспомнить, что вообще пришел-то.

- Белава,- встрял Милятин, и девушка метнула в него недобрый взгляд, но встретила мстительную усмешку.- Доложи государю, где сундук нашла, кто посмел осквернить птичек дивных?

- Да-да, душа моя, кто же осмелился?- спросил с улыбкой царь.

- Так и нет виноватого-то,- ответила она и максимально честно взглянула в глаза государю.- Сундук есть, а лиходея нет.

- Как так?- опешил царь.- Где же сундук нашелся с перьями?

И рассказала девица, как рыскала она по лесам, да по болотам, не щадя живота своего во славу царства семиреченского и его славного государя-заступника. Исхудала, изголодала, последние штаны изорвала. Шла по следу, аки пес верный. И привела ее дорога дальняя на базар белоградский. И пока высматривала она да вызнавала, подошел к ней славный торговец, купец удалой Берсень Яроборович со товарищами и позвал в лавку свою. Там и отдал ей сундук тяжелый, перьями дивными наполненный. Нашли тот сундук Берсень со товарищами во сыром бору, брошенным. Хотели страже отдать, да никому окромя Белавы довериться не смогли. Побоялись люди добрые, что за злодеев их примут, вот и решали, как найденное вернуть. А тут она. Уж и обрадовались купцы честные. Но она дознание-то все одно провела, строго выспросила, ложь от правды отличила. Не лгут мужики, истину сказали. А коли не верит ей кто, то гоните вон из дружины. Уйдет девица безвинная, позором покрытая, но с совестью чистой. Вот вам доклад, а уж, что хотите, то и делайте. Вот она вся перед ними открытая.

Рассказала и замолчала в покорном ожидании. Царь даже слезы утер, слушая ее. На штаны поглядел и пожалел, что сменить изношенные успела. А за щеки румяные даже порадовался, что успела силы набраться. То, что не выгонят, наглая девка знала, тот же царь не отпустит по известной причине. Милятин качал головой, но молчал. Он иногда жалел, что позвал девушку в дружину. Уж больно своевольна и свободолюбива. Непослушная и вздорная, а Дарей предупреждал... Но разве же можно было силищу такую на воле оставить, чай, святомиров дар не так часто на свет являлся. Шутка ли, девка два раза Семиречье спасла, а то и весь Мир Верхний. Потому терпел Высший, все ожидая, когда же она повзрослеет, а ждать было до-олго. Уж пять лет Белава в дружине, а что только не учудила! Со Змеем Горынычем в чурки играла посреди ратного поля, обернувшись в личину Зверя, когда тот за данью прилетел. И ведь выиграла шельма! Змей огнем поплевался, да дань за десять лет, которую, кстати, сам хотел получить, всю до медяка в казну семиреченскую выплатил. А как птицу Сирин заставила обрядовые песни распевать, когда волхв боярина Яромира женил, и ведь на спор птицу взяла, той и деваться было некуда. А что говорить о четырех из семи Водяных, которые от имени девки плюются и гадкими словами ругаются? Вот уж и вправду Высший сокровище позвал, теперь старался задания давать, когда услать ее можно было хоть на денек из дворца. Впрочем, все одно любил Белаву, а как ее неугомонную не полюбить было? От скуки она могла, что угодно учудить.

- Бедная ты моя,- голос царя вывел Высшего Чародея из задумчивости.- Выпишу я тебе двадцать золотых, да тридцать на купцов честных, отнеси им, заслужили.

Заглянувший в палаты Чародейской Думы казначей, возмущенно закашлялся. Государь протянул руку, и ему услужливо вложили в нее Посох Власти.

- Выпишу, я сказал,- посох с гулким стуком опустился на пол, а государь уже вновь весь обратился к Белаве.- Отъедаться тебе опосля похода твоего надо, ты заходи ко мне вечрком, потрапезничаем, гусляров послушаем, м-м? А я тебе колечко такое подарю красивое, а то, что ты все со своим перстеньком простеньким ходишь.

- К глазам он моим дюже подходит,- возразила девушка, пряча руку с изумрудным перстнем.

- Я тебе еще краше подарю,- уверил ее самодержец и, не обращая внимания на чародеев, поцеловал белавину ручку.

Та вдруг закатила глаза и произнесла замогильным голосом.

- Вижу, вижу...

- Что видишь?- вздрогнул государь.

- Вижу, государь, что нельзя тебе на вечерние трапезы гостей звать, отравить могут.

- Ты же не отравишь,- побледнел царь.

- Я нет, а вот в еде, принесут, чтобы на гостя твоего вину свалить. Не зови гостей, вечереть, батюшка царь.

- Ох, ты ж,- тяжко вздохнул царь. Белаве он верил. Уж от стольких бед уберегла! Только как-то странно беды эти объявлялись, как только он чародейку пытался куда-то пригласить, что не могло не вызвать определенные подозрения. Но дар ясновидения у нее был, потому не верить нельзя, а вдруг... - Спасибо за предупреждение, Белавушка. А сколько дней гостей звать нельзя?

- Месяц,- провыла она. Не зверь, чай, царь ведь не только ее зазывал.

Месяц как-нибудь переживет, а там кого посговорчивей найдет на вечернюю трапезу, гусляров послушать опять же. Государь встал, коротко кивнул и понесся делать разнос поварам, страже, первому и второму пробователям царевых яств, ну и до кучи послов с острова Буяна обрадовать, что он со всеми злыднями разобрался. И домой их, домой, домой, домой... Замучили жалобами своими слезными.

Как только двери за самодержцем закрылись, Белава вернула глаза на место и выдохнула. Первый не выдержал Двинята, начав тихо смеяться, к нему присоединился Даромир, еще чуть позже дружный хохот сотряс чародейские палаты, вовлекая всех присутствующих.

- Тихо!- прикрикнул на них Милятин, но тут же не выдержал сам, прыснув в длинную седеющую бороду, чем вызвал новый взрыв смеха.- Это же надо,- хохотал Высший.- Ворам награду выбила, себя выставила чуть ли не мученицей! Отощала, износилась, это за полдня поисков-то... Царя на месяц женской ласки лишила, и за все это еще и двадцать золотых получила! Ай, да лиса... Никак не пойму, как тебе государь верит?

- Красивая потому что,- усмехнулась девушка, о заклинании доверия она предусмотрительно умолчала. Потому как на государе стояла защита от чар, но девушка быстро распутала ее и нашла, как обойти.- Можно я пойду?

- Иди уже, лиса,- махнул на нее Милятин, и Белава с облегчением покинула Чародейскую Думу.

Глава 3

Девушка быстро прошла в отведенные ей покои. Часть чародеев жили при дворце, занимая отдельное крыло, часть в самом Белом Граде. Белаве отвели небольшие покои в Радужном Дворце по настоянию государя. Чаяния самодержца ни разу за пять лет не оправдались, а к покоям она привыкла и уже не спешила переезжать.

Чародейка закрыла за собой двери и устало привалилась к ним. Выражение обычного задора в одно мгновение покинуло глаза девушки, и она вытерла набежавшую слезу. Перед глазами вновь всплыл свиток с докладом Берсеня. "В окончании зимы Радмир Елисеевич спас от разбойных людишек дочь князя воронецкого Судиславу. За что князь на великой радости, решил отдать ему спасенную княжну в жены. Свадьбу собрались играть не позднее первого месяца лета..." Первого месяца лета, лета! А сейчас начало осени, через неделю праздник Урожая... Он женился, женился! Она бросилась на постель, загребая под себя подушку.

- Как же больно!- завыла девушка в голос.

Она рыдала до тех пор, пока слезы не остановились, и в душе не появилось опустошение. Белава перевернулась на спину и застыла, глядя в сгустившиеся за окном сумерки.

Она вспомнила, как шесть лет назад они бросились с Радмиром в ноги ее родителям, и как лучились глаза батюшки при взгляде на счастливую дочь. Как строго смотрела на них матушка, но улыбка то и дело появлялась на ее губах. Никто не сердился, что Белава поменяла жениха, ведь Радмира она любила. Жители ее родных Кривцов разделились на два лагеря. Одни качали головами, осуждая то, что она предпочла яркому красавцу тысячнику из Берестова воина-странника. Другие одобрительно кивали, считая, что веселый и мужественный странник больше подходит вздорной Белавке, уж он-то ее возьмет в ежовые рукавицы.

А он не брал ее ни в какие рукавицы, Радмир был нежен и ласков со своей лебедушкой. Трогательно заботился о ней, и девушка отвечала ему тем же. Свадьбу оставили на тот же срок, что и не состоявшуюся свадьбу с Ярополком. Кто-то считал, что это дурной знак. С одним женихом на этот день свадьба разрушилась, надо с другим день менять. Не поменяли. Белава продолжала жить у Дарея, обучаясь чародейскому делу, а Радмир часто навещал ее. Когда он уезжал, влюбленные обменивались вестниками. "Тоскую страшно без глазок твоих изумрудных, солнышко мое ясное. Жду не дождусь, когда прижму тебя к своей груди, и услышу, как бьется твое нежное сердечко..." Это был один из его вестников. Белава помнила их все наизусть, столько раз перечитывала. Они ждали свою свадьбу, как небывалое чудо.

Девушка шила себе свадебный наряд под руководством матушки. Свободные от малых детей подруги собирались в ее отчем доме, пели песни и помогали вышивать наряд, нашивать на него жемчуга. Все шло так, как и полагалось. Белава летала на крыльях, впервые думая о замужестве без страха. Она знала, что Радмир не засадит ее в тереме, что будут они вместе везде.

За неделю до свадьбы прилетел чей-то вестник, но девушка сунула его за зеркало, решив прочитать после, и благополучно забыла за всеми хлопотами. Радмир приехал в тогда же. Чародейка переехала к родителям, а он жил у Дарея. Там же и с дружками гулял, там же и мыли-парили, к свадьбе одевали. Оттуда должны были и на капище отправиться. Дружками у него были такие же воины-странники, собралось их не меньше пол сотни. Пришлось расселять молодцов у кривчан, а те и не против были, радуясь шутникам и балагурам.

Предстоящее торжество обсуждали на всех углах, потому как столько лет ждали сельчане, кто же сможет обломать несговорчивую девку. Ни свекрови, ни мужья ее подруг ради такого дела не удерживали по избам. И девичник прошел по всем традициями: с песнями, со слезами, с шуточками и рассказами замужних подруг о первой брачной ночи, когда Всемила выходила из горницы. При Всемиле рассказывали, как будет проходить свадьба. Традиция такая. А свадьбы в Семиречье проходили так...

Жених ждал нареченную на капище, где горел огонь и дары Великим Духам, которые приносили дружки жениха, уже лежали на алтаре. Волхв пел обрядовые песнопения, призывая в дом молодого милость Великих Духов, достаток и благополучие. Потом отец невесты вел свою дочь. Невеста шли медленно, потому что четыре покрова не давали возможности толком видеть дорогу. Жениху запрещалось оборачиваться и смотреть на нареченную, пока ее батюшка не подведет ее и не спросит:

- Ожидал ли ты дар мой?

- Ожидал,- отвечал жених.

- Прими же дочь мою, плоть от плоти моей, в любви рожденную, в добре взращенную, в чистоте сохраненную. Берешь?

- Беру,- говорил жених и тогда только он мог повернуться к своей невесте.

Следующие за ней подруги, с ритуальными причитаниями снимали белый покров, символ ее невинности. Волхв начинал новую песню, объявляя, что отныне кровь молодых смешивается, чтобы дать всходы от них, и снимали красный покров. Затем волхв соединял руки молодых и говорил, что идти им отныне рука об руку, не имея друг от друга тайн, тогда снимали третий покров. После этого жениха и невесту четыре раза обводили вокруг священного огня. На каждом круге они кланялись, отдавая дань уважения Великим Духам. После этого жениху давали хлеб, и он отламывал кусок, делил его на две части, чтобы разделить трапезу со своей молодой женой, как обещание, что он будет заботиться о ней. Дальше пил воду из кубка, поил невесту, а остальное выливали на алтарь, куда относили и каравай. Это означало, что помыслы и желания их чисты, как ключевая вода и Великие Духи всегда желанны и почитаемы в их доме. И лишь тогда приподнятый кружевной покров, чтобы накормить и напоить молодую, жених мог откинуть вовсе. Это единственный покров, который разрешалось трогать жениху. Предыдущие снимали подружки невесты. Он целовал невесту в обе щеки и в губы, тут же возвращая покров на место. В нем невеста должна была сидеть до конца свадьбы. Считалось, что это убережет девушку от сглаза. И, когда начинало темнеть, молодых провожали до опочивальни и закрывали на три дня, оставляя молодым целый дом, заставленный яствами и питьем. Все дальнейшие гулянья проходил без участия молодых. На эти три дня кузнецово семейство согласились приютить соседи, так как дом жениха был далековато, в другом конце Семиречья.

В день свадьбы Белаву отвели утром в баню, напарили, вымыли, одели чистую тонкую рубаху. Потом одели еще одну рубаху- плотную. Следующим было красное свадебное платье, которое вышло просто на загляденье. Затем укрыли покровами, попричитали и оставили одну ждать, когда за ней придет батюшка. Под четырьмя кусками ткани было душно, и она приподняла их, чтобы подышать и охладиться. Девушка услышала веселый смех, скабрезные шутки и подначки и украдкой выглянула в окно. Это тоже была традиция. Дружки и народ так провожали жениха. Белава увидела обряженного в красные одежды Радмира, гордо восседавшего на Дымке, который шел с такой же гордой осанкой. Жеребца украсили лентами и цветами, скакуну, похоже, это даже нравилось. Ветер играл с густыми каштановыми волосами воина-странника, на губах мужчины светилась веселая улыбка, он легко отвечал всем кричавшим, и хохот оглушал сельскую улицу. Даже из своего окна Белава видела, как лучатся его серые глаза. Девушка с нежностью посмотрела на любимого и отошла, потому что Радмир повернул голову к ее окошку.

Она повернулась к альвийскому зеркалу, разглядывая себя, улыбнулась отражению, и тут заметила желтоватый кусочек позабытого вестника. Белава достала его, развернула и застыла с открытым ртом. Вестник был от Милятина, он приглашал девушку в дружину царских чародеев. Она присела, пытаясь собраться с мыслями. У нее свадьба, свадьба с любимым, а тут... Это же то, о чем она мечтала, всю жизнь, с детства. Мечтала, грезила, ждала! Но свадьба... Что делать? Радмир не отпустит, ведь она женой его станет совсем скоро, кто же жену отпускает служить в дружину?

Девушка застыла на несколько мгновений, пытаясь взять себя в руки. Она ведь год ждала этой свадьбы, год! А приглашение в дружину всю жизнь!!! Белава выдохнула, прошептала:

- Он поймет, ведь любит же меня, я только попробую, а там и поженимся... Он обязательно меня простит!

Схватила перо, пергамент и написала несколько строк. Потом скинула покровы, взяла свою повседневную одежду, меч-змейку и, пошептав, открыла "дверь" в пространство. Порыв ветра ударил ей в лицо, и девушка вышла в своей конюшне. Быстро оседлала Злату, снова зашептала, открывая вторую "дверь", и шагнула в образовавшийся проход.

- Белава! Где ты?- донесся до нее крик отца, и она с ужасом подумала о том, что же она делает.

Неуверенно оглянулась и... проход закрылся, отрезая ей возможность вернуться. Она стояла под стенами Белого Града.

Глава 4

Радмир пришел к ней через четыре месяца. Он ждал девушку возле моста через Богатейку. Она с замирающим сердцем подошла к нему, страшась взглянуть в глаза. Мужчина окинул ее взглядом, рассматривая солнце на рукавах кафтана чародейской дружины.

- Царская чародейка,- с горькой усмешкой сказал он, и она рискнула посмотреть в глаза воину.

Посмотрела и возненавидела себя. Такая там пряталась боль, что сердце Белавы пропустило удар.

- Почему?- тихо спросил он, девушка молчала. И Радмир снова спросил.- Почему?

Он достал тот самый кусок пергамента, на котором она написала: "Прости меня, любый мой, прости и пойми. Я мечтала о дружине чародеев всю жизнь. Давай отложим нашу свадьбу".

- Почему ты не сказала мне?- снова спросил странник.

- Я прочитала о приглашении, когда уже в покровах стояла,- выдавила она сквозь слезы.- Все так быстро получилось...

- За что ты так со мной?- его голос был тихим и усталым.- Я все это время пытался найти ответ, но не смог. Пришел сам спросить тебя. За что, лебедушка? Ты не любила меня?

- Я любила и люблю, Радмир!- воскликнула она, схватив его за руку.

Он дернулся, вырвал руку и отошел на шаг, отвернувшись от рыдающей чародейки.

- Я обидел тебя чем-то? Ты не хотела за меня идти?

- Нет, нет, нет,- она вновь попробовала подойти к нему, но мужчина сделал еще шаг назад.- Ты бы не отпустил,- она попыталась объяснить.- Я так хотела попробовать...

- Не отпустил?- он невесело засмеялся.- А ты спросила? Я ведь был согласен на то, что ты останешься у Дарея, если обучение еще не закончено. Так какая мне была разница, где ждать тебя? В Кривцах или в Белом Граде? Ты бы год могла пробовать, а я бы ждал. Пусть уезжал, но возвращался бы к моему солнышку ясному, а потом, когда бы ты была готова, я бы забрал тебя. Но ты не подошла! Ты просто сбежала, опозорив меня на глазах моих братьев, всего твоего села, опозорила родителей. Сколько можно, Белава? Сколько можно быть такой дурной и взбалмошной? Скажи мне, лебедушка!- он почти кричал на нее, а девушка продолжала плакать, закрыв лицо руками.

Радмир смотрел на нее, потом снова заговорил, уже тише:

- Твоего батюшку Дарей выхаживал, ему с сердцем плохо стало. Матушка белугой ревела.

- А ты?- спросила она и тут же снова спряталась за ладонями.

- Я? Я живой, как видишь, только больно мне, милая, мочи нет, как больно. Ничего, время лечит... Надо только потерпеть...- его голос осекся, но мужчина быстро справился со своими чувствами.- Скажи мне одно, ты счастлива? Твоя мечта сбылась, ты счастлива?

- Без тебя мне нет счастья,- тихо ответила она.

- Ты от меня отказалась, сама отказалась.- и снова смешок, наполненный горечью.- Я ведь все для тебя готов был сделать, любую блажь терпеть. Зачем ты так с нами, любимая?

- Радмир!- она кинулась к нему, поймала, не позволила вырваться. Затем горячо заговорила.- Прости, прости меня, любимый мой, я очень перед тобой виновата. Что хочешь проси, все сделаю, только не отталкивай, только не уходи!

- Ты ушла, Белава!- снова воскликнул он.- Ты ушла от меня, не я! Простить? Наверное, прощу когда-нибудь, не сейчас. Но быть с тобой я уже не могу. Мне видеть тебя тошно! Ты же мне сердце растоптала сапогом своим чародейским, душу вынула! Что я могу у тебя просить?

- Что хочешь,- она все еще пыталась не дать ему вырваться.

- Уйди, просто уйди,- почти шепотом сказал Радмир.- Отпусти меня, Белава, совсем отпусти. Я увидел тебя, задал свой вопрос, больше мне делать рядом с тобой нечего.

- Радмир...

- Ты сказала, что выполнишь все, что я захочу. Я захотел, выполняй. Ты ведь держишь свое слово, да Белава?- и такой издевательский смех.

Девушка сделала несколько шагов назад, не сводя с него неверящего взгляда. Она до последнего надеялась, что простит... Не простил. Радмир смотрел, как она пятится, вдруг быстро подошел к ней, сгреб в охапку, целуя каким-то отчаянным болезненным поцелуем. Белава замерла, боясь спугнуть, но мужчина почти оттолкнул ее, свистнул, подзывая верного жеребца. Запрыгнул в седло и крикнул ей:

- Будь счастлива, чародейка,- и сорвался в галоп.

- Радмир!- крикнула она ему в след, и уже тише.- Я люблю тебя, воин-странник...

Больше они не встречались. Прошло пять лет с того праздника Урожая, как Белава пришла в царский дворец. Пять лет ночных слез и дневного сумасшедшего отчаянного веселья, когда она творила такое, что нормальному человеку в голову не придет. Игра в чурки со Змеем Горынычем. Знала, что сжечь ее Змей не сможет, но раздавить одной лапой мог запросто. А все одно пошла, наплевав на крики Милятина, на ропот воеводы, на возмущенное шиканье в рядах дружинников. Сумела подбить Змея на эту игру. Без всякого боя закончила спор, обыграв огромного гада. Сколько таких случаев было? О ней говорили как о безумной, но везучей девке, а она лишь пыталась забыться на время. Чтобы ночью в одиночестве опять орошать подушку слезами и спрашивать себя снова и снова: почему же она такая дура?!

На ее вестники Радмир не отвечал, потом она писать перестала. А однажды поймала пройдоху Берсеня с его подручными. Уже зная, что он иголку найдет в стоге сена, девушка и предложила сделку. Она прикрывает их делишки, а они достают ей сведения о любимом воине-страннике. Три года троица хитрых мужиков привозили ей свитки, где подробно рассказывали о нем. Белава пару раз их проверяла, забираясь на Всевидящую башню. Радмир находился там, где они ей и описывали. Сведения были верными. Свою часть сделки они выполняли честно. Потому не было повода у чародейки сомневаться и в последних новостях.

Радмир женился на княжеской дочке, а она так и осталась царской чародейкой. Одинокой царской чародейкой, потому что никого не видела и не хотела видеть кроме мужчины с серыми глазами. Поддерживал ее Ярополк. Ни о чем не просил, хоть и смотрел тоскливым взглядом, когда приезжал в Белый Град. Но пытался развлечь, много смешил, писал ей добрые письма. И девушка была ему за это благодарна. Белава вдруг вскочила, схватила перо и начала писать "Здрав будь, Радмир. Слыхала, что в жизни у тебя большие перемены. Желаю тебе счастья". Сложила, подкинула, и грамота обернулась быстрокрылой синицей, тут же умчавшейся в темноту. Чародейка тяжело осела на пол и потрогала горящие щеки. Зачем написала? А вдруг ответит? А вдруг напишет, что счастлив и ей того же желает? И стало так страшно... Потом ей пришла в голову мысль, если так ответит, то напишет, что за Ярополка замуж выходит... тем более, сам Ярополк и сейчас не против принять несостоявшуюся невесту. Глупость какая! Девушка рассердилась на себя и поднялась с пола.

- Хватит уже страдать!- отругала она себя.- За пять лет не простил, не вернулся, что сейчас может измениться, коли уже женат? Хватит! Надо начинать жить.

Белава снова легла, продолжая смотреть в черноту ночи. Постепенно сон начал сковывать веки, и она не стала сопротивляться, привычно ища покоя в сновидениях. Там-то она иногда была счастлива...

Проснулась Белава от чириканья. На ее постели сидел воробей и смотрел на девушку черным глазом, склонив голову набок. Она ахнула, протянула к птице руку и... она распался грамотой. Белава лихорадочно схватила грамотку, прижала к сердцу. Воробей - его вестник! И так быстро прилетел! Немного посидев так, не решаясь взглянуть в содержание, потом выдохнула, зажгла свечу и посмотрела на грамотку: " И тебе здравствовать, Белава. Не понимаю, о чем ты. Но и тебе счастья". Что это? Шутка? Как не понимает? И тут вдруг радостно подпрыгнула, ответил! Первый раз за пять лет ответил. Она тут же села за новую грамоту. "Мне сказали, ты женился в начале лета на княжеской дочке". Подкинула, и еще одна синичка унеслась к воину. Теперь уже девушка не ложилась спать, сидя у окошка, с трепетом ожидая ответа. И он прилетел! Она взяла в руки воробья, раскрывшегося очередной грамоткой. Руки Белавы дрожали, и ей не сразу удалось прочесть. "Я за всю свою жизнь только один раз собирался жениться, чем это закончилось, ты знаешь". Она несколько раз перечитала и рассмеялась. Не женился! Потом прошлась по своей опочивальне. Задумалась и решилась. Следующий ее вестник уносил самое важное послание. " Вспоминаю тебя каждый день, соколик мой ненаглядный".

Теперь стало по- настоящему страшно. Что он может ответить на это? И ответит ли? Ждала она гораздо дольше, даже успела отчаяться и уронить пару слезинок, когда чирикнул воробей. Белава смотрела на пташку, совсем не решаясь взять его. Воробей опять чирикнул, привлекая ее внимание. Девушка протянула совсем уж сильно трясущуюся руку, развернула грамоту и зажмурилась, представляя, как он просит больше ему не писать, или еще что-нибудь этакое. Все-таки решилась и посмотрела в ответ Радмира. Щеки ее вспыхнули, сердце гулко ухнуло где-то в горле... "Не могу тебя забыть, чародейка". Да не уж то и правда?.. Она высунулась в окно, подставляя разгоряченное лицо прохладному ночному ветру и раскинула руки. Что-то стукнулось ей в ладонь. Опять вестник! Белава развернула его, снова вообразив, как он пишет что-то нехорошее, но он написал: " Хочу увидеть тебя, солнышко мое ясное, не могу так больше".

- Да!- закричала она и расхохоталась абсолютно счастливым смехом.- Да!

Перо прыгало в ее руках, когда она писала ответ: "Скажи, где ты, и я буду рядом". Отправила и вскочила на окно, во дворце окна были большие. Так и стояла, ожидая воробья-вестника. Потом не выдержала и закричала, наклоняясь вперед, удерживаясь лишь за каменный выступ:

- Он меня помнит! Он меня любит! Я самая счастли...

Пальцы поползли, она неловко взмахнула руками, пытаясь ухватиться хоть за что-нибудь. Не ухватилась и с громким криком полетела вниз, в озеро. Прежде, чем вода сомкнулась над ее головой, Белава услышала, как где-то там, наверху, чирикнул воробей.

Одежда тут же намокла, потянув ее ко дну. Снизу что-то сверкнуло, потом разгорелось ярче, и ослепительная вспышка белого света поглотила девушку.

Глава 5

Ослепленная Белава несколько мгновений барахталась в воде, поддавшись неожиданной панике, но тут вода подхватила ее и сама понесла наверх. Девушка громко вдохнула, пытаясь отдышаться, потом замерла ненадолго, успокаиваясь и поискала глазами Радужный Дворец. Дворца не было.

Она с изумлением уставилась на черную конусообразную громадину, покрытую восходящей спиралью факелов. Это было красиво, величественно, но подавляюще. Белава еще раз огляделась, это было озеро Богатейка, без сомнения. Но... Она не узнавала дворец.

- Наши что ли начудили?- недовольно пробурчала девушка и поплыла к острову.

Чародейка уцепилась за основание моста, попробовала подтянуться, но выбраться никак не получалось. Она раз за разом срывалась в воду, ругалась, плевалась, в общем, производила много шума. Но никто не бежал, чтобы разобраться с нарушителем царского покоя, как должно было бы быть. Наконец, девушка не выдержала и заорала:

- Вы там спите что ли?! Дождетесь у меня!

И тут раздался торопливый топот ног. Над ней склонились, протянули руки, вытащили из воды и почтительно отошли в сторону, не глядя в лицо.

- Тоже мне стража,- ругалась Белава, спешно высушивая себя.- И куда только воевода смотрит?

- Не губи, твоя божественность,- выдал вдруг мощный бородатый мужик и упал на колени.

- Эй, ты чего?- опешила она.- Какая такая божественность? Медовухи в "Хмельной кружке" упились что ли?

На нее смотрели странными взглядами, причем, по прежнему умудряясь не глядеть в лицо. Девушка фыркнула и пошла к дворцу. В друг остановилась, обернулась к замершей страже и спросила:

- Милятин что ли решил дворец изменить? Красиво, но Радужный лучше был.

Ответа не последовало, и Белава вошла в новый дворец, тут же замерев на пороге. Сияющий столб поднимался от пола, уносясь в необозримую высь, больше ничего не было. Ни дверей, ни лестниц, ни какого бы то ни было убранства, один высоченный сияющий столб. Белава обескураженно уставилась на него, пытаясь сообразить, что же это такое. Вдруг столб сверкнул, и из него вышел незнакомый мужчина с седыми волосами. Девушка бросила взгляд на незнакомца и снова уставилась на столб. Седоволосый мужчина подошел к ней, склоняясь в низком поклоне.

- Рад приветствовать вас, Божественная.

- Чего?- Белава наконец перевела взгляд на незнакомца.- Это ты мне, мил человек?

- Вам, моя госпожа,- снова поклонился мужчина и скользнул взглядом по лицу чародейки.- Хм...- произнес он и уже не отрывал взгляда от ее лица.

- Ты что на меня уставился, сердешный? Диво какое увидал?- недовольно пробурчала Белава.

- Божественная, что с вашими глазами?- спросил мужчина.

- А что с ними?- девушка потрогала глаза, вроде не месте.

- Они зеленые, моя госпожа,- ответил мужчина.- И почему вы решили надеть ваш старый кафтан?

- Мил человек,- чародейка подошла к нему и положила руку на лоб незнакомца,- не жар ли у тебя? Я царская чародейка, в чем же мне еще быть одетой? А глаза от рождения зеленые. Что не нравится тебе?

- Мне нравится в вас все, Божественная,- он слегка вздрогнул и сделал шаг назад.- Не гневайтесь на вашего верного Вольга, я не должен был забывать, что моя госпожа может выглядеть, как ей захочется.

- Точно в горячке,- буркнула себе под нос девушка и спросила уже громче.- Где Милятин?

- Кто?- мужчина удивленно уставился на нее.

- Да что тут у вас происходит?!- разозлилась чародейка.- Высший чародей, кто же еще? Или государь успел заменить Высшего?

- Моя госпожа, что с вами?- Вольг воззрился на нее с каким-то священным ужасом.- За что вы пытаете меня? Я не понимаю того, что вы говорите? Опять проверяете? Разве я не доказал вам свою преданность?

- Э-э...- девушка ущипнула себя на всякий случай, вдруг сон.- Я ничего не понимаю! Что здесь происходит? Где Милятин, где царь? Мне нужно в мои покои, меня там вестник от Радмира ждет!

Мужчина вдруг облегченно вздохнул. Он поклонился, развернувшись в пол оборота в сторону столба.

- Позвольте мне проводить вас, Божественная. Любите вы пугать,- он слегка улыбнулся. - Я должен был сразу понять, что вы желаете удалиться к себе, а я глупые вопросы задавал.

Белава тяжело вздохнула, но проследовала к сияющему столбу, однако, подойдя совсем близко к нему, с сомнением остановилась. Мужчина встал за ее плечом, и чародейка нервно оглянулась. Вольг снова вздрогнул и первым вошел в столб. Свет в мгновение охватил фигуру мужчины, и он исчез. Девушка вздохнула, задрав голову вверх, потом любопытство победило, и она сделала шаг в слепящий свет.

Странное это было ощущение. Будто обволокло ее что-то холодное, потянуло за собой и понесло в высь. Девушка только собралась удивиться, как ее мягко вытолкнули. Белава огляделась. Она оказалась в огромных покоях. Пол был выложен мозаикой, изображавшей облака на темном звездном небе. Это же ночное небо было на стенах и на потолке, сходящимся на холодно светящейся луне. Луна и небо выглядели совсем настоящими, даже облака под ногами плыли. Белаву замутило от ощущения, что она висит в воздухе.

- У вас есть для меня поручения, Божественная?- подал голос седоволосый мужчина, оказавшийся за ее спиной.

- Кто ты такой, Вольг?- спросила чародейка.

- Я?- мужчина в очередной раз побледнел.- Я чем-то прогневал вас, моя госпожа?

- Что ж ты такой дерганный, мил человек?- поморщилась девушка.- Я задала простой вопрос- кто ты?

- Я ваш помощник, Божественная,- тихо ответил Вольг.

- Мне нужен помощник?- изумилась чародейка.

- Моя госпожа,- в шепоте мужчины слышался неподдельный ужас. - Что я не так сделал?

Он упал на колени, чем привел Белаву в крайнее изумление. Она некоторое время хлопала глазами, потом щелкнула пальцами, и Вольг был поставлен на ноги, но ненадолго. Стоило ей отвести взгляд от мужчины, как он снова упал на колени и затравленно посмотрел на нее.

- Что здесь происходит?!- не выдержала чародейка.- Где Радужный Дворец? Где царские чародеи? Где царь? Где мои покои? И почему ты меня называешь божественной?

Мужчина закрыл голову руками, будто опасаясь, что она его ударит. Девушка тяжело опустилась на высокое кресло, стоявшее рядом и прошептала:

- Радмир, где же ты?

- В подземелье,- ответил Вольг, и Белава ошалело уставилась на него.- Как вы и приказали, Божественная. Закован в цепи.

- Где?!- закричала она, и мужчина вновь спрятался за руками.- По какому приказу? Какие цепи? Немедленно веди меня к нему!

- Слушаюсь, моя госпожа,- дрожащим голосом ответил Вольг и встал, замерев с согнутой спиной.

Белава стремительно вошла в светящийся столб, и ее понесло вниз. Вольг выскочил перед ней, продолжая сгибаться в низком поклоне. Она бросила быстрый взгляд вокруг себя. Они стояли в узком каменном коридоре. По стенам кое-где стекали тонкие струйки воды. Наверное, сюда попадает вода с озера, подумала Белава. Шаги гулко отдавались в мертвой тишине подземелья. Девушка поморщилась, ей все это очень не нравилось. Хуже всего, что ей даже объяснить толком не могли, что же происходит. Этот странный Вольг, который дрожит, как осиновый лист, стоит ей только повысить голос. Еще это- божественная... Вроде Благомил погиб от меча Радмира еще шесть лет назад, больше самозваных богов в Семиречье не объявлялось. Сама она верой и правдой служила государю, не помышляя о власти и разных благах.

- Моя госпожа,- окликнул ее Вольг, остановившись возле железной двери, мимо которой она прошла, погруженная в задумчивость.

- Здесь?- спросила она, стремительно возвращаясь.

- Да-а,- удивленно протянул он.

Девушка дернула дверь, но она не поддалась. Она выжидательно посмотрела на мужчину, но тот опустил голову, ничего не предпринимая.

- Ну?- нетерпеливо спросила чародейка.

- Вы сами всегда открываете эту дверь,- ответил Вольг.

Белава прикрыла глаза, рассматривая дверь. На ней лежал печатью мудреный символ сложного плетения. Девушка хмыкнула и взялась за дело. Вольг терпеливо ждал, впрочем, он бы и не рискнул проявлять нетерпение, поняла Белава. Времени ушло не мало, но чародейка нашла наконец начало плетения и потянула за него. Символ распался, и она взялась за кованую ручку. Дверь с тяжелым стоном открылась. Чародейка подула, и над ней завис огненный шар, осветив пространство.

Это была небольшая камера, каменный мешок. У стены сидел кто-то в грязной рубахе, низко уронив голову. Грязные длинные волосы свесились на лицо. Белава обернулась к Вольгу, но тот остался у двери, не глядя на нее. Девушка сделала несколько неуверенных шагов и приблизилась к длинноволосой фигуре.

Сейчас она разглядела острые худые плечи, торчащие сквозь дыры в рубахе. Хотя, вся его рубаха была одной сплошной дырой. Мужчина тяжело дышал и не реагировал на ее появление. Чародейка протянула руку и осторожно отвела сальные волосы от лица. Она вгляделась и вскрикнула. Мужчина поднял голову, и Белава захлебнулась от жгучей ненависти, лившейся из серых глаз живого скелета, обтянутого кожей.

- Вольг!- крикнула она.- Вы его не кормили?

- Моя госпожа, вы сами запретили кормить узника.- откликнулся седоволосый мужчина.

- Сколько он здесь?- снова спросила девушка.

- Два года, вы разве забыли? Ратник Радмир был закован вами за попытку убить вас.

- Да что же это?- простонала Белава, опускаясь на колени перед изможденным мужчиной. - Радмир, любый мой,- прошептала она, утирая слезы.

Чародейка взяла его лицо в руки. Узник попробовал дернуться, но сил у него уже совершенно не осталось. Он глухо застонал и закрыл глаза. Белава прикрыла глаза, и с ее рук потекла сила жизни, наполняя мужчину. Постепенно лицо его округлилось, сероватая бледность ушла с лица, уступая место легкому румянцу. Он открыл глаза и изумленно посмотрел на нее.

- Придумала новую забаву?- прошипел он.

- О чем ты, ненаглядный мой?- Белава потянулась к его губам и тут же получила хлесткий удар по щеке.

Она упала, держась за горящее лицо, не веря, что он ее ударил. Радмир прожигал ее все тем же ненавидящим взглядом. Белава даже не заметила, что по щекам бегут горячие слезы. Мужчина перевел взгляд на огненный шар.

- Уже и силу огня подчинила, тварь?- спросил он.- Тебе все мало силы, божественная?- узник будто выплюнул последнее слово.

- Любимый,- испуганно прошептала девушка.- За что ты меня так? Ты же написал, что...

И вдруг осеклась, закрывая горящее лицо руками. Что происходит? Где она? Кто эти люди? Кто этот мужчина, который так люто ненавидит ее? Она упала в озеро, вспыхнул свет... Переход? Чародейка вскочила и стремительно заходила из угла в угол. Благомил когда-то говорил, что Богатейка - это переход в другие миры, но ему оно не открылось. И Милятин такое говорил, и Дарей. Неужто это не ее мир? Но кто же она здесь такая?! Чародейка резко остановилась и повернулась к здешнему Радмиру, который вздрогнул и прижался к стене. Она некоторое время всматривалась в него, но никаких внешних различий не нашла со своим воином-странником. Просто копия, только ее Радмир за нее умереть был готов, а этот явно убить хочет. Девушка снова присела перед ним, даже не задумываясь, что мужчина практически готов кинуться на нее. Он уставился в ее лицо тяжелым взглядом и вдруг спросил:

- Что с твоими глазами, Милава?

- Значит имя здесь другое,- прошептала чародейка. Потом снова взглянула на мужчину и сказала.- Я не та, за кого ты меня принимаешь. Я бы никогда не смогла причинить тебе боль... - осеклась и вздохнула.- Нет, и я смогла, когда сбежала в царские чародеи.

- Не понимаю твоей игры,- он отвернулся от нее.

- Я тебя освобожу,- она потянулась к цепи, замкнутой на его шее металлическим кольцом.

- У тебя там твои звери стоят? Ты ведь понимаешь, что я снова попытаюсь тебя убить. Тогда они накинутся на меня, а ты будешь веселиться? Ты повторяешься, тварь, это уже было.- Радмир равнодушно откинулся на стену.

- Радмир,- ее лицо исказилось гримасой страдания, и слезы снова потекли по щекам.- Это не я, милый! Все, что было раньше с тобой, делала не я, клянусь! Позволь мне снять эту цепь.

Он не ответил, и Белава снова потянулась к цепи. Ее пальчики коснулись холодного металла, и она вздрогнула.

- Альвийское железо? Но ради Великих Духов, как такое возможно?- альвы не ковали цепи, никто не покупал дорогостоящий материал для таких целей.

- Что тебя удивляет, черная душа моя?- усмехнулся узник.- Ты разве не подчинила альвов?

- Альвов?!- она уставилась на него в священном ужасе.- Кто осмелится отнять свободу у древнего народа? Даже дикие орды всего лишь воры, но не захватчики!

- А ты посмела,- он вновь глядел на нее с ненавистью.

- Какое ужасное место,- простонала она и вызвала альвийскую силу, которую получила во время битвы с Благомилом.

Металлическое кольцо жалобно звякнуло и упало на каменный пол. Радмир недоверчиво потрогал шею, потом встал, опираясь на стену и размял затекшие ноги. Белава поднялась следом, доверчиво глядя ему в глаза. Он сделал к ней шаг, остановился и несколько мгновений смотрел на нее.

- И все-таки, почему же у тебя такие глаза?- сказал он ни к кому не обращаясь, и его пальцы сомкнулись на шее девушки.

- Радмир,- прохрипела она.- Я не она, я другая, остановись...

- А вот я та самая,- будто эхо раздался второй белавин голос и мелодично засмеялся.

Узник и слабеющая девушка одновременно повернули головы на звук голоса. Из сумрака выступила невысокая стройна молодая женщина, как две капли воды похожая на Белаву, только в глазах ее клубилась тьма. Она посмотрела на чародейку, и во взгляде мелькнуло удивление.

- Как любопытно,- сказала женщина, скрестив руки на груди.

Потом перевела взгляд на цепь, и та взвилась вверх, охватывая шею мужчины.

- Нет...- прохрипела задыхающаяся девушка, когда узник отлетел к стене, сильно приложившись головой.- Радмир!

Глава 6

В руке черноглазой женщины появился кнут, сплетенный из выплеска ее силы. Он голубовато мерцал в темноте узилища. Она замахнулась, и мужчина глухо застонал, зажимая рассеченное плечо. Белава сжала кулаки и заслонила собой узника.

- Зачем ты это делаешь?- закричала Белава, пытаясь справиться со слезами.- Зачем ты мучаешь его? Если ты такая же, как я, то ты должна любить его!

- Любить того, кто столько времени пытается меня убить?- рассмеялась Милава.- Он ведь и тебя пытался убить, зачем ты его защищаешь?

- Он не меня, он тебя душил,- ответила девушка и поймала его удивленный взгляд.

- Кто ты?- прошептал он, не отрывая взгляда от двух молоденьких женщин, так похожих друг на друга и таких разных.

- Действительно,- кнут исчез из рук Милавы.- Будь по твоему, пусть сдохнет медленно, я так изначально и хотела. Пошли, я хочу узнать, кто ты и как здесь оказалась. И еще,- она обернулась к посеревшему Вольгу,- почему тебя сюда привели. А, Вольг? Ты принял ее за меня?

- Моя госпожа!- седоволосый мужчина упал на колени.- Я думал, что смена цвета глаз, это ваше новое развлечение. Она спросила про этого,- он ткнул пальцем в узника.- И я подумал, что вы хотите его видеть. И она смогла открыть дверь. Кто же кроме вашей божественной власти в силах сделать такое?

- Хм,- Милава склонила голову к правому плечу, с любопытством разглядывая гостью.- Любопытно. Мою волшбу нельзя снять, я самая сильная в этом мире. Пошли.

Она проследовала к выходу из темницы и остановилась на пороге, выжидательно глядя на Белаву. Та мгновение размышляла, решив не спешить в своих действиях. Потом повернулась к узнику, быстро прошептала:

- Я спасу тебя, Радмир,- порывисто поцеловала его в щеку, не смогла устоять против до боли знакомых серых глаз, и пошла вслед за Милавой, которая насмешливо следила за ней.

На пороге девушка снова обернулась, увидела изумленные глаза мужчины и слабо улыбнулась. Дверь захлопнулась, разъединяя их, и черноглазая хозяйка этого мира двинулась к световому столбу. Белава слегка усмехнулась, глядя на новый символ, опечатавший дверь, распутать будет несложно. Принцип милавиного плетения она уже поняла. Впрочем, горячится не стоит, надо узнать, что здесь творится, а потом уж и действовать.

Они поднялись в уже знакомые Белаве покои. Милава кивнула ей на открывшийся проход в следующую комнату, а сама осталась с Вольгом, который съежился под взглядом черноглазой женщины. Чародейка в нерешительности остановилась, глядя на мужчину, но Милава взмахнула рукой, и стены сомкнулись за девушкой, мешая увидеть происходящее. Белава прошлась по покоям, в которых не было ничего лишнего. Удобная кровать, где двое могли спокойно спать и не мешать друг другу, небольшой стол, с двумя мягкими стульями, странная мягкая скамья со спинкой и большой ящик с двумя дверцами. Девушка открыла одну из них, там оказалась одежда. Любопытный сундук, подумала она и закрыла дверцу. Еще было зеркало во всю стену, как раз напротив кровати. По углам стояли светильники, из которых лился приглушенный магический свет.

Белава присела к столу, ожидая появления хозяйки. Та заставила себя ждать, и чародейка начала клевать носом, все-таки поспать она толком не успела, а потрясений было уже достаточно. Бедный Радмир из этого мира... Она своего странника никогда бы... Великие Духи! Сон будто рукой сняло. Он же вестник прислал, а она опять исчезла! Что же он будет думать о ней? Воин теперь ее возненавидит окончательно. Девушка вскочила со стула и начала мерить опочивальню Милавы быстрыми шагами. Она не переживет, если столкнется с такой же ненавистью, которую увидела сегодня, в серых глазах любимого странника. Надо возвращаться и как можно быстрей!

Чародейка осмотрела стены, пытаясь понять, как они были устроены, но ничего, что подсказало бы ей их секрет, не нашла. Может сама Милава поможет ей вернуться? Но интуиция подсказывала, что от божественной ждать помощи не приходится. Значит надо выйти из этого странного дворца и нырнуть в озеро. А если не сработает? Благомил же так и не смог открыть переход.

- У-у,- завыла она.- Как же так меня угораздило? И почему именно сейчас?!

- Что сейчас?- спросила Милава, появляясь в открывшемся проходе между покоями.

Прежде, чем проход закрылся, Белава успела увидеть, как двое дружинников уносят окровавленного бесчувственного Вольга.

- Зачем ты с ним так?- хмуро спросила девушка.

- Он плохой слуга,- коротко ответила черноглазая женщина и развалилась на мягкой скамейке со спинкой.- Ну, рассказывай,- она с интересом посмотрела на девушку.

- Что рассказывать?- Белава вернулась на стул.

- Кто ты и что здесь делаешь.- уточнила Милава.

- Белава я, из дружины царских чародеев Семиречья. А как тут очутилась... В Богатейку упала, оно меня сюда и вынесло. Из другого мира я. А ты тут заправляешь всем?

- Заправляю,- не стала отнекиваться Милава.- Стало быть верно говорили, что озеро путь в другие миры открывает? Любопытно... И как же тебе удалось переход открыть?

- Он сам открылся. Не собиралась я никуда,- Белава постучала пальцами по столу. - Меньше всего я хотела сейчас исчезнуть из своего мира.

- И что за нужда у тебя была там остаться?

- Ты не поймешь,- девушка невесело усмехнулась.- Как вышло, что ты власть здесь себе забрала?

Милава встала и прошлась по опочивальне, поглаживая плечи. Затем остановилась и внимательно посмотрела на девушку.

- Почему же ты так похожа на меня?- спросила она вместо ответа.

- Я думаю, что я это ты в моем мире и наоборот, ты это я в моем. Только я не пойму, почему ты такая... жестокая.

- Девочка,- усмехнулась божественная,- мне нужно держать в этих милых пальчиках весь мир, мне доброй быть нельзя. Я ведь тоже когда-то царской чародейкой была, полжизни в эту дружину рвалась.

- И что случилось?- чародейка подалась вперед.

- Высосала их силу, уничтожила царя и начала завоевывать мир,- весело засмеялась Милава.- Теперь вот правлю.

- Ты дары перенимать можешь?

- Перенимать?- черноглазая женщина удивленно посмотрела на гостью.- Нет, конечно, кому такое под силу? Или... ты можешь?- вкрадчиво поинтересовалась хозяйка.

- Да что ты!- вдруг соврала Белава.- Если бы. Слыхала, что можно, вот и подумала.

Что -то расхотелось вдруг быть откровенной с этой божественной Милавой. И помощи у нее просить. А еще Радмира из этого мира было жалко, и Вольга, и чародеев, которых она сумела силы лишить. А вот любопытно, как она это сделала, если нет в ней дара заимствования? Белава перевела взгляд на женщину.

- А как ты силу забрала?- спросила чародейка.

Но Милава не ответила, она так же о чем-то думала, глядя на гостью из озера. Она подошла к столику и стукнула по нему три раза. Белава с любопытством смотрела, как на поверхности стола возник поднос с двумя стеклянными тарелками, двумя кубками и кувшином с вином. На тарелках лежала еда, которая дразнила обоняние чародейки приятным запахом.

- Давай поедим для начала,- предложила Милава.- А то не по людски как-то. Потом отдохнешь, а там уж и поговорим.

Девушка возражать не стала. Сейчас ее цель была заслужить доверие хозяйки, не открывая о себе правды. Радмир сказал: " Уже и силу огня подчинила?" Стало быть может черноглазую злыдню заинтересовать то, что скрывает в себе царская чародейка. И обязательно узнать, как она силу из других чародеев высосала. И спасти сероглазого узника... обязательно. Пусть не тот, но такой же.

Белава машинально начала есть. Еда была не привычной, но вкусной. Она быстро опустошила свою тарелку и подняла глаза на черноглазую хозяйку. Та смотрела на нее и напряженно думала о чем-то своем. К еде она не прикоснулась, просто водила ложкой по краю тарелки. Наконец, взгляд Милавы прояснился, и она слегка вздрогнула, обнаружив, что ее гостья наблюдает за ней. Божественная хозяйка дворца наполнила кубки и подняла свой, предлагая выпить.

- Мне бы квасу,- ответила Белава на приглашение, и Милава серебристо засмеялась.

- Попробуй, это очень хорошее вино, альвийское. Оно приятное и легкое.

Девушка подняла кубок и с неохотой пригубила, распробовала и сделала большой глоток. Потом еще один и еще, пока кубок не опустел. Милава снова засмеялась, глядя на запылавшие щеки гостьи.

- Вино легкое, но коварное,- запоздало предупредила она.- Это не чай и даже не квас. Им надо наслаждаться не спеша.- и сама пригубила из своего кубка.

- Мы к винопитию не приучены,- ворчливо ответила Белава.

Хозяйка снова наполнила ее кубок вином, но девушка уже не спешила пить его, чувствуя, что опочивальня начала плыть перед глазами. Постепенно жар распространился по всему телу, и она покрылась испариной. Милава наблюдала за озирающейся по сторонам чародейкой.

- Что ищешь, лапушка?- спросила она.

- Окно. Мне душно,- ответила Белава и попробовала встать из-за стола.

Ноги отказались ее слушаться, и девушка беспомощно посмотрела на черноглазую женщину. Милава повела рукой, и в покои ворвался прохладный поток воздуха, освежая и приводя в чувство. Белава благодарно улыбнулась, потом взялась за кубок и сделала новый глоток. Когда сладковатый и невероятно приятный напиток потек в горло, она быстро отставила в сторону вино.

- Можно воды?- спросила девушка.- Не умею я пить вино.

- А ты попробуй,- ответила хозяйка, и глаза ее вдруг блеснули.- Давай другое вино попробуем. Оно более интересное.

- Не хочу,- покачала головой девушка.

- Не упрямься,- по губам Милавы скользнула коварная улыбка.- Завтра дам тебе навестить моего узника, даже покормишь его.

Она попала в цель. Хмельная девушка вскинула на него глаза и кивнула. Хозяйка усмехнулась, слабое место гостьи даже искать не приходится, сама показала. Она стукнула по столу, и кувшины поменялись. Теперь вино было красным и тягучим. Запах от кубка шел дурманящий. Милава подняла свой кубок, Белава последовала ее примеру.

- За нашу дружбу,- провозгласила божественная, поднесла к губам свой кубок и проследила, как гостья делает глоток. Тут же на ее губах появилась широкая улыбка

Белава отпила, поставила кубок на стол и посмотрела на женщину. Ее улыбка почему-то не понравилась девушке. Чародейка отвела глаза и прислушалась к себе. Снова возвращался жар, щеки запылали и дышать стало тяжело. Туман начал заволакивать взор. Девушка попробовала щелкнуть пальцами, но рука даже не поднялась, оставшись неподвижно лежать на столе. Тело отказывалось повиноваться своей хозяйке.

- У меня так много вопросов ,- улыбнулось расплывающееся черноглазое лицо.

Белава попробовала ответить, но сильная сухость во рту будто сковала ей губы и язык. Она промычала нечто нечленораздельное, беспомощно вздохнула, и мир вокруг нее померк. Стук упавшего стула долетел из далека, и посеревшее пространство заполнилось ватной тишиной.

Глава 7

Сон был како й-то странный. Ее будто все время о чем-то спрашивали, но она не могла ответить, потому что рта больше не было. Она не понимала, что от нее хотят, ведь отвечать-то нечем! Что за глупые люди? Потом спрашивающий голос превратился в жужжание назойливой мухи, но вместе с ним у девушки появились крылья. Она взлетела и спряталась на мягком облаке, куда не долетала эта противная муха. Постепенно все стихло, облако погрузилось в темноту и сон стал более приятным.

А потом были новые странные ощущения. Что-то ласково ползло по ноге, едва касаясь кожи. Постепенно это что-то поднялось выше и коснулось нежной кожи за мочкой уха, спустилось на шею, и девушка задышала чаще, подаваясь навстречу этому неведомому. А потом был поцелуй, от которого бросило в жар. Она застонала и открыла глаза.

Кто-то был рядом с ней, горячий и сильный. Его губы все глубже погружали ее в сладкий плен. Руки девушки сами обвили шею ночного гостя, и пальчики зарылись в длинные волосы.

- Ты сегодня какая-то иная,- прошептал незнакомец.- И мне это так нравится. Моя девочка...

- Кто здесь?- этот шепот стал ушатом ледяной воды, и Белава забилась в сильных руках незнакомца, пытаясь освободиться.

- Хочешь поиграть?- его глаза сверкнули алым огоньком в темноте.- М-м, ты пахнешь иначе... Это сводит с ума.

- А, ну, отлезь, змей,- окончательно взбунтовалась проснувшаяся чародейка.- Сейчас так по башке дам, что ума и вовсе лишишься.

Незнакомец откатился от нее, и опочивальня наполнилась светом. Белава уставилась на очень высокого и широкоплечего мужчину с длинными черными волосами. Великан изучал ее какое-то время, потом сложил руки на груди и вопросил.

- И что это означает, прелесть моя?

- Вот и мне интересно, дядечка. Кто ты и что тут делаешь?- не менее грозно вопросила чародейка, чувствуя, как душа скользнула в пятки.

- Вообще-то,- недовольно ответил черноволосый мужчина,- то же, что и всегда. А что ты сделала со своими глазами? Впрочем, так даже лучше. Милей кажешься. Итак, что за бунт, Милава? Вчера ночью ты умоляла не уходить, а сегодня шипишь, как дикая кошка.

- Ты муж Милавы,- догадалась девушка.

- Муж?- великан расхохотался.- Так ты замуж за меня хочешь?

- Я?! - Белава даже задохнулась от возмущения.- Да я тебя первый раз вижу, да и есть у меня жених, не тебе чета.

- Жених?- мужчина развалился на постели.- И кто же это? Поведай имя того, кто осмелился на тебя посмотреть.

- Вот еще,- хмыкнула девушка.- Кто надо, тот и поглядел. А тебе, мил человек, не ко мне вообще-то надо. Не Милава я, так что ее ищи.- и вдруг осеклась.- А чем же эта змея меня опоила?

- Милава, что за дурацкие шутки?- начал сердиться великан.- Забавно, конечно, но мне это не нравится.

- Да не Милава я!

- А кто?- мужчина тряхнул своей роскошной черной гривой, и чародейка ахнула, разглядев его глаза.

Глаза мужчины были черными, абсолютно черными, их пересекали золотые вертикальные зрачки, которые сейчас сузились до состояния черточек. Жесткие правильные губы приоткрылись, обнажив крепкие белые зубы с чуть выдающимися клыками. Мужчина был смугл, даже слишком. Он протянул руку, но Белава увернулась и отошла подальше от кровати.

- Милава, девочка моя,- проникновенно заговорил великан.- Не серди меня, иди сюда.

- Да не Милава я!- закричала Белава.- Эта змеюка меня винищем каким-то опоила и тут спать оставила. Не знаю я, где она.

- Да здесь я,- раздался раздраженный голос.- Вогард, любовь моя, неужели и ты перепутал меня с этой девкой?- она надула губки.

- Та-ак,- протянул тот, кого назвали Вогардом.- И что все это означает?

- Ты прикасался к ней?- неожиданно завелась Милава.- Ты целовал ее? Вогард, ты был с ней?

- Я сейчас порву вас обоих,- мужчина гневно посмотрел сначала на одну, затем на вторую.- Быстро объясните мне, что за раздвоение, о котором я ничего не знаю.

- Любимый,- черноглазая женщина сбавила тон и заискивающе посмотрела на великана.- Это Белава, она попала сюда через озеро. Мы поужинали, и ее сморил сон. Девица не привыкла к вину.

Женщина отчаянно не договаривала, и это Белава ясно чувствовала. Вогард тоже с сомнением слушал ее объяснения. Чародейка наблюдала за этой странной парой, пытаясь понять, что их связывает кроме того, что... хм, черноволосый мужчина пытался сделать с ней самой. Милава явно его опасалась, а он чувствовал себя здесь хозяином. Очередной бог? Парочка некоторое время мерилась взглядами, потом Вогард посмотрел на девушку, и та невольно отступила под его взглядом. Ноздри мужчины затрепетали, он втянул воздух и блаженно прикрыл глаза. Когда его веки вновь поднялись, золотые зрачки расширились, став почти круглыми. Милава проследила за ним и схватила за руку.

- Пошли, любовь моя,- заворковала она, пытаясь утянуть за собой мужчину.- Я так скучала без тебя. Приласкай свою девочку, ну же...

Вогард перевел на нее взгляд, потом вновь посмотрел на Белаву и облизнул губы острым языком. Девушка отошла еще на несколько шагов, прячась в тень. Великан снова обернулся к Милаве, в глазах которой засверкало бешенство, усмехнулся и позволил себя увести. На мгновение он задержался, обернулся к уже расслабившейся чародейке, и она услышала:

- До скорой встречи, прелесть.

Милава никак не отреагировала, и Белава сообразила, что он не произнес не звука, голос раздался у нее в мозгу. Девушка тяжело сглотнула, и стена снова закрылась.

- Надо выбираться отсюда побыстрей,- прошептала она, разом севшим голосом.

Она так больше и не уснула, ожидая, когда кто-нибудь объявится. Объявилась пожилая женщина, Стена разошлась, и она вошла в опочивальню, не глядя на девушку. Низко поклонилась и позвала помыться.

- Здрава будь, добрая женщина,- приветливо улыбнулась чародейка, и женщина вздрогнула, подняв на нее взгляд.- Как звать тебя?

- Полева, госпожа,- ответила женщина.

- А я Белава, дочь Никодиева. Не называй меня госпожой, зови по имени, для того мне его родители и дали.

- Как скажете, госпожа,- поклонилась женщина, и девушка поняла, что та спешит скорей выполнить свою обязанность и уйти.

- Белава, меня зовут Белава,- повторила чародейка.

- Простите, гос... Белава,- дрожащим голосом ответила Полева.

- Не бойся меня,- девушка взяла женщину за руку, и та сжалась.- Я никого за всю жизнь не обидела. Я не такая, как ваша эта... Милава. Правда.

Полева попыталась освободиться. Белава мягко остановила ее, заметив, что та тяжело ковыляет. Быстро оглядела новую знакомую и присела, взявшись за ноги женщины. Та ахнула и замерла, чувствуя, как боль уходит. Полева смотрела широко распахнутыми глазами на девушку, и та улыбнулась в ответ.

- Милаве знать об этом не надо,- тихо сказала она, и Полева кивнула.- Я не хочу открывать ей свои силы.

- Пойдем, дочка,- уже приветливей отозвалась женщина и повела гостью за собой.

- Скажи, Полева, а как открываются стены?

- На слово,- ответила женщина.- Впусти и выпусти.

- И только?- поразилась Белава.

- Да,- Полева вдруг улыбнулась.- Правда, госпожа может новое слово положить на замок. Но она так делает, если надо кого-то задержать.

- Тогда и об этом вопросе не стоит никому говорить,- попросила чародейка, женщина согласно кивнула.

Они вошли в столб света. Девушке показалось, что они просто прошли его насквозь, потому что ни вверх, ни вниз их не понесло. Полева провела Белаву по длинному коридору, остановилась перед стеной справа, и она разошлась, пропуская их в купальню.

- А баньки у вас нет?- спросила девушка.

- Госпожа не любит баню, она моется в такой же купальне,- объяснила Полева.

- Меня потом велено вернуть обратно?

- Нет, госпожа велела сменить тебе покои. Она злая сегодня,- вдруг поделилась женщина.

- А она бывает доброй?- усмехнулась девушка и вспомнила.- А что с Вольгом? Я видела, его в крови уносили.

Полева воровато оглянулась по сторонам. Потом наклонилась к самому уху чародейки.

- Живой, но совсем плохонький,- тяжело вздохнула.- Госпожа иногда нас проверяет. Я умом понимаю, что тебе доверять нельзя, но почему-то верю.

- Мне о многом надо узнать,- шепнула Белава, Полева снова кивнула.

Женщина помогла девушке раздеться, и та вошла в небольшой бассейн, заполненный теплой водой. Ее помыли, ополоснули и подали белоснежное полотно, в которое чародейку бережно завернули. Полеве помогала еще одна женщина, немногим старше самой Белавы. Она молча пришла, когда девушка была уже в воде, так же молча натерла ту чем-то душистым и пенистым. Одежду Белаве подали похожую на одежду самой Милавы, уложили волосы, как у нее, и теперь девушка отличалась от божественной только цветом глаз. "Выберусь отсюда, и переоденусь",- подумала чародейка, разглядывая черное блестящее платье с открытыми плечами. Кафтан чародейской дружины унесла молодая женщина.

Полева проводила девушку в ее новые покои и ушла за завтраком. Белава осмотрелась, обстановка была ей более привычна. Да и сама комнатка ей понравилась своими габаритами, небольшая и достаточно уютная. Вот бы еще и на улицу выбраться, а лучше подальше от этого дворца. Забрать Радмира и подальше отсюда. Но сначала поговорить с Полевой, она одна пока тут готова с ней разговаривать.

Полева вернулась с подносом, на котором стояла чашка с ароматным чаем и румяные булочки. Поставила поднос на стол и села напротив, подперев щеку кулаком. Белава поблагодарила женщину и приступила к завтраку.

- Мне можно выходить на улицу?- спросила девушка.

- Госпожа ничего про это не сказала. Она разнесла свои покои и унеслась. Что ее так разозлило...

- А кто такой Вогард?- Белава посмотрела на Полеву, и та нахмурилась.

- Полюбовничек нашей госпожи.

- Это я итак поняла, но кто он? Ведь не человек.

Женщина испугано съежилась и вышла, так ничего и не сказав.

Глава 8

Белава весь день бродила по дворцу, изучая его. Свобода передвижений у нее была не ограничена, единственное, куда столб света ее не перенес, это подземелье. Девушка попробовала поговорить еще с несколькими слугами и двумя стражами. Стражи даже рта не открыли и стояли, уставившись в пол, а прислуга разбегалась от нее, как тараканы. Полева несколько раз зашла в покои чародейки, но в разговорах теперь была более сдержана.

От нечего делать, Белава решила поколдовать. Неприятным сюрпризом стало то, что ее волшба в этом мире была нестабильна. Она отправила искателя, уж больно Вольга жалко было, но он так и не вернулся, хотя сформировался привычно и послушно понесся по коридорам дворца. Морок хозяина Затонухи вообще не подействовал на тех самых двух стражников, что вовсе озадачило чародейку, потому что морок должен был вытащить из них затаенное. Единственное, что не подвело, это сила демонов. Огонь привычно повиновался ей, но в данный момент эта сила была бесполезна. Заклинания работали тоже вкривь и вкось. Заклинание очищения сработало совсем не там, куда было направлено. Охранный круг легко преодолел молодой парень, спешивший на кухню. Дверь- переход не сработала вовсе, что очень огорчило Белаву. На нее-то она особенно надеялась, чтобы сбежать из дворца в любой момент. Очень хотелось попробовать взять чей-нибудь дар, но кроме Милавы никого подходящего не нашлось. Пришлось ждать черноглазую змеюку.

Милава появилась ближе к вечеру, злая и вредная. Дворец наполнился плачем, и Белаве захотелось самой прибить божественную. Однако, в руках она себя удержала. Что противопоставить хозяйке этого мира, она пока не нашла. Да и любимый меч-змейка остался по ту сторону Богатейки, и вряд ли он сюда проберется.

- Нужно к альвам,- решила девушка.

Послышался легкий шорох расходящейся стены, его девушка уже научилась слышать. Она обернулась, на пороге стояла черноглазая женщина. Она несколько мгновений смотрела на гостью тяжелым взглядом, потом все же прошла внутрь, и стена сошлась, вновь став монолитной.

- Здравствуй, царская чародейка,- сказала она, и Белава нехотя кивнула.- Как день провела, с кем разговаривала?

- Да не больно-то у тебя людишки разговорчивые. - проворчала чародейка.

- Правильно, знают, что открыть рот себе дороже,- усмехнулась женщина.- А что спрашивала?

- Про житье-бытье,- почти не соврала девушка.- А ты где весь день пропадала?

- Дела, дела,- отмахнулась Милава, а потом спросила как бы между прочим.- Гости были?

- Не знаю,- Белава пожала плечами.- Мне не докладывали. А ты ждешь кого-то?

- Я жду, а тебе лучше никого не ждать,- с каким-то непонятным намеком ответила божественная.- Некоторые гости должны приходить только к хозяевам.

- Да я и не против, все одно тут никого не знаю,- снова пожала плечами чародейка.- А вот я бы сходила.- теперь ее намек не поняла Милава.

- Куда это?

- Ты мне вчера обещала, коль вина твоего попробую, то ты меня к узнику своему отпустишь. Еще и накормить его дашь.

Милава некоторое время удивленно смотрела на гостью, а потом развеселилась. Она вдруг расслабилась и даже добродушно подмигнула.

- Понравился витязь мой?- спросила она.- Хотя погоди, ты вчера такие странные слова сказала.- женщина подняла глаза к потолку, вспоминая.- Если я такая же, как и ты, то должна любить его. К чему это? Не могла же ты витязя так сразу полюбить.

- Не его, но такого же,- не стала вдаваться в подробности девушка.- А твой узник очень уж похож на него. Вот и пожалела. Так пустишь?

Божественная не ответила, задумчиво глядя не нее. Потом прошлась по покоям, остановилась напротив своей гостьи и погладила себя по плечам. Белава не отвела взгляд, гадая, что сейчас творится в голове у черноглазой злыдни.

- Хорошо,- наконец решилась Милава.- Иди, порадуйся. Мне не жалко. Слово свое держать умею.

- А еда?

- Возьми, что пожелаешь нужным.- затем помолчала немного и решилась.- Что у вас вчера с Вогардом было?

- Ничего,- ответила чародейка.- Он нас перепутал, но ничего не было. Я проснулась вовремя.

- А говорил что?

- Особо-то и не говорил,- усмехнулась девушка.- Да ты не переживай, не нужен мне твой нелюдь, занято сердечко мое уже давно. Ну, я пойду?

- Иди,- махнула Милава.- Войдешь в столб, думай о кухне, окажешься там. Потом о подземелье. Все просто. Дверь в темницу открою.- Белава кивнула и побежала к световому столбу.

На кухне ее встретили напряженным молчанием. Девушка окинула взглядом согнутые спины и двинулась к большому столу, уставленному чугунками и сковородами. Спины так и не разогнулись, пока она набирала еду в две глиняные миски. Заметила поднос, составила все на него.

- А где ложки у вас?- спросила она, не найдя искомое.- И разогнитесь уже, не привыкла я со спинами разговаривать.

- Мы вам все принесем, госпожа,- ответил полный мужчина с красным лицом.

- Да ничего мне нести не надо, сама заберу. Так где ложки, мил человек?

Ей поднесли ложку. Девушка взяла ее и снова огляделась.

- А квас есть? Или только винищем поите?

- Есть, госпожа,- ответил тот же мужчина.

- Так несите. И разогнитесь уже!

Из кухни чародейка уходила в легком раздражении, они так и не распрямились, продолжая сгибаться в поклоне. Бестолочи какие, фыркнула про себя девушка. Неужто совсем не видят разницы? Дальше она уже не думала о тех, кто облегченно выдыхал ей вслед, недоуменно переговариваясь, что это нашло на божественную.

- Не она это,- встрял белобрысый пацаненок.- Вчерась такая же объявилась, только глаза другие. Сегодня все к людям приставала с вопросами. А кто их знает, может опять Божественная развлекается.

- Ох, нам несчастным,- тихо вздохнула толстая тетка и утерла глаза концами платка, повязанного на шею.

А Белава уже спешила к столбу света, боясь, что змеюка передумает. Но та, похоже, держала свое слово, столб опустил девушку в подземелье. Она прошлась со своим подносом до двери узилища витязя Радмира, толкнула ее и вошла внутрь, запуская над собой мутно-белый светящийся шар. Огнем она решила пока не пользоваться. Похоже Милава вчера не обратила внимания на ее огонь, по крайней мере, молчала об этом.

Узник сидел на том же месте. Он вскинул голову и поглядел на приближающуюся девушку. Она подозвала к себе поближе свое маленькое светило, давая возможность мужчине разглядеть ее получше. Тот застыл в напряженном ожидании, не сводя взгляда с ее лица.

- Здрав будь, Радмир,- улыбнулась Белава.- Меня навестить тебя отпустили. Поесть вот тебе принесла.

- Кто ты?- настороженно спросил узник.

- Меня Белавой звать. Я дочь кузнеца Никодия. Он оружие из альвийской стали делает, слыхал о таком?

- Нет,- покачал головой мужчина.- Никогда не слыхал. Альвийскую сталь всегда только сами альвы куют. Обманываешь меня, Милава.

- Не Милава я,- она устало покачала головой и села рядом с ним, прислонясь спиной к стене.- Что ты знаешь о Богатейке?

- О чем?- не понял узник.

- Об озере, на котором дворец стоит.

- Глубокое оно называется. О нем всякое говорят. Когда-то чародеи говорили, что через него в другой мир попасть можно.

- Глубокое? А мы его Богатейкой называем. Чародейская дружина народ веселит, золотой морок подкидывает людишкам. Да и живности в нем много.

- Чародейская дружина?- мужчина удивленно взглянул на нее. - Какая еще дружина? У нас ее уже десять лет как нету.

- У нас она есть и процветает. Я пять лет как царская чародейка,- улыбнулась Белава.

- Не пойму, что ты мне сказать хочешь?- он внимательно поглядел на нее.- Что ты через Глубокое пришла? Из другого мира, где есть царь, где жива чародейская дружина, а простой кузнец может может управлять альвийской сталью?

- Да,- опять улыбнулась она и не удержалась, положила ему голову на плечо. Уж больно похож на родного странника.

- Опять какую-то подлость Милава замыслила,- сказал Радмир, но не отодвинулся.

- Я правду говорю,- ответила Белава, и потерлась щекой о плечо мужчины.

- Почему ты так льнешь ко мне?- подозрительность вновь вернулась к нему.- И вчера тоже.

- Жених у меня есть в моем мире, воин-странник. Радмиром его зовут и на тебя похож очень сильно. Обидела я его пять лет назад, а вчера почти помирились, но я сюда попала. Теперь уж, наверное, не простит.- и вдруг заплакала, уткнувшись лбом все в то же плечо узника.

Мужчина неловко обнял ее и погладил по волосам. Странное это было чувство, жалеть того, кого всей душой ненавидишь, но ощущение, что это совсем другой человек, почему-то все больше охватывало его. И очень хотелось верить ее словам.

- Как ты своего Радмира обидела?- хрипловато спросил он.

- Сбежа ла в день свадьбы,- всхлипнула девушка.- Получила приглашение в чародейскую дружину и сбежала. Дура была, знаю. Сто раз пожалела, но выпросить прощения не получилось. А вчера ответил на мой вестник... А я снова исчезла,- она опять всхлипнула и обхватила руками шею узника.

- Простит, коль вернешься,- он снова погладил ее.

- А ежели нет?- Белава оторвалась от него и с ужасом огляделась.- Я ведь и правда могу остаться тут навсегда!

Она вскочила и начала привычно ходить из угла в угол, лихорадочно думая. Как-то в голову ей особо не приходило, что может застрять в этом страшном мире навечно. Ведь не открывается переход по желанию человека... А почему открывается? Девушка остановилась перед мужчиной, потом опустилась на колени и снова посмотрела на него. Да чего же похож... Чародейка попыталась сказать себе, что это совсем другой человек, совершенно другой. Не ее Радмир, но руки опять сами потянулись к нему, стоило ему поднять на нее свои лучистые серые глаза. Белава порывисто прижалась к нему и потянулась к губам...

Глава 9

- Остановись, Белавушка, пожалей меня,- такой знакомый голос еле пробился в отлетевшее сознание девушки.- Я ведь не железный, остановись.

Она распахнула глаза и обнаружила себя лежащей на сероглазом узнике. Какое-то время ушло на осознание факта, что, не смотря на слова, его руки лежат несколько ниже ее спины и крепко прижимают к горячему мужскому телу. Собственные волосы чародейки свободным водопадом окружали их лица шелковистым шатром. И мужчина, и девушка тяжело дышали. Белава ахнула и порывисто встала, не глядя на мужчину. Ей вдруг стало стыдно до невозможности. Да что же это?! Ведь не ее это Радмир, да и своему не жена, чтобы позволять-то такое! И перед этим Радмиром совестно, что он о ней теперь подумает? За кого посчитает? Она закрыла лицо руками, ощутив под пальцами пылающие щеки.

- Белава,- позвал узник хрипловатым голосом, откашлялся и заговорил снова.- Белава...

- Прости меня,- выдохнула она не отрывая рук от лица.- Прости, мне так стыдно! Я ведь девица еще, а такое чуть не сотворила.

- Белава,- снова позвал он.- Посмотри на меня.

Она отчаянно замотала головой, еще сильней прижимая руки к лицу. Мужчина тихо подошел к ней и обнял за плечи. Чародейка попыталась вырваться, но он не отпустил, нежно прижимая к себе.

- Не стыдись, голубушка, я ведь тоже виноват. Ты когда поцеловала, будто на десять лет назад вернулся, когда Милава была еще иной... А может казалось мне влюбленному дураку иной. Я и ненавижу ее, наверное, больше за то, что все это время любил ту ласковую девицу, что с ума свела своими плутовскими черными глазами.

Белава наконец посмотрела на него. Так все-таки он ее любил, то есть не ее, Милаву. Значит, тут они тоже были вместе, когда-то давно, но были. Десять лет назад? Она тогда силу из чародеев высосала, но как же такое могло произойти?

- Так вы любили друг друга?- спросила девушка.

- Я любил,- горько усмехнулся Радмир.- Она только использовала меня, чтобы в подземелье пробраться, где древний демон заключен был.

- Вогард?!- ну, конечно, у кого еще могут быть такие странные глаза?

- Ты видела его?- мужчина тревожно посмотрел на нее.

- Да... он меня чуть с Милавой не перепутал.- рассказывать, что и как вышло совсем не хотелось.

- Берегись его, голубушка, он очень опасен.

- Я хочу знать про все,- сказала Белава.- Но, боюсь, не получится у нас поговорить здесь. Подожди.

Девушка оглянулась на дверь, потом щелкнула пальцами, и облегченно вздохнула, когда в ее руке возникла чернильница с воткнутым в нее пером и небольшой лист пергамента. О некоторых планах говорить не стоило вслух. Итак слишком много было сказано и сделано, а свидетель всего этого мог быть. Хоть сама же Милава. Чародейка присела, расстелила на полу пергамент и написала. "Ночью я приду за тобой". Узник глянул ей через плечо и кивнул. Потом взял перо в руки и написал ниже: "Будь осторожна, она могучая колдовка". Белава улыбнулась: "Я сама не из слабых. Жди меня". Он кивнул и снова привлек к себе.

- Ты прости, что я обнимаю тебя,- прошептал он.- Не могу удержаться.

- Я тоже,- она потупилась, мягко отстранилась и кивнула на поднос.- Остыло уж все, я накормить тебя хотела.

- Спасибо,- он улыбнулся и кивнул на снятое с шеи кольцо.- Одень его обратно.

Когда девушка успел снять его, она и сама не помнила. Наверное, когда... Краска вновь залила ее щеки. Она поманила кольцо пальчиком, и оно застегнулось на шее узника, слегка подтянув его обратно к стене. Радмир подмигнул ей и пододвинул поближе поднос с едой.

- Спасибо, Белавушка.

Чародейка еле удержалась, чтобы не кинуться опять к нему. Вот ведь наваждение. Она кивнула и быстро вышла из темницы, на ходу испепеляя пергамент. Белава стремительно дошла до столба света, вошла в него, подумав о своих новых покоях, и ее понесло наверх, затем вытолкнуло куда-то, где она тут же оказалась в очень горячих сильных руках. Она ойкнула и попыталась вырваться. Не тут-то было. Даже пошевельнуться толком не получилось.

- Отпусти меня,- воскликнула чародейка.- Я случайно ошиблась! Я столб просила к моим новым покоям вынести, а он меня сюда вывел.

- Все верно вывел,- засмеялся Вогард.- Это и есть твои новые покои, я сам для тебя их приготовил. М-м, как же ты пахнешь...

Ее подхватили на руки и понесли куда-то. Демон урчал, как довольный кот, время от времени втягивая носом. Девушка попробовала вывернуться, конечно, у нее по прежнему ничего не получилось. Белава затихла, решив зря Вогарда не распалять сопротивлением. Авось, получится на разговор его вывести. Но вот чего она не собиралась делать, так это сдаваться, ища молча пути спасения. Тем времен демон приостановился, очередной раз втянул носом и вдруг поставил ее на пол. Золотые зрачки вытянулись в узкие вертикальные щелочки. Он навис над чародейкой, и Белава сделала насколько шагов назад. Тут же сильная рука схватила ее за плечо, сделав больно.

- Кто?- вопросил он, не отрывая взгляда от девушки.

- Что кто?- не поняла чародейка, пытаясь отодрать его пальцы.

- Кто посмел?- пытал ее Вогард.

- Да что тебе надо, лихо ты не человечье?- возмутилась Белава.

- От тебя идет чужой запах,- зарычал демон.- Кто к тебе прикасался?

Зрачки его расширились, став совсем круглыми, и начали менять цвет на красный. Вогард был в ярости. Но тут начала заводиться и Белава. Это что себе морда демонская позволяет?! И перед кем он тут рычать смеет? Перед ней, царской чародейкой? Девушка подбоченился.

- Слушай ты, змей!- она встала на носочки и ткнула ему пальцем в грудь.- Кто кого трогал не твоя печаль, иди к своей Милавке, ее и пытай. А на меня рычать нечего, я и сама рыкну мало не покажется, понял, злыдень ? И глазки свои кровью-то не наливай, не испугал ни пол капельки.

- Да ты соображаешь, с кем разговариваешь?- опешил демон.

- С демоном,- выпалила Белава.- А демонов я на раз в Нижний Мир отправляю.

Сказала и осеклась, наблюдая, как кривая улыбка расползается на тонких губах Вогарда. Не напугала. Кто бы сомневался.

- И скольких отправила?- спросил он.

- Одного... не выпустила,- буркнула чародейка и снова постаралась отойти от него.

- Как интересно,- Вогард сделал шаг вперед и снова оказался рядом с ней. - И как это произошло?

- Давай ты мне, я тебе,- подмигнула девушка, стараясь не дрожать слишком сильно.- Ты мне расскажешь, за что тебя в темнице держали и как поймали. А я тебе про то, как демона не выпустила из Нижнего Мира.

Вогард захохотал, грозя ей тонким пальцем с удлиненным острым когтем. Белава даже обиделась, и что смешного? Она отвернулась и направилась к столбу света, намереваясь перенестись в покои Милавы. Там-то может и отстанет. Но не успела она сделать и трех шагов, как длань демона сгребла ее, подтягивая к себе. Вогард закинул чародейку на плечо и снова продолжил свой первоначальный путь.

- Пусти!- закричала она.- Пусти, бес!

Вогард снова засмеялся и аккуратно положил ее на широкое ложе. Да что же это такое? Как не злодей, так в кровать тащит, традиция у них такая что ли?! И самое страшное, ведь здоровый какой, не вырвешься. Неужто все? Неужто не сбережет себя для любимого? Как же в глаза-то потом смотреть? Белава зажмурилась, когда лицо с расширенными, опять золотыми зрачками, приблизилось с ней.

- Не бойся,- горячее дыхание коснулось ее кожи.- Я буду нежен.

И тут, где-то глубоко в ней, проснулся Зверь. Губы чародейки расползлись в широком оскале. Она закинула голову и глухо зарычала. Демон отстранился от нее и замер. Сила прибывала, наливая тело мощью. Девушка рывком вскочила с ложа, оттолкнув демона в сторону. Но что-то было не так. Не происходило привычного превращения. Белава бросила взгляд в зеркало, такое же огромное, как и в опочивальне Милав ы. Превращение действительно пошло иначе, она не обернулась Зверем. Не появилось шерсти, лицо не превратилось в морду, она осталась в человеческом обликом... почти. Рост девушки увеличился почти вдвое, изменив пропорции тела. Плечи стали шире, руки с острыми коготками длиннее. Подол платья доходил до колен длинных стройных ног. Но самая главная метаморфоза произошла с лицом. Глаза затопило зеленое сияние, не оставив не единого просвета для белков. Лицо приобрело более узкую вытянутую форму. Алые губы разошлись в оскале, обнажив острые белоснежные зубы. Пышная копна ярко-рыжих волос струилась по плечам шевелящимися прядями... Нет, не волосы, огонь! Вместо волос было пламя.

Вогард хрипло выдохнул, поднимаясь с постели.

- Как прекрасна,- севшим голосом прошептал он.- Моя госпожа... Нашел, я тебя нашел.

- Даже не вздумай,- прошипела она.

- Иди ко мне,- позвал он.- Теперь только ты.

Белава шепнула привычное заклинание, на этот раз переход открылся. Порыв ветра ударил ей в лицо, взметнув пламя на голове. Она скользнула в проход. Демон опомнился и кинул вслед за ней. Проход закрылся, и он схватил лишь воздух.

- Не упущу,- прорычал он и побежал к столбу света.

Белава вышла в темнице. Повернула голову и столкнулась с изумленными глазами узника. Она решительно направилась к нему. Радмир вжался в стенку, не имея возможности защититься.

- Не бойся,- глухим низким голосом сказала демоница.- Это я, Белава.

- Б-белава?- глаза его увеличились.

- Все потом,- отмахнулась она, легко разрывая цепь.- Надо уходить.

Белава вновь открыла переход и, подхватив узника сильными руками, утянула его за собой.

Глава 10

Демон метался по дворцу, обыскивая каждый этаж, втягивая носом воздух. Такой желанный запах, казалось, исчез без следа. Люди шарахались в сторону от черноволосого великана, больше всего сейчас напоминавшего собаку-ищейку. Глаза его полыхали красным огнем. Он метнулся мимо ошарашенной Милавы.

- Любовь моя,- позвала она Вогарда, но тот лишь страшно зарычал в ответ и бросился искать дальше.

Тонкая ниточка влекущего запаха зеленоглазой девушки нашлась только в подземелье. Тут же нашелся и второй запах, который был на ней. Демон ткнулся в дверь одной из темниц, но та не поддалась. Тогда он разнес толстую деревянную, окованную железом, дверь в щепки и ворвался в узилище. Там никого не было, только нещадно порванная цепь из альвийского металла, да поднос с остатками еды были единственным, что нашел демон.

Он снова метнулся к столбу света, выскочил на улицу, но желанный запах окончательно исчез, и Вогард горестно завыл, распугав стражу...

Белава вытащила уже бывшего узника в какой-то лес. Что это за лес, она, естественно, не знала. Просто хотелось оказаться как можно дальше от дворца. Ее огненные волосы разорвали сгущающуюся темноту сумерек. Мужчина стоял в оцепенение, глядя на когда-то миниатюрную красавицу. Сейчас он доставал лишь до плеча этой зеленоглазой демонице.

- Не бойся,- повторила Белава.- Я тебе все про себя расскажу, и про облик этот. Только подожди немного, я верну свою человеческую личину.

Она отошла за широкое дерево. Радмир проводил ее взглядом. Он не мог не признаться, что девушка потрясающе хороша и в этом странном облике. Необычная чужеродная красота завораживала, но и пугала. Потом он отмер и вдохнул полной грудью, впервые за два года ощущая свежий воздух. Голова закружилась, и мужчина сел на землю. Сгреб ее в горсть и вдохнул сырой, но такой приятный запах. Он засмеялся, слушая, как шелестит листва деревьев на несильном ветру. Снова вдохнул и закричал:

- Свобода!

Белава вышла из-за дерева. Мужчина перевел на нее взгляд и замер. Она снова была той самой миниатюрной девушкой, так похожей на Милаву, только... Он бы уже ни за что их не спутал, даже не видя глаз об еих женщин. Что-то было в этой девушке, неуловимо отличающее ее от божественной. Он задумался. Походка Белавы была легче, каждое ее движение казалось иным. Мужчина вгляделся в ее наряд. На ней был альвийский костюм, и где только взяла? Но он очень подходил чародейке, делая ее чем-то похожей на альвийку, только на очень миниатюрную альвийку. И вдруг ему стало стыдно за свой облик. Грязный, изодранный... Как же она еще прикоснуться к нему решилась?

- Ну вот и я,- весело улыбнулась она и замолчала, заметив, что Радмир отводит глаза.- Я так сильно напугала тебя? Тебе неприятно на меня смотреть?

- Что ты!- воскликнул он, сообразив, что она неверно истолковала его молчание.- Мне неприятно себя тебе показывать,- слабо улыбнулся он, но девушка облегченно засмеялась.

- Я чувствую недалеко воду, - сказала она.- Хочешь туда?

- Очень!- мужчина благодарно кивнул головой.- Только во т одежда...

- Это вообще не беда.- махнула она рукой.- Есть у меня одно чудесное заклинание, которому меня научил Баэлиан, сын властителя Хрустального Града. В моем мире,- уточнила она.- Привычную одежду наколдовать не получилось, только альвийский костюм. Видно сила альвов везде одинакова. Я и тебе могу такой сделать,- улыбнулась она.

- Можно и альвийский,- согласился Радмир.- Лишь бы избавиться от этих грязных обносков скорей.

Они прошли шагов пятьсот, и перед ними заблестела в восходящей луне неширокая река. Девушка пригляделась, река живо напомнила ей родную Струйку. Такая же небольшая и спокойная. Интересно, а как называется она в этом мире?

- Тебе знакома эта река?- спросила девушка мужчину.

- Кажется, да,- ответил он.- Похожа на реку Малую. Если это она, то недалеко живет мой товарищ.

- Дарей?- спросила она с замиранием сердца, но Радмир уже не слушал ее, спеша погрузиться в речную воду.

- Отвернись, пожалуйста,- попросил он, и чародейка выполнила его просьбу, решив подождать ответа.

Она услышала плеск воды и блаженный мужской вздох. Тогда только девушка решилась обернуться и улыбнулась, глядя на мужчину, веселящегося будто мальчишка. Вскоре из воды показались русалочьи головки. Они с любопытством наблюдали за поздним купанием, а потом задорно рассмеялись, двинувшись в сторону одинокого пловца. Белава подошла поближе к воде, готовая в любой момент защитить мужчину. Но он, похоже вовсе не испугался и даже не смутился своей наготы перед русалками.

- Каков красавчик,- пропела одна русалка.

- А ладненький какой,- бесстыже хихикнула вторая.

- Поцелуй нас, добрый молодец,- заговорила третья.

- Обязательно поцелую, лапушки,- весело ответил Радмир, и чародейка сжала кулаки.- Только бы помыться сначала. А нет ли у вас мыльного корня? А то ведь таких красавиц надо целовать только чистым.

- Есть!- воскликнула первая.- Я принесу.

- Нет, я,- ответила вторая, а третья молча скрылась под водой.

Пока две русалки препирались, третья вернулась с мыльным корнем, победно зажатым в белой ладошке. Мужчина поблагодарил ее, поцеловав в щеку, и отплыл от двух возмущенных русалочек, которые лишились своего поцелуя. Белава недовольно наблюдала за происходящим. Она терпела сколько могла, пока беловолосая троица не двинулась опять вслед за Радмиром.

- Эй, мокрохвостые,- крикнула она.- А ну руки прочь!- в руке ее угрожающе запрыгал огненный шар.

Русалки удивленно посмотрели на нее, будто только заметили, потом надули губки.

- А ты чего тут угрожаешь? Твой что ли?

- А вот и мой,- девушка шевельнула пальчиками, и теперь легко жонглировала тремя огненными шарик ами.

Русалки пошептались, подумали и махнули хвостами.

- Да и пожалуйста,- сказала первая.

- Не больно-то и хотелось,- произнесла вторая.

- А меня-таки поцеловал,- показала язык третья, и один из шаров полетел ей вслед.

Русалка пискнула и исчезла под водой, за ней поспешили обе ее подруги. Мужчина, наблюдавший за Белавой и русалками тихо рассмеялся, и девушка смутилась. Шары разлетелись искрами между пальцев, а чародейка села на берег с видом " а чего было-то?" Радмир снова засмеялся. Потом принялся за мытье, а она украдкой поглядывала на него, любуясь крепким телом мужчины, влажно блестевшем в лунном свете. Наконец, он закончил свое омовение и подплыл к берегу, с улыбкой глядя на чародейку.

- А где обещанная одежда?- спросил он, осмотрев берег.

- Вылезай,- усмехнулась она.- Будет тебе и одежда.

- Это ты мне за русалок мстишь?- подмигнул он.

- Вот еще, не было печали,- фыркнула Белава и мстительно подумала, что сейчас поменяет местами рукава и штанины, вот и посмеется тогда. Но вслух пояснила.- Не могу я так наколдовать, заклинание само мерку снимает с человека. Но если хочешь на удачу...- она многозначительно замолчала.

- Да хотелось бы точно,- усмехнулся он.- Только я ведь голый.

- Эка невидаль,- отмахнулась она и осеклась. Вот ведь сказала, будто на голых мужиков каждый день любуется. Она смутилась, а Радмир опять весело рассмеялся, догадавшись, что она просто храбрится.- Ты вылазь, а я глаза закрою. Мои глаза тут не нужны, только заклинание и твое тело.

- Хорошо, - согласился он и вышел на берег.

Белава еле успела закрыть глаза, потом еще закрыла лицо руками для верности и начала шептать. Она очень надеялась, что альвийская магия сработает как надо. Удивленное восклицание мужчины заставило ее приоткрыть один глаз, затем второй. Она первый раз видела, как работает альвийское заклинание в этом мире. На себе-то не особо разглядывала. Вместо привычных искорок, мужчину окутал мерцающий туман. Он сжимался, принимая форму человеческого тела, четко вырисовывая руки и ноги. Потом мерцание усилилось, закрыв и голову Радмира. Она уже было заволновалась, когда мерцание стало угасать, а туман, приобретая плотность, превратился в белоснежную одежду альвов. Зеленый плащ мягко струился с широких плеч. Более того, сильно отросшие за время заточения, волосы мужчины теперь были заплетены в сложную косу. Белава, не отрываясь, смотрела на Радмира.

- Ах, какой ты,- выдохнула она.- А как на альва вдруг стал похож!

Она подошла к нему ближе, обошла по кругу и вдруг замерла.

- Никогда не замечала, что у тебя кончики ушей немного вытянутые,- задумчиво сказала она.

- Так я на четверть альв,- улыбнулся Радмир из чужого мира.- Моя мать была полукровкой.

- Правда?- ее изумлению не было предела.- Интересно, а мой Радмир?

- Спроси у него.- мужчина вдруг перестал улыбаться.

- Спросила бы, да он далеко,- грустно ответила девушка.

- Ничего, свидитесь,- раздраженно ответил он, и Белава удивленно посмотрела на мужчину.

- Ты чего?

Мужчина замер, словно только понял, что разозлился, и повинно улыбнулся.

- Прости,- ответил он и поспешил перевести разговор.- Хорошо-то как!- воскликнул он.- Сейчас бы еще оружие и лошадей, совсем было бы замечательно.

- А как зовут того товарища, что живет недалеко?- вернулась чародейка к интересующему ее вопросу.

- Дарислав,- ответил он.- У тебя такой же знакомец есть?

- Почти. Моего мастера Дареем кличут. Эта река похожа на нашу Струйку. На ней село мое родное стоит- Кривцы, а недалеко от него и мастер живет. Он чародей. Они с Радмиром товарищи. Мы с ним познакомились, когда Радмир к Дарею ехал, а меня в обучение батюшка вез. А потом много чего было,- она улыбнулась.

- Расскажешь? Ты обещала.

- Расскажу,- кивнула она.- Только вот давай решим, куда отправимся.

- Да к Дариславу и пойдем. Я русалку спросил, когда она мне корень принесла, недалеча мы от него. Там и приютят, и накормят.

- Он знает, как Милава выглядит?

- Ее все знают,- хмуро ответил мужчина.

- Тогда у него все и расскажу, чтобы не повторяться. А то не ты один, небось, ее пришибить хочешь,- Белава усмехнулась, а Радмиру вдруг стало отчего-то неловко.

Вспомнил, как сам ее душил, и представил, что Дарислав сказать может. Милава виновата, а пострадает эта неповинная ни в чем девушка.

- Да, лучше там все и расскажешь,- решил он, подумав, что в случае чего, встанет за Белаву грудью.

Глава 11

Терем Дарислава стоял так же отдельно от села, как и терем Дарея, только не было пригорка перед ним. Девушка и мужчина подошли к тяжелым дубовым воротам, и Радмир выкрикнул имя хозяина. Тут же за частоколом зашелся в остервенелом лае цепной пес. Скрипнула, невидимая из-за забора, дверь, и кто-то подошел к воротам.

- Кого там бесы носят?- спросил хрипловатый голос, совсем не похожий ни на голос чародея, ни на кого бы то ни было из его домочадцев.

- Дарислав, друже!- радостно крикнул спутник Белавы.- Открывай ворота, встречай старого товарища.

- Кто это?- недоуменно спросил Доброслав.

- Радмир, витязь царский,- провозгласил себя мужчина, и ворота скрипнули.

Створа совсем немного отошла в сторону, и из-за нее высунулась седоватая голова с длинными усами. Голова некоторое время присматривалась к гостю, а потом створ совсем отошел в сторону, и хозяин терема сгреб в объятья сероглазого мужчину.

- Радмир, ты!- закричал он.- И как же? Мы-то уж и помин по тебе справили, думали, убила тебя змея подколодная.

- Почти убила,- усмехнулся Радмир,- да голубка чистая спасла.

И он подозвал Белаву, которая на всякий случай стояла немного в стороне. Дарислав повернулся к ней, вгляделся, и улыбка сползла с добродушного усатого лица.

- Ты кого привел?- взревел он.- Аль опоила она тебя чем? Так я тебя освобожу,-и Дарислав кинулся на, сжавшуюся в комок девушку.

- Стой, друже!- крикнул Радмир, вставая между ними.- Не Милавка это. Похожа сильно, но не она. Пусти нас, она все расскажет, и я послушаю. Но то, что они с Милавой отличаются, как лебедь белая с черным вороном, это истинная правда! Мне-то ты веришь, старый товарищ?

Дарислав некоторое время раздумывал, потом мрачно кивнул и пропустил гостей в терем. Жил он не один, но остальные давно спали, и поднимать никого хозяин не стал. Они прошли в горницу. Белава с любопытством разглядывала терем, все более разочаровываясь, дом был совсем не похож на терем ее мастера. Дарислав поставил на стол курицу, хлеб и овощи, налил в три чарки медовуху, но девушка отказалась, попросив квас или чай.

Они накинулись на еду, есть очень хотелось. Хозяин все это время оглядывал их, но ни о чем не спрашивал. Не учтиво это, задавать вопросы, пока гость не насытится, даже такой, как эта девка... Чарки с Радмиром они подняли за славные времена, Белава кружку кваса для компании. Наконец, гости поели, обтерли руки, и хозяин начал спрашивать.

- Почему на вас альвийские костюмы?

- Белава наколдовала,- ответил Радмир.- Других не вышло.

- И ты говоришь, что это не змея?- еще больше помрачнел Дарислав.- Кто в этом мире может еще колдовать, кроме нее?

- Я не из этого мира,- улыбнулась девушка.

- Не понял,- уставился на нее хозяин.

- Давай послушаем,- попросил Радмир.- Только ты все расскажи, без утайки,- попросил он уже девушку и взял ее за руку.

И Белава рассказала, все. И где родилась, и от кого род ее пошел, и как матушка ее в обучение не отпускала к чародею. Рассказала и про мастера, и про Радмира, и про то, как сила демонов к ней попала, и про Черную Пустошь, и про Полянию и Благомила. Всю жизнь свою рассказала.

- Только вот в вашем мире мне моя волшба плохо подвластна, все не так идет. И облик Зверя не появился, а вышла демоница какая-то,- сокрушенно покачала она головой.- Но в этом облике я переход смогла открыть, дверью его мы называем. Коли б не разозлил меня Вогард, я бы иначе уйти с Радмиром пыталась, а так даже лучше и быстрей вышло.

Мужчины молчали. Дарислав все еще сомневался, а Радмир верил. Он и сам не заметил, когда обнял девушку. Она доверчиво положила ему голову на плечо и ласково улыбнулась. Хозяин прошелся по горнице, потом налил еще медовухи и выпил одним махом.

- Странно все это,- сказал он.- Не сильно мне верится. Да и не подвластна никому сила жизни. Никто никогда ей владеть не мог. Только альвы быть может.

- А я верю,- заступился за Белаву Радмир.- Она вчера в меня ее влила. Я думал, что все, последние мгновения доживаю. А тут влетает эта голубка и со слезами ко мне кидается Она же меня за своего Радмира приняла. Взяла мое лицо в ладошки, а через них тепло пошло, да такое приятное... Я и силой налился в раз, и на ноги встать смог. Ударил ее...- мужчина тяжело вздохнул.- А потом, когда освободила меня, еще и задушить пытался. Дурак! Ведь сразу мог понять, что Милава, даже издеваясь, не позволила бы мне к себе притронуться, а Белава стоит и уговаривает, что она не та, за кого я ее принимаю. Тут-то Милавка и появилась. Ежели бы одним мгновением позже, то и не было бы уже голубки этой.- Радмир вдруг вздрогнул и сильней прижал к себе девушку.- Даже страшно стало... Прости меня, Белавушка.

- Да что ты, миленький,- улыбнулась она.- Ты ведь не меня душил.

- Все поняла, а мне совестно,- мужчина посидел молча.- А сегодня пришла ко мне и еду принесла, да велела ночи ждать, обещала вытащить из темницы.

- Но вышло немного раньше,- усмехнулась чародейка.

- Как поверить, коль душу сомнения гложат?- хмуро сказал Дарислав.

Девушка вздохнула, подошла к пожилому мужчине, и ее ручки прошлись вдоль его тела. Мучился мужчина с поясницей, надорвался давно, и теперь частые боли не отпускали его. Белава повела руками по больному месту, забирая боль и хворь. Вылечила, влила немного жизненной силы, стряхнула чужую болезнь с себя и устало спросила.

- Что чувствуешь, хозяин?

Дарислав встал, покачался из стороны в сторону, наклонился, распрямился и радостно хохотнул:

- Не болит! Совсем не болит.

- И не будет больше болеть,- улыбнулась она, опускаясь на лавку.

- Друже,- изумленно выдохнул Радмир.- А ты на себя погляди!

- Что там?- испуганно спросил хозяин.

Он подошел к мутноватому зеркалу, взглянул на себя и ахнул. Седина исчезла с его волос и усов, морщинки вокруг глаз разгладились. Он выглядел лет на пятнадцать- двадцать младше. Оба мужчины обернулись к бледной чародейке.

- Бедавушка, что с тобой?- бросился к ней Радмир.

- Выплеск силы большой был,- тихо ответила она.- Я давно не пополняла свой запас. Переход, да омоложение... Помоги до улицы дойти.

- Да ты приляг лучше,- засуетился вокруг нее Дарислав.

- Так дольше выйдет. Мне на улицу надо.

Радмир подхватил Белаву на руки и вынес на улицу. Затем поставил на землю, и чародейка упала на колени, потянув силу из земли, привычно переплела ее с силой воздуха, подобрала жизненных соков из дерева, дополнила живым теплом, что шло от терема и распрямилась, прислушиваясь к своим ощущениям. Сначала было необычно тепло от этой смеси, потом появилось ощущение тысячи маленьких иголочек, пронзивших кожу. Белава погладила руки и плечи, потом поморщилась. Ощущение дискомфорта усилилось, переходя в болевое. Она тихо застонала и замерла, потому что каждое движение тут же отдавалось всплеском боли по всему телу.

- Белава,- позвал ее Радмир.- Ты как?

- Подожди,- просипела она и тихо заскулила, ожидая, когда же закончится эта пытка.

- Совсем плохо?- он присел рядом и привлек к себе.

Как-то сразу стало немного легче. Девушка прижалась к мужчине, ощущая его тревогу и заботу. Улыбка скользнула по ее губам, и чужемирные силы, наконец, прижились в ней, все более сливаясь с остатками тех, что она набрала еще в своем мире и с существом самой чародейки.

- Уф,- выдохнула она.- Какие непривычные ощущения. У меня дома сила иначе чувствуются.

Сказала и задумалась. Надо понять силу этого мира, тогда и ее волшба начнет работать как надо. От этой мысли сразу поднялось настроение. Она повернулась к встревоженному мужчине и весело подмигнула.

- Теперь я сыта, но вот чаю бы с пирожком, если есть.

- Сейчас все найду,- пообещал Дарислав, все это время стоявший на крыльце.

- Зачем ты себя так измотала?- строго спросил Радмир.

- Чтобы видел, что не вру,- улыбнулась чародейка.

- Чтобы больше себя так не выматывала, поняла меня? Теперь тебе двое верят, а это уже не мало. Мы и доказывать будем.

- Слушаюсь, батюшка,- развеселилась Белава, и ее слегка потрепали за ухо.

Чуть позже все трое сидели у самовара. Мужчины выпили еще по чарке для закрепления эффекта и перешли на чай. Они сидели молча, размышляя каждый о своем. Белава допила свой чай и посмотрела на сотрапезников. Что-то они не спешат с ней делиться своими историями. Она терпеливо ждала, когда чашки будут отодвинуты в стороны, решив, после этого не слезать с мужчин. В конце концов, она хотела понять, что это за мир и, главное, как отсюда выбраться.

- Пойдемте спать,- сказал Дарислав, вставая из-за стола.- Уж не обессудьте, дам вам одну светелку на двоих, скажу, что старый товарищ с женой приехал. Не любят у нас незнакомцев, да путешествующих девок вместе со свободными мужиками. Разговоры пойдут, а я зык сами знаете, до чего довести может. Ушей нынче на каждом углу хватает.

- Хорошо,- согласились мужчина и девушка.

- Тебя это не обидит?- спросил витязь Радмир.

- Я привычная,- улыбнулась Белава.- В Черной Пустоши одна среди ста мужиков была и никто худого не подумал.

- Свободные у вас нравы,- неодобрительно покачал головой Дарислав.

- Так я же с мастером была, он как отец мне,- пожала плечами чародейка.- Да и Ярополк с Радмиром за меня любого бы наказали. Альвы опять же. Они мне даже имя свое дали.

- Все одно, у нас женщины больше дома сидят,- не сдался Дарислав, и девушка не стала спорить. Что со своим уставом, да в чужую дружину лезть...

Глава 12

За окном уже брезжил рассвет, когда чародейка и витязь легли спать. Она на постели, он на полу, положив под себя одно из двух одеял. Усталость очень сильно ощущалась, но желание узнать историю этого мира была сильней. Белава свесилась со своего мягкого ложа и сразу встретилась со взглядом серых глаз.

- Ложись ко мне,- позвала она.- У меня мягче, чем на полу.

- Я лучше тут, голубка,- ответил мужчина.

- Почему?- искренне удивилась девушка.- Я не кусаюсь.

- Влечешь ты меня,- признался он.- Тяжело будет лежать рядом, тепло твое чувствовать.

- Глупости, -отмахнулась она.- Тогда я к тебе спущусь.

- Не надо,- у него были такие испуганные глаза, что Белава не удержалась и тихо засмеялась.

- Тогда просто сядь ко мне, потому что я не отстану, пока не расскажешь мне, что и как у вас произошло. А я вредная девка, все одно своего добьюсь. Так что садись сюда и рассказывай, а то сама не усну и тебе не дам.

- Отдохнула бы. А как проснешься, так и будем разговаривать,- заупрямился Радмир.

- Хорошо,- ответила она и... переползла к нему на пол.

Тело мужчины сразу напряглось. Он попытался отодвинуться, но наглая девка прижалась к нему еще плотней.

- Так нечестно,- возмутился он.

- На кровати, да под рассказ, не трону,- пообещала она.- Буду в сторонке держаться.

- Белава...

- Да-а?- чародейка закинула на него ногу, и мужчина сдался.

Поднялся, почти закинул ее на кровать и сел рядом. Белава тоже села, скрестив ноги, и уже серьезно посмотрела на него.

- Рассказывай,- потребовала она.

- Ты над своим Радмиром так же издеваешься?- проворчал мужчина.

- Не-а, еще хуже. Я с ним дерусь и обзываюсь,- тихо засмеялась девушка.

- Правда?- изумился местный Радмир.- А с виду такой ромашкой нежной кажешься,- он тоже засмеялся.

- Я так обычно всех обманываю,- сообщила довольная Белава.- Рассказывай.

- Ну, хорошо.- он кивнул и начал рассказывать.

Прежнее государство по укладу, мало чем отличалось от знакомого Белаве Семиречья. И название было то же, те же семь рек, названия некоторых совпадало с названиями рек ее мира, вытекающими из озера Глубокое- Богатейка. Был царь-батюшка и чародейская дружина. Только вот не было никогда в этом Семиречье Великого Огня, потому Черной Пустоши тоже не было. Поляния никогда не отделялась, оставаясь частью семиреченского царства. А еще никогда не было у них Святомира, который научился пользоваться силой жизни и перенимать чужие дары. Не было никогда таких чудес, как Радужный Дворец и всевидящие башни. Чародейская дружина, мало чем отличалась от обычной, в которой служил этот Радмир. Кстати, вольных воинов-странников в этом мире тоже не было, но идея мужчине понравилась. Вообще особо сильных потрясений до появления Милавы в этом мире не случалось. С соседями воевали, это да. Но чтобы что-то грозило крахом всему миру...

Милава появилась при дворе местного царя, когда ей было шестнадцать лет. Она на тот момент была уже сильной чародейкой, обучавшейся с малолетства у светлого колдуна. Сначала ее не хотели брать в дружину, но упорная девка добилась своего, продемонстрировав немалый ум и изобретательность. Милава стала третьей женщиной, которая оказалась в составе дружины царских чародеев. Две ее предшественницы были в разные столетия. Первая стала в последствии царицей, покорив государя, вторая погибла в сражении, полностью опустошив себя, третья- Милава, захватила весь мир. Но это было после, а пока веселая и легкая девица завладела сердцами всех, кто познакомился с ней. Радмир стал не исключением. Он обратил внимани е на черноглазую шалунью еще при ее первом появлении, стоял мужчина тогда на страже у дворца. Потом они сблизились, и ему начало казаться, что Милава отвечает ему взаимностью. Они много времени проводили вместе, смеялись, дурачились, а потом подолгу целовались, прячась от посторонних глаз. Девушка свела с ума сурового витязя, и он был готов для нее на все.

Однажды он позвал ее замуж, а Милава согласилась. Свадьбу решено было сыграть через полгода. Но за три месяца до этого события, черноглазая чародейка вдруг стала хмурой, реже приходила к мужчине, все о чем-то думала. Радмир готов был сброситься в озеро, лишь бы снова услышать звонкий смех любимой и увидеть ее сияющие глаза. Он спрашивал ее, что случилось, но Милава отмахивалась, говоря, что все хорошо. Вымотала она ему душу до такой степени, что мужчина готов был пойти на все, лишь бы не потерять ее. А то, что теряет, он так ярко чувствовал. Тогда-то девушка и попросила отвести ее в подземелье, в запечатанную его часть. Витязь удивился ее желанию, но Милава надула губки и поинтересовалась, так ли он готов все для нее сделать, как говорит? И он перестал думать. Взял ее за руку и повел вниз тайными проходами. Милава надолго замерла перед толстой железной дверью, запечатанной многими заклинаниями. Потом погладила эту дверь и улыбнулась. Тот вечер они провели вместе, все, казалось, вернулось обратно. Она задорно смеялась, льнула к нему, опять мечтала, как им будет хорошо вместе. Радмир совершенно забыл об их путешествии в запретную часть подземелья.

А утром она пропала. Ее искал Старший чародей, искал Радмир, сильно тревожась, не случилось ли с ней что. Но до ночи Милава так и не объявилась. А ночью дворец сотрясся от множества стонов. Чародеи теряли свою силу и падали замертво. Милава вошла во дворец с горящими глазами и ярким румянцем на щеках. Она откинула от себя витязя, разбросала в стороны стражу и вошла в опочивальню царя. Вскоре его обескровленное тело было выкинуто из собственных покоев. На пороге стояла Милава, а рядом с ней черноглазый демон, к которому она льнула, как кошка. Та ночь стала кошмаром, который не сможет забыть никто из переживших ее. Демон выпил не один десяток человек, возвращая себе силу. Остальных убили или заковали в цепи. Всех недовольных эта пара давила без жалости.

Потом пришла очередь других государств. Последними стали альвы. Они до последнего удерживали оплот старого мира. Многие погибли в той решающей битве: и люди, и нелюди. До сих пор народ оплакивает героев, вставших на борьбу с черной парочкой, как стали называть Милаву и Вогарда. Они разрушили все, что было дорого людям этого мира. Даже старую веру отняли, заменив поклонением себе.

Радмир долго не мог успокоиться, да и сейчас его сжигает сознание вины, что это он указал ей, где скрыт демон. Влюбленный дурак, тряпка, об которую Милава вытерла свои маленькие ножки, он сам положил начало концу. Потом мужчина много раз пытался исправить содеянное. Он раз за разом продумывал, как убить бывшую возлюбленную, но раз за разом его планы срывались. Витязь много думал, как же так случилось, что милая черноглазая девушка превратилась в эту... тварь. И понял, что изначально она шла во дворец за демоном. Не нужна была ей служба у царских чародеев, и Радмир был не нужен. Если бы подвернулся другой, она бы и его использовала. Она искала пути-дороги к своим желаниям. И добилась своего. И убить ее практически невозможно.

- Я был слеп и глуп,- с горечью сказал мужчина.- Я верил, что смогу все исправить. Я не хотел видеть очевидного, что это не человек. Я шел с дурацкой надеждой, что верну мою любимую, а ее никогда не было. Было чудовище, которое всегда мечтало о власти, а в одиночку с чудовищем не справиться. Она всегда развлекалась. Подпускала к себе и в последний момент наказывала, не позволяя причинить себе ни малейшего вреда. Первые несколько раз отпускала, играя, как кошка с мышью. Знала, что вернусь. И я возвращался, ведомый каким-то бараньим упрямством. О многом успеваешь подумать, сидя в темнице,- усмехнулся Радмир.- Я тогда себя со стороны увидел и поразился, что же со мной происходило, коли я вел себя, как законченный беспросветный дурак, позволяя издеваться над собой? Совершая все то, что от меня ожидали. Прямо наваждение какое-то. И десять лет назад, и после. Я просто стал ее игрушкой, которую решено было однажды забыть в подвале. И все было именно так, пока не появилась ты,- Радмир с теплотой взглянул на Белаву.- Ты сломала и разрушила мою веру в то, что все кончено. И не только для меня. С твоим появлением снова родилась надежда. Я понял это, когда ты рассказывала о себе, и Дарислав это понял. Уж не для того ли тебя перенесло сюда, чтобы помочь нам?

Белава задумалась. Дар Святомира являлся на свет, когда появлялась настоящая опасность. Два раза ее мир подвергался угрозе, и она помогла, выполни в свою задачу. Но неужто и чужому миру нужен этот дар? А почему бы и нет? Может, спасши здешних обитателей, она сможет вернуться домой? Вполне возможно. Озеро не открывает переход по желанию человека... Она лихорадочно заходила по светелке.

- Но мне одной против них не выстоять,- наконец, сказала чародейка.- Может по одиночке, но не вместе.

- Так мы поможем,- отозвался Радмир.

- У них должна быть своя рать,- Белава продолжила мерить шагами светелку.- Волх создал при помощи демона Зверей, чью силу я переняла после укуса. Благомил создал тварей, которые отравляли все живое. Люди не могут быть их поддержкой. Любое запуганное стадо может обернуться против своих пастухов, если его кто-то поведет за собой. Милава не бог, как не был им и Благомил. Всего лишь люди, которые возжелали власти. А демоны сегодня с тобой, а завтра бросят... Что-то здесь должно быть, что-то очень важное. Начнем с рати. Кто идет на битву за них?

- Сначала были люди, обычные,- задумался Радмир.- Потом с ними что-то произошло. Это звери, а не люди. Жестокие, безжалостные убийцы, подвластные любому велению Милавы.

- Значит нелюди. Надо узнать,- кивнула Белава.- Что ты знаешь о Вогарде. За что и как его заключили? Как удерживали? Как бы то ни было, но он ключ к силе и власти Милавы.

- Это верно,- улыбнулся Радмир.- Но я толком ничего не знаю. Он древний демон, и заключен в темницу был в древности. О нем вообще не говорили. Я даже не знаю, откуда Милава о нем узнала.

- Значит надо будет узнать. И что нам делать?- спросила она и сама же ответила, в очередной раз придя все к тому же выводу.- Нам надо к альвам. Они стражи мира. Знают очень многое, и мы должны узнать, что им известно.- Но об этом подумаем сообща после сна,- девушка вернулась на кровать.- Глаза закрываются.

- Спокойного сна,- улыбнулся Радмир.

- Не уходи,- она потянула его лечь рядом с собой.- Если уйдешь на пол, не лягу и тебе не дам.

- Белава!- возмутился Радмир, но подумал и лег на мягкую кровать.

Девушка пристроилась на его плечо и сладко зевнула. Мужчина прижал ее к себе, тяжело вздохнул, понимая, что снова делает то, на что его подталкивают, но тут же тихо усмехнулся. Против-то он совсем не был. Не было в этой девушке зла, он это чувствовал, а вот желание быть ближе к ней присутствовало. И пусть у нее где-то там есть свой такой же Радмир, но сейчас ее милая головка покоится на его плече.

- Пусть Великие Духи пошлют тебе доброго сна, ненаглядный мой,- прошептала она в полусне.

- И тебе, голубушка, и тебе,- тихо ответил мужчина и поцеловал ее шелковистые волосы.

Глава 13

Утро началось с хмурых взглядов пяти пар глаз. Белава сидела, краснея и пряча глаза. Вот ведь, и вины на ней никакой, а стыдно до ужаса. Радмир и Дарислав объясняли жильцам терема, что перед ними не та, на чью голову они ежедневно призывали сами страшные проклятья. Дарислав демонстрировал омолодившегося себя, и это вызывало смятения в упрямых взглядах дариславовой жены, двух его сыновей, брата хозяина терема и его молодой супруги. Они переводили глаза с мужчин на съежившуюся девушку и обратно.

- Уж больно похожа,- наконец сказала жена Дарислава.

- А откуда все знают, как Милава выглядит?- не выдержала чародейка, обуреваемая любопытством.

- Так она свои идолы наставила в Храминах, молиться на них велела. А изваяния как живые,- ответил сын хозяина.

- И все же похожа,- упрямо повторила женщина.

- Что ты заладила одно и тоже, Гостена?- не выдержал Дарислав.

- Так ведь далеко не уйдете, коль она лицо не спрячет,- начала пояснять женщина.- Либо змеюке доложат, либо прибьют. Людишки-то злые нонче.

- Это верно,- вздохнул Радмир.

- Мой морок здесь не работал,- вздохнула Белава.- Я бы изменила свой лик.

Все замолчали. Хозяйка и жена брата засуетились у печи, остальные молча сидели, понурив головы. На каждом углу объяснять не будешь, кто есть кто. Белава подумала было о переходе, чтобы сразу оказаться у альвов, но откинула эту идею. Слишком большой выплеск силы. Товарищи в дорогу нашлись быстро. Выехать с ней и бывшим царским витязем собирались Дарислав со старшим сыном и его брат. Младшего сына оставляли в тереме за старшего, чтобы была охрана двум женщинам. Так что идея с переходом отпала. Во-первых, чтобы открыть "дверь" нужно было личину сменить, во-вторых, удерживать проход открытым, пока пройдут пятеро людей с лошадьми, было очень нелегким испытанием в этом мире, где все работало не так, как она привыкла. Девушка явственно представила, как рухнет без чувств, когда "дверь" закроется, а повторять вчерашний опыт со сбором силы очень не хотелось. Уж больно болезненно это было.

- Может лицо ей закрыть?- предложил брат хозяина, Гарко.

- И как ты это себе представляешь, дядька?- хмыкнул старший сын Дарислава Катай.

- Да, смотреть будут пристально,- признал Гарко.- Еще хуже выйдет.

Белава встала из-за стола и направилась к двери.

- Куда ты?- крикнули ей.

- Хочу подумать и кое-что попробовать,- ответила она и вышла из терема.

За ней никто не пошел, чему девушка только обрадовалась. Разговоры и даже молчаливые свидетели ей могли только помешать. Она собиралась начать знакомство с силами этого мира. И знакомиться с ними надо быстро. К тому моменту, как их найдут, чародейка должна быть в силе. А то, что найдут, девушка не сомневалась. Она нашла уединенный уголок и села, положив руки на землю. Глаза Белавы закрылись, и она начала потихоньку формировать вокруг себя кокон, подбирая новые силы. Потом вгляделась в переплетение мерцающих потоков, извивающихся и складывающихся в замысловатые символы. Чародейка завороженно следила за игрой силы, потом потянулась и коснулась одного из символов. Прикосновение отозвалось легким уколом, но она не отпрянула, продолжая повторять затейливые изгибы. Постепенно смысл их стал более понятным, и Белава попробовала придать потокам более знакомое направление. Иномирная сила взбунтовалась, завихрившись и обдав чародейку ослепляющей вспышкой.

- Тише, тише,- прошептала она, усмиряя метущийся поток, и сила отозвалась, потянувшись к протянутой руке.

Пальчики девушки шевельнулись, и потоки послушно изогнулись, повторяя заданное движение. Б елава потянула на себя силу, и та признала чародейку своей, проникая в ее тело сквозь поры. Девушка прислушалась к своим ощущениям и улыбнулась, сила этого мира теплым ласковым потоком разошлась по венам. Чародейка попробовала простенькое заклинание, и оно сработало без сбоев.

- Велик ты дар Святомира !- благодарно улыбнулась она и позвала морок хозяина Затонухи.

Здесь была некоторая сложность. Чуждый ее миру морок когда-то был подстроен под него, но теперь надо было изменить его так, чтобы и этот мир принял его. И девушка вернулась на прежнее место, продолжая менять и перекраивать все, что когда-то так легко слушалось ее.

- Белава,- раздался знакомый голос, когда она уже почти закончил а.

Девушка приоткрыла глаза, не отпуская сероватые снежинки речного морока, и взглянула на звавшего его. Это был Радмир. Он искал глазами чародейку, но не замечал ее, сидящую в тени кустарника. Белава закончила с мороком и улыбнулась, глядя на встревоженного мужчину.

- Радмир,- негромко позвала она.

Он обернулся, заметил ее и направился в сторону девушк и. Чародейка подняла руку с суетливыми "снежинками" и подула на них. Надо было проверить, как она справилась. Мужчина сделал несколько шагов и вдруг замер, начав озираться. Лицо его исказилось в гримасе ужаса, и Белава запоздало подумала, что же морок может вытащить из недр сознания мужчины, который столько лет изводил себя чувством вины? Радмир закричал, протянул к кому-то невидимому руки и побежал. Чародейка ахнула, глядя, как он стремительно приближается к закрытым воротам. Девушка махнула рукой, и ворота с грохотом распахнулись, давая Радмиру возможность спокойно миновать их, потом кинулась следом, выплетая на ходу аркан из силы. Послала его уверенной рукой, оплела мужчину и потянула к себе.

Он будто взбесился. Пена выступила на губах, глаза бешено вращались. Когда чародейка обхватила его лицо руками, стремясь согнать морок, Радмир вцепился взглядом в ее лицо. Уже знакомая ненависть исказила его черты.

- Тварь, - взревел он.- Мерзкая тварь.

- Ой, лишеньки,- порывисто выдохнула Белава.- Погоди, миленький, я сейчас все уберу. Потерпи немного.

Но витязь ждать не собирался. Освобожденный от аркана, он схватил одной рукой ее за волосы, сильно оттянув назад. Вторая рука сжалась в кулак и стремительно врезалась в лицо. Девушка закричала, пытаясь вырваться. Радмир не отпускал. Он схватил ее за горло, и чародейка перестала действовать мирно.

- Замри,- прохрипела она, щелкнув пальцами.

Мужчина замер в той же позе, что и был, сжимая пальцы на ее горле. Она с усилием разжала их, отошла назад и, с хрипом, втянула в себя воздух. Из разбитых носа и губ текла кровь, смешиваясь со слезами. Девушка отчаянно злилась на себя. Ну, когда же она начнет сначала думать, а потом делать?! Она вернулась к застывшему мужчине, разогнала "снежинки", все еще вьющиеся вокруг него. Потом щелкнула пальцами, и он тяжело осел на землю, мотая головой. Чародейка развернулась и стремительно пошла прочь. Еще не хватало, чтобы за ее ошибку, Радмир начал корить себя. Сначала подлечит себя, потом уже и разговаривать будет.

- Белава,- крикнул он ей в спину,- Белава, подожди! Куда ты бежишь?

- После,- ответила она, не оборачиваясь.

Но он догнал ее, схватил за локоть, останавливая и разворачивая к себе. Девушка закрыла лицо руками и попятилась.

- Что с тобой? Что произошло?- тревожно спросил он.- Мне будто сон страшный снился.

- Отпусти меня.- глухо попросила она.- Сейчас отпусти. Я позже все объясню.

- Почему ты закрываешься? - не отставал он.- Откуда у тебя кровь на одежде? Белава?

Радмир с силой отвел руки от ее лица и ошарашено выдохнул.

- Кто это сделал?- поднял правую руку, изумленно разглядывая ее.- У меня такое ощущение, что я кого-то бил... Это был... я? Белава, это я тебя ударил?

- Отпусти меня, родненький, отпусти, миленький,- всхлипнула она.- Я подлечу себя и все расскажу.

- Я тебя ударил,- прошептал он, будто не слыша ее слов.

- Ты не виноват!- выкрикнула она, понимая, что начинается то, чего и опасалась.- Слышишь?

- Я тебя...

- Замри!

Белава тяжело вздохнула, прикрыла глаза и позвала силу жизни, врачуя свои раны. Кровь остановилась, разбитые губы перестали болеть, ранки затягивались, повреждения исчезали, на месте выбитого зуба появился новый. Теперь надо было смыть с лица, подсыхающую кровь. Минутное дело. Она зашептала, и в сложенных ладошках появилась вода. Теперь заменить грязную одежду... Опять спасло альвийское заклинание. Только теперь она могла одеться по своему желанию. Несколько мгновений, и запачканный кровью альвийский костюм сменился любимым зеленым кафтаном и такими же штанами. Закончив со своими делами, она обернулась к стоящему столбом Радмиру, который следил за ней напряженным взглядом. Белава подошла к нему.

- Сложно было дать мне немного времени?- спросила она.- Я тебя освобожу, но сначала скажу, что с тобой случилось. И после этого я не желаю слышать покаянных стонов. Ты виноват лишь в том, что не вовремя вышел из терема. Помнишь, я рассказывала о том, что в нашей реке Затонухе жил пришелец из другого мира, а я забрала себе его морок? Так вот, я как раз подчиняла его себе заново, когда ты пошел меня искать, и я испытала его на тебе. Прости, я очень виновата. Этот морок не внушает, он погружает человека в его тайные страхи. Ты не бил меня, ты был в своем видении, а я, опять не подумавши, сунулась тебе под руку, за то и получила. Как видишь, я снова целая и невредимая. Тебе не в чем себя винить, понимаешь?

Она щелкнула пальцами, и бывший царский витязь отмер. Он недоверчиво оглядел себя, пошевелился и посмотрел на нее.

- Ты предупреждай, когда что-то проверить хочешь,- сказал он. - Может я смогу тогда руками не размахивать. Сильно больно было? О чем спрашиваю, все лицо разбил...

Белава не стала ждать дальнейших нарастающих самобич еваний, она поступила так, как поступила бы со своим Радмиром. Дала затрещену сероглазому мужчине и поспешила быстрей исчезнуть, пока, открывший рот витязь, не опомнился.

- Белав а!- раздался ей вслед возмущенный вопль, и она припустила к распахнутым воротам, откуда за ними наблюдали встревоженные обитатели терема.

Радмир догнал ее уже в тереме. Девушка с невинным лицом сидела на лавке и наливала себе чай. Он открыл рот, желая что-то ей сказать, но махнул рукой и улыбнулся, глядя в совершенно честные зеленые глаза.

- Ну, вот и мы подрались,- усмехнулся он.

- С почином,- невозмутимо ответила она.- Чай будешь?

- Наливай.

Глава 14

Во дворце на Глубоком озере царила тишина, как на кладбище. Люди, обычно итак стремящиеся особо не попадаться на глаза, теперь и вовсе попрятались по разным углам, тихо перешептываясь.

- Совсем с ума сошла, змея.

- Стражу у дверей всю демон поганый погубил.

- Да и плевать, то не люди были.

- Все равно жалко.

- Но змеюка-то, прямо, бешеная была.

- Куда она делась-то?

- В покоях своих заперлась, рыдает.

- А демон?

- Умчался куда-то. Страшный он совсем сегодня.

- Ага, глазищи-то вовсе красные стали, клыки вырастил.

- У него крылья появились. Видел, как полетел он.

- Ой, что же это, люди добрые делается? Итак худо жили, а теперь и вовсе хоть помирай.

- А все из-за девки этой, что на нашу змею похожа.

- Да ну!

- Ну, да! Говорят, она демону по роже дала, на хвост нашей ведьме плюнула, опосля лебедью белой обернулась, подхватила витязя Радмира, что в темнице томился, и улетела в страны далекие.

- Надо же, а я думала, она такая же, как наша гадина.

- Да откуда знаешь-то?

- Мне Владух сказывал, а он аккурат под дверями покоев змеюки был, когда они с демоном ругались.

- Владух соврет, недорого возьмет.

- Вот и не скажи, я тоже слышал, как демон орал, что найдет ее.

- И Радмир пропал, точно знаю.

- Неужто все изменится?!

- Да услышат Великие Боги наши молитвы.

- Аминь...

Ночь уже вступала в свои права, когда над мостом через озеро послышался шорох. Очень высокая полуобнаженная фигура приземлилась на мост и сложила широкие крылья, которые делали похожей ее на летучую мышь. Крылья плащом охватили широкие плечи, касаясь концами голенища высоких сапог. Свет от факелов упал на уставшее лицо с черными глазами. Золотистые черточки зрачков были чуть расширены. Демон оперся рукой на стену и тяжело вздохнул.

Стражники попятились от него, вспоминая расправу взбешенного Вогарда над их товарищами. Но тот не обратил внимания на двух крепышей, опасливо отступивших в тень. Демон вошел во дворец и исчез в столбе света, перенесшего его в покои, которые демон сам определил себе. В те, в которые он планировал поселить зеленоглазую девицу. Он не спеша прошел в опочивальню, в которой вчера так ничего и не произошло, и замер, глядя на зеленоглазую девушку, стоящую подле кровати.

- Ты вернулась,- прошептал он.- Я везде искал тебя.

- Вернулась,- тихо ответила девушка и потупила глаза.

Демон подошел к ней, приподнял, прижимая к себе и уткнулся в макушку. Руки девушки сошлись на его шее, пальчики зарылись в волосы, и она облегченно вздохнула.

- Не могла забыть тебя,- тихо сказала она.

- Я тебя никуда не отпущу,- так же тихо ответил демон, потянул носом и замер.

Потом гневно отстранил девушку, в глазах его вновь вспыхнуло пламя, и он с силой оттолкнул ту, что сжимал в объятьях.

- Милава,- зарычал он.- Как ты посмела?

- Ты же на ее зеленые глаза повелся, да?- выкрикнула божественная, быстро поднимаясь с пола.- Я изменила себе цвет глаз, что тебе еще надо?

- Ты не она,- зашипел Вогард.- В тебе нет того, что есть в ней!

- Да что там может быть особенного?- она устало вздохнула и села на кровать.- Вогард, жизнь моя, в этом мире у тебя есть только я, у меня только ты. Когда-то мы решили, что будет только так. К чему эти метания? Эта девка всего лишь мое отражение из другого мира, неужто не понимаешь?

- В ней мой дом,- он тоже сел.- Она пахнет моим домом. То, что скрыто в ней, вот что влечет меня. Зеленые глазки очень милые, но то, что вырвалось из нее, это по настоящему прекрасно. В тебе этого нет и никогда не будет.

- Здесь твой дом,- Милава забралась к нему на колени и зарылась пальцами в черные волосы, заплетенные в косу, рука Вогарда привычно обвила женщину вокруг талии.- Другого дома у тебя нет и не будет. Мы оба это знаем.

Демон зарылся лицом в ее волосы и вдохнул знакомый запах. Когда-то это девочка сумела завладеть его вниманием, и не только обещанием долгожданной свободы. Ее жесткий и решительный характер, легко угадываемая страсть, напористость и немалый ум, вот, что привлекло древнего демона. Впрочем, единственной она никогда не была. Верность никогда не была свойственна ему, как и его предкам, но в некотором роде Милава все же была для него главной. А вот теперь все изменилось. И останавливать свои поиски демон не собирался. Зеленоглазая демоница с огненными волосами заняла все его мысли. Пусть на половину человек, пусть отвергла его, но впереди вечность, и он сможет все изменить.

Милава полдня металась по дворцу, изливая свои гнев и боль на всех, кому не посчастливилось подвернуться ей под руку. Она всегда знала, что Вогард имеет других любовниц. Она по тихому уничтожала их. И не важно было, взял он их с их согласия или силой. Впрочем, устоять перед ним было сложно, даже странно, как эта Белава смогла выскользнуть из его жарких рук. Это был ЕЕ мужчина, ее собственный демон, и отдавать его кому бы то ни было, женщина не собиралась. Но не только ревность сжигала ее, был еще страх. Страх, что пришлая займет ее место, что власть уйдет с цепких маленьких ручек. Прав, Вогард, что-то есть в этой девке, прячет она в себе силу. И кольцо из альвийской стали смогла снять с узника, и вылечила его, и этот огненный шар, что висел над ней в узилище. А то, как она исчезла из дворца! Если бы воспользовалась столбом, демон не упустил бы ее. Ох, как нужна была ей Белава, сила ее нужна. Вино, которым напоила божественная свою гостью, должно было развязать той язык. Но девка лишь отмахивалась и ругалась непотребными словами. И все бы получилось, сама бы рассказала, все бы объяснила, Милава умела быть покладистой и терпеливой, если бы не демон со своей неожиданной страстью. И это выводило из себя не меньше, чем ревность и страх. Еще бесило, что он не оставит свои поиски, впрочем, она тоже собиралась искать, только не девку. Божественная помнила о слабом месте гостьи и понимала, что бывшего узника та не оставит. Его-то женщина и собиралась найти, потому что Радмир был более уязвим, уж она-то об этом знала.

Милава чувствовала, что ей надо расслабиться, а что может расслабить лучше ласк ее демона? И женщина скользнула пальчиками по мощной шее, спустилась на спину, провела вдоль позвоночника, крылья исчезли, когда демон успокоился. Она потянулась губами к его шее, опалив кожу Вогарда своим дыханием, коснулась губами нежной мочки уха и с довольной улыбкой отметила, что его рука сжалась сильней вокруг ее талии. Милава чуть сжала пальчики на спине демона, оцарапав его, и тут же оказалась прижатой к кровати его горячей тяжестью. "А девка сможет тебя так быстро завести?",- усмехнулась она про себя и отдалась жадным рукам демона.

Глава 15

Пятеро всадников неспешно двигались по лесу, разбившись на группки. Первыми ехал Дарислав с братом. Следом за ними двигались Радмир и сын его товарища. Радмир часто оборачивался на чуть приотставшую... рыжую девку с конопатым лицом. Девка подмигнула плутоватым серым глазом и снова осмотрелась по сторонам. Глаза, единственное, что было примечательным на совершенно некрасивом лице.

- Долго еще?- спросила рыжая грубоватым голосом.

- Еще пару верст, Белавушка,- улыбнулся Радмир.

- Следят за нами,- снова заговорила рыжая, поравнявшись с ним.

- Кто?- спросил он, и девушка пожала плечами. - Никак не могу привыкнуть к этому облику,- усмехнулся витязь.- Не могла что-нибудь посимпатичней придумать.

- Но-но,- погрозила пальцем Белава.- Я лик сестры своей старшей взяла, Любавы. Самой любимой сестры, между прочим. Она мне все детство защитой была. Я с ней никого и ничего не боялась, знала, Любава от всех собой закроет.

- Прости, голубушка,- повинно улыбнулся мужчина.- Очень вы с ней не похожи.

- Да, не похожи. Любава умней меня.

- А ты красивей.

- Что толку в красоте, коли ума Великие Духи не додали,- усмехнулась девушка.

- Что ж ты так о себе?- он покачал головой.

- От правды никуда не денешься,- снова усмехнулась она и замерла, прислушиваясь к чему-то.- Как же жаль, что моей змейк и тут нет,- сокрушенно покачала чародейка головой. -Боюсь, с этим мечом я не управлюсь.

- Опасность?- насторожился Радмир.

- Понять не могу. На Лешего похоже, а уж что замыслил...- девушка развела руками.- Нас как-то с мастером Леший лихо заморочил, только мой меч и вывел. Знала бы, что сюда попаду, обязательно бы его прихватила,- рыжая в очередной раз усмехнулась и резко развернула лошадь.- Здравствуй, дядька Леший. Как жив-здоров? По делу за нами следишь, аль просто любопытствуешь?

Все тут же остановились и уставились на нее, потом обвели глазами пространство вокруг себя, но никого не заметили. Чародейка же отъехала от них еще немного и остановилась перед старой березой.

- Покажись,- тон ее голоса неуловимо поменялся.

- Ну, вот он я,- проворчал низкорослый лохматый мужичок. - Чаво звала, рыжая?

- Так о здоровье твоем справиться хотела,- простодушно улыбнулась девка и спешилась, не забыв поклониться Лешему.

Следом за ней спешились и остальные, отвесив лесовику низкий поклон, Леший был явно доволен, что внушало надежду на то, что он обойдется без пакостей.

- Кто такие?- вопросил Леший.- Куда путь держите?

- В Драгошь путь держим, царь лесной,- ответила рыжая, и Леший зарделся от удовольствия.

- В Драгоше нонче смутно,- ответил лесовик.- Оттуда злыдни милавкины по лесу расходятся, все ищут кого-то.- тут Леший прищурил один глаз.- Уж не вашу ли честную компанию? Нонче-то путники по пятеро не ездют. Так что в Драгошь вы не езжайте, лучше через болота ступайте.

- Не любишь божественную, дяденька Леший?- заинтересованно спросила чародейка.

- А с чего же любить-то змею эту? Она мне половину леса загубила, пожгла, гадина. А злыдни ее себя хозяевами тут чувствуют. Зверей ради забавы губят, сегодня только медведицу загнали и выпотрошили, а у ей трое медвежат осталось.

- Неслухи,- Белава покачала головой и вытерла искрен ние слезы.

Боль Лешего ей была понятна. Как не вредничали они, как не вредили людям ради забавы, а за свой лес горой стояли. Каждому зверю, каждому дереву, каждой травинкой защитой были. А уж коль Леший бессилен против такого беззакония, значит, все совсем плохо. Нет уважения матери- земле в этом мире.

- Чем же помочь горю твоему, царь лесной?- задумалась она.- А скажи-ка, видишь ли ты суть тех злыдней?

- Непростая ты девка, да, рыжая?- подмигнул Леший.- Вижу, что не простая. И лицо у тебя другое, не это. Хорош морок, я даже сразу и не углядел. На Милавку похожа, но другая. И сила в тебе бурлит. Чародейка, выходит.

- Чародейка,- не стала отпираться Белава.

- Значит, хочешь знать, вижу ли я суть злыдней? Вижу, как не видеть. Тьма суть их. Вроде и люди телом, а души нет, злоба лютая в них вложена, на крови демона замешана.

- Отравленные люди?

- Точно, девонька. Опоили, отравили. Тело живо, а души нет.- кивнул Леший.

- Значит все-таки люди. Мертвые люди. Тогда попробую-ка я нашептать тебе оберег,- решила девушка.

Она подняла с земли несколько сосновых шишек прикрыла глаза и зашептала, окутывая шишки маленьким выплеском силы. Потом улыбнулась и отдала их Лешему.

- Держи, дяденька Леший. Мертвяков отпугнет. Разложи в разных конца леса. Там, где эти шишки лежать будут, не пойдут они.

- А вдруг почуют?- засомневался Леший.

- Не почуют,- успокоила она.- Просто для них будет путь закрыт. Развернутся и уйдут.

- А коль змеюка узнает?

- Если Великие Духи будут с нами, то жала она лишится,- прошептала Белава.

- Спасибо, девонька,- поклонился Леший и сказал, глядя на шишки.- Красиво.

Чародейка взглянула на шишки и улыбнулась. Сила оставила искрящиеся блики на чешуйках, и теперь они переливались разноцветными вспышками. Жаль, простые люди не могли это увидеть. Она обернулась на спутников и увидела завороженный взгляд Радмира. Он же на четверть альв, вспомнила девушка, значит, он видит.

- Ты ко мне с добром,- снова заговорил лесовик.- И я тебе отвечу тем же. Куда вы путь держите?

- Нам к альвам надо,- девушка решила быть честной до конца.

- К альвам? Они в горах Великих закрылись, трудно пробраться к ним будет. Но тем путем, что вы решили идти, не ходите, полно там злыдней. Я вам тайный ход покажу. Остался с древности. Под землей пойдете. Выйдете за три дня пути до Великих гор, там ужо сами.

- Благодарствуй, царь лесной,- до земли поклонилась чародейка.

Она повернулась к своим спутникам и махнула рукой, подзывая. Четверо мужчин неуверенно тронулись с места. Дарислав подошел к ней, ведя коня в поводу, и зашептал на ухо.

- Не заведет нас Леший? Никогда они людям не помогали.

- Людям не помо гаю,- ответил вместо девушки сам Леший.- А чародейке помогу. Коли вы с ней, ступайте следом. Ежели поджилки трясутся, то скатертью дорога, плакать не будем.

- Мы с ней, царь лесной,- ответил Радмир.

- Ты-то с ней, оно итак видно,- подмигнул Леший и пошел вперед, посмеиваясь.

Смутившийся витязь бросил быстрый взгляд на Белаву, но она уже вела свою лошадь следом за лесовиком. Остальные пристроились следом. Шли они почти до вечера. В конце концов, чародейка уговорила Лешего сесть вместе с ней на лошадь, чтобы двигаться быстрей. Люди благодарно посмотрели ей в спину, идти уже все устали. Путь стал веселей, путники даже разговорились. Девушка в разговоре мужчин не участвовала, думая о своем. Леший тоже помалкивал.

- А скажи, дяденька Леший,- заговорила она.- А что известно тебе о демоне Вогарде?

- Милавкин полюбовничек,- фыркнул Леший. - Помогает ей, но ему все равно. Развлекался, когда она его освободила, а сейчас ему скучно.

- А как его пленили? Как в Верхнем мире оказался? Чем и сколько удерживали?

- Знаю лишь, что из Нижнего Мира его изгнали. Остальное у альвов спроси. Они больше моего знают.

- Любопытно как... Демона из Нижнего Мира изгнали? Это что же он там учудил?- задумалась девушка.- Выходит, он не по своей воле здесь.

- Выходит,- согласился лесовик.

Через версту он остановил путников, объяснив, что дальше лучше пешком, лошадям идти сложно будет с седоками. Люди посовещались и решили перекусить. Коль за три дня до Великих гор выйдут, стало быть идти под землей четыре дня, не меньше. По верху бы шли не менее двух недель. Лесовик не возражал подождать, пока путники подкрепятся, да и сам присел к огоньку и получил свою миску каши. Пока ели, он предупредил их, чтобы под землей только каменным коридором шли, в боковые ходы не сворачивали.

- Темные альвы этот ход проложили. Таких ходов много, а через мой лес только этот идет. Никуда не сворачивайте, куда вас боковые отроги приведут, то не ведаю, но знаю, что в некоторых из них водятся чудища подземные. Девка-то вас защитит, да и сами, вижу, вои славные, так что не пужайтесь сильно, но опасайтесь. Кто-то из них и до человеченки особо охоч, так что будьте на чеку.

- Что же раньше о чудищах не сказал?- мрачно спросил Гарко.

- А какая вам разница,- пожал плечами Леший.- Что по земле со злыднями да Милавкой, что под землей с чудищами. Еще не известно, кто добрей.

- Это уж точно,- усмехнулся Радмир.- Зато под землей короче. Да и вправду, чародейка с нами. Так что пройдем.

- Мы и сами не промах,- вставил Дарислав, поигрывая тяжелым мечом.

- Насытились?- поинтересовался Леший и встал.

- Насытились, дяденька Леший,- кивнули путники и тщательно затушили костер, под внимательным взглядом лесного хозяина.

- Ну, тады в путь. Тут недалече осталось.

Он снова возглавил их маленький отряд, и люди послушно двинулись следом.

Глава 16

Странно это было, странно и жутко все время быть во тьме, которую рассеивали несколько огненных шаров, летящих над путниками. Тьма окрасилась оранжевыми оттенками, становясь все более сумрачной за пределами неяркого свечения. Пахло сырой землей и еще чем-то.

- Будто в могиле,- поежился Катай.- И капает что-то.

- Под рекой видать идем,- предположил Радмир.

Они были под землей уже вторые сутки. Первая ночевка далась тяжело. Никак не отпускал страх, что объявятся неведомые чудища. Белава выставила охранный круг, попросив кого-нибудь остаться за ним, чтобы проверить, как сработало заклинание. Добровольцем вызвался Дарислав. Когда чародейка закончила, он попробовал пройти, но был отброшен на десять шагов назад. Девушка одобрительно кивнула, сняла защиту и выставила заново, когда постанывающий мужчина присоединился к ним. Здесь притворяться супружеской парой было не надо, все знали, кто зеленоглазая чародейка, а кто витязь Радмир. И девушку уложили отдельно от мужчин, как того требовали правила. Радмир с сожалением вздохнул, встретился с ободряющей улыбкой Белавы и лег на выбранное место... недалеко от нее. Но часовых решено было выставлять, не смотря на уверения чародейки, что они под надежной защитой. Несколько часов сторожил Гарко, после него Дарислав. В следующую ночевку, хотя здесь это слово было как-то не уместно, сторожить должны были Радмир и Катай. Белаву из числа часовых исключили сразу, чему она возражений не имела.

Прикинув, что пора бы и дальше в путь, Дарислав разбудил своих спутников, и вот тут уже никто из мужчин не претендовал на готовку завтрака, эту честь негласно вручили Белаве. Девушка с тоской вспомнила, как в ее прежних походах мужчины легко обходились без нее в этом деле, и в очередной раз пришла к выводу, что дома все-таки лучше. Пришлось ей вставать к котелку. Потом снова шли, не спеша продвигаясь по каменному тоннелю. Еще ни одного ответвления им не попалось, ход упрямо вел их вперед.

- Сколько прошли уже?- тихо спросил Катай.

- Сколько-то прошли,- пожала плечами Белава.- Когда-нибудь дойдем.

- А коли обманул Леший?- спросил Гарко.

- Не обманул. - ответила девушка.

- Откуда знаешь?

- Знаю.

- А вдруг ты с ним за одно и завести нас хочешь?- подозрительно спросил Гарко.

- Зачем?- чародейка с интересом обернулась на брата Дарислава.

- Ну-у...- задумчиво протянул мужчина.- Может ты все-таки Милава.

- А вы вчетвером для Милавы имеете особую ценность?- усмехнулась девушка.

Гарко смутился. Ценности они действительно не имели, но как-то даже обидно стало. Он насупился и хмуро глянул на Белаву.

- А ты имеешь?- спросил он.

- Отстань от девки, брат,- проворчал Дарислав.- Сам знаешь, что она нужна змеюке. Хотя бы потому, что чародейка при силе. А уж с той силой, что в ней есть, так нам беречь в сто раз сильней нашу гостью нужно. Так что не сдвигай брови. Не нас она ведет, а мы ее охраняем в дороге.

Белава улыбнулась. Она бы и одна не сильно испугалась, но с товарищами всегда веселей и спокойней. Милаву она не боялась, но опасалась. С того момента, как сила этого мира ей подчинилась, чародейка уже не чувствовала себя беззащитной. Гораздо страшней ей казался демон. Вот в ком настоящая мощь. А еще неизвестность, связанная с ним. Ох, скорей бы к альвам выбраться, вздохнула она.

- О чем печалишься?- Радмир подъехал к ней и ласково улыбнулся.

- Все хорошо,- улыбнулась девушка в ответ.

- А коль хорошо, что же тогда вздыхаешь?- не поверил он.

- Так много непонятного,- ответила она.- И по дому скучаю.

- По нему?- витязь пытливо взглянул ей в глаза и грустно улыбнулся, разглядев тоску в ее глазах.- Не отвечай, итак понятно.

- Когда ты рядом, немного легче,- ответила девушка и окинула взглядом мужчину.

С тех пор, как он обрезал волосы, еще в тереме Дарислава, да переоделся в самую обычную одежду, даже малейшего различия не удавалась найти в облике двух Радмиров. Только внутренний голос шептал: "Не он". Хотя, нет. Одно различие было, под этим Радмиром не гарцевал красавец Дымка, альвийский скакун с голубыми глазами. Но кидаться на него девушка больше не кидалась, трое блюстителей нравственности, ехавшие вместе с ними, сурово следили, чтобы добродетель девичья не поддавалась соблазнам. А соблазн был, стоило серым глазам поглядеть на нее. Так что от внимательных взглядов у Белавы было двойственное чувство: раздражение и облегчение. Вот эти порядки этого мира ее даже радовали... Но как же он ее манил...

Белава тряхнула головой, в очередной раз отгоняя наваждение, под которое она попала, глядя в лучистые глаза, и посмотрела вперед. Путь в первый раз разошелся на два ответвления. Самое неприятное оказалось, что оба были выложены камнем и ничем не отличались от прежней дороги.

- И что дальше?- раздраженно спросил Гарко.

- Обождите.- Белава спешилась и пошла к началу ответвления.

Она пустила двух искателей и стояла и осталась стоять на месте, ожидая их возвращения. Время под землей тянулось, казалось, бесконечно. Девушка прикрыла глаза и попробовала призвать дар ясновидицы, полученный ею в Берестове, но увидела только их бредущими, что по одному, что по второму тоннелю. Она в очередной раз пожалела, что нет с ней ее славного меча, змейка бы вывела, была уверена Белава.

- Что там, Белавушка?- Радмир вновь стоял с ней рядом.

Она обернулась к нему, время растянулось до невероятности. Вот он протягивает к ней руку, вот слышится глухое рычание, вот сама девушка поднимает голову кверху и видит страшное безглазое существо, ростом со здоровую собаку. Оно сидит на каменном своде и будто смотрит на путников. Существо снова рычит, открывает пасть, и оттуда тянется густая нитка слюны. Слюна падает витязю на руку, которую он все еще тянет к Белаве, и он кричит, хватаясь за истлевающую на глазах конечность...

- Что там?- повторил вопрос Радмир и протянул к ней руку...

- Берегись!- вскрикнула она, отталкивая мужчину, и откатываясь в сторону.

Тут же на земляной пол что-то шмякнулось и зашипело. Мужчины ошалело смотрели на девушку и изумленного витязя, пока слепая страхолюдина не спрыгнула на пол, утробно рыча. Тут же звякнула сталь, вытягиваемых из ножен мечей.

- Что это?- крикнул Катай, ему никто не ответил.

Люди напряженно наблюдали за неведомой тварью, которая не торопилась нападать, принюхиваясь к неожиданной добыче. И тут вернулись оба искателя. Чародейка почувствовала, что волосы становятся дыбом. По левому коридору двигалось еще семеро таких же тварей. Времени до их появления осталось совсем немного и действовать надо было быстро. Девушка вскинула руку, припечатав ошалелое существо к каменной стене, кинула взгляд на ощетинившихся мечами мужчин и выдохнула струю огня, сжигая тварь, разинувшую пасть в беззвучном крике. Крик был беззвучный, но на оглушил всех, кто находился в тоннеле. Люди зажали уши, падая на колени.

- Быстрей,- заорала Белава, превозмогая боль в ушах.- Их много!

Она кинулась к Радмиру, затрясла его, но тот лишь смотрел на нее растерянным взглядом, как будто не понимал, что она от него хочет. Остальные вели себя похожим образом. Чародейка выругалась очень нехорошими словами и призвала силу Зверя. Иначе сдвинуть оглушенных мужчин она не представляла как. Девушка закинула голову, яростно закричав. Крик перешел в глухой рык, и она начала меняться. Вскоре тоннель освещали не только огненные шары, рыжие волосы-пламя взметнулись ярким пожарищем, ослепляя все еще не пришедших в себя мужчин.

Демоница взглянула на своих спутников и первый раз за всю жизнь почувствовала раздражение.

- Как они слабы,- сказала она глухим низким голосом.- Люди слабы.

Что-то внутри нее всколыхнулось волной протеста, и демоница принялась за дело. Стена огня закрыла проход, из которого вот-вот должны были вырваться слепые твари. Затем она поманила людей пальчиком с острым коготком, и они двинулись вперед, переставляя ноги, как во сне. Лошади заржали, и демоница послала в них морок, взятый когда-то в призрачном селе. Животные успокоились и мирно двинулись вперед, будто шли по лугу, а не по подземелью, озаренному всполохами огня.

- Слишком медленно,- недовольно прошипела демоница и подула вслед людям и животным.

Лошади рванули в галоп, люди побежали следом. Демоница- Белава довольно кивнула и быстро пошла следом, управляя своими "куклами"...

Демон открыл глаза и уставился в темноту ночи. Что-то изменилось, что -то только что произошло, он это ясно почувствовал. Волнение охватило Вогарда, и он рывком поднялся с обширного ложа, прислушиваясь к своим ощущениям. Она вернулась! Демон уже не искал ее по запаху, он слушал силу в пространстве этого мира. И только что где-то знакомую ему силу выплеснули в большом количестве. Вогард подошел к окну, распахнул его и прислушался, прикрыв черные глаза, в которых разгоралось золотистое пламя.

- Что случилось?- спросила черноглазая женщина, поднимаясь с его ложа.

- Спи,- демон, не глядя повел рукой, и она упала обратно на подушки.

Крылья за его спиной начали расти, шурша и вытягиваясь. Вогард встал на окно, раскрыл крылья и мягко спланировал в воздушный поток, подхвативший его. Потом тяжело взмахнул крыльями, еще взмах, и, наконец, поднял себя на нужную ему высоту.

- Я найду тебя, мое зеленоглазое пламя,- прошептал он и полетел на зов крови.

Глава 17

Бешеная гонка утомила людей, они начали спотыкаться, и демоница, оглянувшись назад, отпустила их. Лошади отбежали достаточно далеко, но теперь покорно возвращались назад, ведомые ее призывом. Почему-то не хотелось менять облик, в этом теле было столько силы... И вновь желания и мысли демоницы подавили изнутри, вынуждая погасить свой огонь. Тем более, что люди начали приходить в себя, глядя с недоверием и страхом на очень высокую странно-красивую женщину с огненными волосами.

Белава обессиленно упала на каменный пол тоннеля. Она некоторое время лежала ничком, тяжело дыша. Чьи-то заботливые руки подхватили ее и понесли куда-то, и очень знакомый голос пробился в сознание:

- Ну, что же ты так, голубушка? Очнись, милая, открой глазки, ненаглядная.

Веки дрогнули, и девушка слабо улыбнулась, встретившись с встревоженными серыми глазами. Ее странник был рядом и звал ее.

- Радмир,- прошептала она.- Любимый...- она потянулась губами к губам мужчины, и он склонился к ней, отвечая ее желанию.

Становилось все легче, будто поцелуй лечил ее, сознание все больше прояснялось. Чародейка вдруг с ужасом поняла, что пьет жизненную силу дорогого ей человека. Она заставила себя оторваться и посмотрела на уставшее и будто даже постаревшее лицо Радмира. Он улыбнулся.

- Тебе легче, Белавушка?

- Что же я чуть не наделала,- в ужасе прошептала она и вскочила.- Обожди, родненький, я сейчас все исправлю, - сказала она и протянула искрящиеся лучики, подбирая силу отовсюду, куда только могла дотянуться, переплетая и делая ее себе послушной.

Когда девушка наполнилась, она вернулась к витязю, не отрывающего от нее взгляда и влила в него жизненной силы. Радмир вздохнул и поднялся на ноги. Остальные молча смотрели на них.

- Что это был?- спросил Дарислав.

- Что?- не поняла она, глядя на него с удивлением.

- Ты демон?- прямо спросил Катай.

- Нет,- девушка покачала головой.- Я рассказывала, как взяла себе силу демонов. В своем мире я выгляжу еще хуже, там я Зверь.

- Сила демонов не дается простым людям,- вставил Гарко.

- Я наследница Святомира, который никогда не рождался в вашем мире. У меня дар перенимать чужие дары и силы, учиться им и возвращать... если захочу. Зверя вернуть было некому, его я получила через укус похожей твари. Я ведь все это рассказывала.

- Рассказывала,- кивнул Дарислав, подтверждая.- Но я не думал, что это выглядит так.

- Зачем ты обернулась демоницей?- Катай ей определенно нравился. В его глазах было только любопытство, никакой опаски, как у его старших родственников.

- Чтобы спасти вас. По второму ходу к нам шли еще несколько слепых тварей. В человеческом облике я возилась бы дольше, а они были рядом.

- Ты знаешь, где мы?- Радмир не был настроен обсуждать вторую личину чародейки.

- Нет,- честно призналась она.- Я повела нас по безопасному ходу. Искатели вернулись без ответа, что впереди.

- А если заблудимся?- спросил Гарко.

- Значит будем пробиваться наверх отсюда,- отрезала Белава и пошла вперед.

Остальные двинулись за ней. Радмир вновь был рядом. Он некоторое время молчал, изредка поглядывая на девушку.. Она не смотрела на него, о чем-то напряженно думая.

- Ты заметила,- заговорил он,- ход изменился. Пол стал каменный, а раньше была земля. И просторней стало, воздух чище. Чувствуешь?

Она осмотрелась, потянула носом и согласно кивнула. Где-то идет приток свежего воздуха. Да и этот кусок тоннеля действительно был лучше обустроен. Они ехали верхом, теперь высота потолков это не то, что позволяла, теперь ход все больше переходил в какую-то залу, вознося над ними свод на невероятную высоту. И это могло означать только одно, они очень сильно спустились вниз. И все-таки зала...

Путники спешились и разошлись, оглядываясь по сторонам, задирая головы и изумленно ахая. Зала казалась бесконечной из-за темноты, в которую была погружена. Но, то, что освещали огненные шары потрясало воображение. Высоченные столбы причудливой формы уходили ввысь терялись во тьме, потолок так и не удалось разглядеть. Нижние части столбов были украшены цветочными чашами с откинутыми лепестками. Казалось, что столбы растут из каменных цветков. Один шар подлетел совсем близко к одному из столбов, ударился об него, и произошло чудо. Столб брызнул снопом золотых искр, разбегающихся вверх и вниз. Вот искры добежали до лепестков, и цветы заиграли золотыми прожилками, заставив путников замереть в восхищении.

- Артэр,- прошептал Радмир.- Самый твердый и прекрасный камень. Только темные альвы могут обрабатывать его. Похоже, мы в подземном дворце темных.

- Красотища какая,- восторженно повторял Катай.

- Значит здесь где-то альвы?- спросил Гарко.

- Не похоже,- ответил витязь.- Мы бы так легко сюда не вошли, если бы они здесь были. Наверное, это брошенный дворец. Что-то заставило их уйти.

- Не обязательно,- отозвалась Белава, подставившая ладошку под искрящийся лепесток. Сияние артэра будто играло на ее коже, и она восхищенно следила за ним.

Девушка запустила еще несколько шаров, намеренно ударив их о столбы, и теперь зала заливалась золотым светом, все более открывая им пространство. Затем девушка щелкнула пальцами, и шары разделились на множество крупных искр, и теперь искры кружились у самых каменных лепестков, придавая цветам совершенно невероятный вид.

- Да-а,- почтительно протянул Дарислав.

- Ох, и чудо-чудное,- поддержал его брата Гарко.- Век красы такой не забуду.

- Батюшка мне говорил, что темные альвы любят создавать новое,- вернулась к прерванному разговору Белава.- Светлые оседлые, они берегут то, что вокруг них, потому что это жизнь. А темные кочуют под землей, создавая вечное. Возможно, они просто ушли отсюда, потому что делать здесь было уже нечего.

- В любом случае, Леший нас обманул,- подвел итог мрачный Гарко.

- Нет,- снова заговорила чародейка.- Он нас не обманывал, сказал, что знал. Но сам-то он никогда леса не покидал, под землей не ходил.

- И куда мы можем выйти?- спросил Катай.

- Не знаю, честно ответила Белава.- Если заплутаем, то открою переход к Змеиным, то есть к Великим горам. А там и Загорье и Хрустальный Град не так далеко. Если у вас он так же называется.

- А почему сразу не открыла?- на нее возмущенно посмотрели.

- Очень много силы уйдет. Переход на одного ослабляет, а тут нас пятеро, да еще лошади. Если совсем худо будет, тогда открою.

- Сами разберемся,- прервал ее Радмир.- Не хочу, чтобы тебе опять плохо было. Сейчас осмотрим залу. Темные часто письмена оставляют и указания, чтобы свои нашли.

- Я не читаю на альвийском,- пожала плечами девушка.

- Я читаю,- усмехнулся витязь. - Только вот придется потратить время, чтобы найти указатели.

Белава послала шары к следующим столбам, и в зале стало светло, как днем. Она отправила несколько искателей в разные стороны, чтобы помочь ускорить время, а заодно поискать возможных тварей, которые могли забрести сюда так же, как и они. Люди разошлись в разные стороны, стараясь держать друг друга на виду. Три искателя вернулись быстро, сообщив хозяйке, что стены, которые все еще скрывались в сумраке недалеки, пусты и безопасны. Пять других еще бегали по зале. Мужчины тоже пока ничего особенного не нашли. Разве что, Катай подобрал топор из альвийской стали, каким-то чудом забытый тут прежним владельцем. Он радостно отсалютовал находкой. Топор не обратился против руки, взявшей его. Значит, либо его прежний хозяин был мертв, и Катай был признан новым хозяином, либо в это оружие не было вложены защиты от чужих рук. Белавин батюшка защиту делал почти всегда, если только его не просили сделать меч, которым смогут владеть и другие люди.

Следущий возглас был от Дарислав а. Его находкой стала кольчуга, которая тут же приняла форму его тела, сев аккурат по нему. Гарко, глядя на это дело, теперь внимательно смотрел на пол, надеясь найти и свой подарочек от темных альвов. Но очередной вздох раздался из дальнего конца зала. Все посмотрели туда, но ничего не увидели. Белава тревожно огляделась, Радмира не хватало среди тех, кто был доступен ее взгляду. Она пошла на этот громкий вздох, зажигая дальние столбы. Пространство еще больше расширилось, и ее взору предстал витязь, стоящий перед высоким каменным троном, вырезанном в камне столь изящно и тонко, что он казался выпленным из тончайшего кружева. Трон не пустовал. На нем сидела великанская фигура в короне. Длинные каменные пряди лежали на плечах исполина. Благородное и прекрасное лицо застыло с вечным выражением величия. Руки каменного короля лежали на подлокотниках трона, сжимая их тонкими длинными пальцами. К трону был прислонен каменный топор, достойный размеров исполина, с другой стороны стоял так же каменный щит.

- Аэрик- древний повелитель темных альвов,- выдохнул Радмир и схватил чародейку за руку.- Ты понимаешь, что мы нашли?

- Нет,- она посмотрела на витязя, но тот зачаровано смотрел на каменного исполина.

Затем он встал на одно колено, приложил руку к груди и склонил голову, отдавая дань уважения великому альву. Белава вдохновилась и отвесила земной поклон, не решаясь спросить, чем славен сей повелитель. Неожиданно сзади раздался довольный крик Гарко, который все-таки что-то нашел.

- Тута огромный каменный ящик,- крикнул он,- и мужик какой-то каменный сверху. В каменьях весь в самоцветных.

- Стой!- не своим голосом закричал Радмир и бросился к Гарко, который уже вовсю прилаживался к крышке ящика, как он выразился, оставив камни напоследок.

Он замер, изумленно и даже обижено глядя на Радмира, который бежал к нему и требовал отойти.

- Это усыпальница древнего повелителя темных альвов,- воскликнул витязь, оттаскивая от саркофага Гарко.- Не тревожь покой мертвых, нельзя!

- Так он помер, ему все равно,- обиделся мужик.- А мне только на пользу.

- Мертвые мстят за поруганный покой. Проклят будет каждый, кто покусится на покой властелина. Это же альвийская магия! Дарислав, снимай кольчугу. Катай, положи топор. Это его вещи, Аэрика.

- Чего это я должен ложить топор?- обиделся Катай не меньше своего дядьки.- Я его нашел.

- Лучше верни хозяину, иначе беды не миновать,- настаивал Радмир.

Конец спорам положил Дарислав, кое-что знавший о древней магии темных альвов. Он еле стянул кольчугу, которая за это время стала немного меньше, слегка сдавив ему ребра. Белава подошла и с интересом наблюдала, как Радмир принял от товарища кольчугу и с почтением положил ее на каменную фигуру, лежащую на крышке саркофага. Катай с недовольством отдал топор, который успел сильно оттянуть юноше руки, опасно наклонившись лезвием вниз, и витязь вложил топор в руки изваянию.

- Должны еще быть корона и щит,- сказал он.

- Там щит,- Белава указал рукой вправо, когда о ттуда вернулся очередной искатель.- А корона у той стены на мертвеце.

- Что?- фальцетом воскликнул Гарко и спрятался за брата.

- Ты чего?- удивилась чародейка.

- Да я это, людей и нелюдей не боюсь, а перед покойниками робею.

- Так в усыпальницу же лез,- усмехнулась девушка.

- Бесы попутали,- покаянно опустил голову мужик.

Радмир тем временем подобрал щит, сходил за короной, которая висела на обломке шеи скелета, череп же лежал на полу рядом, раскрошенный. Мужчина вернул властителю все, что принадлежало тому и снова опустился на одно колено. Мужчины склонили головы, Белавы на всякий случай опять поклонилась.

- Идемте,- сказал Радмир.- Отсюда хода дальше нет. Нужно возвращаться к развилке.

- К тварям?- передернул плечами Катай.

- Если они там еще есть,- с сомнением ответила Белава.

Путники вздохнули и пошли в обратный путь. Радмир приотстал, удерживая девушку рядом с собой, остановился, вынуждая и ее остановиться, потом нежно погладил по лицу и, плюнув на блюстителей нравственности, ушедших вперед, поцеловал.

- Пошли догонять,- шепнул он, и оторопевшая чародейка послушно пошла следом.

Глава 18

Высокий утес возвышался над стремительной и широкой рекой Великой. Восходящее солнце золотило кроны деревьев. Величественный пейзаж заставлял затаить дыхание и вовсе замолчать на несколько мгновений. Но тому, кто сидел на самом краю утеса была безразлична красота этого места. Длинные черные пряди лениво шевелил ветер, крылья безвольно распластались по земле. Демон смотрел вниз с утеса на бегущие воды реки, в золотистых сейчас глазах застыла тоска. Демон в который раз горько усмехнулся, сожалея о своем бессмертии, он устал. Устал от этого мира, от его обитателей, устал от своей черноглазой подруги, которой всегда и всего было мало. Когда -то он дышал полной грудью, когда-то он был велик, когда-то его окружали земли его родного мира, когда-то...

Этот мир стал его темницей, его наказанием, его вечным проклятьем. О, они знали, как наказать его, это только он не понимал, что это настоящая пытка, которая была более жестока, чем лишение самой бесконечной жизни. По началу он думал, что получил то, о чем мечтал... Глупец! Как же горько было узнать, что все это так быстро наскучит, а вернуться назад нельзя. Сейчас бы демон многое изменил, но даже демоны не властны над временем, оно сильней всех. Проклятое бесконечное время. Вечность стала вечными муками от одиночества. Даже демонам сложно быть одинокими. Он так устал и так отчаялся, что влачил свое пустое существование только потому, что не мог его прекратить. И вдруг это чудо! Даже демоны верят в чудеса.

Девчонка с изумрудными глазами, которая несла в себе все, что было ему дорого. Сначала этот безумный дурманящий запах,который оказался запахом родной крови, потом показала ту, кем она может быть. И ведь можно убрать человеческий облик, и тогда останется только пламенноволосая демоница с зеленым сиянием глаз. И тогда этот мир вновь обретет краски, вновь наполнится жизнью! И даже если она захочет остаться человеком, он не будет против, потому что в ней сила его мира, а это уже не мало. Девчонка стала его целью, центром его вселенной, его наваждением и сжигающей страстью, вот только... Только он опять ее упустил. Демон зло ударил кулаком по утесу, и вниз посыпались отбитые им камни. Он чувствовал ее, был совсем близко, и вдруг все пропало, как сквозь землю провалилась. Демон упрямо сжал кулаки.

- Найду, все равно найду!- упрямо повторил он и взмахнул крыльями...

Путники остановились на привал. Ехали они уже долго, Белава даже не думала, что погнала мужчин так далеко, но факт оставался фактом, уже несколько часов пути, а пол был по прежнему каменный, и развилки все еще было не видать. За готовку взялся Радмир, сказав, что ей надо отдохнуть. И хотя девушка чувствовала прилив сил, возражать не стала. Она отправила вперед искателя, и теперь сидела задумавшись, пока он не вернулся. Нет, она не думала о поцелуе витязя, хотя он все еще жег ее губы, заботило ее совсем другое. Никогда демоническая сущность не вела себя так... самостоятельно. Зверь всегда был покорен ей, а вот демоница сегодня напугала ее своими мыслями. И хорошо, что Белава оказалась сильней и легко подавила ее желания, но призывать эту силу чародейке теперь лишний раз не хотелось. Придется справляться человеческими силами. В принципе, ими она тоже неплохо управлялась. И все-таки, почему вдруг такая знакомая и даже родная личина Зверя приняла здесь совсем иные формы? Что вытащило из ниоткуда существо с пламенем на голове? Может близость демона как-то повлияло на перемену личины? Неожиданно в голове всплыло воспоминание о поцелуе Вогарда, когда он перепутал их с Милавой, и уж совсем неожиданной стала сладкая судорога, которая свела тело девушки. Она порывисто вскочила, передернулась и постаралась отогнать от себя ненужные воспоминания.

Радмир удивленно посмотрел на нее. Белава встретилась с теплым взглядом таких знакомых серых глаз и облегченно вздохнула. Потом засмеялась, нет-нет, вот уж чего она вспоминать совсем не хочет, так это черноглазого змея.

- Что ты, голубушка?- Радмир подошел к ней.

- Так... задумалась,- ответила с улыбкой девушка и взяла витязя за руку, впитывая в себя его простое человеческое тепло.- Помочь?

- Нет,- он улыбнулся в ответ.- Уже почти готово.

- Тогда может пройдемся немного?- неожиданно предложила чародейка.

Радмир бросил взгляд на их спутников, но те были заняты своими делами, снимали пробы с содержимого котелка и на мужчину с девушкой вовсе не обращали внимания. Мужики еще немного обижались за то, что витязь забрал у них их находки из усыпальницы альва, кроме Дарислава, он находил требования товарища верными, уж больно странно сжималась кольчуга на его теле.

Витязь кивнул, и они прошлись немного вперед. Белава изо всех сил искала, о чем поговорить, потому что цели у этой маленькой прогулки не было. Радмир, похоже, не желал облегчать ей задачу и молчал, только сплел их пальцы, когда сумрак прикрыл их от спутников. Она обернулась на троих мужиков и, наконец, придумала.

- Почему ты забрал у них их находки? Хозяин этих вещей мертв, и они признали новых хозяев. Вон как кольчуга села на Дарислава.

- Не села она, обман один,- пояснил витязь.- Головы у скелета заешь почему не было?

Девушка остановилась, прислоняясь спиной к каменной стене и выжидательно посмотрела на него.

- Потому что корона раздавила ему голову,- пояснил мужчина, подходя к ней ближе.- Видела, как тяжело Дарислав стягивал кольчугу?

- Она начала сдавливать его?- легко догадалась Белава, она и сама это подозревала, но как повод для разговора...

- Да, и раздавила бы его,- голос его стал тише, руки скользнули на талию чародейки, и она замерла.- А топор изуродовал бы Катая... Какая же ты красивая, Белавушка,- голос совсем упал до шепота.- Почему ты не попала сюда раньше, лет десять назад?..

- Я тогда женихов распугивала, да об обучении у чародея мечтала,- ответила она, пряча за улыбкой смятение.

Мужчина еще какое-то время вглядывался в ее лицо через сгустившийся сумрак, а потом прижал к себе, накрыв губы жадным поцелуем. И вновь эта сладкая дрожь по телу, и пальцы сами зарываются ему в волосы, сжимаясь. Мужчина тихо застонал, и его поцелуй стал более настойчивым, руки более смелыми, а в голове чародейки зазвучал голос жены Волота, хозяина ее любимого кабачка: "Замуж тебе надо, Белава, возраст вон какой. Ведь в соку уже, томишься, небось, бедная. Мужика тебе надо". Смысл слов женщины до нее дошел только сейчас, когда не замечать своего желания она уже не смогла. Белава тут же напряглась, уперлась руками в грудь Радмира, резко осознав, что тает в руках совсем чужого для нее человека.

- Остановись,- задыхаясь, взмолилась она.- Не надо, Радмир. Чужая я, не надо.

- Останься со мной. Я не хуже, чем он, останься,- взмолился мужчина, пытаясь удержать девушку.

- Не могу,- ответила она, наконец, вырвавшись из кольца его рук.- Там мой дом, там матушка и батюшка, там мой воин-странник.

- Я все время думаю о тебе, глаз оторвать не могу,- жарко заговорил он, но Белава накрыла его губы рукой.

- Не надо, родненький, мне итак тяжело,- попросила она.- Я все время путаюсь, не смущай мыслей моих, там другой Радмир. И даже если его потеряла, все одно люблю. А у нас дорога дальняя, еще столько всего надо сделать, пусть все остается, как есть.

- Белавушка,- он прижал ее ладонь к своему лицу.

- Я все одно уйду, когда все закончится, тебе тяжелей будет, если я опять забудусь, кто ты. И мне тяжело будет, когда вернусь. Тяжело и совестно.

Витязь ничего не ответил. Путь и правда не близкий, подумал он, все может измениться. Радмир молча кивнул, соглашаясь с ней, и чародейка вздохнула с облегчением. Каша в голове, наконец, начала исчезать. Она справится с наваждением этих глаз, очень похожих на дорогие ей, но все-таки чужих серых глаз. К ней вернулся искатель, до развилки оставался час пути.

- Эй,- послышался окрик Дарислава.- Где вы?

- Тут,- отозвался витязь, взял девушку за руку и повел обратно. Недалеко от их спутников, мужчина отпустил ее.

На развилке никого не было, только запах гари еще слегка ощущался. Твари не прошли стену огня, исчезнув во мраке. Но они там еще оставались, и искатель был снова отправлен на разведку. Чародейка и витязь вели себя подчеркнуто дружелюбно, но напряжение между ними все-таки угадывалось. Заметил это только все тот же Дарислав, но ни о чем не спрашивал. Коль не рычат друг на друга, значит, не все так плохо. Ссоры в дороге не хорошо, а уж тем более под землей.

Люди свернули во второй тоннель, и мужчины неосознанно приблизились к чародейке, все больше вспоминая старые привычки и понятия- чародей всегда защитит и выведет. А уж в этой пигалице перестал сомневаться даже Гарко. Искатель вернулся никого не обнаружив, но она все равно, поставила на них защиту. Хоть и много сил уходит на подвижное защитное заклинание, но так спокойней.

Лечь путники решились, когда уже совсем выбились из сил и они, и лошади, которые снова были под властью морока призрачного села. Белава использовала заклинание Бермяты, старого колдуна из своего мира, сделав одну из седельных сумок бездонной. Туда натолкали столько овса, что пяти лошадям должно было хватить на неделю пути, с голоду лошадки не пухли, от жажды не помирали. А темноту скрашивал морок, уверявший животных, что они идут по солнечному лугу. Чародейка закрыла людей и лошадей усиленной защитой, но часовых опять выставили. Она и не спорили, моментально провалившись в сон. Мужчины отсели от нее, тихо переговариваясь. Вскоре и они легли спать.

Ночью всех поднял крик Катая. Он со страхом уставился в темноту, тыкая туда пальцем. Белава, еле разодравшая глаза, отправила туда несколько огненных шаров. На стенах висели все те же слепые твари. Сил и желания любоваться на них не было. Она напустила на спутников временную глухоту, и шары полетели в тварей, подпалив их. Кто-то сумел сбежать, кто-то опал на земляной пол, медленно превращаясь в горстку пепла. Как только крики гибнущих существ закончились, девушка сняла глухоту и повалилась досыпать. Силы здесь расходовались быстро, надо было восстанавливаться.

- Слышишь меня?- проорал неизвестно кому Гарко.

- Все слышат,- буркнула Белава.- Ложитесь спать, а то заставлю.

Спорить не стали, и вскоре не спящим остался только Радмир, чья очередь пришла сторожить. Он смотрел в весело пляшущий костер, завораживающий игрой языков пламени, будто волосы зеленоглазой демоницы.

Глава 19

Дни путники отмеряли сном, потому что больше нечем было определять расстояние. А спать ложились, когда уже глаза закрывались на ходу. Потому вышло у них при подсчетах, что идут уже пять дней и, стало быть, осталось немного. Отбиваться от слепых тварей пришлось еще два раза. К ним даже немного привыкли, и мужчины начали помогать чародейке, кидая в тварей валявшиеся под ногами камни. Еще один раз столкнулись со странными существами, которые деловито сновали в темноте, перетаскивая камни. При приближении людей они замерли, делая вид, что их тут нет. Путники усмехнулись, разглядывая лохматых человекоподобных зверюшек, и прошли мимо. Зверюшки не проявили угрозы, люди не тронули их. После последней ночевки у путников остался неприятный осадок. Они проснулись с ощущением, что за ними наблюдают. Да и Белава задумчиво обошла границы защитного круга и сказала, что защиту пытались пройти. После этого тщательно осмотрели пол, который вновь был каменным. В пыли они нашли кусок следа небольшой ноги. Мужчины посовещались, но так и не придумали, кому бы могли принадлежать такие небольшие следы, явно человеческие. Только вот отрокам под землей вроде делать было нечего. Белава тоже не нашла объяснения. Радмир сразу отмел предположение, что след принадлежит темному альву. Потому чародейка опять накрыла себя и своих спутников подвижной защитой. Приходилось частенько подкрепляться, но снимать защиту было бы глупо. Взгляд в спину преследовал их уже не первый час.

Путники старались проходить как можно большее расстояние без остановки. В результате, начала хромать лошадка Белавы, она осмотрела ногу кобылки и обнаружила, что та потеряла подкову.

- Хорошо быть чародеем,- усмехнулась девушка и щелкнула пальцами.

- Это точно,- поддержал Катай.- Я бы тоже хотел, но Милава силу со всего мира себе собрала, колдовать никто кроме нее не может.

- Всю силу собрать невозможно,- ответила Белава.- Ты уж мне поверь. У меня дар такой, что я могу вобрать в себя очень много, но, если я пожадничую, меня просто разорвет. Когда-то во мне была сила ста двух чародеев и одного альва, так больше я не смогла вместить. В Милаве нет моего дара, ей помог демон, но и он не всесилен. Силы в мире много, я же ее подбираю, чтобы поправиться. Дары тоже по крови переходят. Знахарская волшба слабая, потому знахарей много. Чем сильней дар, тем реже таких колдунов да чародеев. Не может быть, чтобы знахарей было у вас совсем не было, эти всегда будут.

- Почему?- заинтересовался Дарислав.

- Равновесие силы. Чем дар меньше, тем его больше. Чем сильней, тем реже встречается.

- А у нас-то почему волшба только у гадюки осталась?- не сдавался Катай.

- Думаю, дело в демоне, сама она закрыть силу для чародеев вашего мира не могла. Кстати, мне очень интересно, как это было сделано. Даже не представляю, как можно поставить подобный замок. Даже тайно никто не колдует?

- Никто,- присоединился к разговору Гарко.- Она враз чует и карает. Даже знахарскую волшбу.

- Так значит могут, просто боятся?- это чародейке было уже понятней.

- Те, кто мог, уже не может. Она искореняет чародеев. А новых пока не появилось. Не слыхали, чтобы где-то дар проявился.- снова заговорил Дарислав.

- Хм... По крови что ли дар изводит? - предположила чародейка.- Как же много надо узнать. Вот бы сюда моего мастера,- мечтательно произнесла она.- Уж он-то любит загадки разгадывать. Соскучилась я по нему.

- Давно не виделись?- подал голос, молчавший до этого Радмир.

- Последний раз четыре года назад встречались. - ответила девушка.- Он тогда в Белый Град приезжал и меня проведал. Спрашивал, как мне на царской службе, потом ругал,- она улыбнулась воспоминаниям.

- За что ругал-то?- спросил любопытный Катай.

- За глупость мою ругал, что сотворила то, о чем жалею. - она замолчала, вспоминая Дарея, отчитывающего ее: " Не голова у тебя, а ветряная мельница! Выпороть тебя все-таки надо было, глядишь, поумнела бы враз! Но хоть службой-то довольна, горе ты мое? Не обижают? Ты пиши, если что, я всегда помогу".

- А что сотворила?- не отставал Катай.

- Что сотворила, того уже не изменишь. Вот вернусь и все исправлю. Все силы на это положу, но не отступлюсь.

- А надо ли?- спросил Радмир.- Когда здесь само все в руки идет?

- Надо ,- Белава посмотрела ему в глаза, и витязь усмехнулся, отворачиваясь.

- О чем вы?- теперь стало любопытно и Гарко, который сообразил, что эти двое что-то скрывают, но ответа не получил.

- Давайте-ка, передохнем и поедим,- предложил Дарислав.

Предложение нашли разумным и прервали разговор, спешиваясь. Чародейка вздохнула с облегчением и сменила защиту, которая не сосала из нее силы так быстро. Она привычно уже выдохнула огонь и разместила его на каменном полу. К этому уже все привыкли, это поначалу охали, да старались держаться подальше от странной чародейки, так легко управляющей пламенем. Теперь же они просто не замечали, когда она выдыхала огонь, а когда забирала обратно. Ее костер горел без всяких дров.

Путники разделились. Белава и Катай готовили, Гарко и Дарислав занялись лошадьми. Радмир в этот раз остался в стороне, вглядываясь в темноту.

- Там кто-то есть,- сказал он.- Прячется за выступом. Вроде человек.

Белава подошла к нему и вгляделась в указанном направлении. Сначала она никого не увидела. Глаза витязя оказались зорче всех, так же как и слух, должно быть сказывалась альвийская кровь.

- Видишь, нога босая у самого края выступа торчит,- шепнул он.

- Вроде вижу,- так же шепотом ответила Белава.- А вроде и нет.

- Ну всмотрись, голубушка,- снова шепнул мужчина.- Так хорошо видно.

- Эй, кто там?- позвала чародейка, устав насиловать свои глаза.

Радмир замер, изумленно глядя на нее, мужчины за спиной повернулись в их сторону. Девушка решила потом подумать, стоит ли кричать не пойми кому под землей в темноте, или лучше сначала разглядеть, чья же все-таки нога торчит за каменным выступом.

- А ну выходи,- она уперла руки в бока.- А не то шаром огненным шибану.

Тень метнулась в сторону, и девушка захватила неизвестного в невидимую петлю, подтягивая к себе. Неизвестный барахтался и ругался, но вывернуться не мог. Он что-то волочил за собой, металлически позвякивающее по камням. Белава вышла за контуры защитного круга, и Радмир последовал за ней. Когда девушка подтянула к своим ногам их преследователя, а то, что это он никто не сомневался, неизвестный оказался практически карликом.

- Справились, длиннюги,- ругался он.- Думаете, большие, так и издеваться можете?

- Кто ты, чудной?- с любопытством спросила чародейка.- Чего ругаешься?

- И следил за нами зачем?- внес свою лепту витязь.

- Еда что ли?- карлик втянул носом.

- Еда-еда.

- Ничего не скажу, пока не накормите.- малыш шмыгнул носом и поднялся на ноги.

В полный рост он едва доставал Белаве до локтя, но вид имел боевой, угрожающе сжимая в руках кирку. Это ее тащил за собой карлик, ударяя о камни.

- Ты назовись сначала,- подал голос Катай.- А потом уж и жрать напрашивайся.

- Много вас таких едаков,- проворчал Гарко, а Дарислав ничего не сказал, приглядываясь к незваному гостю.

- Еще чего,- снова шмыгнул карлик.- Сами не назвались, а от меня имя требуете. А тебе, пузан,- тыкнул он в богатыря Гарко,- самому бы поменьше жрать. Небось, втихоря лопаешь, когда другие отвернуться, вон брюхо какое отрастил.

- Что?- взревел Гарко, и карлик поудобней перехватил свою кирку.

- Тихо,- остановил его Дарислав и обратился к человечку.- Так ведь, мил человек, не мы за тобой, а ты за нами уже столько времени следишь. Любопытно нам, что за нужда у тебя такая?

Сообразив, что прямо сейчас его бить не будут, карлик приосанился и обвел всех своими маленькими колючими глазами. Белаве человечек нравился, объяснить не могла чем, но вызывал добродушную улыбку.

- Меня Белавой кличут,- присела она перед карликом.- Теперь назовешься?

- Быстроногом зови,- подумав, ответил он и степенно кивнул.- Я тут в шахтах работал.

- Проходи ко огоньку,- девушка взяла человечка за руку, и они спокойно прошли защитный контур.

- Зачем ведешь оглоеда?- недовольно запыхтел обиженный Гарко.

- От тебя, жирдяй, не убудет,- ответил человечек и плюхнулся поближе к котелку.

За ними подошел Радмир, пряча улыбку, он дал человечку ложку, и Гарко окончательно насупился. Дарислав постучал брата по плечу, но улыбку спрятал так же, как и витязь. А вот Катай, следуя своей любознательной природе, уселся напротив человечка и с интересом его рассматривал. Карлик жадно накинулся на еду, обжигаясь и покрякивая. Он зачерпнул раз, другой, а потом не выдержал.

- Чего, кучерявый, уставился? Дыру протрешь! Дай степенному гному насытить честное брюхо, пять дней не жрал. Отвернись, говорю, лупоглазый.

- Что за зверь такой- гном?- спросил Катай, но отворачиваться и не подумал.

- Сам ты зверь, длиннюга!- оскорбился гном. - Я сын почтенного народа золотодобытчиков. Мы, гномы, под землей первые мастера.

- А как же темные альвы?- не унимался вовсе не обидевшийся Катай.

- Кто?! Эти выскочки? Да что они понимают в горном деле? - возмутился Быстроног.- Долбят по чем зря, ни толку, ни проку. Зачем вот этот тоннель прорубили? Только породу испортили, тьфу!

- Ну, не скажи, почтенный Быстроног,- вмешался Радмир.- Альвы известные мастера. Такую красоту делают.

- Ты бы помолчал, кусок альва,- фыркнул гном, витязь решил на него не обижаться.- Думаешь, не видал я кто ты? Да и кто мог меня еще углядеть в темноте? Эта бы в жизнь не рассмотрела, - он тыкнул ложкой в Белаву, -а туда же, давай на почтенного гнома веревки свои колдовские накидывать. Никакого уважения.

- Ты-то больно уважительный,- подбоченилась чародейка.- Тебя пригласили, к огню усадили, кормят, а ты еще и обзываешь всех.

- Тебя-то не обозвал, да вон того бородатого, который зыркает, да молчит. - гном повернулся к Дариславу.- А за жирдяем и правда приглядывайте, не доверяю я ему.

- Я его сейчас прихлопну,- не выдержал Гарко.- Мелочь босоногая!

- Сапоги потерял, вот и босоногий. А коль будешь ручищами махать, я тебя киркой промеж глаз отоварю,- и, показывая серьезность своих намерений, гном вскочил и схватился за кирку.

- Допрыгни сначала,- загоготал Гарко и наклонился к человечку, протягивая руку.

Гном подпрыгнул, и Гарко еле успел отшатнуться от просвистевшей рядом кирки.

- Допрыгну,- пообещал Быстроног и снова взял ложку.

Дарислав поглядел на опешившего брата, потом на гнома, вернувшегося к котелку, и решил, что пора бы уже всем рот едой занять.

- Давайте и мы поедим,- сказал он, берясь за ложку.- А как ты один здесь оказался?- спросил он гнома, когда все занялись едой.

- Дай пожрать, имей совесть, бородатый.- возмутился Быстроног.

- Твоя правда,- согласился Дарислав.

И вскоре тишину тоннеля нарушал только мерный стук ложек и громкое чавканье их нового знакомца.

Глава 20

Ждать насыщения гнома пришлось долго. После похлебки он потребовал еще еды. Гарко уперся, не желая отдавать человечку хоть что-то из оставшихся припасов. Они снова чуть не подрались, но гном опять нашел поддержку в лице чародейки, которая щелкнула пальцами, и седельная сума оказалась у нее в руках. Девушка отрезала кусок вяленого мяса и вручила Быстроногу. Тот издевательски помахал отвоеванным куском перед взбешенным Гарко. Белава миролюбиво улыбнулась, но богатырь не поддался, демонстративно отвернувшись от нее.

- Еще бы большую кружку пива,- помечтал гном, но пива у путников не нашлось.- И трубочку доброго табачку,- этого тоже у людей не водилось.

Гном вздохнул, запил водой и сонно моргнул. Похоже, он собирался вздремнуть. Перед путниками встал вопрос, что с ним делать. Одного бросить нельзя, неизвестно, кто на него набредет. С собой взять? Лишний вес для лошадей, а они уже сильно устали от этого подземного путешествия, даже морок их уже сильно не брал. Решили все-таки взять, хоть Гарко и был за то, чтобы наглого гнома оставить безглазым на съедение.

- Себя оставь,- буркнул гном.- С тебя навара больше, пузан.

- Я его точно пришибу,- проворчал мужчина.

- По очереди повезем,- решил Радмир и посадил человечка на своего коня.

- Кирку не забудь,- буркнул гном и громогласно захрапел.

- Ну, это уже совсем никуда,- возмущенно всплеснул руками Гарко.

- Кто эти гномы? Никогда не слышал о подобном народе,- тихо спросил Катай.

- Я слышал, но немного,- ответил Радмир, и все посмотрели на него с любопытством, ожидая рассказа.-.Альвы посмеиваются над ними, называют их маленькими жадинами. Гномы за золотую крупинку удавятся. Только живут они далеко от нас. Как этот в Великих горах оказался, никак не пойму. Гномы вроде далеко от своих мест не уходят.

- Забавный он,- улыбнулась Белава.

- Нахальный и противный,- тут же откликнулся Гарко.

Все тихо усмехнулись. Противостояние маленького Быстронога и огромного Гарко веселило, но, боясь обидеть богатыря, улыбки прятали. Появление гнома очень скрасило однообразный и уже всех утомивший путь. Отчаянно хотелось на белый свет под ласковое теплое солнышко. От огненных бликов в душах все более укоренялась тоска. С некоторого время путники даже между собой стали говорить меньше, все больше уходя в свои мысли, а тут такое разнообразие, как маленький человечек. Потому, наверное, его взяли с собой даже с удовольствием, а Гарко успокоится, он отходчивый.

Спал Быстроног до тех пор, пока путник и не остановились на привал. Запах походного варева пощекотал его ноздри, и почтенный гном открыл свои маленькие глазки, пытаясь разглядеть содержимое котла. Он подобрался поближе, сладко зевнул и потребовал ложку.

- Проснулся, дармоед,- пробурчал брат Дарислава, но ложку протянул.

Ели молча, неожиданного попутчика не тревожили вопросами. Но стоило Быстроногу облизать ложку и сыто отвалиться, как пять пар глаз с интересом уставились на него.

- Чего?- насупился гном.

- Да вот заждались мы твоего рассказа,- заговорила Белава.- Как в краях наших оказался, что здесь делаешь, почему один?

- Эй, красава,- возмутился Быстроног.- Совсем вопросами завалила.

- Так любопытно же.

- Любопытного гнома в шахте завалило,- проворчал человечек.

- Хорошо,- вступил в разговор Радмир.- Откуда ты, почтенный Быстроног? Из каких краев? И как здесь оказался?

- Нас было пятеро,- начал рассказывать карлик.- Я, мой старший брат Атли Большая кирка, мой средний брат Барди Меткий глаз, его друг Болли Каменный топор и его брат Берси, он еще не получил своего прозвища. Да, мое полное имя Гурди Быстрая нога. Наш дом в далеких прекрасных горах, что вонзают свои снежные вершины в синее небо, Бертвальд. Наш клан жил в этих горах тысячу зим, и гора опустошилась. Старейшие решили идти на юг в поисках нового жилища, где мы сможем копать, добывать и ковать. Но были те, кто считал, что наша дорога лежит на север, в богатые здешние земли. И среди них, оказалась наша пятерка. Мы пошли разведать эти места, сами вызвались. Такая же группа ушла на юг, посланная старейшинами. Сюда добирались два месяца, было весело и необычно. Мы никогда так много не ходили по земле и не уходили так далеко от дома. Болли и Барди добывали нам пропитание, Атли устраивал наш ночлег, Берси веселил историями и песнями, а я разведывал дорогу. Мы даже подумали, что потом, когда приведем сюда наш клан, отправимся в новое путешествие. Спустились под землю мы восточней этих мест, нашли готовый проход. Сразу поняли, что тут темные альвы, их работа.- тут в голосе гнома пробилось презрение.- Много лишнего, слишком много лишнего в постройке хода. Мы, гномы, не тратим столько времени и материала на все эти цветочки и крючочки. Наши постройки просты и прочны, как само время.

Несколько переходов мы прошли, разглядывая и изучая породы. Нам понравилось в этих горах. Наметили, какие ходы темных можно использовать, а какие стоит завалить и прорыть новые. Неприятности начались после шестого перехода. Пока мы спали, пропал Берси, стоявший на страже. Мы долго искали его и не нашли, только несколько капель крови. С того дня мы сторожили по двое. Двое отдыхают, двое сторожат. Следующий пропал Алти. Он сторожил с Болли. Болли рассказал, что Алти отошел по нужде и долго отсутствовал. Когда Болли начал беспокоится и звать его, Алти не откликнулся. Тогда Болли разбудил нас с Барди, и мы втроем пошли на его поиски. Долго искали, но нашли только один сапог. Теперь мы опасались отходить друг от друга. Сторожили по прежнему по двое, пока один спал. Мы очень устали и уже не радовались, что пришли сюда. Нам все чаще попадались странные следы неизвестных нам чудищ. Несколько раз мы убегали от слепышей, один раз прятались от огромного змея, который сожрал слепышей, которые гнались за нами. А однажды наткнулись на гигантскую паутину, в которой запутался второй сапог Алти. После этого мы решили выбираться. И когда повернули назад, вдруг с ужасом поняли, что мы, гномы, заблудились под землей! Вот тогда мы поняли, как были правы старейшины, отправляясь в южные горы. Они ведь много думали, а мы решили, что умнее древних мудрых гномов.

Теперь мы опасались даже спать, потому что нам везде мерещилась опасность. То слепыши, то змеи, то гигантские пауки, и ,духи преисподней знают, кто еще. Мы начали злиться и ругаться между собой, а через переход пропал Барди. Его поймал слепыш, плюнул своей мерзкой слюной, и брат превратился в слизь, которую эта тварь слизала. А через пять переходов не выдержал Болли. Он кинулся на меня, и мы долго дрались. Болли воин, я следопыт и искатель, но мне очень хотелось жить. Я смог отбиться и убежать от него. Болли кинулся за мной, но его схватил паук, он даже крикнуть не успел. Я оглянулся и увидал, как паук всадил в Болли свое жало, а потом поволок за собой.

Не знаю, сколько я бродил, без еды и сна, пока не заметил, что справа камни освещены бликами огня. Я подкрался и увидел вас. Все спали. Очень хотелось есть, а у вас стоял котелок с остатками еды. Сунулся и наткнулся на невидимую стену, которая откинула меня. После этого за вами и пошел. Надеялся, что раздобуду еду, да и при нападении отбиваться было бы легче. Хоть вы и длиннюги, а одному жутковато. Гномы ничего не бояться, но иногда очень сильно опасаются.

Быстроног, то есть Гурди замолчал. Путники с сочувствием смотрели на него, даже Гарко. Богатырь достал из сумы кусок вяленого мяса и отломал большой шмат.

- Ешь, сердешный,- сказал он.- Наголодался, настрадался. Такой маленький и один.

- Это ты длинный,- тут же обиделся гном.

- Да ладно тебе,- по доброму усмехнулся Гарко.- А сапоги-то как потерял?

- В слепыша кинул,- пояснил Гурди, откусывая м ясо.- Первым промахнулся, а вторым прямо в лоб попал. Сапоги у нас тяжелые, так что башку ему пробил. А там уж пришлось босиком дальше, искать сапоги не стал. А куда вы направляетесь?

- К альвам,- ответил Дарислав.

- Зачем вам альвы? Это же высокомерные выскочки,- неодобрительно фыркнул Гурди.

- Нам очень надо к ним,- улыбнулась Белава.- Пойдешь с нами?

Гном поморщился, всем своим видом показывая, что ему совершенно не нравится эта идея, но в глазах сверкнуло облегчение. Теперь он был не один. Гурди еще немного поломался, а потом с достоинством кивнул.

- Ладно, длиннюги, так и быть, пойду с вами. Надо же за вами кому-то приглядывать, пока вы будете у этих зазнаек. А то вы же ничего не знаете.

- Будь любезен, добрый гном,- отозвался Радмир, глаза которого лучились весельем, и чародейка невольно залюбовалась им.- И кто лучше подземного жителя сможет пройти остаток пути под землей.

- Это точно,- Гурди важно выпятил грудь.

Витязь как в воду глядел. В конце этого перехода они вновь вышли к развилке, очень похожей на ту, что была вначале пути. Белава послала искателей, но пока она ждала ответ, Гурди пошел осматривать проходы. Он попросил подсветить ему, и девушка отправила к гному пару огненных шаров. Их новый знакомый прощупывал кладку стены, принюхивался, присматривался, делал небольшие подкопы, прислушивался и, наконец, уверенно указал на правый проход. Вскоре после этого вернулись искатели, слева оказался тупик. Девушка решила промолчать, что она тоже увидела верный путь, чтобы дать Гурди еще поважничать. Гном явно чувствовал радость от того, что стал полезным своим новым знакомым.

- Тянет свежим воздухом,- сказал гном.- Скоро выход.

- Точно, легче дышать стало,- подтвердил Катай.

- Тогда на выход?- Гарко с надеждой посмотрел на своих товарищей.

Останавливаться еще раз на ночевку никому не хотелось, раз впереди был белый свет. Решили идти до упора. Путники повеселели, опять начали оживленно разговаривать.

- Если удачно выйдем,- сказал Радмир.- Покажу проход в горах, которым легко и быстро выйдем в Зеркальную Долину.

- Интересно, где вообще выйдем,- улыбнулась Белава.- Леший очень мало знал о подземном ходе, мы шли совсем иначе, чем он говорил.

- Отчего же иначе,- не согласился Дарислав.- Если не брать усыпальницу Артера, то так и шли по прямому ходу, никуда не сворачивая.

- Вот бы сразу у альвов выйти,- помечтал Катай.

- Точно,- поддержал его Гарко.

- А еще сапоги бы найти и выпить кружечку доброго пива,- присоединился к ним в мечтах Гурди.

- К солнышку бы скорей,- сказала Белава, и Радмир, ехавший рядом с ней, ласково пожал ее руку.

- Скоро уже, голубушка. Совсем скоро,- улыбнулся он и перевел взгляд на дорогу.

Глава 21

Свет заходящего солнца больно ударил по глазам, и люди прикрылись руками. Они вдыхали полной грудью запахи большого мира и улыбались. Наконец, глаза привыкли к неяркому свету уходящего дня, и они начали оглядываться. Они опять стояли в лесу, и в какую сторону идти было непонятно. Решили идти пока прямо. Белава отправила очередных искателей, на всякий случай.

- Странно,- произнес Катай.- Почему темные не сделали ход от гор, а ушли в лес?

Ответа ни у кого не было. Но с Катаем согласились, нелогично это было. Вроде от Великих гор было бы удобней. Но у альвов всегда свои странные мотивы. Раз так сделали, значит так и надо. Настроение было у всех замечательное, однако, усталость сказывалась, и надо было искать место для ночлега. Путники облюбовали маленькую опушку и теперь устраивались на ней. Белава поставила защитный круг. В его надежность уже верили безоговорочно, потому спать завалились все разом, и вскоре опушка огласилась могучим храпом... маленького гнома, даже Гарко уступал Гурди в силе легких.

Белава проснулась среди ночи от того, что на нее кто-то смотрит. Она огляделась, но никого не заметила. Девушка встала, прошлась в границах защитного круга, пытаясь понять откуда идет этот взгляд. В который раз пожалела чародейка, что змейка осталась в ее родном мире, так уже привычно было определять опасность по ее шипению. Она немного подумала и покинула защитный круг, не спеша направляясь туда, откуда ей чудился взгляд. Возле кустов орешника она обернулась, мужчины спали. Девушка не спешила входить в кусты, она отвела их в сторону, вглядываясь в ночную темноту леса.

- Кто здесь, отзовись,- позвала Белава.

- Это я,- послышался негромкий девичий голосок.

- Кто я?

- Милуша,- снова ответил голосок.- Заблудилась я, страшно.

- А почему не выходишь, видишь же нас,- продолжала допрос чародейка.

- Мужиков у тебя больно много, боязно.- призналась Милуша.

- Далеко ль живешь отсюда?

- Да ты подойди ко мне, что мы через кусты разговариваем?- предложила невидимая девушка.

- Так ты ко мне выходи,- не согласилась Белава.

- Боязно,- упрямо повторила Милуша.- Вона мужики какие грозные, да с мечами. А тут они меня не приметят. Мне страшно здеся-а-а,- завыла она вдруг.- Лес, ночь, волки рыщут. А я одна бедная, натерпелася-а-а, настрадалася-а-а! Тебя увидела, думала, вот хорошо-то как, а ты ко мне даже подойти не хочешь.

- Ладно-ладно, не плачь. Сейчас чего-нибудь тебе поесть возьму, голодная, небось.

Белава вернулась в защитный круг, выудила из сумы сухарей и пошла назад. Милуша была там, она решилась немного приблизиться, но из кустов не выходила, однако, и чародейка не спешила подходить к ней, чай, не желторотая, чем легкомыслие заканчивается, зна ет. Девушка протянула сухари невидимой собеседнице, и та неуверенно потянулась за ними. Белава внимательно вгляделась в показавшуюся ладошку. Рука принадлежала действительно юной девушке, как и голос. Девка на выданье, только созрела, определила ее возраст чародейка.

- Как же тебя, горемычная, угораздило заблудиться?- поинтересовалась Белава.

- По ягодки пошла,- всхлипнула Милуша.- увлеклася и заплутала. Аукала, аукала, да видно Леший позабавился, аль Аука какой, теперь не знаю, куда идтить,- и она снова заплакала.

- Да ты выходи, сердешная, не бойся,- Белаве было жалко девушку.

- Боязно,- упрямо повторила та.- Там а мужики здоровые. Лучше ты ко мне.

- Глупая, не обидит тебя никто, выходи.

- Не-ет,- Милуша сделала новый заход на страдания с причитаниями.- Бедныя я несчастныя, да как же быть-то мне теперича-а? Сгину во цвете ле-ет. А и жисть моя непутевая-а-а.

- Не плачь, подойду к тебе, усокойся,- Белава совсем расчувствовалась и шагнула в темноту леса.

Милуша обнаружилась у дерева, успев отойти от кустов. Она спряталась за ствол, высунув оттуда только голову с распущенными волосами. Это насторожила чародейку. Чтоб девка, да простоволосая? Она позвала свою новую знакомую, но та опять заупрямилась, теперь опасаясь самой Белавы. Милуша потребовала показать руки, что ничего в них нет. Чародейка пожала плечами и протянула руки, развернув их ладонями вверх.

- Меня-то что боишься? - удивилась она.

- Да мало ли, все ж одна, да среди мужиков, а вдруг вы разбойники, и ты меня связать хочешь и к мужиками своим отволочь,- выдала Милуша.

- Так нет же ничего, сама посмотрела.

- А ты теперича спиной повернись, вдруг там припрятала,- не сдавалась девка.

- Странная ты какая-то,- Белава опять пожала плечами и повернулась спиной к Милуше.- Ну, что видишь?

- Подругу новую,- весело воскликнула девка, и чародейка услышала шелест травы под быстрыми шагами.

Она только хотела обернуться, как ледяная рука обхватила ее сзади за горло, а вторая уцепилась за оба запястья мертвой хваткой. Девушка вскрикнула, попыталась освободиться, но капкан холодных рук был слишком крепок. Ее потянули куда-то, только смех теперь был старушечий. Это что-то напомнило чародейке, но мысль моментально унеслась прочь.

- Помогите,- просипела Белава.- Помогите!

"У тебя не голова, а ветряная мельница",- будто крикнул ей в ухо Дарей. "Белава, как можно быть такой беспечной?" "Когда же ты повзрослеешь, лебедушка?"- теперь в мутнеющем сознании чародейки возник ее Радмир, и она всхлипнула.

- Радушко, любый мой, помоги,- прошептала она прежде, чем сознание совсем покинуло девушку. Напоследок она услышала стремительные шаги и свист рассекаемого воздуха.

- Я здесь, родная,- ответил любимый голос.- Я здесь. Дыши, Белавушка.

Она с хрипом втянула воздух, спеша насытиться им. Сильные руки крепко сжимали ее, и губы покрывали нежными поцелуями девичье лицо. Он был рядом, он услышал, он спас... Белава обвила шею мужчины руками и расплакалась, уткнувшись в грудь. Он успокаивал ее, гладил по волосам, шептал что-то, но слов она не разбирала, наслаждаясь родным теплом его тела. И только одна мысль в голове: "Пусть это будет он, пусть это будет он. Пусть все окажется страшным сном, а он рядом". Ее подняли на руки и понесли. Белава закрыла глаза, не желая видеть, что вокруг них. Через некоторое время сквозь сомкнутые веки пробился свет костра. "Сейчас я открою глаза, а там мастер. Он поругает меня, пообещает выпороть, а Радмир пожалеет. А я расскажу им свой странный сон. И все будет хорошо",- подумала она, когда почувствовала, что ее опускают на землю. Белава открыла глаза и встретилась с внимательным взглядом серых глаз и ласковой улыбкой.

- Что ж ты так, чародейка?- спросил ее Радмир.- Зачем за лобастой пошла? Там болото оказалось, она тебя уже до кромки дотащила, еле успел ей башку снести.

- Лобаста?- девушка огляделась и снова расплакалась. Такая надежда разрушилась.- Она Милушей назвалась.

- Может и была когда-то Милушей,- усмехнулся витязь.- Ну, не плачь, все уже позади. Испугалась?

- Да,- Белава кивнула и прижалась к мужчине плотней. Она помнила, кто это, но отпускать его сейчас не хотелось, а он не спешил отойти.

Прилег рядом, давая ей устроиться у себя на плече. Девушка обняла его и закрыла глаза, но сон не шел.

- Как ты заметил, что меня нет?- спросила она больше для того, чтобы нарушить молчание.

- Проснулся, когда мимо проходила. Сначала стояла у кустов, а не успел отвернуться, как тебя уже нет. Я меч взял и следом. В темноте не сразу понял, откуда ты на помощь зовешь, но успел.

- Спасибо,- прошептала она, чувствуя, как его губы касаются ее волос.

Он ничего не ответил, только прижал к себе посильней. Пусть завтра опять прогонять начнет, но сейчас он ей нужен, значит будет рядом. Белава закрыла глаза и постаралась ни о чем не думать. Вскоре она уже ровно и глубоко дышала. Витязь прислушивался к ее дыханию, разглядывая звездное небо над ними. Наконец, и его веки дрогнули, погружая мужчину в сон.

Ветер гулял в верхушках высоких деревьев, игриво проводил невидимой рукой по сочной зеленой траве, ворошил волосы спящих путников. Заря поднималась над лесом, призывая новый день этого мира. Солнышко улыбалось просыпающейся земле, а на опушке ему в ответ улыбалась молодая девушка, сладко спящая на плече у сильного мужчины.

Глава 22

- Гурди, мелочь пузатая, куда запропастился?- кричал Гарко, разыскивая нового знакомого.

- Сам ты пузатый,- парировал гном, вынырнув из-за ближайшего дерева.- Чего орешь, нельзя порядочному гному по делу отлучиться.

- Так ведь уже трогаемся, потеряешься,- ответил богатырь, вызвав улыбки своих спутников.

Отношение к человечку у Гарко разительно поменялось после рассказа гнома о его злоключениях, и теперь могучий мужик больше напоминал наседку, опекавшую малыша, что, впрочем, бесило Гурди даже больше, чем воинственность бывшего противника.

- Давай залезай,- мужчина легко оторвал карлика от земли, и тот возмущенно замолотил ногами по воздуху.

- Чего привязался, грязный тролль, ну скажите ему!- взывал он к остальным под их дружный хохот.

- Не знаю, что за слова поганые говоришь, не слыхал такого ругательства, а только не перечь, а то ведь не посмотрю, что маленький,- спокойно ответил Гарко.

- Это не я маленький, это ты длинный,- в конец разобиделся гном.

Шел третий день, как они выбрались из-под земли. Искатели, отправляемые Белавой ежедневно, наконец, добрались до Великих гор . Пока им не встретилось ни одной живой души, что их совсем не огорчало. Чародейка вновь натянула личину своей старшей сестры, когда лес стал все больше редеть.

- Похоже, скоро лес заканчивается,- сказал Дарислав.- Знать бы точно, куда выедем.

- Пока не окажемся за пределами лесами, сказать сложно,- ответил Радмир.

- Да это я и сам знаю.

Лес закончился неожиданно. Просто шаг и они уже едут по широкому тракту. Мужчины огляделись, пытаясь определить свое местоположение. Они посовещались и пришли к выводу, что позади них стоит город Бень, а стало быть им еще три версты прямо, а потом налево по узкой каменной дороге. А там уж и Великие горы. Путники приободрились и тронулись дальше.

День уже перевалил за половину, и солнце палило нещадно. Здесь так же началась осень, но недавнее лето еще живо напоминало о себе. Благодатной тени, о которой мечтали путники, все не было. Тракт давно увел их в сторону от лесной сени. Они по прежнему ехали одни, ни повозки, ни одинокого путника, ни купеческого каравана до сих пор не попалось им навстречу. Для Белавы это было совершенно необычным.

- Пустой тракт быть не может,- сказала она.- Это странно.

- Да,- согласился Радмир.- Странное затишье, но не особо. У нас такое случается. Возможно змеюкины злыдни проезжали недавно, народ от них прячется.

После этих слов все подобрались, начав оглядываться. Перспектива встретиться с милавиной дружиной никого не прельщала, кроме гнома. Он удивленно смотрел на людей, пытаясь понять, что же их так встревожило.

- Чего дергаетесь?- наконец, не выдержал он.- Что за твари такие?

- Ты не знаешь?- на него посмотрели в большом изумлении.

- А должен?- ответно удивился Гурди.

- Милава не трогала маленький подземный народ,- догадался Радмир.

- Какая еще Милава?- продолжал допытываться человечек.

- Она как две капли воды похожа на Белаву,- пояснил ему Гарко.- Только глазюки черные и злая. И злыдни ее без души, звери.

- Гномы никогда не слышали о такой,- важно ответил Гурди.- Вы, люди, вечно что-то придумываете, а нам некогда, мы работаем, роем, добываем и куем.

Теперь было понятно, почему гном спокойно воспринял Белаву, он просто не подозревал, что наверху уже десять лет правит одна маленькая, но очень злая колдунья. И о злыднях он ничего не слышал, потому не опасался. Белава тоже ни разу еще с ними не сталкивалась, но опыт прошлых приключений научил, что рать врага нельзя недооценивать. Успокаивало, что это не Звери и ядом, как перевертыши не плюются. Хотя бездушное тело тоже было крайне опасным. Девушка в очередной раз запустила своих искателей, и они вернулись с известием, что за следующим ответвлением дороги притаилось село.

- Там впереди село,- сказала она.- Может заедем, поедим по человечьи? Что?- девушка взглянула на недоуменные взгляды спутников.- У нас это запросто. На постоялом дворе остановиться можно, а нет его, так в любую избу постучись, накормят.

- У нас так же было,- ответил Дарислав.- Сейчас к незваным гостям относятся настороженно, редкий случай, когда двери откроют, а нас шестеро.

- Значит просто купим хлеба, наш-то давно кончился,- не отстала чародейка.- А коли сомневаетесь, то я съезжу, а вы подождите тут.

- Ну, сейчас,- тут же возмутился Радмир.- Никуда одна не поедешь.

- Ничего со мной не случится, я же чародейка!

- Лобасте это скажи,- отрезал витязь, и Белава показала ему язык. Нашелся тоже, понимаешь.

- Мы с Гурди в село не поедем,- сказал Гарко.- Внимания привлечем, а одного я малыша не оставлю.

- Получишь ты у меня, - обиделся гном.- Но ты прав, пузан, здесь подождем.

- Решено,- подвел итог Дарислав.- Едем я, Белава и Радмир. Катай, Гарко и Гурди будут ждать нас где-нибудь недалеко.

- Я тоже с вами хочу,- недовольно запыхтел Катай.

- Охолонись,- цыкнул на него отец, и парень состроил обиженную гримасу, но перечить не посмел.

Через полчаса показался тот самый поворот. За ним виднелась небольшая роща. Решено было в ней и оставить богатыря, гнома и молодого парня. Троица с радостью нырнула в тень, а чародейка со спутниками двинулись дальше. Первые крыши показались еще минут через двадцать. До путников донесся лай собак. Белава улыбнулась, она даже не подозревала, как успела соскучиться по этому звуку. Она прикрыла глаза, вспоминая, родные Кривцы. Дома она не была с того дня, как сбежала с собственной свадьбы, стыдно было в глаза глядеть родителям и сельчанам. Но Никодий несколько раз навещал дочь в Белом Граде. Не ругал, просто потрепал по плечу и вздохнул, приговаривая: "Это я виноват, баловства позволял много, вот ты и вышла такая". Ей тогда отчаянно захотелось, чтобы бат юшка наорал на нее, может даже выпорол, что в жизни не делал, лишь бы не смотрел так печально. Но он обнял непутевую дочь, крепко прижал к себе, успокаивая готовую разрыдаться чародейку: "Не плачь, Белавка, будет у тебя еще все. Чародейский век долгий, поумнеешь. А пока забавляйся, дитятя моя неразумная. Мы с мамкой все одно тебя любим. И домой приезжай, младшие скучают сильно". Но она навестить родных так и не решилась, страшно. Отец младших сам привез по весне. И девушка с удивлением обнаружила, что Огневка уже совсем взрослая, да и Милован менялся на глазах, превращаясь в юношу.

- На меня мамка ругается, говорит, что я, как ты. Женихов, мол, отпугиваю, а я своего ждала, чтобы по сердцу,- поделилась Огнева.

- Дождалась ?- с улыбкой спросила Белава.

- Ага,- радостно закивала ее сестра.- Братилом зовут, он из соседних Соснянок. На свадьбу-то приезжай.

Свадьба сестры должна быть уже вскоре, а она здесь. И тут всех подвела. Белава горестно вздохнула, и что ж такая уродилась?

- Что ты, голубушка?- спросил Радмир.

- Родню свою вспомнила и село, где родилась,- коротко пояснила девушка.

Они подъехали к околице, всматриваясь в сельскую улицу. Что-то было не так. Собаки надрывались, а людей не видать. Путники переглянулись, решая, что делать. И чем дольше наблюдали они, тем меньше хотелось въезжать в это село. Неожиданно раздался истошный женский крик, он-то и стал решающим. Первая сорвалась с места Белава, врываясь в село, за ней Радмир и последним, но не так быстро Дарислав. Он пристально оглядывался по сторонам. Из-за ближайшей избы настороженно выглядывал старик. Злыдни были здесь, никаких сомнений. Радмир должен уже был это понять, оставалось надеяться на чародейку. Дарислав повернул коня и поехал к старику.

Волны страха затопили сельскую улицу. Белава задыхалась от них, но только быстрей гнала свою лошадку. Радмир догнал ее и попыталась остановить.

- Там звери, голубушка, остановись,- говорил он.

- Ей страшно,- ответила Белава.- Я ее слышу.

Но лошадь все-таки остановила, кинув поводья витязю, и побежала на зов, слышный только ей. Вскоре послышался новый крик и причитания какой-то женщины. Чужой страх будил ярость, и Белава мотнула головой, отгоняя нарастающую злобу, не сейчас. Наконец, она остановилась перед последней избой, откуда теперь отчетливо слышался мужской смех и похабные шутки. Девушка обернулась, подняв руку.

- Не спеши,- сказала она Радмиру.- Я одна сначала.

- Нет,- он потянулся к мечу.

- Пожалуйста,- она с мольбой посмотрела на витязя.- Не заставляй тебя останавливать. Я понять хочу, что они такое. Обожди немного.

- Немного,- мрачно отозвался мужчина, соглашаясь с ней через силу. Она благодарно улыбнулась и шагнула к веселящимся воинам.

- Ой, и весело у вас, дядечки,- простодушно заулыбалась она.

Перед ней стояло девять мужиков в кафтанах черного цвета. Они обернулись на голос, оглядывая конопатую рыжую девку в мужском платье. Не повернулся лишь один, десятый. Что-то знакомое показалось в нем Белаве. Десятый сжимал в объятьях рыдающую девку. Недалеко от них ничком лежал мужик в просторной серой рубахе с окровавленной головой, над ним убивалась женщина. К стене жался пацаненок лет восьми, глядевший на происходящее большими испуганными глазенками. У чародейки сжалось сердце, когда она взглянула в эти глаза. Она вновь подавила волну ярости, сохраняя на лице все ту же простодушную улыбку. Девушка вгляделась в статную фигуру мужчины, державшего плачущую девицу.

- Ярополк?- выдохнула она, и мужчина обернулся.

Да, перед ней был Ярополк... почти. Та же статная фигура, то же красивое лицо, те же черные, как смоль волосы, только вот не был он похож на ее бывшего жениха. В темных глазах ее Ярополка душа светилась, черты лица хранили благородство, а у этого пустота вместо глаз. Точней, ощущение, что на тебя смотрит пустота. Если Белаве приходилось все время напоминать себе, что Радмир из этого мира и ее Радмир разные люди, то черноволосый мужчина, стоящий перед ней ничем не напоминал берестовского тысячника. Холодная пустота ощупала ее пристальным взглядом, и брови злыдня взметнулись.

- Кто ты, рыжая? Откуда меня знаешь?

- Тебя не знаю,- ответила она и оглянулась на остальных, обступивших ее.

Те же пустые глаза. Она поежилась, но тут же взяла себя в руки и сделала несколько шагов в сторону от них, стараясь всех видеть. Чародейка бросила пристальный взгляд на тело мужика. Живой, только без сознания. Еще несколько шагов, и она закрыла собой всхлипывающую девку.

- Чего к девке приципилися?- полюбопытствовала Белава, продолжая ощупывать злыдней взглядом.- Не хотит она с вами, не видите что ли?

- А кто же ее спрашивает?- заржали злыдни.

- Ты кто такая?- снова заговорил "Ярополк".

- Мимо шла и зашла. А тута вы веселитеся,- ответила девушка.

- Больше девок, больше меда,- решил черноволосый злыдень.- Только больно страшная ты, рыжая.

- На себя погляди, коряга не отесанная,- оскорбилась Белава.- Я по сравнению с тобой солнышко ясное. Тоже мне.- она скрестила руки на груди и обиженно надулась.

- Не боишься языком-то трепать?- сощурился "Ярополк".

- А чего тебя бояться-то, морда чернявая?- подбоченилась наглая девка.- Тю-у, не таких видали.

Злыдни замолчали, недобро поглядывая на нее. Белава сделала еще шаг назад, оттесняя ошалевшую заплаканную девку.

- Держи ее,- бросил остальным чернявый, и те направились к рыжей.

- Один-то боишься не справишься?- продолжала издеваться Белава.- Ой, люди добрыя, и чего это деется-то? Облом здоровый, а девки испугалси, дружков на помощь зовет! Ой, не могу, витязь,- хихикнула она.- Держите меня-а.

- Рыжая моя,- коротко сказал "Ярополк".

И злыдни двинулись на двух девушек.

Глава 23

- Ой, мамочки,- всхлипнула девка за спиной Белавы.

- Тебя как звать?- быстро спросила чародейка.

- Забава,- машинально ответила та.

- Скажу- беги, побежишь, Забава,- коротко бросила Белава и переключила все внимание на приближающихся злыдней.

Они не спешили, подходили медленно, растянув губы в улыбках-оскалах. Чародейка ответила такой же улыбкой и щелкнула пальцами. Злыдни замерли.

- Беги,- бросила Белава, и Забава припустила прочь со двора, еще не успев осознать, что же произошло.

Белава уже было расслабилась, но вдруг поняла, что что-то не так. Контуры злыдней начали оплавляться, они будто расплывались в воздухе, пытаясь сдвинуться с места.

- Ох, лишеньки,- расстроилась чародейка.- Плохо-то как... Серой пахнут... Ну, Вогард.

Злыдни, наконец, отмерли, но нападать на девушку на спешили. Теперь они сами внимательно приглядывались к рыжей. И не только они. Женщина, до этого момента причитавшая над мужем, смотрела на чародейку круглыми глазами, мальчонка тоже открыл рот и страх в глазах сменился удивлением.

- Тащи мужа отсюда,- сказала ей Белава,- живой он. И пацаненка заберите, не след ему на происходящее смотреть. Да быстрее!- прикрикнула она, не выпуская злыдней из поля зрения.

- Ты чародейка?- спросила женщина, не двигаясь.

- А на кого похожа,- усмехнулась девушка.

Она снова щелкнула пальцами, вынуждая тварей, так похожих на людей, снова замереть, быстро подбежала к распростертому на земле мужчине и влила в него немного жизненной силы. Тот открыл глаза и удивленно посмотрел на рыжую девку, склонившуюся над ним.

- Очухался?- сказала девка.- А теперь живо отсюда! Они сейчас отомрут.

Избавлялись от ее чар злыдни в этот раз быстрей, и это очень не нравилось девушке. Значит, еще раз-другой, и это заклинание на них вовсе не подействует. Очень не хотелось звать демоницу, но Вогард не оставлял ей выхода. Именно его она чувствовала в этих созданиях, бывшими когда-то людьми. Вся сила Милавы- это демон.

- Колдуешь, рыжая?- подал голос отмерший "Ярополк".

- Колдую помаленьку,- не стала отнекиваться девушка.- Нельзя что ли?

- Нельзя,- ответил тот.- Божественная запрещает.

- Мне ваша божественная не указ,- усмехнулась Белава.- И что делать будем? Сами уйдете аль драться начнем?

- Нам твоя сила не страшна,- усмехнулся чернявый.

- Это мы еще посмотрим,- ответила она и взмахнула рукой, откидывая злыдней.

Те отлетели, сильно приложившись к стене стоящей рядом избы, но быстро встали, мотая головой, и пошли на чародейку, вытянув мечи из ножен.

- Напугали, спасу нет,- усмехнулась она и снова щелкнула пальцами, вырывая мечи из рук злыдней.

Мечи взлетели, и девушка шевельнула пальцами, разворачивая оружие против их хозяев. Снова щелчок, и мечи пронзили податливые человеческие тела. Твари упали на колени, ухватились за рукояти и... вытащили мечи из тел, не уронив ни капли крови. Белава ахнула. Значит, огонь. Огонь их создал, огонь и убьет.

Дальше события вышли из-под контроля. Контуры злыдней опять размылись, и они бросились к чародейке, окружив ее.

- Руки ей вяжите, она руками управляет,- велел чернявый, и руки девушки болезненно завернули ей за спину, перетягивая кушаком.

Белава взглянула на камень, и тот полетел в голову чернявому.

- Неожиданно?- усмехнулась она, пока "Ярополк" тряс головой.

- Глаза тоже,- заорал взбешенный злыдень.

Чародейка прикрыла глаза и начала шептать. Ветер усилился вокруг, закрутился маленьким вихрем и снова отшвырнул тварей в сторону.

- Последний раз говорю,- заговорила она.- Уходите из села.

- А если так?- осклабился один из злыдней и прежде, чем она успела отреагировать, кинул в девушку нож.

Она глухо застонала, почувствовав, как сталь вошла под ребра. Боль была резкой, обжигающей. Боль родила ярость, но девушка по прежнему сдерживала ее, выталкивая нож из тела силой жизни.

- Белава!- нож стал последней каплей для витязя, и он выскочил из укрытия, приготовившись к драке.

- Куда?- простонала чародейка,- Не устоишь.

Злыдни осклабились и пошли на Радмира, зазвенела сталь. Не отобьется, погибнет, с ужасом думала Белава.

- Ну, вот и попалась, рыжая,- услышала она голос "Ярополка", и ее грубо схватили, вгоняя почти выползший из тела нож обратно по самую рукоять. Девушка закричала, на миг потеряв связь с реальностью.

Черная ярость всколыхнула все существо чародейки. Она шла из глубины, накатывала волнами, вытесняя угасшее сознание человека. Демоница возвращалась. Она поднималась, распрямляя плечи, просыпалось ее собственное сознание. Чьи-то руки дрогнули на гибком сильном теле и выпустили из своего крепкого кольца. Что-то хрустнуло на ее запястьях, и обрывки кушака упали на землю. Демоница открыла свои мерцающие зеленым сиянием глаза и огляделась.

Прижатый к дому, гиб мужчина, к котором хозяйка ее тела питала странную слабость. Демоница не понимала ее, это всего лишь человек. Она несколько мгновений смотрела на израненное тело и не смогла отвернуться. Влечение человека передалось ей, и она почувствовала гнев и страх за мужчину.

Демоница взметнула руку, и нападавшие на витязя подлетели, подхваченные мощным порывом воздуха. Она закрутила порыв в вихрь, собирая злыдней вместе, поманила пальчиком, вынуждая вихрь поднести к ней пленников и выдохнула струю пламени. Пылающие твари так и кружились в воронке вихря пока не превратились в прах. Только тогда вихрь распался, разметав пепел в разные стороны.

Демоница огляделась. Рядом с ней был лишь умирающий витязь. Она подошла к нему, присела рядом.

- Жди ее возвращения, она не дает мне власть над силой жизни,- глухо сказала пламенноволосая и повела носом, отыскивая запахи оставшихся злыдней.

Зря чародейка предлагала им просто уйти, впрочем, что от нее ждать, она тоже всего лишь человек, которому дана власть управлять силами, создающими мир. Слабый уязвимый человек. Надо найти и уничтожить. Демоница двинулась на запах страха злыдней. Ее они действительно боялись.

Радмир смотрел вслед, удаляющейся демонице, продираясь сквозь пелену боли. Конечно, у него не было шансов против этих, но стоять и смотреть больше не было сил. А сейчас на его душе был покой- живая. Витязь любовался гибким стройным телом, реющими по ветру языками пламени, заменяющими сейчас Белаве волосы.

- Всегда хороша,- шепнул он и потерял сознание.

Из спасительно забытья его вытащил голос Дарислава.

- Радмир,- тревожно звал товарищ.- Ну, что ж ты полез, дурень.

- Что с ней?- хрипло спросил витязь, морщась от боли в кровоточащих ранах.

- Она их по запаху находит,- ответил Дарислав.- Восьмерых сожгла, двое сбежали. Как ты?

- Кажись, отхожу,- слабо улыбнулся Радмир.- Скажи ей...

- Сам скажи, вон идет,- и витязь услышал, как его товарищ побежал к кому-то.- Помоги ему, Белавушка, ты ведь можешь.

- Я нет,- ответил глухой голос.- Она может.

- Вы ведь одно, разве нет?- удивился старый воин.

- Почти. Но мне недоступна сила жизни.

- Так пусть вернется чародейка!- закричал Дарислав.- Он же умрет.

- Не могу, - ответила демоница.- Она молчит. Нам надо уходить отсюда. Бери лошадей, я витязя возьму.

Демоница подошла к Радмиру, который смотрел на нее со слабой улыбкой. Она присела рядом и погладила его по лицу. Мужчину было очень жалко, такое человеческое чувство. Значит хозяйка где-то рядом. Надо успеть перейти, пока она не вернулась. Человеческих сил не хватит на все, а спешить надо, она чувствовала. Что-то тревожило демоницу, заставляло оглядываться и чего-то ждать. Она чувствовала... Странное чувство томило ее, будто ожидание того, кто звал ее последние мгновения. Нечто молило ее: "Дождись". И ждать демоница ничего не собиралась. Она аккуратно подхватила на руки витязя. Тот сморщился.

- Не стыдись,- сказала демоница.- Я сильней тебя. Нам надо спешить.

Она зашептала и распахнула невидимую дверь. Порыв ветра ударил в лицо, взметнув пламя - волосы. Демоница повернулась и увидела бледное лицо Дарислава, сидящего на своем коне и ведущего в поводу их лошадей. За домом собирались люди, следящие за ними со страхом и... надеждой.

- Ступай в проход,- велела демоница Дариславу.- Я не могу его вечно держать открытым. Она теряет слишком много сил. Поторопись.

Дарислав сглотнул и шагнул в проход навстречу завывающему ветру, следом вошла демоница с бледным мужчиной на руках, и проход исчез. Сельчане так и не проронили ни слова, глядя на опустевшее подворье.

Катай тревожно следил за дорогой, прячась между деревьями. Гном и богатырь кидали камешки, замеряя, кто кинет дальше.

- Пузан,- возмущался Гурди,- ты пальцем камень сдвинул, я видел!

- Да ты что, клоп!- горячился Гарко,- коль нормально кинуть не можешь, то и не садись играть, а честного человека обвинять не смей!

- Жулик!- кричал гном.

- Пройдоха!- стучал кулаком по земле богатырь.

Вдруг по роще пронесся порыв ветра, и прямо из воздуха появились Дарислав с лошадьми и демоница с Радмиром. Катай кинулся к ним, следом за ним Гарко, а Гурди отркрыл рот и тыкал пальцем в демоницу.

- Де-де-демон,- заикался он.

- Белава это,- бросил ему Гарко.

Демоница аккуратно положила витязя на землю, облегченно вздохнула, и ее контуры начали таять, пока перед путниками не предстала бледная шатающаяся Белава. Она опустилась на колени перед Радмиром, положила ему на грудь дрожащую руку, вторую опустила на землю, пытаясь пополнить запас силы.

- Не надо,- простонал тот.- Ты итак без сил. Сколько можно спасать меня.

- Я и там тебя два раза к жизни возвращала,- улыбнулась девушка и пустила через себя силу.

Ее спутники смотрели, как затягиваются страшные раны витязя, как краска возвращается на его лицо, и как скривилась Белава, принимая чистую силу этого мира, не успевая ее подстроить под себя. Когда глаза витязя стали ясными, она откинулась назад, отрывая руку от земли, будто та горела огнем. Искаженное болью лицо стало пепельного цвета, и девушка потеряла сознание.

Глава 24

Отряд злыдней из пятнадцати тварей ворвался в село. Чернявый выскочил из-за крайней избы и побежал им навстречу. Злыдни спешились и направились к столпившимся сельчанам. Люди подались назад, готовые обратиться в бегство, но тут по земле распласталась тень от огромной птицы, и все, кто был на сельской улицы подняли головы. Это была не птица.

На землю мягко опустился демон. Он сложил кожистые крылья, охватившие его плечи плащом, и окинул внимательным взглядом людей и злыдней. Ноздри его трепетали, золотые зрачки расширились. Злыдни притихли, люди сжались. Демон направился туда, где исчезла демоница и осмотрелся. Он повернул голову к тому месту, где лежал витязь и нахмурился. Она по прежнему с ним. Что нашла она в этом человечешке? Вогард прошел дальше. Там дальше что-то было, что так сильно пахло ею. Прекрасный невероятный запах... Он нагнулся и поднял окровавленный нож, втянул носом, прикрыв глаза. Но тут же золотые зрачки полыхнули красным, ярость затопила сознание демона, и он стремительно вернулся к замершим сельчанам и милавиным дружинникам.

- Кто это сделал?- зарычал он, сжимая в кулаке нож.

Нож был из тех, что носили созданные им твари, и Вогард направил на них тяжелый взгляд. Злыдни отпрянули, они по настоящему боялись демона. Милаву слушались беспрекословно, а его боялись до дрожи. Это единственное яркое чувство, которое могли испытывать бездушные существа.

- Кто?- взревел Вогард.

Злыдни молчали. Тогда Вогард обернулся к людям, вглядываясь в испуганные бледные лица.

- Ты все видела,- ткнул он пальцем в женщину, которая убивалась над мужем.- Иди сюда.

Женщина покачнулась, но послушно вышла вперед. Демон сделал шаг к ней.

- Рассказывай,- велел он.- Все рассказывай.

- Да что рассказывать,- еле слышно начала женщина.- Эти,- она кивнула на сбившихся злыдней,- приперлись к нам, опять напотребства разные чинили. Потом вон тот чернявый Забаву нашу приметил,- голос ее зазвенел.- Кинулся на девку, а у ней жених есть! Муж мой защитить хотел, так его по голове ударили, я думала, помер кормилец наш, надежа и опора. А они к Забавке лезут, снасильничать хотят. А тут девка рыжая является, да давай насмехаться над ними.- Вогард, весь подобрался, слушая женщину.- Злыдни хотели ее вместе с Забавой, а она их замереть заставила, да Забаву прочь прогнала, а потом и мужа моего вылечила и бежать нам велела. А они отмерли и на нее, да только не далась им рыжая запросто. Они все одно ее окружили и руки вязали, а она не сдалась, тогда нож и кинули, как она скривилась милая от боли-то. Тут витязь прибежал, со злыднями окаянными сцепился, да куда там, они его обступили, да изранили всего. А потом, не видала кто, к рыжей подскочил, да нож-то заново и воткнул, как она закричала, сердешная, страшно. А потом и началось. Обернулась она в бабу с огнем на голове, да давай злыдней жечь. Они от нее побежали, только нашла она почти всех, только вон тот чернявый и спрятался.

- Куда она делась?- спросил демон и замер, ожидая ответа.

- В воздухе растворилась,- ответила женщина.- Мужика с лошадьми пропустила, витязя раненного забрала и растворились все.

Демон тяжело вздохнул, потом показал жестом женщине отойти и повернулся к притихшим злыдням. Он сдерживал ярость, пока женщина говорила, не хотел пугать ее, знал, что та может замолчать. Но теперь лицо его исказилось, рука взметнулась, и с пальцев сорвалось пламя, охватывая сразу несколько злыдней. Остальные бросились врассыпную. Вогард сделал несколько взмахов крыльями и взлетел, навис над бегущими злыднями, схватил двоих за шиворот, подняв их в высь, потом размахнулся и ударил головами друг об друга, бросил и понесся вниз. Схватил еще одного и разорвал на части. Сжег еще двоих и опустился на землю.

- Стоять,- сказал он негромко, но услышали все.

Злыдни остановились, трясясь как в лихорадке. Вогард поманил их к себе, твари не посмели ослушаться, осторожно приближаясь.

- Запомните этот запах,- и протянул им нож.- Не сметь даже смотреть на нее. Кто посмеет тронуть, встретится со мной. В это село больше не заезжать, никогда. Ясно?- злыдни молча кивнули.- Пошли вон.

Уговаривать милавин ых дружинников было не надо, оставшиеся злыдни вскочили на лошадей и умчались прочь из села, сразу забывая о его существовании. Демон обернулся к людям, в ужасе смотрящим на него.

- Она вас пожалела, живите,- сказал он и взмыл в небо.

Вогард летел, не отрывая взгляда от земли. Он то зависал, то начинал кружить над одним местом, когда ему казалось, что он уловил движение. Но она снова растворилась, будто и не было. Демон готов был выть от бессилия, и все же предвкушение встречи будоражил о кровь. И он признался себе, что ему нравится ее искать. Он приземлился на уже знакомый утес и посмотрел на реку, все так же несшую свои воды. Вогард задумался. Похоже, она направляется к Великим горам, значит, скоро будет у альвов. Девчонка выбрала тех, кто много знал. Она хочет сражаться. Демон мечтательно улыбнулся. Прекрасна и воинственна, что еще можно желать? Ему стало любопытно, что она будет делать дальше. Решение пришло почти сразу. Нет, он больше не будет пытаться ее найти и забрать, он будет следить за ней и оберегать от большой опасности. В остальном пусть развлекается. Придет время, и зеленоглазая будет с ним, но не сейчас, так даже интересней. Девчонка хочет свергнуть самопровозглашенную богиню, он не будет мешать. Было ли ему жалко Милаву? Нет, он не привык жалеть, но знал это чувство.

Он узнал много чувств, когда выполнял просьбу Милавы, создавая ее рать бездушных тварей. Вогард выпил тогда много душ, слишком много, чтобы не заметить то, что было в людях. Зависть, жадность, злость- все это он пропустил с усмешкой. Но были чувства, которые сделали ему больно. Они любили, ненавидели, жалели, тосковали, сочувствовали, радовались и страдали. Сначала демона раздражали эти чувствовали, а потом он окунулся в этот манящий дурман, и ему стало больно от того, что в этот мир непривычных чувств он никогда не окунется. Кто мог вызвать любовь у древнего и всесильного Вогарда? Что-то похожее он чувствовал когда-то давно, но тогда он еще жил среди подобных ему. И все-таки там чувствовалось иначе. Человеческие чувства были хрупки и быстротечны, но что-то тронуло в них сердце могучего демона. Он даже пытался найти их отзвук в себе в начале их партнерства с Милавой, но ничего не было кроме страсти. Даже его собственническое отношение к черноглазой богиньке было отношением хозяина к веще, и никто не смел трогать ее. Так что же так разрывается внутри, когда он чувствует запах того, с кем сбежала зеленоглазая? Что так жжет огнем? Почему хочется его рвать на части, наслаждаясь каждой секундой мучений человеческого мужчины? И тут он вспомнил название этого чувства, его он тоже чувствовал, когда пил души. Ревность. Демон ревновал!

Вогард закинул голову и расхохотался, спугнув лося, вышедшего из леса. Это было восхитительно! С того момента, как девчонка появилась здесь, он снова жил. Теперь он многое знал о чувствах. Он испытывал радость от того, что она есть. Тоску, что не с ним. Ревность, что с другим. А еще он с изумлением обнаружил в себе еще одно чувство, демон был влюблен. За одно только это Вогард готов был носить девчонку на руках. Все эти чувства убрали вселенскую скуку, изводившую его так давно. Он мучился, страдал и был этим счастлив. Нет, нет, не стоит торопиться с поимкой зеленоглазой, пусть продлится эта погоня, пусть продлится предвкушение. Вогард еще больше уверился в принятом решении.

- Но приглядывать за тобой я буду, - усмехнулся демон.- Я хочу видеть все, что будет происходить с тобой.

Демон поднялся и окинул взглядом, раскинувшееся под ним великолепие природы.

- Красиво,- оценил он в первый раз то, что видел столько раз и полетел в сторону Великих гор.

Путники услышали лошадиный топот и притихли, пропуская отряд злыдней, промчавшийся в сторону села. Они хмуро переглянулись, прекрасно зная, что сейчас будет с селом, где напали на их собратьев. Но каково же было их изумление, когда через некоторое время весьма поредевший отряд пронесся обратно так быстро, будто демоны дышали им в спину. За злыднями неслись лошади без седоков, что могло означать только одно, кто-то убил часть тварей, и теперь они спасались бегством.

Белава была все еще без сознания. Успокаивало то, что пепельный цвет лица поменялся на более привычный бледный, и дыхание из прерывистого становилось более ровным.

- Мы не можем ждать здесь,- сказал Дарислав.- Нужно трогаться.

С ним согласились, тем более, что до гор оставалось совсем немного. Девушку усадили к Радмиру, и он заботливо обнял ее, оберегая от лишней тряски. Катай взял повод чародейкной лошадки, и путники отправились дальше, вернувшись на тракт. К седлу Дарислав был приторочен небольшой мешок с продуктами, раздобытыми в деревне.

- Очнется, поест свежего хлеба, как хотела,- сказал мужчина.

- Где ты был?- спросил витязь, памятуя, что товарищ отстал от них сразу, как только они въехали в село.

- Поговорил с одним дедом, он же и продуктов дал. Дед сказал, что злыдни заполонили дороги. Они мотаются небольшими разъездами, ищут кого-то. Сидят в Бене, но впереди тоже есть городок под названием Шварнедь. Там они тоже есть.

- Мы не доедем до Шварнеди, свернем раньше,- задумчиво произнес Радмир.- Лучше свернуть еще раньше. Скоро будет старая тропка, про нее мало, кто знает. Там и проход будет, я его знаю.

- Тогда так и сделаем,- поддержал Дарислав.- Ищут ясно кого, даже странно, что напали на вас злыдни.

- Так может у них приказ уничтожить. А может просто не ожидали, что мы сами на них выскочим, да еще и нападать девка начнет. И выглядела она иначе, чем им могли сказать. Лица-то у них знатно вытянулись, когда Белава насмехаться начала,- улыбнулся витязь с нежностью взглянув на чародейку.- Но больше ее так отпускать не будем.

- Так кто же она?- спросил гном.- Человек или демон?

- Человек.- ответил ему Гарко.- Там длинная история, откуда в ней кровь демона взялась.

- Так расскажи,- не рас терялся Гурди.

- Плохой я рассказчик,- скривился богатырь.- Вон пусть Катай расскажет, он красивше сказывает.

- Это мы мигом,- обрадовался Катай и подъехал к ним.

Юноша повел сказ с выражением истинного баяна, добавляя от себя для красочности новые детали о великом бое двух чародеев с полчищами чудищ, которы х создали злой колдун и страшный демон. Даже знавшие эту историю от самой Белавы Радмир, Дарислав и Гарко, слушали Катай разинув рты. Уж больно красиво у того выходило сказание. Кажется, в этом мире появилась новая сказка.

Путники свернули на еле приметную тропку, скрывшись в высокой траве. В небе мелькнула тень какой-то огромной птицы и скрылась в горах. Четыре всадника, двое из которых везли на своих лошадях еще по одному седоку, остановились у подъема.

- Туда,- указал Радмир направление, и они не спеша направились к проходу.

Невысоко от них сидел демон. Когда он хотел, его никто не мог увидеть, и путники не видели. Вогард с интересом рассматривал небольшой отряд. Усмехнулся, увидев гнома, а потом долго и пристально вглядывался в бледное лицо спящей девушки. Витязь бережно поддерживал ее. Один раз мужчина склонил голову и коснулся губами волос девушки. Кулак Вогарда сжался, но тут же расслабился, и пальцы спокойно легли на теплый камень. Он прикрыл глаза, впитывая сладкую боль ревности. Ему было хорошо...

Глава 25

Белава проснулась, когда вечерний сумрак завладевал землей. Ее спутники сидели возле костра и тихо переговаривались. Девушка села, и не нее обернулись.

- Очнулась, голубушка,- улыбнулся Радмир.- Садись есть, как раз приготовили.

Он помог ей подняться и дойти до костра. Белава протянула к огню руки . Она была еще слаба и чувствовала озноб. Тепло от костра приветливо коснулось ладоней девушки, и она улыбнулась, будто встретив старого друга. Потом прикрыла глаза и призвала огонь изнутри, окончательно согреваясь. Белава легко вздохнула и посмотрела на спутников.

- Где мы?- спросила она.

- Почти в Долине Водопадов,- ответили ей.- Скоро Зеркальный Град. Здесь нет ни нечисти, ни злыдней, мы решили сделать привал.

- Хорошо,- согласно кивнула чародейка.- Никогда не была в землях альвов. Встречать встречала, даже имя от них получила, а в Хрустальный Град пока не довелось доехать. Хоть в Зеркальном побываю,- улыбнулась девушка.

Недалеко от них растянулся на траве демон, он подпер голову рукой и слушал путников. "Зеркальный, Хрустальный,- подумал он.- Вечный Город, вот настоящее чудо. Когда-нибудь я расскажу тебе о нем".

Дарислав достал каравай, взятый в том самом селе, отрезал большой шмат и с улыбкой протяну л Белаве. Глаза девушки радостно сверкнули, и она глубоко вдохнула запах еще свежего хлеба. Потом отломила кусок мякиша и положила в рот, прикрыв глаза.

- Будто сласть какую ешь,- сказал Катай.

- Соскучилась я по хлебу под землей,- улыбнулась Белава.- Этот каравай матушкин напомнил, даже пахнет так же. Я так давно матушку не видала,- вдруг всхлипнула она, но быстро взяла себя в руки.- Вернусь, сразу к ней поеду.

Радмир и демон одинаково недовольно посмотрели на нее. Чародейка взяла протянутую миску и с аппетитом накинулась на еду, ощутив сильный голод. Путники последовали ее примеру. Вскоре совсем стемнело и только небольшой костерок освещал небольшое пространство вокруг людей. Где-то крикнула ночная птица, застрекотали сверчки, путники вдохнули полной грудью умиротворяющую благодать здешних мест.

Гарко и Гурди улеглись спать первыми, Дарислав тоже готовился ко сну. Радмир исчез куда-то, у костра осталась только Белава, задумчиво глядящая в его жаркую сердцевину. Наконец, и она встала, но спать не легла, выспалась. Девушка отошла в сторону и села на землю, потянув к себе ее силу, подстраивая ее под себя, подчиняя. Потом, как всегда, взялась за воздух. Вогард с интересом смотрел, как чародейка окуталась сияние силы. Он видел, как она поманила на себя воздух, и он заколыхался, пошел рябью и послушно потянулся к ее рукам. Две силы переплелись, смешались и, полыхнув, втянулись в тело девушки, проникая в каждую пору. Вогард устроился поудобней, наблюдая за действиями Белавы. Ему понравилось то, что он увидел, это было красиво. Милава так не могла. Источником ее силы была тьма, все остальное божественной дал демон.

В это время вернулся Радмир. Он осмотрелся и заметил Белаву. Мужчина подошел к ней и остановился, не трогая. Он любовался личиком чародейки, которая продолжала сидеть с закрытыми глазами. Витязь молча сел рядом и взял ее за руку. Демон в очередной раз заставил себя успокоиться и продолжил смотреть. Чародейка открыла глаза и посмотрела на мужчину. Она улыбнулась и мягко забрала руку, положив ее к себе на колени. Радмир вздохнул, но спорить не стал.

- Ложись отдыхай,- вновь улыбнулась Белава и все-таки погладила его по лицу.- Завтра день тяжелый, надо еще альвам доказать, что я не Милава. Мороком их не обманешь, да и не хочу я врать пресветлым.

- Хорошо, голубушка,- витязь потянулся и встал, подав ей руку.

Они вместе вернулись в круг костра. Радмир лег, а девушка вернулась к огню. Она снова погрузилась в свои мысли. Машинально протянула руку, и язычок пламени послушно скользнул в раскрытую ладонь. Девушка играла с ним, переливая будто воду из руки в руку. Огонек тянулся огненной струйкой, проходя сквозь девичьи пальцы, охватывая кисть и вновь возвращаясь в ладонь. Радмир завороженно смотрел за этой игрой, пока веки его не сомкнулись. Вскоре не спала лишь Белава.

Вогард поднялся и подошел к костру. Он сел по другую его сторону от девушки, разглядывая ее через плавящийся воздух. Потом наклонился, приблизив свое лицо к ее, так близко, что еще чуть-чуть, и их губы могли бы соприкоснуться. Чародейка замерла, ощутив, что рядом кто-то есть, оглянулась, но вокруг было пусто, и она вернулась к своему задумчивому созерцанию костра. Демон шевельнул пальцами, и огненная змея поползла к девушке, скользнула по рукам, захватывая с собой и ее огонек, обвила стан, поднялась к лицу и ласково коснулась щек, губ, огладила волосы и вновь вернулась к лицу. Белава прикрыла глаза, позволяя огню ласкать себя. Вогард еще больше приблизил свое лицо к чародейке и коснулся ее губ вместе с огнем. Белава открыла глаза, прислушиваясь к своим ощущениям, а потом собрала огонь и вернула его в костер. Глаза ее затуманились, и одинокая слезинка скатилась по щеке.

Она встала и отошла от спящих спутников, вслушиваясь в звуки ночи. Демон прислушался, где-то раздался шорох, едва уловимый, и вновь все стихло. Но чародейка так и осталась стоять, всматриваясь в темноту.

- Показалось,- наконец, тихо сказала она и повернулась было к костру, но тут вокруг нее завихрился ветер, и из земли рванули корни растений, стягивая ей руки и ноги.

В то же мгновение на луг выскочило пят ь высоких гибких фигур с луками в руках. Вогард мрачно подумал, что еще движение, и среди альвов начнется повальный мор. Но случилось то, что не ожидал ни демон, ни сами альвы. Белава призвала альвийскую силу, дарованную ей Вералоном, и корни отпустили ее, покорно уходя в землю. Альвы взметнули луки, и пять стрел сорвались в погоню за своей жертвой, но остановились, не долетев до девушки и упали на землю. Чародейка подняла руку и заговорила.

- Здравы будьте, пресветлые альвы. Мое имя Белава, сын повелителя Хрустально го Града, Баэлиан, нарек меня Анариэль. Славный Вералон подарил силу великих альвов, вы не сможете причинить мне вред. А я не причиню вреда вам. Я не воевать с вами пришла, я пришла к вам за помощью. Дозвольте мне слово молвить прежде, чем вы решите, что делать дальше.

- Мы знаем кто ты,- холодно ответил светловолосый альв.

- Вы знаете не меня, вы знаете Милаву,- ответила чародейка.- Я не из вашего мира. Но я не смогу вернуться домой, пока не помогу вашему, так решило озеро.

- Ты пришла из Глубокого озера?- второй альв опустил лук. - Тиамар, это не черная женщина, посмотри на нее.

- Черная хитра,- возразил тот, как назвали Тиамаром.

- Но это не она.- повторил второй альв и направился к Белаве.

Она ждала спокойно, пока четверо пресветлых придут к единому мнению. Пятый стоял уже рядом с ней, рассматривая.

- Меня зовут Ниахар,- он учтиво поклонился.- Приветствую тебя на землях северных альвов. Там твои спутники?

- Да. Четверо человек и один гном. Мы встретили его, когда шли подземным проходом темных.

- Я чувствую здесь еще кого-то, но не могу понять кого,- Ниахар оглядел луг, и демон усмехнулся.

- Мне показалось будто кто-то есть, но искатель пришел без ответа,- ответила чародейка.

Наконец, альвы пришли к общему решению. Они присоединились к Белаве и Нихару, внимательно разглядывая девушку.

- Ты слишком похожа на ту, что все ненавидят, но твоя сущность иная. Мы отведем тебя в Долину Водопадов. Тебя и твоих спутников.- сказал Тиамар, однако, взгляд светловолосого говорил, что он ей не доверяет.

Белава кивнула и направилась к костру. Мужчины крепко спали, измотанные событиями предыдущего дня. Девушка покачала головой, ей было жалко их будить, но выхода не было. Она щелкнула пальцами, и ее спутники разом открыли глаза.

- Вставайте,- сказала чародейка.- Пресветлые ждут нас.

Путники вскочили, ища глазами хозяев этих земель. Гном скривился.

- Кривляки,- буркнул он.

- Цыц,- шепнул ему Гарко.

- Гномы не воспитаны,- усмехнулся один из альвов.- Мы не обижаемся.

Радмир быстро собрал вещи и приблизился к пресветлым. Он поклонился им и расплылся в улыбке.

- Тиамар, какой ты важный,- усмехнулся он.- Неужто совсем не признал?

Беловолосый альв перевел взгляд, в котором сквозило некоторое высокомерие, на витязя и вдруг черты его преобразились, стирая холодное выражение с лица.

- Аэллар!- воскликнул он.- Мой названный брат!

- Я,- засмеялся Ридмир и тепло обнялся с альвом.- А что это вы луки сжимаете? Уж не на нашу ли голубку охотились? Я за нее могу поручиться, как за самого себя.

Тиамар посмотрел на Белаву, которая стояла недалеко от них, и закинул лук за спину. Радмиру он верил. Следом за ним еще двое убрали луки. Ниахар и темноволосый альв сделали это сразу. Вскоре все были в сборе, и увеличившийся отряд отправился дальше.

Демон вернулся к потухшему костру и сел рядом с ним, задумчиво глядя на остывающие угли.

Глава 26

Путники и сопровождавшие их альвы неспешно двигались по ложбине неглубокого оврага. Радмир негромко, но оживленно беседовал с Тиамаром, узнавая все, что происходило в Долине Водопадов, пока он не появлялся там. Известий было много, потому что не появлялся витязь у альвов давно. Последний раз они с Тиамаром встречались в день Великой битвы, когда был сломан последний рубеж прежнего мира, и все встало с ног на голову.

Все светлые тогда встали плечом к плечу с остатками мятежного человеческого войска и выживши ми чародеями. Над полем битвы сверкало и гремело, падали замертво люди и альвы, вспыхивали живыми факелами, но теснили врага. Милавино войско дрогнуло, начало отступать, не было тогда еще неубиваемых бездушных злыдней. Змеюка согнала под свои знамена людей и нелюдей, которые бились за нее больше из страха, потому целенаправленное давление начало приносить плоды. И тогда появился проклятый демон, который начал пить силы мятежной рати. Направленный на него поток силы, Вогард так же легко поглотил. Обычное оружие не причиняло ему никакого вреда. Самое обидное было то, что демон просто развлекался. Ему была безразлична эта битва, он не отвоевывал мир, он не сражался за идею. Просто потакал своей черноглазой бабе, которая тоже не имела для него ценности.

Когда обессиленное мятежное войско упало на землю, только мечи людей помешали превратить альвов и чародеев в кровавое месиво, когда милавино войско пошло в атаку. Змеюка решила сохранить жизнь пресветлым, даже оставила им их долину, обязав выполнять свои желания. Удержала в пределах долины божественная детей природы самым подлым образом, забрав подрастающее поколение. Ослабленные альвы ничего не могли противопоставить ей и склонили свои прекрасные головы. Никто не знал, где Милава держит юных альвов, но точно знали, что они живы. С тех пор в Долине Водопадов не звучали песни, не кружились гибкие тела в чарующих танцах. Альвы увядали. Они ожесточились и замкнулись от остального мира. Их сила возвращалась к ним, но страх за жизнь детей не позволял вновь поднять голову.

Белава шла молча, внимательно слушая человека и альва. Она не могла поверить, что такое вообще возможно. В ее мире пресветлых уважали все, они были близки к Великим Духам. Кому бы пришло в голову покуситься на них? Нет, были случаи, когда альвы погибали, но так чтобы унизить и подавить древнее племя... Она тяжело вздохнула. Этот мир сильно расстраивал чародейку, здесь было тяжело. Столько боли вокруг. Девушка вспомнила веселые пиры в Радужном дворце, вспомнила белоградскую ярмарку, кривцовские посиделки, берестовских скоморохов, наволодских потешников. Весело жил ее мир, хорошо и открыто. Даже Поляния стала более дружелюбной, когда царская дружина сняла с полянского царя завет князя Поляна.

- Что пригорюнилась, красавица?- спросил, подъехавший Дарислав.

- Тяжко,- ответила девушка.- Давит на меня здесь все.

- И на нас давит,- усмехнулся мужчина.- Не печалься, авось, разгребем, там и попляшем на радостях.

- Разгребем,- улыбнулась чародейка.- Иначе зачем я здесь. Мне без вашего веселья обратного хода не будет.

- А надо ли? У нас тоже жить можно,- влез Катай.

- Там мой дом, моя матушка. Там сестра замуж выходит, и батюшка сильно переживать будет. Там мой мастер и чародейская дружина. Там моя жизнь. Разве ты бы домой не стремился?

- Стремился,- признал Катай.- А вдруг ты навсегда сюда?

- Ну, что мелешь?- рассердился его отец.- Девка с лица вон спала. Не печалься, Белавушка,- обратился он к чародейке.- Все будет так, как должно быть. Коль суждено, значит вернешься к себе.

Она молча кивнула, стараясь отогнать от себя даже мысль, что дорога назад ей может быть заказана. Альвы свернули в лес, и путники последовали за ними. Белава начала озираться, чувствуя присутствие силы. Она рассеяла взгляд и с интересом рассмотрела плавящуюся завесу, которая обычным взглядом воспринималась, как лес. Девушка улыбнулась, толково придумали.

Тиамар повел рукой, и лес начал таять, открывая величественную мраморную арку, которую украшали каменные фигуры альвийских воинов, охранявших вход в Долину Водопадов. По обе стороны от арки плотной стеной тянулась высокая белокаменная резная стена, но и это было мороком. Та же силовая пелена перекрывала границу с землями альвов, которую невозможно было преодолеть. Настоящей оказалась только арка, под которую и нырнули восхищенные путники. За аркой начиналась мощенная белым камнем дорога, по краям которой шумели чудесные деревья, невиданной красоты.

Белава вертела головой, стараясь увидеть и запомнить, как можно больше. Гном фыркал и морщился, но его маленькие глазки так и бегали по сторонам, а в густой бороде прятался восхищенно приоткрытый рот. Люди не отставали от чародейки и гнома, разглядывая статуи альвов, так же стоящие на протяжении всей дороги. Радмир с улыбкой поглядывал на своих спутников, для него эти диковинки были не новы, как и для Дарислава, но тот все равно любовался не меньше остальных.

- Уже вроде все это видел, а все одно рот открывается,- сказал он.

- Обязательно съезжу в Хрустальный Град,- произнесла Белава.- Интересно мне, как у наших альвов все устроено.

- У наших-то, небось, лучше,- встрял неугомонный Катай.

- А вот и сравню,- отрезала чародейка и показала парню язык.

- Подумаешь,- фыркнул Катай и отвернулся.

Демон стоял перед аркой, глядя вслед удаляющемуся отряду. Пройти он, конечно, мог, но для этого пришлось бы ломать защиту, обнаруживая себя. Это в планы Вогарда пока не входило. Он подождал, пока путники не скроются из виду и взлетел, ненадолго зависнув над аркой. Выходить обратно они будут тоже здесь, потому демон оставил слабенький силовой капкан, который должен был среагировать на людей, оповестив Вогарда, что они покинули земли альвов. Демон довольно улыбнулся и полетел к дворцу Милавы.

Дорога неожиданно закончилась лестницей, очень длинной лестницей, спускавшейся на самое дно ущелья, уходившее за соседнюю гору.

- Ух,ты!- воскликнул Гарко, - тут же обрыв.

- Вечно эти лопоухие что-нибудь удумают,- фыркнул гном.

- Да, ума у нас на многое хватает,- не выдержал один из альвов.- Вот гномы кроме того, чтобы в землю зарываться, ничего придумать не способны.

- Что?- взвился человечек.- А ну пусти меня, Гаркуш енька, я этому кривляке покажу, что в его лопоухой башке имеется.- Гурди воинственно перехватил кирку.

- Тихо, не ругайся,- успокаивал оскорбленного гнома богатырь.- Ты же первый начал.

- Предатель!- насупился Гурди.

- Я не предатель,- возразил мужчина.- Я уважаю закон. В чужом доме не след бузить и на хозяев кидаться.

Гном ничего не ответил, продолжая обиженно пыхтеть. Путники привычно спрятали улыбки.

- Кони-то как спустятся?- запереживал Катай.

- Ты направь, конь пойдет,- ответил Радмир и первый подъехал к ступеням.

Его конь начал спуск, не пугаясь высоты, легко переступая стройными ногами по ступеням. Остальные последовали за ним. Альвы проворно спускались впереди, скользя неслышными тенями. Белава наблюдали за ними и думала, что она бы уже обязательно запыхалась. Впрочем, спускаться не подниматься, наверх бы точно быстро не дошла. Почему-то она не сомневалась, что сами строители этой лестнице взбегали наверх так же легко, как и спускались.

Потом они ехали по узкому ущелью, следуя указаниям дороги, свернувшей за гору, которую они видели сверху, потом еще за одну, а дальше... Дальше им открылось потрясающее зрелище. Перед ними простерлась долина, покрытая изумрудным ковром зелени, в окружении гор, с которых низвергалось множество водопадов, играя на восходящем солнце миллионами бликов. Посреди долины стоял город, сверкавший так же, как и водные струи. Его действительно можно было сравнить с зеркалом или хрусталем, такие переливы шли от стен, башен и крыш. Путники зажмурились, привыкая к нестерпимому, казалось бы, сиянию.

- Водопадов почти не слышно,- заметила Белава.

- Да, гром от падающей воды приглушили,- ответил Ниахар.

- Как же красиво!- она снова вернулась к созерцанию прекрасного города.

- Ага...- выдохнул Катай.

- Не устаю удивляться,- пробормотал Дарислав.

- Что теперь скажешь?- спросил гнома Гарко.

- Отстань,- ответил суровый человечек, не сводя глаз с блистающего города.

- А я уже и забыл, насколько он величествен ен,- прошептал Радмир.

- Добро пожаловать в Зеркальный Град,- улыбнулся Тиамар.

Маленький отряд двинулся к городу, сияние которого все более меркло, чем ближе к нему подъезжали. Город оказался таким же белокаменным, как арка и дорога. Сияние создавали мерцающий прожилки, змеящиеся по каменной поверхности. Высоченные кованные ворота открылись, и отряд вошел в Зеркальный Град. Они следовали по широким улицам с изящными домами. На них смотрели с интересом до тех пор, пока не наталкивались на Белаву. Чародейка поежилась под той волной ненависти, которая обрушивалась на нее. Ее спутники взяли ее в кольцо, неосознанно стремясь защитить.

- Кого вы ведете к нам?- крикнул мелодичный женский голос.

- Это не та, на чью голов у вы призываете кару Великих,- крикнул Ниахар, подняв руку.

За путниками шли, собираясь во все большую толпу. И если бы не шествующие впереди Тиамар со своими альвами, шансов доехать до дворца правителя было бы весьма мало. Белава старалась не смотреть в лица стражей, которые крепче сжали рукояти тонких длинных мечей, когда она проходила мимо, опустила голову, чтобы спрятаться от взглядов тех, кто встретился им на пути к покоям Повелителя. Когда дверь открылась, Радмир уже поддерживал ее, потому что ноги девушки не слушались, норовя подкоситься.

- Ну, что ты, голубушка?- тихо говорил витязь.

- Они ненавидят меня,- ответила Белава срывающимся голосом.- Я не могу больше, так тяжело.

- Не тебя, ненаглядная, ты знаешь.

- Они думают, что я Милава.

- Скоро они будут знать, что твоя душенька чистая. Они поймут, кто ты,- он ободряюще улыбнулся.

Вскоре они остановились. Девушка подняла голову и столкнулась со взглядом чистейших голубых глаз, внимательно изучающих ее. Чародейка тихо вздохнула и замерла, ожидая, пока Повелитель заговорит.

Глава 27

Повелитель неспешно подошел к замершей девушке, вглядываясь в ее глаза пронзительным взглядом. Белава не посмела опустить глаза, открывая взору Повелителя все тайные закоулки своей души. Пресветлый альв некоторое время стоял, все так же не сводя с чародейки взгляда, затем протянул руку и ласково провел длинными прохладными пальцами по пылающим щекам девушки.

- Здравствуй, Анариэль, - раздался его мягкий, но звучный голос. - Я все увидел. Я правитель Зеркального Града, Руалар.

- Здрав будь, правитель Руалар, - низко поклонилась Белава.

- У тебя, Анариэль, есть много вопросов, на которые я могу дать ответы.- девушка молча кивнула. - Законы наших миров похожи, сначала вы отдохнете с дороги. Путь ваш был далек. Позже я расскажу тебе все, что ты хочешь знать.

Тиамар позвал за собой людей и гнома. Руалар посмотрел на закрывшиеся двери и вернулся на свое резное кресло, с которого поднялся, когда незваные гости подходили к его покоям. Он задумчиво потер подбородок и улыбнулся.

- Что ж, Глубокое выбрало хорошее время для переноса Поглощающей Силу. Теперь нам есть, что противопоставить демону, - сказал он сам себе.

Людей вели по открытой галерее, затем по каменной лестнице, свернули в наполненный светом коридор и остановились перед дверями в несколько комнат. Белаве предоставили отдельные покои, мужчин поселили по двое. Девушка вошла внутрь и мельком осмотрелась, решив любопытство и восхищение оставить на потом. Она прошла к кровати и повалилась на нее, чувствую жуткую усталость. Единственное, что сейчас хотела чародейка, это спать. Столько эмоций ей пришлось услышать от альвов, столько волнений и переживаний свалилось на нее, что тело и душа молили об отдыхе.

В покои заглянула альвийка, она позвала девушку, но та уже крепко спала, и альвийка тихо прикрыла дверь. Радмир подождал, пока альвийка уйдет и заглянул к Белаве. Потом зашел внутрь, неслышно подошел к кровати и опустился на колени, положив голову на руки. Так и замер, любуясь спящей чародейкой.

- Голубушка, - прошептал он и улыбнулся, глядя на умиротворенное личико девушки.

Витязь еще немного полюбовался ею, потом нежно поцеловал в щеку, едва косясь губами, и так же неслышно выскользнул из покоев чародейки.

Она проснулась, когда за окном опять была ночь. Сначала долго лежала, пытаясь вспомнить, где она, изумленно разглядывая свои покои. Потом яркой вспышкой полыхнула в памяти Долина Водопадов, глаза обитателей Зеркального Града, а потом внимательный взгляд васильковых глаз Повелителя, который ощущался почти как физическое прикосновение. Белава села и взялась за голову, пытаясь собраться с мыслями. Руалар не был удивлен, он увидел и принял, как данность, ее присутствие в их мире и на земле альвов. Что ж, это даже хорошо, ничего доказывать не придется.

Чародейка прошлась по покоям и увидела за ажурной дверью небольшую купальню. Вода в мраморном бассейне оказалось теплой. Девушка разделась и с наслаждением погрузилась в водную негу. Потом осмотрелась и заметила несколько флаконов. Баэлиан когда-то присылал ей нечто похожее, и Белава без труда догадалась, что это для мытья. Содержимое флаконов имело тонкий и невероятно приятный аромат. Девушка некоторое время наслаждалась запахом, а потом вымылась. Вода даже не замутилась, оставаясь такой же кристально-чистой.

Вытираться ей было не нужно, маленькое заклинание высушило кожу и волосы за мгновение, потом альвийское заклинание одело ее в одеяния царских чародеев. Девушка заплела косу, глянула на себя в большое зеркало, точно такое же, как ей подарил все тот же Баэлиан, и довольно хмыкнула. Чародейка выскользнула из своих покоев и направилась к дверям комнат, куда поселили мужчин. Надо было узнать, как они. Она постучалась сначала в одну дверь, потом во вторую, но ответа не последовало. Белава заглянула внутрь. Оказалось, что ее спутников здесь нет. Она растерянно посмотрела на пустые покои и снова вышла в коридор.

- Госпожа, - раздался нежный голосок за ее спиной. - Повелитель ожидает вас.

Белава обернулась. Сзади стояла хрупкая альвийка . Чародейк а ненадолго залюбовалась точеной фигурой и милым лицом альвийки. Потом одернула себя, разозлившись на свое невежливое поведение, и склонила голову.

- А где мои товарищи? - спросила она.

- Они уже у Повелителя, - ответила альвийка. - Я провожу.

Они прошли тем же путем, что и до покоев. Теперь Белава с большим интересом рассматривала ажурность и легкость строени я.

- Красиво, - наконец, сказала она, и альвийка улыбнулась.

- Повелитель сам создавал свой дворец, - пояснила она.

- А сколько лет Повелителю? - полюбопытствовала Белава.

- Он старше нас всех. Повелитель помнит те времена, когда демона выбросили в наш мир.

- Демон давно живет здесь? - чародейка посмотрела на свою сопровождающую.

- Повелитель Руалар сам расскажет лучше, чем я, меня тогда еще не было, - уклонилась та от ответа.

- А как зовут сына Повелителя в вашем мире? В моем его имя Баэлиан.

Альвийка странно посмотрела на девушку, потом улыбнулась и ответила.

- У Повелителя Руалара нет сына, у него дочь Саэфель. Говорят, они похожи.

Белава кивнула неизвестно чему и углубилась в свои мысли. Дальше девушки шли молча. Альвийка свернула от тронного зала, чародейка узнала дверь, похожую на застывшую воду, перед которой стояли два вооруженных альва. Девушка удивилась, ожидая беседы именно здесь, но спрашивать ничего не стала, послушно следуя за своим проводником. Наконец, они дошли до резной двери, которую альвийка самолично открыла и первой вошла внутрь.

Это оказалась трапезная. Повелитель Руалар сидел во главе стола, по правую руку от него пустовало два стула с высокими спинками. По левую сидели уже знакомые Белаве альвы: Тиамар и Ниахар. Были еще несколько альвов, но их чародейка не знала. Так же тут находились ее товарищи. Она невольно улыбнулась, глядя на голову гнома, возвышающуюся над поверхностью стола, остальная часть Гурди находилась вне ее видимости. Но гном явно не переживал за это, напротив, глазки его излучали гордость и даже надменность. В руках он держал кусок окорока, в который с упоением вгрызался, утирая жир, текший по бороде, дланью. Мясо было и у людей. Белава поняла, что его приготовили специально для гостей. Альвы мяса не ели.

- А вот и наша гостья, - приветливо улыбнулся Руалар, заметив вошедших. - Благодарю, Саэфель, что встретила Анариэль.

Белава повернулась к альвийке, и та ей весело подмигнула. Дочь Повелителя указала ей на пустующие стулья, и первая двинулась к столу. Чародейка растерянно взглянула на Руалара, потом перевела взгляд на альвийку и запоздало отметила, что они действительно удивительно похожи. Те же васильковые глаза, то же благородство в чертах, те же струящиеся белоснежные, отдающие серебристым отливом, волосы.

- Белавушка, - позвал замешкавшуюся девушку Радмир.

Она отмерла и села на второй пустующий стул, оказавшись между Саэфель и Радмиром. Ей тут же поднесли блюдо со снедью и налили в кубок сладкого золотистого вина. Чародейка вдохнула аппетитный запах и поняла насколько голодна. Ее никто не трогал, пока девушка утоляла первый голод, продолжая вести начатый до ее появления разговор. Белава особо не прислушивалась, занятая мыслями о предстоящем разговоре с Повелителем.

Руалар незаметно наблюдал за чародейкой, продолжая изучать ее. На губах альва играла еле заметная улыбка. Гостья ему определенно нравилась и ее настрой тоже. Древний альв многое видел. Видел, что думал витязь, глядевший с нежностью на девичий профиль человеческой девушки. Он так же видел, что думала его дочь, изредка бросавшая взгляды на витязя. А еще видел мысли одного из молодых альвов, поглядывающего на Саэфель. Руалар улыбнулся, молодость должна любить, только жаль, что никто из тех, кого он только что рассмотрел на любил взаимно. И хоть в душе чародейки и был кто-то очень похожий на витязя, но это был совсем другой мужчина. И вот эта любовь была взаимной. Правителю стало немного грустно, но он знал, что все идет правильно. Нет будущего у Белавы в этом мире. Она здесь всего лишь гостья. Но об этом Правитель никому не собирался говорить.

Белава подняла голову и встретилась с внимательным взглядом васильковых глаз.

- Мы можем поговорить, Повелитель Руалар? - спросила она.

- Конечно, - кивнул он. - Ты спрашивай, чародейка, я буду отвечать.

Девушка задумалась ненадолго, выбирая, что хочет узнать сначала. Потом решилась и задала свой первый вопрос:

- Как сюда попал Вогард?

Альв откинулся на спинку своего стула, напоминавший трон, и глаза его немного затуманились воспоминаниями. За столом стало тихо.

Глава 28

Руалар помнил тот день, когда Глубокое озеро вспенилось и полыхнуло изнутри нестерпимым ярким светом. Он, тогда еще совсем молодой альв, проживший не более пяти сотен лет, проезжал недалеко со своим небольшим отрядом. Они развернули своих быстроногих коней и поспешили на эту вспышку. Когда отряд выехал к озеру, свет уже почти погас, и озерная гладь все более возвращала свое спокойное состояние. Не было тогда еще на озере ни прежнего царского дворца, ни Черной Башни, сменившей его совсем недавно. Не было и самого царства, даже люди в их краях встречались нечасто, занимая скромные уделы на границе альвийских владений, простиравшихся на многие и многие версты.

Альвы спешились и прошлись по берегу, осматривая окрестности. Первым на него наткнулся самый старший из альвов. Он позвал остальных, и они встали вокруг распростертого тела черноволосого гиганта со сломанными крыльями. Черноволосый оказался выше самого высокого из альвов на полторы головы. Его тело было изранено и избито. Страшная рана рассекала грудь, волосы слиплись от темной крови, руки и ноги были сломаны, как и крылья. Он почти не дышал. Альвы уже решили, что пришелец умер, когда он шевельнулся и застонал. Пресветлые сыны матери-земли соорудили носилки и бережно уложили на них чужака.

- Это демон, - осторожно намекнул на происхождение незнакомца все тот же самый старший альв.

- Он изранен, мы поможем ему восстановиться, - ответил Руалар. - К тому же демон один, а нас много, мы сможем обуздать его.

Они попытались снять его боль и помочь уснуть, чтобы демон легче перенес дорогу. Но тот лишь начал громче стонать и извиваться.

- Наша магия чужда ему, - отметил Руалар. - Что ж, придется бедняге терпеть.

- Потерплю, - неожиданно прохрипел пришелец и потерял сознание.

Отряд альвов тронулся в путь. Не смотря на желание Руалара помочь чужаку, все-таки в Зеркальный Град он его не понес, решив оставить на землях, которые отец доверил молодому альву с удивительными васильковыми глазами. Сейчас отряд направлялся в лесное поселение, где жили целители. Демон приходил в себя, открывал свои странные черные глаза с золотистыми зрачками, которые вспыхивали красным отсветом то ли от боли, то ли от ярости, и снова впадал в забытьи. Крылья сползли с носилок и безвольно скользили по траве. Руалар с жалостью смотрел на чужака, который так отчаянно цеплялся за жизнь.

Отряд встретили настороженно, с затаенным интересом рассматривая крылатого незнакомца. Его отнесли в дом, стоящий на земле. Большая часть жилищ лесных располагалось на могучих деревьях, но это вовсе не подходило умирающему демону. Смотреть за чужаком вызвалась целительница Лаириэль, нежная и чистая, как вода в лесном ключе. Демон по долгу был без сознания, метался и что-то кричал на своем языке. Лаириэль просиживала с ним дни и ночи, меняя повязки, вливая в рот отвары, жалея и успокаивая.

Чужак очнулся через три луны. Он долго лежал с открытыми глазами, молчал и не желал отвечать на вопросы. Лаириэль сидела рядом так же молча, только смачивала сухие потрескавшиеся губы, когда видела, что он облизывает их. Через три дня демон первый раз попытался сесть, но руки и ноги его были неподвижны, чтобы срослись кости.

- Еще рано снимать повязки, пришелец, - сказала ему Лаириэль.

- Кто ты? - спросил демон.

- Мое имя Лаириэль, - улыбнулась альвийка своей солнечной улыбкой.- А как звать тебя, демон?

- Вогард, - ответил демон, окидывая внимательным взглядом своих необычных глаз хрупкую фигуру альвийской целительницы. - Давно я здесь?

- Идет четвертая луна, - ответила Лаириэль.

- Тогда повязки можно снять, мое тело само себя восстанавливает, - он растянул губы в доверительной улыбке, обнажая свои заостренные клыки.

Лаиниэль начала нехотя разматывать повязки, она привыкла за это время к своему раненному гостю, и его неподвижность давала возможность пресветлой альвийке ухаживать за ним. Кости действительно срослись, раны затянулись еще раньше, и его широкая грудь была освобождена от повязки еще четыре дня назад. Демон сел, пошевелил пальцами, начал сгибать и разгибать руки и ноги. Потом попробовал встать и тут же пошатнулся. Он был еще слишком слаб.

- Действительно срослись, - улыбнулась Лаириэль, и тут же на на ее прекрасном лице появилась печаль.- Твои крылья, Вогард, я не стала закреплять их, потому что мне не знакомо их правильное положение.

Демон повернул голову гораздо дальше, чем человек или альв. Крылья безвольно свисали вдоль тела, искривленные под неправильным углом. Демон погладил одно крыло, взялся за него и... глухо застонав, сломал заново. То же самое он проделал со вторым. Потом соединил сломанные заново кости и попросил альвийку закрепить их. С тех пор они много разговаривали. Лаириэль рассказывала демону об их мире, тот внимательно слушал, задавал много вопросов и учился заново колдовать.

Когда Вогард начал выходить на улицу, его пригласили к Руалару. Пресветлый альв долго рассматривал чужака, пытаясь прочитать его мысли, но демон был закрыт. Первый раз пресветлый не мог читать чужих мыслей и чувств. Это было не очень приятным открытием, но Руалар решил, что повода расстраиваться нет, ведь это пришелец из мира демонов, из Нижнего мира.

- Приветствую тебя, Вогард, - заговорил, наконец, альв. - Рад видеть, что ты почти здоров.

- Благодарю, пресветлый Руалар, что спас меня, - поклонился демон, тогда он еще кланялся.

- Кто сотворил такое с тобой? - продолжил спрашивать Руалар.

- Мои враги, - ответил Вогард. - Меня попытались убить и выкинули в Черное озеро.

- У нас оно называется Глубокое, - улыбнулся альв.

- Каждый мир называет межмирный портал по своему, - кивнул демон. - Дозволь мне не рассказывать всего, пресветлый Руалар. Скажу только, что я всего лишь хотел сделать свой мир лучше, но некоторым это не понравилось, и я попал сюда.

- Наш мир гостеприимен, и ты можешь остаться с нами или покинуть этот лес и найти место себе по душе.

- Я останусь пока с вами, - демон обнажил в улыбке клыки, и Руалар первый раз подумал, что возможно стоило оставить пришельца на берегу. Чувство опасности на мгновение захватило его, но быстро отпустило, оставив неприятный осадок.

Вогард прожил с альвами год. Лаириэль осталась с ним, назвав своим мужем. Все случилось, когда демон смог снова летать. Он пропадал несколько дней, а когда вернулся, глаза чужака горели от возбуждения.

- Я хочу получить магию этого мира, - сказал Вогард.

- Я многое рассказал тебе об этом мире, но магию дать не могу, - грустно улыбнулась альвийка, прижимаясь к обнаженному телу демона.

- На что ты готова ради меня, Лаириэль? - спросил он, целуя стройное гибкое тело.

- Ты же знаешь, что на все, - улыбнулась она.

- А умереть?

Лаириэль засмеялась, и кивнула, не поверив в серьезность его вопроса. Демон приблизил свое лицо к ее и заглянул в ясные синие глаза.

- Я буду помнить тебя, пресветлая, - прошептал он. - Но оставаться с вами я не могу, вся ваша жизнь противоречит моим привычкам и моему мышлению. Я скоро покину этот лес, но частичку тебя унесу с собой.

- О чем ты, возлюбленный? - ее глаза расширились.

- Если бы я мог любить, то, наверное, полюбил тебя, но ты не та, кто может вызвать в демоне чувство. Прощай, Лаириэль.

И прежде, чем она смогла что-либо ответить, Вогард прижался к ее губам последним смертельным поцелуем, забирая ее жизнь и ее магию. Ему было очень больно, но демон прошел через эту боль. Она была необходима, чтобы познать силу этого мира. Когда судороги оставили его тело, демон распрямился, последний раз взглянул на тело прекрасной Лаириэль и ушел. Чтобы начать завоевывать этот мир. Все это увидел Руалар, когда стоял на холодным трупом целительницы. Сердце его разрывалось от боли и гнева. С этого момента у Вогарда появился первый и самый верный враг, поклявшийся уничтожить того, кого однажды спас.

Вогард захватывал мир, играл с людьми и с нелюдями. Он развлекался несколько сотен лет, успел создать странных созданий, которых потом долго уничтожали, потому что они были злобными и жестокими. Поймать Вогарда удалось через тысячу лет. Одно время о нем ничего не было слышно, будто канул сквозь землю. Но однажды демон сломал защиту в Долине Водопадов и опустился прямо перед городом. Он смеялся, вызывая пресветлых на бой. Альвы вышли. Та битва унесла многие жизни, но Вогарда поймали, заковали в цепи и упрятали под землю в потаенную темницу.

Выпустили Вогарда наемники из Диких Степей. Освободили случайно, узнав о том, что альвы усиленно охраняют какой-то тайник в Великих горах. Они смогли обойти охрану, сумели проникнуть в темницу к демону и поплатились за это. Вогард выпил их до капли и вышел на поверхность, выпив и охрану. Демон был на свободе последующие три тысячи лет, постепенно забирая магию их мира.

Вернулся он опять сам, напав на то самое лесное поселение альвов, в котором его выходили. Руалар был уже Повелителем, потому что его отец погиб при битве с демоном. Пресветлый почувствовал, что смерть забрала его народ. Вскоре альвийское войско встретилось с Вогардом. Его снова пленили и попытались уничтожить. Это оказалось невозможно! Он был неуязвим для их стрел, мечей, топоров. Его не смогли утопить, он не сгорел и не разбился, упав со скалы. Никогда альвы не были так жестоки, но это ни к чему не привело. Демон продолжал жить. И его снова упрятали в темницу человеческого дворца, уже стоявшего на Глубоком озере. Царство людей разрослось, вытесняя другие народы и пресветлых тоже.

В этой темнице Вогард томился гораздо больше, охраняемый людьми и их магией. О нем даже начали забывать, когда появилась та девчонка, так похожая на зеленоглазую чародейку. О демоне ей рассказал ее учитель, и пигалица решила освободить опасного узника взамен на помощь. Неизвестно почему демон оставил ее в живых и принял условия. Милава оказалось слишком изощренной, слишком жестокой и слишком честолюбивой. Но власти над своим могущественным любовником у божественной нет. Он в любой момент может уничтожить или оставить ее. И тогда эта змея станет во много раз слабей, но сейчас они сила, самая страшная сила этого мира. Поймать демона пытались при последней битве, но почему-то ловушка, успешно сработавшая в первые два раза, не произвела на Вогарда никакого впечатления, он одним движением сломал ее.

Но вот теперь Глубокое решило, что пришло время все изменить, перенеся к ним чародейку, обладающую самым редким даром. Поглощающая Силу зажгла надежду в очерствевшем сердце древнего Повелителя.

Глава 29

Руалар закончил свой рассказ и выжидательно посмотрел на чародейку. Девушка молчала, привычно покручивая в пальцах огненный шар. Альвы с некоторым изумлением смотрели на этот шар, пока Саэфель не задала их общий вопрос.

- Ты тоже демон?

- Во мне есть сила демонов, но я человек, - ответила Белава и улыбнулась. - Так уж вышло, пресветлая Саэфель.

За столом снова наступило молчание. Чародейка все так же задумчиво подкидывала свою опасную игрушку, потом сжала кулак, и шар брызнул искрами сквозь пальцы.

- Так это что же, - она посмотрела на Руалара, - демона не убить?

- Нет, - покачал головой пресветлый. - Нам это не удалось, он бессмертен. Он и во время заточения сил не теряет. Тело слабеет, а вот сила нет.

- А отправить его обратно? - спросил Радмир.

- Я не знаю, как открыть переход, - грустно улыбнулся альв.- Тот, кто выкинул его к нам, знал. Само бы озеро не допустило такого смещения равновесия силы.

Все сотрапезники повернулись к Руалару, удивленно глядя не него.

- Озеро мыслит? - изумилась Белава.

- Без сомнения, - улыбнулся Руалар. - С ним можно общаться, но не каждому такое под силу. Не зря ты попала именно в наш мир, Поглощающая Силу. Ты нам нужна, чтобы освободиться от власти черноглазой и ослабить Вогарда. А может и погубить его, наконец.

- С Милавой я смогу разобраться при вашей помощи, - кивнула чародейка. - Она сильна, но я сильней. Я смогла подчинить силу вашего мира и вернула себе все, что у меня было дома. Правда, дар ясновидицы еще ни разу не проснулся у вас. И мой Зверь стал почему-то демоницей, а она может думать самостоятельно. Зверь мне более привычен, им управлять легче.

- А злыдни? Их множество, - Дарислав подался вперед. - Они не убиваемы.

- Убиваемы, ты сам это видел, - возразил Радмир. - Ты же видел, как Белавушка жгла их.

- Так то демонов огонь, - не огласился старый воин. - Простым их жгли когда-то, но они шли дальше.

- Я хочу посмотреть злыдня, - решила Белава.- Хочу посмотреть, как их устроил Вогард.

Руалар ненадолго задумался, потом кивнул, соглашаясь с ней. Гарко и Дарислав посмотрели на альва и чародейку со священным ужасом. Поймать злыдня? Это каким же надо быть сумасшедшим, чтобы решиться на такое? Злыдни, они же одним умом думают! Поймай одного, их сотня прибежит. Нет, только обиженный Великими Богами на такое решится. Братья переглянулись. Высказаться решился Дарислав.

- Как же пленить одного из змеюкиных тварей? Это же невозможно. Он сразу остальных призовет, а змеища тут же все и узнает, да демону своему скажет.

- С демоном Анариэль рано еще сталкиваться, - согласился Руалар. - Но ты зря опасаешься, Дарислав. Я сам займусь поимкой твари. Пора и альвам вспомнить, что они хранители земли этой.

- Мы с тобой, Повелитель, - кивнул Тиамар.- И все же мы не можем начать, пока юные альвы в руках у черноглазой.

Снова наступила тишина. Альвы хмурились, люди не знали, что сказать, чародейка думала, гном жевал, делая вид, что его все это не касается. Руалар единственный оставался спокойным. Девушка подняла на него взгляд и подумала, что у Повелителя было достаточно времени, чтобы все п родумать.

- Где Милава держит своих пленников? - спросила она.

- Мы пытались узнать, но не смогли, - мрачно ответил Тиамар. - Они живы, мы постоянно получаем подтверждения этому, но дорогу к ним не найти.

- А как вести к вам долетают? - живо заинтересовалась чародейка.

- Вестник от одного из альвов. Каждый раз пишет кто-то новый, чтобы мы знали, что живы все.- сказала Саэфель.

- Дайте мне последний, - попросила девушка. - Попробую сновидин дар разбудить. Авось, что и увидится.

Саэфель глянула на отца и, получив его одобрение, вышла из трапезной. Сотрапезники тихо переговаривались, ожидая возвращения альвийки. Белава не вступала в разговор, думая об озере. Никто из дружины царских чародеев даже не догадывался, что Богатейка живое. Ей бы это тоже в голову не пришло, тем больше хотелось попробовать поговорить с ним, а вдруг получится? Может весточку передать сможет, что жива и здорова. А может и вестник своему страннику ненаглядному сможет отправить... Что он там о ней думает? Она тяжело вздохнула и тут же почувствовала, как рука другого Радмира незаметно легла ей на плечо, пытаясь успокоить. Девушка обернулась к нему и улыбнулась, аккуратно отодвигаясь от его участливого поглаживания. Наконец вернулась Саэфель. Она протянула грамоту чародейке, бросила взгляд на витязя и села на свое место.

Белава осмотрела грамоту. Руны, которыми было написано послание, она не поняла, но это ей было и не нужно. Чародейка прикрыла глаза и попробовала увидеть того, кто писал г рамотку, но образ посланника никак не желал появляться. Девушка почувствовала, как нарастает раздражение. Все-таки дар Сновиды, хоть и подчинился ей в конце концов, но так и остался нестабильным. То появляясь по ее желанию, но оглушая неожиданными видениями, то заставляя призывать себя до головных болей. Белава открыла глаза и посмотрела на притихших сотрапезников.

- Не получается, - повинно сказала она Руалару. - Могу я оставить вестник себе?

- Можешь, Анариэль, - кивнул древний.

- А у вас ясновидцев нет? - полюбопытствовала девушка.

- Есть, - улыбнулся Повелитель. - Я, например. Но я вижу немного иначе, потому не могу разглядеть то, что пытаешься увидеть ты. Хочешь прогуляться? - неожиданно предложил он.

- Да, - кивнула девушка.

- Тогда оставим твоих товарищей, их есть кому развлечь, и пройдемся, - задорно подмигнул Руалар и встал, протягивая руку чародейке.

- Я с вами, - поднялся Радмир.

- Думаю, Саэфель составит тебе компанию, - хитро улыбнулся древний альв, и его дочь зарделась. - Да и с Тиамаром вам есть, о чем поговорить.

- Я не могу отпустить Белаву с ушастым, - неожиданно проявился Гурди, молчавший до этого момента.

Все с изумлением посмотрели на гнома, который деловито спрыгнул со стула и пошел за чародейкой и Повелителем.

- Не доверяете, господин гном? - сощурился Руалар, но в глазах его заблестели веселые искорки.

- Не то, чтобы не доверяю, но под моей защитой ей будет спокойней, - с достоинством ответил человечек.

- Ну, что ж, - смиренно поклонился древний альв. - Не могу ничего возразить, действительно, достойная охрана хрупкой человеческой девушки. Но больше попутчиков мы не возьмем, - тут же добавил Повелитель, глядя на витязя, который вновь попробовал последовать за ними.

- Точно, нечего путаться у нас под ногами, - важно сказал Гурди, подхватывая свою кирку, и альвы, оставшиеся за столом, хихикнули, но тут же потупились под воинственным взглядом маленьких цепких глазок достопочтенного гнома.

Белава обернулась на пороге и посмотрела на Радмира, не сводившего с нее взгляда. Она подмигнула ему и улыбнулась, потом отвернулась и поспешила за Повелителем и гномом, которые вели оживленную беседу о Бертвальде, родной горе Гурди. Девушка пристроилась рядом, отмечая как забавно выглядит их троица: высокий изящный альв, она доходила повелителю до середины груди, если не ниже, и гном, который доходил Белаве до локтя. Но в этой компании вдруг стало так легко и уютно, как было уютно последний раз, когда совсем иная троица: она, ее воин-странник и учитель Дарей- пробирались в Полянию. Тогда даже опасности казались незначительными. Чародейка улыбнулась своим воспоминаниям и вздохнула.

- О чем загрустила, Анариэль? - сразу заметил ее грусть Руалар.

- Вспомнила давнее, - улыбнулась чародейка.

- Куда ты хочешь прогуляться? - спросил альв.

- Я бы к озеру хотела, но ведь там змеюка засела, да и демон ейный рядом.

- Так и что ж, - Повелитель вновь хитро улыбнулся. - Мы потихоньку.

- Правда можно? - она даже не поверила.

Повелитель подмигнул и открыл свой переход, минуя лестницу, арку и ловушку демона.

Глава 30

Они вышли сразу у озера, скрываясь за обширно разросшимся ивняком. Белава первый раз видела Черную Башню со стороны, да еще при дневном свете. Она была красива, какой-то нездешней красотой. Высок ий конус взмывал коронованной вершиной в облака. Сейчас не было видно спирали огней, убегавших кверху светящейся змеей, но зато стали видны статуи невиданных созданий, сидящих в нишах, где по идее должны были находиться окна. Но все-раки Радужный дворец нравился чародейке гораздо больше, чем эта башня.

- Нас не увидят? - спросила Белава, продолжая рассматривать чертоги Милавы и демона.

- Нет, - улыбнулся альв. - Если не выйдешь на берег и не начнешь кричать.

- А как же разговаривать с озером?

- Ты рядом, оно услышит, - ответил Повелитель. - Попробуй.

Девушка ненадолго задумалась, а потом позвала:

- Озеро, ты меня слышишь? - ответа не было.

Руалар негромко рассмеялся и присел на траву, наблюдая за раздосадованной чародейкой. Белава бросила на альва недовольный взгляд, издевается что ли? А вдруг все придумал и теперь забавляется легковерной дурехой. Она тоже села и угрюмо уставилась себе под ноги.

- Ты не правильно это делаешь, Анариэль,- примирительно сказал Руалар. - С озером не голосом разговаривать надо. Отсюда все должно идти, - и он слегка постучал ей по лбу пальцем, совсем как ее учитель. - Попробуй еще. Представь, что от тебя к озеру идет ход, направь по нему свою мысль.

Белава послушно представила тоннель и снова позвала, но ответа не было. Она вздохнула. Эх, как будто вновь к Дарею вернулась и пробует поднять бадейку с водой из колодца силой мысли. Чародейка раз за разом повторяла зов. Альв улыбался, гном дремал, вытянувшись рядом на траве. Озеро все молчало. Девушка вздохнула и потерла вески. Руалар нежно погладил ее по голове, и боль начала отступать. Белава благодарно улыбнулась и вернулась к своему занятию. Чародейка решила не торопиться. Она прикрыла глаза и замерла, призывая свою силу. Знакомое тело заструилось по телу, поднялось к груди, прошло по горлу, заполнило голову и потекло по созданному тоннелю, облекаемое в слова.

- Здравствуй, озеро.

- Я не озеро, - пришел ответ, запустив по телу приятные мурашки.

- А кто? - спросила Белава.

- Я хранитель.- ответило озеро.

- Здравствуй, хранитель.

- Здравствуй, Белава.

- Ты знаешь мое имя?

- Я все о тебе знаю.

- А что ты хранишь?

- Миры, - ответил голос, и в ее сознании вспыхнули картинки множества миров, населенных разнообразными существами.

Белава увидела, что озеро действительно не озеро, оно поднималось жидким сверкающим столбом, на который были насажены множество пластов, являвшимися мирами. К чародейке потекло знание. Она увидела, что хранитель не дает мирам совместиться и смешаться, потому что это бы нарушило равновесие и привело к гибели. Один из миров был чуть смещен, и в этом мире она увидела себя, сидящую рядом с альвом и гномом.

- Почему этот мир скособочился? - спросила Белава.

- Демон, - ответил хранитель. - Его не должно быть здесь. Он нарушает равновесие, он житель другого мира.

- А я? Я ведь тоже житель другого мира.

- Ты уйдешь отсюда, как только поможешь мне вернуть все на место.

Чародейка задумалась и открыла глаза, не разрывая связи с хранителем.

- Он наполнил этот мир своей силой, изменил баланс, - пояснил хранитель.

- Чего? - не поняла девушка.

- Равновесие. - снова пояснил хранитель. - Сила - основа мира, у каждого своя. Демон порушил основу, заменив кладку на чужую. Так понятно?

- Ага, - кивнула чародейка.

- Ага, - передразнил голос. - Темнота ты, Белава. А отправлю-ка я тебя после этого мира в тот, где тебя всяким премудрым словам научат.

- Не надо! - запротестовала чародейка. - Я домой хочу, я соскучилась.

- Соскучилась, - усмехнулся хранитель. - Показать тебе твою тоску?

И не дожидаясь ответа Белавы, показал ей картинку. Она ахнула и начала с жаром вглядываться. Вот он Радужный дворец, а вот мост, а по мосту идут три царских чародея, а с ними Дарей. Картинка чуть изменилась, и девушка увидела одинокую фигуру, сидящую на берегу озера. Такие родные лучистые серые глаза с тоской смотрели на озерные воды. Вот это ее Радмир, и ни с кем его уже не спутаешь. Она готова была заплакать.

- Ждет тебя, - пояснил хранитель. - Как ты пропала, сюда примчался, так и ждет теперь, а чародеи думают, где тебя искать, да как вытащить.

- А можно мне вестник ему послать? - спросила Белава, продолжая рассматривать своего странника.

- Отчего же, пошли, - согласился голос. - Только ответ доставлять не буду, а вам тут не подряжался на посылках быть. У меня других забот полно.

Чародейка щелкнула пальцами, и перед ней лег лист бумаги, да чернила с пером. Она быстро написала: "Здрав будь, соколик мой ясный. Я жива-здорова, снова мир спасаю. Как спасу, так и вернусь. Ты уж не серчай на дуру глупую, дождись меня, любый мой. Твоя лебедушка". Грамота обернулась синичкой, взлетела, раздался плюх, и озеро втянуло в себя вестника, оставив Белаве картинку. Она наблюдала, как синичка вылетела из воды, прямо перед изумленным воином-странником и упала к его ногам, раскрывшись грамотой. Радмир подхватил послание, жадно вчитался и застыл ненадолго. Потом с чувством сплюнул и что-то сказал.

- Говорит, что ты горе его неугомонное, - перевел хранитель.

Потом странник запрокинул голову, глядя в небо и рассмеялся. Белава вытерла слезу и улыбнулась.

- Теперь успокоилась? - осведомился хранитель.

- Еще больше домой захотелось, - вздохнула девушка. - Что мне делать-то надо?

- Так все, что собиралась. Спаси юных альвов, победи черноглазую, да демона, а там и домой отправишься.

- А как? - возмутилась чародейка. - Тебе легко говорить. Вон, рябью подернешься и всего делов, а я не знаю, с чего начать. Может скажешь, где альвов змеюка держит?

- Это ты сама ищи, мне не видать, говорю же, сила искажена, не могу я тут толком следить.- вздохнул голос.

- А мне как? Дар ясновидицы не просыпается, иначе посмотреть не могу. Не к Милавке же мне с вопросом идти.

- Я посчитал, этот дар тебе здесь лишним будет, - повинился хранитель. - Вернуть что ли?

- А ты и это можешь? - поразилась чародейка.

- А как же? Я чистый силовой поток, я и распорядился, с чем тебя сюда выпустить.- в голосе послышалась гордость.

- А Зверя на демоницу ты заменил?

- Я. - теперь голос откровенно хвастался, но тут же строго добавил. - Так надо.

- Зачем? Она же думает самостоятельно, а Зверь слушался каждого слова.- возмутилась чародейка.

Голос тяжело вздохнул, и по озеру пошла рябь. Белава ждала ответа. Нет, ну, в самом деле! Был Зверь, уже такой родной и знакомый и вдруг вместо него демоница, от которой не знаешь, что ожидать. То ей люди не нравятся, то вдруг сама им помогать начинает, то ворчит изнутри, что хозяйка с пресветлыми связалась, а от них толку не жди. Кровь демонова, одно слово.

- Зверя демон себе подчинит, - наконец, снизошел до объяснений хранитель. - Зверь для службы создан был. Хоть ты его и улучшила, а все одно он создание демонов. А демоницу не подчинишь, она своевольна.

- Вот-вот!

- Что вот-вот, лапотница дремучая? В ней тебя много, потому твои желания слышит, твоими чувствами живет. Как скажешь, так и сделает. А не скажешь, все одно по твоему будет, это же твоя часть. Понимаешь?- голос усмехнулся.

- Понимаю, - ответила чародейка, решив потом все хорошенько обдумать.

- Понимает она, - проворчал хранитель. - Держи ясновидение свое, пользуйся.

Она почувствовала, как что-то коснулось ее сознания, и тут же появилось ощущение, что встретилась с родным существом.

- Спасибо, хранитель, земной поклон, - радостно ответила девушка.

- Спинку не сломай, - снова усмехнулся голос. - Не больно-то ты кланяться любишь. Ладно, - хранитель вдруг смилостивился. - Твой там в меня вестник запустил. Держи уж, страдалица, но более я ничего передавать не буду, а то повадишься сюда шастать, а мне глупостями заниматься не досуг. Еще вопросы есть?

- Есть, - честно ответила Белава и уставилась на озерную воду сквозь ветви ивняка, ожидая вестника.

- В другой раз задашь, - снова заворчал голос. - Лови.

Из воды с истошным чириканьем выскочил воробей и бросился к Белаве. Девушка поймала вестник и прижала к себе чуть подмокшую грамоту, которой обернулась птица.

- Спасибо, - в голос ответила чародейка и прислушалась, тоннель был пуст, хранитель исчез.

Чародейка раскрыла грамотку и начала читать: "Сколько ж кровушки ты моей уже выпила, чудище мое ненаглядное. Где бы ты не была, будь осторожна, а я тебя дождусь. Твой странник". Девушка аккуратно сложила грамоту и спрятала на груди. Потом повернулась к альву, сверкая счастливой улыбкой. Тот улыбнулся в ответ и встал.

- Уходить пора, итак задержались, - сказал он.

- Пошли, - весело подскочила девушка. - Гурди, просыпайся, - позвала она гнома.

- Никакого с вами покоя, длиннюги, - проворчал человечек и, потягиваясь, встал.

Повелитель открыл переход, и они покинули берег Глубокого озера.

Глава 31

Демон лежал на самой верхушке своего детища- Черной Башне. Он положил руки под голову, смотрел в голубое небо и улыбался своим мыслям. Ветер играл с его длинными черными волосами, касался обнаженного до пояса тела, лаская и дразня. Такого чувства покоя Вогард не испытывал никогда. В Башне бесновалась Милава, злыдни мотались по всем городам и весям в поиске пропавших витязя и чародейки, а демон просто наслаждался покоем, лежа под облаками и позволяя себе мечтать. То ему виделись изумрудные глаза девушки, и тогда он вспоминал вкус человеческих губ. То поднимал руку, вызывая огонь, и смотрел, как языки пламени, пылающие на кончиках его пальцев, колышатся на ветру, и тогда он вспоминал огненные волосы прекрасной демоница.

- Да, пусть их будет двое, - решил Вогард. - Так даже интересней. Пусть сменяют друг друга.

И демон представлял, как будет нежно касаться человеческого тела, лаская его губами и языками пламени, как он это делал совсем недавно, это было восхитительно... А потом думал, что можно будет себе позволить, когда в его объятьях окажется более сильная демоница. Скорей бы уж! Демон сел и зажмурился, как сытый кот, глядя на солнце. И все-таки он не хотел торопиться, продлевая сладкую пытку ожидания.

- Вогард, - он дернулся от столь неуместного сейчас голоса.

- Что тебе? - недовольно спросил демон, не оборачиваясь.

- Ты здесь уже давно, - Милава остановилась недалеко от него.

- Ты что-то хотела? - ее присутствие все чаще раздражало Вогарда.

- Ты столько времени не прикасался ко мне, - ответила она. - Я соскучилась.

- Женщ-щина, - прошипел демон и обернулся к ней, застыв на мгновение. - Зачем?

На него смотрели изумрудные глаза чародейки. Вогард усмехнулся. Он понимал, почему она пытается удержать его внимание, только ему это было безразлично. И все же... Она сейчас была так похожа на ту, что занимала мысли древнего демона. Он нежно улыбнулся и поманил к себе женщину.

- Иди ко мне, чародейка, - позвал он.

Лицо Милавы не мгновение скривилось, но она быстро взяла себя в руки. Хочет чародейку, значит, будет ему чародейка, главное, удержать рядом, потому что без него, и женщина это понимал, ее божественности придет конец. Милава готова была и на большее. Она покорно подошла к нему, стараясь не быть не похожей на себя обычную, и демон взял ее за руку, первый раз рассматривая маленькую изящную ручку. "Совсем как у нее", - мелькнула мысль у Вогарда, и он коснулся ее губами, стараясь не думать, что пахнет она совсем иначе. Демон бережно уложил женщину рядом и склонился над ней, долго вглядываясь в газа. Затем коснулся лица губами, так трепетно он еще никого и никогда не целовал, и демон сам упивался новыми ощущениями. Он нежно провел рукой по волосам, погладил по щеке и снова склонился к губам, скользнул на шею... И в этот момент его обоняния коснулся такой знакомый и желанный запах. Вогард тихо застонал, упиваясь ароматом и нежностью кожи той, что была рядом. Он прикрыл глаза, все более теряя связь с реальностью.

- Чародейка, - выдохнул он, сжимая в объятьях податливое тело до тех пор, пока не послышался хруст костей, и женщина не ахнула.

Милава лежала, затаив дыхание. Вогард ошеломил ее своим поведением, никогда он не был с ним таким. Первым желанием женщины было вырваться из его объятий и убежать, настолько ярко она поняла, что ее демон сейчас не с ней. Потом она хотела вернуть черноту своих глаз, чтобы он опомнился, но вспомнив, ради чего она здесь, Милава сдержалась, покорно принимая его новые ласки. "Пусть думает о чародейке, зато целует меня", - с некоторым злорадством подумала она и обвила шею Вогарда руками. Он поднял на нее взгляд, и Милава увидела, что его зрачки расширились, ноздри трепетали, а с приоткрытых губ сорвался очередной стон:

- Белава, - прошептал он, все более распаляясь.

- Я здесь, мой демон, - прошептала в ответ Милава, стараясь ничем не выдать свое настоящее я.

- Моя чародейка...

- Твоя, - поддакнула божественная, зарываясь ему в волосы пальцами.

Вогард одним резким движением разорвал ее платье и ненадолго завис, глубоко вдыхая. Вскоре Милава уже не думала, кого сейчас ласкает ее демон, отдаваясь небывалой чувственности его прикосновений. Он с какой-то отчаянной нежностью, гладил плавные изгибы стройного тела, скользил губами, опалял дыханием. Милава выгнулась и застонала, стараясь тесней прижаться к нему.

- Вогард, Вогард, - металась женщина, покрывая его плечи ответными поцелуями.

- Девочка моя, - отвечал ей демон, отдаваясь ее жадным губам.

А потом он вспомнил об огненной змейке, которая заставила девушку ненадолго забыть обо всем и отдаться во власть обжигающего пламени, и демон улыбнулся, призывая огонь. Она дернулась, потом попыталась оттолкнуть, но Вогард удержал. И тогда Милава закричала.

- Что ты делаешь?! Остановись!

Милава раздирала ногтями его кожу, пытаясь вырваться из железных объятий. Демон замер. Затуманенное желанием сознание зашептало ему, что он ошибся, что он сам себя обманул и поверил в это. Вогард посмотрел на черноглазое лицо, перекошенное от боли и отпрянул. Огонь исчез, и демон вскочил, пытаясь понять, что же его так сильно увлекло, почему он, зная, кто перед ним, настолько поверил в то, что рядом чародейка. И вдруг вспомнил- запах! Здесь и сейчас! Он вскочил на самый край и начал бешено озираться. Запах был, он все еще был здесь, он касался обоняния и дразнил, заставляя терять голову. Но откуда? Капкан молчал, она не проходила мимо его ловушки. Но как это возможно?! Из земель альвов есть только один путь, но девушка не прошла им. А сейчас она где-то рядом. Настолько близко, что он даже поверил, что Милава та, что так нужна ему.

Вогард взметнул крылья и бросился в воздушный поток. Чуть не сорвался, но быстро выправился и заметался над берегом, отыскивая девушку.

- Ну где же ты? - тихонько взвыл демон и завис, успокаиваясь и принюхиваясь.

И он нашел ниточку желанного запаха, которая привела его на берег озера за разросшимся ивняком. Только там уже никого не было, и дальше запах обрывался, он был только здесь.

- Опоздал, - горестно прошептал демон и опустился на землю.

Он быстро определил, что с ней были альв и гном. Он фыркнул, не одобряя компанию.

- Спокойно, - сказал он себе. - Я решил дать ей время, не стоит терять голову, будто юный демоненок. Да, была здесь, ушла, но от меня никуда не денется, - демон провел рукой по примятой траве, где недавно сидела девушка.

Ему даже показалось, что трава все еще хранит ее тепло. Вогард лег на это место, прикрыл глаза и аккуратно вдохнул, стараясь подольше сохранить запах своего желания. Некоторое время он просто лежал с закрытыми глазами, но вскоре начал думать, отодвигая в сторону все мечты. Зачем чародейка приходила сюда? Что ей было нужно на берегу озера, на котором стоит Черная Башня. Не с Милавой сражаться, рано еще. И не с ним. Тут он усмехнулся, представив какое сражение он ей устроит, как только чародейка окажется в его руках. Тут же тряхнул головой, отгоняя ненужные сейчас мысли.

Она приходила к озеру. Озеро перенесло ее сюда, озеро ее и домой вернет. Хотела попробовать вырваться из этого мира сейчас? Но зачем ей альв? Альвам девушка нужна здесь, тогда зачем? Он порывисто сел и нахмурился. Если ее действительно перенесли сюда, чтобы спасти от них с Милавой этот мир? И тогда после того, как ей это удастся, она уйдет. Ладно, Милавка, но его-то она не сможет никак победить. А если нужна только его божественная игрушка? Демон встал и прошелся по берегу, раздумывая, а не делает ли он глупость, оставаясь в стороне? Не упустит ли он свою чародейку и огненноволосую демоницу заодно, если позволит ей спокойно идти к своей цели? Домой Белава хочет и не задержится здесь ни мгновения, как только ее задача будет выполнена.

- Прости, девочка, но я не могу тебе позволить сделать то, что ты хочешь, - прошептал демон.- Я не могу тебя отпустить, слишком долго я тебя ждал.

Демон ненадолго задержался, вновь присев на то место, где была она, но след чародейки становился все менее заметен. Вогард вздохнул и покинул берег озера. Он вернулся в Башню и пошел искать Милаву. Та уже успела перебраться в свои покои и теперь лежала на своей большой постели и постанывала от болезненных ожогов. Демон зашел к ней, некоторое время смотрел на израненную женщину. Помочь он ей не мог, не дано ему было исцелять. Демоны не целители.

- Почему ты это сделал? - спросила Милава, глотая слезы боли и обиды.

- Потому что поверил, что ты это она. А ее огонь не обжигает.

- Я хочу ее силу, - попросила божественная.

- Нет, на это можешь не рассчитывать, - ответил Вогард. - Но свою помощь, когда придет время, я обещаю. Ты останешься при своей власти.

- А ты? - Милава посмотрела на него.

- А я останусь со своей чародейкой, - ответил демон.

- Она не твоя, - женщина смогла усмехнуться, не смотря на боль. Что-что, а внутренней силы у нее было достаточно.

- Будет моей, - отрезал он.

- А я?

- А ты останешься божественной.- усмехнулся демон.- Твоя настоящая любовь- это власть, а в постель ты можешь получить кого захочешь.

- Я хочу тебя, - Милава пристально посмотрела ему в глаза.

- Я все сказал, - ответил Вогард. - Собирай свою армию, раздавим альвов.

- Они нам не опасны, - возразила божественная.

- Теперь опасны, - коротко бросил Вогард. - И все, кто успеет присоединиться к ним.

- У нас молодняк альвов, - снова возразила Милава.

Демон остановился, посмотрел на нее и засмеялся.

- Как же я о них забыл? Ну, конечно! Туда-то ты, девочка и пойдешь. Тебе ведь надо развязать руки своим остроухим друзьям. - потом снова посмотрел на женщину. - Собирай свое отребье. С молодняком я один справлюсь.

- Что ты собираешься делать?! - Милава попробовала вскочить, но от резкого движения упала обратно на ложе с громким вскриком. - Пару дней я точно не смогу ничего сделать, - прошипела она. - Надо только до мази добраться. Гад крылатый.

Демон уже летел туда, где божественная спрятала юных альвов, лишив их силы.

Глава 32

Белава, Руалар и Гурди вернулись в Зеркальный Град сразу в покои чародейки. Повелитель вста л у окна, глядя в сад, который не увядал в любое время года. Он посмотрел туда и хитро улыбнулся, глядя на пару, весело болтающую в мраморной беседке. Саэфель светилась, это было видно даже отсюда. Витязь Радмир что-то рассказывал ей, и она смеялась, чуть откинув назад свою очаровательную головку. Повелитель видел, что мужчина любуется его дочерью, но все-таки он еще был слишком поглощен мыслями о зеленоглазой чародейке. Ничего, придет время, когда прекрасная Саэфель залечит эту рану в сердце Радмира, потому что чародейка уйдет, а они останутся.

Гном покинул их, как только Белава взялась за вестник от юных альвов, а Повелитель замер у окна, чему-то загадочно улыбаясь. Вскоре из-за двери донесся радостный возглас гномьей няньки Гарко и недовольное ворчание самого Гурди. Древний альв снова улыбнулся. Эта парочка обречена на крепкую дружбу. И как бы гном не ворчал, но ему нравился великан Гарко.

Чародейка достала оба вестника: от альва, и от своего странника. Один для дела, другой... просто, да просто чтобы был рядом. Она бросила взгляд на радмирову грамоту и счастливо улыбнулась. Руалар заметил это и подумал, что все он делает верно. Девушка наконец взялась за альвийский вестник. Она прикрыла глаза и позвала сновидин дар. Поток образов настолько оглушил ее, что она была вынуждена почти отбросить грамоту одного из юных альвов. Белава увидела его. Это был юноша по человеческим меркам. Темные волосы его слиплись, в больших фиалковых глазах застыла тоска и обреченность. На щеке виднелась ссадина. Одежда давно износилась. Потом образы стали хаотичны, начали слишком быстро сменять друг друга, и голова разболелась с неимоверной силой.

- Анариэль, - Руалар в одно мгновение оказался рядом с ней, когда услышал ее вскрик. - У тебя кровь, девочка.

- Великие Духи, - простонала чародейка, отваливаясь назад. - Хранитель усилил дар ясновидицы. Сколько всего сразу принес этот вестник.

- Тебе плохо? - тревожно спросил древний альв, пытаясь остановить ей кровотечение из носа.

- Им плохо, - заплакала чародейка. - Он забрал у них силу, они медленно гибнут.

Руалар задохнулся, но взял себя в руки, потому что девушке его помощь сейчас была нужней. Он аккуратно поднял ее на руки и перенес на постель. Затем успокоил головную боль и окончательно остановил кровь. Она безучастно лежала, свернувшись калачиком. Повелитель сел рядом и подумал, что это только начало. Ему стало жаль девушку, но без ее помощи им было не справиться.

- Поспи, Анариэль, - сказал он. - Тебе нужно прийти в себя.

- Нет, - Белава села и посмотрела на вестник, лежащий на полу. - Дай мне его, пресветлый Повелитель. Я попробую осторожней.

Руалар поднял грамоту и подал чародейке. Она вновь прикрыла глаза, и мельтешение образов снова вернулось. Девушка глубоко вдохнула, потом медленно выдохнула, пытаясь упорядочить то, что она видит.

- Земля сухая, - начала говорить Белава. - Травы нет, почти нет. Жарко, душно, тяжело дышать. Он думает о том, что надо бежать, но не знает, как это сделать. Плохо... - неожиданно девушка почувствовала то, что чувствовал писавший вестник и зарыдала от нахлынувшей тоски и страха.

- Анариэль, - Руалар попробовал привести чародейку в себя, но ее истерика только набирала силу.

Альв вырвал грамоту из рук Белавы, и она прижалась к Повелителю, продолжая вздрагивать всем телом, все еще находясь во власти увиденного.

- Так не может быть, - всхлипывала она. - Так не должно быть.

Дверь в покои чародейки отворились, впуская витязя.

- Что случилось? - встревоженно спросил он, быстро подходя к альву и чародейке.

- Она увидела, - ответил Руалар и кивнул на вестник.

Радмир подобрал грамоту, потом заметил вторую и подошел, случайно бросил взгляд и побледнел, прочитав послание. Он метнул быстрый взгляд на чародейку, протянул было руку, но отдернул. Она ведь уже все видела.

- Но как? - вырвалось у него, думая о вестнике из другого мира.

- Озеро усилило ее дар, - ответил древний альв, не заметивший, что витязь увидел подарок хранителя.

- Озеро? - Радмир подошел и сел рядом, все пытаясь отвести взгляд от второй грамоты. И тут вдруг понял, где они были. - Но там же бесова башня! - воскликнул он. - Зачем же ты повел ее туда, где собралась вся эта нечесть?!

- Так было нужно, - спокойно ответил Повелитель, и витязь осекся.

Он протянул руки, забирая плачущую девушку у Руалара. Тот спорить не стал, выпустил и встал. Радмир обнял Белаву, тихо заворковал что-то, гладя ее по волосам. Чародейка доверчиво прижалась к нему, постепенно успокаиваясь. Когда слезы высохли, она аккуратно отодвинулась от витязя. Тот неохотно разжал руки.

- Надо торопиться, - сказала девушка. - Им совсем плохо.

- Но где они? - задал вопрос Радмир.

- В проклятых землях, - ответил Руалар. - Ты что-то еще увидела, Анариэль, что поможет быстрей найти их?

- Недалеко от них скала, - ответила она. - Одинокая, высокая и такая... тоскливая. Там все такое, - она снова всхлипнула, но быстро взяла себя в руки.- Откроем переход, вместе, тогда сможем увести,- она повернулась к альву.

Повелитель задумчиво смотрел на нее. Сил у них хватит, особенно у двоих, Руалар даже не сомневался, но вот дальность перехода настораживала. Чародейка, похоже, даже не представляла, где находятся проклятые земли.

- Это в четырех днях пути на лошадях, - сказал он.

- И что же? Мы сможем! - Белава вскочила с постели и заходила по покоям. - Я силу подбирать по дороге буду, мне все источником может стать.

- Я знаю, - древний альв мягко улыбнулся. - Да и у меня силы много. И все-таки... Может путь в ту сторону проделать на лошадях, а обратно переход открыть?

- У нас нет столько времени, - горячилась девушка. - Я чую, что надо спешить.

Радмир чуть не спросил: "Так домой попасть спешишь?", но вовремя сдержался, понимая, что сейчас в нем говорит ревность. Взгляд его снова был прикован к вестнику из другого мира. Белава все еще ходившая по покоям, остановилась и положила руку на эту грамоту, слегка погладив, и витязь отвернулся, пытаясь взять себя в руки.

- Я пойду с вами, - сказал он, сумев успокоиться.

- Нет, - одновременно ответили чародейка и альв.

- Почему? - возмутился Радмир. - Вам может понадобиться помощь.

- Лишний человек ослабляет, - пояснил Руалар.

- А гном? - деловито спросил Гурди, оказавшийся тоже тут.

- И гном, - кивнул альв.

- Но не вдвоем же вы пойдете! - не сдержался витязь.

- Нам нужны пресветлые, кто может открывать и удерживать переход, - Белава поглядела на Повелителя. - Хотя бы четверо. Они подмогой будут, если что. И для драки хватит, если понадобится. Я там особой охраны не видела.

- Но что-то же их удерживает на месте, - снова заговорил Радмир.

- Этого я не видела, - признала чародейка. - Почувствовала только, как альв боится. - она зябко поежилась. - Если никто не пойдет, я одна пойду!

- Не горячись, Анариэль, - улыбнулся Руалар. - Тиамар и Ниахар могут открывать переход, они достаточно сильны. Еще четырех призову. Двое, правда, еще не до конца восстановились, но помочь смогут. Да и в бою им равных нет.

- И все же я пойду с вами, - Радмир встал и с вызовом посмотрел на Повелителя.

- Хорошо, - сдался тот.

- И я! - Гурди поудобней перехватил свою кирку.

- Гурди, там может быть опасно, - попыталась остановить его Белава.

- Среди гномов нет трусов, - гордо ответил Гурди.

- А мы? - Гарко возмущенно сверкнул очами, Дарислав молча наблюдал за всеми.

- Слишком много, - покачал головой Повелитель. - Будет сложно. Идем я, Анариэль, четверо альвов и гном с человеком. Все. Больше взять не можем.

Гарко недовольно крякнул, Дарислав молча кивнул. Катай просто обиделся, за что получил затрещину заботливой отцовской дланью.

- А вы мечи к битве готовьте, - подмигнул Руалар. - Змея ждать не будет. Скоро все вдоволь натешатся. На Черную Башню пойдем.

- Это дело, - немного успокоился богатырь Гарко.

Радмир ушел за мечом, Руалар отправился созывать нужных ему альвов, гном никуда не ушел. Он встал у окна, где не так давно стоял Руалар и деловито поглаживал свою кирку. Белава подумала и заменила костюм царских чародеев на альвийский. Мало ли демоницу призывать придется, так он вытянется, чтоб опять в лохмотьях не ходить. Гурди с любопытством смотрел на мерцающий туман, окруживший чародейку, который осел на ней, принимая форму тела. А когда туман совсем исчез, то на девушке поменялась одежда. Гном осмотрел ее со всех сторон и хмыкнул:

- На ушастых стала похожа, только не ушастая.

Белава рассмеялась и поцеловала человечка в щеку. Гурди покраснел и проворчал:

- Чего еще удумала, глупая баба. Ладно, можешь еще поцеловать, коли я тебе так нравлюсь.

Она снова развеселилась и поцеловала гнома во вторую щеку. В это время вошел Радмир и поинтересовался:

- Это здесь всех целуют? Так я тоже не прочь.

- Не завидуй, - хмыкнул Гурди и вышел из комнаты.

- А меня поцелуешь? - снова спросил витязь, приблизившись к девушке.

Она улыбнулась и поцеловала его в щеку. Радмир тут же поймал ее губы, заключая в объятья.

- Не надо, родименький, - девушка попробовала вывернуться.

- Люблю я тебя, - сказал он, не разжимая рук.

- Ох, Радушко...

- Все готовы, - раздался за их спинами голос Руалара, и Белава поспешно отошла от витязя.

Он повернул голову туда, где лежал вестник от другого Радмира, но грамоты там уже не было. Витязь глубоко вдохнул и мотнул головой, отгоняя ненужные сейчас думы. Все потом. А теперь дело. Он вышел вслед за Белавой и Руаларом, который с интересом рассматривал наряд чародейки.

- Настоящая Анариэль, - улыбнулся Повелитель и пропустил вперед смущенную девушку.

Глава 33

Древний альв, чародейка, человек и гном спустились вниз, где их уже ждали четыре названных Повелителем альва. Ниахар и Тиамар приветливо улыбнулись, двое других окинули внимательным взглядом Белаву и вопросительно посмотрели на своих спутников.

- Нуавель и Халиат, - представил их Руалар.

Альвы степенно поклонились. Белава с любопытством оглядела новых знакомых. Нуавель был зеленоглазым и светловолосом, а Халиат имел ярко-рыжие, как огонь волосы, чем напомнил ей младшую сестру Огневу. Девушка улыбнулась им, отвешивая поклон.

- Здравы будьте, пресветлые альвы, - сказала она.

- Гном тоже с нами? - спросил Нуавель.

- А ты имеешь что-то против, ушастый? - воинственно вопросил Гурди.

Нуавель и Халиат возмущенно переглянулись, но Руалар только негромко ра ссмеялся, да и и Тиамар с Ниахаром спрятали улыбки. Уж они-то уже успели привыкнуть к маленькому грубияну. Повелитель первым покинул свои чертоги, показав всех следовать за ним.

- Куда мы? - спросила Белава. - Переход и тут открыть можно.

- Можно, - согласился древний альв, - но мы выйдем из города. Т ам простора больше.

Они прошли город, сопровождаемые любопытными взглядами. Белава старалась не смотреть по сторонам. Альвы хоть и не были уже так враждебн ы, но все-таки во взглядах сквозила напряженность. Гурди, пожалуй, имел самый независимый вид. Он насвистывал себе под нос и нес свою кирку с таким видом, будто это было самое великое оружие. Девушка посмотрела на него и улыбнулась. Она-то прекрасно понимала, что гном так защищается от неприязненных взглядов. Руалар успел рассказать ей про ту нелюбовь, которую маленький народ питал к пресветлым, считая их заносчивыми гордецами. Альвы в свою очередь считали гномов хвастунами и пьяницами, за любовь последних к хмельному пенному элю. Чародейка подумала, может и ей запеть что-нибудь, но потом еще подумала и решила воздержаться, представив лица пресветлых, если она затянет любимые отцовские частушки. Следом девушка вспомнила отца и пригорюнилась

- О чем загрустила, голубушка? - спросил ее Радмир, шедший рядом.

- Батюшку вспомнила, - призналась она. - Он у меня знатный кузнец, такое оружие из загорской стали кует.

- Из какой? - поднял голову гном.

- Из альвийской. Мы землю альвов Загорьем называем. Батюшка с темными дела ведет. А мне такой меч выковал, все завидуют, - похвасталась чародейка.

- Я видел этот меч, - повернулся к ним Руалар. - Хорош. Много премудростей твой батюшка в него вложил.

- Разве кто-то может с армазаиром справиться кроме темных и нас? - Халиат с любопытством посмотрел на Белаву.

- А вот и может, - гордо ответила она. - Про стой кузнец может! Он когда-то спор у темного выиграл, тот ему секрет и открыл.

- Темные не берегут свои секреты, - неодобрительно отозвался Нуавель. - Этим мы и отличаемся.

- Может и нам стоит быть посговорчивей, - усмехнулся Ниахар. - В их мире уважения к древним побольше будет.

Нуавель не ответил, остальные тоже промолчали, погруженные в свои мысли. Отряд миновал город и остановился, оказавшись на открытом пространстве. Руалар взглянул на Белаву и кивнул. Она подошла к нему, взяв протянутую руку.

- Ты готова, Поглощающая Силу? - спросил Повелитель.

- Да, - выдохнула она.

Их руки взметнулись вверх, и пространство расколола молния. Молния стала шириться, превращая воздух в искрящийся проход. Чародейка зачаровано смотрела на сотворенный совместными усилиями с альвом портал.

- Ой, лишеньки, - выдохнула она.- Красиво-то как.

- Красиво, - улыбнулся Руалар и кивнул остальным, т ак же с восхищением взирающими на невиданный переход. - Что стоите? Проходите, мы вечно удерживать проход не сможем.

Первые прошли альвы, следом двинулся гном, Радмир остановился, ожидая, когда Белава шагнет в сверкающий разрыв пространства.

- Проходи, чего ты ждешь? - спросила чародейка.

- А вы? - вместо ответа спросил витязь.

- А мы следом, - произнес Руалар. - Поспеши.

Мужчина молча кивнул и шагнул в проход. Чародейка и альв переглянулись и дружно шагнули вслед за витязем. Неожиданно послышались быстрые шаги и в затухающий проход вбежала голубоглазая альвийка.

- Саэфель! - возмущенно воскликнул Повелитель.

- Я с вами, - ответила она и бросила взгляд на витязя.

- Ты ослушалась меня, - древний альв гневно сверкнул на дочь васильковыми глазами.

- Я не отягащу переход, ты знаешь, отец. Я просто хочу помочь, - Саэфель посмотрела на Руалара и тот лишь вздохнул.

Иногда тяжело быть Видящем, подумал древний альв, потому что он прекрасно видел все тайные помыслы своей дочери, и сейчас его это совсем не радовало. Но деваться уже было некуда, и альвийка присоединилась к отряду, заняв место рядом с витязем, отделив его от Белавы. Чародейка не обратила на это внимание, она оглядывалась, рассматривая, где они оказались. Земля действительно была сухая и растрескавшаяся, солнце палило нещадно, хоть вроде уже и был вечер. Воздух плавился и казалось, что невидимый огонь пылает вокруг них. Девушка утерла пот, даже альвийский костюм не спасал от жары.

- Действительно, проклятая земля, - сказала она негромко, и звук ее голоса разлился вокруг подобно грому.

- Не верь всему, что здесь увидишь или услышишь, - шепнул Руалар.- Эта земля изматывает и убивает.

- Почему здесь солнце так высоко? - спросила Белава так же шепотом.

- Здесь не бывает ночи, не бывает зимы, не бывает дождей, не бывает ветра. Эта земля сотворена демоном. Когда-нибудь мы снимем заклятье. И тогда здесь снова будет прекрасное озеро и древний лес.- ответил ей Повелитель.

- Значит, Вогард тут хозяйничает?

- Он хозяйничает везде, - недовольно произнес Тиамар. - А здесь он развлекался.

- Мы ведь искали здесь юных альвов, - признался Ниахар,- но никого не нашли.

- Они скрыты, - ответил Руалар. - Я их не вижу, но, надеюсь, Анариэль увидит.

На чародейку посмотрели с некоторым сомнением, она отмахнулась и села на землю, неожиданно ощутив под собой мягкость травы. Она провела по пыльной земле руками и ощущение, что сидит на траве исчезло. Девушка прикрыла глаза, пытаясь слиться с землей, но привычного отклика не почувствовала. Тогда она прикрыла глаза, а когда открыла, то пространство предстало ей в виде огромной полусферы, внутри которой находилась она сама и ее спутники. В полусфере сияло опаляющее солнце и земля казалась мертвой. А за призрачными стенками купола виднелся лес, чуть в стороне поблескивало озеро. Все это было здесь и сейчас, вот только сфера мешала увидеть. Белава еще немного изменила зрение, и внутреннее пространство распалось несколькими пластами. Она подняла руки и протянулась к верхнему пласту, изучая его строение, затем следующий и, наконец, взялась за тот, на котором находились они. Девушка с интересом смотрела на потоки силы, проходящие сквозь пласты. Сила была такой знакомой, почти родной. Чародейка призвала эти потоки, впитывая их, привыкая к обновленному восприятию. Затем выдохнула и некоторое время сидела, тяжело дыша, а когда распрямила плечи и встала, она увидела тех, ради кого сюда прибыл их маленький отряд. Она уверенно пошла вперед.

- Ты увидела? - крикнул ей в след Руалар.

- Они там, - Белава подняла руку, мягко повела ею, будто снимая покров, и ее спутникам предстало небольшое поселение.

Маленькие домики жались друг к другу. Это были простенькие серые строения без окон. Чародейка нехорошо выругалась про себя, представляя, как могли здесь жить такие существа как альвы. Невольные слезы навернулись на глаза, но она их утерла, зло выдохнув. И вдруг замерла, подняв руку и призывая товарищей остановиться.

- Что случилось? - спросил Радмир, и Саэфель придвинулась ближе к нему.

- Ждите, - коротко ответила Белава и направилась к серым домишкам.

Она прошла несколько первых домов, мельком заглянула в них, но там было пусто. Поселение оказалось пустым! Нет, не пустым, кое-кто здесь все-таки был. Белава вновь повела рукой, закрываясь от спутников.

- Ну, здравствуй, Вогард, - сказала она.

- Здравствуй, чародейка, - он вышел из ниоткуда и встал перед ней.

- Куда альвов дел? - спросила Белава, чуть насмешливо глядя на демона.

- А ты найди, - усмехнулся он. - Раз уж это место нашла, то и остроухих сможешь.

- А ведь найду, - подмигнула она и отошла от него.

Вогард с интересом наблюдал за девушкой. Сейчас он вдруг разглядел, что она совсем не похожа на Милаву. И как раньше казалось, что они только цветом глаз различаются? Демон с наслаждением вдохнул и не удержался, подошел к ней. Белава бросила на него быстрый взгляд, но демон просто стоял рядом и смотрел.

- Дыру протрешь, - проворчала она. - Отойди. Не мешай. - не было чувства, что ей угрожает опасность.

Демон послушно отошел, продолжая смотреть.

- И отвернись, - потребовала Белава.

- Я хочу на тебя смотреть, - ответил Вогард.

- А я хочу, чтобы ты отдал мне юных альвов, - ответила чародейка.

- Отдам. А ты пойдешь со мной? - демон улыбался.

- Вот еще, чего удумал, - возмутилась девушка. - Ты только поглядеть хотел.

- Я много что хочу. Скажи, весь мир к твоим ногам брошу, - он снова подошел к ней и внимательно посмотрел сверху вниз.

- У тебя уже Милавка есть, - ответила она и щелкнула пальцами.

Юные альвы действительно были тут. Они стояли за поселением, испуганно прижавшись друг к другу. Радость тут же сменилась злостью, когда Белава увидела, что охраняют пленников громадные псы.

- Сумеречные псы, - выдохнула чародейка и повернулась к демону.

- Они порвут альвят, как только твои друзья попробуют приблизиться, - сказал демон.

- Ты... ты... - задохнулась она и сжала кулаки.

Вогард промолчал, неожиданно почувствовав, что ему не нравится, что он расстроил чародейку, но иначе удержать ее было нельзя. Белава попятилась от него, открываясь своим спутникам.

- Стойте там, - крикнула Белава, показывая им на пленников. - Псы порвут юных альвов.

Отряд застыл, с ужасом разглядывая оскалившиеся пасти. Девушка беспомощно посмотрела на демона, но тут же расслабилась и улыбнулась. Кажется она знала, что делать.

Глава 34

Белава неспешно двинулась к юным альвам, вспоминая все, что рассказывал ей мастер о сумеречных псах. Чьи это были твари? Правильно, демоново отродье, самые низшие, которыми управляли высшие. Стало быть демонице и разбираться с ними. Девушка обернулась и посмотрела на своих спутников, все так же замерших вдали, потом перевела взгляд на Вогарда и подмигнула ему, призывая свою вторую личину. Демоница легко откликнулась на зов.

Демон с любопытством наблюдал за чародейкой, любуясь ее плавной походкой. Она обернулась, подмигнула ему, и... Он застыл, пытаясь унять бешеный стук сердца, потому что контуры тела Белавы размылись, она вытянулась, раздалась в плечах и бедрах, волосы полыхнули, и взглядам всех, кто был здесь предстала демоница, невероятная в своей чужеродной красоте. Она продолжила путь, начатый чародейкой. Даже псы перестали рычать и скалиться, рассматривая и принюхиваясь к огненноволосому существу.

- Ко мне, - коротко скомандовала демоница, и псы заскулили, опускаясь на землю.

Она подошла еще ближе, с легким презрением посмотрела на юных альвов, и в тонких пальцах появилась огненная плеть. Демоница взметнула руку, плеть с шипением рассекла раскаленный воздух и опустилась на спину ближайшего пса. Тот завизжал, как самая обычная собачонка.

- Ко мне, - повторила она, и пес покорно пополз к ней.

Он сел подле нее, лизнул руку с плетью, признавая ее власть и силу. Демоница вновь размахнулась, и второе чудовище признало в ней главную. Демон наблюдал за огненной плетью, затаив дыхание. Взмах, и сердце пропускает удар, еще взмах и снова в груди он отдается пустотой. Он тяжело выдохнул, стараясь освободиться от неожиданных чар. Демоница отогнал псов и подошла к перепуганным альвам.

- Мы за вами, пресветлые, собирайтесь, - произнесла она низким чуть вибрирующим голосом.

- Куда? - спросил темноволосый юный альв.

- Домой, - коротко ответила демоница, почесывая одного из сумеречных псов за ухом.

Товарищи Белавы отмерли и направились в их сторону. Отмер и демон, наконец, осознав происходящее. Он весело рассмеялся, забавляясь тем, как легко чародейка обошла его. Он взмахнул крыльями и подлетел к демонице, напряженно наблюдавшей за ним.

- Молодец, чародейка, справилась, - с улыбкой признал Вогард. - А как с этим справятся твои остроухие друзья, гном и человек? Тебе ведь дорог этот человек?

- Мне не дорог никто, - ответила демоница. - Они дороги ей, а я часть нее. Что ты задумал, демон?

- Сейчас увидишь, моя прекрасная, - легко засмеялся Вогард. Лицо его стало жестким, черные глаза полыхнули красным огнем, и он скомандовал своим тварям.- Взять.

Псы сорвались с места и понеслись к приближающемуся отряду, мгновенно ощетинившемуся мечами и луками с натянутой тетивой. Псов было восемь и товарищей Белавы осталось столько же без нее. Человек внутри демоницы закричал от страха, демоница тут же ощутила прилив гнева на Вогарда. Она снова взмахнула плетью, но демон перехватил ее руку, и плеть не долетела до пса.

- Ты мне ответиш-шь, - зашипела разъяренная демоница.

- Мое пламя, - сказал Вогард, рванув ее на себя. - Жаркое, обжигающее. Пойдем со мной, зачем тебе они?

- А зачем мне ты? - усмехнулась демоница.

- Хочешь, чтобы я показал тебе прямо сейчас? - в ответ усмехнулся Вогард.

- Рискни, - демоница перестала усмехаться и вырвалась из его рук, превращая плеть в меч.

- Ты хочешь драться? - Вогард не спешил принимать вызов.

- Не сейчас, всему свое время. - демоница попятилась, продолжая наблюдать за ним.- Отзови псов.

- Позови чародейку, - вдруг попросил демон.- Я хочу поговорить с ней.

- Она тебя слышит, говори.

- Я хочу видеть ее, - упрямо сказал Вогард.

- Нет, - демоница покачала головой. - Она сейчас не появится, отзови псов.

- А хочешь, - демон оказался сзади нее. Его пальцы скользнули по рукам демоницы, захватывая тонкие кисти, сжимающие меч. Он нагнулся к самому ее уху, опуская лицо в полыхающее пламя волос. - Хочешь, она больше никогда не появится? Останешься только ты.

Она хрипловато рассмеялась, смеялась долго, издевательски. Потом сделала то, что не ожидал ни демон, ни человек внутри нее, демоница растаяла в воздухе и оказалась позади Вогарда, плотно прижимаясь к нему. У демона в очередной раз перехватило дыхание, когда он почувствовала, как она поднялась на цыпочки и выдохнула ему на ухо:

- Глупый, глупый демон, - шептал низкий с хрипотцой голос. - Меня нет, демон, есть она и только она, я всего лишь выбранный для этого мира образ для второй личины. Меня создали из той капли крови высшего демона, что была в твари, укусившей ее. Уйдет человек, исчезну я. Уйду я, человек останется, но будет слабей. Тебе нужны обе, не так ли демон?

- Да, - выдохнул он.

- Ты хочешь, чтобы она осталась в этом мире?

- Только этого и хочу.

- Тогда помоги мне сейчас, отзови своих псов, чтобы мы могли увести альвов. Дай избавить мир от твоей бабы, и я отдам тебе чародейку, - демоница отошла от него, насмешливо поглядывая на Вогарда.

- Почему ты хочешь помочь мне?- хрипло спросил он, пытаясь восстановить дыхание.

- Тебе? - она снова засмеялась. - Я помогаю себе. Я не могу противиться ее воле и желаниям, я всего лишь часть ее. Но я мыслящая часть, я могу существовать, дышать, говорить. Если она вернется в свой мир, я вновь стану Зверем. Тварь, послушная воле чародейки, которая рада тем, что может иногда являть свой отвратительный лик. Я не хочу быть Зверем, я хочу быть такой, какая я сейчас. Сделай, как я прошу, и ты получишь меня... и ее, если сможешь заставить забыть ее странника, - усмехнулась демоница.

- Этого? - кивнул на витязя демон.

- Этот всего лишь отражение ее Радмира из ее мира. Он ей дорог, но не любим. Так отзовешь псов? - она развернулась, глядя на псов и товарищей человека, что была внутри.

Псы не спешили нападать, они играли. Альвы, человек и гном тоже. И те и другие были готовы к нападению и кружили вокруг друг друга, выжидая. Радмир задвинул Саэфель за себя, и она из-за его плеча натянула тетиву лука, нацелившись на ближайшего пса. В руках Руалара сверкал длинный меч, гном взял кирку на изготов ку. Остальные альвы были вооружены, кто мечом, кто луком. Они были прекрасны в своей воинственности. Демоница невольно залюбовалась ими, потом перехватила взгляд витязя и почувствовала странный трепет. Она видела черты его лица так четко, будто он стоял рядом. В серых глазах застыла тревога, он беспокоился за нее. Демоница вспомнила запах его и крови и подумала, что чародейка выбрала не того, потом все мысли ушли, оставив волнение за этого слабого, но странно притягательного человеческого мужчину. А еще она увидела альвийку и поняла, что та чувствует к сероглазому. "Как же ты все усложнила, хозяйка", - подумала демоница. Для демоницы подобные чувства были в новинку, она ревновала.

- Можно ли тебе верить? - вопрос демона отвлек ее.

- А как ты думаешь? - усмехнулась демоница.

Потом обернулась, бросила еще один взгляд на витязя и вздохнула, всего лишь человек. Она шагнула к Вогарду, обвила его шею длинными изящными руками и впилась в губы. Затем легко выскользнула из объятий, теряющего голову демона, и насмешливо спросила:

- Доказала?

- Вернись, - потребовал он, но демоница уже шла к своим спутникам.

- Отзови, - крикнула она, и в ее руках вновь появилась огненная плеть.

Радмир не сводил взгляда с огненноволосой, пытаясь понять, о чем она так долго говорит с демоном. Когда демоница начала целовать Вогарда, он охнул, дернулся и задел Саэфель. Ее рука дрогнула, и стрела сорвалась с тетивы, пропев короткую песню летящей смерти, и вонзилась в глаз сумеречного пса. Тот взвыл, и остальные угрожающе зарычали. Раненный пес повалился на землю, и семеро жутких тварей сорвались со своих мест.

- Я уже думал, что сейчас усну, - провозгласил Гурди и издал воинственный клич, бросаясь навстречу одному из псов.

Он размахнулся киркой и зацепил зверя по морде, оставив рваную рану. Тварь взъярилась, сбила гнома с ног и нависла оскаленной пастью над его головой. Гном приготовился ударить своим оружием снизу, как вдруг рядом сверкнул меч Руалара, и голова сумеречного пса покатилась по земле. Тело начало заваливаться, и тонкая не сильная рука альва рванула гнома из-под падающей зверюги.

- Ну, ты, ушастый! - возмущенно заорал Гурди. - Это была моя тварь! Тебе других что ли мало? Найди свою и руби ей башку!

- Ну ты и жадный, господин гном, - хохотнул Повелитель и повернулся к следующему псу, с тихим урчанием подбирающемуся к ним сзади.

Покалеченное стрелой Саэфель чудище, покачиваясь, поднялось на лапы и утробно зарычало. Радмир, ожидавший нападения от другого пса, почти пропустил мгновение броска одноглазого. Крик альвийки заставил его обернуться. Он в одно мгновение оттолкнул ее, присел, позволяя твари пролететь над ним, и полоснул снизу мечом, вспарывая брюхо. Тут же второй пес вцепился ему в плечо. Саэфель закричала снова. Она вскочила, натягивая тетиву. Тут же тварь, вцепившаяся в витязя, отпустила его и метнулась к альвийке, но напоролась на меч Тиамара. Пес заскулил, отскочил назад, но отступать не собирался. Он снова припал на лапы, нацеливаясь на альва. Стрела Нуавеля вошла псу в шею, он взвился и начал бешено вращать глазами, отыскивая того, кто снова ранил его. Нуавель опять натянул тетиву, целясь в голову раненной твари, когда сзади на него прыгнуло еще одно чудище, повалило и приготовилось рвать.

Демоница была совсем близко, он а видела, как альвийка прижалась к витязю, и как тот прикрыл ее собой, удерживая одной рукой позади себя. Ему было неудобно сражаться, но он защищал эту глупую пресветлую, что увязалась за ними. Демоница фыркнула, но человек внутри требовал помочь. Она обернулась к Вогарду, пытаясь понять, почему тот медлит. И в этот момент раздался свист, отозвавшийся в груди пропущенным ударом сердца. Демоница почувствовала желание броситься на зов демона, и он это увидел. Псы бросили место битвы и сорвались к своему хозяину. Человек внутри удержал демоницу от того, чтобы она повторила за псами. Демон рассмеялся и послал ей воздушный поцелуй.

- Забирай, Пламенеющая, сегодня ты выиграла, - крикнул он.

Он взмахнул крыльями, взмывая вверх, и его твари растворились в воздухе. Демоница проследила за тем, как исчезает демон, потом прикрыла глаза, и полусфера взорвалась, открыв ей и ее товарищам лес и озеро. На них тут же обрушилась вечерняя прохлада, песня сверчков и сумрак уходящего дня. Демоница подошла к Руалару.

- Она не сможет открыть с тобой переход, - сказала она. - Бери другого... Повелитель. - последние слово демоница проговорила так, будто выплюнула, древний альв усмехнулся.

- Мы тебя раздражаем, кровь демонов, - сказал он.

- Это не имеет значения, не я здесь главная, - ответила демоница, затем приблизилась к Радмиру, к которому жалась альвийка. - Она сейчас вернется, приготовься.

- К чему? - спросила Саэфель.

Контуры демоницы расплылись, и на руки витязя упала чародейка. Он заботливо уложил девушку на траву.

- Я не обессилена, - улыбнулась Белава. - Просто немного устала. Я сейчас.

- Не надо, Анариэль, - подошел к ним Руалар. - Мы справимся без тебя, ты сегодня итак хорошо потрудилась. Мы откроем переход, а Радмир отнесет тебя.

- Я сама могу идти, - недовольно ответила чародейка.- Где Гурди?

- Да здесь я, - проворчал гном. - Что со мной сделается?

- Кому нужна помощь? - снова спросила девушка и оглядела.

Ранения были, но сильней всех пострадал Халиат, у него был разорван бок, и на груди зияла большая рана. Белава встала и направилась к нему.

- Белава, - окрикнул ее Радмир.

- Анариэль, - Ниахар встал перед ней. - Халиат был храбрым воином, но пришло его время.

- Вы когда-нибудь видели чародея жизненной силы? - улыбнулась она и тут же сама себе ответила. - Да откуда, таких в этом мире отродясь не было. Тогда просто смотрите.

Белава обошла Ниахара, присела к Халиату и простерла над ним руки, призывая силу жизни. Альвы видели, как с кончиков ее пальцев сорвалась настоящая радуга, так свечение силового потока было похоже на небесную дугу. Сила окутала тело умирающего альва, заструилась в раны, заполняя их и врачуя. Постепенно раны начали затягиваться и вскоре от них не осталось и следа. Халиат вздохнул и открыл глаза. Его взгляд остановился на чародейке.

- Спасибо, - прошептал он и взял ее за руку.

Девушка почувствовала, что он добровольно делиться своей силой, помогая ослабленной чародейке прийти в себя.

- А совсем мертвых оживлять можешь? - деловито поинтересовался Гурди.

- Смотря сколько они мертвы, - улыбнулась Белава. - Вскоре после смерти могу, а через день уже не получится.

- Мы могли бы с тобой на этом хорошо заработать, - прищурился гном, и маленький отряд развеселился.

Тиамар и Нуавель подвели к ним юных альвов. Белава посмотрела на них и ей захотелось заплакать.

- Я попробую им помочь, - сказала она.

- Но сначала вернемся, - остановил ее Руалар прежде, чем девушка успела что-то сделать.

Глава 35

Белава сидела в беседке, увитой неизвестными ей цветами, той самой, в которой три дня назад так весело разговаривали Радмир и Саэфель. Она была в одиночестве, все были заняты, и девушка даже радовалась этому. Гарко, Дарислав, Катай и Радмир отправились созывать ратников. С ними отправились несколько альвов. Злыдней на дорогах стало значительно меньше, их призвала Милава, собирая свое войско. Вестники разлетались во все концы покоренного мира. Альвы из Зеркального Града готовились к битве. У завтрашнему утру должны были явиться темные альвы, принявшие зов пресветлых. Гном деловито кружил вокруг новых знакомых. Его грубость уже воспринимали спокойно, улыбаясь незаметно от гордого человечка. Юные альвы быстро шли на поправку. До возвращения им сил было еще долго, но выглядели они значительно лучше. Здесь даже особо помощь чародейки не потребовалось, магия альвов делала свое дело. Так что сейчас ей особо нечем было заняться. И девушка откровенно скучала.

Саэфель немного сторонилась Белаву. Причину этому чародейка поняла, когда Радмир уезжал. Он долго сидел подле Белавы, не зная, что сказать. Точней, витязь знал, но не решался. Про поцелуй демоницы и Вогарда девушка ничего не знала. Поэтому ревновать не было смысла. О его любви слушать не желала, начиная грустить и, наконец, плакать, жалея его. Жалости мужчина не хотел, отпускать ее тоже. Они так и просидели вечер перед его отъездом молча, лишь иногда перекидываясь редкими фразами. А когда Радмир собрался отойти от чародейки, недалеко обнаружилась Саэфель, на красивом личике которой слишком явно пролегли дорожки от слез. И тогда Белава поняла, что мучает альвийку, поняла и улыбнулась, разом успокоившись за этого Радмира.

- Посмотри на Саэфель, - шепнула она витязю. - Разве она не красавица?

- Пресветлые не бывают иными, - пожал плечами Радмир, рассердив Белаву.

- Ты ей нравишься, - сказала она.

- Мне никто кроме тебя не нужен, - упрямо ответил мужчина, и девушке захотелось его задушить.

- Какой же ты упрямый, Раду шко, - в сердцах воскликнула она.- Разве часто пресветлые смотрят на людей так, как она на тебя? Неужели не видишь?

- Вижу, - вдруг признался он. - Но мне-то что делать, коли в душе только ты?

- Неужто совсем тебе прекрасная Саэфель не навится?

- Как может не нравится прекрасная альвийка, - снова пожал плечами витязь. - Но люба-то мне ты.

- Я ведь уйду, Радмир, меня в этом мире не оставят, зачем себя мучаешь? Зачем душеньку истязаешь? Вон оно твое счастье, - Белава улыбнулась и погладила витязя по плечу.

- А недавно ты другое говорила. - он упрямо поджал губы, и чародейка еле удержалась, чтобы не превратить его в пень.

- У-у, нечисть, - выругалась она. - Время всех расставит как надо, - вдруг улыбнулась она, поцеловала Радмира в щеку и, прежде чем он успел обнять ее, скользнула в сторону, открыла переход и исчезла, оставляя витязя наедине с альвийкой.

О чем там они говорили, так и осталось для девушки тайной, только утром Белава попрощалась с витязями во дворце, провожать пошла, а Саэфель проводила и потом избегала Белаву. Руалар качал головой, но тоже не влезал. Сами разберутся, решили чародейка и древний альв.

- Грустишь, Анариэль? - Руалар неожиданно появился за спиной девушки.

- Скучно, - призналась она.

- Чем же развеселить тебя? - улыбнулся Повелитель.

- Хочу к озеру опять сходить, - решила Белава. - Откроешь мне переход?

- Одна хочешь? - альву ее затея не понравилась.

- Я окрепла, совсем как у себя, - ответила чародейка. - А коль опасность, так я обратно вернусь сразу.

- Там сейчас злыдней множество.

- Они не вокруг озера, не заметят, - улыбнулась девушка. - Открой, будь добр.

Альв вздохнул, но спорить не стал.

- А как назад вернешься? - спросил он. - Вокруг Долины водопадов защита стоит.

- Я по твоему пути и вернусь, - подмигнула Белава и вышла через проход, открытый Руаларом.

Чародейка вышла в том же месте, где была и в прошлый раз. Она выглянула из-за ивы, на озере было тихо. Девушка поставила защитный круг и села на траву, ненадолго подставив лицо легкому ветерку. Хорошо... Было бы, если бы так она сидела в родном Семиречье. Чародейка вздохнула и создала проход, направляя в него мысли, облеченные силой.

- Здравствуй, хранитель, - позвала Белава. Ответ пришел не сразу.

- Чего тебе? - ворчливо спросил голос.

- Поговорить хотела, - не обиделась она.

- Что узнать хочешь? - деловито поинтересовался голос.

- Я вот тут подумала, коли ты стержень, что миры держит, и только через тебя пройти в другой мир можно, то почему я врата для демона в земле видела?

- Потому что они свои проходы делают, - недовольно ответил хранитель. - Демоны самые неугомонные. Все им силы мало, чужой ищут.

- А души зачем берут?

- Силу жизни они берут, - пояснил голос. - Еще власти хотят, как Вогарт. Более слабыми легко управлять. Только этому демону уже и власть его не в сласть. Скучно ему тут.

- Так может его просто домой отправить? Или в другой мир демонский?

- В другой нельзя, а вот в свой можно. Только он сам не пойдет, помнят его еще там.- вздохнул хранитель.

- А что натворил-то? - полюбопытствовала чародейка.

- Долго рассказывать, а мне некогда, - заворчал голос. - Еще что хотела?

- А странника моего покажешь?

- Я так и знал! - победно провозгласил голос и сразу рявкнул. - Нет! Сначала покажи, потом вестник передай, потом ответ принеси. Нет и весь сказ.

- Ты чего вредный такой? - возмутилась Белава.

- А ты побудь на моем месте, - ворчал хранитель. - Вас у меня вон сколько, и в каждом мире от меня что-то надо. То буренок несчастных в меня скидывают, жертву приносят, а я их в другой отправляю. Одни радуются, как дети, что жертва принята, вторые, что свещенное озеро их кормит. То засыпать меня пытаются, то в другой мир пролезть хотят. И что в своем не сидится. То силу во мне особую ищут, ты вот со своим странником.

- А Благомилу ты зачем силу дал? Вон он чего чуть не наворотил, в боги подался, чародеев жизни сгубил, когда еще новые народятся, - обличила Белава хранителя, вспоминая о последнем своем большом приключении.

- Я его дурака пожалел, замучил он меня нырявши. - начал вдруг оправдываться голос. - и чего пристала? У всех ошибки бывают. Вон вас сколько, а я один! Прощевай, некогда мне тут с тобой лясы точить, дел по горло.

- Погоди! - воскликнула Белава, но хранитель уже сбежал. - Вот же нечисть водяная, - погрозила кулаком озеру чародейка.

Девушка откинулась назад, растягиваясь в приятной тени. Как странно все и непонятно, думала она. И кто вообще создал их миры и хранителя? Кто дал им силу? Кто сделал жителей миров разными? Э-эх... И хранитель, наверное, не расскажет, а так интересно. Белава открыла глаза и порывисто села. Вдруг что-то изменилось. Она будто кожей почувствовала, что защитный круг лопнул. Белава вскочила, резко обернулась и оказалась в горячих руках демона.

- Ой, лишеньки, - выдохнула чародейка, лихорадочно раздумывая, что делать.

- Не зови ее, - тихо попросил Вогард, будто понял, что девушка подумала о демонице. - Здравствуй, чародейка.

- Чтоб ты провалился, - проворчала Белава, и демон весело засмеялся.

- Поговорим? - спросил он.

- О чем нам с тобой разговаривать? - нехотя полюбопытствовала девушка.

- Колючка ты, Белава, - улыбнулся демон. - Что захочешь, то и расскажу.

- Значит, поговорить хочешь, а не о чем? - прищурилась она.

- Забавная ты, чародейка. - демон подхватил девушку на руки, вызвав ее возмущение.

- А ну поставь меня, нечисть крылатая! У-у, упырь болотный, чтоб тебя перекорежило!

Вогарт снова весело рассмеялся. Он взмахнул крыльями взлетел.

- Ой, ты ж лихо, - взвизгнула Белава и вцепилась в шею Вогарда двумя руками.

- Не кричи, - он тепло улыбнулся. - Просто полетаем. Хочешь мир сверху посмотреть? Это красиво.

- Не хочу, - рявкнула она и зажмурилась, но вскоре открыла глаза и с любопытством посмотрела вниз. - И правда, красиво, - прошептала Белава, устраиваясь поудобней на руках демона.

Вогард глядел на нее и первый раз чувствовал за долгие тысячилетия, что значит быть по настоящему счастливым.

Глава 36

Белава совсем перестала бояться, с любопытством разглядывая землю внизу, превратившуюся в лоскутное одеяло.

- Пониже, - скомандовала она, и Вогард послушно полетел ниже.

- Не устала? - заботливо спросил он.

- Не-а, - замотала головой чародейка. - Может у тебя ручонки-то уже отсыхают.

Демон кувыркнулся в воздухе и захохотал, услышав, как она завизжала и снова крепко вцепилась в его шею.

- Ах, ты олень старокопытный. - заругалась Белава, - озверел совсем, чуть сердце из груди не выскочило.

- Белава, - воскликнул Вогард, прижимая ее к себе так сильно, что получил новую порцию ругани.

- Ты что это творишь, малахольный, решил все косточки пересчитать? Аль убить хочешь, так надо на земле это было делать. Как дам промеж глазюк бесстыжих! - перешла чародейка к угрозам, - приведя демона в совершеннейший восторг.

- Смотри, вот дом твоего гнома, - сказал Вогард через некоторое время, указывая на могучую гору, вершина которой оказалась покрыта снежной шапкой.

- Красивая какая, - восхитилась девушка.

- Ты красивая, - улыбнулся демон. - Моя чародейка.

- Ты роток-то на чужое прикрой, - отрезала она, и демон усмехнулся.

Он сделал еще один круг над горой и плавно опустился на каменистый склон. Белава размяла затекшие ноги и руки, думая, сколько отсюда до альвов, выходило многовато. Демон присел и наблюдал за ней, потом протянул за руку, хотел поймать, но девушка увернулась с подозрением глядя на него.

- Ты зачем меня сюда притащил, - спросила она.

- Ты что-то обо мне узнать хотела, - ответил он. - Я могу сам рассказать все, что захочешь.

- Зачем вообще летать потащил? - Белава присела недалеко от него.

- Хотел, чтобы ты увидела, что я не такой уж и страшный, - улыбнулся демон. - Тебе понравилось?

- Понравилось, - нехотя ответила она. - Летать мне еще не доводилось.

Ветер тут задувал, и чародейка зябко обхватила плечи. Вогард сделал едва уловимое движение, и она оказалась у него на коленях. Крылья демона заботливо обхватили ее, закрывая от очередного порыва ветра. Белава скинула их и независимо посмотрела на демона.

- Замерзнешь, - сказал он.

- Обойдусь без твоей заботы, - отрезала чародейка, но вскоре сама потянула крылья Вогарда, и тот с тихим смехом снова укрыл ее.

- Ты легко не сдаешься? - спросил он, с интересом глядя на девушку.

Она фыркнула и отвернулась, чувствуя себя неловко от близости врага, от которого вдруг перестало веять опасностью. И вообще ее очень смущало то, что происходило, и она старалась изо всех сил это не показать. Руки демона покоились на ее талии, и от них было тепло и даже уютно. Это ей тоже совсем не нравилось.

- Спрашивай, - сказал демон, стараясь отвлечься от своих желаний. Рано, еще рано, уговаривал он себя, боясь спугнуть девушку.

Она задумалась.

- Как тебя убить можно? - спросила Белава и невинно посмотрела на него.

- А ты меня убить хочешь? - полюбопытствовал Вогард.

- Ты сказал, что на любой вопрос ответишь,- она укоризненно покачала головой. - А сам вместо ответа спрашиваешь.

- Никак, - усмехнулся он, расстраивая чародейку. - Совсем никак.

- Ты бессмертный что ли? А как же те раны, что были у тебя, когда ты в этот мир попал?

- Смертный, - не стал врать Вогард. - Но не в этом мире. Здесь нет силы, способной убить меня. Твоим друзьям это не под силу. И тебе тоже. И демонице твоей тоже.

- А как же альвы смогли пленить тебя два раза?

- Я сам сдался, - улыбнулся демон. - Посражался для вида и сдался.

- Зачем? - оторопела чародейка. - Кто же сам в полон идет?

- Я, - рассмеялся Вогард и сразу стал серьезным. - Ты не поймешь, ты никогда не была одинока в чужом тебе мире, который быстро пресытил и начал навевать скуку.

- Да неужели? - усмехнулась она.

- Не сравнивай. У тебя друзья тут есть. Витязь этот вокруг тебя коршуном вьется.

- У тебя те же друзья были, когда ты сюда попал, - ответила Белава. - Только ты злом им за добро отплатил. Альвийку, что выходила тебя и полюбила, убил и силу ее выпил.

- Я же демон, Белава, пресветлые мне не могут быть друзьями, мы слишком разные. Мне сила их боль приносила. Хорошо, хоть догадались ее не использовать, когда лечили.

- Неблагодарный ты! - возмутилась чародейка.

- Да ты пойми, не чувствую я так, как вы все. Я другой. Я не могу любить, ненавидеть, ревновать, благодарность испытывать, как ты ее понимаешь. Раньше не мог.

- А сейчас можешь? - насмешливо спросила она.

- Могу. - Вогард кивнул и поймал взгляд чародейки. - Любить и ревновать я научился. Про благодарность ничего не скажу, а для ненависти здесь никого подходящего нет, вот в моем мире... - на мгновение черты его омрачились, но тут же снова разгладились.

- Так что же ты со мной тут расселся, ко ли любимая в башне осталась? - Белава опять насмешливо посмотрела на него.

- В башне любимой нет, - улыбнулся демон.

- А змеюка?

- Она мне безразлична, - пожал плечами Вогард.

- Так зачем же ты ей помогаешь? - изумилась чародейка.

- Раньше помогал, потому что уговор был, а сейчас... Тебя отпускать не хочу, - глаза его полыхнули расплавленным золотом зрачков, и Белава сглотнула.

- Да зачем я тебе сдалась-то? - хрипловато спросила она.

- Твое появление так много всего изменило, - признался Вогард. - Мне снова жить захотелось. Не могу я тебя отпустить. - он заметил, как она попыталась отстраниться. - Не бойся, сейчас удерживать не буду. Верну к альвам, когда спросишь все, что хотела. И не сделаю ничего, чтобы ты не хотела. Пока не захочешь, не трону, обещаю.

- Змей ты, - помрачнела Белава. - Чужая я, есть у меня суженый. А хочешь, - она с надеждой подняла глаза, - домой в свой мир хочешь? Коль скучно здесь, так озеро тебя обратно отправит.

- Мне все равно где, - в очередной раз ошарашил ее демон. - Ты в моем мире жить не сможешь, значит, здесь хочу остаться.

- Да зачем я тебе сдалась? - Белава снова попробовала отодвинуться, но он не позволил, крепко удерживая девушку. - Я вздорная, я ругаться скверно могу, лентяйка я еще, вот.

- Это мне все неважно, - усмехнулся Вогард. - Ты человеческой меркой измеряешь, только я не человек.

- А-а-а, - вдруг выдохнула чародейка и рассмеялась. - Тебе демоница понравилась! Ее что ли полюбил?

Демон задумчиво посмотрел на девушку. Еще три дня назад он тоже так думал, но после того разговора в созданном им мирке, демон осознал, что влечет его к Пламенеющей, как он назвал демоницу. И это были совсем иные желания.

- Нет, - наконец ответил он. - Не ее.

- Но я же человек, - потрясенно сказала девушка. - Мой век дольше обычного, но не вечный. Да и мной ты пресытишься и опять заскучаешь. Не дело ты задумал, ой, не дело.

- Ты опять человеческой меркой меряешь, - улыбнулся демон, потом, заметив ее смятение, решил больше пока не говорить об этом. - Задавай свой следующий вопрос.

- У меня разом все вопросы пропали, - ответила она. - Неси меня к альвам.

- Ты ведь у хранителя спрашивала, что со мной в моем мире случилось, - лукаво подмигнул Вогард.

- Откуда ты... - Белава изумленно уставилась на него.

- Слышал, я почти весь ваш разговор слышал, - сказал демон. - Я умею Слышать. Так ты хочешь узнать, кто и почему меня сюда отправил?

- Уже и не знаю даже, - выдохнула Белава.

Не так-то приятно узнать, что тебя подслушивали, когда ты вроде как и слова вслух не произнесла. И про хранителя знает. Демон молча ждал. Первый раз за столько времени он захотел рассказать свою историю без утайки, но ждал, когда девушка попросит. Чародейка некоторое время успокаивалась, потому что праведное возмущение готово было сорвать с ее языка новый поток ругательств. Но любопытство уже подняло голову, и она боролась с ним.

- Рассказывай, - наконец, решилась девушка.

- Расскажу, - кивнул демон, - только вот...

Он легко притянул к себе девушку и прижался к губам, заглушая протест.

- Да кто ж тебе разрешил, змей рогатый?! - возмущенно воскликнула она, когда Вогард чуть отодвинулся.

- Не удержался, - улыбнулся он задумался, решая с чего начать.

- Не удержался он, - продолжала ворчать чародейка. - Разве ж хороший-то человек себе такое позволит? Ай, что с тебя взять, ты же не человек. Демон ты, тьфу!

Он улыбнулся, слушая ее. Потом отвел с лица девушки, выбившуюся прядку волос, любуясь огоньком в изумрудных глазах. Вогард смотрел в полюбившиеся глаза чародейки и вспоминал...

Глава 37

Вечный город, столица Харгала, потрясал не столько своим великолепием и богатством, сколько ощущением внутренней силы. Он был похож на притаившегося хищника, от чьих когтей невозможно спастись, как не беги. Эту силу невозможно было не заметить, нельзя было не ощутить, она проникала в каждую пору, стоило только раз взглянуть на него. Молодой черноглазый демон полюбил Вечный город с первого мгновения. Он купался в силе, наполнявший город, он чувствовал их родство. И демон знал, что однажды этот хищник будет лежать у его ног и заискивающе лизать руку.

Вогард был седьмым по счету сыном Высшего демона Исгарда, главе правящего рода. Род великих воинов. Они рождались уже могучими воинами, доводя своих матерей почти до смерти. У отца Вогарда был гарем из десяти жен и тысячи наложниц, и никто не мог пожаловаться на его невнимание. Сын ничем не уступал отцу, побеждая братьев в тренировочных боях еще в детстве, хоть и был младше их. Беда молодого демона была в том, что его мать была наложницей, а занять правящее место могли только сыновья от законных жен. Мечтать о троне не приходилось тем более. И все это бесило Вогарда, потому что никто не был столь близок и любим отцом, как он. Но даже Высший демон не мог спорить с законами и самое большое, что ожидало молодого демона, это место телохранителя при одном из законных сыновей.

И Вогард выбрал наиболее слабого, решив стать ему лучшим другом, защитой и доверенным лицом, чтобы возвести его на место отца, когда того не станет, и начнется борьба за власть. И тогда демон сможет быть у власти, управляя своим Господином. И даже больше. Когда Повелитель умрет, Вогард и Господин смогут претендовать на трон, потому что в силе и ловкости не было равных незаконному сыну великого Исгарда, и он собирался добиться власти для своего брата... для себя.

Лафгард был сыном третьей жены Исгарда и был на три года старше Вогарда. Эта разница совершенно не ощущалась, наоборот умный и сильный сын наложницы казался одним из старших сыновей. Лафгарда не любили старшие и частенько применяли к нему запрещенные кодексом приемы. Сын третьей жены терпел, потому что сын Господина обязан был вытерпеть все. И он тоже понимал, как и Вогард, что ему не светит ничего, когда отец умрет. Скорее всего он падет первым, когда братья начнут борьбу за место главы рода. Ему нужен был сильный друг, но никто из старших братьев не желал сближаться с ним. Впрочем, это был негласный закон. Можно было вместе учиться, можно было вместе участвовать в попойках, можно было развлекаться с доступным демоницами, но никогда нельзя было забывать, что за твоей спиной враг, потому что родство ничего не значило в мире, где выживал сильнейший. И Лафгард помнил это.

Это был день, когда обжигающее солнце Харгала только выползло на небосклон. Законные сыновья встали в пары, готовые к учебному бою. Незаконные ждали своей очереди. Вогард сидел в тени единственного дерева на арене и лениво наблюдал за боем. Другие незаконные держались в стороне от него, потому что любимого сын любимого отца и Господина боялись и предпочитали держаться от него подальше. Между незаконными детьми существовало что-то вроде дружбы, потому что им нечего было делить. Они не погибнут при битве за место Господина, они просто воины, которые будут служить или покинут род, это было их единственное право.

Вогард поигрывал длинным ножом, даже не обращая на это внимание. Он поглядывал без всякого интереса на арену, когда Лафгард упал, опрокинутый подсечкой. Один из старших братьев, бывший с ним в паре, размахнулся ногой, намереваясь нанести запрещенный удар, и Вогард сделал то, что не дозволялось, он бросил нож в законного сына, ранив того в ногу, уже занесенную над Лафгардом. Второй сын Господин вскрикнул и тут же побледнел. Воины не кричат от боли, это бесчестье. Полные ненависти глаза устремились в сторону сына наложницы, но было поздно, крик слышали все. Теперь оставалось надеяться только на суд отца, потому что законные сыновья неприкосновенны.

Вогард ждал спокойно. Он скользнул взглядом по изумленному лицу Лафгарда, не ожидавшему помощи, и внутренне усмехнулся. Первый шаг сделан. Теперь он должен убедить отца в том, что поступил верно. И это будет второй шаг. Повелитель пришел мрачный. Узнав имя того, кто покушался на законного отпрыска, Исгард взмолился всем темным богам, чтобы они дали ему силу покарать преступившему закон, и чтобы научили его сына, как избежать наказания. Увидев Господина, все, кто был на арене, встали на одно колено, склонив головы. Исгард взглянул на хмурого второго сына, уже выбывшего из гонки за место во главе рода, и отвернулся. Он остановился посреди арены.

- Подойди ко мне, Вогард, - позвал отец.

Сын послушно поднялся и подошел к Господину, спокойно глядя ему в глаза.

- Я здесь, мой Господин, - ответил он, склоняясь в поклоне.

- Ты покусился на жизнь моего наследника, - заговорил Высший демон, изучая лицо любимого сына. - Это непозволительно. Это смерть, сын.

- Да, мой Господин. И я первый готов убить того, кто осмелится поднять руку на одного из твоих наследников. Но я не покушался на жизнь, я предотвратил возможное убийство одно наследника другим. - все так же спокойно ответил молодой демон. - Разве не в этом мое призвание, отец?

- Ты хочешь сказать, что наследники развязали борьбу раньше, чем я покинул свой род? - Исгард незаметно вздохнул с облегчением.

- Твой второй сын хотел нанести удар энар- эш твоему шестому сыну. Не думаю, что после этого Лафгард смог бы выжить. - Вогард говорил ровно, ни один мускул не дрогнул на его лице. Настоящий воин. Он не оправдывался, он сообщал мотив своего поступка.

Теперь Господин обернулся и с гневом взглянул на Этгарда, второго сына. Удар энар- э ш крошил позвоночник, весь. Правильно приложенная сила, и позвонки просто рассыпались внутри. Страшный удар применялся только в бою к врагу, но не к братьям, не тогда, когда Господин еще в силе. Этгард склонил голову. Теперь он не мог оправдаться. Крик перечеркнул возможность для собственной защиты. Второй сын с ненавистью взглянул на Вогард, но тот даже не смотрел в его сторону.

- Сегодня на закате ты будешь лишен крыльев, Этгард, - вынес решение отец, и второй сын тихо застонал.

Теперь можно, теперь он не сын Господина. Бескрылыми были только демоницы и простые демоны. Высший демон без крыльев- это позор. Все знали, что на закате Этгард не будет лишен крыльев, потому что умрет раньше от собственной руки. Это был единственный выход для него. Если Этгард переживет закат, то позор его станет известен повсеместно. И тогда имя его станет подобно грязи, что топчут тысячи ног. Этгард это знал, и все знали. Он последний раз поклонился отцу и Господину, сплюнул в сторону Вогарда и удалился с арены.

Исгард проследил за ним взглядом и отвернулся. Нет смысла смотреть на того, кого больше нет. С арены ушел мертвец. Господин повернулся к Вогарду и в который раз подумал, что боги были слишком несправедливы, поселив в чрево наложницы того, кто должен был возглавить род после него. Высший демон молча развернулся и ушел. Его седьмой сын итак все понял, а проявлять свои чувства Господин не имеет право. Вогард вернулся на свое место под деревом, бой продолжился, будто ничего не произошло. Лафгард смотрел на незаконного брата, первый раз в жизни кто-то встал на его защиту. Он не знал, что думать. После этого больше никто не посмел издеваться на арене над шестым сыном Господина. Так был убран с дороги первый из десяти законных сыновей.

Вторым стал четвертый сын, возжелавший новую наложницу отца. Их связь была тайной, никто не знал. Но Вогард был слишком наблюдателен. Он заметил, как Ахард смотрит на своего Господина. Это был взгляд полный ненависти и ревности. И тогда седьмой сын Господина начал следить за своим законным братом. Очень быстро он выяснил, куда ходит Ахард. Вогард усмехнулся, Вайран желали многие, она была юна и прекрасна. Господин взял ее не больше двух лет назад и еще сам не насытился прекрасной демоницей. Вогард смолчал, ожидая предсказуемой развязки. И она наступила, когда Вайран понесла... не от Господина. Отец не желал сейчас приплода, он хотел ее для удовольствия. Ахард решил увести из гарема отца его наложницу, чтобы спасти их демоненка и ее саму. Вот тогда-то Господин и узнал о предательстве. Преступную пару взяли, когда они уже решили, что смогли спастись. Вайран казнили не месте, вырезав плод предательства из ее чрева, а Ахарда привезли в дом отца и на глазах всего рода отрезали крылья, оскопили, а после выкинули за ворота. Он умер в пыли, истекая кровью и проклиная своего Господина. Имя предателя было предано забвению. Претендентов на место главы рода осталось семь, восьмой был Лафгард. Но у него была иная роль.

Однажды Вогард встал в пару с Лафгардом. В учебном бою молодой демон не проявил и десятой доли своего мастерства, а шестой сын Господина не смог устоять. Лафгард был слишком слаб, и Вогард стал его учителем в том бою. В следующий раз Лафгард просил Господина позволить ему стоять на арене с незаконным братом. Отец разрешил. Исгард понял замысел своего седьмого сына и одобрительно улыбнулся. Это был его сын, его гордость, и отец верил, что у него все получится. Только выбор сына его немного смущал. Лафгард был слаб, но не глуп. Впрочем, и Вогард глупцом не был.

Постепенно с дороги двух братьев исчезли еще двое законных братьев. Лафгард и Вогард сблизились и начали понимать друг друга с полуслова. Шестой сын верно оценил выгоду от дружбы с незаконным братом, и первого с третьим сыновей Господина они рассорили вместе. Лафгард и Вогард столкнули братьев лбами. Невыдержанный третий напал на первого и убил его. Смерть третьего сына была медленной и мучительной. Пока Господин жив, братья не имеют права убивать друг друга. Это нерушимый закон. Воин должен умирать и убивать в бою. Пока место главы рода занято, братьям воевать не за что. Теперь двух братьев отделяли от желанной цели пятеро братьев.

Все решил пятый сын, последний из старших законных братьев. Он тоже не был дураком и понял, что он следующий. Еще он понял, что Исгард не будет защищать его, отец знал, кто расчищает себе дорогу. И Рахард тоже знал, все понял. Убивать Вогарда он не стал, понимал, что не сможет, тот был на чеку. А вот Господин даже мысли не допускал, что ему может что-то угрожать. И Рахард убил Господин, став главой рода. Он убил младших законных братьев и окружил себя незаконными, зная их неприязнь к Вогарду. Одного Рахард не учел, Вогард любил отца, а Лафгард не желал умирать.

Двое мятежных братьев собрали под своим началом воинов, верных убитому Господину. Они пошли за Лафгардом, который уже мало напоминал того, кого можно было безнаказанно ударить. Уроки седьмого сына не прошли даром. Лафгард заматерел, нарастил массу, почти как и его незаконный брат. Вогард умел красиво говорить, а Лафгард умел ловить правильное настроение, и воины пошли за ними. Битва была кровавой, но быстрой. Опытные воины легко сломили сопротивление более слабых незаконных братьев, а Вогард лично казнил Рахарда за предательство. Путь до друга и телохранителя главы рода был успешно пройден. Лафгард стал Господином.

Глава 38

- Брат, почему не наберешь себе гарем? - как-то спросил Господин, вернувшись после страстной ночи от своей третьей жены.

- Голова воина должна быть чиста, Господин, - ответил Вогард. - Мы еще не прошли весь путь, и я не хочу, чтобы у меня было слабое место.

- Нам не взойти так высоко, - возразил Лафгард. - Правящих родов пять, и везде сильные воины.

- Мы не слабей других, - возразил молодой демон. - Скоро праздник , нас ждут в Вечном городе. Там и оценим наших противнико в.

- Меня устраивает положение главы рода, - Лафгард помрачнел. Иногда брат слишком давил на него.

- Неужели не хочешь стать Повелителем? - Вогард подмигнул. - У тебя будут демоницы из правящих родов, твои дети будут самыми сильными.

Лафгард промолчал. Он был честолюбив, он хотел быть Повелителем, но он не верил, что затея Вогарда может воплотиться в жизнь. Да и Повелитель был еще слишком силен и ждать его смерти было пустой надеждой. А чтобы в открытую устроить покушение, для этого они были недостаточно сильны.

- Ты слишком торопишься, брат, - наконец, сказал Господин. - Еще рано, нам надо окрепнуть.

- Я и не говорю, что мы должны напасть сейчас, но мы можем ослабить правящие роды, Господин. Мы уберем будущих соперников одного за другим. Так, как мы поступили с братьями.- снова возрозил молодой демон.

- Опасно, - Лафгард задумался. Эта идея Вогарда ему нравилась больше.

- Разве нам обязательно действовать открыто? - усмехнулся незаконный брат.

Господин вытянулся на постели, подложив руки под голову. Он думал. Вогард не мешал, он стоял у окна, подставив лицо утреннему ветру. Молодой демон знал, что Лафгард согласиться, но это должно было быть его решение.

- А если я не захочу становиться Повелителем? - вдруг спросил Господин.

- Значит останешься Господином, - спокойно ответил Вогард.

- А ты?

- Для меня честь служить моему брату и Господину, - сказал демон, покорно склоняя голову.

- А если решусь? - глаза Лафгарда лихорадочно заблестели. - Что захочешь ты?

- Быть рядом с моим Повелителем, - слегка улыбнулся Вогард. - От твоего положения моя служба не меняется, Господин.

- И все же, что ты хочешь для себя? - Лафгард пытливо смотрел на брата.

- Мне достаточно оставаться преданным тебе, - сказал умный демон.

- А если я назову тебя законным сыном нашего отца?

- Это будет твоя воля, Господин, - поклонился Вогард.

- Ты мой брат и станешь главой правящего рода, - Лафгард сел на ложе и прямо посмотрел на брата.- Ты сможешь взять лучших жен, завести наложниц больше, чем было у отца, у тебя на всех сил хватит.

- Как будет тебе угодно, брат, - спокойно ответил незаконный сын.

- И однажды ты или твои сыновья смогут претендовать на трон Повелителя, - закончил Лафгард.

- Ты очень много думаешь, Господин. Ты ищешь чудищ в ночи, когда только наступил рассвет, - улыбнулся Вогард. - Если ты решишь назвать меня законным сыном нашего отца, я все равно останусь твоим воином. На все твоя воля, я ничего просить не буду.

Лафгард снова откинулся и уставился в потолок. Вогард лег на свою постель. Они спали, как и полагалось спать телохранителю с Господином, в одной комнате. На этой традиции настоял Лафгард, ему так было спокойно. Вогард закрыл глаза и предался своим мыслям. Если законный брат признает его законным, то это упростит задачу на пути к власти. Если же нет, то путь просто станет длиннее. Лафгард был умен, Вогард был умен, осталось оказаться умней остальных правящих. Демон внутренне усмехнулся, отец гордился бы своим любимцем. Исгард был незаконным сыном, который смог пробиться к власти в своем роду. А сын станет Повелителем, но потом, позже. У него много времени в запасе, почти вечность...

Знакомство с Повелителем и правящими родами прошло легко. Лафгад был внушителен, этому он научился от незаконного брата. Брат и подсказывал ему, как себя вести и что сказать. А пока Господин участвовал в празднествах, посвященных столетнему правлению Повелителя, телохранитель добывал информацию о правящих родах. Первый впал в немилость род Ганарда, еще на празднествах. Вогард хорошо постарался, чтобы Повелителю стали известны разговоры, которые велись во дворце Господина этого рода, и опять сумел остаться в тени. Теперь этот род был занят борьбой за власть, и борьба грозила продлиться долго. Потому что у Ганарда было тридцать законных сыновей, темперамент этого Господина был больше его разума.

Потом неожиданно ослабел Повелитель. Роды напряглись, ожидая развития событий. Законные сыновья Повелителя вступили в схватку между собой, нарушая все законы. Повелитель поправился, сыновья были казнены, почти все. Не любил Повелитель, когда его хоронили раньше времени. Заодно пострадали еще два правящих рода, которые оказались замешаны в драку между сыновьями Повелителя. Вогард и Лафгард молча потирали руки. Они всегда оставались в стороне от всех событий.

Затем братья спровоцировали нападение на себя последним из правящих родов, спровоцировали умело и тонко. Нападение было жестоким, погибла треть воинов, погибли две жены Господина из четырех, были обесчещены наложницы, сам Лафгард был спасен своим телохранителем. Господин оказался изранен, но не смертельно. После этого Лафгард предстал перед Повелителем, требуя суда и справедливого возмездия. И Повелителю некуда было деваться. Самый преданный ему из родов был истреблен, полностью.

- Уже скоро, брат, - говорил Господин, сидя на берегу моря. - Уже совсем скоро мы войдем в Вечный город.

- Да, Господин, - кивнул Вогард, - уже совсем скоро. Из пяти правящих родов только мы остались сильны.

- Ты ловко придумал заменить наших воинов наемниками. - похвалил Лафгард. - Жалко жен, одна из них была беременна.

- Скоро у тебя будет много жен и много детей, Господин, - усмехнулся сын своего отца. - И наложниц.

- Ты со мной, брат? - в который раз спросил Господин.

- Я всегда с тобой, - ответил Вогард, глядя за горизонт.

Повелитель погиб на охоте. Трагическая случайность. На него выскочил разъяренный зверь и никого не оказалось рядом. Самый сильный Высший демон умер от когтей и зубов простого зверя. Теперь начиналась открытая борьба за власть. Оставшихся черыре правящих рода могли претендовать на трон, потому что два последних наследника покойного Повелителя убили друг друга, путь к престолу был свободен. В первом из правящих родов не было до сих пор Господина, этот род остался не у дел. Лафгард поддержал один из двух оставшихся родов в войне против последнего. Когда еще один соперник был устранен, подошла настаящая армия дома Лафгарда, та самая, что была заменена на наемников. Бывшие союзники, уже праздновавшие победу не устояли. Теперь остался только один Господин, способный взойти на трон, и Лафгард стал Повелителем, признав на радостях Вогарда законным сыном их отца. Вогард сдержал ликование, теперь дорога к трону была открыта.

Первым неприятным сюрпризом для нового Повелителя стало то, что его воины предпочли служить новому правящему роду, роду Вогарда. Бывший телохранитель успокоил брата тем, что ему остались самые великие воины в их империи, гвардия Повелителя. Постепенно новоявленный Господин обживался, набирая свой гарем, усиляя войско. И его род был самым сильным из четырех правящих родов. Тот род, что так долго выбирал своего Господина был сильно ослаблен многолетней войной, два других, что сумели сохранить крупицы былой силы все еще восстанавливались. Вогард стал единственной угрозой, и между братьями все чаще вспыхивали ссоры. Ныне законный сын Исгарда участвовал, как и полагалось в советах. Он не делал поспешных решений, он был обстоятелен и уравновешен. Лафгард все чаще приходил в бешенство, когда его слова, Повелителя, явно проигрывали словам брата. Авторитет нынешнего Повелителя был слаб, его брата только усиливался. Итогом могло стать только одно, Вогарда признают более достойным. Уважение правящих родов все чаще склонялось к седьмому сыну Исгарда. И Лафгард решился.

Вогард был осторожен, он был нетороплив, он все еще служил своему Господину и Повелителю, когда правящие рода почти в открытую начали намекать, что готовы поддержать его в борьбе за трон. Вогард отказался... пока, еще было рано, еще оставались верные Повелителю демоны, и их было много. Вогард хотел взойти на престол с наименьшими потерями, но он слишком затянул, допустив лишь одну ошибку, Высший демон недооценил страх Лафгарда перед ним, а страх стал слишком велик.

Лафгард пригласил брата на охоту в свое угодье, недалеко от озера Хасаш. Повелитель не зря выбрал это место... Весь день они провели на охоте, осторожный Вогард помнил про случайность с разъяренным зверем, и был на стороже. После Лафгард позвал брата на берег озера, отпраздновать удачную охоту. Воины Вогарда тоже подняли свои чарки, им разрешалась сделать это один раз, но этого хватило, чтобы охрана упала, отравленная ядом. Вогарда яд не взял, но ослабил внимание и реакцию, но даже заторможенный он убил десять из двадцати напавших, демон оказался слишком силен для самых могущественных воинов Харгала. И все-таки их было много. Вогард попробовал взлететь, но ему сломали крылья, его рубили, били, кромсали, но он все еще был жив. И тогда Повелитель велел сбросить слабеющее тело брата в озеро, прочитав древнее заклинание, открывшее портал.

- Я еще вернусь, брат, - послал свои мысли Повелителю тонущий демон.

- Я буду ждать тебя, Вогард, - засмеялся вслух Лафгард, не владевший ментальной связью.

Последнее, что помнил Вогард, это яркую вспышку света...

Глава 39

Демон замолчал, разглядывая чародейку. Она сидела, отвернувшись от него. Белава не могла сказать, какое впечатление произвел на нее рассказ Вогарда, ей был непонятен его жестокий мир. И все-таки девушке неожиданно стало жаль могучего демона. Она повернулась к нему и невольно погладила по щеке. Вогард еле заметно вздрогнул и поймал ее руку, прижимаясь к ней губами. Чародейка отняла руку и спрятала ее за спиной. Демон тихо рассмеялся.

- Ты ведь хотел вернуться, да? - спросила она.

- Хотел, - кивнул Вогард. - Очень хотел. Каждый раз я собирал силы и пытался открыть обратный переход, пока хранитель не объяснил мне, что я недоразумение этого мира, - он засмеялся. - Я оскорбил его, и он больше со мной не разговаривает. Я пытался это сделать дважды, и дважды у меня это не получилось. Лафгарду были доступны секреты Повелителей, мне нет.

- Два раза? - задумалась чародейка. - И два раза ты сам сдавался альвам.

- Верно, - весело ответил Вогард. - Это называется отчаяние. Мой отец никогда бы мне этого не простил, воин Харгала не сдается.

- Что такое Харгал? - спросила, не разобравшаяся девушка.

- Мой мир, Белава. Моя империя... царство, большое царство, это весь мир. У нас давно нет разных государств, есть единый Повелитель и правящие рода, которым отданы в управление части Харгала, но все они подчиняются единому властителю, самому сильному. Это должен был быть я, Лафгард слишком слаб для этого. Возможно, его уже сместили.

- Так ведь ты можешь вернуться! - глаза чародейки блестнули.- Хранитель откроет тебе путь домой.

- Нет, - он покачал головой. - Мне больше неважна месть. Мне больше неинтересна власть. Я испробовал в этом мире все, а в том не будет тебя, чародейка.

Девушка сердито посмотрела на него. Вот же, такой здоровый и такой непонятливый. Сказано уже было, суженный есть, а он все о своем. Она покачала головой и опять отвернулась.

- Пойдем со мной, - сказал Вогард. - Я сделаю все, что захочешь, все сокровища мира будут у твоих ног.

- Нет, - она грустно улыбнулась. - Здесь никогда не будет моих родителей, моих сестер и брата, никогда здесь не будет моего мастера и моего сероглазого воина-странника тоже не будет. А я к ним хочу.

- Я заменю тебе всех. - убежденно сказал демон. - Через некоторое время тебе никто не будет нужен.

Белава рассмеялась, демон... Теперь он меряет чужими ей мерками. Как же забыть тех, кто снится, стоит только закрыть глаза? Как же забыть тех, кого любишь всей душой? Как же забыть матушкины ласковые руки и добрую батюшкину улыбку? Как же забыть серые глаза любимого странника, когда за столько лет не смогла ни дня не думать о нем? Эх, демон, демон.

- Не пойду я с тобой, - ответила девушка. - Как же я Милавке твоей отдам товарищей на поругание? Ты о ней озаботился, а я о своих позаботиться должна. Злыдней ведь только сила демона упокоить можно, да?

- С ней не только злыдни будут, - сказал раздраженный Вогард. - Там и степняки будут и другое отребье. И времени уже мало у вас осталось.

- Так как же она всех-то соберет? - насторожилась чародейка.

- Я ей проходов много сделал, может быстро перемещаться, и войско свое проведет..

- Чтоб тебя... - рассердилась девушка и тут же более спокойно сказала. - Это все одно ничего не изменит. Не будет твоей змеюки, и божественности ее тоже.

Демон широко улыбнулся. Ну раз ей так хочется, так почему бы и нет?

- Тебе нужна голова Милавы? - спросил он. - Хочешь, прямо сейчас принесу?

Белава вздрогнула, вот уж чего не ожидала. Она замотала головой, и демон пожал плечами. Все-таки не до конца он еще понял людей. Хочет победить Милаву, а от ее головы отказывается. И ведь без боя обошлась бы, но готова устроить свару. Он вздохнул и снова посмотрел на нее.

- Белава, - позвал демон.

- Что? - девушка обернулась.

- Я не смогу тебя отпустить, - тихо сказал он.

- Значит мне придется сделать все, чтобы ты меня не получил, - вдруг весело сказала чародейка, бросая ему вызов. - И демоница мне поможет.

Вогард криво усмехнулся. Ему вдруг захотелось сказать, что демоница предала ее, но он смолчал, потому что это был еще один путь к чародейке. Он не хотел забирать ее силой, это можно было сделать в любой момент, но по доброй воле она не пойдет, это было итак уже ясно. Демон улыбнулся, заставить девушку думать о себе он может.

- Неси меня уже к альвам, - сказала она, пытаясь высвободиться из его крыльев.

- Хорошо, - согласно кивнул Вогард. - Но осталось еще кое-что.

- Что?

Он неожиданно перевернулся, заставив чародейку испуганно задергаться, в попытке освободиться. Вогард навис над хрупкой девушкой, наслаждаясь ощущением ее женственности, ее беззащитности, потом дал ей почувствовать ту силу, что исходила от него, надежность, безопасность. Затем собрал те чувства, что испытывал и их тоже отправил Белаве. Девушка застыла,ошеломленная , зачаровано глядя в необыкновенные глаза демона с чуть пульсирующими зрачками. Его волосы скользнули с плеч, коснулись лица чародейки, будто лаская, и Вогард склонился к ее губам. Белава, находясь все еще во власти чужих чувств, невольно положил руки на широкие плечи, ощутив их жар, и ответила на поцелуй. И тут же новое чувство пришло к ней- восторг. Демон наслаждался ее прикосновением, ее губами, ее участившимся дыханием. Все существо чародейки пело от радости, и она все тесней прижималась к нему.

- Моя чародейка, - восторженно шепнул Вогард, и она счастливо улыбнулась, стремясь к его губам.

Демон вновь целовал ее лицо, целовал ее руки, наслаждался хрупкостью тела, изнывающего в его руках. Девушка прикрыла глаза, впитывая в себя все, что он показывал ей, открывая собственную душу.

- Любимая, - чуть ли не по слогам он выговорил слово, которое еще никогда и никому не говорил.

- Поцелуй меня еще, - умоляла она, и Вогард целовал.

- Назови меня по имени, - прошептал он. - Назови.

- Радмир, - выдохнула Белава, и они замерли, глядя друг на друга.

Она с ужасом, он с разгорающейся яростью и ревностью. Белава порывисто высвободилась из под тела демона и отошла от него. Вогард пытался успокоиться, понимая, что эти чувства ей не зачем ощущать, и видеть в его глазах тоже.

- Как ты это сделал? - хрипло спросила Белава, не глядя на него. - Как заставил чувствовать то, чего нет?

- Это мои чувства, - хмуро ответил он. - Это то, что чувствую я. Почему Радмир?

- Потому что я к нему чувствую тоже самое, - ответила она так же хмуро. - Неси меня к альвам.

- Это ведь другой Радмир?

- Да, - она кивнула. - Неси, ты обещал.

- Ты легко приняла все, что я показал, - демон не спешил вставать.

- Я была открыта, я не знаю, как ты это сделал. Если бы знала, я бы защитилась, - Белава подошла к нему, глядя сверху вниз.

- Ты приняла, - повторил он. - Ты можешь полюбить меня.

- Ох, ты ж, демон, - неожиданно ласково произнесла чародейка. - Горе ты нечеловеческое.

Вогард молча сгреб ее и прижался, впервые за свою жизнь чувствуя свою беззащитность и зависимость от слабой девушки. Она погладила его по волосам, внезапно ощутив щемящее чувство жалости и осознав, что он и правда одинок. И всегда был одинок, даже когда любящий отец был рядом.

- Ты любил своих жен? - спросила она.

- Нет, жены дают законных наследников. Я выбирал из тех, кто мог родить достойных сыновей,- ответил он, все еще не отрываясь от девушки.

- А наложницы? Ты любил кого-нибудь?

- Нет. Наложницы для наслаждения... для тела.

- А тебя они любили?

- Они меня желали, боготворили, уважали, подчинялись. Я был их Господином. Но мне и не нужна была их любовь, а моей ласки хватало на всех. Демоны умеют доставлять удовольствие, можешь мне поверить.

- Верю, - усмехнулась Белава. - А дети у тебя успели родиться?

- Трое законных сыновей и пятеро незаконных. И четыре дочери, - тут голос его потеплел.

- И что стало с ними, когда ты исчез? - почему-то ничего хорошего от ответа она не ожидала.

- Дочерей растят матери, потом они выходят замуж или становятся наложницами. А сыновья... Незаконных могли воспитать воинами и теперь они служат кому-нибудь, может даже Лафгарду. А законных скорее всего убили, чтобы не было наследников.

- Ты так легко говоришь об этом, - ужаснулась чародейка.

- Мы смотрим на сыновей с рождения, как на воинов. А воины умирают рано или поздно. Нежность можно испытывать только к дочери, но дочерей мы редко видим. - пояснил демон.- В моем мире нет любви, Белава. Там есть сила и правило: выживает сильнейший. - и вдруг сказал. - Мне хорошо, когда ты рядом.

- Ой, лишеньки, - вздохнула чародейка.

Демон встал, взял ее на руки и взмыл в небо. Он летел не спеша, оттягивая миг, когда поставит ее на земле альвов. Белава снова смотрела на землю, но уже не удивлялась ничему, ей было грустно. Потом они зависли над Долиной водопадов, и девушка ахнула, видя как рушится альвийская защита. Вогард опустил ее прямо перед Зеркальным Градом.

- Я сильней вас всех, чародейка, - тихо сказал он. - Помни об этом.

- Запомнила, - сглотнула она. - Но и я не отступлюсь.

- Я знаю, - не удержался, пустил огненную змейку, скользнувшую по лицу девушки, и залюбовался, кода она невольно прикрыла глаза. Ей была приятна эта ласка. - До скорой встречи, чародейка. Я буду скучать.

Он поцеловал ее и взмыл в небо под ошарашенные взгляды альвов и возмущенный крик самой Белавы.

- Вот ведь... демон! - она погрозила ему кулаком и пошла к городу, неожиданно для себя усмехнувшись.

Глава 40

Взгляды, которыми встретили ее альвы, были опять колючими, но сейчас Белава не реагировала на них, занятая своими размышлениями. Она быстрым шагом дошла до дворца Повелителя, поднялась наверх и вошла, не удосужившись сообщить о себе, в тронный зал. Руалар ждал ее. Он с интересом смотрел на чародейку, расхаживающую перед ним.

- Мне бы бермятино зеркало всевидящее, - воскликнула она. - Я бы все разом увидела. - потом повернулась к альву. - Переходов демон нарыл множество, через них к рати милавкиной подмога придет. Что наши сообщают?

- Времени у нас мало, но народ откликается, вестники шлет, мечи точит, - ответил Руалар. - Я к темным гонца отправил. Первый раз они в земле скрылись, может сейчас не останутся в стороне. О чем вы с демоном говорили?

- О себе рассказывал, - ответила Белава, не вдаваясь в подробности. - Он меня у озера поймал, круг защитный сломал, потом полетали немного.

- Полетали? - древний альв недоуменно поглядел на девушку и увидел, все увидел. - Хм... - нахмурился Руалар. - Значит, сердце у него все-таки есть.

Белава смутилась и поспешно отвернулась от Повелителя, чувствуя, как розовеют щеки. Вот уж, когда не рада она была, что альв Видящий. Не все-то из встречи с демоном показывать хотелось. Руалар улыбнулся.

- Плохо, что будет мешать тебе вернуться, но другое нам на руку, - произнес Повелитель, и девушка повернулась к нему. - Он оберегать тебя будет, сам вреда не причинит и другим не позволит. А вот ты под его защитой можешь действовать смелей. Его любовь сделала Вогарда более уязвимым.

- Мы не сможем убить его, - покачала головой чародейка. - Он одним движением сломал ВСЮ защиту альвов, я бы тоже могла, но на это ушло бы с лишком много времени и сил. А он не дрогнул. Мне не одолеть его.

- Ты ведь уже знаешь, что будешь делать? - хитро улыбнулся Руалар.

- Кажется, да, - улыбнулась в ответ Белава, - но сначала нам надо обессилеть Милаву, дальше сами судить ее будете. Жаль времени нет найти чародеев, их помощь была бы кстати.

- Отозвались чародеи, - сообщил альв, - только обессилены они. Опасно им было сил набираться, а умение при них. К вечеру здесь все будут. За ними мои альвы пошли, через переходы приведут.

- А что Милава делает? Не слышно? Где рать свою собирает? - Белава остановилась у окна и залюбовалась, глядя на водопад.

- Знаю только, где злыдней собирает, - ответил Руалар. - Сама из бывшего царства исчезла.

- Подмогу зовет, - кивнула чародейка. - А злыдни, стало быть все в одном месте?

- Подтягиваются к городу Хориву, - подтвердил Повелитель и вдруг внимательно посмотрел на девушку. - Неужели хочешь?..

- А почему нет? - пожала она плечами. - Огорчим змею?

Она весело засмеялась, и древний альв улыбнулся, согласно кивнув. Белава поклонилась ему и покинула тронный зал. Сегодня ночью ей будет, чем заняться. Пока она шла к своим покоям, ее догнал Халиат. Он поравнялся с девушкой и внимательно всмотрелся в черты лица.

- Ты что-то задумала, - уверено сказал альв.

- А и задумала, - весело улыбнулась чародейка.

- Меня с собой бери, я помогу, - с того дня, когда Белава вернула ему жизнь, Халиат очень подружился с девушкой, назвав ее своей сестрой по силе. Чародейка не возражал, ей была приятна дружба с альвом.

- Возьму, - пообещала она и улыбнулась, глядя как расслабился Халиат.- Думал, отказываться буду? А вот и нет, ночью нас ждет веселье, - девушка заговорщицки понизила голос и рассмеялась. Возьми стрел побольше, да смажь их смолой.

- Зачем? - удивился альв.

- Превратим ночь в день, - все так же таинственно ответила она.

Халиат пожал плечами и отправился готовиться к ночной вылазке. Белава вернулась к себе и достала вестник от странника. "Уже скоро, сокол мой, уже совсем скоро свидимся", - подумала она и закружилась по комнате, пританцовывая и напевая любимую песню батюшки. Гурди заглянул к ней и вслушался в слова песни чародейки и начал краснеть. Любил белавин батюшка неприличные песенки. При детях не пел, но это не значит, что они их тайком не слышали. Гурди прошел и забрался на деревянное кресло, наблюдая за танцем чародейки.

- Я с тобой, - сказал он, когда Белава остановилась. Девушка вскрикнула от неожиданности и смутилась, но тут же весело подмигнула.

- Ну, куда ж я без моего защитника? - улыбнулась она. - Эх, славно повеселимся!

- Кирку брать? - строго спросил гном.

- Лучше лук и стрелы. Умеешь пользоваться?

- Гномы не стреляют из лука, - важно ответил Гурди.

- Тогда набирай факелов, - решила девушка. - Найдется для тебя работа.

Когда стемнело, перед дворцом собрался небольшой отряд из альвов. Верховодила всем чародейка, гном ходил за ней следом, важно поглядывая на высоких пресветлых. Пока она раздавала указания, открылся переход, и к дворцу шагнули пять человек, ведомые Ниахаром. Белава окинула их взглядом, чародеи. Следом за ними открылось еще четыре перехода, из которых вышли еще десять чародеев и четыре колдуна. Они замерли, глядя на Белаву, и та развеселилась, понимая, за кого ее в очередной раз приняли. Ропот начал подниматься в чародейских рядах, когда из дворца вышел Повелитель.

- Приветствую вас, друзья, - сказал он. - А вам удачи, - обратился он к белавиному отряду.

- Куда они? - спросил Ниахар. - Я с вами.

- Так мы целое войско соберем, - усмехнулась чародейка. - Нас итак уже достаточно.

- Лишним не буду, - решительно заявил Ниахар и встал в строй.

- И я, - подал голос еще один из прибывших альвов.

Белава хмыкнула, но прогонять никого не стала. Она и Халиат открыли переход, через который устремился их маленький отряд. На прощанье махнула рукой и не удержалась, дохнула огнем. Чародеи побелели, как мел. Она засмеялась и скрылась в закрывающемся переходе. Руалар покачал головой, потом посмотрел на перепуганных чародеев и усмехнулся, поманив их за собой. Пусть оценят, какая помощь к ним пришла.

Тем временем отряд вышел в лесу, недалеко от Хорива. Белава посерьезнела и отправила искателей на разведку. Отряд остановился, ожидая сообщений от поисковиков. Ниахар подошел к девушке.

- Что будем делать? - спросил он.

- Лишать Милаву ее непобедимой рати, - улыбнулась девушка.

- Но как? - альв окинул взглядом их маленький отряд. С таким количеством можно было только отправляться на кровавое самоубийство.

- Огнем, - коротко ответила чародейка и обрисовала Ниахару план действий.

Альв оценил и усмехнулся. Девчонка-то умеет быть жестокой. Впрочем, те, против кого была направлена ее жестокость, не заслуживали иного. Ниахар одобряюще кивнул и вернулся на свое место. Искатели вернулись тогда, когда их маленькое войско уже начало скучать. Белава повернулась к ним и ощерилась в кровожадной улыбке.

- Они везде, - радостно сообщила она. - В каждом доме, в теремах, на площади.

- Мы точно сдохнем, - воодушевленно возвестил гном.

- Так чего же мы ждем? - не удержалась от усмешки Халиат.

- А действительно, чего? - вопросила чародейка. - Вперед, на Хорив!

- Анариэль, подожди, - окликнул Ниахар. - А люди?

- Людей согнали в храмину, ее мы не трогаем, - ответила девушка. - Остальное трогать нужно. За мной!

Дв адцать теней метнулись к городским стенам. Белава удобно устроилась на спине Халиата, гнома взял Ниахар. Альвы легко поползли по стенам, забираясь на самый верх. Крепостную стену охраняли всего два злыдня. Они лениво переговаривались, особо не глядя по сторонам. Их пока трогать не стали. Альвы спустились в город и беззвучно направились вглубь города, к площади. Они пробирались по крышам, по деревьям, перепрыгивали немыслимые расстояния, и все это по прежнему бесшумно. Белаве, все еще сидящей на спине своего товарища, казалось, что ее дыхание громче шагов Халиата. Кстати, его дыхание даже не сбилось, не смотря на ношу. Наконец, они вышли к площади. Альвы достали небольшие горшочки, и чародейка наполнила их своим огнем. Ее отряд рассредоточился по крышам ближайших домов.

- Что делать будешь? - спросил ее Халиат.

- Строить дорогу домой, - ответила девушка и осмотрелась. Ее воины уже натягивали луки.

Она подняла руку, стрелы, лежащие на натянутой тетиве, опустились в горшки, потом резко махнула и сотворила свой собственный лук со стрелами из чистого огня. Двадцать одна стрела одновременно полетели вниз в скопище ничего не подозревающих злыдней. Раздались первые крики, внеся недоумения в ряды милавиной рати. Дальше поток стрел лился на головы тварей уже без команды. Среди злыдней началась паника, они кинулись к выходу с площади, но тут их уже ждали Белава, Халиат и гном, спустившиеся вниз, Ниахар вернулся на крышу.

- Куда спешим, дядечки? - весело крикнула чародейка, выстраивая огненную стену.

Прорвавшихся добивали альв и гном, который отоваривал злыдней пылающим факлом. Вскоре площадь была одним сплошным пожарищем, заполнившись криками и стонами погибающих злыдней. Огонь перекидывался на ближайшие дома. Альвы спешно покидали свои крыши, перемещаясь дальше.

Гном выхватил еще один факел, поджег его и метнулся к домам. Белава замкнула двери и окна ближайших домов заклинанием, не давая никому покинуть полыхающие строения. Шум и отсветы пожарища привлекли внимание остальных злыдней, и они начали выбираться на улицу. Теперь обстрел велся на бегу. Альвы все так же оставались на крышах, обстреливая горящими стрелами собирающихся тварей. Они вспыхивали, как сухой хворост, кидались к товарищам за помощью, и те вспыхивали следом. Дышать уже стало невозможно от запаха горящего мясо. Чародейка закрыла от невыносимого зловония себя и гнома. Халиат закрылся сам.

На улицах города начинался хаос. Те, кто еще не попал под пламя демонов, пытался убежать. Те, кто погибал, не бежали следом, все еще рассчитывая на спасение. Альвы рассредоточились, разбегаясь в разные концы города, стремясь не выпустить из города ни одной твари. Белава с гномом и альвом тоже бежали к воротам. Девушка расшвыривала мечущиеся факелы, расчищая дорогу для товарищей. Когда они достигли ворот, там уже было столпотворение. Злыдни в панике бестолково толпились, не соображая, как открыть ворота. Халиат закинул себе на спину чародейку, подхватил гнома и взвился на ближайший дом, оттуда перепрыгнул на дерево и чуть не сорвался.

- Отпусти меня, - сказала чародейка. - Идите с Гурди на стену. Я сама разберусь.

- Что ты собираешься делать? - напряженно спросил Халиат, а гном недобро глянул на девушку.

- Думаете, мне есть, что опасаться? - усмехнулась Белава.

- Анариэль... - предостерегающе произнес альв.

- Белава, - резко поддержал пресветлого Гурди.

- И не вздумайте следовать за мной, - рассердилась в ответ чародейка. - Во мне сила демонов, помните? А теперь на стену и не позволяйте приближаться к воротам! - скомандовала девушка и легко спрыгнула на землю.

Альв и гном мгновение смотрели на нее, потом друг на друга и подчинились, выдав по нехорошему ругательству. Нести одного гнома была проще, и Халиат легко добрался до крепостной стены, подстрелив двух нерадивых охранников и сбросив их на головы кричащим тварям. Затем альв обстрелял особо усердных, пытавшихся сдвинуть тяжелый брус, не позволяющий открыть ворота, и стали искать глазами чародейку.

Белава, спрыгнув с дерева, прижалась к забору, стоявшему невдалеке. Она оглядывала спины, решая, что делать дальше, чтобы не оказаться затоптанной толпой перепуганных тварей.

- Выпусти, - услышала она низкий голос. - Дай и мне повеселиться.

- Я и сама справлюсь, - ответила чародейка демонице.

- Знаю. Мне скучно, выпусти, - настаивала ее вторая личина.

- А почему бы и нет, - решила девушка. - Веселись, а я погляжу.

Через мгновение пространство озарилось всполохами волос зеленоглазой демоницы. Злыдни резко обернулись, все разом.

- Не ждали? - усмехнулась демоница и скользнула в толпу.

Альв и гном сидели на стене, спустив ноги вниз, им работы не осталось. Демоница пылала вся, этот живой костер стремительно передвигался среди злыдней, превращая их в прах. Все было кончено быстро.

- Пойду прогуляюсь, - махнула демоница Халиату и Гурди.

- Змеюка может начинать плакать, - хихикнул гном.

- Теперь она может рыдать в полный голос, - хохотнул в ответ альв, и они пожали друг другу руки.

Глава 41

Демон стоял в тронной зале Милавы и с любопытством наблюдал, как та мечется, извергая проклятья и угрозы. Весть о гибели тварей ей принес сам Вогард, наблюдавший за происходящим, оставаясь, как обычно, никем не замеченный. У него даже мысли не возникло вмешаться. Чародейка развлекалась, и мешать ей в этом развлечении он не собирался. Он с интересом наблюдал за ее действиями, даже сам уничтожил часть злыдней, которые кинулись в храмину, где были закрыты обычные люди, рассчитывая, что тут их не тронут. Вогард знал, что подобное расстроит Белаву, а он меньше всего хотел, чтобы она расстраивалась. Еще и отгородил пространство вокруг храмины, чтобы огонь не подобрался к ней. А вот при виде демоницы он почувствовал раздражение. Вогард сделал новое открытие, он был оскорблен тем, что его чародейку предали. И все же демон следовал за ней, следя, чтобы для демоницы не было угрозы. Потом смотрел, как вернувшаяся Белава призывает воду, туша пожарище вместе с людьми и альвами. Часть огня она просто вернула себе, часть незаметно отозвал Вогард. Позже, когда от города осталось пепелище, демон смотрел на перепачканных сажей, усталых, но счастливых погорельцев, которые веселились вместе с девушкой и альвами. Вогарду вдруг отчаянно захотелось оказаться среди этой пьяной от первой победы толпы, принять их радость, почувствовать тоже самое торжество, но он остался в стороне, грустно улыбаясь. С рассветом чародейка, гном и альвы покинули Хорив. Они вышли за ворота, подошли к кромке леса, и Белава опала на руки одного из альвов.

- Я так устала, Халиат, - услышал демон ее тихий голос.

- Отдыхай, я донесу, - улыбнулся альв.

Вогард выругался, причем, злился он на себя. Как же раньше не подумал, что и ей чужда сила этого мира, как и ему, что и ей она приносит боль. Конечно, чародейка не могла на ходу восполнять запас, ей нужно было время.

- Мог бы и раньше догадаться, - прошипел он. - Знал бы, сам этих тварей уничтожил. - но тут до него донеслось:

- Славно мы повеселились, - произнесла усталая, но счастливая Белава.

- Буду следить, чтобы меньше силы тратила, - решил демон и взмыл над лесом, потому что альвы уже открыли переход.

Он вернулся в Черную Башню и поднялся в покои Милавы, ее еще не было. Вогард велел доложить, когда она объявится и ушел к себе. Божественная явилась к полудню, усталая, но довольная. Вогарду доложили, что госпожа ожидает его в тронном зале, и демон спустился к ней.

- Конец твоей чародейке, - весело сообщила Милава. - Я столько рати собрала, сколько этим дуракам и не снилось. Да еще моя сила, и твоя, любимый. Мы их на колени поставим.

- Правда? - лениво полюбопытствовал демон. - Тогда тебя не сильно расстроит, что твоих тварей больше нет?

Милава, не осознавшая его слов сразу, засмеялась, потом осеклась и тихо спросила:

- Как это нет? А где они?

- Разлетелись прахом по ветру, - улыбнулся Вогард. - Так сколько, говоришь, у тебя воинов?

- Что с моей ратью? - нервно спросила божественная, все еще надеясь, что демон над ней просто так жестоко шутит. - Их не победить!

- Смотря кому, - демон зевнул. - Вот чародейке и двадцати альвам это легко удалось. Ах, нет, кое-кого забыл. Там был еще один гном, наверное, все из-за него? - и он весело рассмеялся.

Милава сверкнула глазами и сжала кулаки в бессильной ярости. Она обернулась у Вогарду и внимательно всмотрелась в него. Демон продолжал улыбаться, наблюдая за ней. Женщина облегченно вздохнула, шутит, все-таки шутит.

- Зачем ты так пугаешь меня, любимый, - рассмеялась она.

- Разве я когда-то был шутником? - вкрадчиво спросил демон. - Или пугал тебя? У тебя действительно нет больше бездушных тварей, их сожгли, почти всех. Всего за одну ночь.

- Но это невозможно! - вскричала Милава, наконец, поняв, что он говорит правду. - Как? Ты сделал их неуязвимыми!

- Но не для силы демона, - Вогард сел на ее трон и закинул ногу на ногу.

- Т-ты? Ты их убил? - она ошарашено смотрела на демона.

- Нет, - усмехнулся он. - Чародейка. Помнишь, ты спрашивала, что в ней такого, чего нет у тебя? - Милава молчала, хмуро глядя на него. - В ней есть сила демонов, родная мне сила. Теперь понимаешь, что ей было под силу уничтожить тварей?

Божественная опять не ответила, она тяжело сползла по стенке на пол и задумалась, лихорадочно соображая, что ей делать. Милава снова посмотрела на Вогарда. Без него и без злыдней ей конец. Она поднялась с пола и направилась к демону, покачивая бедрами. Он насмешливо наблюдал за женщиной, пытаясь угадать, что именно она попытается выпросить у него, стараясь соблазнить. Неожиданно Вогард понял, что он ее совершенно не хочет, даже горячая и вечно голодная до плотских утех кровь демонов осталась спокойна. Милава тем временем поднялась на возвышение, на котором стоял трон и приблизила к его лицу свое.

- Ты ведь не бросишь меня, - заговорила она, почти касаясь своими губами его губ.

Ее руки скользнули по широким плечам демона, начали свое путешествие вниз, но Вогард перехватил руки Милавы, сжав их одной рукой, второй поднял ее голову за подбородок, вынудив смотреть себе в глаза.

- Что ты хочешь мне сказать, Милава? - спросил он.

- Я ведь похожа на нее, Вогард, подари мне ее силу, и я стану для тебя той, кто тебе нужен, - ответила прямо божественная.

- Ты не станешь ей, - ответил демон. - Ты не похожа на нее.

- Я изменю цвет глаз, - не отступалась Милава.

- Это не изменит тебя. Ты останешься все той же Милавой, с чужим цветом глаз и силой, которой ты недостойна. - Вогард встал и, обойдя, застывшую женщину, спустился вниз.

Божественная с нарастающим ужасом смотрела в спину своего помощника и покровителя, который только что отказался от нее. Она отмерла и бросилась за ним.

- Вогард, остановись, Вогард! - крикнула она. - А как же я?

Он резко остановился и обернулся к ней. Милава вновь застыла, глядя на демона с надеждой.

- Ты же объявила себя божеством, - с насмешкой заговорил он. - Так будь им. Прими бой и выиграй его своими силами.

- Но у меня не осталось сил! - воскликнула она. - Вся та сила, что ты забрал у чародеев и отдал мне, она истощилась, я сейчас слаба почти так же, как и тогда, когда пришла к тебе. Дай мне силу, помоги еще раз!

- Единственное, чем я могу помочь тебе, это не мешать, - ответил демон. - Я останусь в стороне и буду наблюдать. Но большего я сделать для тебя не могу, Милава.

Он снова отвернулся и направился прочь от нее.

- Но почему? Почему?! - крикнула божественная.

- Потому что иначе я предам ту, что стала мне дорога, - сказал он, не оборачиваясь, и Милава расхохоталась.

Демон вновь остановился и обернулся к женщине, заходящейся от издевательского смеха. Он не спеша подошел к ней и замер, выжидательно глядя на Милаву. Она продолжала смеяться, не в силах остановиться.

- Ты влюбился? - наконец выдавила Милава сквозь смех. - Влюбленный демон, это смешно! Вогард, ты сам это понимаешь?! Демоны не могут любить! - вдруг зло выкрикнула она. - Если бы ты мог, я была бы твоей любимой! За десять лет это бы произошло.

- Ты так думаешь? - спросил он.

- Да! - рявкнула женщина. - Вспомни, вспомни, как все начиналось. Это ведь я вернула тебе свободу!

- А до тебя это делали наемники из степняков, - усмехнулся Вогард. - Их я тоже должен был полюбить? И как долго я должен был их... любить? - демон не удержался и хохотнул. - К сожалению, Милава, мужская любовь меня никогда не прельщала, даже степняки.

- Но я не мужчина, и ты вполне себе... любил меня эти годы, - огрызнулась она.

- А этого должно хватать для той любви, которую ты меня ждала? - в его глазах опять появилась насмешка.

- Но я освободила тебя! Я заслужила!- снова выкрикнула Милава. - Я была верна тебе все эти годы, в отличии от тебя. Ты стал моим первым и единственным.

- Хорошо, - демон опять повернулся к ней. - И как все начиналось? Одна хитрая и коварная юная колдунья обманула влюбленного в нее мужчину, вынудив открыть ей, где скрывают древнего демона. И она возомнила, что сможет подчинить его себе. Но вот почему-то заклинания ее не подействовали, вся ее магия была бессильна. А демон большой и жутко голодный оказался. И девчушка ползала на коленях, предлагая ему вместо себя собственную дружину, царя и даже влюбленного витязя. Она хотела отдаться тут же в камере. Ее даже не остановило то, что телесный голод демона был столь велик, что она могла умереть в то же мгновение, как только он войдет в нее. Колдунья шла на все, лишь бы заручиться его помощью, выжить и получить власть.

- И я выдержала голод демона, - усмехнулась Милава.

- Конечно, потому что мне стало любопытно, как далеко ты готова зайти, и я не взял тебя. Мой голод утолили другие женщины. И когда я добрался до тебя, ты получила уже более спокойного демона, потому пролежала в постели всего неделю, леча разрывы.

- Это была необходимая цена, - мрачно ответила женщина. - Потом я научилась принимать тебя, и нам было вовсе неплохо вдвоем, так ведь? И я ни разу не искал другого.

- Ты же не дура, - засмеялся Вогард. - Ты была вынуждена быть верной, запах чужого мужчины я бы почувствовал сразу. А потом ты начала просить, еще и еще. И получила все, о чем просила. Но меня все это закончило забавлять очень скоро, мне стало снова скучно, малышка. Твое дай стало однообразным. Так чем ты заслужила мою любовь?

- А она, думаешь, не такая? - насмешливо спросила женщина. - Она тоже однажды скажет- дай.

- Знаешь, в чем между вами различие? - Вогард задумчиво посмотрел на божественную. - Ты надеешься на кого-то, а она только на себя. Ты говоришь: "Вогард, помоги", а она: "Сама справлюсь". А я бы все ей дал, но ей этого не нужно. Ты ищешь защиты, а она защищает. Ты хитрая, жестокая, самолюбивая. И если бы в этом мире был более сильный покровитель, ты бы предала меня. Чародейка полная твоя противоположность, но главное, она верна себе, своим друзьям и своим решениям. Ты слаба, Милава. Не смотря на всю ту силу, что ты получила, не смотря на то, что решила вытащить из темницы Высшего демона, ты слаба! Ты знаешь, что демоны не любят слабых?

Милава потрясенно смотрела на своего демона. Она даже глаза протерла.

- Вогард, - выдохнула она, - ты сейчас так похож на человека. Что с тобой сделала эта змея? Где тот сильный и жестокий демон, который никого и никогда не удостаивал больше нескольких слов, отдавая лишь приказы? Даже со мной ты разговаривал мало. Просила, давал. Хотел, брал. Где тот демон?

- У ног маленькой чародейки, - усмехнулся Вогард. - В одном ты права, Милава, этот разговор пора заканчивать.

- Не поможешь? - хмуро спросила женщина.

- Я все сказал, что ты должна была услышать. А теперь начинай думать сама. Твоя власть и твоя жизнь в твоих руках.

Он уже почти вышел, когда стена с шорохом разъехалась, и на пороге тронной залы возник запыхавшийся степняк, прибывший вместе с Милавой. Он упал на колени перед демоном. Женщина скривилась, осознав, что ее власть над степными дикарями закончится в тот же миг, когда они узнают, что Вогард оставил ее. Божественная с мольбой посмотрела на демона, и тот, ухмыльнувшись, кивнул. Степняки не узнают, что Милава отныне одна.

- Что ты хотел? - спросила она.

- Моя Госпожа,- ответил степняк, не поднимая головы. - Рать людей начала собираться на Поле Угасших Надежд.

Милава еле сдержалась, чтобы не застонать. Она натянула на лицо маску брезгливого безразличия и велела:

- Собирайте рать, завтра мы выступаем.

- Да, моя Госпожа, - степняк поднялся и вышел задом, не разгибая спины.

- Удачи, божественная, - усмехнулся демон и ушел, оставив бледную испуганную женщину наедине со своими страхами.

Глава 42

Утреннее солнышко уже успело выглянуть из-за ночных облаков, когда на Поле Угасших Надежд, том самом, где происходила последняя битва за старый мир, появились первые шатры. Радмир и собранная им дружина располагались с комфортом и наглостью. Они уже знали, что злыдней более не существует, и эта новость принесла настоящее ликование. Кто-то все равно остался насторожен, напоминая, что в последней битве злыдней тоже не было. Но людям требовалась надежда, и они ее получили. К полудню подтянулись Дарислав и Гарко со своими дружинами. Воины обнимались, радуясь, что снова стоят здесь и готовы дать новый бой, пусть он даже окажется последним.

Неожиданностью стало явление вооруженных волхвов. Они деловито ставили свои шатры и попутно успевали благословить всех мимо проходящих.

- А вы тут каким ветром? - поинтересовался один из собранных Радмиром людей.

- А вот ей, а не восхваления и жертвы, - высунул из широкого рукава волосатый кукиш один из волхвов. - Хватит, напреклонялись.

- Добро пожаловать, - улыбнулся Радмир, услышавший этот разговор.

До вечера тянулись воины, кто дружиной, а кто по одиночке. Даже бабы подошли, вооруженные вилами, ножами и серпами. Гнать их не стали, но решили поставить так, чтобы в резню не вступили. Перед темнотой объявились Белава с Руаларом. Хоть народ и был уже подготовлен, что защитница их на змеюку похожа, а оторопь все-таки взяла. На нее косились до тех пор, пока к ней не подошли Гарко и Дарислав, тепло обняв чародейку. А подбежавший Радмир и вовсе поднял над землей и закружил с восторженным приветствием, а потом еще долго не выпускал из рук. Девушке пришлось выбираться самой, мягко отстранившись.

- В Зеркальном Граде собралось семьдесят два чародея, - поделилась новостями чародейка. - Повелитель их в место чистой силы отвел, так что теперь они вновь готовы сражаться. - и улыбнулась, - радуются, как дети малые.

- А ты? - спросил витязь. - А ты взяла силу?

- Мне нельзя, - загрустила Белава, будто ей не дали сладости.- Чистая сила этого мира меня убьет. Не успею я ее под себя подстроить.

- Мы решили отдавать Анариэль свою силу частями, - заговорил Руалар. - Будем ее подкреплять. Так что ты хотела сделать, Анариэль? - повернулся к ней альв.

- Когда-то Благомил, божок, о котором я рассказывала, штуку одну проделал. Он рать свою в пространстве скрыл. Даже царские чародеи видели расстояние меньше, чем оно было на самом деле, а потом хоп, и будто покрывало сдернули. А там войско великое. И вот подумалось мне, что я могу сделать тоже самое, почти тоже самое. Построю-ка я обманку. Наоборот увеличу место, пусть видят воев, коих и нет тут. Демон говорил, что рать у Милавы большая будет, так пусть думают, что у нас еще больше.

- Думаешь, остерегутся? - задумчиво спросил Дарислав.

- Напугаем так уж точно, - засмеялся Радмир. - Змеюка силы малые ждет, нас и набирается тысяча, не больше. Но пусть не ведает о том ее орда, осторожней будут.

Белава улыбнулась и повернулась в сторону лагеря, начиная творить небывалое в этом мире ни разу. Изумленные взоры смотрели, как Поле увеличивается на глазах, как загораются позади них костры, ставятся шатры, и бродят дружинники в незнакомой одежде.

- Наших я сотворила, - пояснила Белава. - Вон видите громила в темно-синем кафтане с кострами на руковах? Это Добрыня, князь из Пустошева и дружина его.

Изумление все более росло, когда великан распахнул руки и проорал кому-то громоподобным голосом:

- Здрав будь, друже!- и сжал в своих медвежьих руках тоже немаленького воина. - Испей чарку за славный бой, чтобы змеюка та окосела.

- За такое грех не выпить, - откликнулся воин.

На чародейку потрясенно взирали все, а она самодовольно усмехалась, потом не выдержала и засмеялась.

- Морок это из призрачного села. Он такой, что ему верят все, невозможно не верить. А рать моя будет вести себя так, будто живые, только с вами говорить смогут очень мало, а вот друг с другом запросто и много. У них своя жизнь, которую я помню. Это лагерь, что стоял под Полянией. Призраки приняли то, что я знаю о них.

- А это кто? - полюбопытствовал Катай, глядя на черноволосого красавца.

- Ярополк, - грустно вздохнула чародейка. - Тысячник из града Берестова. Вон и шатры их.

- А это? - теперь спросил Гарко, указывая на потерянного седого мужика в одних подштанниках.

- Высший чародей, - расплылась Белава в широкой улыбке. - Милятин, главный в дружине чародеев.

- По что ты его так? - хохотнул Радмир.

- Ругаться меньше будет, - мстительно ответила девушка и одела призрачного Милятина в его кафтан.

Тот сразу подбоченился и пошел в глубь лагеря. Даже Руалар был впеч атлен, что уж говорить об остальных ратниках. Теперь они верили, что перед ними великая чародейка и прониклись мыслью, что все будет хорошо. Единственное, что оказалось удручающим, это молчание темных альвов. Воины они были известные, хоть и жили под землей. Да и силами своими были наполнены.

- Знать бы, когда Милавка подойдет, - помечтал Гарко.

- Коль донесут ей об этой рати, - Катай кивнул на морок, - еще и убоится.

- Явится, - убежденно сказал Руалар. - Ей деваться некуда. Или сюда войско пригонит, или к Башне пойдем.

- А демон? - спросил Дарислав. - Одолеет его Белава?

- Нет, - честно призналась чародейка и улыбнулась. - Он сильней всех нас вместе взятых, я ничего не могу сделать. Но кой-чего надумалось, - она подмигнула оторопевшим мужчинам и пошла к своему мороку.

- Демон ей не опасен, - ответил Руалар, более ничего не объясняя.

- Ой, Радмир, - воскликнул какой-то мужик, смотревший на призрачных союзников. - Смотри, там ты, только одет иначе и коня ведешь альвийского.

Радмир вскинул голову и встретился взглядом с другим Радмиром, который вел в поводу дымчатого альвийского жеребца. Воин- странник повернулся к приближающейся к нему чародейке и до них донесся голос, так похожий на голос витязя:

- Лебедушка, - сказал призрак и нежно улыбнулся.

- Утешение себе создала, - скривился витязь. - Во плоти ей мало.

- Смотря кого, - ответил альв и пошел к чародейке, не сводящей взгляда с призрачного Радмира, оставив витязя хмуриться.

Альв встал рядом с Белавой, и призрак поклонился ему. Еще неожиданней стало, что чародейка шагнула к призраку, и он провел рукой по ее лицу. Жеребец встал рядом с мужчиной, и Белава потрепала его.

- Но как? - восхищенно спросил альв.

- Они делают то, что вы ждут от них, - ответила чародейка, и призрак улыбнулся, положив руку на плечо девушки, приведя Руалар окончательно в замешательство. - Ты знаешь, что Дымка должен быть живым, и я знаю, вот он и становится плотным.

- Белава, вражья дочь! - разнесся женский голос над призрачным станом.

- Ой, - девушка даже присела, а призрачный Радмир весело засмеялся. - Матушка! Я же и забыла, что она тоже тут будет.

- А ну постой, - снова раздался голос, и к ним вышла женщина, такая же зеленоглазая, как и чародейка.

- Все, - чародейка нырнула за альва, - пора нам, Повелитель. Матушка-то про меня более всех знает.

- Белавушка, - теперь к ним спешил и черноволосый тысячник.

- Где наша спасительница? - грохотал князь Добрыня.

- Мама, - выдохнула чародейка. - Перестаралась.

Она выбежала из призрачного лагеря и устремилась к своим живым товарищам. Призраки собрались у кромки морока, не переходя дальше. Матушка ругалась, Ярополк звал, Радмир заразительно смеялся, глядя вслед испуганной девушке. К трем призракам спешил великан и еще один мужчина.

- А вот и мастер мой, - ткнула в него пальцем чародейка. - Дарей, чародей силы немалой.

Руалар догнал ее, усмехаясь. Они попрощались с воинами и открыли переход. Витязь Радмир проводил их хмурым взглядом и повернулся к мороку. Те призраки, которых притянула Белава, уже разошлись, будто ничего не было. Витязь глубоко вдохнул, выдохнул и пошел к мороку.

- Куда ты? - позвал его Дарислав.

- Поговорить хочу, - ответил мрачный витязь.

- Так ведь ненастоящие они, - покачал головой мужчина.

- Все равно. Хочу я поближе взглянуть, - и шагнул в фальшивый лагерь, привлекая внимание призраков.

Тут же дорогу ему перегородил великан с громоподобным голосом.

- Здрав будь, друже, - радостно крикнул он. - Отведай- ка меда моего, - поманил за собой.

- Некогда мне меды распивать, - буркнул витязь, отыскивая среди призрачных людей второго Радмира.

- Не уважаешь, стало быть, князя пустошевского? - обиделся призрак. - Обидеть хочешь Добрыню Твердиславовича?

- Я хочу меда пустошевского отведать, - появился из-за спины витязя один из дружинников.

- Пойдем, угощу на славу! - обрадовался великан, разом забыв о Радмире.

Тот прошел еще немного и увидел дымчатого жеребца и самого воина-странника. Второй Радмир сидел, прислонившись спиной к дереву. Витязь сел напротив и уставился на свое отражение. Странник вроде бы дремал и не обращал на витязя внимания. Он чуть нагнулся вперед, и призрак открыл серые глаза. Теперь они смотрели друг на друга и молчали. Ах, коли бы с настоящим поговорить, подумал витязь, ища отличия со странником.

- Любишь Белаву? - спросил витязь.

- Больше жизни, - ответил призрак.

- Я ее не отпущу, - продолжил Радмир из этого мира.

- Ее не удержишь, - улыбнулся призрачный Радмир. - Если что в голову себе вобьет, уже ничем не собьешь, как ни старайся.

- Ты понимаешь, о чем я? - еще больше помрачнел витязь.

- О том, что спрашиваешь, - продолжал улыбаться странник.

Витязь встал и махнул рукой, осознав, что у призрака просто есть подходящие ответы, которые он может дать на его вопросы. Призрак не удерживал. Он вновь закрыл глаза и замер, так же как и его дымчатый жеребец. Витязь вышел за пределы морока и вздохнул. Потом усмехнулся и покачал головой.

- Не дело это, - сказал он. - Так и ума лишиться можно.

- А медовухи-то даже призрачной нет, - раздался за его спиной голос. - И князь, как вошел в шатер, так столбом и застыл. Морок, одним словом.

Дружинник махнул рукой и пошел к своим.

- Морок, - усмехнулся витязь. - Все это один сплошной морок.

Глава 43

Ночью в окно покоев Белавы постучались. Девушка вскочила, ошалело озираясь. Стук повторился, и она посмотрела на окно, там зависла летучая мышь. Упитанная такая, с золотыми глазами. Белава завороженно смотрела на эту мышь, пока та снова не постучалась, очень вежливо так постучала, и чародейка подошла к окну, открывая его, отчаянно ругая себя за любопытство. Летучая мышь благодарно кивнула и скользнула внутрь, села на стол и... раскрылась грамотой. В конец заинтригованная девушка подошла к грамоте и взяла ее в руки. Послание было от демона. Он просил ее выйти к арке, обещая худого не делать. Потом шел наглый шантаж. Вогард заверил Белаву, что если она по тихому не выйдет, то он явиться сам, сломав новую защиту остроухих.

- Вот же демон, - возмутилась чародейка, а грамота в ее руках опять сложилась в летучую мышь.

- Ответ писать будешь или сразу на выход? - вежливо осведомилась летучая мышь голосом Вогарда и... осклабилась.

- Чур меня, - взмахнула Белава, зрелище было жутковатым. - Напишу, - решила она.

Мышь послушно развернулась грамотой, предлагая ей приступать. Чародейка подумала и написала, что ухмыляющиеся летучие мыши ей в диковину, и потому она пьет успокаивающую настойку и выйти не может. Грамота сложилась и выпорхнула в окно. Девушка хмыкнула и легла, но тут же села на кровати и недовольно скривилась. Ответ она ждала, и это ее разозлило. Вот еще новости!

Мышь вернулась очень быстро. Вогард ей не верил и усилил шантаж, обещая появиться сразу у нее в опочивальне. Вот же гад крылатый! Девушка поняла, что следующее будет явление самого демона и на вопрос мыши:

- Опять писать будешь? - ответила кратко и сердито:

- Иду, морда твоя наглая.

Мышь опять осклабилась и села, следя за тем, как чародейка будет переодеваться.

- А ну пошел вон, охальник, - крикнула Белава и выкинула летучую мышь в окно, тут же закрыв его.

Мышь зависла за окном, и мстительная чародейка использовала альвийское заклинание, одевшее ее без долгих переодеваний. Мышь явно вздохнула и улетела. Белава усмехнулась и открыла переход. Она шагнула в него и тут же оказалась в руках довольного демона.

- Попалась, - расплылся он в радостной улыбке.

- А ну пусти, а то в пень оборочу, - тут же отозвалась Белава.

- За что? - притворно обиделся Вогард.- Я же просто обнимаю.

- Вот чтобы в следующий раз граблями своими не лез, - проворчала чародейка, и он убрал руки. - Ну? - грозно вопросила она. - Чего надо?

- Увидеть тебя хотел, поговорить, - улыбнулся демон. - А то завтра тебе не до разговоров будет. Милава утром с войском к вам пожалует.

- Встретим, - проворчала Белава.

- Они не по дороге придут, - продолжил Вогард. - Милава воспользуется тем переходом, что я ей еще в первую битву создал. Он иной, не такой, как ты открываешь. Рать вся разом объявится, будьте готовы.

Чародейка удивленно посмотрела на него.

- Что ж ты своей полюбовнице планы все рушишь? - спросила она. - Небось, змеюка неожиданно хотела, а ты мне весь расклад.

- Еще не весь, - усмехнулся демон. - Я не буду ей помогать. Тварей ее вы извели, так что войско ее не больше твоего будет. Со степняками шаманы их придут, колдовать будут. С южанами их заклинатели. Еще нелюдей приведет, те просто большие и очень сильные. Милавка одна осталась, потому будет злой и хитрой. Будь внимательна, чародейка. Хотя ты могла бы уже и не вступать в битву, теперь силы уравнялись.

- А что будешь делать ты? - осторожно спросила девушка.

- А я со стороны смотреть буду, как все это время смотрел, не вмешиваясь, - улыбнулся демон. - Я не буду мешать тебе, и не буду помогать ей.

Белава прошлась по полянке, задумчиво глядя под ноги. Шаманов и заклинателей возьмут на себя чародеи, воинов воины. Альвы смогут справиться с Милавой. Но не могла она бросить своих товарищей, потому решила остаться до конца. А там уж и для другого черед придет. Чародейка обернулась к демону. Он стоял, сложив на груди руки и наблюдал за ней. Красивый, неожиданно подумала Белава. Где-то всколыхнулось воспоминание о его чувствах, что он заставил ее испытать, девушка поежилась. "Пора бежать отсюда", - подумала она, но осталась стоять на месте. Потом вдруг подумала о том, как он попал в этот мир.

- Если бы ты вернулся домой, - начала она, - тебя бы снова попытались убить?

- Смотря, что там творится сейчас, - пожал плечами Вогард. - Я не знаю, есть ли разница во времени двух миров, не имел возможности проверить. Но судя потому, что я все еще молод, наше время течет медленней, тогда у власти может быть все еще мой братец. Но я не хочу домой, Белава. Я никуда не уйду, и тебе не позволю уйти.

- Да что ж ты упрямый такой, - воскликнула чародейка и даже топнула ногой в сердцах.

- В оин не сдается, - весело улыбнулся Вогард.- Белава.

- Ну, что тебе? - отозвалась она.

- Останься со мной до утра, а утром вернешься к своим.

- Нет! - испуганно воскликнула девушка, ощутив, что почти готова согласиться. Чувство полета не раз вспомнилось за это время.

Демон улыбнулся, только теперь грустно.

- Боишься, - сказал он. - Себя боишься. У тебя нет ко мне не ненависти, ни злости. Ты на меня смотришь по другому. Я не буду требовать от тебя то, что не готова дать, останься до утра.

- Ты стал сильней с того момента, как попал сюда? - вместо ответа спросила чародейка.

- Во много раз, - ответил Вогарда. - Хочешь, полетаем?

- Пойду я, устала и спать хочу, - отрезала Белава.

Демон вздохнул, уговаривая себя, что не должен спешить, молча кивнул, но она осталась стоять на месте, глядя в сторону.

- Почему не уходишь? - спросил Вогард.

- Не знаю, - устало вздохнула девушка. - Ноги не идут.

Демон молча взял ее за руку, и они пошли по ночному лугу. Белава старалась не думать о том, что делает, Вогард не спешил радоваться. Небо было чистым, и луна ярко освещала еще не увядшую зелень травы, покрытую сейчас тенью, и ночных бабочек, еще порхающих над цветами. Ночной ветер был теплым, он лениво гулял по траве, отчего та превратилась в слабо колышащееся море. Мыслей в голове девушки оставалось все меньше, она начала наслаждаться неожиданной прогулкой, уже не обращая внимания на свое смятение. Вогард поглядывал на нее сверху и улыбался, довольный тем, что Белава наконец расслабилась. Она ощутила его взгляд и вскинула голову. Щеки разом вспыхнули, и девушка подумала, что завтра все должно стать, как раньше. Она сделает все, чтобы вернуться домой, и тогда этот чужой великан, так неожиданно ворвавшийся в ее жизнь, перестанет ее волновать. Он зло, убеждала себя чародейка и тут же сама себе возражала, он просто другой. И за погибшую альвийку она уже не злилась, и даже за юных альвов, оправдав его тем, что это все были желания Милавы. А летать все-таки было здорово...

Демон, будто услышав ее мысли, легко подхватил Белаву на руки и раскрыл крылья. Она вцепилась ему в шею, не возражая и не сопротивляясь, и Вогард взмыл в небо. Он все так же молча нес ее над ночной землей, над спящими реками, чьи воды поблескивали от лунного света. Чародейка смотрела на великолепие ночного мира и только крепче прижималась к демону, когда тот поднимался выше. Вскоре он летел только высоко, где воздух стал холодным, но он согревал Белаву своим теплом. Вдруг одна рука ее слабо скользнула по груди Вогарда. Демон опустил взгляд и тепло улыбнулся, девушка спала. Он развернулся и понес ее обратно на земли альвов, опустился вниз, лег вместе с ней, подстелив одно крыло и укрыв вторым, словно одеялом. Некоторое время смотрел на безмятежное личико чародейки и вскоре тоже уснул, бережно обнимая сладко посапывающую во сне Белаву.

Проснулся Вогард от возмущенного вскрика чародейки, пытающейся выбраться из его объятий.

- Вот же демон, - ругалась она. - Так и битву всю чуть не проспала. Специально усыпил, да?

Демон выпустил ее из рук и сел, потирая глаза.

- Ты уснула, я будить не хотел, - спокойно сказал он. - Смотри, мы рядом с альвами, и время у тебя еще есть. Не переживай, все успеешь.

- И что ты за че... за демон вредный, - Белава покачала головой.

- Нормальный такой демон, - усмехнулся он.- Демонический, даже Высший.

- Тьфу на тебя, - в сердцах бросила чародейка и побежала к арке.

Потом остановилась, вернулась к нему и, поддавшись сиюминутному порыву, обняла его, целуя в помятую со сна щеку.

- Спасибо, - сказала она. - За все.

- Будь осторожна, - улыбнулся Вогард. - Я буду рядом, хоть и невидимый.

- Хорошо, - не стала спорить девушка, и демон воспользовался ее замешательством, порывисто целуя. - У-у, демонюка зловредная, - погрозила кулаком чародейка и отбежала от него.

Вогард весело рассмеялся, а пунцовая Белава нырнула под арку и открыла переход, спеша во дворец Повелителя.

Глава 44

Ее искали. Дворец Повелителя успели перевернуть вверх дном несколько раз. Когда чародейка, наконец, предстала пред ясные очи своих товарищей, они уже готовы были убить ее сами. Белава окинула всех внимательным взглядом, сглотнула и начала отступление.

- Вы это чего? - спросила она.

- Где шлялась? - грозно вопросил гном.

- Мы тебя все утро ищем, - добавил Халиат, закатывая рукава.

- Мама, - пискнула девушка и хотела уже сбежать, когда тонкая, но необычайно сильная рука схватила ее за плечо.

- Куда собралась, спасительница? - насмешливо спросил Руалар, забавлявшийся происходящим. - Оставьте нас, - сказал он присутствующим, и поисковый отряд потянулся к дверям, не добро оглядываясь на чародейку.

Древний альв подождал, когда закроются двери и замер, внимательно смотря на Белаву. Она тяжело вздохнула и опустила голову, зная, что он видит. Повелитель хмыкнул и отошел от нее. Чародейка вздохнула и подняла голову, осмелившись взглянуть на альва.

- Все просто замечательно, - улыбнулся Руалар. - Черноглазая без поддержки осталась, злыдней нет. Сегодня отличный день для славной битвы. Выступаем.

- Выступаем, - вздохнула с облегчением Белава.

- И все-таки демон не тот, с кем стоит гулять по ночам, - добавил альв, когда она направилась на выход. - Не поддавайся его чарам, девочка.

- Я и не поддаюсь, - густо покраснела девушка и стремительно покинула тронный зал.

Альвы и Белава открыли несколько переходов, и их войско вышло на поле битвы. Люди уже построились, призрачные воины тоже, повторив за живыми их действия. Альвов и чародеев встретили радостными криками. Белава залюбовалась гордой статью альвийских воинов, сиявших на утреннем солнце золотом доспехов. Бородатое людское войско смотрелось колоритно, объединяя в себе гербы и стяги прежних княжеств и городов. Особенно порадовали волхвы, устроившие обряд Великим Богам. Люди умильно слушали старые песнопения, наполняясь верой и отвагой.

Милавина рать еще не подошла, и к Руалару начали стекаться по человеку от каждой сотни. Небольшой полевой совет определил задачу. Белава стояла недалеко, слушая негромкий разговор, когда чьи-то руки скользнули по ее плечам. Она обернулась, но никого рядом с ней было. Девушка пожала плечами, но тут же улыбнулась и прошептала: "Здрав будь, Вогард". Легкое касание к ее щеке, и рядом опять никого не было. Девушка вернулась к своим товарищам, встретилась взглядом с Радмиром и улыбнулась ему. Витязь хмуро кивнул, потом взял ее за руку и отвел в сторону.

- Поцелуешь на удачу? - спросил он.

- Конечно, - кивнула девушка и поцеловала его в щеку.

Витязь усмехнулся и прижал к себе чародейку, пытливо заглядывая в глаза. Белава попробовала освободиться, но мужчина был сильней. Неожиданн о что-то вклинилось между ними, откинув витязя. Белава не удержалась и отступила, едва не упав. Тут же что-то свистнуло, и вскрикнул один из выбранных сотников. Чародейка повернула голову и увидела стрелу, торчавшую из горла мужчины. Девушка резко обернулась назад, куда сейчас смотрели все, но там никого не было. Белава запустила искателя, и он вернулся ни с чем.

- В чародейку стреляли, - сказал чей-то голос.

- Уведите ее, - бросил Руалар, продолжая вглядываться перед собой.

Демон успел заметить, как в переход нырнул степняк, и зло оскалился. Милава решила идти своим излюбленным путем, действовать исподтишка. Он обернулся к чародейке, ту пытались утащить в гущу войска, но она упиралась, требуя ее отпустить. К павшему ее тоже не подпустили, запретив расходовать силу, и девушка отчаянно ругалась. Вогард крепко выругался, уже жалея о данном бывшей подруге слове не мешать. Уж кто, как не Милава знала, что он никогда не нарушает своего слова. Это недостойно воина. Теперь он сам себе связал руки, оставив лишь возможность наблюдать.

- Анариэль, успокойся, - не выдержал Халиат, когда его подопечная ужом соскользнула с плеча и решительно направилась на свое прежнее место.

- Изыди, пресветлый, - рявкнула она и, взмахнув рукой, расчистила себе проход.

- Уйди, Белавушка, - крикнул Радмир.

- Спешу и падаю, - проворчала она и встала, меняя зрение.

Демон внимательно следил, ожидая, разгадает его переход или нет. Она выдохнула, успокаиваясь и начала разглядывать противоположный край Поля Угасших Надежд. Взор застилал неясный туман, не давая разглядеть, что же сотворил демон.

- У-у, демонюка, - потрясла она кулаком в пустоту, зная, что он видит. - Ничего проще не мог сотворить? - и тут же махнула рукой. - Ай, что с тебя возьмешь, пень демонический, еще и высший. - демон весело усмехнулся

Она потянула на себя туман и скривилась, ощущения были неприятные.

- А мы вот так попробуем, - сказала она уже ни к кому не обращаясь, и через мгновение на месте чародейки сидела зеленоглазая демоница с полыхающим пламенем волос.

Дружный вздох разнесся над полем. Демоница обернулась, отыскивая взглядом витязя. Радмир следил за ней, и демоница махнула ему рукой. Вогард, наблюдавший за происходящим, чуть не подавился.

- Остаться в этом мире хочешь, говоришь? - недобро произнес он, сузив глаза. - Свою игру ведешь, Пламя?

Демоница резко обернулась, разглядев его контуры и криво ухмыльнулась. Голос внутри требовал снять защиту с перехода, и пламенноволосая перевела взгляд на клубящийся полог, который стал ей отчетливо виден. Демоница вгляделась в защиту, и вдруг из тумана посыпался град стрел. Альвы и чародеи за ее спиной спешно выплетали защиту. Демоница взметнула руку и туманный полог вспыхнул, в одно мгновение опадая на землю пеплом. И стала видна вражеская рать, еще не сообразившая, что их видят. Вновь поднялись луки, и новая порция стрел устремилась к мятежному войску. Тут же прозвучал крик Руалара, и бой начался.

Первыми натянули тетиву альвы, признанные лучники этого мира. Демоницу вновь сменила Белава, бросившаяся к чародеям. Они отпрянули было от нее, но опомнились и приготовились внимать.

- Где шаманы и заклинатели? - крикнула неизвестно кому девушка.

- Не знаем, матушка, не видать, - ответил один из чародеев, но она не обратила на него внимания, слепо вглядываясь перед собой.

- Смотри, - прозвучало у нее в голове.

Перед мысленным взором Белавы предстал шатер, в котором сидели см углые люди, похожие на черников из Черной Пустоши. Одеты они были в шкуры, держали в руках бубны и отбивали однообразный ритм, живо напомнив ее собственное жертвоприношение. Шаманы ритмично раскачивались, впадая в транс. Посреди шатра возвышался камень, на котором никого не было. Но в руках Старший шаман держал кривой нож.

- Гадость какая, - сморщилась чародейка. - Что они делают?

- Не знаю, - пришел удивленный ответ демона.

- Узнаем. Заклинатели? - снова спросила Белава.

И она их увидела. Распахнула глаза, всмотрелась в несколько десятков человек, прятавшихся за войском, но все же заметные. Она указала чародеям, и те тоже устремили взгляд на заклинателей, чьи губы и пальцы двигались, выплетая заклинание. Что они хотели сделать, стало ясно, когда стрелы человеческих лучников ушли в небо. И следующие, и снова. Белава дала отмашку, и ее чародейская дружина начала свою работу, ломая вражеское заклинание. Сама девушка не вступала, видя, что и без нее справляются. Заклинатели принялись выплетать новое заклинание.

- Разделитесь, - скомандовала девушка.

Чародеи послушно разбились на группки, как было задумано изначально. Несколько человек стояло в защите, остальные занялись нападением. Нападающих групп было несколько. Одни порчу на врага насылали, другие оружие морочили, третьи воинов вражеских. Заклинатели, запоздало заметив, что их переигрывают, тоже разделились. Белава обернулась к своему мороку, повела рукой, и тяжелая конница призраков бросилась вперед с разудалым гиканьем.

Вражья рать ощетинилась копьями, готовая принять всадников, а призраки неотвратимо летели на них. Копья вспороли лошадиные груди, вошли во всадников, и те повалились, вынуждая милавинов воинов разбегаться, отпрыгивать, а то и падать под представленную ими самими тяжесть ю, тут же становившуюся реальной. Настоящая конница шла следом за призрачной, уже беспрепятственно вламываясь в гущу воинов. И началась сеча.

- Покажи шаманов, - крикнула Белава, отмахиваясь от летящей на нее стрелы. С того момента, как она стала вновь видна, в нее упрямо и целенаправленно пытались попасть. Большая часть стрел сгорали еще на подлете, Вогард не дремал.

Демон рассмотрел свое обещание Милаве и пришел к выводу, что руки у него развязаны. Он обещал не мешать Белаве и не помогать Милаве. Так он и поступал. Не помогать чародейке демон не обещал. Вогард услышал просьбу девушки и тут же показал ей шатер, сам наблюдая происходящее с интересом. Шаманы продолжали тянуть свою заунывную песню и отстукивать ритм, мерно раскачиваясь. Старший шаман выкрикивал нечто непонятное на своем гортанном языке. Когда голос его поднялся до крика, в шатер втолкнули девушку, с ужасом глядящую на шаманов. Ее подтащили к жертвенному камню и перекинули через него.

- Помоги ей! - крикнула Белава.

Но прежде, чем демон успел сдвинуться с места, старший шаман махнул рукой, перерезая жертве горло, и в подставленную чашу полилась кровь. Остальные шаманы взвыли, молотя в свои бубны. Белава закричала и закрыла глаза, но то, что она видела, невозможно было скрыть от себя закрытыми глазами, все это было внутри нее. Вогард ошарашенно наблюдал за происходящим. Он увидел, как старший шаман зашептал над чашей с собранной кровью, она полыхнула синим огнем, и все стихло. В шатер вошла Милава. Ей передали чашу, и она выпила ее содержимое, не поморщившись. Несколько мгновений она стояла неподвижно, потом дернулась, хватаясь за горло. Шаманы молча наблюдали, как женщина, упавшая на землю, сотрясается в конвульсиях. Затем она затихла, некоторое время лежала, тяжело дыша. Потом встала и открыла глаза, заполненные до краев клубящейся тьмой. Вогард и Белава одновременно ахнули.

- Нашла лазейку, - прошипел демон.

- Что это? - потрясенно спросила девушка.

- Берегись, чародейка, - ответил демон. - Они в нее кого-то вселили.

- Ой, лишеньки, - прошептала Белава и тут же упрямо тряхнул а головой. - Где наша не пропадала, справимся.

Глава 45

Альвы закинули за спины луки, присоединяясь к побоищу. Пехота людей тоже вступила в схватку. Милавина рать дрогнула. Чародеи и заклинатели уже начали сражаться друг с другом, оставив людям их схватку без волшбы. Те даже не заметили, что магической помощи и вреда уже нет, полностью поглощенные кровавой мясорубкой.

Призраки сделали свое дело, и теперь застыли в ожидании. Белава продолжала следить за божественной.

- Покажись, - попросила чародейка. - Только мне покажись, остальным не надо, переживать начнут.

Сзади раздался шорох, и девушка вскинула глаза на Вогарда. Тот задумчиво гладил подбородок.

- Что ожидать от нее теперь? - спросила чародейка.

- Не знаю, - честно ответил демон. - Я сам с ней разберусь.

- Нет, - твердо ответила Белава. - Это моя битва. И судя по тому, что меня уже тысячный раз пытаются убить, придет она за мной.

Вогард молча кивнул, соглашаясь. Он снова посмотрел в сторону сражающейся рати. К чародейке летели новые стрелы. Демон поставил щит, и эти жала не стали смертоносными, как и те, что пытались сразить ее раньше. Недалеко открылся переход, и из него вынырнула Саэфель. Чародейка изумленно уставилась на нее. Руалар запретил дочери являться сюда, но та снова поступила по своему.

- Саэфель, - воскликнула Белава. - Что ты тут делаешь?

- Не могу я сидеть там, когда он здесь, - кивнула альвийка на сечу, и внутри Белавы всколыхнулась волна ярости.

- Мерзкая альва, - прошипела она и с ужасом закрыла рот. - Что это? - испуганно прошептала девушка. - Это не я сказала! - и тут же вновь зашипела. - Только притронься к нему, это мой витяз-сь.

- Что? - Саэфель потрясенно смотрела на чародейку, а то все более бледнела, пытаясь справиться со взбесившейся второй личиной.

- Я все сказала, - низким голосом ответила Белава и вскинула испуганные глаза на Вогарда.

Черты демона исказила ярость. Девушка охнула и попятилась от него, но вдруг остановилась, замерла и вздрогнула всем телом. Черты ее то размывались, то вновь становились прежними. Альвийка и Вогард наблюдали за внутренней борьбой Белавы. Саэфель все еще пытаясь осознать происходящее, демон мрачно ожидая, чем все закончится. Белава все пыталась удержать рвущуюся наружу демоницу, пока не обессилила.

- Беги, - прошептала она альвийке, - беги, глупая, она сейчас выйдет.

И вскрикнула, когда ее тело, будто взорвавшись, резко потянулось вверх, становясь более гибкий и сильным. Демоница вдохнула полной грудью и засмеялась:

- Я свободна! Я победила!

Она обернулась и уставилась на альвийку своими изумрудными глазами без зрачков. Губы ее дрогнули в жесткой ухмылке, и пламенноволосая прыгнула на пресветлую. Вогард зарычал, проявляя себя и бросился к демонице, хватая ее, не давая приблизиться к перепуганной Саэфель.

- Беги, - крикнул ей демон. - Беги, тебе же велели.

- Пус-сти, - зашипела демоница. - Пус-сти или я тебя убью!

- Сил не хватит, - ответил ей Вогард, заламывая руки за спину. - Значит такая твоя помощь, тварь? Так ты хотела отдать мне чародейку?

- А ты думал, я для тебя стараться буду? - захохотала она, в одно мгновение оказавшись у него за спиной.

- Тварь, - яростно прорычал демон, снова захватывая ее. - Отпусти Белаву, верни ей ее тело.

- Это мое тело, - зло зашипела демоница. - Я верно служила ей, теперь пришло время отдать долг.

- Белава! - раздался мужской крик.

- Мой витяз- сь, - воскликнула демоница и обессиленно повисла на руках, хитро подмигнув Вогарду.

- А я думал, он тебе нужен, - усмехнулся демон и отбросил демоницу, спокойно наблюдая за приближением Радмир.

- Если его убьешь, чародейка тебя не простит, - осклабилась демоница. - Если хоть одного из ее друзей тронешь, можешь забыть о ней.

- Тварь, - сплюнул Вогард и отошел, признавая, что она права. - Прости, девочка, - прошептал он, - я ничего сейчас не могу сделать.

Через мгновение его уже никто не видел. Радмир остановился, удивленно озираясь, и опустил окровавленный меч. Но прежде, чем пламенноволосая успела что-либо сказать, к витязю бросилась альвийка, так и не тронувшаяся с места.

- Аэллар, - всхлипнула пресветлая, называя его данным альвами когда-то именем.

- Саэфель, что ты тут делаешь? - изумился он.

- Не могла усидеть в чертогах, - призналась она, положив голову ему на плечо, Радмир машинально обнял дочь Повелителя.

Этого демоница уже вытерпеть не смогла и вскочила с земли, где все еще сидела, откинутая демоном. Она яростно сверкнула глазами и зашипела. Радмир удивленно взглянул на нее и задвинул за себя альвийку.

- Пусть уйдет, - сказала демоница.

- Почему? Что происходит? - витязь настороженно смотрел на вторую личину чародейки, которая вдруг стала опасна, и он это почувствовал.

- Мой, - коротко бросила пламенноволосая. - Ты идешь со мной, витязь. Я устала ждать.

Демон вновь обнаружил себя, проявляясь за спиной демоницы. Он весело расхохотался. Потом схватил демоницу за шею и рванул на себя, приникая к губам. Вогард пил ее силу, понимая, что и чародейка ослабнет, но он не видел иного способа вернуть Белаву. Радмир снова поднял меч и двинулся на демона.

- Остановись, - Вогард оторвался от демоницы. - Я не причиняю вреда, я помогаю.

- Помоги, - слабо отозвалась демоница, и витязь начал надвигаться на Вогарда.

Но неожиданно альвийка приняла сторону демона и повисла на Радмире, не давая ему приблизиться, и демон вернулся к своему занятию.

- Что ты делаешь, Саэфель? - воскликнул витязь, пытаясь освободиться.

- Это не чародейка, - ответила пресветлая. - Эта заняла ее место, сама. И мне угрожала.

Крики за их спиной разорвали воздух, и витязь невольно обернулся. На поле брани через переход демона пришло подкрепление. Всадники, одетые в шкуры скакали на неизвестных животных, размахивая кривыми саблями. Демон оторвался от демоницы, которая уже еле стояла на ногах, и в очередной раз выругался.

- Она привела дикарей с Покинутых земель, - сказал он. - Эти ящеры плотоядны, вам придется очень тяжко.

- Белава...

- Скоро вернется, - отрезал демон. - Можешь подождать, а можешь помочь своим. А ты, пресветлая, останься.

Радмир бросил взгляд на демоницу, потом на альвийку. Почему-то он верил демону. Понять не мог, отчего опасной кажется демоница, а не тот, кто всегда был врагом. Витязь тряхнул головой и побежал на помощь к своим. До него донеслись крики боли и отчаяния. Ящеры рвали ратников зубами, всадники добивали своими кривыми саблями.

Когда Радмир уже почти добежал до сражающегося войска, один из дикарей развернул своего жуткого скакуна и направил на мужчину. Радмир отскочил, но ящер оказался более маневренным, чем обычные лошади, он развернулся вслед за витязем и прыгнул. Радмир упал, откатившись в сторону. Чудище щелкнуло большими острыми зубами и пошло в новую атаку. Мужчина попятился, оступился и полетел на землю. Ящер оскалился и стремительно кинулся на свою жертву. Витязь отчаянно рванулся, перехватил меч и вогнал его в разверстую жуткую пасть. Резко вырвал и отскочил, глядя, как чудище валится на землю, придавливая своего всадника.

Милавины дикари стремительно расправлялись с мятежным войском, воодуш евив отступавших степняков и южан, которые снова бросились в атаку. Руалар, на мгновение оглянулся и простонал, увидев демона, сжимавшего в руках бесчувственную чародейку, и свою дочь, стоявшую перед Вогардом на коленях. Надежда все стремительней таяла, воины начали отчаиваться. Чародеи, добивали заклинателей, но теперь на поле вышли шаманы, и измотанная чародейская дружина дрогнула. Древний альв начал понимать- они проиграли, опять. И когда отчаяние уже готово было вгрызться в пресветлого своими кривыми зубами, как позади них полыхнуло, и на поле боя вышли темные альвы.

- Они пришли, - прошептал Руалар. - Они все-таки услышали нас.

- Темные альвы! - разнеслось над гибнущем войском.

- Подмога!

Темных было много, гораздо больше пресветлых. Они все были пешие. Более низкорослые, более коренастые, смуглые и суровые, но не менее прекрасные. Темный Повелитель отдал команду на альвийском языке, и альвы двинулись плотным строем, сжимая в руках топоры. Дикари развернули своих ящеров и понеслись на встречу подкреплению мятежников. Темные не дрогнули. Вспышка силы, и ящеры заверещали, сраженные молниями. Альвы прошли через них, превращая дикарей и ящеров в месиво. Маленький гном вынырнул из гущи тел и хмыкнул:

- Тоже мне, задаваки, - и нырнул обратно, сжимая топор, заменивший его любимую кирку.

- Приветствую, Лафиан, - крикнул Повелитель пресветлых.

- Приветствую, Руалар, - ответил Повелитель темных.

И схватка набрала новую силу. Лафиан опять отдал команду на своем языке, и несколько темных отделились, устремившись на помощь чародеям, которых все больше выматывали шаманы. Темные выставили щит, и очередной выплеск силы степняков разбился об него. Чародеи облегчено вздохнули, пополняя запас собственных сил.

Глава 46

Вогард опустил на траву Белаву и посмотрел на Саэфель. Альвийка, уже знавшая, что потребуется от нее, склонилась к бесчувственной девушке и отдала ей часть своей жизненной силы. Девушка вздрогнула и открыла глаза.

- Ну, здравствуй, чародейка, - нежно улыбнулся демон.

- И тебе здравствовать, - слабо ответила она, не отводя взгляда от лица Вогарда. - Что случилось?

- Как ты, Анариэль? - спросила альвийка.

- Саэфель? - чародейка повернулась к ней, нахмурилась, пытаясь вспомнить, что произошло. - Она смогла подавить меня, - изумленно произнесла девушка, вновь оборачиваясь к демону. - Но как?

- Она готовилась, Белава, - ответил Вогард. - Она оказалась слишком самостоятельной.

- Куда она делась? - девушка снова повернулась к Саэфель.

- Демон выпил ее силу, - пояснила та.

- А пресветлая отдала тебе часть своей жизненной силы, - продолжил демон.

- Спасибо, - прошептала чародейка, опять не отводя взгляда от Вогарда.- Что с битвой?

- Сначала пришла подмога рати черноглазой, а потом явились темные альвы, - снова заговорила альвийка. - Кажется, мы побеждаем. - она тепло улыбнулась и посмотрела назад, где мятежная рать добивала остатки милавиного войска. - И Аэллар жив... Радмир.

Белава попробовала сесть. Слабость была еще слишком сильной, и Вогард помог ей, заботливо поддержав.

- Позволь, я тоже дам тебе силу, - тихо сказал он, и девушка кивнула.

Демон нагнулся к ней и приник к губам, уже совсем иным поцелуем. Белава судорожно всхлипнула, ощутив его нежность и обняла, порывисто прижимаясь. В голове ее творился полный кавардак.

- Кажется, ты мне нравишься, - прошептала она, отрываясь от губ Вогарда.

- Кажется, ты мне тоже, - улыбнулся демон, и их губы снова встретились.

Саэфель смущенно отвернулась и отошла в сторону. Вдруг какая-то тень метнулась к ним, откинув альвийку.

- А вот и голубки, - произнес грубый хриплый голос, который мог принадлежать и мужчине, и женщине.

Демон и чародейка отпрянули друг от друга, и Вогард вскочил в одно мгновение, закрывая собой Белаву от страшного существа, которое, он это понял, еще недавно было Милавой. Перед ними стояло высокое, но сгорбленное создание, в клубящейся темноте глаз которой горели красным огоньком зрачки. Неприятно- белесая кожа обтягивала скулы, бескровные губы кривились, обнажая желтоватые острые зубы. Существо сложило на груди костлявые длинные пальцы, увенчанные когтями.

- Нравлюсь, любимый? - прохрипело существо.

- Какая мерзость, - скривился демон. - Что ты с собой сделала, Милава.

- Я взяла то, что ты не хотел мне дать, предатель, - оскалилось существо, и тьма из его глаз потекла к демону, захватывая его в черный кокон.

Вогард с изумлением обнаружил, что не может шевелиться. Более того, он ощутил резкий холод и нарастающую боль в груди, и он закричал. Закричал не от боли, воин молча выносит любую боль, он кричал от бессильной ярости, отчаянно жалея, что не свернул Милаве голову раньше. Существо хрипло засмеялось, более всего напоминая карканье вороны.

- Ты сдохнешь, предатель, а потом я разорву твою чародейку, - вещало чудище. - Хотя нет, я хочу, чтобы ты видел ее смерть. Тебе понравится, Вогард. Я постараюсь, чтобы она корчилась и кричала от боли и страха. Я хочу видеть, как ты будешь страдать. Ты ощутишь то, что ощутила я, потеряв тебя.

- Я доберусь до тебя, мразь, - то ли прохрипел, то ли прорычал взбешенный демон. Ответом ему стало все то же карканье. - Только посмей тронуть ее.

- А что ты мне сделаешь? - ехидно вопросило существо, и новый разряд боли пронзил грудь Вогарда.

Белава спешно подбирала силу, понимая, что ей не справиться с этим костлявым ужасом. Но сдаваться так просто она не собиралась, и то, что демон оказался захвачен чудищем, это тоже злило. Чародейка поднялась на ноги, выхватывая силу из воздуха, стремительно подстраивая ее под себя. Потом бросила взгляд на свою рать и увидела, как Руалар вместе с несколькими альвами, пресветлыми и темными, спешит к отдыхающим чародеям. Он махнул рукой Белаве, но ей некогда было ждать, ее демон погибал, охваченный жуткой тьмой.

- Тебе нравится, любимый? - хрипело существо.

- А тебе? - спросила Белава и выпустила в нее струю огня.

Существо дернулось, выпуская демона из своего захвата, и тот упал на колени, пытаясь отдышаться. Бывшая Милава повернулась к девушке, и тьма снова заклубилась, устремляясь к ней. Белава резко отскочила, и тьма только задела руку чародейки. Белава вскрикнула, ощутив леденящий холод, и рука повисла безжизненной плетью. Существо каркнуло и снова попыталась поймать девушку, но тут сзади оказался демон, захватывая чудище за горло. Чародейка призвала силу жизни, врачуя себя, и вскоре рука ее вновь обрела подвижность.

- Анариэль! - услышала она крик Руалара и обернулась, увидев, как над ним, альвами и чародеями появилось облако силы. - Возьми!

Девушка потянулась к этому облако, создавая луч, совсем как тот, когда она так же брала силу под Полянией. И искрящиеся волны потекли к ней, наполняя чародейку. Она подстраивала эти волны под себя, а потом поглотила, наполнившись ощущением могущества. Белава обернулась в демону и существу. Хватка Вогарда не принесла успеха, чудище не задыхалось, оно опять каркало.

- Мертвяк, - поняла чародейка. - Нежить. То, что вселили в Милаву, сожрало ее.

Существо легко вывернулось из рук демона и скользнуло за него, повторяя его прием, и Вогард захрипел. Белава вскинула руку, и с ее пальцев сорвалось свечение, накрывая мертвечину сетью. Существо резко обернулось к девушке, освобождая демона и пытаясь вырваться. Вогард скользнул сзади и вцепился в голову чудища, пытаясь ее свернуть. Его вторжение пробило брешь в силовой сети, и существо скинуло ее с себя, совершив невозможное. Голова твари повернулась вместе с руками демона и уставилась на него угольками зрачков.

- Поцелуй меня,- каркнуло существо, осклабившись в широкой улыбке.

- Гадость какая, - сморщилась Белава, глядя на голову повернувшей ся затылком вперед.

- Сама ты гадость, - оскорбилась тварь и вырвалась из сильных рук Вогарда.

Она скользнула размытой тенью к чародейке и схватила ту за горло.

- Вот как надо, любимый, - вновь осклабилась образина.

Первый раз демон понял, что такое страх, и страх готов был погладить его. Страх за ту, что сейчас должна была умереть. Он так и замер, боясь пошевелиться, потому что мертвая тварь играла. Стоило ему только пошевелиться, и она сжимала руку на горле чародейки, уже итак обвисшей на костлявых руках. Демон останавливался, и хватка слабела. Существо изгалялось, а Вогард первый раз в жизни готов был сдаться.

- Не убивай, - взмолился могущественный Высший демон. - Прошу, не убивай ее.

- А когда я просила? Ты развернулся и ушел. - ответила тварь.

- Прошу, - и он встал на колени, тоже первый раз в жизни. Но жизнь маленькой хрупкой чародейки стала для него важней собственной жизни, важней гордости воина.

Существо каркнуло, заходясь от смеха, и вдруг возмущенно захрипело. В спину ей вонзился топор гнома Гурди, из груди вылетело острие меча альва Халиата, рядом пристроился меч витязя Радмира, а горло пробила стрела Ниахара. Тварь разжала пальцы, и Белава полетела на землю, почти задушенная. Вогард кинулся к ней, оттаскивая подальше.

- Дыши, дыши, Белавушка, - шептал он. - Пожалуйста, дыши.

Рука демона скользнула по волосам девушки, по бледной щеке, по шее, на которой остались следы когтистой ручищи, оцарапавшей кожу, и она, будто услышав мольбу демона, вдохнула, закашлялась и порывисто села, приходя в себя. Вогард вскинул лицо к небу, то ли вознося молитву, то ли пытаясь скрыть неожиданную для него самого влагу в глазах.

Существо не умерло. Оно развернулось к товарищам чародейки и отпустила тьму из своих страшных глаз. Радмир и Халиат успели вытащить свои мечи, на которых не оказалось ни капли крови, гном увернулся, откатившись в сторону. Стрела Ниахара так и осталась торчать из шеи чудища.

- Убью, - хрипло пообещало оно и выгнулось, резко оборачиваясь.

Белава сжимала в руках огненный кнут рядом с ней стоял Вогард, в руках которого пылал огонь.

- Лучше беги, - сказала чародейка.

Тварь закашлялась в своем неприятном смехе и начала свое наступление. Тут же взметнулся кнут, оплетая ноги существа. Оно не устояло и полетело на траву, но быстро вскочило и выпустило тьму. Взмах демона, и голова твари оказалась охвачена огнем. Взмах руки чародейки, и тьма разлетелась от ослепительной вспышки света, заставившей зажмуриться всех, кто оказался по близости. Чудище неприятно завизжало и бросилось прочь. Демон подхватил Белаву и полетел следом. Тварь попыталась отбиться, но была вынуждено снова сорваться в забег. Белава и демон встали у нее на пути, но существо расплылось тенью и нырнуло в переход, который все еще был открыт. Чародейка и демон отправились за ней следом.

- Халиат, - крикнул Руалар альву, кинувшегося следом. - Остановись, это их битва.

- Но... - Халиат беспомощно посмотрел на хмурого гнома, потом поднял взгляд на Радмира, обнимавшего Саэфель. - Это... Это все?

К ним подошли Дарислав с братом Гарко и Катай, который отчаянно пытался спрятать набежавшую слезу. Халиат вздохнул и опустился на траву.

- Она ведь уже не вернется? - спросил Катай разом осипшим голосом.

- Наш мир очищен от скверны, - грустно ответил альв. - Поглощающей Силу более здесь нечего делать. Но мы еще споем о ней песни. О ней и о влюбленном демоне, - древний альв грустно улыбнулся, а Радмир незаметно поморщился, наконец, принимая, что в битве за сердце зеленоглазой чародейки он был обречен на проигрыш.

Радмир прижал к себе альвийку, посмотрел в чистые васильковые глаза и ласково улыбнулся. Для этого мира начиналась новая жизнь...

Тварь выскочила туда, куда привел ее переход, к Черной Башне, на берег озера. Она остановилась, оскалилась и прыгнула на Белаву, захватывая ее в железные объятья. Демон зарычал и бросился к ним. Три тела не удержались и упали в озеро. Вогард вырывал руки существа из плечей, ломая кости, потому что разжимать пальцы оно ни в какую не желало. Потом отодрал их от горла закашлявшейся чародейки, повернулся к твари, которая умудрилась каким-то чудом удержаться на поверхности, схватил ее, отрывая голову. Чудище заверещало, но Вогард продолжал разрывать костлявое тело на части. Потом размахнулся и выбросил останки на берег, и Белава подожгла их.

Демон повернулся к девушке, улыбнулся и протянул руки. Она протянула свои и... две воронки потянули их на дно, разъединяя и относя все дальше друг от друга. Вогард сделал несколько сильных гребков, пытаясь добраться до Белавы, которая грустно улыбалась ему. Он снова протянул руку, и девушка мягко скользнула по нему кончиками пальцев.

- Белава! - разорвал ее сознание крик, наполненный отчаянием.

Они все погружались и погружались на дно. Вот уже вспыхнул знакомый обоим свет, и Вогард понял, что проиграл. Он сжал кулаки, позволяя хранителю уносить его от той, что разбудила душу в древнем Высшем демоне.

- Я найду к тебе путь, чародейка, - услышала девушка его голос в своей голове.

- Ты только выживи, демон, не дай им убить себя, - послала она ответ Вогарду.

- Я найду путь... - прошелестел удаляющийся голос и...

Яркая вспышка ослепила чародейку, а потом вода понесла ее наверх, возвращая в собственный мир.

Эпилог.

Солнце освещало Радужный Дворец, и он переливался и искрился, восхищая каждого, кто смотрел на него. Белава откашлялась и захохотала, глядя на царские чертоги.

- Я дома! - воскликнула она и поплыла.

- Туда, - услышала девушка голос хранителя, и волна понесла ее к берегу, подтолкнув, помогая выбраться из воды. - Спасибо, - сказал голос и исчез.

Чародейка огляделась и увидела знакомую фигуру, медленно удаляющуюся от озера. Она радостно улыбнулась, в один момент забывая о затаенной грусти, стащила мокрые сапоги и побежала за высоким мужчиной с каштановыми волосами. Потом оттолкнулась и запрыгнула ему на спину, счастливо хохоча. Мужчина замер, потом схватил ее руки, умудрившись скинуть и тут же поймать в объятья. Такие родные лучистые серые глаза жадно рассматривали мокрое личико Белавы. Потом прижал ее к себе так, что затрещали ребра. Она вцепилась ему в шею, чуть отодвинулась и начала покрывать поцелуями лицо своего воина-странника.

- Белава, Белавушка, солнышко мое ясное, - шептал он, продолжая прижимать к себе.

- Женись на мне, - выпалила чародейка. - Прямо сейчас женись, я больше не сбегу, никогда, - клятвенно заверила девушка.

- А я больше и не отпущу, никогда, кровопийца моя ненаглядная, - улыбнулся Радмир, ее Радмир, и счастливо засмеялся, выплескивая напряжение, накопившееся за все это время.

- Женишься? - спросила Белава, склонив голову к плечу.

- Ты уверена, что хочешь этого? - спросил он в ответ.

- Только этого и хочу, больше жизни хочу. И с тобой уехать хочу. Ну ее, эту чародейскую дружину, напробовалась. - и чуть тише спросила. - Ты ведь еще любишь меня?

- Больше жизни, - ответил Радмир.

- Тогда целуй меня и к волхвам, - обрисовала девушка дальнейший план действий, и странник расхохотался.

Потом послушно перешел к первому пункту и накрыл ее губы своими. Белава впитывала этот поцелуй, отмечаем краем сознания, что любимый целуется не хуже демона. Тут же покраснела и спрятала лицо на плече Радмира.

- Белава, мельница ты ветряная, - раздался знакомый крик, и к ним подбежал Дарей, вырывая девушку из рук вновь обретенного жениха.

- Мастер, - всхлипнула Белава, - не ругайтесь!

- Вот дуреха, - засмеялся Дарей. - Надо, надо было тебя пороть, да теперь уж поздно. Где же была ты?

- Ой, все потом расскажу, батюшка Дарей, - отмахнулась девушка. - У нас сейчас дело есть поважней, - и подмигнула Радмиру.

- Вот так, друже, - развел руками странник. - То со свадьбы бежит, то сама к волхву тащит.

- Пойдешь? - полюбопытствовал чародей.

- У нее попробуй не пойди, еще что-нибудь натворит, - усмехнулся Радмир, обнимая притворно вздыхающую Белаву...

К вечеру из ворот Белого града неспешно выехали два всадника. Девушка на рыжей лошадке ласково улыбалась сероглазому мужчине, ехавшем на дымчатом альвийском жеребце. Девушка любовно погладила меч, притороченный к ее седлу, и меч отозвался тихим приветливым шипением. Их догнал третий всадник на вороном коне.

- Куда теперь направитесь? - спросил Дарей.

- Хочу посмотреть Хрустальный Град, но сначала на поклон к батюшке с матушкой. Да у Огневки свадьба вот-вот - ответила Белава.

- Слово жены закон, куда скажет, туда и поедем, - засмеялся Радмир.

- Совет да любовь, - улыбнулся чародей. - А я до Бермяты съезжу, переживал старик, так успокою. - он подмигнул бывшей ученице, пожал руку товарищу и свернул на соседнюю дорогу.

Девушка и мужчина проводили его взглядами и поехали дальше, взявшись за руки.

- Лучше тебя никого нет, - тихо призналась Белава.

- Было с кем сравнивать? - подозрительно спросил Радмир, и чародейка загадочно улыбнулась. - Белава!

Она весело подминула и пустила Злату в галоп.

- Ну, держись, чародейка, - возмущенно воскликнул странник, отправляясь за ней в погоню.

Вскоре вдали раздался заразительный девичий смех.


Оценка: 8.14*32  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Емельянов "Тайный паладин в мире боевых искусств"(Уся (Wuxia)) В.Старский "Интеллектум"(ЛитРПГ) С.Панченко "Warm"(Постапокалипсис) Д.Хант "Свадьба в планы не входила"(Любовное фэнтези) Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 2"(Антиутопия) Н.Малунов "Л-Е-Ш-И-Й"(Постапокалипсис) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) М.Юрий "Небесный Трон 1"(Уся (Wuxia)) С.Панченко "Ветер. За горизонт"(Постапокалипсис) Ю.Гусейнов "Дейдрим"(Антиутопия)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"