Гимадисламов Фаниль Фаритович: другие произведения.

На злобу дня (Лакомый кусочек)

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Что происходит с миром?

  ЛАКОМЫЙ КУСОЧЕК
  (Фантастический рассказ)
  
  Вообще-то, жизнь - скучная штука. Особенно, скажу я вам, если у вас в кармане гуляет ветер, и в силу этого довольно неприятного обстоятельства друзья избегают встреч с вами. Словно с прокаженным.
  Впрочем, какие они друзья? Собутыльники - и только! Я имею в виду своих знакомых, с которыми я убивал время душным летом 2004 года на лазурном побережье Атлантического океана.
  Счас! Океан... океан нам не снился даже в призрачных грезах. Но... шанс у нас появился. Во всяком случае, так мне показалось, когда одноглазый Азат изложил свой план. Как будто забрезжил луч света в темном царстве нашей беспросветной жизни.
  Надо сказать, с Азатом мы знакомы давно. Дачи наших родителей расположены рядом и, благодаря такому счастливому стечению обстоятельств, он водился не только со мной, но и с ребятами с моего двора. Впрочем, и я дружил с его знакомыми. То есть с пацанами, которые жили в нескольких кварталах от старого дома моих предков. Хрущевки, естественно. Это уже в городе, а не на даче, как вы понимаете.
  В детстве у нас излюбленным занятием было изготовление самодельных бомбочек с начинкой из марганцовки и магниевых стружек.
  Вы когда-нибудь увлекались подобными пиротехническими эффектами? Нет, тогда вы многое потеряли. Мне придется дать некоторые объяснения, чтобы вы могли в полной мере ощутить то, что испытывали мы, поджигая запалы своих самоделок.
  Самострелы! О, это целая история. Когда мальчишки во дворе - все поголовно! - покупают в магазине множество коробок со спичками, то нетрудно понять, почему в микрорайоне постоянно раздаются хлопки выстрелов и взрывы.
  Хорошо, если эти детские игрушки - пугачи. Хуже, если ребята увлекаются конструктированием огнестрельного оружия из дерева и разных медных трубочек подходящего диаметра. При таком изобретательском буме неудивительно, что окружающие тебя подростки имеют не врожденные уродства, а свежеприобретенные.
  Например, с некоторого времени мой самый близкий друг Азат стал одноглазым. Как адмирал Нельсон, Кутузов или даже пират Сильвер из одного морского романа. Разве что черную повязку не носит, чтобы целиком соответствовать киношному образу.
  Впрочем, все произошло просто и буднично. Шли очередные испытания нового пистолета. Это, скажу я вам, всегда риск. Разорвало дуло. Азат остался жив. Только потерял глаз.
  Из-за этого несчастного происшествия он сразу выпал из обоймы мальчишек, которых берут на блядки. Какой из него Дон Жуан! Сами посудите.
  Зато у него появились новые достоинства. Пугать соседских парней в случае конфликта было в компании с ним просто милое дело. К тому же он наделал себе татуировок, как у сидевших парней, совсем по-взрослому побрил лезвием голову, в общем, сделал все, чтобы соответствовать ожиданиям.
  Дальше все просто. Увидев эту не внушающую доверие и не вызывающую никакой радости страшную физиономию, самые отчаянные из обидчиков вдруг неожиданно приносили свои извинения и сноровисто бежали за спиртным, чтобы как можно скорее заключить перемирие. Надо сказать, сложившаяся относительно Азата нездоровая атмосфера также способствовала становлению его нелюдимого характера.
  Тем временем к нам незаметно подкрался возраст, в котором проблемы пола встают во весь рост. Конечно же, из-за все увеличивающегося количество гормонов. Мальчики стали проделывать в спортивной раздевалке для девочек дырочки для подглядывания, тайком или даже в компании наперегонки др...ить - на спор, кто быстрее кончит, а по переменам дергать понравившихся особ женского пола за косички. Одно слово, гормоны...
  Другую забаву, которую придумал Азат, а потом мальчишки, потрясенные простотой фокуса, стали осуществлять в своих дворах, стоит описать подробно. Тем более что свидетели этого розыгрыша поголовно остались в неописуемом восторге от увиденного. Итак, начну...
  У пацанов, как правило, карманы брюк от обилия мальчишечьих предметов, давно прохудились. Вот этим обстоятельством и воспользовался несносный хулиган, изобретая свой необычный трюк. Итак, он выходил во двор и очень показательно щелкал семечки. Девочки, большие любительницы почесать языком, естественно, не могли удержаться и просили его поделиться семянками. Азат показывал девочке раскрытую ладонь. Мол, в руке мало, сама из кармана возьми. Наивная девочка тянулась к брюкам, не предполагая, какой подвох ее ожидает.
  Дело в том, что через дыру в кармане Азат, возбужденный щекотливой ситуацией, просовывал свой эрегированный член, и простодушная девочка в поисках семечек неизбежно натыкалась на него.
  Со словами: "Дурак! Придумай что-нибудь поумнее" она торопливо одергивала пальцы. И убегала, догадавшись об истинном положении дел. А мы... мы, ставшие свидетелями смешной сцены, получали настоящее мальчишечье удовольствие. От сознания того, что Азат очень ловко провел эти высокомерные создания. Так сказать, поставил их на место, опустив с романтических высот на землю.
  Азат был большой забавник. Многие во дворе поэтому старались держаться от него подальше. Но такой он мне нравился. Надо вам заметить, у него классно работала голова. Особенно тогда, когда надо было придумать какую-нибудь пакость, поднасрать ближнему.
  Еще один пример его ловкости. Это было давно. Его дядя первым в деревне приобрел магнитофон. Азат дождался, когда тот уйдет на работу, и записал на магнитную ленту передачу с радиоточки, а сам громкоговоритель вывел на улицу.
  То была рабочая улица. По ней с утречка люди шли на ферму или к своим комбайнам.
  Азат, захлебываясь, рассказал нам о своем трюке:
  - Идут, значит, колхозники и служащие, закончив свои дела по домашнему хозяйству, на работу, а тут сверху раздаются сигналы точного времени.
  Все, кто слышит это, просто замирают от неожиданности. А когда диктор объявляет время, начинается настоящее шоу. Спотыкаясь и падая, сконфуженные работнички бегут со всех ног на работу.
  Азат просто умирал со смеху, наблюдая, как степенные дяди и тети вдруг начинают соревноваться друг с другом в беге на проворность и скорость.
  Была у него еще одна большая страсть - голые девушки. Впрочем, женским полом в нашем возрасте интересовались все, если не считать двух-трех отличников, которые делали это тайком. То есть делали вид, что это их не касается, а сами не упускали любой возможности приобщиться к греху. Что касается Азата, он никоим образом не скрывал своих увлечений. Более того, он даже придумал и поделился с другими, как подглядеть реальных, живых женщин, а не какие-нибудь изображения плохого качества, украденные у старших братьев. Например, однажды он позвал всех в баню. Но мыться мы не стали, а, вооружившись инструментами, плодотворно поработали на крыше. В результате через три отверстия в полу на чердаке нам открылась удивительная по содержанию и потрясающая воображение картина. Множество голых и мокрых мужиков возились с шайками и мылом. Гад, он ошибся отделением. А мы корячились, сверля в поте лица и необузданной страсти заветные отверстия.
  Впрочем, жгущее любопытство мы все-таки удовлетворили.
  - Давайте сверлить здесь, - показал Азат, немного подкорректировав направление.
   Будучи благодарны одноглазому стратегу, мы даже угостили его потом вскладчину пивом. В тот день он напился как никогда в жизни. В сисю.
  Впрочем, я немного ошибся. Тогда он еще не был дефективным. Все случилось через несколько месяцев. От сексуальных игр на чердаке общественной бани мы вновь перешли к любимому оружию.
  Азат смастерил из медной трубы, найденной в гараже, удивительный по мощности "поджиг".
  В шумной компании своих поклонников он отправился в район Ометьево, где среди предназначенных для сноса домов решил испытать новую конструкцию. Ему не повезло. "Смертельная игрушка", как вы уже знаете, взорвалась в его руке, и с тех пор Азат стал одноглазым дворовым бандитом. Но, если быть уж совсем точным, второй глаз у него все-таки весь не вытек, а остался на месте. Но, тем не менее, он казался абсолютно лишним, потому что практической пользы от него уже не было.
  Судите сами. Глаз где положено, а реального толку никакого! Азат этим глазом ничего не видел. Кроме того, глаз был покрыт чем-то белым.
  Впрочем, трагедия была не первой. И не последней. Как вы понимаете, случившееся никого не остановило. Испытания и смертельно опасные забавы продолжались. Подрастающие мальчишки во дворе по-прежнему увлекаются взрывчаткой, а также всевозможными огнестрельными пукалками и самодельными пистолетами. Неудивительно, что нас окружают уродливые сверстники. У Искандера, например, не было пальца на одной руке. Даже двух пальцев. Результат неудачного испытания бомбочки из марганцовки и опилок магния. Запал оказался коротким. Или пацан не успел выкинуть коробку с опасной смесью.
  Над Искандером все шутили. То есть специально никто не издевался, но если он вдруг забирался в колодезную шахту, то мало кто мог удержаться, чтобы не захлопнуть крышку. Не любили мы его.
  Наверное, было за что. Впрочем, вру. Были случаи, когда кто-то умело пользовался тем обстоятельством, что у парня нет пальцев и приглашал его поиграть в прятки. Водящий загибал пальцы. Когда им был Искандер, все, затаив дыхание, ждали, когда парень приступит к счету. Думается, любовь именно к этой игре объяснялась веселыми перспективами.
  Столь подробно я остановился на этих двух персонажах, Азате и Искандере, не случайно. Волею судьбы они стали основными действующими лицами в моем рассказе.
  А теперь к сути...
  - Капитан Блад, - обратился ко мне Искандер.
  Блад - это мой дворовый псевдоним. На самом деле меня зовут Владом, но я не возражаю против употребления пиратского имени.
  - Могу я рассчитывать на тебя? - Искандер часто-часто заморгал. - У меня есть кое-что, о чем никто не должен знать.
  - Я - могила. Ты знаешь.
  - Отлично. На тебя я очень рассчитываю, - таинственно прошептал Искандер.
  С этой стороны я его еще не знал.
  - Попробую оправдать высокое доверие, - протянул я.
  - Только ты никому не рассказывай, это очень важно, - снова шепнул Искандер.
  Видать, предусмотрительный малый.
  Знаю я таких парней. Был у меня один знакомый. Так вот он дарил своей девушке дорогой чайный сервис или даже хрусталь, а не духи или цветы, как остальные олухи.
  - Я собираюсь на ней жениться, - объяснил он мне как-то свой выбор, - духи она истратит, цветы - завянут. А сервиз в совместном хозяйстве потом пригодится.
  С Искандером мы болтали долго. Практически ни о чем. Ничего нового я у него не выудил.
  Помнится, тогда я сразу дал согласие. Только потребовал, чтобы в нашем предприятии участвовал и мой приятель Азат.
  - Втроем гораздо сподручнее проворачивать крупные дела, - сказал я. - Вон и мушкетеров было трое. И водку пьют на троих.
  Последним аргументом я сразил Искандера наповал. Парень к спиртному испытывал интерес уже с шестого класса, и мое замечание легло, как зерно в удобренную почву.
  - А если нужна женщина, у меня есть на примете классная девочка, - совсем по-взрослому закончил я. - Сегодня я как раз с ней встречаюсь, могу сделать предложение. Она будет участвовать. Гарантирую...
  Искандер замотал головой. Понятно, девочки ему не нужны. А жаль...
  Девочку, которую теперь считал своей, я разыскал на соседней стройке. Мадина, так ее звали, с взрослыми парнями, среди которых, впрочем, были и мои сверстники, пила пиво.
  - Привет! - сказал я всем издалека.
  Подойдя ближе, я взял подругу под локоть:
  - Ты обещала погулять со мной вечером.
  - Перестань! - Мадина отстранилась от меня, словно я прокаженный.
  Да-да, неприкасаемый. В ее глазах я прочитал нечто подобное. Или близкое к этому. Пренебрежение, что ли... Как бы вам все описать... Ну, ладно. По-моему, вы поняли, о чем я.
  Вас когда-нибудь било током?
  Так вот тут было совсем другое.
  Ага...Вас как-нибудь оскорбляли действием? Например, стакан сока на вас опрокидывали где-нибудь в кафе у стойки... Впрочем, нет, насчет сока я погорячился. Вы ведь не Немцов. Тем более не Жириновский. Пример неудачный, согласен. С каким-то политическим оттенком. А этого впечатления я вовсе не добиваюсь...
  Впрочем, не буду больше распространяться на эту тему. Надеюсь, смысл моих слов вы все-таки уловили. Так вот, Мадина оскорбилась, обиделась.
  Ребята загоготали. Особенно громко, по-лошадиному, хохотал лопоухий парень в очках. Тем более обидно, что у этого урода вся жизнь наверняка пройдет в туалетном онанировании.
  - Послушай...
  Мадину я не узнавал. Прежде она была покладистая, позволяла себя целовать.
  - Ты чего? - удивился я.
  - А ничего, - брякнула она.
  Происходящее ее веселило.
  - Черт!
  Я рассердился на себя. Впрочем, больше на нее. Игра, которую она затеяла, казалась ей совсем безобидной.
  А между тем все было очень серьезно. Тем более, если учесть то обстоятельство, что все происходило публично.
  Вот дура! Девушки не думают о том, что, отказывая парням, они оскорбляют их.
  - Подумаешь! - сказал я вслух.
  Может, потому и выкаблучиваются ребята, дергая девочек за косы или щипая за разные интересные места, чтобы поставить недотрогу на место?
  - Я возьму машину, - сообщил я, - отцовскую.
  Девушка отреагировала сразу:
  - Так он тебе ее и дал!
  В моей душе от ее пренебрежения появилась горечь, отдающая разочарованием. Слова девушки носили насмешливый характер и, к сожалению, отражали реально существующие отношения между мной и моим отцом. Надо было переломить ситуацию.
  - А кто его будет спрашивать, - добавил я, весело улыбаясь.
  Ага! Судя по заинтересованному взгляду собеседницы, я попал в десятку.
  - Ты же водить не умеешь!
  - Умею, - соврал я и быстро поправился: - Я позвал Азата, он сядет за руль.
  - Я согласна! - воскликнул неожиданно Мадина.
  С этого момента она была вновь моей. Только надолго ли?
  - Пока, мальчики!
  Взвизгнув, она бросилась мне на шею.
  
  - Мужчине за 50 трудно рассчитывать на искреннюю любовь молодой привлекательной девушки. Но за 50 долларов дело поправимо, - утверждал мой лысеющий дядя.
  Когда я ссылался во дворе на это утверждение, мальчишки откровенно смеялись. Они не верили. Однако не все были такими глупцами.
  Доводы моего неунывающего родственника Азату понравились больше всех. Поэтому-то он и решил в самое ближайшее время - каким угодно путем - заработать кучу денег и жить в дальнейшем припевающе.
  Вечером я разыскал приятеля.
  - Просто здорово! - воскликнул он.
  Азат был гений. С феноменальной быстротой он схватывал новые идеи.
  - Погоди! - сказал я себе.
  О! Как он запрыгает, когда узнает, что машина - не самое главное. Еще можно загрести большие бабки.
  - Сначала мы покатаемся...
  - Он тебя любит как таракана в супе, - пробормотал Азат спустя минуту. - Как ты собираешься уломать своего батю?
  - Уломать?
  - Каким образом ты собираешься выкатить машину из гаража?
  - Он ляжет спать, - со знанием дела начал я, - слепки ключей я уже сделал. Давно.
  - Это меняет дело, - похвалил Азат.
  Его единственный глаз загорелся знакомым азартным блеском.
  - И что мы будем делать? Покатаемся?
  - Сначала покатаемся, а потом...
  - Что потом?
  - А потом - самое интересное: начнем одно очень важное предприятие, которое принесет нам большие деньжища.
  - Шутишь?
  - Нет, вовсе не настроен шутить.
  Мы сидели в сарае, где Азат пытался реанимировать свой видавший виды велосипед. Скрип и едва заметный шорох за дверью привлек наше внимание. Приложив палец к губам, я осторожно подошел к выходу. Знаком я показал товарищу, что сейчас произойдет нечто интересное. Азат кивнул: мол, начинай.
  Я рывком распахнул дверь и увидел мужчину в странной позе. Он подслушивал.
  - Что такое? - возмутился я.
  - Проходил мимо. На самом деле... Не вру! Я услышал крики и подумал: не случилось ли чего-нибудь неожиданного? Подошел поближе... Чтобы вовремя прийти на помощь, если что, - добавил он, виновато улыбаясь.
  - Иди отсюда! - разругался я.
  Мужчина был довольно крепкий. Случись заваруха, мы бы его не одолели.
  - Плохо все это. - Я вернулся к собеседнику. - Наши планы стали достоянием общественности.
  - Блад! Брось играть в таинственность, - отмахнулся Азат. - Мы не Штирлицы! А наши тайны - не тайны гестапо...
  Похоже, он до сих пор не верил в успех предприятия.
  - Ты - Фома неверующий, - раздраженно заметил я, обозначая данный факт.
  Азат мне нравился, но у него были свои заскоки. С этим приходилось мириться.
  Например, анекдоты. Он любил старые анекдоты. Те, что знали все.
  Особенно Азат восторгался одним неприличным анекдотом. Вот он:
  - Мой сын просит руки твоей дочери.
  - У него что, своей нет?
  - Есть, но она устала.
  Когда человек в чем-то находит привлекательное, переубедить его бывает очень сложно. В случае с Азатом это и вовсе было невозможно. Скоро анекдот знали наизусть уже все в округе, а Азат продолжал его рассказывать. Снова и снова. Эмоционально и радостно, словно в первый раз. При этом он не обращал внимания на то обстоятельство, что теперь он радуется уже один. Искренне, как и прежде, заливаясь от смеха. Остальные лишь вежливо кивают.
  В данном случае Азат не допускал даже мысли, что мы с Искандером можем быть на верном пути.
  - Капитан Блад, - сказал он совершенно серьезно, - давай лучше грабанем сбербанк. У меня и муляжи пистолетов есть...
  Мама постоянно внушала нам, - мне, братишке и сестренке, - что деньги зарабатываются в поте лица. Она говорила, что человек должен трудиться с утра до вечера. Это дело всячески приветствуется, и такой трудяга будет счастлив. Мол, ему в конечном итоге воздастся за труды.
  Родителям я не верил. Но идти на прямое нарушение закона я не хотел. Лучше закон обойти, считал я.
  То, что предлагал Искандер, вполне подходило мне.
  Как же переубедить Азата?
  - Азат, ты знаешь, что я хочу тебе сказать...
  
  Когда родители легли спать, я осторожно выбрался на улицу. В тени фонарного столба меня ждал Азат.
  - Эй!
  Казалось, он прирос к бетонной конструкции. Даже когда я свистнул, он не сразу откликнулся.
  С ним только в разведку ходить, подумал я. И правда, он может, как кот у норки, часами поджидать жертву.
  - Все в порядке?
  - Да, - ответил я. - Вот ключи.
  Мы осторожно завели папину "Мазду". В окне свет не зажегся. Значит, папа не учуял знакомый звук.
  - На улицу Миславского, - попросил я.
  - Где это?
  - Недалеко от Кремля...
  - А там что?
  - Моя подруга, - гордо произнес я.
  Как я знал, Азат к Мадине тоже испытывал какую-то симпатию. Так что никаких осложнений не предвиделось.
  - Мадина это, - пояснил я, не желая, чтобы приятель на моих глазах сгорел от любопытства.
  Девушка ждала нас на Кремлевской улице. Там, где заканчивается улица Миславского.
  Она была одета в умопомрачительное платье, на крой которого ушло наверняка гораздо меньше материи, чем даже в том случае, если я отдал бы швее свой носовой платок.
  - Привет.
  - Привет, Мадина, - махнул я рукой.
  Выйдя из машины, я чмокнул ее в щечку.
  - Я тоже не одна, - добавила девушка, многозначительно кивнув на Азата за рулем.
  - Мы сядем сзади, - сказал я водителю.
  Азат молчал, сжав губы в тонкую ниточку.
  - Мадина взяла с собой подругу, - улыбнулся я, пытаясь его задобрить, - тебе будет нескучно.
  Сказал я и ожегся.
  Из тени вышла девушка. Я ее знал. Это была Аня.
  - Милый, что ты здесь делаешь? - заворковала Аня, торопливо садясь на переднее сиденье рядом с водителем.
  Азат ничего не ответил, только метнул на меня яростный взгляд.
  - Все идет по плану. Только не жалуйся на жизнь! - предупредил я.
  Аня была дурой, уверенной в том, что разговоры о сексе гораздо привлекательнее, чем сам секс, и думала, что мужчины исповедуют те же необычные взгляды.
  Однажды она предложила всем посмотреть свои фотографии.
  - Я снималась в Анталии на пляже. Совсем голой!
  Никто не проявил интереса. Тогда я впервые понял, что, если девушка тебе неинтересна, она тебе неинтересна в любом виде.
  - Поехали! - Тронул я за плечо Азата.
  Дуется... Бог с ним! Главное для меня то, что он не бросил руль и не убежал на другой конец города. Куда-нибудь на Вторые Горки.
  Дорогой мы мило ворковали с Мадиной.
  - Куда мы поедем?
  - Куда ты захочешь, - в тон отвечал я ей.
  - Хорошо, а потом ты отвезешь меня домой, верно?
  - Очень, очень угадала! - выразился я не совсем по-русски от растерянности.
  Мне не хватало ее притягательного заблуждения относительно моих намерений.
  Впрочем, в машине Мадине нравилось все. Смотрела на меня словно завороженная.
  
  Спустя час мы высадили девочек там, где они пожелали остаться.
  - Теперь за Искандером? - спросил Азат.
  Понятно, что у нас с девочками ничего не вышло. Впрочем, Азат разочарования по этому поводу не испытывал. Не то что я.
  Я, надо заметить, был сильно расстроен. Единственно, что меня утешало, это перспективы, которые откроются после того, как мы обогатимся.
  Искандера мы застали в его халупе на Суконке. Дверь открыл его отец, спросонья даже не спросив, кого принесло в такую позднь.
  - Нас пригласил Искандер, - сказал я ему.
  Он казался серым, ссохшимся старичком.
  - На кухне... - коротко бросил мужик и пошел в спальню дрыхнуть дальше.
  Гладкоречием он никогда не отличался.
  - Тогда мы пройдем на кухню и с ним переговорим, - высказал свои планы Азат.
  - С кем ты разговариваешь? - съязвил я. - Он давно ушел.
  На кухне наш приятель был один. Горы немытой посуды. Что-то из незамысловатой закуси. Взгляд Искандера направлен на бутылку. Она почата, судя по всему, давно.
  Пьяница сидел за бутылкой водки и с видом прирожденного киллера убивал время.
  Нам не повезло.
  Мысли его пусты и, пока бутылка (а в ней еще осталось немного водки) не станет тоже пустой, он не сможет думать о чем-либо другом. Я понимаю его. Поэтому я медленно наполняю ему стакан.
  - Пей! - предлагает Искандер, протягивая посудину мне обратно.
  Азата он в упор не видит.
  - Может, по чуть-чуть? - я задаю невинный вопрос.
  Мой взгляд разбивается о непроницаемое лицо Азата.
  - Может, не будем пить? - наконец заговаривает он.
  По всему видно, он расстроен.
  Парень выглядит так, словно вернулся с собственных похорон.
  - Правильно, - говорю я, - ты за рулем, тебе нельзя. Тогда и мы не будем...
  - Хорошо. - Взгляд Искандера не отрывается от вожделенного стакана. - Я готов...
  Что он имеет в виду, понять трудно.
  - Все в порядке, - вмешивается Азат, - добивайте водку...
  Теперь Азат настроен благодушно. Непредвиденные обстоятельства его на самом деле не очень расстроили. Как обычно, Азат решил, что сможет положительно решить вопрос.
  - Тогда поехали! - сказал я, обращаясь к Искандеру.
  Я мельком взглянул на него и отвернулся. Его внешний вид не радовал глаз.
  Более того ему сейчас не помешали бы стрижка, бритье, горячая ванна и какой-нибудь собачий шампунь против блох.
  - От нечего делать Искандер напился. Вот что скука с людьми делает, - назидательно прогундосил Азат.
  Ему не раз приходилось доставлять до общежития своих пьяных товарищей. Привычный!
  - Какая... у меня скука! - возмутился Искандер.
  Я не знал, на что он способен в минуты гнева, и, будь моя воля, я и впредь предпочел бы не знать этого.
  - Если вы будете меня третировать, - пригрозил он, - я вам ничего не покажу.
  - А что ты собирался показать? - чуть ли не в один голос спросили мы с Азатом.
  Иногда импровизированный хор звучит намного убедительнее, чем много раз отрепетированный. Особенно тогда, когда дело касается денег. Мы это почувствовали. В воздухе витал воздух наживы. Пацаны чувствуют такое всегда.
  - Сарай! - Искандер многозначительно поднял вверх палец.
  - Мы что, сараев не видели! - возмутился Азат.
  Он скор на расправу. Я подумал, как бы они не сцепились. Эти двое: пьяный Искандер и малопьющий Азат.
  К слову сказать, у Азата страсти к выпивке не было, и пить он особенно не любил. Здравомыслие... терять его парень не желал ни при каких обстоятельствах.
  Вот и сейчас... он быстро опомнился и отпустил Искандера.
  - Ладно, все в порядке...
  Он стал двигаться дальше. Единственным следствием его разногласий с Искандером была свежая шишка на лбу Искандера.
  - Идем! - Азат снова держал пьянчугу за шиворот.
  Я начал изо всех сил помогать ему. Кое-как расселись в машине.
  Искандер заметно успокоился, оказавшись на заднем сиденье.
  - Куда едем? - повернулся к нему Азат.
  - Туда!
  - Куда это туда?
  - К Кабану...
  Кабаном называлось озеро, вытянувшееся поперек города. Имелся Верхний и Нижний Кабан. Мы поехали к Среднему Кабану. Кстати, Средний Кабан, как вы уже поняли, тоже имелся.
  - Стой! - заорал внезапно Искандер.
  Я даже вздрогнул. С этим парнем надо держать ухо востро.
  - Поворачиваем налево, - пояснил он, трезвея.
  - Приехали, - сердито проворчал Азат.
  Дорога закончилась тупиком.
  - Кто не делает ошибок... Сейчас вспомню. - Искандер старательно морщил лоб.
  - Сусанин! - прошипел Азат, смерив его убийственным взглядом.
  Искандер не обиделся. Воспринял это как очень тонкий намек, на который не стоит обращать внимания, если особо не прислушиваться.
  - Погодите, пацаны, я сейчас, - обрадовался я и сошел, чтобы наведаться в кусты.
  Пока я делал свое дело, я слышал, как друзья оживленно беседуют, используя дежурный набор ругательств любого дворового мальчишки.
  Когда я вернулся в машину, я застал еще более неприятную картину. Так и есть.
  Поругались. Успели надавать друг другу немало советов, как сподручнее покончить с жизнью!
  - Давайте лучше поищем дорогу, - деловито предложил я, - может, мы рано повернули?
  - Верно, - обрадовался Искандер.
  Азат недоверчиво скосил на него свой единственный глаз.
  - Ты уверен?
  - Надо проверить...
  Азат завел мотор и направил машину обратно на дорогу с асфальтовым покрытием. Когда выехали на улицу, из-за угла выехал грузовик, который чуть не содрал "Мазде" весь левый бок.
  - Ты что делаешь, сука? - закричал я.
  По спине пробежал озноб.
  - Погоди... - Я как угорелый выскочил из салона и с ужасом стал осматривать машину. - Нет, похоже, все в порядке.
  - Там... я все видел... остался зазор, - проговорил Азат.
  - Ага, тебе легко говорить, - выругался я, - а случись что, батя свернет мне башку. А она у меня, между прочим, единственная.
  - Ну, нет же ничего! - прокричали Азат и присоединившийся к нему Искандер.
  Они меня разозлили.
  - Не орать! - пригрозил я. - Прекратите... Я покажу вам, как изображать хор имени Пятницкого!
  Они успокоились.
  То ли сказалось мое внушение, то ли Искандер и в самом деле окончательно протрезвел, но дальше нас ожидал успех. Другими словами, дорогу к месту Искандер на этот раз отыскал без труда. Что касается самого места, это было нечто потрясающее. То есть я хочу сказать, что сарай, к которому нас привез Искандер, назвать строением мог только Искандер. Развалюха - да и только.
  Впрочем, сарай был большой. Этого у него не отнимешь.
  - И что в нем интересного? - разозлился Азат, скептически окинув взглядом неказистое строение.
  Сразу видать, развалины и раскопки не были его страстью.
  - Давай все же посмотрим, - предложил я.
  Внешний вид не всегда говорит о содержании. Возможно, здесь именно такой случай. Не свихнулся же Искандер окончательно!
  На дверях висел ржавый амбарный замок.
  - Здесь что-то есть, - заметил я. - Определенно!
  Мой наблюдательный ум оценил протоптанную к двери дорожку. Не иначе, как в сарае кто-то вел длительный прием посетителей или, в крайнем случае, располагалась солидная организация с многочисленным персоналом.
  - Так и есть, - воскликнул я, найдя среди досок подходящую щель.
  - Что там? - заинтересовался Азат и сразу подошел ко мне.
  - Взгляни, - отодвинулся я, открывая обзор.
  Того, что увидел я, мне хватило. Посреди комнаты, сразу под потолком, тускло мерцала лампочка. Но это ерунда. Было открытие куда более потрясающее. Вдоль почерневших от времени и сырости стен были расставлены современные компьютеры и, что интересно, все они работали.
  - Ого, - воскликнул даже наш Фома неверующий.
  - Что я говорил! - Поднял кверху один из уцелевших пальцев Искандер.
  С открытием надо было что-то предпринимать. То есть извлечь практическую пользу.
  - Что будем делать? - спросил я у присутствующих.
  Вопрос был поставлен жестко. Тем более что у помещения должен быть хозяин.
  - Что, спрашиваешь, делать? - Вытаращил глаза наш беспалый собеседник.
  Надо было скорее принимать решение. Что ж.. Это непомерная умственная работа для Искандера.
  - Давайте вернемся сюда завтра... с инструментами, - предложил я. - Прихватим еще маски и оружие.
  - Оружие? - удивился Искандер.
  - На непредвиденный случай, - почесав затылок, пояснил я.
  Обнаруженное нами стойбище компьютеров поразило наше воображение, и мы остались в некоторой растерянности. Сарай. На первый взгляд, заброшенный... все работает...
  Не исключено, что здесь крутая охрана. Мы можем угодить в передрягу, если рискнем покуситься на чужое имущество без подготовки.
  - Надо еще раз все обмозговать! - объявил я свое окончательное решение.
  
  Следующей ночью на "моторе" мы добрались до нашего Клондайка.
  - Вперед, - радостно воскликнул Азат, расплатившись с таксистом.
  Часом раньше он прибежал ко мне с готовым решением.
  - Это Клондайк, это Эльдорадо, - восклицал он с энтузиазмом и невиданным прежде восторгом, - это самый настоящий лакомый кусочек. Я повешусь, если не воспользуюсь этим единственным в жизни шансом.
  После короткого совещания мы решили, что надо рискнуть.
  Лазурный берег реально замаячил перед нашими глазами.
  - Возьмем Искандера, - добавил Азат, - у отца Искандера есть ружье. Оружие может нам пригодиться.
  В этот раз воспользоваться машиной не удалось. Мой папа весь вечер возился в гараже. И это занятие его так захватило, что он даже отказался от ужина.
  - Ничего, - успокоил меня Азат, - мы перетащим все в укромное место, а потом вернемся. У тебя батя никуда не денется - пойдет спать. Рано или поздно.
  Дай-то бог, подумал я. Бывало, я даже утром заставал его в гараже под его любимой "Маздой-626". Несмотря на то, что машина была 86 года выпуска, отец ее любил и лелеял, как собственного сына. Впрочем, здесь я погорячился. Как раз меня он не очень любил. А машина блестела словно новенькая.
  Искандера наш расклад привел в восторг:
  - Ружье?.. Нет проблем. Правда, патронов маловато...
  - Нам и не нужно много, - утешил его Азат, - стрелять не придется. Разве что попугать... При случае.
  Искандер заливисто рассмеялся. Как позже выяснилось, смеялся он не к добру...
  
  - Эй, что вы тут делаете?..
  Голос, который раздался над нашими ушами, был до ужаса знакомый. Так и есть. Это Алмаз. Имя такое татарское - Алмаз.
  О нем стоит рассказать более подробно. Хотя в нашем повествовании он будет занимать очень скромное место.
  Итак, это был забавный парень. Ростом он вышел, но был худой, как щепка, и такой же острый на язык. Он знал великое количество фактов из разных областей жизни и постоянно удивлял нас, приводя забавные примеры. Например, однажды он поведал о том, что красивое название револьвера "Магнум" переводится на русский весьма примитивно: "Большой".
  Или вдруг сообщал, что у Вари трусики зеленого цвета.
  Наш малый был, как вы уже, наверное, поняли, начитан и, к тому же, наблюдателен.
  - Почему вы здесь? - спросил он нас, сверля каждого по очереди глазами.
  Застал он нас врасплох.
  - А ты? - задал я встречный и вполне резонный вопрос. - Ты что здесь делаешь?
  - Занятно, знаете ли...
  - Мы только что вышли из киношки, - не моргнув глазом, соврал я, - очень интересное кино. Море крови... Просто жуть!
  - Что за кино? - всерьез заинтересовался Алмаз, поверив мне.
  Боевики, похоже, он любил.
  - "Страсти Христовы". Идет в нашем кинотеатре.
  В данном случае я не грешил против истины. В воскресенье я потерял два часа на этой жути.
  - Ага, а здесь что делаете? - продолжал допытываться дотошный парень.
  - Понимаешь... Хотим поиграть в "киношку", но ты ничего не поймешь, если сначала не посмотришь фильм.
  - Я посмотрю... Раз вы хвалите. Обязательно. Я успею на сеанс?
  - Еще успеешь... Если, конечно, немного поторопишься!
  - Ну, я пошел!
  - Уф! - вздохнул я.
  Сумели отвязаться. Не люблю навязчивых людей и зануд.
  На сеанс я попал из-за своей глупости.
  Воспользуюсь возможностью и поведаю подробности. После обеда, отправившись к Азату, к несчастью своему, я столкнулся нос к носу с подругой Мадины. Я даже забыл, как ее зовут, эту подругу...
  - Аней меня зовут! - завопила она и вцепилась в меня, как клещ по весне.
  - Извини, я чувствую себя не очень хорошо, - пытался я отвязаться от обязанностей кавалера, - жара на меня плохо действует. Понимаешь?
  И в самом деле, в этом году конец августа был очень жарким. Температура несколько дней стояла за тридцать.
  - Куда ты идешь? - спросила она. - Давай поболтаем, если не торопишься.
  - О, нет, тороплюсь, - возразил я. - Я иду к Азату.
  Что я наделал? Это было непростительной ошибкой для человека с моим опытом.
  - Азат? Азат... твой приятель? Кстати, я тоже хотела его увидеть, - обрадовалась Аня.
  Как же я упустил из виду, с каким непередаваемым вожделением она поглядывала вчера на моего одноглазого собрата. Вот незадача... Теперь отвязаться от нее будет большой проблемой, с тоской подумал я. Так в действительности все и оказалось.
  Мы пошли вместе по улице. Она вцепилась в мою правую руку, и со стороны мы, наверное, казались типичной влюбленной парой.
  - Купи мне пива.
  Я нахмурился. Неужели это мне не послышалось?
  Аня повторила свой вопрос.
  - У меня денег нет, - ответил я.
  Некоторое время шли молча. Потом я заглянул в глаза расстроенной Ане:
  - Жвачку не хочешь?
  - Жвачку?
  - Да, на жвачку у меня хватит.
  Она отрицательно мотнула головой.
  Однако молчаливость не было ее характерной чертой.
  - А ты с Азатом давно знаком? - спросила она, выждав секунду.
  - С первого класса, - соврал я.
  Глазами я не моргал.
  - А далеко он живет? Где вы учились? Твои родители где работают?
  За несколько коротких минут она вытащила из меня все, что только я знал о себе.
  - У меня тоже предки увлекаются индийским кино, - добавила она.
  - Ты, наверное, меня неправильно поняла, - расстроился я. - Просто несколько видеокассет с индийскими фильмами я затер, чтобы записать порнушку...
  - Ты меня разыгрываешь?
  - Нет, хочу понравиться. Я люблю порнушку. Ты, наверное, тоже... Могу дать посмотреть!
  Мой сарказм Ане оказался не понятен.
  - Фи! - сказала она.
  Вот так, мило беседуя, мы шли по улице.
  Увидев старушку, торгующую у киоска семечками, я купил Ане кулек.
  - Уф! - вздохнул я.
  На некоторое время я теперь свободен от назойливого щебета.
  - Ты... надеюсь, проводишь меня обратно? - неожиданно и вместе с тем неуверенно спросила Аня, исчерпав начатую тему.
  Я не сдержал эмоций и простонал.
  - Что с тобой? - заволновалась девушка, позабыв на время про щелканье семечек.
  - А... Вспомнил одну вещь, - решил я ее окончательно расстроить, - у Азата неприятности...
  - Неприятности? Я могу чем-то помочь?
  - Можешь. Очень даже можешь...
  - Что я должна сделать?
  - Не ходить к нему. Понимаешь, его замучила диарея. А в такой щекотливой ситуации - если ты девочка умная, ты бесспорно со мной согласишься - не очень хочется видеть лиц противоположного пола.
  - А-а-а... - разочарованно протянула Аня. - Но ты мне позвонишь, как все наладится. Хорошо?
  - Умная девочка, - обрадовался я.
  - Договорились!
  - Обязательно позвоню, - соврал я.
  С тем и расстались. Мне даже не пришлось провожать Аню - этот настоящий банный лист женского рода. Однако нежданные встречи подстерегали меня в тот день на каждом шагу. Прогулка с Аней имела свои последствия, путь наш каким-то образом оказался целенаправленным. То есть проходил мимо дома Мадины. Так что неудивительно, что я встретил Мадину, идущую с подругой - уже другой - в кино.
  - Пошли с нами! - запросто предложила она.
  У меня, как вы понимаете, не было выбора.
  Удовольствия от посещения кинотеатра я, увы, не получил. Только потратил карманные деньги.
  Вернемся к нашей истории.
  Когда совместными усилиями нам все же удалось избавиться от Алмаза, мы, хоронясь, пробрались к заветному сараю. В нем, как и в прошлый раз, горела только та единственная лампочка под потолком. Однако экраны больших мониторов освещали помещение не хуже какого-нибудь прожектора.
  - Никого не видно, - сообщил Искандер, обойдя строение кругом.
  Если судить по царящей тишине, так оно и было. Разведчикам здесь не было работы.
  - Приступим! - Азат взял в руки ломик.
  Доски жалобно заскрипели, - особенно громко в сгустившихся сумерках, - и образовалась небольшая щель. Азат, не мешкая, отодрал вторую доску.
  - Тс-с-! - Я прислушался.
  Все спокойно. В образовавшуюся щель мы друг за другом нырнули и таким образом по очереди пробрались внутрь.
  - Как здесь жарко! - заметил Искандер, оглядываясь.
  Я ухмыльнулся:
  - Какой ты наблюдательный.
  - Ага, - подтвердил Искандер.
  - Что ты хочешь, тут столько работающих компьютеров! А они все старательно выделяют тепло.
  Слова Азата прозвучали слишком громко. Мне пришлось даже приложить палец к губам.
   - Надо поискать вилки, чтобы вынуть из розеток, - сообщил я.
  Компьютеры казались какими-то странными. Прежде я не видел таких больших корпусов и мониторов. К нашему удивлению, от них не тянулось каких-либо проводов к сети.
  - Они вмонтированы в бетонный пол, - протянул Азат, - что ли...
  - Похоже на то, - согласился я, - вот я о чем думаю... мы сможем их продать?
  - Сперва надо все вынести... Эй, где у нас Искандер?
  Пока мы осматривали ближайший компьютер, наш любопытный товарищ, оказывается, взобрался на желтую платформу, на которой стоял самый крупный из электронных агрегатов. Искандер, кряхтя и сопя, пытался оторвать металлический ящик от пола.
  - Помогите! - попросил он, увидев наше внимание.
  Мы медленно подошли к приятелю.
  - Что же вы стоите, как истуканы? - заорал он, не прекращая своих стараний.
  Тут он не сдержался и издал малопристойный звук. И губы его были не при чем, вы понимаете, о чем я говорю.
  Его губы - нет. Но не наши. Мы , наблюдавшие, как он корячится от натуги, заулыбались. Точнее, мы смеялись во весь рот.
  - Е-мое! - выругался Искандер и облокотился на клавиатуру.
  - Что это?
  - Где?
  - Ну вот...
  - Экран погас!
  Мы переругивались уже в полной темноте. Кромешная темь наступила внезапно.
  - Ой! - вскрикнул Искандер.
  - И у меня "ой!" - в шутку поддержал приятеля Азат.
  Я уже не слушал их. Появились собственные проблемы.
  - Пацаны, что это? - заорал я.
  Мне показалось, что у меня в голове заработал сварочный аппарат.
  - Беда...
  Не иначе, как мы попали в какую-то передрягу.
  - Точно!
  Случившееся дальше не оставляло в этом никаких сомнений. Чернота постепенно испарилась, и нашим взорам предстало во всей красе ослепительное солнце.
  Наши глаза, надо вам сказать, от этого внезапного перехода от темноты к свету напрочь отказались что-либо видеть. Впрочем, зрение постепенно восстанавливалось.
  Когда зрачки сузились до нужных размеров, мы увидели окружающую нас картину.
  Это было что-то потрясающее. Невиданное прежде...
  - Ой! Перестань ходить! - раздался ворчливый голос Азата.
  Во время нашего перехода из темноты сарая к яркому солнцу он каким-то образом оказался у меня под ногами, и я чуть не отдавил ему руку.
  - Хорошо... Ты только взгляни на это! - Я остановился, пораженный масштабом и красотой открывшегося мне пейзажа.
  Но друзья не разделяли моего восторга.
  - Что за кино? - проворчал Искандер.
  Он был из числа тех непроходимых и дремучих упрямцев, которые в Тадж Махале обращали внимание на москитов, в Долине фараонов видели только песок, залетающий в глаза, а знаменитый Стоунхендж воспринимали как груду больших и никому не нужных камней.
  Ему и Лазурный берег нужен поскольку-постольку...
  Азат тоже был растерян.
  - Где это мы? - Его единственный глаз слезился, как от лука.
  - Пока не знаю... - прошептал я.
  Я почувствовал знакомый, волнующий трепет восторга, который испытывал всегда, когда ввязывался в новое приключение.
  - Кто это? - задал Искандер очередной вопрос.
  Взгляд его был устремлен куда-то далеко вперед, где за верхушками деревьев зеленел большой холм.
  - Все ясно. Мы оказались на Лазурным берегу, - подытожил свои размышления Азат.
  На Лазурном берегу?
  Его единственный глаз по-прежнему ему отказывал.
  - Ничего подобного, - возразил я.
  Впрочем, чудовищная логика событий не укладывалась в привычную и объяснимую схему.
  - Не бывает так, что за секунду ты преодолеваешь тысячи и тысячи километров, - скептически заметил я.
  Однако Азат был настроен более оптимистично.
  - Послушайте... Все очень просто. Надо только знать правила игры, - спокойно заметил он. - Например, в фильме "Солярис" - планета-океан, и он разумен. Разум преподносит героям их воспоминания.
  - И что?
  - Да так... просто вспомнил. В детстве смотрел. По телевизору. У бабушки в деревне.
  - Ерунда. Старая, убеленная сединами сказка, - отмахнулся я.
  - Предложи что-нибудь получше.
  - Не знаю... пока не знаю.
  - То-то и оно. А моя версия убедительна. Мы мечтали о море и юге. Вот! Взгляни вокруг. Пальмы и солнце, разве не сбылись наши мечты?
  В чем-то Азат был прав. Нас окружали диковинные, невиданные прежде растения и деревья с очень крупными плодами. Только весь вопрос, насколько они съедобны - эти плоды!
  - Вы посмотрите туда! - не унимался Искандер.
  Увиденное взбудоражило его. Впрочем, увиденный им человек или зверь уже куда-то скрылся.
  - Поздно, - огорчился приятель. - Я был бы не прочь поохотиться.
  Папино ружье он просто не выпускал теперь из рук, отобрав его у Азата.
  - Чтобы найти выход, надо хотя бы... понять, где мы, - продолжал рассуждать последний. - Имейте в виду, чаще всего выход там же, где и вход. Но... изредка бывает и другое: скажем, какой-то туннель из шахты ведет к выходу. Тогда...
  - Что тогда?
  - Тогда надо просто идти до конца.
  - Тоска зеленая! - вздохнул я.
  Мы были в зачуханом сарае, потом неожиданно переместились на юг...
  - Тут есть еда... - задумчиво произнес я.
  - Есть еда? - обрадовался Азат.
  Я их огорчил:
  - Нет. Это вопрос!
  Предчувствие разгадки чего-то неожиданного и загадочного не покидало меня.
  - Надо слезть с этой желтой платформы и побродить по окрестностям, - предложил я. - Проведем рекогносцировку.
  Охваченный непреодолимым ужасом Азат закатил к небу свой единственный глаз.
  - Нет... Если мы потеряем платформу, нам ни за что не вернуться к себе.
  - Ну и черт с ним, с этим домом! - отмахнулся Искандер. - Мне здесь даже нравится.
  Во как заговорил! Теперь он мне союзник.
  - Пошли! - Мы спрыгнули с платформы и, помахав Азату рукой, углубились в чащу.
  Зелени было много. Настоящее буйство природы.
  Я стал искать что-нибудь поесть, пока меня и в самом деле не сожрал мучивший меня голод.
  - Это вкусно? - Искандер подобрал какой-то зеленовато-желтый плод.
  - Попробуй. Если гадость, выплюнешь.
  - А! - заорал приятель.
  - Выплевывай! - посоветовал я.
  - Это нельзя есть, - сделал он заключение с видом опытного эксперта по экзотическим растениям.
  - На что похоже?
  - На цианистый калий в мышьяковом соусе!
  - Поищем что-то другое.
  Раздвинув ветки, мы вышли на поляну.
  - Ого! - удивился Искандер. - Еще одна платформа!
  - Это наша платформа. Мы сделали круг.
  Азат по-прежнему сидел на платформе и что-то азартно уплетал за обе щеки.
  - Я тоже не прочь покушать, - заметил я, подходя к нему.
  - Это дерьмо. Не ешьте это.
  - Но ты же ешь! - возмутился я.
  - Я... я просто... Я привык. А ты... тоже когда-нибудь привыкнешь. Но не сразу.
  Точно. Наш приятель жрал плод наподобие того, который выплюнул с отвращением Искандер.
  Кстати, где он?
  - Куда подевался Искандер? - спросил я, оглядываясь.
  Азат показал рукой.
  - Что ты хочешь сказать? - не понял я.
  Азат долго жевал, наконец, проглотил пережеванное.
  - Он скрылся в чаще, откуда вы вышли.
  Все ясно, Искандер что-то обнаружил. Я решил немедленно разыскать приятеля.
  - Ты никуда не уходи, - бросил я Азату напоследок и направился к месту в лесу, на которое тот показал.
  Пропавшего приятеля я нашел сразу. Он был сильно занят и на меня не обращал внимания. Вот только что он делает?
  На папоротниковой поляне Искандера окружил выводок каких-то зубастых тварей. Все они были с полметра ростом и норовили укусить незнакомца за руку.
  - Что ты делаешь? - заорал я.
  - Хочу убедиться в том, что они не злобные.
  - Но они злобные!
  - А из рук едят, - философски заметил Искандер.
  Ну, просто цирк, а Искандер - клоун на манеже!
  Ай-яй-яй! Мне показалось, что психика моих приятелей дала сбой. Они делали что-то такое, прежде им не свойственное. Как бы я сам с ними не свихнулся!
  - Только не волноваться! - сказал я, справившись с душившими меня спазмами. - Искандер, иди сюда!
  Бросив свежую ветку молодняку, Искандер подошел ко мне.
  - Блад, ты чего волнуешься?
  - А, по-твоему, все в порядке? Посмотри кругом. Так и должно быть?
  Искандер пожал плечами:
  - Просто я представил себе, что с нами ничего не произошло.
  - Как это?
  - А так. Игра воображения.
  - То есть, - задумался я, - по-твоему, тишь да гладь и божья благодать. Выходит, что даже нет смысла что-то делать, если все это нам просто приснилось?
  - Вот именно.
  Я почувствовал, как к горлу подступает тошнота.
  - Ты... ты...
  Если при нормальном стечении обстоятельств еще можно было, в конце концов, найти выход, то присутствие двух сумасшедших снижало этот шанс в десятки раз.
  - Что это? - Искандер отвернулся от меня и прислушался.
  - Шумит что-то...
  - Невдалеке море, - догадался он. - Или даже океан. Идем.
  Приятель потащил меня за рукав. Совсем по-детски.
  - Да, лучше двигаться, чем стоять на месте, - философски заметил я.
  Мы выбрались на побережье. Там, действительно, был мокрый песок и шумел океан. Или море.
  Искандер пригнулся.
  - Я вижу следы. Они наверняка человеческие.
  Я кивнул. Тут Искандер не ошибся. Конечно, человеческие. Несколько секунд назад я сам их оставил, немного забежав вперед.
  Мы стали озираться кругом.
  - Эй!
  Меня снова потянули за рукав.
  - По-моему, это динозавры, - прошептал Искандер, увидев что-то впереди среди скал.
  Его зрению мог позавидовать Зоркий Сокол.
  Там, где деревья подходили вплотную к воде, паслись толстокожие мастодонты. Они обгладывали верхушки деревьев, слизывали языком сочную листву.
  - Во, влипли! - протянул я. - Мы угодили в кино с ДВД качеством и потрясающими спецэффектами.
  - Здорово!
  - Скажешь тоже.
  Действительность меня не радовала.
  На небе тоже не спокойно. Носятся некрасивые мелкие твари, камнем падает какой-то хищник.
  Вот летит, широко распластав крылья, огромная птица.
  - Птеродакль?
  - Может быть, - отвечаю уныло Искандеру.
  Чужой и откровенно враждебный мир окружал нас со всех сторон.
  Пришло отчаяние, безграничное и великое. Великое как никогда прежде.
  - Мы угодили в передрягу, - заключил я.
  - Это точно! - согласился со мной на этот раз Искандер.
  Мы вернулись к Азату. На платформе, которая все еще как-то связывала нас с домом, нам казалось, было наиболее безопасно.
  - Ну и как прошла вылазка? - ехидно поинтересовался Азат. - Я серьезно. Кто хочет покончить жизнь самоубийством, скажите. Я раздам пистолеты.
  - Не шути, - остановил я юмориста, - все очень серьезно. Мы угодили в Мезозойскую эру. Знаешь, что это такое?
  - Представляю.
  - У меня есть занимательная теория, - продолжал я. - Согласно этому предположению, мощный компьютер, который находится на нашей платформе, является составной частью машины времени...
  - Шутишь?
  - Если бы!
  - И что нам делать? - спросил Искандер, до этого молча слушавший нашу беседу.
  - Над этим я продолжаю размышлять...
  - Пора бы уже прийти к каким-либо выводам!
  - Искандер, ты бы тоже мог подумать о наших действиях... Или мрачном будущем.
  - Ничего страшного, динозавры - травоядные. Ты же сам видел, как они жрут деревья!
  - Искандер! Какой ты наивный... Думаешь, здесь мало других хищников? - возбуждаюсь я от его глупых слов. - Например, тиранозавр...
  Наша беседа принимает все более агрессивный характер.
  - Я их не боюсь, у меня есть ружье! - гордо восклицает свихнувшийся парень.
  - И что?
  Искандер теперь молчит, обдумывая какой-нибудь дерзкий ответ.
  - Подожди... я еще посмотрю на тебя. Как ты заговоришь, когда кончатся боеприпасы! Здесь нет охотничьих магазинов. Имей в виду, мы здесь надолго, приятель...
  Смотрит на меня. Точь-в-точь как Маркс на Энгельса. Или, может, Карлсон на малыша. Не знаю... Странный взгляд у него - вот что я вам скажу!
  - Только не убивай никого, - вмешивается Азат, взяв приятеля за плечо. - Я где-то читал, что, попав в прошлое, можно изменить будущее. Например, ты нечаянно убьешь бабочку...
  - Бабочку? - недоверчиво перебивает Искандер.
  - Вот именно. Раз ты ее убил, бабочка не отложит куколку. Куколку не съест дите... птички.
  - Воробышек, - подсказывает Искандер, - или, например, вороненок.
  - Верно. Умершая в детстве пташка, естественно, не вырастет и не попадет голодной саблезубой тигрице на обед. Тигрица ослабнет и не нападет на какого-нибудь хищника.
  Я улыбаюсь. Я тоже слышал эту историю. Но пока не могу понять, какую связь проведет в импровизированном рассказе Азат. Кажется, он немного запутался...
  - Хищник, хищник, - задумывается Азат. - А этот хищник впоследствии вырежет целое племя. Вот и пожалуйста - нет человечества в будущем, - энергично заканчивает он.
  - Да ты что!
  - Именно так. Или... что-то в этом роде. - Азат многозначительно сжимает губы. - Это общеизвестный факт. Я ничего не придумал. Жаль что вы не читаете книг. Научно-популярных, - добавил он, заметив мой укоризненный взгляд.
  - Глупости, - не согласился Искандер.
  В науке он был невежда. Как Недоросль.
  - Что же, - размышляет он вслух, - мы так всю жизнь и будем травкой питаться?
  Я вскакиваю:
  - Ты что, всерьез собрался провести здесь остаток жизни?
  - А как мы отсюда выберемся? - удивленно спрашивает Искандер.
  И в самом деле, как? Машина времени почему-то выключилась. Все попытки оживить электронный прибор успехов не принесли. И потом, пусть даже мы его включим, что это даст?
  К сожалению, никакой гарантии, что мы сможем изменить ситуацию к лучшему, нет. При помощи щелчка мыши не исправишь ошибку. Дело обстоит гораздо сложнее.
  - Надо охватить суть, - говорю я важным тоном.
  Следовало серьезно поразмыслить.
  - Если бы знать, что это за суть? - вздыхает Азат.
  Тон его самый серьезный.
  Я же шучу. Понимаю, что размышления ничего не дадут.
  - Надо приспособиться к жизни в Меловой период! - заключаю я.
  -Ты же говорил, что мы угодили в Мезозой? - восклицает Искандер.
  Я смеюсь:
  - Искандер! А для тебя есть разница: Мезозой это или Меловой период?
  
  Наша жизнь среди пальм и гигантских папоротников начала потихоньку входить в колею. Мы обшарили окрестности вокруг платформы, нашли довольно вкусные плоды и ягоды. Если бы не способ нашего появления в этом оазисе жизни, мы могли бы почувствовать себя по-настоящему счастливыми. Но, увы, застигнутые событиями врасплох, мы постоянно испытывали дискомфорт и неуверенность во всем.
   Наличие громадных и неповоротливых животных привносило в наше существование некое разнообразие. Однако это разнообразие никак не являлось привлекательным, поскольку было связано прежде всего с опасностью быть раздавленным или съеденным.
  К счастью, приближение мастадонтов можно было почувствовать загодя. Чудища, почти все поголовно, издавали утробный звук, чавканье или, на худой конец, громко топали при ходьбе. В разведчики они никак не годились. В силу этого мы всякий раз успевали вовремя скрыться в чаще. Так что, благодаря исключительно нашей сноровке и уму, наши ежедневные приключения до сих пор оставались безобидными. Только однажды мы угодили в неприятную историю. Случилось это так. Купаясь в океане, Азат порезал о камни палец на ноге, и мы, придя ему на помощь, замешкались в воде. Этим обстоятельством воспользовался какой-то электрический скат, незаметно подобравшийся сбоку. Сильный электрический разряд, которым щедро поделилась эта тварь с нами, здоровья всем, как вы понимаете, не прибавил. Мы с трудом выбрались на песок. Потом целый день отлеживались. С тех пор заходить в воду мы уже опасались. Если хотели помыться или просто испытать наслаждение от водных процедур, то долго искали укромные места, прежде чем войти в воду.
  Впрочем, опасности подстерегали со всех сторон. Можно было наступить на опасную тварь, упасть в глубокую расщелину или съесть какую-нибудь гадость. Последнее было уж совсем несложно. С виду привлекательные плоды на поверку могли оказаться натуральным и довольно сильным ядом. Одно непонятно: на хрена природе такое коварство? Впрочем, чего хорошего ждать от Мезозоя!
  - Слезай с платформы, - сказал Искандер.
  Я отдыхал после сытного обеда, когда из зарослей появился этот пронырливый приятель.
  - Что у тебя? - недовольно протянул я.
  Искандер был таинственен как никогда.
  Позвал к себе. Он говорил низким и хриплым голосом:
  - Я нашел кое-что... Когда ты узнаешь, что это, ты упадешь!
  Я знал, что делать в подобных случаях.
  - Глупости, - оборвал я его, - тебе показалось.
  - Идем. - Парень взял меня за руку и увлек за собой.
  В полукилометре от нашей стоянки Искандер, оказывается, обнаружил ручей, который струился по чистейшему песку. Но не это потрясло моего спутника.
  - Что это?
  Вопрос задал я. Но мое поведение Искандеру не понравилось.
  - Это я тебя спрашиваю, что это? - произнес он, покрутив пальцем у виска. Явно с намеком.
  - По-моему, и так все ясно. Это следы.
  Я не врал. Подобно акыну, я сейчас бесстрастно комментировал увиденное.
  - Следы, обрати внимание, человеческие, - настаивал неугомонный Искандер.
  - Факт.
  - Ты спокойно комментируешь это?
  - А что?
  - Тебя это не удивляет? Я здесь не был, ты, наверное, тоже ни разу не побывал.
  - И что с того? Значит, их оставил Азат, - резонно заметил я.
  Следы вели к ручью и чуть поодаль - прочь от него. На песке они были видны довольно отчетливо, в зарослях дрока или какого-то другого незнакомого мне куста отпечатки терялись.
  Как ни странно, Искандер оказался прав в своих подозрениях. Во всяком случае, ближе к вечеру, когда мы встретились с Азатом, он подтвердил, что не ходил к ручью. Он даже не знает, где это.
  - Все это очень и очень странно, - задумчиво произнес я, - в доисторическом прошлом, в котором гуляют тиранозавры и летают птеродакли, людей не было. Тем более в ботинках.
   - А это, действительно, след ботинка, вы ничего не путаете? - озадачился Азат.
  - Можешь убедиться сам, если прогуляешься к месту открытия, - предложил я. - Напряги слегка память. Ты же много времени тратишь на прогулки... Вспомни, может, у тебя один какой-нибудь факт из твоего недавнего прошлого просто вылетел из головы? Может ведь такое случиться?
  - Нет, - взорвался Азат, - я бы запомнил ручей. Я же не полоумный идиот! Все прогулки помню.
  Открытие нас всех озадачило. Некоторое время мы ходили удивленные очевидным-невероятным, а потом за различными мелкими событиями этот необъяснимый парадокс как-то выветрился из головы. Однако успокаиваться не следовало. В один прекрасный день к нам прибежал Азат с вытаращенными глазами.
  - Вы правы, - заорал он, вбежав на платформу.
  - В чем дело? - насторожился я. - Что-то случилось? Ты нас не пугай.
  - Я видел йети! - сказал он, показав рукой в сторону зарослей. - Там.
  С нашей стороны посыпались вопросы:
  - Где?
  - Какие "эти"?
  - Он тебя видел?
  - Какой он из себя?
  Выслушив наши пожелания, Азат встал в позу:
  - Идите и полюбуйтесь на него сами.
  Из его высокомерных слов мы сделали вывод, что лесной человек все еще находится в пределах досягаемости. Сильно заинтригованные, мы дружно рванули в указанную сторону. Искандер вернулся и прихватил ружье, справедливо полагая, что в предстоящем разговоре оно может оказаться вовсе не лишним. Здесь я его поддержал. Иногда заранее припасенным аргументом можно добиться значительных результатов. Молодец!
  - Где это?
  - Смотри, - показал я на мятую траву, - Азат ходил где-то поблизости...
  Уподобившись смышленому псу Искандер неожиданно прильнул к земле и стал ползти в нужную сторону.
  - Помедленнее, - попросил я, - за тобой не успеть...
  След вывел нас на открытую поляну, поросшую мелкими вьющимися растениями с неизвестными названиями. Несколько кустов - там и сям - скрашивали пейзаж.
  - Вот это да! - воскликнул Искандер и разинул рот.
  - Тихо! - Приложил я палец к губам, хотя полностью поддерживал удивление приятеля.
  Поражаться было чему. Один из мелких кустов слегка подрагивал, и, вытянув лица вперед, мы узрели нечто неожиданное. То, что никак не укладывалось в привычную картину. То, что мы никак не могли ожидать в доисторическую эпоху, в которой сейчас пребывали.
  Это был человек. Да-да, обыкновенный человек, который с головой накрылся шкурой какого-то лохматого животного, из-за чего наш возбужденный товарищ по имени Азат принял его за получеловека из мифов двадцатого века.
  - Вот это да! - прошептал Искандер. - Робинзон Крузо...
  Я подумал, что, если когда-нибудь здесь будет начата Книга рекордов, то я войду в нее как первый человек, простоявший с открытым ртом очень длительное время. Но стать абсолютным чемпионом мне не удалось. Помешал Искандер, который к тому времени уже подобрал свою упавшую челюсть и удивленно воззрился на мою.
  - К-хе, к-хе, - тихо прокашлял я.
  - Ты это видишь? - спросил меня Искандер, протягивая руку вперед.
  Я видел. Прячась за крупными листьями куста, неодерталец старательно настраивал какой-то странный блестящий прибор с растопыренными экранами антенн. Неожиданно он напрягся. Взгляд его теперь был направлен на диковинную птицу с ярким оперением, вышагивающую где-то в отдалении.
  Пока я думал, что здесь делает эта неведомая и загадочная птица, она шумно взлетела, оставив после себя кучу свежего птичьего помета. Именно птичьего, хотя по размерам эта куча была немалой и вполне могла сыграть в каком-нибудь мультфильме роль коровьего помета.
  Неодерталец был расстроен. Он сбросил с себя шкуру и замахал руками. Какой-то неведомый эксперимент, благодаря нашему вмешательству, благополучно прервался.
  По всему было видно, что усилия многих дней пропали зря. Кусты раздвинулись. Человек появился во весь рост. Мы наконец разглядели его. Одет он был в зеленый камуфляж, который имел ярко-серебристый оттенок. При каждом движении незнакомца с его одеждой творилось нечто удивительное: глаз просто переставал улавливать реальность. То есть я хочу сказать, что объект почти исчезал из поля зрения, словно невидимка из нашумевшего американского блокбастера.
  Наконец незнакомец заметил нас и быстро подошел.
  - Здравствуйте, я - Рик, - протянул он нам руку.
  Мы прореагировали соответственно и по очереди пожали его нежную, как у женщины, руку.
  - Откуда вы? - спросил Рик.
  Вел он себя так, словно встречать живых людей в Мезозее было дело привычное.
  - Из Татарстана, - ответил я, подумав, что сказанное поставит его в тупик.
  - А где это?
  - В Приволжском федеральном округе.
  Как я еще мог ответить? Судите сами. Если он говорит по-русски, то, без сомнения, он был из России.
  - С каким заданием вы здесь?
  Я задумался. Ответ его, похоже, устроил, и он задал второй вопрос - потруднее. Мы с Искандером переглянулись.
  - Видите ли...
  Искандер замялся. Мне тоже не хотелось пускаться в объяснения по поводу того, каким образом мы оказались в сарае, а потом переместились в столь отдаленное прошлое. Я стал прикидывать, как выкрутиться из сложного положения, в котором мы неожиданно оказались.
  - Мы потерпели крушение, - сообщил я.
  - Крушение?
  - Именно.
  - А сейчас что делаете?
  - Мы ищем город, в котором бесплатно раздают завтрак, обед и ужин. - Искандер расплылся в улыбке.
  
  Наша жизнь с появлением Рика стала интереснее. То есть, я хочу сказать, мы обрели некоторую надежду вернуться в свой мир, который, благодаря непредвиденным обстоятельствам, так опрометчиво покинули.
  Первое впечатление относительно нашего нового приятеля оказалось обманчивым. Как выяснилось впоследствии, Рик не был тем человеком, за которого мы его приняли. С удивлением мы обнаружили, что пришелец не мужчина, а самая настоящая девушка. То есть, я хочу сказать, под личиной создания непонятного пола скрывалось существо женского рода. Видимо, прогресс шагнул настолько вперед, что различия между полами сильно стерлись. Другими словами, чтобы обнаружить эту грань, нужно было приложить известные усилия.
  Выяснилось, что Рик прибыла с научными целями в доисторическую эпоху из двадцать второго века, в котором путешествия в прошлое и будущее были такой же обыденностью, как для нас микроволновая печь в быту. Впрочем, высказавшись таким образом я немного переборщил. С моей стороны было бы более верно привести сравнение с атомной энергией.
  С атомной энергией мы хорошо знакомы, но воспользоваться им для своих целей не каждый может. Так и с открытием эффекта перемещения во времени. Для того чтобы получить лицензию на машину, равно как и на клонирование людей, у низ надо было работать в научных учреждениях или быть специалистом в данных областях. Вот это мы узнали из первой же беседы на заданную тему.
  - Информация представляет государственную тайну. Вы сами должны знать обо всем, если имеете допуск, - закончила Рик.
  - А инструкция есть?
  - Инструкция засекречена.
  Сообщение о том, что мы прибыли сюда не оттуда, откуда стартовала сама Рик, а из века, предшествующего двадцать второму, заставляла нашего нового товарища вести себя соответственно.
  То есть, по ее представлениям, лишняя информация, случайно полученная нами, могла повлиять на мирное развитие нашей цивилизации. В результате, если это произойдет, может случиться непоправимое. Например, следующее за нами поколение окажется в необычных условиях, не в тех, в котором живет Рик. А они могут оказаться не столь привлекательными, как сложилось на самом деле.
  В общем, Рик немного запуталась в рассказе, но мы поняли, что делиться своими секретами молодая девушка не хочет. Ни под каким предлогом!
  Терзаемые жалостью к самим себе, мы пошли спать. На тот раз нам не удалось уговорить нашу спутницу нарушить существующие у нее инструкции. Это было ясно. Однако мы не теряли надежды когда-нибудь обрести знания, которые она так старательно утаивала от нас.
  Время было. Рик прибыла на 230 миллионов лет назад для того, чтобы зафиксировать столь древнюю реальность для шагнувшей далеко вперед науки. Снимать визуальные данные о животном и растительном мире, фиксировать информацию о повадках и ареале обитания доисторических животных - вот далеко неполный перечень задач, которые стояли перед смелой исследовательницей.
  Мы рассчитывали, что, когда она привыкнет к нам, она смягчится. А покидая нас, девушка не сможет бросить знакомых на произвол судьбы.
  Однажды она прибежали в наш лагерь в полной растерянности.
  - Что-то случилось? - спросил я, бросая жевать какую-то гадость, сорванную минуту назад с ближайшего дерева.
  - Да.
  Яркий свет заливал ей лицо.
  - Что именно? - беспечно спросил я, ни о чем не догадываясь.
  - Где ребята?
  - Гуляют. Рик. Для тебя одного меня мало?
  Рик задумалась.
  - Я потеряла бластер. Никто из вас не брал его?
  Мне пришлось развести руками. Я не брал.
  - Не знаю...
  За Азата или Искандера ручаться, конечно, я не мог. Сорванцы еще те.
  - Ты что уставился? Никогда не видел девушек?
  Лет 25. От силы 27. Она была еще молода.
  - Рик, я думаю...
  Но Рик перебила меня:
  - Давай поищем твоих друзей. Это ведь не шутка! На самом деле...
  - Какие могут шутки, - согласился я с ней. - Идем. Они, кажется, собирались идти на побережье.
  Мы сразу направились к воде. Где-то там, за высокими деревьями, должны были развлекаться, убивая время, мои неугомонные друзья.
  - Вот они!
  Это крикнула глазастая Рик.
  В самом деле, Азат с Искандером не теряли времени. Они вдвоем подобрались подозрительно близко к динозаврам, спустившимся к водопою. Азат с бластером в руке, показывал последним, как работает это оружие, для верности демонстрируя результаты на самом ученике.
  Несколько крупных туш уже лежали на песке, удивляя остальных мастодонтов своей нелепой неподвижностью.
  - Азат! - крикнул я издалека.
  Мне хотелось, чтобы мой одноглазый приятель успел подготовиться к разговору с Рикой.
  Беседа предстояла нелегкая. Рик была явно взбешена. И не на шутку.
  - Азат, ты зачем взял бластер? - спросила Рик, быстрым шагом подойдя к охотникам.
  - Я так и знал, что ты об этом спросишь, - расстроился Азат.
  Уникальные способности выходить целым и невредимым из любой щекотливой ситуации на этот раз, кажется, не очень помогли веселому парню. Во-первых, он получил звонкую оплеуху. Во-вторых, Рик закатила истерику. В-третьих, достоинство Азата было ущемлено - если вы мужчина и понимаете, о чем идет речь.
  - Успокойся, Рик. - Обхватил я девушку руками. - Азат сделал это, не подумав. Все будет нормально. Он исправит ошибку...
  - Ну-ну! - На ее лице появилось выражение брезгливости.
  Впрочем, я говорил слова, которые приходили мне в голову, и сам в то же время понимал, что мертвых животных не вернешь. Для меня было главным успокоить девушку. Похоже, это удалось. Девушка сменила гнев - нет, не на милость, - а на судорожную попытку объяснить нам, тупым мальчишкам, что за собой влечет вмешательство в историю.
  Ерунда, мы и без нее знали про принцип бабочки, когда ружье из прошлого стреляет по будущему.
  - Рик, успокойся ради бога! Знаешь, что я хочу сказать... Я гарантирую, что больше не будет ничего похожего, - вмешался я, - лично прослежу за соблюдением дисциплины.
  - Вы еще пожалеете о том, что сделали! - воскликнула девушка, не желая нас слушать.
  - Вряд ли, - скривился Азат. - Я могу перестрелять всех омерзительных чудовищ в округе, чтобы наладить нормальную жизнь. Хочешь?
  Парень показал, из какого теста он слеплен.
  - Верни бластер! - Топнула ногой Рик. - Сейчас же!
  Ответом ее словам была насмешливая улыбка.
  - Ты его получишь. Только через мой труп.
  - Будет труп, - пообещала девушка.
  Я застонал, а она фыркнула и ушла.
  - Нет, она не добьется своего, - упрямо покачал головой Азат.
  - Послушай, - обратился я к сноровистому приятелю, - ты сошел с ума. Таким образом мы не наладим отношения.
  - Я и не собираюсь с ней сотрудничать.
  - Напрасно. Еще немного - и она встала бы на нашу сторону. Чего ты добиваешься?
  - У Азата есть план, - вмешался молчавший до этого момента Искандер.
  - План? - растерялся я.
  - Вот именно, - воскликнул Азат, хитро улыбаясь. - Вот увидишь, все будет здорово.
  - Как ты собираешься достичь цели?
  Врожденная скромность не позволила Азату признаться.
  Разумеется, я допускал, что кто-то может оказаться хитрее и изворотливее меня, не говоря уже о потенциальных возможностях мозга в аккумулировании полезных сведений. Но не думал, что именно Азат может изобрести трюк, который поможет нам выбраться из этого порядком надоевшего Мезозоя.
  - Собирайтесь! - заявила девушка, когда мы появились в лагере. - Вам нужно отправляться в путь. Иначе вы здесь такое наворотите...
  - Мы можем, - подтвердил Азат.
  Он гнусно улыбался.
  - Только отдайте бластер, - поставила Рик условие, - вы уже и так, похоже, изменили ход истории.
  - Не может быть! - поразился Искандер.
  Я застыл как вкопанный. По спине пробежал озноб.
  - У тебя есть доказательства? - Глаза Азата засветились любопытством.
  Рик раскрыла рот. Потом опомнилась и закрыла его. Задумалась.
  - Нет, - произнесла она после томительной паузы. - Но я редко ошибаюсь.
  - На этот раз ты попала камнем в небо, - равнодушно скривился Азат.
  Нас всех посетило сомнение. Взгляды остановились на девушке-исследовательнице.
  - Но я не хочу рисковать, - с несчастным видом ответила она.
  Далее я уже не сомневался, что девушка сделает все, чтобы отправить нас куда угодно. Главное, чтобы с глаз долой. Так оно и вышло.
  - Азат, отдай бластер! - приказал я.
  Рик настроила аппаратуру на нашей платформе на решение требуемой задачи и по скорому напутствовала нас:
  - Только ничего не трогайте. Попадете именно в тот день и час, из которого стартовали.
  Волна восторга поднялась у меня в груди подобно валу прибоя, с грохотом устремляющаяся к берегу среди прибрежных и суровых скал. Уф!
  - Смотрите! - заорал Искандер. - Мы снова в сарае...
  - Ура!
  Орали все. Я тоже не избежал общей участи.
  Чувства людей, только что находившихся на волосок от гибели и вернувшихся в стан живых, всегда схожи. В этом смысле мы не были оригиналами. Восторг и радость. Мы не стали долго думать и в ту же минуту после прибытия, попрощавшись, отправились по своим домам.
  
  Я проснулся с ощущением: что-то случилось. Уловить сразу было невозможно, но что-то было неладно. Я с трудом разомкнул веки.
  Появился Азат. На этот раз он раздобыл такую большую бутылку, что ее пришлось держать обеими руками.
  - Ты проснулся? - промямлил он.
  - Нет, я снюсь тебе!
  Азат таращил на меня глаза.
  - Иди сюда, - позвал я его.
  - Зачем? - Азат, спотыкаясь, подошел.
  - Пощупай меня...
  - Пощупать? В каком месте? - хрипло выдавил он.
  - Где хочешь.
  - Зачем?
  - Сперва пощупай, а потом я тебе объясню.
  - Не пугай меня, - отмахнулся Азат, - я в таком трансе. Без бутылки тут не разберешься.
  Парень начал рыться у себя в кармане. Воспользовавшись моментом, я вырвал у него из рук бутылку и быстро раскупорил. Если пить с утра, то можно стать героем. И тогда никакие напасти не страшны.
  - Смотри! - подал голос Азат.
  Я поднял быстрый взгляд.
  В руках он держал цветной выпуск "Комсомолки". В глаза бросилась большая надпись на первой странице: "Тайна двух самолетов: теракт или трагическая случайность?"
  - Читал? - спросил Азат, вытаращив на меня свой единственный глаз.
  В статье говорилось об авиакатастрофах, случившихся почти одновременно. Самолет Ту-134 авиакомпании "Волга-авиаэкспресс" вылетел из Москвы и упал у села Бучалки, а самолет Ту-154 авиакомпании "Сибирь", тоже вылетев из Москвы, разбился под Ростовом-на-Дону.
  В подборке речь шла также о взрыве на автобусной остановке на Каширском шоссе в Москве, ведущем именно в "Домодедово", откуда вылетели злополучные самолеты.
  - Что ты хочешь этим сказать? - возмутился я.
  Азат опустил голову. Впрочем, вопрос был скорее риторическим. Я догадывался, что имеет в виду мой приятель.
  - Эти события могли иметь место и без нашего вмешательства, - произнес я, не очень веря в сказанное.
  - Дай-то бог! - пробормотал Азат.
  Мы и раньше слышали о том, что теракты случаются. Но настораживало другое. После нашего возвращения события стали принимать поистине катастрофический характер.
  В тот день мы напились, как Бобики.
  
  Утром я чувствовал себя скверно. Не помню, как Азат ушел.
  Надо сказать, что принятые внутрь градусы нас немного успокоили. В общем-то, события, о которых сообщали газеты и телевидение, могли случиться сами по себе. То есть убитые Азатом динозавры и наше путешествие в доисторическую эпоху не имели к активизации терроризма во всем мире никакого отношения.
  В любом случае, разницу определить мы не могли. Оставалось только надеяться на то, что в мире все-таки ничего существенно не изменилось от нашего грубого вмешательства в жизнь мастодонтов.
  Однако моим надеждам не суждено было осуществиться. Я неожиданно обнаружил, что есть реальное подтверждение действия "принципа бабочки".
  - Я иду к Азату, - решил я, обнаружив страшную правду.
  Я быстро оделся и вышел из дому. Надо было срочно ввести приятеля в курс дела.
  - Эй!
  Я шел по улице - летел, когда увидел Аню.
  - Ты куда мчишься, как угорелый? - спросила она, окидывая меня удивленным взглядом.
  - Я иду к Азату.
  - Здорово. Я составлю тебе компанию.
  Открытая дружелюбная улыбка не сходила с ее лица. Было видно, что она хочет мне понравиться.
  - А надо? Может, тебе стоит посидеть дома.
  Аня притихла.
  - Что же ты замолчала? - удивился я. - Говори сейчас все, что хочешь! Мне нравится, когда у меня под ухом о чем-нибудь трендят...
  Девушка как будто бы обиделась. Ну и бог с ней! Неужели я должен подстраиваться под разных никчемных людишек!
  - Тут такие события творятся! - воскликнул я, не сдержавшись.
  - Что-то случилось?
  - Да.
  - Скажи что?
  - А смысл? Ты все равно ничего не поймешь. Глупышка!
  - Напрасно ты мне не доверяешь... Я твой самый близкий друг, - интимно призналась она.
  - Друг?
  - Вот именно!
  Ей бы в самый раз летать на помеле.
  - Ты ошибаешься. Ты мне - никто.
  Она задумалась.
  - Ты мне даже семечки купил...
  - Ну и что с того? Может, я хотел, чтобы ты меньше раскрывала рот, занятая делом!
  Аня стала тереть себе ладонью нос. Видимо, хотела сделать его совсем красным, чтобы быть более заметной. Или привлечь мое внимание.
  - Ты изменился, - сказала она, наконец.
  - А ты наблюдательна, - с искренним восхищением произнес я. - Изменился не только я, изменился мир. И очень сильно.
  - Вот в чем дело, - догадалась она. - Я к тебе больше не подойду, - испугала меня новым сообщением.
  - Вот и договорились. Забудь обо всем, чего между нами не было, - напутственно посоветовал я.
  Азата я застал в самом что ни на есть дурном расположении духа. В этом смысле он не сильно от меня отличался. Алкоголь покрасил его лицо, мешки под глазами налились соком, взгляд стал тяжелым и задумчивым. Все страсти и сомнения - налицо.
  - Вон, читай! - были его первые слова.
  Я бросил взгляд на раскрытую газету:
  "Первого сентября захвачена школа в Беслане. Расписание уроков: 1. "Норд-Ост". 2. Тушино. 3. Самолеты. 4. "Рижская". 5. Беслан. Будут ли перемены?" - прочитал я.
  Оказывается, события продолжали развиваться. В школе Љ 1 североосетинского Беслана террористы захватили в заложники несколько сотен детей. Произошло это после первого школьного звонка. Азат уже ознакомился с содержанием статьи, и прочитанное ему настроение не подняло.
  - Что ты думаешь по этому поводу? - спросил он меня.
  Я замялся. Меня волновали вовсе другие проблемы.
  - Азат, это могло произойти вовсе не по нашей вине, - сказал я, - тут мы ничего не сможем определить. Но есть кое-что другое. Я обнаружил...
  Я остановил взгляд на Азате.
  - Ты о чем говоришь? - в ужасе прошептал он. - Убийство динозавров изменило будущее? Ты выяснил это?
  - Однозначно, - кивнул я. - У меня даже есть убедительное доказательство этого, если хочешь знать.
  - Доказательство? На самом деле? Какое?
  Тут раздался настойчивый стук в дверь - едва Азат произнес последние слова.
  - Кто это может быть? - удивился хозяин квартиры. - Кого еще принесло?
  - Наверное, Аня, - предположил я самое худшее.
  - Нет, наверное, Искандер, - догадался Азат, - давненько его не было.
  Не угадали ни я, ни он. Пришедшим оказался Алмаз.
  - Алмаз?
  - Алмаз. Мне твой адрес дал Искандер. Я все знаю.
  У меня даже отвисла челюсть. В переносном, конечно, смысле. Я даже забыл, зачем сам пришел.
  - Знаешь... Все, все? - переспросил не менее удивленный Азат.
  Мне так и подмывало спросить: "Какова общая длина Волги?" или "Из семерых гномов, что околачивались возле Белоснежки, который оказался самым умным?"
  - Мне обо всем рассказал Искандер. Про ваше путешествие в прошлое, - пояснил Алмаз.
  - Ты... - Я на минуту вытянул губы, чтобы сформулировать предложение. - Ты поверил всему сказанному?
  - Да, - подтвердил Алмаз. - Это ведь правда. То, что вы убили мамонта, и история пошла совсем по другому пути. Может быть, из-за этого на Земле вымерли мамонты...
  Это было уже совсем гнусное предположение.
  - Кто тебе сказал! Все это наглая ложь... Когда мы вылетели в прошлое, история с мамонтами была уже описана в научной литературе. И даже вошла в учебники, - сорвался я. - Значит, факты налицо. Мы здесь ни при чем!
  - Вы хотите сказать, что ваше вмешательство в природу ничего не изменило?
  Я прикусил губу.
  - Я давно говорил, что мы все - заложники прошлого, - продолжал увлеченно Алмаз. - Ленин сделал революцию, и жизнь покатилась по другому руслу...
  - Погоди, - поторопился я вмешаться в плавную нить его утверждений, - это общеизвестно. Причина и следствие. Но между некоторыми предметами и явлениями нет связи. Убив в Африке кенгуру, не испортишь погоду в России.
  - В Африке нет кенгуру.
  - Врешь. Кенгуру и в России есть. Наверняка. Например, в зоопарке. Я же не говорил, что на желтом континенте водятся эти животные. Верно?
  Взгляд Алмаза упал на газету.
  - Вот наглядный пример. Возьмем террористов. Был "Норд-Ост". Некоторые правительства ведут переговоры с теми бандитами, что захватили заложников. Многие нет. Такова реальность.
  - Алмаз, давай про "Норд-Ост". Что ты хотел сказать об этом событии?
  От моего вопроса собеседник просто растаял.
  - Я всегда говорил о том, что силовые структуры, пойдя на штурм и поголовное уничтожение террористов, сильно повлияли на ситуацию в мире. Что я имею в виду? Террористы, как и спецслужбы, тоже изучают мировой опыт. Не надо забывать об этом. Сразу после случившегося я стал утверждать, что наученные горьким опытом бандиты перестанут брать заложников. Они просто вернутся к практике взрыва домов или организации терактов в метро или в других людных местах. Так и произошло. Вспомните, во всем мире террористы изменили сложившуюся практику. Целый год нигде на Земле до настоящего времени не брали заложников.
  - Заложников?
  - Именно. Я не считаю те случаи, когда крадут заложников и выдвигают требования, находясь в укромном месте. Безопасном месте, где их нельзя достать. Это явно не "Норд-Ост"! В Беслане, хоть это и звучит кощунственно, террористы пожалели детей. Они не рискнули просто взорвать школу, как обычно.
  Я шел домой и думал о том, что забыл сказать приятелям задуманное. То, с чем пришел. Это Алмаз попутал мне все карты.
  А дома меня ждал разнос.
  Я ведь прекрасно помнил, что после ночного приключения мы вернулись домой, и я поставил в гараж машину. Целую и невредимую.
  - Кто это сделал? - орал теперь взбешенный отец.
  Было от чего прийти в ужас. Левый бок его любимой "Мазды" был весь ободран.
  Кто это сделал? Я ведь хорошо помню, что левый бок машины в тот раз не был поврежден.
  Похоже, история поперла по другому пути. Вне всякого сомнения!
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"