Гимадисламов Фаниль Фаритович: другие произведения.

Компаньон для великих дел (гл.10-11)

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:

  Глава одиннадцатая.
  Самодеятельность Глеба плюс высокий профессионализм Эдика.
  
  Если хоть изредка читаете мудрых людей, то должны знать выражение Колтона: "Экзамены пугают каждого, даже хорошо подготовленного человека, потому что самый большой дурак может спросить больше, чем самый умный ответить".
  Описанная ситуация была налицо: у кафедры стоял преподаватель - худой, с колючим взглядом. Это был Ефим Петрович, который всем своим видом показывал, что будет строг, как никогда. Напротив, за последним столом в аудитории, сидел я, совершенно обессиленный после вчерашнего похода в Старое Шигалеево и последующего долгого объяснения в милиции.
  Должен признаться, что я совсем не был уверен, что присущие мне красноречие поможет избежать позорного провала. Поэтому сегодня был задумчив и серьезен как никогда. Чистый лист бумаги, лежащий уныло передо мной, я смог украсить только двумя вопросами, переписанными из билета. Ответа на них не было и не могло быть. Оно и понятно, я даже представить себе не мог, как выглядит учебник. Вру, разумеется, я представлял, но очень смутно.
  Не на шутку занятый событиями последних дней я не имел времени, а если честно, и особого желания обращаться к такому источнику знаний как книга. Это, конечно, было плохо. Это я осознал только теперь, находясь под пристальным прицелом строгих глаз сурового преподавателя.
  Утром мы вместе с приятелем прямиком из милиции примчались в институт. Успели на самый конец экзамена. Весь охваченный волнением за меня, Глеб - второй надежный источник знаний, бродил теперь в моей истрепанной одежде по коридору, пугая студентов и ломая голову, как еще можно мне помочь.
  Плиний-младший как-то имел повод сказать: "Чем счастливее время, тем короче оно кажется". Счастливым я себя не чувствовал, но время и для меня неслось со скоростью запущенной ракеты. Точнее, при его запуске с космодрома "Байконур".
  Пять... четыре... три... два... один... ноль... пуск!
  В аудитории уже никого не осталось. Кроме препода и меня, разумеется... Как ни крути, к доске идти вашему покорному слуге. Я пошел как Александр Матросов на свой последний в своей жизни дот.
  Ефим Петрович даже привстал с насиженного места. По его загоревшимся кошачьим блеском глазам, по напрягшемуся костлявому, как у Кащея, телу я понял, что он готов... готов не побеседовать, не пошутить, а именно растерзать. Как натуральный хищник. И главное, не кого-нибудь, а меня. При том незамедлительно, не оставляя мне шансов на благополучный исход.
  
  О том, как проходила наша схватка, я рассказывать не буду. Мне стыдно. Скажу просто, что впоследствии Ефим Петрович часто вспоминал этот случай и ставил меня в пример, когда хотел показать, на какие только нелепости пускаются нерадивые студенты, когда хотят заполучить желанный балл.
   С радостью на лице от сданного экзамена - это я, с чувством выполненного долга - это Глеб, так мы вдвоем вернулись в общежитие. На этаже мы с ним распрощались Глеб удалился в направлении своей комнаты, сообщив, что будет отсыпаться. Я пошел к себе, но, увы, мне пришлось вновь посетить своего приятеля и вырвать его из объятий Морфея.
  Оказывается, дома меня ожидал сюрприз. Сперва я не понял, в чем дело, но когда понял, ужаснулся. В мое отсутствие случилось небольшое землетрясение или ураган. В результате этого стихийного бедствия в комнате было перевернуто все верх дном. Просто непостижимо! Мои товарищи по жилью были люди, на первый взгляд, людьми, у которых бронепоезд стоит на запасном пути, то есть, людьми мирными. Исходя из этого, я отмел подозрения от них, отказавшись от первоначальной версии.
  Тетрадь! Зеленая тетрадь! В комнате что-то искали - точно!
  Когда я заглянул в тумбочку, я уже с уверенностью мог сказать: искали тетрадь, которую дал Глеб. Ее и в самом деле нигде не было.
  - Черт! Ты почему ее не спрятал? - закричал прежде всегда спокойный Глеб.
  Он как в армии по тревоге отбросил одеяло на спинку кровати.
  - А ты вспомни... ты ведь не просил убрать ее подальше! - даже обиделся я.
  - А ты не догадался?
  - Как я мог догадаться? Я не телепат. Кто знал, что ее будут искать!
  Глеб некоторое время стоял, чеша затылок.
  - Глеб, как похитители догадались, что тетрадь у меня?
  - Это было не сложно.
  - Объясни.
  - А ты не понял?
  - Не будь занудой! Давай сыграем в умного Шерлока Холмса и его не очень сообразительного друга по имени доктор.
  - По имени Джон Ватсон, - поправил меня, смягчаясь, Глеб.
  - Ватсоном буду я. Давай, попробуй объяснить, мистер Холмс!
  - Они видели нас вдвоем. Только и всего. Я ведь предупреждал: не ходи ко мне!
  Я промолчал. Ругаться не хотелось. Если следовать элементарной логике, я запросто мог доказать свою правоту. Ну и что? Толку от этого не было никакого!
  - Ты уверен? Ее украли? - допытывался Глеб.
  - Уверен. Как герой мульфильма.
  - А не могли, - Глеб остановился посреди комнаты, - случайно прихватить твои ребята?
  - Исключено. У нас не принято лазить по чужим тумбочкам. И еще: переворачивать при этом все вещи в комнате.
  - Действительно, это обстоятельство я как-то упустил из виду.
  - А напрасно!
  - Стало быть, тетрадку и в самом деле похитили...
  Глеб задумался. Подчиняясь внезапно возникшей мысли, он бросился в мою комнату.
  - Это твоя тумбочка?
  - Угадал!
  Он полез руками в тумбочку и извлек какой-то сверток.
  - Смотри, - он нажал пальцем на переносицу своих очков, - одежда Регины на месте. Странно все это...
  - Почему? По-твоему, одежда Регины должна была исчезнуть?
  Глеб округлил глаза. Вид у него стал как у Шрайбикуса из школьного учебника по немецкому языку.
  - Эдик, как они попали в комнату? Дверь была взломана?
  - Нет, все в порядке.
  - Как же так?
  - Успокойся. Глеб, ты же знаешь, какие у нас порядки в общежитие. У нас любой может взять ключи на вахте.
  - Верно. Однако... может взять любой. Но не посторонний!
  - Значит, его взял кто-то из тех, кто живет в общежитии. Делаем вывод!
  - Делаем! - подтвердил я.
  У меня мысли в этом направлении не работали. Глеб, похоже, ел много фосфора.
  - У них есть сообщник, живущий в общаге. Верно?
  Что верно, то верно! Я кивнул.
  - Надо проработать эту версию более тщательно. Итак, тетрадь исчезла.
  - Дураку понятно.
  - Стало быть, Регину должны отпустить. Всполошились ли ее родители, вот в чем вопрос. Если нет, то... Надо как-нибудь позвонить им. Сейчас они, наверное, на работе. Лучше вечером.
  - Хорошо, вечером позвоним.
   - Эдик! Время не терпит.
  - Ты о чем, Глеб?
  - Давай - на пляж!
  - На пляж?
  - За Вольдемаром. Объявим на него охоту.
  - А если не найдем его там?
  - Ничего, выспимся на пляже. Ты никогда не спал на песке?
  У меня были другие планы.
  - Эдик, ты меня слушаешь?
  Какой пляж, какой сон! У меня не идет толково сессия. Надо садиться всерьез за учебники. Глебу можно развлекаться. У него с учебой полный порядок. Он ведь занимался в течение года, чтобы теперь щелкать экзамены, как белка орехи.
  - Хорошо, Глеб. Я только захвачу учебник на всякий случай.
  Следующий экзамен надо сдать на отлично. Иначе я потеряю самоуважение.
  
  В знойном мареве дрожал, вибрировал нагретый на солнце воздух.
  Ступив на асфальтовую набережную, я скинул рубашку. Было очень жарко. Поэтому на пляже трудно было найти свободное место.
  - Давай окунемся, - предложил я Глебу и скинул с себя остаток одежды.
  - Хорошо, - согласился истекающий потом Глеб.
  Я бросился в воду и с разбегу нырнул.
  Черт! Я сразу же ткнулся головой о чье-то громоздкое тело. Расстроенный я вынырнул из воды.
  - Давай! - махнул я приятелю рукой.
  Но он не торопился раздеваться. Как это я забыл. У него же принцип: сделал дело, гуляй смело. Я догадался, что он хочет незамедлительно идти искать спасателей.
  Когда, чертыхаясь, я выбрался на берег, то его не нашел. Видать, обиделся и в одиночку ушел к лодочной станции. Хорошо, мы почитаем.
  Я лег поблизости от своих вещей и раскрыл учебник. Но что это? Читать не хотелось. То ли соседство хорошенькой девушки, то ли внезапно изменившийся ход мыслей, то ли еще что-то неосознанное, но мне что-то не удавалось сосредоточиться.
  Неподалеку трое ребят играли в мяч. Наблюдавший игру еще один их товарищ повернулся ко мне. Точнее, к моей соседке. Развязной походкой он подошел к этой привлекательной блондинке с пышным, как у Элизабет Тейлор, бюстом и стройными, как у Рэкел Уэлч, ногами. Я слышал, как он заговорил с незнакомкой.
  "Любитель пляжных знакомств", - подумал я, с презрением оглядывая худосочную фигуру этого сентиментального парня. По его движущейся по круговой орбите руке я догадался, что он читает какие-то стихи.
  - Ну как? - спросил я.
  Это вернулся из вояжа Глеб, и я отметил его неважное настроение.
  - А! - отмахнулся Глеб, приземляясь рядышком.
  - Что-нибудь случилось? Почему так быстро?
  - Эдик, - тихо вздохнул он, - тебя когда-нибудь незнакомые люди посылали к черту?
  Я не стал отвечать. Меня посылали к этому персонажу сказок даже знакомые люди. И ничего, это не повод расстраиваться. Я не стал допытываться до подробностей состоявшегося разговора. Я ведь знал, чем он закончился для Глеба.
  - Может, ты попробуешь?
  Глеб искоса смотрел на меня.
  Я усмехнулся:
  - Ты хочешь, чтобы мне тоже что-нибудь досталось от этих любителей изящной словесности?
  Теперь не ответил Глеб.
  Тем временем поэт, разделавшись с классикой, похоже, перешел к декламации уже своих творений. По крайне мере, девушка улыбалась очень откровенно.
  - Валера, прекрати мучить девушек! - крикнул ему один из играющих.
  Другой игрок и вовсе оставил приятелей и подошел к девушке.
  - Девушка, Валера вам не очень надоел?
  Девушка легким небрежным движением отвела в сторону густую волну волос со лба.
  - А вы можете что-то предложить взамен? - спросила она, загадочно улыбаясь.
  - Присоединяйтесь к нашей игре!
  - Спасибо за приглашение. Но мне надо идти.
  Девушка пошла в кабинку переодеваться.
  - Витя... Эх, ты! - поэт толкнул в плечо беспечного игрока. - Все из-за тебя!
  - Ладно, не переживай!
  Ребята снова стали лениво перебрасываться мячом.
  Огорчение Валеры всех только забавляло.
  Проследив взглядом, как девушка ушла по дорожке к выходу, Валера побрел к воде.
  - Топиться пошел! - прокомментировал один из остряков в коллективе.
  - Валера, прихвати инструкцию, - посоветовал другой.
  - Тут есть пункт проката камней! - внес свою дою сарказма Витя, главный виновник трагедии.
  Я вздохнул и снова уткнулся в учебник. Но приобщиться к знаниям мне дали.
  - Помогите! Тону! - кричал кто-то истошным криком.
  Но это был не расстроенный Валера. Я невольно приподнял свое тело.
  На воде, почти у самого буйка, торчала чья-то голова. Над ней для пущей убедительности энергично качалась вытянутая вверх рука. Словно щетка стеклоочистителя!
  Что это за наваждение? Быть этого не может! И когда только успел!
  Я оглянулся. Так и есть. Очки Глеба лежали на брюках рядом с ботинками, а сам он, отчаянно барахтаясь, тонул у маяка.
  Беда! Еще немного - и я потеряю напарника. Друга! Бросив на песок учебник, я устремился к воде. Вынырнув, я поплыл к маяку, возле которого отчаянно утопал Глеб. Но меня опередили профессионалы. Сильные руки втащили утопающего в своевременно подплывшую моторку, и лодка умчалась к строениям ОСВОДа.
  Спустя полчаса, когда накал моего тревожного ожидания достиг пика, со стороны причала моторных лодок появился Глеб. Он шел, как обычно, своей неторопливой и даже где-то ленивой походкой. Создавалось ощущение, что это не он был только что на полпути к царству Нептуна.
  - Глеб! - подскочил я к приятелю, изображая поистине собачью радость.
  - Полный провал, - обречено махнул рукой недавний утопающий.
  - Погоди... Ты именно таким образом хотел узнать о Вольдемаре? - догадался я.
  - Да, - кивнул Глеб.
  - И ничего не вышло? Ты не узнал?
  - Нет, зато они... все узнали обо мне!
  - Ах, Глеб! - укоризненно покачал я головой.
  Сумасброд каких мало! Просто ненормальный. Теплыми компрессами и аптечными таблетками его не вылечить!
  - Глеб, ты не обижайся, но мне ты напоминаешь одного командировочного из Поисенва, - сказал я. - Хочешь, расскажу о нем?
  Глеб не ответил. Я знал, что мои слова заинтересовали его, но он не решается спросить. Тогда я продолжил без всяких просьб.
  - Его направили в командировку в деревню Исансупово, что в Муслюмовском районе. Собравшись, он доехал на автобусе до города Набережные Челны, там сел на другой автобус, который довез его до Муслюмово. Теперь оставалось только доехать до нужной ему деревни. Да вот беда. Нет туда автобусов. Бедолага вышел на дорогу и на попутках добрался, наконец, до конечного пункта своей командировки, затратив на это в общей сложности около трех суток. Дальше ему просто везло. Работу он сделал в день приезда и мог спокойно уехать домой. Выбравшись на окраину, он увидел вдали на горизонте какую-то деревню. Что-то в очертаниях домов и внешнем облике ландшафта показались ему знакомыми. Пешим маршем он достиг границы Муслюмовского района, пересек его и оказался в Актанышском. Он узнал деревню - это было Старое Муслюмово, в котором он прежде не раз бывал и которое находится от Поисева в нескольких километрах. Даже пешком можно дойти.
  - Эдик, ты о чем мне рассказываешь? О своем тупом земляке?
  - Я думал, что о тебе...
  - Обо мне?
  - Да. Глеб, есть ведь более простые пути. Почему ты всегда находишь самые экстравагантные?
  - Но нам ведь нужны сведения о Вольдемаре, верно?
  - Не спорю. Но зачем идти через служебный вход, когда есть парадный?
  - Что ты имеешь в виду?
  Пока я шутил подобным образом, Глеб невесело посмеивался.
  - Ну-ну! - говорил он, словно какой-то персонаж из книги Ильфа и Петрова.
  От его ехидства не осталось и следа, когда через несколько минут я вернулся к нему с самыми точными сведениями.
  - Вольдемар, он же - Александр Виноградов. Живет в поселке Залесный недалеко от Казани. В настоящее время в ОСВОДе не работает, уволен за статью. Пьянка на рабочем месте. По свидетельству коллег, героическая личность, хотя и много пьет. Недавно, например, он спас одну девушку. Спросишь, кого? Не скажу точно. Но по описанию похожа как две капли воды на Регину. Итак, круг сужается, и мы выходим на след. Так, по-моему, говорится в детективных произведениях?
  - Ты догадался взять домашний адрес Вольдемара? - спросил Глеб, явно сдерживая свой восторг по поводу моего профессионализма.
  - Нет.
  - Эх, шляпа!
  - Ничего подобного. Просто его не знают бывшие коллеги уволившегося пьянчушки. Но дело легко поправимо.
  - То есть?
  - Адрес можно получить в отделе кадров.
  - Верно. Там должны знать.
  - Поверь мне, не только должны, но и знают.
  В детективных произведениях следствие зачастую заходит в тупик. И не раз! Но зачем повторять литературные поделки?
  Я вел следствие как лицо неофициальное. Поэтому вполне объяснимо, почему я представился бдительным после спасения Глеба спасателям внештатным корреспондентом газеты "Молодежь Татарстана". Более того, моя ложь зашла настолько далеко, что я в азарте придуманной мной фантазии не заметил, как пообещал им в ближайшем выпуске целый разворот о замечательной бригаде под названием: "Спасение утопающих - дело рук не самих утопающих". Утратившие бдительность загорелые парни рассказали о себе все, даже из уволенного за пьянку Вольдемара сделали героя спасательного фронта. Жаль, что я нагло их обманул! Поэтому не дай бог еще раз с ними встретиться. Случайно на улице. А от пляжей ближайшие пять лет мне вообще лучше держаться подальше. Ребята крепкие, как я понял. И коллектив у них очень дружный. Просто беда!
  
  Глава двенадцатая.
  Наперегонки с ветром или стоит ли игра свеч.
  
  Хотя изначально в наши планы входили беззаботный отдых, чтение учебной и художественной литературы, пришлось поступиться сиюминутными интересами и отправиться на железнодорожный вокзал. К счастью, для этого достаточно было просто преодолеть переходной мост.
  От вокзала мы рассчитывали на маршрутном автобусе в ближайшее время доехать до поселка.
  Вот незадача! Взволнованные удачей мы никак не могли спокойно дожидаться прихода маршрутки. Глеб мерил шагами мостовую настолько нетерпеливо, что вызвал к себе внимание.
  - Мужики! Вы не в Юдино? - спросил нас худощавый парень с веснушками.
  Он подошел к ожидающим автобус пассажирам и выбрал, наверное, нас как самых беспокойных.
  - Туда! Вернее, в том именно направлении, - признался я со смутной надеждой, - но мы не спешим. Скоро будет автобус.
  Деньги вовсе не оттопыривали мои карманы. По затравленному взгляду Глеба я понял, что и у него карманы были по-настоящему студенческие. То есть пустыми, как и положено по определению.
  Однако товарищ этот оказался вовсе не таксистом.
  - Требуется ваша помощь, - сказал он, раскатывая свою толстую губу, - в обмен могу подбросить до Юдино.
  - А в чем, собственно, дело? - оживился Глеб, бедный студент.
  Видать, сразу почувствовал, что пахнет выгодой.
  - Да на свадьбу спешу... - произнес в сердцах таксист, который оказался вовсе не таксистом.
  - Ну и спеши дальше! - оказал я любезность.
  - Не получается...
  - А мы здесь при чем? Дорогу мы тебе не перекрывали.
  Мои слова его немного рассердили. Он отвернулся от меня совсем и к покладистому Глебу обратил свой взор.
  - Помогите немного. С ветерком довезу.
  Глеб наморщил лоб.
  - Предложение интересное. Подумать надо.
  - А что тут думать! Застрял я немножко. Вот тут рядом практически...
  Даже губу с расстройства закатил товарищ.
  - Поможем, не расстраивайся, - дорогой говорил Глеб.
  Мы уверенным шагом двигались к месту происшествия.
  - Чуть приподнимем, а потом подтолкнем... Делов-то! А один я никак не справлюсь...
  Бедняга ставил нам задачу. В принципе, решаемую.
  - Вот!
  "Жигули" застряли прямо на трамвайных путях. Парень, видать, решил сократить дорогу, но не учел особенности ландшафта. Судя по ржавым рельсам, тут трамвай и то не всегда проедет!
  - Еще раз! Еще немного! - радовался хозяин.
  Толкая машину, я заметил в салоне черноволосую хрупкую недотрогу. Она держала в тонких руках роскошный букет и с восторгом смотрела на наши усилия.
  - По коням! - скомандовал Буденный.
  Мы уселись сзади и сразу же вцепились в подлокотники, потому что обрадованный командарм дал самый полный газ. Увидев веселящую душу скорость на спидометре, он обернулся к нам и протянул руку:
  - Мансур!
  В общем, больше в нашу сторону он ни разу не повернулся. Оно и понятно: нужно было держать темп. Сначала мы решили, что машина движется на пределе, но едва городские постройки остались позади, мы поняли, что в этом саду это были не ягодки, а цветочки.
  Мансур вписывался в редкие повороты с таким скрипом, словно мы участвовали в последнем в своей жизни автородео. В принципе, оно таким и могло стать при известном везении.
  Только присутствие Глеба и чернявой красотки рядом с водителем заставляло меня делать вид, что это и есть любимый мною стиль езды.
  Однако, внимательно присмотревшись, я заметил, что Глеб несколько сник от непривычной манеры водителя. И вместе с тем я снова оценил его героическую натуру. Сник, но держался мужественно. Как узник Бухенвальда - на соревнованиях культуристов, куда его пригласили сразу же после освобождения по нелепой ошибке.
  Что касается меня, то с некоторых пор я стал присматриваться в прилегающие к тракту кусты, но тщетно. Ничто не указывало на присутствие работников ГАИ.
  Увы! Обычный придорожный пейзаж. Слева и справа кивали дружно ветвями деревья - типичные представители флоры средней полосы. Сквозь листву временами пробивалось беспечное солнце. Жизнь была по-прежнему прекрасно. Так не хотелось, чтобы она неожиданно прервалась.
  Глеб обречено считал количество машин, обгоняемых нами, я демонстративно скучал. В памяти снова и снова возникал образ Регины. Умирать не хотелось.
  Тем временем указатели стали подсказывать, что до Юдино остается совсем немного.
  - Залесный... Мы здесь остаемся! - радостно сообщил Глеб.
  Артист из него никудышный! Нельзя так неприкрыто демонстрировать свои чувства.
  Мансур кивнул. Мол, услышал. Однако скорость не сбавил.
  "Как он собирается нас высаживать?" - с тревогой подумал я. Некстати вспомнился фильм про десантников.
  Глеб стал оглядываться по сторонам. Его беспокойство передалось и мне. Когда он завел разговор, я его поддержал.
  - Эдик, - громко покашляв, он обратился ко мне, - ты знаешь Семенова с параллельного курса?
  - Да.
  - Он прочитал в журнале, что сейчас ездить на машине даже опаснее, чем летать на самолетах.
  - Я это чувствую, - негромко подтвердил я.
  Готов на все. Была бы польза.
  - Говорят, что езда на машине рискованнее полета в десять раз.
  - Даже так?
  - Представь себе! И в шестнадцать раз опаснее проезда в поезде.
  - Я всегда это подозревал.
  - Эдик, в Канаде, например, за один только год в результате автокатастроф теряется более 160 тысяч человеко-лет рабочего времени.
  - Е- мое!
  - Более того, в хирургических клиниках 20 процентов всех оперируемых - жертвы транспортных происшествий.
  Тут Мансур начал сбавлять скорость.
  Молодец! Намеки схватывает на лету.
  Мы вышли из машины, и Мансур снова рванул с места в карьер. Видимо. И в самом деле куда-то торопился.
  - Поблагодарить даже не успели, - расстроился Глеб.
  - Надо почитать завтрашние газеты, - сказал я, сочувственно глядя вслед удаляющейся машине.
  - Зачем?
  - Просмотреть отдел хроники и происшествий.
  Мы практически одновременно вздохнули.
  - Глеб, как ты думаешь, как быстро мы доехали? - поинтересовался я.
  Глеб стал машинально вытягивать руку, но вовремя опомнился и ругнулся.
  - Нету! У малявки оставил.
  - Думаешь вернуть? Или подарил навсегда?
  - Сведу на днях к знахарке. Знаю одну. Если не умерла еще... я ведь в детстве тоже немного заикался. Меня раньше даже электроболтунчиком называли.
  Я заулыбался.
  - Да-да. Я говорил быстро-быстро. И заикался тоже.
  - Тогда порядок. Часы, считай, у тебя в кармане.
  - Дело, как всегда, во времени. Как его нам не хватает!
  Я задумался.
  - Глеб, ты знаешь, мы упустили из виду одну штуку...
  - Какую?
  - Мы не знаем, где искать Виноградова?
  - Какого Виноградова?
  - Вольдемара!
  - Ах, да! У нас нет его адреса.
  - Мы забыли съездить в отдел кадров.
  - Действительно.
  Мы на некоторое время замолчали. Глеб взял меня за рукав.
  - Не беда, - сказал он. - если твоя информация соответствует действительности, у нас в наличие данных более, чем достаточно. Итак, начнем сначала. Александр Виноградов, живет здесь, в поселке, раньше работал спасателем. Такого человека должны в поселке все знать!
  - Что, проведем опрос населения?
  Уверенность приятеля передалась и мне.
  - Если он похож на меня, - начал я, - надо расспрашивать юных представительниц прекрасного пола. Они должны знать такого парня лучше чем Бельмондо.
  Тем временем мы подошли к остановке. Среди ожидающих автобус были и особы женского пола, но, к сожалению, в большинстве своем это были старушки. Так что возраст их подвергал сомнению саму правильность расхожего определения женской половины.
  На всякий случай Глеб задал вопрос в толпу. Однако народ безмолвствовал. Из этого мы сделали вывод, что с точно таким же успехом мы могли обращаться за справками к водителям проезжающих по шоссе машин.
  Нам ничего другого не оставалось, как пойти по улицам интервьюировать прохожих. Вы когда-нибудь пытались найти знакомого в большом поселке, где на улицах также оживленно как в городе во время показа многосерийных фильмов?
  Правильно, легче найти иголку в стогу сена. В последнем случае можно воспользоваться мощным магнитом или поискать множество других действенных способов решить проблему. И хотя название нашей "иголки" и ее технические характеристики нам были известны, дело оказалось непростым.
  Исходив вдоль и поперек поселок и напрасно оторвав от дел множество случайных рабочих, побеспокоив нескольких седых старожилов, мы выбрались на какую-то окраину. Здесь и дома были обветшалые, и люди более простыми. На наши расспросы они отрицательно качали головой.
  Отчаянию нашему не было предела. Проклиная себя за поспешность при отъезде и полную неподготовленность операции, мы незаметно углубились в лес.
  Если вы предположите, что мы заблудились - в интересах развития сюжета, конечно, то вы ошибетесь. Такой поворот в интриге заподозрит любой дотошный читатель приключенческих романов, однако жизнь преподносит свои сюрпризы. Во многом они не соответствуют литературному изложению.
  Мы не заблудились, но наткнулись среди разросшихся в тесном беспорядке елей и пихт на нечто интересное. На некотором расстоянии друг от друга были разбросаны аккуратные "муравейники" краснозема и глины.
  Теперь трудно объяснить, чем заинтересовала нас находка, но более того мы даже решили выяснить происхождение этих загадочных пирамидок свежей земли. Кто-то возил глину на телеге, и мы, следуя по колее, снова вышли к поселку. След привел к невзрачному домику с рубероидной крышей. Улица, на которой жил хозяин телеги, упиралась одним концом как раз в поселковый лес.
  - Давай выясним все до конца, - предложил Глеб, - все равно делать нечего.
  Обзор двора с расстояния, где мы стояли, ни коим образом не объяснил причину рьяного землекопания. Удивительно, в огороде, примыкающем к дому, каких-либо котлованов мы тоже не нашли.
  Правда, там стоял сарай. Мы обратили внимание на то, что только что построен. И потом сколочен быстро, как для съемок голливудского фильма. То есть наспех и небрежно.
  - Доски держатся на честном слове, - заметил Глеб.
  Крыши не было.
  - Глеб, у него нет крыши.
  - Точно. Ты наблюдателен как доктор Ватсон.
  Каков нахал! Сказал бы "как Холмс", и было бы справедливо.
  - Дуновение ветра - и все развалится, - сообщил Глеб голосом Шерлока Холмса в исполнении Ливанова.
  - Я даже отсюда вижу, что землю таскали из сарая, - разглядел я следы земляных работ.
  - Наверное, мужик погреб копает.
  - Бомбоубежище! - добавил я.
  Следы вели именно от сарая. Мы задумались. Иногда один человек задает другому загадку почище, чем сфинкс или черная дыра. Не помню, кто из нас сообразил, но было предложено разобраться в этой неожиданно появившейся тайне. Первые полчаса обзора ничего не дали. Никакого движения ни в доме, ни во дворе не было.
  Тогда мы обратились с вопросом к мужчине в грязной телогрейке и рабочими руками.
  - Кто живет в этом доме? - показали мы жестом.
  - Знаете что... - неожиданно прокряхтел мужчина.
  Он вплотную подошел к тому возрасту, когда перестают интересоваться фильмами в кинотеатрах, но начинают проявлять интерес к пилюлям в аптеках.
  - Я от души вам советую, перестаньте ходить и вынюхивать здесь. Честное слово. Не ровен час в беду попадете!
  Мы даже стушевались. Отчаявшиеся мы ожидали какого угодно ответа, - даже такого как: "Здесь живет Вольдемар", но действительность нас шокировала.
  Внешность работяги полностью соответствовала классическим образцам пиратов из романов Стивенсона, и, к тому же, от этого пирата подозрительно попахивало одеколоном. А поскольку этот тип был давно небрит, то нетрудно было догадаться, в каком качестве одеколон был употреблен.
  Мы благоразумно воздержались от диспута. Однако удержаться от соблазна проследить за ним мы не смогли. Мы как будто мы ушли, но сами завернули за угол ближайшего строения и, схоронившись, стали следить за ним.
  Выпивоха дошел до своей калитки, оглянулся для верности по сторонам и вошел во двор. Там мы его потеряли из виду. Дом был тот самый, за которым мы наблюдали. Дело стало принимать интересный оборот.
  Через какое-то время на улицу выехала телега, стоявшая на дворе. Теперь она была гружена доверху глиноземом. Правил лошадью как раз наш любитель одеколона.
  Когда гужевой транспорт скрылся за деревьями в лесочке, мы подумали, что было бы неплохо разузнать о хозяине побольше. Для этого мы обратились к женщине, появившейся на улице очень кстати. Она шла со стороны автобусной остановки.
  - Вы, наверное, друзья Саши? - предположила женщина, ставя на землю тяжелую сумку с продуктами.
  - Так точно! - соврал Глеб, не моргнув глазом.
  - Он и в самом деле жил в этом доме, - продолжала она, не переставая изучать нас внимательным взглядом, - а вы что, не знаете, что он уехал...
  - Как уехал? - спросили мы в один голос.
  - В Тюмень, на нефтяные работы. Ах да, вас же не было на проводах! Да нет, вернется не скоро. Ну год, полтора... Может, больше времени пройдет, кто его знает!
  Получив исчерпывающую информацию о настоящем хозяине дома, но не выяснив, кто возит землю, мы направились к остановке. Разгадывать тайны двора с сараем расхотелось. Сообщение о недавнем отъезде Вольдемара повергло нас в уныние. Из состояния почтальона, получившего письмо с адресом: "На деревню дедушке", мы прямиком подходили к положению любопытной Варваре, оставшейся с носом. Напрасен труд стольких часов и стольких усилий! Моих и особенно Глеба. Кто-то невидимый упорно отрезал нить наших поисков, а потом вручал оставшийся конец в совершенно неожиданном месте.
  Пока что мы снова оказались в ситуации "оборванной нити".
  Удрученные этим, мы на маршрутном автобусе вернулись в Казань.
  - Эдик! - в трамвае окликнула меня Таня.
  Она тоже была на вокзале и теперь, оказывается, тоже ехала в общежитие.
  Ее обращение удивило меня. По обыкновению разговор прежде всегда начинал я. И хотя мы учились в одной группе, окажись я менее разговорчив, мы всю жизнь проездили бы на одном транспорте, так и не заговорив. Полностью углубленная в свои тонкие душевные переживания, она никогда никого не замечала.
  - Эдик!
  - Ну что? - оборачиваюсь с самым непринужденным видом. Будто и не удивился.
  - А я все экзамены сдала! - говорит Таня с непонятным мне пафосом.
  Глеба она по привычке в упор не замечает.
  - Молодец, Мухина! - вяло реагирую я.
  Таня экстерном сдает сессию. Выходит, для нее уже закончился болезненный процесс.
  - Я билеты уже купила.
  Так вот зачем она ездила на вокзал!
  - Поздравляю, - говорю опять всякого энтузиазма. Просто так положено говорить.
  После этих слов Таня повернулась ко мне спиной.
  За окошком проносились шелестящие пыльными листьями деревья с двух сторон улицы. В открытую форточку ворвался ветерок и мгновенно растрепал волосы Глеба.
  - Влюблена в меня без памяти, - объяснил я шепотом поведение однокурсницы.
  Глеб осторожно улыбнулся.
  Выйдя на остановке, мы медленно двинулись к общежитию. Таня вырвалась вперед.
  - Чем займешься? - прервал мои размышления Глеб.
  - А что? - спрашиваю я, а сам думаю о своем.
  Надо срочно найти причину, чтобы отказаться от возможных предложений.
  - Скорее всего, буду занят до вечера. А насчет наших поисков... Ты же видишь, мы уперлись в тупик, и неизвестно, что делать дальше.
  - Нет, я не об этом. Надо часы возвращать. Поможешь мне? Надо отвезти нашего заику к знахарке.
  - Извини, сейчас не смогу. А ты... один не справишься?
  - Вообще-то, смогу. А тогда, я прошу, сходи к Жене. Займи у него денег, хорошо? Я тебе потом верну. Вдруг у меня не хватит.
  С Женей, о котором шла речь, я учился в одной группе. У него водились деньги... Даже нет, у него всегда можно было занять денег. И Глеб об этом знал. Женя был заядлым картежником. На лекции он приходил усталый, не выспавшийся, но довольный.
  Женю я все-таки не нашел. Видать, уехал в Монте-Карло.
  Искать с большим прилежанием Женю не позволяло мне одно обстоятельство. У меня, как у всякого молодого человека, была девчонка. Сказать, что просто знакомая было бы неправильно. К описываемому периоду отношения у нас сложились довольно сложные.
  Впрочем, уважаемый читатель, вы сами все видели! Как это ни парадоксально звучит, но этой девушкой была Таня, попавшаяся мне на глаза в трамвае.
  Публий Сир утверждал: "Трудно дождаться удобного случая, но очень легко упустить его".
  Следуя древней мудрости, я поднялся на восьмой этаж. Постучался. Голос Альфии из-за двери, которую я приоткрыл:
  - Ой, нельзя сюда! Подождите...
  Нельзя, значит, нельзя.
  Я прогуливаюсь в ожидании по коридору.
  Наконец, вижу выходит Таня. На моем выразительном лице можно отчетливо прочитать 15 минут томительного ожидания.
  - Ну что, соскучился? - улыбается она.
  Золотые ее волосы убраны. Она в халатике. Ее оживленное личико светится довольством и неприступностью одновременно.
  - Нет, ты ошиблась, - дерзко отвечаю я.
  Мы стоим у дверей, ведущей из коридора на балкон. Оттуда дует холодный ветерок, который играет полами ее длинного халатика.
  - Простудишься! - невольно замечаю я.
  Заходим в комнату. Альфия листает песенник. Увлеченная поэтикой исписанных страниц, она не догадывается оставить нас одних. То, о чем мы так оживленно беседовали в коридоре, не находит продолжения.
  Мы сидим за столом друг против друга. Таня молчит, чуть приподняв в напряжении верхнюю губу над влажно поблескивающими ровными зубами.
  Я уже предлог, чтобы уйти. Разговор не клеится. У меня почему-то пропало так необходимое в подобных случаях вдохновение. Когда один чувствует себя непринужденно, то уверенность передается и другому собеседнику. В противном случае молчание затягивается и становится все более тягостным. Отсюда вывод: при знакомстве с чересчур скромными девушками, надо самому говорить и о чем угодно. Главное не молчать. Рассказывать о различных забавных случаях или о какой-то ситуации на только что прошедшей лекции, приключениях своих друзей или о кино в кинотеатре - лишь бы любой ценой сломать лед. В общем, система компостирования мозгов безупречна.
  Но сейчас был другой случай. И я медленно встаю из-за стола.
  На прощание слышу: "Завтра с утра будь, пожалуйста, дома. Я зайду за тобой, хорошо?" Это она в ответ на мое обещание проводить ее на вокзал.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"