Гимазов Руслан Фаридович: другие произведения.

История в полутьме

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние конкурсы на ПродаМан
Открой свой Выход в нереальность
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Они сидели в полутьме и слушали друг друга. У кого-то было простая жизненная история, кто-то выдумал свою рассказ пять минут назад. Дядя Игорь молчал до этого момента. А когда заговорил...

  Объяснительное слово
  Уважаемый читатель!
  Основные события данного рассказа - результат волшебства Морфея. Иными словами, почти всё, что здесь описано мне приснилось. Чтобы повествование не было сухим и слишком коротким, я добавил несколько деталей и описаний.
  Помните об этом, когда будете читать рассказ.  
  
  
  Вокруг была полутьма. Все люстры выключены, лишь несколько маленьких светильников окружали людей. Немного света давали почти потухшие поленья в камине. Кто-то сидел, кто-то стоял. Некоторые дремали, опустив голову на грудь. Но я сидела и слушала. Мне было не очень интересно, история тёти Розы. Всего лишь о том, как она съездила на море этим летом и увидела большой град. Что интересного может быть в большом граде? Даже если окна чьей-то машины потрескались, а сосед прикладывал холод к большой шишке на голове. Тётя Роза всегда рассказывает такие истории. Уже который год. Даже я вижу, что многим откровенно скучно. Мой старший брат стоит в углу и тихо разговаривает со своей подругой. Они даже не скрывают своего отношения к рассказу тёти Розы.
  Каждый год мы собираемся в доме моего деда Саши. Это большое здание на окраине города. Только здесь может поместиться вся наша семья. Мама говорит, что этой традиции уже больше десяти лет. Как-то они устроили семейный обед здесь, и дело закончилось тем, что все сидели при свечах и рассказывали какие-нибудь интересные истории. По словам мамы, тогда они сидели до глубокой ночи!
  Я посмотрела в окно. На улице моросил дождь, небо было хмурым. Сейчас на часах было лишь семь вечера. Как можно было сидеть до ночи с такими историями? Если бы все рассказы были как у тёти Розы, то я бы точно уснула.
  В прошлом году я впервые не молчала. У меня была история о том, как мой одноклассник Рома подсматривал за старшеклассницами в раздевалке после физкультуры. Всё закончилось тем, что старшие девчонки выложили в интернет смонтированные фотографии хулигана. Одна мне особенно понравилась. На ней был изображен заключенный в тюрьму с лицом Ромы. Действительно, очень тонкий намёк.
  Тётя Роза наконец-то замолчала. Повисла напряженная тишина. После такой истории никто не хотел рассказывать свою. Ведь, если она будет скучная, то эффекта не будет. Я не знаю, какова главная причина такой традиции. Мама говорит, что так они находят способ встретиться всем вместе раз в году. Но мне кажется, что все просто хотят произвести впечатление. За год происходит многое. Расскажи интересную историю, и все подумают, что твоя жизнь насыщенная. А если твой рассказ будет скучным, то так на тебя и будут смотреть, по крайней мере до следующего года.
  Вдруг раздался голос. Я никогда ранее его не слышала. Он был надтреснутый, в нем чувствовалось угасание жизненных сил.
  - Это случилось сорок лет назад. Помните, тогда случилась беда с семьей Вики Потаниной?
  Он на мгновение замолчал, обводя всех взглядом. Многие взрослые заметно погрустнели. Я не поняла, с чем это связано. Если не забуду, то спрошу у мамы. А ещё надо будет узнать у неё про дядю Игоря. Я видела его несколько раз, но он всегда молчал. Ни разу он не рассказывал истории. Он даже молчал, когда с ним здоровались.
  Дядя Игорь сидел в кресле. На нём был старый пиджак, брюки и темная рубашка. Он выглядел уставшим. Не больным, нет. Казалось, что он устал от этой жизни. Ему было около шестидесяти лет, но волосы были не полностью седыми. Он сцепил их на затылке резиночной. Было удивительно, что такой старый человек носит длинные волосы. А ещё у дяди Игоря была густая борода, почти черная, седина проглядывала лишь местами.
  - Я только выпустился из университета, думал, передо мной большие горизонты. Все лето и сентябрь искал работу, но найти никак не мог. Кому был нужен педагог-психолог в то время? Все школы и гимназии уже давно укомплектованы. А уж про "мертвых душ" я вообще молчу.
  Он хмыкнул себе под нос. Все вокруг немного оживились. Было неясно, о чем сейчас пойдет речь, но явно не о граде.
  - Я звонил во все школы. Даже в детские сады, но тщетно. Прошел сентябрь, начался октябрь, а я все сидел без работы. Одним вечером мне позвонили из моей родной школы. Их психолог ушла в декрет, мне предложили поработать вместе неё. Один или два года, но я согласился. Сходил на собеседование с директором и завучем. Удивительно, но они помнили, что несколько лет назад я учился у них. Мне сказали, что в понедельник я уже выхожу на работу.
  Он сделал паузу. И тихо проговорил:
  - Если не готовы верить, уходите прямо сейчас. Я не собираюсь видеть в ваших глазах сомнения!
  Дядя Игорь ждал. Прошла минута, затем другая. Люди вокруг неуютно зашевелились, но никто не решился уходить.
  - Что ж. Я предупреждал.
  * * *
  Будильник зазвонил точно вовремя, я привычным движением отключил его. Часы показывали 6-50. Организм просил вернуться в кровать, прошлой ночью я долго не мог уснуть, донимали разные мысли. Всё-таки первый день на работе. Пусть меня взяли только на время, но на меня рассчитывали.
  Я быстро умылся, перекусил бутербродами, запив несладким кофе. Тщательно подобрал одежду. Я решил остановиться на брюках, синей рубашке и темно-сером кардигане. Надевать пиджак не хотел, пусть останется для педсовета. Накинул сверху кожаную куртку, обулся в туфли, взял с собой сумку и вышел, закрыв за собой дверь.
  Улица встретила прохладным ветром. До школы мне было идти всего минут пять, и я прогулочным шагом двинулся в путь. Люди спешили на работу, вели детей в сады и школы.
  Я перешёл дорогу, затем ещё одну. Вот и моя родная школа. Четыре этажа, снаружи покрашена в персиковый цвет. Справа блок для младшей школы, слева учатся старшеклассники. Обе части соединяются холлом и актовым залом с одной стороны и кабинетами для учителей-предметников с другой.
  Я открыл дверь и вошёл внутрь. Сразу же ощутил на себе пристальный взгляд охранника. После недавних событий в Москве почти во всех школах ввели пропускную систему. Вот и сейчас охранник смотрел на меня, ожидая моих действий. Я подошёл, достал пропуск и произнес:
  - Доброе утро. Я новый психолог.
  - Здравствуйте. Ключ брать будете?
  Странный вопрос. Не на лавочке в холле мне сидеть же.
  - Да, конечно.
  - Тогда распишитесь. - Сказал мужчина, пододвигая журнал.
  Я оставил свой автограф и поспешил к кабинету. Он находился на четвертом этаже младшего блока. По пути я снял куртку и нес её в руках.
  Кабинет встретил меня уютом и теплом, от которого трудно было отказаться после небольшой прогулки на улице. Я повесил куртку, поставил под стол сумку и вышел. Официально мой рабочий день начинался в 8-50, то есть со второго урока первой смены. Наручные часы показывали 7-40. Я специально пришёл пораньше. Хотелось немного побродить в тишине по школе, пока у всех был первый урок. В прошлый раз, когда я приходил на собеседование, сделать это мне не удалось. Чувство ностальгии буквально кричало о себе. Мне быстрее хотелось узнать, что же изменилось за пять лет в этих стенах?
  Я ещё раз прошёлся по четвертому этажу. Покрашенные стены, новый потолок из карт, лампы. Ничего кардинально нового, поэтому я спустился ниже. А вот на третьем этаже убрали зеркало. Раньше сюда ходили смотреться в него старшеклассницы, прихорашиваясь во время перемен. Те, кому учеба была неинтересна, могли делать это и вместо урока. Интересно, его разбили или просто сняли? А ещё около стен поставили лавочки.
  На второй этаж я спустился с особым трепетом. Именно здесь есть проход в сторону бассейна - это наша школьная гордость и отличительная черта. Это место притягивало к себе все поколения. Сюда ходили прогуливать уроки, пережидать окна, списывать, играть в прятки. Чего здесь только не происходило. Ещё в пристройке находился кабинет пения и костюмерная, которой пользовались танцоры и певцы нашей школы. Когда-то и я занимался танцами, ходил сюда, чтобы взять одежду для выступлений. И самым непримечательным здесь было книгохранилище. Я был в нем всего один раз, когда мальчиков в нашем классе попросили помочь таскать тяжести.
  Коридор ничуть не изменился. Те же стены ярко синего цвета, трубы под самым потолком. Помню, как лазил по ним с одноклассниками, стирая мозоли до крови. Остались даже странные углубления квадратной формы в стенах. Зачем они нужны я не знал до сих пор, но в них удобно было сидеть даже по двое-трое. Над ними расположились окна. В них можно запросто увидеть, кто идет в школу или из неё. Всё, что изменилось за пять лет - поставили решетчатые двери вместо деревянных. Для чего? Неужели вместо класса пения здесь теперь располагается что-то важное? Надо будет спросить у кого-нибудь, как только заведу новые знакомства.
  Оглушительно зазвенел звонок. Перемена, урок начнется через пять минут. Ровно столько, сколько осталось до начала моей работы. Я быстро пошёл к своему кабинету.
  ***
  Бумажная работа - это всё, чем я занимался ближайшие три урока. Просматривал годовой план, запросы на проведение тестов и анкет от государства, сравнивал с тем, что уже успел сделать психолог до меня. Картина была сносной - Елена Алексеевна (та, кого я заменяю) провела всё, что было необходимо сделать в первый месяц. Значит, никаких долгов.
  В то время, когда я пытался составить план работы на первую и вторую четверть, в кабинет забежала женщина, судя по всему - педагог начальных классов.
  - Игорь Владимирович! У нас ЧП!
  - Что случилось?
  Мне стало неловко, что я не знаю её имени, а она моё - знает.
  - Школьники пропали. Три первоклассника. Они пошла на уроки, но до школы так и не дошли. Сейчас позвонила одна из родительниц, спросила, где её мальчик. А что мы в ответ? Ничего!
  Женщина пожала плечами. Большие очки сползли ей на нос, она их поправила.
  - А кто-нибудь их видел из одноклассников? Может, они просто сбежали. Сами понимаете, сейчас в первом классе никто особо учиться не хочет.
  - Игорь Владимирович, мы позвонили некоторым ребятам, но они говорят, что не видели мальчиков.
  - Я так понимаю, это ваши ученики?
  - Именно так.
  Женщина заломила руки. Чувствовалось, что сильно переживает.
  - Понятно. Идемте к завучу. Я закрою кабинет и догоню вас.
  Она молча вышла и направилась к лестнице. Кабинет завуча находился на третьем этаже. Я щелкнул замком, опустил ключ в карман и догнал её.
  - Расскажите пока про этих мальчиков.
  - Рома, Никита и Влад. Не самые послушные дети, за один месяц я несколько раз им в дневники писала замечания. Учиться не хотят, балуются прямо на уроке.
  - Но раньше они такого не делали? Я о том, сбегали они или нет?
  - Нет, что вы! Это странно, что первокласснику может такое взбрести в голову.
  - А вот тут надо подумать. Может, кто из старших ребят их надоумил? А те и согласились, чтобы выделиться.
  Мы приблизились к кабинету завуча. Постучались и вошли.
  - Нина Петровна! У меня пропали ученики.
  - Елена Павловна, что это значит?
  Теперь я знаю, как её зовут. Отлично. Елена Павловна быстро перессказала ситуацию.
  - Не переживайте. Вашей вины никакой нет, не обязаны же вы звонить родителям каждый раз, когда их дети не пришли в школу. Однако, это наши ребята, надо выяснить, где они. Вы пытались позвонить по их сотовым телефонам?
  - У Влада нет телефона вообще, у Ромы он отключен. А Никита не берёт трубку.
  Я для себя отметил, что Елена Павловна подготовилась. Прежде, чем включать панику, постаралась выяснить все сама. И только потом пошла к вышестоящим органам.
  - Игорь Владимирович, вы можете идти.
  - Моя помощь не нужна?
  Не то, чтобы я рвался заниматься этим вопросом, но быть безучастным тоже не хотелось.
  - К сожалению, нет. Если бы вы знали этих учеников, то мы хотя бы могли подумать с вами, куда они пошли. А так, вы же первый день у нас работаете.
  - Что ж, дайте знать, если я понадоблюсь.
  Я вышел, закрыв за собой дверь. Часы показывали 12-05. Пора бы уже и поесть. Я спустился на первый этаж и пошел в столовую. Раньше здесь довольно вкусно готовили. Помню, особенно вкусными были булочки со сгущёнкой.
  Я взял себе суп, салат, чай с пирожным. Поев, я снова подошел к буфетчице и купил пару булочек с маком. Просто так, на всякий случай. Вдруг придется задержаться в школе, так хоть чай попью.
  * * *
  Он замолчал. Я встряхнула головой, возвращаясь мыслями в комнату. Я настолько прониклась историей, что не замечала, что происходит вокруг. Дядя Игорь по-прежнему молчал. Его лицо выражало задумчивость. Я окинула взглядом людей вокруг. Все молчали. Понимаете, все?! Абсолютно каждый сейчас ждал продолжения. Дядя Игорь кашлянул и продолжил.
  * * *
  Я закрыл кабинет в 16-00. Перед самым выходом я зашел в интернет с телефона. На глаза тут же попалась новость в блогге, что трое учеников так и не вернулись домой. Ради интереса я посетил еще пару новостных сайтов, но там было тихо. Значит, ребята так и не вернулись домой. Но был и небольшой плюс - происшествие пока не получило широкой огласки.
  Нужно было только сдать ключ, и я свободен. Первый день выдался не таким уж трудным, как я себе представлял. Я уже думал о том, что завтра предстоит пригласить к себе на беседу несколько учеников, обследовать у них уровень учебной мотивации, самооценку, как увидел, что около будки охранника что-то происходит. Какое-то столпотворение из школьников и взрослых. Из последних там был охранник, гардеробщик и, видимо, одна из учительниц. Я подошёл ближе, пытаясь понять причину беспокойств, но остановился на лестнице, не дойдя до центра событий добрых метров двадцать.
  Внезапно толпа издала единогласный "ух-х-х" и расширилась. Представьте себе звезду, которая перед смертью сначала становится больше, а потом сжимается и прекращает свое существование. Вот и здесь случилось нечто похожее. Уже через мгновение толпа стала разряженной, передние ряды повалились на задние, роняя людей на пол. Инстинктивно я достал телефон и открыл камеру, переведя её в режим видео. До этого мне никогда не приходилось снимать что-то стоящее. Я всегда задавался вопросом о том, как же люди умудряются вовремя запечатлеть аварии или драки, происходящие без предупреждения.
  Телефон дрожал в моих руках, но картинка все равно была видна. Люди бежали в разные стороны, но те, кто был ближе к центру, уже не вставали. Они судорожно бились в припадке. Неужели так выглядит первый и последний танец смерти? Я укорил себя за поэтичность. Если там действительно кто-то умер, то думать в таком тоне - это верх циничности. Правда, снимать всё это на видео ничуть не лучше.
  Кто-то бросился помогать упавшим людям. Мне показалось странным, что это делают совсем маленькие дети. От силы это второклассники, если даже не младше.
  Но...они не помогали людям подняться с пола! Те, кто уже лежал, не вставали. А фигуры маленьких школьников между тем продолжали ронять других, кто нерасторопно пытался убежать.
  Я сглотнул ком в горле. Рука с телефоном опустилась вниз. Медленно я спустился с лестницы, пытаясь разобраться, что, чёрт возьми, происходит. Мимо меня пробежал подросток, свернув в сторону младшего блока. Другой спрятался за колонной около столовой. Целая группа школьников закрылась в гардеробе. Они что-то кричали, перебивая друг друга.
  "Интересно, как они хотят закрыть дверь, если там навесной зам..."
  Я не успел закончить мысль. Один из зачинщиков происшествия двинулся ко мне.
  * * *
  Тетя Роза громко охнула, перебив дядя Игоря. Он мазнул по ней взглядом и произнес:
  - Я навсегда запомнил его лицо...
  * * *
  Его кожа была чуть серой, вены фиолетовыми нитями проступали через неё, особенно на висках. Глаза буквально пожирали своей злобой. Рот был искажен жуткой гримасой. Я развернулся и в три прыжка преодолел лестничный пролет, затем ещё один. На бегу я думал: если он стал зомби, то где кровь на губах?
  Сзади слышались удары обуви по полу, преследователь не сильно отставал. Я свернул налево и побежал по коридору. На ходу я рванул за собой деревянные двери. Их не меняли уже лет пятнадцать, как я впервые оказался тут. Красили, меняли стекла, но сама рама была той же. Невелика преграда для преследователя.
  Я обернулся. Ученик лишь на секунду задержался, открывая дверь. Я бежал дальше. Слева и справа от меня были кабинеты танцев, рисования и директора школы искусств. Впереди мелькало светлое пятно - окно на улицу. Было два пути - направо и налево. Справа был длинный коридор, который вскоре приведет к первому этажу, то есть к самому центру происходящего. Налево - пристройка. Я свернул туда, даже не задумываясь, открыты ли там двери. Наверное, будь они закрыты, всё решилось бы в течение минуты.
  Но они оказались открыты. Я влетел в дверной проем, запнувшись о порог. Совсем забыл о нём. Мне удалось не упасть. Разворот, два шага и я у цели, руки судорожно хватаются за ручку двери и тянут её на себя. Как только створки соприкоснулись, я стал искать глазами замок. Вместо него я увидел огромную задвижку-шпингалет. Божественное везение!
  Я кое-как перевел задвижку в положение "закрыто". Удивительно, но вокруг шпингалета прутья двери-решетки были частыми, через них не удастся просунуть руку при всем желании.
  Я поднял взгляд. Прямо перед моим лицом находился мальчик. Его глаза были мутными пятнами в полутьме. Он заговорил:
  - Будь с нами! Ты не знаешь, от чего отказываешься!
  Меня настигла темнота.
  Когда я открыл глаза, то вокруг был полумрак. Голова болела от удара о пол. Оказывается, я потерял сознание. Затуманенным взглядом я посмотрел на время на наручных часах. 19-24. На улице в такое время уже горят фонари, а здесь в коридоре свет не включен. Я вспомнил, что выключатель находится по другую сторону двери. Значит, темнота вокруг надолго.
  Я сел, ощупывая голову. Пальцы почувствовали большую шишку. Волосы вокруг неё стояли колом, я поморщился. Прекрасно, ещё и рассечение.
  Я осмотрелся. Коридор до бассейна был пуст. В самом его конце, где было книгохранилище, царила жуткая темнота. Я полез в карман в поисках мобильного и не нашёл его. Может, он сзади? Я проверил и там. Результат нулевой.
  Из моего горла донесся стон.
  Я вспомнил. Я уронил его, когда побежал от мальчика.
  Вот тебе и госпожа удача. Дверь открыта и с задвижкой, но нет света и телефона. Счёт два-два. Но я хотя бы остался жив.
  Так что же произошло около будки охранника? Почему дети кинулись на людей? Они действительно были похожи на зомби. Но тогда почему они никого не кусали? Более того, они могли говорить! Все фильмы, которые я раньше смотрел, показывали зомби в виде неразумных, чисто инстинктивных ходячих трупов. Да и не были они такими быстрыми, как этот мальчик.
  Размышляя, я подошёл к темному концу коридора. В сумке у меня (хотя бы она осталась со мной) был mp3-плеер, я достал его и включил. Экран маленький, света дает совсем немного. Но лучше так, чем совсем ничего. Я обследовал двери книгохранилища и бассейна. Таблички гласили, что эти места не поменяли своего предназначения. Я пошел дальше, добрался до костюмерной и класса пения. Убедился, что и они остались теми же местами. Рядом была железная дверь без таблички. Когда-то здесь находился маленький кабинет, в котором стоял стол и компьютер. Наверное, они до сих пор находится там. Была ещё одна дверь, но я о ней вспомнил только сейчас. Пришлось вернуться к бассейну и книгохранилищу. Чуть в стороне от них была решётчатая дверь. За ней виднелись ступеньки вниз, тонувшие во мраке. Я помнил, как мы гадали, что же здесь находится. Почти все считали, что там подвал. Но какой-то из старшеклассников авторитетно утверждал, что там располагался тир.
  Пожалуй, будь я Риком Граймсом*, то я бы взломал дверь и отправился за оружием. Даже за пневматическим. Но я не был Риком Граймсом.
  * Рик Граймс - персонаж телесериала "Ходячие мертвецы"
  В общем, ничего особо полезного вокруг не было. Я сел на выемку в стене под окном и открыл сумку. Начал вынимать оттуда предметы один за другим. Вскоре рядом со мной оказались тетради, ручка, один учебник-пособие по психологии, ключи, флешка и булочки, завернутые в салфетку. Негусто, но хотя бы не буду голодать первое время. Я сложил все обратно в сумку, только плеер оставил в кармане.
  Сколько здесь получится протянуть? Если всё это не плод моего воображения, то...на школу напали зомби. Сюжет для дешевого ужастика заказывали? Получите, распишитесь. А теперь серьезно. Телефона с собой нет, помощь не вызвать. Остается либо надеяться, что кто-то это уже сделал, тогда рано или поздно сюда прибудет полиция. Нужно только ждать. Есть еще один вариант - открыть дверь и рвануть изо всех сил куда-нибудь по коридорам, оказаться на улице и найти безопасное место. Но это рискованно, ведь за первым же поворотом меня могут поджидать Они. Я напрочь отказывался называть их зомби. Это выглядит абсурдно. Их можно было бы назвать сектантами или сумасшедшими. Это даже объяснит их внешний вид.
  Я зевнул. Может, скоротать время сном? Сейчас всё равно ничего не сделать. Я встал и пошел к кабинету пения. Там окна располагались рядом с батареями, которые немного нагревали воздух и стены рядом. К тому же здесь меня не видно от дверей-решетки. Я забрался на подоконник, подложил под голову сумку, завернулся в куртку, сохраняя тепло.
  Находясь на тонкой границе между сном и явью, я подумал, что ещё можно выбраться через окно. Но, спрыгнув вниз отсюда, можно переломать себе все кости. Однако, лучше так, чем ходить вместе с ними и...
  Я проснулся от далёкого звука голосов. Я лежал без движения, обратившись в слух.
  - Он был здесь, я видел!
  - Но сейчас его нет. Где он?
  - Может, он ушел дальше. Свернул к классу пения.
  - Попробуй открыть дверь.
  - Мои руки не пролезут тут.
  - Дай попробую я.
  От этого разговора волосы на голове зашевелились. Они пришли за мной! Я старался дышать тихо, чтобы слышать голоса отчетливо. Расстояние между мной и ними было приличным, некоторые слова приходилось додумывать.
  - Будь с нами! Победи смерть...
  - Моя рука тоже не проходит здесь.
  - Что вы здесь делаете?
  Это третий голос, и он более взрослый. Их уже трое! Я осторожно слез с окна и размял затекшие ноги. Через мгновение я двинулся в сторону бассейна, стараясь шагать бесшумно. Я был готов бежать в любой момент. Но куда бежать?
  - Там чужак. Он закрылся. Он должен быть с нами.
  - Дверь не открывается?
  - Нет.
  - В кабинете труда есть ножовка по металлу. Я схожу за ней, а вы будьте здесь, сторожите его. Он может открыть дверь и попытаться убежать.
  Мысленно я застонал. Возможно, до его появления у меня были бы шансы, но теперь их просто нет.
  Послышались удаляющиеся шаги. Я выглянул из-за угла. Около двери было две маленьких фигуры, они ходили туда-сюда в нетерпении. Удивительно, но они оба беспечно отвернулись от меня. Быстро открыть дверь и побежать? Бесшумно открыть задвижку не получится. Они тут же обернутся и будут готовы. Но если и получится убежать от них, наверняка просто так уйти из школы не выйдет. Раз к ним присоединился третий, которого я не видел раньше, будут и ещё.
  В голове родилась дерзкая идея. Настолько дерзкая и опасная, что я мгновенно покрылся холодным потом.
  Я двинулся к двери, придерживаясь левой стороны коридора, она была темнее, чем противоположная. На ходу я нащупал плеер в кармане. Чем ближе я подходил к двери, тем быстрее билось сердце. Когда до цели осталось два шага, мне показалось, что я перестал дышать. Но это необходимо было сделать, отступать просто некуда. Передвинуть левую ногу вперед, подставить правую. Сжать крепче плеер. Снова передвинуть левую, подставить правую. Мучительно медленно я вытянул правую руку с плеером вперед, просовывая её между прутьями решетки. Еще немного и я смог бы коснуться их. Я согнул локоть, и выпрямил руку, выпуская плеер из ладони. Не дожидаясь последствий и позабыв об осторожности, я побежал назад к ближайшему окну слева. Я почти забрался наверх, когда услышал звон стекла. Я попал в цель! Как же я был рад тому, что эти двери не заменили и оставили классическое, набившее оскомину, сочетание "дерево плюс стекло".
  Переговариваясь, двое пошли к двери проверить, что это за шум.
  Я оказался на высоком подоконнике, рванул на себя ручку окна. Чёрт! Как всегда рама была прижата гвоздем. Ногтями его не подцепить. Я слез, уперся ногами в подоконник, покрепче ухватился на ручку и дернул её на себя. С оглушающим скрежетом она поддалась, согнув гвоздь. Вторая рама не была прибита, её я открыл быстрее. Высунувшись из окна, я посмотрел налево. Окна первого этажа были пластиковые, но на втором, третьем и четвертом заменить их ещё не успели. Порыв холодного ветра дунул мне в лицо, глаза заслезились. Я снял наручные часы, взвесил их. Достаточно тяжелые. Циферблат показывал 7-35. Без пяти минут сутки, как я нахожусь в школе. Я размахнулся и кинул часы. У меня была всего одна попытка, другого тяжелого предмета у меня нет. Часы полетели в сторону окна. Сначала я увидел, а потом и услышал, как стекло разбивается на крупные и мелкие осколки.
  Я прислушался к происходящему. Те двое, которые меня сторожили, заговорили:
  - Что это?
  - По-моему снова разбили стекло.
  - Уверен?
  - Кто-то с нами играет. Пошли, надо проверить.
  - Но он сказал нам сторожить чужака!
  - Куда он денется? А там может быть ещё один.
  Они пошли проверять! Я внутренне заликовал.
  Спустившись на пол, я побежал к классу пения. У меня оставался один-единственный выход - прыгать в окно. Это можно было сделать из коридора в пристройке, но тогда мне пришлось бы лететь слишком много и долго, прямо на асфальт. Можно сказать, это был бы прыжок с третьего этажа, поскольку наша школа имела высокие потолки.
  Я свернул в коридор и приблизился к подоконнику. Ну конечно же! Как я забыл про решетку? Здесь были решетки за окнами!
  Последний шанс спастись таял, как мороженное, оставленное на лавочке под палящим солнцем.
  Я ощутил, как злость наполняет меня. Так рисковать, и все зря? Да пошло оно все к черту!
  Я рванул раму на себя, затем вторую. Удивительно, но они обе открылись сразу. Я даже не обратил внимания, были ли здесь запирающие их гвозди. Сев на подоконник и держась за раму, я принялся колотить ногами в решетку. Удар, ещё удар. Я рычал, почти как зверь. Если сейчас не уйти отсюда, то через несколько минут они распилят решетку на двери и доберутся до меня. И я буду ходить рядом с ними, звать всех присоединиться к нам. У меня будут эти же мутные глаза, бледная кожа и фиолетовые вены.
  Нога в лодыжке горела болью, но я продолжал. Вдруг решетка поддалась в нижней части. Я принялся бить по центру, старясь расширить щель. Через несколько ударов расстояние между решеткой и стеной стало достаточно большим, чтобы я попытался туда протиснуться.
  Сначала я пропихнул в щель ноги, затем, держась руками за подоконник, я стал пролазить дальше. Повиснув на пальцах, я разжал их, ожидая тяжелого удара снизу. Я даже не смотрел, куда упаду. Если мне не повезет, то я могу попасть одной ногой в невысокую колонну, другой - в пустоту. И тогда.... Буду лежать беспомощной массой из сломанных костей и кровавой плоти, ожидая медленной смерти.
  Удар в обе ступни, я повалился назад, приземляясь сначала пятой точкой, потом ладонями и локтями. Последним местом соприкосновения стали лопатки. Дыхание перехватило, я лежал, пытаясь вздохнуть. Грудь горела огнем, ноги ныли от боли. Перед глазами потемнело, появились бегающие черные и бурые пятна.
  Вдох, выдох. Хрип и кашель. Я живой!
  Ещё минуту или две я лежал, боясь пошевелиться. Только сейчас я понял, что можно было попытаться проникнуть в стены бассейна и переждать там. Там тоже есть окна, а расстояние до земли меньше. Более того, я помнил, что в стенах пристройки находилась дверь, ведущая наружу. Кто знает, может где-то там же и был ключ от нее. Восстановив дыхание, я медленно перекатился на бок, подвигал конечностями. Руки и ноги шевелились, они оказались целыми. Я заплатил только рваной одеждой и несколькими царапинами и ушибами.
  Я осмотрелся по сторонам. Колонна, на которую я так боялся упасть, была в метре от меня. При всем желании на неё было трудно попасть. Утренний воздух холодил легкие, но я не боялся заболеть. Сейчас это казалось совершенно несущественным.
  Вдруг я увидел, как под пристройкой бассейна идут трое. Судя по виду - первоклассники. Они оглядывались по сторонам и спешили. Почему они идут через нашу школу, если можно пройти мимо, чтобы попасть в соседнюю? Или они сбегают с уроков?
  - Рома? - Без предупреждения прошептали мои губы.
  Я поразился такой мысли.
  - Влад? - Чуть громче позвал я.
  "Не может этого быть!".
  - Никита? - Мой крик словно разрезал прохладное утро надвое.
  "Что за чертовщина?".
  Они повернулись в мою сторону.
  - Рома? Влад? - Я почти шептал, но они услышали меня.
  - Кто вы?
  - Куда вы идете? Сбегаете с уроков? - Меня сразил болезненный кашель.
  Они развернулись и побежали обратно. Я, хромая от ушибов, двинулся за ними. Я сильно отставал, поэтому, когда я миновал арку пристройки, я только увидел тени, прыснувшие в сторону школы.
  Я ничего не понимал. Происходящее не укладывалось в общую картину. Кусочки паззла попросту не подходили друг к другу, будто они были из разных наборов. Я как можно быстрее двинулся домой, стараясь никому не попадаться на глаза. Если я видел скопление людей, то уходив сторону, прятался за углом, ждал, когда они пройдут мимо.
  Дороги я перебегал со скоростью, которую позволяло моё разбитое тело. Наконец, я оказался около своего подъезда. Дрожащими руками я нашел ключ от домофона, прислонил его к двери. Казалось, между этим движением и звуковым сигналом прошла целая вечность. Мгновения ползли, словно улитки по липкому мёду.
  Раздалась трель домофона, я нетерпеливо потянул на себя дверь и быстро закрыл ее за собой. И только сейчас я смог перевести дух, прислонившись спиной к стене. Меня била крупная дрожь, в горле стоял ком. Мышцы и суставы горели болью.
  Я не знаю, сколько простоял в таком положении. Странно, но мимо никто ни разу не поднялся и не спустился. Немного справившись с нервами, я на ватных ногах двинулся по ступенькам наверх. В моем доме не было лифта, всего пять этажей, и я жил на третьем.
  Коридорную дверь я открыл со второй попытки, а вот к квартире шел медленно. Только сейчас я подумал - а что, если они и сюда успели добраться? Кто знает, как быстро они забирают людей себе? Такая тишина вокруг не предвещает ничего хорошего.
  Дрожащими руками я вставил ключ в замочную скважину. Повернул, потянул дверь на себя, ещё раз повернул. Осталось лишь толкнуть её вперёд, и я всё узнаю. Узнаю, был ли смысл в таком сумасшедшем спасении.
  Три. Два...
  Дверь открылась сама. Передо мной стояла Рита. Живая!
  - Ты что-то забыл? Почему ты вернулся? Мог бы позвонить, я бы спустилась и передала.
  В её глазах читалась забота и понимание. Она была живая!
  Всхлипывая, будто маленький ребенок, я обнял её. Еле смог из себя выдавить:
  - Я же ушёл вчера...
  - Ты ушел пятнадцать минут назад, дорогой!
  * * *
  Дядя Игорь обвёл всех тяжелым взглядом. В воздухе висела оглушающая тишина. Рассказчик будто постарел разом на десять лет. Не дожидаясь, пока кто-нибудь выкрикнет "лжец" или задаст глупый вопрос, он поднялся со своего кресла и двинулся к двери, опираясь на трость.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Хард "Игры с шейхом"(Любовное фэнтези) А.Минаева "Академия Алой короны-2. Приручение"(Любовное фэнтези) И.Воронцов "Вопрос Времени"(Научная фантастика) Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 2"(Антиутопия) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) А.Робский "Охотник 2: Проклятый"(Боевое фэнтези) Е.Шторм "Мой лучший враг"(Любовное фэнтези) А.Ардова "Брак по-драконьи. Новый Год в академии магии"(Любовное фэнтези) Р.Прокофьев "Стеллар. Инкарнатор"(Боевая фантастика) М.Зайцева "Трое"(Постапокалипсис)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"