Гирфанова Маргарита Александровна: другие произведения.

На барже

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:

  
  ________________________________________
  
  
  
   Реальная история, произошедшая 15августа 1941года на р.Волхов
  
  
  
   Вера проснулась от какого-то странного ощущения необычной тишины. Слышался только лёгкий плеск волны, изредка бьющейся о баржу, мерно покачивая её, словно люльку. Предрассветная свежесть августовского утра, холодком проникая сквозь одежду, студила кожу, вызывая озноб. Вера поёжилась, тесней прижала к себе завёрнутую в байковое одеяльце годовалую дочку. Иришка, посапывая, сладко спала и чему-то улыбалась во сне. Рядом, опустив седую голову на грудь, прикорнул отец. На скамьях, на полу сидели, полулежали, опершись на свои узлы и чемоданы, бледные, измученные люди. Где-то далеко, на берегу, за лесом просыпалось солнце, бледной желтизной высветляя небо. В предрассветной дымке угадывались очертания далёких берегов. Вера закрыла глаза, облегчённо вздохнула: "Слава Богу, весь этот ужас позади... Даже не верится, что вырвались из этого пекла." Вчерашнее вспоминалось, как страшный сон. Родной Новгород пылал ярким огнём, горящие головешки летели в Волхов, с шипением падая в воду и казалось, будто горит сама река. Немцы бомбили, сжигали город, а наши войска, не в силах им противостоять, отступали. Вера, как военнообязанная, должна была отправиться на фронт, но у неё был годовалый ребёнок и потому её эвакуировали с престарелым отцом и дочкой в г.Череповец для работы на металлургическом заводе, который был переоборудован для военных целей.
   " Как всё-таки тихо и спокойно... - опять подумала Вера, - будто и нет совсем никакой войны." Но тревожные предчувствия не покидали: что-то было не так, и она, наконец, поняла, в чём причина её беспокойства - не слышно было рокота движка буксира, тянущего баржу.
   - Папа... пап... проснись. - Вера тихонько тронула за плечо отца, - мы, кажется, стоим. Что-то случилось? Просыпающиеся люди с недоумением и тревогой переглядывались, тихо роптали. Наконец, кто-то громко крикнул: "Да он же нас бросил!"
   - Кто?.. Как?.. Почему? - спросонья люди ничего не могли понять.
   - Кто-кто... Да буксир! Отцепились ночью и удрали, суки!!
   Неуправляемое, брошенное на произвол судьбы судно медленно дрейфовало по воде, подёрнутой рябью прохладным, уже почти осенним ветром.
   - И как нам теперь быть?.. - люди растерянно вглядывались вдаль, надеясь увидеть хотя бы какую-нибудь лодчонку с рыбаком. Но тщетно.
   - Надо бы кому-нибудь вплавь добраться до берега и сообщить о нас... - неуверенно предложил один, бойкого вида, старичок. - Есть тут среди нас энтузиасты - спортсмены?
   Но на барже были только женщины, дети, да старики. Все спортсмены-энтузиасты ушли на фронт.
   Внезапно послышался гул.
   - Что это? Буксир возвращается? - некоторые слегка воодушевились, воспрянули духом, появилась маленькая надежда. Гул нарастал, но было уже ясно, что идёт он с неба. Из облаков вынырнули две точки, быстро увеличиваясь в размерах.
   - Самолёты! О, Господи, хоть бы это были наши...
   Приближаясь, они спускались всё ниже и ниже. И вот уже стали видны на крыльях и фюзеляже чёрные кресты. "Немцы!"
   - Поднимайте вверх детей! - крикнул тот же активист-старичок. - Пускай они видят, что здесь мирные люди, а не солдаты!
   Матери подхватили ребятишек на руки, подняли их над собой. Дети кричали от страха, цепляясь за них ручонками. Самолёты пролетели так низко над палубой, что были видны в застеклённых кабинах пилоты в шлемах. Один из них, совсем молодой парень, смотрел вниз и хохотал, показывая крепкие, белые зубы. Совершив круги над баржей, они резко взмыли вверх и исчезли в облаках. Все облегчённо вздохнули.
   - Слава тебе, Господи, пронесло, кажись... - перекрестились две старушки. Но нет. Вновь послышался гул со стороны улетевших самолётов.
   - Они возвращаются!!!
   С нарастающим с каждой секундой рёвом, самолёты круто пикировали, нацеливаясь прямо в беззащитную, одиноко стоящую посреди реки баржу с безоружными стариками, женщинами, детьми.
   Жуткий, свистящий вой снарядов... оглушительные взрывы... огонь... Как подкошенные, падали убитые, разлетались оторванные конечности. Люди метались по палубе с искажёнными от криков ужаса лицами, кто-то падал, прикрывая своими телами детей.
   Расходясь в небе друг с другом, самолёты пикировали вновь и вновь, пулемётным огнём круша ещё оставшихся в живых.
   - Кого вы убиваете, сволочи?!! - старичок вскочил, потрясая кулаком приближающемуся самолёту. - Женщин и малых де... - но тут же упал, не успев досказать, пулей сражённый в голову. Вера с ужасом глядела на его уже мёртвое лицо, на стекленеющие глаза, на так и не разжавшиеся кулаки... Она лежала тут же, рядом, закрыв собою дочурку. А над нею, широко раскинув руки, навис старик-отец, пытаясь собою защитить от свинцового града свою дочь.
   Наконец, они улетели. Люди не осмеливались подниматься, и было непонятно, есть ли выжившие в этом жутком пекле. Но помалу, приходя в себя, взирая на эту жуткую картину бойни, они осознали, что произошло... и протяжный, словно звериный вой огласил пространство. Выжившие оплакивали своих погибших, истерзанных в одно мгновение, родных. Никто не замечал, что пробитая снарядами баржа медленно погружается в воду.
   Но с берега уже спешили на лодках колхозники. Лодок было три.
   - Берём только детей, стариков и раненых, могущих двигаться. Остальные добирайтесь вплавь.
   Вере удалось посадить в лодку отца с дочерью.
   - А ты, доченька? Как же ты?.. У тебя рана - кровь на шее...
   - Пустяки, папа, царапина. Не волнуйся, ты же знаешь, как я хорошо плаваю. Береги Иринку!
   Проплыв несколько метров, Вера оглянулась. Баржа уже скрылась под водой, унеся с собою тяжело раненных людей и... выживших, но не сумевших оставить своих близких.
   В горячке Вера не почувствовала, что ранена: из икроножной мышцы вырвало кусок до самой кости, а кожу шеи "пропахал" осколок, чудом не задев сонную артерию. Вера действительно плавала отлично, ещё в школе на соревнованиях занимая первые места. Но, проплыв полпути, поняла, что слабеет и сознание вот-вот покинет её. Потеряла много крови, к тому же, одежда, намокнув, тянула вниз. До берега ещё было далеко, а вконец ослабленная Вера всё чаще и чаще уходила под воду. Вынырнув, хватала воздух ртом, и вновь скрывалась под водой. "Неужели конец?" Уже не было ни сил, ни желания бороться. "Господи, спаси и сохрани... я должна спастись ради ребёнка, ради старенького отца, ведь они пропадут без меня".
   Из последних сил Вера, судорожно двигая будто чужими руками и ногами, сделала последний рывок. Навстречу с берега спешил отец. Почувствовав вязкое дно, встала. Жидкая грязь заполнила рану, и Вера, потеряв сознание, упала отцу на руки.
   Очнулась она спустя несколько дней в доме одной доброй женщины, приютившей их.
   - Ну, вот, слава Богу, выкарабкалась наша Верочка, - сказала баба Нюра (так звали эту женщину). - Да-а-а, девонька, напугала ты нас. Вся горела в жару, бредила... Если бы не папа твой, быть бы тебе уже в ином мире. Сколько раз ежедневно ходил он к Святому роднику за пять километров и промывал, промывал твою рану целебной водицей. Хорошо, что кость не задета была, а то бы ничто не спасло. Вот так, с божьей помощью, тебя и выходили. Ну, а как же иначе? Тебе, дочка, выжить надо было, чтобы ребёнка растить. Война-войной, а жизнь должна продолжаться!
   Вера слабо улыбнулась. Она ещё не знала тогда, какие беды выпадут на их долю, сколько мытарств ждёт их... Ведь война только началась.
  
  
  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"