Гирфанова Маргарита: другие произведения.

Соловушка

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:

   Соловушка
  
  
  
   "Фью-ить... фью-ить... фью-фью-фью... Фью-ить... фью-ить... фью-фью-фью-фью!"
  Юля встрепенулась, украдкой взглянула на отца, сидящего напротив с газетой, и, быстро раскрыв книгу, сделала вид, что с головой углубилась в чтение.
   - И кто это насвистывает там, в сиреневых кустах? - отец насмешливо взглянул на Юльку. - Что за соловей у нас там завёлся, а, Юль?
   - Откуда мне знать? - пожала плечиками смутившаяся вдруг дочка, не отрываясь от книги.
   - Да ты хоть книжку-то переверни, держишь "вверх ногами", - хмыкнул отец. - Слышь, мать? - с улыбкой обратился он к жене, - дочь-то наша взрослой стала, женихи под окнами серенады насвистывают. Того и гляди, заявит - замуж, мол, хочу...
   - Надеюсь, она у нас девушка не глупая, - отозвалась, сидящая в кресле с вязанием мать, и блестящие спицы на мгновение замерли в её быстрых пальцах... - понимает, что вначале надо на ноги встать, образование получить, а после уж личную жизнь устраивать. Так ведь, доча?
   - Конечно, мама... Не собираюсь я вовсе замуж... Ты, пап, вечно шутишь! И этот "соловей" не жених мне совсем, а просто друг!
   - А что же ты не пригласишь друга своего в дом - с родителями познакомить, чаем напоить?
   "Фью-ить... фью-ить... фью-фью-фью"... - раздалось вновь, и Юлька, вздрогнув, бросила быстрый, нетерпеливый взгляд на окошко.
   - Ладно уж, иди, а то сипеть уже начал твой соловушка! - засмеялся отец. - Допоздна не гуляй и голову имей на плечах! - крикнул он вслед убегающей дочери.
  
   ***
  
   - Ну, чего ты рассвистелся, Коль? Отец тебя сразу раскусил! Между прочим, родители хотели бы познакомиться, велели мне пригласить тебя в гости, на чай с вареньем. Может, зайдёшь?
   - Вот ещё... Ёрзай на стуле, как дурак, под сверлящим взглядом твоего папаши, да на вопросы отвечай, как прокурору. Не-е-е, избавь меня, пожалуйста...
   - Значит, ты просто так со мной встречаешься, без всяких серьёзных намерений, да? Ну, раз не хочешь знакомиться с моей семьёй? А я-то думала...
   - Юляш, не обижайся, - Николай привлёк девушку к себе, нежно поцеловал. - Если честно, я просто боюсь, что не понравлюсь им. Ну, кто я? Обычный работяга после ремеслухи, а не интеллигент какой-нибудь, вроде сынка секретаря райкома! Колька пренебрежительно сплюнул. - Отец-то у тебя ужасно строгий и придирчивый, разве не так?
   - Напрасно ты о нём такого мнения, - возразила Юля. - О людях он судит совсем по другим меркам. И ему вовсе неважно, кто ты по профессии, главное, чтобы человек был хороший!
   - Ладно, кому другому рассказывай... - недоверчиво хмыкнул Колька.
  
  
   Они сидели, обнявшись, на высоком берегу реки. Клубок закатного солнца, поспешно смотав с ветвей свои золотистые нити, укатился за горизонт, и вечер медленно укрывал остывающие небеса тёмным покрывалом, усыпанным густой россыпью звёзд. Яркие звёздочки изредка скользили по небосводу, оставляя мимолётный росчерк в синеве, но их след мгновенно исчезал, словно кто-то невидимый бродил с метлой по небу и строго следил за чистотой и порядком.
  
   - Ты успел загадать желание? - спросила Юля, когда очередное крошечное светило, мелькнув длинным хвостом, исчезло в глубинах вселенной.
   - Конечно. Хочешь узнать?
   - Угу-у... Интересно, о чём ты мечтаешь.
   - У меня одна мечта - хочу, чтобы ты стала моей женой!
   - Ну, ты и без того знаешь, что стану! Сто раз уж говорили. А я загадала, чтобы прошла по конкурсу и поступи...
   - Ты не дослушала, Юльк! Я загадал, чтобы ты стала моей сегодня... сейчас!
   - Опять начинаешь! - досадливо поморщилась девчонка. - Ну, сколько можно уже повторять - я хочу, чтобы всё было по-честному! Тебя, наверное, скоро в армию призовут, а я, если удастся, поступлю учиться в институт. И когда ты вернёшься, мы поженимся, если ты не передумаешь к этому времени. А то ты ведь даже с семьёй моей не хочешь познакомиться... В прежние годы, бывало, у родителей руки невесты и благословения спрашивали.
   - Начиталась романов... - Николай убрал с Юлькиной талии руки и отодвинулся. - В общем, всё с тобой ясно! Врёшь ты про свою любовь ко мне. Если бы любила, то понимала. Юль, ты мне нужна, ну не могу я без тебя больше... Ты с ума меня сводишь, слышишь?! - Он вдруг обхватил девушку и, опрокинув в траву, стал страстно целовать, невнятно и горячо нашёптывая ей нежные слова. Заслышав звук чьих-то шагов, они вмиг сели, озираясь вкруг себя.
   - Да это просто ёжик! - рассмеялся Колька.
   - А топает, как мужик... - удивлённо прошептала Юля и встала. - Коль, мне пора, пойдём уже, а то завтра мне вставать рано! - Николай нехотя поднялся и, закурив папироску, неспешно двинулся за девушкой, бормоча себе под нос:
   - Ну, понятно! Папаша, наверное, ремень уже наготове держит. Темно, а дочки всё ещё дома нету.
   - Хватит уже насмешничать, Колька!
   - Небось, если бы с секретарским сынком гуляла, ему спокойнее было бы, разве не так? - и он не без ехидства покосился в сторону Юльки.
   - Да, кстати, фонарь у Женьки под глазом - твоя работа? - прищурилась та, - признавайся!.
   - А нечего на чужой каравай рот разевать! - хохотнул Колька, явно довольный неожиданно пришедшей на ум поговоркой.
   - Я, между прочим, пока ещё и не твой "каравай"! - возмутилась Юля. - И вообще, не желаю быть "караваем", из-за которого двое дерутся, как... - У Юльки чуть не сорвалось с языка "как собаки", но она вовремя сдержалась. - Как то глупо получается... Знаешь, что? Если ты не перестанешь быть таким несносным ревнивцем, нам с тобой придётся расстаться! Вот так то!
   - Юль, ну попытайся меня понять... Я, как зашёл в зал и увидел вас, танцующих чуть ли не в обнимку, у меня аж в голове помутилось! Ты ведь моя девчонка, и все это знают. Пусть и он теперь делает вывод, к кому можно подваливать, а к кому - не стоит! Да и ты тоже... Стоило мне задержаться, а ты уже с другими танцуешь. Ты моя...
   - Я - ничья! И пока не жена тебе - имею право танцевать, когда хочу и с кем хочу, понял?!
   - Короче, ты хочешь поссориться?.. Хорошо! - Колька угрюмо замолчал. С минуту они шли, не разговаривая, на некотором расстоянии друг от друга.
   - Ну, ладно, хватит уже дуться! - не умеющая долго сердиться Юля примирительно взяла Николая за руку. Они уже подходили к её дому.
   - Ну, вот и пришли. До завтра, Колюнь! Хотя нет, завтра не приходи, я к бабушке в город уеду на выходные дни. Увидимся уже на следующей неделе.
   - Не получится... На следующей неделе я в армию ухожу. Повестка из военкомата пришла.
   - К-как в армию?.. - у ошарашенной Юльки округлились глаза. - Ты ничего не говорил про армию...
   - Ну, вот и говорю теперь! Надеялся, ты согласишься стать моей по-настоящему, и я спокойно служить буду, зная, что жена меня ждёт.
   - Я и так буду ждать... Я же говорила! Ты что, мне не веришь?!
   - Верю, но так было бы надёжнее. Обязательства друг перед другом, то да сё. Ну, ладно, раз мне не доверяешь, так я никакого обещания брать с тебя не стану! И не потому вовсе, что не верю тебе, а просто понял, наконец, что никакой любви у тебя ко мне нет, да и не было никогда.
   - Ну, как ты можешь такое говорить, Коля?! Знаешь ведь прекрасно, что это не так! Зачем бы я тогда с тобой встречалась?
   - Это всё слова! А настоящая любовь требует доказательств.
   - Хорошо. Тогда, может быть... давай так: я постараюсь подготовить своих родителей, а ты своих. В воскресенье вы приходите к нам в гости, а в понедельник... нет, лучше во вторник, если конечно все будут согласны, мы идём и расписываемся. Правда, справить свадьбу уже не получится, наверное, но зато это будет по-честному!
   - Ничего не выйдет! В выходные у меня проводы, приходи, кстати. Фу, ты, забыл! Ты ведь к бабушке уезжаешь... А в понедельник уже сбор у военкомата. Так что...
   - Да ты что?! Почему так скоро? Когда соседского Сашку Пономарёва в армию призывали, за две недели уже было известно! А тут как-то не по-людски... Или ты просто не говорил мне?
   - Ну да, не хотел расстраивать раньше времени. Слушай, Юль, а давай прямо... завтра и распишемся, а? - Николай резко остановился, схватил Юльку за руки и крепко их сжал. - Только говорить пока не будем никому. Родителям тем более! Знаешь, я совсем не уверен, что отец твой меня в зятья принять согласится... Такой хай поднимет, что ой-ё-ёй! Запретит тебе со мной даже видеться, а то ещё и паспорт твой спрячет. Сама подумай! А так мы их перед фактом поставим! - Скулы у парня порозовели, светлый чуб взъерошился. До боли сжимая ей ладошки, он с горячностью уговаривал девчонку, со всей рьяностью пытаясь убедить её.
   - Помнишь, - продолжал он, - мы с тобой как-то фильм один глядели? Так там что-то вроде... то ли папаша на дочку "наехал", то ли на парня хулиганистого, что с ней пришёл... не помню уже. А она ему - раз! и паспорт свой со штампом в нос ткнула. Он, мол, муж мой, твой зять! И теперь я ему, а не тебе подчиняюсь! Помнишь, Юляш?
   - Помню, конечно, - сбитая с толку такой напористостью, Юля осторожно высвободила руки из его крепких ладоней. - Фильм "Дело было в Пенькове" назывался. Там, кстати, этот герой недолго супругу свою любил, другой девушкой увлёкся вскоре. Это ещё при том, что жёнушка рядом была. Да что там о фильмах вспоминать? Могу тебе пример из жизни рассказать. Моя бывшая одноклассница Людка Данилова ждала своего парня из армии, три года даже на танцы не ходила, ни на кого глядеть не хотела. И вот дождалась! Приехал с женой-армянкой и с сыном годовалым, представляешь?!
   - Вот! А я о чём тебе говорю? С нами такого не случится, потому что завтра мы уже будем мужем и женой! Юленька, солнышко, не переживай ты так из-за них, из-за родителей! Они же всё равно вынуждены будут смириться с этим рано или поздно. И смирятся, куда денутся? Для них ведь что главное? Чтобы дочка счастливой была, так ведь? Всё будет хорошо, вот увидишь! А настоящую свадьбу устроим, когда вернусь из армии, а, Юль?
  
   Они шептались у дома, прячась в густых, высоких кустах сирени, словно заговорщики, и противоречивые чувства разрывали сердце девушки. Сказать ему категоричное "нет" не поворачивался язык, это было бы жестоко. С какой горечью в сердце отправится он служить, будучи неуверенным в её чувствах?.. Ведь она же любит этого парня, любит со всей нежностью в сердце, хотя некоторые выходки и суждения его кажутся ей, мягко говоря, странными и не совсем понятными. Вот и теперь он подбивает её поступить подло с родными людьми... Да и своих мать с отцом собирается поставить перед фактом. Юля чувствовала себя чуть ли не преступницей, и от одного сознания, что задумали они совершить нечестный по отношению ко всем им поступок, горечь, досада на себя и на него угнетали её душу. От одной только мысли об этом у неё уже сейчас горели уши... Нет, не так представляла Юлька своё замужество! Иногда в мыслях видела она себя невестой в длинном, белом платье с кокеткой из нарядного гипюра, которое видела однажды в витрине городского универмага, в воздушной фате, с букетом белых роз... Рядом Колька в чёрном костюме и необычном для себя галстуке. И много-много людей, улыбающихся, поздравляющих их...
  
   - ... Юль, ну ты чего молчишь?.. Так идём завтра в ЗАГС? Да или нет? - Николай, затаив дыхание, ждал ответа.
   - Да... - презирая себя за слабость, прошептала Юля.
   - Как-то ты неуверенно... Даёшь честное слово?! - Николай пристально вглядывался в её опечаленные глаза и бледное при свете луны лицо.
   - Да, даю честное комсомольское! - стараясь придать голосу твёрдость, ответила Юля. - Жди меня в одиннадцать, в садике у райсовета.
   - Ты никогда не пожалеешь об этом, Юленька, никогда, слышишь?! - Он горячо поцеловал девушку, но впервые поцелуй любимого не вызвал у неё никаких сладостных ощущений.
  
  ***
  
   Это была самая долгая и бессонная ночь... Ворочаясь в постели, Юля с горечью думала о данном Николаю обещании. Да как же могла она согласиться на такое?! Словно околдовал её любимый, вынудив сказать 'да', когда и разум, и сердце отчаянно кричали 'нет'! Возможно ли совершить такой серьёзный поступок без ведома родных людей ей, Юльке, у которой с самого детства никогда-никогда не было никаких секретов от родителей!? Юля страдала, корила себя. Она чувствовала, как горели у неё щёки и уши, как охватывал спину озноб, и ей вдруг страстно захотелось заболеть, да так, чтобы её увезли в больницу, ну, например, с воспалением лёгких... И тогда эта ужасная ситуация разрешилась бы сама собой - Колька, хоть огорчился бы и расстроился, но всё же вынужден был бы смириться с таким поворотом событий... Юлька даже градусник себе поставила под мышку, втайне надеясь на высокую температуру, но, увы! И через пять минут, и через десять - он показал тридцать шесть и шесть! Как же теперь быть? Сказать ему завтра, что передумала?.. Он скажет ей с укором, а может, даже с презрением: "А ведь ты давала честное слово"... Она словно воочию увидела его лицо, его глаза, и ей стало невыносимо больно. Попытаться убедить?.. Да, да! Она всё-таки попытается доказать ему, что нельзя так бесчеловечно поступать с родными людьми... Двойственные чувства разрывали ей душу - ей было невероятно жаль и сомневающегося в её искренних чувствах парня, и отца с мамой, даже не подозревающих, какой дерзкий, даже гнусный проступок собирается совершить их любимая дочь. Ах, если бы не это, такое неожиданное, так несвоевременно полученное известие - призыв в армию... И совсем-совсем не остаётся времени на разрешение такого серьёзного вопроса. Но нет! Надо как-то переубедить его, как-то отговорить от опрометчивого шага... но как? Тревожные думы долго ещё терзали несчастную головку, но благословенный сон в конце концов сжалился над девушкой и унёс её на некоторое время в предутреннее небытие...
  
   ***
  
   Они встретились в условленном месте, где Николай более получаса нервно прохаживался по аллее, с нетерпением ожидая подругу. Увидев Юлю ещё издали, он почти побежал ей навстречу, порывисто обнял, прошептав: "Как я боялся, что ты не придёшь"... Взглянув в его глаза, светящиеся радостью, девушка позабыла все заготовленные ею слова увещеваний и убеждений, и... с отчаянием решила покориться судьбе.
  
   У здания райсовета было пустынно, и Юля с облегчением вздохнула - никто из знакомых их не увидит. С некоторой робостью пройдя по длинному коридору, отыскали кабинет с табличкой "Запись Актов Гражданского Состояния". Николай неуверенно постучался в двери.
   - Войдите!
   - Ой, тётя Га... Галина Сергеевна, здравствуйте... Разве Вы тут работаете?.. - растерянно произнесла Юля, покраснев до кончиков волос. За столом сидела её соседка, что живёт в доме напротив, с которой Юлина мама была в приятельских отношениях, да и саму Юльку тётя Галя иногда зазывала, чтобы угостить варениками с вишней из своего сада. "Как же я забыла? Я ведь знала, что она в райсовете какую-то должность занимает." - с запоздалым сожалением подумала расстроенная вконец девчонка.
   - Ну, да, здесь тружусь, - ответила та, окинув долгим проницательным взглядом молодых людей. - А вас-то каким ветром сюда занесло?
   - Мы хотим зарегистрировать брак! - выпалил Николай, а Юля, прикусив губу, потупила взгляд. - Вот наши паспорта!
   - А родители-то твои как к этому относятся? - обратилась Галина Сергеевна к Юльке. - Почему никого из них я здесь не вижу? И со стороны твоего избранника где же свидетели?
   - Разве мы не имеем права расписаться без родителей? Мы же не дети, в самом деле?! - спросил, слегка повысив голос Николай.
   - Да, действительно, мы же совершеннолетние уже... - добавила Юля. - Его в армию забирают, вот мы и решили расписаться.
   Галина Сергеевна один за другим раскрыла паспорта.
   - Да, тебе восемнадцать уже исполнилось. А вы, Николай Иванович, повестку из военкомата не захватили случайно?
   - Н-нет... А разве она нужна?..
   - Не нужна. Просто хотелось бы взглянуть... У нас, что, уже осенний призыв начался? Рановато что-то... - Вдруг широкие брови её с недоумением полезли на лоб. - Кстати, неужто у нас закон изменился, и в армию стали малолеток призывать?! Что-то не слышала я об этом!
   - Как?.. почему малолеток?! - вспыхнув, воскликнула Юлька. - Ему девятнадцать, он на год старше меня!
   - Что же ты, дорогая моя, собралась замуж, а в паспорт суженого своего заглянуть не догадалась? Ты думала, если он вымахал под потолок, так и годами старше? Семнадцать лет твоему избраннику едва исполнилось! Так что, потерпите годочек, молодые люди, а после приходите. Кстати, заодно и глубину чувств своих проверите! - Галина Сергеевна с иронией взглянула на потупившихся от стыда ребят. - Но вдруг лицо её стало серьёзным.
   - Впрочем, мы иногда регистрируем несовершеннолетних, но только в исключительных случаях, - сказала она, и подозрительно посмотрела на Юльку. - При определённых, так сказать, обстоятельствах.
   - А у нас как раз такие обстоятельства! - выпалил вдруг Колька, и Юля с изумлением воззрилась на него.
   - Ну что ж... Тогда приносите справку, рассмотрим и будем решать!
   - К-какую справку?.. - с недоумением спросила Юлька.
   - От гинеколога, естественно. Какой у тебя срок?
   - Какой срок?.. Срок ч-чего?!
   - Беременности, естественно. Обычно только по "залёту" так спешат оформить отношения!
   - Нет у меня никакого "залёта"! Что за чушь?! - Лицо и шея Юльки покрылись пунцовыми пятнами. - Он сказал, что в армию уходит, вот я и согласилась выйти за него. Как вы могли такое обо мне подумать?! - и Юлька выскочила из кабинета, как ошпаренная.
  
   - Юль, погоди! - Николай уже на улице догнал её и схватил за руку. - Ну, ладно, не сердись...
   - Да как ты мог мне так подло врать?! - у Юли срывался голос, дрожали губы. Она резко выдернула руку и пошла быстрым шагом. - Со стыда чуть не сгорела... ужас какой! Я собиралась выйти замуж за малолетнего врунишку?!
   - Прости меня, Юляш... Я ведь люблю тебя, поэтому...
   - А вот в этом я уже совсем не уверена. Опять ты врёшь! Уходи, я не хочу тебя больше видеть!
   - Ах вот как... Но ты всё равно моей будешь, слышишь?! Я сдаваться не привык, учти!
  
   ***
  
   Этим вечером в семье Юли было необычайно тихо. Мать сидела за столом, обхватив голову руками, и вполголоса всё повторяла: "Боже, какой позор... Как ты могла? Ты же только вчера убеждала нас с отцом, и мы были спокойны и уверены за тебя. Я ведь всегда тебя считала умной девочкой. Да как же ты могла связаться с этим хулиганом?! Осрамила и себя, и нас!
   - Погоди, мать... ей и без того плохо, и ты ещё добавляешь! - Отец сел рядом с дочкой, обнял её за плечи. - Юленька, ты не переживай, - ласково произнёс он, - мы тебя в беде не оставим! Скажи, ты его любишь?
   - Мне казалось, что да, - вздохнула та, - но теперь я не знаю... Что-то сомневаюсь я, пап... Ну как можно доверять человеку, который зачем-то так глупо и нагло врал?
   - Я тебя понимаю, доченька. Знаешь, что я тебе скажу... Если у вас были близкие отношения, и если у тебя всё же к нему остались чувства, тогда я постараюсь сделать так, чтобы вас зарегистрировали. А после будет видно. Может, он вовсе и неплохой парнишка, да и тебя любит, похоже? Так что решай, стоит создавать тебе с ним семью, или погодить пока.
   - Пап... Да не было у нас ничего такого. И вообще... Если семейная жизнь начинается с обмана, это ведь плохо, правда? Что же после-то будет?!
   - Да, ты права, девочка моя, в семейной жизни главное не только любовь, но и доверие. А жаль... - иронично усмехнулся отец, - очень уж красиво соловьём заливался! Да, кстати, от тёти Нюры письмо пришло, зовёт тебя к себе, в Ленинград. Одна она осталась, мужа схоронила... Тяжело ей. Пишет, может удастся поступить тебе там в институт, было бы вообще здорово! Так что, подумай, поразмышляй! Ну, а сложится ли что-то когда-нибудь с твоим соловушкой, то это уж, как говорится, судьба решит.
   " Этот соловушка вполне себе может и в ястреба превратиться"... - с горечью подумала Юлька, вспомнив прощальные слова парня. Но вслух ничего не сказала.
  
  
   Юля рассеянно глядела в вагонное окно... Поезд постепенно набирал ход, мерно отстукивали колёса свою незатейливую мелодию, и за толстым, немного тусклым стеклом уплывали столбы, деревья, овраги, мелькали побелённые хатки под камышовыми крышами, прощально покачивали своими рыжими головами подсолнечники. Убегали знакомые пейзажи, и как-то незаметно уходили из её сердца стыд и горечь за нелепую, глупую выходку любимого. Душа постепенно оттаивала, и произошедшее уже не казалось настолько из ряда вон выходящим происшествием. Теперь досада на себя, на свой, оказавшийся таким непреклонным характер угнетали душу, и тяжкая обида на парня уступила место грусти и сожалению. Почему она не захотела встретиться с ним перед отъездом? Почему не ответила на записку, переданную им через подругу? Почему она придала какой-то зловещий смысл тем его словам: 'Ты всё равно будешь моей'... Может, эта его фраза имела совсем иное значение, а она...
   Недавнее прощание с родителями на вокзале было грустным.
   - Что-то твой соловей не прилетел проводить тебя... - с лёгкой иронией заметила мама.
   - Я... мы... Просто я не захотела мириться с ним.
  Юля давно уже заметила прячущуюся за угол здания вокзала долговязую фигуру своего возлюбленного, но виду не подавала.
   - Вот уж, не ожидал, что ты у меня такой немилосердной окажешься... - усмехнулся отец. - Всё-таки надо уметь прощать, дочка! Кстати, было дело, я ведь тоже себе лишний год приписал!
   - Чтобы быстрей с мамой зарегистрироваться? - удивилась Юля.
   - Да нет. Чтобы на фронт взяли...
  
  
   Поезд всё быстрее и быстрее уносил нашу героиню в неизвестное будущее, одновременно заманчивое и чуточку беспокоящее своей непредсказуемостью.'Любит-не-любит... любит-не-любит... Любит-любит-любит'! - выстукивали колёса, постепенно успокаивая измученную сомнениями и угрызениями совести девушку. В конце концов тоскливые, унылые мысли оставили Юлю. 'Я напишу ему по приезде'... - решила она, вздохнув с облегчением, - а время разлуки всё расставит по своим местам'. А пока впереди её ждала новая жизнь. Долго ли продлится она в чужом, незнакомом городе, Юле было пока неведомо, но в ней зарождалась надежда, что ждут её там много интересных событий и впечатлений.
  ________________________________________
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"