Гирнис Владислав Викентьевич: другие произведения.

Мои стихи

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
 Ваша оценка:


  
  
   УДК 83.3
   ББК 84
   Г35
  
  

Владислав Гирнис

  
  
  

Мои стихи

  

Общество дружбы и развития

развития сотрудничества

с зарубежными странами

2007

  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   * * *
   Снился мне город из белого мрамора
   Парков прохлада, гранит площадей,
   Пляж золотистый и чайка прекрасная,
   Синее, синее небо над ней.
   Снился мне город из детства далекого,
   Юность беспечная, лица друзей,
   Черные косы, глаза с поволокою,
   Темная ночь, тишина, соловей...
   Нет! Не было мрамора белого,
   Не было хлеба черного,
   Не было счастья беспечного...
   Была война бесконечная.
   Был грязный город в окопы брошен,
   Был труд нелегкий на детские плечи,
   Был лучший друг мой осколком скошен,
   А черные косы мыть было нечем!
   Так зачем же седой голове
   Снится солнечный, сказочный город?
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   * * *
  
   На бреющем полете самолет
   Прошел над поездом, стуча из пулемета.
   Но не был в нем никто ни ранен, ни убит
   По доброй прихоти немецкого пилота.
   Косые пули вздыбили песок,
   Всплеснули воду ржавого болота.
   Прижав к груди детей, крепился кто как мог,
   А дети плакали, как в прошлые налеты.
   Он улетел, мы продолжали путь,
   Крестились женщины, послушные обетам...
   А почему он нас не расстрелял,
   До сей поры я думаю об этом.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   * * *
  
   После боя матросы
   Подошли, покурили,
   Ни единым словечком
   Его не хвалили.
   Молча руку пожали,
   Застегнули бушлаты
   И ушли по окопу,
   Будто в чем виноваты...
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   * * *
  
   Это были простые солдаты
   Небогатой соседней страны.
   Они стойко сносили лишения,
   Метко стреляли
   И сами улеглись на военном кладбище
   Небольшого опрятного города,
   У стен собора.
   Их бетонные серые изваяния
   Поныне стынут над могилами,
   В фигурах и позах обреченность,
   Глаза полны скорби,
   А на лицах застыло недоумение...
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   * * *
  
   А что бы сказал мальчишка,
   Который потом стал мною,
   Если б увидел в небе
   Меня над моей страною,
   Над нашей землей спаленной,
   Где падают камни на камни,
   Где падают бомбы на бомбы
   И капают слезы на слезы?
   А что бы сказал мальчишка,
   Который потом стал мною,
   Если б узнал как трудно
   Спорить с самим собою,
   Спорить о чистом небе,
   Спорить о черством хлебе,
   Спорить о толстой тетради,
   Исписанной детской рукою?
   И что бы сказал мальчишка,
   Если б увидел вдруг,
   Что чей-то знакомый почерк
   Замкнул рассуждений круг?
   Круг длиною в полжизни,
   Круг шириною в полсвета,
   Круг из страданий и гнева,
   Круг из надежды и света?
   Что б ты сказал напоследок
   Мой босоногий предок?
  
  
  
  
  
  
   * * *
  
   Здравствуй, милая реченька!
   Ты по-прежнему вьешься,
   Родниковой прохладою,
   Никогда не напьешься.
   То песочек, то камушек
   Тронут струйки тугие,
   А березки по бережку,
   Как девчонки нагие.
   Здравствуй, милая реченька!
   Мы давно не видались.
   Знать, дороги далекие
   Нам с тобою достались.
   Разлучили нас в юности
   Самолеты с крестами,
   Что нависли проклятием
   Над твоими мостами.
   Помнишь, милая реченька,
   Рано вешней порою
   Босоногой ватагою
   Мы встречались с тобою?
   Только стужа осенняя
   Нас домой загоняла,
   Накупаемся досыта,
   А все кажется мало...
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Бережками, ромашками,
   Заревою росою
   Шла подружка-тростиночка
   Пошептаться с тобою.
   Пела песни печальные,
   То чему-то смеялась,
   Так и жить в моей памяти
   Только в ней и осталась...
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   * * *
  
   Нельзя не любить нам церковное пение,
   Живой пережиток седой старины,
   Простого народа святое терпение,
   Согбенные спины, крещеные лбы.
   Нехитрый церковный напев,
   Сколь веков ты летишь над Россией
   Вместе с дымом твоих деревень
   И в обычный, и в черный,
   И в праздничный день?
   Было время и в звоне мечей,
   Рвались с воплем на теле кольчуги,
   И в последний поход материнские руки
   Провожали своих сыновей.
   При мерцающем свете свечей,
   Все под то же церковное пенье.
   За великие, видно, грехи
   Была кара дана в искупленье.
   Под высокими сводами храма
   Меж камнями, что помнят дела
   Удалого того атамана,
   Раны Игоря, буйство Петра.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Меж камнями звучит и поныне
   Стародавний серебряный плачь,
   И последний тот стон, что палач
   Не исторгнул от гордой твердыни.
   Не смотри на убранство тех стен,
   Дорог храм не своими углами.
   Коленями множества лет,
   Великой надежды губами
   Истертые плиты полов
   Лежат у тебя под ногами!
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   * * *
  
   Я не помню лица отца -
   Был тогда еще слишком мал,
   И в местах, что исхожены им,
   Я потом уже побывал.
   Проходя по пескам пустынь,
   Поднимаясь на гребни скал,
   Я его живого не раз
   В самых трудных местах встречал.
   Он отдал мне последний глоток
   Той воды, что спасает жизнь,
   Разводил костры на снегу,
   Вместе с ветром кричал: "Крепись!"
   На потрепанной карте моей
   Место есть, где и я упаду,
   И останется много дорог,
   По которым пройти не смогу.
   Так шагай же по ним, мой сын,
   А когда твой наступит черед,
   Карту деда отдай своему малышу,
   Пусть он дальше по ней идет!
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   * * *
  
   Когда с крутых высоких скал
   Ты падал вниз с предсмертным криком,
   Когда последний слабый стон
   Уж замирал над камнем диким,
   Средь тысячи других картин
   Из жизни, что тогда кончалась,
   Тебе, наверное, представилась и та,
   Что нам сегодня повстречалась:
   Ты увидал последний свой приют
   Над бешенной рекой на каменистой круче,
   И гребни снежных гор, и солнца луч
   В последний раз позолотивший тучи.
   Наверно видел ты тропу
   И на могиле свежие цветы,
   Как капли алой крови,
   И после этого вздохнул в последний раз
   И умер без раскаянья и боли.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   * * *
  
   Бессонною ночью пришел этот стих:
   Огромное небо - одно на двоих,
   Огромное небо, послушный штурвал,
   С тобой этой ночью я тоже летал.
   Мы падали вместе, мы вместе разбились...
   Бессонною ночью глаза не закрылись,
   В остывшей руке недописанный стих.
   Холодное небо - одно на двоих...
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   * * *
  
   Улетают осенние листья,
   Как увядшей мечты желанья,
   Недолюбленной, недопетой
   До ненастного расставанья...
   Улетают осенние листья,
   Еле слышно снежок снежится,
   На усталую душу пашни
   Серебристый покой ложится.
   Непроглядной тревожной ночью
   Под ворчанье старухи - метели
   Может вспомнится иль услышится
   То, что прежде допеть не успели.
   Улетают осенние листья,
   Остается тоска по дому
   Неказистому деревенскому,
   До последней доски родному.
   Остается тоска по завалинке,
   Где насижены два местечка
   И поныне лежит схоронено
   Оловянной работы колечко.
   Улетают осенние листья,
   Как увядшей мечты желанья,
   Недолюбленной, недопетой
   До ненастного расставанья...
  
  
  
  
  
  
  
  
   * * *
  
   Я друзей растерял между давних годов,
   Меж далеких дорог и больших городов.
   Ни ответа от них, ни привета...
   Или песенка наша уж спета?
  
   Может, их раскидала по свету беда,
   Может их не дозваться теперь никогда?
   Не помогут ни письма, ни марки,
   Отзвенели и высохли чарки.
  
   Видно, сам я во всем виноват, виноват,
   Что на стало обратной дороги назад
   К деревенскому милому дому,
   до последней морщинки родному.
  
   Растерял я друзей между давних годов,
   Меж далеких дорог и больших городов...
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   * * *
  
   Отчего мне теперь не поется
   В стороне от неласковых мест,
   Где снежок над деревнею вьется,
   Занося все тропинки окрест?
  
   Отчего мне теперь не поется?
   Много лет на горячих песках,
   Что у самого Синего моря
   На привольных заморских хлебах
   Пребываю не ведая горя.
  
   За порогом - чужая земля,
   Лезут под ноги розы нахально.
   Отчего же глаза так печально
   Ищут пятен на лаке бытья?
  
   Отчего мне теперь не поется?
   Много времени, мало забот,
   Так приятен судьбы поворот,
   Только песня, как прежде не льется...
  
   Отчего мне теперь не поется?
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   * * *
  
   Не торопи листы календаря,
   Ушедших дней не умаляй значенья,
   Хоть прошлое и требует забвенья,
   Но и оно ведь прожито не зря.
   Так некий садовод, ученый и прилежный,
   Сбирал и увозил подале лист валежный,
   Чтоб мушки, червячки в саду не навредили,
   Деревья у него засохли в полной силе.
  
   Знать, старые опавшие листы
   В саду деревьям нужны были.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   * * *
  
   По дороге в школу
   На крутом пригорке
   Жили три сестрички,
   Жили три сосенки.
   Майскою порою
   Над речным разливом
   Я меж трех сосенок
   Заблудилась с милым.
   Звездочки высокие,
   Веточки тонки,
   Прощайте, подруженьки,
   Прощайте, девчонки.
   В летнем небе радуга -
   Расписная лесенка,
   Вышла моя долюшка
   Ладная, как песенка.
   Вовремя посеяла,
   Вовремя убрала.
   Сама все затеяла,
   Сама выбирала.
   Полюшко, полюшко,
   Ширина без края,
   В тебе мои зернышки -
   Сила молодая.
   Звездочки высокие,
   Озябшие веточки,
   Поджидаем зимушку
   Сосны - однолеточки.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   * * *
  
   Мы были богаты
   Степной целиною,
   Громадами строек,
   Бескрайней тайгою.
   Задорная песня
   Крушила усталость,
   Нам много богатства
   На свете досталось!
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   * * *
  
   Ты пришли мне сюда сапоги
   И стихи Михаила Светлова,
   Я хочу почитать его снова,
   Но сама приезжать не моги.
  
   Здесь болота и смрад,
   Здесь гудят комары
   И скрипит, надрываясь, лебедка,
   По ночам матерщина и водка,
   Ты сюда приезжать не моги.
  
   Заскорузлым рукам,
   Пересохшим губам
   Не до лирики, честное слово.
   Ты пришли мне сюда сапоги
   И стихи Михаила Светлова.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   * * *
  
   Вот видишь: дальняя дорога
   Тебя обратно привела.
   Побудь со мной теперь немного,
   Присядем вместе у стола,
   Развеем все твои печали,
   Ты столько шел, ты столько нес
   И так устал, что сам вопрос
   Устал ли ты, звучит едва ли
   Не как насмешка над трудом
   Бессонных лет в краю ночном.
   Назавтра снова ты уйдешь,
   И снова ждать тебя придется,
   Струна, любимая тобой
   Печальным звуком отзовется.
   И будет множится тоска,
   И будет царствовать разлука.
   За что мне этот жребий дан,
   Коль за него такая мука.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   ОДИНОЧЕСТВО
  
   Отшептала слова золотые,
   Отгорела неясным огнем,
   Надоедливо струи косые
   Шелестят за осенним окном.
   Растеряла, собрать не сумела,
   Одаряла, себе, мол, потом,
   Одиночества серое тело
   Тихо машет усталым крылом.
   Не буди, не тревожь, не касайся
   Ничего не воротишь теперь,
   Легким взглядом одним попрощайся
   И закрой потихонечку дверь.
  
   ОДИНОЧЕСТВО...
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   * * *
  
   Перебирая прошлые года,
   Мы ищем радости в забытой дали,
   А памяти пустые невода
   Все чаще шлют улов печали.
  
   Так хочется хоть чуточку тепла,
   И тянемся к нему озябшими руками,
   Но вьюга давняя дороги замела,
   Что некогда лежали между нами.
  
   Перебирая прошлые года,
   Мы ищем радости в забытой дали,
   Но памяти пустые невода
   Все чаще шлют улов печали.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   * * *
  
   Нет, это не просто удар кулаком,
   Не черная пасть вороненого дула:
   Обидное слово зажато курком,
   Обидное слово по сердцу хлестнуло.
  
   Оно не убило его наповал,
   И, выстояв молча, без крика, без стона
   Он долго зализывал раны овал,
   Входное отверстие слова худого.
  
   Входное отверстие, выхода нет,
   Не ранит навылет обидное слово,
   А сколько у жизни оборвано лет?
   Никто не узнает печальный ответ...
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   * * *
  
   Мои стихи прохладны и просты,
   Должно быть потому, что год от года,
   Как запоздалые осенние цветы,
   Я собираю их в ненастную погоду.
   И с ними я брожу, не ведая дорог,
   Лесные стежки и тропинки...
   Мой маленький букет в руках совсем продрог,
   Понурые, озябшие былинки.
   Зачем вы сорваны неверною рукой?
   Кому дадите вы отраду?
   Ни самому ль себе готовлю вас в награду,
   Когда в конце пути придет ко мне покой?
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   * * *
  
   Когда-нибудь и к нам придет покой,
   Но прежде чем покоем насладиться,
   Так хочется еще раз попроситься
   Пройти уж пройденной дорогою крутой.
   Наделать снова тысячу ошибок,
   Еще успешней их преодолеть,
   Любить, смеяться, плакать и болеть,
   Входить на кручи, падать под откосы
   И не узнав покоя, умереть,
   Рассеяться, как дым от папиросы.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   * * *
  
   Не надо об этом, ребята,
   Не надо, не надо друзья!
   Давайте-ка песню, давайте-ка вместе,
   Неправда, что жизнь уже вся!
   Мы каждый год берем, как дот,
   Оставляя на поле потери.
   Ну а те, что сюда пришли
   Несмотря ни на что - уцелели.
   И не надо об этом, друзья,
   Не тужите о павших, ребята,
   Наша песня пропета не вся,
   Только жаль, что певцов маловато...
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   * * *
  
   А ты выходишь на крыло,
   Шагаешь молча в пустоту,
   Под всем, что было тяжело,
   Подводишь красную черту.
   Под всем, что было нелегко,
   Что надо с ходу, с боя брать,
   Иль долго ждать -
   Неделями, годами.
   И плакать нечего -
   Поможешь ли слезами?
   А ты выходишь на крыло
   И сердца маленький комочек,
   Весь Шар земной и рифмы строчек
   Сливаются в дыхание одно.
   Ты падаешь какие-то мгновенья,
   Потом - рывок,
   И вот уж приземленье,
   Погашен парашют,
   Прошло оцепененье.
   Не дорог взлет,
   Но сладок мог паденья!
  
  
  
  
  
  
  
  
   * * *
  
   Загуляли бабы, перебрали лишку,
   Повстречали на пути славного парнишку,
   Окружили его хороводом тесным,
   Хороводом пьяным: "Будешь нашим ханом!
   Ты - хан, мы - твои жены верные,
   Выбирай любую, меня первую!
   Как к твоим двадцати да наших двести!
   Ты куда же побежал? Подожди на месте!
   Ты постой, погоди,
   Ты на нас погляди.
   Мы немного подгуляли,
   Юбилей свой отмечали:
   Нам сегодня двести лет!
   Слушай, чей это штиблет
   Лежит на дороге?
   Это ж нашего Сереги...
   А Серега-то твой зять,
   Не могла его признать!
   Называла ханом
   В хороводе пьяном!"
  
   Юбилей, юбилей!
   Ты вина не жалей,
   Не жалей закуски
   По-нашему, по-русски!
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   * * *
  
   Опять больничная палата
   Оборвала цепочку дел,
   И снова что-то недоделал,
   Недоработал не успел.
  
   Опять мое больное сердце
   Выслушивают доктора,
   А мне совсем это не надо,
   А мне давно уже пора
   Забиться в лес, в медвежий угол,
   Чтобы подальше от людей,
   И от жены, и от детей,
   И от технических идей.
  
   Речушка, домик лесника,
   Две удочки, карандаш, бумага,
   Ржаного хлеба, луку, соль,
   Да ключевой воды во флягу.
  
   Зимою, вставши спозаранку,
   Собаку кликнуть со двора,
   За плечи - старую берданку,
   Под ноги - свежая тропа,
   Что поведет сначала полем
   Потом - край леса, к берегам
   Излюбленной речушки Поле.
  
  
  
  
  
   А по вечерам -
   У печки тело сладко млеет,
   С малиной чай... А перед сном
   Пишу немного за столом.
   При свете трепетном свечи,
   Перо проворное летает
   И память сердца, боль души
   Листам бумаги доверяет.
  
   Тревожной ночью лес шумит,
   Метель кружит, стучит и воет,
   Сон то приходит, то бежит,
   И что-то сердце снова ноет.
   Приснилось будто я в горах,
   Открыл глаза, чтобы проверить,
   Сестра с термометром в руках.
   Температуру надо мерить.
  
   Опять мое больное сердце
   Выслушивают доктора,
   А мне совсем это не надо,
   А мне давно уже пора...
  
  
  
  
  
  
  
   СТО СТРОК О НАС
  
   Не только жить, не только умереть,
   Но к вечной жизни прикоснуться,
   Крылатой строчкою над временем взлететь,
   Горячим словом до потомков дотянуться!
  
   Войти в ваш дом красивый и большой
   В день солнечный, походкой смелой,
   И вместе с Правдою - великою немой -
   Вам присягнуть огнем великой веры.
  
   Той верою, с которой мы прошли
   Тридцатые, сороковые годы,
   Преодолели ужасы войны
   И прочие немалые невзгоды.
  
   На нашем поте, крови и костях
   Стал Днепрогэс, Магнитогорск, Челябинск,
   Познали мы достоинство и страх
   И бурной жизни выдержали натиск.
  
   Мы званье винтиков и болтиков носили,
   Как знаки пробы на груди своей:
   Ведь все, что мы собой соединили,
   Живет и здравствует еще до ваших дней.
  
   Знать, из крепчайшей "закаленной стали"
   В огромной огнедышащей печи
   Выделывал наш вождь, товарищ Сталин,
   Колеса, винтики, пружинки, кирпичи.
  
  
   Был мастер крут в решимости своей,
   Творец лихих, кровавых правил,
   Но крепость выстроил и выстоял при ней,
   В наследство вам ее оставил!
  
   Пять тысяч дней отпущено нам было,
   Ни часу больше, сколько не проси!
   Пять тысяч дней для непмановской вшивой,
   Неграмотной и лапотной Руси!
  
   Пять тысяч дней нигде не оступиться.
   Одна беда другую тащит в дом.
   А если нам и было чем гордиться,
   Так добровольным праведным трудом.
  
   В начале ничего мы не имели,
   Как пел поэт, "соха да борона",
   На клячах двинулись к заветной цели.
   Такой была родная сторона.
  
   Не на словах - на деле с веком споря,
   Простых часов, подшипника, сверла
   Страна огромная от моря и до моря,
   При всем желанье сделать не могла.
  
   Чтоб наверстать, мы многое купили,
   Где брали золото - не знает даже бог,
   Но по счетам в исправности платили.
   А нищета вползала на порог.
  
  
  
  
  
   Ходили в латаном и штопанном бельишке,
   И лапотки носили и плели.
   Об этом писано в любой хорошей книжке,
   Но без прикрас писать мы не могли.
  
   Нам так хотелось справиться с нуждою
   Не для себя, хоть для детей своих
   И было нашей светлою мечтою
   Их вдоволь хлебом накормить.
  
   Но пересилили, лиха беда начало,
   Пошли советские авто и трактора.
   Как трудно ни было, да после полегчало,
   С натуги, видно, грянули "ура"!
  
   Но стало больше хлеба, молока,
   О мясе как-то мало и мечтали,
   Зато, хоть потихонечку пока,
   Стальные руки-крылья расправляли.
  
   Пройдя путем, что был так крут,
   В конце отпущенного срока
   Мы вырвались из липких пут
   Отсталости, невежества, порока!
  
   Среди лесов и диких льдин,
   Из вековой былинной дали
   Вставал могучий исполин,
   Но в полный рост нам встать не дали.
  
  
  
   Наш срок истек - и грянула война,
   Которую так ждали и не ждали.
   Скрестили наши и чужие племена
   Всю мощь, которой только обладали.
  
   И мы попятились, ужасен был напор,
   А кое-где так просто побежали.
   Мы каждый свой оставленный простор
   Немалой кровью вновь отвоевали.
  
   Уж после смерти Сталина хулить
   За все большие стали пораженья,
   А за победы партию хвалить,
   Не видя в том большого погрешенья.
  
   А между тем нельзя их разделить,
   Всему они причастны в полной мере:
   К тому, что выстояли и остались жить,
   К тому, что тяжкие несли порой потери.
  
   Но победили - вот в чем суть!
   Поправ фашизм бронею танков,
   Всю сталь Европы смели мы согнуть!!!
  
   Придут века которых нам не знать,
   Забудут прошлые деяния народы,
   Но вечным пламенем останутся сиять
   Тридцатые сороковые наши годы!
   Недостижимые,
   непостижимые,
   несравненные!
  
  
  
  
   * * *
  
   Пропылили, прошли, прошагали,
   Не замерзли в "горячем снегу".
   Как немного от жизни мы взяли,
   Может вспомнишь, а я не могу.
   Все, что было нам дорого, свято,
   Перепачкано ныне дерьмом,
   Позаплевано, гласно проклято.
   Ну, прокляли, а что же потом?
   Что оставите детям и внукам,
   С кем поделитесь жаром сердец,
   И во имя чего к новым мукам
   Понесете терновый венец?
   Может, в силу войдет протестанство
   Или старый как небо девиз:
   "Богатеям богатство и чванство"?
   И опять те ступени, что вниз...
   Двадцать три их, давно сосчитали,
   А за ними - вражда да беда:
   Неразлучные сестры печали,
   Что вас манит, кто тянет туда?
   Пропылили, прошли, прошагали,
   Не замерзли в "горячем снегу".
   Как немного от жизни мы взяли,
   Все равно перед нею в долгу.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   * * *
  
   Вот скорбный час и та его минута...
   Вопрос поставлен: "Быть или не быть".
   Но как бы жизнь не повернули круто,
   Не перестану Родину любить!
  
   Любить ее усталую, больную,
   С пинками от врагов, плевками от друзей,
   Как мать растерянную, скорбную, немую,
   Согбенную презреньем сыновей.
  
   И я прошу - прости своих сынов!
   За дикий нрав, глаза с раскосом,
   Прости и тех, Что наломали дров,
   А ныне тлеют под откосом.
  
   Прости за все, но лишь не тех из нас,
   Которые разрушили Державу,
   Теперь, почуя свой короткий мутный час,
   Сгубить торопятся и честь твою, и славу.
  
  
  
  
  
  
  
  
   ВОЙНА, ВОЙНА
  
   Приказ получен и огни притушены.
   Ночь коротка, неполных пять часов.
   Как спертый воздух через малые отдушины
   Сочится страх. Чуть слышен звук подков.
  
   Наутро бой смертельный, беспощадный,
   Приказ зачитан, нет судьбы иной.
   Наутро бой, война кровавой лапой
   Нависла над притихшею землей.
  
   Там за рекой о ней еще не знают,
   Ласкают жен, баюкают детей,
   Ночные поезда кого-то окликают,
   Луна увязла в кронах тополей.
  
   Повеял ветерок, с покосов тянет сеном,
   Такой настой, хоть наливай да пей,
   Крылатый музыкант забористым коленом
   Подругу манит в кружево ветвей.
  
   Река журчит на дальнем перекате,
   С девичьей робостью ласкает берега.
   Огонь угас в заречной белой хате,
   Такая ночь кому не дорога...
  
  
  
  
  
  
   Ах, если б можно все начать сначала,
   Родиться где-нибудь в иной земле,
   Где войн не будет, нет и не бывало,
   Где ничего не знают о войне.
  
   Не молятся на дуло автомата,
   И нет полковников, а, стало быть, полков,
   К могилам неизвестного солдата
   Никто не носит траурных цветов.
  
   Что из того, что там неторопливы,
   Зато покоен сон твоих сынов.
   Трудом и песнями обласканные нивы,
   Как море ширятся, не зная берегов.
  
   Жена и мать с улыбкой день встречает,
   С поклоном на восход и на закат...
   Как залп, команда грезы обрывает:
   "Понтоны в воду!" Нет пути назад.
  
   И вот он - бой неправый, беспощадный,
   Река кипит от стали и свинца,
   В крови и пепле берег смрадный...
   Война, война! Иль нет в тебе конца?
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   * * *
  
   Когда в слепых безжалостных руках
   Ломается великое творенье,
   И злобный смех несется, как поток,
   То замирает вдох в груди у Бога мщенья
   И чьи-то пальцы нажимают на курок...
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   * * *
  
   Итожа лет щербатую гряду,
   Листая дней забытые страницы,
   Не отводи испуганно зеницы,
   Увидев тлен и пустоту.
   Не одному тебе тернистый путь
   Венчают две скупые даты.
   В любой войне усталые солдаты
   Оприч всего стараются соснуть.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   * * *
  
   Что-то не хочется,
   Что-то не можется,
   Сердце устало
   Любить и тревожиться.
   Дали унылые
   Ветрами вьюжатся
   Думы постылые
   Кружатся, кружатся.
   Солнечный зайчик
   В ладошках лелеется -
   Лучик надежды -
   На что он надеется?
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   СТИХИ МОЕЙ ВНУЧКИ ГАЛИ
  
  
  
  
  
  
  
   * * *
  
   Маленький котенок
   Жил у нас в углу,
   Беленький-пребеленький,
   Как снежок на льду.
   Наш котенок к нам ласкался,
   Мы ходили с ним гулять.
   Погуляли, поиграли,
   А потом мы все устали
   Захотелось нам поспать.
   Незаметно я заснула.
   И всю ночь опять ко мне
   Приходил котенок белый
   Поиграть со мной во сне.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   * * *
  
   Утром яблоко лежало,
   А потом оно пропало.
   Все искали - не нашли,
   А потом гулять пошли.
   По дороге веселились
   И смеялись, и резвились.
   Погуляли, в лес сходили,
   А потом сказала Маша:
   Очень тихо, очень грустно:
   "Не жалейте яблочко,
   Оно было невкусно".
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   * * *
  
   Ах, вредный дед,
   Ах, вредный дед,
   Опять ты заболел.
   А, ну скорей иди домой,
   Вприпрыжку и бегом!
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   СОДЕРЖАНИЕ
  
   Снился мне город........................2
   На бреющем полете......................3
   После боя...................................4
   Это были простые солдаты.............5
   А что бы сказал мальчишка............6
   Здравствуй милая реченька.............8
   Церковное пение..........................10
   Я не помню лица отца...................12
   Когда с крутых высоких скал..........13
   Бессонную ночью........................14
   Улетают осенние листья................15
   Я друзей растерял........................16
   Отчего мне теперь не поется...........17
   Не торопи листы календаря............18
   По дороге в школу........................19
   Мы были богаты...........................21
   Ты пришли мне сюда сапоги............22
   Дальняя дорога.............................23
   Одиночество................................24
   Перебирая прошлые года................25
   Не просто удар кулаком..................26
   Мои стихи...................................27
  
  
  
  
  
  
  
  
   К нам придет покой.....................28
   Не надо об этом, ребята.................29
   А ты выходишь на крыло...............30
   Загуляли бабы.............................31
   Опять больничная палата...............32
   Сто строк о нас...........................34
   Прошли, прошагали.....................39
   Вот скорбный час........................40
   Война, война..............................41
   В слепых безжалостных руках.........43
   Итожа лет щербатую гряду............44
   Лучик надежды...........................45
  
   СТИХИ ВНУЧКИ ГАЛИ
   Маленький котенок......................46
   Утром яблоко лежало...................47
   Ах, вредный дед..........................48
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   47
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"