Гирный Евгений: другие произведения.

Бумер- 3

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Еще одна история из жизни четырех отморозков.

   Если бы Киряй мог говорить, он, наверняка, сказал бы, что само ограбление прошло как по маслу. Но ничего подобного Киряй сказать не мог, потому что его горло было разорвано, голова еле держалась на куске кожи и ее приходилось поддерживать руками, а из торчащей наружу трахеи вместе с кровавыми сгустками вырывался лишь сдавленный хрип... Ноги вязли в горячем тягучем песке, а легкие разрывались, отказываясь принимать в себя раскаленный воздух. На шаг впереди Киряя, спотыкаясь и путаясь в собственных кишках, ковылял Серж. Из распоротого живота вытянулась между ног длинная кишка и волочилась позади Сержа, словно свитая из песка веревка. Лысый бежал впереди всех, демонстрируя своим корешам сломанный позвоночник и вывернутые наружу лопатки. Его туловище постоянно заваливалось назад, но Лысый, нелепо размахивая руками, умудрялся-таки удерживать равновесие. Длинного Киряй не видел, видимо, тот отстал... Бесцветное небо, серый песок, пустыня без конца и края и еще десять тысяч лет бега от страшного, клыкастого, шипастого и абсолютно безжалостного монстра, который гнался за ними, взметая к небу серую тучу пыли... А ведь действительно все так гладко начиналось...
  
   В деревню Чибирь они подкатили в третьем часу ночи, когда край неба над лесом уже начал светлеть. Церквушка стояла на самом краю деревни у дороги, так что вряд ли их кто мог заметить. Скрутить старика-сторожа было минутным делом, немного пришлось повозиться с иконами и церковной утварью, но и это было скоро уложено в багажник. Длинному даже не пришлось выходить из машины, а Сержу и Лысому - доставать пушки. Киряй для приличия помахал волыной перед носом сторожа, но больше понта ради, чем по делу. До первых петухов еще было далеко, когда черный 'бумер' тихо растворился в предутренней дымке. Лучше бы им было не спешить... Шастать ночью в российской глубинке дело небезопасное, даже в 'белые' ночи, и тем более, до первых петухов. Но откуда ж это было знать залетным московским фраерам? Да и откуда бы они могли знать, что дорога из Чибирей на кировскую трассу лежала мимо древнего кладбища, о котором не помнили даже старожилы. Несколько каменных надгробий давно скрыла от глаз березовая поросль. Вот только ворота в иные миры оставались до сих пор открыты...
  - Классно! Вот раскрутим барыгу на бабло и рвану на Канары пузо греть да телок трахать! - базлал почем зря Киряй, развалившись на переднем сиденье. - Длинный, давай музон включи, радио 'Шансон', а то едем как на поминки.
  - Типун тебе на язык, - ответил Длинный, но приемник включил.
   Динамики зашипели.
  - Ни хрена в этой глуши не ловится, - с заднего сиденья подал голос Лысый.
   В этот момент шипение оборвалось, и раздался ровный голос диктора:
  - Согласно 'Уложения о наказаниях' осужденные за нарушение восьмой заповеди приговариваются к срокам от одной до трех тысяч лет в аду. То же преступление, совершенное в храме господнем, карается помещением в ад сроком от пяти до восьми тысяч лет. То же преступление, совершенное группой, карается помещением в ад сроком от восьми до десяти тысяч лет.
  - Что за херь ты включил? - заволновался Киряй. Длинный потянулся и выключид приемник.
   - В аду осужденные подвергаются пыткам жаждой, голодом, а также травлей зверьми и демонами, - продолжил диктор как ни в чем не бывало. - Осужденные за пункты два и три не подлежат помилованию, амнистии и прощению.
  - Да выключи ты эту муть! - заорал Киряй.
  - Не ори, - поморщился Длинный. - Не выключается, заклинило, наверное... Это просто какая-то постановка.
  - Приговор привести в исполнение, - торжественно произнес диктор и панель приемника погасла...
  
   Черный 'бумер' встал на дне неглубокой седловины, через которую проходила узкая грунтовая дорога. С одной стороны дороги стеной стоял темный лес, с другой - на поляне, как на блюдечке, лежало туманное облако. Было уже достаточно светло, чтобы видеть, что никаких причин для остановки у автомобиля не было. Мотор продолжал тихо урчать, спидометр показывал все те же пятьдесят километров в час, бортовой компьютер молчал, а машина стояла на месте, как вкопанная.
  - Че за хрень? - спросил Киряй, вертя башкой.
  - А я знаю? - пробурчал Длинный, давя на педаль газа. Мотор заурчал громче, стрелка спидометра доползла до девяноста, но машина даже не дернулась.
  - Ты водила, ты и должен знать.
  - А не пойти ли тебе... - обозлился Длинный и выжал педаль газа до упора. 'Бумер' вдруг подпрыгнул на метр от земли, перевернулся вверх колесами и так и замер в воздухе. Длинный повис на ремне, упершись коленями в рулевое колесо. Киряй сложился пополам и только чудом не сломал шею. Его голова застряла между коленей, а из карманов посыпалась мелочь. Сзади заматерился Серж, заскреб ногами по обшивке сиденья, оказавшегося сверху. Лысый хрипел.
  - Твою..! Охренели совсем! - заблажил Киряй.
  - Заткнись! - велел Серж. Он сумел вывернуться и теперь сидел на обшивке верха, вытянув ноги так, что его ботинки торчали прямо перед лицом Длинного. - Ментовские штучки?
  - Если бы... - пробормотал Длинный. - Надо выбираться отсюда. Киряй, я открываю дверь, вылезешь первым.
  - Как я вылезу? Я застрял!
   Длинный вытянул руку и сильно толкнул Киряя вбок. Тот вылетел наружу ногами вперед и кувыркнулся в траву. Падая, он задел ногой дверцу и та захлопнулась. Через мгновение его голова появилась в окне.
  - Все нормально, - из-за закрытых стекол голос его звучал глухо. - Щас...
   Он не договорил. Его лицо побледнело, он уставился куда-то под машину и рот его вдруг широко раскрылся. Нечеловеческий визг проник сквозь стекла и обшивку, казалось, весь корпус 'бумера' завибрировал. Вися вниз головой, Длинный видел только лицо Киряя, его безобразно перекошенный рот. Даже сквозь невыносимый визг Длинный услышал под машиной странное рычание. Странное, потому что в этом рычании Длинному послышались даже какие-то слова... Голова Киряя закинулась назад, крик оборвался бульканьем и изо рта несчастного фраера на стекло выскочил сгусток крови. В следующую секунду голова исчезла под машиной...
  - А? Что? Что это было? А? Ну, кобзец! Ну, все! - задергался Серж, засучил ботинками.
  - Прекрати, ты мне нос расквасишь, - прошипел сквозь зубы Длинный. - Лысый, а ну выгляни, что там, только дверь не открывай...
   Лысый закашлялся и прохрипел:
  - Где мы?
  - В лесу, - ответил Длинный. - Ты Киряя там не видишь?
  - А что, Киряй вышел? - спросил Лысый, похоже только сейчас приходя в сознание.
  - Вышел!! Где он?!
   Лысый завозился.
  - Никого там нет, - сказал он. - Мы что, кувыркнулись?
  - Все гораздо хуже, мой лысый друг, - пробормотал Длинный. Кровь приливала к голове, давила на виски. - Киряя сожрала какая-то тварь... Не веришь, посмотри на стекло.
  - Е-мое... - только и выдавил из себя Лысый.
  - Этого не может быть... Это Киряй опять прикалывается... - проговорил Серж. - Лысый, доставай пушку! Сейчас мы нахрен пристрелим этого придурка, достал он уже конкретно! Все, дошутился!
  - Тихо ты, - вдруг шикнул на него Длинный. - У нас гости...
  Из туманной дымки, затянувшей дорогу впереди, перед капотом 'бумера' появились чьи-то ноги. Пришелец остановился и, казалось, несколько секунд разглядывал висящую в воздухе машину. Потом над (или под?) капотом появилось широкое плечо в малиновом пиджаке и бритая голова в черных очках.
  - Кто старший? - спросил пришелец, - Выходи, базарить будем.
  - Где Киряй? - крикнул Длинный.
   Пришелец даже не повернул головы.
  - Нет тут никакого Киряя, - сказал он. - Чего, так и будем очко мять?
   За спиной Длинного послышался щелчок предохранителя 'Макарова'.
  - Щас посмотрим, чье очко дырявее, - злобно прошипел Серж. - Пришью гада! Саня, открывай.
   Длинный, которого уже давно никто не называл по имени, потянулся к блокирующим двери кнопкам.
  - Эй, ты, отойди назад, чтобы я видел тебя, - крикнул он бритоголовому. Тот сделал пять шагов назад. Теперь его ноги до колен скрывал туман, но было видно, что в руках у него ничего нет. Серж выбрался из машины и двинулся навстречу пришельцу.
  - Ты под кем ходишь, фраерок? Ты знаешь, кто смотрящий в этой области? - Серж обошел 'бумер' и его широкая спина закрыла собой весь обзор.
  - Черт, - выругался Длинный, - да отойди ты в сторону!
   Шесть выстрелов, один за другим, дробным эхом отозвались в лесу. Длинный видел, как дергалась рука Сержа, значит, стрелял он. Серж сделал несколько неуверенных шагов вперед и тут туман у его ног заклубился, что-то темное заскользило в белой пелене и Серж, неуклюже взмахнув руками, упал в туман лицом вперед. Длинный увидел бритоголового. Только это уже был не бритоголовый, и уж точно не фраерок. Над малиновым пиджаком на длинной сухой шее болтался обтянутый кожей череп, из верхней челюсти которого торчали огромные клыки. Очки съехали на бок, открывая взгляду глазницу, в которой горел багровый огонь. Монстр наклонился, погрузил костлявые руки в туман и рывком вытащил оттуда какую-то веревку. Он потянул ее, наматывая на руку, пока из тумана не показалось тело Сержа. Только сейчас Длинный понял, что это не просто веревка, а кишка из распоротого живота кореша. Чудовище осклабилось и легко, без напряга принялось за кишку вращать тело Сержа над туманным озерцом. Труп размахивал руками и ногами, словно живой, из брюха вытягивались змеями еще кишки, оплетались вокруг шеи и ног... Сзади надрывно cтонал Лысый. Длинный сжал зубы и вцепился руками в рулевое колесо. Весь этот кошмар, казалось, продолжался вечность. Время остановилось, все вокруг потеряло очертания, воздух загустел в легких. Упырь театрально взмахнул корявой лапой и труп Сержа, взметнувшись над деревьями, улетел в глубину темного леса. Монстр развернулся и через мгновение скрылся в сгустившемся до свинцовой черноты тумане.
  - Слышь, Сань, - подал голос Лысый, - они говорят, что я им не нужен...
   Длинного начал душить истерический смех. Он вырывался из его легких сухими толчками. Он слышал эти лающие звуки как бы со стороны, и смех разбирал его еще больше.
  - Эй, ты чего? - заволновался Лысый.
  - Кто говорит-то? - выдавил из себя Длинный. Легкие, казалось, освободились от переполнявшего их кошмара, и дышать стало легче.
  - Тетки какие-то, - неуверенно проговорил Лысый. - Вон они, снаружи...
   Длинный с трудом повернул голову. Перед глазами заплясали темные пятна. Никаких теток он не увидел.
  - У тебя глюки, Лысый, - сказал он.
  - Врешь ты все! - вдруг взвился Лысый. - Я им не нужен! Они меня отпустят, понял! Они обещали! Я им ничего не сделал! Открой дверь!
  - Я им тоже ничего не сделал! - крикнул в ответ Длинный. - Подожди, я отстегнусь, там и решим...
  - Не буду я ждать! - заорал Лысый. - Я не хочу подыхать из-за тебя! Понял? Открой, говорю!
  - Да пошел бы ты... - Длинный потянулся к застежке ремня. В голове уже неведомые чужаки забивали сваи паровым молотом.
  - Сам пошел! - Выстрелов Длинный не услышал, в ушах шумел водопад, да к тому же у Лысого пушка всегда была с глушителем, боковым зрением он лишь увидел, как разлетелось стекло.
   - Я линяю! - это были последние слова Лысого. Какая-то сила вытянула его из машины, он что-то еще пискнул, и тут же раздалось отвратительное чавканье. Длинный отстегнул застежку и завалился на бок. Через разбитое стекло он видел чью-то подрагивающую чешуйчатую спину, но судьба Лысого его уже не волновала. Его уже ничего не волновало. Он лежал на боку, неловко подвернув руку, и ловил кайф оттого, что тяжесть в голове потихоньку рассасывалась. Из тумана выплыли три фигуры. У вновь прибывших были синие лица, светящиеся ядовито-белым светом глаза и тонкие, почти черные губы. Длинный равнодушно отметил про себя, что одеты они были в судейские мантии. Самый высокий из них, тот, что посередине, держал в руках красную папку, другой лениво помахивал веревкой с петлей на конце, третий держал подмышкой березовый чурбан. Тот, что посередине, наклонился и постучал костлявым пальцем в стекло.
  - Пора, - сказал он. - Время вышло.
  - Приговор обжалованию не подлежит? - прохрипел Длинный.
  - Не подлежит, - подтвердил синелицый. - Мы - последняя инстанция.
  - Я сам, - сказал Длинный. Дверца 'бумера' распахнулась сама собой. Длинный выполз в утреннюю свежесть. Оглянулся. Из-под висящей в воздухе машины торчала грязным комком голова Киряя, рядом чешуйчатое двуногое существо мордой уткнулось в то, что когда-то было мускулистым подтянутым телом Лысого. Обернувшись к лесу, Длинный увидел на ближайшей березе веревку с петлей и чурбачок, заботливо поставленный под ней. Синелицые двинулись к нему, но Длинный опять произнес:
  - Я сам.
   Воздух был вкусен как никогда, в белом небе - ни облачка, красивые зеленые деревья шептались о чем-то своем, вечном... Длинный встал на чурбан, накинул петлю на шею. Синелицые молча смотрели на него, колеса 'бумера' замерли, время вновь остановилось.
  - Да пошли вы все, - без выражения в голосе сказал Длинный и пинком откинул березовый чурбачок в сторону...
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"