Гюбрис Максимилиан: другие произведения.

Лжедмитрий Первый. Ч.1

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    01.06.1605 - Гаврила Пушкин открыто зачитал Димитриеву Грамоту в Москве. К этому дню - первая Часть моей исторической драмы.

   Максимилиан Гюбрис
  
  
   Историческая Драма
   "ЛЖЕДМИТРИЙ ПЕРВЫЙ"
   _________________________
   (Несокращённый вариант в 3х частях)
  
   *** История о Москвиче и Москвичом писана.
  
   Действующие Лица:
  
  Димитрий Углицкий, царевич, сын И.Грозного;
  
   Поляки: Царствующая семья:
  Юрий Мнишек, сендомирский воевода; Годунов, действующий царь Московии;
  Марина Мнишек, дочь воеводы; Ксения Годунова, дочь его;
  Адам Вишневецкий, польский князь; Марья Годунова, жена его;
  Лев Сапега, гетман, канцлер иностр. дел Польши; Царица Марфа, царица-мать, жена И.Грозного;
  Дворжицкий, гетман;
  
   А также бояре "димитриевцы": А также сторонники семьи:
  
   Богдан Бельский; Фёдор Мстиславский;
   Пётр Шереметев; Василий Шуйский;
   Гаврила Пушкин; Англичанин Смит;
   Меньшой Булгаков;
   Воротынский*/ генеалог. миф - родств. Боратынский;
  
   И к тем ещё: Монах Варлаам;
   Монах Мисаил;
   Монах Григорий Отрепьев (Леонид);
  
   Да ещё к оным: Призрак Димитрия; Призрак Чёрного Монаха;
  
   И, также: Лица народного фольклора и народного лиха;
   Лица королевского, дворянского и духовного быта, и с ними:
   немцы и поляки, стрельцы и казаки, стольные граждане и волостные, вольный люд и холопы.
  
   ___________
  
   Итак,
   Вот - сия историческая драма,
   Коя представляет собой изображение судьбы первого Императора
   Всея Европы в России, Императора Великого Крестового Похода,
   Задуманного и несостоявшегося,
   К несчастью любви обретённой и скоро погубленной,
   К правде всех переворотов, слишком поспешных и неумолимых,
   И ко стыдам всех исторических ошибок, обманов и заблуждений.
  
   Сия история есть история странно-явленного Царя Димитрия Углицкого,
   С образом коего связано происхождение имени ЛжеДмитрий 1,
   В рассказах и свидетельствах о коем,
   До сих пор имеет место свет многих таин.
   ___________
  
   (26 февраля 2013г; Москва)
  
  
   ЧАСТЬ ПЕРВАЯ
   "До Воцарения".
  
  
  КАРТИНА ПЕРВАЯ: Москва. Кремль.
  
  Сцена 1: Вечереет. Монахи в тени, безлики возле царского дома.
  
  ПЕРВЫЙ МОНАХ: Не знак ли? Град Царю возводится цареубийцей!
   Ты слышал? Годунов же думает о св^ятом дне.
  ВТОРОЙ МОНАХ: Цареубийца тот Москва, сам град есьм по себе,
   Ещё от Кучки. Царю коль быть - цареубийце править.
  ПЕРВЫЙ МОНАХ: Но коль убийцы два[*1], то, что же - два тогда царя?
   Кого же в боге славить?
  ВТОРОЙ МОНАХ: .../ирония, ^подсмех/........Уж точно, ни тебя и ни меня.
  ТРЕТИЙ МОНАХ: Но Весть саму.
  ОБА ДР. ВМЕСТЕ: Весть?
  ТРЕТИЙ МОНАХ: Весть, да: та учит и царя по ветру.
  ДВОЕ ДРУГИХ: Чшшшш....
  
  Сцена 2: В царских палатах. Борис, Ксения и ближние бояре.
  
  ГОДУНОВ: Ах, Ксения, ты всё грустишь о нём,
   О принце Датском. Скорблю и я,
   Об отравл^енном Иоанне, витязе; -
   Вы были б парой. Ах, не грусти.
   Царь, истинно Царь, с тобою будет. -
   Оставишь ныне, мне чтоб говорить
   С боярами?
  
  КСЕНИЯ: Отец, уж вечереет,
   Я в ризницу пойду, к себе.
  
   ( Уходит. )
  
  МСТИСЛАВСКИЙ: Царь, странные есть слухи.
  ГОДУНОВ: О том ли страх, Мстиславский,
   Что ты уже не первый воин?
  МСТИСЛАВСКИЙ: /чуть обижаясь/: Тот также шутит, но он град строит по себе,
   А в граде величает себя царь, ан - не Христос.
  ГОДУНОВ: Бельский, собачий чёрт?
  МСТИСЛАВСКИЙ: Он самый, царь, - опричник.
  БОЯРЕ: Он рёк, царь, что он сам есть токмо царь града Борисова. И ещё он говорил...
  ГОДУНОВ: Он говорил...о бунте?
  БОЯРЕ: Он говорил, царь, что не ^пусты грёзы о спасении богоизбранна сына[*2].
  ГОДУНОВ: Ах, вот что!
  МСТИСЛАВСКИЙ: О том, ведь, и народ бормочет в землях.
  БОЯРЕ: Те баломутят города;
   Они сбираются в отряды,
   Иль ходоками носят весть
   О приближеньи ново-царства.
  
  ГОДУНОВ: Ах, Бельский, были знаки мне...
   Его казнить теперь, всем чтоб на вид!
   Хоть тоже, впрочем, знак дурной -
   Врага всех вражеств на Руси казнить...
   Но как же ^иначе?! Ах, был ему чтоб страшный стыд!
   Эй, писарь!
  
   ( служкина спешка; вокруг царя - ожидание. )
  
  Сцена 3: Монахи. Их очертанные фигуры, в видах московских дальних сцен.
  
  ПЕРВЫЙ МОНАХ: Господь бог зрит: сюда приходит сумрак!
  ВТОРОЙ МОНАХ: Стена кремлёвская свят дух темницей ^манит;
   Имеешь слух, имеешь образ, - облик будет дан,
   Но что ты? Вор? Коль имя Бога тут помянешь, -
   Антихриста что если призовёшь?!
  ПЕРВЫЙ МОНАХ: Так нам теперь спасти пристало чудный слух, -
   На то дух кары кар даёт нам знак;
   Бежать тому, кто уж поостерёгся ухом; -
   Григорий? ^Идём ли, спасать "царёву весть"?
  ТРЕТИЙ МОНАХ: Точь весть царю, была о вести весть.
  
  ПЕРВЫЙ МОНАХ: Он странный. Говорит так, будто не в себе. -
   Берём его.
  ВТОРОЙ МОНАХ: Берём и сгинем, и явимся там,
   Где рады будут новым сыно-царствия словам.
  
   ( исчезают, уводят с собой третьего монаха Григория )
  
  ДАЛЬНИЙ ГОМОН МОСКВИЧЕЙ: ...Сынов Москвы...
   Один с Москвы...
   Чертей хвосты,
   Чертей хвосты за лесом!
   Проклятие спошлёт нам Бельский.
  
   ( нет? не видны ли случайно хвосты из-под монашеских ряс у беглецов?
   хвосты и длинные тени, а...?! )
  
  Сцена 4 (чуть вдали): Наказание Бельского. (Английская машина-бородорвач.) Годунов с компанией в стороне.
  
  БЕЛЬСКИЙ /кричит от боли, с вырываемой в кровь бородой/: Ай, славно, царь!
  Ай, спасибо, Боголеп! Попомнишь меня ещё, Боголеп! Ай, в кровь душу попомнишь!
  
  ГОМОН ЛЮДА: ......Батюшки, Господи!
   Бояра из мужчин выгнали! [*3]
  
  АНГЛИЧАНИН СМИТ*[4*]: /с акцентом, о бритье лиц/:
   In Europe, the courtiers... мы этоу делатЪ сами. -
   Мода.
  МСТИСЛАВСКИЙ: ......... Всем модам мод - в России казнь.
  
  БЕЛЬСКИЙ: /крики в стороне/ ............Ай!...........Ай!
  ГОДУНОВ: Не с Нами быть хотел, Богдан;
   Так поучайся в тюрьмах, без брады и с мужиками.
  СМИТ: ........Machine ist льучший instrument...культуръы,
   Царръ Госьюдарръ.
  ШЕРЕМЕТЕВ: /чуть сторонне царской компании/:
  
   Глядь, уж по всем тут в моде оскорбление натуры.
  
   ( Бельского заковывают и ссылают. )
  
  _______________________________
  
  КАРТИНА 2: Земли Северские.
  
  Сцена 1: Опальные, беглые холопы, разбойники, странные люди. Пустой час.
  
  ВЕСТНИК: Царь! Точно я видал, истинный Царь!
  СУПОСТАТ: И он каков? Он с царским златом?
  
  ДУШЕГУБ: ...Борис лишь с царским златом: сеет пришлым мертвецам.[*5]. А ты - дурак.
  
  РАТИТЕЛЬ: Ибо не надобно злато для царя, чтобы ему царём быть. Ибо само злато к царю идёт, коли он царь. Ибо узнает государя в нём и холоп, и боярин. - И недруг, и стрелец, и челядин.
  
  БАЛДА: Когда идёт себе, с лицом красивым! .....
  СУПОСТАТ: /в общий подсмех/: ...Монах же, тот идёт в Иерусалим.
  
  ДУШЕГУБ: /к Вестнику/: Один ли он, твой царь? Иль с силой?
  ВЕСТНИК: Иванов сын СРЕДЬ НАС! в народе ищет смысл!
  РАТИТЕЛЬ: Бог, не иначе, зрит....
  
   ( появляется Блаженный, проходит мимо )
  
  БЛАЖЕННЫЙ: Скрылся царь в своём лесу,
   C бородавкой на носу;
   Царский нос не ищет злато,
   Хочет он шальную бабу.
  БАЛДА: А, вот, как ^по лбу! ..... / замахивается /
  ДУШЕГУБ: ...... Не смей дитя сие обидеть!
   Он зрит, чего нам не увидеть.
  СУПОСТАТ: / вдруг показывает в неожиданную сторону /:
   Постой! Там будто б...призрак виден!
  
   ( Является Призрак:
   Царь ли, не Царь? - Димитрий, Лжедимитрий? )
  
  ПРИЗРАК: Когда обрею бороду свою,
   Там боль с холопом разделю [*6] - [изначальный смысл "холоп", в пример Бельского]
   И царство новое построю на Руси.
   Я сделаю Москву, как Новый Рим
   И разницу границ в мирах сотру;
   Допонимать отца не должен будет сын,
   Сыноубийцей чтоб не стать отцу.
   [истоки арианства, наследие позднего трансцендентального эллинизма + также: - у Грозного, как известно, было
   два роковых сына: одного он сам убил, а другой чудесно явился, от убийц спасённый]
   ( Волшебным эффектом Призрак изчезает. )
  
  БАЛДА: Он - чёрт ли? Чудо-человек?
  ДУШЕГУБ: Какой же чёрт, коль царь.
  
  Сцена 2: Острог. Утро. Монахи.
  
  ВАРЛААМ: Ушёл когда, он, дескать, обещал вернуться. -
   Цена ль есть клятве данной, друг Григорий?
  МИСАИЛ: Хъэ! Брат во Христе[*7], кой в Гоще гость....
  ВАРЛААМ: Его должны вернуть мы. Миссию ему исполнить
   Надобно; - нам не иначе, как идти за ним.
  МИСАИЛ: Да-да, пока не сделался другим он!
  ВАРЛААМ: Так поспешим же, брат Мисаил! Ибо ему
   Намечено святым стать самим богом.
  МИСАИЛ: / с иронией/ ...Да ты лишь разве, Варлаам,
   Не очень-то спешишь к Свят Гробу.
  ВАРЛААМ: Чтоб было мне потом что рассказать гробам:
   Как промысел Матфея [*8] раз мне указал дорогу.
  
   ( собираются, уходят )
  
  Сцена 3: Гоща. В ночь после Пасхи. Ещё слышатся отголоски песнопений. - Фигура Григория; он ли? - он один. (Не вполне различимых черт его фигура.)
  
  ФИГУРА ГРИГОРИЯ: Кругом теперь одна лишь та опасность:
   Быть ^узнанным. - Так лишь и постигаю
   Данную мне раз свободу быть собой.
   Но знаю: всё, что повлечёт меня назад изгоем
   Пр^ибыть во Москву есть Зло. Слепое, грубое -
   Зовёт по имени Григорий, и зрит лишь душу в чёрном. -
   Сколь хорошо теперь мне постигать (учение) своё,
   Без оных всех; - к монахам тем, к иудам не вернусь я боле!
  
   ( ему слышатся дальние голоса )
  
  ГОЛОСА: В вере лишь той сущий есть Бог, в коей он - Абсолют, границы прешедший.
  
  ФИГУРА ГРИГОРИЯ:
   Какая радость - не быть уж (боле) с ними!
   И в книгах находить ответ не для ум^ерших:
   Для сна, для плоти, для свободных странствий!
   Но те, с догматами, с костьми своими, суть есть точно дьявол, -
   Этакому ж научает Арий.[*9] - Но Я ль, вот, вдруг раздвояюсь?
   Иль это тот, кому придумано, чтоб был он царь,
   Вдруг раздвояется, меня в лице напоминая?
  
  ГОЛОСА: Заглянешь если и в тень, как в зеркало, то глубже узришь вновь себя, но лишь тенью божественных замыслов выйдет быть для тебя суть откровения.
  
   ( обрезает себе бороду и власья )
  
  ФИГУРА ГРИГОРИЯ: Сие ль метаморфоза? Вот, уж ни влас, ни бороды -
   Отрекшегося вид; но оное - моё ли всё лицо,
   Или уже как если бы чужое?... Не так уж некрасиво,
   Преображенно чистым смыслом вдохновенной миссии,
   Оно...однако, старше кажется[*10] уж так, что
   Будто б ^больших опытов сыскало... или бед...
  
  ГОЛОС ЦАРИЦЫ МАРФЫ: Царевич свет мой Димитрий, о живом о нём, ах был бы ответ мне... Мой чудесный, ^златый царевич...
  
  ГОЛОСА: В Светлое Воскресенье -
   Вознесённый Царь умом своим
   В Непостижимое;
   Сын, в музыке сфер дальних,
   Возн^есся в Непостижимое.
  
  ФИГУРА ГРИГОРИЯ: Сколь странное видение вдруг глазу: .............
  
   ( Ему зрится видение крещения (маленького) царя (Димитрия);
   Ему видится, как Мстиславский дарит тому крест. )
  
   ......... И странное сколь вдруг сияние на мне нательного креста!
  
   ( в замешательстве )
  
   ......... И чувство се о приближении опасности,
   Когда звезда столь в страх светла моя!
   Ах, нет! Ах, что это?! Фигуру чёрного монаха,
   Тьмой сотк^анного, зрят мои глаза... Нельзя
   Здесь больше оставаться! Ах, мне пусти чтоб...
  
   ( борется с темнотой, со странной формой )
  
  УЖАС В ЧЁРНОЙ РЯСЕ: Ты не отдал...!
  ФИГУРА ГРИГОРИЯ: Прочь же! Я не отдам тебе ни вещи, ни себя монах!
  
   ( Зажимает крест на груди, убегает.)
  
  _________________________________________
  
  КАРТИНА 3: Польские пределы.
  
  Сцена 1: Чрез время. Имение Князя Вишневецкого.
  
  АДАМ ВИШНЕВЕЦКИЙ: ...Так, значит, слышал ты, что Годунов
   Всё более теперь мучим тревожной мыслью?
  
  РЫЦАРЬ: / в странный ^подсмех / Всё боле, усомненный страхом он
   О воскресеньи сына.[*11]
  
  АДАМ ВИШНЕВЕЦКИЙ: И, стало быть, путь для вестей и ^новых
   Из страны псевдо Христа
   Открыт сим страхом. Да будут оне
   Лестны нам. Почтенье от меня
   Любезному там пану кардиналу.
   / прощается /
   Увидимся, должно быть, в Кракове;
   Прощайте ныне.
  
   ( Они расстаются, Рыцарь уезжает. )
  
   Сколь великолепно
   Теперь предаться (будет) банным наслажденьям.
   С Григорием холопом разделю приязный час.
  
  Сцена 2: Баня. Вишневецкий и холоп Отрепьев.
  
  ВИШНЕВЕЦКИЙ: ...Всё ж думаю, сколь странно появление твоё
   В моём имении. И все твои блужданья
   Сколь загадочны, - благо, на ум тебе
   Пошло учение и жизни, и латыни...
   Что ж, мой дружок, сготовлена ли баня?
  
  ГРИГОРИЙ: Готова, князь, как в доброй сказке.
  
  ВИШНЕВЕЦКИЙ: А в той-то доброй сказке сколь приязны ласки.
  
   ( они проходят в купальню )
  
  ГРИГОРИЙ: Вода и пар, и жар - для ^вас тут.
  
  ВИШНЕВЕЦКИЙ: И нега здравая раскрепощающих минут...
   Теперь раздень меня, холоп,
   Сними одежды с дорогого князя.
  
  ГРИГОРИЙ: Я ль к этакому разу с вами?
  
  ВИШНЕВЕЦКИЙ: Аль хочешь перестать служить мне вдруг?
   Да разве ль? Делай!
  
   ( Григорий угрюмо и молча раздевает князя. )
  
   Теперь и сам разденься. Нежным банщиком
   Мне будь, и радость мне доставь всем телом.
   Склонись, омой мне бёдра. - Ах, да что ж ты? -
   Неужели на глазах вдруг слёзы? Ты ли всё
   Девственник ещё, Григорий?
  
  ГРИГОРИЙ: ......................... Здесь боле
   Не смолчать мне, князь: в обидной доле сей,
   Я ж не холоп тебе: - обидел ты царевича
   В моём лице златого рода.
  
  ВИШНЕВЕЦКИЙ: Ах, неужели! Да будет ли то лгать тебе?
  ГРИГОРИЙ: Нет, я не лгу, князь. Тебе глаголю тайну.
  
  ВИШНЕВЕЦКИЙ: /с раздражением/ Ты держишь крест?
  ГРИГОРИЙ: Сей крест Мстиславским мне подарен
   При крещении; - то - амулет мой, -
   Истинному слову моему свидетель.
  
  ВИШНЕВЕЦКИЙ: /разглядывает крест/:
   Ах... То, однако, верно. - Вот, ведь!
   Сей благородный крест - я узнаю
   В нём истинно знак царский. Ты ж ^вором
   Быть не мог... Однако, как же это?!
  
  ГРИГОРИЙ: Когда царица мать, в предвестии луны,
   Дитя вдруг смела подменить, - судьба
   Мне вышла быть в роду боярина Москвы,
   Убитого. Ум восставал холопства против, у князей
   Романовых, ещё как был, а Годунов царь
   Строил уж догадки обо мне. Тогда бежал
   Я в Чудов[*12], обучался, - после уж в Москву
   Вернулся, преисполненный трудов словесности
   О русских чудотворцах стольна города.
   Покойного ж Мстиславского крест[*13], я
   Никому не смел казать и тайну ведать.
   Когда ж при патриархе зрил я много
   От Лжецарства, мне стала не стерпима боле
   Мысль об их несчастной мёртвой вере:
   Дух Цареправды о себе познал я в полной мере, -
   Так оказался у тебя теперь, оставив братий,
   Проделав путь, и претерпев скитанья.
  
  ВИШНЕВЕЦКИЙ: Ах, вот что!...Ты ж мне прости мой тон, Григорий,
   Прежде до ^Слова, ведать правду не под силу
   Было и Христу. ... Но ты зачем был нем досель,
   Казав лишь только простоту свою?
  
  ГРИГОРИЙ: Я ж шёл в Иерусалим, мой князь;
   Но до Голгофы не дойдя, видал я свет
   Преображенна злата во главах Кремля,
   Преображенный час Царенья Солнца.
  
  ВИШНЕВЕЦКИЙ: Ах! Ты ж со мной останься впредь, Григорий!
   Ах, что я! Не Григорий, нет - Димитрий,
   Царской крови отпрыск!
  ГРИГОРИЙ: ...... Ты скажешь панам, князь?
  ВИШНЕВЕЦКИЙ: Тебе не знать обиды боле,
   Это лишь скажу я оным,
   В твёрдом слове, враз.
  
  Сцена 3: В землях князя Вишневецкого. Круг польских панов.
  
   РЫЦАРЬ-КАТОЛИК: ... Теперь Царя Московского да на показ,
   Как существо не бородатое, не злое!
  
  РЫЦАРЬ-ПРОТЕСТАНТ: /иронично/ Как беса, кой по нашу честь в святой их час.
  ВИШНЕВЕЦКИЙ: ............... Вот, тоже скажешь!
  РЫЦАРЬ-ПРОТЕСТАНТ: Царь во протест - лик нового народа.
  РЫЦАРЬ-КАТОЛИК: Народа Безборода римски-мономахову угоду!
  ВИШНЕВЕЦКИЙ: ...Увы, то ж всё ещё не в этот раз...
  
  ЮРИЙ МНИШЕК: А почему бы нет? ^Адам, ты скептицируешь...
  ВИШНЕВЕЦКИЙ: О! Мнишек пан, поведает то с честью,
   Заклясть кой знает и как королевскую породу[*13].
  ЮРИЙ МНИШЕК: Уж точно, паны, не досужей лестью. -
   Но то - в законах свойств души природы.
  
  РЫЦАРЬ-ПРОТЕСТАНТ: Любовь лишь царственна над верой и погодой.
  
  ВИШНЕВЕЦКИЙ: /держит свой кубок/ А правда, Мнишек! Хочу к красавице твоей,
   К Марине дочери, приехать я с Московским...
  РЫЦАРЬ-КАТОЛИК: ...С вором этим? К красе-девице Королевства?!
  ВИШНЕВЕЦКИЙ: .... С князем, пан, - свидетельствую сердцем, -
   Кой образован и не чужд манере европейской,
   Кой не медведь.
  ЮРИЙ МНИШЕК: Да отчего бы время не найти, ведь. -
   Посмотреть на князя истинного
   Престолом гордого царства Московии,
   Я думаю, ей будет очень интересно. -
   В Самборе будет вам гостить чудесно.
  
   ( появляется посол иностранных дел Лев Сапега )
  
  РЫЦАРЬ-КАТОЛИК: В кругу друзей, меж нас, сам ныне канцлер!
   Восчествуем приход нам дорогого пана!
  
  КРУГ ПАНОВ: Сапега, наш Всеведующее Око!
   Муж сильный вестью и наскоком.
  
  САПЕГА: Хотите, паны, весть вы, - я ж хочу окн^а!
   / у открытого окна /
   Открытое окно - в нём откровение урока
   Вести, поучает кою...недалёкая греза.
   Подчас о том, как весть растёт, узнаешь
   Из того, когда зришь, как мысль о ней летит
   Обратно вести встречно. Вот, как сейчас...
  
   ( доносятся разные голоса )
  
  ГОЛОСА из ПОЛЬСКИХ ЗЕМЕЛЬ: Возможно ли московитанину
   Стать предводителем Воинства Славы Вечной?
   Гордостью Королевства,
   Голосом покорных и покоряемых?
  
  ГОЛОСА из УКРАИН: ...Ищущих дел казацких,
   Ищущих совести в стане и в памяти рода,
   Ищущих оправдания и возымения в землях
   Способен понять ли ^он?
  
  ГОЛОСА из РОССИИ: ...Царь в иноземцах,
   Царь из народа, опальный беглец -
   Царь, обещающий дароносно
   Нести миру свободу и правду.
  
  САПЕГА: /проходя в круг панов/ В имени данном (ему) - непобедим он [*14],
   Будь распят он иль как враг нелюдим;
   Тем не менее, Слуху и Духу заведомо виден.
  
   Когда, однако ж, увидим его мы, Царства Московского наследного сына, в кругу нашем, князя Деметрия, (- А, Вишневецкий)?
   ( оживление средь панов; пьют )
  
  _____________________________________
  
  
  КАРТИНА 4: Самбор. Владения воеводы Мнишка.
  
  Сцена 1: Предместный двор Замка Мнишков.
  
  ЧЕЛЯДЬ: /напевая/ Карета золотая (мигом) мчится;
   К невесте милой царь стремится.
  
   ( Въезжает карета Вишневецкого с малой свитой. )
  
   Московский царь! Загадочный царь московитов, вот уж он здесь!
   С паном Вишневецким, вот, уж оние прибыли, сколь разом здесь!
   Встречайте же, спешите к панам, берите под уздцы их коней,
   Встречайте, встречайте редких гостей!
  
   ( Мнишек пред дверьми, со ступеней. )
  
  МНИШЕК: Ну, наконец-то! Рад приветствовать вас у себя,
   Пан Вишневецкий, роковой пан! Рад встречать,
   С вами вместе, я здесь долгожданного гостя;
   В замке своём, буду рад несказанно оказать
   Я лучший приём царскому сыну гордой Московии.
  
  ДИМИТРИЙ: /вышедши из кареты, к Вишневецкому/:
   Приём когда оказывают в Польше,
   То говорят не как у нас, а "Пр^ошу"; -
   Мне нравится, - у нас иначе говорят,
   А "пр^ошу" русское - уже иной обряд;
   А в Польше, - правда, ведь? - так хорошо,
   Красиво, этак: - "пр^ошу"...
   / и потом навстречу Мнишку /
  
   Пан воевода, любезный пан, я вовсе не думал,
   Что столь ^вдруг буду гостить у вас;
   Чести приёма вашего
   Я никогда не забуду.
  
   ( проходят в замок. )
  
  Сцена 2: В замке у Мнишка.
  
  МНИШЕК: Вас счастлив я знакомить с дочерью своей,
   Мой друг, Димитрий. - Марианна,
   Старшая из двух, моя сокровищная гордость.
  
  ДИМИТРИЙ: Я, право, не встречал очей прелестней.
   (Хоть так, что не бывал во множестве дворцов.)
  
  ВИШНЕВЕЦКИЙ: /с лёгкой иронией/ ...Прямой путь постижения природных тайн
   И тайн судьбой завещанных ларцов.
  
  МАРИНА МНИШЕК: Загадочный князь, я рада встрече.
   Я представляла вас иначе, в образе
   Ужаснейшего вепря. -
   Вы любите музыку?
  
  ДИМИТРИЙ: Я, да. Особенно, когда ещё (при том) глаголет речь.
  
  МНИШЕК: Воистину, ответ прецарски-светский.
   Пройдём, быть может, в рыцарскую залу,
   Вести беседу там нам станет легче,
   Князь.
   ( Оставляя за собой челядь, проходят.
   Церемонно играют придворные музыканты.)
  
   А, вот, и музыка для вас.
  
  Сцена 3: Какое-то время спустя. Внутренний сад Замка.
  
  МАРИНА: Я искусила вас уйти от них. -
   Мой грех, я знаю. Тут, однако,
   Будет нам свободнее.
  
  ДИМИТРИЙ: Тут, тоже, музыка слышна.
   Она красивая, как райский сад.
   А что она?
  
  МАРИНА: Ах, Пелестрина это [*15].
   Один забавный менуэт. -
   Признайтесь, царь московский,
   Вы ж музыки совсем не знаете?
   Не бойтесь, я - не ворон [*16], всем
   Не расскажу про эту страшну тайну.
  
  ДИМИТРИЙ: А, вот, расск^ажите всему Двору,
   И все начнут смеяться. А папа ваш
   Главою упадёт в сундук...
   Нет, я знаю,...
   Панна Марианна, я музыку всегда знал; -
   Она, как будто бы...всегда во мне звучала.
  
  МАРИНА: Забавный вы. Вы, правда, царь, Димитрий?
  
  ДИМИТРИЙ: В краях меня отвергнувшего мира..,
   Коль, вправду, царь я, коли матери моей
   Там не дадут солгать, то должен Я на троне быть,
   Законной волей. - У нас там всё другое.
   К примеру, во садах гулять невесте, чтоб одной,
   Нельзя: её всегда сопровождают.
  
  МАРИНА: /иронично/ Ах, священники?
  
  ДИМИТРИЙ: /смеётся/ Слуг сотни, бабки и монахи, и кадила; -
   Они ужасны, правда, эти рыла на Руси?
  
  МАРИНА: ... Ах, я верю в бога,
   В своего. От бога всё всегда красиво. - Ан, отчего
   Вы про невесту, мой царевич, ни с того вдруг, ни с сего?
  
  ДИМИТРИЙ: То - не секрет, ведь, что отец ваш
   Видит виды, а пригрезив вас в царицах,
   Никогда уж вида не оставит после.
  
  МАРИНА: Вы смелый. Но имеете уж ^сами вы
   О ком-то вид?
  
  ДИМИТРИЙ: .......... Нет. Ни сколь доселе.
   Я ж был в монахах; Ксения, дочь Годунова,
   Мне не давала на себя смотреть... Вот, вы,
   Златая панна, могли б мне быть царицей.
  
  МАРИНА: Представите ль меня царицей
   Среди ваших бородатых лиц?
  
  ДИМИТРИЙ: ...Нет, правда, станьте мне царицей,
   Марианна.
  
  МАРИНА: Вы шутите.
  
  ДИМИТРИЙ: Нет, отчего же.
  
  МАРИНА: Сколь (вдруг) сразу! Должны вы, рыцарь мой,
   Достойны быть и заслужить руки
   Невесты достиженьем верным славы,
   Коль мыслите не об одном (моём) приданном.
   Гордитесь, многие до вас пытались.
  
  ДИМИТРИЙ: Скажите только, что согласны вы
   Царицею Московской (гордо) стать, -
   Я крат взрощу (всяко) приданное вам:
   Я одарю вас землями и городами,
   Я одарю вас тысячами душ крестьян; -
   У вас же нет душ во рабах? -
   У нас есть, богу сразу чтоб
   Обменивать на златый урожай; -
   Весенним пением они встречать
   От вас там будут всякую уж весть,
   И вторить станут им свободные леса,
   И звери, и туманы, и источники.
  
  МАРИНА: Невесть, что маг вы,
   Мерлин Углицкий [*17], мой злат царевич.
  
  ДИМИТРИЙ: В Град лишь заступив,
   Я шубой царской расстелю
   Всё царствие Московское
   Пред вами, дивна Марианна!
  
  МАРИНА: Вот будет знатный балаган!
  ДИМИТРИЙ: /мрачнеет/ ...Смеётесь, панна? Не согласны?
  МАРИНА: Меня ж ещё не любите вы вправду... (царь Деметриус)
  ДИМИТРИЙ: Нет, отчего же? Я люблю вас,
   Очень вас уже люблю...
  
  
   Сцена 4: Званный ужин в Замке.
  
   (Марина, Димитрий и паны-рыцари за торжественным столом.
   Музыканты играют барокко.)
  
  ДИМИТРИЙ: Когда я свой престол займу,
   То первым, что я сделаю -
   Я учрежу, чтоб ^злату музыку
   Играли б на пиру и - люду!
  
  ВИШНЕВЕЦКИЙ: Так танцевать же станут все повсюду,
   А бороды не надо ль будет (снова) рвать?
  
  ДИМИТРИЙ: Танцуют пусть, а бороды
   Пусть рвать забудут,
   А будут обривать, -
   Не стану их ругать.
  
  РЫЦАРИ: Вот царь, так пан! Да пан ещё не царь!
  ДИМИТРИЙ: /c гордостью/ ...Царём стать пану, рыцарь, на Руси нельзя.
   Лишь панне только можно стать царицей.
  
  ВИШНЕВЕЦКИЙ: ...Не зря о вас уж молвит злат-столица.
  
  ДИМИТРИЙ: Так, вот, ещё что сделаю: все земли те,
   Рисует кои ясная зарница в красоте,
   Все те, что выше к северу и к балтам,
   Псков, Новгород с их редким нравом,
   Я думаю, что через год, я передам
   По праву нового, вам в честь, владения.
   Пусть будет соблюдён в них свой закон,
   Пусть будет кн^яженье в них вольна трона,
   Во свет духовной и мирской свободы.
   И да пребудет вам идея та в угоду, Пан,
   Чтоб мне помочь с восшествием на трон
   Собранной воинскою силой и сумой:
   Тем паче, что дочь ваша, честный воевода,
   По сделанному предложению руки моей,
   Заведомо княгиня есть всех тех владений.
   Княгиня Углицкая Юрьева Марина -
   Ужель то будет ко стыду в роду честн^ого пана?
  
  МНИШЕК: Деметрий, смелый рыцарь! Безмерно счастье
   Знать, сколь искренни вы пред судьбой.
   Пристало мне, в черёд свой, вам сказать,
   Что предложенье ваше благочинно паче тем,
   Сколь благочинны, иже, Мнишки есть пред волей
   Господа, дарующего им почести народа,
   Ко славе их и к процветанью рода. Ваш жест -
   Великий знак для нас и предпочтенье;
   В том нам, однако, ждать пристало высшего
   Духовного благоволения. Без этого нельзя.
  
  РЫЦАРЬ-КАТОЛИК: То ль, правда, витязь московитов,
   Что вы - отступник веры, еретик?
  
  ДИМИТРИЙ: Имея царский крест, Я всё ж у вас;
   Не посылал меня к вам Шах Аббас.[*18]
  
   ... Из Церкви же лукавого Стоглава [*19] , да, я изшёл,
   А рясу монастырскую свою Я сжёг
   Во обретение даров земной Любви и славы подвига.
  
   (чрез общую, недоуменную паузу)
  
  МНИШЕК: Найдётся ж искренности духа в нас, панове,
   Поднять червонны кубки за царя Москвы,
   За смелые его свершения и за успехи те,
   В которых утвердить ему себя позволит
   Во друзьях Злат Королевства истинный Бог!
   С его лишь помощью, всё вкруг имеет место.
  
  ВИШНЕВЕЦКИЙ: И выпьем, паны, мы за царский,
   Европейский христианский крест!
  
  РЫЦАРИ: Так пьём же!
  МАРИНА: За вас, Димитрий, за вашу все-известность!
  
  Сцена 5: Время спустя. Пред семейным камином.
  
  МНИШЕК: Так, вот, должны принять вы
   Католическую веру, рыцарь...
   По праву, будете считаться, в том,
   Наследным Вы монархом европейским,
   Благословленным Церковью Вселенского Престола в Риме.
  
  ДИМИТРИЙ: Я некогда уже пытался верить Церкви...
  
  МНИШЕК: Димитрий, в честном Европейском Доме,
   Рим - всегда гарант признанья королей
   Друг другом: не столько выгода, сколь
   Утверждёность правообладания к тому,
   Лишь зиждет мир. То не отвергнув,
   Вы сыщете на стороне своей и воинство,
   И иезуитов. - Король о вас свидетельствовать
   Станет, как о законном венценосце
   Пред монархами другими, и это даст
   Ему свободу поступить вам в пользу.
   И это будет к чести вашей же помолвки,
   Коль не решит судьба, чтоб быть вам врозь.
  
  ДИМИТРИЙ: Но я хочу всерьёз жениться, а не вскользь!
  МНИШЕК: То лестно слышать...
  ДИМИТРИЙ: Что же мне теперь, реките пан, возможно делать?
  МНИШЕК: ...Мы вместе едем в Краков, к Сигизмунду к^аролю [*20], чрез день.
  
  Сцена 6: Ночь. Интимная часть сада.
  
  ДИМИТРИЙ: /пока-что один/ Ты! Вновь уж обо мне,
   Вновь о моей душе! Ты -
   Тень из пепла чёрных сброшенных одежд,
   Вновь затмеваешь свет!
   Моральный червь,
   Меня (ль) вновь тянешь в ложь -
   Ты ль вновь готовишь зло по мне?!
  
   Мне ль снова прочишь монастырь, в обмане данных слов,
   В предательстве моей судьбы?!
  
  ПРИЗРАК ЧЁРНОГО МОНАХА: Отдай мне вещь, что отнял у меня,
   Украл, златую вещь - отдай мне свет звезды!
  
   ( борется с тёмным призраком )
  
  ДИМИТРИЙ: Убить желанье жизни вновь во мне!
   О, проклятое Арием, зло! Стерво! [*21]
  
   ( Димитрий борется с призрачной силой;
   Но, вот, слышен голос Марины; призрак исчезает;
   Димитрий остаётся у стены, схватившись с тёмным деревом;
   он определённо нетрезв. )
  
  МАРИНА: ...Димитрий?...
   Вас не видать, - вы здесь? Вы там колдуете о чём-то?
  
   ( он вдруг является ей из-за дерева. )
  
   Ах! вот вы где!
  
  ДИМИТРИЙ: Дивная, златая панна! Я умер уж без вас.
  МАРИНА: Имеете ж дар воскресать вы и пугать!
  ДИМИТРИЙ: Умру, воскресну, снова испугаю. - Я не хочу без вас, Марина...
  МАРИНА: Вином, не мной, вы столь пьяны. -
   Вы так смешны, когда пьяны, Деметр.
  ДИМИТРИЙ: Пьян ваших уст латынью.
  МАРИНА: Гордой жизни ваше имя...
  ДИМИТРИЙ: А ещё скажите его мне.
   И скажите: - Я хочу, Деметр мой,
   Любиться с вами на траве.
  
  МАРИНА: /даёт прикоснуться (к себе), но отнимает его руку/
   Ах! Пьян, безумен,
   Он собирается мне быть галантным мужем!
  ДИМИТРИЙ: Чтоб (часто) быть под платьем вашим...
  МАРИНА: Распутник вы, Деметр.
   Имя это скоро будет писано в латинских книгах [*22] -
   Имя распутного царя Москвы.
  
  ДИМИТРИЙ: Вы станете моей, Марина? Вы не обманете?
  МАРИНА: Вы обещаете, царевич, обещаете мне
   Принять дух нашей общей веры?
  ДИМИТРИЙ: Мне страшно, нежная святая, ваши эти эвкаристы...
  
  ГОЛОС ЦАРИЦЫ МАРФЫ: Царевич свет мой Димирий,
   Во звезде жду твою жизнь;
   Прииди,
   Стань для нас избавлением.
  
  МАРИНА: Иль есть вы дьявол, Деметр?...
  ДИМИТРИЙ: Да не то моя панна ведьма уж есть?
  МАРИНА: Ах, Дьявол...Не обидь наш красивый крест.
   А коли ведьма, пущу тебе вслед чувственный ветер;
   Касаться станет он твоих одиноких перст, -
   То ко знамению тебе в тайном свете,
   В любви лунных небес
   В белом доме (...) победы.
  
  ДИМИТРИЙ: Ах, ведьма ты, панова дочерь, лунная ведьма...
  МАРИНА: Царём вернёшься ко мне белого царства, Деметр.
  
  ____________________________________________
  
  
  КАРТИНА 5: Москва. Кремль.
  
  Сцена 1: В царских палатах.
  
  ГОДУНОВ: Неужто собирается всё больше сброда?
  
  МСТИСЛАВСКИЙ: ...Ваш родственник, царь, был ограблен
   Разбойничьей толпой казаков.
   То в имени царя-де, новь-грядущего, свершилось.
  
  ГОДУНОВ: Ах, вот уж страшный знак! Он жив ли?
  МСТИСЛАВСКИЙ: Да, царь.
  ГОДУНОВ: Ах, счастье.
  МСТИСЛАВСКИЙ: ...Коль скоро слуху верен слух,
   То царь тот - некто плут Григорий,
   Кой прежде сослан был тобою в монастырь.
   Москвич он всею бородою,
   Да сбрил свою сам и поклонился Риму.
  
  ГОДУНОВ: Но это ж чушь, стыд! Он - вор, он
   Даже не от матери - Ивановой жены -
   Наследно-родный [*23]!
  
  МСТИСЛАВСКИЙ: Да громка по нему идёт молва, народна!
  
   ( зрят городские сцены в раскрытом окне. )
  
  Сцена за окном (балаганная):
  
  ПРИСТАВАЛА: Борода, а, Борода! Шапку отдай^!/? (* говорит в хорошо-известном тоне, с резким полувопросом на конце*)
  
  НАРОДНЫЙ ШУТ: Боголепна шапка моя.
  
  КРИВЛЯКА: Да рожа-то под шапкой татарская.
   Кому строишь свои тараканьи собачьи глазки?
   Аль боишься народной ты пляски?
   Иго готовишь?
   Молчишь?
  
  ПРИСТАВАЛА: Борода, отдай шапку, слышь.
  
  НАРОДНЫЙ ШУТ: Не отдам я шапку мою,
   Лучше без неё я умру.
  
  ПРИСТАВАЛА: Ах, не отдашь?! - так сам отниму:
   Отдам её Безбородому Сыну;
   Безбородый Сын, гляди, вот уж тут -
   Вскочет тебе бесом на спину.
  
   ( Выбегает Придурочный, полупьяный; прыгает Народному Шуту на спину,
   снимает у того с головы "мономахову" шапку и себе одевает на голову;
   на потеху люду, катается на спине у Шута, до великого смеха.)
  
  ПРИДУРОЧНЫЙ: Я славный сын, Народный Бес;
   Жить не хочу я шапки без!
   Верхом на хитрой Бороде,
   Я проскочу по всей известной земле!
  
   Эй, ^сынки! Эй, бабки - за мной!
  
  Продолжение Сцены 1: В царских палатах.
  
  ГОДУНОВ: Не мог он сам, расстрига...
   То во боярстве всё подстроено!
   Так, вот, сама природа, сродная такому мифу,
   Пусть отвечает за него: царица Марфа
   Пусть ответ мне даст. И, этак, пусть
   Тогда уж пишут грамоты во все концы,
   И пусть гонцы изобличают самозванца! -
   Вор^у - чтоб на кол сесть!
  
  Сцена 2: Во дворцовых покоях. Ночь.
  
  ГОДУНОВ: Уж ночь. Царевна наша
   Должно быть почиет:
   Мечтается ж ей всё ещё
   Возлюбленный её.
  
  МАРЬЯ, ЖЕНА ГОДУНОВА: Я, государь мой, тоже бы пошла в опочивальню.
  
  ГОДУНОВ: Нет, Марья. Я всё ж хочу,
   Чтоб ты была со мной,
   Чтоб помогла мне душу
   Выведать у Марфы Иоановой. -
   Ах, вот уж тут!
  
   ( Слуги вводят царицу Марфу.)
  
  ЦАРИЦА МАРФА: Вы, царь, меня нешто ко всенощной ждали.
   То странно, право. - Марья, отчего не спится вам?
   Здоровы ль?
  
  МАРЬЯ: Благодарю покорно. По вам не жалуюсь, княгиня.
  ЦАРИЦА МАРФА: Вот, точно - не моя ты дочь.
  
  ГОДУНОВ: ...Царица, в сей св^ечной час
   Я говорить хочу особливо
   О таинствах престолонаследных.
  
  ЦАРИЦА МАРФА: Борис, аль шутишь?
   Об этом знает здесь тебя кто лучше?
  
  ГОДУНОВ: Я знаю только то лишь,
   Что рожденному младенцу твоему
   Было узнаться в мертвецах.
   Тому, однако, ходит слух
   Другой, в упрёк: мол, дескать,
   Жив царевич твой, и ныне он
   Нашёлся в польских землях. -
   Самозванец этот. - Мне надобен
   Ответ твой честный, мать-царица...
  
  ЦАРИЦА МАРФА: Что хочешь ты услышать от меня,
   Борис? Коль самозванец он,
   То не поступит никогда, как царь.
  
  МАРЬЯ: Княгиня, старая престоловражница,
   Как смеете вы думать...
  
  ЦАРИЦА МАРФА: Смеет дух мужа моего во мне
   Тебе здесь отвечать, что ты
   Лишь Времени на троне в услуженьи;
   Да Время не послушно вашему княж^енью,
   А ^явленный б мой сын возник, прешед, -
   Ему б должны вы уступить злат трон,
   Но...я не знаю, жив он или нет.
  
  МАРЬЯ: Да знаешь истинный ли свет, Марфа?
   / берёт свечу, подходит к царице ближе /
  
  ЦАРИЦА МАРФА: ...А был бы Иоанн жив, - Страху
   Преклонились бы тогда вы
   По своим делам, да во холопях.
  
  МАРЬЯ: Ты зло зришь, ведьма старая!
   Ты всё нарочно говоришь о нём;
   Свидетельствуй:
   Сын твой Димитрий мёртв! Мёртв!
  
   ( бросается на Марфу со свечой;
   Царица слабо защищается, и Годунов останавливает
   насилие своей жены.)
  
  ЦАРИЦА МАРФА: О, горе! Горе вам по всем!...
  ГОДУНОВ: Ах, полно, мать-царица...
  ЦАРИЦА МАРФА: Меня верните вы обратно
   В тихую обитель; прочь от вас
   Хочу я быть. - Да, говорите пусть
   О смерти милого Димитрия, -
   Я ж знаю, что сказал покойный витязь [*24]
   Про спасение его и про отвоз
   Его за край границы, вглубь Европы.
   Вам веселиться н^ельзя было чтоб
   О часе пр^оклятом. - Пустите,
   Мне чтоб боле вас не видеть.
  
   ( Годунов тяжело вздыхает, призывает слуг,
   и Марфу уводят.)
  
   Мне очи жгла свечою, Марья -
   Вас более (живых) в очах не повстречаю (я).
  
  Сцена 3: В кремлёвских домах. Боярское застолье.
  
  КРУГ БОЯР /поют/: Звенят вкруг винные чарки,
   Трепещут во страхе татарки...
  
  ШЕРЕМЕТЕВ: Борис велит сбирать войска, и нашего смельчака идти супротив; а я твержу ему, что и риск, и грех пойти на исконного государя.
  ПУШКИН: Воистину, нет слов вернее этих, Пётр!
  ВОРОТЫНСКИЙ: А тех, тираньих и кандальных правд сторонников, лишь Старый Век ждёт.
  БУЛГАКОВ: Бельский, веком (таким) опозоренный, давно их зрит всех из своих темниц.
  ШЕРЕМЕТЕВ: /иронично/ Все опальные мужи сбираются вокруг царя, из столицы.
  БУЛГАКОВ: Он же одним словом грозится прибыть,
   Пусть с ним хоть и целое войско идёт; -
   Так, и кем бы он ни был, в конце концов, -
   Он есть истинно тот...
  
  ПУШКИН: Гой еси, друг честн^ых молодцов!
  ШЕРЕМЕТЕВ: Государь Вольный Воздух...
  БУЛГАКОВ: Сын - Новая для Руси прыть. - Как же не выпить? - За здравие царского сына Димитрия выпьем, бояре!
  
   ( Поднимают чарки, пьют, поют; -
   В дверь вламываются Борисовы стражники. )
  
  СТРАЖНИКИ: Указом царским, смутьянов, отступивших от слова, царю Борису данного, велено под стражу брать и сажать в крепости. Булгаков боярский сын, за речи дерзкие, ныне последуешь с нами. Не смей перечить!
  
  БУЛГАКОВ: ...Эх, бабушка, каков тот будет Юрьев День...
  
   ( Его уводят.)
  
  Сцена 4: В городе. Поздний вечер, и к ночи.
  
  КЛИКУША: /бормочет/ Господи еси, праведны силы! ба ба ^бы ба...
  
  ГУЛЯКИ: Бабка, эй, бабка! Ты что там забыла? -
   На небе долго не виси.
   Нагадай-ка лучше земной любви!
  
  КЛИКУША: ^Ой по вам! Гн^евлятся великия силы!
  
  ХУДОЙ ГУЛЯКА: Ах ты! Посмотри - да то, ведь, и правда!
  ДЕРЗКИЙ ГУЛЯКА: Бьются ангелы, звёзды неба -
   Разделились на два отряда!
  
  ОЧЕВИДЕЦ /сбоку/ : Искры пронзают, нешто стрелы в очи летят;
   Херувим красен, гляди, а там - дьяв^олово облако; -
   Страстные ангелы в печь ниспадают,
   Две луны - глянь-ка! - спорят под ветрян^ым пологом:
   Вихорь душ то; - смерч господень то!
  
   ( страшный вой волков )
  
  ХУДОЙ ГУЛЯКА: И как орут волки...
  ДЕРЗКИЙ ГУЛЯКА: А вон же - и волк!
  ОЧЕВИДЕЦ: ...А там, смотри, крест, сдунуло
   С храма вихр^енным воем!
  
   ( крест, и вправду, сносит с церкви )
  
  ВОЗГЛАСЫ: Ай, буря! Ай, буря-то!
  МАЛЬЧИШКИ: Бабка это, бабка бурю насл^ала!
  
   ( Появляется карета царского астролога. )
  
  ЦАРСКИЙ АСТРОЛОГ: / из кареты/
   То - изменения лихие на Руси;
   То - завершение эпохи всей;
   Бог внове упреждает государей,
   Бог оным пишет новый свой канон.
  
   ( Карета вскоре уезжает; из неё брошена мелочь. )
  
  ОДЕРЖИМЫЙ: /куда-то в сторону/ Рыба и мясо - что тело мертвеца, [*25]
   Откушай-ка гнили мертвеца;
   Съешь, съешь отца, съешь (телячьего) сына! -
   Яд колдовства, пей яд колдовства;
   Поп Раздор пр^идет в блудну годину [*26]: -
   Поп соткан тенью Лукавого Сына; -
   Лукавый Сын - зри! - раскрывает вражьи крылья,
   Лукавый Сын мертвеца крестом режет надвое!
  
   ( Сильный ветер и дождь.
   Дует на бабку-кликушу, и она кубарем уносится
   в дальнюю сторону.)
  
  КЛИКУША: ...Придёт к вам Кособокий [*26], - придёт Кособокий Чёрт! -
   Лгали, лгали!
   Губили, опять губили Невинного!
  
  ДАЛЬНИЙ ПЬЯНЫЙ ГОЛОС: Татары всё надурили, чёрта на татар!...
  
   ( Среди волков видение Лжедмитрия в образе
   тёмного и демонического мага,
   смеющегося в своей злой силе. )
  
  _______________________________________________
  
  
  КАРТИНА 6: Поход в Русские Земли. - Путивль. - Новгород Северский.
  
  Сцена 1: Конец лета. Ночь пред походом. (Димитрию снится сон).
  
   ( Пред спящим Димитрием является монах Варлаам.
   Он присаживается рядом и будит того. Слышен какой-то шум. )
  
  ВАРЛААМ: Здравствуй, мой Христос!
  
  ДИМИТРИЙ: Ай! Кто ты? Монах, ты ^что здесь?!...
   Чернец?! ...
  
  ВАРЛААМ: Христос мой,
   Час твой пришёл.
   Дай, я поцелую тебя.
  
  ДИМИТРИЙ: Монах, ты что?! / отталкивает /
   Вонючий, поди прочь от меня!
  
  ВАРЛААМ: Час ныне на крест царю идти,
   Принять грехи за людей.
   Повелел Христос, чтоб ты за него шёл,
   Послужил чтобы Лжи ему в спас.
   Откажись от того, кой ты здесь,
   Во имя того, кой ты там.
   Дай, мой брат, я поцелую тебя.
  
  ДИМИТРИЙ: Слуги! Слуги на помощь!
   Возьмите, отнимите безумного!
  
  ВАРЛААМ: Вот, он - монах беглый,
   Лгун раб Отрепьев! Как еврей он,
   Проповедует новое (греховное) царство,
   Хочет сам сесть одесную! -
  
   ( являются иезуиты и католические рыцари;
   вдали слышатся песнопения )
  
   Берите, хватайте его, ведите на крест,
   Распните, распните смутьяна ^на смерть!
  
  ИЕЗУИТЫ: Во славу Вечного Великого Рима!
   Во славу Его Священной Империи!
   День Креста,
   День распятия Греха!
  
   ( за ними виден крест; - собираются схватить Димитрия )
  
  ДИМИТРИЙ: Я не Иисус невинный, не еврей, Я - московит!
   (Я - сын убитого царя.)
   Иуда! Я тебя не знаю!
   Ты - враг Апостола, [* я имею в виду Петра]
   Пускай распнут тебя!
  
   Сам бес он!
  
   ( рыцари берут под руки Варлаама,
   и, за место напуганного Димитрия, тащат на крест; громкие духовные песнопения.)
  
  ИЕЗУИТЫ: Правды Судьбы, святые правды Петра.
   В Поклонение правдам карающего Креста,
   И его перво-ратителя Саула,
   В истинах Пилата и Святого Суда,
   Во славу Империи Вечного Города,
   Во имя Великой Славы
   Высшего Бога и Государства -
   Распятие Земного Греха.
  
   Царь, Иудой избр^анный,
   Во проклятие Зла Предательства,
   Приведи своих рабов и города к нам.
  
  
   ( Иезуиты совершают католический обряд посвящения над Димитрием;
   Распятого Варлаама, поднимают на крест.
  
   Под сорванными с Варлаама одеждами видна дьявольская чёрная шерсть. -
   Это - чёрт, распятый на кресте. )
  
  
  ГЛАВНЫЙ ИЕЗУИТ: Царь Деметр Московский,
   Латин в новой вере,
   Преклони свои колена
   Пред Крестом Всемогущего Господа
  
  
   ( Дьявол на кресте страшно орёт, плюется, изрыгает проклятья.
   Множество воронья.
   Потемнение.)
  
  
  Сцена 2: Походный лагерь. Явь. День.
  
   ( Димитрий просыпается в смятении, в своём шатре. )
  
  ДИМИТРИЙ: Ай! Прочь, прочь дурное! ....
   Ай, не хочу ждать Страхов в снах,
   Хочу жить наяву.
   Сам Пётр повелел не спать,...[*27]
   Вот, истина, в благом пьяну...
  
   ( слышит голос Царицы Марфы )
  
  ГОЛОС ЦАРИЦЫ МАРФЫ: Дух чистый сына моего Димитрия,
   Крест принимаю свой я в имени твоём;
   (Пусть им не осквернить.)
  
  ДИМИТРИЙ: Ах, это знак мне! Эй, холоп!
  
   ( входит холоп )
  
   Сей час, сыщи икону мне!
   Икону Богоматери [*28] я видел в граде:
   Хочу, была со мною чтоб сия в походе!
   Срочно!
  
   ( Холоп удаляется. - Димитрий один. )
  
  ДИМИТРИЙ: Сколь быстро вдруг судьба сменилась...
   Ещё вчера я был как если б не собою, -
   Сегодня, вот, уж раб и рать идут за мной.
   В Кракове, недавно, кардинал крестил, ведь; -
   Ныне ж, прежнее неверье в людях обо мне -
   В заботах рыцарей крестова духа.
   Отверг я Варлаама, остерёгся -
   Повелевать я прежде не умел, -
   Должно быть зря: сослали в тьму наделы
   Оного: - во Кракове клялс^я, что я - не царь...
   Но я ж, вот...царь уже. - Ведь, царь я! Царь...
  
   ( бросается писать письмо )
  
   ... Случаем сумрачным, Борис, коль достался тебе злат престол,
  Возверни ныне Нам всё, что подобает не в гневление Бога
  Отдавать по закону слуге господину: коли в бой Нас не ввергнешь дьявольской,
  То без кровной вины, возымеешь тогда то, что положено вельможе по скромности...
  .................
   ( слышит голос Мнишка )
  
  МНИШЕК: Сколь чудный день, Димитрий!
  
   ( Димитрий выходит из шатра, птицы проносятся мимо.
   Слышен шум собирающегося войска. )
  
   Вы нечто говорили там с собой, -
   Я не вошёл. Так, будто б нешто
   Неспокоен был ваш сон...?
  
  ДИМИТРИЙ: Да так и есть...В Москву писал письмо. -
   Откуда столько птиц?
  МНИШЕК: ...Во перелётах следуют они разломам,
   Трещинам в земле, забытым руслам рек;
   А к часу бранных дел - дорогам витязя.
  
  ДИМИТРИЙ: Их будет больше близ столицы...
   Там уйма мертвецов [*28]; я помню вдоль дороги лица.
   Поставь кресты им - будет "Римский путь". [*29]
  
   ...Ан с тысяч аж да за пятьсот душ, шедших
   До царёва злата, - вот, сделалась подмога б
   Верная войскам! (коль встали б) - а, воевода?
   У нас уж сколько?
  МНИШЕК: Пришла ещё толпа казаков.
   В общей сложности, оттоль...ещё не весь десяток.
   На большее, сравняться чтоб с Борисом,
   С армией его, казны нам не найти.
  ДИМИТРИЙ: Гм,...Вы скажете ^мало, пан? - а я скажу, тем не идти
   В бой с радостью...
  
   ( смотрит на строящиеся войска; слышатся католические гимны )
  
  ВИШНЕВЕЦКИЙ: / поднимаясь на холм /: Войска ждут царского приказа,
   Славный князь Деметрий.
  
  МНИШЕК: Сего числа, пятнадцатого августа, [*30]
   В истории запечатлится ваша речь.
  
  ДИМИТРИЙ: Я, правда, все уже забыл слова,
   Что приготовил. - Пусть. - "Alas!" -
   Еретики [*31] так говорят в нервозный час; -
   Скажу, что в ум придёт.
  
  МНИШЕК: И прежде - то, что обещали.
   Московский царь - перволатин в русинах,
   И развивать готов концептус Рима
   Во своей земле, держась в том правила Европы,
   Ведя на Русь Цивилизацию Империи перво-этической Вселенной.
   И обещает он, что скифскою медвежьей лапой
   Не станет наступать на лапы европейским львам.
  
  ДИМИТРИЙ: Да. Точно так. Ведь, трон Русина мог бы быть и Рим когда-то.
  
  ВИШНЕВЕЦКИЙ: /чрез короткую паузу/
   ...Душа похода алчет видеть в Вас
   Златую гордость щедрого и благостного великолепья,
   Царь-витязь.
  
   ( Слуги приводят торжественно-убранных коней,
   и Димитий и паны садятся в сёдла.
   Они съезжают к войскам.
  Из людного войска, ему навстречу выходит странный чернец с иконой Богоматери. Некто монах Леонид; - он очень похож на бородатого, неостриженного Григория
   из ранних сцен.)
  
  ДИМИТРИЙ: Гляньте-ка! Вот, ^там я,
   Собственным своим лицом,
   Во сброде, да во честном народе!
  
  МОНАХ ЛЕОНИД: Дева Христова Матерь, Курская благостыня, да поможет тебе на пути твоём, Господин мой Государь Русский! Взор сей да поможет тебе врагов твоих победить и да отвратит от тебя Неудачу, Нелюбовь и Несчастие.
  
  ВИШНЕВЕЦКИЙ: /с иронией, на Леонида/ Там будто дьявол сам,
   И имя оному - Григорий тот Отрепьев. [*32]
  
   ( В облике Леонида, Димитрию вдруг видится Дьявол из сна,
   держащий священную икону. )
  
  ДИМИТРИЙ: /шокирован видением/ Матерь прекрасная в духе,
   Образ неоскверненный...
   Со мной ты...
  
   ( отдалённое пение воинского хорала )
  
  ХОРАЛ: ............... В поход собирается витязь,
   С весёлой королевской дружиной,
   Со стягом ко наследному трону;
   С прекрасной мечтой о любимой;
   Не страшен ему путь долгий -
   Займёт он трон царский в славе;
   Ангелы оберегают имя его
   Лисы в тьме путь пролагают.
  
  
  Сцена 3: Ранняя Зима. Движение войска. Пред полем сражения.
  
  ДИМИТРИЙ: ... Так, говоришь, пан, много у Бориса войска?
  МНИШЕК: Премного: с тысяч пятьдесят. И рати новые
   Ещё на помощь ^идут.
  
  ВИШНЕВЕЦКИЙ: По пять на одного из наших. Чарующая
   Русская зима забавками нас привечает.
  МНИШЕК: .... Хоть больше к нам пришло казаков,
   Всё ж следовало бы поостеречься.
   Опасна сколь Борисова картечь.
  ДИМИТРИЙ: .... Нет. Бой на Рождество!
   Под Новгородом Свободонравным,
   Единственно русинским градом,
   Не знавшем никогда татар.
   Пред Рождеством! - Вы ж верите, пан,
   В свойствие Рождественского Света,
   Вы ж верите, что возвеличит вас звезда?
  
   Возьмите, пан воевода, возьмите блицем
   Оных стан; идите смело!
   Там в приз, Я дам во кн^яженье вам город^а...
   Другие [*33]: Княжество Смоленское отдам...
   Возьмите Новгород град для Марины;
   Не знаете ль, как думает она? -
   "Мой царь московский, витязь милый..."
  
  ВИШНЕВЕЦКИЙ ...Мстиславский армию собрал туда.
   На Ксении ему жениться дать
   Борис пообещал...Казань отдать.
  ДИМИТРИЙ: /чрез короткую паузу/...
   Ему чтоб стать татарским князем -
   Нет, нельзя. Не очень бы хотел того
   Его покойный дядя...
   В Казани ж пусть вам строить Римский Храм... [*34]
   ( отделяется от них )
  
   Развейте ж к бою стяги!
   Рыцари! (Стрельцы!) Казаки!
  
  ВИШНЕВЕЦКИЙ: ...Безумец он; рискует сам...
  МНИШЕК: Безумцу в аргумент, лишь, что не ^сам войну желал он.
  
  Сцена 4: Бой под Новгородом. (Поле сражения.)
  
  КРИКИ: ... За истинного Царя!
   За веру!
   За нашу Победу!
  
  ВЫКРИКИ: /русских/ У, Чёрт ^cам с ними,
   Диаволы, вороги!
   /поляков/ Руби быдло!
  
   Дворжицкий [*34]! Атаманы! С боку!
   И да поможет делу бог!
  
   / Волны доносящегося ора. /
  
  ДИМИТРИЙ: /склонившись пред трупом русского мытаря/:
  
   ...Ты ж не недавно здесь. Твой дух
   Теперь в аду, в раю ль, где? И скук -
   Столь меньше ль ты познал, чем мук?
   Пусть оный с теми вольно единится,
   Кто кровью не желает тут излиться,
   И кто готов со мной в Москву взратиться,
   Не умерев от злобных рук. Здесь обоюдно
   Зло; - а ты лети туда, где ждёт добро.
  
   ( Из битвы является Вишневецкий. )
  
  ВИШНЕВЕЦКИЙ: Мстиславский сбит!
   Рать отступает, князь!...
   Вы что здесь?
  ДИМИТРИЙ: Его я духу обещал достигнуть золота.
   Они ж все шли за золотом к царю...
   Сбит недруг? И шелом в снегу?
   Вот, славно!
   Урок прекрасный силам бранным,
   Кто ещё не за меня.
  
  КРИКИ: Ррр-ааа-аа!
   Враг отступает!
  
  Сцена 5: После сражения. Окровавленное поле боя. Горы трупов. (В видах стен града.)
  
  
  ДИМИТРИЙ: Как много трупов полегло тут:
   Брат упал на брата.
  МНИШЕК: /довольно/ Борисовцев побито с пол-десятка тыщ,
   Димитриевцев (так) - сотни лишь.
  ДИМИТРИЙ: Они все вкруг невинны ж!...
   Смерти никогда не зрел я страшной столь
   В невинности сей хладной. И ^Я ж, ведь, царь -
   Хочу, чтобы любили жизнь мои рабы
   И мои подданные... А там...
  
   ( слышатся стоны раненых)
  
  ПРЕДСМЕРТНЫЙ ГОЛОС: ...Пусти мне, Божья Матерь...
  
   ( Эмоциональный Димитрий проливает слёзы. )
  
  РЫЦАРИ В СТОРОНЕ: /чуть иронично/ ...Д"Арк святая, [*35]
   Взят был Орлеан.
  
  ДИМИТРИЙ: Играйте ж ныне в войсковые горны,
   Играйте музыку, не злобную сердцам.
  
  
  Сцена 6: Чрез время. В походном лагере.
  
  ДИМИТРИЙ: Град Новины ваш. [*36]
   Град Русской Новины -
   К любви Марины. -
   Не долго ж нам осталось ждать весны.
  МНИШЕК: Почти всю зиму. Впору эти зимни дни,
   Чтоб нам вернуться.
  ДИМИТРИЙ: Вы шутите
   Или пьяны? Так усмехнуться!
   Я вижу - там, вот, уж Смоленск,
   Туда идём, а дальше...
  МНИШЕК: В Польшу,
   Мой Деметр, возвратимся в Польшу.
  ДИМИТРИЙ: Пан Мнишек..., а Смоленск? А трон?...
  
  МНИШЕК: Достанется вам позже он. -
   Я получил письмо от ^кароля:
   Он просит, чтобы мы не воевали.
  ДИМИТРИЙ: Но так нельзя! Мы ж сами начинали.
  МНИШЕК: Для иностранцев не победна на Руси зима,
   Деметр.
  
  ДИМИТРИЙ: Она - моя зима, моей земли!
   Но что же ныне: - Я ль, пан, вот уже один?
   И все те обещания - лишь волчий ветер?!
  МНИШЕК: Я возвращаюсь, чтоб судьбу не разуверить...
  
  ДИМИТРИЙ: Так я один пойду, пан: аль не верите,
   Что войско не пойдёт за вами впредь?
  
   Я что же вор теперь, убийца, лжец?!
  
   ( выходит к войску рыцарей )
  
   Пойдёте ли за мной, златая рота Королевства,
   Так, снова чтобы в устрахе бежал нас бой?
  
  РЫЦАРИ: Да много ль платишь? - Нас лучше жалует Король.
  ДИМИТРИЙ: Ах! Вы о золоте... Всего-то лишь...Я ж оттиск
   Сделаю на Новой Золотой Москвы монетах.
  РЫЦАРИ: Изволь платить здесь сразу, - али нет?
  
  ДИМИТРИЙ: Ах, Фредр! Так возьмите ж!
  
   ( Позывает к себе походных слуг, и те приносят сундук золота. )
  
   Раздайте рыцарям, кто отличился более.
  
   ( Делят золото.)
  
  ВОЗГЛАС: Нет, ты уж всем вели платить оттоль.
  РЫЦАРИ: Верно: всем плати, коль хочешь быть, как царь.
   Всё войско шло в бой за тебя.
  
  ДИМИТРИЙ: Ужель не веришь мне, пан?!
  РЫЦАРЬ-КАТОЛИК: Как же вору да не поверить!
   Московский вор - ворам всем вор.
   В монаха куклу он переодел,
   А сам там, из монахов, встал и съел
   Царский пирог. - Плут, дай-то Бог,
   Тебя посадят на кол.
   (смеётся)
  
  ДИМИТРИЙ: Как ты царю надменно гакал!
  
   ( бьёт рыцаря в зубы,
   и тогда на него набрасываются
   с разных сторон; стаскивают с него соболью шубу )
  
   РЫЦАРИ: Не царь, простолюдин -
   Он нас ко смерти вёл!
   Иди в свою Москву один,
   Иди, в чём к нам пришёл.
  
   Вот, ему!
  
   ( За Димитрия вступаются, и случается потасовка. )
  
  Сцена 7: В походном шатре.
  
  ДИМИТРИЙ: /выглядывает вослед уходящему войску/:
  
   Пан Мнишек, лис!
   Передавайте панне сердца моего златой привет!
   (возвращается в шатёр)
  
   Пусть с сотнею, - взойду я на престол;
   Коль, вправду, царь я есть,
   Врата победы не закрыты будут пред моим (одним) и словом.
   И устыдится делом тесть.
   (входит гетман Дворжицкий)
  
   Дворжицкий? [*37]
   Как это? Вы отчего вдруг здесь? -
   Зачем вдруг не пошли со всеми?
  
  ДВОРЖИЦКИЙ: /со скептической иронией/ Резона возвратиться нет мне, царь.
   Я - протестант.
  ДИМИТРИЙ: Ваша религия
   Тут всех других смелее.
   Что ж! Вместе мы войдём тогда во Град,
   Как лист разметываться станет по весне. [*38]
  
   ...А знаете, всего что боле веселее? -
   Не знаете, что здесь?
   /показывает гетману флакон/
   .... Яд.
   Царь Борис желал в сей судный год
   Подсунуть, чтобы отравить меня.
   Испробуем, мой друг Сократ?
  ______________________________________
  
  
  КАРТИНА 7. - Москва. Весна и лето 1605 года.
  
  Сцена 1: Кремль. Царские палаты.
  
  МСТИСЛАВСКИЙ: Отравленный и ядом, и молвой,
   Он, обречённый и Указом и чумной дорогой,
   Изменой и неравной битвой,
   Неумолимо всё же близится к Первопрестольной.
  
  ГОДУНОВ: А наши воеводы?...
   Пятятся?... Не ^идут в бой?...
  
  МСТИСЛАВСКИЙ: Всё больше их на стороне другой:
   Вору всё больше отдаётся княжьих градов.
  
  ГОДУНОВ: И никого уж боле нет со мной,
   Чтоб не вели с фронтов солдат...
  
  МСТИСЛАВСКИЙ: Вот, так.
  ГОДУНОВ: Я ж верю в вас, Мстиславский.
   Я знаю, ^вы со мной;
   Да не больны пусть болью многоцарствий
   Будут ваши раны.
   Снов покойных.
  
  Сцена 2: Годунов один (в царской опочивальне). Зеркало. ???
  
  ГОДУНОВ: Ах, кто ж ты? Чародей злой,
   Мститель всем моим молитвам?
   Исшедший из моей грезы,
   Стемненной тайным страхом
   Пред кривой судьбою...
  
   Ты думаешь взять Москву
   И вновь провозгласить в истории
   Противовластие. Оно - как тот дракон [*39],
   Кой в камень обращён копьём героя:
   Когда б дух оный
   Каменных смог изойти оков,
   Он дьявол сам в Московской Трое.
  
   Противовластен ^я ль канону и ест^еству [*40] города?
   (Цареубийца Бельский менее ль противовластен?)
   Я ль жаден, я ли Меч по ним с Собачьей Головой;
   Травлю ль их (грешной) стариною? -
   Да ту не любят столь. -
   Злато для душ? Смерть правит вкруг естественный отбор,
   И смерть Царю, как Палачу, твердит о вечном долге.
   Ещё до трона...
  
   ...Воскресший Млад коль вправду царь,
   Ему б я мог тут передать и трон, и словом
   Преданным стать, и...Но! Всякий, в бороде своей,
   Проклятье, зрю, шлёт на меня, - всяк волен (станет) лгать,
   Так и своё пустое...
  
   Принять такую долю не могу,
   А потому с тобой во зло воюю;
   Как царствую, так именую
   Царственным наследством смерть свою.
  
   ( Явление странных колдовских чар. )
  
  СМЕХ ПРИЗРАКА ДИМИТРИЯ (полудетский?):
   Как властвую, так возыму я
   В царственном велении зреть смерть твою.
  
   ГОДУНОВ: Твои даймоны, диав^олы тут... Ай, кто ты?!
  
   ( В зеркале (?) является Призрак Чёрного Монаха.)
  
  ПРИЗРАК ЧЁРНОГО МОНАХА: Я - Смерть твоя,
   Я - яд твой,
   Я - имя твоё. [*41]
  
  ГОДУНОВ: / отступает/ Молю я Бога в зле (своём) сокрытом...
  
  ПРИЗРАК ЧЁРНОГО МОНАХА: Я - тень инфанта из Ада,
   Я - время и тайна его прихода,
   Я - тот, кем тебе стать.
  
   Антихрист сказал мне, твою голову съесть;
   Отдай мне мозг,
   Дай вкусить твою совесть!
  
  ГОДУНОВ: /порывается к иконе Спасителя/ ...... Милостивый царь мой!
  
   ( С иконы видится лик Димитрия. Он - в образе колдуна. )
  
  ПРИЗРАК ДИМИТРИЯ: /насмешливо/ Чур, подлый дядька! Я - не Христос!
  
  ПРИЗРАК ЧЁРНОГО МОНАХА: Зришь? Внемлешь?
   Он хочет, чтоб я съел твою совесть;
   Во мне - о тебе весть.
   На Нём - по тебе крест.
  
   ( Ужас стемнения. Колдовской смех.)
  
  ДЕМОНИЧЕСКИЕ ГОЛОСА: Год Годун,
   Год Годуна,
   Аллилуйа!!!
  
  Сцена 3: Другой день (13 апреля). Трапезная зала. Обед. Боярский круг.
  
   ( Борис выходит из-за стола, в сопровождении смятенной жены
   и челяди, и, неожиданно, с ним случается страшный приступ.
   Его уводят. )
  
  ВОЗГЛАСЫ: Ай, кровь! Кровь хлещет из царя!!
   Держите голову его! Из уха бес что льёт!
  
  ЦАРИЦА МАРЬЯ: Ах, несите! Лекари, спасите же отца!
   Ах, Господи, несчастье...
  КСЕНИЯ ГОДУНОВА: .... Папа, милый папа!
  
   ( за ними ещё стоит шум всполошенных бояр )
  
  БОЯРЕ: ...Так, будто слово доброе в нём жизнью изошло;
   К несчастью ли, к обиде?
   Взор обратит ли царь-отец (опять) к (своей) царевне?
  
  ШЕРЕМЕТЕВ: ...Отцом сего царя я, правда, не успел назвать...
  
  ПУШКИН: Ты думаешь..., что: - да, Пётр?
  ШЕРЕМЕТЕВ: Я думаю, царя Руси, за дружеским обедом,
   Не отравляет рок на два часа...
  ПУШКИН: Ведь, он...ты знаешь...
   /шёпотом/...
   Посылал монахов
   К витязю нашему там: в войсках мор,
   Нужны им яды и лекарства, и вот, одно
   Из тех лекарств должно бы зельем стать, ^на смерть
   Чтоб отравить Димитрия. - Но вот, ведь, вышло как...
   Наоборот...
  
  БАРАТЫНСКИЙ: Какой же будет сумасшедший год!...
  ПУШКИН: Ещё бы вызволить нам славного Булгакова на свет.
  
  ГОЛОСА: Царь принимает постриг!
   Монах, н^азванный Боголеп,
   Освобождает сыну трон.
  
  ШЕРЕМЕТЕВ: ...Никто ж из нас улыбкой Брута [*42]
   Здесь не улыбался...
  
  ГОЛОСА: Царь слишком плох.
   Царь кончается.
  
  Сцена 4: В Кремлёвском Храме.
  
   ( Звучит фьюнеральный молебен. )
  
  ШУЙСКИЙ: Должны мы почитать во Господе Святом
   Зав^ещанну предсмертну волю. Присягу
   Должно новому царю принесть.
  
  МСТИСЛАВСКИЙ: Злой Самозванец близится к Москве. -
   Как скоро умер царь! а смутных круг бояр
   Сколь больше, в стороне...
  
  ШУЙСКИЙ Нам должно быть умными, паче вы не оставляете дивной мечты жениться на венценосной царевне Ксении...
  
   ( Сторонне от них - круг "димитриевцев".)
  
  ШЕРЕМЕТЕВ: /на "борисовцев"/ Они готовы править;
   А я не хочу присягать тому,
   Кто будет трон потом другому уступать.
  
  ПУШКИН: Дела всех клятв в истории - кудесничество слова.
  ВОРОТЫНСКИЙ: Найдётся ли в наследнике оно,
   В том, кто потом в слезах не усомнится,
   Что царь сам взялся отравиться?
  
  ШЕРЕМЕТЕВ: Каким, однако, взором вдруг убивца
   Шуйский во князьях глядит...
  ПУШКИН: ... Великострастье русских литургий, друг Пётр...
  
  Сцена 5: В боярских домах.
  
   ( За окнами слышится пение стрельцов. )
  
  ХОР: Славься честной царь Руссiи, [*43] - филологически: московский диалект: эволюция: Русь, Руссия, Россия
   Славься державной силой,
   Славься над татарским гостем,
   Славься над вражьей костью.
  
  ШЕРЕМЕТЕВ: На Пасху как стрельцы поют! как соловьи...
  ПУШКИН: /подпевает хору/ Не хотим Симеона Бекбулатича,
   А хотим своего мы Иваныча.
  
  ВОРОТЫНСКИЙ: ...Все горожане уж спокойно присягнули Годуновым...
  ШЕРЕМЕТЕВ: Да не Отрепьеву ж монаху веру отнесли и мы. [*44]
  ВОРОТЫНСКИЙ: Так, как тогда Царя мы встретим, Пётр?
  ШЕРЕМЕТЕВ: В уроках мудрой старины -
   У каждого на то свои пути;
   От каждой стороны пойдём,
   Волхвам подобно...
  ПУШКИН: ... Двое волхвов тут - воеводы...,
  ВОРОТЫНСКИЙ: А третьему язык дан от природы:
   Красиво молвить с места Лобного
   Да ко народу града вольного Москвы.
  ПУШКИН: ... Царю ж в былинну славу - три его святых пути. [*45]
  ШЕРЕМЕТЕВ: Но, не забыли, что четыре стороны
   У света? И, этак, у Креста четыре стороны:
   Там, череп где лежит с костьми,
   Из тьмы изыдет Cила в жажде Света:
   Воин, в духе пер^ежитых обид,
   Исконному Царю победу ^явит.
  
  ПУШКИН: Конечно же, кровавого Богдана
   Нам вызволить давно уже пора!
   С Булгаковым они ж сдружились, право.
  
  ШЕРЕМЕТЕВ: Я ж буду говорить с Голицыным, с Басмановым... [*46]
  БАРАТЫНСКИЙ: С Басмановым?
  ШЕРЕМЕТЕВ: Я думаю, что прежний Новгородский воевода
   Не сможет, вспомнив бой, там не узнать царя.
  
  ВМЕСТЕ: Так, по рукам!
  
  Сцена 6: Некоторое время спустя.(1 июня). Лобное место.
  
   ( Толпа купцов и ремесленников из Красного Села,
   во главе с Пушкиным,
   идут к Лобному месту. )
  
  КРАСНОСЕЛЬСКИЕ КУПЦЫ: Впервые так стрельцы
   С дороги тихо уходили.
  ГОЛОСА ЛЮДА: А некие пристали.
   Ай, Пушкин! Всех врагов царя в раз разогнал!
  
   Теперь, да с места с Лобного,
   Да правдой царской всей,
   По москвичам!
  
  БОЯРСКИЙ ГЛАШАТАЙ: Димитриеву Грамоту Гаврила чтоб вам прочитал -
   На то веление дел Христовых
   В войске и во Государстве!
  
   Слушайте ума царёва
   Глас честного боярина!
  
   ( внимание и возбуждение народа;
   Пушкин читает. )
  
  ПУШКИН: Люд честной Стольного Города!
   Вот, злат слово от Царя Праведного:
   Царя богоугодного, природой избр^анного -
   Не от наместника смутных лет царствия,
   А от злат царевича сына Иоаннова.
   Али есть другой царь в твоей Златоглавой,
   Московит, кто бы был не твоей кост^и? -
   Кто бы ^не был по родам тобой признан,
   А в победе б над козней - не благосл^авен?
   Посему, обращаясь к князьям и боярам,
   К воеводам Шуйскому и Мстиславскому,
   Просит их чудесный Димитрий одуматься
   И с присягой принять его злато веление:
   Не служить зло-добытому праву Борисову,
   А принять законного царя с радостью,
   А, к тому, возжелать принять благости
   Щедрых даров для Невражества,
   А супротивникам ждать гнева Божия.
  
  ВОЗГЛАСЫ КУПЦОВ: С ним Шереметев-то Пётр уж в Орле, вместе; воевода Голицын тоже, на "борисовцев" в град идёт, и Басманов тоже - так, то оно и есть: верная Грамота!
  
  ВОЗГЛАСЫ ПРОСТОЛЮДЬЯ: Так, друг или лгун?
   Вор или царь?
  
   Шуйский! Василий, тебе пусть всему народу сказать
   Про знанные злодеяния. - Человек ли царевич?
   Царь ли? Али он вурдалак?
  
  ШУЙСКИЙ: /Мстиславскому/... Нельзя ж мне речь им, что мой ум страшится чуда...
   /и услышно к народу/
  
   Я каюсь пред Москвой всей ныне:
   Младенец мёртвый сыном был...попа;
   Димитрий был спасён по лжи Борису о той смерти.
  
  ВОЗГЛАСЫ: Да ты прощён! Пой, Царь-Москва: Борис уж точно не воскреснет!
  
   Присягаем царю Димитрию!
   Присягаем!
   Присягаем всем миром!!
  
  
  Сцена 7: Старый дом Годуновых.
  
   ( Странные крики, возгласы, эхо криков )
  
  МЕЛКИЙ ЛЮД: Боже правый, что деется!
   Богдан из тюрьмы вызволился,
   В Слободе погром учинил.
  
  СМУТНОЙ ХОЛОП: Пьяный пьяному ещё порознь!
  
  ДВОРОВЫЕ ЛЮДИ: Не дружна ещё Москва вполне;
   Слишком гр^озная в Москве весть.
  
   По семени злому - сабля царя Иоанна за лесть.
  
   Там - уж хватают, за бороду,
   Первосвященника [*47] ;
   Родных - в монастырь: -
   Сюда скоро пр^идут.
  
  
  СТРЕЛЬЦЫ: /издали/ Прочь, Боголепов шут, стыд!
   Прочь, отродье! С дороги!
  
   ( появляется группа смутных бояр со стрельцами )
  
  ЧЕЛЯДЬ: /шёпотом/ Злые ^идут! Мстители, вороги!
  
   ( проходят в дом;
   испуганные Годуновы, Марья, дочь Ксения и сын Феодор,
   отступают )
  
  УБИЙЦЫ: Марья, известная злоба твоя о невинном Димитрии -
  МАРЬЯ: ... Вам ли честь ныне в том? -
  УБИЙЦЫ: Смерть твоя, Марья.
  
   ( хватают её и душат;
   другие бросаются на Феодора и на Ксению )
  
  УБИЙЦЫ: Смерть вам, годуновские стервы!
  ФЕОДОР: Ах, мать! сестра! Кто будет сих судить?!
  УБИЙЦЫ: Не царь, он о суде царёвом.
   Убить его!
   ( борются с Феодором, удушают )
  
  КСЕНИЯ: ......... Ах, Злое Злого! Я приму
   Несчастну долю: убийцы моего отца,
   Убейте ныне и меня; диаволом ведомые,
   Молю лишь, моего лица не оскверняйте!
   Любовь моя, мой рыцарь (мёртвый) Иоанн,
   С ^тобой я буду!
  
  ПРИЗРАЧНЫЙ ЦАРСТВЕННЫЙ ГОЛОС: Убить красавицу, во зле своём, не смейте, Душегубы!
  
  УБИЙЦЫ: ... Чтоб вышло дело, этак, с виду...
  
   ( хотят удушить её также, но является боярин )
  
  БОЯРИН: Стой! Бельский тут, и говорит, что были знаки:
   Чтоб нам не погубить царевну, - чтоб жила.
  УБИЙЦЫ: Она ж нешто мертва...
   /и ко Ксениии/
   Ах, вот, тебе тогда:
   С Антихристом чтоб разочесться
   Во стенах безмолвного монастыря,
   Татарская княжна, ведьмица...
  
   ( они выходят к москвичам; там, среди бояр, Богдан Бельский )
  
  БЕЛЬСКИЙ: По чести ли, бояре, наш решился спор?
   Люд, кой страдал со мною в ожиданьи званна Царства,
   Не должен в Солнце сомневаться.
  БОЯРЕ: То, как в историях о Древнем Риме:
   Во страхе пред гневлением царёвым,
   Те...отравились.
  
  БЕЛЬСКИЙ: /к москвичам/ Спор ли теперь, кому вам послуш^аться,
   Московиты?
   Я ж смею клясться,
   Что злостно будут биты
   Все, кто странные клев^еты
   Готовить станет на царя законного,
   Природой Граду данного,
   И ^спосланного нам судьбой во славу.
  
   ( поднимает свой меч )
  
  МОСКВИЧИ: Во славу присягаем мы всем градом новому Царю!
   Димитрий!
   Димитрия ждём!
  
  Сцена 8 и Последняя в Действии: Во дворе Архангельского Собора.
  
   ( На повозку с лошадьми ставят простой гроб.
   Бельский наблюдает за всем со стороны. )
  
  ХОЛОПЫ: Захотелось (Борису) власти незнанной,
   Вот, уж гроб ему деревянный.
   Ни какою святою мумией
   Никогда он вовеки не стал.
  
  БЕЛЬСКИЙ: Слуга царя, он иже - страж могил.
   Когда-то мне Иван раз говорил
   Суть про собаку: Цербер Ада -
   Страж на границе мёртвых и живых.
   То - истинно для стражей, верных
   Делу государя.
   Различие в делах благих -
   Во гробе духа, кой раз тебя врагом де^ял.
   Вон стерву из земли Кремля.
  
  СТРАЖНИКИ: Вези на Сретенку, в монастырь, в Ворсонофьевский его,...на кладбище то.
   ...В простом гробу, как смерда...
  
   ( повозка медленно трогается )
  
  БЕЛЬСКИЙ: Как если б то, в гробу годин - Иванова беда,
   А сивых сих взял чудный сын его, да под узда.
  
   Узнаешь Царь, идущий с Запада,
   Что был убийца твоего отца,
   Суть, избавитель старого царя от слабости.
  
   Я всё б изгнал отсюда,
   Души чуждые все б сжёг до тла,
   Но за твоим пришествием,
   Я принимаю смирно всё, что пр^идет от тебя.
  
   Зло осквернённой бороды священна духа -
   Страж верный от змеи с злым брюхом.
  
   ( Явление Призрака Димитрия среди теней; лошади ржут )
  
  ПРИЗРАК ДИМИТРИЯ: Из вер сих лет слеплю Я новый круг;
   И в новом круге том взращу Я новый век;
   И всё пребудет в превращеньи/обращеньи свойств,
   И всё предстанет во сравненьи дел.
  
   ( Явление исчезает; бедная процессия с гробом удаляется;
   ей вслед идут бледные тени "мытарей до Борисова злата". )
  
  ______________________________
  
   --- КОНЕЦ СЕДЬМОЙ КАРТИНЫ
   и, с тем,
  
   КОНЕЦ ПЕРВОЙ ЧАСТИ.
  
   ( 26.02.2013 - 01 июня 2013г; - Москва )
  
  
  
  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"