Гюбрис Максимилиан: другие произведения.

Морская Раковина и Духовник

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Вот нечто из этой, мной публикуемой теперь 5ти-актовой драмы, которая получилась несколько иной, чем то ожидалось в ранее-сочинённом одноимённом либретто - "...Опыт говорит нам, что магическим эффектом, путём трансмиссии грёз, ему невозможно было создать в женщине синтетическое чувство, и тогда, распрощавшись со своей мечтой о взаимной любви, он овладел временем влеченья в подчиняемом предмете своего обожания. В том, однако, ему суждено было узнать о том, что обретённое вслед сему время обладания предметом женского естества нисколько не избавляет его от ответственности пред той же всё, неподвластной рассудку, силой враждующих чувств..."

  / В мыслях о неизбежном признании
   драмы и игры в актёрах и в актрисах,
   на публике и на сцене, при жизни и по смерти,
   в текущих днях и в будущих воспоминаниях /
  
  
  
   МОРСКАЯ РАКОВИНА И ДУХОВНИК
  
   Сюрреалистическая драма-фантасмагория в 5ти Действиях
   ______ с элементами сценической постановки _____
   ( соч. по мотивам одноимённого киносценария г-на дьявола А. Арто )
   ..................................
   [ http://www.youtube.com/watch?v=mYAo-dwZSrs ]
  
   Полный текст публикуется по ссылке: - https://ridero.ru/books/izbrannoe_poeziya_dramaturgiya/
  
  
   __________ ___________
  
   Действующие Лица:
  
  1. Пастор - молодой ещё человек деликатной внешности, искренних чувств, в возрасте 30 -40 лет;
  2. Дама - молодая красивая женщина, примерно того же возраста, женщина манеры и светского шарма;
  3. Генерал; - { - одно и то же
  4. Епископ; - { лицо - ...............волевой, мужественный образ пожилого господина, преисполненного ещё видной физической силы, собственного достоинства и чести;
  5. Тень - фантастическое существо, универсальный характер, собеседник и импровизатор;
  6. Вторые Действ.Лица: - танцующие тени, голоса, прислуга, гости бала и рабочие.
  
  
  
  
   Краткие рекомендации к постановке:
  
  1. В процессе чтения этой драмы, Читатель заметит те разницы состояния Дамы в ряду метаморфоз, каковые будут случаться с этим женским характером по мере преображения свойств волшебной раковины в черты характера живой, невымышленной женщины. В этом смысле, интонационность в выражении характера роли имеет наиболее важное значение. Это так, что в сценах "первой исповеди Дамы" её тон и манеры не выражают собой никакой (!) её куртуазности и возможной, к тем минутам, кокотливости или даже вульгарности, как это могло бы казаться в отдельном случае читательского и режиссёрского видения. Напротив, её тон исполнен всего того чувства, что есть чувство сострадания к самой себе и к тому, о ком она непосредственно говорит, - но в том, как она раскрывает некие свои интимные тайны, она нисколько не имеет целью произвести какое-либо намеренное впечатление на исповедника, не собираясь нисколько его, тем самым, искусить. Симпатизирует ли она ему впоследствии, в том или ином случае, хочет ли она его или отвергает - это выясняется уже из общего хода драмы.
  2. Тень, как это было отмечено, среди действ. лиц, есть характер универсальный, и таковой он ещё и в том, как подражает подчас выражению того или иного героя из треугольника центральной интриги, - как в экспрессии, так и интонационно. Конечно же, первая (но вовсе не абсолютная (!), ибо изначально Тень - это самостный характер) подобийность в нём - это отдельные черты именно Пастора, которые в том или ином ситуационном контексте проявляются в репризах Тени, однако по ходу драмы можно будет заметить, что в раздвоенном сюрпространстве сюжета, Тень подчас принимается воспроизводить своим жестом и экспрессией нечто из черт в действиях также и Генерала, также точно и Дамы. Думается, что эффект двойственности и зеркальности в ситуации, поистине Льюисовой, /М.Г.Льюис "Монах", была одной из любимых книг А.Арто, и психо-художественные методы и приёмы из этой книги нашли своё воплощение в его оригинальной "Морской Раковине"; мне ж, при сочинении этой драмы, вспоминался особливо также и Э.Т.А. Гофман с его "Эликсирами Сатаны"/ ситуации "подмены мест ролевых слагаемых" в драме, - как в отношении героев, так и в отношении образов, - для Читателя вполне ясен. К тому, как раз, в характере Тени и распознаются все вышеозначенные странности и тонкости. Это, однако, вовсе не ожидает по себе дисконтекстуализирующего подхода к обыгрыванию соответствующих сцен в постановке.
  3. Образы сценической массовой хореографии являются, в своём роде, трансфигурациями идеи того как раз "бала", который в течении драмы вершится как среди танцующих теней, так и среди живых общающихся людей. Это, однако, вовсе не означает то, что все они только и делают, как разве что извечно танцуют один только вальс. Тем не менее, трансфигуральный подтекст в таких сценах относится к самой атмосфере безвременного бального существования, в каком на разных уровнях эмоции проявляет себя игра теней и их хозяев.
  4. Я нахожу необходимым использование в постановке, наравне с методом "реабелитируемого классически-натурального жеста", также и метода "гипертрофированных жестов", то что столь особенно было завещано прежде Театру раннего Кинематографа, и то, что ныне я с перспективой вижу успешно-возвращающимся на подмостки сегодняшнего классического Театра Драмы. Ко всем же заповедям сюрреалистической и нео-модернистической школ, я, всё ж таки, считаю уместным использовать сегодня вновь псевдо-естественный артистический жест, как то, что в контексте тематического смысла избранной сцены может аж и с новой художественной силой выразить всю непредвиденную парадоксальность жизни души внутри человеческого тела. - Нет, в моём представлении, это не рисуется вовсе, как шаг только к цирку "сатиры соца и сенсуса", поскольку и в самой постановке сенсуалистического вопроса драмы я изначально выбираю позицию такую, чтоб заведомо не пытаться усматривать в этом ничего сатирического или смешного.
  5. К концу сих коротких рекомендаций, и к началу основного текста драмы, стоит добавить ещё, пожалуй, то, что некоторые из образов и театральных эффектов в действиях могут представляться в чём-то трудно-исполнимыми для постановки на сцене, и таковых решение остаётся прежде всего за Режиссёром, к чему, с моей стороны, будет лишь единственное особое предложение о задействовании в постановке труппы иллюзионистов, что, конечно же, стало бы безусловным успехом, если не потенциально новым, в целом мире, Театром. Однако, коль скоро сам я пока-что практической возможности к постановке такого рода Действа, увы, ещё не имею, - то с тем и ограничиваюсь пока лишь одними лестными пожеланиями. Итак:
  ................................. Основной текст драмы.......................................
  
  
  
   ПЕРВОЕ ДЕЙСТВИЕ.
  
  СЦЕНА 1. Комната Пастора. Тёмная дымчатая атмосфера. Пастор сидит за столом, который уставлен всевозможными колбами и склянками; атмосфера царства алхимика; - Пастор занимается своими тайными опытами.
  
  ПАСТОР: Моя греза - вот уж, моё приобретенье теперь;
   Та редка форма - долгое томленье ума, она
   Отныне станет впредь повиноваться мне; -
   Подвластна моему заклятью и рецепту,
   Она пребудет в свойствах эликсира,.. дальня жизнь,..
   И эликсиру содержать отсель всю силу во себе
   Сей тайной власти над другой душою. И я,
   Проведший время в постижении сего, я - мастер
   Ныне всех преображений, когда-либо понятных
   Телу той души...Коль бог, раз, в сон прикрыл глаза,
   Уму ль зрить вечно в темноту нам данной жизни?
   Но, нет! - На то моя греза, чтоб заклинанна жизнь
   Себя явила б и в ослепшем теле. -
  
   О, Претворение! Все эти стопы редких книг,
   Что изучал я, сокровенным знаньем разбавляя
   Те часы, когда в проклятьи гнал свои мечтания, -
   Они - свидетели урока ремесла, где я - в тебе, суть, действо.
   Моя греза - ...её желание ко мне - пребудет даль
   И станет жить чудесно в возлюбленных чертах,
   В глазах и в мыслях, в органах Той, кто лестно
   Сделалась исповедальною судьбою мне. Се волшебство! -
  
   - /Он достаёт Волшебную Раковину; из неё слышится дальнее пение. / -
  
   Раствор, что настоян был на моей крови, готов;
   В волшебной раковине моря, что добыта мной,
   Теперь произвести последний опыт, а после
   Сохранить искомую эссенцию в святом сосуде. -
   Я говорю: "в святом"...Я вечно обладать хочу тобою...
  
  ГОЛОС из РАКОВИНЫ: Пастор, милый пастор,
   Наполни меня своим смыслом;
   Наполни меня собою,
   Пустой заклятую форму.
  
  ПАСТОР: Сей час! О, в обладаньи вечном - продолжение
   Его; - ещё лишь несколько минут, и я - как тот
   Уже, кто... - Но...
   / Откладывает Раковину, сокрывает её. /
  
   ...Всегда сопутствующий образ
   Произведенью сей грезы мне часто зрится.
   Пугающ он, сродне фантому нежеланных снов;
   Того я должен не пустить в пространство опыта; -
   Он - призрак, мёртв собою...^Ах, вот, снова - шорох,
   Шёпот, странный вздох...
   / Оставляет стол, оглядывает комнату, подходит к двери, осторожно приоткрывает её. /
  
   ...Никто ж здесь... -
   / В быстро открываемой двери ему является видение повешенного Генерала. /
   Пастор быстро закрывает дверь обратно. /
  
   ...Ах, нет. - Никого. -
   Проделки только тени, ветра, мыши...Что ж..., - теперь!
   О, сколь, должно быть, странно будет наблюдать
   Потом преображение судьбы, волшебный мутабор...
   Отсель мне совершить то, что не смел ещё другой
   Найтись решиться.
   / Он возвращается к столу; вновь достаёт Раковину. /
  
  ГОЛОС из РАКОВИНЫ: Наполни меня собою,
   Наполни меня, мастер, любовью.
  
  ПАСТОР: Теперь соль^ю из склянок части все состава; -
   Всё - в раковину волшебства; ингредиенты
   Тайных чувств смешаю меж собой, и стану
   Ждать, когда раствор произведёт реакцию.
   Вот, так!
   Теперь уж вскоре результат сего
   Мне истинно даст то, что отняла мораль. Да! -
   То, чем пастору преступно обладать, - уму
   Свободнейших искусств иметь в достатке.
  
   ...Сейчас соль^ю, а после, очевидно, должно будет
   Уничтожить склянки эти...Дым, вот, шепчет мне...
  
   / Неожиданно за его спиной открывается дверь. За ней - снова Генерал. Он
   снимает веревку с шеи: - он утишно крадётся, он - вот, уже у стола,
   и теперь стоит за спиной не замечающего его Пастора. /
  
  ГЕНЕРАЛ: Ты ли и вправду смел, волшебник?
   Способен зрить мой образ в темноте?
   Ты мне отдашь всё то, должно что быть моим, - что не сокроешь.
  
  ПАСТОР: О, нет! Ты вновь! Тебя же нет, ты - только тень!
   Ты тянешь руки к раковине счастья?! Прочь, прочь!
   О, не посмеешь взять...
  
  ГЕНЕРАЛ: ...Вот, уж в моих руках!
  ПАСТОР: О, как же!
   / Генерал отнимает из безвольных рук Пастора волшебную раковину . /
  
  ГЕНЕРАЛ: Круг времени и чувств - сам рок;
   Так обернусь вокруг себя, а ты
   Смотреть лишь станешь на вершенье ритуала;
   Ты мог бы расколоться здесь напополам; -
   Смотри же!
  ПАСТОР: О, нет, не смей!
  ГЕНЕРАЛ: (Ха-Ха!) Сия вещица...
  ПАСТОР: Жизнь вся! -
  ГЕНЕРАЛ: - Как всё, имеет двойственную цену!
  ПАСТОР: Нет же!
   / Генерал торжественно оборачивается вокруг себя, держа в руках раковину;
   он вынимает свою саблю и ударом раскалывает сокровище.
   (?) Его смех.
   Пастор от страха прячется под стол. /
  
  ПАСТОР: Безумна тень, явленье зла! Ты ^отнял..,
   Ты...О, капли эликсира счастий на полу,
   Сокровище, моё сокровище любви... О, ужас!
   Будь же проклято зловещее присутствие твоё,
   Вор. Монстр...
   Как смеешь ты не рухнуть наземь
   Враз? - Вот, удаляешься теперь с ухмылкой...
   Как дурно - во глазах моих темнится вид,
   Всё расплывается, всё...тонет где-то дальше...
   О, мир расколотого счастья - сей страшный миг.
   / Генерал изчез в двери. Пастор в помрачении. /
  
  СЦЕНА 2. Продолжение, чрез некоторое время. - Пастор лежит на полу. - (Рука под сутаной; - духовно-эротический стыд. )
  
  ПАСТОР: Безволие, твой образ сколь отвратен Чувству.
   Здесь тело, злом повержено в презрении к себе,
   В слезах, в одеждах осквернённых полом...Мой,
   Кажется, вдруг организм - совсем-совсем иной,
   Как будто я какого-то иного вдруг строенья тут. -
   О, что я?
  
  ЖЕНСКИЙ ГОЛОС: ...Снисходительный мастер, снисходительный к грехам исповедник.
  
  ПАСТОР: И кошки, и собаки плачут в грех, -
   Я слышал, как старуха говорила этак. -
   Утрачен атрибут магического совершенства; -
   Так, остаётся...что ж?...постигнуть свой удел
   В сакральности животных свойств в злой мере?...
   Я, вот, как собака, ведь, - слух, глаз и память
   О тех даль шагах...Фигура четырёх лап тут,
   Не своя душа...
   Ауу-ууу! Ау-ааауууу!
  
  ЖЕНСКИЙ ГОЛОС: ...Вы знаете, я буду ожидать вас, мой друг, только вас. Не смейте, не смейте меня отвергнуть.
  
  ПАСТОР: Сей голос, прочимой любви, Природой
   Данный естеству и низкой, пусть, души
   К переживанью правд о произволе бога,
   Нас всех обрекшего... - Аминь!...Но вслед сему
   Мне только в стыд вдруг превратится?! - Вот уж,
   Слепой природной властью дв^ижим остов -
   Моё здесь тело, лишено сил во хребте, -
   Не хочет встать, но движется...Как будто
   То, как нечто...изменение в уме...
   Мне ль страшно видеть, выползти в дверь?...
   / Пастор на четвереньках - пред ним оставленная открытой дверь. /
  
  ЖЕНСКИЙ ГОЛОС: ...Я буду раскрывать вам тайны себя, и вы станете меня учить новым свойствам...
  
  ПАСТОР: ...Мне, в образе сих внове-сообщенных черт
   Прокрасться в мир там не святого дня,
   Средь проявлений городской всей жизни,
   По следу в грех зовущего видения...
   / В открытой двери Пастору видится смутное видение Дамы.
   Он по-собачьи, на четвереньках, было устремляется к ней. /
  
  ДАМА: О, воспримите, воспримите меня, прошу вас. Я состою из всего того, что делает мир, шум, я - ничуть не другое.
  
  ПАСТОР: Я ль слышу голоса? Я ль вижу, вот...
  ЭХО ПАСТОРА: Аууу-уууу....
   / Приходят шумы Города.
   Дальние авто, подсмех, шаги, движение.
   Явление движущихся (безмолвных) Теней и звучащих (невидимых) Голосов; -
   Пастор в образе собаки. /
   ***в иной версии постановки, этот фрагмент может быть преобразован
   в полную, отдельную Сцену (метод "театрального путешествия") ***
  
  ГОЛОСА ЛЮДА:
   1) Каков плут? Погляди, как несётся.
   2) И правда. Уж не Пастор ли его зовут? Шустрый пёс по имени господин Пастор.
  
  ГОЛОСА ПАРЫ:
   1) Ах, он, точно собака, этот человек.
   2) Но, друг мой, все, ведь, влюбляются когда-то...
  
  ГОЛОСА ДРУЗЕЙ:
   1) Как хочется свободной жизни, как...
   2) ...О нет, об этом знает только один наш Пастор, увы...
   3) Прямо, как тот анекдот: "Доброе утро, господин Пастор; добрый вечер, уважаемый Пастор; - Чёрт вас раздери надвое, Пастор!" ( смех)
  
  ГОЛОСА ПОДРУГ:
   1) Скоро, ведь, бал у Генеральши! Вы, кстати, знаете, что она зачем-то зачастила к нему на исповедь?
   2) К нему - это к кому? Ко псу? Господи, откуда этот нос?(пасторское лаянье у ног)
   1) Негодница, вам бы всё лишь только смеяться...
   3) ...И жизнь сама - её лишь райский трюк. (смех)
   1) ...Вы видели, какой у них теперь экипаж? Генерал и его Дама пренебрегают модернистическим авто и ездят отныне только в экипаже.
   3) Ах, вот ведь, там...глядите!
   / Приближающийся вдали экипаж. Лай. Лошадиное ржание.
   Дальне, в просвете двери, вновь видится образ Генерала.
   Светом озарено опять, Видение Дамы послушно воле
   Генерала и присоединяется к нему. - Генерал властно
   обнимает Даму за талию, и они плавно изчезают вместе с Тенями. /
  
  ГОЛОСА МАЛЬЧИКА и его ОТЦА:
   1) Папа, это правда, что собаки умеют говорить по-человечьи?
   2) ...А иногда даже в обедню, сынок. Они-то уж точно знают, кто истинный вор...
  ЭХО ПАСТОРА: Ааауууу--уу!
  
  ПАСТОР: ...О, там, куда влекут глаза и уши,
   Там, естество моё должно принять где
   Образ лучший свой, призн^анное грезой
   Скраденной, - там вижу снова я...тебя!
   Ты, ведь, не просто мне ко злу явился:
   Тебя теперь я должен разыскать. - Там
   Мне исход судеб иной подыщется,
   Где власть твоя сама раскроет правду
   О слепом во смерть безвластьи.
   ...И, кажется, я...
   Да, я знаю будто, где найти тебя.
  
  ДАЛЬНИЙ ГОЛОС ДАМЫ: ...Вы, ведь, замечаете...каждый раз, когда я оставляю...когда выхожу из коляски...вы замечаете по моему лицу..., мой добрый...
  ДАЛЬНИЙ ГОЛОС ГЕНЕРАЛА: Не волнуйтесь, дитя моё. Пойдёмте.
   / В дальнем ржании лошадей слышатся церковные звуки. (орган?)
   Пастор, громко дыша по-собачьи, изчезает в двери. /
  ........................... ..............................
   Конец Первого Действия.
  
  
   ВТОРОЕ ДЕЙСТВИЕ.
  
  
  
  СЦЕНА 1 (и единственная): Чрез время. Церковная зала; католическая исповедальная кабинка. Пастор тайком наблюдает явление пары Генерала и Дамы, занимающих кабинку. Пастор прячется за колонной.
  
  ПАСТОР: О, по следам Греха, сколь странно этак,
   В церковь снова приведён. Но, впрочем, нет -
   Не странно, - страшно чуть. О, Зло, фантом
   Разбившейся Грезы, о, где ж тебе ещё и быть,
   Как вдруг не там, где плод моих желаний.
   Ах! Вот, по воле скраденного счастья,
   Ты - рядом с истинной душой признанья,
   И, увы, не я! Магическим эффектом
   Ты на моём вдруг месте: подменил час,
   Вседоволен..., - мне ж содрогнуться; - слаб я...
   Впрочем,...тут,...вот, уж на двух опять ногах,
   И, значит,... -
  
  ГОЛОСА В СТОРОНЕ:
   1)...Куда подевался пёс, этот чёрт...Был бы он кошкой...Псу ж нельзя в церкви.
   2) Оставь...Нету ж, не видно нигде...(Пойдём...) Блаженные часы...
  
  ПАСТОР: (за колонной): - ...существует, значит, дух
   Во мне сильнее, чем дух жалких страхов.
   В стен^ах таких...Я...тут затаюсь пока...
   ( чрез паузу )
  
  ДАМА: ...Вы, должно быть, порицаете меня, - вы, безусловно, вправе, мой друг...
  ГЕНЕРАЛ: Когда-то небо порицало землю, но после изошло слезами. Я знаю, вашему ангелу это - сколь угодный вопрос...Любовь в вас, милая моя Дама.
  ДАМА: Я не могу более не признаваться себе и вам...
  ГЕНЕРАЛ: Вы - точно чудесная морская раковина, дитя моё, вы столь натуральны, столь неподдельны собою.
  ДАМА: Мой преданный духовник.
  ГЕНЕРАЛ: Моя признательная Дама-душа.
  
  ПАСТОР: Но как же?! Сам себе, глазам своим не верю! -
   Она не может различить, что рядом с ней там
   Нет духовника: не отличает от ^него
   ^Меня! Какая мука быть чужою мыслью,
   Быть чужим достатком.
   Он называет её
   Раковиной! О, вор, о, порождение Зла!
  
  ДАМА: Это - как жертвенность, и я искушаюсь...
  ГЕНЕРАЛ: Вы искушаемы, и вы - жертвенны; - о, в том вы ж, таки, нисколько не мстите.
  ДАМА: Разве мстительно тело, мой мастер? Я исповедую его, как вы исповедуете...мою здесь преданность, верность. Знаете, я в звучании мыслей слышу вдруг..."долг", и я раскрываюсь, и...эта жертвенная маленькая часть моего естества...вы понимаете меня? Она создаёт образы.
  ГЕНЕРАЛ: Да. И пред ликом ангелов и Христа когда-то возникали раскрытые женские бёдра...и груди..
  ДАМА: Ах...Смущение, стыд, безумная чувственность этого...Она, маленькая животная странность, внезапно создаёт образ в моём уме, но потом я оказываюсь в городе, и я встречаю... - и это...среди живых,...и тех, с кем я даже никогда не была знакома. И это...оно проявляет себя... - там вдруг фигура, видение. Но те другие, кто рядом, они,...они ищут во мне...искупления. Как если бы в тех же словах, в тех же смыслах...
  ГЕНЕРАЛ: Этак, вы снова здесь.
  ДАМА: ...И оставленный там - всегда несчастен, и он наблюдает меня глазами мужа.
  
  ПАСТОР: Я знаю, всё ж не утеряю этот смысл в ней.
   Я чувствую, что должен взять здесь всё обратно...
  
  ДАМА: (прод.; её некоторое смущение): - Это, знаете, это - как наваждение, милый мастер. Это так, как если б вдруг за колонной был некто сейчас, странный образ, и верный и хищный, несчастный и красивый, как наслажденный грех, и...тогда это так, как... - я здесь, вот, касаюсь себя, мой друг...
   / по другую сторону исповедальной кабинки, она касается себя в эротике ног. /
  ГЕНЕРАЛ: ...Дама - раковина моря; прекрасный в вас грех.
   / Пауза. Орган(?) /
  ГРОМКОЕ ДЫХАНИЕ ПАСТОРА ЗА КОЛОННОЙ И ЭХО ЕГО.
  
  ДАМА И САКРАЛЬНАЯ ЭЛЕГАНТНАЯ ЧУВСТВЕННОСТЬ ЕЁ.
  ЭХО: Сокровище моря, прекрасный, отпущен в вас, грех.
  
  ГЕНЕРАЛ: (тактично): Вы...
  
  ПАСТОР: О, что он сотворяет с ней, с Душою Чувства!
   Двойник, губитель чистоты!
  
  ГЕНЕРАЛ: (чрез паузу): ...Вы...вы когда-нибудь были откровенны с ним? Нежный ангел, вы пытались?
  ДАМА: Я...да...Я пыталась как-то. Религиозное сострадание в эросе - ах, редкость. - Он, конечно же, знает, что я не могу больше справляться с желанием, - он знает, что я никогда не перестану хотеть другого. Он...
  
  ПАСТОР: Ах, неужели! Сей здесь станет вдруг касаться
   Так её и бёдер, и грудей, и с нею будет?
   Слову вслед, и, - как сие уж там не в первый раз, -
   Он торжествует вновь постыдную победу?!
  
  ДАМА: ...Он знает, как это знаете вы.
  ГЕНЕРАЛ: Так же, как знаете и вы в себе, что не престанете возвращаться. - От всякого, кто станет потом искать обладания вами.
  ДАМА: Возвращаться к вам.
  ГЕНЕРАЛ: Так же, как после возвращаться к нему.
  ДАМА: ...Милый мастер, как вдруг хочется изчезнуть. Куда-то, далеко отсюда - в море нежной лазури, мой друг, уплыть на корабле на какой-нибудь бриллиантовый остров, остров морских поющих раковин и коралловых замков...
  ГЕНЕРАЛ: И там думать снова видеть его...
  ДАМА: И там, думать снова быть с вами, мой друг.
  
  ПАСТОР: О, тело и безумие его. - И страшно,
   И неконтролируемо зло!...
  
  ДАМА: Я знаю, вам это нравится. - Такая правда обо мне. - Я вас люблю за это.
  
  ПАСТОР: ...О, нет! Нет боле сил для несуществованья!
   Коль чародей я, - тень моя осквернена там
   Сколько раз; - маньяк в тени обманных счастий
   Если, - грех мой должен низложить коварство
   Двойственного лжелица! - Избавлюсь от тебя
   Перед её улыбкой. - Теперь, когда меня
   Ты не заметишь даже в мысли, - палач сколь быстр!
   / Пастор обнаруживает себя и утишно подкрадывается к не замечающей его паре. /
  
  ПАСТОР: Тобою прочимо любви-убийство...Призрак,
   Осквернивший тайну грёз - погибни!
   / Пастор бросается на Генерала, и обеими руками душит его. /
  
  ДАМА: Ах, что это! Откуда эта тень на вас! Deus!
  
  ПАСТОР: Не вырвешься, не избежишь!
  ГЕНЕРАЛ: Безумье, отпусти!
  ДАМА: Тень человека с длинными руками...
  ГЕНЕРАЛ: Ах, пусти же!
  ПАСТОР: Сгинь, зло!
  ДАМА: Вы... Mon Deus, другое уж лицо!
  
  ГЕНЕРАЛ: /всё более душим/: Тебе не победить меня, так знай! - Что смерть мне?
  
  ПАСТОР: Вор! Оборотень чувств!...Сей ворот сюртука, ах!! -
   Сюртук всей лже-морали, лжелюбви, - удавка
   Для тебя! Тут нет уж места более твоей игре.
  
  ГЕНЕРАЛ: Ты сам погибнешь...Вновь в себе меня узнаешь...
  ПАСТОР: Так, вот тебе!
   / Пастор преисполняется большей силой
   и вытаскивает Генерала за горло из кабинки; оборачиваясь вокруг себя,
   Пастор продолжает душить Генерала ; - звуки, издаваемые ими,
   превращаются в эхо; - свет меркнет, и фигуры превращаются в теней. /
  
  ГОЛОС ТЕНИ: О, вальс греха;
   И двое, и одно.
   Коварный миг, коварно зло;
   Что живо, то уже давно мертво,
   И мир - лишь зыбкое видение.
  
   / Всё фатальное теней..../
  .................................. ..........................................
   Остальная, и большая, часть текста, по ссылке: - https://ridero.ru/books/izbrannoe_poeziya_dramaturgiya/
  
   (03.08.2011 - 04.10.2011 - Москва)
  
  
  
  
  
  
  
  
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Пылаев "Видящий-4. Путь домой"(ЛитРПГ) Б.лев "Призраки Эхо"(Антиутопия) А.Ардова "Брак по-драконьи. Новый Год в академии магии"(Любовное фэнтези) М.Тайгер "Выжившие"(Постапокалипсис) Н.Александр "Контакт"(Научная фантастика) Н.Любимка "Алая печать"(Боевое фэнтези) С.Казакова "Своенравная добыча"(Любовное фэнтези) Wisinkala "Я есть игра! #4 "Ни сегодня! Ни завтра! Никогда!""(Киберпанк) Д.Сугралинов "Мета-Игра. Пробуждение"(ЛитРПГ) Е.Мэйз "Воровка снов"(Киберпанк)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"