Глазнев Андрей Анатольевич: другие произведения.

Алтарь

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Группа молодых людей, спасает младенца и маму из рук безумной Славы Агатовой, которая пыталась совершить над своими жертвами странный ритуал. Хотя за месяц до этого Слава сама прервала ритуал и спасла младенца из рук безумных фанатиков После спасения младенца, сверхъестественное врывается в жизнь молодых людей, требуя провести кошмарный ритуал и принести ей жертву

  Роман будет публиковаться по частям, свободного времени мало поэтому процесс затянется на несколько месяцев.
  
  читатель понравилось история, не ленись, поставь галочку в коментах
  
  Глава 1
  
  Женский крик, полный отчаянья, животного ужаса и боли, донёсшийся из квартиры двести двадцать пять, заставил соседей забыть о своих проблемах, делах и телевизоре.
  Схватив телефоны, встревоженные соседи, нервно набирали номер сто двенадцать, с тревогой прислушиваясь к непрекращающимся воплям и странному шуму за стеной. Шум был похож на зубной скрежет, на скрип двери, ведущей в очень плохое, наполненное тьмой место.
  Двести двадцать пятую квартиру снимали две девушки студентки. Кристина и её лучшая подруга со школьной скамьи Даша.
  Девушки были добрыми и отзывчивыми, не осуждали дядю Гришу с первого этажа, за излишнюю привязанность к алкоголю. Не брезговали пья-ной болтовнёй подвыпившего мужчины. Относились к нему с пониманием и когда - никогда, выручали копейкой на опохмел.
  Всегда помогали бабушке Маше, живущей на последнем этаже, доне-сти сумки до дверей, а то и в магазин бегали, если у пенсионерки давление "скакало". С улыбкой принимали сварливый характер пенсионерки.
  Помогали подростку Жене из трудной семьи с уроками. Благодаря их ненавязчивому влиянию, парнишка перестал проводить вечера на улице, по-свящая всё свободное время учёбе и помощи матери. Которой после рожде-ния четвёртого ребёнка, приходилось ой как не легко.
  Нечего и говорить, весёлых студенток любил весь дом. Но в том ужас-ном вопле рвавшемся наружу из - за закрытой двери, было что -то такое, что заставляло людей в страхе пятиться от квартиры.
  Кроме боли, животного ужаса и отчаянья, было что - то ещё, какое - то тайное знание. Послание человека обречённого на смерть живым. Так мог кричать только тот, кто внезапно осознал, что смерть это не конец, это нача-ло, чего - то мерзкого, тёмного, отвратительного.
  Эта внезапная догадка, словно вспышка озарила оцепеневшее сознание Степана Игнатовича Дозорного, бывшего кадрового офицера, мужчины повидавшего всякого на своём веку.
  Это было испытание на прочность, которое Степан Игнатович напрасно искал всю свою жизнь, на службе в армии, в "горячих точках". Вот уже две минуты, он в нерешительности, в постыдном оцепенение стоял у дверей квартиры, в которой кто - то очень сильно нуждался в его помощи.
  Сильная рука сжатая в кулак нависла над дверью, но Степан Игнатович к своему стыду не мог найти в себе мужества высадить проклятую дверь. Пот градом бежал по его лицу, грудь взымалась, вверх - вниз, словно кузнечные меха, мозг нещадно впрыскивал в кровь адреналин.
  В эту минуту он презирал себя за слабость и трусость, прекрасно осо-знавая, что свою жизнь он начал ценить именно в тот момент, когда за соседской дверью раздался этот пугающий до одури безумный вопль.
  - Соседи уже вызвали полицию, я вызвал полицию, она скоро приедет. - бормотал Дозорный.
  Словно пытаясь оправдаться перед самим собой и мучающейся в аго-нию за дверью девушкой.
  На лестничную площадку вбежал Женя. Лицо парнишки было в крови, из глаз ручьём текли слёзы. Шмыгнув разбитым носом, парнишка бесстрашно рванул мимо оцепеневшего от ужаса мужчины к двери в квартиру двести двадцать пять.
  - Стой, ты куда? - хрипло прошептал Степан Игнатьевич, схватив подростка под локоть.
  - Карина, Карина, у них, - бессвязно лепетал Женя, пытаясь избавиться от железной хватки Дозорного, - Даша Карину забрала, зачем она её взяла, мамка с работы придёт, убьёт, если узнаёт, что сестрёнка пропала.
  Карина, младшая сестра Жени, не сразу сообразил Степан Игнатьевич, девочка была ещё совсем кроха, ей едва исполнилось пол года.
  Что же, к чертям собачьим происходит, за этими долбанными дверями! Степан Игнатьевич взглянул на потёртую дверь, словно пытаясь силой мысли проникнуть сквозь непреодолимый барьер и узнать что - же там происходит.
  Глаза Степана Игнатьевича расширились от ужаса, волосы на затылке стали дыбом, сердце громко ухнуло и замерло в груди. Схватив парнишку в охапку, начал пятиться от двери прочь.
  Дозорный отчётливо различил, за безумным не прекращающимся воп-лем, плачь маленького ребёнка и торжествующий рёв, какой то тёмной силы, обретшей желаемое.
  - Дядя Стёпа, пустите меня, - в отчаянье мальчик впился мужчине в руку.
  Но оцепеневший от страха Степан Игнатьевич, словно не чувствовал боли, не сводя испуганного взгляда с дверей. То, что происходило было не самым ужасным, понял Дозорный, настоящим ужасом будет то, что вырвется наружу из квартиры двести двадцать пять, если у кого - то хватит глупости взломать дверь.
  Полиция отреагировала на вызов довольно оперативно. Во двор многоэтажки, под вой сирены, влетели три полицейские машины. Столпившиеся у подъезда зеваки и жильцы, не обратили на подъехавшие машины никакого внимания. Завороженно следя за безумным танцем теней на стенах злополучной квартиры. Каждый новый вопль несчастной заставлял толпу вздрагивать и делать крошечный шаг назад.
  Шестеро полицейских выскочили из своих машин и исчезли в подъез-де.
  Внезапно смолкшие вопли, окутали лестничные пролёты давящей ти-шиной. Звуки шагов, бегущих по ступенькам раздавались особенно зловеще и гулко. Вестники плохих новостей, бежали вверх, перепрыгивая через две ступеньки, что бы побыстрей взломать дверь таинственной комнаты и сообщить миру ужасную правду о том, что произошло.
  - Всё кончилось! - Степан Игнатьевич крепче прижал к себе плачущего мальчика, ласково взъерошил его волосы.
  Женя неожиданно понял, что нечто забрало у него сестрёнку которую он ещё даже не успел по-настоящему полюбить. Этот постоянно кричащий комочек плоти, забирал почти всё его свободное время. Своими криками она отвлекала его от книг, от знаний которые в них скрывались. Карину забрали у него, когда он только начал к ней привязываться.
  Он не будет девочке старшим братом, а она ему младшей сестрой. Их не будут связывать общие тайны, невинные детские шалости. В том месте, где должны были храниться воспоминания о сестре, он всегда будет чувствовать холод и пустоту.
  Женя зарыдал в голос, тоскливо, одиноко, словно молодой волчонок отбившийся от стаи. Мальчик без сил обмяк на руках Дозорного.
  Несколько выстрелов в клочья разорвали нависшую тишину, Женя ис-пуганно вздрогнул, полицейские настороженно замедлили шаг. Степан Игнатьевич напряжённо вслушивался, ожидая новых выстрелов.
  Полицейские сгрудились на лестничной площадке перед запертой две-рью в квартиру двести двадцать пять. Молча переглянувшись, достав табель-ное оружие, щёлкнув предохранителями, полицейские по сигналу старшего вышибли дверь и быстро исчезли за ней.
  На несколько секунд домом вновь завладела гнетущая тишь!
  Крики полицейских нарушили тишину, хлопнула сломанная дверь, на площадку из квартиры выскочил совсем ещё молоденький парнишка. Блед-ный, дрожа словно осенний лист, не обращая внимание на Дозорного и Же-ню. Парнишка перегнулся через перила, шумно сблевал.
  Полицейского выворачивало так сильно, что он едва не перевалился через перила и не отправился следом за содержимым собственного желудка. Отпустив Женю, Степан Игнатьевич, еле успел схватить паренька за ремень и втащить обратно.
  - Карина! - освободившись от медвежьих объятий Дозорного, парниш-ка побежал в квартиру.
  Усадив трясущегося полицейского на пол, Степан Игнатьевич пошел следом за Женей.
  - Бросай нож, бросай нож!
  - Сука брось нож! Я стреляю!
  - Не подходи, не подходи!
  Нервный гомон полицейских был пропитан ужасом и страхом. Парни кричали, перебивая друг друга, явно стараясь придать криком уверенности себе.
  Первый труп лежал в коридоре ведущим из прихожей. Молодой парень со страшной огнестрельной раной в животе. Дозорный сразу определил, рана была смертельной. Несчастный полз за помощью, даже не подозревая о том, что он уже мёртв. Жирный кровавый след тянулся за мертвецом из залы. Комнаты, ставшей центром разыгравшейся здесь трагедии.
  Степан Игнатьевич, почувствовал укол совести. Пока он боролся с обуревавшими его страхами, совсем рядом за дверью умирал молодой парень, нуждавшийся в его помощи.
  И пусть он не мог спасти беднягу, по крайней мере он не дал бы ему умереть в одиночестве, он был бы рядом.
  Дозорный взглянул на лицо парня, ему показалось, что на убитом мас-ка, но приглядевшись увидел, что лицо убитого покрывают какие - то таин-ственные символы, написанные обычной синей пастой.
  - Кристины там нет, Кристины нигде нет, я искала везде! - Дозорный узнал голос Кристины.
  - Брось нож, дура!
  Степан Игнатьевич, не поверил своим ушам. Кристина добрая поря-дочная девушка, она не могла причинить кому - либо вреда и уж тем более стать причиной разыгравшейся здесь трагедии.
  Дозорный поспешил к столпившимся у дверей в залу полицейским. За их спинами не находя себе места, бегал Женя, отчаянно пытаясь разглядеть, что происходит в комнате.
  Приподнявшись на цыпочки, Степан Игнатьевич взглянул по верх го-лов, орущих, размахивающих пистолетами копов.
  От увиденного накатилась дурнота, сознание затуманилось, отказыва-ясь принимать реальность происходящего.
  В комнате лежали трупы двух молодых ребят и девушки. Их лица так же как и лицо их товарища были покрыты странными символами. Так же как и их товарищ, они умерли от огне стрела. Посреди трупов стояла Кристина, лицо девушка было перепачкано кровью, слезу оставили на нём грязные бороздки. Дрожащая рука Тины сжимала большой разделочный нож. Руки девушки были в буквальном смысле по локоть в крови.
  За её спиной, на столе, непристойно широко раздвинув бёдра лежала Даша. Юбка девушки задралась, бесстыже оголив бледные ляжки, безвольно свисавшие с края стола.
  Перекошенное ужасом и болью лицо, было развёрнуто в сторону ору-щих полицейских. Казалось Даша с огромным интересом наблюдает за всем происходящим. Только от её взгляда становилось не по себе. Из её глазниц выглядывала темнота. Кто - то или что - то выдавило Даше глаза.
  Девушка на столе, была выпотрошена словно рыба. Нити кишок, ошмётки плоти свисали со стола, лежали на полу. Из разорённого чрева, было вынута почти половина органов.
  Казалось кто - то, в спешке что -то искал внутри неё, рылся небрежно, грубо словно в огромном дорожном чемодане.
  
  Глава 2
  Газеты и журналы много писали о трагедии в квартире двести двадцать пять. Сюжеты о безумной девчонке расстрелявшей своих лучших друзей долго не сходили с экранов телевизора.
  Бульварная пресса окрестила Тину " Бабето - пистолето", " Вороши-ловский стрелок", " Нежный убийца", "Смерть в юбке". Как только её не называли наглые, недалёкие охотники за дешёвой сенсацией. Они не знали, что там произошло, а их скудного воображения не хватало даже что бы представить общую картину.
  Никто из них не задался вопросом, куда подевалась полугодовалая де-вочка Карина?
  Женя старший брат, пропавшего ребёнка, утверждал, что Карину похитила Даша и ещё двое парней, Кристина наоборот пыталась помешать похитителям. Но в квартире двести двадцать пять, следов пребывания ребёнка обнаружено не было. Было пятеро трупов, хладнокровно расстрелянных в упор безжалостным убийцей.
  Следствие пришло к выводу, что малышку похитители передали на лестничной площадке третьему лицу.
  Но конечно это было только предположение, правду о случившимся следователям могла рассказать только Кристина. Но девушка несла полный бред, говорила о каких то древних ритуалах, о тьме притаившейся по всюду, рассказывала о злобных призраках преследовавших её и её друзей.
  Короче, следствие пришло к выводу, что убийство пяти человек пове-сить на Кристину Векову не удастся. Девушка была безумна как тот шляпник из романа Льюиса Кэрролла. До конца своих дней она не будет гнить в тюрьме, а проведёт их в комфорте и относительном уюте государственного психиатрического учреждения.
  - Тина я жду ответа? - строгий, спокойный голос Марины Витальевны, вернул девушку в реальность.
  Кристина моргнула, сбрасывая с глаз пелену забытья, наморщила лобик пытаясь вспомнить какой вопрос ей только что задала врач.
  - Марина Витальевна извините, я забыла вопрос, - девушка виновато улыбнулась доктору, глупой улыбкой пятилетнего ребёнка. - Эти таблетки, которые вы мне даёте... они... они так расслабляют.
  - Извини милая, - доктор Рубашкина понимающе улыбнулась Тине, - но мы даём тебе эти лекарства для твоей же пользы, что - бы ты не могла навредить себе.
  Тяжело вздохнув, Марина Витальевна взяла ручку, открыла блокнот на новом чистом листе и запаслась терпением.
  Продолжая тупо улыбаться, Кристина рассеяно думала о том, что со-всем не против таблеток. Они наполняли её голову туманом в котором так легко было потерять воспоминания о том, что она сделала со своими друзья-ми, о малышке Карине которую она так и не смогла защитить от тьмы, о том загадочном, необъяснимом нечто, подчинившем своей воле разум ребят и забравшем девочку, о призраках преследовавших её во снах и наяву. По одному забирая у неё тех, кто был её близок и дорог.
  Туман не давал мыслям обрести чёткую форму, придавал им зыбкие, туманные очертания. Лишённые острых краёв и болезненных шипов, мысли не способны были причинить ей боль и страданья.
  - Куда делась девочка? - Марина внимательно следила поверх очков за реакцией пациентки на её вопросы.
  Вопрос о Карине застал Тину врасплох, вздрогнув как от пощёчины, девушка тихо заплакала. Вопрос заставил её вспомнить жуткое существо, явившееся за малышкой и заново пережить охвативший её ужас.
  - Я уже всё рассказала вам и полицейским, - захныкала Кристина.
  Разговор причинял боль, дискомфорт, он будоражил память, вытряхи-вая из копилки воспоминаний образы жутких призраков, окровавленных тел товарищей, выпотрошенную словно рыбу Дашу, кошмарного монстра порождённого самой тьмой.
  Кристина не хотела вспоминать, вновь и вновь переживать постигшую её трагедию, она хотела забытья, таблеток и тумана в голове. Что бы не ду-мать, не чувствовать, не вспоминать.
  Перелистав страницы блокнота, доктор Рубашкина сверилась со своими записями, строго взглянула на пациентку.
  - Твоя история полный бред, - Марина недовольно поджала губы.
  - Это правда. - безразлично ответила Тина.
  Ей было всё равно верит ей врач или нет, она с нетерпением ждала ве-чернего обхода, когда добродушная медсестра тётя Галя выдаст ей её вечер-нюю порцию таблеток.
  - Я хочу тебе помочь! - голос врача был полон сочувствия и участия.
  - Хотите помочь, дайте мне моё лекарство, - оживилась Кристина.
  - Не таким образом, - рассмеялась врач, - я хочу помочь тебе выздоро-веть, дать тебе силы примириться с реальностью и взглянуть в глаза правде о том, что произошло тем злополучным вечером.
  - Дайте таблеток и хрен с ней с реальностью, - обиженно буркнула Ти-на, поняв, что лекарства ей не дадут.
  Сняв очки, Марина устало растёрла большим и указательным пальцами переносицу. Решительно встав из - за стола, с удовольствием потянулась. Стройная, красивая, длинноногая, она легко могла бы выйти замуж за состоятельного мужчину и жить в своё удовольствия. Но нет Марина Витальевна, каждый божий день проводила в этом миниатюрном филиале ада на земле. Пытаясь помочь несчастным, нащупать нить рассудка и с её помощью выбраться из поглотившего их разум лабиринта безумия.
  Ничего удивительного, что весь медицинский персонал и коллеги, считали её святой.
  Марина подошла к окну, настежь открыла створки с удовольствием подставив лицо свежему ветру и нежным солнечным лучам. Положив тонкие пальцы на прутья железной решётки, установленной снаружи окна, позволила себе на мгновенье забыть обо всём на свете.
  Неожиданно резкий порыв ветра ворвался в комнату, игриво разбросал невидимой дланью бумаги со стола по всей комнате.
  Громко вскрикнув, Марина присела на корточки, смеясь начала подби-рать разбросанные вокруг бумаги, сетуя на свою неуклюжесть.
  Тина по - прежнему продолжала сидеть на своём стуле безучастная и апатичная. Воспользовавшись передышкой в допросе, позволила туману раз-литься по всему телу, вырваться наружу и застлать всё вокруг белесой мглой.
  У ног девушки лежал блокнот, в котором Марина часто делала пометки во время их бесед, ветер вольно листал его страницы.
  В голове девушки, заполненной туманом, зашевелилось нечто похожее на любопытство. Тина слегка опустила голову и чуть - чуть скосила глаза, что - бы разобрать записи, и узнать, что же думает о ней лечащий врач.
  На белых, гладких страницах, размашистым, злым почерком были сде-ланы короткие пометки.
  "Сука", "грязная, вонючая тварь", " ненавижу, сдохни, сдохни, сдох-ни", огромное количество пометок в том же духе.
  Марина подняла блокнот, закрыла его, бросила обратно на стол. При-гладила ладонью взъерошенные волосы Кристины, заботливо положила руку на плечо, участливо поинтересовалась.
  - Ты в порядке, не устала?
  - Всё в порядке. - Тина механически улыбнулась, тонкая струйка слю-ны выскользнула из уголка рта побежала по подбородку.
  - Мы справимся, - Марина Витальевна взяла со стола бумажную сал-фетку, вытерла ею лицо Кристины.
  Скомкав салфетку, бросила её в урну, вернулась на своё место за сто-лом, взяла блокнот, сделала в нём пометку.
  - Я расскажу вам как всё было, - неожиданно для себя и врача сказала Кристина, - но для того, что бы вы мне поверили, мне придётся начать с са-мого начала. Это длинная история в которой слишком много плохих вещей, о которых мне не хотелось бы вспоминать. Понимаете!
  Марина долго, задумчиво смотрела на взволнованную девушку. Она поняла! Улыбнувшись, Марина открыла ящик стола, достала пузырёк с синими таблетками, словно дразня потрясла ими в воздухе, большим пальцем крутанула крышку пузырька, приглашая пациентку начать свой рассказ.
  - Ярослава Агатова, - выпалила Тина, не сводя жадного, ждущего взгляда с таблеток.
  - Агатова? - Марина наморщила лоб, словно пытаясь что - то вспом-нить, - знакомое фамилия, я уже слышала её раньше.
  - Несколько месяцев назад, имя Агатовой не сходило со страниц газет, её каждый день показывали по телевизору. Женщина полицейский, женщина - герой, она спасла ребёнка. Агатова и несколько её товарищей прервали тёмный ритуал...
  - Вспомнила! - Марина перебила Кристину, - Слава Агатова палата шестьдесят шесть в отделение для особо буйно помешанных. Ты говоришь правду!
  Выудив из пузырька одну синюю таблетку, Марина приподнялась, пе-регнулась через стол, протянула руку к лицу девушки. Кристина быстро подняла руку, что бы взять таблетку, но Марина убрала ладонь, сокрушённо покачала головой. Через несколько секунд, снова протянула ладонь к Тине.
  Девушка наклонилась вперёд, приоткрыла рот, тонкие пальцы тут же скользнули ей в рот. Кристина постаралась осторожно вытащить языком таблетку из пальцев врача. Но Марина крепко держала пилюлю указательным и большим пальцами. Не в силах сдерживать нетерпение, Тина стала лизать таблетку и державшие её пальцы, до тех пор, пока набрякшая от слюны пилюля не рассыпалась. Тихо хохотнув, Марина вынула пальцы изо рта Кристины, села обратно на свой стул.
  - Итак, на чём мы остановились?
  - Слава Агатова, - почти весело напомнила ей Кристина.
  Туман переполнял её, скрывал пережитые ею страхи, притупил испы-танную девушкой боль.
  
  Глава 3
  О Ведьмином лесе ходят самые разные слухи, от страшилок которые любят рассказывать дети у костра, смешных охотничьих баек из серии "после литры мерещиться всякое", до леденящих кровь историй, от которых волосы шевелятся на затылке и простой поход в кусты по нужде, требует героических усилий.
  Лес был действительно жутким. Огромные, корявые, вековые деревья, тянущие вверх, похожие на скрюченные артритом пальцы старой ведьмы, ветви. Стволы деревьев укрыты таким густым слоем мха, что по неволе начинаешь задумываться об истинном возрасте деревьев. Непроходимые заросли, чахлых, отчаянно борющихся за лучи света, уродливых кустарников. Густая крона деревьев почти не пропускает солнечного света, всё это делает Ведьмин лес, жутким царством вечного полумрака. И да здесь пропадают люди!
  Не часто, но случается. Хотя, для сравнения по статистике в рабочих районах на городских окраинах, пропадает гораздо больше людей.
  Но розыск пропавших, это головная боль ребят из отдела по розыску пропавших граждан. В данный момент Славу Агатову гораздо больше инте-ресовал другой вопрос на кой хрен известный в городе бизнесмен Степан Иконников, отгрохал свой особняк в этой глуши.
  Полицейский микроавтобус, остановился в густых зарослях в двух ки-лометрах от дома подозреваемого. Десять оперативников из отдела по борьбе с незаконным оборотом наркотиков, с удовольствием выгрузились из машины размять ноги, проверить амуницию.
  Девять крепких мужиков и одна хрупкая на вид девушка, которая на деле могла "оторвать яйца" любому негодяю и надрать ему задницу так, что мама не горюй.
  Парни были под стать Славе, крепкие словно кремень, надёжные как гвоздь, Святослава спокойно могла бы доверить им защищать свою "невин-ность", если бы не потеряла её в семнадцать лет на пьяной вечеринки в сальных объятиях какого - то прыщавого мудака.
  - Шеф, мобильная связь приказала долго жить, - лейтенант Егоров, прижимая к уху сотовый телефон, с отвращением смотрел вокруг, - ты уве-рен, что это то самое место?
  - Информация поступила из проверенного источника, - тихо ответил майор Самсонов, продолжая внимательно изучать схему усадьбы Иконнико-ва.
  - Он также надёжен как и верность жены Егорова, - капитан Скипида-ров, щёлкнул затвором автомата, хитро взглянул в сторону лейтенанта, - если да, то мы зря пёрлись в такую даль.
  - Эй, не смей обижать жену Егорова, - вступился за товарища капитан Кротов, хлопая того по плечу, - у меня связаны с ней самые теплые, горячие, клубничные воспоминания.
  Группа разразилась смехом, это помогло сбросить напряжение и разря-дить обстановку. Никто не знал, что ждёт их через час в доме Иконникова всё могло пройти гладко, а можно было вляпаться в такое дерьмо, что придётся крутиться как юла, уворачиваясь от брызг.
  - Да пошли вы, - беззлобно огрызнулся Саша Егоров, - могли бы быть и повежливей с человеком воспитывающих ваших детей.
  Ребята вновь разразились смехом. Все знали, как сильно любит Сашу, его жена Людмила. Он и трое их детей, вот и всё, что надо было Миле для счастья.
  - Самсон, у нас проблема, - кинолог группы, Петя Хорватов с несчаст-ным видом подошел к хмурому майору.
  - Что случилось? - Самсонов оторвался от схемы усадьбы, исподлобья глянул на Хорватова. - опять поссорился с Карлсоном.
  Карлсоном, ребята прозвали приписанного к группе пса. Молодая во-сточно - европейская овчарка, была любимцем группы. У пса был добродушный игривый нрав.
  А ещё он обожал сладости! Проблема взаимоотношений Карлсона и Хорватова заключалась в том, что Хорватов тоже безумно обожал сладости. Пёс постоянно клянчил и воровал у Пети конфеты и печенье, молодой кино-лог отвечал "четвероногому другу" той же монетой. Всё управление обожала "лохматого шалуна" и всячески его баловала. Так что по части сладостей, Карлсон был гораздо круче, чем Хорватов.
  - Карлсон не хочет выходить из автобуса, - виновато протараторил Пе-тя, втянув голову в плечи, словно ожидая, что его сейчас будут бить.
  Ещё больше нахмурив густые брови, Самсонов тяжёлой походкой направился к микроавтобусу. С трудом сохраняя "каменное выражение ли-ца", майор старался побороть смутную тревогу, терзающую душу. Он не де-лился своими опасениями с ребятами, но всё с самого начала, шло как то не так.
  Преступная группировка "Чёрный Орёл", которую они собирались прищучить была самой опасной в городе. Её побаивались не только стражи правопорядка, но и "коллеги по цеху". Самсонову было достоверно известно около двадцати странных, загадочных, прямо таки мистических эпизодов в которых фигурировали мёртвые уголовники.
  "Чёрным Орлам" принадлежала большая территория города. Многие пытались откусить от этого "пирога", кусок пожирней. Всех постигла неуда-ча. Бандиты пытавшиеся поиметь "Чёрных Орлов" исчезали при самых зага-дочных обстоятельствах, заболевали странными болезнями от которых уми-рали долгой, мучительной смертью, сходили с ума, подвергались нападению животных.
  Вспомнив случай, "Профессора" Ромала, цыганского нарко - борона, Самсон не выдержал и скривился. История была просто ужасной, "Чёрные Орлы", хотели стать основными поставщиками наркотиков Ромалы. Но ста-рый цыган хоть и любил деньги, с орлами связываться не захотел наотрез. Дипломатично объяснив свой отказ непреодолимыми расхождениями на ре-лигиозной почве.
  Месяц спустя, "Профессор" отправился в сауну с тремя девочками и верным телохранителем Костей на всю ночь. Утром администрация обнару-жила трёх окровавленных шлюх в состояние глубокой истерики и два полу съеденных труппа.
  Следствие установило, что "ночные феи", сначала загрызли, а потом частично обглодали трупы "Профессора" и его телохранителя. Проститутки так и не смогли внятно объяснить причин своего поступка. Все три девушки, из которых одна была вегетарианка, утверждали, что у них случился провал памяти, а когда сознание к ним вернулось, они увидели полу съеденные трупы, густую, подсохшую корку крови покрывавшую их кожу с ног до головы и ощутили приятную тяжесть в желудке.
  Информатор сообщивший Самсонову место нахождение склада "Чёр-ных Орлов", пропал через пол часа после звонка и полковника весьма напрягала последняя сказанная стукачом фраза, " ради всего святого, никого не оставляйте в живых, валите всех в глухую".
  Молодой овчар, наотрез отказывался покидать микроавтобус, забив-шись под сиденье с самом дальнем углу, пёс скалил зубы, дрожал словно в лихорадке и тихо поскуливал. Салон автобуса наполнил неприятный запах, пёс обоссался.
  - Ладно, остаёмся без тех. и псина - поддержки, - майор попробовал скрыть шуткой, охватившее его беспокойство.
  - Всё как в Колумбии, - хриплым голосом, профессионального комман-дос Егоров поддержал шутку Самсона.
  - Какая Колумбия, - капитан Кротов, отпустил подчиненному лёгкий подзатыльник, - ты дальше области хоть раз выезжал?
  - Я нет, а вот герой моего любимого боевика да.
  - Знаю я твоих боевиков, - Скипидаров озорно подмигнул Егорову, - покемоны и смешарики. Ты же телевизор, из - за детей, по нормальному только у меня в гостях посмотреть можешь.
  Группа дружно рассмеялась и инцидент с оконфузившимся Карлсоном остался позади.
  Выдвинулись через десять минут, проверив амуницию каждого лично и посвятив ребят в подробности предстоящей операции, Самсон дал добро.
  Впереди группы, на довольно приличной дистанции двигалась Свято-слава, и как бы сильно Самсонов не переживал за Агатову, он не мог игнорировать очевидных фактов. Святослава была лучшим разведчиком в группе.
  До того как официально перейти в отдел по борьбе с незаконным обо-ротом наркотиков, Агатова несколько лет работала под прикрытием.
  Используя своё тело и внешность как средство для достижения цели. Слава через постель втиралась в доверие нарко - дельцов, проникала в кри-минальные структуры и разрушала их изнутри.
  Некоторые злопыхатели, называли её за спиной "шлюхой" и Самсонов никогда не упускал случая напомнит этим зажравшимся кабинетным крысам. Что эта шлюха уберегла от иглы тысячи молодых людей.
  Один раз Самсон даже чуть не дал в морду, вышестоящему начальнику Слогонову, построившему свою карьеру исключительно на бумаге.
  Полковник Слогонов Исаак Сергеевич, никогда не работал под при-крытием, не работал в поле, не рисковал жизнью уворачиваясь от бандитской пули или финки, не сидел в засадах, не составлял схем разработки преступных группировок, планов перехвата. Но он всегда был, где то рядом! В отчётах о проделанной работе, наградных листах и в очереди на присвоение очередного звания, Слоганов всегда оказывался во главе списка.
  Однажды вечером на банкете посвящённому дню полиции, полковник Слогонов недвусмысленно намекнул Славе, что если она позволит ему потесней прижаться к своему задку, то таким Макаром, он сможет подтолкнуть её по служебной лестнице на пару ступенек вверх.
  Агатова спокойно дала понять негодяю, что не заинтересована в таких отношениях и таком стремительном карьерном росте. Пьяный ублюдок не принял отказа и схватив Славу под локоть, гнусно поинтересовался, почему она раздвигала ноги перед преступниками и не хочет раздвинуть ноги перед своим непосредственным начальником.
  Слава не удостоила подонка ответом, холодно улыбнувшись Исааку Сергеевичу, взяла его за яйца и крутанула на пол оборота против часовой стрелки. Завизжав резанной свиньёй, Слогонов рухнул на колени, прижимая руки к "слегка побеспокоенному" паху.
  Отдышавшись он встал и с глазами налитыми кровью, бросился на хрупкую с виду женщину, за спинной Славы выросла фигура Самсона и Слогонов замер на месте, словно наткнувшись на невидимую стену в паре шагов от Агатовой.
  Дикая необузданная ярость вспыхнувшая в глазах майора, заставила полковника попятиться назад.
  Не говоря ни слова, Самсон двинулся на полковника, спокойно и неотвратимо, словно девятый вал на утлое рыбацкое судёнышко.
  Зал в напряжение замер, следя за разборкой двух полицейских чинов. Никто не шевелился, в банкетном зале двигались только ребята Самсона, осторожно, не заметно как на задание они сжимали кольцо вокруг Слогонова.
  Майора Самсонова не любили за прямоту, неподкупность и честность. Полковника Слогонова ненавидели за жадность, подлость и неумение делиться.
  Одному полицейскому со сломанным скелетом суждено было отпра-виться в больницу, второму со сломанной карьерой вылететь из полиции на улицу с волчьим билетом.
  Каждый всё понял правильно! Слогонов пятился назад до тех пор пока не упёрся жирным задом в стол и начал потихоньку сползать на пол, съёжи-ваясь и как будто становясь меньше ростом.
  Самсон замер перед полковником, смерил его тяжёлым взглядом, сжал руку в кулак. Слоганов вздрогнул как от пощёчины услышав хруст костяшек кулаков майора. До крушения карьеры Самсонова оставались один удар сердца или один удар кулака в дрожащую челюсть.
  Тонкая, хрупкая рука Славы легла на мускулистое плечо Самсона, Поднявшись на носки, Агатова обняла мужчину за шею, наклонила к себе, нежно выдохнула в уха, взъерошив дыханием жёсткие волосы.
  - Он того не стоит! - и буря улеглась.
  Разжав кулак, Самсонов развернулся и не говоря перепуганному Сло-гонову ни слова, пошёл под руку с Агатовой в сторону выхода из зала.
  Сообразив, что бить его не будут, Исаак Сергеевич, решил поправить пошатнувшуюся в глазах подчиненных и начальства репутацию.
  - Самсонов ты куда, я с тобой ещё не закончил, испугался настоящей драки.
  Слогонов хотел пойти следом за Самсоном и Агатовой, держась на по-чтительном от них расстояние он собирался осыпать их угрозами и оскорблениями до тех пор, пока они не покинут банкетный зал. Но побоялся оторвать зад от стола, так сильно у него дрожали ноги, что он побоялся упасть.
  Слава почувствовала как напряглось плечо Самсона, успокаивающе погладила ладонью его руку, мурлыкнув что - то невнятное, но успокаивающее и нежное.
  Зал разочарованно выдохнул, никто не обратил внимания на выскольз-нувшего из комнаты лейтенанта Егорова. Как только за спиной Самсона и Славы захлопнулась дверь, свет в банкетном зале погас.
  Кто - то подозрительно похожий на лейтенанта Егорова, выкрутил пробки.
  В кромешной тьме раздались возмущенные голоса полицейского начальства, женщины хихикали и повизгивали, младшие полицейские чины поспешно звенели стаканами. Неожиданно всё перекрыл отчаянный, по бабьи высокий, крик боли. В наступившей тишине были отчётливо слышны глухие удары чего - то натренированного и твёрдого обо что - то зажравшееся и мягкое.
  Самсонову, полковник Слогонов не смог предъявить обвинение, так как майор покинул зал на глазах у нескольких десятков свидетелей. Ребят Самсона тоже не смогли привлечь к ответственности, во - первых никто не видел как они били полковника, а во вторых какие бы сильные связи не были у Слогонова наверху, никто не собирался из - за его разбитой морды и уязвлённого самолюбия разгонять целый отдел высококвалифицированных профессионалов.
  Писк рации, отвлёк Самсона от приятного воспоминания. В отличие от мобильных телефонов, рации работали, в радиусе километра приём был просто ужасный, сплошные статические помехи, через которые на грани слышимости пробивался едва различимый человеческий голос.
  Самсонов поднёс рацию к уху, включил на приём.
  - Вы все умрёте! - от неожиданности Самсон отдёрнул от уха руку с рацией.
  Шипение статистических помех, сложились в чёткую лаконичную фразу, полную злобного обещания, произнесённую дрожащим от слепой ярости и всепоглощающей ненависти голосом.
  Конечно это игра воображения, вызванная усталостью, переутомлени-ем, мрачным пейзажем окружающего леса и нервным перевозбуждением свя-занным с домом Иконникова и того, что ждёт там ребят. И этот статический шум, похожий на шипение безумного мертвеца, потерявшего в тумане свою могилу, можно было очень легко принять за человеческую речь.
  Самсонов вновь поднёс рацию к уху.
  - Самсон приём, у нас проблемы! - голос Славы был едва различим за статическими помехами.
  Агатова пряталась в густом кустарнике возле лесной просеки, если бы Самсон не услышал тихий свист, прошёл бы рядом не заметив. Опустившись на корточки, постарался бесшумно подползти к Славе, за что заслужил презрительный взгляд молодой женщины, который красноречиво говорил "городской". На его безмолвный вопрос, Агатова кивнула головой в сторону просеки.
  Присмотревшись, майор уловил в тени старого, кряжистого дуба какое то движение. Подняв к глазам бинокль увидел молодую женщину.
  Девушка в изодранной одежде была привязана к перевёрнутому распя-тию с изображением Христа. Ноги несчастной были широко разведены в стороны, ступни были привязаны к ладоням Иисуса. Облепленная мошкарой, девушка привязанная к кресту мотала головой извивалась всем телом, пытаясь разогнать назойливых насекомых. Со стороны казалось, что она совокупляется с распятым на кресте мужчиной.
  Первой реакцией Самсона было немедленно броситься на помощь несчастной, но ощутив ладонь Славы на плече, послушно замер на месте по-давив благородный порыв.
  - Не геройствуй майор, - меланхолично жуя жвачку, Слава внимательно осматривала лес по ту сторону просеки, - герои долго не живут, а я не собираюсь в одиночку растить нашего малыша.
  При упоминание о ребёнке, Самсон почувствовал тепло на сердце, не-произвольно взглянул на живот Славы.
  Плоский, подтянутый животик молодой женщины всегда был предме-том зависти со стороны подруг. Глядя на него сразу и скажешь, что в недрах этого великолепия расцветает новая жизнь.
  Волна чувств накрыла Самсонова с головой, захотелось обнять Славу, крепко прижать к себе и защитить от всего плохого на свете её и их будущего ребёнка. Но вместо этого он спросил.
  - Думаешь ловушка?
  В ответ Слава неопределённо повела плечами.
  - Может ловушка, а может быть она просто себя плохо вела или семей-ка людоедов выехала на пикник и "маринует" ужин. В любом случае это дерьмо воняет.
  Поднеся рацию почти вплотную к губам, Самсон приказал парням как можно осторожней идти к просеке.
  За треском статических помех, майор не заметил исчезновения Славы. Выбравшись из кустов, девушка легла на землю и по пластунски юркнула в высокую траву. Когда Самсону удалось отыскать её взглядом в едва колы-шущейся траве, Слава уже была на другой стороне просеки.
  Скользнув бесшумной тенью под мрачный, густой покров вековых де-ревьев, Агатова не бросилась сразу на помощь привязанной к распятью де-вушке. Вместо этого Агатова, методично прочесала близлежащие заросли. Убедившись в том, что рядом не притаилось никакой угрозы, Слава дала группе знак перейти просеку.
  После этого, достав боевой нож, подошла к распятию.
  - Пожалуйста, не трогайте меня, - пролепетала девушка, испуганно взглянув на нож и механически жующую жвачку Славу.
  - Расслабься детка, кавалерию уже рядом! - Агатова перерезала удер-живающие на кресте девушку верёвки.
  Едва успела подхватить рухнувшую девушку, наверно она очень долго простояла привязанная к перевёрнутому распятию, ноги её затекли и были как "ватные".
  Осторожно уложив девушку на землю, отошла в сторону, подозритель-но глядя сверху вниз на незнакомку.
  Да девушке смотрела на неё испуганными словно у дикого зверька глазами, одежда на ней была разорвана в клочья, судя по синякам на теле со-всем недавно она получила хорошую трёпку, лицо распухла от укусов насе-комых.
  Всё это было понятно и вызывала жалость, но за последнее время с симпатичной мордашки найдёныша не упала ни одной слезинки.
  Слава представила себе, что бы с ней произошло, если бы её бросили одну привязанной к столбу в неприятном, мрачном, долбанном лесу.
  Да она бы сперва так обделалась, что дамочки сидящие на диете, слю-ной бы удавились от зависти, видя такую экстремальную потерю веса. А по-том бы рыдала, что дура брошенная возле загса в белом платье.
  - Кто вы? - испуганно пролепетала спасённая девица.
  - Девять один один! - Слава продолжила придирчиво изучать незна-комку, - Ты как здесь оказалась?
  - Меня друзья привезли, - девушка массировала затёкшие руки и ноги, поглядывая на Агатову подозрительно невинными глазами.
  - Одно из двух или ты очень плохая подруга или ты совсем не умеешь выбирать друзей.
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Т.Мух "Падальщик 3. Разумный Химерит"(Боевая фантастика) М.Малиновская "Девочка с развалин"(Постапокалипсис) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) В.Каг "Отбор для принца, или Будни золотой рыбки"(Любовное фэнтези) М.Атаманов "Котёнок и его человек"(ЛитРПГ) Э.Холгер "Чудовище в академии, или Суженый из пророчества"(Любовное фэнтези) А.Минаева "Академия Высшего света-2. Наследие драконьей крови"(Любовное фэнтези) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) А.Тополян "Механист. Часть первая: Разлом"(Боевик) Э.Дешо "Син, Кулак и Другие"(Киберпанк)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"