Глазунова Юлия Анатольевна: другие произведения.

Бойся своих желаний

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Нет ничего невозможного - гипотеза, получившая подтверждение на страницах различных романов, авторы которых придумали 1000 и 1 способ перемещения героинь/ев во времени и пространстве. Обычная школьница Мила, обожающая эти самые книги, даже подумать не могла, что очередная покупка любимого чтива, внесет в её жизнь странные перемены. Прошу не судить строго, сей рассказ всего лишь результат юношеско - графоманского максимализма.

  
  Глава 1. 'А началось всё...'
  
   В пятничный вечер, совершая прогулку уже привычным маршрутом вниз по проспекту и оставляя за спиной стены родной школы, я чувствовала себя почти счастливой в предвкушении наступающих выходных и скорых каникул. Длинные русые волосы, скрепленные заколкой на затылке трепал ветер, при очередном порыве бросая мне их в лицо, так и норовя закрыть весь обзор. Пожалев, что не заплела с утра косу, бросила взгляд на свое отражение в стеклах кафе, мимо которого на данный момент проходила, и скрутив волосы в жгут убрала их за ворот легкой куртки. Невысокого роста и довольно худощавого телосложения, я одевалась не броско и не особо модно, предпочитая удобство всему остальному. Джинсы и ветровка вполне соответствовали моим запросам. Ногам же было удобно в мягких мокасинах.
  
   Вернувшись к прерванным размышлениям и накидав план действий на сегодняшний вечер и утро субботы, отвела время на уборку квартиры, стирку и написание реферата по истории, освободив полтора дня для своего любимого занятия - чтения! Продвигаясь все ближе к центру и вдыхая полной грудью сладкий весенний воздух, настраивающий на романтический лад, уже видела угол столь обожаемого мной книжного магазина. По обыкновению посещала его раз в неделю именно по пятницам, в надежде прикупить очередную интересную, а бывало и не очень, книгу.
  
   Почему именно по пятницам? Все просто, - если зайти в него скажем во вторник и закупиться заранее, на последующие несколько дней я выпаду из этой реальности и как говорит моя подруга Кэт, буду пребывать в состоянии "мы её потеряли в самом расцвете лет". Случалась со мной такая катастрофа не единожды, особенно после того, как познакомилась с фантастикой. Подсев на серию "Наши там", гоняющих по просторам иных миров монстров и зомби, я в какой-то момент сама начала напоминать себе данный вид нежити. А мой облик просто кричал прохожим: "упокойте уже несчастную, чтобы не мучилась".
  
   Стоит ли говорить, что из этого состояния меня выводила опять-таки моя бессменная подруга Кэт, своим фирменным методом шоковой терапии. Явившись ко мне в одно непрекрасное утро (аки некромант за умертвием), и вознеся свою длань с черным облезшим лаком к дверному звонку, да так и забыв её убрать, пока не сфокусировала взгляд на мне, появившейся перед ней в живописном оформлении дверного косяка, помятым лицом, эрокезом на голове и ночнушке в горошек. Эта бессердечная тут же накинулась на меня с криком:
   - Ты совсем обалдела контрольная через час? - по - дружески пнула ногой в район полупопий грязной кроссовкой в направлении ванны, а сама полезла в шкаф доставать хоть какие-то чистые вещи. В принципе с Кэт, а по-простому Катей, мы знакомы с детского сада, но при оформлении документов в школу произошла какая-то роковая ошибка. Не надо было психологу при прохождении тестирования, откупоривать пасту в ручке. Отпечатки пальцев сняли с четырех измазанных в чернилах рук и нас распределили в разные классы. Данное обстоятельство, однако, не мешало ей знать мое расписание, как свое собственное, а также продолжить изыскания по изведению всех окружающих идеями фикс.
  
   Естественно, контрольную я завалила. Потому, что выяснила по какому предмету иду её писать буквально на подходе к школе. А все, что пыталась рассказать мне Кэт, волоча за собой на буксире, пролетало мимо ушей. О том, что готовиться надо было минимум за неделю, знали все, кроме меня. Меня же в этот момент накрыло Поттером с его "Дарами смерти". Получив же за контрольную неуд, в сердцах пожелала Гарри по хорошему умереть где-нибудь в "Принце - полукровке". Да простят меня фанаты поттерианы. Тогда бы мне не пришлось еще две недели посещать спецкурс по алгебре с последующей пересдачей. Воспоминания пронеслись перед глазами веселыми картинками, непроизвольно вызывая улыбку, с которой я и вошла под козырек здания.
  
   Потянув тяжелую дверь на себя, я оказалась в царстве книг. Кивнув головой в знак приветствия уже давно знакомому персоналу магазина, прошла в свой любимый отдел. Здесь моя душа книгомана отдыхала. В углу стояли два небольших кресла и маленький журнальный столик, который я нещадно эксплуатировала, выкладывая горы книг, чтобы выбрать из них самое - самое. На этот раз, я превзошла себя и почти установила личный рекорд по пребыванию в магазине, как самый непродолжительный. А все потому, что заметила полку с книгами Стефании Майер. Пробежавшись глазами по аннотации и загоревшись желанием узнать, что же получится из любви вампира и человека, прихватила с полки первые две книги и побежала на кассу.
  
   Домой я добиралась в состоянии эйфории, поэтому по дороге все было сказочно прекрасно: и солнце, и люди, и машины, и даже помойка возле дома не вызвала привычной брезгливости. Обходя вокруг разбросанных хлебных корок, консервных банок и других предметов человеческой жизнедеятельности, добралась до подъезда. Забежав в квартиру, переодевшись, наляпав бутерброды с колбасой, и усевшись с ногами на диван, я ушла в книги. Родители не сразу, но привыкли к моему патологическому увлечению фантастикой и лишний раз не беспокоили. В некоторых случаях даже обед приносили в комнату и вкладывали в руку вилку или ложку, когда на их крики быстрее сбегались соседи, нежели непутевое чадо поднимало от книги глаза.
  
   О том, что существует реальный мир, а в нем я, вспомнила только в первом часу ночи в воскресенье. Уборка, стирка, реферат прошли мимо. Хотя если не кривить душой, на то, чтобы накидать хотя бы тезисный план, ушло бы не более пятнадцати минут. Я отогнала от себя эту крамольную мысль и включила ноутбук. Дождавшись загрузки панели на рабочем столе, и отыскав на нем ярлык интернета, быстро подключилась. Перво - наперво пробила по поисковику сайт Сумерек. Интернет выдал немереное количество страниц с миллионом ссылок. Но среди них я нашла, ту самую, которая обозначала российский фан - клуб этой серии. Зайдя на страничку, и зарегистрировавшись как пользователь, осмотрелась в меню.
  
   Не сказать, чтобы оно было разнообразным. Но главные новости все - таки узнала: в серии ожидается еще две книги, которые на данный момент переводят на русский, а также собираются снимать фильм и проводят кастинг на главные роли. Это, безусловно, воодушевляло! Исследовав и перечитав все посты, в основном содержащие щенячий восторг от серии и героев, а также варианты развития отношений между ними я вышла, не забыв при этом сохранить его в закладках. А затем сразу же набрала в поисковике запрос: "ВАМПИРЫ".
  
   Количество ссылок зашкаливало. Свое знакомство я начала с экскурса в Википендии. "Вампиры - мифологическая или фольклорная нечисть. Являются нежитью, питающимися человеческой и/или животной кровью. Они также являются частым объектом кино или художественной литературы, хотя вампиры из художественных произведений приобрели некоторые отличия от вампиров мифологических (см. Характерные черты вампиров из художественных произведений). В фольклоре термин обычно используется по отношению к кровососущему существу из восточноевропейских легенд, но часто вампирами называют и схожих созданий из других стран и культур. Характерные черты вампира в различных преданиях сильно разнятся. Некоторые культуры имеют истории о нечеловеческих вампирах, например летучих мышах, собаках и пауках".
  
   Систематическое открытие других ссылок незначительно расширяло кругозор дополнительными сведениями. Оторвавшись от экрана и посмотрев на часы, не поверила своим глазам. Стрелки на циферблате показывали три утра, и скрепя костями и суставами, пришлось добраться до кровати, в надежде хотя бы на несколько часов сна.
  
  ***
  Глава 2. "Утро добрым не бывает".
  
   Утро как всегда началось неожиданно ... и с моего громкого визга.
   - Скотина уйди от меня! Кто мне теперь постель сушить будет?
   Брат в два прыжка преодолел расстояние от кровати до двери, и распахнув её со всей силы, проорал "С добрым утром" уже из коридора. И вот эта ошибка природы - родной мне по крови человек. Просто вселенская несправедливость! Надо уже срочно пойти и купить замок на дверь иначе рискую просто не дожить до совершеннолетия, не заработав тика или психического расстройства.
  
   Вытирая простыней мокрое лицо, на которое Тема не поскупился вылить стакан холодной воды, осознала, как ненавижу понедельники. Понедельник - это самое начало длинной недели, а значит, придется уйти в учебу с головой, близился конец учебного года и преподаватели гоняли по всему материалу нещадно. Посмотрела на настенные часы, убедилась, что стрелки показывают шесть утра.
  
   Огласив комнату воплем раненного зверя, и упав поперек кровати, поняла, три часа на сон - это очень, очень мало. Минут через десять под тяжкие вздохи я все - таки совершила над собой акт насилия и, поднявшись, поплелась в сторону ванны. Естественно дверь была закрыта. Не надо быть семи пядей во лбу, чтобы догадаться, кто по ту сторону мучает отцовскую бритву, расчесывая свой пух на лице.
  
   В бессильной ярости просто пнула дверь и тихо ругнулась. (не стоит забывать, что рядом родители)
   - Ты выйдешь сам или тебя выкурить оттуда? Я опоздаю из-за тебя! - кричала я в бешенстве дергая ручку.
   Из кухни, на шум ломаемой двери выглянула мама.
   - Дочунь, ну что ты кричишь? Сейчас он умоется и выйдет.
   - Мам, он облил меня с утра холодной водой и хочу надеется, что добыл он её не из унитаза ( за дверью раздался приглушенный смешок, подтверждая мои догадки). А сейчас назло мне занимает ванну.
   И уже громче крикнула, чтобы услышал отец.
   - Папа, ты купишь мне замок в комнату, как обещал? Я уже взрослая, чтобы ко мне просто так врываться по утрам.
  
   В этом вопросе со мной были солидарны все, за исключением Темки, но мнение этого огрызка никого не интересовало. Мама постучала по двери ванной и своим обычным тихим голосом, но очень убедительно сказала Артему заканчивать водные процедуры немедленно.
   - Я даю тебе несколько секунд, чтобы выйти оттуда, иначе рискуешь остаться без прогулки с друзьями сегодня.
   В некоторых вопросах брат оказывался исключительно понятливым: будь то улица, карманные деньги, игры или техника. Не прошло и тридцати секунд, как дверь приоткрылась, и Тема постарался просочиться в направлении кухни, спрятавшись за маминой спиной. Однако, ловкости мне не занимать. И успешно обогнув родительницу, я постаралась придать брату максимальное ускорение пинком под зад.
  
   Изогнувшись знаком вопроса, и потирая пострадавшее за дело мягкое место, Артем поковылял к столу. А я, проводив его счастливой улыбкой и ожидая, когда он сядет на стул, перевела взгляд на маму. Её взгляд выражал сплошное осуждение.
   - Взрослые, ей Богу, а ведете себя как бутузы в детском саду.
   - Ну что ты, мамочка! Не поверишь, но отношения с Темкой у нас выходят на новый уровень, называется "Око за око".
   Поцеловав её в щеку, быстро прошмыгнула в ванну, пока никто больше не занял стратегический объект.
  
   Позавтракать нормально, без спешки разжевывая пищу, не получилось. Держа в одной руке бутерброд, а другой, набирая сообщение Кэт, чувствовала себя удавом, потому что ближайшие два часа завтрак будет медленно опускаться по пищеводу, награждая меня заслуженной изжогой. Поставив кружку в раковину и кинув убийственный взгляд на брата, обещающий ему сказочное время в отсутствии родителей, бросилась в комнату за вещами. Накидав в сумку тетради и учебники, я скачками побежала в школу.
  
   Добравшись до места назначения в рекордно короткие сроки, чуть не сорвала дверь с петель, и, пролетев по инерции, еще метров пять, затормозила перед расписанием.
   - За тобой гнался маньяк? - с притворным удивлением поинтересовалась подруга, вставая при моем феерическом появлении и убирая пилочку для ногтей в сумку.
   - Нет, всего лишь группа фанатов, а то я не всем автографы успела раздать.
   - Я так и думала. Видно, ты довела их до экстаза, снизойдя выйти из дома, почти не опоздав. И каждый хотел бы иметь "кусочек" тебя.
   - Может, уже пойдем? Звонок был? - не стала дальше развивать шутку, которая благодаря буйной фантазии Кати, могла закончиться возведением меня на пьедестал отечественного шоу бизнеса, со всеми вытекающими.
   - Пойдем, горе мое. Только приведу тебя в нормальный вид, чтобы люди не пугались, а потом сразу на занятия. На себя наплевать, так хоть о несчастных подумай.
   - А звонок?
   - Да, что ты все заладила. Звонок, звонок! Как будто первый раз опаздываешь. Придешь, извинишься, ресничками похлопаешь и пройдешь на свое место, опустив голову пониже, под тяжестью вины.
   - Мне кажется, Марина Сергеевна может не так понять мои хлопанья ресничками, а отправит прямиком к директору писать объяснительную и про мое опоздание и про случившийся тик. И на что вообще ты меня толкаешь? - спросила я, серьезно посмотрев на Кэт, но та как всегда проигнорировала вопрос, просто взяв под руку, и держа курс на туалет в женской раздевалке спортзала.
  
  ***
  Глава 3. "Кто владеет информацией..."
  
   На протяжении всего дня голова моя была занята вампирами и иже с ними. Самое странное, что я не могла дать себе четкого ответа, зачем мне все это? Почему не удовлетвориться очередной любовной историей и закончить на этом? И ладно бы возникло желание обрести бессмертие и захватить власть над миром, так ведь нет. Размышляя, я поняла, что вечная жизнь - это крайне скучно! А власть, так просто не мое.
  
   В тяжких муках о смысле жизни, дождалась окончания уроков и встретилась возле расписания с подругой.
   - К чему сейчас относится твое удрученное состояние? - поинтересовалась Кэт, привычно пихнув локтем в бок вместо приветствия.
   - Я увлеклась вампирами!
   - О, мило! Познакомишь? - на полном серьезе сказала подруга, подвели как всегда глаза. Вот уж действительно обладательница лучистого взгляда, выразительной мимики, заразительного смеха и по натуре хронический оптимист.
   - Нет, самой мало! А если серьезно, то читала романы Майер все выходные и пол ночи рыскала по сайтам, в надежде что-нибудь узнать о "детях ночи".
   - Все настолько серьезно? - озадачилась Катя выстукивая пальцами по широкому ремню сумки какой-то воинственный мотив,
   - Пока не знаю, но определенно затягивает.
   - Я была почти уверена, что тебя минует новый вирус под названием "Сумерки".
   - В том-то и дело, что "Сумерки" так себе. Они только разожгли мое любопытство.
   - Ну, хорошо, а что тогда конкретно тебя интересует?
   - Если бы я знала! - горестный вздох вырвался из моей груди.
   - Отставить драматизм. Давай так, у меня последней парой еще физра, сейчас заберу форму из раздевалки, и если не получится по-тихому слинять, то приду к тебе после урока.
   - Договорились, буду ждать.
  
   На этом мы разошлись. Забежав в магазин, находящийся как раз между моим домом и школой, я купила двух литровую бутылку пепси и чипсы (не фанатка я здорового образа жизни, что поделать), чтобы подпитать наши силы в нелегких поисках.
  
   Зайдя домой, убедилась, что брата в пределах родных квадратных метров не наблюдается - уже счастье! Значит, не будет заполнять собой мое личное пространство и поминутно вторгаться в комнату с глупыми вопросами. Разувшись, прошла на кухню вымыть руки, заодно прихватив с собой и стаканы для газировки.
  
   Я как раз успела переодеться в домашние вещи и включить ноутбук, как раздался звонок в дверь. На пороге я наблюдала свою подругу, на негнущихся ногах ввалившуюся в прихожую.
   - Я всегда догадывалась, что наш бессменный физрук в родстве с упырями, но сегодня мои подозрения подтвердились.
   - Что так? Испил твоей крови?
   - Да! - прорыдала Кэт, повиснув на моей руке. Он получает просто садистское удовольствие, гоняя вокруг школы всех, у кого что-то болит. Я ему так и сказала, что если у меня отвалиться нога на очередном повороте, то он будет нести за это полную ответственность и уголовную тоже. И знаешь, что он на это мне ответил?
   - Пока нет, но если просветишь, буду в курсе.
   - Он сказал, чтобы я не переживала за такие пустяки. У него есть отличная бечевка, просто примотаем мою ногу обратно и побегу дальше как новенькая. Скажи ведь, гад!
   - Гад! Даже спорить не буду. Может, пойдем уже в комнату, я купила чипсы и колу.
   - О, воодушевленно протянула подруга, но тут, же горестно вздохнув, добавила - а ничего посущественнее нет? Алексей Сергеевич так загнал своим кроссом, что от обеда в желудке уже ничего не осталось.
   - Пойдем на кухню, совесть не позволяет бросить тебя пухнуть здесь от голода.
  
   Кэт не пришлось повторять дважды. На марш бросок до ванны силы у неё нашлись, не иначе второе дыхание открылось. На этом же дыхании она слопала тарелку супа, два ежика и пирожки с картошкой, после чего отвалилась от стола как откормленная пиявка.
  
   Последующие четыре часа мы провели, прилипнув к монитору и стараясь разобраться в полученной информации.
   Изредка Кэт вставляла свои комментарии относительно образа жизни, поведения и вкусов вампиров, а также уточняя мои предпочтения:
   - Ты какого хочешь?
   - В каком смысле, "какого хочу"?
   - "Я ужас, летящий на крыльях ночи, но буду с тобой самым нежным" или просто "Ужас, ужас"?
   - Это ты у меня "ужас, ужас". Я не кандидата в женихи выбираю, поэтому на типажах не зацикливаюсь.
   - Зря, зря - пробормотала подруга, склоняясь к монитору - есть очень не плохие варианты.
   Для себя я так и не смогла определить цель данных поисков, с одной стороны это начинало удручать, а с другой, попахивало зацикленностью.
  
   На тридцатой странице, поняли, что на сегодня надо заканчивать, иначе рискуем завтра получить неуды за домашнюю работу. Проводив подругу до двери, дрожащей рукой, выключила ноутбук и отодвинула от себя подальше (как от сердца оторвала), чтобы не возникло великого соблазна продолжить свои поиски неизвестно чего и неизвестно зачем.
  
   Провозившись с заданием по геометрии и алгебре с добрых два часа, я, наконец, покинула место пыток, сорвавшись на кухню в поисках вкусненького.
   Родители давно были дома и отдыхали после трудового дня в зале перед экраном телевизора, что был для нас, как член семьи. Малой тихо сидел в комнате, не подавая признаков жизни после маминого внушения, что она зайдет проверить домашнюю работу, которую брат якобы сделал сразу после школы. Поэтому, скорее всего сейчас Темка работал ксероксом, перекатывая в тетрадки домашку из решебника.
  
   Пройдя на кухню и заварив себе зеленый чай, съела пирожок, потом посмотрела на последний оставшийся тут же на тарелке. Совесть моя молчала, и давясь доела последний, чтобы мелкому не досталось за сегодняшнюю выходку. С чувством выполненного долга можно было вернуться обратно к заданиям и учебникам.
  
   Работу по литературе я закончила уже в первом часу ночи и сил хватило только на элементарную гигиену. Переодевшись в пижаму, добралась до заветной кровати, просто рухнув на неё, сразу уснула.
  
  ***
   Глава 4. 'Таинственный незнакомец'.
  
   Мне снился наш городской парк. И в таинственной тишине ночи я брела по нему, не зная, зачем здесь нахожусь. Страха я не испытывала, только странное томление, что появляется в ожидании чего-то или как в моем случае полной неизвестности. Прислушиваясь к своим ощущениям, чувствовала, что идти мне необходимо прямо, а потому никуда не сворачивала с тропинки, по обеим сторонам которой росли высокие березы, словно безмолвные стражи, образовавшие живой коридор путнику. Постоянно озираясь, в надежде, что слабое зрение, все же не подведет, прошла в самый конец аллеи.
  
   Я вышла на круглую площадку, где на небольшом возвышении располагался старый фонтан. Давно не работавший, он представлял собой странную композицию: большую чашу, с поднявшейся над поверхностью волной, держащей на своем гребне рыбу. Когда эта гигантская рыба функционировала, наверное, уже никто и не вспомнит. Подойдя ближе, я увидела, что она до краев заполнена водой. А стенки её в безлунную ночь фосфоресцировали, подсвечивая воду каким-то потусторонним зелено-голубым сиянием, непроизвольно заставляя следить за бликами света.
  
   Вновь обратившись к ощущениям, ничего больше не разобрала. Оставалось только выяснить к чему, мне все это снится (пусть и настолько реалистично), что я приготовилась к ожиданию неизвестного. Оно, а точнее он не заставил ждать себя слишком долго. Чуть дальше, где заканчивалась выложенная плиткой дорожка, и начинался редкий подлесок, показалась фигура.
  
   Даже через скрывающий её полог из ткани было видно, что для девушки она слишком высока и широкоплеча. Не делая резких движений, незнакомец подошел чуть ближе и остановился по другую сторону от меня.
  
   От голоса, раздавшегося в моей голове, я вздрогнула. Слишком неожиданным было это вторжение. На какой-то момент я оторопела, но вовсе не от испуга. Я испытала поистине невероятное смущение от осознания того, что кто-то может слышать и читать мои мысли. Это я находила несколько интимным и, пожалуй, более волнительным, нежели странный субъект напротив, закутанный в плащ, с которым я имею счастье находиться посреди ночи в городском парке.
   - Зачем ты звала меня? - задал свой вопрос незнакомец, пока я разбиралась в своих чувствах.
   - Я?
   - А ты еще видишь здесь кого - то? - вопросом на вопрос ответил незнакомец.
   - Я не звала? И вообще не знаю, с кем имею честь общаться в своем сне. Я ведь, кажется, еще сплю? Ответила на его заданный мысленно вопрос вслух, как привыкла к этому.
  
   После моих слов, покров скрывающий фигуру, распахнулся и упал к ногам. От увиденного у меня перехватило дыхание, а сердце зашлось яростным стуком. Высокий мужчина (юношей или парнем я не могла назвать его даже в мыслях) был красив просто неестественной красотой. Темные волосы длиной достигали плеч, высокие скулы и тонкий нос, выразительные глаза, мерцающие в темноте, чувственные губы, приковывающие к себе внимание. И хотя вопрос кто сейчас находится в непосредственной близости от меня, отпал сам собой, (незнакомец не преминул улыбнуться, видимо, чтобы уж стопроцентно впечатлить), я не могла не задать его.
  
   - Значит ты вампир?
   - Значит так - согласился со мной незнакомец.
   - А имя у тебя есть?
   - К чему имена? Скажи, зачем ты меня звала? И я подумаю, могу ли выполнить твою просьбу.
   - Начнем с того, что мне неудобно обращаться к тебе просто вампир - это, во-первых, во-вторых, думаю, мое имя ты знаешь, значит, мы в неравных условиях, и в - третьих, я не знаю, о какой просьбе ты говоришь.
   - Называй меня Ар.
   - Здравствуй, Ар.
   На мое "здравствуй" Ар несколько поморщился, но в ответ склонил голову, видимо жест означал у него ответное приветствие.
  
   - Вернемся к цели вызова. У меня мало времени, советую поторопиться.
   - Но я не вызывала - в очередной раз почти прокричав данное утверждение и для убедительности даже топнув ногой. В последние несколько дней я много читала про вампиров, но конкретной цели не имела и тем более не предполагала встретиться лично, пусть даже во сне.
   - Хорошо, но коли меня притянул вызов, у тебя есть возможность попросить о чем-нибудь. Ведь наверняка есть то, чего страстно желаешь - после этих слов, что звучали для меня почти музыкой, я готова была сказать все, что потребуется, лишь бы эта ночь не заканчивалась.
   - О чем, например? - спросила я, когда, наконец, справилась и со своими эмоциями и разыгравшимся воображением.
  
   Даже в кромешной темноте, разбавленной зелено-голубыми бликами чаши, было видно, что Ар начинает выходить из себя. Его поза неуловимо изменилась. Немного качнувшись вперед и словно наткнувшись на преграду, он вернулся в прежнее положение, сложив руки на груди.
   - Может, ты хочешь бессмертия или богатства, или древнее знание, потерянное для человечества, и оттого имеющего большую ценность? - насмешливо поинтересовался он.
   Я ненадолго задумалась, перебирая варианты.
   - Меня из этого списка ничего не привлекает.
   По удивленно приподнятой брови и странному звуку, раздавшемуся в моей голове, наиболее близкое к хмыканью стало понятно, что мне не верят.
   - Я не могу ответить, чего бы хотела сейчас на самом деле, для этого мне надо подумать, но как я понимаю выполнение желания, будет не бесплатным.
   Появившаяся на губах Ара улыбка немного приподняла верхнюю губу, отчего на несколько секунд стало видно кончики клыков. Заметив мой взгляд, он переменился в лице, позволив себе снисходительную усмешку.
  
   Подтверждения мне уже не требовалось.
   - И чего же ты попросишь для себя взамен?
   - Естественно крови, все остальное будет зависеть от того, чего ты пожелаешь.
   - Мне нужно подумать. У меня ведь есть такая возможность?
   - Есть, но только до завтрашней ночи. Я приду за ответом в полночь.
  
   Я задумалась, лишь на секунду опустив глаза, и разглядывая свои босые ноги, а подняв их к тому месту, где стоял Ар, обнаружила, что его уже нет. Оставаться здесь больше не имело смысла, да и не хотелось, если честно. Развернувшись, я побрела к тому месту, откуда пришла. Отходя все дальше от фонтана, я чувствовала, как становлюсь легче и невесомее. В какой-то момент просто ощутила свое тело на мягкой кровати, расслабилась и провалилась в сон без сновидений.
  
  ***
  Глава 5. 'Странный день'.
  
   Утро началось с побудки мамы и привычного:
  
   - Вставай, соня! Опоздаешь.
   Как не тяжело было себя заставить, пришлось подниматься самым действенным способом. Отбросив от себя одеяло подальше, в борьбе с соблазном укрыться им снова. Мысленно начала твердить ежедневную мантру - надо в школу, надо в школу! На шестом повторе это все же сработало.
  
   Брат вел себя сегодня на удивление тихо и даже не отпускал в мой адрес глупых шуток, больше насторожив своим поведением, нежели обрадовав. Мама и папа, собравшиеся уходить, попрощались с нами и закрыли дверь, пожелав нам успехов сегодня.
  
   Доев бутерброд, я уже хотела поинтересоваться у Артема, с чего вдруг такие резкие перемены настроения, как он, сорвавшись с места, кинулся прочь из кухни, оставляя меня в полном недоумении. Списав все на подростковые гормоны, я отправилась одеваться.
  
   В школе все было как обычно. Учителя особо не наседали на нас. Мне так на удивление повезло больше остальных, ни по одному предмету меня не спросили, а я не пожелала совершить подвиг, хотя и готовилась к урокам.
  
   На перемене прошел слух, что Валентина Львовна, преподававшая у нас русский язык и литературу, собирается устроить нам Варфоломеевскую ночь, ну или обширный срез по своему предмету за второе полугодие. А так как урок последний, то и с перспективой задержаться (была у неё странная любовь устраивать прилюдную порку, простите разбор полетов сразу после диктантов и изложений). На примере работ нескольких учеников, по принципу - на кого Бог пошлет, вытаскивала работу из стопки и зачитывала наиболее значимые по её мнению опусы, раскрашивая тетрадный лист красной пастой и заодно выставляя оценку. Что это должно было дать нам, никто не понимал. Зато Валентина Львовна уходила домой просто заряженная позитивом.
  
   Никого не радовала возможность напрягать извилины, вспоминая правила, особенно если ты эти правила не учил, да еще и на последнем уроке. Приуныв от новостей, мы поплелись на четвертый этаж, где и располагался кабинет будущих пыток. Валентина Львовна еще не пришла, а одноклассники, не теряя времени даром, оккупировали весь подоконник и начали делать закладки по темам в учебнике. Прекрасно зная, что списать у меня не получится (просто не умею этого делать) начала просматривать пройденные темы одну за другой, как за спиной раздался голос.
  
   - Мил, поможешь мне на проверочной?
   Я обернулась. Уткнувшись взглядом в расстегнутый ворот рубашки и только потом, сообразила, кто передо мной стоит. Пришлось поднять голову выше, откуда и раздавался Антохин голос. Наш дамский угодник и жуткий лентяй по совместительству, что не мешало ему получать хорошие отметки по некоторым предметам, ради которых собственно он и посещал занятия. Твердая пятерка за четверть у него стояла по физике, химии, геометрии и математике, тогда как по русскому языку оценка никогда не поднималась выше тройки.
  
   Причина же его просьбы была проста. Мама у меня по специальности филолог и преподает в государственном ВУЗе, о чем прекрасно осведомлен Антон. И по его глубокому убеждению знание русского языка должно было передаться мне на генетическом уровне. Мои искренние уверения, что в русском я такое же дерево, как и большинство, а мама здесь и вовсе не причем, на него не действовали. Пришлось согласиться на помощь, не бесплатную естественно. В наш век рыночной торговли и развитой экономической системы, только ленивый не рассчитает стоимость своего труда и потраченного времени. Мое согласие обошлось Тохе в самостоятельную по химии (не сильна я в ней, к сожалению).
  
   Через пятнадцать минут после прозвучавшего звонка на урок, мы коллективно заслали старосту Нину в стан врага. Из учительской Нинок летела на крыльях счастья и, подбежав к нам, не смогла удержаться от радостного писка (в других классах шли уроки, и шуметь было чревато).
   - Валентина Львовна внезапно заболела, заменить её никто сейчас не может, поэтому расходимся по домам - на одном дыхании выпалила Нина, сверкая глазами. Вопреки сложившемуся мнению, что старосты класса ужасные ботаны, наш Нинок была в этом плане счастливым исключением. Никто так сильно не радовался отмененным занятиям и не врал так вдохновенно про внезапную эпидемию птичьего гриппа свалившего с ног весь класс, просто потому, что данный класс, дружно собрался пойти осенью в лес и пожарить сосиски.
  
   Узнав последние новости, и собравшись, домой где-то глубоко в душе, я все же посочувствовала бедной женщине. Болеть ужасно, особенно, когда весна и погода балует, наконец, установившемся теплом. Меня же теперь ни тепло, ни весна не радовали, а в голове все настойчивей билась мысль о сегодняшней ночи. Я одновременно и ждала её, торопя время, и боялась до дрожи в коленях, страшась отойти ко сну. Где-то наравне с волнующим меня событием промелькнуло осознание того, как все быстро изменилось. И не понимая, отчего так щемит в груди, даже себе боялась сознаться в том, чего хотелось всем сердцем.
  
   Спустившись в большой и просторный холл школы, изрезанный льющимся в окна солнечным светом, забрала из раздевалки куртку, и накинув её на плечи, подошла к зеркалу. Рассеяно скользя взглядом по своей внешности, достала из сумки резинку для волос, соорудив на макушке хвост, уже готова была развернуться в сторону выхода, как чьи-то руки по - хозяйски расположились на моей талии. Вскинув голову, встретилась взглядом с голубыми глазами на таком знакомом лице, и хотела привычно отозваться на подобные выпады парня, как он меня опередил.
  
   - Я знаю, ты мне рада, несмотря на все твои заверения в обратном. Разве можно забыть то, что было между нами?
   Я бы рассмеялась ему в лицо на такое заявление, но только не сегодня. Сегодня его общество, как и его бред меня раздражали. Глядя сейчас в зеркало, не могла не удивиться своей слепоте и беспросветной глупости. Хотя нет, не такой уж и беспросветной, раз хватило ума вовремя понять, что из себя представляет, Алексей. Все в нем было напоказ, все чересчур. Его красота, слишком яркая для мужчины, можно сказать даже женственная. Его обаяние и остроумные шутки, делали еще привлекательнее особенно в компании сверстников, выделяя из числа прочих. Галантность и щедрость, подкупала даже неприступных Снежных Королев, но за всем этим тщательно продуманным образом, выверенными действиями и простым позерством, скрывался настоящий подонок.
  
   Что говорить об этом теперь? Алексей не рассчитал своих сил, обхаживая сразу двух девушек (не трудно догадаться, что одной из этих двоих была я), но имея некие цели, не мог отказаться от своей затеи. Встречи со мной могли гарантировать его будущее в университете, где моя мама (по его мнению, проникнувшись к нему родственными чувствами, как - никак - будущий зять), включила бы его в число студентов вне конкурса, в крайнем случае, с минимальными проволочками.
  
   Другая девушка, как я потом выяснила, была Алексею просто симпатична. Стоит заметить, что в отношении этого субъекта такое понятие как любовь применять вообще нельзя - несовместимы. Чем могла закончиться эта банальная история ведомо только высшим силам, но видимо, ангел у меня все - таки есть, узнала я обо всем случайно, оказавшись в нужное время, в нужном месте.
  
   Возвращаясь в реальный мир из своих воспоминаний, и расправив плечи, уверено посмотрела в зеркало на человека, стоявшего за моей спиной. И лишь на краткий миг сердце мое пропустило удар, потому что в отражении мелькнули и растворились уже знакомые до мельчайших деталей черты Ара. Слишком часто за сегодняшний день, я восстанавливала их в памяти. В голове зашумело, а уши словно заложило ватой, сквозь которую пробивается голос Алексея, с сарказмом вопрошающий о моем состоянии. И о счастье, что выпало на мою долю с принятым им решением возобновить наши отношения. Мнением объекта, с которым эти отношения должны возобновиться, он озаботиться не пожелал.
  
   Сил хватило только на то, чтобы отбросить от себя потные руки и отпихнуть в сторону, освобождая себе дорогу. По - хорошему, стоило, наверное, врезать, но что-то подсказывало не делать этого. Такой как он, либо оскорбится, и начнет мстить, либо проведет параллель: бьет, значит, любит, и будет еще хуже. То, что кричал мне вслед этот ущербный, уже не волновало.
  
   Определенно надо что-то делать! Меня начинает пугать вся ситуация с вампирами и собственная озабоченность этим вопросом.
  
  ***
  Глава 6. 'Размышления на досуге'.
  
   Как вернулась домой, уже не помню. Просто осознала, что нахожусь в своей комнате и безучастно смотрю на кровать перед собой. До наступления темноты у меня оставалось еще достаточно времени, и решив, что надо как-то его убить, отправилась в душ.
  
   Теплая вода, дарила ощущение покоя и вселяла уверенность в своих силах. Еще никогда в жизни я не сталкивалась с тем, что произошло прошлой ночью, а читая в интернете размышления некоторых пользователей, списывала на больное воображение и обилие издаваемой фантастики. Другой вопрос, что заставило меня погрузиться в эту ахинею и искать ответы на незаданные вопросы. Выходя из душа, я почти убедила себя в том, что готический антураж парка и встреча с вампиром, всего лишь моя разгулявшаяся не в меру фантазия, сыгравшая со мной злую шутку. А значит, и заморачиваться на этом больше не стоит. Бодро кивнув своему отражению в зеркале напротив и облачившись в белый махровый халат, я отправилась на кухню за пропитанием.
   Сытно пообедав меня, слегка разморило, но, не давая себе послаблений, в отношении послеобеденного сна, я героически села за домашнее задание. В планах минимум было сделать, все, что было задано на завтра, максимум - подготовиться к итоговому срезу по русскому. Думается мне, Валентина Львовна не откажет себе в удовольствии после болезни провести Мини-Егэ, за курс десятого класса. Открыв учебник алгебры, и утонув в решении задач, я не сразу поняла, что нахожусь в квартире уже не одна. Выглянув из комнаты, на раздававшийся с кухни шум, узрела Темку по пояс залезшего сейчас в холодильник, и доносившегося оттуда чавканья.
   - Приятного аппетита! Может тебе подогреть пюре с котлетами?
   Последовавший вслед за моим предложением надсадный кашель, говорил лишь о том, что мелкий, только что этой самой котлетой и подавился. Не долго думая, подошла и быстро ударила ладонью промеж лопаток, на всякий случай, отступая назад. Брат уже развернулся в мою сторону и излишне внимательно вглядывался в лицо. И если с утра меня его поведение несколько ошарашило, то сейчас уже откровенно пугало.
   - Ты сегодня сам не свой? У тебя что-то случилось? - задала я пусть и не самый умный вопрос, пришедший мне в голову.
   - Нет, - хрипло отозвался малой, - с чего ты взяла?
   - Ты никогда не вел себя со мной так, даже не знаю, как объяснить... настороженно.
   - Я..., - сказал брат неуверенно и замолчал, словно не зная, как начать разговор. Я не стала торопить его, давая время обдумать, и ответить, как сможет.
   - Я никогда не думал, что ... точнее не подозревал, что ты можешь быть не только моей сестрой - на одном дыхании выпалил он. Честно, ожидала чего угодно, но только не подобного заявления. Да, я бывает, кричу на него, но это скорее ответная реакция на его выходки.
   - А кем я еще могу быть, как не твоей сестрой? И хотя ты на три года меня младше, но по- своему я тебя люблю, пусть мне и нелегко в этом признаваться.
   - Прости (это уж совсем странно, извинялся Артем только под прессингом мамы, за свои самые безобразные выходки), я видел сегодня сон, вот и напридумывал себе.
   - Может, расскажешь, что за сон?
   - Ерунда, забудь. Больше не буду смотреть на ночь ужастики.
   - О чем хотя бы? Просто намекни, если не хочешь говорить.
   - Ты стала вампиром, и рядом с тобой был другой вампир. Вы стояли вместе, а потом куда-то пошли, но он вернулся.
   - Куда пошли? Зачем вернулся? - вопросы, которые я еще час назад, смогла развеять доводами логики, как потревоженные пчелы вновь принялись атаковать мою голову.
   - Не знаю... он вернулся, сказать, чтобы я не обижал тебя и обещал наказать, если я ослушаюсь его.
   Я хотела задать самый главный вопрос, за который смогла ухватиться, но тут как назло зазвонил телефон, и треком Armada - My Friend, напомнил о моей дорогой подруге, с которой мы договаривались пересечься после школы, потому что у обеих сегодня было по шесть занятий. И только одно но! Со всеми этими событиями у меня совершенно вылетело из головы сообщить ей об отмененном русском языке, хотя бы скинув сообщение. С сожалением посмотрев на телефон (интуиция подсказывала, что сейчас на меня будут долго и самозабвенно кричать) и с еще большим сожалением на брата (так хотелось узнать побольше о вампире), я, извинившись перед ним (сегодня какой-то странный день, просим друг у друга прощения) взяла трубку.
  
   Интуиция меня не подвела!
   - Нет приличного слова, чтобы описать тебе, все, что я подумала, когда узнала от твоей старосты, что последний урок у тебя отменили, а ты даже не удосужилась поставить меня в известность. Я как дура, жду тебя возле расписания, а она в это время дома прохлаждается. У тебя совесть есть? - наконец выдохнули в трубку, подруга ненадолго замолчала. Значит, чтобы вдохновенно продолжить внушение, делала сейчас глубокий вдох. Пользуясь моментом, решила, что лучше перебить.
  
   - Катюш, прости, правда! Я действительно виновата. Вот, посыпаю голову пеплом, видишь?
   - Конечно, сейчас только третий глаз настрою получше, а то барахлит. Ладно, уж проехали.
   Обрадованная, что подруга сменила гнев на милость, решила, что сейчас самое время ей все рассказать.
   - Кэт, а ты сейчас где?
   - Смотря, с какой целью интересуешься? Если сходить за хлебом, то однозначное - далеко.
   - Почему сразу за хлебом? И вообще, я между прочим на рынок за рыбой ходила для тебя. Короткая же у тебя память.
   - Это у тебя она короткая, ты же ко мне с пирожками пристала. Сама захотела с рыбой, никто за язык не тянул. А раз захотела, так и пошла за ней сама.
   - Ничего что ты мне спор проиграла и сама вызвалась сготовить такие, какие я пожелаю?
   - Ничего! Так, с какой целью спрашивала?
   - Хотела, чтобы ты зашла ко мне, разговор есть.
   - Может, лучше на улице погуляем или в кафешке посидим? Весна на улице, надо пользоваться - я принялась взвешивать все за и против. С одной стороны надо было сушить волосы феном и снова собираться, с другой, понимала, что скоро дома будет вся семья и поговорить нормально будет сложно.
   - Давай, только мне волосы высушить надо, я недавно из душа.
   - Хорошо, зайду тогда к себе, закину вещи, а потом забегу за тобой.
   - Ок.
   Потратив на все сборы около получаса, и собрав волосы в косу, уже проверяла наличие карманных денег, как в дверь позвонили. Темка, пошел открывать и услышав из коридора приветствие подруги:
   - Здорово, братан! (это она так к мелкому обращается) Где эта метелка? Опять свои кудри златовласые чешет? Давно у меня есть мечта их обрезать.
   Не выдержав дольше слушать это непотребство, выскочила из комнаты. И уперев яростный взор на подругу, добавив в голос металл, спросила:
   - Ты зачем такое при Темке говоришь? Идею ему подаешь, дурная твоя башка.
   - А как тебя еще поторопить? Ты же, как черепаха, хотя нет, они побыстрее будут.
   - Лаврова (крайне редко обращаюсь к подруге по фамилии, ибо терпеть она её не может), язык твой враг твой! И пойдем уже, пока твой словесный поток не возобновился.
   - А говорят еще, что у нас в стране свобода слова - все врут! Пока, братан!
   И я, наконец, вытолкала её из квартиры.
   Выражение лица младшего брата было нечитаемое. Впервые он не вставил свои пять копеек в нашу перепалку. Успокоив себя тем, что поговорю с ним в скором времени, вышла вслед за подругой и закрыла дверь.
  
  ***
  Глава 7. 'Подготовка к встрече'.
   Мы расположились в маленьком кафе, недалеко от дома. Место, там было тихое, да и народа не так много, чтобы пришлось говорить лежа почти на столе, в надежде расслышать ответ. Сразу сделав заказ, не стали ждать, пока нам его принесут, приступив к главному.
   - Что у тебя случилось? Рассказывай.
   - Весь день странный, но начать все, же следует с ночи.
   И пересказав, все, что произошло после того как я уснула, до того момента, как мы созвонились с Кэт, я напряженно следила за её реакцией. Она слушала меня, не перебивая и после того, как я закончила еще с несколько минут молча смотрела в окно. А потом, взглянув на меня, своими большими карими глазами, совсем серьезно, без шуток и сарказма, присущего ей в жизни, высказала свое мнение:
   - Это сейчас тяжело укладывается в моей голове. Так же как ты, я стараюсь все объяснить логически. И в этом, как понимаю, наша главная ошибка! Кто сказал, что то, чего мы не понимаем и то, что не укладывается в образ нашего мышления, не существует?
   Ты в любом случае с ним встретишься, даже если проведешь сегодняшнюю ночь без сна, борясь с собой, но завтра или послезавтра организм возьмет свое, а значит, это все равно случится. Встреча неизбежна. Думаю, смысла откладывать нет. Просто надо взвесить каждое слово, которое ты собираешься ему сказать, а если он еще тебя читает, то и быть уверенной в себе, отринув все остальное, без вариантов, - ненадолго замолчав, она все же закончила свою мысль, - еще, я предлагаю сегодня ночевать вместе. Как тебе?
   - Я думаю, это не плохая идея. Твоя мама не будет против? - раньше совместные ночевки были у нас регулярными, но со временем стали случаться реже.
   - Неа, - с вернувшейся на лицо улыбкой, сказал Кэт.
  
   Расплатившись по счету за пирожное и чай, мы покинули кафе, чтобы успеть все подготовить к вечеру и страшному часу Х.
   В ожидании её появления мне требовалось закончить задание по физике (чтобы она потом с чистой совестью списала на будущий урок, халявщица) и постараться найти что-нибудь новое про вампиров, исполняющих желание.
  
  
   К девяти вечера все было готово. Домашняя работа сделана, учебники собраны, вещи поглажены. Оставалось обсудить с Кэт лишь детали разговора при встрече с Аром. Но она еще не пришла. Последнее сообщение, пришедшее от неё, гласило, что она будет сразу как закончит писать сочинение. С тех пор минуло уже около двух часов. В очередной раз я набрала номер подруги и послушала унылые гудки в трубке.
  
   Тяжело вздохнув и удобно устроившись на кровати, не знала, чем могу себя занять, чтобы скоротать время. От нечего делать попыталась читать, но закончила мучить книжку и свой мозг, после того как в пятый раз пробежала глазами по первой строчке романа из тех, что пылился на полке. Пробовать еще раз не стала, так как задержится ли Кэт или скоро придет, для меня же будет лучше озаботиться предстоящей встречей с Аром прямо сейчас.
  
   Я уже начала жалеть, что моя ненормальная любознательность ... хорошо, будем называть вещи своими именами! Моя одержимость вампирами привела к уже известным событиям. Первое и самое главное, что надо зарубить у себя на носу, думать, что говорю и говорить после того, как подумаю. Второе, отказаться от желания и не облизываться на посулы богатства и вечной жизни. Все равно так не бывает (хотя последние события заставляют усомниться в этом) и ни к чему хорошему это не приведет. Третье, как можно скорее постараться закончить встречу. Надежда на то, что я больше его не увижу, была слабой, но все-таки была. Наверное, шестое чувство или интуиция, подсказывали мне, что все еще только начинается и о спокойной жизни придется забыть.
  
   Пока я размышляла над ситуацией и своими дальнейшими действиями, прошло еще около получаса. От подруги не пришло даже коротенького сообщения. Начиная немного волноваться, пошла за трубкой к брату в комнату. Обычно он у нас занимался связями с общественностью, подрабатывая телефонисткой у отца, которому частенько звонили с работы и просили передать сообщение. Не то чтобы у родителя не было мобильного, он как раз был в наличии, проблема заключалась в зарядке, на которую он все время забывал его поставить. Постучавшись в комнату и дождавшись громкого: "Никого нет дома!" решительно отворила дверь.
  
   - Боюсь, придется нарушить твое уединение. Мне нужен телефон.
   Брат ничего не сказал, продолжая как зачарованный пялиться в монитор, бесконечно щелкая мышкой. Хотя обычно принимал все меры по выведению меня из душевного равновесия. По такому случаю даже из игрушки мог выйти, ну или поставить на паузу. А тут безоговорочно просто протянул мне трубку. Мысленно поставила себе галочку поговорить с ним после того, как во всем разберусь, чтобы наладить отношения, ну или хотя бы общение. Я не в восторге от его выходок, но уже привыкла к ним и таким как сейчас его уже не воспринимаю.
  
   Выходя из комнаты Темки, набирая знакомый номер, с каким-то странным нетерпением ожидала услышать голос подруги. Три или четыре гудка и, наконец, соединение.
   - Слушаю, - раздалось с другого конца.
   - Здравствуйте, тетя Лена, а Катю можно?
   - Добрый вечер, Мила, а Катя спит.
   - Как спит? Мы ведь собирались вместе ночевать!
   - Не знаю. Она мне сказала про ночевку, и я была не против, но с условием, что напишет сочинение. Ты же знаешь у неё сложные отношения с литературой.
   - Да уж, - выдохнула я, знаю. Читать то Кэт, читала. Не запоем, конечно, но многотомные серии Манги штудировала как Советскую энциклопедию, вдумчиво и с благоговением.
   - Я зашла к ней часа через два и только потому, что было исключительно тихо. А она уже спала. Пыталась разбудить и напомнить, что ты её ждешь сегодня к себе, но бестолку. Отмахивается, бубнит что-то и снова засыпает. Я заглянула в её тетрадку, сочинение таки дописала. Будить больше не стала. Вы уж девочки теперь как-нибудь в другой раз. Хочешь на выходные её отпущу?
   - Конечно, теть Лен. Мы с ней завтра в школе обо всем договоримся.
   - Хорошо, тогда спокойной ночи!
   - И вам спокойной ночи! До свидания.
   После того, как положила трубку, задумалась. Могло ли быть случайностью то, что подруга попросту вырубилась, хотя прекрасно помнила причину, по которой мы сегодня собирались ночевать вместе.
  
   На минуту мне показалось, что если я еще раз прокручу в голове все события, она просто взорвется.
   - Докатилась! Саму от себя начало тошнить. Лучше не думать больше.
   Проговорив все это вслух, направилась в ванну. Надо срочно привести себя в нормальное состояние.
  
   ***
   Глава 8. 'Кружево слов'.
  
   Приняв душ, расчесав волосы и переплетя косу, надела свой черный спортивный костюм, не в платье же являться на встречу. Не факт, что вернувшись после неё, я еще смогу встать и переодеться в пижаму, а маму с утра не хочется пугать своим внешним видом. Она у меня тактичная, вопросы задавать не станет, но присматривать начнет. Оно мне надо? Поэтому никакого эпатажа.
  
   Приведя себя в порядок и откинув одеяло, легла в кровать. Лежать было неуютно. Может все дело в том, что постель еще холодная, может в волнении. Волны страха и оцепенения пробегали по телу одна за другой, обдавая то липким жаром, то колючим холодом. Чтобы привести себя в чувство, просто уперев взгляд в беленый потолок, я начала прислушиваться к своему дыханию, постепенно увеличивая интервал между вдохами и делая их более глубокими.
  
   В какой именно момент я оказалась не в своей кровати, а посреди парка в самой дальней его части, не знала. Просто поняла, стою и все. Повернувшись, увидела прямо в нескольких шагах уже не пугающий своим таинственным светом фонтан, и, сделав несколько шагов, подошла почти вплотную, заглядывая внутрь. Исходящий свет манил к себе, вызывая желание погрузить руки в воду, насладиться приятной прохладой, зачерпнув её в ладони. Я уже хотела умыться, как вкрадчивый голос, прозвучавший в моей голове, заставил испуганно замереть на месте.
   - Я бы не советовал этого делать, позднее будет болеть голова.
   Немного придя в себя и переведя дух, подняла голову, чтобы встретиться взглядом с тем, кто назначил мне встречу в этот поздний час.
   - Ты не мог бы говорить со мной вслух, мне так как-то привычнее? А твое присутствие в моих мыслях меня несколько... м
   - Смущает? - подсказал мне слово собеседник.
   - Нервирует. - поправила его, это больше соответствует правде.
   Опять у меня в голове раздалось его странное хмыканье.
   - И вообще, почему будет болеть голова? Мы же во сне, значит здесь все не по - настоящему.
   - Ты в этом уверена?
   Задумалась. Быстро окинув себя взглядом, убедилась, что на мне по - прежнему черный спортивный костюм, и я стою босиком на бетонных плитах.
   - Я босиком на бетоне и мне не холодно. Я вообще не ощущаю ни холода, ни ветра. - озвучила свои мысли, зная, что он уже прочитал их.
   - А ты хочешь чувствовать холод? Твое желание для меня закон!
  
   Не успела я ответить колкостью на высказанное предложение, как ступни обожгло ледяными иглами, впившимися в кожу и замораживающими кровь.
   Перехватившего дыхания хватило лишь на одно слово.
   - Хватит. - и в следующее мгновение все прекратилось.
   - Какие погодные условия ты ещё хотела бы испытать? - прошелестел голос у самого уха, что я инстинктивно обернулась, тогда как продолжала видеть Ара на своем прежнем месте. - Поверь, пока демонстрация моей силы, тебе не будет стоить ничего. А теперь перейдем к главному - ты готова сказать мне свое желание?
   - Эм...у меня его нет. - пришлось взять себя в руки и заставить ни о чем не думать.
   - Что? Ни деньги, ни слава, ни миллионы поклонников не привлекают тебя? - спрашивал меня голос, хозяин которого по-прежнему находился напротив, даже не изменив позы, что занял, едва появившись в этом странном месте.
   - Нет. Счастливо оставаться. - понимая, как тяжело мне дается контроль над собой, готова была сорваться с места и бежать куда глядят глаза, лишь бы поскорее проснуться. Я развернулась, чтобы уйти, и только голос, спокойный и немного грустный, без намека на привычную иронию, заставил остановиться, удержав на месте.
   - Хорошо, не буду настаивать. Только прежде чем уйдешь, послушай одну историю. Обещаю, надолго тебя не задержу. - я, кивнула в знак согласия, в душе, проклиная свое малодушие и желая одного: очутиться в привычной и такой родной комнате, подальше отсюда.
  
   Это случилось так давно, что я давно потерял счет лет. Девушка, примерно твоего возраста, возможно, несколько старше, совершила обряд, на который редко кто пойдет, зная цену, что заплатит за свое желание. Я услышал её зов и принял его, по тонкой ниточке связи оказавшись в этом самом месте. Тогда здесь не было парка и этого странного человеческого сооружения. Лишь лес, спрятавший в самой глубине круглую поляну, залитую людской кровью.
  
   Среди нескольких человек, сломанными куклами, лежащими в разных местах, мое внимание привлек тот, кто находился у ног 'призвавшей'. Он умер за мгновенье до моего появления. Мы поняли это одновременно, просто встретившись взглядом. Я почувствовал, как горячая кровь завершает свой бег и скоро начнет застывать в венах, когда услышал её голос:
   - Я призвала тебя, чтобы ты выполнил моё желание.
   - Ты ведь знаешь цену, которую я запрошу, за его исполнение? - девушка смотрела прямо, а в голосе звенела сталь
   - Знаю.
   - Чего ты хочешь? - задал ей вопрос, уже зная, какой ответ услышу.
   - Воскреси его. Я хочу, чтобы он жил, а сегодняшний день навсегда стерся из его памяти.
   Желание было не сложным, но вопреки глупому мнению, что человека можно вернуть к жизни одним щелчком пальцев, это имело некоторые последствия. Физические раны я залечить мог, а вот достать душу из Святой Обители, мне было не под силу.
  
   - Знаешь ли ты, что он не будет таким как прежде?
   - Я об этом позаботилась. Делай то, что должен.
  
   И я сделал. Я вернул мужчине жизнь и стер из его памяти все воспоминания, закрыл кровоточащие раны на теле и погрузил в глубокий сон немного дальше от того места, где он умер. Пришла очередь 'призвавшей' и я вернулся к ней, найдя её все на том же месте, сидящей на коленях.
  
   Не успел я дотронуться до её плеча, как горячий огонь пронзил запястье, расползаясь со стремительной скоростью, проник внутрь. Это был самый дорогой урок, который я получил за века существования. Не распознав в 'призвавшей' ведьму, я стал заложником в теле смертного. Раз за разом проживая недолгие человеческие жизни и не имея возможности вырваться из плена, так сильно она привязала меня к нему. Я накапливал опыт, и учился видеть людей насквозь, но мне всегда не хватало самой малости, каких - то десятков лет, чтобы приблизиться к главному. Жизнь так коротка!
  
   Лишь со временем, я осознал, что она сделала это ради любви, и только это позволило мне примириться со своим положением.
   - А что стало с этой ведьмой? - не выдержала, чтобы не узнать историю до конца.
   - О её судьбе я не знаю. Когда очнулся в лесу в новом теле и побрел в деревню, о ней никто не слышал. Я пытался искать её сам, уходя на долгие недели вглубь чащи, но не нашел никаких следов её пребывания там.
   - Я сочувствую тебе, правда. И хотела бы помочь, но не знаю чем?
   Глядя на склоненную голову Ара, сердце так болезненно сжалось, что захотелось просто подойти, обнять, утешить. А в следующий момент я услышала его тихий голос возле уха, и легкое дыхание шевелило волоски возле виска.
   - Я знал, что на тебя можно положиться. Твое глупое сердечко дрогнет, услышав эту историю. - подняв глаза и встретившись с темными омутами глаз Ара, почувствовала, что тону. Меня тянуло на дно темное нечто, укутывая мягким туманом и отрезая ненужное больше сознание. На краткий миг, попытавшись вырваться из странного марева, взявшего меня в кольцо, ощутила прикосновение холодных губ к своим губам и капельку боли, растворившейся так же внезапно, как и появилась.
  
   ***
  
   Глава 9. 'Скитаясь во мраке'.
  
   Просыпаться было не просто тяжело, невыносимо. Болело все от макушки до самых пяток, а от утреннего света, сочившегося в комнату из незадернутого на ночь окна, резало до слез глаза. Голова болела так сильно, что любая мысль, посетившая меня в этот ранний час, была просто насильственной. Не меняя позы, и не совершая лишних телодвижений, надежда была на то, что обо мне вспомнят только ближе к вечеру, дав время прийти в себя и немного отдохнуть.
  
   Надежды. Они на то и существуют, чтобы их разрушать. Не успела я абстрагироваться от звуков в квартире, на удивление громких сегодня, словно все сговорились лишить меня покоя, на пороге комнаты появилась мама, как всегда затянутая в строгий деловой костюм с выглядывающим воротничком красной блузки.
  
   От этого цвета у меня потемнело в глазах и, не успев ничего толком ответить на её вопрос о своем состоянии, отключилась, падая в темноту.
  
   Вторая попытка проснуться была еще безуспешнее первой. Одно я чувствовала точно, что лежу на животе, и кто-то трогает меня холодным стетоскопом, прикладывая его к спине. Я не могла различить голоса, окружившие меня со всех сторон, все сливалось в один неясный гомон, что убаюкивал и вновь погружал в сон, вырывая из памяти отдельные моменты. Как картинки старой кинопленки, мелькавшие в произвольном порядке, лишь изредка приостанавливая свой бег и позволяя рассмотреть воспоминания старые и не очень.
  
   Я видела себя маленькой, бегущей в раскрытые для объятий руки отца, и будущей школьницей сидящей рядом с пока еще Катей, неумело пытаясь открыть пасту, но стараясь, ни в чем не уступать этой девчонке с синими бантами, завязанными по обе стороны от косичек, скрученных баранками на затылке. Десять школьных лет, пролетели передо мной как разноцветные бабочки, остановив свое кружение на знакомстве с Алексеем. Видя его и все то, что по его вине пришлось пережить, я не испытывала прежних эмоций. Их давно не было. Этот человек не вызывал теперь никаких чувств, кроме жалости.
  
   Очередная картинка, сменившая прежнее воспоминание, была совсем свежей. На ней я, стоящая напротив зеркала с отсутствующим взглядом и позади меня эта жалкая пародия на мачо, держащий за талию. Воспоминание застыло и постепенно померкло, будто выключили проектор, погрузив в полумрак место, где я только что смотрела фильм о своей жизни.
  
   Вслушиваясь в тишину, просто замерла в непонятном оцепенении и отрешенности от всего вокруг. Только голос звучащий музыкой для воспаленного болезнью сознания, зовущий, шепчущий моё имя тихо и нежно, заставляет вглядываться в темноту. И я иду на зов. Делая шаг за шагом, и выходя за круг света бреду в никуда.
  
   Мне не страшно, я готова сорваться с места и броситься бежать, не разбирая дороги, только бы оказаться рядом с тем, чей голос заставляет сердце биться быстрее и наполняет душу радостью.
   - Я ждал тебя. - раздалось совсем рядом. - Иди ко мне.
   - Но я не вижу тебя, - оглядываюсь вокруг, по - прежнему глядя во мрак. - покажись.
   - Разве? Ты совсем не хочешь попытаться. Даже не даешь себе шанса. Значит, не хочешь увидеть меня, я разочарован.
   - Хочу, - не сдержав эмоций, сорвалась на крик, - только у меня не получается.
   - Легко увидеть того, кого любишь.
   Закрыв глаза, в которых сейчас не было никакого смысла, я пыталась вызвать образ того, кто был совсем рядом, но играл со мной в странные игры. Не успевая анализировать и даже не стараясь думать об этом. Хотела просто объятий сильных и нежных одновременно, в которых можно спрятаться от тревог, укрыться от проблем и забыться сном, пусть даже в лихорадке.
  
   Я не испугалась, когда прохладные ладони легли мне на плечи, не вздрогнула, когда руки взяли меня в кольцо, и не открыла глаз, когда почувствовала шелковистость рубашки и твердость мужской груди, на которую положила голову, вдыхая запах, с единственным желанием, чтобы этот момент длился вечно. И если это всего лишь сон, то я отказываюсь просыпаться.
  
   Если бы только в тот момент я могла предположить, что загадочный сон обернется кошмаром!
   Наслаждаясь спокойствием и отрешившись от всего вокруг, я готова была внимать только одному звуку, который стал для меня самым прекрасным на земле. Звук голоса глубокого и проникновенного, обещающего мне чувство, настолько сильное, что сможет преодолеть любые препятствия на своем пути и настолько же трепетное и нежное, чтобы стереть из памяти разочарование, оцарапавшее сердце. Есть только одно препятствие на пути к нашему счастью и только мне под силу справиться с ним.
  
   Ар говорил размеренно и неспешно. Слова его, подобно музыке лились сплошной рекой мне в душу, маленькими ручейками, находя проходы и лазейки, двигались прямо к сердцу. А я слушала, но не слышала. Что - то необъяснимое тянуло меня обратно, туда, откуда пришла. Не его имя я хотела шептать в ночь. Дыхание, сорвавшееся с его губ, замерло у меня на виске, легко тронув прядку волос, и растворилось в воцарившемся безмолвии.
  
   Посильнее зажмурившись, словно от этого могла зависеть моя жизнь, я вслушивалась в оглушающую тишину, в которой даже звук собственного дыхания казался слишком громким и режущим слух. В этой бескрайней темноте время для меня остановилось, растягиваясь вязкой карамелью в бесконечность.
  
   Обездвиженная навалившимся оцепенением, сквозь сомкнутые веки я начала различать свечение. Неясные всполохи света, появившиеся где-то сбоку, постепенно исчезли, оставив после себя немного тепла и тонкий аромат чего-то знакомого, заставляя глубоко вбирать в себя запах, ненадолго задерживая дыхание, чтобы вспомнить и понять, почему мне так это важно.
  
   Желание открыть глаза стало почти нестерпимым и иррациональный страх, сковавший изнутри, один удар сердца назад удерживающий меня рядом с Аром, отступал, оставляя после себя странное ощущение холода, но придавая сил сделать всего шаг, разомкнув сплетение рук.
  
   Растворяясь в неизвестном мареве, взявшего нас в кольцо, я видела, как сиреневое облако укутывает фигуры, обрисовывая силуэт и опадая к ногам, разлетается брызгами. Искорки, словно миллиарды маленьких огоньков покрывают каждую клеточку открытой кожи, переливаясь разноцветными бликами на одежде, мерцают, запутавшись в волосах.
  
   Наблюдая за хаотичным кружением 'звездной' пыли, я остановила взгляд на том, кто все это время был рядом со мной. Никогда за свою жизнь мне не довелось видеть никого более прекрасного и столь ужасающего одновременно.
  
  ***
  Глава 10. 'Все точки над...'
  
   Глянцевая кожа блестела и переливалась даже в столь скудно освещенном месте, притягивая взгляд. Он скользил от расстегнутой на груди рубашки вверх к ключицам, задевая шею, касаясь подбородка и остановился на лице. Такое знакомое и такое чужое. Застывшее восковой маской отрешенное выражение без единой эмоции. Даже глаза, прикрытые пушистыми ресницами, в которые я пыталась заглянуть, были безжизненно пусты.
  
   Не смело, я дотронулась до руки Ара. Кожа была холодной, но мягкой. Словно удачно сделанная копия в музее Мадам Тюссо, выполненная по специальному заказу только не из воска. И чем больше я смотрела на него, любуясь правильными, но хищными чертами мужского лица, тем меньше мне хотелось покинуть это странное создание.
  
   Глядя на Ара, я не испытывала ни страха, ни жалости, единственное желание - запечатлеть этот момент навечно. Нереальное спокойствие царило внутри, держа под контролем все чувства, оставив возможность созерцать и мыслить.
  
   Рука сама потянулась к застывшей фигуре, замерев на весу, постепенно сжимаясь в кулак от боли, сковавшей меня. Нарастая, и раскручиваясь подобно спирали, она затопила до кончиков пальцев, заставляя согнуться пополам и вырвавшись из груди даже не криком - воем, оборвавшимся тьмой.
  
   Пробуждение было долгим. На грудь что-то давило и жгло. Пытаясь избавиться от дискомфорта, я старалась рассмотреть то, что мне мешает, но белесая поволока, словно отгородила меня от внешнего мира, обозначая только размытые тени, склонившиеся надо мной. Их голоса, далекие, потусторонние звучали так тихо, что я не могла разобрать ни слова. Усталость быстро взяла вверх, смежив веки, отрезая от всего вокруг.
  
   Что мне снилось уже не вспомню, но выпростав руки из под одеяла, я потянулась. Мышцы затекли в неудобном положении и вместо приятного томления, ощутила, как судорога свела правую ногу. Боль привела в чувство моментально. Открыв глаза и пытаясь сосредоточить взгляд на окружающем, я не сразу поняла, что в комнате кто-то есть.
  
   - Проснулась? - поприветствовала меня подруга.
   - Вроде, - прокаркала я севшим голосом, - тело ломит так, словно отлежала себе все на свете.
   - Еще бы. Ты же почти неделю провалялась в отключке.
   - В каком смысле? - спросила я, озираясь по сторонам в поисках какой-нибудь жидкости.
  
   Катя поднялась с кресла и направилась к столу, на котором аккуратными стопками были сложены учебники и тетради, а посреди наведенного порядка возвышалась горка коробочек, баночек и прочего составляющего аптечки. Тут же стоял и стакан с водой заблаговременно оставленный кем-то. Подав его мне, подруга присела на краешек кровати.
   - Ты заболела. По крайней мере, так сказал врач, которого вызвала перепуганная твоим состоянием мама. Он и навыписывал все, что ты здесь видишь, - указав взглядом на кучу препаратов заваливших мое рабочее место. Весь вопрос в том, какой диагноз он тебе поставил.
   - И какой же? - не сумев умерить любопытства, спросила у Кэт.
   - Грипп. И это притом, что ты не приходила в себя. Я еще понимаю один день, но ведь не четыре подряд. - у меня не было слов, чтобы что-то ответить.
   - Полностью с тобой согласна, Катюша, - прошелестел мягкий голос от двери, в проеме которой сейчас стояла моя Ба.
   - Елизавета Александровна, я как раз хотела за вами идти. - бабушка тем временем уже подошла к кровати и потрепав Кэт по волосам, посмотрела на меня. Подруга шустро вскочила на ноги и направилась к выходу, сказав, что оставит нас ненадолго. Все - таки умная она у меня и заботливая.
   - Как ты себя чувствуешь? - спросила бабуля, устраиваясь на тоже место, где полминуты назад сидела подруга.
   - Хорошо. Слабость только и пить хочется немного, но в целом нормально.
   - Я рада это слышать. Ты нас очень напугала.
   - Но ведь Катя сказала, что это был грипп и меня лечили.
   - Я думаю, сейчас нет необходимости придерживаться версии для твоих родителей. С кем ты была все это время? - спросила Ба, пристально вглядываясь в мое лицо, и не давая отвести взгляд.
  
   Молчание, повисшее между нами, было понятнее тысячи слов, но я знала, что спрятаться за ним не получится. Взгляд серо-голубых глаз, вокруг которых время наложило свои метки, проникал в душу, читая между тихими вздохами и расставляя точки слезинками набежавшими в уголках.
  
   - Я так жалею, что никогда не говорила с тобой об этом. Жалею, что послушала голос разума, позволив вести себя по жизни и принять решение, едва не стоившее её тебе. - голос Ба был тих, но отдавался набатом в голове.
   - О чем ты говоришь? - спросила я, сдерживая всхлипы, готовые сорваться с губ.
   - Давно, очень давно совсем молоденькой девушкой я сидела подле умирающей женщины, взявшей на себя тяжелую ношу поднять на ноги сироту, брошенную родной матерью на улице.
  
   Она привела меня к себе, ввела в семью и научила всему, что знала сама. А потом была война, которая забрала теперь уже близких и любимых мне людей. Отец, сгинул на фронте и по сей день значится в списках пропавших без вести. Матушка, борясь за нас, медленно угасала от туберкулеза, проводя дни и ночи в стенах холодного завода у станка и укладываясь спать на тонкий матрас немного в стороне, чтобы через шесть часов, получив паек, вновь заступить на смену.
  
   Я не видела её по несколько недель и жила вместе с другими ребятишками у старой женщины. Многим матерям некуда было девать своих детей, а потому и отдавали на пригляд кому-нибудь, с кем могли договориться, расплачиваясь в основном едой. Денег тогда почти не видели. Матушка работала до последнего и лишь когда приступы стали совсем частыми, вернулась домой. Мне тогда не было еще и тринадцати лет, когда пришли призвать меня в трудовую армию. Делать было нечего, пришлось идти. Рабочий день был десять часов, после чего дозволялось уйти домой. А дома все та же работа и уход за больным человеком. В начале осени мама уже не вставала, к концу - мучения её окончились, но перед смертью она, усадив меня, рядом рассказала мне одну историю.
  
   Рассказала, как молодкой увидела во сне мужчину. Он вел с ней странные разговоры, как будто стараясь напомнить о чем-то давно забытом. Она его не понимала и убегала прочь, но следующей ночью он приходил вновь, то угрожая, что не будет ей покоя ни в этой жизни, ни в следующей, а то предлагая ей богатство и все блага, которых только пожелает. Взамен же просил дать ему клятву, которая освободит его от чар, привязавших его к смертному.
  
   Прабабушка твоя перепугалась, но никому ничего не сказала, а собралась тихонько, да и поехала в деревню. Там как слышала от добрых людей, жил батюшка, что знал о 'лукавом' поболее некоторых. Путь был не близкий, но за два дня его одолела, а найдя батюшку и поведав ему о своем злоключении, осталась еще на день, как ей велели, определив к одинокой женщине на постой. На утро умывшись и повязав платок, она снова пришла к дверям маленькой деревянной церквушки, где батюшка уже поджидал её.
  
   Разговора точного не передам, память уже подводит, но общий смысл был таков. 40 дней должна она поститься и читать молитвы святые, а на 41 пойти к реке и, зайдя в неё по пояс, да перекрестившись, с чистыми помыслами попросить воду, как она бежит в своем русле, унося с собой все, что в неё попадает, забрать и зло темное, что вводит душу в смятение.
  
   Матушка выполнила все наказы данные ей и вздохнула спокойнее, когда сны стали безмятежными и больше не приходил тот мужчина. Прошло совсем немного времени и к ней посватался мой отец. Как ни горько мне было услышать от неё признание, но от правды не убежишь. Не по любви выходила за него. Хоть и был отец мужчиной статным, да работящим, а сердце её не тронул. Оттого может и детей в браке не нажили, но жалеть об этом времени не было, а потом и меня взяли.
  
  ***
  Глава 11.
  
  Я слушала Ба молча, не перебивая, не переспрашивая. Эти воспоминания тяжело ей давались. Голос тихий, но твердый временами пресекался, а на глазах выступала предательская влага, но она упрямо продолжала свой рассказ.
  - Когда меня удочерили, я не знала ничего, кроме своего возраста и имени, другого давать не стали. Отец оформил все документы, по которым у бездетной семьи Архиповых появилась шестилетняя дочь - Елизавета Александровна, ставшая единственной наследницей своих родителей. Для общества я осталась нищей сиротой, лишившейся даже крыши над головой, а на деле родители передали мне в дар самое дорогое, что смогли схоронить до войны: Священная книга, несколько образов, распятие и вещи, принадлежавшие отцу, имеющие материальную ценность находились в тайнике. Матушка объяснила мне как их найти, рассказав про место и опознавательный знак, но строго настрого запретила приближаться к нему до тех пор, пока я останусь в городе. И я сдержала данное обещание, отыскав тайник только через четыре года после её смерти, накануне отъезда в Москву.
  
   С этими словами Ба поднялась с постели и пройдя в сторону шкафа, извлекла из недр футляр, обернутый в небольшую бархатную тряпицу. Аккуратно придерживая его, она вновь вернулась ко мне, устраиваясь поудобнее и размещая на коленях странную вещь. По форме напоминающую скорее коробку из под обуви.
  - Здесь хранится все, что с этого дня по праву принадлежит тебе. Таков был наказ твоей прабабушки. - с этими словами она положила ящик рядом со мной откинув ткань в сторону.
  
   Протянув руку, я переместила его к себе на живот, чтобы рассмотреть поближе. Тайник прямоугольной формы, оказался неожиданно тяжелым. Обманчивая простота, давала возможность увидеть всего лишь брус хорошо обточенного дерева без щелей, зазоров и гвоздей, только небольшой скол на одном из углов, настолько неприметный, что я не сразу его разглядела, привлек мое внимание. Подняв недоумевающий взгляд на бабушку, я заметила, как губы её дрогнули в намеке на улыбку, а в глазах промелькнуло лукавство.
  - Вижу, тебе стало любопытно.
  - Здесь есть какой-то потайной механизм?
  - Есть, твой прадедушка сам придумал и сделал его, вмонтировав в основание ящика.
   Повернув тайник к себе, Ба просунула одну руку под него, вторую положила поверх и немного надавив, раздвинула стенки, отделив их друг от друга. От увиденного я даже привстала, подтянувшись на руках, чтобы сесть, нервно сглотнув ком в горле и вытянув шею, постаралась рассмотреть содержимое. Не то, чтобы я ожидала увидеть там золотые слидки или мешочек с бриллиантами, но абсолютная пустота внутри, как-то не вязалась с торжественным выражением лица сидящей напротив пожилой женщины.
  
   Она не стала ничего объяснять, просто поднявшись и откинув портьеру, бережно взяла в руки старинную икону с ликом Девы Марии, переложив её на одеяло, а затем, потянув за край подушки, достала из подголовья распятье и книгу в потрепанном кожаном переплете, прошитом грубыми нитками насквозь, положив их рядом с иконой.
  - Это еще не все. - тихонько сев на свое место бабуля расстегнула верхнюю пуговицу блузки и достала из ворота неописуемой красоты синий камень неправильной формы заключенный в оправу из темно-желтого золота на толстой цепочке, которую сняла с шеи и вложила в мою ладонь вместе с драгоценной подвеской. - Все это, - обвела она рукой разложенные на одеяле реликвии, - действительно очень ценно. Дело не в фактической стоимости, а в их значении для тебя лично. Я попрошу лишь о том, чтобы сейчас, мы всё убрали в тайник. Скоро должны вернуться твои родители, и думаю, ни к чему им видеть то, чем отныне ты будешь владеть, хотя бы до поры.
  - Но почему? Разве в этом есть что-то плохое? - её вкрадчивый голос настораживал и никак не вязался с тем видом, с которым она преподносила дар.
  - Мила, просто поверь мне, еще не время. Ты сама убедишься в этом. - не сдержав вздоха, она протянула руку к книге и бережно огладив обложку, положила её передо мной.- Здесь все ответы, возможно, что-то будет для тебя непонятным и странным, но не делай поспешных выводов.
  - Библия? - аккуратно перевернув несколько страничек, я в этом только убедилась.
  - Да и не только. - не убирая моих рук, она отогнула край форзаца и вынула сложенный в несколько раз маленький пожелтевший от времени листок. Бумага была грубой и шершавой, с небольшими просветами и неровными краями, в местах сгибов совсем хрупкой, напоминая засохшие листья, но не от этого перехватывало дыхание. На ней не было пустого места. От края до края лист был исписан тушью. Разглядывая буквы, собиравшиеся в слова, слова в предложения всё расплывалось перед глазами от этого странного многострочного письма. И я смотрела, но не видела. - Это написала твоя прабабушка. Пообещай, что прочтешь это, когда оправишься. Прочтешь вдумчиво и без спешки, сохранив в тайне всё, что узнаешь.
  - Обещаю, - прошептала я, не в силах за раз принять того, что сегодня узнала.
  - Вот и хорошо, - улыбнулась Ба, неспеша убирая реликвии в тайник и направляясь к шкафу, чтобы спрятать ящик под ворохом моей одежды. Я не удержалась от вопроса.
  - Так он всегда здесь был?
  - Нет, конечно. Я хранила его у себя, думая, что передам его тебе только перед смертью. К сожалению, прочитав послание матушки, я не поверила в его истинность. И это едва не стоило тебе жизни. В тот день, когда ты заболела, я не находила себе места. Промучившись полночи, только под утро, забылась беспокойным сном. Мне приснилась ты, стоящая босая в белом платье в круге света, глядя на меня полными обиды глазами, а потом начала уходить в темноту. Едва проснувшись, я бросилась к телефону, с тяжелым сердцем и предчувствием беды. Твоя мама, путано рассказала, что случилось и времени на раздумье уже не оставалось. Я собралась, положив ящик в небольшую сумку, поехала сюда.
  
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) А.Вильде "Эрион"(Постапокалипсис) K.Sveshnikov "Oммо. Начало"(Киберпанк) С.Панченко "Ветер"(Постапокалипсис) А.Григорьев "Биомусор 2"(Боевая фантастика) Д.Сугралинов "Дисгардиум 4. Священная война"(Боевое фэнтези) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) В.Василенко "Статус D"(ЛитРПГ) В.Соколов "Мажор 2: Обезбашенный спецназ "(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"