Кессиди Хоуп: другие произведения.

Дерево и камень. 11. Глава 6. Яма

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Новинки на КНИГОМАН!


Peклaмa:


 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Так вот, что такое "яма": каменоломня, холодная могила, расположенная прямо под Обителью милосердных Матерей. Да и милосердных ли?

  Звонкий девичий смех прорезал тишину и болью отозвался в ушах. Итше поморщился и ускорил шаг. Забитая доверху телега казалась предательски легкой. В первый день мен он не продал ничего. Плохой знак. Итше не соглашался снижать цену, и с ним быстро переставали торговаться. До полудня трое пытались забрать его обувь за гроши и ушли ни с чем. После полудня к нему перестали подходить вовсе.
  На пороге его дома сидела Анн, что-то неторопливо зашивая, рядом с ней - сарга, чьего имени он не знал. На коленях, одетых в лохмотья, она держала дорогой платок - несомненно, краденый.
  - Прочь!
  Итше бросил телегу и подошел к крыльцу, намереваясь сбросить с него воришку, но Анн нарочно подвернулась под руку.
  - Что на тебя нашло?! - прошипела она, загораживая Камал.
  - Ты должна работать, а не болтать! - Итше схватил Анн за голову и потянул внутрь дома. Анн обхватила его запястье, чтобы не лишиться волос, и поспешила следом, запинаясь о ступени.
  Законченная работа лежала на своих местах. В растерянности Итше ослабил хватку.
  - Кто дал тебе право так со мной обращаться? - гневно спросила Анн, расправляя волосы пальцами. Ее глаза покраснели, от боли проступили слезы, губы сжались в тонкую ниточку. Она сунула в руки Итше свое шитье - его рабочие штаны, расползшиеся по швам, которые давно пора было починить, - подхватила кувшин и вышла в ночь. - Принесу воды к ужину.
  В свете масляных ламп город преобразился и казался незнакомым. Анн прижимала к себе холодный кувшин и опасалась, что заблудилась. Ее дорога лежала в сторону Обители: несколько ручейков стекали с горных вершин в купальню, но бедняков туда не пускали, им приходилось брать воду из стоков.
  До слуха Анн донесся женский плач. Свернув в соседний проулок, она услышала голоса: мужчина пытался овладеть рабыней и обещал обвинить ее в воровстве, если та закричит. Выглянув из-за угла, Анн увидела лежащий на земле платок, осыпанный звездами.
  Анн почувствовала свою вину в том, что Камал попала в беду: нужно было проводить ее. Кувшин опустился на гальку с легким шуршанием. Анн вытащила кинжал, спрятанный за голенищем сапога. Страж-ваду был слишком занят уговорами и не заметил ее приближения, пока лезвие не коснулось его шеи.
  - Отпусти ее.
  Камал в ужасе подняла глаза и тут же от стыда закрыла лицо руками. Страж недовольно цокнул языком и отступил. Анн двинулась вместе с ним и кивнула Камал. Забыв про платок, та бросилась бежать.
  - И что теперь? - спросил мужчина с легкой досадой, провожая рабыню взглядом. Лишь оказавшись один на один с противником намного сильнее ее, Анн поняла, насколько опрометчиво поступила.
  Она решила попробовать ускользнуть, на бегу столкнула кувшин под ноги преследователя, и это помогло, но ненадолго: на соседней улице ждали остальные стражи.
  - Стой!
  Ваду обернулись на крик и выставили копья. Анн резко затормозила и попала прямиком в руки насильника.
  - Ты не дала мне поиграть с рабыней! Теперь я поиграю с тобой!
  Почувствовав прикосновение под платьем, Анн дернулась, но не смогла вырваться. Помощи ждать было неоткуда: стражи стояли и смотрели, как их друг забавляется с пойманной девушкой, как будто все так и должно быть.
  Думая лишь о чужих руках на своем теле, Анн всадила нож в бедро стража, тот закричал и выпустил ее, но Анн все равно не удалось уйти.
  - Держите крепче! - мужчина опрометчиво выдернул нож и двинулся к Анн.
  - Если сейчас же не поторопишься к имга, то до рассвета не доживешь!
  Кровь насквозь пропитала одежду. Анн знала, куда бьет.
  - Она права. Тебе нужно к имга, - мужчина с седыми висками приказал увести раненого. - Спасла рабыню, значит, - он хмыкнул и с интересом посмотрел на Анн. - Твое лицо мне знакомо. Не ты ли сегодня столкнулась с Красной Матерью в саду?
  Анн промолчала.
  - Можешь не отвечать. Я узнал тебя. Идем. Красная Мать решит, что с тобой делать.
  На поверку Обитель Матерей оказалась безжизненным местом: бесконечные коридоры пустовали, высокие потолки сливались в огромное беззвездное небо. Единственные обитатели собрались в залитой светом зале, спрятавшись от посторонних глаз.
  Страж оставил Анн с другими ваду и остановился в проеме, низко поклонившись. Его появление заставило разговоры утихнуть.
  - Я привел женщину. Она вступилась за рабыню и ранила стража.
  Кратко, без лишних подробностей. Никого не волновало, что произошло с безымянной рабыней.
  - Я не знаю, как с ней поступить, и прошу вашего совета.
  Мужской голос ответил первым:
  - Она сарга?
  - Нет, отец.
  - Знатная?
  Страж задумался и выдержал паузу:
  - Одета небогато.
  - Брось в яму.
  - Но...
  Высокий женский голос вмешался в разговор:
  - Она напала на стража! За этим следует наказание! Люди должны знать свое место.
  - Остуди свой огонь, солнцеликая Летсатси, - Анн узнала хриплый голос Красной Матери. - Народ любит тебя. Наша власть зиждется только на их любви. Я посмотрю на нее, Седакет.
  - Да, матушка, - страж вновь поклонился и, не разгибаясь, вышел обратным шагом. Он пропустил перед собой Хейлсу и указал ей на пленницу. Что-то недоброе вспыхнуло в глазах Матери, когда та узнала Анн.
  - Две встречи в один день? Что хотят сказать нам духи? - Хейлса засмеялась мелко и часто, затем подошла к пленнице и взяла ее под локоть: руки Анн были связаны за спиной. - Идите, это дитя не причинит мне вреда.
  Седакет поклонился и оставил их вдвоем.
  Личные покои Хейлсы были наполнены маслянистой мглой и запахами трав, хорошо знакомых имга. Красная Мать зажгла небольшую лампаду и пригласила гостью за стол. Тусклый свет обрисовал морщины на ее лице, в которых залегли глубокие тени. Вся она выглядела как живое воплощение старости.
  Хейлса предложила Анн фрукты, затем вино. Та поблагодарила и отказалась от всего: неизвестно, к чему эта доброта. Красная Мать не стала настаивать.
  - Седакет сказал, ты защитила рабыню. Это была твоя рабыня?
  - Нет.
  - Страж собирался ее наказать. За что?
  Хейлса допрашивала Анн с искренним любопытством: хоть какое-то разнообразие среди бесконечных вечеров в компании воркующих Летсатси и Асмо.
  - Страж пытался ей овладеть, - Анн вложила как можно больше презрения в последнее слово, надеясь, что Хейлса, как женщина, хотя и старая, поймет и разделит ее негодование. Но этого не случилось.
  - И что? Она рабыня. Вероятнее всего, сарга. Он ваду. Он мог убить ее после и был бы в своем праве.
  Анн зло рассмеялась и стиснула зубы, чтобы удержать слова, вертевшиеся на кончике языка: "А что бы Вы сказали, будь это Ваша сестра, Черная Мать?".
  Хейлса по-своему поняла ее ответ:
  - Значит, дело в этом.
  Она схватила Анн за подбородок и грубо повернула к себе, придвигая лампаду ближе к лицу пленницы. Она приняла слишком много детей в свои руки и знала, как распознать род.
  - В тебе много красной крови. Но есть и черная. Чья она? Отца? Матери? - Анн дернулась и спряталась в тень. - Матери! Но ты слишком юна, чтобы родиться до предательства сарга и слишком белокожа для жизни в горах среди изгоев. Кто ты? Кто твоя мать?
  Мысли закружились в голове Хейлсы как ворох пылинок в луче солнечного света. Из памяти всплывали истлевшие образы: в полумраке волосы Анн казались совсем черными, черты лица потеряли остроту и смотрели глазами призрака прошлого.
  - Кто твоя мать? - повторила Хейлса. Она сгорбилась и нависла над столом, словно хищная птица.
  - Я не знаю.
  Анн сказала правду: ее нашли возле тела мертвой матери, спросить имя было не у кого. Но правда не помогла: Хейлса бросилась на нее, схватила за ворот и хлестала по щекам, повторяя свой вопрос раз за разом. Анн знала, что старухи надолго не хватит, и терпеливо ждала.
  После очередного удара ткань выскользнула из слабых рук и Анн повалилась на пол мимо кресла. Хейлса осталась стоять, глядя на нее сверху-вниз. Она не была уверена, кто знает ее секрет, но не хотела рисковать.
  Схватив нож со стола, она двинулась на Анн, но тут же сама себя остановила:
  - Нет. Имга не должны иметь дел с мертвецами. Второй раз я подобной ошибки не совершу. Седакет!
  Страж появился мгновенно, словно стоял прямо за дверью.
  - В яму ее.
  - Но, матушка...
  Хейлса отвесила ему пощечину. Удар не причинил боли крепкому воину, но обидой отозвался в душе.
  - Да, матушка.
  Коридоры под Обителью уходили далеко под землю. Белоснежные галереи сменились грубо вытесанными в скале проходами с редкими деревянными подпорками: нутро горы было похоже на муравейник.
  Свет факела выхватывал из темноты прибитые к стенам оковы с короткими толстыми цепями. Так вот, что такое "яма": каменоломня, холодная могила, расположенная прямо под Обителью милосердных Матерей. Да и милосердных ли?
  Крики надсмотрщиков зазвучали громче, на пути стали встречаться небольшие телеги, наполненные каменной крошкой с редкими проблесками хьязинтов. "Сколько еще драгоценностей спрятано под Виталищем Зверя? - думала Анн. - Где предел человеческой жадности?"
  Седакет установил факел в металлическое кольцо и усадил Анн на холодную землю. Он продел ее ногу в оковы, но закреплять их не стал. Разрезая веревки на руках, он прошептал:
  - Пусть духи накажут меня за непослушание, но я не вижу проступка в твоей храбрости. До утра ты должна бежать. Иди обратно к Обители, в галереях сверни направо. Коридоры выходят к стокам - так ты выберешься.
  Анн хотела спросить, что все это значит, но не успела: к ним приблизился надсмотрщик.
  Грузный мужчина в перевязанных веревкой штанах шел, переваливаясь с ноги на ногу. По голой груди струился пот, через плечо он перекинул плеть, с которой на спину стекала чужая кровь. Уродливый тройной шрам пересекал левую щеку: зверь или человек едва не лишил его глаза.
  Седакет прикрыл оковы подолом юбки и поднялся ему навстречу:
  - Тилло, вот и ты! Эту девушку прислала Красная Мать. Велела обращаться с ней хорошо: в ней течет красная кровь.
  Интерес, с которым Тилло разглядывал Анн, мгновенно пропал. В яме он был всевластен и брал, что хотел, но не трогал родную кровь. Седакет знал это.
  - Идем, я угощу тебя добрым напитком.
  Страж положил руку на плечо надсмотрщика и повел его прочь из галерей, громко разговаривая по пути, чтобы пленница знала, когда они отойдут достаточно далеко.
  Когда все затихло, Анн проверила оковы - не закрыты. Случайно или нарочно, Седакет оставил ей факел, и Анн взяла его с собой.
  В галереях было светло: белый камень отражал лунный свет, струившийся из расположенных под потолком окон, - так что от факела можно было избавиться. Анн металась по коридорам: все колонны выглядели одинаково, она не знала, куда идти. Любой шорох заставлял ее в спешке искать укрытие, опасаясь, что ее снова схватят. Но стон, донесшийся издалека, не отпугнул ее: возможно, какому-то пленнику нужна помощь имга.
  Галереи выходили в просторное помещение, похожее на старый заброшенный храм, в полу которого был вырезал широкий колодец с водой, набиравшейся из-под земли.
  У дальней стены на цепях висел человек. Его кожа была покрыта ожогами, а раны посыпаны солью. Вблизи Анн увидела светлые волосы и, наклонившись, узнала лицо мужчины, что преследовал ее от самой деревни. Возглас удивления вырвался из ее рта и эхом отразился от стен, многократно усилившись и пробудив пленника к жизни.
  Линен поднял тяжелую голову. Кровь залила ему глаз, так что открыть его не представлялось возможным. На участке пола, который был виден из-под опущенных волос, стояли знакомые ножки.
  - Смерть пришла ко мне в образе той, кого я до смерти напугал? Справедливо.
  Анн отшатнулась.
  - Я не хочу быть твоей смертью.
  - Тогда кто ты?
  - Та, из-за кого тебя поймали и жестоко пытали.
  Линен дернулся на цепях, но не почувствовал в руках былой силы.
  - Не кори себя, маленькая сарга. Я сам накликал эту беду. Ты не сможешь меня освободить. Лучше беги, пока тебя никто не увидел.
  Анн не двинулась с места. Подавив чувство неприязни к человеку, который принес ей столько проблем, она приблизилась и проверила, насколько плотно сидят оковы. От ее прикосновения заныли раны, Линен поморщился, но не сказал ни слова.
  - Я могу тебя освободить. Но это будет неприятно.
  - Я потерплю.
  Когда камень опустился на руку, Линен лишь услышал металлический звон, но ничего не почувствовал. А потом пришла боль.
  Бездыханное тело мешком повалилось на землю. Анн другого и не ожидала: как бы не храбрился незнакомец, а перелом костей выдержать может не каждый. Тем более, его силы итак были на исходе. Она долго раздумывала над тем, стоит ли сбежать или подождать, когда мужчина очнется, и обнаружила себя волокущей тело к воде: имга внутри нее настаивал омыть раны.
  Тело было настолько тяжелым, что казалось, она тащила не одного мужчину, а целых трех. Анн осторожно спустилась в колодец, дно было неглубоким, и затащила мужчину в воду, не без труда повернув его лицом вверх.
  Очнувшись, Линен обнаружил себя на коленях сарга. Девушка держала его в воде, сидя на каменных ступенях. Вода уносила соль, раны затягивались, силы возвращались. Даже сломанные пальцы срастались на глазах.
  - Закрой глаза. - попросила Анн. Дрожащей рукой она зачерпнула воду и смыла кровь с рассеченной брови. Тот, за кем она ухаживала, пугал ее. Но он нуждался в помощи, она не могла его оставить.
  - Спасибо, - негромко сказал Линен.
  Анн промолчала и помогла ему встать. Незнакомец был намного выше и навис над ней огромной тенью. Анн испугалась и поспешила уйти. Все равно ее помощь больше не требовалась.
  - Ты боишься меня?
  Линен не понимал, почему сарга осталась, почему помогла ему после всего, что он натворил. Анн замерла и посмотрела не него снизу-вверх. Сжавшись в комок на краю колодца, она была похожа на загнанного зверька в руках охотника.
  - Я не знаю, зачем ты гнался за мной, твои раны заживают на глазах - конечно, все это пугает меня!
  - Я тоже напуган.
  В золотых глазах незнакомца не было злости. Анн на мгновение задумалась, не поторопилась ли с выводами.
  - Я не могу сказать, почему мои раны заживают сами по себе. Тайное знание не дало мне ответов, а найти живого сарга оказалось сложнее, чем я думал. Мне нужна помощь, поэтому я и гнался за тобой. Извини, что напугал тебя.
  Взгляд Анн смягчился. По крайней мере, Линену так показалось.
  - Мне нечем тебе помочь. Я впервые вижу такого, как ты. - Анн поспешила встать. - Нужно уходить.
  Выход из галерей нашелся довольно быстро. Они оказались в диком лесу за городской стеной. Анн шла, не оборачиваясь, и надеялась, что ее не будут преследовать. Линен остался на кромке леса и смотрел ей вслед.
 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  М.Махов "Бескрайний Мир" (ЛитРПГ) | | Ю.Журавлева "Мама для наследника" (Приключенческое фэнтези) | | Н.Князькова "Про медведей и соседей" (Короткий любовный роман) | | Д.Вознесенская "Игры Стихий. Перекресток миров." (Любовное фэнтези) | | А.Елисеева "Заложница мага" (Любовная фантастика) | | Е.Лабрус "Держи меня, Земля!" (Современный любовный роман) | | В.Крымова "Порочная невеста" (Любовное фэнтези) | | Е.Флат "Замуж на три дня" (Любовное фэнтези) | | Р.Прокофьев "Игра Кота-3" (ЛитРПГ) | | LitaWolf "Неземная любовь" (Любовное фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Арьяр "Академия Тьмы и Теней.Советница Его Темнейшества" С.Бакшеев "На линии огня" Г.Гончарова "Тайяна.Влюбиться в небо" Р.Шторм "Академия магических близнецов" В.Кучеренко "Синергия" Н.Нэльте "Слепая совесть" Т.Сотер "Факультет боевой магии.Сложные отношения"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"