Гликен Екатерина Константиновна: другие произведения.

Курьез с видом на пляж

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Дисклеймер: автор не пытается никого оскорбить. Произведение не пытается никого оскорбить. Все герои вымышлены, и, если есть сходство с реальными, то это - случайность. Здесь написано мнение одного конкретного человека, представившего удивительную ситуацию, которая, конечно, никогда бы в жизни не могла случиться, потому что действительность гораздо лучше того, что о ней пишут. Даже не смотря на то, что я живу в городе, в котором перед древней обителью с уникальными фресками качают бедрами восхитительные полуголые горожанки, это нисколько не совпадает с тем, что описано в рассказе. Рассказ написан с верой в доброе и светлое, в то, что неведомыми нам путями плохое приводит к хорошему.

  В притворе маленького храма было многолюдно. И это несмотря на воскресенье, лето на улице и жару.
  Священник выглянул в окно церкви, то самое, что выходило на городской пляж. Полная песка равнина, в обычный погожий денек засеянная рядами загорелых тел горожан, была, мягко говоря, и до половины не заполнена.
  Да, прямо у храма начинался городской пляж - достояние прошлых лет и тотального безверия. Священник уж и думать забыл о том, чтобы ходить по чиновничьим кабинетам, прося перенести от стен святой обители пристанище голых горожан. Все было бесполезно. Чиновники с удовольствием ходили в церковь, оставляли щедрые пожертвования, но пляж не убирали. Смирись, сказано в писаниях, и отец Андрей смирился.
  Сейчас он стоял, глядя в окошко храма с недоумением и удовольствием: как же так, на пляже народу совсем мало, хотя в такую-то жару да в выходной обычно яблоку негде упасть. Сердце его радовалось. Наконец-то! Наконец-то люди пришли в храм. Радостно было и от того, что даже в самые суровые для церкви дни, отец Андрей верил, что люди придут к богу, бросят мирское... И вот, дождался! Он осторожно оглянулся - кажется, весь пляж переместился к нему, в маленький старенький уютный храмик.
  Нужно было сосредоточиться. Через полчаса - служба. Священник Андрей печально возвел очи долу, уготовляя разумение к предстоящему серьезному делу. Эта служба должна стать лучше обычных, не зря столько людей собрались сегодня здесь, и не припомнишь, когда такое бывало.
  Через некоторое время, он заметил, что никак не может сосредоточиться на благоговейном, а вместо этого правою ногою, обутою в просторную сандалию на носок, сучит об другую, левую ногу, одетую так же, блаженно расчесывая зудящее место.
  "Кусил кто-то", - подумал отец Андрей, с силой возвращая себя к молитве.
  В это время зашелестели юбками в притворе, а вскоре засуетились и около самого настоятеля - хор занимал свои места. Хор в небольшой церкви был под стать, таким же небольшим: три дамы преклонного возраста. Несмотря на то, что был этот хор мал числом и стар годами, пели они великолепно: две женщины тянули высоко, почитай, настоящими ангельскими голосами, а третья слегка басила. Выходило удивительно красиво. Пели тут же, прямо в средней части, в углу, у окна, через которое на пляж победоносно взирал батюшка.
  Отец Андрей, в очередной раз, выгнанный из высших сфер шумом и суетой певчих, решил не удостаивать их приветствием, а кивнул и поспешил в отдельную комнату, надпись на которой гласила "Служебное помещение".
  Однако, увернуться от мирского общения не удалось. Одна из хористок протянула отцу Андрею баночку меда, яблочный Спас всё же, а у её мужа пасека... Пришлось задержаться.
  Общаясь с хором, отец Андрей снова поймал себя за тем же занятием, что и немного раньше. А именно: он блаженно почесывался, забыв о приличиях и посетителях. Более того, теперь обе ноги участвовали в процессе, поочередно чеша одна другую. Стыдно сказать, колено под рясой тоже зазудело. Рукой батюшка потянулся именно туда, но успел вовремя одёрнуть себя.
  Однако, зуд был нестерпимый.
  "Что ж такое?! - с досадой прошипел отец Андрей, закрывая за собой отдельную комнатку "Служебного помещения", и тут же вновь одёрнул себя. - Господи, помилуй мя грешнаго".
  И снова взялся расчесывать зудящие места, получая от этого удовольствие. Казалось, чем больше чешет, тем больше хочется.
  "Что за напасть такая? - думал отец Андрей, скребя ногтями одной руки колено под рясой, а второй скобля укус на лодыжке. - А ведь до службы остаётся не так много времени... Пора бы и настроиться".
  Читать было невозможно, размышлять, смотря в окно не получалось, лечь на кровать тут же в комнате и закрыть глаза - и думать нечего. Ноги зудели так, словно их покусали стаи комаров одновременно. Но если зуд от укуса комара довольно быстро проходил, эти - саднили, не переставая. Отец Андрей, вместо того, чтобы успокоить разум и наполнить душу благостью, совсем разнервничался. Как же пройдёт служба? И чесаться негоже ведь, и отменить нельзя...
  Встав на колено перед иконой и перекрестясь, священник испросил помощи у Божьей Матери, облачился и с нелёгкими думами направился к службе. Прихожане выстроились в два ряда, по правой и левой стороне соответственно. Отец Андрей шёл между ними и мучительно вглядывался в их лица. Много было одухотворённых, любопытных, усталых... Тех, кого мучает зуд - не было. А вот самого отца Андрея невыносимо тянуло почесать уже не только ноги, но, кажется, зуд добрался до рук, было даже ощущение, что кто-то ползает по шее. Мелькнула мысль, что, пока, простершись, лежал на полу священник у себя в комнатке, что-то, раньше обитавшее на ногах, перепрыгнуло выше.
  Отец Андрей прошмыгнул в алтарь и запер за собой двери. Дьяк стоял спиной к нему, водружая свечу на подсвечник. Отец Андрей воспользовался таким положением коллеги и, горячо благодаря бога за эту волшебную возможность, принялся скрести покусанные какой-то тварью ноги и руки.
  Мысленно заручившись подмогой всех святых, которые первые пришлись на язык, отец Андрей начал службу. Прося прощения в уме, он блаженно растирал воспаленные укусы прямо в алтаре, уже даже и не стесняясь дьяка. Терпеть было невозможно.
  Хор подхватил и запел ангельскими голосами, отец Андрей выглянул на них сквозь щели алтаря.
  "Спасибо, родименькие, хоть вы службу спасёте", - перекрестил он с благодарностью певчих.
  Ещё раз горячо поблагодарив всех святых, священник уверенно вышел с кадилом. Прихожане смиренно склонили голову. И снова отец Андрей горячо благодарил всевышнего за этот дар: почесаться так, что никто и не заметит, потому что не смотрит. Тряся кадилом и обходя храм, отче блаженно скрёб себя за шею, не забывая восславить премудрого Господа, так и не даровавшего ему в ведение храм площадью побольше, о чём батюшка недавно, по глупости своей и высокомерию, просил. Что ж, с божьей помощью, уж и полслужбы прошло. Осталось всего ничего...
  Спрятавшись в алтаре, отец Андрей снова посмотрел в щёлочку, внимательно разглядывая лица прихожан, не заметил ли кто, как он чешется? Нет, всё спокойно. И тут взгляд его упал на певчих.
  Те, кажется, слегка пританцовывали в такт распева, подёргивая ногами.
  "Это что ещё за новости?" - удивился отец Андрей.
  И тут же страшная догадка поразила его: "И хор покусали!".
  Хор, действительно, пел сегодня очень оживлённо и, во всех смыслах, подвижно. Женщины притопывали, тёрли рука об руку и даже слегка маршировали. Как догадался священник, зуд перебрался уже, как и у него, в район коленок. Руками такое не почешешь на людях, а вот ногами можно, изображая что-то вроде ходьбы на месте с высоким подъемом стопы...
  Отец Андрей, не переставая чесать воспаленые места, молил теперь бога только об одном: выстоять! Ну, или чтобы прихожане ушли.
  Он снова выглянул в щель. Прихожане стояли с суровыми лицами. Никто не собирался уходить. Но некоторые, как теперь заметил священник, активно переминались с ноги на ногу. Однако, никто не спешил занять лавки в храме, значит не устали. Значит, чешутся.
  Священник взглянул на дьяка. Тот, стоя в центре храма, обычно печальный и серьёзный, теперь без устали поправлял часть иерейского облачения, фелонь, ту самую, которая меньше всего похожа на мягкую ткань и имеет твердую основу, подобно косяку, об который приятно почесать то самое место на спине, до которого не дотягивается рука. Дёргая фелонь из правого края в левый так, чтобы она словно ездила по спине, дьяк испытывал сладкую истому.
  "И этот чешется!" - тут отца Андрея разобрал такой смех, что из глаз его хлынули слёзы.
  Что и говорить, так искренне он не молился давно. Разве что тогда, когда только-только молодым принял храм.
  Жаль только никто из прихожан не оценил его мастерства и рвения, все были заняты собой, точнее каждый зудением своего собственного тела.
  Ввечеру отец Андрей, блаженно скребя себя везде, где мог достать, сочинял очередное письмо к господам чиновникам, стараясь как можно мягче изложить конфузную ситуацию, при которой песчаные блохи, пробравшиеся с городского пляжа в святая святых, смущали умы и оскорбляли чувства верующих ...
  Поначалу в письме отец Андрей просил убрать пляж из-под окон храма, потом задумался, понял, что этого никогда не случится при нынешней власти. В новом варианте письма священник стал требовать дезинифицировать пляж, чтобы в песке не заводилось блох. И это письмо ушло в корзину...
  Отче вздохнул и припал к иконе:
  - Слава тебе, Господи. Неисповедимы твои пути, которыми приводишь нас к вере...
  Письма так и не стал отправлять. Ведь эти самые блохи выгнали людей с пляжа и привели к нему в церковь...
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"