Гликен Екатерина Константиновна: другие произведения.

Семейное дело

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Величие отцов толкает детей на преступления. Не в силах превзойти отца в добре, сын опередит его в дурной славе. Будьте неудачниками для детей, пусть мир отдохнет от ненужных побед... Мы часто мечтаем родиться в семье знаменитых или богатых мам и пап. Однако, ребенок успешных родителей - заложник мнения мира о нем. Под силу ли под таким гнетом остаться человеком?

  Величие отцов толкает детей на преступления. Не в силах превзойти отца в добре, сын опередит его в дурной славе. Будьте неудачниками для детей, пусть мир отдохнет от ненужных побед...
  Его отец был важным человеком. Под стать дедам и прадедам. Не посрамил фамилии, что и сказать. Дело семейное продолжил, сына воспитал.
  Вот его тяжелый подбородок в двойной дубовой раме. Маленькие черные глаза из-под узкой полоски лба будто подсвечены металлическим блеском, глядят с вышины портрета так, словно гвозди в крышку гроба забивают.
  Слева и справа от отцовского по периметру кабинета - на стенах портреты родни по мужской линии. Деды, дядья, кузены... За несколько веков род их, вышедший из скромной лачуги крестьянина на земле средней руки купца, разветвился, окреп и теперь снова обернулся в усыхающий. И все из-за него, из-за Демьяна.
  Лица у всех были разными: встречались на портретах и шатены, и жгучие брюнеты, и статные мужи в париках, и лысые круглые и даже тощие длинноносые. Но всех их объединяло одно - со своих высот, из-под золоченых рам все они смотрели вперед, туда, за горизонт, словно у этих теней мертвецов было будущее! Ха! У них, у умерших давно, у когда-то знатных и известных, да даже не у них самих (ведь от самих-то и праха от некоторых давно не осталось), у их безжизненных, никогда не существовавших и ничего не сделавших подобий, у портретов, в жизни не вобравших в грудь даже толики воздуха и ни разу не имевших живого сердца, даже у них! даже у них было это право - смотреть вперед! В будущее!
  Глупая ирония - у куска картона словно бы есть будущее, а у живого человека - нет.
  Хотя, что мешает написать портрет и с него, с Демьяна, и устремить взгляд портрета в горние дали? Можно ведь, и лет через сто какой-нибудь новый Демьян будет глядеть на торжественную галерею предков и мучаться вопросом: "Отчего в роду все такие героя, а я всех подвел?"
  А? Каково? Хороша идея. Человек - прах, умрет и не вспомнят. Другое дело - портрет. Человек, может, при жизни мышей боялся и вида крови, а после смерти по портрету критик нарисует такой образ героя, что современники застонут привычное: "вот раньше люди-то были!"
  Ничего не стоит, несколько розовых смешных купюр - и вуаля, ты в вечности. Рама дороже будет стоить, чем художник.
  Еще проще и дешевле портрета - ручной писатель. Так напишет, так опубликует, что и через сто лет будут вспоминать, утирая слезу, мол, какого человека потеряли.
  Удивительно, как все можно перевернуть в одночасье. Глупые люди держатся за свои убеждения и принципы, говорят Б, если сказали А, стараются быть логичными в суждениях. А зачем?
  Все просто в этом мире. Всё абсолютно просто. Чем больше свидетелей того, что человек умен, тем неопровержимее доказательства его ума. Чем больше знают о человеке, как о добряке и меценате, тем значит он добрее и есть. Как получить больше свидетелей? Объявить об этом, объявить так, чтобы узнало, как можно больше людей. Допустим, хотя бы сотня.
  Как только первая сотня узнала, что господин N добряк и умница, сто первый не посмеет сказать что-либо другое про него, даже если будет уверен, что тот самый N подлец и пьяница, так как в соседнем доме живет, и каждое утро с пропою деньги клянчит. Нет, после первой сотни сто первый усомнится не в сведениях большинства. Нет! Усомнится он в том, что видит сам, в фактах, что находятся прямо перед ним. Своим глазами не поверит. Такова сила общества.
  Так зачем? К чему все эти принципы и последовательности, глупые понятия вроде того, что "надо отвечать за свои поступки"? Для кого всё это? Для благодарных потомков, для которых не смог скопить деньжат, чтобы обеспечить им образование, потому что был честен и принципиален? Да они же первые и плюнут на седую макушку, дескать, и глупец же вы, батенька.
  Так рассуждал Демьян, стоя посреди кабинета, увешанного портретами славных предков. Стыдно было смотреть им в глаза. Каждый из них был велик и знатен. Каждый с честью нес фамилию через века. Черт возьми, даже двоюродная прабабка, и та смогла отличиться.
  Только Демьян, глупый бедный мальчик, окончивший с отличием лучшую школу и прекрасный университет, обученный верховой езде, игре на флейте, свободно владеющий десятью языками, включая язык жестов и птичий, обладающий безупречным вкусом, только он один из всех его родственников губит на корню семейное дело.
  Никто из них не был так воспитан. Подумать только, многие из прадедов, да что там прадедов, его отец не умел писать! Читал-то с трудом. Никто из них не знали ничего ни о физике, ни о химии. Конечно, когда им было все это узнать?! Вся их жизнь - борьба, вечный бой за счастье человечества, битва с подлыми нечестивыми тварям, обладающими характеристиками вдесятеро превышающими человеческие. Не до чтения тут, не до высоких истин и морализаторств, не до мягких полутонов рафаэля и высоких баховских контрапунктов!
  Зачем? Зачем они столько вложили в него. Все эти предки? Зачем они жили для будущего поколения, копя деньги на дом, на этот роскошный дом, в котором он сейчас живет, на великолепное образование, которое он единственный из всего рода получил?
  Он не оправдал. Не оправдал их доверия, надежд, чаяний! Все, что делалось, делалось впустую! Все старания - в выгребную яму, в пропасть, коту под хвост!
  Он не смог! Не оправдал!
  Но ведь я не виноват! - жалобно выкрикнул Демьян, обращаясь к портретам. - Не виноват! Нет больше вампиров! Нет их! Наука есть, биология, психология, дураки даже есть, а вампиров нет! Что же мне делать?! Что делать?!
  Демьян упал на колени в середине роскошной залы, закрыл лицо руками, циркониевая запонка больно чиркнула по щеке. Алая струйка защекотала по подбородку. Демьян машинально вытер ее тыльной стороной ладони. Поднес руку к лицу, рассматривая красное пятнышко, принюхался, слизнул. Кровь была хороша, питался он отменно, явно пахло железом, недостатка гемоглобина не было, не в пример бедолагам, растущим на курице с макарошками.
  На мгновенье он застыл. Удивительная догадка, неожиданный и очень простой ответ на давно мучавший его вопрос поразил Демьяна, как гром среди ясного неба.
  Все вампиры, на которых охотились его предки, благодаря которым составили себе имя и состояние, из-за которых стали известны и уважаемы, перевелись только благодаря тому, что люди в нынешнем веке перестали есть здоровую пищу! Еда из супермаркетов не несет в себе ничего, не насыщает желудок. Она дарит покой только уму. Глупый умишко считает, что если что-то попало в желудок, так значит человек достанет сил прожить еще день, значит голода нет. Но ведь вампира не обманешь! Он чует, что кровь человеческая стала пуста! В ней нет больше витаминов, нет вкуса. Подумать только, как раньше отличались на вкус крестьянин, выросший на овощах, и барин, вскормленный мясом и пирожными. А сейчас? Сейчас ведь даже сладость крови не настоящая, сплошной рафинад! Раньше страх, и только страх, ужас разумного существа перед смертью, наполнял кровь тем чувственным, едва уловимым оттенком сладости. А сейчас? Кровь настолько сладкая от дешевых конфет, что ее хочется запить чаем!
  Весь род Ван Хельсингов, венцом которого должен был стать Демьян, стал известен благодаря тому, что несколько сотен лет отчаянно не щадя живота своего сражался с вампирами. Предки мыкались по городам и весям, обшаривая далекие деревни в поисках медной монеты за поимку вурдалаков.
  Сначала профессия их была диковата, но вести быстро разлетались по проселочным дорогам, и вскоре прапрапрадед смог открыть небольшую фирму по поимке злыдней.
  Правда, расцвет ремесла не длился слишком долго. Вскоре стали появляться города, при городах университеты и школы, а, как известно, прогресс науки и цивилизации - первый враг для вампира. Они гибнут только от мысли, что какой-то школяр смог доказать теорему Пифагора или, хуже того, узнал про состав ДНК и понял, что человек не может превратиться в мышь. И чем больше таких, тем меньше вампиров. А значит и меньше работы у Ван Хельсингов, и значит меньше их доход.
  Что ж, однажды это должно было случиться. Все редкие виды на планете подвержены вымиранию. Вот и Демьяну достался век без вампиров. Век, в котором закончилась славная история его рода, закончилась на нем, на Демьяне. Осознавать это было невыносимо больно.
  Хотя и радостно было за человечество, что ему больше ничего не угрожает, но все же личная биография требовала от Демьяна найти хоть одного, самого последнего кровопивца и с помпой уничтожить его, радостно объявив миру, что именно он, Демьян, освободил мир от гадкой заразы.
  Но увы! Вампиров не было. Европа кишела атеистами, антиглобалистами, фетишистами и филателистами, но на весь этот чудной народ не попадалось ни одного! ни единого вурдалака! В школах учились, в больницах лечились, на работах работали. И ни одного уголка, куда бы не достала медицина и образования, не дошла бы дорога и цивилизация. Ни одного, где бы чтили гадалок и бабок, спасались бы заговорами и травами...
  Демьян думал о том, чтобы заказать себе такую статью в крупном издательстве о том, как он уже поймал нелюдя, однако, все медиа вокруг требовали доказательств, никто не хотел принимать на веру.
  Что оставалось Демьяну: влачить до конца жизни позорное существование того, кто не оправдал надежд предков, уронил в грязь честь и достоинство своего рода или... Или найти заповедный уголок на этой Земле, куда не добралась цивилизация с ее благами? Или?.. Почему бы и нет? Что такое одна человеческая жизнь, ну две... если на кону стоит вопрос, выживут ли люди? Ведь это сейчас все хорошо и благополучно. Но ведь придут и темные времена, и снова мир наводнят вурдалаки. И что тогда? Кто будет сражаться с ними в будущем, если сейчас на Демьяне умрет, исчезнет профессия славного рода Ван Хельсингов. Кто защитит человечество потом? В грядущем? Разве не стоит пожертвовать для счастья рода людского всего одной, малюсенькой, самой плохой, подлой жизнью? Какого-нибудь пьянчуги или развратницы? Или коррупционера? Разве не благо для этих предателей искупить кровью свое зло, содеянное этому обществу?
  Имеет ли право Демьян малодушничать и стесняться, раз на кону род людской? Всего парочка бесполезных, даже, можно сказать, вредных жизней? А?
  Демьян впервые за долгое время уверенно и прямо оглядел все портреты в галерее, он не боялся больше смотреть им в глаза через тьму веков. Он знал, что делать!
  Осталось подготовить пару ярких строк для утренней хроники происшествий...
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"