Гловацкий Анатолий Борисович: другие произведения.

Щи из топора

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фанфиков на Фикомании
Продавай произведения на
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Одной из причин падения великой Державы явилось разворовывание ее национального бюджета лжеизобретателями


  
   ЩИ ИЗ ТОПОРА
  
  
   (Эта статья опубликована в 10-м номере журнала "Сибирские огни" за 2003 год. В ней раскрывается одна из причин, которая привела к гибели некогда великой Державы. Эта причина заключается в массовом разворовывании ее национального бюджета с помощью подмены истинного техничесеского творчества лжеизобретательством с целью личного обогащения. Причем не только рядовыми изобретателями, а и высокопоставленными чиновниками, использующими для этих целей специально создаваемые нормативные акты. Поскольку моя публикация в журнале и сейчас не потеряла своей актуальности, я счел целесообразным, не меняя в ней ни одного слова, вновь заострить внимание на ней моих соотечественников, тем самым предупреждая их, что ожидает Россию, если воровство и коррупция в самое ближайшее время не будут искоренены).
  
  
  
   "Всем чинам, на службе состоящим, а такоже мануфактур-советникам и протчим важных промысловых заведений персонам помнить надлежит: все прожекты зело исправны быть должны, дабы казну зряшно не раззорять и отечеству ущерба не чинить. А кто прожекты станет абы как ляпать, того чина лишу и кнутом драть велю".
   Петр 1
  
   Оглядываясь назад
   Минуло более двух десятилетий с тех пор, как я, заинтересовавшись вопросами организации технического творчества и ощутив негативные тенденции его развития, опубликовал по этому поводу свои первые статьи в центральных газетах и журналах. В них говорилось об измельчании отечественных изобретений, подмене фактической эффективности их использования эффективностью ожидаемой, о выплате многомиллиардных авторских вознаграждений за так и не состоявшееся внедрение, а также многолетних мытарствах авторов, добивающихся получения заслуженных. Все это было связано с непродуманными, мягко говоря, нормативными актами бывшего Госкомизобретений, и даже издавшего однажды распоряжение принимать к рассмотрению заявки на изобретения от авторов только после обсуждения их в трудовых коллективах...
   Эти, как, впрочем, и все последующие мои публикации, всегда вызывали настоящий переполох в чиновничьих кабинетах Патентного ведомства. Однако, к большому сожалению, этим переполохом все и заканчивалось, и никаких мер по выводу новаторства из кризиса, несмотря на заверения и обещания, не принималось.
   Сейчас называют много причин, почему одна из самых богатых природными талантами страна плетется в хвосте мирового научно-технического прогресса, кроме той, которую я ставлю по своим разрушительным последствиям на первое место. Она заключается в недооценке роли отечественных Кулибиных и Ползуновых в научно-техническом прогрессе, создании им невыносимых условий для творчества и их полнейшей незащищенности от произвола чиновников и экспертов бывшего Всесоюзного научно-исследовательского института государственной патентной экспертизы (ВНИИГПЭ), а также -- различного рода вымогателей и паразитов.
   Убеждался не раз, что в самой природе моих соотечественников прочно сидит дух новаторства, стремление во что бы то ни стало самостоятельно решить самую сложную техническую задачу. В то же время видел, что бывший Госкомизобретений жил как бы только своей жизнью, а государство и новаторы тоже существовали как бы сами по себе. Но это обстоятельство никого, как было видно, в высших эшелонах власти не волновало. Если в таких условиях, -- думалось мне, -- в кресле столь могущественного ведомства окажется неумный руководитель, страна быстро скатится до уровня слаборазвитых. А если, не дай Бог, придет такой, который начнет учитывать в своей деятельности интересы иностранных государств? Если он не по недомыслию, а сознательно станет направлять творческий потенциал наших новаторов в русло, не приносящее пользу обществу, а то и вовсе начнет оттеснять их от этого процесса? В этом случае страну ожидает неминуемая гибель.
   Мне казалось, что осуществить любой подрыв экономики и могущества страны для высшего и никому не подотчетного чиновника не стоило труда. Достаточно было, например, не допустить изобретателей к описанию зарубежных патентов, будто нечаянно "забыв" об их своевременном и масштабном тиражировании, и наши начнут изобретать "велосипеды". Достаточно создать такие нормативные акты, которые не дают возможности защитить государственные интересы при рассмотрении поступающих на экспертизу заявок, и самые ценные идеи отечественных новаторов пойдут поднимать научно-технический прогресс не в нашей стране, а за рубежом. Стоит лишь чуть-чуть ослабить требования к конечному результату технического творчества, как вместо крупных новаторских решений потекут псевдоизобретения. Закрыть глаза на неоправданные сложности продвижения новшеств к реализации -- и внедрение их навсегда сделается проблематичным. Наконец, достаточно было бы допустить выплату вознаграждений за мнимое внедрение новинок, как государственная казна будет вмиг разворована. Подобные мысли я, признаюсь, старался гнать от себя и даже побаивался их, надеясь, что в нашем, сильном своими правоохранительными органами, государстве ничего подобного случиться не может.
   Однако со временем становилось все заметнее, что, несмотря на лидерство по количеству поступающих заявок, мы проигрываем западным странам в эффективности изобретательского труда. Это могло означать лишь то, что мыслящая часть нашего общества, которая была способна создавать новинки, доступа к описанию зарубежных патентов не имела.
   Впрочем, к слову будет сказано, эта информация до сих пор нашим Патентным ведомством регионам не предоставлялась, а продавалась. Причем, продавалась за доллары. И вот результат: необходимой патентной информации сегодня в России нет и в помине. Даже нынешний руководитель Роспатента А.Д. Корчагин однажды вынужден был признать, что "По выпуску официальной патентной информации Россия занимает одно из последних мест в мире. В Европе он составляет три месяца, а у нас -- два года. Да такого даже в Африке нет!" ("Интеллектуальная собственность", далее "ИС", N 1, 1998 г.). Вот так: доработались до того, что теперь будем перенимать опыт по организации технического творчества не где-нибудь, а в Африке!
   Я видел, что и те технические решения, которые признавались изобретениями, далеко не всегда оказывались значимыми настолько, чтобы серьезно влиять на научно-технический прогресс. Понимал, что наряду с трудностями доступа к патентной информации формированию "мелочевки" способствуют и сами нормативные акты, позволяющие максимально сузить "заявочное" поле отечественных технических решений. И хотя такие, искусственно "обрезанные", изобретения ровным счетом ничего не давали народному хозяйству, работать с ними экспертизе было гораздо проще. Но именно это обстоятельство как раз и привело к тому, что серьезное и полезное творчество наших новаторов уступило дорогу творчеству мнимому, надуманному и пользы обществу не приносящему.
   Существовали мощные барьеры и на путях реализации изобретений. Здесь беспрепятственно "хозяйничал" бывший Госстандарт СССР. Полагаю, что в этом ведомстве меньше всего знали, как следует внедрять новшества. Зато там умели своими ГОСТами создать такие помехи, что даже разобраться в их бесчисленных наставлениях, указаниях и циркулярах было непростой задачей.
  
   Так в соответствии с требованиями ГОСТа 15.001-73, все должно было обязательно начинаться с составления технического задания на опытно-конструкторскую работу (ТЗ ОКР). При этом необходимо было пройти сложнейший путь утверждений и согласований этого документа с заказчиком, разработчиком, изготовителем, ведущим ведомством, организациями Госнадзора и многими другими, в недрах которых бесконечно рождались все новые и новые требования и уточнения к этой процедуре. А сколько необходимо было составить документов, какие расстояния "протопать" по большим коридорам и посетить громадные, словно футбольные поля, кабинеты чиновников при подготовке и проведении испытаний новинки! Не меньше требовалось преодолеть преград и при испытании и утверждении серийного образца продукции (ГОСТ 15.001-73).
   Но даже после завершения всех этих процедур, если этому сопутствовали самые благоприятные обстоятельства, пробившуюся к жизни новинку все равно должны были сопровождать горы всевозможных бумаг, которые необходимо было заполнять, согласовывать и отсылать "наверх" для отчетности и хранения. Только вокруг технологических процессов и операций необходимо было разработать, оформить, согласовать и утвердить более десятка многостраничных документов. Тут была карта маршрутная и карта операционная. Карта типовой операции и карта технико-нормативная... Одних только всевозможных ведомостей насчитывалось более полутора десятков!
   Не знаю, какими соображениями руководствовались чиновники Госстандарта: то ли намерением поднять свою значимость, то ли решив полностью исключить реализацию новинок в нашей стране, когда выпускали в свет ГОСТ 14.301-83, в котором окончательно закреплялась многостадийность этапов реализации любого технологического процесса. Официально в цитируемом документе их было десять. Однако бесконечные дополнения к нему эту цифру непрерывно увеличивали. Создавалось впечатление, что кто-то хотел всем новаторам и ученым сказать: "Попробуй теперь, внедри!"
   Ну, а если, скажем, новинка все же оказывалась реализованной на каком-либо предприятии, может быть, хотя бы после этого ее последующее внедрение уже не было таким трудным? Отнюдь. Здесь на ее пути прочно вставал ГОСТ 15.302-81, параграфы которого предусматривали порядок постановки на производство новой продукции, ранее освоенной на других предприятиях. "Надо, -- указывалось в этом документе, -- запросить разрешение на эти действия у предприятия, которое являлось держателем подлинников технической документации", а последнее должно было дать по этому поводу соответствующее заключение, как будто было недостаточно просто информировать держателя документации о своих намерениях.
   Так и ходили "предложения", "обоснования" и "заключения" по замкнутому кругу от одной организации к другой, из которого непросто было выбраться даже бывалым и пробивным "ходокам".
   Представим себе, однако, гипотетический случай, что по счастливой случайности все эти кошмары для лиц, осуществляющих реализацию результатов НИР или изобретения, оказывались, наконец, позади. В этом случае для занятия новинкой места в старом технологическом процессе ее ожидали не меньшие испытания. На ее пути зажигали "красный свет светофора" параграфы уже другого ГОСТа под номером 15801-80. Они предписывали, что основанием для снятия устаревшей технологии, продукции или агрегата должно быть не простое обоснование предприятия, а заключение (причем, неоднократное) специально созданной научно-технической комиссии. Необходимо было и соответствующее решение аттестационной комиссии об отнесении продукции, выпускаемой по старой технологии или на прежнем агрегате ко второй категории качества, а также задание по снятию ее с производства. И, наконец, -- согласие заказчика на отказ от дальнейших поставок продукции.
   Но и это было не все. Требовалось обеспечить полную сохранность технологического оборудования для бесперебойного выпуска старой продукции в соответствии с хозяйственными связями предприятия. Поскольку сохранить выпуск прежней продукции и организовать производство новой на имеющихся производственных площадях оказывалось, как правило, невозможно, судьба новинки оказывалась предрешенной.
   Уместно добавить, что и здесь решение о снятии устаревшей продукции должно было обрасти настолько громадным ворохом бумаг -- всевозможных обоснований, согласований, заключений и расчетов, что это отбивало охоту к внедрению новинок даже у самих авторов. Все эти документы, порядок их составления, согласования и утверждения закреплялись соответствующими ГОСТами, чем возводились в ранг обязательных государственных процедур, а их несоблюдение преследовалось по Закону. Однако без их соблюдения новинка считалась незаконно рожденной, а потому любые чрезвычайные события, связанные с ее эксплуатацией, попадали под соответствующие статьи Уголовного кодекса. По этой причине отыскать желающих, добровольно согласившихся на внедрение новой, даже во многом более эффективной технологии или ее агрегатного оформления, как правило, было невозможно.
  
   Вот и приходилось работникам соответствующих отраслевых отделов ЦК КПСС принимать на себя внедренческие функции с тем, чтобы ломать преграды на пути всего нового и передового. Ибо более могущественного органа, способного проводить не только воспитательную и разъяснительную работу среди руководителей министерств и ведомств, предприятий и организаций, а и использовать богатый набор репрессивных мер, помогающих полнее понимать роль научно-технического прогресса в жизни страны, -- у нас не было.
   Строки из публикаций
   "Итак, долгий и трудный процесс внедрения благополучно завершен. Изобретение используется. Автор получил вознаграждение. Предприятие -- соответствующую годовую экономию. Пусть, для наглядности, это будет миллион рублей в год, который, как и положено найдет свое отражение в статистической отчетности по форме 4-НТ.
   Но, как ни странно, этот значительный хозяйственный факт -- получение предприятием дополнительных средств в размере одного миллиона рублей -- не будет зарегистрирован в документах хозяйственного учета, в отличие от всех других поступлений. Сумма эта не будет внесена ни в один из счетов бухгалтерии и потому никак не повлияет на результаты хозяйственной деятельности.
   Тонна тряпок (обтирочного материала) ценой копейка за килограмм, полученная предприятием, подлежит немедленной записи на соответствующий материальный счет в сумме 10 рублей. А изобретательский миллион никто никуда не запишет. Понятно также, что конец использования изобретения (из-за поломки устройства, организационных неувязок или по другим причинам) никак не отразится на показателях экономической эффективности предприятия. "Это вы куда столько тряпок подевали?",-- возмутится бухгалтер, заглянув в соответствующие документы. А о потере изобретательского миллиона бухгалтерия никогда не вспомнит" (Г. Черников. "ИР", N 4, 1983 г.).
  
   Этой публикацией Г. Черников убедительно показал, что фигурирующие в статистической отчетности громадные цифры ежегодно внедряемых изобретений, были самой обыкновенной "липой".
   Я часто думаю: каким образом Госкомизобретений удавалось делать вид, что дальнейшая судьба отечественных новинок после выдачи на них охранных грамот его не волнует? Ведь в функции Комитета, первоначально закрепленные Постановлением Совета Министров СССР (N 852 от 19.10.1976 г.), была записана не только необходимость осуществления общего руководства развитием изобретательства и рационализации, а и ответственность за использование их результатов? По-моему мнению, одно только это должно было бы означать, что руководители Госкомизобретений должны были бы "лечь костьми", чтобы не только добиться отмены надуманных и вредоносных нормативных документов Госстандарта, а и вообще не допустить выхода их в свет. Но -- нет. Похоже, что все это их не интересовало. И никто из них не только никуда в знак протеста "ложиться" не собирался, а, наоборот, многие принимались строчить новые акты, чтобы еще успешнее мешать внедрению разработок новаторов. А потому изобретения старели, чахли и тихо умирали, так и не сойдя со страниц авторских свидетельств, пылившихся в шкафах и письменных столах их владельцев.
   В этом-то и заключался величайший парадокс того времени: победные реляции, выходящие из стен комитетских и воировских кабинетов, звучали все громче и оглушительнее, а Государственный реестр отечественных изобретений постепенно заполнялся такими "новинками", которые не требовали ни усилий экспертизы при их рассмотрении, ни особых трудов при их внедрении, например, установка дополнительных гаек, перегородок, болтов, шурупов, а то и просто просверливание отверстий.
   Но и это было еще не все. Постепенно ущербные мысли псевдоноваторов все теснее и теснее переплетались с их откровенным мошенничеством. Обращусь к примерам.
   Кто не наблюдал, как усердный садовод, выращивая виноград, подвязывает все выше его ветви по мере роста основного ствола? Но вот был изобретен "новый" способ ухода за этим растением. Он предусматривал те же самые операции, которые много веков делались на земле. Оказывается, как утверждали авторы изобретения, надо "...проволоку с закрепленными на ней горизонтальными стеблями по мере роста основного ствола переставлять на более высокий от земли уровень"...
   А однажды я, помню, прочитал в Бюллетене формулу изобретения на "Способ стимулирования роста растений". Он отличался от всех дотоле известных тем, что на растение предлагалось воздействовать со всех сторон воздушными потоками. Так, по сути дела, в конце XX века был заново изобретен ветер...
   Таков был итог всех бездумных нововведений, претворенных в жизнь нашим Патентным ведомством. И читать подобные псевдоизобретения, заполнившие почти все страницы Бюллетеней, было, признаюсь, стыдно. Так мы и вошли в "рынок", не создав эффективной организации института технического творчества в стране и не направив деятельность отечественных новаторов в полезное обществу русло.
  
   С грузом прошлых ошибок
   Процесс капитализации экономики России не мог не коснуться и технического творчества. Объекты интеллектуальной собственности мгновенно превратились в товар, и их стали защищать патентами. Теперь чтобы взять и поддерживать патент в силе, необходимо платить громадные пошлины. Эти нововведения больно ударили по кошелькам и карманам новаторов, подавляющее большинство которых оказались к этому времени полностью неплатежеспособными. Однако вместо ослабления на них финансового давления наше "новое" Патентное ведомство, проявляя завидную последовательность, продолжало и дальше строить свое материальное благополучие за их счет. С новаторов, например, стали брать деньги не только в виде патентных пошлин, а и за многие другие услуги, бесплатное выполнение которых ранее считалось производственной деятельностью персонала и было закреплено должностными инструкциями.
   Для подтверждения сказанного процитирую некоторые строки из документа под названием "Временные тарифы на патентно-информационные и другие виды услуг ВНИИГПЭ", утвержденного приказом директора этой организации 27.11.96 г. (N 246):
   -- за подготовку и заверение (так в документе) копии решения или другого документа из дела заявки, а также документа, связанного с экспертизой заявки, например, официальной справки о статусе заявки, -- 10 долл. США;
   -- за предоставление консультаций в письменном виде по разъяснению конкретных положений Патентного Закона Российской Федерации -- 100 долл. США;
   -- за проведение экспертного совещания в пределах одного часа -- 150 долл. США;
   -- за пользование телефоном не более трех минут в справочно-поисковом фонде -- 800 рублей...
   И эти поборы иначе как ограблением изобретателей не назовешь. По этому поводу очень хорошо высказался изобретатель С. Геллер в журнале "ИР" (N 3, 1996 г.): "Порядки в Роспатенте прямо как в вытрезвителях, перешедших на хозрасчет. По-видимому, эти ведомства успешно обмениваются опытом".
   В изобретательской среде до сих пор ходят настойчивые разговоры, что с новаторов вот-вот начнут "драть" и за другие побочные услуги, без которых общение с экспертизой окажется невозможным. Например, только за сам факт посещения НИИГПЭ, сдачу в гардероб верхней одежды, оформление пропуска, а то и использование мебели, например стула, по его прямому назначению...
   Надо ли удивляться тому, что истинные новаторы и наши наиболее талантливые "самоделкины2, которые не смогли участвовать полноценной монетой в переделе промышленной собственности, получившем название "приватизация", от изобретательства отошли?
   Природа, как известно, не терпит пустоты. Поэтому на смену новаторам старой закалки пришли серенькие, бездарные, неспособные генерировать сколько-нибудь значимые идеи, ловкачи, могущие платить за право быть отнесенными к творческой части нашего общества. Для них техническое творчество -- это лишь одна из возможностей скорого и легкого обогащения.
   Другие участники этого процесса в срочном порядке принялись защищать от конкурентов свой товар. И тогда многие страницы толстенного Бюллетеня с описаниями отечественных изобретений в одном из важнейших классов "Удовлетворение жизненных потребностей человека" оказались заполненными такими "техническими" решениями, как "Способ производства водки "Ферейн", "Водка Федор", "Композиция ингредиентов для бальзама "Горная сказка", "Напиток винный "Иван-да-Марья", "Водка "Серебряная свадьба", "Винный напиток "Арабелла", "Композиция ингредиентов для ликера "Дагестаночка" и т.д. и т.п.
   Я понимаю, что так и должно быть: мы народ пьющий, и если многие наши жизненные потребности общество удовлетворить не может, они должны компенсироваться алкогольной продукцией. Довольными оказываются все: потребители, производители да и само государство. К тому же последнему легче держать нас в повиновении, закрывая глаза на производство недоброкачественной продукции одной частью населения, одурманивая и спаивая другую. И наше Патентное ведомство, как это вытекает из обилия изобретений по этой тематике, усиленно всем нам в этом помогает.
   Третьи, ощутив наплевательское отношение экспертизы к анализу заявок на изобретения и отыскав лазейки в нормативных актах для материализации результатов своего "творчества", принялись формулировать то, что отнюдь не способствует техническому прогрессу. И тогда появились такие "новинки", знакомясь с которыми хочется одновременно и смеяться и плакать.
   Вот, например, "Обеденный стол". Не подумайте, что это разновидность скатерти-самобранки. Просто от всех известных он отличается тем, что в него встроены подъемные столики по количеству посадочных мест с возможностью регулирования их по высоте. Теперь, полагаю, дело осталось за малым: надеяться, что на новом столе когда-нибудь в изобилии появится то, до чего низкорослые люди смогут так легко дотянуться не только на великосветских банкетах и государственных приемах, а и в простой домашней обстановке. Интересно было бы узнать, удалось ли получить авторское вознаграждение за это изобретение, и если -- да, то от кого и какое?
   Листая сегодня Бюллетень отечественных новинок, я вновь не перестаю удивляться и откровенной белиберде, возведенной в ранг изобретений. Вот, например, "Лопата", которая содержит все те же черенок и лезвие. И установка в месте их соединения электрической обмотки, по моему глубокому убеждению, вряд ли будет способствовать дальнейшему научно-техническому прогрессу.
   Или взять изобретение под названием "Способ восстановления поваленного дерева". Чтобы поднять упавшее дерево, надо, оказывается, как полагают авторы, удалить между его корнями землю, поставить дерево в вертикальное положение, а ямку непременно засыпать. Прямо-таки дух захватывает от столь неожиданного решения!
   Или вот "Монета", снабженная специальным выступом для облегчения подъема ее с поверхности. Изобретение нового денежного знака, конечно же, как нельзя кстати вписывается в рубрику "Удовлетворение жизненных потребностей человека", ибо желание иметь побольше хотя бы мелкой наличности имеется у каждого из нас. Правда, надо признать, что они не так уж часто валяются на земле. Разве что наши олигархи, отдыхая от трудов праведных, начнут в качестве забавы швырять их в народ, как делали это в свое время цари и разгулявшиеся толстосумы. А мы, тесня и отталкивая друг друга, будем теперь легко и быстро подбирать их в грязи и дорожной пыли.
   Конечно, авторы цитируемых изобретений могут обвинить меня в том, что я не понимаю, насколько важны их новые технические идеи, а иные даже обидятся. Однако не могу удержаться, чтобы не привести формулу патента под названием "Набор для общевойскового суточного рациона питания". Да простит меня читатель за то, что, несмотря на громоздкость, привожу ее полностью: "Набор, содержащий мясные и мясорастительные консервы, чай и сахар, отличающийся тем, что он дополнительно содержит хлебцы армейские, консервы рыбные, концентраты пищевые брикетированные, повидло фруктовое, фрукты сушеные, поливитамины, разогреватель портативный, салфетки бумажные и вскрыватель банок и упаковок, а в качестве чая -- чай растворимый с сахаром, при этом рацион размещен в групповой упаковке, разделенной на 3 секции по приемам пищи, а предметы взяты в следующем количестве: хлебцы армейские 7 упаковок по 50 г., консервы мясные в виде говядины натуральной или свинины закусочной, или свинины тушеной по-московски 1 банка 250 г и в виде фарша любительского, или паштета печеночного, или фарша сосисочного 1 банка 100 г., консервы мясорастительные в виде каши дорожной рисовой с говядиной, или каши славянской, или гороха по-домашнему, или картофеля с мясом, или рагу овощного с мясом 1 банка 250 г., консервы рыбные 1 банка 100 г., концентраты пищевые брикетированные 1 брикет 60 г., чай растворимый с сахаром 3 пакетика по 16г., сахар 2 пакетика по 15 г., повидло фруктовое 1 пакет 45 г., фрукты сушеные в виде яблок, или груши, или изюма 1 пакет 20 г., разогреватель портативный 1 комплект, салфетки бумажные 3 штуки, поливитамины 1 пакет, вскрыватель банок и упаковок 1 штука".
   Хотя авторами этого изобретения и являются ученые из достаточно известного НИИ концентратной промышленности и специальной пищевой технологии, большей нелепицы вряд ли еще кому-либо удастся придумать. Зато эта, поддержанная экспертизой глупость открыла дорогу столь милому сердцу чиновников Патентного ведомства, безудержному потоку все новых и новых изобретений на такую изысканную тему. Ведь теперь достаточно внести даже небольшие изменения в рацион питания, чтобы они, согласно действующим нормативным актам, были признаны новыми изобретениями. Почему, например, "свинину по-московски" не заменить "свининой по-ярославски", а "кашу рисовую" -- на "кашу гречневую"? Почему вместо одного пакета с повидлом не положить два, но -- с джемом? Почему, наконец, к "бумажным салфеткам" не добавить еще и "бумаги туалетной", без которой нашему, хотя и смышленому, солдату в походных условиях будет не очень комфортно?
   Однако окончательно сразила меня заявка на "Способ образования грозовых дождей духовной энергией". Не могу опять же удержаться, чтобы не привести эту, воистину бредовую, формулу, изложенную почему-то с полным пренебрежением к правилам орфографии и пунктуации:
   "Изобретение относится к биофизике, биохимии. Цель изобретения -- освещение новым научным словом тайны исламских молебнов -- намазов о дожде -- как способа образования летних грозовых дождей духовной энергией, предложить способ для борьбы с засухами. Сущностью изобретения является открытие условий цепной реакции образования грозовых дождей, которое включает: насыщение воздуха духовной энергией космобиоэнергией, насыщение воздуха положительно отрицательно заряженными, а также насыщенными биоэнергией людей молекулами воды. Совокупление этих молекул с духовной энергией рождает цепную реакцию образования воды -- дождь из атмосферного водорода и кислорода, а также образование озона. Цепная реакция происходит только при достаточной концентрации кислорода в воздухе. Проследить ход цепной реакции можно по ходу приближения дождевых облаков с красиво очерченными круглыми краями. Облака увеличиваются подобно грибу: космобиоэнергия их рождает и растит".
   Вот такая чушь о небесных процессах "совокупления" с намерением получить на них патент приведена на одной из страниц нашего серьезнейшего Бюллетеня "Изобретения". Не хочется думать, что в Роспатенте все сошли с ума, скорее известное изречение "деньги не пахнут" затмило всем его обитателям разум, честь и совесть. Иначе как еще объяснить тот факт, что недавно наше Патентное ведомство, не опасаясь международного скандала, выдало китайскому гражданину Мо Джихонду, несомненно, далекому от понимания основополагающих законов природы и физики, патент на... вечный магнитный двигатель, "содрав" с него немалую сумму в виде пошлин...
   Впрочем, можно ли всему этому удивляться, если даже центральное телевидение взялось рекламировать возможные пути обогащения населения за счет приобретения патентов не только на любую чушь, но даже и на непристойность? И как тут не вспомнить изумление многих миллионов наших сограждан, посмотревших недавно передачу по программе ОРТ "Время" о новом методе обслуживания клиентов в парикмахерском салоне... голыми парикмахершами. В этой передаче все мы услышали о том, что владелец заведения намеревается получить патент на изобретение с формулой: "Бытовое обслуживание населения без традиционной одежды". И хотя лично я после всего увиденного и услышанного удивляться чему-либо далее окончательно перестал, так и хочется спросить работников телевидения, знают ли они о том, что даже в США, например, можно понести уголовное наказание за подобное "обслуживание" по статье "бесстыдство"?
   Так институт новаторства в России, не избавившись от ошибок и промахов прошлого, увы, был оккупирован бездарностями и стал во все большей степени обслуживать их интересы, перестав работать на благо общества в целом. Сегодня это признают как отечественные, так и зарубежные патентоведы.
   Но зачем создаются подобные изобретения? Ведь за их экспертизу, регистрацию и выдачу охранной грамоты авторами заплачены немалые деньги? Ответ простой: расчет идет на то, что в конечном итоге обязательно найдется тот, кто согласится выплатить за их мнимое внедрение авторское вознаграждение, оставив себе его часть за риск и хлопоты.
   Такая процедура вполне возможна и с процитированными изобретениями. Например, обеденный стол могла бы приобрести на деньги налогоплательщиков кремлевская администрация, лопату -- Пенсионный фонд РФ, набор для общевойскового питания -- любое Управление пищевой промышленности, способ восстановления упавшего дерева помог бы поставить на научную основу деятельность любого ЖЭУ или ДЭЗа. Ну а способ образования грозовых дождей с помощью совокупления облаков -- могла бы приобрести на пожертвования своих адептов любая религиозная структура. Важно лишь, чтобы среди покупателей новшеств находились свои люди, а еще лучше какие ни на есть родственники авторов, хотя, по правде сказать, после татаро-монгольского нашествия все мы таковыми друг другу и являемся. И вполне логично предположить, что все именно так уже и произошло, ведь сведения о внедренных новшествах и размерах выплачиваемых вознаграждений больше, увы, не публикуются.
  
   Двигаем научно-технический прогресс за рубежом?
   Еще одна категория, несомненно, прагматичных новаторов старой закалки, не согласившись платить грабительские патентные пошлины и удовлетворять постоянно растущие материальные потребности Патентного ведомства, принялась патентовать в России свои идеи из-за рубежа, находя там для этого богатых спонсоров, которые становятся соавторами их идей. Так и "поплыли" через моря и океаны тысячи отечественных изобретений, патенты на которые получают в России владельцы толстых кошельков, которым отечественные новаторы переуступают свои технические решения. Это означает, что с юридической точки зрения, данные изобретения больше нам не принадлежат, а производимая на их основе продукция не может не только продаваться на мировом рынке новаций, но и производиться и использоваться внутри страны. Обо всем этом недавно поведал своим читателям журнал "ИС". Оказалось, например, что сотни российских изобретений, применяемых даже на самых современных образцах военной техники, уже давно запатентованы у нас инофирмами. Причем самый сильный удар нанесен по российской авиапромышленности. Например, французская компания "Эрокоптер Франс" получила в России восемь патентов в области вертолетостроения, а корпорация "Томпсон" запатентовала способ обработки ответных сигналов вторичной радиолокационной системы самолетов.
   От имени голландской фирмы "Йелстаун Корпорэйшн" российские изобретатели сумели получить восемь патентов в области создания двигателей. Запатентованными оказались, например, соосный, воздушный винт, установленный на российском ударном вертолете Ка-50 "Черная Акула", и способ управления им. Это означает, что отныне французы и голландцы смогут не только на корню пресекать любые попытки России продать Ка-50, но и запретить его дальнейшее производство и даже использование без согласия новых зарубежных патентообладателей.
   Шведская фирма "Асеа Браун боверн АГ" запатентовала способ изготовления турбинных лопаток авиадвигателей, что не может не ударить по российским фирмам -- разработчикам и производителям двигателей для истребителей Сухого -- "Люлька-Сатурн" и "Салют".
   Не остались, как всегда, в стороне и американцы. Их фирме "Локхид Корпорэйшн" отныне принадлежат права на силовую установку для самолета вертикального взлета и посадки, а корпорации "Юнайтед технолоджис" -- шесть российских патентов в области создания беспилотных летательных аппаратов -- одного из самых перспективных направлений развития авиатехники!
   Не следует сомневаться в том, что за спинами новых зарубежных патентообладателей передовых отечественных технологий могут стоять определенные службы, кровно заинтересованные в уничтожении нашего научно-технического потенциала. Не исключаю, что богатые страны могут даже оплачивать процесс патентования в нашей стране наших же разработок. Все это может означать только одно: Россию будут терпеть в мировом сообществе лишь до тех пор, пока она не насмелится гордо поднимать свою голову и вставать с колен, на которые ее поставили наши горе-руководители. В противном случае ей просто запретят производить свою, исконно российскую, продукцию по технологиям, ставшим отныне собственностью зарубежных юридических и физических лиц. О том, что такое возможно, говорят многие специалисты. Более того, по их оценкам, масштабы "патентной агрессии" против России уже сегодня достигают таких огромных размеров, что ситуация близка к катастрофе. Вот, что говорят по этому поводу патентоведы и сами изобретатели:
   Строки из публикаций
   "Уже сегодня ясно: третье тысячелетие будет за интеллектуальной собственностью, которой владеет Россия. С ее помощью она может поднять свою экономику и повлиять на глобальную ситуацию в мире. Это вполне реально оценивают на Западе. А пока мы забываем, что кроме лесов, недр, нефтяной трубы и энергетики держим в запасе достояние в виде непревзойденных мозгов. Поэтому, наверное, и говорят: умом Россию не понять. Она -- родина высшего ума.
   У нас, как ни странно, мы делим старые стены предприятий, погрязая в криминальных разборках, но при этом забываем, что только те бриллианты действительной ценности, которые накопали наши ученые и изобретатели. И эту стезю не лелеем, не вкладываем в нее денег, не обеспечиваем для этого протекцию государства. Вот почему на самом высокоприбыльном деле у нас пока лишь греют руки свои и иностранные жулики от науки. Среди недобросовестных скупщиков интеллектуального багажа брошен клич: патентоведы, обогащайтесь! А, по сути, посланцы из-за кордона столбят рынок будущих высоких технологий. Как говорится, на ходу подметки рвут" (А. Копков. "ИС", 2000 г.).
   "Сегодня происходит активный захват внутреннего российского рынка, не защищенного национальными патентами. Он открыт для непосредственной поставки продукции зарубежных производителей. Так и для активизации всеми развитыми странами патентно-лицензионной деятельности с целью его монополизации. Импортная продукция, наполнившая внутренний рынок, останавливает отечественную промышленность. В дальнейшем Россия будет вынуждена приобретать лицензии за рубежом или производить морально устаревшую продукцию и поддерживать ее конкурентоспособность занижением цены, что приведет к резкому снижению эффективности отечественной промышленности" (Руководитель Департамента промышленной и инновационной политики Минэкономики О. Юнь. "ИР", 2001 г.).
   "Множество лучших высокотехнических новшеств безвозвратно уходят за рубеж. В настоящее время в стране не функционирует какая-либо система контроля и учета передачи российских технологий в другие страны. Большое количество иностранных патентов, выданных за последние годы российским заявителям на важные научно-технические разработки, получены без подачи заявок в российское ведомство. Подобная ситуация может нанести серьезный ущерб национальным интересам России в сфере экономики, технологической и национальной безопасности" (Помощник директора Федерального института промышленной собственности Н. Орлова. "ИР", 2001 г.).
   "Американские эксперты указывают, что вместе с (проданными в Малайзию российскими) самолетами бесплатно ушли 14 новейших технологий, на разработку которых фирме "Боинг" потребовалось бы 5 лет и 600 млн. долл." (В. Гращенко. "ИР", 2002 г.).
   Вот и поразмышляй, читатель, о том, насколько обосновано, все чаще и чаще звучащее в изобретательской среде, мнение о том, что нынешние руководители Роспатента взялись не за свое дело, ничего не понимая ни в техническом творчестве, ни в особенностях функционирования хозяйственного механизма страны?
  
   "Спасибо" Степанычу
   Коммерциализацию технического творчества стимулировало постановление Совета Министров Российской Федерации N 648 "О порядке использования изобретений и промышленных образцов, охраняемых действующими на территории Российской Федерации авторскими свидетельствами на изобретения и свидетельствами на промышленный образец, и выплаты их авторам вознаграждения". Этот документ, подписанный В. С. Черномырдиным в сентябре 1993 г., отменил существовавший десятилетиями порядок расчета авторского вознаграждения. В постановлении, в частности, говорится, что "вознаграждение выплачивается каждым юридическим или физическим лицом, использующим такое изобретение или промышленный образец, и определяется по соглашению сторон без ограничения его размера". Это указание "Степаныча" по сути, открыло каналы для получения неограниченного размерами пожизненного "гонорара" каждому, кто сумел получить патент даже на самое пустяшное техническое решение, и найти лазейки в нормативных актах для его материализации.
   В этом же году В.С. Черномырдин подписал еще одно весьма запутанное и допускающее по этой причине возможность вольного толкования постановление N 822 "О порядке применения на территории Российской Федерации некоторых положений законодательства бывшего СССР об изобретениях и промышленных образцах". В нем говорится: "Вознаграждение за использование изобретения исчисляется исходя из прибыли (доли прибыли), получаемой патентообладателем от использования изобретения, а при ее отсутствии -- из себестоимости (доли себестоимости), приходящейся на данное изобретение. При невозможности выделения затрат и результатов, связанных непосредственно с созданием и использованием изобретения, доля прибыли или себестоимости определяется экспертным путем". И далее: "Предприятия самостоятельно определяют размер средств, направляемых на выплату вознаграждений лицам, содействующим созданию и использованию изобретений и промышленных образцов".
   Никто до сих пор не знает, как можно начислить вознаграждение, "исходя из себестоимости при отсутствии прибыли", и тем более "определить долю себестоимости опытным путем". Возможно, авторы документа имели в виду, что вознаграждение следует исчислять, исходя из того, насколько снизилась себестоимость продукции, однако слово "снижение" в постановлении почему-то отсутствует. Поэтому все юридические и физические лица, выплачивающие авторские вознаграждения, посчитали (и до сих пор считают), что сей документ дает им право не только самим формировать специальный фонд для выплаты авторских вознаграждений, а также премий за содействие изобретательству, а и относить все эти расходы на себестоимость продукции. Так и поступают, искусственно завышая стоимость товаров и услуг. В итоге, чем больше становится желающих приобщиться к изобретательству и чем больше выплачивается авторских вознаграждений и премий за содействие новаторству, тем жизнь россиян становится дороже. Парадокс? Безусловно! Но как спросить за это с признанного мудреца Степаныча, надежно укрывшегося сейчас на свободолюбивой "Батькивщине"? На этот вопрос ответа, к сожалению, у меня нет.
  
   Кто и что сегодня изобретает?
   Снятие верхних пределов на выплату авторских вознаграждений всколыхнуло новую волну псевдоноваторов. В техническое творчество "двинули" хозяйственные руководители, государственные и даже политические деятели. Сегодня и они становятся авторами изобретений, Полезных моделей (ПМ) и Промышленных образцов (ПО).
   То и дело, на страницах Бюллетеня изобретений мелькает фамилия одного из руководителей "Газпрома" Р.И. Вяхирева. А вот фамилия и самого В.С. Черномырдина. Все эти патенты, как я заметил, были получены "вяхиревской гвардией", как и самим В. С. Черномырдиным, не до, а после подписания им постановления N 648 о снятии верхнего предела авторских вознаграждений. И этот факт, выглядит по отношению к бывшему премьер-министру не слишком корректно.
   О том, каких масштабов и результатов достигает новаторское движение в нашем величайшем монстре Газпроме после выхода в свет черномырдинских документов, можно косвенно судить по просочившимся однажды в прессу данным. Вот, что писал по этому поводу в 2000 году журнал "ИР": "На совместном заседании Коллегии Роспатента и пленума Республиканского Совета ВОИР, посвященной празднованию дня изобретателя и рационализатора представитель вяхиревской гвардии из РАО "Газпром" г-н Ломако заявил, что экономия от внедрения изобретений и рационализаторских предложений газовиков в 1994 г. составила 4 млн., а в 1999 г. -- 466 млн. руб.! Почти 16 млн. долларов США -- это вам не кот наплакал!".
   Приведенные цифры об экономической эффективности деятельности газпромовских новаторов могут поразить любое, даже самое пылкое, воображение. Легко представить себе, какие суммы выплачены там на основе этих эффектов. А сколько выплачено без подсчета эффективности по соглашению между авторами и предприятиями, как это предписано В. С. Черномырдиным? Неужели подобное творится и в других аналогичных структурах, таких, например, как МПС, РАО ЕЭС? И если -- да, то не является ли это свидетельством надвигающейся на Россию новой беды наподобие пресловутого дефолта?
   Когда я смотрю трансляции с заседаний правительственных и президентских структур и внимательно вслушиваюсь в то, что там говорится, его участников мне, по большому счету, становится даже жалко. Ведь они не подозревают о том, что все их, пусть и самые правильные, решения, в том числе и об обеспечении экономической безопасности России, все равно, словно волны прибоя, разобьются о бездумные и прямо противоположные повеления и указания черномырдиных, корчагиных и других "опекунов" отечественной экономики, а государственная казна так или иначе, но все равно будет разворована.
   "Бедная Россия, -- часто думаю я, -- неужели такая твоя судьба, что тебе никогда не освободиться от неумных, некомпетентных и вороватых чиновников, которые управляют твоим несметным природным и духовным богатством?" Но и на этот вопрос утешительного ответа так и не нахожу.
   Встречается много изобретений с фамилией члена Президентского совета академика Е.П. Велихова. Правда, не совсем понятно, почему он выступает соавтором в изобретениях не от имени Российского научного центра "Курчатовский институт", президентом которого является, а то от ООО "ВНИИНнефтемаш-НПО", ОАО "Газпром" и ОАО "ЦКБ Лазурит", то ООО "ЛабИНТЕК", то Войсковой части 60130? Какая-то тайна, сопровождающая, впрочем, новаторскую деятельность многих других авторов, здесь, несомненно, имеется, хотя лучше об этом не думать, ибо подобное вольнодумие ни к чему хорошему привести не может...
   Не обошлось нынешнее техническое творчество и без Генерального директора РАО ЕЭС А.Б. Чубайса, вознамерившегося "накрыть" Россию сетью компьютерной связи для сбора и обработки информации о составляющих бюджетов регионов, потребителях электроэнергии и, естественно, должниках по ее оплате. И вряд ли у рядового россиянина хватит воображения, чтобы представить себе размеры будущего авторского вознаграждения за использование этой ПМ под названием "Информационная модель финансового управления холдингом", которая, ко всему прочему, явится еще и самым мощным рычагом давления на "непослушные" регионы в период предвыборной кампании.
   Постоянно пополняет Государственный реестр отечественных новаций и мэр Москвы Ю.М. Лужков. Однако изобретения с его участием нередко ничего общего не имеют с профессиональной деятельностью, а то и вовсе повторяют известные прописные истины. К тому же порой они бывают настолько сложны и академичны, что никак не ассоциируются в сознании с обликом столичного мэра. Особенно странно его фамилия смотрится в изобретениях, относящихся к медицине. Это относится, например, к изобретению группы авторов с участием мэра "Препарат для фотодинамической терапии".
   Не могу представить себе Ю.М. Лужкова и участником "мозгового штурма" в коллективе изобретателей, формулирующих новые методы лечения раковых заболеваний. Например, такие, как "Способ фотодинамической терапии злокачественных опухолей" и "Препарат для фотодинамической терапии злокачественных новообразований", запатентованные Государственным научным центром РФ НИОПИК и Московской медицинской академией им. И.М. Сеченова. Это же относится и к таким изобретениям, как "Способ получения гидрохлорида 5-аминолевулиновой (5-амино-4-оксопенатовой) кислоты" и "Эфиры окта-4,5-карбоновой кислоты фталоцианина кобальта, их комплексы включения с пропиленгликолевым эфиром альфа-циклодекстрина и способ подавления опухолевого роста", которые, как и многие другие, им подобные, сформулированы в Государственном научном центре РФ НИОПИК. Следует отметить, что последнее изобретение создано на основании опытов, проведенных на мышах. Но, поскольку, и здесь невозможно представить себе московского мэра, неустанно наблюдающего за поведением подопытных грызунов, его творческий вклад в создание и этого изобретения представляется мне весьма абстрактным.
   Характерно, что иногда патенты на изобретения такого профиля испрашиваются без указания организаций-заявителей, а как бы от имени частных лиц. Однако и в них среди авторов неизменно присутствует фамилия любимого некоторыми москвичами "человека в кепке". В качестве примера можно сослаться на изобретения "Способ фотодинамической терапии злокачественных новообразований"; "Препарат для фотодинамической терапии злокачественных новообразований"; "Препарат для фотодинамической терапии" и другие. И догадаться, с какой целью это делается, может любой, даже неискушенный в техническом творчестве человек.
   Такое стремление "застолбить" любую предстоящую профессиональную или даже хозяйственную деятельность вызывает обоснованную тревогу, поскольку целью такого массового "изобретательства" в нашей стране становится личное обогащение. И если в это постепенно будет втягиваться все большее и большее число россиян, наше общество ожидает неизбежная деградация и гибель.
   Возможность, как принято говорить, "летального" исхода усугубляется еще и тщательным сокрытием финансовых результатов деятельности наших новаторов. Я неоднократно пытался узнать, как же распорядились авторы и те, кто внедрял появившиеся в последнее время изобретения, правом "беспредельного" авторского вознаграждения? Но эти попытки потерпели крах. Повсеместно, отнюдь без улыбок, но с металлом в голосе, мне давали понять: такие сведения относятся к разряду коммерческой тайны и разглашению не подлежат. Поняв, что меня могут, в конце концов, наказать за чрезмерное любопытство, интересоваться этой проблемой я перестал, хотя, к слову сказать, в бывшем СССР никакой тайны из этого не делалось. Все сведения о внедренных изобретениях и величине достигнутого экономического эффекта, по которому всегда можно было определить размеры авторского вознаграждения, не только тщательно учитывались, но и публиковались. И именно на основании этих публикаций осуществлялся перенос новаторских достижений с одного предприятия на другие. И если сегодня эти сведения повсеместно засекречены и тщательно скрываются, значит, в этом кто-то "наверху" сильно заинтересован. Но это -- тоже строжайшая государственная тайна, раскрыть которую простому смертному не дано.
   Впрочем, многие новинки как раз и рассчитаны на то, чтобы факт их внедрения и обоснованность выплаты вознаграждения установить было бы трудно, а то и вовсе невозможно.
   Вот, например, изобретение бывшего премьер-министра РФ С.В. Кириенко с соавтором на "Устройство для проведения мгновенной лотереи "Вовремя остановись". "И хотя я вовсе не хочу утверждать, что оно было сознательно сформулировано по принципу: провели лотерею, а там -- "ищи ветра в поле", тем не менее, требованиям о невозможности наблюдать в любую минуту реальное, а не бумажное воплощение идеи в жизнь а, следовательно, и обосновать правомерность выплаты авторского вознаграждения оно, несомненно, удовлетворяет.
   Встал в строй изобретателей и нынешний министр промышленности, науки и новых технологий И.И. Клебанов, оказавшись в числе авторов из акционерного общества "ЛОМО" на ПМ под названием "Урна для голосования". Жаль, что я не видел, как эта урна работает. Понял только, что она представляет собой емкость, разделенную на две части перегородкой, а также снабженную системой фотодатчиков, объективов, фотоприемников и других приспособлений, позволяющих отслеживать, а, возможно, и влиять на результаты голосования по принципу: бюллетень с "да" -- в одну половину урны, а с "нет" -- в другую. И если предположить, что именно такие хитрые урны используются ведомством господина А.А. Вешнякова для проведения выборов, то не это ли объясняет столь неожиданный и головокружительный взлет И.И. Клебанова к вершинам власти?
  
   "Суп и каша -- пища наша"
   Часто бывая в Патентной библиотеке, я невольно обращаю внимание на большой наплыв читателей. Отыскать свободное место в читальном зале теперь удается с трудом. Не любопытства ради приезжают сюда люди. Вижу, что многие читатели, обложившись томами Бюллетеней и толстыми папками с описаниями и формулами изобретений, ПМ и ПО, что-то сосредоточенно из них переписывают. Легко заметить, что основной интерес у читателей вызывают те страницы раздела "Удовлетворение жизненных потребностей человека", где сосредоточены описания, образно говоря, "съестных" изобретений -- пирожков, тортов, каш, супов, салатов, винегретов, компотов и т. д.
   Даже мои хорошие знакомые, один из которых по профессии металлург, а другой -- строитель, тоже изучают здесь не передовые технологии получения металла или возведения сооружений, а способы приготовления пищи.
   Металлург сообщил мне, что нынче стало модным делать подарки в виде готовых охранных грамот на "съедобные" объекты интеллектуальной собственности, зарегистрированные на имя принимающего подарок. И не просто пустой грамоты, а с приложением конверта с авторским вознаграждением за якобы уже состоявшееся внедрение новшества. При этом получателю остается лишь задним числом поставить свою подпись под соглашением о размере причитающегося ему гонорара. Он также уверял, что не раз был свидетелем вручения подобных подарков юбилярам, и даже назвал величину одного выплаченного вознаграждения "автору" за "Способ приготовления горохового супа", которое выражалось шестизначной цифрой.
   -- Означает ли это, -- спросил я его, -- что после выплаты вознаграждения можно больше уже не готовить супец по этому патенту, а, изменив порядок подготовки ингредиентов к варке, получить новый патент и очередной гонорар?
   -- Конечно, -- услышал в ответ. -- Останутся только акт внедрения изобретения и соглашение о размере выплаченного вознаграждения. Сам посуди: если к моменту какой-то проверки патентованный суп еще и останется в кастрюле, определить, в какой последовательности в нем варился горох, картофель, говяжья грудинка, а также другие составляющие, никому и никогда возможности не представится...
   Не этим ли критериям соответствует целая серия изобретений на "Способ производства молочной каши" и "Способ производства рассыпчатой каши" (О.И. Квасенков и др.)? По мнению авторов, их молочная каша от всех известных отличается тем, что "перед приготовлением смеси в молоко вводят газожидкостный экстракт биомассы микроорганизмов Pythium catenuatum в количестве 0,02 -- 0,2% по массе смеси", а рассыпчатая -- лишь тем, что "перед приготовлением смеси в сливочное масло вводят газожидкостный экстракт биомассы микроорганизмов Pythium catenuatum в количестве 0,02 -- 0,2% по массе смеси". Но установить в готовом продукте, куда именно капали микроорганизмы -- в воду, соль, сахар, сухую смесь, масло или молоко -- вряд ли будет возможно, даже в том случае, если кашу еще не доели. И таких "изобретений" на кашу видимо-невидимо.
   К слову сказать, тот металлург искал подходящие изобретения, "подправив" которые, он надеялся получить собственные патенты. А затем найти желающих разделить с ним авторское вознаграждение за "внедрение" в соответствии с составленным соглашением. Он же поведал мне и печальную повесть о том, каким образом сегодня "делаются" деньги на техническом творчестве пронырливыми псевдоизобретателями.
   Как правило, изобретения патентуют те, кто в силу своего служебного или общественного положения может влиять на изменение финансовых потоков предприятий и организаций, имеет доступ к источникам выплаты авторских вознаграждений, а также способен подменять истинную реализацию объектов составлением фиктивных актов о якобы состоявшемся их внедрении.
   В "творческом" процессе обычно участвует группа, состоящая из нескольких человек. В ней обязательно имеется специалист, как правило, бывший эксперт, который умеет составлять заявки на изобретения, тиражировать их путем внесения в формулы незначительных изменений, а также проталкивать откровенную "липу" через экспертизу. Он же одновременно выполняет и функции диспетчера, назначая патентообладателей будущих изобретений и их авторов. Первые авторские вознаграждения будут выплачивать, а вторые его получать. Обозначим условно этого "писателя" буквой "А".
   Пусть, например, подготовлена заявка на изобретение, в числе авторов которого помимо "писателя" находится руководитель предприятия или организации -- некто "Б". Затем "А" пишет вторую аналогичную заявку, но теперь уже включает в число авторов другого руководителя ("В").
   Эксперт Роспатента "Г", закрыв глаза на отсутствие в формулах заявленных объектов новизны и изобретательского уровня, а также на их абсолютную схожесть, признает заявки изобретениями и выдает на них патенты N 1 и N 2.
   Далее. "Б" принимает к внедрению изобретение по патенту N 2, а "B" соглашается внедрить изобретение по патенту N 1. О начале использования изобретений составляется соответствующий акт, а также соглашение о размере причитающихся всем участникам "творческого" процесса ("А" -- "В") авторских вознаграждений и премий за якобы состоявшееся внедрение. При этом "Б" и "В" получают авторское вознаграждение друг у друга, а "А" -- у того и другого, оплачивая услуги мошенника -- эксперта ("Г").
   В схеме могут быть и другие комбинации. Например, "Б" уступает "B" право пользования патентом N 1 или продает на него лицензию. Об этом составляется соответствующее соглашение, в котором указывается, на каких условиях эта сделка осуществляется. Затем такая же операция проводится с патентом N 2.
   Очень часто в авторские коллективы тиражируемых изобретений включаются преданные и готовые вернуть часть незаслуженно полученного гонорара сослуживцы, знакомые, а также близкие и даже дальние родственники. Таким приемом круг лиц, получивших вознаграждения, значительно расширяется, а размеры официальных выплат руководителям предприятий надежнее укрываются от внимания общественности.
   Услышав все это, я нисколько не удивился, хорошо зная быстроту реакции на бездумные "циркуляры" сверху отдельных, далеко не лучших представителей моего народа. И если учесть ту активность, которую они в последнее время проявляют в сфере изобретательства, можно нисколько не сомневаться в том, что суммы выплачиваемых в стране авторских вознаграждений давно уже стремятся к бесконечности. Чувствуется, что кто-то могущественный и сильный мира сего оберегает Роспатент от давно назревшей ликвидации, а его руководителей от следственных органов и деревянных нар Лефортово.
   Есть все основания считать, что основная масса "пищевых" изобретений выходит из-под пера "писателя" О.И. Квасенкова. О том, насколько мастерски он научился тиражировать заявляемые решения, получая на них все новые и новые патенты, можно проследить на многих даже не десятках, а сотнях его изобретений.
   Вот как, я полагаю, это делается. Пусть, например, это будет изобретение на "Пюре для детского питания". Сначала составляется общая схема формулы для всех будущих изобретений, при этом то, что дополнительно вводится в пюре, не указывается, а одна из строк с переменным ингредиентом (в рассматриваемом примере -- третья) оставляется пустой. Тогда трафарет формулы этого блока изобретений будет выглядеть так: "Пюре для детского питания, содержащее яблоки сливки и сахар, отличающееся тем, что оно содержит гуаву и ... при следующем соотношении компонентов, мас. ч".
   Яблоки 550 -- 612,3
   Гуава 250 -- 259
   ......... 70 -- 72,5.
   Сливки 100 -- 101,5
   Сахар 30 -- 30,5.
   Далее текст набирается на компьютере и распечатывается. Дело осталось за малым: вписать в пустую строку текста формулы какую-нибудь составляющую пюре, а в колонке указать ее количество. Так "изобретатели" и поступают, тиражируя с помощью ксерокса или принтера свои изобретения на пюре. Например, указали в пропусках, что пюре содержит клубнику в количестве 70 -- 72,5 массовых частей -- и изобретение готово! Заменили клубнику айвой -- опять новый патент. Если же это черника, черноплодная рябина, черная или красная смородина -- и Государственный реестр отечественных изобретений захлестывает новый вал однотипных "новинок".
   А теперь в состав пюре введены груши. И -- снова поток изобретений на введение в состав смеси все тех же ягод!
   Потом из смеси убираются яблоки -- и пошло и поехало! И так без конца, остановок и передышки крутится нынче в стране бумажный вихрь хитроумной заявочной документации и выданных патентов, которые никогда не принесут обществу пользы. Но, замечу, все рады: растет роспатентовская "кубышка" от патентных пошлин, радует чиновничий глаз количество ежегодно испрашиваемых и выдаваемых патентов, дырявятся лацканы парадных мундиров руководителей Роспатента для закрепления правительственных наград, да пухнут карманы и кошельки псевдоноваторов от авторских вознаграждений за мнимое внедрение их псевдоизобретений.
   Но кто же авторы этих бесконечных, указанных выше, "новинок"? Во всех -- непременно О.И. Квасенков и директор Всероссийского научно-исследовательского института консервной и овощесушильной промышленности В.А. Ломачинский. Во многих -- заместитель директора по научной работе этого института Э.С. Гореньков, директор Научно-исследовательского института пищеконцентратной промышленности и специальной пищевой технологии В.Ф. Добровольский и его заместитель В.Б. Пенто, проректор Кубанского государственного технологического университета Ю.Ф. Росляков и заведующий кафедрой технологии мясных и рыбных продуктов этого университета Г.И. Касьянов, директор Краснодарского научно-исследовательского института хранения и переработки сельскохозяйственной продукции Р.И. Шаззо и другие.
   И это как нельзя лучше доказывает справедливость утверждений моего знакомого металлурга о том, что для материализации любого, в том числе и самого малозначимого, объекта интеллектуальной собственности в его авторских коллективах должны находиться власть предержащие.
   Ну а насколько соответствуют примеры многих десятков, приведенных мною ниже, "съестных" патентов той или иной схеме их создания и материализации предлагаю читателю оценить самому.
   Настоящим "Клондайком" для О.И. Квасенкова и его единомышленников при получении все новых и новых патентов явилось использование микроорганизмов при производстве пищевых продуктов. Особенно полюбилось им писать заявки на "Способ получения плодово-ягодного десерта", который стал объектом более, чем в 60 встретившихся мне изобретениях. Нет сомнения в том, что именно О.И. Квасенков и здесь выполняет роль "писателя".
   Суть любого изобретения на эту тему состоит в том, что в состав десерта вводят различные составляющие, при этом одни -- постоянные, а другие -- переменные. К числу постоянных относятся яблочное и абрикосовое пюре, пчелиный мед, экстракт элеутерококка, а также соль и вода, взятые в определенных соотношениях. В эту смесь обязательно добавляются переменные составляющие -- липидсодержащий экстракт биомассы какого-либо микроорганизма, сваренная крупа или овсяные хлопья, а также обжаренные ядра орехов. При этом каждая добавка как раз и составляет предмет очередного изобретения.
   Например, в одном патенте используется биомасса микроорганизмов Saprolegnia parasitica в сочетании с рисовой крупой и ядром фундука (О.И. Квасенков, В.А. Ломачинский, Э.С. Гореньков, патентообладатель -- Всероссийский научно-исследовательский институт консервной и овощесушильной промышленности).
   Но вот фундук заменен орехами кешью, а рисовая крупа овсяными хлопьями, хотя соотношение между всеми компонентами осталось прежним. Это -- уже новое изобретение. Однако теперь его патентообладателем назначается Научно-исследовательский институт пищеконцентратной промышленности и специальной пищевой технологии, а в списке авторов помимо О.И. Квасенкова появляются директор этого института В.Ф. Добровольский и начальник отдела космического питания Л.А. Гурова.
   Но вернулись к использованию рисовой крупы и -- опять изобретение. Однако теперь его патентообладателем вновь выступает Всероссийский научно-исследовательский институт консервной и овощесушильной промышленности, а авторами помимо себя О.И. Квасенков назначает все тех же В.А. Ломачинского и Э.С. Горенькова.
   Далее снова использовали фундук, но абрикосовое пюре заменили черносмородиновым, и -- опять изобретение. Но теперь его патентообладателем вновь становится Научно-исследовательский институт пищеконцентратной промышленности и специальной пищевой технологии. Однако теперь одним из соавторов назначается В.Б. Пенто.
   Вот так и упражняются в изобретательстве наши высоковельможные псевдоноваторы!
   Но и на этом их "творческие потуги" не прекращаются. В последующих сериях своих псевдоизобретений они начинают заменять липидосодержащие экстракты микроорганизмов. И поскольку их существует бесчисленное множество, количество взятых патентов начинает расти в геометрической прогрессии.
   Вот, например, патент на "Способ получения плодово-ягодного десерта". Он предусматривает замену абрикосового пюре черносмородиновым, а также введение в десерт миндаля, овсяных хлопьев и биомассы микроорганизмов Mortierella elongata. Его авторами являются Л.А. Гурова, О.И. Квасенков и В.Ф. Добровольский, а в качестве патентообладателя выступает Научно-исследовательский институт пищеконцентратной промышленности и специальной пищевой технологии.
   Но стоило только вернуться к использованию абрикосового пюре, а овсяные хлопья заменить рисовой крупой, как патентообладателем нового изобретения становится Кубанский государственный технологический университет, а Л.А. Гурову и В.Ф.Добровольского заменяет Е.Ю. Рослякова -- дочь проректора этого университета.
   Но вернулись к использованию фундука, черносмородинового пюре и овсяных хлопьев, а микроорганизм Mortierella elongata заменили на Pythium irregulare. И -- новое изобретение (Е.Ю. Рослякова, О.И. Квасенков, патентообладатель -- тот же).
   Характерно, что когда в хитроумно сплетенной паутине лжеизобретательства окончательно и прочно "запутываются" не только многие руководители научных учреждений, а и их родственники, О.И. Квасенков прекращает раскладывать свой бесконечный "пасьянс" из фамилий назначенцев в авторские коллективы, формул тиражируемых изобретений и патентообладателей и принимается не только брать десятки патентов на плодово-ягодный десерт только на свое имя, а и включать в число соавторов на этот продукт своего родственника -- И. И. Квасенкова. Что им руководит в этом случае: то ли намерение многократно вставать в кассу для получения авторского вознаграждения за одни и те же технические решения, то ли лишний раз напомнить всем своим соавторам, кому они обязаны столь легким приобщением к изобретательству, сказать трудно. Ясно одно: делается все, чтобы приоритеты первоначального формулирования технических решений, если их можно называть таковыми, сохранить за собой.
   Аналогичный прием для тиражирования одних и тех же, словно под копирку написанных "технических" решений, авторы применили и при написании заявок на изобретения по производству мясоовощных и мясорастительных консервов. По моим подсчетам, они сделали это более 100 раз заявители, изменяя лишь авторов и патентообладателей. Например, в одном из патентов на "Способ производства мясорастительных консервов", заявленном от имени Кубанского государственного технологического университета, авторами использования микроорганизма Pythium coloratum являются О.И. Квасенков, Г.И. Касьянов и М.А. Холодцов, тогда как авторами использования этого же микроорганизма в другом патенте на "Способ производства мясоовощных консервов" являются О.И. Квасенков и Е.А. Юшина. И трудно представить себе, что М.А. Холодцов не знал о возможности использования Pythium coloratum при производстве мясоовощных консервов, а Е.А. Юшина -- мясорастительных, поскольку оба изобретения вышли из стен одного и того же учебного заведения.
   Аналогичным образом перетасовываются и патентообладатели, то есть теми, кто может выплачивать авторские вознаграждения. Например, патентообладателем одного из патентов на "Способ производства мясорастительных консервов", в котором заявлено использование микроорганизма Mortierella elongata, является Кубанский государственный технологический университет. Однако добавка этого же микроорганизма, но уже в мясоовощные консервы заявлена от имени Краснодарского научно-исследовательского института хранения и переработки сельскохозяйственной продукции.
   Такая "чехарда" с патентообладателями, то есть те, кто (теми, кто может выплачивать авторские вознаграждения) обычно и здесь сопровождается включением в авторские коллективы влиятельных руководителей и их родственников. Например, один из патентов на "Способ производства мясорастительных консервов" берется О.И. Квасенковым совместно с Г.И. Касьяновым от имени Кубанского государственного технологического университета, а второй, предусматривающий введение той же добавки, но в мясоовощные консервы -- от имени Краснодарского научно-исследовательского института хранения и переработки сельскохозяйственной продукции. Однако теперь место Г.И. Касьянова в нем занимает директор этого института Рамазан Измаилович Шаззо и его дочь Фатима Рамазановна Шаззо. То же самое имеет место и в других патентах.
   Можно встретить в авторских коллективах и других родственников наших неутомимых изобретателей, открывших настоящий "Клондайк" по использованию микроорганизмов в производстве пищевых продуктов. Вот, например, несколько патентов на определенные добавки в мясоовощные консервы (Г.И. Касьянов, О.И. Квасенков, Кубанский государственный технологический университет). А вот им аналогичные на производство мясорастительных консервов, в которые вводятся те же микроорганизмы. Однако теперь их авторами являются И.И. Квасенков и О.И. Квасенков, а патентообладателем -- Краснодарский научно-исследовательский институт хранения и переработки сельскохозяйственной продукции.
   А вот один патент (О.И. Квасенков, Г.И. Касьянов, Кубанский государственный технологический университет), по которому в мясорастительные консервы вводится Mortierella reticulata и другой -- на производство мясоовощных консервов. Оба они принадлежат Кубанскому государственному технологическому университету, и в консервы вводится одна и та же добавка. Так в чем же отличие? Оно в том, что список авторов выглядит теперь так: О.И. Квасенков, Г.И. Касьянов, Т.Г. Касьянова). То же самое имеет место и во многих других патентах.
  
   И московский мэр опять же...
   В последнее время так называемые "съедобные" изобретения все более и более привлекают внимание московского мэра Ю.М. Лужкова. Его изобретательская активность в этом направлении просто поражает. Однако и здесь в его изобретениях отчетливо проглядывается стремление заработать. Вот, например, его совместный с соавторами патент на ПО "Пирожок печеный полуоткрытый", который хотя и характеризуется давно привычным глазу "выполнением в виде небольшого вытянутого объема с выпуклой верхней поверхностью и приоткрытыми торцами, где видна начинка", но, по мнению авторов и экспертизы, все же отличается "плоским основанием в форме четырехугольника с выпуклыми длинными сторонами, переходящими в боковые плоскости поверхности..., а также наличием в центральной части верхней поверхности овального отверстия, в котором видна начинка".
   -- Ну и что, -- может воскликнуть наш читатель, -- такие пирожки в виде вытянутого объема, с выпуклой верхней поверхностью, плоским основанием, и не только с четырехугольной, а и любой формы пекла еще моя бабушка, да и до выдачи патента их можно купить почти на каждом углу? А разве издревле известные по всей России шаньги не имели отверстия, в которое помещалась начинка, например, из джема или творога?
   -- Да, это так, -- можно ответить любопытному читателю, -- но ответить на вопрос, почему испрашиваются и выдаются такие патенты, никто кроме экспертизы Роспатента и самого автора не сможет.
   Или вот знаменитая "Кулебяка", отличающаяся "небольшой высотой боковой поверхности, имеющей плавный округлый переход в фигурный бортик, овальной формой основания и выпуклой внешней поверхностью, а также... с декоративным оформлением центра верхней поверхности элементом в виде стилизованного листка или гриба, вписанных в овал". Здесь, как видим, опять все те же, с детства знакомые нам, черты бабушкиной "вкуснятины": овальная форма основания, выпуклая внешняя поверхность и декоративное украшение, хотя не так уж важно, как оно исполнено... Но вновь ответа любопытному читателю на то, почему выдан этот патент московскому градоначальнику и его соавторам у меня нет. Можно, правда, допустить, что авторам больше понадобилось заявить не то, что представляет собой "Кулебяка", а лишь одно -- единственное выражение, вставленное в формулу этого ПО: "небольшой высотой боковой поверхности", поскольку неопределенность, выраженная словом "небольшой" может позволить оспаривать производство этого продукта другими производителями.
   Помимо пирожков и кулебяки, часто встречаются и другие съедобные новинки московского мэра. Например, патенты на ПО "Пирог открытый" и "Расстегай"; патенты на изобретения "Способ производства напитка из творожной сыворотки "Алена"; "Способ производства сбитня"; "Способ производства морса"; "Способ производства кваса или напитков брожения из зернового сырья"; "Консорциум микроорганизмов propionibacterium shermanii, streptococcus thermophilus, acetobacter aceti, используемый для приготовления кисломолочных продуктов, и способ производства кисломолочного продукта", заявленный Всероссийским научно-исследовательским институтом молочной промышленности и многие, многие другие.
   Все эти изобретения, безусловно, созданы не ради забавы. По ним наверняка кем-то выплачены громадные и никем не контролируемые авторские вознаграждения. Вот только какие? Для простых россиян, привыкших бороться даже за своевременное получение мизерной зарплаты, эти сведения тоже так и останутся навсегда коммерческой тайной.
   * * *
   Просматривая персональный состав авторских коллективов, можно прийти к заключению, что участие в техническом творчестве стали принимать все более обеспеченные слои населения, для которых размеры пошлин не имеют серьезного значения. При этом сами новации перестают служить научно-техническому прогрессу. Помимо этого, становится очевидным, что для многих, в том числе и высокопоставленных россиян, исполнение прямых, ранее предусмотренных должностными инструкциями служебных обязанностей, все в большей степени начинает сопровождаться предварительным патентованием своей деятельности, дающим право на авторское вознаграждение. Думается, с таким подходом к обязательной дополнительной материальной компенсации нашего труда мы, в конце концов, можем прийти к тому, что и первые лица государства начнут взимать со своего народа мзду в виде авторских вознаграждений, оформляя патенты на все принимаемые ими решения...
  
   Московский транспортный мегаполис:
изобретения или плутовство?
   Несколько лет назад многие средства массовой информации писали о том, что удельные капитальные затраты на сооружение Московской кольцевой дороги превысили все характерные для такого строительства нормы, в том числе и зарубежные. Помнится, что шума было много, но только им, как всегда, все и закончилось.
   Но оказалось, что многие вопросы, относящиеся к особенностям строительства и обслуживания Московского транспортного мегаполиса, еще и запатентованы. И недавно я натолкнулся на серию из 13 патентов на эту тему. Но поскольку особенности сооружения транспортных развязок содержат название районов, пересечений железнодорожных и автомобильных магистралей, улиц, мостов и даже пешеходных переходов и являются характерными лишь для Москвы и не могут быть воспроизведены в других регионах, логично предположить, что патенты взяты лишь для того, чтобы получить по ним авторские вознаграждения.
   Хотя все патенты имеют один и тот же приоритет, не трудно догадаться, что первоначальным и основным является "Транспортный комплекс мегаполиса и способ регулирования и разгрузки пассажирских, грузопассажирских и грузовых потоков транспортного комплекса мегаполиса" (N 2135670).
   Бросаются в глаза грандиозные, достойные рекорда Гиннеса, размеры описания этого патента. Его текст с формулой и 230 (!) чертежами и схемами занимает более 250 (!) страниц машинописного текста. Видимо, столь внушительным его объемом авторы как бы подчеркивали масштабность осуществленного строительства транспортных развязок столицы, а также стремились оправдать предстоящее получение по нему такого же баснословного по размерам авторского вознаграждения.
   Среди авторского коллектива этого патента значатся крупные хозяйственные руководители, доктора наук и даже академики общественных российских академий. Список авторов возглавляет президент ОАО корпорации "Транстрой" академик Общественной Российской инженерной академии (ОРИА) Брежнев В.А. За ним следуют заведующий кафедрой "Тоннели и метрополитены" Московского института инженеров железнодорожного транспорта (выпускником которого, кстати, является нышешний Генеральный директор Роспатента академик ОРИА и Общественной Академии естественных наук (АЕН) Корчагин А.Д.), академик ОРИА Гусев Б.В., мэр Москвы академик ОРИА Лужков Ю.М., а также бывший 1-й его заместитель, а ныне представитель столицы в Совете Федерации Никольский Б.В. Ну а замыкает список бывший начальник отдела строительства ВНИИГПЭ, а ныне патентный поверенный академик ОРИА и АЕН Селиванов Н.П. Именно последний, не сомневаюсь, как раз и является "писателем" в этой серии изобретений.
   Однако, несмотря на столь солидный авторский коллектив и объем патента, он не выдерживает никакой критики. Похоже, весь его текст был переписан из отчета по законченной научно-исследовательской работе какого-то НИИ или ТЭО проектного института и без всякой корректировки и правки направлен на экспертизу с просьбой признать его изобретением. При этом выводы отчета, преобразованные в 25 пунктов формулы этого суперизобретения не отличаются новизной, не имеют изобретательского уровня, а также содержат описание хозяйственной деятельности, что в соответствии с Патентным законом РФ не должно было признаваться изобретением. Более того, некоторые пункты формулы этой "новинки" звучат так, как будто бы они переписаны из должностных производственных инструкций для дорожно-строительных рабочих, инспекторов ГИБДД и даже уборщиков мусора. Например, как, когда и чем подметать дорогу летом, в какую сторону сгребать с нее снег зимой, нужно ли очищать ее от грязи и мусора, следует ли мыть дорожные знаки и т. д. и т. п. Но, несмотря на это, экспертиза Роспатента, в который раз продемонстрировав изумленным новаторам страны свою беспринципность, очередную галиматью сановных псевдоноваторов все же признала изобретением и выдала на нее патент.
   Глубочайшие результаты творческого вдохновения авторов поражают воображение. Судите сами:
   (п. 19): "...в процессе эксплуатации транспортного мегаполиса Москвы по крайней мере периодически... производят реконструкцию по крайней мере части магистрали транспортного комплекса и/или строительство новых магистралей и/или искусственных инженерных сооружений..."
   (п. 20): "... разгрузку транспортных потоков обеспечивают путем увеличения пропускной способности магистралей и искусственных сооружений за счет увеличения ширины проезжей части..., а между проезжими частями магистрали размещают разделительную полосу..."
   (п. 21): "... в зонах расположения мостовых переходов через реку Москва на трассе кольцевой магистрали у села Беседы и у села Спас рядом с существующими мостами возводят новые мосты, существующие мосты реконструируют, а в зоне расположения мостового перехода через канал им. Москвы на трассе кольцевой магистрали у г. Химки рядом с существующим мостом возводят новый мост, а существующий мост демонтируют и на его месте возводят новый мост...".
   (п. 23): "... осуществляют с обеспечением круглосуточного бесперебойного и безопасного функционирования магистралей путем периодической очистки от пыли, грязи, снега, льда дорожного полотна, дорожных знаков, поддержания в рабочем состоянии всех видов сигнализации...".
   (п. 24): "В процессе эксплуатации магистрали выявляют и устраняют обнаруженные дефекты путем производства мелкого или текущего ремонта..., а также выполняют регулярные работы по очистке проезжей части магистрали... в соответствии с сезоном эксплуатации и подразделяют на зимнюю и летнюю уборки..."
   (п. 25) "... зимнюю уборку магистрали осуществляют путем обработки проезжей части хлоридами и/или сдвиганием снега с проезжей части к обочинам... летнюю уборку дороги осуществляют путем мойки асфальтобетонного покрытия проезжей части... Не реже двух раз в сутки производят подметание и не реже одного раза в сутки очистку от мусора контейнеров и урн..."
  
   Читать формулу этого патента и не испытывать чувство стыда за высокопоставленных его авторов, решивших присвоить себе веками известные прописные истины и тысячелетиями выполняемые простым рабочим людом хозяйственные приемы и операции, невозможно. Разве понятие "реконструкция" придумано авторами только сейчас? Разве наши предки не знали, что пропускную способность автодорог следует увеличивать за счет ширины проезжей части? Неужели до сих пор не было известно, что через реки необходимо либо строить новые мосты, либо реконструировать старые? И, наконец, в чем заключается мировая новизна таких хозяйственных решений, как подметание и уборка мусора в контейнеры и урны? Вопрос отнюдь не праздный. Но на него, как впрочем, и на то, каковы были размеры авторского вознаграждения по этому псевдопатенту, в который раз ответа нет, и все это так и останется тщательно охраняемой коммерческой тайной.
   Остальные патенты представляют собой самостоятельно оформленные пункты формулы патента N 2135670. Зачем это сделано, догадаться не трудно. Во-первых, появляется возможность назначать в авторские коллективы других соавторов, а во-вторых -- получать все новые и новые вознаграждения за одни и те же формулировки якобы новых технических решений.
   Похоже, что тот, кто "выдирал" из основного патента отдельные решения и оформлял их новыми заявками на изобретения, преследовал и собственные выгоды. Взять, например, патент N 2135671 "Автомобильная дорога и способ эксплуатации автомобильной дороги с ее ремонтом и реконструкцией". Селиванов Н. П. выступает в нем в качестве патентообладателя, т. е. лица, выплачивающего авторское вознаграждение, а его сыновья Селиванов В. Н. и Селиванов С. Н. числятся в авторах. Но, может быть, авторы, опустив в названии (по забывчивости или с умыслом?), что их изобретение тоже относится к Московскому транспортному мегаполису, внесли какие-то свои новые мысли? Отнюдь. Вот, например, что говорится в формуле патента N 2135670:
   (п. 20): "Покрытие выполнено из горячей плотной асфальтобетонной смеси, содержащей щебень габро-диабазовый, и/или гранитный, или известняковый фракции 12-18 мм и фракции 5-12 мм, смесь природного песка с отсевом дробления габро-диабазового, и/или гранитного, или известкового щебня фракции 4,0-8,0 мм и фракции до 4,0 мм, известняковый минеральный порошок, полимер-битумное вяжущее и катионоактивную добавку аминного типа при следующем соотношении компонентов, мас.%:
   Щебень габро-диабазовый, и/или гранитный, или известковый
   фракции 12-18 мм 1,0-1,5
   фракции 5-12 27-41
   Смесь природного песка с отсевом дробления габро-диабазового,
   и/или известкового щебня
   фракции 4,0-8,0 мм 15,0-29,5
   фракции до 4 мм 26-29"
  
   А вот что якобы придумали сыновья патентного поверенного (патент N 2135671):
   (п. 1): "Покрытие выполнено из горячей плотной асфальтобетонной смеси, содержащей щебень габро-диабазовый, и/или гранитный, или известняковый фракции 12-18 мм и фракции 5-12 мм, смесь природного песка с отсевом дробления габро-диабазового, и/или гранитного, или известкового щебня фракции..."
   Не желая нагружать читателя дополнительным скучным чтением, прошу поверить мне, что формула сыновей слово в слово, с сохранением всех знаков препинания, повторяет ту, что приведена в "отцовском" патенте. Но может быть это просто авторские промашки бывшего руководителя отдела строительства ВНИИГПЭ? Навряд ли. Почти все "находки", якобы сделанные молодыми Селивановыми, на самом деле тоже оказались дословно переписанными из формулы патента N 2135670. Они отличаются лишь тем, что изложены не столбиком, а в строках текста.
  
   * * *
   Видимо, посчитав работу с ножницами и клеем слишком утомительной, специалисты по тиражированию формулы изобретения решили получить на него патент еще раз, заново перезаявляя все материалы, содержащиеся в патенте N 2135670. Так появился еще один патент-близнец N 2140480 с тем же названием и такого же объема. Разница состоит лишь в том, что его авторами были "назначены" уже другие лица (Бельская Р.И., Жаров В.А., Истомин В.С., Каверин В.А., Каспаров В.А., Коротков Ю.В., Корсак А.Б., Кузьмин А.В., Лукьянов Н.В., Муравин Г.И., Павлов Н.В., Панкина С.Ф., Пешков А.С., Паламарчук Г.А., Росляк Ю.В., Самохвалова О.И., Самсонов А.В., Чуверина С.Г., заявитель и автор Селиванов Н.П., патентообладатели Муравин Г.И. и Селиванов Н.П.).
   По каким соображениям новые лица зачислены в авторы этого патента, какие посты они занимают, в каких отношениях находятся с авторами патента N 2135670 и с тем, кто готовил заявочные материалы, установить, к сожалению, не удалось. Непонятно также, почему исчезли прежние авторы? Зато ясно, что "отмыться" от подозрений в заимствовании чужой интеллектуальной собственности ни той, ни другой "компании" никогда не удастся, так как все заявки на экспертизу поданы в один и тот же день. И если кому-либо из обладателей патента N 2140480 такие подозрения безразличны, то для мэра столицы России -- не должно бы...
   Оторвал себе "кусок" от транспортного мегаполиса и сам Селиванов Н.П., единолично получив патент N 2140479 на "Способ эксплуатации транспортной магистрали мегаполиса", повторив в нем все то, что уже было сказано в основном патенте.
   Все эти примеры только еще раз подчеркивают, что экпертиза Государственного Патентного ведомства давно уже перешла в руки ловких, жаждущих наживы дельцов. Не верится, что когда-нибудь и кто-нибудь отважится прогнать оттуда прочно усевшихся в уютных, мягких креслах, но давно уже потерявших всякий стыд и совесть чиновников.
   Рассматриваемый же случай можно квалифицировать, как обыкновенное коллективное плутовство. Думаю, что не сильно ошибусь, если представлю, как оно происходило. Сначала академик ОРИА Брежнев В.А. с сотоварищами подают заявку, повествующую о том, что магистраль регулярно очищают от пыли, грязи, снега и льда, сдвигая зимой снег на проезжей части к обочине, а летом, промывая асфальт и дорожные знаки водой... Затем эту "гениальную" Мысль тщательно анализируют академик нескольких академий Генеральный директор Роспатента Корчагин А.Д. и член-корреспондент ОРИА заместитель директора Федерального института промышленной собственности В. Джермакян. Усмотрев в мыслях заявителей "несомненную мировую новизну", они (или по их указанию) решают заявку изобретением признать и патент авторам выдать.
   Далее события принимают и вовсе детективный оборот. Свой горе-патент авторы переуступают (кому бы вы думали?) -- как ни странно, все той же Общественной Российской инженерной академии. На каких условиях и за какую сумму академики продали свой патент фактически самим же себе, установить, конечно же, невозможно, поскольку это, как уже было сказано, является величайшей коммерческой тайной. Зато доподлинно известно, что находящийся в числе соавторов патента N 2135670 академик Гусев Б.В. как раз и является Президентом этой академии. И это, как мне кажется, уже не столь невинные шалости наших сановных "новаторов", облачившихся в академические мантии.
  
   Таких способов не знал даже Остап Бендер
   -- Но ведь получить патент стоит огромных денег, -- может задать вопрос читатель, -- изобретение обязательно должно быть реализованным и приносить прибыль?
   Оно и приносит ее. Иначе никто бы не стремился получать патенты.
   Некоторые авторы достигают желаемого эффекта за счет общего объема описания изобретения и, следовательно, его "продажной" цены. И изобретение "Транспортный комплекс мегаполиса и способ регулирования и разгрузки пассажирских, грузопассажирских и грузовых потоков транспортного комплекса мегаполиса" этим требованиям вполне удовлетворяет.
   Другие последователи Остапа Бендера, пользуясь тем, что нынешние службы Роспатента готовы признавать изобретениями давно известные технические решения, берут курс на перезаявление ранее сформулированных технических решений. Так неоднократно поступали ученые из Московского института стали и сплавов, заново и слово в слово перезаявляя формулы изобретений своих умерших коллег. В качестве примера сошлюсь на их изобретение под названием "Способ получения горячих технологических газов" (академик АЕН В.А. Роменец и др.). В его формуле говорится, что "газифицирующий агент вдувают с интенсивностью 500-2000 нормальных кубических метров в час на 1 квадратный метр площади горизонтального сечения расплава...". Однако если взять более раннее изобретение умершего профессора этого вуза А.В. Ванюкова в его формуле можно тоже прочитать о том, что "газифицирующий агент вдувают с интенсивностью 500-2000 нормальных кубических метров в час на 1 квадратный метр площади горизонтального сечения расплава". Вот так: во имя обогащения не щадят даже память своих ушедших в мир иной коллег!
   Ну, а третьи просто тиражируют свои заявки на изобретения, получая на них все новые и новые патенты, что было показано на примерах "пищевых" изобретений. И здесь самой большой для меня сенсацией явились масштабы подобной "творческой" деятельности изобретателей-пищевиков. Количество взятых ими патентов сегодня исчисляется не единицами и даже не десятками, а сотнями штук в год. Например, количество патентов, выданных О.И. Квасенкову на пюре, каши, десерты, консервы и другие продукты с добавками микроорганизмов и без них за период с 1999 по 2001 г., составило около 1000 (!) штук.
   Но поражают не только масштабы активности новой волны новаторов, разбуженной неумными правительственными постановлениями и глупейшими циркулярами Роспатента, а и ее финансовое "сопровождение". Ведь если принять во внимание, что услуги патентного поверенного (а без него такое количество заявок написать просто физически невозможно), связанные с оформлением одной заявки на изобретение и получением патента обходятся автору как минимум в $500, О.И. Квасенков и его соавторы должны были бы заплатить за указанный период не менее 500 тысяч долларов США!
   Поскольку никто таких громадных денег швырять на ветер никогда не будет, вопрос о том, сколько заработано на "кашах" и других подобных изобретениях, остается отнюдь не праздным. И можно лишь сожалеть о том, что сегодня в стране нет человека, который не побоялся бы раскрыть нашему обществу эту величайшую коммерческую тайну. Человека, который смог бы прекратить весь этот балаган, этот "пир во время чумы" на фоне окончательного обнищания подавляющей части нашего населения. Человека, который смог бы взять, по образному выражению Петра 1, кнут в руки для того, чтобы уберечь Россию от разграбления и надвигающейся национальной катастрофы.
  
  
   Анатолий Гловацкий
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик) К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) А.Светлый "Сфера 5: Башня Видящих"(Уся (Wuxia)) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"