Глуцкий Сергей Васильевич: другие произведения.

Вольные купцы

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Реклама:
Читай на КНИГОМАН

Читай и публикуй на Author.Today
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Не смотрите на название, просто читайте.


Глава 1

   Открываю глаза.
   Впереди тёмная металлическая стена. Сверху слабо светящийся потолок. Между потолком и стеной тянутся объекты похожие на трубы. Мне скорее интересно, чем страшно. Такое видеть ещё не доводилось. В воздухе зАпах озона. И ещё, ощущение, что я не один.
   Приподнимаюсь. Так и есть, люди! Целый ряд протянувшийся от меня справа и слева. Присматриваюсь к женщине в тёмном деловом костюме лежащей относительно меня ближе всех. Из-под костюма выбилась светлая сорочка. Её грудь слегка поднимается, значит живая. Под ней плоский лежак, как и подо мной. Ниже жуткие механизмы.
   Нужно срочно разобраться. Предположить можно что угодно. То, что я вижу, точно не сон. Потому что во сне всё необычное кажется нормальным и только после пробуждения - необычным. А это сразу кажется необычным.
   - Что же здесь творится?
   Понимаю, что говорю вслух, но на лежащих это не возымеет никакого эффекта.
   Ну и ладно! Скорее всего, это какая-то лаборатория. Возможно секретная. Но что же делаю здесь я?
   В голове сумбур. Помню, летел в самолёте из Америки в Россию. Потом пустота. И теперь, это помещение. На душе неспокойно.
   Встаю. Продвигаюсь к противоположной стене. Она рельефная, как будто сложена из квадратных металлических кусочков.
   Провожу рукой. Поверхность шероховатая. Тёплая.
   Иду вдоль стены. Нахожу прямоугольное углубление чем-то напоминающее дверной проём. Посредине круглое отверстие. Диаметр небольшой. Сантиметр, может полтора.
   Если углубление - дверь, значит отверстие, скорее всего, замСк.
   Иду дальше. Ничего нового. Только люди, много спящих людей. Заглядываю в лица. Кто-то улыбается, кто-то грустит, но все лежат на спинах словно трупы в морге. Даже руки по швам.
   Останавливаюсь.
   Пытаюсь понять, что меня остановило... Ярко-синяя рубашка! Мужчина в ней привлёк моё внимание ещё в самолёте. Он через каждые десять минут доставал стюардесс, что те уже начинали нервничать.
   Да, это определенно пассажиры с нашего рейса. Похищенные прямо из летящего лайнера. Другого быть не может. Все эти люди, и я в том числе, заложники. Интересно у кого?
   Если всех разбужу начнётся паника. Надо кого-нибудь одного, желательно с крепкими нервами. Всматриваюсь дальше. В основном женщины. Детей нет. Насколько я помню дети были, а здесь никого. Опять загадка. Оставляю на потом.
   О! Кажется, подходящая кандидатура. Мужчина в аэрофлотском кителе. Наверняка пилот или штурман.
   Трясу его за плечи. Ничего. Как будто умер. Может накачали? Снотворное или наркотики.
   Вспоминаю своё пробуждение. Желудок отзывается спазмом. Наверное, всё не так плохо. Я же ведь проснулся.
   Трясу дальше. Сознание слишком глубоко. Оставляю попытку.
   Возвращаюсь к прямоугольному углублению. Отверстие не даёт мне покоя, но палец совать не решаюсь. Пальцы мне ещё пригодятся.
   Что бы засунуть? Шарю по карманам. Ключи. Зажигалка. Конфетка. Улыбаюсь. Вспоминаю, как девочка лет шести подошла ко мне перед взлетом и подарила конфетку. Первый признак доверия. Дети по-другому не умеют. Они очень откровенны.
   Единственное, что подходит - ключи. Выбираю самый длинный. Засовываю в отверстие.
   Удар.
   Лечу. Кажется жив, но рука онемела. Дотыкался. Лежу на полу, отдыхаю. Что это было? По ощущениям - электричество. Очень даже не хилый разряд, но я вроде в порядке и это главное.
   Ключ торчит из отверстия будто приваренный. Не тот ключик просто. Понимаю.
   Мне уже не терпится узнать, кто всё-таки нас похитил. И долго ждать не приходится. В стене - движение механизмов. Щелчки. Углубление покрывается нитками статических разрядов. Красиво. Кажется, снаружи кто-то заинтересовался моими опытами.
   Ещё одна попытка. Разряды теперь более продолжительны. Плоскость дрожит, медленно, рывками двигается параллельно стене. Фантастика.
   В образовавшейся щели видно какое-то движение. Присматриваюсь. Не разглядеть.
   Замечаю, что так и сижу на полу.
   Щель уже на четверть двери. В образовавшемся проёме какие-то волосяные отростки. Двигаются быстро и вполне разумно. За ними туловище стукающееся об металл. Как будто во внутрь пытаются просунуть бочонок.
   Что это за хрень?
   Дальше, хуже. Ключ падает с каким-то обречённым звоном. Что-то не так. Дырочка медленно ползёт. Существо снаружи шуршит, напирает. До меня доходит весь ужас происходящего. Быстро подползаю, не удосужившись для начала встать, словно это отверстие весь смысл моей жизни. От углубления до края - сантиметров десять. Ключ должен быть где-то недалеко. Вверх не смотрю, боюсь потерять время.
   Ключ, ключ. Вижу, вижу.
   Рука дрожит. Кажется не совсем отошла. Где левая? Вот.
   Неумолимое отверстие. Стой!
   - Ах, ты, - слышу себя.
   Ключ, как заколдованный тыкается всё мимо и мимо. Рука ватная.
   Тук, тук, тук. Мазила!
   Ключ проваливается. Уффф, ну вот.
   Дверь замирает немного согнув спасительный ключик. Сталь всё-таки.
   Отползаю.
   Существо бьётся, но пролезть не может. Странное у него тело. Наверное, хитин. В хитиновой груди - большое естественное отверстие. Из него торчит куча отростков, все шевелятся, теребят металлические края.
   Насекомых я совсем не ждал. Хотя с насекомыми у этого лишь отдалённое сходство.
   Оно ещё немного корячится в безуспешных попытках и замирает. Задумалось, наверное.
   Отходит. Вместо ног у них такие же волосяные отростки, но идущие из нижней части тела.
   Интересно, что дальше? Недалеко отходит, метра на полтора. Отростки свои растопырило в разные стороны. Пытается запугать? А ведь действительно страшно.
   Сижу, наблюдаю. По отросткам, как по проводам, из хитинового нутра выбегает небольшая змейка статического разряда. Потом две. Внутри какие-то щётки. Шуршат, дёргаются. А статики всё больше и больше выходит. Оружие - без сомнения.
   Маленькие молнии уже гуляют по полу. Центр существа начинает светиться.
   Резкий бросок. В меня летит светящийся шар.
   Такого я естественно не ожидал. Слишком много электричества сегодня.
   Успеваю увернуться, а рука - нет. Опять правая. Да что ты будешь делать! Боль адская. Шок. Рука завернулась. Все жилы на ней натянулись. Кулак не разжимается.
   Катаюсь по полу, вою, одновременно стремясь оказаться в более менее безопасном месте. Хорошо, что рука, а если бы всего? Верная смерть. Сердце, оно ведь такое хрупкое. И так чуть ли не выпрыгивает.
   Существо снова в попытках пролезть. Надеюсь, ключ ещё продержится. Надо что-то придумать.
   Покурить! Для начала неплохая идея.
   Сажусь. Рука потихоньку отходит. Даже заметны признаки жизни, но зажигалку брать не хочет. Сегодня ей два раза досталось. Если срочно что-нибудь не придумать, кранты мне. Чиркаю колёсиком, смотрю на пламя. Чем не оружие? Слабовато.
   Может у кого пистолет есть? Мысль хорошая, конечно. Но вряд ли. В самолёт с оружием не допускают. Если только у пилота?
   Сижу, курю. Представляю, как обшариваю человека, а он просыпается. Или не просыпается, но всё равно неприятно.
   Дым гуляет по лёгким. В голове приятное головокружение. Это на минуту, от силы две.
   Слышу хруст. Что за чёрт? Ещё одно существо, меньше первого, застряло в проёме. Дёргается, шуршит. Понимаю, что думать не долго осталось. Что же делать? Пистолет, во всяком случае, искать некогда. Ещё немного и чудище ворвётся. Попытка. Вторая.
   О, чёрт! Прорвалось. Оно ползёт, набирает заряд между делом.
   Я тоже ползу, только задом. В руках зажигалка. Во рту недокуренная сигарета.
   Безумная идея озаряет меня. Смотрю на зажигалку. Чем чёрт не шутит? Глупо было бы не воспользоваться. Подскакиваю и бегу навстречу. Самого воротит.
   Существо уже объято искрами. Будь что будет. Бросаю. Прямо в грудное отверстие.
   Маленький взрыв. Меня обдаёт пламенем вырывающимся из хитинового нутра. Ну и вонь. Отростки горят.
   - Ууууууу! - вырывается у меня.
   Оно падает, истерично так пищит. Пинаю. Откатывается в угол. Стонет. Без своих отростков просто туша в панцире. У этих панцирных, оказывается, талия есть. Наверное, другой вид.
   На подходе ещё один монстр. Кажется вхожу в азарт. Ещё бы.
   Прохожусь по чужим карманам, мне теперь плевать. Первое существо затихло. По крайней мере в проёме не видно. Выманим. Ни куда не денется.
   Нахожу три зажигалки. Одна почти пустая. Не подойдёт. Как оружие не подойдёт. Интуитивно отправляю её в свой карман. Всего две. Пока хватит. Дальше посмотрим.
   В проёме по-прежнему тихо. Крадусь.
   Засел, падла!
   За дверью виден коридор. Он пуст. В конце коридора такая же дверь с отверстием.
   Одно из двух - или ушёл, или поджидает у входа. Проверить бы.
   Подхожу. В руках зажигалки. Весь трясусь от перенапряжения. Вот ведь вопрос, в какую сторону смотреть? Слева пространства больше из-за наполовину открытой двери. Значит - левая сторона. Будь, что будет.
   Вылетаю. Точно - слева. Стоит, даже не искрит. Отростки растопырил. Приготовился.
   - И тебе, - кричу. Бросаю. Зажигалка проваливается в дёргающееся нутро.
   Он крутит хитиновой башкой. Наверное не понял, что произошло. Ощупывает себя. Отбегаю по коридору. Не такие уж эти насекомые и страшные, когда задумчивые.
   Видимо ничего толком не поняв переключается на меня и начинает шуршать в мою сторону. И даже собирается пальнуть. А мне того и надо. Давай! Взорви себя.
   Обнаруживаю посредине коридора, с правой стороны, проход уводящий в более свободное помещение. Хорошо, что не дверь. Ныряю туда. Существо из вида не теряю.
   Оно уже искрит. Взрыв.
   Даже как-то скучно. Бочонок падает, катится. Представляете, сам. Смешно и жалко одновременно. Поверить не могу, неужели это они людей похитили? Всё может быть, учитывая то, что я уже видел.
   Адреналин в крови подстёгивает. Возможно, эти двое не единственные. Но пока никого.
   В этом проходе, практически невидимом из комнаты заключения, всё по-другому. Здесь интереснее. Стою на решетчатой дорожке. Под ней приспособления, узлы какие-то. Вокруг пространства намного больше, чем в коридорчике. Впереди опять дверь с традиционным отверстием. Ни дать, ни взять - космический корабль с пришельцами. Уже ничему не удивляюсь. Хорошая штука - привычка.
   Наверняка эти двери открываются при помощи особенных ключей. Придётся вернуться, обследовать трупы. Возвращаюсь. Осматриваю весь коридор. Ничего. Ничего, что может походить на ключ, только несколько не догоревших отростков валяющихся на полу. Можно подумать, они этими отростками открывают свои двери. А почему бы и ... да.
   Беру один, сохранившийся. Брезгливо так. А что делать? Возвращаюсь, пихаю в отверстие.
   Ещё один удар током. Отпрыгиваю. Хорошо, что предварительно использовал левую руку. Хотя на этот раз не так больно. Возможно, отросток-ключ имеет своё сопротивление.
   В стене щёлкают механизмы. Сработало! Дверь отъезжает в сторону.
   О, Боже! Перед моим взором открылся огромный иллюминатор. На фоне чёрного космоса замерли звёзды. Такое ощущение, что они все разом посмотрели на меня, а я на них. Удивительно, конечно, но это было именно так.
   Под иллюминатором - пульт управления с торчащими оттуда разными приспособлениями и зеркальной полусферой посредине.
   Застываю, боясь, что всё это исчезнет и превратится в сон. Мой мир тут же раскрылся и потянулся к неведомым галактикам необъятного космоса. Я почувствовал, что стал по-настоящему счастлив будучи маленькой песчинкой посреди нескончаемой пустыни. Моё сердце запело.
   Вскоре я очнулся от первого впечатления и оглядел отсек.
   Никого.
   Оставалась ещё одна дверь. Последняя. Та, что была в коридорчике. И там я обнаружил детей. Их было меньше, чем взрослых. Я даже увидел ту девочку, что подарила мне конфетку. Как будто она знала, что я проснусь и убью всех пришельцев. Дети на самом деле очень много видят, пока не станут взрослыми.
   Возвращаюсь в главный отсек с явными намерениями разобраться в системе управления. То была просьба девочки. Она беззвучно попросила об этом. Она знала, что я давно об этом мечтал.
   Итак, передо мной космос.
   Зеркальная полусфера - по всей видимости, штурвал. Всё остальное - вспомогательные устройства.
   Интересно, куда лететь? Уж точно не на планету к этим бездушным созданиям.
   На Землю? Но я не знаю где она. Далеко ли мы сейчас от родной планеты? Я непременно должен выяснить это.
   Стою. Всматриваюсь в зеркало полусферы. Вижу себя, главный иллюминатор, стены на которых висят непонятные мне устройства. В ней отражается всё, что есть в главном отсеке. Необычный однако штурвал, если это конечно он и есть. Просто зеркальный шар утопленный наполовину. Не по-нашему это, не по-человечьи.
   Ну вот. Пришло время задеть его. Не удивлюсь, если опять током шарахнет. Заношу указательный палец над поверхностью.
   Пять сантиметров, ничего.
   Четыре - ничего.
   Три. В палец впивается статическая дуга.
   По инерции отдёргиваю руку. Краем глаза замечаю движение звёзд. Значит всё-таки штурвал.
   Интересно, сколько я выдержу? Теперь обеими руками.
   Каждому пальцу своя статическая ниточка. Боль дикая, но выносимая. "Инопланетные мазохисты, чтоб вам сдохнуть!". Корабль медленно вращается.
   Звёзды, звёзды. А вот и Солнце. Не такое, каким привык я его видеть. Маленькое, ненавязчивое.
   - Аяяааа, - тело дрожит. Волосы кажется дыбом. Убираю руки. Смотрю на них, вроде нормально.
   Ещё полетаем, обязательно полетаем. А пока на Солнце. Хороший ориентир, надёжный. Вот вопрос: смогу ли я посадить эту посудину?
   Нет ответа.
   Чувствую себя космическим пилотом сделавшим свой первый поворот. Могу лететь в любую сторону на сколько позволяют наши три измерения. Просто не могу подобрать слова, чтобы описать свою радость на грани безумия. Это просто, когда даже знаешь, что если и увидишь Землю, то не сможешь остановить корабль. А он летит.
   Закуриваю. Надо расслабиться. Иду вдоль периметра главного отсека, рассматриваю. Помещение полукруглое на носу судна. По обе стороны от панели управления - ряды ящиков, влитых в стену. Сзади - две кабинки, начинающихся от пола и исчезающие в потолке. У каждой кабинки - вход. Посредине - дверь, через которую я вошёл сюда. Всё симметрично. Как у людей.
   Может быть эти корабли им и строят люди, а они изредка прилетают на Землю и похищают их? Взрослых на заводы. Детей на эксперименты. Ужасно!
   Отмахиваюсь от апатичных мыслей и останавливаюсь у ближайшей кабинки. Войти? Не войти? Вхожу.
   Жужжание. Двигаюсь вверх, как на лифте. Сознание замирает. Появляется ощущение, что скоро вылечу в открытый космос. Что поделаешь. Зашёл по глупости в мусоропровод. На самом деле - турель.
   Выдыхаю с облегчением. Вокруг меня звёзды. Наверное, турель - самое романтическое место в мире. Если выживу и познакомлюсь с девушкой обязательно затащу её в турель. Улыбаюсь. Я ведь ещё не пробовал спуститься обратно в главный отсек.
   От космической пустоты меня защищает полусферическая прозрачная башня. Передо мной пушка, но она за стеклом. Громоздкая такая, чёрная. Как и сам корабль - тёмный, невзрачный.
   Ну всё, пора вниз. Смотрю на приборы. Знакомая зеркальная полусфера, только в два раза меньше той, что внизу. Забавно. Но где же кнопка "поехать вниз"?
   Ищу.
   В башне темень сплошная. Ничего не видно, кроме небольшой панели управления освещённой Солнцем. Вот и попался. Не будешь шастать по незнакомым турелям.
   Ползаю по полу обшаривая поверхность. Надеюсь найти хотя бы отверстие. Ещё один удар током не повредит. Ноги затекли. Выпрямляюсь.
   Что такое! Прямо по курсу увеличивающийся шарик, а это значит планета. Не может быть. Может Земля?
   Небесное тело растёт медленно. Присматриваюсь лучше. Цвет скорее розовый, чем голубой.
   Да что же это я? Ныряю вниз. Ищу дальше. Уже по седьмому кругу пошёл. Все стенки проверил. Ничего.
   С досады бью по зеркальной полусфере кулаком. Пушка рождает луч. По руке незначительный удар током. Я замираю.
   Бью ещё раз. Смотрю, как луч вылетает из пушки. Вот это сила! Как белая дорожка. Как канат, сплетённый из солнечного вещества. Вот оно - оружие будущего. Настоящий боевой лазер.
   Теперь уже не бью, а нажимаю. Рука объята статическими разрядами. Наплевать. Смертоносный луч прорезает пространство. Я любуюсь. Недолго любуюсь. Секунд пять или шесть. И всё это время, что я наблюдал за лучом он ни разу не прервался, чего почти никогда не бывает в фантастических фильмах про космос.
   Замечаю, что планета стала в два раза больше. И ещё, какое-то движение в космосе. Появилось ощущение, что навстречу что-то очень быстро пролетело. И под словами очень быстро я действительно имею в виду очень быстро. Может глюк?
   Надо покурить! Достаю зажигалку. Вот болван, как же я сразу не догадался. Можно ведь подсветить зажигалкой.
   Только я присел и собрался продолжить поиски.
   Удар! Звук, как будто об корпус корабля стукнулся камень. Потом шаги. Неторопливые, уверенные. Интересно, кто это разгуливает по кораблю, как по бульвару? Там же безвоздушное пространство! Космос однако, чего только не встретишь.
   Осторожно приподнимаюсь из укрытия. Робот! Однако в переполненном событиями моём сегодняшнем дне вот только робота ещё не хватало.
   А тот знай себе разгуливает по обшивке корабля, что-то ищет. То в одном месте замрёт, то в другом. Явный прототип человека - две руки, две ноги, туловище, голова. Даже два объектива, как два глаза. К спине что-то прицеплено. Не разглядеть. Присматриваюсь лучше. Кажется проволока. Зачем ему она? Мой взгляд скользит по ней, всё выше и выше. О, чёрт! Прямо у меня над головой космический корабль. Такой огромный, что инстинктивно захотелось присесть и даже ноги дёрнулись. Вдоль всего днища буквы: ЕМИЕР-286.
   Вот, что значит безвоздушное пространство. Над головой такая махина, а я ничего не слышу. Забавно.
   Что в этом космосе, в конце концов, происходит? Я не я буду, если не разберусь. Корабль с буквами, робот. Попахивает земным, никак иначе.
   Робот тем временем нашёл то, что искал. Он быстро опустился на одно колено и включил маленький лучик. Им он стал резать корпус.
   Перевожу взгляд на планету. Она уже больше Солнца. Корабль действительно летит прямо на неё. Случайность? Ирония судьбы? Но мне теперь можно не бояться. Эти люди всё сделают лучше. Они просто обязаны были меня увидеть. Возможно они знают больше, чем я могу себе представить.
   Робот уже закончил разрезательную процедуру и теперь ковырялся в проделанном отверстии. В чём заключается его миссия? Куда мне обычному землянину понять. Я на этом корабле, как в ловушке.
   Теперь он открывает тайник на груди. Там четыре металлических яйца. Достал одно. Потрогал.
   Яйцо зашевелилось, начало разбираться. Теперь это не яйцо, а паучок с шестью лапками. Маленький робот для вторжения на вражеский корабль. Прекрасно! Робот запускает его в приготовленное отверстие и увлекаемый тросом отчаливает с корабля. Теперь этот паучок займется своим делом. Самым главным в его жизни.
   Планета уже совсем близко. Ещё минут десять-пятнадцать и всем нам точно хана.
   Сижу в турели, смотрю на толстые розовые полосы. Имея разные оттенки от желтоватого до белого, они по кругу опоясывают всю планету. Кажется, их даже можно посчитать, но каждая из полос опять же содержит разные оттенки и все они как будто сливаются, отвлекая внимание наблюдателя ребристыми разделениями. Явно выделяются лишь только две светлые полосы, одна в верхней части планеты, другая в нижней части планеты. Обе начинаются в середине. А ведь где-то я такую планету уже видел. Может в учебнике астрономии или по новостям. Не каждому доведётся увидеть такую красоту воочию. В особенности тем, кто смог проснуться и испортить коварные замыслы пришельцев. Плохо, что паучок не торопится.
   ЕМИЕР-286 так и висит над головой. Они тоже чего-то ждут. А планета всё ближе.
   Нет! Не буду я ждать пока этот жук соизволит пошевелить своими лапками. Но для начала выберусь отсюда.
   Ныряю снова, но теперь я вооружён зажигалкой. Свечу на стены, просматриваю каждый уголок. Не хочу верить, что выхода нет. Выход всегда должен быть.
   Корабль влетает в атмосферу на чудовищной скорости, начинает плавиться, поджаривая тех, кто внутри. Температура трения достигает несколько тысяч градусов. Корабль, превращаясь в светящийся болид, взрывается подобно грибу, разбрасывая капельки расплавленного металла и пепел не проснувшихся пассажиров.
   Отбрасываю страшные мысли. Трясу головой. Кажется, помогает. Но планета завораживает своей величиной. Сковывает разум подчиняя его своей воле. Главное не паниковать.
   Догадываюсь, что под панелькой не глядел. Заглядываю. Есть! Вижу утолщение с отверстием посредине. Достали меня уже эти отверстия! Не раздумывая пихаю туда руку пришельца. Разряд. Хорошо, бодрячок. Хотя не уверен, что это была не нога пришельца.
   Еду вниз. Кажется пронесло. И этот железный с ногами, чего он возится? Еду вечность. Вскоре появляется долгожданный вход.
   Рано.
   Ещё рано.
   Жду, когда откроется хотя бы на половину. Ага. Ныряю в главный отсек. Буквально на карачках подбегаю к главной панели. Планета просто огромна. Судно дрожит попав в гравитационное поле.
   Обхватываю полусферу руками. Удары током, как морской бриз. Неужели я скоро превращусь в одного из этих бочонков?
   Планета убегает. Сначала медленно, неуверенно. Потом всё быстрее. Хорошо-то как! Кажется пронесло. Ура товарищи!
   Отхожу. Сажусь под дверью. Прямо на пол. У этих бочонков на корабле нет стульев, а значит они отдыхают как-то по иному. А возможно, никогда не отдыхают.
   Теперь дело за жуком. Главное, чтобы не подвёл.
   Летим. Самое время покурить - нервы успокоить. Последнее время много волнений. А ведь я спасаю людей.
   Ладно, признаюсь. Не только я. Ещё этот жук, вместе со своими создателями. Но ведь он себя ещё никак не проявил. И если не проявит, грош цена этому жуку и роботу притащившему его с собой. Интересно, чем он там занимается? Бегает? Ищет нужные провода? Его задача перепрограммировать бортовой компьютер? Возможно, возможно.
   Сижу, прислушиваюсь. Может, вдруг, из глубин корабельного нутра донесётся до меня звук его шажков.
   В иллюминаторе полоса из звёзд. Красиво. Волшебно. Солнце светит откуда-то снизу. Эта полоса, кажется, Млечный путь. Наша галактика. Хотя с уверенностью не могу сказать, что эта галактика наша. Ведь изнутри все галактики похожи. Кто-то летает по ней, взад и вперёд. Этот кто-то умело расправляется со звёздными картами. Нет, ему они не нужны. Он просто смотрит на звезду и ему есть, что вспомнить. К примеру, белый моллюск с планеты Моэ уже семь лет обещает отдать долг, но всё тянет и тянет. Ладно, шут с ним, что взять с моллюска. Этот кто-то продолжает весело крутить штурвал. Сегодня ему надо навестить голодных туземцев с Болеби. Интересно, как они умудрились остаться без пищи после небольшой катастрофы. Подумаешь с орбиты сошла, с кем не бывает. Мелочи. Может за одно навещу друга Луоо-о. Он ведь всегда рад моим безумным посадкам.
   Всегда бы так...
   Озираюсь. Кажется, я малость задремал.
   Смотрю вперёд. Теперь уж точно не случайность. Это жук управляет судном. В иллюминаторе серая планета с выделяющимися на светлом фоне тёмными кривыми линиями-царапинами. Они как будто вспарывают поверхность её тела. Живут на ней.
   Завораживающе.
   Искренне соболезную о безвременно покинувшем планету Земля, индивидууме. Да вознесётся его бренное тело к другим мирам, ныне непознанным, малым да великим, слабым да сильным, близким да далёким. От всего сердца говорю слова эти, так как понимаю истинные тяжбы горя нашего. Да упокой космос душу его, тело его. Во имя веков. А...
   Истинное богохульство. Улыбаюсь. Впереди неизвестность. Нет ничего лучше для личного самоутверждения. Может немного сойду с ума. Совсем капельку. Но ведь для хорошего самочувствия. Для душевного уюта.
   Планета сверху. Смешные они, эти компьютеры, роботы и прочие устройства. Не видят они красоты, полёта мыслей. Им даже не важно, что корабль летит вверх ногами "глав-но-е вы-пол-нить по-став-лен-ну-ю за-да-чу с ми-ни-маль-ны-ми э-нер-го за-тра-та-ми". Программа, вот, что заменяет им цель. Сущность заложенная на основе единицы и нуля. Но нам не понять их, как и им нас. Да что говорить, мы и сами порой себя не понимаем. У нас нет жесточайшего логического расчёта.
   Серая планета нависает. Тёмные линии-царапины превращаются в покрытые редким льдом, трубы. Что это? Трубчатая планета? Ох, неспроста там все эти трубы, неспроста. Просто гигантские, если судить по расстоянию до них. Впрочем мне ли не удивляться прожившему всю жизнь на матушке Земле. Холёному, да избалованному дитю. Воздух делать не надо, пища сама растёт. Ешь, да спи. А здесь температура поди ниже минус ста пятидесяти. Вот и забрались в трубы. Атмосферы не видно. Преобладает ледяной покров.
   Что это? Солнечная система?
   Неужели у нас под носом живёт некая мифическая цивилизация обладающая космическими кораблями и человекоподобными роботами, живущая по своим законам неведомым никому кроме них, не сделавшая ни одного опрометчивого шага, способная добраться до нашей планеты на своих кораблях в считанные часы. Невероятно. Чем они занимаются? Следят? Исследуют? Смеются над нами? Хотя судя по последним моим приключениям - скорее всего защищают и направляют.
   Есть цивилизация, рассмотрим. Даже эти трубы - ну очень интересная экскурсия. Огромные, в поперечнике не меньше полкилометра. Тёмно-серые, невзрачные. А к чему светиться? Они же намеренно скрыты от посторонних глаз. Если что с Земли и видно, так это лишь тёмные царапины. Мало ли, что можно подумать - тектонические сдвиги, овраги, месторождения. Этому можно придумать много названий. А на Земле тем более.
   Сижу, клюю носом.
   Картинка постепенно меняется. Видно перекрестия - когда одна труба проходит через другую. Где-то подо льдом, где-то сверху. Покрытие у труб рельефное - застывшие пузыри. Странное вещество, на вид органическое. Просто город подо льдом.
   Корабль, в котором я сижу, выравнивается и планета оказывается внизу. Так-то лучше. Летит к одной из труб. Прямо туда, где она исчезает подо льдом. Недалеко от этого места видна шахта. Возможно для постороннего наблюдателя она будет казаться простой дыркой во льду, но я уже догадался, это и есть вход в город. Он не менее огромен. На краю шахты трудятся механизмы. Снимают образующиеся сталактиты и сталагмиты. У каждого из них имеются по четыре ноги, которыми они цепляются за лёд и две руки снимающие с поверхности слой за слоем.
   Влетаем.
   Ледяной туннель. Уборщики висят со всех сторон, похожие на пчёл облагораживающих своё жилище. Медлительные, но знающие своё дело. Им можно даже позавидовать. Им дали жизнь и они живут. Не жалуются, не мёрзнут. Вместе веселее.
   Дальше туннель - искусственный. В основе то же пузырчатое вещество, только скреплённое железными сваями. Туннель постепенно превращается в город.
   Дальше - ответвления. Такие же туннели, идущие в разные стороны. Целая подлёдная архитектура.
   Корабль влетает в один из проходов. Позже ещё в один. Вдалеке виднеется большое пространство - вроде гостиной для кораблей. Железный гофрированный пол. Круглые подставки для космических судов и ни одного причалившего. Корабль опускается на один из них. Дёргается и плавно ныряет вниз. Значит подставки на самом деле лифты для космических судов. Работа жука закончена. Теперь за дело возьмутся местные спецы. Если только люди для них ещё не перестали быть в новинку.
   Состояние у меня сейчас то, что надо. День просто перенасыщен контактами с внеземным разумом. Я даже не знаю, что чувствовать. Просто сижу, а лифт упорно делает своё дело. Он как друг или как предатель. Только одно из двух, третьего не дано.
   Снова пространство, правда, больше похожее на гараж, плюс пара шляющихся по полу механизмов.
   Корабль пришельцев вибрирует. Удар. Ощущение, что от судна отвалился неплохой кусок и упал на дно гаража. Эхо обречённо повторило этот звук.
   Свою дверь открыть не решаюсь. Так и стою возле неё с ключом-отростком в руке.
   Я боюсь? Мне страшно? Может быть, может быть. И всё-таки, кто-то тут у нас хотел стать настоящим космонавтом. Таких не берут... Злюсь на себя. Мне интересно и точка!
   Запускаю инопланетный отросток в знакомое до боли отверстие. Дверь отъезжает.
   Вот ведь. Дно корабля разошлось образовав таким образом два спуска. Один с моей стороны, другой с кормы. Явно работа жука. Чтоб ему.
   Внизу - космический воин с нормальным человеческим лицом. Рядом с ним тот самый робот, что запустил жука. Стоят, молчат. Ну и я молчу. Может здесь принято молчать при встрече.
   Робот любопытно рассматривает меня. Неожиданно изрекает по-русски:
   - Приветствую тебя, инопланетный человек.
   Киваю роботу подняв при этом правую руку в приветствии. Меня не покидала мысль, что я общаюсь с компьютером. Поэтому моё приветствие показалось мне не очень уверенным. Особенно когда тебя называют инопланетным.
   Воин на секунду переключается на робота. Потом снова на меня.
   - С Земли? - вдруг спрашивает он.
   - Да, - киваю.
   - Не желаешь прогуляться? - спрашивает.
   Догадываюсь, что будет означать отказ. Улыбаюсь про себя.
   - Легко, - говорю. Спускаюсь вниз.
   По виду обычный человек, только одет необычно. Для меня по крайней мере. Чёрная жилетка с двумя десятками карманов, под ней зелёная футболка и тёмные штаны заправленные в тёмные космические ботинки. На поясе пистолет. Ни много, ни мало - местный защитник.
   - Досталось тебе от лаксмеров? - интересуется воин.
   Робот - сама невинность, смешной до чёртиков. Благо, что я от его первой фразы не засмеялся, что-бы не показать тем самым свою простодушность и отсутствие внутренней концентрации. Хорош, просто хорош.
   - Немного, - говорю. Как будто я их каждый день по дюжине убиваю.
   Выходим из гаража в коридор. Освещение - длинная, светящаяся трубка по центру потолка. Робот между нами.
   Со мной что-то не то. Ощущение такое, как будто сбросил килограмм двадцать, не меньше. Боюсь слишком сильно оттолкнуться и взлететь к потолку. Вот, что значит другая планета.
   - Это гравитация, - говорит мужчина, - проявленное духовное притяжение.
   Смотрю на воина.
   - У нас на Земле духовное связано с божественным, - говорю. Улыбаюсь на всякий случай. Смотрит понимающе. Просто обычный человек, каких на Земле много, но в щёлочках его серебряных глаз затаился космос. Возможно, на Земле я бы счёл его странным, но только не здесь и не сейчас.
   - Всё правильно, - улыбается он, на долю секунды взглянув на меня.
   Из этого коридора выходим в другой. Он шире и выше первого в два раза. Изредка встречаются двери. Успеваю прочитать на одной из них:
   Отдел-К.
   Мне даже не важно, куда меня ведут. Просто наслаждаюсь прогулкой.
   Отдел-М.
   Признаюсь, не часто мне доводилось бывать на другой планете.
   - Как ты уничтожил экипаж? При тебе имеется оружие? - выпытывает воин.
   Отдел-П.
   - Не совсем, - отвечаю. - Пара зажигалок. Просто бросаешь зажигалку в дыру на груди и ждёшь.
   На его лице ухмылка. Идём дальше.
   Впереди какой-то маскарад. Воздух оттуда идёт перенасыщенный кислородом и со своеобразным запахом. Это целый сад под куполом. Двигаемся вдоль живых стен. Растения всевозможных форм и оттенков. Где цветы, где листья? Даже не понятно, фотосинтезом ли они здесь занимаются? Зазеваешься спросонок и чего-нибудь недосчитаешься. Обидно будет. Правда, некоторые виды всё-таки имеют зелёный покров. Что меня, несомненно, радует.
   Воин вдруг останавливается:
   - А перекусить? - спрашивает.
   Чувствую, как от этого вопроса желудок начинает шевелиться.
   - Не откажусь, - говорю.
   Воин обращается к роботу:
   - Дружище Безпредел, принеси-ка нам два тианских.
   - Безпредел? - не выдерживаю я.
   Безпредел уходит.
   - А что, я сам придумал, - говорит он и смотрит вслед уходящему роботу.
   - Стоящее имя, а меня зовут Флай, - решаю назваться своим последним и самым любимым чат-ником.
   - Дей Жи, - говорит своё имя воин. Он жмёт мне руку. Возможно он тоже родом с Земли. Хорошо бы.
   Обосновываемся в беседке стоящей в зарослях бордовых лиан с оранжевыми цветами. Ждём Безпредела. Дей Жи явно скучает. Вокруг разнообразные звуки растительного происхождения. Щелчки, скрипы, шуршание.
   Дей Жи вдруг оживает:
   - А как тебе удалось проснуться? Насколько мне известно лаксмеры вызывают искусственную кому. Никому ещё не удавалось до тебя.
   - Не знаю, - говорю.
   Моего плеча вдруг что-то касается. Резко поворачиваю голову так, что даже в шейном позвонке что-то заклинивает отдавая небольшой болью. Несколько тонких лиан с бордовыми листиками протянулись ко мне из общей массы. Висят параллельно полу.
   - Это номнимусы, - сообщает Дей, - можешь не волноваться, они просто ластятся.
   - Как животные? - спрашиваю, потирая шею.
   Воин кивает. По нему тоже ползут бордовые лианы. Успокаиваюсь. Чувствую, как одна из них заползла на голову. Другая - на плечо.
   В проходе между бордовых стен появляется Безпредел. В руке поднос с двумя стаканами. Мы забираем напитки. Благодарим робота.
   Он застенчиво опускает глаза-объективы. Меня корёжит. Чтобы не рассмеяться смотрю в свой стакан. Там прозрачная густая жидкость жёлто-зелёного цвета. В неё, один к одному, замешаны кусочки подобия ореха. На зАпах очень ароматно. На вкус ещё лучше.
   - Очень питательно, - говорит Дей.
   - Угу, - киваю. Рот занят пищей. По телу гуляют номнимусы.
   Робот наблюдает за нами. Непонятно, о чём он сейчас думает? О чём мечтает? Он больше похож на двухлетнего ребёнка со всеми присущими ему рефлексами. В движениях, позах - отражение разума. К тому же он учится, воспринимая действительность через свои микрофоны и объективы. Пытается повторять. Но разломать логическую колею ему не под силу. Даже через много сотен лет.
   Ну вот с едой покончено. Хочется курить. Отбрасываю мысль. Здесь наверняка это запрещено. Здесь рождается воздух.
   Дей допил свой напиток и поставил стакан на пол. Я последовал его примеру.
   - Ну, а теперь, - говорит Дей, - хочется нам этого или нет, нас уже ждут. Главный совет. Ничего не поделать.
   Понимающе киваю. Всё предельно ясно. Вторгся на чужую территорию, будь готов показаться главному. Так было даже в космосе.
   Выходим из сада, но уже с другой стороны. Опять коридор с дверями, но тут уже просто буквы. Смесь русских и английских. Сворачиваем в первый встретившийся проход, который имеет слабый наклон. Начинаем куда-то спускаться. Из него тянет прохладным воздухом с запахом пластика и металла. Там станция с особой дорСгой. Двухсторонний туннель уходит в разные стороны. Несколько вагончиков притаились с противоположной стороны от туннеля. Идём к ближнему.
   Каждый вагончик, как самостоятельное средство передвижения. Внутри несколько сидений. Электронное табло на четверть вагона. Карта всей ледяной планеты разукрашенная паутиной синих трубок и внушительный список станций. Это город из труб, растянувшийся по всей планете. В моём воображении он предстаёт в виде некой огромной рыбины выныривающей из бушующего моря.
   Просто садишься и выбираешь из списка нужную станцию. На карте жёлтым цветом загорается маленький участок уменьшенной копии всего трубчатого города - показывает выбранное место. Компьютер уже знает самый короткий путь.
   Вагон сползает на свой рельс, при этом успевает развернуться. Значит едем налево. Набираем скорость.
   Стены и кабеля превращаются в сплошной поток. Скорость увеличивается.
   Промелькнула одинокая станция, да так быстро, что рассмотреть не удалось. Слишком быстро.
   Ещё одна станция.
   Дей погружен в неприятные размышления. Это видно по сдвинутым бровям. Осунувшемуся лицу. Совет ждёт. Мы мчимся.
   Карта планеты вновь привлекает моё внимание, так как там кроме синего с жёлтым есть ещё и красный участок. И своим размером покрывает достаточно большую территорию, которой хватило бы покрыть три или четыре станции вместе с соединяющими их путями. Грубо говоря - значительный кусок города. И вскоре до меня доходит. На развёртке планеты, которая играет роль фона того самого табло, вижу кратер, что вполне может оказаться воронкой от ядерного взрыва. Что же здесь такое могло произойти, что решили оставить как память?
   Вагон начинает торможение и инерция возвращает меня в реальность. Наша остановка - светлая, ухоженная станция. У выхода из помещения станции - охранники экипированные чуть ли не в скафандры для выхода в открытый космос. В руках у каждого по огромному "бластеру", если можно так выразиться. С такими не поспоришь.
   На нашу тройку никакого внимания. Как статуи. Дей Жи здесь, похоже, обладает большими привилегиями. Если бы я прошёл один, они бы ещё как обратили внимание.
   Двигаемся по постепенно поднимающемуся коридору. У стен охранники. Опять же стоят, не шелохнутся. По окончании подъёма я их насчитал сорок шесть. Включая и тех, что стояли у входа в зал.
   Совет, кажется, заждался и это было что-то умопомрачительное. Огромное пространство подчёркнутое многочисленными колоннами. Пол выложен замысловатым узором отполированного камня. По центру круг, диаметром около десяти метров, из цельного куска. Внутри, по периметру круга, члены совета восседающие на своих каменных стульях. Все смотрят оценивающе. Изучают.
   Девять каменных стульев и всего восемь человек не считая нас с капитаном. Робот же остался снаружи.
   Первый слева - кажется священник. Лицо пухлое. Сверху большая лысина, но волосы есть. Они от уха до уха огибают заднюю часть головы и спускаются до плеч чахлыми локонами. Одет в белую рясу.
   Следующий после священника - похожий на представителя офисных нужд. Элегантный костюм. Блестящие ботинки. Всё как положено. За исключением шейного убора смахивающего на тканевый ошейник чёрного цвета. Очень странная мода. Но в данном случае спорить не буду, смотрится хорошо.
   Третий в доспехах. Не как у древних рыцарей - из металла. А как у космических рыцарей - из тёмного, толстого пластика. Очень вызывающе и одновременно красиво.
   Дальше - врач. Пытаюсь разобраться, почему я так решил? Не знаю. Одежда без определённого смысла деятельности. Просто брюки и рубашка навыпуск. Но в выражении лица забота о здоровье окружающих.
   Первый стул справа, пуст. Кто-то, похоже, опаздывает или не дождался. На втором - копия Дей Жи. Такой же космический воин, только уже старик с потухшими, от многочисленных боёв, глазами. С грубой шапкой седых волос. За седовласым воином - темнокожий. Правда неясно, кого или что представляет он. И далее - молодой парень. Курчавые волосы. Правильное лицо. Бахвальная улыбка в такт к надменному выражению глаз. Скорее всего, сын того, что посредине. А это ещё тот тип. С ним я сразу обменялся многозначительным взглядом. Мы как будто схлестнулись. Одет в чёрную тунику. Голова покрыта капюшоном. Просто маньяк скрывающий лицо в тени и сверкающий глазами.
   Смеюсь про себя. А у самого холодный пот выступил.
   Дей Жи за спиной. Чувствую его взгляд на затылке. Тот, что в чёрной тунике кивает в нашу сторону. Воин отходит от меня. Садится на пустующий каменный стул. Я действительно ошарашен. Дей тоже член совета. А тот похожий на маньяка, самый главный здесь.
   - Назови своё имя, землянин, - произносит главный.
   Ну вот, началось. Назови то. Назови это.
   - Флай, - отвечаю.
   Главный еле заметно кивает:
   - Ты перед лицом совета. Ни что здесь не может быть утаено или сокрыто. Весь этот город, что ты видел, принадлежит Божественному Освободителю. Наш совет испокон веков.
   Теперь моя очередь благоговейно кивать.
   - Скажи свои намерения Флай, - спрашивает главный.
   Думаю, это хороший вопрос. Но чего же я хочу? Нельзя говорить чепуху пред лицом совета. Не стоит и выражать своё желание остаться погостить. Никто меня здесь не обучит кораблевождению. И тем более не одолжит на время космический корабль, чтобы я мог исполнить свою мечту. Но те люди, похищенные пришельцами, они тоже ждут.
   - Похищенные люди, - говорю, - я должен вернуть их на Землю.
   - Воля совета? - говорит главный и смотрит на священника.
   Тот встаёт.
   - Он поразил меня своей чистотой, - произносит толстяк. Садится и ещё долго ёрзает на месте.
   Конторщик на секунду закатывает глаза и вдруг оживает:
   - Это желание достойно похвалы, но как понимать нарушение второго пункта, - твердит он переплетениями звуков косясь на Дей Жи. Тот совершенно спокоен. Ему этот книжный червь не помеха. - Пусть будет так, как просит Флай. А так же в мою компетенцию входит напомнить присутствующим о подобном случае.
   Лицо Дей Жи еле заметно нахмуривается. Но этим его действия и заканчиваются. Даже кроту было видно, что воин готов сотворить с этим разглагольствующим типом.
   - Следующий, - главный прерывает конторщика и теперь хотел того этот умник или нет, а ему пришлось заткнуться.
   А следующий - рыцарь. Он неповоротлив и немногословен.
   - Согласен, - произносит он, даже не вставая с места. Наверное, доспехи тяжелы и он боится ими поранить рядом сидящего конторщика.
   А врач, как я и сразу догадался о его предназначении, решил проконтролировать состояние похищенных. Меня он просто не заметил, потому-как глаза у него были вроде рентгеновского аппарата. И они по-видимому ему никаких отклонений от нормы не показали.
   Молодой же человек промолчал, продолжая ехидно улыбаться. Хотя, скорее всего, ему было запрещено выдавать свои умозаключения. А смотреть на всех свысока ему запретить никто не мог.
   Темнокожий был невозмутим. Он встал, как подобало в подобных случаях:
   - Я вижу честность, - начал он речь, - отзывчивое сердце. Не покорение законам и в тоже время чистота помыслов. А так же, одиночество среди полноты. И что-то страшное, как меч карающий. Как само сердце космоса...
   Он мог бы ещё много наговорить, судя по темпу им набранному. Но главный вдруг решил поднять свою руку и прервал странное пророчество.
   Оказывается, про себя очень много можно услышать интересного, если подальше залететь, но это чересчур. А главное, малец вдруг позабыл, как нужно делать высокомерное лицо. Его как будто по голове обухом треснуло. Такой у него был сейчас растерянный вид.
   Седовласый воин передал свои полномочия Дей Жи и таким образом очередь дошла и до него. Дей медлит две секунды. Похоже, додумывает свою мысль. Он последний из этого совета. От него ждут развязки. Встаёт:
   - Я помогу ему в этом. Мы погрузим спящих на мою "Акулу" и переправим на Землю, - говорит Дей. Садится.
   Главный, до этого погруженный в свои мысли, разгибается и всех обводит многозначительным взглядом:
   - Решение единогласно, быть воле совета, - объявляет он. - Оно будет исполнено в ближайшее время. А теперь, помогающий ему, проводи гостя, пусть он отдохнёт перед отправкой.
   Дей Жи смиренно кивает и идёт в мою сторону. Мы выходим в окружение охранников, запихнутых в свои полускафандры. Капитан мрачен.
   - Я знаю твои мысли, - говорит он, - ты хочешь остаться в космосе.
   Смотрю на него:
   - Но в первую очередь люди.
   Он останавливается. Я тоже.
   - Это желание, - объясняет он, - имеет ещё одну сторону. Ты как похищенный тоже должен будешь остаться на Земле.
   Он замолкает. Он хочет сказать, что из меня может выйти настоящий толк, что я люблю космос. Я и сам это знаю. Но здесь я никто.
   - Я обещал одной девочке, - говорю. - Она спала, конечно, но она понимала.
   Он соглашается.
   Безпредел тут как тут. Он, оказывается, шёл за нами по пятам. Такой смешной железный человечек. Хорошо иметь личного робота.
   Спускаемся по знакомой дорожке. Безпредел впереди. Он очень надеется, что ведёт нас. У меня невольно возникает подозрение, что мы одна команда. Как будто всё очень просто так. Меня похищают инопланетяне. Я спасаюсь и нахожу тайную цивилизацию. Здесь встречаю капитана космического корабля с личным роботом и теперь мы одна команда. Осталось только перевезти людей на Землю. И что дальше?
   Неужели всё так просто? Неужели я упущу свой шанс? Шанс стать космическим пилотом, или на крайний случай - частью одной космической команды. Всё так относительно.
   Вот и выход. Впереди виден кусочек светлой ухоженной станции. Незаметно зеваю. Действительно надо поспать. Собраться с мыслями.
   Дей Жи открывает дверь крайнего вагончика. Мы с Безпределом ныряем внутрь. Сам капитан стоит снаружи, смотрит на нас.
   - Безпредел, - вдруг сообщает Дей, - проводи Флая на "Акулу", покажи свободную каюту, пусть проспится. Мне надо сделать кое-какие дела. Разобраться с техническим вопросом предстоящего предприятия.
   Робот сразу же переключается на поставленную задачу. Подходит к электронному табло, что висит на стенке внутри вагончика, но не выбирает одно из перечисленных названий, а открывает какую-то невзрачную панель и набирает код.
   На карте ничего не мигает. Значит, на ней даже не отмечен участок нашей высадки. Ничего удивительного. Член великого совета должен быть окружён вуалью секретности.
   Наше временное средство передвижения скользит на рельсы. Вагон набирает скорость. Дей Жи остаётся на платформе. Я остаюсь наедине с Безпределом.
   Меня так и тянет заговорить с этим роботом. С этим симпатягой из неведомого электронного мира. Просто не верится.
   - Сообщаю человеку по имени Флай, что время движения Трассера будет составлять двадцать две минуты по Земному эквиваленту, - сообщает, вдруг, он не оборачиваясь в мою сторону.
   - А по местному? - спрашиваю.
   Теперь он повернулся и уставился в меня своими объективами.
   - Один час, тринадцать минут, - выдаёт он из своего динамика. - Человеку необходима информация?
   Браво, диалог состоялся.
   - Просто интересно, - говорю.
   Он весь во внимании.
   - В моей памяти имеется понятие "интересно", - заговорчески произносит он. - Я анализировал его поведение. Это построение информации с целью создания образа, который в последствии стирается из памяти, если он не объективен. Или остаётся, если его часто анализируют. Образ, это интересно.
   - Согласен с тобой, - говорю, - но всё намного сложнее.
   Я вглядываюсь в окно, там скоро должна будет появиться станция. Жду, когда она окажется достаточно близко.
   - Вот что это? - спрашиваю и показываю на пролетающую мимо станцию.
   - Станция Икс-п5, - отвечает робот и смотрит на меня.
   - Это технически, - мотаю головой, - а если сделать интересно, то это одинокая станция Икс-п5 замершая во тьме длинных предлинных туннелей...
   - Биииип, - вырывается из его динамиков. Его объективы начинают выдвигаться по мере мной сказанного.
   Продолжаю рассказ:
   - Каждый раз ожидающая, что хоть кто-нибудь остановится у её платформы, а не пролетит мимо спеша к другим станциям. Может она ревнует? Ревнует к другим станциям тех, кто её создал и теперь не ходит по её поверхности, не оставляет ей свои трассеры. Не собирает визуальную информацию с её стен. Она с ужасом понимает, что её бросили.
   Безпредел в оцепенении...
   - Но вот на следующий день Икс-п5 слышит визг тормозов. Она с бережной любовью принимает его трассер. Теперь их у неё уже три. Она так рада. К ней выходит человек, в руках у него большой чемодан со всевозможными замазками и красками. И он принимается за работу. Где подмажет, где подкрасит. Проходит время и нашу станцию уже не узнать, она нарядна и бела. Она больше не сомневается в людях, и тоннели кажутся уже не такими чёрными.
   Безпредел завис. Руки не двигаются. Объективы выдвинуты. Может нельзя ему такое рассказывать, а я раздухарился. Всё-таки не дешёвая технология.
   Сижу, смотрю на него. Пять секунд. Шесть... Семь...
   - Ты как? - спрашиваю.
   - Предложение не закончено, - раздаётся из динамиков.
   - Ты как себя чувствуешь, ты сломался? - у самого нервишки пошаливают.
   - Я технически исправен! - он начинает двигаться, видимо, чтобы проверить себя на наличие повреждений.
   - Как тебе Икс-п5? - интересуюсь.
   - Слишком много лишней информации, но мне нравится.
   Он многозначительно смотрит на пролетающую мимо станцию. И я смотрю. Огни платформ пролетают один за другим - это красиво.
   - Икс-п5 ждёт меня, но я не могу. Я провожаю человека Флая к свободной каюте, он должен проспаться, - Безпредел всецело поглощён услышанным. Надо же, какой впечатлительный.
   - Не волнуйся, - говорю, - она справится.
   Он отрывается от окна.
   - Ты, правда, так считаешь? - слишком разумно для робота спрашивает он.
   - Конечно. В мире столько интересного, что зацикливаться на чём-то одном, только обрекать себя на страдания.
   - А страдать, это плохо?
   - Это нормально, - говорю, - только слишком долго нельзя. Страдание разрушает страдающего. Люди от этого могут умереть.
   - А роботы?
   - Роботы... - он действительно заставил меня призадуматься, - ну, может разваливаются на части.
   Безпредел подносит руки к своему туловищу и судорожно ощупывает его. Убедившись, что всё на месте начинает двигаться вдоль вагона. В одну сторону, в другую. Останавливается возле моего кресла.
   - А что же делать? - произносит он.
   - Нужно отвлечься от грустных мыслей, - мой ответ уже был готов. Я как будто знал, что он об этом спросит. - Подумать о чём-нибудь другом.
   Замирает на несколько секунд:
   - Не могу. Наверное, я скоро развалюсь на части.
   Его объективы грустно втягиваются.
   - Я тебе помогу, - говорю. Сам думаю, откидывая один вариант за другим.
   Конфетка!
   Достаю эту смесь углеводов обёрнутую в бумажку. Показываю ему.
   - Вот, - говорю, - возьми это.
   - Что это? - в объективах сияние. Он пристально рассматривает предмет не решаясь к нему притронуться. Робот снова заворожен.
   - Это радость!
   - Настоящая? - не верит робот.
   - Ну не знаю, - говорю, - по крайней мере, дети радуются при виде её. Они всё своё детство проводят в поисках этого. Потом едят. Ну, ты понимаешь.
   - Дети, дети, - шепчет он, не отрывая своего взгляда от конфеты. В его понимании это таинственный артефакт, предел мечтаний.
   - Бери, - произношу я гордо, - она твоя.
   Он прикасается к ней, лелеет в металлических пальцах. Она его пленит.
   - Я так понимаю, ты не сможешь её съесть, но зато у тебя есть преимущество. Ты наверняка способен хранить её у себя внутри.
   Он открывает особый отдел на груди, лепестки которого разворачиваются. Внутрь этого пространства и помещается конфета привезённая мною с Земли.
   После этой процедуры он пытается что-то почувствовать внутри его происходящее. Внимательно прислушивается к собственным процессам. Всё-таки он странный. Мне это нравится.
   Едем уже минут пятнадцать. Рассказываю ему про свою родную планету. Про леса, горы. Про моря и реки. Он слушает мой рассказ и его руки время от времени поднимаются, чтобы изобразить услышанное. Этот робот действительно никогда не был на Земле. И сейчас он мысленно путешествует по её просторам. Можно даже сказать - медитирует.
   Закуриваю. Надеюсь, здесь-то можно.
   Он наблюдает за облачками дыма, что вылетают из моих лёгких. Рассматривает тлеющий уголёк. Ему интересно всё, что я делаю.
   Вот и приехали. Наш трассер скользит в сторону. Выходим.
   Моему взору открывается самая грязная в мире станция. Платформа чёрная от скопившихся пятен неизвестного происхождения. Стены заляпаны. По углам разбросаны всякого рода запчасти и инструменты. Какой-то замученный кусок трубки с трудом справляется с освещением. Да это просто один сплошной гараж.
   Люди добрые, следующая остановка "чумазая". Да прибудет с вами Бог.
   Идём.
   Безпредел впереди. Он бодро вышагивает среди развалин уверенный в том, что кому-кому, а этой станции уж точно скучать не приходится. И только стоящие в ряд трассеры, являются здесь эталоном чистоты.
   Подходим к единственной здесь двери. Робот набирает код на встроенной в стену панельке с десятью кнопками. Код сложный. Использованы все кнопки и некоторые даже по два раза. Дверь разъезжается. За ней кабина - судя по всему лифт. Входим. Двигаемся вверх.
   Вскоре лифт выпускает нас. Перед нами - прекраснейший вид огромного павильона. На пристани стоят, скучая, космические суда. С десяток, может больше.
   Я так и замёрз на месте с открытым ртом. Вот они, огромные межзвёздные лайнеры. Верх человеческой мысли. Способ проявить себя во всей полноте, или погибнуть без права на спасение. Быть действительно свободным и унести себя за пределы разума. Вот ведь.
   Безпредел уже успел скрыться за корпусом одного из кораблей, похожего на безмерно толстый самолёт с маленькими крылышками.
   Следую за роботом.
   Совершенно разнообразные, они поражали воображение. Здесь были и длинные с рукавами для двигателей и похожие на неведомых исполинских существ. К созданию этих судов подошли с творческой стороны. Не для конвейера, если можно так выразиться. Здесь при помощи нескольких любителей создавались произведения искусства. Как раз один из так любителей выглянул мне навстречу из полуразобранного двигателя корабля похожего на фен без ручки с тремя стабилизаторами.
   Смотрю на него. Поднимаю руку в приветствии.
   Он смотрит на робота, потом на меня. Кивает. Такой здоровый мужик в заношенной майке, широких штанах и курчавой шапкой волос. На левой руке странная штука скрывающая кисть. То ли прибор, то ли инструмент.
   Прохожу мимо.
   Вот и "Акула" Дей Жи. Действительно похожа. Единственный стабилизатор выглядит как акулий плавник. Само судно обтекаемо. На носу чёрная пушка.
   Безпредел уже возле опущенного трапа. Здесь, почти как и у того корабля пришельцев, вход через днище.
   Подхожу.
   Из проёма выглядывает заспанное лицо с лохматыми белыми волосами и отпечатавшимся на левой щеке каким-то прибором. Его глаза энергично осматривают пространство.
   - Кто такой? - бурчит человек.
   - Флай, - говорю. - Мне бы отоспаться.
   - Здесь тебе не отоспальница, - он хмуро осматривает меня с ног до головы.
   В разговор вмешивается Безпредел:
   - Распоряжение капитана, выделить человеку Флаю каюту, чтобы хорошенько проспался.
   - Ааа... - замирает лицо.
   С трапа спускается мужчина в комбинезоне и тяжёлых ботинках. Взгляд чуть диковатый. На запястье - электронное устройство. В многочисленных кармашках торчат инструменты.
   - Ты не местный, - утверждает человек в комбинезоне.
   - Я с Земли, - говорю.
   - Планета Земля, - шепчет он, разговаривая, похоже, с воздухом, - населена громадным количеством существ. Глубокие океаны. Высокие горы. Оптимальная для жизни атмосфера.
   Он ходит вокруг меня, изредка разводя руками. Теперь он говорит сам с собой. Забавно.
   - Ну да, - киваю, - я знаю.
   Смотрит на меня.
   - Какие они, слоны? - задаёт он вопрос, пристально вглядываясь мне в глаза.
   - Большие, - говорю, - с толстыми ногами, большими ушами и длинным хоботом.
   - Поразительно! - он убегает в сторону, чтобы обдумать сказанное мной.
   Резко поворачивается:
   - Сколько?
   - Чего сколько? - недоумеваю я.
   - Сколько ног?
   - Четыре.
   - Я так и думал, - он отворачивается. - Ноги, чтобы передвигаться по поверхности. Хобот для хватания жертвы.
   - Но ведь они тра...
   - Так и запишем, - перебивая меня, он забегает на трап. Поднимает указательный палец к верху. - Живут стаями.
   Исчезает окончательно.
   Смотрю на Безпредела:
   - Он твой создатель?
   Робот кивает.
   Неудивительно. Только такой человек мог создать механизм способный кивнуть в ответ. Обычный сумасшедший гений.
   - Ладно, - говорю, - показывай каюту. Кажется, меня пропустили.
   Робот шагает. Я за ним.
   Выныриваю в просторное помещение. Вокруг меня четыре двери округлой формы, на каждую сторону по одной. Два прохода, уводящие в хвост. Прямо - металлическая лестница ведущая на балкончик, где притаилась пятая дверь.
   Заходим в правый проход. Там ещё одна дверь - моя. Если левый проход симметричен правому, значит всего семь дверей. Открывается при попадании моего тела между фотоэлементами.
   - Благодарю, - говорю я роботу.
   Он стоит снаружи, пытается понять.
   - На Земле так благодарят, - разъясняю.
   Опять застенчиво смотрит в пол.
   - Ну ладно, до встречи, - вхожу в каюту. Дверь за спиной закрывается. Автоматика однако!
   Вижу кровать без ножек. Больше мне и не надо.
   Сон наползает быстро и незаметно. Наверху еле слышно гремит что-то. Приятно вот так лежать, постепенно проваливаясь в глубину подсознания. Я в настоящем космическом корабле. В настоящем...
  

***

  
   Просыпаюсь от того, что кто-то смотрит на меня в упор. Долго и настойчиво.
   Открываю глаза. Возле кровати стоит девушка. Я тут же подскакиваю принимая сидячее положение. Она на всякий случай делает шаг назад и теперь наблюдает за мной со стороны.
   А я не могу понять, где нахожусь. Помню, был робот с человеческими амбициями. Много космических кораблей. Другая планета. Очень интересный красивый сон. Всё это мелькает у меня в голове и начинает заполняться подробностями. Всё-таки не сон. На душе радостно.
   Девушка улыбается. Наверное, я глупо выгляжу. На ней комбинированный обтягивающий костюм без рукавов. Рукава от водолазки вполне справляются с этой функцией. Очень мило.
   - Ты Флай? - спрашивает она.
   Киваю, не отрываясь от её изумрудных глаз.
   - Я Лея.
   Снова киваю. Сам не понимаю, зачем снова кивнул. Глупо.
   - Ты разве не умеешь говорить? - смеётся она.
   Мотаю головой. Осознаю, что это означает "да". И если снова кивну, то это тоже будет "да". Совсем запутался.
   Девушка тихонько хихикает.
   - То есть, очень приятно, - выговариваю я по слогам.
   - Какой ты смешной.
   Действительно смешной. Ни с того ни с сего подскочил, принялся кивать. С чего бы это?
   - А что случилось? - спрашиваю. Сам ищу глазами, оставленные на полу кроссовки.
   - Дей интересовался, как ты там себя чувствуешь? Ну, я и вызвалась.
   С чего бы это... Но вчерашние события подстёгивают меня. Я спешу вырваться из каюты.
   - Я, нормально, - говорю. - А как там похищенные люди?
   Она секунду смотрит в потолок:
   - Они помещены в автономный модуль. Сейчас его погружают на борт.
   Я уже надел один кроссовок и теперь занимался поисками второго.
   - Ты хочешь понаблюдать за погрузкой? - интересуется она и тоже подключается к поискам пропавшего обутка.
   - Ага, - киваю.
   Ныряю головой под кровать. Кроссовок, как ни в чем ни бывало, стоит там. Вот и хорошо.
   Дообувовываюсь.
   Выходим в коридорчик. Из него - в знакомое помещение. Трап опущен. Лея рвётся во второй - левый проход.
   - Дей внизу, - сообщает она на ходу. - Если что я у себя.
   Исчезает в левом проходе. Значит она тоже в команде. Неплохо.
   Иду по трапу вниз.
   Оказывается, пока я спал, "Акулу" переправили в тот самый гараж, где приютили корабль пришельцев. Теперь тот казался намного скромнее и стоял себе в сторонке. Чёрный, невзрачный.
   Пытаюсь обнаружить капитана. Набредаю на машину выглядящую как земной автобус с тонированными стёклами и размерами более внушительными чем любой из земных автобусов. В основном из-за длинны салона. Автобус преспокойно себе стоит позади "Акулы" уткнувшись бампером в платформу грузового отсека, в любой момент готовый туда нырнуть.
   Заглядываю в тёмное нутро корабля. Никого. Похоже, это самое большое пространство на судне. И туда, на первый взгляд, легко может поместиться не меньше пяти или шести таких автобусов, если учитывать, что они там будут располагаться рядами, как в стороны, так и вверх. Занятно. Но где же капитан?
   - Ты не меня ищешь? - слышу его голос позади. Оборачиваюсь.
   Дей стоит возле автобуса, левой рукой похлопывая по его боку.
   - Правда, красавец?
   - Где вы его взяли? - спрашиваю.
   Улыбается.
   - Это автономный орбитальный модуль. С виду обычный автобус, но с изюминкой.
   - Значит для конспирации, - догадываюсь.
   - И ещё какой! Здесь свои законы, на Земле свои.
   Понимаю, что капитан не до конца откровенен. Но это не столь важно. Это иная планета со своими законами, уставами, традициями. Целая культура. А я гость и обязан не злоупотреблять гостеприимством.
   - Конечно, - говорю, - теперь у нас всё получится.
   - Это мой долг... - замирает он вдруг, - и твой тоже, перед человечеством.
   Интересно, что он хотел этим сказать? То, что он с Земли или что это его работа? Непонятно.
   К нам приближаются несколько механизмов с носилками. На носилках похищенные пассажиры.
   Дей Жи оборачивается.
   - Вот и последние, - сообщает он, - скоро отправляемся. Не хочешь перекусить перед полётом?
   Киваю. Просто интересно, что мне предложат на этот раз? Возвращаемся на корабль.
   Столовая сразу направо. Там уже собралась вся команда. Включая даже Безпредела, который первым обратил на меня внимание.
   - О, Флай! - сияет робот, - по человечески рад тебя видеть.
   Лея еле слышно пискнула, закрывая рот рукой. Беловолосый механик вполне фотогенично улыбался, растягивая всё лицо ради этой эмоции.
   Дей Жи не обратил на реплику внимания.
   - Вот вся наша команда, - он обвёл рукой присутствующих. - Мы всегда собираемся здесь перед каким либо путешествием. Присоединяйся.
   - Благодарю, - говорю. Это отнюдь не означает присоединяйся к нашей команде. Но, уже что-то.
   Посредине большой круглый стол. Вокруг него - стулья. Сажусь возле Безпредела. Он выражает радость, но как-то по своему. Интересно, что робот будет делать в человеческой столовой? Надеюсь, принимать биологическую пищу его ещё не научили?
   - Я за вами поухаживаю, - девушка убегает в небольшой закуток и уже от туда. - Кому что?
   - Два пятнадцатых, мне и гостю, - сообщает капитан, мельком наблюдая за мной.
   Я не против.
   Механик с виноватым выражением лица:
   - Никак не привыкну к ухаживаниям, - изнывает он. Показывает четыре пальца капитану.
   - И ещё один четвёртый, - спасает Дей положение.
   Механик безвольно роняет голову на локти. Наверное придуривается.
   Из закутка выглядывает Лея:
   - Безпредел. Милый. А тебе? - смеётся.
   - Как всегда, - включается он, - не выбрасывайте посуду.
   Этот робот просто находка. Уверен, он нравится всем. Слишком свободный, чтобы не нравиться. В меру любопытный.
   Лея появляется с большим подносом. На нём четыре чашки, плюс четыре стакана. Ставит на стол.
   Капитан, до этого сидевший подперев рукой лоб, поднимает голову и обводит всех многозначительным взглядом:
   - Нам предстоит транспортировать сто семь человек обратно на их планету.
   Пытаюсь понять, вошёл ли я в их число?
   Дей Жи продолжает:
   - Все они находятся в состоянии комы, но это нельзя слишком сильно затягивать. Если мы замешкаемся, то их организмы будут истощены до предела. От нас требуется долететь до планеты, установить лайнер на высоте не меньше четырёхсот километров от поверхности с ночной стороны и провернуть операцию.
   Все кивают, но к пище не притрагиваются. Капитан недоуменно оглядывает присутствующих:
   - А чё вы не едите?
   Поднос пустеет в тот же миг. Мне достаётся ассорти из нескольких видов растений, чем-то напоминающее Земное Рагу. Вкус отменный.
   Лея отрывается от еды:
   - Я так понимаю, мы с Ионом остаёмся на орбите.
   Капитан кивает. Смотрит на девушку:
   - Ты как заместитель капитана, то есть меня, будешь нужна здесь. Ион, как незаменимый техник.
   Ион, польщённый вниманием, скромно ковыряется в своей тарелке.
   - Если я не вернусь, - продолжает капитан, - Безпредел сойдёт за главного и станет "вольным купцом" ассоциации в честь моей смерти.
   - Дей! - девушка укоризненно смотрит на капитана.
   - Да я не серьёзно, - сдаётся он.
   Что-то новенькое. Вольные купцы ассоциации. Огромный грузовой отсек - вот ответ на этот вопрос. Очень неплохо. Просто не верится.
   Сижу как на иголках. Не сносить мне головы, если не останусь в космосе. Просто наложу на себя руки. Это конечно перебор. Я конечно не из тех, кто бывает в окровавленной ванне, но и не из тех, кто сидит на острове, зная, что есть и другие берега. Посмотрим.
   Капитан замечает моё состояние, но не подаёт виду. Наверное, мы с ним слишком уж похожи.
   - Мы на орбитальном модуле спустимся в определённый часовой пояс. Примерно в пять часов утра местного времени и доедем до ближайшего населённого пункта.
   Лея озадаченно взирает:
   - Смотри, только не перепутай утро с вечером.
   Он только пожимает плечами.
   Она вдруг опускает глаза. Этот вопрос буквально сидит у неё на языке. Но Лея не выдерживает:
   - А что будет с Флаем?
   Дей не торопится отвечать. На него сегодня и так слишком много всего навалилось. Паузу разрывает сигнал со стороны капитана. Он достаёт из жилетки устройство и надевает его на запястье - точная копия устройства механика Иона. Тыкает в него пальцем.
   - Капитану Дей Жи Мьюсу. Всё готово к отправке. Вылет разрешён, - раздаётся из устройства.
   - Принял, - бросает он в ответ и отключает связь. - Вылетаем! И не забудьте надеть ионоры.
   Название в честь механика Иона, соображаю на ходу. Все встают, так и не дождавшись ответа на вопрос Леи.
   Девушка с капитаном уходят в нос "Акулы". Ион поднимается по единственной лестнице. В общем, все разбегаются по местам и я опять остаюсь с роботом. Что ж, придётся идти в каюту. И вдруг Ион разворачивается на ходу и бежит обратно, при этом смотрит на меня:
   - Идём, я тебе покажу своё последнее изобретение, - тащит меня наверх. Охотно соглашаюсь.
   Второй этаж "Акулы" - небольшой балкончик с видом на центральное помещение и каюта-мастерская Иона. Внутри чёрт ногу сломит от всевозможных устройств. Они буквально торчат отовсюду способные поразить воображение любого радиолюбителя. Приборы, провода, замысловатые механизмы, приспособления, конструкции, аппараты, установки, какие-то узлы, блоки и кровать. Вот и всё, что требуется великому гению для воплощения своих планов. И ещё пара-тройка заваленных платами столов.
   Подходим к более-менее свободному. На нём - дырявая каска. От каски - переплетение проводов подключённых к креслу.
   - Садись! - чуть ли не силком пихает меня в это кресло, - сейчас ты увидишь нечто невообразимое.
   Каска оказывается у меня на голове. Хотя, скорее всего, это видео-шлем.
   Что такое? Вишу посреди гаража. Недалеко инопланетный корабль. Поворачиваю голову и изображение поворачивается в такт.
   Два механизма, те, что до этого таскали людей, столкнулись на свободном пространстве и упорно пытаются проехать каждый в свою сторону. Но их силы равны и поэтому они просто стоят на одном месте. Может быть они так играют, когда остаются одни. Вполне вероятно.
   - Это система видео-глазков размещённых по периметру судна, - слышу я голос механика. - Правда впечатляет?
   - Круто, - говорю я.
   - Это не круто, - твердит Ион, - это просто вертикально.
   Судя по голосу, он в блаженстве.
   Забавная игра слов, если вдуматься в их первоначальный смысл. "вертикально" имеет право на определение "круче крутого".
   Но вот гараж уплывает вниз и я оказываюсь в шахте огромного лифта. Знакомая гостиная для кораблей. Для нас открывают огромный шлюз, дверь которого способна делиться на четыре части. Каждая в свой угол.
   Взлетаем, но уже своим ходом. Если честно - чувствую себя кораблём, которым управляют Дей и Лея. Впереди туннель. Сначала железный, потом ледяной.
   Уборщиков не видно. Только один. Висит, прицепленный к потолку, скучает. Мысленно прощаюсь.
   Уже видно кусочек космоса.
   Глазам своим не верю. Впереди та самая полосато-розовая планета. А ведь когда-то я в неё чуть не влетел. Кажется, это было так давно.
   Но что она здесь делает? Спутником её не назовёшь. Скорее всего, спутник то с чего мы сейчас взлетаем. А розовый гигант, это его планета.
   И почему я не увлекался астрономией? Зрительно помню всё. Но не отличу Меркурий от Плутона. Может это Юпитер? Не помню.
   Поворачиваю голову. Серая планета, то есть спутник, быстро удаляется. Как будто ныряет в глубину космического пространства. А вокруг звёзды - одна ярче другой.
   Спутник уже не виден.
   Мы разгоняемся всё быстрее и быстрее. Это видно по гиганту. Сначала он двигался неохотно так. Теперь просто улепётывает.
   Всё-таки непонятно, как работают эти двигатели. Ведь оттолкнуться не от чего. Хотя всё-таки должно быть что-то. Само пространство должно иметь хоть какую-то основу. Все звёзды на этом держатся. И дело даже не в притяжении друг друга.
   Розовый гигант уже не гигант - просто маленькая точка. И скоро не останется на что посмотреть кроме звёзд, а на Солнце смотреть не решаюсь, может повредить чувствительную технику. Кажется, представление закончено.
   Тянусь руками к шлему, но что-то вспыхивает среди звёзд. Останавливаюсь.
   Вглядываюсь. Над головой повисает дрожащий светящийся луч. Понимаю - произошло что-то ужасное. Только не могу сообразить, что именно.
   Ещё один луч - слева. Ох, не нравятся мне эти лучи, прямо как у этих пришельцев.
   Лаксмеры! Догадка осеняет меня. Они что, мстят за своих? Логично. Только как они узнали? Что же делать?
   Скидываю шлем. В комнате никого, только приборы. Бегу к двери. Но что я могу?
   Слышу крик капитана. Быстрый разговор Леи. Похоже, они уже в курсе. Но как я могу помочь? Если только не путаться у них под ногами. С трудом возвращаюсь к шлему.
   О, ужас! Вокруг нас чёрные пятна кораблей.
   Осматриваюсь. Они просто везде. Штук пятьдесят не меньше. Наверное, надеются вернуть груз. Один общий залп и мы парящие в космическом пространстве, атомы.
   Один из пришельцев решает выстрелить в цель. "Акула" дрожит. Моя душа уже готова покинуть тело. Нам просто не справиться с ними со всеми. Не справиться. Но капитан не из тех, кто сдаётся без боя. Я бы не сдался.
   И вдруг чёрный луч. Чернее самого космоса. Или мне уже от страха мерещится?
   Снова...
   Но это не луч, а быстро передвигающийся предмет. Я смог уловить его форму, когда он промелькнул перед глазами - форму иглы.
   Это не похоже на корабль лаксмеров. Это вообще не похоже на корабль. Просто игла чёрного цвета.
   И вдруг взрыв. За ним ещё один. Второй, третий. Корабли Пришельцев лопаются, как надувные шарики, прокалываемые иголкой. Именно иголкой! Я не верю своим глазам.
   Чёрная игла просто пролетает сквозь корабль и всё. Тот несколько секунд вращается по собственному усмотрению, как бы бахвАлясь своей сквозной прорехой. И взрыв.
   Армия пришельцев почти уничтожена. Оставшиеся единицы пытаются уворачиваться от иглы и одновременно стрелять по "Акуле".
   Звёзды меркнут перед глазами. Теперь уже я сам лечу к одному из кораблей. Металл расступается перед моим взором. Рассудок мечется. Один миг и я уже на другой стороне.
   В жестоком оцепенении сбрасываю шлем, но картинка не меняется. Я вспарываю следующее нутро. Моё тело горит. Кажется, чувствую холодный пол. Руками хватаю кресло, но не вижу его. Только чувствую. Опять темно. Пустота...
  

***

  
   Холодно.
   Слышу голоса. Мужской и женский. Как будто переговариваются. Слов не разобрать.
   - Чёрная игла, - тихим стоном вырывается из меня. Слишком холодно. Как будто голова в холодильнике, а тело снаружи.
   Дотягиваюсь до лица. На лбу что-то лежит. Холодный мешочек. Сбрасываю. Он с хрустом ударяется об пол. Так-то лучше.
   В помещение заходят. Теперь мне намного лучше. Открываю глаза, чтобы увидеть вошедшего. Это Лея. Она тут же кладёт свою руку мне на лоб. Рука тёплая. Мягкая.
   - Ну, ты и перепугал нас всех, - сообщает девушка.
   - Корабли, - бормочу я. - Чёрная игла.
   Сцены космического боя мелькают перед глазами, похожие на кадры из фильма засмотренного до дыр. Но как-то слабовыраженно, ненавязчиво.
   Лея как будто отстраняется от меня. Но скорее интуитивно. Значит, она тоже видела.
   Смотрю на неё.
   - Корабли лаксмеров уничтожены, - говорю. - Я думал нам кранты.
   Она подозрительно смотрит:
   - Мы все так подумали. Но Дей, кажется, подхватил космическую болезнь.
   - Болезнь? - я приподнимаюсь.
   Она смеётся:
   - Ты не понял. Пошли. Сейчас сам всё увидишь.
   Ведёт меня в столовую. Входим. Дей в крайне возбуждённом состоянии. Ходит вокруг стола, изредка падая на стул и бормоча что-то себе под нос. Ион с Безпределом там же. Капитан замечает нас с Леей.
   - Вы видели, как он их отделал? - капитан увлечён. - Нет, вы видели?
   Он бежит к нам и толкает к столу.
   Не успеваю толком сообразить, как оказываюсь на стуле. Лея тоже.
   - У кого какие соображения? - капитан уже сидит. Он весь во внимании. Он действительно подхватил космическую болезнь.
   В большей степени его интересует именно моё мнение. Но я пока не до конца его обдумал.
   - Несомненно, это друг, - сообщает Лея.
   Капитан ёрзает.
   - И где сейчас этот друг? - он немного возмущён. - Примчался, устроил погром и смылся.
   - Это божественное проявление, - Ион тоже подключается к разговору, - и для него не существует физических законов. У него свои, ведомые только ему.
   Капитан явно не согласен:
   - Тогда зачем он с ними возился? Взял бы и одним разом размазал по космосу. Нет, не то.
   - Ты хочешь с ним потягаться? - иронизирует Лея.
   - Вы не понимаете, - кричит он, - это загадка посланная нам. Мы должны с этим разобраться.
   - Этим ты хочешь объяснить возвращение в вашу сумасшедшую гильдию... - Лея в растерянности.
   Капитан замирает.
   - Думаю, для этого я уже староват, но пару-тройку рейсов сделать можно, - он смеётся, Лея хмурится.
   Ион уже мысленно пребывает в каком-то месте относящимся к этой самой гильдии:
   - Там такие милые нилитянки. Я бы попросил Безпредела провести для меня небольшую афёрку, - он мечтательно рассматривает потолок.
   - Мой отец будет в бешенстве, - не сдаётся Лея.
   Дей улыбается:
   - Фактически мы воскресли из мёртвых.
   Она резко откидывается на спинку стула заложив руку за руку. Хмуро осматривает присутствующих.
   - Если бы не этот, так называемый, друг, - продолжает Дей, - папуля давно бы уже лишился своей дочурки.
   - В любом случае мы живы, - твердит она, - и он разъярится, если узнает, что я была за пределами солнечной системы.
   В столовой повисает оглушающая тишина.
   Решаю выложить всё подчистую и тем самым заступиться за капитана.
   - Может мне показалось, - говорю, - но, кажется, эта штука была в моей голове.
   Капитан спохватывается:
   - Как? Каким образом?
   - Я мог видеть то, что видит игла, - говорю. - Очень сложно объяснить.
   Лея в задумчивости. Она уже как будто сдалась.
   - Ладно, - изрекает она, - давайте тогда для начала завершим начатое. Может мой отец не слишком сильно расстроится.
   - Давно бы уже! - бросает Дей.
   Он подозрительно смотрит на меня с Леей. Ну, очень подозрительно.
   - Флай, ты не составишь нам компанию? - он уже заранее знает мой ответ.
   - С превеликим удовольствием, - киваю.
   Лея встаёт с выдуманным ею раздражением.
   - Здесь определённо заговор, - вещает она. - Я буду в штурвальном.
   Уходит.
   Капитан всё-таки верит мне. Чувствуется в нём, что его так просто не проведёшь, будь это моей выдумкой.
   - Ладно, - он в явном благодушии, - пора уже избавиться от хлюпиков.
   Уходит за Леей.
   Мы с Ионом остаёмся переглядываться и пожимать плечами.
  

***

  
   Вот и Земля.
   Ион с радостью разрешает мне снова надеть шлем, хотя ему не меньше моего хочется рассмотреть эту изумительную планету.
   Смотрю.
   Она приближается.
   Этакий голубой шарик посреди безвоздушного пространства. Колыбель человечества. Но люди не видят, какой он на самом деле маленький и хрупкий. Они продолжают разрушать его. Они так глупы, что рубят ту самую ветку на которой сидят. Загрязняют воздух, которым дышат. Отравляют растения, которыми кормятся. И всё ради денег на которые не купишь новую планету, не повернёшь время вспять.
   Вот уже хорошо видно материки. Океаны. Белые змейки облаков растянулись по поверхности. Видно день и ночь. С одной стороны люди спят - там темно. С другой бодрствуют - там светло. Но это обычная тень. Как везде.
   Слышу как сигналит ионор Иона.
   Голос капитана:
   - Ион, как там Флай? Отрывай его от своей штуковины. Мне нужен напарник.
   Стягиваю шлем. Я, несомненно, рад, что остаюсь в космосе, но быть чьей-то ответственностью - не предел мечтаний.
   Благодарю механика. Спускаюсь. Капитан уже поджидает.
   - Общался хоть раз с невесомостью? - ухмыляется он. Хорошо ему говорить.
   - Никогда, - признаюсь.
   Помню только впечатления космонавтов по телевизору. По их словам - ощущение не из приятных, но потом привыкаешь. У многих возникает морская болезнь. А именно - тошнота, дезориентация. Это только в лучшем случае.
   - Ты должен справиться, - говорит, - у нас впереди дела посерьёзней.
   - Догадываюсь.
   - Ну, раз готов, тогда вперёд! - он увлекает меня в помещение грузового отсека, что находится под каморкой Иона. На ходу щёлкает рубильником. Автобус освещается со всех сторон.
   Если не знать, что ты находишься на орбите, то это обычный земной бокс для автобусов. Забавно.
   Ныряем в кабину. Приборов чуть больше, чем в обычном автобусе. Небольшое стекло за спиной - вид в салон. За ним пристёгнутые пассажиры. Спят. Все до единого человека.
   Интересно, догадываются ли они, что их сначала похитили, теперь возвращают. А ведь им тоже предстоит побывать в невесомости.
   Капитан уже пристегнулся, даёт команду Лее.
   Ремень странный, только для пояса.
   Пристёгиваюсь.
   Впереди шум. Платформа задней части корабля начинает опрокидываться, образуя при этом спуск. За ней кусочек Земли и огромная высота. Вот уж точно зрелище не для слабонервных.
   Моё тело напрягается.
   - Теперь держись, - смеётся капитан.
   Автобус что-то отпускает и мы ныряем с головокружительной высоты. Вот она - невесомость! Внутренности как будто съёживаются. Каждый орган сам по себе. По телу пробегают очумелые мурашки. Сердце, похоже, решает прогуляться по организму.
   - Адаптация, - сообщает Дей.
   За спиной какой-то шум. Смотрю в салон. Матерь божья! Люди проснулись. На лицах гримасы ужаса.
   - Очнулись! - кричит капитан сам себе. - Как такое могло случиться?
   - Невесомость, - догадываюсь.
   Пассажиры в неописуемой панике. Капитан напряжённо думает, одновременно орудуя рулём-штурвалом.
   Представляю себя на месте пассажиров. Чтобы я делал, если бы сначала летел на самолёте - уснул, проснулся и оказался вдруг в летающем автобусе? Просто жуть!
   - Может их обмануть, - кричу, - тут ведь должна быть связь с салоном?
   - Что скажем?
   - Что это, типа, спасательная операция, - придумываю на ходу. - Что их самолёт развалился в воздухе, а мы их спасли и теперь благополучно вернём на Землю к родным и близким.
   - Сойдёт, - кричит он.
   Пассажиры чуть ли не по стёклам бьют, ну никакой смекалки.
   Дей хватает микрофон:
   - Сообщение пассажирам самолёта. Мы спасатели. Ваш самолёт потерпел крушение. Будьте благоразумны.
   Подействовало. Теперь они просто осматривают пространство. Наблюдают за происходящим.
   Вижу ту самую девочку. Она как будто смотрит мне в глаза. Улыбается. Улыбаюсь в ответ.
   - Они разве могут нас видеть? - спрашиваю.
   - Не могут, - уверенно отвечает капитан, - это стекло одностороннее.
   Бывает...
   Невесомость потихоньку отпускает. Чувствуется разбитость. Организм уже привык парить над креслом. А тут опять перестраиваться.
   Облака внизу такие знакомые, родные.
   Какие они на других планетах? Розовые? Зелёные? Всё зависит от состава атмосферы, наверное. Какой-нибудь элемент отсутствует и на тебе, они уже желтоватые или вообще красные.
   За облаками чёрная земля и серебрящиеся пятна городов. Восходящее Солнце ещё не коснулось их. Но горизонт уже пылает, продвигая утро всё ближе и ближе.
   Внизу тоненькая змейка пустынной трассы. Дей направляет автобус прямо на неё. Скоро приземление. Ощущение, как будто всё это уже не имеет никакого значения. Все мои мысли там, в глубинах космоса, а здесь временная остановка. Непредвиденный манёвр. Вот и всё.
   Уверен, что я тоже подвержен космической болезни. Лея была права, но она упустила один факт. Эта болезнь очень заразна.
   Сижу. Улыбаюсь сам себе. Хорошо капитан не видит, он занят посадкой. Вот в чём вопрос... Есть ли у него земное водительское удостоверение?
   И вот шины касаются асфальта. Пассажиры ликуют. Все они стремятся почувствовать под собой твёрдую основу. Каждому своё... Придётся бросить их неизвестно где, но это не страшно. Правительство тотчас появится здесь со своими вертолётами и развезёт всех по домам. Что нам, несомненно, на руку.
   Проезжаем возле придорожного щита. Он исписан английскими буквами. Вот те раз! Куда это мы приземлились?
   Смотрю на капитана. Он пожимает плечами. Вполне вероятно, что мы сели в Англии или с чем чёрт не шутит - Америке. Если честно, то мне никогда не давались иностранные языки, и я всегда ссылался на отсутствие слуховой памяти.
   Впереди небольшая будка со шлагбаумом и военные в камуфляжных костюмах с автоматами наперевес. Замерли. Смотрят в нашу сторону.
   Дей смеётся. Наш автобус снова взлетает, но лишь для того, чтобы перемахнуть через незадачливых военных. Они в рассыпную.
   - Теперь начнётся, - говорю.
   Дей, несомненно, доволен своей шуткой.
   - Люди падкие до всего необычного, - излагает он, - иногда надо подкидывать им фокусы.
   Он прав, но теперь предполагается ждать гостей.
   Едем дальше.
   Что бы там ни было, таможня или просто проверочный пункт, они уже позвонили куда следует и в нашу сторону уже отправили пару десантных вертолётов, и несколько докучных уфологов.
   Несколько человек в салоне смеются, они тоже оценили шутку. С нетерпением ждут развязку, и она впереди.
   Целый взвод расстелился по дороге. Три вертолёта, на подлёте, готовы пуститься в погоню.
   Слишком быстро они нашли нас. Наверное они заметили автобус ещё из космоса.
   - Вот и приехали, - капитан останавливает автобус. Одно движение и пассажиры на свободе. Толкутся в салоне. Выбегают на свежий воздух.
   Оцепление не дремлет. В нашу сторону движутся пять военных машин. Хорошо, ещё не стреляют.
   Последний пассажир на земле. Капитан закрывает салон, что-то переключает на панели управления и кричит в микрофон что есть силы:
   - Всем отбежать на двадцать метров.
   Люди разбегаются кто куда. Из-под днища раздаётся, теребящий душу, гул. Военные уже близко.
   Та самая девочка, что врезалась в мою память, теперь махает мне рукой. Я махаю ей в ответ. Я махал, даже когда автобус завис в нескольких метрах над землёй. Она действительно знала.
   - Теперь ты должен познакомиться с новым ощущением, - улыбается капитан, - с перегрузкой.
   - Согласен, - кричу.
   Наблюдаю, как вертолёты один за другим заранее набирают высоту.
   - С чем, с чем? - начинает доходить до меня смысл его слов. И дорога размазывается. Я больше не в силах произнести что-либо. Только вижу как облака плывут под нами удаляясь с огромной скоростью.
   Теперь я настоящий космонавт, только помятый немного.
   Капитан отпускает штурвал. Автобус повисает. Я сижу придавленный, пытаюсь разлепить свои лёгкие.
   - Моя работа закончена, - изрекает он. - Теперь ты.
   Сам косится на штурвал.
   До меня постепенно доходит его намёк и я с радостью меняюсь местами. Теперь я пилот.
   Он пристально разглядывает звёзды.
   Интуитивно держусь за руль. Смотрю на приборы. Там только индикаторы. Не то. Нужна скорость. Настраиваюсь. Капитан помогает. Рукоятка, что справа от меня - скорость. Штурвал - управление. Внизу педаль для экстренного торможения. Всё предельно ясно.
   Летим. Он показывает направление ориентируясь по своему ионору на руке. Я пытаюсь привыкнуть к управлению. Все как бы при делах.
   Через некоторое время появляется "Акула". Такая маленькая, блестящая, словно игрушка. Жду, когда капитан заберёт управление. Но он даже и не думает. Только иногда кидает советы и всё.
   Кажется, я попал. С третьего круга выравниваю высоту. Останавливаюсь у задней части корабля. Потихоньку приближаюсь. Капитан смотрит на моё серьёзное лицо, смеётся. Автобус тем временем кренится. Зад заносит в сторону. С меня пот градом. Он подбадривает. Мол, ерунда. И вдруг автобус выравнивается, отнюдь не по моей воле, и как по струночке влетает внутрь. Я в растерянности.
   - Это что, скрытое управление? - спрашиваю.
   - Ни коим образом - это магнитные захваты.
   Сидим, ждём пока не потухнут красные лампочки, что будет означать - помещение заполнено воздухом. Капитан кивает в мою сторону:
   - Вполне нормально, только вот не привык я передом швартоваться.
   - Теперь придётся разворачиваться? - говорю.
   - Не будем, - он вдруг замирает на секунду. - Может быть это судьба.
   Лампочки потухли. Вываливаемся. Кажется, копчик отсидел. Встряхиваюсь, делаю пробные шаги. Интересно, как там остальные?

Глава 2

  
  
  
   Да. Так оно и было. Мой первый полёт на орбитальном модуле. Столько радости было. Как сейчас помню, даже Безпредел был в восторге.
   Ион тогда вручил мне личный ионор, теперь без пользы болтающийся на моей руке. Хотя нет, не совсем так. Иногда я пользуюсь им как барометром и когда становится совсем грустно - вслушиваюсь в шум радиопомех.
   Вокруг царит предутренняя прохлада. Деревья, лишь отчасти похожие на грибы, скоро начнут растягивать свои шляпы, подготавливая их к предстоящему сбору тепла и света. Костёр мирно пылает подле меня, пожирая высохшие куски лиан.
   Немного похолодало. Так, наверное, каждое утро.
   Ёжусь.
   Подкидываю в костёр два сухих обломка. Они медленно вспыхивают, обдавая меня приятным жаром. Всегда бы так.
   - Уррррр, - слышу я вдалеке.
   Это ночной житель вдруг решил оповестить округу о своём присутствии.
   - Уррр, уррр, - отзывается второй.
   Сколько я здесь? Кажется двое с половиной суток. Но сутки здесь в три раза длиннее земных, а я пока ещё не привык к такому графику.
   - Уууррррррррр, - настаивает первый.
   Обычно я просыпался по-разному. То днём, то вечером, то ночью, а если просыпался днём или утром, то занимался поисками разумной жизни. Но пока ничего. Только некоторые представители местной флоры и эти деревья-грибы разветвляющиеся выше основания, где каждая ветка держит одну, общую, шляпу.
   Подозреваю, что единственный разумный житель здесь - я сам. Хотя есть ещё эта штука, что прилетела со мной, но я ещё не разобрался толком - разумна ли она.
   Чёрная, как самая глубокая тень. Она всегда рядом со мной и ждёт чего-то. Если я иду, то и она идёт за мной. Она всегда готова подползти ко мне, но только если ей будет позволено.
   Когда я первый раз её увидел, то чуть не чокнулся. Она тогда медленно стекала с покорёженного автобуса воткнутого носом в почву и ползла ко мне, похожая на вязкую лужу, которая вот-вот накинется. Но она не накинулась. Она просто собралась в подобии камня и повисла в воздухе.
   Даже местное светило не могло осветить её. Ни бликов. Ни цвета. Одна чернота.
   Сейчас она в нескольких метрах от меня. Замерла чёрной глыбой меж стволов. Затаилась.
   Стараюсь не думать об этом, потому-что знаю её. Она никогда не приблизится, если я не хочу этого.
   Так было с первого нашего знакомства.
   Лианы горят медленно пошвыркивая выходящими газами. Очень медленно, как и все процессы происходящие здесь - неторопливые, торжественные. Начиная с волнообразных сокращений слизняков и заканчивая вращением этой планеты.
   Полная умиротворённость во всём.
  

***

  
   Потихоньку наступает утро.
   Умудряюсь вздремнуть перед первыми лучами неизвестной мне звезды. Пока я дремал, костёр прогорел. Но это не страшно. Я всегда мог развести новый, либо разгрести пепел и там обнаружить тлеющие угольки.
   Встаю.
   Мышцы отзываются приятной болью прошлых путешествий. Они оказались неподготовленными к местной гравитации. Это как тяжёлый мешок у тебя на плечах, как свинцовые ботинки.
   Сегодня собираюсь пройти дальше обычного. Только загляну к носатым черепахам и попробую поискать в другом месте. Сегодня мне обязательно повезет.
   Произвожу нехитрые сборы.
   Окидываю взглядом едва уцелевший автобус, единственный предмет к которому я всегда возвращаюсь после своих вылазок. Теперь ему ни за что не взлететь. Эта планета, последнее его пристанище. Но только не моё.
   Чёрный камень вздрагивает...
   Иду обычным маршрутом. Сначала через пологий холм. Несколько сотен шагов между голыми стволами по протоптанной собою же тропинке. Дальше черепаховая низина. Так я назвал место обитания этих панцирных существ.
   Всё это пространство свободно от деревьев-грибов. Здесь почву покрывают большие бурые коврики растительного происхождения. Это настоящий рай для моих знакомых.
   При моём появлении они сбиваются в более плотные кучки и продолжают медленно двигаться по своим делам. Это прогресс. Когда я появился здесь первый раз, они предпочли закопаться под листья. Теперь они более приветливы. Хотя не настолько, чтобы отпустить своих детёнышей, стремящихся рассмотреть новую игрушку.
   Прохожу мимо.
   Наверное, этим восьми или, кажется, десятилапым невдомёк зачем я здесь, если не собираюсь на них нападать. Вот уж действительно - явно выраженный инстинкт самосохранения. Ходят себе бродят. Шевелят головными отростками. Из виду меня не выпускают.
   Теперь мой путь пролегает по стелющемуся бурому ковру заполонившему большое пространство. Он как будто слушает. Видит каждый мой шаг. Но он не разумен.
   Листья, листья, листья. Маленькие, большие, средние. Все круглые. Ни одной веточки. Эти листья просто лежат или может даже приподняты на небольшое расстояние от самой поверхности, куда и любят забираться черепахи. Ландшафт неровный. Приходится много раз восходить и спускаться.
   Впереди снова деревья-грибы.
   Похоже, эти листья каким-то образом оттеснили деревья, чтобы те не закрывали им свет, и у них отпала потребность расти вверх. Хотя может и оказаться, что я иду по ещё совсем молодым деревьям-грибам.
   Добираюсь до границы. Сажусь передохнуть. Тени многочисленных шляп закрывают меня от разгорячившейся звезды.
   Отправляю в рот большую энергетическую таблетку - своеобразную пищу без каких-либо лишних элементов. Запиваю её водой из фляжки. Вот и весь мой рацион на сегодняшний день, как бы сильно не хотелось навернуть сковородку жареной картошки с мясом. Хотя это временно. Через пятнадцать с лишним минут голод отступит и этот вкусный образ исчезнет сам по себе.
   Осматриваюсь.
   Краем глаза замечаю чёрную глыбу застывшую невдалеке. Вот уж точно, пристала как банный лист. Наблюдает. Но мне нужно не это. Мне нужно найти хоть что-нибудь стСящее здесь. Хоть какую-нибудь ниточку за которую бы я мог уцепиться и вырваться из мощного гравитационного поля планеты.
   И вдруг моё внимание привлекают несколько крылатых существ, внезапно потревоженных с насиженного места. Трубные звуки доносятся оттуда. Как будто оркестр потерял своего дирижёра и теперь пытается навести общий баланс звучания. Очень похоже на стаю потревоженных слонов.
   Вот они поднялись в воздух и принялись кружить на месте. Что могло потревожить столь массивных тварей? Ни что иное, как более массивная тварь.
   Подскакиваю. Двигаюсь в противоположную, от произошедшего, сторону, подмечая на ходу путь к отступлению. Может повезёт и меня не заметят. Главное в такой ситуации - подальше отойти.
   Двигаюсь по кромке стелющегося ковра из листьев, постепенно углубляясь в грибовидный лес. Сейчас это самый оптимальный вариант. Самая маленькая вероятность столкновения.
   Оглядываюсь на ходу - никого. Хорошо, если не учуял, кто бы там ни был. Вдалеке замечаю ниточки, что беззвучно касаются стволов. Не думаю, что по мою душу. И всё-таки решаю ускорить ход.
   Мне даже сначала показалось, что это безопасная планета. Безопасная во всех отношениях. Как же я ошибался. То, что я принял поначалу за ниточки, оказалось длинными и жёсткими щупальцами-ногами. И тварь, похожая на гладко-кожистого кальмара, тело которого зажато между двух пластин, неслась ко мне с удивительной лёгкостью и изяществом, используя для передвижения вертикально стоящие стволы деревьев грибов.
   Бегу, не скрывая отвращения. Самое время скучать по далёкой родной планете, где всё просто и понятно. Где нет кожистых кальмаров, нет чёрных надоедливых нечто.
   От чрезмерной перегрузки ноги начинают выделывать кренделя, но остановиться и разрешить им отдохнуть - означать может что угодно. Проверять совсем не хочется.
   Уже слышен еле уловимый шорох трения щупалец об стволы. Мой враг приближается слишком быстро. Слишком...
   Это я запнулся и теперь лечу в какую-то канаву. Боже, дай мне по голове, чтобы я потерял сознание и не почувствовал жестокой расправы над своим бренным телом.
   Шлепок. Оказываюсь в луже грязи. Сзади шум. Над головой земляной потолок. Соображаю, что всё земляное осталось на Земле, но в моем случае неважно.
   Проходит несколько секунд. Никто не вытаскивает меня за ноги и тем более не собирается меня кушать.
   Оглядываюсь назад. Через отверстие виден мой враг. Он чем-то отвлечён и совсем не реагирует на меня. Несколько его щупалец удерживают на весу плоское сбоку и круглое сверху, метра полтора в диаметре, тело. Остальные щупальца направлены в сторону кого-то и находятся в крайне нервном возбуждении.
   Враг моего врага сокрыт от меня влажными стенами норы в которую я имел счастье угодить, но подползти ближе не решаюсь. Враг моего врага - хорошо конечно, но друг ли?
   Кальмар молниеносно атакует прыжком, исчезая из виду, в сторону неизвестного противника, но по сравнению с тем, как летит в обратном направлении, этот его бросок мне кажется совсем вялым. Кальмара просто сносит порывом ветра или чем-то похожим на ветер. Слышно только скрежетание падающих деревьев-грибов и далёкие предсмертные вопли.
   Вскоре наступает тишина.
   С минуту пытаюсь вслушаться в окружающее пространство... Ничего.
   Кто же всё-таки учинил над кальмаром такую впечатляющую расправу? Меня так и подбивает вылезти и всё хорошенько рассмотреть. С трудом преодолеваю приступ мании преследования. Разворачиваюсь внутри норы. Осторожно выглядываю наружу.
   Боже мой... Кругом валяются куски желтоватого вещества. Это, по всей видимости, раздробленные грибные шляпы. Далее дорога из оторванных щупалец. Некоторые так и остались висеть на выкорчеванных стволах. Вот так поработал.
   Только вот больше не видно никого. Кроме моего неотступного спутника, конечно. Неужели его рук дело? Хотя у него и рук-то нет.
   Сзади что-то тычется мне в ногу. С большой медлительностью соображаю, а ведь я ненароком залетел к кому-то в гости и, скорее всего, гостем являюсь незваным. К тому же загораживаю проход.
   Выбегаю на свет божий. Прямо на карачках.
   Сзади доносятся шлепки.
   Понимаю, что намного эффективнее бежать на двух ногах, но сил на поднимание уже не осталось, а ноги и руки сами двигаются, как в предсмертной агонии недобитого таракана.
   Смотрю вниз. Оказывается я и не двигаюсь вовсе, только почву взрыхляю. И вдруг - тяжесть сверху. Как будто кто-то прыгает на меня и прыгает.
   Пять. Шесть. Семь. Десять. Придавили совсем. Рёбра трещат. В глазах темнеет.
   - Стойте, - кричу.
   Сразу всё замирает. Один миг и я остаюсь один. Слышны только удаляющиеся шлепки и многочисленные свистки.
   Вот так мне и довелось познакомиться с барабашками. Однако очень необычными существами из всех, что мне доводилось когда-либо видеть.
   Откидываюсь на спину. Успеваю заметить последнее, скрывающееся в своей норе, создание. Некое подобие перевёрнутого цветка, скажем - колокольчика без стебелька, с тремя лапками-плавниками сверху, передвигающееся на своих лепестках. В высоту, примерно, сантиметров семьдесят и в ширину полметра, цвета морской волны с гладкой дельфиньей кожей. Вполне приятное создание. По крайней мере, у меня они отвращение не вызвали.
   Сижу не моргая.
   Вот, наконец, и нашлось что-то отдалённо напоминающее разум. Иначе, зачем бы им догонять меня и прыгать мне на спину, а потом убегать и прятаться? Всё это очень подозрительно. Очень необычно.
   В норе - еле заметные движения. Какое-то рациональное любопытство. Видно, как барабашки периодически сменяют друг друга давая посмотреть на меня и остальным особям, что не успели на главное представление.
   Их любознательность оказалась настолько прогрессирующей, что если бы я и повёл себя враждебно, то стоящие у самого входа не смогли бы убежать. Столько их скопилось внутри норы.
   Вдруг одна барабашка выскочила наружу, или может быть её вытолкнули, и замахав своими тремя плавниками-ластами ринулась обратно. Я не верил своим глазам, это была настоящая игра в пугалки.
   Махаю им рукой. Они замирают. Сейчас они готовы пугаться до полусмерти, но ни за что не оставят интересующий их объект. То есть меня. А я сижу вытянув ноги и жду сам не знаю чего. И тут до меня доходит, что они боятся не меня, а устроившееся в нескольких метрах моё нечто. Демонстративно двигаю рукой, пока чёрный "камень" не скрывается из виду. И тут из норки, как горох, вываливается не меньше ста барабашек. Они окружают меня. Толкутся.
   И вдруг, все как по команде, поднимают свои плавники. При этом издают многочисленные свистки разного диапазона с разной продолжительностью.
   Очень похоже на приветствие.
   Раскланиваюсь им.
   Не знаю, что их побудило к этому, может недавняя расправа над кальмаром? Вот уж кто-кто, а эта тварь никому в друзья не годится. Сущее порождение кошмара чьего-то безумного воображения.
   Из общей массы моих новых друзей выделяется одно существо. Оно кажется старым и ослабевшим. Его цвет самый тусклый. Можно даже сказать - почти белый. Легко пробираясь через своих сородичей оно выходит в центр круга и одним плавником даёт команду. Многочисленное переплетение свистков обрывается.
   По всей видимости этот "Белый" самый главный здесь, что-то вроде вожака или командира. Значит, от него зависит и моя судьба, и я всецело готов к встрече подобного рода.
   Белый медленно крутится на месте. Балансирует плавниками, как канатоходец руками и неожиданно начинает выводить каракули прямо на почве, орудуя одним из своих плавников.
   Вот круг или скорее овал. От него идёт кривая линия, рядом с ней ещё одна кривая, потом ещё. И тут я начинаю догадываться, что это не что иное, как изображение того самого кальмара. Просто поразительно! Мои барабашки умеют рисовать!
   Нет, я конечно смекнул, что они разумны, но что бы настолько...
   Прыжок и нарисованная тварь скрывается под лапками-лепестками Белого.
   Понимаю его жест. Это означает, что вот он был и теперь его нет.
   Подползаю к более-менее гладкой поверхности и тоже рисую пальцем своего кальмара. Пока я вывожу линии щупальца, вокруг стоит такая тишина, что если не оглядываться, то как будто никого вокруг и нет.
   Наконец мой кальмар закончен. Обвожу всех присутствующих взглядом и кулаком бью по воображаемому телу. Рисунок приминается. От него остались только кривые линии. Барабашки свистят, прыгают, шлёпают своими плавниками.
   Улыбаюсь.
   Судьба привела меня к этим обаятельным существам и мы очень хорошо поняли друг друга.
  

***

  
   Расположившись у поваленного дерева-гриба, обдумываю свои дальнейшие действия. Рядом Белый с тремя подданными.
   Моя цель достигнута - я нашёл разум, но эта встреча не поможет мне вырваться с планеты. Барабашки не строят космодромов, не знают космических кораблей. Для них эта планета единственный и неповторимый мир. Здесь они по-своему счастливы.
   Белый что-то рисует. Я курю.
   Моя трубка показывает, что фильтр засорился почти наполовину. Кстати очень интересная конструкция, ни батареек, ни аккумуляторов не надо. Как мне объяснял Ион, просто чашечка трубки сделана из трех разнородных металлов. Трубка сама начинает включать индикаторы, когда горит табак. Даже крышечка у трубки - необычное дополнение. Внутри её мощный пьезоэлемент создающий ряд разрядов, которые и поджигают топливо для табака.
   Докуриваю. Табака в кисете немного. Значит в скором времени придётся заняться поиском растений содержащих никотин. Набиваю трубку новой порцией. А фильтр пока подождёт. Не до него сейчас.
   Белый уже дорисовал свой рисунок и свистит.
   Подсаживаюсь.
   Узнаю кальмара, но он не единственный кто нарисован Белым. Ещё там есть заштрихованный камень, что посредине, и человек.
   Может барабашки и раньше встречали людей, но что это за камень?
   Показываю на изображение камня. Выражаю непонимание.
   Белый придирчиво свистит. Один из его подданных начинает двигаться в сторону застывшего невдалеке кусочка космоса.
   - А, понял! - киваю я головой.
   Белый останавливает своего барабашку. Тот с неприкрытой радостью, чуть ли не вприпрыжку, бежит обратно.
   Получается человек, то есть я, мой чёрный камень и кальмар. Занятно. Это как цепочка. Из всего этого напрашивается вывод - я взаимодействую с чёрным камнем, чтобы уничтожить кальмара. Вполне вероятно. Подрисовываю возле человечка перевёрнутый цветок с тремя лапками, объясняя тем самым, что барабашки могут просить меня о помощи, когда им вздумается и Белый понимает. Он шлёпает лапками по своим гладким бокам и восторженно свистит и снова рисует.
   Вот рядом с первым кальмаром появляется второй, потом третий. Видимо, его очень интересует смерть кальмароподобных и Белый собирался устроить большую охоту на этих тварей. Я с радостью готов помочь ему, только вот не уверен я в своём чёрном камне. Не видел я, как тот действовал.
   Ещё раз смотрю на рисунок, а ведь моё нечто присутствующее на изображении может означать, что расправу видел сам Белый. А Белому, как бы я не старался, я уже не могу не доверять.
   Отбросив все сомнения, бью по нарисованным кальмарам кулаком, провоцируя тем самым кальмарный геноцид. Будь что будет.
   Белый издаёт мощный звуковой сигнал и из норы выбегают ещё два барабашки. Это может означать не что иное, как: "Отправляемся сейчас".
   Собираюсь. Все лучше, чем сидеть на месте.
  

***

  
   Барабашки семенят впереди, я за ними, и за мной - моё чёрное нечто.
   Куда они ведут меня? Может прямо в логово кальмаров? И эти маленькие существа очень уверены в себе - ни тени страха.
   Я бы даже сказал, моего чёрного спутника они боятся намного больше. Такое ощущение, что они вышли на увеселительную прогулку. Идут себе, болтают друг с другом, толкутся.
   Допустим, они видели, как произошла первая расправа над кальмаром и это их так ошеломило, что теперь они без страха семенят по тропе войны. Даже считая меня своим другом, они стараются не приближаться к нечто. Да и о чём разговор, я сам поглядываю косо в его сторону, не говоря уже о том, чтобы положиться на него.
   В одном я уверен, если оно выйдет из-под контроля или вдруг окажется неспособно к такому трюку, то нам всем крышка. Вот такие вот дела.
   Наблюдаю за своими новыми друзьями. Они даже не семенят, а плывут. Их конечности-лепестки как-бы вибрируют и таким образом создаётся впечатление плавности. И ещё они высоко прыгают. Предел их прыгучести мне не известен, но два, два с половиной метра в высоту делают легко. При этом они используют особые движения. Перед прыжком их лепестки раскрываются и стремительно складываются. Таким образом они перепрыгивают препятствия, небольшие овраги и всё это дружно, по-братски.
  

***

  
   Идём долго. Мои ноги начинают изнемогать, а барабашкам хоть бы что. Как сообщить им - не знаю. Могут ведь неправильно мою просьбу истолковать. Начнётся невзаимопонимание.
   Терплю.
   Как назло впереди пригорок. В высоту не меньше трёхэтажного здания, и мои друзья идут прямо на него. Но этот пригорок оказывается концом нашего пути. Думаю, что пришло время расслабиться, но тут же осекаюсь.
   За пригорком я вижу такое, от чего у меня темнеет в глазах. Но скорее всего - от страха. Ведь, если зрелище впечатляет и к тому же ты не знаешь, что ожидать, это вызывает животный страх. У некоторых даже отнимаются конечности, но только не у меня.
   Понимаю, что бегу. Перед глазами эти кальмары. Как в страшном сне или даже ещё хуже. Целая свора. Затейливый узор из щупалец. Гладкие проворные тела. Молниеносные движения.
   Осознаю, что бегу вокруг пригорка. Знакомый шелест за спиной.
   Лучше не оборачиваться. Но мои ноги вдруг неожиданно подкашиваются. Или, быть может, самостоятельно решили отдохнуть?
   "Хвостик, хвостик, что ты делал, когда собаки гнались за мной?" И отвечал ей хвостик: "Я лисонька за пни и кустики цеплялся, как только мог старался". - "Ну, значит ты плохой, берите собаки, ешьте мой хвостик".
   Лежу на спине.
   Надомной неведомый танец и название ему "дыхание смерти". В нос ударяет аммиак. Неприятный специфический запах. Кажется, такой у летучих мышей. Он заставляет мои лёгкие судорожно сжиматься. Слипаются глаза. Но я хочу видеть. Я ещё хочу посмотреть этот завораживающий танец из щупалец и гладких кожистых тел. Он медлительный и быстрый, грациозный и неуклюжий. Может быть сначала придёт отравление организма, а только после - растерзание. Или всё-таки наоборот? Неужели я буду видеть, как мои руки и ноги исчезают в этих слизистых отверстиях с многочисленными мелкими зубками по кругу в несколько рядов. Я буду всё чувствовать, всё до последнего вздоха. НЕХОЧУ!
   ТУМммм...
   Как бомба разорвавшаяся на животе. Совершенно беззвучная, но ощутимая каждой клеточкой тела. Лежу, боюсь дышать. Кальмаров не видно. Они просто разлетелись в разные стороны. Но что стало со мной? Вероятно, от меня осталась одна голова, вот она-то ещё смотрит, каким-то образом думает. Жду когда придёт конец, но он всё не приходит. Нифига какой живучий!
   Слышны быстро приближающиеся шлепки. Непрекращаемый шелест. Это, наверное, кальмары вернулись, чтобы продолжить свой грациозный ритуал.
   Обломитесь. Вам больше нечем здесь поживиться. Идите, собирайте мои кусочки, а голову не трожьте.
   Но это не кальмары, это барабашки. Они подходят, окружают. А вот и Белый. Он прыгает мне на живот и радостно свистит.
   Чему же ты радуешься? Постойте, а ведь я чувствую, как он топчется по мне, словно по базару. Не может быть! Поднимаю руку, вторую - цел и совершенно невредим. Невероятно.
   Приподнимаюсь.
   Вокруг полнейшая разруха - исковерканные тела, ошмётки щупалец. В эпицентре взрыва - я, совершенно сбитый с толку и главное, невредимый.
   - Что произошло? - спрашиваю я Белого.
   А он только свистит и шлёпает своими плавниками по гладкому, как у дельфина, тельцу.
   - Да хватит свистеть, ты толком мне скажи, - допытываюсь я, а сам улыбаюсь.
   - Да что с тебя взять? - говорю. - Ты же по-русски не бельмеса.
   На том и порешили.
   Не успел я встать и как следует отряхнуться, а моя команда уже бежит куда-то. Я за ними, иначе так и заблудиться можно.
   Они идут вокруг пригорка. Огибают его по кривой. Неужели снова на войну?
   Ищу глазами своё нечто. Так, на всякий случай. Оно невдалеке. Спокойна, как танковая дивизия. Этот взрыв на животе, несомненно, его работа. Я так, точно не умею.
   Смеюсь. Потихоньку ковыляю. Эта гравитация меня точно в могилу загонит.
   Под ботинками зелёная слизь. Стараюсь не поскользнуться. Вот уж чего, а валяться в этой жиже мне не пристало сегодня. Перешагиваю через изувеченную тушу. Смотрю под ноги.
   Глядь, а барабашек и след простыл. Куда делись? Делаю ещё несколько шагов и вот ответ на мой вопрос.
   Ещё одна нора уводящая вглубь пригорка. Неужто выкопали? Так быстро? Но уж нет. Края покрыты тёмно серым органическим веществом растительного происхождения. Да и почва суха на вид. Значит нора старая, а мои барабашки наконец-то возвратились в отчий дом.
   А как же я? Так не пойдет ребята. Сгибаюсь пополам и вперед. Не слишком узко, вполне удобно. Только вот потолок низковат. Ловлю себя на мысли, что забираюсь в чужое жилище. А если это тайный ход на обратную дорогу? Барабашки вернутся к родным и близким, а я начну скитаться и потеряю свой вполне уютный автобус. Осознаю, что думаю не логично.
   Теперь нора круто берёт вверх. И что такое... Впереди большое помещение. Металлическое покрытие. Несущая арматура знакома до боли.
   Две картинки никак не сложатся в голове. Одна та, что была совсем недавно, ещё когда я бороздил космос вместе со своими друзьями, со своей командой. Другая, та, что открылась моему взору... Да это же, кальмар меня побери, "Акула" капитана Дея! Только изнутри, а снаружи - просто холм или пригорок, поросший деревьями-грибами и овитый лианами. Та же комната-гостиная, те же двери, та же лестница уводящая в каморку изобретателя Иона.
   Может всё-таки другой корабль? Близнец легендарной "Акулы". Дей Жи мог откопать где-нибудь старые чертежи и по ним восстановить далёкое прошлое какого-нибудь великого воина или торговца.
   Хожу по почерневшей от времени, но вполне пригодной для дальнейшего использования, палубе. Иногда натыкаюсь на слизняков и их грязевые гнёзда.
   Единственный источник света здесь - тусклый от толстого слоя пыли, светоэлемент. Хорошо бы его протереть, но он на уровне второго этажа. Сразу и не доберёшься.
   Сколько же находится здесь этот корабль? Уж точно не одну сотню лет, судя по тем зарослям наверху.
   Иду по направлению каюты когда-то приютившей меня. Страшные мысли не дают мне покоя. Просто хочу убедиться, что комната правого коридора не имела ко мне никакого отношения.
   Знакомый свист останавливает меня. Он доносится сзади, а именно из отсека управления. Это свист барабашек. Их языковая форма общения.
   Подхожу. Дверь исчезает в стене, как по мгновению волшебной палочки. Все шесть барабашек там и я застаю их в странной балансирующей позе. Все, как один, замерли возле штурвального кресла.
   В кресле кто-то сидит. Лица или фрагментов одежды совсем не видно.
   Стою, наблюдаю. Может быть хозяин корабля наконец-то соизволит развернуться?
   - Кто ты? - спрашиваю я, обращаясь к незнакомцу.
   - А ты как думаешь? - отвечает вопросом на вопрос ужасно знакомый голос, но интонации незнакомые, своевольные. Этот тип определённо знает себе цену.
   - Отвечать вопросом на вопрос совершенно неэтично, - говорю.
   - Бросать своих друзей неэтично вдвойне.
   - Да кто же ты, чёрт тебя дери?
   Кресло начинает вращаться вокруг своей оси.
   - Может вспомнишь наконец?
   Передо мной во всей своей красе предстаёт Безпредел. Тот самый робот с которым я последний раз виделся меньше месяца назад. Теперь он, умудренный жизненным опытом, старец доживающий свой век, но снаружи всё тот же железный человечек.
   - Что ты тут делаешь? - срывается у меня.
   Как странно бывает иногда - никогда не ожидаешь увидеть то, что на самом деле ожидаешь.
   - Жду тебя, - вздыхает робот, беззвучно опуская голову. - Последнее задание капитана Дей Жи.
   - А сам то он где? - кричу.
   Но ответ уже заполняет меня всего, а я продолжаю слепо отмахиваться.
   - Ты в курсе, сколько прошло времени? - говорит он как бы невзначай. - Капитан Дей Жи, Лея, Ион. Они не вернулись. Однажды они вышли наружу и больше не пришли. Они стали жертвами ескаптолосов.
   - Кальмаров? - кажется, начинаю сходить я с ума.
   - Отдалённое сходство, конечно, есть, - твердит робот, - но ескаптолосы не живут в воде.
   Его нисколько не трогает смерть людей. Он может разглагольствовать на эту тему сколько угодно.
   - А ты? Почему ты не помог им? - кажется, я уже начинаю срываться.
   - У меня было задание, - слышу я в ответ. - Перед уходом капитан приказал мне не покидать "Акулу" и ждать твоего возвращения.
   Барабашки давно уже разбежались в разные стороны и притихли по углам. Уж что-что, а эмоции распознать им под силу. Мне сейчас не до них.
   Немного успокоившись, сажусь на пол. Прямо на грязь. Прижимаюсь спиной к металлической стене.
   Я не могу горевать о людях. О тех, кто прилетел на эту планету ради меня. Или я очерствел, или прошло слишком много времени... для них. И в смерти моих спутников виноват только я.
   - А сколько прошло времени? - мой голос спокоен, даже чересчур.
   Робот замирает на секунду. Его мысли далеко отсюда. Где-то за пределами этого корабля, за пределами этой планеты. И вот он возвращается. Помню это я его научил путешествовать по далёким мирам, оставаясь в то же время на месте. У него виноватый вид. Не пойму, как робот смог изобразить такое?
   - Тысяча двести сорок пять лет, - вещает он.
   У меня глаза на лоб.
   - Как такое могло произойти? - непроизвольно хватаюсь за голову. - Может ты ошибся или сбой в системе?
   Но это правда, "Акула" выглядит именно так. Она пролежала под землёй не меньше тысячи лет и никто её не закапывал. Она сама закопалась. Слой за слоем, в течении многих сотен лет, покрывал её металлические бока и акульего стабилизатора даже не осталось.
   Робот машет головой. Он бы и сам хотел не верить в это.
   Как же я оказался здесь так близко и так одновременно далеко? Где произошла подмена? И вдруг понимаю, что всё окружающее меня ненастоящее. Иллюзия навеянная дурманом, чужое, отстранённое. А где-то там, в глубинах космоса Дей сидит за штурвалом. Рядом Лея. Ион в своей каморке корпит над очередным изобретением. Смешной человечек по имени Безпредел не даёт им умереть от скуки. Эта картина так четко всплывает в моей голове, что хочется верить. Хочется прикоснуться к этому.
   Вот тебе и космос.
   - Ты мне расскажешь, - говорю, - что там у вас случилось?
   Безпредел задумчиво так смотрит в потолок:
   - Тебе с какого места?
   - С того, как я вас бросил.
   Белый что-то свистит. Робот тут же реагирует на свист:
   - Мои приверженцы хотят услышать это тоже. Ты разрешишь?
   Смотрю на барабашек с непередаваемым изумлением. Недооценил я этих существ, недооценил. Видимо русский язык для Белого не совсем в новинку.
   - Валяй, - говорю я, - пусть потешатся.
   - Когда ты покинул нас, капитан очень сильно переживал, - начал свой рассказ Безпредел и кроме понятных мне слов начали проскакивать свистки. - Дей как будто постарел на несколько лет. Лея не могла найти себе места. Все начали думать, как тебя найти. Ион решил проследить направление световой аномалии в которую тебя затянуло, но не смог. Как ты понимаешь взять направление практически невозможно используя одну исходную точку. Но выход нашёлся, это объясняет моё присутствие здесь. Совершенно случайно мы обнаружили гравитационный след этой аномалии, но вернее сказать - увидели. Он изгибал луч лазерной пушки таким образом, что тот ложился параллельно этому следу, когда попадал в поле его воздействия. Гравитационный след был вызван чем-то невероятным, как тогда выразился Ион. Мой создатель утверждал, что таких скоростей просто не существует во вселенной. Он нашёл подходящий прибор и настроил его таким образом, чтобы узнать длину следа, и как оказалось он имел длину тысячу двести сорок пять световых лет. Но я не учёл, что ты появишься здесь спустя именно этот отрезок времени. Никто из нашей команды не учитывал эту информацию.
   - Хорошо, хорошо, - встреваю, - что дальше-то было?
   - Субпространственный прыжок.
   - Вы прыгнули за мной? - чему-то удивляюсь я.
   - Капитан распорядился.
   В принципе удивляться было нечему. Такими прыжками пользовались все без исключения и конечно-же вольные купцы тоже. Однажды Дей рассказывал мне основной принцип субпространственного прыжка. Берутся две удаленные друг от друга точки и пространство как бы складывается, позволяя космическому кораблю перескочить из одной точки в другую, минуя целые парсеки.
   - А дальше?
   - Мы оказались возле планеты ЛП18-4, удалённой от системы Сириуса на тысяча двести сорок пять световых лет, как раз то самое расстояние, которое мы и преодолели. Но присутствие гравитационного следа мы не обнаружили. Ион и тут нашёл выход. Используя свой ионор он послал сигнал на твой ионор и получил ответ, чего не удавалось сделать до субпространственного прыжка. Сигнал привёл нас с точностью плюс минус пять метров.
   - Вы и ионор мой нашли? - пытаюсь понять, как такое могло случиться.
   - Нет конечно. Это ескаптолосы получили сигнал и использовали ответ как наживку.
   - Но как эти твари смогли подстроить сигнал? - начинаю уже окончательно понимать то, что случилось в тот кошмарный день.
   - Я сам это понял через сто восемьдесят пять лет, когда стал изучать их возможности. Ескаптолосы могут использовать в общении, как звук - для коротких дистанций, так и радиочастоты - для передачи сообщения с одного конца планеты, на другой.
   - А их длинные конечности вместо антенн, - иронизирую с горечью в груди.
   - А как ты узнал? - удивляется робот.
   - Похоже, просто, - отмахиваюсь. - И всё-таки эти твари обманули наших друзей и за это поплатятся! Все поплатятся!
   - Нельзя нарушать экологический баланс планеты, - излагает робот. - Уничтожив важное звено эволюции ты можешь повредить лойли.
   - Кто такие лойли? - интересуюсь. Хотя прекрасно понимаю, что это они, мои барабашки. Только хочу удостовериться в своей правоте.
   - Это они, - он небрежно кивает в сторону моих новых знакомых, - мои постоянные приверженцы. Лойли прекрасные разумные существа и они привели тебя ко мне.
   По-доброму ухмыляюсь:
   - Значит ты у них вроде бога?
   - Конечно. - он чуть ли не встаёт со своего кресла. - Их предки приходили ко мне за советом и к тому же я оказался долгоживущим. Этим существам нужно было во что-то верить. Как, впрочем, и всем разумным существам.
   Барабашки свистят сотрясаясь в экстазе от того, что их пра-пра-пра и ещё хрен знает сколько пра предки были замешаны в таких великих событиях.
   - Но как же я, чёрт побери, оказался на этой планете тысячу двести лет спустя?
   - Тысячу двести сорок пять, - поправляет он меня.
   - Пусть так.
   Вижу, как он старается переосмыслить мною сказанное. В объективах копошатся электронные сигналы. Он напряжён до предела.
   - В моей базе данных есть этому обобщённое объяснение, это называется "временной парадокс".
   - Тоже мне удивил, - заявляю, - я на Земле и похлеще слышал.
   Но это мысль. В моей ситуации сейчас могла сгодиться любая информация.
   - Благодарю за помощь, - говорю, сам зеваю. - Пойду, посплю в свою каюту.
   - Да не за что. Только мне теперь нужно другое задание. С этим, как ты понимаешь, я справился.
   - Ну, я не знаю, - говорю, - попробуй сам придумать. Тебе теперь тысячу двести с лишним лет.
   - Тысячу двести сорок семь, - слышу я последнее за закрывающейся дверью.
  

***

  
   Сижу в бортовой столовой. Ем что-то. За столом вся команда. Дей мрачен. Он ушёл в себя и не реагирует на окружающую действительность. Ион уже доел и отставил пустую пластиковую чашку в сторону. Его взгляд блуждает по стенам, по белым герметичным шкафчикам.
   Я по-детски радуюсь чему-то. Может, потому, что мы вместе. Сидим, обедаем или ужинаем. Неважно. Главное - мы снова вместе.
   Лея за занавеской. Но вот и она вышла. Направилась к столу. В руках пластиковая посудина. Глаза опухшие. Странно, очень странно... Все уже доели, а она только собралась.
   Ион и Дей встретили её взглядом и снова - каждый в себя. Ни слова.
   Жду продолжения.
   Лея кидает свою порцию на стол. Именно кидает, а не ставит. Брезгливо так, равнодушно. Садится. Её взгляд останавливается на мне. По моей спине пробегает холодок. Хочу улыбнуться, но не могу. Ощущение, как будто меня нет. Она смотрит не на меня, а на мой стул. Её глаза полны тепла, но больше в них печали, слепой и неукротимой, как вечный снег.
   Интуитивно отстраняюсь. Спинка стула пружинит, Лея вздрагивает. На лице восторг с помешательством. Тычет пальцем в мою сторону:
   - Дей, там кто-то есть! Там кто-то сидит!
   Все отрываются от собственных мыслей и пристально смотрят мне в живот... Капитан первым отводит взгляд:
   - Тебе показалось... Да ты не волнуйся, найдём мы его, - встаёт. - Пойду, отдам последние распоряжения Безпределу.
   Оглядываюсь.
   Действительно, робота не видно.
   - Зачем меня искать? - говорю, - я же здесь!
   Но меня не слышат. Они спешат.
   Ушёл Дей. Ушла Лея, так и не притронувшись к своей порции. За ними убежал Ион.
   Иду им в след.
   Они полностью экипированы. У каждого из них по большому ускорителю. Трап опущен. Они спускаются по нему и растворяются в грибовидном лесу.
   Бегу, кричу им в след:
   - Стойте! Подождите!
   Но шелест со всех сторон. Шорох заглушает мои слова. Это кальмары. Дей кидает водородную гранату прямо в гущу отвратительных существ.
   Хлопок. Десяток тел превращаются в кашу.
   Из ускорителей то и дело вылетают колышущиеся линии - это сгорает сам воздух, растворяется материя. Но бой неравный. Кальмары отовсюду. Они падают сверху, окружают со всех сторон.
   Ещё граната. Потери со стороны тварей незначительны. Их слишком много, они давят массой. И что самое плохое, я ничего не могу сделать.
   Вот в гуще исчезает Лея. Её уже нет, а Дей наивно атакует. Перед ним расстилается дорога из продырявленных тел.
   Ион кричит что-то... Капитан оборачивается и его сбивают с ног - ускоритель направлен вверх. Кальмары по одному прыгают и отлетают от него похожие на праздничный фейерверк.
   Иона уже не видно.
   Силы капитана на исходе, а кальмары всё отлетают и отлетают. И вдруг, очередной кальмар под которым замерла пушка не отлетает, как его собратья.
   Рывок. Ничего.
   Может ускоритель выдохся или сломалось что? И тогда Дей достаёт гранату.
   У меня вырывается что-то нечленораздельное.
   Я не слышу хлопка. Просто вижу, как вокруг приплюснутого воздушной массой ускорителя образуется пустой круг. Ровный круг из кальмаров, что остались снаружи действия водородной гранаты. Некоторые из них ещё могут шевелиться, некоторые ополовинены.
   Тишина окутывает меня.
   Я готов слышать что угодно. Выстрелы ускорителей, хлопки гранат схлопывающих всё живое, но только не тишину.
   Бормочу себе под нос:
   - Это сон, это сон.
   Я давно уже проснулся. Тупо уставился на силуэт прикрученного к обшивке стола. Это сон, но только это было по настоящему. Это было на самом деле. Когда-то очень давно. Когда "Акула" ещё не была засыпана слоем грунта. Когда планета ещё не похоронила все следы пребывания здесь группы космонавтов.
   Встаю.
   Оказывается я спал прямо в обуви. Наплевать.
   Плетусь в отсек управления. Безпредел, как ни в чём не бывало, сидит на штурвальном кресле, готовый встречать кого угодно и в какое угодно время суток. Барабашек не видать.
   - Привет, - говорю.
   Он кивает.
   - Как спалось? - в обходительности ему никак не откажешь.
   - Хреново..., я видел как они погибли.
   - Кошмары, - изрекает робот, - ну что ж, бывает. Пока ты спал я тут проанализировал наш временной парадокс.
   - Давай, - говорю, - выкладывай.
   Он отворачивается к бортовому компьютеру. Его металлические пальцы пробегают по клавишам и часть лобового иллюминатора освещается галографическим рисунком.
   На синем фоне жёлтая линия. На ней две точки, как в учебнике по арифметике для начальных классов, про пешехода, что двигался из точки А в точку Б со скоростью пять километров в час, когда другой ехал на машине. Всё банально, даже слишком.
   - Эта линия, - начал свой урок робот, - наш временной путь или мой, если можно так выразиться.
   Я киваю.
   - Эти точки участки твоего исчезновения и появления. Ты не проживал этот путь со всеми остальными, а просто перескочил из одной точки в другую, примерно так же, как космические пилоты это делают с пространством.
   Быстрое движение по клавишам и линия начинает изгибаться в дугу. Разрыв между точками всё меньше и вскоре они смыкаются. ВременнАя линия больше не линия, теперь это больше похоже на петлю.
   - И вот, когда ты уже на месте, - он отпускает петлю и та принимает прежнюю форму линии, - мне приходится проживать весь этот участок чтобы встретиться с тобой.
   Очень правдоподобно. Только вот кому нужно изгибать само время?
   - И вот ты здесь, - подытоживает он.
   - Но я хочу вернуться обратно, - настаиваю. - Ты сможешь мне помочь?
   - Только теоретически, - наконец он отрывается от небольшой панели. - Чтобы вернуться нужно снова изогнуть временнЩю последовательность и ты сможешь увидеть сам себя, что маловероятно. Но если всё-таки увидишь сам себя, держись от себя на расстоянии. Встреча вас двоих может уничтожить всё что было связано с тобой и даже всё что будет связано с тобой, в том числе и нас - твоих друзей.
   Вот и всё что мне нужно сделать, всего лишь вернуться в прошлое и подождать пока я номер один не скроется в той самой аномалии в которую когда-то угодил я номер два. Прекрасно, но ведь прошлого не существует. Возможно, я попал в будущее по несколько иным причинам. Все мы неумолимо движемся в будущее, день за днём. Аномалия могла быть лишь пусковым механизмом, а не вратами в другое измерение. И те десятилетия, что для окружающих остались десятилетиями, для меня могли превратиться в секунды, но в этом случае дороги обратно не существует. Я очень хочу верить в разглагольствования робота, но всё это очень смахивает на фантастический сюжет, не более.
   В желудке пустота, больше думать не хочется.
   - До встречи, - говорю я роботу. Последнему из выживших в этом странном мире. - Пойду, загляну в бортовую столовую.
   - Будь осторожен! Учитывая сохранившуюся герметичность, за такой огромный срок помещение могло претерпеть колоссальные изменения.
   Я знал, что все двери закрывались герметично, тем более в столовую. Если вдруг "Акула" оказалась бы под водой и каким-то образом вода попала внутрь корабля, то эти двери могли спасти любого скрывавшегося там, и наоборот.
   Подхожу к отсеку. Индикатор мигает получив информацию о том, что к двери подошли. Как, собственно говоря, и должно происходить, но дверь не отъезжает в сторону. Значит внутри что-то случилось, или саму дверь заклинило.
   Иду обратно не солоно хлебавши. Безпредел проводит небольшой анализ помещения.
   - Всё в порядке, - выдаёт он, - воздух приобрёл некоторые дополнительные элементы поэтому помещение запечаталось. Безопасно для живых существ.
   - А дистанционно можешь открыть? - спрашиваю.
   - Секунду, - еле слышный шелест клавиш. - Всё готово.
   Выглядываю из отсека управления. Смотрю на открытую дверь столовой. Жду чего-то.
   Вдруг от туда ка-а-к выпрыгнет... Да, глупости всё это.
   Медленно подхожу. Вот вижу наш стол, стулья вокруг него приделанные к полу. Не совсем приделанные, если можно так выразиться, есть регулировка. Вперёд, назад, в общем, кому как нравится.
   Зачем-то крадусь.
   На столе - чашки, две пустые и одна полная. Всё как в моём необычном сне. Пища в последней окаменела, превратилась в произведение искусства. Как будто они вышли несколько минут назад и ещё уцелевшие кальмары не доели их навсегда замершие тела.
   Почему такие жестокие сны так чётко отпечатываются в сознании и потом прокручиваются перед глазами до умопомрачения? Не честно!
   Пробираюсь на кухню, там небольшой гарнитур. Посредине - устройство для обработки пищевых пакетов. Наверху специальные отделы.
   Достаю пакет. На упаковке цифра пятнадцать. Прямо как в первый раз - рагу из растительного ассорти. Пусть так. Внутри белый контейнер затянутый пластиком, на дне обезвоженные разноцветные кусочки. Контейнер помещаю внутрь камеры, машина тут же оживает. Она ждет, когда я прикоснусь к одной из её кнопок.
   - Соскучилась, - говорю. Нажимаю.
   Она не отвечает, только жужжит и через несколько секунд замолкает. Кушать подано, приятного аппетита.
   Снимаю пластик. Меня обдаёт ароматом свежеприготовленного блюда. А ведь не испортилось. За хрен знает сколько сотен лет пища сохранила свои вкусовые качества. Вот что значит обезвоживание продуктов.
   Больше ждать нет сил. Если бы пластиковая ложка не входила в комплект, не стал бы утруждать себя её поиском, начал бы есть прямо руками.
   Сажусь на своё старое место, там удобно. Стул оказался нетронутым после моей последней регулировки. Рагу ещё вкуснее, чем когда-либо, просто верх блаженства.
   Краем глаза вижу движение. Кусок застревает в горле. Механик и капитан, как ни в чём не бывало, сидят за столом - кушают вместе со мной. У меня начинает отъезжать крыша. Они не замечают меня. Каждый из них занят потреблением пищи.
   - Как вы тут оказались? - спрашиваю. Никакой реакции.
   Дей мрачен, прямо как в моём сне. Но я не сплю, в этом то я точно уверен. Скорее, сон окружает меня.
   Вот Ион отодвинул чашку и блуждающим взглядом обвёл помещение.
   Из-за занавески вышла Лея. Глаза опухшие, наверное, от слёз. Пока все ели, она плакала.
   Сижу с каменным лицом.
   Всё повторяется, как отснятый на плёнку кинофильм. Только здесь я чувствую их запахи, движение воздуха.
   Лея садится, как-то обреченно всхлипывает, смотрит на меня. Я же интуитивно отстраняюсь.
   Она тычет пальцем в мою сторону:
   - Дей, там кто-то есть. Там кто-то сидит.
   Этого стерпеть я уже не могу. Тем более, когда все поворачиваются в мою сторону. Такого не бывает! Не бывает! Хватаю свою тарелку, бегу прочь. Хорошо, что дверь не закрыта. Мысленно благодарю Безпредела.
   Слышу только слова капитана:
   - Тебе показалось...
   И вот я уже в отсеке управления. Стою возле робота, обливаюсь холодным потом. В руках контейнер с едой.
   - Что с тобой? - он взирает на меня с крайним удивлением на какое способен робот. - На тебе лица нет.
   А я и не заметил как добежал сюда.
   - Ка-кажется я увидел приведений, - смотрю на своё недоеденное рагу. - Можно я у тебя доИм?
   - Валяй, - соглашается робот использовав моё же выражение.
   - Благодарю, - мне вот только ещё комнаты с привидениями не хватало.
  

***

  
   После завтрака решаюсь прогуляться. Сначала спуск, дальше низкий сырой тоннель. Свежий вечерний воздух обрушивается на меня. Вдыхаю полной грудью. Осознаю, что стоять тут не безопасно. Внимательно высматриваю кальмаров. Вдруг они в засаде... Но кальмаров не видно, лишь деревья-грибы чуть заметно шевелят своими шляпами. Местное светило уже на пол пути к полудню и совсем не торопится.
   Наверное, никогда не привыкну к такому режиму. Буду вот так по-разному встречать свое личное утро. О чём я говорю? Неужели я не попытаюсь вырваться из этого безумия, вернуть всё то, что приобрёл совсем недавно. Но что мне для этого надо? Новые друзья? Новый космический корабль?
   Неприятное чувство одолевает меня. Ком подкатывает к горлу. Вот-вот расплачусь, но не могу. Просто жаль тех минут. Жаль себя. Не знаю, чем я думал, когда решил подтолкнуть орбитальным модулем "Акулу". Точно помню, что Акула не могла справиться с силами аномалии, но и помочь я тогда толком не помог. Только я сел в автобус и глазом не успел моргнуть, как оказался вне корабля. Не удержали даже магнитные захваты. А когда я вылетел появилось ощущение, что "Акула" рванула вперед, как бешеная собака сорвавшаяся с цепи. Безпредел обязательно бы рассказал, если бы и их затянуло тоже, а их как будто что-то отпустило. Это ещё одна загадка, или аномалия была предназначена только для меня одного... Кто знает...
   Кусочек космоса проплывает невдалеке. Вот те на! Совсем забыл спасителя своего. Непонятно, чем оно сейчас занято, о чём думает? Не может оно ни думать, ни размышлять и фантазировать, скорее всего, тоже не умеет. Оно сопровождает меня с самого начала и до сих пор ни одного вопроса, ни намека на самостоятельность.
   Мысленно приказываю подлететь ближе, оно мгновенно замирает и начинает приближаться. Вздрагиваю всем телом. Ругаю себя. Когда же, наконец, перестану робеть, как заяц при виде каждой тени.
   Мысленно приказываю лететь сквозь дерево-гриб не повреждая его. Мое чёрное нечто поступает именно так как я и велел ему. Гриб остаётся не повреждённым.
   Следующий приказ - вытянуться в плоскость и срезать ствол. Как и следовало ожидать, дерево падает под воздействием гравитации.
   Смело шагаю к чёрной субстанции. Чтобы не случилось я и так уже почти всё потерял.

Глава 3

  
  
  
   На погрузочно-разгрузочной площади суета. Здесь почти нет людей, здесь механизмы. Они снуют под ногами или же мы проходим под ними, похожие на карликов осмелившихся подойти так близко к гигантам.
   Хорошо, что Безпредел остался на борту "Акулы", иначе ему пришлось бы со всеми здороваться. Он бы естественно отстал и мы бы его потом искали всю оставшуюся жизнь.
   Очень мало таких, которых я отнес бы к разряду "человекоподобный", но даже их так можно было назвать с большим натягом. Не для красоты они здесь. Вон тому здоровяку, так тщательно сцепляющему контейнеры, недостаёт головы. А у жёлтого погрузчика, вообще, одна рука. Обгоняющие нас транспортировщики плоские как скейтборды и у каждого, с одной и другой стороны, по два небольших рукава-хватателя. Похоже, они играют в "догонялки".
   Идём вдоль павильона. Впереди одна и та же картина - правая стена заворачивает и мягко сливается с левой. Вдоль наружной стены в многочисленных проходах - космические грузовые лайнеры. Слева иногда встречаются металлические раздвигающиеся двери, место стыка у которых идёт под небольшим углом. Разнообразные длинные рисунки над этими дверями - непонятная мне, и обычная для местных, реклама. И роботы, и ещё раз роботы.
   Не удивлюсь, если вся эта площадь завязана в кольцо, что с большого расстояния будет выглядеть, не иначе, как бублик или калач.
   Смеюсь. Представляю себя внутри исполинского калача.
   Ион треплет меня за плечо:
   - Смотри, смотри, вон пошла нилитянка.
   Он уже готов идти туда и говорить всякие глупости, но что-то его удерживает.
   Смотрю по направлению взгляда механика, там девушка. На вид лет двадцать пять или чуть больше. Она подходит к одному из судов, заглядывает в грузовой отсек. Что-то пишет на внутренней обшивке. Сам корабль выглядит как прямоугольник с обрезанными углами.
   На первый взгляд - обычная девушка в плотном, облегающем тело, костюме. Если, конечно, лысая девушка это нормально. Зато череп кажущийся немного удлинённым, чем у земной девушки, сильно добавляет обаяния своей хозяйке. Пропорции её тела как раз соответствуют земным стандартам или даже превосходят их. Лицо милое, даже очень. Глаза - два маленьких аквариума, где, добившись полной синхронности, плавают рыбки-зрачки. Плюс маленький нос и маленький рот.
   Я полностью согласен с Ионом, от такой трудно отвести взгляд. Она как будто не замечает нас. Наверное, видит людей каждый день, а тут самая обычная команда.
   Лея неодобрительно фыркает. Понимает, что ей никогда не добиться такого же эффекта от противоположного пола. Капитан тоже глазеет, но он лаконичен. Вскоре нилитянка остаётся позади, а мы продолжаем своё шествие по кругу.
   Слышу шаги возле себя, как раз там, где только-что никого не было. Это один из механизмов. Он крючковатый, безрукий. Вместо головы две большие трубки с линзами.
   - Тебе чего, малыш? - обращаюсь я к гостю.
   Одна трубка развернулась и внимательно меня изучает, другая - смотрит вперёд. Чувствую себя не в своей тарелке. Смотрю на капитана, Лею, механика. Ищу поддержки. Не тут-то было, они просто развлекаются.
   - Очень трогательно, - изрекает Дей.
   А механизм непонятного назначения шагает рядом, как старый добрый друг. Не обгоняет и не отстаёт. Наверное, всё дело в его линзах. Может смотритель или им кто-нибудь управляет, подсматривает за нами? Скорее второе.
   Неловкость приходит на смену недоумению. Судя по всему я разговаривал с видеокамерой шагающего типа, а незримый наблюдатель сейчас веселится от души.
   Делаю вид, что ничего не произошло.
   - Это Нагитт Волл, - говорит капитан, - пойду, повидаю старого друга. Буду искать вас в кофешке под названием Диллвин Четт. Ион знает где это.
   Механик делает серьёзное лицо от возложенного на него поручения. Капитан уходит назад. Мы идём дальше.
   - Сейчас оторвёмся, как говорят земляне, - Ион смотрит вперёд.
   Лея с мировой скорбью на лице.
   - Сильно не отрывайся, а то заблудишься, - иронизирует она, но он уже не слышит и заворачивает в очередную дверь.
   Над дверью та самая реклама - отчасти рисунок, отчасти буквы. Тут изображено зашифрованное для меня название "Диллвин Четт". Чего только не бывает на свете. Дверь перед Ионом разверзается и поглощает его. Нам с Леей ничего не остаётся, как идти за ним.
   Заваливаем. Именно заваливаем - это определение как нельзя лучше подходит к данной ситуации. В нос ударяет перемешанный запах мяты, дыма и чего-то ещё. Весёлые дружные компании окружают несколько столов. Тёмный угловатый интерьер. Для космического волка лучшего места не найти.
   Не знаю, как Лее, а мне нравится. Украдкой смотрю на неё. На аккуратном лобике несколько недовольных морщин. Взгляд дикий. Наверное, достанется капитану за эгоистичное отношение к замкапу и ещё за своевольное решение общих вопросов.
   Окидываю взглядом помещение, механик как в воду канул, зато видно свободный столик. Почти свободный. Там, окружённый стаканами, смятыми салфетками и лужицами содержимого тех же самых стаканов, кто-то спит.
   - Надеюсь это не спящий? - Лея тоже заметила странное существо и метит на тот же столик, что и я. Интересно, что она хотела этим сказать? Ведь спящий, он и есть спящий.
   - Скорее всего, мёртвый, - говорю. - Видишь сколько стаканов?
   Она улыбается, начинает продвигаться. Иду за ней.
   Вокруг в основном нилитяне - значит Сириус их система. Так же здесь отдыхают с десяток людей одетых до неузнаваемости и ещё этот - спящий.
   Нилитяне-мужчины, все как один с комплекцией бодибилдера и в тоже время телом не похожи на земных мужчин, что является генетическим предрасположением, а не особыми тренировками. Тело нилитянина как бы больше и шире в плечах, но возможно такие различия с земными мужчинами возникают за счёт общей картины. Например ещё из-за небольшой лысой головы с маленькими грозными глазками. Толстым, приплюснутым носом и соответствующим большим ртом. А чего я хотел? Если их женщины такие распрекрасные недотроги, значит мужчины - полные их противоположности. Некие угловатые, чересчур небрежные личности.
   Чувствую себя не совсем уютно. Добираемся с Леей до столика. Она поворачивается ко мне с гримасой самых худших оправдавшихся предположений. Беззвучно открывает рот. Читаю по губам.
   Что-то похожее на "ящщи". Может - спящий? Не пойму, чего она боится этих спящих. Сама, поди, храпит, только шуба заворачивается, а этот лежит себе тихонечко.
   Лея уже ищет другой столик. Помогаю ей в этом нелёгком деле, но чего нет, того нет. Единственный и необратимый вариант - потревожить спящего.
   Кто этот спящий? С виду вроде человек, но маленького роста. Одет в кожаную кирасу как бы вздымающуюся над ним. Густо заросшая волосами маленькая голова покоится на коротеньких ручках. Лежит себе, не шелохнётся.
   - Вот вы где!
   Оборачиваюсь. Это Ион нашёл нас:
   - Сейчас нас обслужат как настоящих вольных купцов, - улыбка до ушей, - ведь мы были одни из первых.
   Значит он разведывал ситуацию и теперь был доволен собой, чем вызвал мою симпатию и небольшое помешательство вперемешку с тошнотой у Леи. Он было хотел что-то возразить. Может быть "Чего стоим?" или "Почему не садимся?", но теперь он тоже видел странного человечка.
   - Это спящий? - спрашивает он у самого себя и почему-то смотрит на Лею.
   Подавляю в себе огромное желание подойти и растолкать этого спящего, чтобы, наконец, все узрели в нём пробудившегося.
   Лея закатывает глазки, но всё же кивает.
   - Нет проблем! - он уже тыкает указательным пальцем в свой ионор. Подносит его к губам. - Эй, недоносок, мы сейчас сядем и плевать на тебя.
   У меня начинает медленно отвисать челюсть. Лея замерла и превратилась в хорошенькую статую. Только её губы шевелятся в намерении высказать свою точку зрения на этот счёт.
   Если прибор переведёт слова механика, то может возникнуть небольшая проблема. Ион невзирая на царившее вокруг смятение, подносит ионор поближе к волосатой голове.
   Все слышат отчётливые булькающие звуки. Небольшая пауза и из-под волос возникает такой же булькающий ответ. Сам же хозяин недвижим.
   Прибор уже выдаёт перевод:
   - Ненавижу ваше отродье. Садитесь. Нет проблем.
   Секундное замешательство. Девушка хлопает глазами, я ей в ответ.
   Рассаживаемся.
   Надо как-нибудь расспросить капитана про этих спящих. Если это какой-то иной народ, то мне было бы очень интересно узнать о них.
   К столу подходит нилитянка с подносом. На подносе четыре длинных, изящных бокала. С близкого расстояния её хрустальные глаза кажутся просто огромными. Тонкий хрусталь вот-вот лопнет и содержимое выплеснется наружу. У меня возникает странное ощущение связи её глаз и бокалов с прозрачной голубоватой жидкостью. Ей просто идут эти наполненные сосуды.
   Поднос в миг пустеет. Ион с каким-то залихватским воодушевлением раздает напитки. Нам с Леей достаются по одному, сам же забирает два.
   - Нужно знать свою меру, иначе можно выпить меньше, - изрекает он философским тоном.
   Уход официантки возвещается прискорбным: "Уууу" с нескольких столиков. Значит, человеческие амбиции никому не чужды. Хотя с другой стороны, может это у землян - нилитянские амбиции...
   Пью не глядя. Уж кому-кому, а механику Иону я могу доверять. На вкус - сладкий сок с необычным привкусом.
   Лея уже намахнула половину и наконец-то расслабилась. Видать нелегко ей приходится в мужской компании. Зато она может быть всегда на высоте, так сказать, выделиться из общей массы.
   Минута, другая и окружение начинает заполняться красками. Накатывает волна вдохновения. Не плох напиток. Ой, как не плох. Лея как-то странно поправляет свой стул и он чуть ли не на пол метра оказывается ближе к моему. Ион встречает и провожает нилитянок-официанток.
   - Извините.
   Все поворачивают головы и я в том числе.
   Опять нилитянка.
   - О, вот и ты, - Ион крутится не в силах хорошенько рассмотреть стоящую за его спиной.
   Лея ехидно хыкает. Её жест в этом месте естественен и проходит на ура.
   - Познакомьтесь с Долли, - щебечет механик, - это моя давняя, верная подруга.
   - Очень приятно, - говорю.
   Лея кивает.
   А ведь я сразу должен был заметить, что она излагается по-русски. Оказывается вона как далеко зашёл наш могучий русский язык. И понятно, для кого был приготовлен лишний бокал. Долли косится на спящего лилипута и аккуратненькой ножкой пододвигает последний стул поближе к своему давнему другу.
   - Как хорошо, что ты сообщил сразу, как прилетел, - она пьёт и говорит одновременно.
   - Да, я такой, - он уже начинает тонуть в её глазищах.
   - А я уже чуть не забыла, какой ты.
   Чувствую угрызение совести. Эта парочка хочет наговориться всласть. Пускай. Мешать не буду.
   Пытаюсь сосредоточиться на своём бокале уже изрядно ополовиненном, но мои мысли блуждают по космическим просторам. А ведь я смог найти маленькую тропинку в этот огромный насыщенный мир. В мир нереальный, многоуровневый. Неловкое движение и ты покойник. Ведь на каждой планете свои законы, свои уставы. Нужно только сориентироваться, выбрать правильное направление.
   Сейчас направление - расслабиться. Это конечно не приказ, но если взять в пример Иона, он отрывается на полную. Я так не могу.
   Чувствую лёгкое напряжение. Хочу насладиться ситуацией, но не могу. Или ещё не время. Наверное, сказывается чужеродная среда.
   Лея сидит, скучает. Может её для начала развеселить?
   - Хочешь, - говорю, - расскажу анекдот.
   Она тут же оживляется. Лицо вопросительно вытянутое:
   - А что это такое?
   - Вот те на! Ты разве никогда не слышала анекдотов?
   К непониманию подмешивается живейший интерес. Теперь не рассказать, значит упасть в её глазах.
   - Никогда!
   - Тогда слушай.
   Припоминаю один. Эх, была не была!
   - Значит, собрал лев всех зверей и говорит: "Я царь зверей и я скоро умру..."
   - Подожди, - останавливает она меня.
   - Что случилось? - говорю.
   - Ты сначала объясни, кто такой лев и почему он царь зверей? Я так понимаю это какая-то другая форма жизни?
   И действительно, откуда ей знать кто такой лев и почему он царь зверей.
   - Это, - говорю, - представители нашей фауны, то есть наши животные.
   - И как они выглядят?
   Понимая, что попал, пытаюсь объяснить подробнее:
   - Лев хищник и стоит на верхушке пищевой цепи, поэтому люди проводя аналогии с собой, называют льва царём зверей. На самом деле очень грозное и опасное существо, но в наших анекдотах оно бывает добрым, миролюбивым.
   Она сидит, секунд десять переваривает услышанное.
   - А почему он разговаривает? - девушка заинтригована.
   - На самом деле он не разговаривает, наши животные не разумны, - улыбаюсь. - Такого не существует в природе, только в воображении людей.
   Демонстративно тыкаю пальцем в свою черепную коробку.
   Лея поддерживает:
   - Это значит всё это кто-то придумал и рассказал другим?
   - Верно, но не только, - говорю я, - про это и многое другое рассказывают и рисуют.
   - А ты мне нарисуешь? - умоляет она как-то по-детски.
   Ну как тут откажешь. Правда не помню когда последний раз рисовал. Скорее всего в школе, но и этого нельзя утверждать.
   - Мне нужно то, на чём рисуют и то, чем рисуют, - перечисляю я.
   - У меня есть, - роется она в карманах жилетки. Достаёт блокнот и ручку.
   Ручка необычная. Там, где должен быть шарик, как у шариковой ручки, здесь - почти невидимые глазу поры, заметные только благодаря красящему веществу. Блокнот тоже необычный. Бумага тончайшая и в тоже время непрозрачная, белая.
   Рисую льва таким, каким я его видел в мультфильмах. А ведь хорошо, что не сказал про мультфильмы, пришлось бы картинки тысячами рисовать. Улыбаюсь про себя. Так... На белом, как снег, листке появляется лохматая голова. Далее зубастая пасть, туловище, лапы с когтями. В общем, всё как положено и даже хвост с кисточкой.
   - В анекдоте ещё будет фигурировать мышь, - сообщаю. Решаю её нарисовать в приблизительно точном масштабе относительно льва.
   Вот, кажется, и всё. Отдаю блокнот хозяйке. Довольное личико посещает лучезарная улыбка. Много ли человеку для счастья надо...
   Даже Долли и Ион перестали рассматривать друг друга - ждали своей очереди. Рисунок пошёл по рукам.
   Из всех кто был за столом, нилитянка смотрела дольше остальных, а механик бурно реагировал на вымысел. Он на самом деле владел некоторой информацией и, конечно же, был недоволен теми данными, которыми располагал. Отдавая блокнот пообещал расспросить меня подробнее об этом льве, только не вымышленном и добром, а о реальном.
   И только я решаю рассказать этот действительно смешной анекдот сначала, ко мне на спасение прибывает капитан.
   - Нам пора, - кидает он с ходу, - нужно обговорить одно интересное предложение.
   Встаю.
   Лея молодец, держится прекрасно.
   Смотрю на пустой стул. Как раз туда, где сидел этот спящий. Когда ушёл? Как? Ничего не понимаю.
   Из кафешки выходим дружной компанией. Ион долго прощается. Мы не ждем по его личной инициативе.
   После десяти минут лавирования между искусственными созданиями в обратном направлении, оказываемся на борту.
   Дей Жи нетерпелив. Что же он такое узнал? Единственное ясно - планируется экстренное совещание. Бортовая столовая принимает нас в своё уютное расположение, как всегда послушная и молчаливая. Там уже сидит грозный нилитянин. Он поднимает огромную ручищу, на вид совершенно неподъёмную, в беглом приветствии. Его губы растягиваются в подобии улыбки, большой и добродушной.
   Капитан забегает вперёд:
   - Познакомьтесь, Нагитт Волл, мой друг и наш проводник на ближайшее время.
   Лея стоит передо мной, её тело чуть вздрагивает. Наклоняется в попытке найти опору. Понимаю её. Опять безумное приключение. Скорее всего, она останется в корабле и с мужеством примет тяжкую долю волнения за остальных.
   - Да садитесь же вы, - Дей не в меру настойчив. - В ногах правды нет.
   Опять русский фольклор.
   Все рассаживаются. Капитан обводит всех сияющими глазами.
   - Итак, перейду сразу к делу. Не так давно мы вышли на новый уровень нашей жизни. То есть, вернулись к пережиткам прошлого, - он вдумчиво смотрит на Лею, - мы стали вольными купцами. В целом благодаря Флаю. Без его поддержки мы бы так и остались на службе альянса, что вполне приемлемо, но отпуск устроить не помешает.
   Сижу как на иголках. Слишком много внимания к моей незначительной персоне, но всё равно приятно.
   - Конечно, стоит упомянуть об этом космическом призраке, но нам известно очень мало, - капитан делает секундную паузу, многозначительно обведя глазами присутствующих. - Просто будем собирать информацию. У кого есть возражения по поводу вступления в данную гильдию, прошу высказаться.
   Только сейчас замечаю в ухе Нагитт Волла небольшой наушник без провода и блестящий цилиндрик на груди, подобие кулона или амулета.
   Лея ерзает на стуле, но молчит.
   - Прекрасно, - продолжает капитан, - теперь перейдём ко второму этапу нашего собрания.
   Но из-за механика перейти не удаётся. Он спешно врывается в столовую. Извиняется. Занимает свободный стул.
   - Я нечего не пропустил? - с раскрасневшимся лицом взирает на присутствующего гиганта.
   - Ничего существенного, - успокаивает его капитан.
   - Нагитт Волл, вы ли это?
   - Тии, - кивает нилитянин.
   - А я помню вас с тех далёких времён, когда гильдия только начинала своё существование. Вы, оказывается, хорошо поработали над своим портом. Мне тут очень понравилось.
   Нилитянин просто улыбается. Он сдержан на высказывания. Тому виной языковой барьер, а переводчик, вставленный в ухо, скорее всего односторонний.
   - Думаю, вы ещё сможете наговориться, - останавливает капитан Иона. - А теперь объясняю суть дела. Нас интересует яйцо "лиамита куава", что в переводе на образный, означает "Огненная муха". Достать это яйцо очень трудно.
   - Скорее это не яйцо, - поправляет Ион, - а куколка. Очень необычное существо. Наполовину насекомое, наполовину птица.
   - Хорошо, хорошо, - Дей в меру терпелив, - пусть будет куколка. В общем, найти эту куколку можно только на краю пустынного пояса огибающего планету по экватору. На сколько мне известно температура там достигает минус тридцати от ТК и это только в тени. Передвигаться по этой местности можно без каких-либо приспособлений, если избегать открытого пространства. Губительные лучи бета Сириуса могут оказаться для нас последними. Скорее всего, будем охотиться короткими перебежками. Так же нужно опасаться и других искателей приключений в основном орудующих нелегально. Сейчас, кстати, самое время искать "лиамита куава". Прилети мы за ней на пару периодов позже, застали бы уже пустые коконы. Ловить её в движении я вам не советую, это настоящее самоубийство.
   - Я знаю, - тянет руку механик, - у неё полный звуковой диапазон. Защищается от врагов инфразвуком.
   Тут я не выдерживаю:
   - Так ведь это живое оружие!
   - Возможно, - капитан делает паузу. Похоже, он не задумывался об этом раньше. - Это заказ. Все последствия на совести заказчиков, а нам нужны средства к существованию. Платят необработанным алмазом весом равным весу самой куколки. "Лиамита куава" действительно очень ценная игрушка.
   Нифига себе! Интересно, почему эта муха-птица такая дорогая? Ион говорил о полном звуковом диапазоне. Может быть красиво поёт? Надеюсь на то, что будущие хозяева огненной мухи будут только наслаждаться её песнями. Хотя кто их знает? Может для них и инфразвук - музыка.
   - А ведь нужна же своего рода лицензия или разрешение? - спрашиваю. - Или что может означать - охотники орудующие нелегально?
   - Всё есть, - поправляет капитан. - Нагитт Волл предсказал наше появление и сразу же нашёл покупателя, и оформил соответствующие документы.
   Он смотрит на своего давнего приятеля, как будто сам только сейчас узнал об этих подробностях. Тот делает еле заметный кивок.
   Значит нилитяне, ко всему прочему, ещё и предсказатели. Или только Нагитт Волл? По мне так лучше не иметь таких способностей. Хуже всего, когда знаешь всё наперёд, если конечно твоя профессия не прокурор и ты не увлекаешься расследованием преступлений. Я люблю настоящие сюрпризы, плохие или хорошие. Важен именно сам эффект.
   Ион задумался не на шутку. Лея похоже размышляла о том, как хорошо быть дома, когда ты внутри трубы под толстенными стенами хранившими твой покой. И боже упаси от всяких там приключений, походов и в первую очередь от вольных купцов.
   - Я вас покидаю господа, - изрекает механик, - к такой экспедиции нужно подготовиться основательно.
   Дей кивает:
   - Хоть один человек воспринимает сие с полной ответственностью.
   Механик бубнит что-то на ходу и исчезает в проходе.
   - А я займусь пилотированием, - вздыхает капитан. Смотрит на девушку. - Ты если хочешь, отдохни. В этот раз моим штурманом будет Нагитт Волл.
   - Нигитт, - обращается он к нилитянину, - я буду у штурвала.
   Уходит насвистывая, какую-то до безобразия знакомую, мелодию. Она точно с Земли, но я к сожалению не меломан.
   Нагитт Волл всё ещё сидит. Может есть хочет или пить? Так ведь Бог его знает, чем они питаются, так ненароком и отравить можно. Смотрит на меня, молчит.
   Лея встрепенулась. Краем глаза вижу, как она с живейшим интересом разглядывает нас обоих. Нилитянин наклоняется вперед, протягивает свою ручищу. На столе оказывается маленькое устройство. Показывает пальцем на своё ухо. Это устройство - копия того переводчика и мне предлагают пообщаться. С чего бы это?
   Как-то нерешительно принимаю его. Похоже на ракушку, только искусственного происхождения. Вставляю себе в ухо.
   Проскакивает мысль - правильно ли вставил? И какая будет громкость? Может там сейчас так бахнет, что перепонка лопнет, но там - музыка. Очень тихая и какая-то не земная. На Земле даже такого направления нет, хотя угадывается немного. Кажется, энигма вперемешку с техно. Хорошо успокаивает, кстати.
   - Ла туара миката, - слышу невооруженным ухом. Это Нагитт обращается ко мне на своём языке.
   - Ты с планеты Земля? - слышу в другом ухе.
   Киваю ему.
   - Ты здесь не просто, - говорит он, - тебя ждёт миссия. Ты должен сам понять, какая.
   - Где здесь? - я уже не слышу инопланетных слов.
   - В космосе конечно, - в его голосе небольшое разочарование. Не все могут предсказывать в отличие от некоторых.
   - Очень интересно, - говорю. - Благодарю за совет.
   - Хорошо. Я сделал то, что должен был. Скажу напоследок, того чего не должен говорить, полагая, что тебе это поможет. Твоё присутствие заставляет трепетать моё подсознание. Сделай из этого вывод. Ну, а теперь можно и развлечься. Обожаю продуктивные вылазки.
   С этими словами он встаёт. Этакий громила способный разорвать льва на две составляющие и одновременно робеющий перед кишечным землянином, который, в буквальном смысле, меньше его в два раза. Очень полезная информация и в самокритичности ему не откажешь. Очень сложно решиться на такой поступок.
   Отдаю ему прибор.
   Мы с Леей остаёмся вдвоём. По глазам вижу, что она заинтригована мной на девяносто восемь процентов. Остальные два, конечно, приходятся на гордыню, но это ничто. Не думал, что такой заурядный парень с Земли, как я, сможет вскружить голову девушке с другой планеты. Наверное, это моя скромность.
   - Хочешь кофе? - она как будто запоминает расположение швов на моей новой космической одежде подаренной Ионом.
   - Не откажусь, - говорю.
   Она, бодренько так, встаёт. Убегает за занавеску. Жду, когда спросит про разговор с нилитянином. Ничего.
   Впрочем, это её не касается. Будь она на моём месте, я бы тоже не решился. Помню высказывание темнокожего ясновидца, он тоже говорил что-то в этом духе. Так же трепетал своим шестым чувством и не мог остановиться. Неужто я такой супер важный, что сама вселенная отреагировала? Пусть так. Я вселенной не указ. Только зачем ждать, если можно сказать прямо? Что я для вселенной не постараюсь что-ли... Тяжелая неопределённость накатывает на меня. Всё-таки вселенная говорит мне что-то. Говорит, как умеет.
   Лея высовывается из-за занавески. То ли меня поглядеть, то ли себя показать. Потом является вся. В руках два пластиковых стакана.
   До меня долетает аромат напитка. Что бы это ни было, это точно не кофе, да и не важно.
   - Благодарю, - говорю.
   Она садится.
   Получаю тёплый стакан. Делаю глоток. Действительно кофе, но по запаху не скажешь. Может искусственное или сделано из другого тонизирующего растения?
   - Расскажи анекдот, - просит девушка.
   - Про льва царя зверей и мышь?
   - Ага.
   - Ладно, - говорю, - только ты сначала запомни, а потом уже отдельные моменты уясним.
   Кивок.
   - Значит, собрал лев всех зверей и говорит: "Я царь зверей и я скоро умру. Вам будет нужен новый царь, поэтому следующим царём зверей станет тот, кто перепрыгнет глубокий и широкий овраг", - начинаю я свой анекдот. - Первым прыгнул тигр. Не допрыгнул, упал в овраг и разбился насмерть. Следом прыгнул баран и тоже разбился насмерть. Даже свинья пыталась и ей так же не повезло. И вот к краю оврага подошла мышка. Все с напряжением смотрят. Мышка готовилась, готовилась и вдруг как прыгнет! И перепрыгнула. Говорят звери мышке: "Ты царица зверей и как царица что-нибудь нам скажи". И говорит мышка: "Ва-а-первых я царица зверей, а во-вторых - кто меня пнул?".
   Лея смеётся.
   Замечаю, как кофе в стакане заколыхалось. Кажется, взлетаем. Улыбаюсь.
   - Ты так смеёшься, - говорю, - что аж "Акула" дрожит.
   Новый взрыв смеха. Значит свой человек. Только вот откуда ей многое известно? Про кофе, например. Неужели...
   - А ты была на Земле? - спрашиваю. Сам затаил дыхание, не шелохнусь.
   - Конечно, - она, оказывается, и не думала скрывать. - Мне с отцом довелось семь раз побывать на вашей планете с инспекционной миссией.
   - Твой отец инспектор? - интересуюсь.
   - Да нет, - она вдруг становится серьёзной, - ты его видел на великом совете. Он управляет советом и служит Божественному Освободителю.
   Вот как! Оказывается Лея - принцесса, а я тут сижу, отпускаю глупые шуточки. Приехали называется. И этот Освободитель, наверное, самый главный. Какой-нибудь Бог Освободитель или что-то вроде того. Значит ли это, что нас будут искать? И не просто искать, а прочесывать весь космос и в первую очередь заглянут на Сириус в ассоциацию Вольных купцов. Дей наверняка это понимает. Прилетят на место ещё свежего боя, посмотрят на обломки, поглазеют на продырявленные корабли лаксмеров. Потом возьмут да и проверят местонахождение "Акулы". Вот тут нам и крышка.
   Лея замечает моё волнение:
   - Ты из-за моего отца так расстроился?
   - Немного, - говорю, - думаю, что нас будут искать.
   - Будут, - отсекает она, - но Дей уже позаботился об этом. Единственное, что они могут сделать, это просканировать отдельные системы.
   - Как это просканировать? - спрашиваю.
   - Да нет, не думаю, - опровергает она сама себя, - слишком долго и неэффективно. Скорее всего, зашлют несколько сотен шпионов.
   - Шпионов...
   - Да. Из них больше половины это спящие, а эти везде проникнут.
   Вспоминаю спящего из кафешки. Как он ушёл? Слишком тихо, слишком незаметно, как будто исчез. И всё-таки, как говорится, "зри в корень".
   - Кто этот Божественный Освободитель? - пытаюсь выяснить об этом имени как можно больше.
   Она в шоке:
   - Я думала ты знаешь. Мне преподавали в детстве. Три Бога, что поддерживают землю в мире Яви, крепки единым Родом. Они - свобода, совесть, свет, что души освещает. Отец мой, долг свободе посвящает.
   - А где эти Боги живут, раз они с нами? - решаю понять наконец, кто на самом деле Бог и как может выглядеть. Хоть может вдали от Земли ситуация прояснится.
   Небольшая пауза повисает между нами. Лея осматривает меня, как будто я не от мира сего.
   - Ты разве не помнишь? Ты рядом пролетал возле одного из проявлений Освободителя, тогда, когда Дей тебя заметил. Про это все дети знают. Расскажи мне ещё анекдот.
   Игриво улыбается.
   - С удовольствием, - говорю.
   Остаток пути травлю анекдоты. Про медведя и зайца. Про корову и ворону. Про ёжика и богатырей. И даже про Ивана Царевича с его лягушкой.
   Лея смеётся над каждым анекдотом и изредка интересуется подробностями. Между анекдотами зарисовываю часть персонажей в блокнот по её просьбе. Принцесса всё-таки, как тут откажешь?
   Удар. Вибрация корпуса. Вот, наконец, и прилетели. Лея приподнимается. Прислушивается.
   - Теперь идём, - говорит она, - Дей будет распределять обязанности.
   Выходим. К откинутому трапу собирается команда. У землянина и нилитянина внушительные пушки, стреляющие явно не свинцовыми пулями, мирно уживающиеся с космическими рюкзаками. В глазах - пламя нетерпения. Безпредел - в сторонке. Лея составляет ему компанию с опаской поглядывая на Дея. Снаружи тянет жаром, даже, несмотря на то, что там далеко не полдень.
   - Плохо, что не зима, - говорю.
   Нагитт Волл хихикает. Дей улыбается:
   - Это и есть зима. Самое холодное время года, если не учитывать, что мы в районе экватора, - он осматривает присутствующих.
   Не знаю, какое у меня сейчас лицо... Скорее всего, недоумённое. Быстренько поправляю.
   - Кое-кого не хватает! - заявляет капитан.
   - Уже иду, - раздаётся с лестницы. Странное существо с голосом Иона спускается вниз.
   Хорошо ещё, что угадывалось расположение ног и рук, иначе бы мы подумали, что к нам нисходит какой-нибудь пластинчатый большеголов. Но больше пугала широкая, круглая штука, похожая на меха. Она скрывала шею и больше половины лица. Лишь только два зорких глаза смотрели на нас из глубины.
   - Ну вот, я готов, - произносит существо и начинает снимать с головы широкие кольца. - Кто не желает испытывать на себе невыносимую температуру, наденьте на шею автономный кондиционер.
   Поднимаю руку, получаю кольцо. Оно имеет особый изгиб, очень хорошо облегает грудь и часть спины.
   - Ничего делать не надо, - продолжает Ион свою лекцию, - это умное устройство.
   Смотрю, такую же штуку получил капитан и Лея.
   Нагитт любезно отказался. Возможно из-за привычки к высокой температуре, но скорее из-за слишком узкого отверстия для шеи.
   Теперь Ион выглядит слишком импозантно. Всему виной, конечно, отражающие пластины приделанные к белой, как снег, ткани.
   - А это теплоотражающий костюм, - начинает он оправдываться, когда понимает, что его все рассматривают. - У меня жаро-непереносимость.
   Небольшое замешательство.
   - Я заплачЩ, - говорит капитан, - только дай на тебя посмотреть хорошенько.
   - Да смотрите даром, - механик вполне серьёзен. - Я даже могу идти первым, чтобы вам было лучше видно.
   Лица присутствующих озаряются улыбками.
   - Ну ладно, - капитан делает попытку оторвать свой взгляд от костюма Иона. Надо отдать ему должное, он хотя бы пытался. Наконец-то он победил себя и переключился на девушку. - Тебе придётся остаться.
   - Хорошо, - Лея совсем не возражает.
   У капитана как будто камень с груди. Сам-то он ни за какие коврижки бы не остался. Наверное, всегда трудно понять того, кто по иному мыслит.
   - Честное слово, - оправдывался капитан, - было бы больше времени, мы бы нашли человека с транспортом, а корабль оставили в порту.
   Никогда не поверю, что так долго искать человека с транспортом, тем более, когда друг наперёд знает, что транспорт может понадобиться. Значит, Дей не собирается возвращаться. По крайней мере, пока не сделает огромный круг по галактике и не собьёт воображаемых преследователей со следа.
   - Всё нормально, идите, я закрою за вами, - она вполне довольна таким решением. - Только Безпредела оставьте.
   - Безпредел вполне самостоятельная личность, - заверяет её капитан, - придётся тебе спросить у него.
   Возможно, роботу не без разницы где находиться, но он поступает как истинный джентльмен.
   - Ионоры у всех? - осведомляется капитан.
   Смотрю на свой, он начинает мигать центральной кнопкой уловив импульс моего тела. Всё остальное скрыто пыленепроницаемыми лепестками.
   Киваю.
   - Есть, капитан! - отчеканивает Ион.
   - Ну, значит отправляемся, - Дей начинает спускаться по трапу вниз. - Встряхнём, сами знаете чем.
   Смотрю на его пушку-игрушку. Такой, пожалуй, и динозавра можно завалить. Иду вторым. За мной Ион. Нагитт Волл завершает процессию. Все мы ныряем в настоящее пекло. Кольцо на шее сразу реагирует на перемену температуры и начинает обдавать меня лёгким холодком. Становится вполне комфортно.
   Нилитянский закат - очень красивое зрелище. Кто бы мог подумать, что светящаяся точка у самого горизонта на такое способна.
   Сначала я подумал, что это какая-то чужая звезда, не слишком близкая и не слишком далёкая, но когда я начал размышлять на эту тему вслух, то Ион с капитаном подсказали мне, что это и есть бета Сириус. Он принадлежал к числу белых карликов и вряд ли справлялся с функцией освещения. Хотя неестественная жара исходила именно с той стороны, где его мизерное тело приближалось к горизонту.
   Что-то было такое, чего я не мог объяснить. Я смотрел на огромные листья, на толстенные стволы, освещённые этой точкой. На их поверхности я видел суетливых букашек. Всё, что было не скрыто тенью, попадало под поле деятельности существ рождённых светом. Они были так быстры, что не удавалось рассмотреть каждую букашку в отдельности, а всех вместе - пожалуйста. Всё что нас окружало выглядело порождением голубовато-фиолетового движения. Я уже забыл про наш поход, про огненную муху, всё смотрел на этих живчиков. Кто они, эти смешные человечки? Почему они исчезают в сформированной мною тени и тут же продолжают своё нескончаемое копошение, если я отхожу.
   Ион наблюдает за мной. Смеётся.
   - Кто они такие? - спрашиваю.
   - Во-первых, не кто, а что, - он обгоняет меня и какое-то время идёт задом подставляя лицо тусклому свету. На его физиономии тотчас возникает представление. Да и сам он начинает сверкать со всеми своими светоотражающими пластинами. - Это однонаправленные фотоны, увеличенные в тысячи крат атмосферой планеты.
   Теперь это не Ион, а сплошной муравейник.
   Кажется, я помню про направленные фотоны. Восьмой или девятый класс курса физики - раздел "Лазеры и их применение".
   - А это не опасно? - интересуюсь.
   - Сейчас нет. Но, как минимум через час, станет опасно.
   - Почему?
   Его лицо начинает приобретать нормальный оттенок. Минута, и нет больше фотонов-живчиков. Тень механика, что показывала в одну сторону - исчезла и стала появляться с другой стороны. Это всходила другая звезда с холодным, как у люминесцентной лампы, светом.
   Ион замечает мою реакцию:
   - Да ты не волнуйся. Меньше чем через час доберёмся до ближайшего талла.
   - А если не успеем?
   - Должны успеть, - он даёт себя догнать и пристраивается рядом. Сейчас он похож на неуемного седого мальчишку. Он активирует свой ионор.
   А ведь единственный из всех нас кто знает эту местность - Нагитт Волл. Значит всё должно быть в порядке. Не зря же капитан так доверяет ему.
   Ион увлечён вычислениями. Нажимая на вспыхивающие блеклыми огоньками кнопки, он комментирует всё подряд:
   - Через сорок минут бета Сириус вернётся. Двадцать минут в запасе. Скорость передвижения... Так...
   С грациозностью фокусника в его руке появляется прибор - чёрная трубка с маленьким экраном посредине. Она направлена на возвышающуюся вдали одинокую гору, похожую на серую исполинскую голову, с торчащими в разные стороны волосами-деревьями.
   - Расстояние пять и одну десятую километра, - продолжает он. - Скорость... Время... В запасе остаётся шестнадцать минут. Замечательно.
   Он смотрит на меня, одновременно рассовывая по карманам свои штучки, ожидая награды за свой труд.
   Киваю.
   А ведь он оперировал такими параметрами, как километры, время, скорость. Даже использовал понятия, час или минута. Я, конечно, раньше слышал от Иона и капитана подобное, но сейчас, на какое-то мгновение, мне показалось, что я знаю ответ. Какой-нибудь компьютерщик не станет волноваться за информацию, если она продублирована на двух жёстких дисках. Обычная предосторожность, какая есть в каждом человеке. Только вот информации не обязательно знать, что она продублирована. Непонятно, почему людей планеты Земля намеренно держат в неведении? Уничтожают устройства, слишком далеко отлетевшие от колыбели человечества. Скрывают себя уставами и толстыми стенами. Прилетают и улетают невидимками. Что будет с человеком с рождения насильно помещённым в одну комнату? Он будет думать, что это его мир, его единственный мир. Когда он выйдет наружу, он просто сойдёт с ума. Люди слишком долго пробыли в колыбели. Достаточно, чтобы деградировать. А ведь когда-то, очень давно, они могли путешествовать по своей солнечной системе. Об этом свидетельствует тот факт, что я слышу свой родной русский язык на каком-то заледеневшем спутнике пребывающем в десятках миллионах километрах от Земли, не говоря уже о Сириусе. Но ведь так долго не будет продолжаться. Когда-нибудь скопившаяся информация хлынет на Землю, как вода через отсыревшую плотину. Моё дело - проковырять одну небольшую дырочку и тогда природа всё сделает сама. Но с другой стороны, когда меньше знаешь - лучше спишь. Таких людей много, их большинство. Они не захотят вылезать из своей тёплой скорлупы. Они будут отбиваться на сколько это возможно. Знаю, что есть такие. Только никогда не смогу понять их. Есть и такие, с особым складом ума, которые готовы умереть за саму идею космических путешествий. Их мало. Вот для них и надо постараться. Только кто это сможет сделать, как не я? Правда кто мне поверит? Скажут: "Вот ещё один кандидат" и отвезут куда нужно. Надо просто дождаться подходящего момента, неоспоримого аргумента и тогда всё получится.
   О чёрт! Миссия. Как бы невзначай смотрю на нилитянина. Тот беззаботно вышагивает держа наперевес свою, схожую с игрушкой из детского мира, штуковину. Откуда ему знать все подробности собственного предсказания? Как говорится по чем купил, по том и продал. Да уж. Хорошенькое дельце, ничего не скажешь. Только вот не вижу особой связи в его предсказании и моих домыслах. Просто хочется всех удивить, а в этом мало нравственного.
   Иду, улыбаюсь. Надо же. Возомнил себя в качестве мессии.
   Кажется, я слишком сильно ушёл в себя. Не уж то мне неинтересна инопланетная флора и фауна? Правда фауны пока не видать, только инертные звуки. Они раздаются иногда, очень далёкие, неконкретные. Сразу и не поймёшь какого они происхождения, животного или растительного.
   Флора начинает приобретать жёлто-зелёный оттенок посредством восходящего Сириуса. Странно, что здесь, на другой планете, преобладает зелёный покров. Здесь почти всё как на Земле, только в десятки раз больше. Видимо это из-за маленькой гравитации к которой я уже успел привыкнуть и перестал замечать.
   Гора, к которой мы шествуем, уже недалеко. Видны трещины, уступы. Несколько пещер вырисовываются на отвесной поверхности. Очень странная гора с однотипной растительностью.
   Чувствую разбитость. Видимо прошло возбуждение от неизвестного напитка. Организм адаптируется, что и похмельем-то назвать нельзя. То, что это был не алкоголь я ещё тогда понял. Просто новое странное ощущение, и ведь выпил-то всего ничего - один бокал. Мало мне этой вездесущей жары, того и гляди тепловой удар врежет.
   На несколько секунд свет меркнет перед глазами. Совсем немного. Делаю несколько глубоких вдохов, а кондиционер у меня на шее начинает студить в усиленном режиме. Необычное ощущение, когда ноги греет, а лицо и грудь охлаждает. Дурнота понемногу отступает.
   Эх, поваляться бы сейчас в тени и на травке, но этого делать я, естественно, не собираюсь. Здесь не пригородный парк и не лес, что остались далеко-далеко на Земле. Да и трава здесь размером с земные деревья. Правда есть что-то вроде гигантского мха, который, что ни шапка, то готовая кровать.
   Ион на первый взгляд бодр и жизнерадостен. Наверное, припрятал у себя в каморке бутылочку-другую и прикладывается изредка. Во имя науки конечно. Пусть. Мне не жалко.
   Впереди ещё одна поляна просматривающаяся через редкие, метра четыре в высоту и растущие прямо из песка, листья. Хотя скорее - дорога. Широкая, как река и по ней бегают, сломя голову, исполинские жуки. На нас - никакого внимания.
   Подходим. Эти скоростные твари около метра в высоту и полтора-два в длину. Такой собьёт и не заметит.
   Капитан с проводником присаживаются недалеко от размытой границы и начинают срочное совещание.
   - Нам ведь на другую сторону, - пророчествует Дей.
   Нагитт Волл обречённо кивает.
   Почва дрожит от нескольких сотен ног. В глазах мельтешение. Очень похоже на скоростную трассу в полдень. Асфальт - утоптанный грунт. Автомобили - жуки. Только зачем они устроили эти гонки, чёрт бы их побрал? Смешно и грустно одновременно. Смешно от того, как они стараются и грустно от неизбежности остаться на этой стороне.
   Было бы хорошо призвать "Акулу", но это запрещено. Оказалось, что здесь для судов есть специальные оборудованные остановки. На одной из них и остался стоять наш корабль.
   Нагитт задумчиво роется в картах. Что-то говорит на своём нилитянском. Капитан рядом с ним, внимательно слушает.
   - Вот и прилетели, - вздыхает Ион. - Придётся искать другой талл, а времени нет. До восхода вряд ли успеем.
   - А что это за жучары? - спрашиваю, - и зачем они бегают здесь?
   - Это рабочие особи бамберусов. Вполне безобидные, если не стоять у них на пути, - сообщает механик.
   Это, скорее всего, стая бронетранспортёров рехнувшихся окончательно. Решивших проблему с бездорожьем кардинально.
   - Да уж, - вздыхаю я, - и "Акулу" нельзя.
   Ион смотрит сочувствующе:
   - Искусственные спутники следят за передвижениями транспортов, - объясняет он. - Ниже чем на восемьсот метров спускаться запрещено. Если, конечно, это не зона отведённая специально для посадок. Местный закон.
   Смотрю на небо. Главный Сириус уже проделал половину пути и спешил проделать другую половину в рекордно короткий срок, а ведь прошло от силы пол часа, как мы отправились в путешествие. Теперь я понимаю чего опасался механик, когда говорил о фотонах направленного действия. А жуки всё спешат, слева направо и справа налево, без перекуров и перерывов на обед.
   Совещание закончилось и капитан интригующим взглядом одарил присутствующих:
   - Есть четыре варианта, - объявил он. - Первый вариант, это искать другой талл с перерывом на укрытие. Второй - обойти бамберную туку с подобным перерывом и вероятностью наткнуться на другие виды особей, и подобные тропы. Третий вариант это маяк, который не работает, мы слишком далеко от транспортной фермы. И четвёртый - пытаться проскочить.
   На счёт проскочить мне не совсем понравилось. С таким же успехом можно ломиться через многополосную скоростную трассу в будний полдень и при этом остаться в живых.
   Ион оживляется:
   - Как же я сразу не догадался! Есть шанс переправиться в минуты активности бета Сириуса.
   Капитан встаёт. Начинает тщательно исследовать небосклон:
   - Тогда сооружаем укрытие в тени и постараемся не изжариться, но это значит, кому-то придётся бежать с тентом в руках.
   Нилитянин пожимает плечами, как бы извиняясь за предоставленные неудобства, но его никто винить не собирается. Сами вызвались, как говорится.
   Не получив задания, решаю осмотреться. Может отыщется какая-нибудь лазейка. Меня не совсем прельщает беготня под лазерным излучением.
   Останавливаюсь не доходя до края тропы. Дальше идти страшновато.
   Ощущение, что они как-то реагируют на меня, как бы искоса поглядывают, но продолжают бежать. Несут в ротовых чашках грязно-жёлтые шары. Одно из двух, эти шары или пища, или строительный материал. Если бы я мог посмотреть на их жучиный дом, то один из вариантов отпал бы сам собой. Хотя ещё неизвестно как выглядят остальные особи, и если быть точным - воины. Не думаю что они белые и пушистые, как та лягушка из анекдота.
   Смотрю на ближайшее мимо пробегающее насекомое, оно тут же перестраивается в следующий ряд. Что это было? Делаю маленький шаг вперёд. Жуки реагируют на это небольшим отклонением движения. Каждый из насекомых пробегающих рядом считает за правило повернуть свою голову или пошевелить толстыми и длинными усами.
   Смотрю вдоль тропы. Мой секундный знакомый уже далеко. Наверняка забыл меня, слился в неповторяющейся мозаике из живых кусочков. Перестал быть самим собой. Браво всепобеждающему инстинкту. Представляю себе выражение его усов и жвал, вдруг осознающего своё Я... Он вдруг остановится в попытках разобраться "что к чему", за что и будет мгновенно затоптан бегущими сзади. Не со зла, нет. Он просто превратится в препятствие. Даже если и выберется, то это будет только отсрочка неминуемой гибели. Так устроено на свете, самые организованные насекомые не в состоянии жить по отдельности. Это их дар и их проклятие. Вот и всё.
   Стоп. Кажется, я отвлёкся. Не за этим я тут стою, чтобы изучать их нравы. Скорее всего я пришёл за характеристиками.
   Теперь смотрю изучающе. Скорость порядочная - шестьдесят-восемьдесят километров в час. Между насекомыми вполне приличное расстояние. Если в минуты активности бета Сириуса будет спад хотя бы раза в два, то перебежать на другую сторону без последствий вполне реально, но это всё равно не то. Ведь возрастает опасность потерять сознание от самого бета Сириуса и это приравнивается к смерти.
   Делаю несколько шагов вдоль тропы снимая напряжение в ногах, потом обратно. Краем глаза замечаю незнакомое движение на другой стороне тропы. Это, по всей видимости, живой железнодорожный состав, если судить по размерам. Новое гигантское существо выползло из-за гигантской травины и начало своё неспешное шествие параллельно тропе, демонстрируя свою медлительность в укор спешности склАдных созданий. Вдоль спины и боков - отливающие металлическим блеском пластины, кстати, очень аккуратно вставленные одна в другую. Но это не металл. Просто очень гладкое, подобное хитину вещество. Под бронёй мягкая морщинистая кожа. Ниже - несколько пар коротких, толстых ног. Если это гусеница, то слишком большая и лучше не представлять какая из этого монстра получится бабочка. Любую Земную птицу заткнёт за пояс.
   Чувствую себя уменьшенным посредством какого-то немыслимого эксперимента. Вот сейчас небо сомкнётся и появится некто головой касающийся облаков. Расставит свои, высотой с многоэтажные дома, колбы для сбора живого материала. Присядет и начнёт всматриваться. Его пальцы, подобно живому метеориту, вздыбят поверхность почвы в нескольких десятках метрах и помятая гусеница окажется за стеклом метровой толщины. Другая колбища взроет глубочайший котлован на месте тропы, унося с собой десятую часть всей жучиной семьи.
   Мотаю головой. Жуки на месте, бронированная гусеница тоже. Великана, слава Богу, нет. Кажется, окружающая меня жара способствует разыгравшемуся воображению. Кондиционеру тоже досталось и он вдруг начинает работать сильнее. Уже лучше.
   Моя новая знакомая, кажется, собралась перейти на нашу сторону. Смотрю во все глаза. Не спорю, у гусеницы есть преимущество в весе и броня, но вдруг я увижу такое, что поможет и нам перебраться без последствий.
   Вот передняя часть её тела отрывается и повисает над первыми рядами стремительных бамберусов. Вытягивается. Всё дальше и дальше. Жукам хоть бы что. Просто пока ничего не мешает их движению. Гусеница тем временем образует своим телом настоящий мост. Это ещё один пример приспособления. Возможно, остановив нескончаемый поток, она рискует привлечь внимание воинов и поплатиться за это своим жирным телом. На самом деле всё предельно ясно - мы можем использовать этого зверя в качестве моста.
   Быстро возвращаюсь к вынужденной стоянке. Народ оборачивается. Капитан замер с белым полу-развёрнутым рулоном. Механик, оторвался от какого-то прибора. Нилитянин спешно собирался, значит уловил мою мысль.
   - Не знаю как это называется, - говорю я на ходу, - но оно уже почти на нашей стороне.
   Капитан смотрит на тропу, но ничего не видит кроме бегущих жуков. У него серьёзное лицо. Вопросительный взгляд:
   - Кто там?
   - Гигантская гусеница, - говорю. Показываю рукой в ту самую сторону, - в двухстах с лишним шагах. Может заставим её перебросить свой мост обратно...
   Он незадумываясь начинает скручивать не пригодившийся, на этот раз, тент. Слышу только:
   - Попробуем.
   Меньше минуты на сборы и весёлой гурьбой бежим к месту встречи ничего не подозревающей гусеницы. Устраиваем спешную засаду. Зверюга успела прочно зацепиться за почву своей плоской физиономией и уже втягивала зад.
   Нагитт что-то говорит Дею, тот изредка кивает. Скорее всего, переводчик теперь у него или они научились понимать друг друга за то время, что были вольными купцами.
   Теперь тело втянуто и гусеница своим задом делает в воздухе кульбит. Туловище в безопасности.
   Капитан поворачивается к нам:
   - По моей команде выступаем и забираемся на спину. Старайтесь избегать головы, там у неё присоски.
   Киваю.
   Ион тоже.
   - Как заберётесь, крепко цепляйтесь и ждите дальнейших указаний.
   От удара приземлившегося туловища небольшие колебания грунта. Гусеница освобождает голову. Процедура освобождения нам не видна. Вследствие удачного обстоятельства она положила свою заднюю часть именно в нашу сторону.
   - Вперёд, - командует капитан.
   Все бегут. Я почему-то мешкаю. Бегу последним. Нилитянин уже преодолел половину дистанции, когда я осилил от силы четвёртую часть. Может я сошёл с ума? Ведь сейчас я хочу забраться на гигантскую гусеницу и прокатиться на ней. Слышу только своё злобное хихиканье. Любой другой на моём месте тоже свихнулся бы.
   Смотрю, Нагитт уже забрался. Дей только подбегает. Карабкается на метровую высоту последнего, самого маленького, сегмента. Ион с другой стороны. Надо бы поднажать, но до меня долетает странный запах. Видно как морщинистая кожа, не скрытая пластинами, сокращается. Существо ползёт по своим делам не обращая на попутчиков никакого внимания. Остался только я.
   Капитан на третьем сегменте и рукой сигнализирует чтобы я поторопился.
   Подбегаю. С разбега заскочить не светит. Хватаюсь за последнюю пластину. Подтягиваюсь. Естество подо мной дрожит и я оказываюсь лежащим на спине. И что совсем плохо - несколько шевелящихся слоновьих подошв повисают надо мной.
   Отползаю. Мой кондиционер от удара подлетел и повис на носу. Поправляю.
   - Всем держаться! - слышу голос капитана.
   Сам он, кажется, удержался. По крайней мере, внизу я его не видел.
   Вот ведь. Не повезло, а точнее не повезла. Каким-то непостижимым образом гусеница почувствовала меня и не пустила.
   Смотрю. Капитан с ошалелыми глазами вцепился в броню всеми своими конечностями. Сам не свой. Нагитт с Ионом убежали ближе к центру. Гусеница же удалялась от меня с удвоенной скоростью.
   Пришло время делать вторую попытку, иначе мне светило остаться на этой стороне. Дорогу на обратный путь я почему-то забыл запомнить.
   Подбегаю. Теперь справа. Касаюсь твёрдого хитина. Существо реагирует мгновенно поднимая свой зад на недосягаемую высоту и без всяких мостов бросается прямо в гущу ничего не подозревающих жуков. Начинается нечто невообразимое. Некоторые из насекомых не успевают сориентироваться и врезаясь в упругое тело, летят на своих сородичей. Другие бегут в обход. Гусенице не совсем приятен такой массаж и она ускоряется. Я же, совсем обезумев, бегу вслед за ней.
   Ничего не соображая прыгаю на всё время ускользающий хитин и промахиваюсь. Кажется, я что-то кричал? Неважно. Главное успеть. Главное не остаться.
   Прыжок. Неудача. Чёрт!
   Ещё прыжок.
   Шустрая зараза. Из последних сил цепляюсь и начинаю медленно ползти вперёд. Всё дальше и дальше.
   Вторая пластина.
   Третья. Силы на исходе. Надо передохнуть, пока не брыкается.
   Поворачиваю голову чтобы осмотреться. Стоим. Вокруг - зелень. Слышу приближающийся топот.
   - Флай! - голос капитана.
   - Что с ним? - а это механик.
   Непонятные слова нилитянина, вдумчивые, успокаивающие.
   Но почему стоим? Приподнимаюсь. Бегущие жуки - сзади, трявянной лес - спереди. Гусеница недвижима.
   Меня подхватывают и мигом ставят на ноги.
   - Всё нормально, - говорю. - Мы уже переправились?
   Дей как-то странно смотрит на меня:
   - Как же нормально... Ты всю дорогу сам бежал. Я думал бамберусы тебя затопчут.
   - Как сам? - изумляюсь. - Я же допрыгнул.
   - Ты допрыгнул, когда она уже сдохла, - сделал заключение капитан.
   - Как так сдохла? - шепчу я.
   - Вероятно она оцепенела, - помогает Ион. Смотрит секунду на неподвижную тушу. - На всякий случай надо отойти.
   Демонстративно удаляется.
   Дей потихоньку отпускает меня:
   - Ты вообще как? Идти можешь?
   Киваю. Иду вслед за механиком используя его как ориентир. Дей за мной.
   - Неплохо проскочили... - в голосе капитана недовольство. Он треплет меня за плечо. - Как доберёмся до талла, устроим привал. Тебе надо передохнуть.
   Но я не устал, я просто замёрз, что было очень необычно для такой жарищи. Может защитная реакция организма на перенапряжение? В любом случае отдохнуть не помешает.
   - Хорошо бы, - соглашаюсь.
   Он, подозрительно улыбаясь, осматривает меня и ускоряет шаг занимая место предводителя.
   Смотрю на гусеницу. Её почти не видно среди бурной растительности, но она так же недвижима. Может действительно сдохла... Интересно почему? Нет сомнения, она убегала от меня, но она не заметила моих спутников. Даже проигнорировала жуков, которых до этого так тщательно обходила стороной. Значит всему виной я. Значит я её убил.
   Бронепоезд оказался жалким червяком. Слон пустился наутёк при виде маленькой мышки. Вряд ли она видела меня, скорее почувствовала. Почувствовала некую угрозу. Иначе, как можно объяснить неадекватную реакцию на моё прикосновение? Что же во мне такое чего нет у других? Вот ведь загадка.
   На освещённых фрагментах окружения снова видны суетливые фотоны. Пока ещё совсем тусклые, невыразительные. Это бета Сириус заново начал свой путь по небу, а Сириус стал уже не виден. Может нырнул за горизонт или его загораживает местная растительность от наших глаз. Это значит лишь одно, скоро станет жарко.
   Впереди стена. Узнаю в ней ту самую гору с пещерами и уступами. Видны глубокие разломы, создающие впечатление скорее целостности, чем разрушения.
   Дей поворачивается на ходу, он вполне доволен:
   - Подходим к таллу. Держимся ближе друг к другу и внимательно смотрим по сторонам, - он смотрит на ионор. - В течении пяти, от силы десяти минут нам необходимо найти подходящее отверстие.
   Ничего себе талл. Что это? Единый организм или всё-таки одинокая гора, как мне виделось в начале пути. Но это точно не гора. Слишком плавный, ровный подъём без единого камешка, мягко переходящий в вертикальную стену на которую невозможно взобраться без специального снаряжения.
   Подходим вплотную. Капитан в раздумье, какую сторону предпочесть. Смотрит на нилитянина, тот показывает направо. А букашки-фотоны торопятся обрести зрелость.
   - Хорошо, - кивает он Нагитту. - Теперь поторопимся.
   Все ускоряют шаг. Никого заставлять не надо. Никто не желает быть сегодня поджаренным.
   Впереди поджидает неудача - поверхность закругляется и обрывается вниз. Путь практически отрезан, если не возвращаться обратно или не спускаться вниз. Нагитт вовсе не расстроен. Он что-то говорит капитану, опускается на колено и в одну из многочисленных трещин засовывает клин с крепёжным механизмом на конце. Тот дёргается и резким движением углубляется. К нему он прицепляет эластичный шнур.
   - Сейчас будем спускаться, - объявляет Дей. - Вероятно внизу есть проход ведущий внутрь талла, как раз то, что нам и нужно.
   А ведь никто не говорил, что мы будем играть в скалолазов или скорее в таллолазов. Не помню, когда мне приходилось спускаться при помощи каната. Единственное, что радует, высоты я не боюсь. Просто не было особого случая убедиться в этом.
   Смотрю по сторонам чтобы отвлечься от предстоящего спуска и странная ассоциация возникает в моём сознании, а ведь мы стоим на корне исполинского дерева. Пусть необычного, непохожего на те деревья, какими я привык их видеть. Это единый организм, просто мы очень маленькие. Осознание этого как-то успокаивало.
   Первым пошёл нилитянин. Он первым вызвался на разведку и уже спускался вниз. Вот исчезли его угловатые, и в тоже время без единого шва, непомерные ботинки. Угловатость которым придавал скорее дизайн, чем вынужденные меры. Скрылись штаны, как будто сшитые на скорую руку из грубой на вид ткани. И из ткани ли...? Полуголый, внушительный торс исчез вместе с головой, рюкзаком и торчащим из-за плеч, стволом. Если уж его выдержал этот шнур, то нас он выдержит подавно. Сейчас натянутый шнур ритмично шоркался о каменную кору. Влево, вправо. Влево, вправо. Через минуту замер и обмяк. Два раза прошёлся волной - всё в порядке. Значит можно спускаться.
   - Ну-с, кто следующий? - усмехается капитан, - я то последним пойду в качестве замыкающего.
   А ведь Дей, чёрт подери, настоящий вольный купец, каким я способен осознать полноту этого понятия. Некая сила, которую капитан сейчас излучал, очень заразная штука. Сначала эта сила даёт тебе осознать себя, разрастается, занимает всю твою натуру и замирает до подходящего момента. Следующий её шаг - разрушение некоторых важных составляющих инфицированного. Страх, чувство меры, продолжение рода, разборчивость, степенность и многое другое. Права была Лея, когда говорила, что это болезнь. Неизлечимая, могущественная, подмявшая под себя несколько звёздных систем. Но Лее бояться нечего, на женскую половину вселенной зараза не распространяется. Может это и к лучшему.
   Ион уже стоит задом к пропасти удерживаясь в наклонном состоянии только благодаря шнуру.
   - Ну, я пошёл, - вздыхает он и постепенно исчезает вместе со своим зеркальным костюмом.
   Ждём. Дей еле заметно нервничает. Он подошёл к клину, присел на корточки и уставился на него.
   Вскоре шнур снова обвис. Ионор капитана подал два сигнала. Очень уж похожи все эти сигналы, хоть на Земле, хоть в космосе. Капитан даже не отвечает, да и нет в этом нужды. Всё о чём они могли поговорить уже и без этого ясно. Внутри талла если и есть какая опасность, то снаружи скоро будет вообще невозможно находиться. Фотоны-живчики уже совсем обнаглели, даже кондиционер еле справляется. Без лишних разговоров берусь за шнур. Он липкий, но и не мажется. Занятно.
   - Справишься? - интересуется Дей.
   - Думаю да, - говорю. Начинаю спуск.
   Вспоминаю, как это делают настоящие скалолазы. Две ноги - упор. Правая рука держит, левая - вниз. Шаг по срывающейся в бездну плоскости. Теперь левая рука наверху, а правая внизу. Повторяем. Всё просто, как и должно быть. Это явная заслуга липкого шнура. Будь он обычной верёвкой, потребовались бы дополнительные усилия на кисти, что собственно и угнетало меня. Угнетало на подсознательном уровне.
   Смотрю вниз. Сам проход не видно. Видно только неровные, облепленные бурым веществом края и голову Иона с кусочком плеча. Он внимательно отслеживает каждый мой шаг.
   Здесь не так уж и высоко. Метров сорок-пятьдесят и не твердый грунт, а сочная, упругая растительность. В основном гигантские листья и несколько странных на вид кустов - пустотелые шарообразные сетки по несколько метров в диаметре. Но падение мне сегодня не грозит, у входа стоят товарищи и насильно тащат меня внутрь.
   Ничего себе нора! Перед моим взором разворачивается пространство "собора" с коридором "метрополитена" уходящим вглубь талла. Всё внутреннее убранство сводится к гладким, как будто покрытым затвердевшим стеклом, стенам и светящимся слизнякам. Плюс сверкающие, прозрачные сталактиты и сталагмиты соответствующих размеров.
   Ион посылает сигнал капитану и все дружно смотрим на маячащий шнур.
   Капитан появляется немного бледный, но подтянутый. Нагитт с Ионом его ловят, как до этого меня.
   - Не забывайте двигаться, - предупреждает капитан.
   Ион хлопает себя по лбу:
   - Как же я мог забыть... Смола... Нельзя долго находиться в одной точке.
   - Если, конечно, никто не хочет попасть в музей в виде учебного пособия из янтаря, - помогает капитан.
   Нагитт что-то говорит на своём непонятном.
   - Не понимает он наших шуток, - смеётся капитан. - Зато мы все шутки понимаем.
   Мои новые космические ботинки действительно липнут к поверхности. Слава Богу, что консистенция смолы оказывается очень густой.
   Нагитт стоя у входа держит шнур, и не зря. Крепёжный механизм падает в пропасть. Нилитянин подтягивает и убирает приспособление в рюкзак. Видимо у крепёжного механизма имеется свой таймер и способность не только углубляться но и вылазить. Смешно.
   Пробираемся вглубь каменного дерева. Туда, куда не достаёт раскалённый воздух способный разогреть смолу. Мой кондиционер всё больше и больше понижает уровень охлаждения и вскоре замолкает совсем. Из глубины талла начинает тянуть ароматной свежестью.
   - Ну вот, теперь можно и отдохнуть, - объявляет Дей.
   Ион тут же бежит изучать светящихся слизняков ползающих по гладкой поверхности. Нагитт распаковывает поклажу выуживая подобие ткани и стелет на смоляной пол. Ткань выглядит очень тонкой и имеет внушительную площадь, даже учитывая то, что в свёрнутом состоянии она умещалась в одном из внутренних карманов рюкзака. Таким же образом появляется странного вида контейнер с телескопическими ножками и четыре чашки.
   - Уважаю нилитянский чаёк, - предвкушает Дей. Усаживает меня на подстилку и усаживается сам.
   Нагитт секунду отвлекается на нас и ловким движением отделяет верхнюю часть контейнера, только тот совсем пуст. Судорожно пытаюсь вспомнить - захватили ли мы с собой воду? Дей видит моё недоумение и делает загадочное выражение лица. Думаю Нагитт не стал бы делать лишних движений, если бы не было в этом необходимости. С большим интересом наблюдаю дальше.
   Следующие вещи - маленький контейнер, легко умещающийся на ладони Нагитта и упаковка с этикеткой, так странно напоминающая Земные продукты в магазинах. Небольшая часть упаковки засыпается в большой контейнер, на вроде того, как мы засыпаем чай в заварник. Дальше он берёт маленький контейнер, заносит над большим и четыре раза нажимает скрытую на нём кнопку. Снизу выпадают белые шарики. Быстро захлопывает крышку и включает свой странный чайник.
   - Чай лучше получается, если заваривается в процессе создания воды из кислорода и водорода, - решает рассказать капитан.
   - Эти таблетки водород или кислород? - интересуюсь.
   - Зачем носить на себе кислород, если его и так навалом, - разводит руки, - а вот водород настолько лёгкий, что в атмосфере его никогда не бывает. Ему нужна гравитация звезды.
   Значит этот контейнер на ножках сейчас к тому же ещё и "дышит". Вглядываюсь в его обтекаемую форму в попытках найти отверстия и кажется что-то подобное вижу.
   Неожиданно отщёлкивается крышка. Хых. Такое ощущение, что из-за моего любопытства, но на самом деле просто завершился процесс.
   Нагитт любезно разливает готовую настойку по чашкам подставляя каждую из них по очереди в специальное углубление сбоку устройства и я, поблагодарив, беру свою порцию.
   Удивительный аромат заполняет пространство.
   - Уже иду, - слышим мы голос Иона. Он выныривает из прохода.
   - Унюхал! - Дей делает первый глоток.
   - Удивительные создания, - механик под впечатлением. Берёт чашку. - Оказывается их свет не холодный химический, как я предполагал, а горячий электрический. Им он нужен, чтобы разогревать смолу. Поглощая её они используют её как топливо. На свет летят более мелкие существа, которые застревают в только-что разогретой смоле. Перемешиваются там и вскоре поедаются вместе со смолой.
   - Бывает же... - то ли удивляется, то ли смеётся капитан.
   Смотрю на ближайшую стену медленно перетекающую в пол. По ней ползает несколько таких слизняков, которые неплохо справляются с освещением внутри талла, что несомненно нам на руку. Их свет рождается в одной точке - в центре каждого из них и движется по всему тельцу. От этого кажется, что весь слизняк светится.
   - Изумительно рациональные создания, - подытоживает Ион.
   - Унатле, - подсказывает Нагитт.
   Нилитянский чай оказывается на удивление сытным и вкусным, что на этом разговоры прекращаются и каждый из нас сосредотачивается на своём напитке. С каждым глотком чувствую невероятный прилив сил и если даже до чаепития я задумывался о чём-то более существенном, то теперь даже и не помнил о чём. Не припоминаю чего-нибудь даже приблизительно похожего на Земле.
   Дей уже завершил процедуру и поблагодарив Нагитта отставил пустую посуду.
   - Если я не ошибаюсь, окукливаться "лиамита куава" предпочитают в самых холодных участках талла, - решает напомнить капитан. Вопросительно смотрит на Иона. - Какая там предпочтительная температура?
   - Минус девяносто три, это самые плохо занимаемые участки. Если найдём минус девяносто пять, такие точно не пустуют.
   - Надеюсь, вы имеете в виду минус девяносто пять не от точки замерзания воды? - волнуюсь я.
   - Мы обычно в вычислениях отталкиваемся от точки кипения ТК, - успокаивает Ион.
   Значит пять тепла всего. Невероятная температура для этой планеты, но видимо внутри талла такое возможно.
   - Настраиваем ионоры на минус девяносто четыре в режиме ожидания и будем пробираться к центру, - отдает капитан команду и быстро что-то набирает на своём устройстве.
   Нажимаю кнопку на своём ионоре, чтобы защитные лепестки развернулись и зависаю в безуспешных попытках разобраться. Ион видит, как я мучаюсь - подсказывает нужные действия.
   Нагитт уже собрался и жестом дал понять в какой стороне центр талла. Двинулся первым.
   Иду как на прогулке в пригородном парке летним вечером. Здесь, внутри талла очень комфортно. Можно сказать, отдыхаю телом и душой.
   - До центра недалеко, - комментирует капитан. - Смотрите по сторонам. Добыча может встретиться в самых неожиданных местах.
   Мысленно соглашаюсь. Смотрю во все глаза.
   Все идут молча, видимо стараясь отогнать мысли не относящиеся к добыче и тем самым не отвлечься от дела.
   В поисках нам определённо везёт, так как через пять минут натыкаемся на смоляную колыбельку.
   - Наконец-то, - торжествует капитан. Связывается с "Акулой". - Середина операции. Будьте начеку.
   - Принято, - отвечает Лея.
   Ион замеряет температуру рядом с лежащей куколкой огненной мухи. Его ионор определяет тысячные градуса. Осторожно вынимает её из колыбельки и держит на манер матери укачивающей своё дитя. Меня не допускают к будущему товару по причинам полной непереносимости меня насекомыми. Капитан из своего рюкзака вытаскивает футляр чуть большего размера чем куколка, который, скорее всего, ещё и в роли холодильника. Открывает. Набирает выверенную температуру. Ион осторожно помещает туда трофей.
   - Насколько мы высоко взобрались? - интересуется капитан.
   Ион, освободившись от ноши, спешно делает вычисления:
   - Мы сейчас приблизительно в верхней части талла. Сто тридцать метров.
   - Не хило спускаться! - задумывается капитан и внутри себя натыкается на ещё одно препятствие. - И ещё придётся искать другую стоянку из-за тропы.
   Его рассуждения внезапно прерываются голосом Леи:
   - Дей, тут два судна. Настроены враждебно. Я поднялась на всякий случай, они за мной.
   Нагитт тут же реагирует и что-то быстро объясняет капитану.
   - Это охотники за трофеями, - передаёт он Лее услышанную от Нагитта информацию. - Лети на ионоры по легальной высоте.
   Прерывает связь и уже обращается к нам:
   - В атмосфере они стрелять не вздумают. Будут провожать до последнего. Видимо прослушивали нашу частоту, лентяи. Но мы им приготовили сюрприз. Включайте свои вентиляторы, бежим наверх.
   Начинаем продвижение по многочисленным коридорам, где хорошим восхождением по праву может считаться лишь отверстие в потолке. В основной же своей массе это норы-коридоры с небольшим градусом подъёма.
   - До верха семьдесят пять, - сообщает Ион на ходу. У него в каждой руке по устройству.
   Нагитт бежит впереди, слава Богу не слишком быстро. Скорее всего во избежание случайного тупика, из-за которого можно потерять драгоценное время. Дей - последний. Здесь мало слизняков, поэтому капитан включил фонарь свет которого колыхал наши с Ионом тени.
   - Пока есть кому наживаться на чужом добре, вольные купцы не перестанут быть уделом настоящих мужчин, - вещает Ион.
   - Ещё немного и молодые нам будут сопли утирать, - иронизирует капитан.
   - Опыт и техническое оснащение, вот залог успеха, - продолжает механик.
   - Если прорвёмся, будет тебе техническое оснащение.
   Бежим. Иногда даже удаётся выскочить на следующий этаж. Нагитт без остановки выбирает нужное ответвление, либо поворот, если встречается больше одного за раз.
   - Их уже трое, - возмущается Лея. - Держатся на расстоянии.
   - Чем больше, тем лучше, - отвечает Дей. - Только не зависай.
   - Не поняла?
   - Не будь на одном месте!
   - Я же за штурвалом!
   Ион делает капитану знак.
   - Продолжай в том же духе, скоро выйду на связь, - догоняет Иона.
   Механик перенастраивает ионор капитана делая это на бегу. Далее извлекает из-за пазухи новое устройство. Включает.
   - Думал, не пригодится, - радуется он. - Теперь можешь говорить напрямую, я прослежу за перехватчиками.
   - Лея, приём... - запускает новый сеанс Дей.
   - Я уже недалеко, шшш-ро буду над вами.
   - Я хотел сказать не останавливай "Акулу" над нами что-бы не выдать наше местоположение и всё время двигайся на легальной высоте. Мы внутри талла. Скоро вылезем на поверхность.
   - Но куда мне шшш-теть? - кажется, спрашивает куда ей лететь.
   - Не волнуйся. Наблюдай за нашим передвижением. Сделай пару кругов. Скоро мы вызовем транспорт. Полетишь за нами вплотную и быстро подберёшь нас на другой стоянке.
   - Как вы собираетесь шшш-мещаться? По воздуху что ли?
   - Это пока неизвестно. Ты главное, когда доберёшься до нас, не останавливайся, путай следы. Главное потом постарайся успеть за нами и всё это тебе надо провернуть на легальной высоте.
   - Ой, что-то не шшш-рошее придумали..., шшш ладно, как скажешь.
   Дей отключается, смотрит на Иона:
   - Что за помехи странные? - интересуется капитан.
   - Смена частот и адаптация под все ионоры, - объясняет Ион.
   - Что-то слишком часто.
   - Пираты тоже не вручную этим занимаются. Это как раз тот промежуток, который нужен стандартному радио-сканеру, чтобы обнаружить частоту по голосовым вибрациям.
   - Это они ещё и голоса наши записали? - Дей на бегу умудряется нахмуриться.
   - Может и нет, но учтено и это.
   - Хорошо хоть технически подкованы, - Дей говорит о команде, как об одной личности, рассредоточивая успех одного члена команды на всех.
   Лихо преодолеваем очередное отверстие в потолке, что позволяет выбраться на следующий этаж. Здесь слизняков намного больше. Капитан тушит фонарь.
   - Двадцать один метр остался, - подмечает механик.
   Начинаю выдыхаться. Длительные пробежки меня никогда особо не интересовали, вот и результат. Перехожу на второе дыхание. Сейчас нельзя останавливаться и говорить что устал. Не поймут.
   По мере приближения к поверхности воздух начинает нагреваться всё больше. Слышу, как включаются чужие кондиционеры. Мой же включился намного раньше, когда я начал потеть, а сейчас лишь переключился на вторую скорость. Вероятно, сказываются разные условия проживания. Я на Земле, а капитан с Ионом где придётся.
   А если не сумеем? Если пираты подстрелят "Акулу", а нас обворуют? Сумасшедшие нравы на планете с сумасшедшими насекомыми. Хотя на Земле такое тоже не редкость. И что это за сюрприз на котором мы полетим до другой стоянки? Скучать определённо не приходится.
   Подбегаем к отверстию из которого льётся свет бета Сириуса или может уже снова Сириуса. Нилитянин выбрасывает в отверстие какую-то техническую штуковину.
   Капитан поворачивается ко мне с Ионом:
   - Тут маяк определённо заработает, на такой-то высоте.
   - Вызываем кого-то кроме "Акулы"? - недоумеваю я.
   - Есть у нашего друга в рукаве козырь, - ухмыляется Дей.
   Снаружи доносится шум двигателей. Вся команда тут же всё внимание наверх. В любом случае мы можем только слушать и надеяться.
   Неужели есть такой транспорт, которому можно спускаться куда вздумается? Но, кажется, это шум "Акулы". Он виляет. Перемещается, то вправо, то назад, то влево. И ни на грамм - вниз. Это точно "Акула".
   Нилитянин слушает по-особенному, больше прислушиваясь к себе и поэтому все молчат, чтобы не мешать. Каждый слушает что-то своё в этом молчании... Вскоре Нагитт делает знак рукой и исчезает в проёме ведущим наружу. Мы так же не смеем задерживаться.
   Снаружи адское пекло. Радует то, что видна цель и бежать недолго, но не очень радует, что цель - гигантский кузнечик. Над его головой возвышается подобие шлема, что для нас, скорее всего, окажется кабиной. Теперь понятно, что за транспортную ферму имел в виду капитан. Вот только как это существо отреагирует на моё присутствие? Капитан это тоже понял и посмотрел на меня странными глазами:
   - Сразу на лестницу! - показывает пальцем направление. - Старайся не прикасаться к самой твари.
   Смотрю на Нагита и не верю своим глазам. Тот уселся на морду кузнеца и ладошку положил рядом с большим сетчатым глазом. Видимо приготовился успокаивать или я вообще ничего не понимаю в домашних животных.
   Капитан пропускает меня вперёд. Подбегаю к спасительной лестнице и вскоре оказываюсь внутри кабинки. Никакой реакции со стороны кузнеца. Значит я всё сделал правильно, ну и Нагитт, наверно, помог. Вскоре появляется раскрасневшийся Ион, а за ним не менее раскрасневшийся Дей. Последним забирается на удивление бледный Нагитт. Наверное он подумал, что туго придётся когда я начну взбираться на насекомое. Сверху - шум двигателей "Акулы" и ещё какие-то дополнительные шумы.
   Нагитт кричит и бешеная инерция меня вдавливает в сиденье, что может означать только одно - кузнец прыгнул. Сзади загудел воздух, что заглушило все остальные звуки, это заработали мощные крылья.
   Растительность внизу вдруг начала приближаться.
   - Сейчас держитесь! - кричит капитан.
   И вскоре случается приземление. Меня подкидывает и головой ударяет об твёрдый потолок и тут же прижимает инерция. Хлопаю глазами. Вроде буду жить...
   Может быть мы прыгнули десять раз, а может двадцать. После каждого приземления я начисто забывал названия цифр и в каком порядке они существуют. Хорошо, что я смог осознать, что мы уже прискакали и весь народ стал спрыгивать на покрытие стоянки. Ну и я прыгнул приземлившись на четыре конечности.
   Нагитт остался в кузнечике. Последний побежал закрыв своим телом "Акулу" стоявшую невдалеке и источавшую жар от только-что подлетевшего судна с дерзким дизайном, но ещё не успевшего приземлиться.
   Бежим.
   Мысленно прощаюсь с Нагитом. Капитан видимо делает то же самое.
   Ион уже скрылся в родном корпусе. Мы тоже не ждём. Люк за нами захлопывается и чувствуется по вибрации - "Акула" взлетела. Капитан исчезает в штурвальном.
   Ура! Первая битва против пиратов выиграна, но, скорее всего, ещё не война.
   Иду в бортовую столовую. Ион - к себе. Мне опять нечем помочь команде. Усаживаюсь на уже практически свой стул, снимаю с себя кондиционер Иона. Сейчас они, наверное, убегают от пиратов или может решили прыгнуть через пространство, чтоб уж наверняка. Например в прошлый раз, когда мы прыгали из Солнечной системы сюда, я не почувствовал ровным счётом ничего. В "Акуле" даже не ощущаешь наклон. Ведь не может же корабль не наклоняться при поворотах. И кажется, я понимаю в чём дело... Инерция связана с гравитацией планеты. Мы же не чувствуем, будучи находясь на планете, как она перемещается в космосе и как вращается при этом. У "Акулы" есть своя искусственная гравитация и она нужна не только что-бы избегать невесомости, а по многим причинам - от сохранения посуды, до защиты экипажа во время искажения пространства.
   Чувствую, как меняется гравитация в корабле, это капитан возвращает прежние настройки.
  

***

  
   В штурвальном Дей Жи и Лея пытаются уйти от погони. По приборам на хвосте пять боевых истребителей.
   - Очень странно, - недоумевает Дей. - Почему-то ещё не подбили...
   Лея что-то додумывает и даже не смотрит на приборы.
   - Не раскисать! - помогает он Лее.
   - Кажется, я поняла, - смотрит она уже вдаль, - это отец.
   - Надо прыгать. Сразу на клиента и дело в шляпе.
   - Но отец...
   - Папа, мама, детский сад честное слово. Прыгаем и потом сами вернёмся. Я чувствую, разгадка близка.
   - Зачем спрашивал?
   - Советовался, но ты советуешься с отцом. - Дей реагирует на сигнал сканера. - Уже восемь, видимо, действительно, нас папа провожает.
   - Гляди, - показывает она пальцем в лобовой иллюминатор.
   Впереди на порядочном расстоянии притаилась флотилия альянса. Сотни блестящих точек на фоне космоса осветились двумя местными светилами.
   - Я прыгаю! - утверждает Дей Жи. - Пусть хоть на губу после.
   Включает пусковой механизм.
   Разряд похожий на множество молний пробегает от центра лобового иллюминатора в стороны, но картинка не меняется.
   - Что за чёрт, мы ещё в системе Сириуса.
   - Может нас поймали? - пытается помочь девушка.
   - У меня есть антиловушки, - смотрит на приборы, - и ещё мы летим боком, как будто нас что-то тянет...
   Он крутит штурвал и поворачивает "Акулу" в сторону движения.
   - Что это? - не может он поверить своим глазам.
   Лея лишь смотрит. Впереди маленькая светящаяся галактика размером с хороший метеорит. Она быстро вращается и "Акулу" тянет именно туда, где светящаяся материя поглощается чёрной точкой.
   - Аномалия какая-то, чёрт бы её побрал. Первый раз такое вижу, - жалуется Дей. - Попробую улететь.
   "Акула" вращается, аномалия уплывает в хвост. Дей тянет рычаг скорости. Смотрит на сканер. Снова тянет. Вскоре рычаг скорости утыкается в ограничитель.
   - Это предел, - сдаётся он. - "Акула" неуправляема.
   - Я за Флаем, - убегает Лея.
   - Больше ничего не остаётся, - говорит Дей сам себе.
  

***

  
   В борт-столовую вбегает Лея. Смотрю на неё, она явно не в себе.
   - Нас затягивает в какую-то светящуюся штуку, - выпаливает она. - Тебе надо её увидеть.
   Тут же срываюсь с места. Даже не знаю о чём и думать. Иду за принцессой. Вскоре все мы наблюдаем за маленькой светящейся галактикой.
   - "Акула" не может противостоять этой штуке, - оправдывается Дей. - Я пробовал. Даже прыжок не работает.
   В моей голове вдруг всплывает наш автобус пребывающий в грузовом отсеке. Не зря всё-таки я его неправильно пришвартовал.
   - Есть идея, - говорю. - Давайте я попробую автобусом помочь. Насколько я помню он удерживается магнитными захватами. Упрусь в "Акулу", авось улетим.
   - Нет! - отрезает Лея и сама пытается понять почему так сказала.
   - Логика в этом есть, - поворачивается ко мне капитан и улыбается сквозь серьёзное лицо. - Включим магнитные захваты на полную. Они должны сцепить модуль с "Акулой" не хуже металла.
   - Значит, я пошёл, - говорю.
   - Иди запускай модуль, а я по приборам отслежу и открою грузовой. Если сил будет достаточно, думаю, прорвёмся.
   Иду на выход. Лея за мной. Всего несколько шагов, но здравый смысл возвращает её к капитану.
   Захожу в грузовой отсек, как-то по инерции сажусь в автобус. В голове полная ясность, что и как делать для того что-бы спасти "Акулу". Задний люк шумно открывается и я, ничего толком не поняв, вместе с автобусом оказываюсь в открытом космосе. Неужели магнитные захваты не справились? Смотрю на "Акулу", она как сумасшедшая удаляется. Разворачивается. Летит за мной, но всё равно удаляется. Понимаю, что есть смысл попробовать своими силами. Запускаю двигатели, включаю полную мощность. Без изменений. Вижу лицо Леи, но лучше бы не смотрел. Вся печаль во вселенной замерла в её глазах. Дей держит штурвал, выжимает из "Акулы" все силы и всё равно удаляется. Всё быстрее и быстрее. Как будто аномалия поймав меня в свои сети, давно уже забыла про "Акулу". Дей Жи что-то говорит и обречённо отпускает штурвал. Теперь "Акула" удаляется в два раза быстрее.
   Что-то чёрное обволакивает корабль капитана или мне может уже кажется, так как я от них уже очень далеко. Вот интересно, куда меня на самом деле тянет и почему лишь только меня? На этот вопрос я не успеваю ответить. Моё сознание как будто скомкивается и я проваливаюсь в темноту...
  

***

  
   Очухиваюсь внутри автобуса. Неразбиваемое лобовое стекло, разбито. Если могу осознавать окружающее, значит живой. Если живой, значит могу двигаться. Прилетели называется.
   С наружной стороны помятого металла шевелится чёрная жижа, но изумление ещё только начинает уступать место страху.
  
  
  

Глава 4

  
  
  
   Ныряю в черноту моего незадачливого спутника. Самое удивительное - я всё ещё жив. Покоюсь в полулежащем положении поглощённый чёрной субстанцией. Любое неудобство, посылаемое от нервных окончаний тела в мозг, тут же устраняется. Моя новая оболочка, сейчас удерживающая меня на некотором расстоянии от поверхности, со скоростью мысли реагирует на всё, что может повредить моему телу. Всё это, конечно, хорошо, только вот я не вижу того, что окружает меня. Пытаюсь увидеть хоть что-нибудь и в тот же миг чернота растворяется предоставляя моему взору внешнее окружение.
   - Вот это да-а-а-а! - восхищаюсь. Ощущение, что вишу в воздухе посреди грибного леса. Но, скорее всего, снаружи видно только, меняющую свою форму, черноту. По крайней мере я именно этого и хочу.
   - Я очень рада, что тебе по нраву! - слышу я первое умозаключение за всё время пребывания на этой планете, не считая доживающего свои дни Безпредела. Это личное обращение вводит меня в кратковременный ступор. Мысли мечутся, ища объяснение. Но голос, так внезапно образовавшийся в моём сознании, кажется, принадлежит женщине. И не просто женщине, а очень милой и приятной, во всех отношениях, женщине.
   - Но кто со мной говорит? - осторожно спрашиваю, дабы не обидеть неведомую собеседницу.
   - Я то, что окружает и тебя и всю эту планету, - отвечает она.
   - Галактика? Вселенная?
   - Да, я галактика. Вы, люди, так меня зовёте.
   В это было трудно поверить, но и не верить я не мог. Трудно не верить в разум галактики пребывая внутри того, что практически исполняет твои желания. И что же я натворил, если уже сама галактика обращается ко мне?
   - Это значит, я могу задавать любые вопросы относящиеся ко всему, что происходит внутри тебя? - спрашиваю, боясь, что связь может прерваться. Прислушиваюсь.
   - А я давно уже готова, тебя ждала лишь для беседы.
   И то верно. Собираюсь с мыслями.
   - Что же это такое чёрное, внутри чего я сейчас сижу? - первое что выпаливаю я. Этот вопрос самый главный, что преследовал меня на протяжении всего времени пребывания здесь.
   - А это мой тебе подарок, меня частичка, моя атма.
   - Ты говоришь про атом? - догадываюсь.
   - Да.
   - Но атом не может быть таким большим, - говорю. - Атом ведь самая маленькая частичка материи.
   - Частичка водорода, меньше нет, - объясняет галактика, - но есть и вещество с названьем гелий, равна его частичка двум частичкам водорода.
   Вспоминаю принцип действия нашего солнца, где два атома водорода синтезируются в атом гелия при невыносимой температуре в пятнадцать миллионов градусов и понимаю, что гелий в последствии действительно получается больше и тяжелее водорода. Значит подарок галактики может состоять из огромного количества нейтронов и протонов. Невероятно!
   - Но что за силища смогла создать такой атом? - спрашиваю.
   - Его создала я.
   - Но где?
   - Я создаю их там, куда стекаются все звёзды. Но не в самом центре, где время и пространство исчезают и остаются лишь Живатмы, которые то самое пространство созидают. Весь смысл жизни в них. Живыми атмами обычно это чудо называют. И твоё "Я" - неразрушимая Живатма, маленькое "Солнце", движенье твоей мысли, Божья искра. Блаженный Дух, который невозможно уничтожить. Живатма есть у всех, от камня до божественного света. Живатмы вне материи и времени, которое они творят при этом. Когда Живатма эволюцию проходит перевоплощений, живя сначала в царстве минералов, далее растений царство и потом животных, следом - человека. Сначала минералами всех видов жизненный урок проходит Божья искра. На это много времени уходит - больше века. Пожив алмазом, высшим существом из царства минералов, становится растеньем, так как знает, какие минералы нужны травам. Из жидкости, что в почву поступает, Живатма минералы составляет. Растение растёт и процветает. Пока венца развития Живатмы - "Архидеей", вдруг не достигает. Тогда уж и растительное царство покидает. Живую клетку та Живатма обретает. Живёт животным, реки наводняет, земную твердь полнит. Готовится стать первым человеком. Так как случится то, чего не может не случиться. И вот уж человек родится. И царство человека пополнится. Не слушай тех, кто утверждает, что люди все равны. Так не бывает. Способности людей всех разделяют. Есть смерды, коих большинство. Такие люди часто к пониманью неспособными бывают. Узреть все множества в единстве Рода. Принять нравоученья своего народа. Живут они в невежестве и страхе, усладой плоти в жизни утверждаясь. Как будто до того тьмы раз перерождаясь, не помышляли истинный духовный путь. Такой исход рождения и смерти не принесёт владельцу тело светье. И Навью будет он пленён, нескоро будет проявлён. Конечный путь здесь миры Прави, куда лишь светом попадали, что значит, опыт собирать, который лишь способна Явь давать. А далее в Роду идут три варны, три сословья. Самой Природой поделён народ на вИсей, ведунов и воинов. Живут они общиною одной, где веся занимается семьёй. Он знание черпАет из народа, растит детей и постигает Рода. Излишки - вот его заветная мечта. Он землепашец. Ищет ремесла. А воину - витязь есть названье. Они уж мира обретают пониманье. Душой болят за весь народ. И если вдруг война, - решают, как пойдёт она. За третьими в войну все люди бьются, лишь веси, женщины и дети дома остаются. Последним в царстве человека лишь ведун родится, готовится он светом обратиться и к Роду после смерти устремиться. Несёт он знанье всем и мудрость Бога Рода. В кругу таких людей решаются проблемы Родословной всей. А человечьи беды и страданья, сейчас лишь от судьбы непониманья. Живатма существа себя не превозможет, живя и проходя путь сей. И если знанье Рода рьяно соблюдает, Живатма все тела свои сжигает и вот уж Светьим телом в космос улетает. И это не конец пути. Чтоб телом Светьим стать, необходимо, тела свои развить, сформировать. Живатмой сжечь их, лишь когда приходит время, то время, время ведуна. Есть тело явье, тело мира Яви, которое Дух с вестию пытаются создать. С рожденьем новым опыт помножая, всё превосходней получается ваять. Есть тело жарье, тело это сфера, от светлых мыслей множится оно. Сияет радугой, лёгким быть стремится и достаёт до верхних облаков. Есть тело навье, что для человека способно даже горы разбивать. Несёт оно Живатму в мире Нави, пока тот отдыхает на Яву. Летает - если мысли непорочны. И падает когда наоборот. Во сне оно Живатме помогает, тот опыт важный вспомнить по утру. Ведь явье тело очень скоротечно и вскоре Навь предстанет пред тобой. Взлетишь? Пожалуй в светлый мир "безпечный", чтоб ждать до прочей жизни на Яву. Привык держать тяжёлым навье тело. Осядешь вниз, до навьевой темни и выбраться не сможешь очень долго, пока не переполнится людьми. То тело крепнет чувствами благими и жизненным укладом бытия. И есть у человека тело клубье, то тело, тело разума, ума. Оно для вести, для живого слова, способное сознанье умножать. Такое тело, если очень надо, других людей поможет понимать. Клубок тот видит даже иномирье, поможет человека отыскать. И нету смысла для таких деяний, Живатме явье тело волновать. А далее по важности колобье, взрощённых жизнью выводов багаж. Тем телом помнит Божья искра, все прожитые жизни в мире Явь. Как будто пробуждается способный сознание от тела отключать, вдруг помнит то, что делал на день раньше, о чём во сне не думал помышлять. Есть тело дивье, тело полубога. То тело - человеческой души. Ценнее нет на свете того тела. Его развить быстрее поспеши. Победой над собой, то тело крепнет. Ему не просто сделаться большим. Отбросив от себя все недостатки, все пороки, ты можешь тело вырастить души. То тело люди чувствуют, оно им помогает, пытаются по-своему назвать. Хранитель-ангел почему-то называют. Забыли все, что надо развивать. Что это часть самого человека, а не личина с крыльями, что ходит по пятам. Не может быть, чтоб кто-то посторонний, был прикреплён за вами, вами помыкал. А ведь в конце концов необходимо, придти на смену светлым нам Богам! Поэтому так важно взростить душу за много воплощений люди вам. За душами людей идёт охота. За жизни круг то тело не взрастить. Достоинств больше, чем способен воплощённый, за жизнь одну, душою приютить. А есть ещё простая атма, атм много, Живатме покоряются они. Как князь страною управляет, случается такое же и тела изнутри. Когда решает Божья искра проявиться, набраться опыта, приходится ей звать, других живатм, чтоб те объединились, чтобы смогла она материю создать. И вот уж атма первая родилась. Материя той атмы удалась. Живатма во главе вдруг стала Жива. Так как дала жизнь будущим Богам. Живатма так все царства проживает. Таким путём она лишь опыт собирает. Несёт его потом она туда, откуда прибыла когда-то и сама. Тебе я отдала одну частицу - атму, содружество огромное живатм. Твоей Живатме Сни подчинились, как и твоё скопленье атм. Способен ты теперь за время сига кормить себя, лечить, обогревать. Что могут и обычные Живатмы, но это можно только ведунам. Летай везде, носись, где пожелаешь, на всех планетах Яви побывай. Тебе теперь ничто не помешает вершить дела, про долг не забывай. Когда Живатма тело Светье обретает, способная становится она, стать камнем, снова светом обратиться, а может человеком вдруг предстать. Умело атмы вкруг себя соединяя, растеньем в поле может расцветать, побыть животным, лесу помогая, любую форму может обретать. Познав все жизни в мире Яви, планетой может стать она, или звездой. На те деянья так же будет воля Бога Рода, ведь он нас породил, никто другой!
   Услышанное мной всё больше и больше удивляет. Такое нам в школе точно не задавали. А подарок хорош, ой, как хорош.
   - Я очень рад, что стал обладателем твоей частички, - говорю, - но что побудило тебя сделать такой подарок?
   - Вселенная тому виной, - слышу в сознании. - Внутри меня есть тёмный разрушитель и происходит нарушение баланса сил добра и зла.
   - Понимаю. А разрушитель, кто он?
   - Желает он ресурсы и рабов, что-бы жилось легко и было так всё время. Такого не могла я допустить. Стань недругом ему, но продолжай любить. Поскольку и они, и мы единый высший Дух, способный в то же время разделяться. Мы все по сути не способны проиграть и победить. Так как материя лишь тренажёром может быть. Материя она и создана для обученья. Снедаемы страстями те созданья и многие из них уже бессмертны. Бессмертье их пришло от технологий скверных. Так как едят они ещё не рСжденных детей, готовых отдавать их матерей обманутых неверьем, бедных. Бессмертные, они же - разрушитель, их слишком много развелось по всей вселенной. Но ты и я, мы можем быть действительно "безсмертны". "Безсмертье" наше есть за счёт уменья делать тело Светье. Но и туда вмешался тёмный разрушитель и люди на Земле все разучились светом становиться. Их зарывают в землю каждый раз, когда приходит время обратиться. Ведь трупами мы оскверняем Землю, это вред и зло. На помощь нам Богам нет новых сил. А разрушитель крепнет и растёт его число. Земля же перестала быть оплотом для счастливых. Сейчас на ней собрАлось несколько народов с тех планет, которых и в живых то уже нет, убиты те планеты силами всё тех же нечестивых. Так было не всегда. Во времена садов густых и дивных. Земля была лишь местом встречи Расы, народов цвета кожи полуденного солнца с глазами четырёх цветов, серебряный, зелёный, голубой и карий, с различных четырёх земель-планет, но одного родителя, Бог Рода. Уж слишком долго жили врозь и встретиться пришло вам время, чтобы сплотились опытом, одною силой стали вновь. И пережили тяжкое сегодняшнее время.
   - Но откуда взялись китайцы, темнокожие и индейцы? - пытаюсь поймать извивающуюся мысль.
   - Война гремит давно уж очень и не во мне лишь, а по всей вселенной. За Расу бьются люди с кожей цвета солнца на восходе и люди с кожей цвета солнца на закате. Недавно к нам прибились люди с кожей цвета полуночи, когда их дом порушил разрушитель. По-вашему - планету уничтожил. Теперь совместно все вы там живёте и разрушителям приходит время убираться восвояси, сейчас их время кончилось. Земля покинет скоро демонов пространства пекла выйдя к свету, влекоемая силой рукава в котором пребывает. Та часть меня, что в недоступные для светлых сил миры ныряет, выходит уж другой. О том уж Боги знают. Граница та под неусыпным взором предков, там война. Туда летит Земля и не она одна. Бог совести - отец и Бог освободитель - внук его с Землёй остались в мире Яви то Бог света, где свет согреет души богорожденных потомков, а совесть их на праведные мысли устремляет, пока Земля во власти демонов бывает. Поэтому они сейчас мать Землю и одолевают, лишь потому что наши Боги-предки договор тот соблюдают и ждут когда Мидгард-Земля границу ту преодоля из пекельного царства вылетая, вздохнёт, уж наконец свободу обретя. И так рукав мой, что я наконец освобождаю, приблизит Землю и тебя я точно это знаю, всё ближе ото дня из века в век туда, где связь с Вселенной лучше будет, отойдёт беда. Очнётся Дух любой, не сразу, постепенно. Ум просветлеет, это тоже верно. Процесс тот начался уже и будет лишь расти. Народы все здесь счастье смогут обрести. Когда Земля лишь только покидала светлые границы, на поиски рабов слетелись наши недруги, как на кормёжку птицы. Внедрились в Землю, клонировали тварей массы, потратили немало сотен лет лишь для того, чтоб Рода знание забыли люди Расы. Лишилась Раса знаний добрыми быть, сдержанными, стойкими, правдивость. Забыла стыд, терпение, внимательность, независть, милосердье. Повинны разрушители и в том, что нету продолженья Рода, нет заповедей соблюденья и жертвы стали кровны. Кровавых жертв не нужно светлым нам Богам, лишь демонам из преисподней. С момента появленья на Земле, вам людям Расы, разрушитель лгал и будет лгать до самого конца существованья.
   - Но ведь люди не разучились рожать, - говорю.
   - Но Род не видит пополнений - сынов света. Людей хоронят, возвращая в царство минералов, развитие Живатмы замедляя. Откуда надо снова путь пройти до человека. И нет той глупости конца и нету края.
   - Разрушители на Земле? - спрашиваю.
   - Они там есть, черпают недра из планеты вашей. И чем Земля скорее к свету мчится, быстрее тем они спешат используя людей, которые на них не против потрудиться. Земля погрязла в войнах за ресурсы напролёт все дни и ночи. Боюсь, расправятся они с Землёй, как был уж взорван дом народов кожи цвета полуночи.
   - Но как её взорвали? Неужели ядерными бомбами?
   - В их арсенале есть не только то, что людям хорошо известно. Их силы превосходят способом убийства и числом, и всё это распространилось повсеместно, - слышу я в ответ.
   - Я готов помочь, - говорю, - но, что я должен делать?
   - Своим вниманьем Землю ты окутай и делай, что душа твоя подскажет, теперь тебе доступно очень много. Трудись по зову сердца, слушай разум.
   - А Боги?
   - Боги Рода не нарушат линию границы, что делит космос на пространства пекельные - демонов пространства и светлый космос там, где Боги Землю-матушку давно уж поджидают. По договору им нельзя к Земле и демоны, и Боги это знают. Лишь в ипостасях звёзд или планет способны Боги и Богини пребывать в тех пекельных пространствах гиблых, и ты способен будешь подсобить Земле. Достигнет Раса знаний Родовых Ведических, на первый взгляд невидных. И люди на Земле поймут своё предназначенье Родовое. Богами мира Прави стать им суждено, ведь именно для этого на матушке Земле они родились.
   - Мои друзья погибли на этой планете, - говорю. - По непонятным мне причинам я опоздал на тысячу двести сорок пять лет. Могу ли я при помощи атома вернуть их?
   - Да, - слышу я ответ и сердце вот-вот выпрыгнет у меня из груди.
   - Неужто это возможно? Ведь прошло столько времени.
   - То, что зовёшь ты временем, является лишь мерой. Такой же мерой, что и расстоянье. Есть лишь материя, Дух, весть, которые едины. Притом материя лишь производная от Духа, чтобы весть умножить.
   - Весть, это информация по-нашему? - интересуюсь.
   - Не просто информация, а сведенья без лжи, что взято с Вед.
   - Но как же мне лететь? Ведь космические корабли со своими субпространственными прыжками, разве они прыгают во времени?
   - Когда прыжок космический корабль совершает, он лишь пространство своей силой искажает и потому из-за такого перелёта, он времени совсем не задевает. А время и пространство неделимы. Делить их значит искажать процесс единый.
   - Как это? - тщетно пытаюсь разложить по полкам сказанное.
   - Вот исказил корабль лишь одно пространство, то есть прыгнул. А времени совсем на это не затратил. Само ж пространство жило своим ходом, и параллельно времени при этом. К примеру там звезда, что в тот момент взрываться начинает, когда корабль прыгает и во вторую точку прилетает. А в первой точке если бы остался, то взрыва той звезды лишь через много лет дождался.
   - Получается мне надо лететь напрямую, - соображаю я, - но с такой скоростью, чтобы оказаться там так же быстро, как и при помощи прыжка. А это значит моя скорость намного должна превысить скорость света. Но таких скоростей не существует!
   Космические корабли действительно не способны превысить эту скорость. Да я и не думал, что это вообще возможно. Ведь ничто не способно двигаться так быстро.
   - Тебе под силу будет, ты не сомневайся, - уверяет она.
   - Но как?
   - Ты должен был заметить то, что атма, твою же мысль в себе движеньем воплощает. А мысль та, она же и Живатма, вселенную в мгновенье облетает. И это лишь процессы нашего сознанья. Иначе не смогла б сейчас с тобою говорить я вследствие большого между нами расстояния.
   - Понимаю, лишь теоретически, - признаюсь. - То есть, мне нужно лишь подумать и я смогу обогнать свет?
   - Да.
   - Но как я попаду именно в ту точку материи тысячу двести сорок пять лет назад там, где мне необходимо оказаться?
   - Ты лишь представь её и мысленный сигнал дай атме.
   - А при такой невозможной скорости, атма не разрушится? - продолжаю донимать разум галактики.
   - Разрушить невозможно эту атму лишь по той причине. Материя - гипноз построенный Живатмами для обученья в этом мире. Живатмы трудятся лишь проходя урок. Урок тот сделать то, что позволяет Род. И потому материя способна к истлеванью - статический объект не движется ни сколечко к познанью. А в нашем случае программа обучения другая. Живатмы этой атмы делу помогая, стараются не только для себя, а так-же для меня и для тебя.
   - Это хорошо. Значит теперь я не испугаюсь во много раз превысить скорость света. Но если я случайно проткну звезду или планету встретившуюся у меня на пути? Ведь я могу даже не заметить этого...
   - Позволь ему лишь обнаружить предстоящий путь и жди, пока сей путь не будет обнаружен. Когда поймёшь, что найден путь, то сразу отправляйся, но мысленный сигнал иной уж будет нужен.
   Чёрная игла всплывает в памяти. Это она, заразившая капитана Дей Жи космической болезнью, на самом деле была мной сидящем внутри атома. Это второй я разгромил флотилию лаксмеров, спасая другого себя, друзей и похищенных Землян. И вот почему я увидел, то, что делал я из будущего, что в последствии привело к потере сознания. Видимо второй я подлетел слишком близко, либо я засмотрелся на себя самого, что и привело к небольшой нестыковке - просто вырубило меня, чтобы не могло случиться чего-нибудь более серьёзного. Правда непонятным остаётся, почему я из будущего не предотвратил тот роковой прыжок "Акулы" за тысячу двести сорок пять световых лет и с чего вообще началась вся эта кутерьма с прыжками во времени, и сверхсветовыми скоростями? Главное мне надо уяснить на будущее..., тьфу ты..., на прошлое - ни в коем случае нельзя допустить поиск меня, затянутого световой аномалией, капитаном. Иначе я просто не успею вытащить своих друзей из передряги с кальмарами. По крайней мере, второй я не успел сделать это. Ах, да, ещё не забыть разгромить полсотни лаксмерских судов. С этого и начнём!
   - Я готов! - сообщаю галактике и начинаю удаляться от, заточившей меня в свои оковы гравитации, планеты.
   - Я рада, - слышу в ответ.
   Во всё более разряженной атмосфере становятся видны звёзды. Местная звезда подёрнута тёмно-прозрачной плёнкой - защита моего зрения от губительных излучений благодаря новому средству передвижения. И вот я в космосе. Такой ракурс устраивает меня более чем. Окажись я тут без своего чёрного атома - стопроцентная смерть.
   Повелеваю начать поиск пути для сверхсветового перелёта с учётом окончания этого пути в момент вылета "Акулы". Как раз тогда, когда мы отправились к Земле ради возвращения похищенных людей.
   Атом начинает двигаться боком по орбите планеты и делает это с такой скоростью, что аж становится не хорошо. Хочется закрыть глаза, чтобы не видеть этого мельтешения, но это означает перестать ощущать что-либо вообще. Потому-как инерция отсутствует полностью и всё, что я вижу похоже на работу сферического видеоэкрана, внутрь которого я имел счастье угодить. Вскоре изображение замирает. Мысленное "вперёд" срабатывает подобно спусковому механизму пистолета и заковавшая меня планета мгновенно превращается в одну из звёзд.
   До свиданья, планета. До свиданья, островок в безбрежном океане времени.
  

***

  
   Вот чего я никогда не думал, что лететь выше скорости света это означает почти не видеть того, что излучает, либо отражает свет. Лишь редкие расфокусированные вспышки возникают на фоне полной темноты, а далёкие светила угадываются по размазанным серым пятнам возникающим из пустоты и стремящимся оказаться у меня за спиной.
   Вероятно придётся лететь какое-то время, даже учитывая то, что я во много раз превысил скорость света. Допустим, я пролетаю один световой год в секунду, что просто невыносимо для осознания. Тысячу двести сорок пять делим на шестьдесят, получаем двадцать минут с копейками, а это почти пол часа. Чем заняться полчаса, когда летишь в прошлое? Конечно же поболтать с галактикой.
   - Может поговорим? - спрашиваю с надеждой, что движение в прошлое не затруднит наше общение.
   - Со удовлетвореньем! - развеивает она мои подозрения. Может ей приходится говорить зеркально, а может и нет. Хотя вряд ли подобная нагрузка способна напрячь такой разум.
   - Мне очень интересно узнать, как "безсмертным" удалось создать людей?
   - Смогу тебе и это рассказать я. Есть два пути. Рождение, либо сотворенье. Ты Богорожденный, а значит правнук Лады, Богини роженицы первой Родословной. Лишь знанье Рода приняв в своём сердце, со временем, ты тоже станешь Богом. Судьба же сотворённого народа, рабами быть создателя до смерти. Детей их та же участь ожидает и далее по всей их родословной ветви. Такие люди будут жить, трудиться, веселиться, но весть совместная их будет очень слабой. Настолько слабой, это я про совесть, насколько нравственен был первый из их рода. И тёмные владеют этой силой, легко манипулируя геномом, как вы ваяете скульптуры или поёте очень стройно. Вот так мы сотворили всех существ красивых, что по Земле всей расплодились и гуляют по ней вольно.
   - Но учёные верят, что генетический код развился посредством эволюции, - вспоминаю я.
   - Геном имеет свойство изменяться под действием природных ритмов и движений. Так можно кардинально поменяться, лишь только память предков даст на это разрешенье. Без памяти такой мутирует любая клетка, на время оказавшись вне эфира и погибнет. Лишь потому-что ряд случайных изменений не даст творцу желанного эффекта. Как и любое тело во вселенной, Земля была вначале лишь одной Живатмой. И было суждено ей стать планетой мира Яви, про это говорили мы недавно. Богиня мать Земля по порученью Рода, Живатмами другими управляя, явилась миру в образе планеты и будучи зависима от солнца. Когда ж возможна стала жизнь существ из органов и клеток, их проявили на земле, чтоб ими оживить планету. Трудились все они не просто так, а для того чтоб приготовить землю к вашему прилёту.
   - А как же динозавры? - недоумеваю я.
   - Их сотворили Боги, чтобы людям они своею силой помогали. И слушались людей те превосходно. И все одновременно поживали.
   - А Солнце?
   - Это тоже Жива, которой подчиняются планеты. Примерно, как и в человеке, где органы подчинены Живатме всего тела. А каждый орган принципом иерархий, всецело управляется Живатмой. Живатма отличается от Живы лишь положением к другой Живатме.
   Улыбаюсь.
   - Как приятно с тобой общаться, - признаюсь. - Значит Боги собственноручно заселили простейшими существами все подходящие для жизни планеты и пустили всё на самотёк. Но на Земле есть и другие существа. Много существ, от безобразных до прекрасных.
   - Планет неподходящих не бывает. Все исполняют роли во вселенной и если быть планете без существ, пустынной, неизменной, то такова судьба планеты той. Там замирает жизнь мгновенно. Спросил ещё ты про существ, которые планету заселяют. Они разделены невидимой границей, что видима лишь тем, кто видит образ вложенный творцом в своё творенье, либо безСбразным оно живёт и умирает. На первой стороне Богов деянья, которые творят во имя созиданья. А демоны творят благое зло, надеясь чтоб страданье принесло. Для тех кому положено страдать судьбою бывают и болезни и укус змеёю. И если б не согласие Богов, то не было бы даже комаров.
   Значит все эти забавные зверушки, которыми мы так умиляемся, это есть продукт творчества Богов. И понятно стало откуда взялись безжалостные кровососущие и ядовитые существа.
   - Я так понимаю, динозавров вы убрали, - рассуждаю, - а вирусы, комары и многие другие паразиты появились одновременно с животными?
   - Больших существ тех мы не убирали, все жили вместе. Так было вначале. С космической заразой твои предки воевали. Два спутника Земли, что в схватке с ними пали, смещали ось Земли. Остались с нами спутников тех тонкие тела и ваша всем знакомая Луна. А паразиты с нашими врагами прибывали. Когда Земля и многие планеты как сейчас в пространство пекельное каждый раз ныряли. На них всю эту мерзость и понапускали. Стратегия ворогов такова. Учитывалось то, что на Земле не исказится предков связь и те болезни люди не узнают. Лишь только с Богом Родом через совесть отношение случится, любая хворь уйдёт, сейчас про это люди мало знают. Потерь не избежать, конечно, но на Земле сейчас вселенская зараза вас одолевает, она в сто крат сильней недомоганий, так как умом зараза обладает. Скрывается она и бьёт по Вести, та что с Материей и Духом неразлучная все время пребывает.
   Сижу в попытках охватить своим разумом услышанное. Не мудрено, что люди заблудились в познаниях собственного существования. И это лишь потому, что половина из них склоняется к божественному присутствию, а другие к эволюционным крайностям. В чём им неплохо помогают тёмные силы.
   - Значит мы всё-таки немного меняемся, - констатирую я, - и когда закончится этот процесс?
   - Немножко да, но это не влияет на геном потомков Расы и привнесли на Землю, миллиард, и половину миллиарда лет назад давно уж совершенные геномы ваши. Вы в Яви существуете для эволюции в духовном плане, это ваш удел. А тело изменяется в иной среде лишь адаптируясь, которой есть предел.
   - А дети индиго? - вопрос появляется в моей голове сам собой. - Я думал они продукт эволюции тела.
   - Есть души, что уж выросли из Нави, но всех ещё достоинств не вобрали. Живут такие души в мире Слави и ждут очередного воплощенья. И чтобы доучиться в мире Яви, такие души снова в мир приходят и мудростью они всех превосходят, лишь потому, что развивались раньше. Душою называю я не только, то тело, что мир дивьим называет. Развиться независимо от смерти, душа всегда Живатме помогает. Весь опыт, что достоинства питает, душа в себе хранит и собирает. Пусть человек со смертью старый ум теряет, душа ему по жизни помогает. С рожденья человек тот обладает способностью быть нравственным и мудрым. Лишится прошлых воплощений сразу, кто душу иль продаст иль потеряет. Но не всегда индиго светлыми бывают и демоны свои Живатмы воплощают. Но явные тела обычно их страдают из-за судьбы такой.
   - Очень даже всё понятно, - ощущение, что моё сознание ещё не совсем адаптировалось под услышанное. - Благодарю тебя за всё.
   - Мне было говорить не менее приятно, - заверяет меня галактика.
   - Всё довольно просто в мире этом и в тоже время сложно, - пытаюсь как-то высказаться, - но откуда всё началось?
   - Вселенная предельна. Ответ твой за пределами вселенной. Когда ни будь ты станешь чистым светом, потом планетой, если пожелаешь. Звездой с планетами. Потом уж только мною. Точнее мне подобною, я этого не скрою. Метагалактикой, тут надо лишь желанье. Потом покинешь место проживанье. Вселенной новой можешь стать, что в принципе похвально. Там и найдёшь ответ, но если не буквально. Ты и сейчас вселенносноподобен. Количество живатм с тобой настолько-же огромен, насколько во вселенной атм. Теперь же ты на многое способен.
   - Ну ладно, этого мне будет достаточно, - говорю. - То, что я уже слышал практически полностью всё объясняет. Благодарю.
   Остановка являет мне звёзды какими я и привык их видеть, но полосато-розовой планеты совсем не видно, что могло бы означать - я на месте. Лишь две звезды являются моему взору. Одна звезда большая жёлтого цвета. Другая - маленькая с фиолетово-голубым оттенком.
   - Не уж-то Сириусы? - одновременно пытаюсь поверить в догадку и в тоже время справиться об этом у разума галактики.
   - Это они, - подсказывает галактика.
   - Но почему же я не в Солнечной системе? - начинаю волноваться. - Там же сейчас Дей попадёт в лапы лаксмерам!
   - Когда заказывал ты время, пытаясь с местом сопоставить ты упустил возможно что-то и потому не получилось. Ты искриви пространство так же, как это делают и люди. Представь при этом это место, планету и корабль капитана.
   - А разве я так сумею? Мне казалось, это очень сложный технический процесс. Искривить пространство. Распрямить пространство.
   - Не думай о деталях, - уверяет она, - просто захоти.
   Ну прям всё под силу этому атому... Хотя скорее - чёрной игле. Понимаю, что для такой скорости потребовалась далеко не камневидная форма.
   Очередной мысленный приказ являет мне родное Солнышко и летящую вдалеке "Акулу".
   - У меня получилось! - не могу я скрыть порыв чувств.
   Собственными глазами я вижу тех, которые когда-то были погибшими.
   - То есть у нас получилось, - поправляю.
   - Без разума способного к таким перемещеньям, такое было б вовсе невозможно, - уверяет Галактика.
   - Без твоей помощи я бы был не способен на такие перемещения, - говорю.
   - Лишь в купе мы способные к свершеньям.
   Теперь остаётся лишь следовать за "Акулой" по пятам, что я и делаю.
   Где-то в безвоздушном пространстве затаилась флотилия лаксмеров. Пытаюсь их высмотреть, но вижу лишь звёзды. Не по-человечески они поступают, да и людьми их назвать тоже нельзя. Просто жду. Спасение свободы, а может даже и жизни моих друзей теперь полностью сосредоточено в моих руках. А если не сумею? Или что-то не учту? Жизнь она ведь такая хрупкая. Вне корабля - смерть. А металл, он ведь такой мягкий.
   Смотрю во все глаза, но пока ничего. Главное не терять из виду "Акулу", которая сейчас спокойна, как кораблик посреди безграничного моря в полный штиль плывущий навстречу своей судьбе.
   Маленькая чёрточка света вдруг вспыхивает недалеко от "Акулы". Потом ещё одна, недалеко от первой.
   Устремляюсь туда огибая судно капитана по кривой, чтобы случайно не оказаться слишком близко, что может быть чревато проблемами. Блестящие точки двигаются относительно звёзд, это точно те самые корабли. Слишком много металлических боков отражающих свет Солнца. Очередной лучик света лазерной пушки развеивает все сомнения - это враг.
   Более не жду и устремляюсь в атаку.
   Объявляюсь среди них подобно молнии и без предупреждения разрываю первый попавшийся корабль телом атмы. Да и как я мог их предупредить? И есть ли смысл предупреждать? Знаю, что они не остановятся, даже когда один из их кораблей повержен. Продолжаю жестокую расправу.
   Враг не отступает даже когда явное преимущество не на его стороне.
   Среди осколков около трёх десятков кораблей замерла "Акула". Улыбаюсь. Представляю себе, как удивился капитан, хлопает глазами Лея. Но дело ещё не окончено. Несколько неприятелей на ходу, они атакуют "Акулу" уже не заботясь о похищенных.
   С безумной скоростью оказываюсь возле ближайшего и начинаю протыкать одного за другим - просто летаю по кругу для большей эффективности используемого времени.
   С каждым новым поверженным оказываюсь всё ближе к судну Дей Жи. Не слишком ли близко я подлетел? Но дело надо закончить. Мало ли что придёт в эти хитиновые головы. Не уверен я, что они не помышляют взять "Акулу" на таран. Всё может быть, всё может быть.
   И всё-таки я подлетел слишком близко. Чувствую, как сознание меркнет. Тошнота вперемешку с желудочным соком подкатывает к горлу. Может успею? Ещё немножко осталось, кажется пять или шесть. Но нет.
   - Добей их, - прошу я иглу, продираясь сквозь заросли мыслей. - Добей...
  

***

  
   Гуляю меж стройных сосен незнакомого леса. Слушаю пение птиц. Высматриваю юрких зверьков среди травы. Большие пятна солнечных зайчиков рисуют затейливые узоры у меня под ногами. Этот лес мне определённо нравится, он красивый.
   Группа мужчин идёт мне навстречу. Они в белых рубахах спускающихся до колен и белых штанах. Уверен - они идут ко мне. Лица мужчин красивы, как и лес в котором я нахожусь. Так и должно быть.
   Иду им навстречу.
   Они подходят и садятся прямо на траву. Тот, что ближе ко мне, жестом руки приглашает меня присоединиться.
   Сажусь.
   Какое-то время мы всматриваемся друг в друга. Мужчины, все как один, босоноги. И действительно, зачем нужна обувь, если трава в лесу тёплая и мягкая. Их взгляды добры ко мне и они улыбаются.
   - Мы хотим поговорить с тобой, - начинает тот же мужчина, что пригласил меня сесть. Его голос идеален.
   - Я согласен, - говорю, - но о чём?
   - Мы те, кого ты считаешь бессмертными.
   Вот они какие - бессмертные. Значит это о них мне рассказала Галактика. В глубине души я действительно хотел пообщаться с ними. Вот и довелось наконец.
   - Ты не должен мешать капитану Дей Жи Мьюсу лететь на твои поиски, - просит он.
   - Но я не могу допустить их смерти, - говорю. Волнение начинает охватывать меня.
   - Это будет лишь временная отсрочка их смерти, - уверяют меня. - Если ты спасёшь своих друзей, изменится ход случившихся событий, последствия уничтожат всю галактику.
   - Но как такое может произойти? - уже не нахожу себе места. Мне больно думать об этом, не то что исполнить.
   - В будущем тебе не будет смысла перемещаться в прошлое, чтобы спасти тех кто отправится за тобой, потому-что они не погибнут во время поиска тебя. Аномалия не случится и ты не должен будешь находиться в будущем, потому-что не появишься там из прошлого. Весь этот временной период скомкает аномалия, которая есть, но быть её не должно, это приведёт к невероятным разрушениям.
   - Но почему мне не будет смысла перемещаться в прошлое?
   - Если не существует мотива, то не существует и пути. В мгновение произойдёт цепная реакция, ты в будущем даже и подумать не успеешь, как всё разрушится.
   - Но...
   - Так надо! - сейчас лица бессмертных серьёзны и говорят они как будто в один голос. Открывает рот впередисидящий, а остальные лишь давят мыслью. - Ты стал способен менять ход событий, а это очень большая ответственность. На тебе ответственность за всех и за нас в том числе. Мы ничего не можем с этим поделать. Тебе придётся пожертвовать друзьями ради всех остальных.
   Могу лишь молчать. Слова сами собой проваливаются, насыщаясь тяжестью отчаянья.
   - Обещай нам! - требуют бессмертные.
   Кажется я онемел.
   - Обещай!
   Я в невидимой железной клетке, стенки которой смыкаются. Хочу подумать, но и это становится не под силу. Лишь "я согласен" готово к выходу во всеуслышание, но выпускать этого монстра я не хочу. Не хочу и не собираюсь. Клетка раздавливает меня.
   Очухиваюсь посреди космоса. Понимаю, что потерял сознание, а теперь очнулся. Всё это время я сидел, как обычно, в галактической атме.
   Трясу головой.
   Что это было чёрт побери? Сон? Или действительно на меня наехали бессмертные? Кажется это был контакт, увы не по своей воле.
   Значит, когда я потерял сознание внутри "Акулы" в это время другой я обещал бессмертным, что пожертвует своими друзьями ради человечества. Как он мог? А если он так же как и я отказался, но просто не сумел, либо не успел. Надо навестить их.
   Приказываю игле найти "Акулу" возле Земли и оставаться на безопасном расстоянии.
   Смена картинки.
   Кажется я начинаю привыкать к этим субпространственным прыжкам, да и сознанию уже не в первой. Оказываюсь возле родной Земли. По своим делам, мимо меня, пролетает творение человеческой мысли, консервная банка напичканная электроникой - обычный спутник. Смешно представить такую встречу, но она всё-таки состоялась.
   "Акула" блестящей точкой зависла на дальней орбите Земли - ждёт орбитальный модуль. Выходит, что я провалялся без сознания не меньше двух часов. Зацепило, так зацепило. И ещё эти..., обещай да обещай, вот заладили...
   Ещё не факт, что временные парадоксы способны на уничтожение целой галактики. Ведь времени не существует, а то, что три хороших человека попадут на ужин к этим кальмарам, это как пить дать. Хотя, кажется, существуют процессы, которые можно прокручивать вперёд и назад, но переделать невозможно. Допустим, я остановил друзей от безрассудного прыжка к чёрту на кулички. Другой я оказался там в компании с чёрным атомом и не встретил "Акулу" с Безпределом. Неужели другой я не догадается просто довериться тому, что его защищает, ведь кальмары предоставят его атому такую возможность, обязательно предоставят. А уж когда доверится, так и выяснит у галактики нужную информацию.
   Пытаюсь поверить в собственное умозаключение. Вдруг не случится всё именно так, как хочется чтобы случилось.
   - Тут есть проблема, - признаюсь Галактике. - Мне кто-то сказал, что если я не допущу смерти друзей, это повлечёт огромные разрушения, так как не случится того, что должно случиться.
   - Но кто способен на такое? - кажется, она даже удивилась.
   - Бессмертные, пока я был без сознания. Я не хочу терять друзей и я не хочу разрушений. Ведь последовательность событий действительно изменится.
   - Бессмертных тех, что ты во сне увидел, не те кого Богами все считают, они лишь демоны, и даже здесь они тебя "безсовестно" смущают, - сообщает Галактика.
   - Они сказали, что не будет существовать мотива возвращать друзей к жизни. А если не будет существовать мотива, то и пути тоже не будет. Значит если я хочу устранить один мотив, то нужно придумать второй и сделать это надо до устранения первого.
   - Но есть мотив другой, лишь вспомни ты о чём мы говорили, хотя тебе его и знать-то вовсе нет нужды. Его ты осознаешь позже. Тому тебе, что встретит только атму появится нужда мотив услышать тот, а ты друзей спаси.
  
  
  

Глава 5

  
  
  
   Вскоре Земля перешла в светлый космос Богов, а разрушители остались в пекельном пространстве демонов. Люди, объединённые знанием Рода, отразили удары тёмных. Началось восстановление родоплеменного строя.
  

***

  
   Флай поселился на Земле и женился на Лее. Она родила детей. Частенько они всей семьёй навещают Иона с Долли, которые на Земле изучают слонов, львов и других животных. Капитан вернулся в ассоциацию вольных купцов и изредка брал Флая в опасные путешествия.
  

***

  
   На Земле живёт тридцать миллиардов человек. Прекращена добыча углеводородов. Возобновлено копное право по всей Земле. Возобновлены пути в Большую Медведицу, Ориона и другие основные звёзные системы.
  

Октябрь 2005 - август 2007 гг.


 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Успенская "Хроники Перекрестка.Невеста в бегах" А.Ардова "Мое проклятие" В.Коротин "Флоту-побеждать!" В.Медная "Принцесса в академии.Суженый" И.Шенгальц "Охотник" В.Коулл "Черный код" М.Лазарева "Фрейлина немедленного реагирования" М.Эльденберт "Заклятые любовники" С.Вайнштейн "Недостаточно хороша" Е.Ершова "Царство медное" И.Масленков "Проклятие иеремитов" М.Андреева "Факультет менталистики" М.Боталова "Огонь Изначальный" К.Измайлова, А.Орлова "Оборотень по особым поручениям" Г.Гончарова "Полудемон.Счастье короля" А.Ирмата "Лорды гор.Да здравствует король!"

Как попасть в этoт список

Сайт - "Художники"
Доска об'явлений "Книги"