Эсвэ: другие произведения.

Рождены, чтоб сказку сделать былью.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурс LitRPG-фэнтези, приз 5000$
Конкурсы романов на Author.Today
Оценка: 5.80*12  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Фанфик-продолжение книги Елены Звездной "Любовница Его Величества. Книга вторая. Право на счастье." Аллес продан в рабство, Алиссин осталась одна, но в жизни всё может измениться. Пусть уже все наконец будут счастливы. Возрастная категория - как у оригинального произведения. Содержит один эпизод с эротикой.

образ Алиссин []образ Аллеса []

  
   Большое кроваво-красное солнце клонилось к горизонту, всё живое в степи готовилось ко сну, а кучка пеших людей в сопровождении группы всадников всё шла вперед. Наконец предводитель отдал приказ разбить лагерь. Невольники устало опустились на землю, кочевники занялись костром и приготовлением еды, остатки которой отдадут рабам.
   - Не так уж всё и плохо. Да, Аллес? - бывший кронпринц хотел съязвить, но вышло грустно.
   - Эти с нас даже веревки в степи сняли, не бьют, кормят, - он помолчал, ответа не последовало, и он продолжил. - Одного не понимаю, что ты тут делаешь? Ты ведь можешь сбежать и раньше мог. Я уже никто, а тебе есть куда возвращаться.
   Сидевший рядом молодой мужчина неохотно ответил:
   - Она меня предала.
   - Ну и что! Что тебе до сестры? У тебя есть верные подданные, ты законнорожденный наследник - никто этого не оспорит. Имеешь все права - на этих словах говорящий скривился и сплюнул, потом, обхватив руками голову, откинулся на спину:
   - У, Хассиян - собака! Ну же, Аллес, вернись, собери людей! Отомсти ему! Ей отомсти, наконец...
   Бывший правитель Лассарана ничего не сказал, ему не хотелось ни говорить, ни думать о чем-либо. Ощущение того, что он сам виноват в случившемся не покидало его. Он прикрыл веки и ясно представил свою единственную любовь, Алиссин, из-за которой находился сейчас в этой бескрайней степи: голубые глаза, золотистые волосы, неповторимая улыбка, он даже почувствовал нежный запах её кожи. Внезапно лицо Алиссин исказилось, стало чужим и холодным, как тогда, во время последней встречи. Мужчина нахмурился - в очередной раз картина того разговора встала перед ним.
   - Почему, Лис? Только я смог бы вернуть для тебя Катарину.
   Она покачала головой:
   - Нет, Аллес. Я, конечно, люблю эту маленькую бестию, но ни тебе, ни мне нечего противопоставить Хассияну. Ты мечтал возродить Айшеран. Вспомни легенды о том, что его правители были из клана драконов? Теперь я знаю точно - император Ратасса один из них. Что касается тебя лично, мы, конечно, и раньше не отличались сентиментальностью, но тем, как ты изменился, твоей жестокостью даже я поражена. К тому же, никогда прежде ты не позволял насилие по отношению ко мне.
   Аллес, молниеносно приблизив своё лицо к Алиссин, выдохнул:
   - Чего ты хочешь?
   Королева Шарратаса слегка пожала плечами:
   - Я не позволила Дариану командовать собой, но и от тебя зависеть не собираюсь. Извини, братец, но союз с Ратассом, единственный вариант для меня, моих детей и Моего королевства. Когда-то мне нравилась твоя влюбленность. Это была забавная игра, и было мило. Но сейчас ты меня пугаешь, и ... такая игра не должна стать жизнью, Аллес. Уходи.
   Алиссин не подала и вида, что переживает за брата. С одной стороны она знала - император Ратасса сдержит слово, не станет лишать его жизни, продав в кочевые племена. С другой стороны, она не могла представить Аллеса рабом - останется свободным или погибнет. Он много значил для неё, но в этом королева не призналась бы сейчас даже себе. Стремление к власти, невозможность предсказать и контролировать Аллеса, затмили другие чувства.
   ****
   Хассиян предпочитал действовать наверняка. Когда король Лассарана появился в храме Пресветлого, ему сообщили о заключенном между Шарратасом и Ратассом союзе. Неприятно пораженный Аллес не сопротивлялся. Император предвидел то, что захват зарвавшегося лассаранца обойдется без кровопролития. Единственное требование молодого короля - разговор с Алиссин было удовлетворено. А после, в компании бывшего соратника, мятежного приемного сына правителя Ратасса, его отправили на восток, в Шайир, известный своим богатым рынком, на котором неофициально торговали людьми.
   ****
   Малый караван тэдуши возвращался в свой стан. Они покинули Шайир, выгодно продав свои товары. Уже уходя, наткнулись на нескольких вайитов, ведущих купленных рабов. Недавно люди вайитов, промышлявших работорговлей, взяли часть лошадей из отборного табуна тэдуши, не отдав положенной мзды. Поэтому сейчас предводитель тэдуши Саол потребовал рабов в счет долга. Вайиты были недовольны, но, видя численное преимущество противника, перечить не стали.
   Нынче тэдуши находились в пути уже пятый день. Еды, запасенной в Шайире, хватало, даже с учетом того, что нужно было кормить незапланированно появившихся рабов. Среди последних находился мужчина, внешностью и поведением резко отличавшийся от остальных. Теперь Саол раздумывал, что с этим светловолосым делать дальше. Странный пленник был явно благородного происхождения, по виду напоминал ему ангела, изображения которых часто встречались на кораблях купцов. Торговые люди, ставшие наполовину моряками из-за постоянных странствий, рассказывали о высших существах с крыльями, слугах Единого Бога, незримо защищающих их от бурь. Только этот был похож на ангела, который упал на землю - светлые слегка вьющиеся волосы слипшимися прядями спадали ниже плеч, отрешенное, покрытое пылью лицо с голубыми глазами, казалось, утратило способность улыбаться, руки с землей под ногтями висели как сломанные крылья. Но при всём этом он держался с достоинством, и в нем чувствовалась сила. Можно было бы разузнать о людях, готовых заплатить за светловолосого выкуп, но пленник, похоже, сам не стремился вернуться, а, значит, на выкуп нечего было и надеяться.
   ****
   Этой ночью бывший кронпринц скончался в приступе, длительный переход под жарким степным солнцем стал для него непреодолимым испытанием. Аллес не испытывал особых дружеских чувств к Хилайору. Он сам не знал, что заставило его остервенело рыть землю вперемешку с песком плоским камнем с острыми краями - мог просто спать, а с телом рано или поздно разобрались бы звери. Однако ощущение усталости и боли в мышцах напоминало, что он жив в отличие от кронпринца...для бывшего соратника бывший король сделал в данный момент всё, что мог, и только, забросав тело землей, позволил себе провалиться в сон.
   Несмотря на усталость Аллес спал мало и резко проснулся ещё до подъема. Странное видение разбудило его. Алиссин стояла напротив, с любовью смотрела в глаза, потом приблизилась, обняла и что-то сказала. Слова звучали так по-доброму и нежно, что Аллес растерялся и услышал лишь:
   - ...меняйся. Мы не кровные, возможно, я назову тебя мужем.
   Голос Алиссин эхом прозвучал в ушах, отдаваясь последней фразой. Что-то хлопнуло, вынуждая вздрогнуть и резко распахнуть глаза.
   Решение пришло, и бывший король сказал, обращаясь к растаявшему образу:
   - Что же, Лис, Аллес - король тебя не устроил, на этот раз постараюсь не разочаровать, может, Аллес - кочевник будет тебе по вкусу.
   Пусть Лассаран и прежняя жизнь потеряны для него, но только не сама Алиссин. Придет новый день, принесет новую жизнь, в которой бывший король станет безродным степняком. Это не важно, главное, что сейчас, когда его рядом нет, Алиссин, заключившей союз с Ратассом, никто и ничто не угрожает. Аллес как-то вдруг это осознал и с удивлением отметил, что уже не испытывает к Хассияну ненависти, напротив, появилась уверенность, что в случае нужды он окажет поддержку королеве Шарратаса. Аллес поспешил подняться. Он запретил себе думать о прошлом, сконцентрировав мысли на том, как достичь появившейся цели - стать одним из людей степи. Дороги назад сейчас не было, но появившаяся надежда озарила собой новый путь.
   ****
   И ... судьба сама пошла ему навстречу. Тэдуши ценили хороших воинов, ремесло которых состояло у них в особом почете, считаясь привилегированным. Не каждый желающий в племени мог быть воином. Но каждый воин обладал особыми качествами, сила и бесстрашие были среди них обязательны.
   До конца пути оставалось не более суток, когда вайиты, оповещенные о потери рабов своими обиженными соплеменниками, догнали тэдуши. Теперь тэдуши были в меньшинстве, и вайиты решили не утруждать себя переговорами. Они напали рано утром без предупреждения, решив отобрать всё. Тэдуши, почувствовав опасность, вскочили на лошадей раньше, чем противники приблизились, но один из них был тутже ранен стрелой. Светловолосый придержал его лошадь, аккуратно снял раненого на землю и, взяв его оружие, вскочил в седло. Дальше события развивались стремительно и неожиданно для нападавших. Вайиты, окружившие тэдуши, встретили такое яростное сопротивление, что вскоре обратились в бегство. Светловолосый сражался с драконьей свирепостью, правой рукой орудуя лёгкой острой саблей и иногда пуская в ход кинжал левой рукой. Лошадь, будто признав в нем хозяина, слушалась, казалось, даже его мысли. Тэдуши по силе лишь немногим уступали ему, а согласованность их действий между собой, поведение их лошадей во время стычки, свидетельствовало о том, что во время боя они становились единым организмом. И светловолосый на время сражения также был его частью. После схватки тэдуши перевязали раненых. Подняв руки к небу, возблагодарили своё божество - мать-родоначальницу Аруну за то, что все соплеменники живы. Саол жестами показал Алессу, что он может оставить себе оружие и лошадь, их раненого хозяина предводитель взял к себе на седло. Тем самым он признал Аллеса свободным. Саол посчитал, что богиня проявила свою благосклонность через этого светловолосого, и решил привести его домой как равного. Рабов же продали купцам на следующий день после возвращения в стан. Тэдуши они были не нужны. Хотя рабы у тэдуши имелись, но их было немного, в основном, для освобождения своих женщин от тяжелого труда. Рабов держали, относясь к ним скорее как к слугам, получавшим за труд кров, одежду и еду. Тэдуши разводили лошадей и коз, торговали ими, а также, солью, травами, оружием, выделанными кожами и украшениями из серебра. На расстоянии двух дневных переходов от стана племени находился небольшой, но оживленный порт, куда прибывали купцы. Тэдуши брались охранять мирные торговые караваны от других степных племен, изредка сами нападали на тех, кто отказался от их защиты, забирая товар, но никогда не убивали беспричинно и не трогали людей с целью забрать в рабство.
   ****
   Попав в плен по иронии судьбы бывший король обрел свободу, о которой не имел понятия. Отпала необходимость решать дела государственной важности, предупреждать интриги, расправляться с недоброжелателями. Даже работа за деньги не являлась необходимостью. Деньги у тэдуши не ценились так, как в королевствах, зачастую они обходились натуральным обменом. Никто ни к чему не принуждал Аллеса, и он мог выбирать себе любое занятие, но по предложению Саола стал одним из воинов сопровождения. Передвигаясь с караванами, мужчины преодолевали огромные расстояния. Иногда ночевали в шатре, а иногда прямо под звездами, в такие моменты Аллес ничуть не жалел потерянного трона, а только того, что рядом нет его Лис. Смотреть на ночное небо вдвоем, чтобы просто любоваться его красотой им раньше не доводилось.
   ****
   Когда Аллес только появился в племени, к нему сразу стали относиться как к своему. Иначе не могло быть, ведь Саол представил светловолосого как благославление Аруны, вернувшее их живыми и с прибылью. Новому соплеменнику помогли сложить жилище в стане, где у каждого мужчины был постоянный дом. Дом жены или матери, если мужчина был одинок. Стены складывали из светлых каменных плит, которые брали со склонов горной гряды, расположенной неподалеку. Наличие вокруг селения природных источников, подобно колодцам бивших в глубине каменных не слишком глубоких шахт, помогало создавать небольшие сады и цветники близ жилищ тэдуши. По наличию цветников можно было определить, насколько мужчина, живущий в доме, любим, так как разведение цветов являлось чисто женским сакральным занятием. Дом одинокого Аллеса утопал в цветах, посмеиваясь, Саол говорил, что не одна девушка, и не одна женщина приложили к этому руку. Аллес замечал их старания, но ответить мог лишь улыбкой, и дело было вовсе не в знании языка. Их язык Аллес усвоил быстро, хотя у мужчин и женщин он слегка отличался. Сложнее было принять отношение тэдуши к женщинам племени, которых они любили, уважали, баловали и едва ли не поклонялись им. Стоило бы Аллесу заговорить с одной из тех, кому он приглянулся, и она бы решила, что имеет на него права. Сильные и опасные воины давали женщинам свободу выбирать мужа, друзей, занятия, партнера до брака. Женщины были хранительницами культуры племени, принимали решения наравне с мужчинами, владели собственностью. И хотя их не готовили как воинов, девочек учили обращаться с оружием и лошадьми. Грамота и стихосложение были для них обязательными в отличие от мальчиков. Случалось, какая-нибудь красавица, соскучившись, могла самостоятельно отправиться к любимому на дальнее стойбище, чтобы прочесть стихи и вернуться. Мужчины не одобряли такие поездки из опасений, но и запретить не могли, тем более что девушки всегда возвращались благополучно. И хотя, в племени был одмал - властитель и руководитель мужчина, последнее слово оставалось за омадши, главной служительницей культа матери-родоначальницы. А омадши вместо нравоучений готовила оберег очередной тоскующей красавице. Аллесу такой матриархат был не по душе, нисколько не умоляя достоинств женщин, он, тем не менее, привык воспринимать их как существ, нуждающихся в покровительстве, а, значит, подчиненных. Однако жизнь с тэдуши постепенно поменяла взгляды бывшего короля на многое, в том числе и на это. И Аллесу со временем обычаи тэдуши стали близки. Он жил жизнью племени, не участвуя только в ежегодном празднике лаоши - выбора любимого человека. В первый же случившийся такой праздник светловолосый объяснил верховной жрице, что его сердце уже занято, но старая омадши видела, что молодого человека что-то гнетет. После праздника, в один из дней, когда почти все мужчины находились дома, она подошла к Алессу и показала рукой в направлении горной гряды:
   - Пойдем, хочу поговорить с тобой.
   Они шли долго, Аллес понял, что омадши ведет его к храму, расположенному в одной из пещер, о котором он слышал, но ни разу там не был.
   Проход, ведущий, казалось, под землю, неожиданно перешёл в высокий светлый грот. Где-то над головой в пещеру проникал солнечный свет. Алесс заметил на стенах рисунки с изображением зеленых мифических существ. Пол и частично стены были обложены обработанными камнями и застланы выделанными кожами с вышивкой и драгоценностями. Чувствовался аромат незнакомых трав. В центре грота горел небольшой синий огонек в очаге из аккуратно подогнанных камней с орнаментом.
   - Дай мне руку - омадши протянула над огнем свою ладонь и положила её на руку Алесса. Она закрыла глаза и нараспев произнесла несколько слов, обращаясь к богине Аруне.
   Пламя дрогнуло и синим столбом взметнулось вверх.
   Служительница отбросила руку Алесса, посмотрела на вернувшееся в очаг пламя и произнесла взволнованным голосом:
   - Ты не тот, кем привык себя считать! И ты не случайно оказался здесь.
   ****
   Королева Шарратаса только что проводила детей в спальню и, поцеловав, пожелала спокойной ночи. Вернувшись в свой кабинет, она присела на край стола и тихо произнесла:
   - Когда-то я и не предполагала, что общение с детьми может так радовать, - она непроизвольно улыбнулась, вспомнив, как доверчиво тянул ручки к ней младшенький Ранамир, чтобы обнять перед сном и как серьёзно старшая дочь говорила:
   - Спокойной ночи, мамочка, не засиживайся долго за работой, а то глазки утром красные будут.
   Мысленно королева перенеслась в своё детство. Хорошо, что её дети растут в другой обстановке. Только сейчас она стала задумываться над тем, сколько грязи было в её жизни с самого начала. Единственным светлым воспоминанием того времени была дружба с Аллесом. Он один заботился о ней по-настоящему и защищал. Они рано повзрослели, рано научились постоять за себя. Король был в курсе жестоких забав и сомнительных развлечений, в которых участвовали его дети. Порой он специально создавал ситуации, провоцирующие их, но при этом требовал самоконтроля, умения скрывать улики, просчитывать ходы. Он считал, что будущие правители должны быть жестокими, сильными, аморальными, чтобы добиться власти и сохранить её за собою.
   Сейчас, вспоминая прошлое, королева не могла понять, почему мать закрывала на это глаза. Действительно ли она ничего не знала или ей было всё равно. Стало тоскливо - королеве предстояло просмотреть к утреннему заседанию ещё несколько скучнейших законопроектов, чтобы поставить свою резолюцию. Несомненно, её незаменимый советник, граф Ларише, уже ознакомился с ними и облегчил ей задачу, прокомментировав каждый, но, подписывать не глядя, Алиссин считала не предусмотрительным.
   - Жаль, нет Аллеса, - сказала она, взяв в руки стопку бумаг, и грустно усмехнулась, - впрочем, мне ли это говорить.
   Алиссин пересела в кресло, устало опустила голову на сложенные поверх стола руки. Роль регента, а по сути, единоличной правительницы Шарратаса выматывала её. В отличие от брата, её тяготили административные обязанности. К тому же она меньше времени уделяла изучению экономики. Конечно, ценные советы Катарины очень помогали ей, но порой ей не хватало Алесса, который по своей внимательности к этим вопросам едва ли не превосходил Дариана.
   - Алесс, - простонала чуть слышно королева,- если бы ты не стал тАким вот...мужчИной.
   Королева, не поднимая головы, пошарила рукой по столу, найдя небольшую шкатулку, выпрямилась и поднесла её к лицу. Внутри лежали две дорогие для неё вещицы: кольцо из серебра с прозрачным камнем цвета её глаз и медальон. Шкатулку, в которой лежало кольцо, Алиссин нашла в беседке дворцового парка. Её заинтересовало нечто блестящее, вблизи оказавшееся отрезом полупрозрачной ткани, в которую завернули шкатулку. Ткань была приятна на ощупь и источала тонкий аромат. На внутренней стороне кольца почерком Алесса была сделана надпись:
   - Моей королеве.
   Тогда Алиссин львицей металась по парку, допросила лично каждого из охраны, но никаких зацепок, как шкатулка попала в беседку, не нашла.
   Медальон был сделан по заказу Алиссин ещё тогда, когда Катарина жила в Шарратасе. В небольшом углублении, окруженный крошечными бриллиантами, сиял портрет Той, которая так много для неё значила.
   - Ах, Катарина, недаром проповедники Пресветлого говорят: " Будь светлым сам и вокруг станет светлее." Все мы влияем друг на друга. Только общение с тобой изменило меня, а не тебя. А я то, наивная, когда-то сожалела, что у меня мало времени для твоего совращения. Тебе же этого времени хватило, чтобы я уже не смогла стать прежней. Скоро я и вовсе буду напоминать свой собственный образ, не без твоего участия созданный в народе, - добрая, праведная правительница, к тому же честная вдовствующая королева. А когда наследник подрастет, отправлюсь в монастырь, замаливать грехи уже по-настоящему, - Алиссин покачала головой. Может заплакать от жалости к себе? Но это уже слишком! Если бы кто-то сказал ей раньше, что она станет такой, она бы рассмеялась шутнику в лицо.
   Тем не менее, последние пять лет королева действительно вела безупречный образ жизни. Она участвовала в воспитании своих детей, наравне со старой королевой Еитарой, нянями и гувернерами. Вот только учила она детей так, как если бы любящий отец учил сыновей. Когда Ранамиру исполнилось три года, с ним и с дочерью Кати, она часто уезжала в лес. Оставив лошадей на попечение слуг, они гуляли, рассматривая и запоминая встреченных животных и растения, учились наблюдать и тренировались, прыгая по камням ручья, протекающего в лесу. Дети сейчас занимали почти всю её жизнь. Королева считала важным передать Кати и Ранамиру навыки выживания, которые не раз помогали ей самой, сейчас, пока они ещё малы и не приступили к регулярному обучению. В дальнейшем их распорядок будет очень плотным, ведь им, как королевским отпрыскам, необходимо будет многому учиться. И тренировки с опытными наставниками, конечно, надолго войдут в их жизнь. Но основу этих тренировок королева хотела заложить лично.
   Из развлечений королева Шарратаса оставила себе редкие выезды на охоту, которая уже не радовала как прежде, и приемы с балами по случаю приезда послов. Любовные приключения были забыты. После Катарины ни одна женщина не привлекала её. Алиссин замечала красоту и пластичность, удачный наряд, восхищенные взгляды женщин и мужчин, обращенные на неё, но желания близости без любви не было. К мужчинам королева относилась как и раньше: её чувств они не волновали, а манипулировать ими не было необходимости. Герцог Ниар Ларише, её советник и наиболее преданный человек из близкого окружения испытывал к ней, возможно, больше, чем восхищение и уважение, но интересы Шарратаса были для него превыше личных. Он осознавал и ответственность занимаемого поста, и лишь дружеское расположение к нему королевы.
   Политическая обстановка находилась в хрупком равновесии. После заключения союза с императором Хассияном открытых противников у королевы Шаратасса не было ни в своем королевстве, ни за его пределами. Странное исчезновение короля Лассарана, конечно, породило слухи и о его смерти, и о возможном возвращении. Последние королева Алиссин старательно поддерживала. Аристократии Лассарана она дала понять, что исчезновение короля связано с его личным желанием, но в то же время намекнула, во избежание войны с Шаратассом и империей Ратасса, лучший выход ждать возвращения правителя. Формально временной правительницей стала считаться вдовствующая королева Вианн. Реально же решения принимались палатой лордов, а в важных случаях тщательно согласовывались с королевой Шарратаса.
   Общение с Катариной так и ограничивалось перепиской. Император Хассиян был категорически против личных встреч. Со временем сама Алиссин с удивлением осознала, что Катарина стала для неё первой близкой подругой. Она всё так же была очень дорога и значима, но если раньше Алиссин ловила себя на фривольных мыслях и желаниях в отношении Катарины, то сейчас королева была довольна уже тем, что знала, что её Кати просто счастлива со своим избранником.
   ****
   - Ваше величество, прошу меня простить, прибыл гонец с известием, - герцог Ларише прервал очередного докладчика на Совете Лордов, - ваша мать королева Вианн, возможно, при смерти и просит встречи с вами.
   Алиссин нахмурилась. Мать никогда не навещала её, не видела внуков, общение ограничивалось редкой перепиской по государственным вопросам. Слова матери о том, что любовь не имеет значения, есть лишь долг, запомнились молодой королеве, испытавшей унижение и разочарование от своей первой брачной ночи. Именно тогда Алиссин поняла, что, выйдя замуж, исполнив свой долг, она перестала существовать для той, кого считала матерью. Но никаких известий о её плохом самочувствии не поступало.
   - Надеюсь это не отравление, - мрачно произнесла Алиссин. Спустившись в залу и опросив гонца, королева Шарратаса приняла решение выехать незамедлительно. Путь предстоял не близкий. Она отдала слугам распоряжение подготовить лошадей и вещи в дорогу и перед отъездом зашла попрощаться с детьми.
   - Не скучайте, мои милые. Я уезжаю проведать ...бабушку, но скоро вернусь. Надеюсь, вы не доставите много хлопот королеве Еитаре.
   - У нас есть ещё одна бабушка? - спросил Ранамир.
   - Боюсь, что нет - ответила Алиссин и, расцеловав детей, быстро прошла к себе.
   ****
   Алиссин с трудом сдерживала ярость, быстрое расследование на месте ничего не выявило. Если это и был яд, доказательств не было никаких. Оказалось, уже больше тридцати дней старая королева ощущала недомогание. Во дворце не было и намёка на бунт, зато свои люди, прогулявшись по городу, принесли массу слухов о недовольстве народа отсутствием короля. Королева Шарратаса чувствовала, что не в состоянии полностью контролировать ситуацию в Лассаране. При мысле о том, что придется просить помощи у императора Хассияна, непроизвольно сжимались зубы. Она помнила, как иронически он отнесся к её единоличному правлению.
   Сейчас у постели Вианн никого не было кроме стоявшей в изголовье Алиссин. Умирающая королева сама попросила оставить их наедине.
   - Лис, - с трудом проговорила она и взяла её за руку, - я должна поговорить с тобой. Ты меня ненавидишь?
   -Знаешь, мама. Я не могу сказать, что очень люблю тебя, но ненавидеть!? За что, мне тебя ненавидеть.
   - Прости. Я знала, что король приучает вас к жестокости, и эти ваши забавы - королева Вианн чуть поморщилась, потом продолжила - я знаю и о Генри и о ваших отношениях с Аллесом.
   - Да?! И что именно?- вскинула голову Алиссин
   - Что он к тебе был не равнодушен. И ты отвечала взаимностью.
   Кровь прилила к щекам Алиссин и отхлынула.
   - И что же?
   - Вы не должны были быть вместе и любить друг друга не могли, - Вианн почти выкрикнула это, хотя и была слаба.
   - Превосходно. Это я и сама понимаю, - королева Шарратаса начинала злиться. Это было не правильно у постели умирающей матери, но принять то, что мать всё знала с самого начала и ничего не сделала, Алиссин, сама став матерью, не могла.
   - Подожди, - королева пошевелила рукой, предупреждая возможный гнев Алиссин. - У короля были планы. Ему нужен был наследник для Лассарана и наследница для захвата Шарратаса. Если бы вы с Алессом раньше... если бы вдруг всё открылось... это бы всё испортило, репутацию, планы, и наследников бы не было.
   - Да-а, такое нам бы не простили, но, возможно, Генри остался бы жив и правил в Лассаране после отца!
   - Король не хотел Генри в качестве наследника престола, он рассчитывал на вас, даже, если внешне этого не показывал. Он не знал, что в вас не течет кровь Аррагартов.
   -Что?! - побледневшая Алиссин присела на кровать.
   - Я ваша приёмная мать. В тот день, Элея... ты помнишь её? Служители Пресветлого ее не жаловали, говорили, что она поклоняется культу драконов, но я всегда прислушивалась к её мнению. Можно сказать, благодаря ей, я стала королевой. Старая королева задумалась, но Алиссин нетерпеливо сжала её руку.
   - Да, Алиссин. И Генри, тоже не был моим сыном. Он был сыном короля и родился от женщины, которую тот не любил. Она погибла при родах, но король что-то пообещал ей перед смертью, а после повелел мне стать для Генри матерью. В те дни я много плакала, я сама ожидала ребенка. Король тоже был в раздражении, много пил - как первенец, Генри имел право на престол. Тогда мы с супругом поссорились, и я просила его уйти, но он был пьян и жесток. Он не ушёл. Больше это никогда не повторялось. Но с того раза я не могла любить его как раньше. Утром он уехал, как оказалось надолго. Мне было плохо, я доверяла только Элее. Произошел выкидыш, она меня выхаживала тогда, и она же сказала, что я не смогу иметь больше детей.
   - Мне жаль, что так вышло, мама, - проговорила Алиссин и положила руку на плечо старой королевы, чтобы утешить. В этот момент она вспомнила подобную сцену, что произошла с ней и Дарианом, если бы не Алесс, возможно, она и ребенок тогда бы не выжили.
   Старая королева провела ладонью по руке приемной дочери и продолжила:
   - Элея предупредила, что наследники необходимы, и в моем случае надо взять приемных. Тогда я мало что понимала. А она всё говорила и успокаивала, потом сказала, что знает, когда нужно будет имитировать беременность, и чтобы я ничего не боялась, потому что это судьба.
   - Скажи, Элея жива?
   - Не знаю. Я не видела её с момента твоего замужества, - королева Вианн замолчала, растерянно обвела глазами комнату
   - Что же дальше? - поторопила её Алиссин
   - Элея научила меня, и я предупредила короля, что если понесу, он не будет входить в мою спальню и прикасаться ко мне. Следить за беременностью и принимать роды будет Элея. Он согласился. В день мнимых родов Элея привезла Аллеса. Король был счастлив рождением сына, но ему нужна была и дочь. Элея попросила передать королю, что знает особые дни для зачатия и диету, чтобы родилась девочка, и через два года "беременность" повторилась. Элея привезла тебя, похожую на Алесса. Вы были прелестными детьми, но я не могла полюбить вас как своих. И просто играла роль матери, не чувствуя себя ею. Прости. Мне важно было рассказать правду перед смертью.
   - Мама, ты уверена, что мы не от одних родителей? Молодая королева затаила дыхание, ожидая ответ.
   - Да, Лис, уверена. Элея рассказала. Тебя она взяла у дочери охотника из Гаарды, которая вместе с ребенком хотела броситься со скалы в море. А родители Алесса из высокородных князей Ригланда.
   - Но это невозможно! Это же сказка, - воскликнула Алиссин, - Ригланд выдуманный замок. - Недавно она читала детям старинные предания, в которых упоминался замок Ригланд, как одно из родовых поместий людей-драконов.
   Старая королева устало закрыла глаза, голос её прозвучал совсем тихо:
   - Может быть, но его родители князь и княгиня Ригланд были однажды у нас во дворце, может, ты вспомнишь их - высокие, седые, они были старыми, но держались почти надменно, а одеты были весьма скромно. Они хотели взглянуть на сына короля, точнее, своего сына, перед смертью.
   - Опять драконы, - Алиссин, кажется, проговорила это вслух, но старая королева ничего не ответила, она была уже мертва.
   ****
   Иногда Алиссин читала детям вслух. С тех пор, как королева Шарратаса увлеклась поиском информации о драконах для Катарины, во дворец стали посылать старинные книги. Однажды Алиссин обнаружила в королевской библиотеке книгу легенд и преданий. Королеве понравилось краткое красочное изложение и мрачноватые, но цветные иллюстрации, и она отложила книгу для чтения детям. Старшая Кати увлеченно слушала, а младшему просто нравился мамин голос и картинки в книжке.
   В тот раз, королева была озабочена - результат проверки детских приютов, которую она провела по просьбе Катарины, был не удовлетворительным. Надо было провести расследование и менять управляющих. Алиссин читала рассеяно, пока не наткнулась на слово Айшеран. Речь шла о возрождении древнего государства правителями из клана драконов и о войне, предшествующей возрождению. В этой же книге рассказывалось о горном замке Ригланд, который правители Айшерана в стародавние времена предоставили пришлым изгнанным из своих владений драконам в обмен на их вассальскую преданность правящему клану.
   Теперь ей уже не казалось написанное всего-лишь сказкой.
   ****
   После похорон королевы Вианн, Алиссин собрала палату лордов и объявила, что не видит причин менять что-либо в управлении государством.
   - Уважаемые лорды, скоро король Аллес вернется в Лассаран. Мои люди нашли его, и я лично поеду за ним, - интуиция подсказывала прибегнуть ко лжи, даже если Аллеса найти не удастся, будет время попросить помощи у Хассияна.
   - Ваше Величество, королева Шарратаса Алиссин, дела Вашего государства, несомненно, потребуют в скором времени Вашего отъезда. И мы понимаем, что перед отъездом Вы хотnbsp; Бывший правитель Лассарана ничего не сказал, ему не хотелось ни говорить, ни думать о чем-либо. Ощущение того, что он сам виноват в случившемся не покидало его. Он прикрыл веки и ясно представил свою единственную любовь, Алиссин, из-за которой находился сейчас в этой бескрайней степи: голубые глаза, золотистые волосы, неповторимая улыбка, он даже почувствовал нежный запах её кожи. Внезапно лицо Алиссин исказилось, стало чужим и холодным, как тогда, во время последней встречи. Мужчина нахмурился - в очередной раз картина того разговора встала перед ним.
ите придать нам уверенности в том, что законный король Лассарана Аллес Добрый вскоре вернется на трон спустя пять лет. Но Лассаран остается уже длительное время фактически без правителя и это не может продолжаться теперь, когда королева Вианн умерла. Лассаран и Шарратас разные государства, не так ли? Кровь Аррагартов не единственная из принадлежащих правящим династиям. И, как председатель палаты лордов, я беру на себя смелость заявить, что к началу осени в Лассаране будет король. Лорды не желают войны внутри страны, - герцог Наваррэ сел, не дожидаясь позволения Алиссин, которая сделала вид, что не заметила его "оплошности".
   - По крайней мере, названного срока должно хватить, чтобы подоспела помощь от Ратасса в случае этой самой войны, - подумала королева.
   На розыски Элеи ушло несколько дней, пока она сама не пришла во дворец. Алиссин вспомнила, что часто видела её в покоях матери. Несмотря на возраст и седые волосы у Элеи были удивительно молодые черные глаза:
   - Доброго здоровья, Лиси, - обратилась она к бывшей принцессе Лассарана, когда посторонние покинули зал, - вижу, ты всё уже знаешь о своём происхождении.
   -Да, Вианн рассказала всё. А почему молчала ты? - возмущенно спросила Алиссин.
   -Знаешь, деточка. Чтобы фрукт дозрел должно пройти время.
   - Знаешь Элея, бывает, плоды падают не дозрев. И, кстати, если бы не Катарина, меня не было бы в живых.
   - А-а, ты про яд. Случайностей не бывает, верно. А Катарина, хоть и слабое внешне существо, - Элея улыбнулась и продолжила, - имеет внутри стержень, она, факел, зажигающий истинную суть. Не удивляйся, я вижу её через тебя. И ещё вижу, как ты меняешься. Раньше у меня сжималось сердце от твоих поступков, но не в моей воле было вмешиваться.
   Королеву слегка смутила такая осведомленность. И уже более спокойно она спросила:
   - Почему ты назвала её факелом?
   - Катарина настроена видеть в человеке истинную суть, то хорошее, что в нем есть. В общении с людьми она неосознанно обращается к светлой стороне человека, поэтому есть реальный шанс стать лучше рядом с ней.
   - Да ну, Элея? А как же наш большой мальчик или князь Гаоры? Тебе не кажется, что общение с Кати, развратило их своей безнаказанностью?
   -Ты короля Дариана имеешь в виду? И он и Арнар уже были большими извращенцами, к тому же, боялись проявить слабость. В этом и была их слабость, - она ухмыльнулась, - конечно,... нельзя быть хорошим для всех. Да. Вот Хассиян проявил-таки свою истинную суть - широкая довольная улыбка озарила лицо Элеи.
   -Так ты действительно служишь культу драконов? - Алиссин была поражена.
   Старуха кивнула:
   - Можно и так сказать. Есть Создатель, и есть люди, которые, поклоняясь высшему, образовали множество культов. Предназначение людей-драконов быть защитниками. Но и защитники иногда нуждаются в поддержке.
   - Элея, - Алиссин наклонила голову набок и внимательно смотрела на старую женщину, - у меня два вопроса. Была ли королева Вианн отравлена, и ещё, мы с братом, - она смутилась, - то есть не с братом, с Аллесом как-то связаны с кланом драконов? Догадка нуждалась в подтверждении.
   - Насчет Вианн, я не уверена. Если и да, то случайно. Дворцовый лекарь мог и не знать, но Вианн увлекалась каплями хэрвы. Она боялась постареть, хотя я её предупреждала о необратимом побочном действии при злоупотреблении. Но, к сожалению, её в будущем действительно могли отравить. Отсутствие законного наследника, сильный стимул для борьбы за власть. В стране много недовольных, но я предполагаю, что Алесс вернётся в ближайшее время. Вы, деточка, с ним не родные, но носители по крови.
   - Этого не может быть - Алиссин не знала плакать ей или смеяться
   - Не веришь, а вспомни-ка, сколько раз ты была на грани смерти, но выживала. Ещё детьми вы были развиты не по годам. Носительство может не проявляться, а может давать преимущества. Будучи отравленной, ты выносила здорового сына, и он остался жив, хотя роды прошли раньше срока.
   - Мой отец, кто он? И моя мать, она жива? Я хочу найти их.
   - Не трудись деточка, - ответила Элея, - твоей родной матери давно нет в живых. И я бы не стала о ней сожалеть. Бросить со скалы она хотела только дитя, которое мешало ей наслаждаться жизнью. Твой отец был из Шарратаса. Он был носителем крови драконов, но даже не знал этого. Его судьба - передать свою кровь, не проявив своей сути. Его убили случайно, когда он собирался вернуться за тобой, узнав о беременности. Он был хорошим человеком, и я верю, что его кровь пересилит в тебе дурную кровь матери.
   - А Алесс, он из Ригландов?
   - Да, из древнего рода. Его родители знали о своей второй ипостаси, но не хотели её признавать. Они были последними из Ригландов, но верили в пресветлого Огитана. За всю жизнь им не удалось зачать детей. Моё предложение помощи было для них последним шансом, а для Лассарана - возможностью появления достойного наследника. Я помогла, но и они приняли, что сын будет воспитываться в королевской семье.
   В душе Алиссин промелькнула горечь разочарования своим происхождением и в то же время восторг от предчувствия новых возможностей. Тут в голове неожиданно встали незваные картины похищения Катарины и дальнейших действий, которые вместо радости предвкушения удовольствий вызвали ощущения сожаления и стыда.
   - Ничего, не расстраивайся, Лиси. Мы не ответственны за мысли, которые нас посещают, но только нам решать, каким из них позволить остаться у себя в голове.
   Не забывай, Хассиян из рода правителей Айшерана и скоро тебе может понадобиться его помощь. Запомни, вам надо объединиться с ним, только это принесет победу. Алиссин решила, что последнюю фразу Элея сказала относительно предстоящей войны с Лассараном, что было не утешительно, конечно. Хотя сейчас её волновал один вопрос:
   - Элея, а я могу превратиться в дракона?
   - Если человеческая личность созрела, то превращение возможно. Есть два пути: через болезненное посвящение стихиями или соединение с любящим человеком.
   " Элея выживает из ума, даже если она видящая. Мы уже были близки с Алессом - и ...ничего, или он меня не любил, хотя... " - опять вихрем пронеслось в голове у королевы. Но вслух она спросила:
   - Ты вернёшься вместе со мной?
   -Нет, милая. Я останусь в Лассаране.
   -Элея, ты веришь в возрождение Айшерана?
   -Алиссин, я живу для того, чтобы присутствовать при этом. Пусть я всего лишь дряхлая, выжившая из ума старуха,- сказала Элея, притворно выпучив глаза.
   Она подмигнула, притянула за предплечья Алиссин к себе и заглянула в лицо.
   На краткий миг королева увидела в ясных глазах Элеи отблеск синего пламени, как если бы пламя шло от нее самой, и отшатнулась, когда голос Элеи прозвучал в голове: "Страсть не любовь. Дракон не зверь. Себя преодолев, созрей. "
   - Пойдём, Лиси, покажу, где меня можно найти - спокойно сказала Элея, легко двигаясь к выходу и уже ничем не напоминая, сумасшедшую.
   ****
   Королева возвращалась домой переполняемая бурей эмоций. То, что открыла Вианн, многое объясняло, как и разговор с Элеей. Но что с этим делать дальше? Алиссин была в смятенье, временами её переполняла радость, иногда тревога и печаль, но она ощущала и появившуюся легкость, как будто упал с души камень.
   После общения с Катариной и рождения собственных детей ей вдруг действительно временами становилось стыдно при воспоминании о каком-нибудь развлечении времен юности, но это не угнетало. Алиссин было не занимать умения находить положительные стороны в любом деле, надеяться на лучшее и не унывать. Единственное, что ещё недавно давило тяжестью - это гибель одного брата при её косвенном участии и любовь другого, а того, кто считался отцом, ей было не жаль. Теперь же, когда королева узнала, что братьев у неё нет вообще, сомнения и терзания отступили.
   Она подхлестывала лошадь, в предвкушении встречи с детьми. Разлука оказалась длительнее, чем предполагала королева.
   Алиссин со свитой подъехала к воротам замка. Большую часть обратного пути она проскакала верхом, ехать в карете было слишком томительно. Королеве Шарратаса нужна была разрядка, и езда верхом помогала успокоиться и осознать все произошедшее.
   Уже поднимаясь на цыпочках в комнату спящих детей, Алиссин чуть не рассмеялась, вспомнив, как спрашивала в письме Катарину - не покрыт ли её первенец чешуёй. Катарина могла бы задать ей когда-нибудь такой же вопрос. С каким пылом говорил о детях, об их детях, Аллес! Алиссин споткнулась:
   - А ведь моих детей он назвал ублюдками. Да уж, если я и найду тебя, Аллес, вряд ли мы сможем быть вместе!
   Поцеловав спящих детей, Алиссин решила пойти к себе, но привычно направилась в кабинет. Проходя по длинному коридору, королева наткнулась на герцога Ларише.
   - Ваше величество, если будут срочные распоряжения, я к вашим услугам.
   - Спасибо, Ниар. Мне как раз нужен ваш совет. Пойдемте.
   В кабинете королева достала один бокал и жестом попросила герцога его наполнить из бутылки с красным вином, стоявшей на столе. Пригубив вина, Алиссин внимательно посмотрела на Ниара. Советник не позволил никаким мыслям появиться в своей голове, и никаким эмоциям отразится на лице.
   - Хорошо, - сказала королева.
   - Герцог Ларише, что вы думаете о войне между Шарратасом и Лассараном месяца через два?
   - Моя королева, лучшее, что может быть, это её отсутствие.
   - Уважаемый Ниар, как же нам её избежать? Зная аристократию Лассарана, я не уверена в том, что войну не объявит их новый король. Так не лучше ли, пользуясь поддержкой Хассияна, сделать это первыми.
   - Ваше Величество, разрешите спросить Вас?
   - Да, герцог.
   - Как вы думаете, король Аллес жив?
   -Взгляните на это кольцо, - Алиссин открыла шкатулку. - Этот подарок от Аллеса я получила год назад. А почему вы спрашиваете?
   - Я узнал, что в племени тэдуши уже несколько лет находится светловолосый человек по описанию похожий на короля Аллеса. Этот человек не раб, не слуга, он воин в племени, равный по положению с другими мужчинами.
   - Я буду с вами откровенна, советник. Короля Аллеса отправили в рабство к степным племенам по распоряжению Хассияна и с моего согласия.
   - Но почему? Ваш брат, помнится, заботился о вас, и о Шарратасе?!
   - Герцог Ларише, а как вам такой поворот, король Аллес правит двумя государствами, а ваша, между прочим, королева, всего лишь его подстилка?
   - О пресветлый! Вы хотите сказать, что ваш брат...
   - Я хочу сказать, что король Аллес, по признанию королевы Вианн мне не брат, поскольку у меня другие родители. Уверена, советник, только что сказанное останется между нами.
   - Не сомневайтесь, моя королева.
   - Ну так что ж, герцог, я жду ваших советов.
   - С вашего позволения я возьму людей, и завтра же отправлюсь в племя тэдуши за Аллесом. Думаю, он не ответит отказом на вашу просьбу прибыть во дворец. А если он перенял некоторые их особенности, напрасно вы его до сих пор опасаетесь, Ваше величество. А теперь разрешите мне идти.
   Алиссин кивнула, и советник быстро вышел.
   ****
   Степь растворилась в ночи. Барханы сменялись волнами колышущихся трав. На фоне слегка подсвеченного у горизонта неба, нарисовался темный силуэт и быстро скрылся из вида. Окрыленный в прямом смысле Аллес спешил увидеть свою Любовь. Время, проведенное у тэдуши, не прошло даром. Матерью-родоначальницей племени была богиня Драконов - Аруна. И для омадши Аллес явился посланником Аруны, который нуждался в посвящении и обучении. Кроме главной служительницы только одмал знал о том, кем является светловолосый. Раз за разом, проводя обряды у ритуального огня, омадши давала ему задания, уже после того, как Аллес прошел болезненное посвящение. Позже омадши рассказала ему, что есть и другой способ пробудить дракона, если любишь и любим. Как-то Аллес спросил омадши про Алиссин, назвав её сестрой, но служительница прервала его на полуслове:
   - Она тебе такая же сестра, как коза коню, - и больше не захотела говорить на эту тему.
   Аллес решил, что, вернувшись, постарается найти подробную информацию об их рождении. Былая гордость за свой королевский род давно оставила Аллеса, а теперь он задумался, текла ли в его жилах кровь Аррагартов на самом деле. И уж, если бы вдруг, Алиссин оказалась приемной дочерью своих родителей и низкого рода, она не стала бы для него менее дорога. Судя по словам омадши, Алесс решил, что препятствия к открытым отношениям с Лис в виде кровного родства в действительности нет. Новоиспеченный дракон и кочевник больше не видел других причин не быть вместе. Никогда он не обидит её, поймёт и примет, всё, что ей дорого, чем она живёт. Его сдерживало только данное омадши обещание - провести в племени, не отлучаясь, пять зим. Только раз омадши согласилась отпустить его ненадолго слетать до дворца Шарратаса, чтобы оставить в подарок сделанное им кольцо. Служительница была довольна успехами своего ученика. Надпись на кольце он начертал, мысленно сконцентрировав синий огонёк на металле.
   Нынче обстоятельства сложились одно к одному, срок в пять зим миновал, однако не только любовь подгоняла Аллеса, но и тревога, желание предупредить, защитить.
   Лететь над городом дракон не решился, приземлившись, он принял человеческий облик. Опустив капюшон на светлые волосы, пошел в направлении дворца. Проникнуть внутрь которого ему не составляло труда - он хорошо знал расположение всех ворот, дверей и лазеек.
   ****
   После ухода герцога королева отодвинула недопитый бокал, задумавшись, уронила кольцо, которое вертела в руках. Она вскочила, наклонилась за кольцом, а, выпрямившись, одела его на палец. Дверь неожиданно распахнулась, впуская посетителя. Ещё не обернувшись, Алиссин поняла кто это.
   Он стоял и ждал, это было так не похоже на Аллеса. У Алиссин перехватило дыхание, она боялась поверить своим чувствам и медленно повернулась. Вошедший откинул капюшон. Алиссин хотела шагнуть к нему, но ноги ослабели, чего раньше не бывало, мгновенно Алесс подхватил её, и королева прижалась к нему, обняв руками.
   - Не могу поверить, Аллес! Я скучала по тебе. Мы не кровные. А ещё ты дракон, - сумбурно выдала она и засмеялась.
   Но, подняв глаза на Аллеса, с удивлением увидела его серьезный задумчивый и нежный взгляд. И ещё больше удивилась, когда услышала:
   - Я знаю, любовь моя.
   А потом он лицом прижался к её губам.
   ****
   Они передвигались по коридору, натыкаясь на стены как слепые котята, и целовались и ещё, кажется, смеялись чему-то. Аллес нес её на руках. Служанки, заметив королеву со спутником, в страхе ретировались. Когда проходили мимо детской Алиссин зашипела на него:
   - Тише, дети спят, - потом добавила, - отпусти.
   Он поставил её на ноги:
   - Что случилось Лис?
   Горькое слово ублюдки пронеслось, захватив с собой всё веселье. Но, кажется, Аллес сумел прочитать её мысли:
   - Лис, прости меня. Я помню, чТо сказал о твоих детях. Сейчас я так не считаю, и, когда появятся наши с тобой дети, я обещаю относиться одинаково ко всем.
   В ответ послышался вздох облегчения:
   - Спасибо, дорогой бра...., - Алиссин чуть было не добавила братец, но вовремя спохватившись, прикусила язык.
   Аллес, шедший рядом, ухмыльнулся:
   - Всё хорошо, и ты мне обязательно расскажешь, кто наши родители, сестрёнка. Я рад, что тебе легче от того, что нас не скрепляет "родство", - он остановился и кончиками пальцев приподнял лицо Алиссин за подбородок, поцеловал в губы, а затем снова взял её на руки. Они уже проходили в спальню, и Алиссин попыталась возобновить разговор:
   - Ну, вообще-то, есть то, что нас роднит.
   - Да? И что же?
   Она не успела ответить. В этот момент Аллес посадил её на кровать и наклонился к шее, с наслаждением вдыхая аромат её волос.
   По коже побежали мурашки, и все мысли разбежались, когда жадно втягивающий запах, Аллес стал целовать затылок, шею, волосы. Алиссин застонала от наслаждения, но Аллес и не думал останавливаться. Она изогнулась как кошка, стараясь потереться о его слегка колючий подбородок ещё и ещё. А мужчина уже расстегивал лиф, освобождая грудь. Он шептал ей на ухо самые ласковые слова, и что-то на непонятном языке. Говорил о том, какая она красивая. Аллес вел себя так, как никто прежде. Это был другой Аллес, каким она его никогда не знала: пылкий и нежный, как некогда влюбленный юноша, и одновременно страстный и настойчивый как мужчина, но при всем этом чуткий и тактичный. Одиноким скакуном пронеслась мысль:
   - Он меня зауважал что ли? - больше мыслей не было.
   В голове была приятная пустота, а груди было уютно в его ладонях, королева не боялась, что руки сейчас сожмутся, тиская и причиняя боль, как бывало с Дарианом, и как было последний раз с самим Аллесом. Было настолько комфортно, что усталость дала о себе знать, слегка потянуло на сон. Но тут уже женское естество стало активно возмущаться, когда его сначала пробудили к жизни после длительного воздержания, а теперь могли проигнорировать.
   - Алесс, я только вечером вернулась из Лассарана. Я не успела ещё ни вымыться, ни переодеться. Надо позвонить, чтобы готовили воду.
   Аллес как-то загадачно на неё посмотрел:
   -Ты так вкусно пахнешь, что лучше не мыться.
   Алиссин притворно нахмурилась и надула губы:
   - Ну, мне так не комфортно.
   Аллес встал:
   - Хорошо, я уже всё на тебе расстегнул. Снимай одежду, я сейчас. Он исчез в прилегающей к спальне купальне. Заинтригованная королева быстро разделась. Снятые последними трусики, как раз летели на кучу одежды, когда появился Аллес раздетый до пояса. Он остановился как вкопанный. Потом ринулся к Алиссин, поднял её и, прижав к себе, застыл в направлении кровати:
   - Лис, как бы я хотел сейчас..., - чуть ли не простонал Аллес. И тут королеву осенила догадка:
   - У тебя что, не было женщины всё это время?
   Вопрос отрезвил мужчину, и он, развернувшись, понес Алиссин в купальню.
   - Аллес, ты не ответил, - сказала она, потеребив его за волосы. Ей хотелось самой отвлечься разговором. Потому что обнаженный по пояс Аллес вызывал желание потереться об него всем телом, что грозило срывом гигиенических планов.
   Аллес улыбнулся.
   - Лис, это так очевидно?
   Они вошли, Алиссин непроизвольно отметила, что все свечи и в люстре, и в подсвечниках зажжены, от воды идет пар. Когда и как он это сделал? Хотела спросить, но Аллес уже опускал её в ванну и потянулся взять мыло.
   - Подожди, - Алиссин положила руку ему на ремень, - хочешь искупаться со мной? Его не пришлось спрашивать дважды. А затем королева не успела опомниться, как её уже быстро намылили и усадили в воду, смывая пену. Тут королева почувствовала, на какой части тела Алесса она сидит. Дикое неконтролируемое желание охватило Алиссин: её губы искали его, она что-то говорила и даже кричала, всхлипывая от обиды. Пока не ощутила себя опять на его руках завернутой во что-то мягкое и теплое, потом голова оказалась на подушке. Плакать уже не хотелось. Аллес погладил по волосам:
   - Открой глаза. Лис, посмотри на меня, глупенькая девочка. Теперь я весь твой.
   После таких слов глаза распахнулись сами. Аллес полулежал на боку, наклонившись над ней. Волосы его спадали волнами, загораживая лицо. Королева освободила из-под огромного полотенца руки, чтобы откинуть волосы Аллеса с лица, затем, обняв за шею, потянула его на себя, шепча:
   - Как же я скучала по тебе и как же я тебе рада, и разберись уже со своими лассаранскими лордами.
   - Всё, что хочешь, любимая - ответил Аллес, увлеченно целуя плечи.
   - И вообще, у меня никого не было все пять лет, - в голосе королевы опять появились обиженные нотки, но испарились, перейдя в сладкий стон, когда Аллес начал ласкать грудь.
   - Сейчас мы это исправим, Лис.
   Его рука, отодвигая полотенце, медленно скользила, лаская, по внутренней поверхности её бедер и остановилась между ног, не прекращая ласки.
   - Даа, - Алиссин выгнулась, - ну, давай же. Удивленная его терпением, она руками попыталась обхватить Аллеса за бедра и притянуть к себе. И заметила, что он смотрит в её лицо и улыбается.
   - Что?
   - Значит, ты меня всё-таки любишь!
   - Да, Аллес! Я люблю тебя! Дракон ты хренов! Сделай меня уже своей драконихой!
   Аллес только ухмыльнулся. Рука, ласкающая Алиссин, замерла. Долгий страстный поцелуй, не прерывая которого, он вошёл в неё и перестал себя сдерживать, на секунду отключив разум.
   Алиссин за свою жизнь много раз испытывала желание, возбуждение. Она дарила и получала наслаждение, предпочитая активно участвовать в процессе. Она соглашалась принадлежать мужчинам - мужу, а позже и Аллесу, и испытывала даже удовольствие, но всегда давала понять, кто главный. С женщинами этого не требовалось, они безоговорочно принимали её первенство, тая под её руками, дарили ей нужные ласки. Алиссин упивалась своей властью, считая, что совратить можно любую - это дело времени и некоторых затрат. Ни одной женщине Алиссин не позволяла властвовать над собой. Исключением была Катарина, нашедшая в себе силы сказать нет, давшая понять, что порицает противоестественные отношения и отвечавшая на её ласку только под действием дурманящего возбуждающего вещества. Катарина, не озлобившаяся после и спасшая её от смерти, рискуя собой, помня сделанное для её семьи добро. Катарина, продолжавшая любить её сестринской любовью несмотря ни на что.
   - Кати, как же ты права. И как же слепа была я. Вот он мой Мужчина. Мой любимый человек. И для меня он главный. Хочу принадлежать ему без остатка. Хочу, чтобы ему было хорошо. Он прекрасен и когда светловолос, и когда, как сейчас, отливает золотистым и зеленым. Он большой и прекрасный. И я хочу быть большой, чтобы вместить его целиком, слиться с ним в одно целое, и чтобы это целое осталось с нами Видимое и Осязаемое, Любимое, Напоминание о нашем единстве, - в голове Алиссин вспышкой пронеслась вереница мыслей, отражающих чувства. И затем её захлестнула волна блаженства.
   Аллес лишь на миг потерял контроль. Сейчас будучи драконом, он переживал за любимую женщину. Он хотел, чтобы ей было хорошо. Он остановил её в купальне, опасаясь, что, потеряв контроль и даже частично превратившись там, может причинить ей вред. Он не знал, как она перенесёт его превращение. Но он хотел её всю, и сам хотел отдать себя ей без остатка. Слиться в целое. И оставить в ней часть себя. Он хотел ребенка. И в этот момент увидел под собой прекрасную белоснежную с красным драконицу, глядящую на него голубыми глазами. Мысли исчезли. Яркая вспышка мягко коснулась сознания. Каким-то неведомым зрением он увидел, появление новой звезды на небосклоне, непроизвольно запоминая её расположение, с мыслью о ребенке погрузился в сладкую истому.
   ****
   Наутро по дворцу прошёл слух о приключившейся грозе внутри дворца. Несколько человек из охраны видели молнии и синее пламя в окнах и над крышей. Но им не очень верили, зная, что ребята любят иногда приложиться к стаканчику.
   Королева спала дольше, чем обычно. Зная, что она не одна, её не беспокоили.
   Алиссин проснулась и встретилась взглядом с Аллесом. Она потянулась и, хищно улыбнувшись, произнесла:
   -Хочу есть, а ты? Вместо ответа Аллес перевернул её на себя. Он лежал, со счастливой улыбкой глядя на распушившиеся золотистым фонтаном волосы, сияющие вокруг любимого лица.
   - Слушай, дракон, - Алиссин улыбалась, - я, кажется, тебя люблю.
   - Лис, ты ещё сомневаешься? - не всерьёз возмутился мужчина. Он ласково провел ладонью по её щеке, прижал к себе и на ухо прошептал:
   -В виде драконицы ты мне тоже очень нравишься, мать детей моих.
   -Что?! Да уж, Аллес, я не успела тебе вчера сказать. И ещё кое-что. Прости меня, я была тогда такой властной эгоисткой. Я пожаловалась в письме Катарине, что пресветлый наказывает меня любовью брата. Хассиян прочел письмо и принял меры.
   - Ого, значит, он не для себя одного старался. Я был худшего мнения о нем. Но я сам виноват, я понял это почти сразу. Прости меня тоже.
   За завтраком они общались с детьми, и королева отметила про себя, что Аллес не кривил душой, говоря о равенстве в отношении детей существующих и будущих. Во время прогулки с Кати и Ранамиром королева рассказала ему о разговоре с умирающей королевой Вианн и Элеей. Позже они перешли в кабинет и вызвали туда герцога Ларише, который никуда не уехал и испытал легкий шок после того, как увидел короля Алесса во дворце вчера ночью. В результате совещания, было решено объявить в обоих государствах о том, что Алиссин не являлась родной дочерью короля и королевы Лассарана, ничего не сообщая о происхождении Аллеса. В качестве причины долгого отсутствия короля Аллеса советник Ниар предложил обнародовать версию всё-таки близкую к правде: похищение, высылка к степным племенам, долговременная потеря памяти из-за травмы, но объявить это делом рук сторонников Дариана из мести за гонения. Советник был удивлен тем, что Аллес, узнав о ситуации в Лассаране, не изъявил желания как можно скорее отправиться туда. Прежний Аллес действовал жестко и быстро. Аллес нынешний не жаждал власти, но признавал, что возвращение на престол избавит Лассаран, да и Шарратас от возможной смуты. И, хотя Алиссин не хотела расставаться с Аллесом так скоро, возвращение нежелательно было откладывать.
   Королева попросила советника на минуту оставить их.
   - Аллес, ты не против того, что советник поедет с тобой?
   - Каким образом, Лис? Я собирался лететь туда, а не ехать.
   - Верхом.
   - Неет, так я предпочитаю тебя вместо него, - засмеялся мужчина.
   - Ну, Аллес, не дури. В крайнем случае, можно завернуть его в мешок или посадить в сетку. Я уже объявила твоим лордам, что мои люди, наконец, нашли тебя, и я лично собираюсь ехать за тобой.
   - Ты в своем репертуаре, сестричка. Но как ты собиралась выкручиваться?
   - Верила, что ты придешь сам. Ты и пришёл. Не будем отвлекаться.
   - Я понял, ты просто хочешь, чтобы я появился в сопровождении твоего доверенного лица, чтобы подтвердить свою подлинность и твои заслуги в розыске и возвращении.
   - Да, примерно, так. Хочу, чтобы Ларише передал моё письмо лично в руки герцогу Наваррэ.
   - Но тогда придется, рассказать герцогу Ларише правду.
   - Я доверяю Ниару, кроме него никто не будет знать.
   - В таком случае, прежде чем мы отправимся, хочу рассказать королеве Шарратаса и её советнику то, что действительно заботит меня, кроме трона Лассарана.
   Были новости, которые Алесс хотел обсудить в присутствии герцога Ларише, а потом и с военноначальниками обеих стран. В последнее время жизнь тэдуши не была спокойной. Странные слухи доходили до кочевых племен Большой равнины от редких гостей из страны ракошей, купцы с моря тоже были обеспокоены и что-то знали. От ракошей больше никто не появлялся. С купцами тоже торговля пошла на убыль. Незадолго до своего окончательного ухода из племени Аллес предупредил одмала и верховную служительницу о том, что намерен слетать до ракошей. Ночью он превращался и летел, стараясь скорей покрыть расстояние, днем спал, затем шел пешком как человек. Он думал расспрашивать встречных, но ни один путник не появился. Через три ночи, выспавшись, мужчина увидел на горизонте между небом и землёй серую реку, которая оказалась огромным войском. Аллес решил идти днём в одном направлении с ними, а ночью пролететь над лагерем и разведать обстановку. Он не боялся быть замеченным, считая себя неуязвимым.
   Странная картина предстала тогда перед ним, многие тысячи вооруженных людей пеших и конница, но это ещё не всё, что было в войске. На больших обозах громоздились железные трубы, видны были колеса. Огромное количество хозяйственных обозов свидетельствовало о том, что войско идти будет далеко. Аллеса заметили, он это понял по движению в массе людей, раздумавших устраиваться на ночлег. Но паники среди них не возникло. Аллес отлетел на то место, с которого начал осмотр. Решил, ничего не предпринимая, застыть каменным изваянием. Он считал свою драконью шкуру не уязвимой для оружия. Люди не стреляли в него из луков, ожидая распоряжение вышестоящих. Дракон с удивлением наблюдал, как с ближайшего обоза сгрузили кучу металлических частей на землю и стали быстро собирать между собой. Собранную железную трубу на колесах покатили в направлении дракона. Раздался оглушающий грохот, из трубы вырвалось пламя и дым. Следуя чутью, дракон быстро взмыл в воздух, который, казалось, сам подбросил его выше. Аллес посмотрел на землю. Вместо небольшого холма, где он только что находился, зияла яма. Люди на земле собирались продолжить. Наносить им ответный удар дракон не собирался. Он решил лететь в направлении, откуда это войско пришло. И, взбудораженный, не сразу заметил капельки крови бисером выступившие на груди. Ни нож, ни стрела не ранили его в драконьем обличье раньше, для холодного оружия он был неуязвим, но огнестрельное - представляло некоторую опасность.
   В стан Аллес возвращался слегка угнетенный открывшейся картиной. Везде, где прошло это войско, в местах сражений были видны воронки, уходящие в землю. За пространством, составленным степью и полупустыней, и именуемым Большой равниной, лежала страна Ракоши, в которой Аллес был пару раз. Сейчас городское население или пряталось, или под надзором чужеземцев разбирало обломки стен города. Те, кто жили земледелием, трудились в поте лица на обеспечение продовольствием нового короля и его воинов. Присоединившись к группе, разбирающей обломки больших ворот, обрушившихся на главную площадь, Алесс узнал из разговоров, что правит новый король Алехандро Победоносный. Язык ракошей он понимал, язык захватчиков тоже показался ему знакомым, поэтому Аллес скоро знал, что, захватывая новые земли, король оставляет на них правителем верного человека, а сам идет дальше. Имея большую армию, хорошо вымуштрованную и вооруженную неизвестным ранее оружием, Алехандро Победоносный мечтает завоевать весь мир. Теперь король с войском выдвинулся в долгий поход по степи и первым на их пути встанет Шарратас. По возвращении Алесс рассказал об увиденном и услышанном главе племени и своей наставнице.
   Одмал, видя, что Аллес, собиравшийся их покинуть, переживает за судьбу тэдуши, ободряюще похлопал его по плечу.
   - За нас не переживай, если омадши найдет нужным, мы уйдем временно вглубь степи, а женщины укроются в пещерах. Пока есть время, тебе надо предупредить людей в своем государстве и подумать, как их защитить.
   Омадши, напутствуя светловолосого, проговорила:
   - Ищи разгадку, как справится с этой армадой, в Дархаране. Ты ведь знаешь, где этот город?
   Аллес кивнул:
   - Его правителю я обязан своим появлением в кочевых племенах.
   - Ну что же, вижу, ты не держишь на него зла, тем лучше. Прежде чем начнёшь решать, как защитить королевства, успеешь объясниться со своей возлюбленной.
   ****
   Очередное письмо от королевы Шарратаса для Катарины Хассиян читал с нарастающим удивлением. Письмо пришло с опозданием, хотя обычно переписка Кати с Алиссин была регулярной.
   - "Дорогая Катарина, у нас произошло много событий. Аллес вернулся. Насчет мужчин беру свои слова обратно. Насчет радостей материнства тоже. Кати, милая, любимая, дорогая как же я тебя сейчас понимаю. Мне ещё хочется попросить у тебя прощение за всё и сказать спасибо. Я люблю его! "
   Хассиян нахмурился и отложил письмо - действительно не женщина, а Белокурый демон, одни неприятности. То она нуждается в помощи, то принимает излишне властного любовника с распростертыми объятиями. Одно радует, похоже, она поменяла отношение к Катарине. Император встряхнул письмо и продолжил чтение:
   "Королева Вианн, моя приемная мать, перед смертью открыла мне, и я спешу тебя удивить - Пресветлый решил не торопиться с моим наказанием. Аллес не брат мне, он из клана-драконов Ригланда, когда-то бывших вассалами правителей Дархарана. Нам есть за что благодарить императора Ратасса. Аллес, отправленный к степным племенам, попал к тэдуши, которые поклоняются богине драконов. Там он и прошел посвящение. А потом, благодаря ему и я."
   Брови императора взлетели, и он скептически хмыкнул:
   - Оказывается Алиссин - носитель крови, это объясняет её воздействие на мужчин и женщин, но не оправдывает былого поведения. Неужели ей удалось проявиться?
   "Но, к сожалению, есть и тревожные новости. С востока к нам приближаются незваные гости, думаю, нам понадобится помощь твоего императора. Войска Шарратаса приведены в боевую готовность усилиями короля Лассарана. Часть своих войск он также перебросил в Шарратас. И последнее, лично я вижу большое преимущество своего теперешнего положения в том, что расстояния не являются для меня существенной помехой. В день, когда получишь это письмо, я увижу тебя, моя дорогая. Но ни о чем не переживай, мы с Аллесом хотим появиться у вас с дружеским визитом.
   Не сомневаюсь, Хассиян будет уже в курсе."
   Хассиян был слегка ошеломлен. До него доходили слухи о возвращении изгнанника, и о том, что было объявлено, что Алиссин приемная дочь Аррагартов, в отличие от Аллеса. И Хассиян понимал, зачем нужны им эти заявления. Аллес снова был королём Лассарана и мог открыто сделать предложение вдовствующей королеве Шарратаса. Но о происхождении Аллеса, о том, что правители соседних государств проявленные драконы, он узнал впервые. И это его неприятно поразило, хотя по тону письма опасности он не почувствовал. Ещё императору Ратасса не понравилось подтверждение донесений своих людей в Шарратасе о слухах, распространяемых купцами. Оживленность торговли постепенно спадала на границах королевства, купцы опасались войны. Если сначала некоторые из них думали нагреть руки на войне между Лассараном и Шарратасом, то теперь и эти прохвосты приуныли. Большое войско подтягивалось к границам Шарратаса.
   - А ведь им действительно нужна поддержка... сородича, - Хассиян неожиданно рассмеялся, представив себя, Алиссин и Алиса драконами. Дархаран когда-то был столицей Айшерана, некоторые свитки тех времен хранились у правителя, о чем он категорически не распространялся. Правитель Ратасса решил до встречи гостей побывать в своем логове, чтобы пересмотреть немногие оставшиеся старинные документы в надежде найти информацию, каким образом драконы защищали город. И ещё он хотел переговорить с Катариной. В который раз он с благодарностью к судьбе и теплом в душе подумал о маленькой Кати, матери его детей:
   - Мой лучший советник. Можно было бы рассказать тебе свои тревоги и опасения, но так не хочется тебя волновать.
   Правда, он знал, что письмо Кати всё равно прочитает.
   ****
   Катарина взволновано переводила взгляд с Хассияна то на Алиссин, то на Алесса. Встреча с королевой Шарратаса прошла эмоционально, но пристойно. В глазах Алиссин сияла любовь к светловолосому спутнику. Катарина была рада за неё и чувствовала, что обрела теперь не только подругу, но и сестру. Она ещё не видела короля Лассарана, и теперь с удивлением рассматривала высокого молодого человека красотой равного своей спутнице. Приветствуя, Аллес с интересом взглянул на Катарину. Добрые тёплого карего цвета глаза и открытое приветливое лицо, именно такой она ему и представлялась. Катарина была воплощением доброты и смирения, в отличие от его Лис - смеси огня и ветра. Аллес почтительно поцеловал ей руку, и приступил к рассказу о цели их визита и о том, что знал лично.
   Катарина слушала рассеяно. То, что прозвучало сейчас, её пугало. Она понимала, что противник, имеющий грозное оружие рано или поздно не ограничится Шарратасом и Лассараном. Должен же быть какой-то выход, думала она, пока Аллес рассказывал об увиденных разрушениях в Ракоши. При мысли, что Хассияна могут ранить, сердце болезненно сжималось. О том, что его могут убить она старалась даже не думать. Да, он дракон, но о мифической его сущности она знала не очень много и одно наверняка, что он смертный.
   Вслух неожиданно для себя самой Катарина предложила:
   - Давайте прогуляемся к статуе дракона.
   Из потайной двери, ведущей за пределы дворца, выскользнули две женские фигуры, закутанные в плащи, в сопровождении двух высоких мужчин одетых подобным же образом. Было темно, но путники уверено двигались вперед и достигли, наконец, аллеи, в которой находившаяся статуя дракона была, как обычно, освещена несколькими загадочными шарами. Катарина подвела своих спутников к шарам.
   - Друзья, насколько я поняла, омадши из племени тэдуши сказала, что решение в Дархаране. Элея говорила, что решение в объединении ваших усилий. Итак, вы в Дархаране вместе с нами, и я привела вас сюда, так как хочу у вас, проявленных необыкновенных существ, спросить - нет ли разгадки в этих шарах? Почему ваши прародители из всех следов своего правления и могущества оставили именно это. Да книги, несущие знание, уничтожались. Статуи и изображения тоже. Элея и омадши оказывают вам поддержку, но не могут ответить на все вопросы. Но шары они красивы, они безвредны, они нужны, как источник света. Их не тронули или не смогли. Кати встала на носочки и прикоснулась к шару. Легкая вибрация пробежала под ладонью.
   - Ой! Ян, они живые?! - воскликнула Катарина. Алиссин поднесла руку к одному из шаров, Аллес к другому, Хассиян положил руку рядом с рукой Кати.
   - Возможно живые, но не обладают сознанием и, похоже, действительно содержат то, что может нам помочь, любимый мой советник, - отозвался задумчивый Хассиян. Катарина же с удивлением наблюдала за легкими всполохами синих огоньков, пробегающих от шаров к Хассияну, Алессу и Алиссин.
   - Нам надо перенести шары за границу с Шарратасом, в степь, - сказал Аллес, - мы не можем открыто проверять и использовать их в Дархаране.
   - Согласен,- ответил император.
   -Что это, Хассиян?- спросила Кати, указывая на огоньки.
   - Это то, что составляет нашу силу, когда мы меняем облик. Сейчас, когда возникла серьезная угроза, шары, хранящие силу прежде живших драконов, начинают пробуждаться.
   - Превосходно, Кати! Ты разрешила нашу загадку. А теперь, дорогая, надеюсь, не будешь против, если мы заберем твоего императора ненадолго,- смеясь, проговорила Алиссин. - а на ухо Катарине прошептала - я бы предпочла тебя в попутчики вместо него.
   - Пойдем, любовь моя, мы проводим тебя обратно, - обнимая Катарину и хмурясь Алиссин, проговорил император, - и ещё мне надо оставить распоряжение для лорда Анеро.
   ****
   Вернувшиеся обратно под покровом темноты правители собрались в своём другом облике взять по шару и лететь в степь. Алиссин раздумывала, куда пристроить шар, чтобы не выронить его. С удивлением она обнаружила, что, если примерить его как кулон на грудь, шар теряет свою плотность и, разливаясь теплом, входит в область сердца. Королева хотела поделиться с мужчинами своим открытием, но заметила, что они давно проделали это. И наблюдали за тем, догадается ли Алиссин.
   - Молодец, ты настоящая драконица - сказал Аллес, улыбаясь.
   Хассиян тоже ухмылялся.
   - Драконья печень! Это что, мужская солидарность?
   Не дожидаясь продолжения, драконы взмыли в воздух. Ещё не занялся рассвет, а троица достигла степи. Хассиян предложил следующий план действий. Они осваивают управление силой шара, делятся с Алиссин тем, что может быть полезным для этого и что они знают сами. Далее небольшой отдых. Продолжение подготовки. А с наступлением ночи можно вместе проведать врага. Аллес сказал, что место, где они приземлились, находится рядом с одним из бывших стойбищ тэдуши, там есть тайник с небольшим запасом сушеного мяса и сухофруктов и доступна вода. Можно будет подкрепиться и передохнуть.
   Очень скоро драконы выяснили, что обладание силой шара, дает возможность кооперироваться друг с другом и распределять энергию по силовым линиям, образуя защитную сеть в воздухе, нейтрализующую удары извне, поглощающую и перемещающую их в пространстве. Кроме того, с помощью шара можно было атаковать молниеподобным разрядом в одиночку с расстояния и сразу в нескольких направлениях. Алиссин удивлялась мудрости своих древних предшественников, сумевших создать шары, вложить в них не только энергию, но и информацию. Ещё не так давно ничего не знавшая о своей второй сути королева теперь уверенно справлялась не только с полетом, но и с использованием драконьей энергии: в пространстве вставала видимая картина её перехода из одной формы в другую, а для управления ею - изменения месторасположения и смены формы, достаточно было четкой мысли.
   Оставалось определить основные цели, продумать тактику и стратегию поведения с неприятелем. Этим и занялись днем, после краткого отдыха. Все трое сошлись на том, что войска Шарратаса, Лассарана, а, если позволит время, то и Ратасса необходимо будет вывести перед противником. Сами правители решили участвовать в бою инкогнито.
   - Надо распространить слухи о том, что в союзниках у нас будет пара-тройка драконов, это поднимет боевой дух в наших войсках и отвлечет людей собственно от нас, - предложила Алиссин, - мне бы не хотелось, чтобы поданные знали о моей второй ипостаси. Иначе в народе пострадает мой такой добродетельный образ. Хассиян только посмеялся над этим:
   - Относительно нашего рода слухи как ходили, так и ходят до сих пор.
   Алесс заметил, что слухи это совсем не плохо, но лучше действительно не давать повода для явных подозрений.
   - Вот только есть некоторая проблема для тебя, Алесс. Неудобство заключается в том, что я, как королева и женщина, пошлю воевать своих полководцев. Император Хассиян, до которого война ещё не дошла, как союзник может послать войска без личного присутствия, а вот ты, как мой объявленный жених и сам главнокомандующий, не можешь не присутствовать лично, - заявила Алиссин.
   Аллес только ухмыльнулся в ответ, затем всё же решил объясниться:
   - Любовь моя, меня хорошо наставляла омадши. Я смогу создать видимость присутствия в шатре главнокомандующего и даже отвечать на вопросы и отдавать распоряжения до тех пор, пока не явлюсь туда лично. Никто ничего и не заподозрит, если только не вздумают трогать меня руками, но это вряд ли.
   В планах основной задачей встало минимальное количество человеческих жертв, а, значит, союзные войска не станут атаковать противника. Было решено, что Алесс с Алиссин создадут и будут удерживать вдвоем защитную воздушную сеть перед войском неприятеля. Они собирались вкопать в землю на большом расстоянии друг от друга несколько шаров, которые, как оказалось, даже оставаясь на расстоянии от дракона, могли использоваться для усиления защитной цепи. Задачей Хассияна было уничтожение с воздуха всех орудий противника готовых к бою и лежащих разобранными в обозах вместе со снарядами. Тут уже Алесс поспешил предупредить Хассияна об уязвимости драконьей шкуры перед огнестрельным орудием, поскольку был ранен даже осколками. Но император на это пошутил, что не один Алесс скрывает карты в рукаве. И, приняв драконий облик, тут же продемонстрировал возможность становиться невидимым в полете. Когда император уже в человеческом виде оказался рядом, Алиссин, смеясь, спросила обоих мужчин:
   - Ваши величества, надеюсь, вы поможете слабой женщине освоить подобные фокусы.
   - Я готов, Лис, научить всему, что тебя заинтересует, дело лишь во времени,- Аллес приобнял свою королеву.
   - Друзья мои, - Хассиян, замолчал, невольно залюбовавшись на стоящие напротив мужскую и женскую фигуры, золотистые волосы которых искрились на солнце, - я бы с радостью передал вам этот секрет, но эта особенность связана с моим родом. Он ухмыльнулся в ответ, на шутливый полупоклон королевы Шарратаса, произнесшей: "О, да, наш сюзерен."
   За подготовкой и общением время пролетело быстро, а когда стемнело, правители в драконьих обликах навестили вражеский лагерь. Противник находился в нескольких днях пути от границы. Аллес не допустил королеву близко к лагерю, зато император Ратасса несколько раз облетел войско, разглядывая странные конструкции. Король Лассарана и правительница Шарратаса издали наблюдали за инородцами и вдруг заметили на краю лагеря высокую фигуру императора Ратасса.
   - Что он делает?! - воскликнула Алиссин.
   Император, не обращая внимания на людей, шёл в направлении шатра, в котором признал пристанище Главнокомандующего. Удивительно, что никто не задержал Хассияна, и Аллес, ещё минуту назад собиравшийся кинуться к императору, остался на месте.
   - Думаю, Хассиян хочет воспользоваться своим даром убеждать.
   ****
   Император Алехандрос был на грани бешенства. С самого начала своего правления он поставил приоритет в создании профессиональной армии. Для разработки вооружения привлекались лучшие ученые со всех концов света. Император ещё мальчишкой видел себя властителем мира. Постепенно мечты становились реальностью. Он выигрывал одну войну за другой, но после захвата страны ракошей что-то пошло не так. Ещё в Соште, небольшом городке этой страны местный градоправитель посмел заметить, что не стоит идти далее в земли, по легенде охраняемые драконами. Дерзкий остался без языка. Далее их ожидал выматывающий переход по степи, местами переходящий в почти пустыню. Но вспоминающиеся рассказы купцов о богатстве и тайнах далеких земель, некогда входивших в древнее государство Айшеран, придавали решимости. Однажды ночью объявилось странное существо, императору не удалось разглядеть его в темноте, но многие говорили о драконе. Выстрел из пушки прогнал "дракона", в которого Алехандрос не поверил. Но теперь откуда ни возьмись никем не остановленный прямо в его шатер прошел высокий мрачный человек. И, молча, уставился на императора почти огненным взглядом. Алехандрос никогда никого не боялся. Но этого взгляда он не выдержал и схватился за ножны. Незнакомец предупреждающе поднял ладонь.
   - Сейчас я не причиню вам вреда. Хочу лишь предупредить. Если вам дорога жизнь и ваши войска, забудьте об Айшеране навсегда, покиньте эту степь, оставьте страну Ракоши.
   Голос незваного гостя был с металлическим оттенком и звучал, казалось, прямо в голове и без акцента на языке императора. Секундой позже странный человек развернулся и вышел. Алехандрос вскочил, крикнул стражникам взять неизвестного и бросился вслед за ними из шатра. На мгновенье ему показалось, что он видит голову незнакомца в толпе встревоженных солдат, но когда те расступились, никого постороннего не обнаружилось.
   Личный врач поспешил приготовить для императора успокаивающий травяной напиток. Перед тем, как заснуть Алехандрос вызвал к себе Михаэля, своего полководца и друга детства, чтобы рассказать ему о произошедшем. Никто в лагере не видел постороннего, поэтому Михаэль тоже был встревожен состоянием своего императора, ярость которого уже прошла, но то, что он не в духе было заметно. Император не терпел дурных предзнаменований, расправляясь с теми, кто хоть чем-то перечил его планам. С незнакомцем он ничего не мог поделать. Но мог поступить ему наперекор.
   - Михаэль, проследи, чтобы завтра же гонцы с моим ультиматумом отправились в Шарратас. Сейчас там правит женщина, самое умное решение для неё - сдаться без боя, - император захохотал, - и тогда, возможно, если она хорошенькая, она останется при дворе.
   ****
   Каково же было удивление императора, когда наутро гонцы вернулись через два часа обратно со встречным посланием, и передали, что видели лично королеву Шарратаса. По их словам, королева гуляла в степи в сопровождении кочевников. Она ознакомилась с ультиматумом, ушла в шатер, чтобы через несколько минут дать ответ. Ответ был написан на лассаранском, войскам завоевателя на грани вежливости предлагалось убираться подобру-поздорову, в противном случае грозили разгромом на подходе к Шарратасу и дальнейшим преследованием, если войска задержатся в Ракоши.
   - Невероятнейший бред! Королева гуляет где-то поблизости в степи и ещё умудрилась так дерзко ответить! - воскликнул Михаэль.
   - Неизвестно, была ли это, в самом деле, королева. Опишите тех, кто передал вам письмо, - приказал гонцам император.
   Судя по рассказу гонцов, послание было передано женщиной прекрасной как солнце с золотыми волосами, закутанной в ткань, на руках и голове которой было много украшений. Её спутниками были группа из шести всадников по виду принадлежащих к одному из степных народов и двое высоких мужчин благородного происхождения: один светловолосый, а другой с темными короткими волосами. Последние прошли в шатер за ней.
   - Михаэль, сдается мне, что высокий темноволосый спутник этой дамы мой давешний визитёр. Всё это напоминает какую-то мистификацию и требует разоблачения, - Алехандро нахмурился.
   - Ты прав, мой император, эти наглецы должны быть уничтожены. Они смеют предлагать свои условия.
   - Не удивительно, шарратасцы и не подозревают, какой их ждёт сюрприз. Они ещё пожалеют, что отклонили моё милостивое предложение сдаться. Но, что я вижу, однако. Смотри, королева лишь поставила свою печать, а послание написано и подписано королем Лассарана, - хладнокровно заметил император.
   - Алехандро, купцы, торгующие с местными говорили, что здешние правители то ли родственники, то ли собираются пожениться, но наши войска, имея в распоряжении пушкарды, легко одолеют их, вместе взятых. Выделить отряд на поиски этих королевских особ?
   - Не стоит тратить силы наших воинов впустую, Михаэль.
   ****
   - А неплохая идея была привлечь тэдуши. Только как ты узнал о том, что они находятся здесь? - Алиссин, улыбаясь, подышала на перстень-печатку, чтобы его протереть и начала снимать с себя украшения, передавая их одному из кочевников. На этот раз королеву не расстроила инициатива Аллеса, написавшего ответ за неё весьма оригинальным способом.
   - Так же, как и Хассиян понял, что нужно ждать гонцов, - интуиция. Я их почувствовал, Лис. Тэдуши отчаянные, они не перестали торговать. А мы находимся на одной из торговых троп.
   - Я вижу, король Аллес, общение с кочевниками пошло вам только на пользу. Но вы довольно несдержанны, когда речь идет о королеве Шарратаса, - усмехнулся Хассиян.
   - Да, это так, император, - лассаранец вскинул голову, - ваши усилия обратились на благо. Но, когда дело касается любимой женщины, вы поведете себя подобным же образом. Кстати, после того, как вы побеседовали с нашим врагом, он решил действовать ускоренными темпами. Военная поддержка Ратасса не успеет дойти к сроку.
   - Не переживайте, мне, конечно, не хотелось выдавать всех своих секретов. Но на территории Шарратаса достаточно моих людей. Ваша некоторая помощь по их обмундированию, королева Алиссин, и они сформируют полк. Я сегодня же отдам распоряжение, теперь же хочу оставить вас. Встретимся перед сражением на том месте, как и договорились.
   ****
   Алехандрос обвел взглядом силы противника, разрозненно стоявшие вдалеке напротив, и опустил подзорную трубу. Он был доволен. Отсталое войско, вооруженное примитивным оружием, казалось, не имело общего командования. Шарратасцы составляли ядро, а во флангах находились отличающиеся по форме союзники. Он различал богато украшенный королевский шатер, военнокомандующих, возглавлявших отдельные полка, но ни короля, ни королевы видно не было.
   Он не подозревал, что ещё до начала боя всех полководцев предупредили о пушкардах и тактике: первыми не наступать, противник сам остановится на расстоянии, с которого его орудие может поражать, сохранять спокойствие и силы, которые понадобятся на то, чтобы преследовать и брать в плен врагов. И, конечно, их, как и солдат, предупредили о главном козыре в битве - участии в ней драконов, которым и отводилась главная роль.
   Пушкарды легкие и маневренные были готовы. Обслуживающие их солдаты уверены и спокойны, каждый четко знал свое место и роль в предстоящем кровавом спектакле. Конница в полной готовности ожидала своего часа, когда поверженный враг побежит с поля боя. Алехандрос гордился своим войском, отдельные частички и части которого работали четко, создавая единый целый управляемый механизм. В планах было вооружить солдат ручными пушкардами, но это потом, по окончании похода, он вновь соберет лучших оружейников и ученых. А сейчас всё шло как надо, казалось, всё хорошо. Алехандрос принципиально не верил в дурные предчувствия, но что-то тревожило его с самого утра, чему он не находил причин.
   Войско остановилось остановиться на расстоянии выстрела пушкарды, и император отдал приказ открыть огонь. В этот момент послышались удивленные возгласы. В пространство между двумя армиями опустилось два дракона, а мгновенье спустя, воздух над ними заискрился синими огоньками. Несколько десятков пушкард дали залп. Сетка из огоньков поглотила в себя снаряды, а через несколько минут где-то далеко прогремел взрыв. А затем, уже во второй раз император Алехандрос не поверил своим глазам, когда увидел панику в своих рядах и её причину. Откуда-то с неба опускались подобно молниям лучи, расплавлявшие пушкарды, обозы с разобранным орудием и снарядами, часть которых взрывалась. Император отдал приказ отступить на расстояние от обозов с оружием и укрыться, а из целых боеспособных пушкард стрелять в источник, испускающий "молнии". Вероятно, какая-то из пушкард достигла цели - на несколько секунд в воздухе проявился образ большого дракона, но снова исчез. А затем императору стало не до этого. От пушкард ничего не осталось, среди его людей было много раненых и убитых. Конница сохранила свои силы, но драконы ещё удерживали защитную сеть. Даже если бы они её уже сняли, его войско было деморализовано, и он отдал приказ взять из раненых кого возможно и отступать.
   ****
   Элея собралась уйти туда, откуда не возвращаются. Она давно приготовила это место в лесу, и она была счастлива тем, что дожила до того времени, которого ждала. Рядом стояли три женских фигуры, одна ещё совсем девчонка, другая уже зрелая женщина и девушка.
   - Я знаю, что вы всё сделаете правильно. Все свои знания и умения передала вам. Как видите, пророчество сбылось. Драконы пришли, и будет мир. Кто они на самом деле останется тайной, зачем нервировать народ зря. Потом пойдут сказки о том, что правители кого-нибудь съедают.
   Девочка хихикнула в кулак:
   - Ну, теперь будут говорить о возрождении культа драконов.
   - Пресветлый никуда не делся, - строго сказала женщина.
   А девушка заметила:
   - деву Ортанона многие любят.
   Улыбнувшись, Элея сказала:
   - Творец у нас один, помните об этом и всегда помогайте правителям, если понадобится.
   ****
   За накрытым столом в тронном зале королевского дворца Шарратаса сидело много людей. Были здесь и придворные, и воины, высокородные и менее знатные, даже несколько кочевников, тех самых, что откликнулись на призыв Аллеса, чтобы разыграть свиту королевы, а также омадши, одмал и Саол. Перед дворцом для народа накрыли столы с даровым угощением. Так было в каждом крупном городе всех трех королевств, образующих союзное государство Айшеран. Во главе сидели трое правителей и Катарина. В этот день в Айшеране, возглавляемом императором Хассияном, люди отмечали ежегодный праздник победы и славили правителей и драконов. Сегодня Катарина ощущала себя счастливой вдвойне, потому что кроме празднования победы, состоялась свадьба Алиссин. Катарина с умиление смотрела на детей. Старшие дети Алиссин: Кати и Ранамир, играли с её и Яна детьми. Младший, сын Аллеса, находился у мамы на коленях и, сладко причмокивая, раздумывал заснуть или потребовать кушать.
   Алиссин перехватила её взгляд, улыбнулась и кивком на распахнутые двери смежного зала предложила перейти к детям.
   - Я и подумать не могла, Кати, что буду находиться когда-нибудь среди такой идиллии, - с мечтательным видом проговорила Алиссин, - ощущаю себя невинной девицей и степенной матроной одновременно. Не знаю, готова ли я начать новую, в смысле замужнюю, жизнь? - теперь вид у королевы был слегка смущенный.
   Катарина в ответ усмехнулась:
   - Что я слышу, мой белокурый демон боится? Может поэтому ты так долго тянула со свадьбой, Лис? А я так просила Пресветлого устроить твоё счастье. И великий Огитан не подвёл.
   - Ну, нет, - Алиссин покачала головой, - Пресветлый тут ни при чем...пожалуй, скажу тебе одну вещь. - она хитро посмотрела на Кати, - как-то я спросила у Алесса, как он воздерживался в степи все пять лет. Мне казалось, он что-то лукавит. Я считала, что для мужчины это просто не реально. И знаешь, что он мне ответил?
   - Что? - простодушно произнесла Кати, не понимая, к чему клонит Лис.
   - Он сказал, что человек - единственное существо, которое может энергию, предназначенную для любви и продолжения рода накопить или пустить на нечто иное, чем задумано природой. Можно использовать её на удовольствия, а можно на творчество и саморазвитие. Я тратилась на удовольствия, пока не встретила тебя. Испытав любовь, я уже не могла вести себя по-прежнему. Но я не страдала во время моего одиночества - дети стали моим счастьем. Так что, оно устроено ещё с тех пор, и я должна благодарить тебя. А Творца я благодарю за Аллеса и за встречу с тобой, - королева потянулась поцеловать Кати. В этот момент карапуз, не дождавшись сна или еды, дернул маму за локон, и губы Алиссин вместо щеки прикоснулись к губам, впервые не смутив Катарину.
образ Катарины []

Оценка: 5.80*12  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  Д.Тард "Реквием для зверя. 2/2" (Романтическая проза) | | П.Рей "Измена" (Современный любовный роман) | | Д.Рымарь "Брачное агентство ћвсё могуЋ" (Короткий любовный роман) | | У.Соболева "Чужая женщина" (Короткий любовный роман) | | A.Maore "Мой идеальный дракон" (Любовное фэнтези) | | А.Субботина "Непорочная для Мерзавца" (Романтическая проза) | | К.Фави "Мачеха для дочки Зверя" (Современный любовный роман) | | Н.Кофф "Предел риска" (Короткий любовный роман) | | К.Дэй "Я тебя (не) люблю" (Женский роман) | | У.Гринь "Няня для дракоши" (Юмористическое фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
А.Гулевич "Император поневоле" П.Керлис "Антилия.Полное попадание" Е.Сафонова "Лунный ветер" С.Бакшеев "Чужими руками"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"