Гоба Ира: другие произведения.

Немир (мелодрама, фэнтези)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
Оценка: 6.04*14  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    С Любовью во имя Любви...


   Предисловие.
  
   Я вот о чем недавно задумалась... Книги для меня ...
   То есть то, что они является неотъемлемой частью меня и моей жизни, я поняла еще лет в десять. Но вот что они для меня значат на самом деле?
   Ведь для одних людей книги являются источником духовным, для других - эмоциональным, для третьих - интеллектуальным.
   Для четвертых же они - всего понемногу... или помногу... из вышеперечисленного.
   Есть еще одна категория читателей, для которых книги - это источник для собственного творчества (к сожалению, в случае с моими книгами, скорее для творчества критиков).
  
   Кто-то из писателей однажды посоветовал начинающим авторам примерно следующее:
   -любите так, как если бы вам никто никогда не причинял боль
   -танцуйте так, как если бы вы были одни, и вас никто не видит
   -пишите так, как если бы на всем белом свете не было ни единого критика
  
   Что ж, надо попробовать...
  
  
  
   Глава 1 . Боль
  
   БОЛЬ... БОЛЬ... БОЛЬ...
   ЕЕ НЕ БЫВАЕТ СЛИШКОМ...
   ЕСЛИ ОНА ЕСТЬ, ТО В ТЕБЕ, КРОМЕ БОЛИ, НИЧЕГО НЕ ОСТАЕТСЯ...
   ОНА СТИРАЕТ ВСЕ...
   ОНА СЪЕДАЕТ ВСЕ...
   ОНА СМЫВАЕТ ВСЕ...
   НЕ МОГУ ТЕРПЕТЬ... НЕ МОГУ ТЕРПЕТЬ...
   ОТКЛЮЧИТЕ МЕНЯ... УБЕЙТЕ МЕНЯ...
  
   Мне надо сказать... Мне надо сказать всего лишь два слова...
   УБЕЙТЕ МЕНЯ...
   Но я не могу их сказать, потому что не чувствую ни то место, где рождаются звуки, ни то место, откуда эти звуки должны исходить....
   Я ЧУВСТВУЮ ТОЛЬКО Б-О-О-О-Л-Ь...
  
   Глаза, мне надо открыть глаза и проверить, есть ли они у меня...
   Ну же, Боль, всего лишь открыть глаза...
   Боль, позволь мне...
   Боль, я в твоей власти...
   Боль, я на секунду открою глаза...
   Боль, сука, ну же... Я же больше ни о чем не прошу...
  
   Ага... спасибо, Боль... я вижу... вижу чьи-то глаза...
  
   Я несколько раз приходила в сознание на очень короткие промежутки времени...
   Чувствовала ... СУКУ-БОЛЬ... и ... да-пошло-оно-это-сознание-в-жопу... уходила туда, где нет БОЛИ...
  
   Что за... опять в сознание... НЕ ХОЧУ... ПОЖАЛУЙСТА... НЕ ХОЧУ...
   Похоже, мои "хочу-не-хочу" "нравится-не-нравится" никого не интересуют...
   Что-то изменилось... Что-то не так... БОЛЬ? ... Ага...
   Вот ты где, родная... Только ты - другая... Ты уже - тупая...
   Ха-ха... Стишками, блин, балуюсь...
  
   -Она умрет?
   -Она умрет.
   -Она не умрет.
   -После такого...
   -Она умрет - умрешь и ты.
   -Ваше право, Избранный.
  
   Проведем инвентаризацию органов чувств...
   Поверхность тела, на которой я лежу (именно поверхность, а не кожа, потому что, судя по сигналам нервных окончаний, ее слои у меня отсутствуют) горит, значит, с осязанием все в порядке. Нет, органом осязания является именно кожа, так что пока не включай его в список.
   Я видела чьи-то глаза (кстати, когда это было?), следовательно, зрение на месте. Или было, в прошедшем времени, на месте.
   Слышу мужские голоса - добавим к списку слух.
   В том месте, где должен располагаться язык - боль, так что со вкусом разберемся позже.
   Я ощущаю вонючий запах крови и разложения - обоняние в норме.
  
   Шаги, третий голос:
   -Медик, оставь нас.
   Мой мозг фиксирует в этот момент, что те, кому принадлежат голоса, говорят на английском, но на каком - то неправильном английском, что ли. Звуки, ударения, произношение... не знаю... Кстати, я думаю не на этом языке, я думаю... на русском... сюрпри-и-и-з...
   Что за странные имена... Избранный... Медик... И как же зовут третьего...
   Только после звука закрывающейся двери слышу голос Избранного:
   -Вилен, что?
   -Рэд, это ты меня спрашиваешь "что"? По-моему, это я тебе должен задать этот вопрос.
   Оп-ля, во-первых, на фоне монотонных интонаций Избранного и Медика, голос Вилена прямо-таки насыщен эмоциями. Во-вторых, этот английский - классический British. Он продолжает, и слышно, что при этом еле сдерживается:
   -Первый Медик поддерживает жизнь в этом теле. Он тратит на нее бесценные медикаменты, он предупреждает тебя о том, что... она уже - оболочка без единого намека на выздоровление...
   А Избранному палец в рот не клади - гнев в его голосе такой... мощный:
   -Вилен, я хочу, чтобы она жила... И я сделаю для этого все, ясно?
   У Рэда тоже отличный British English. Так что же они до этого говорили по-другому... по-дебильному, я бы сказала...
   -Брат, пойми, даже НАША медицина здесь была бы бессильна. Не маши мне руками - я поставил Защиту, и нас никто не услышит. Я все понимаю, тебе ее жалко,- "жалко у пчелки" почему-то подумала я, - но в том, что с ней случилось, нет твоей вины.
   Рэд на этом слове перебивает Вилена:
   - У меня нет чувств жалости и вины... И ты это прекрасно знаешь, не так ли?
   Я услышала в его голосе горечь, нет, скорее горькую для него констатацию факта.
   -Вот поэтому я тебя и не понимаю. Ты даже не знаешь, кто она. Но, из-за нее, рискуешь потерять авторитет Избранного. Ты принес ее сюда, и все знают, что она - не жилец. Но ты принес ее сюда, и если она не выживет, значит ты - не всесильный Избранный. Тупица, ты не можешь так рисковать сейчас.
   В голосе Рэда уже нет ни гнева, ни раздражения, а только... равнодушная усталость с примесью удивления:
   -Я сам не понимаю, Вилен. Но она там тогда открыла глаза... Я посмотрел ей в глаза, и понял с необъяснимой уверенностью, что должен сделать все, чтобы не дать ей умереть... Ее взгляд... ее глаза так кричали... И все это на фоне фактически разорванного в клочья тела. Она выглядела как поломанная кукла, которую зачем-то облили кровью. Я уже тогда понял, что вижу труп, но потом она открыла глаза... Какого черта со мной творится?
   Кто-то из них подходит ко мне и берет меня за руку. Осязание, привет, ты в списке. Голос Вилена остается все там же, следовательно, я осязаю руку Рэда.
   -Ладно, с твоей патологией разберемся потом. У меня есть план. Я нахожу в Далеком какую-то глухо-немую дурочку. Когда Она умрет, мы заменим ее. То есть, все будут воспевать чудесное исцеление, твой рейтинг поднимется, хотя выше некуда, дурочку вернем на место при первом же удобном случае. С Медиком я проведу личную беседу, чтобы он унес это с собой в могилу, или помогу ему туда попасть... В общем, дальше будем действовать по обстоятельствам.
   -Она не умрет, поэтому подмена не потребуется!!! - рявкнул Избранный.
   Вилен же говорит тихо, успокаивая каждым словом:
   - Рэд, я не хочу, чтобы это случилась. Пусть себе живет, сколько ей влезет - я буду только рад, если мне не придется воплощать этот план в жизнь. Да на фига мне эти трудности, а? Но должен же у нас быть вариант Б... Ладно, я пошел. Кстати, кроме нас и Медика, ее никто не увидит до того как... Я об этом позабочусь. Пока.
   Итак, мы с Рэдом остаемся одни.
   Я не слышу ни его дыхания, ни его движений. Его рука не сдвинулась ни на миллиметр... Мне надо подумать... но волна ощущения невесомости затягивает меня в водоворот бессознательного состояния...
  
   Глава 2. Мира.
  
   Меня реально достали вопросы. Еще больше меня достал один и тот же ответ - "не знаю".
   Кто эта девочка? Откуда она родом? Почему все мои мысли сконцентрированы только на одном - она должна жить? Зачем мне это нужно?
   Мой брат прав - я рискую. Но даже мысль о том, чтобы отказаться от борьбы за ее жизнь, приводит меня в... пустоту. Хотя, ну и что из этого? Я же нахожусь в ней вот уже десять лет, с момента Разморозки. Прибавим к этому пятьсот лет Состояния. И получается, не много ни мало, пятьсот десять лет.
   Пустота...
   Какой идиот сказал когда-то, что пустота звенит?
   Да ничего подобного - она обволакивает, она постоянно показывает, что где-то есть наполненность.
   Это был мой выбор. Никаких НО... Я не знаю никаких человеческих эмоций, я давно забыл их вкус. Страх и умиротворенность, горе и радость, сопереживание и сочувствие, и так далее и тому подобное... Ничего... Пустота...
   Я очень хорошо помню, когда впервые ощутил Пустоту... Ее и больше ничего. Я тогда сказал себе: "Окей, теперь мне плевать на все и на всех.- И сразу поправил сам себя, - Точнее, я даже не хочу плевать - мне все равно все и вся".
   Мой брат - единственное исключение из этого правила. Хоть я и не могу дать определение своим чувствам по отношению к нему... Не могу, потому что их нет. Но я ощущаю с ним свою связь на сознательном и бессознательном уровнях.
   И еще - это наша с ним тайна - он является для меня моим эмоциональным аппаратом.
   Ну, у глухих же, в Наше время, были слуховые аппараты. Вот так мы с Виленом и подобрали определение для его, дополняющей мою ущербность, функции. Он говорит мне (но только в том случае, когда я его об этом спрашиваю, так как давно уже выбил из него самостоятельность в этом вопросе), что должен чувствовать нормальный человек в той или иной ситуации.
   Мне на долю секунды показалось, что я не ощущаю пульс девочки. На эту же долю секунды мое сердце пропускает один удар.
   "Что за фигня?", - это я уже не думаю, а вслух спрашиваю сам у себя. И сердце начинает колотиться у меня в груди, как больная птица в клетке.
   Я только что почувствовал... Что?... Что это было?... Беспокойство?
   "Что за... ?", - я резко отхожу от кровати, еще раз смотрю на девочку, и понимаю, что делаю ОГРОМНУЮ НЕПРОСТИТЕЛЬНУЮ ГЛУПОСТЬ...
   Нет, я совершаю в данный момент преступление...
   Скальпель уже у меня в руке. Я провожу им по еле - видному белому шраму на предплечье, и пальцами вытаскиваю у себя из-под кожи тонкую круглую пластинку. Быстро разламываю ее пополам.
   Теперь остается только ждать...
  
   Мирослава сказала тогда, во время нашей встречи, что сделать это я могу только в случае КАТАСТРОФЫ. То, как она сказала это, подразумевало не возможную смерть - мою, моего брата и уж, тем более, не этой девочки. То, как она сказала это, подразумевало... ну... катастрофу... по-другому не скажешь.
   Вот так, теперь меня, наверное, уничтожат. Только, почему меня это не трогает? Ах да, потому что меня вообще ничего не может тронуть...
  
   Мирослава... Я очень смутно помню ее образ.
  
   Неделя нашего Восстановления почти не сохранилась в моей памяти. Осталось лишь воспоминание о том, что я все время испытывал адскую боль. Каждая клетка моего организма требовала и взывала к жизни, а я в это время не мог ни видеть, ни слышать, ни думать - я ощущал только огонь. Кто-то при этом говорил мне полные ободрения слова, кто-то помогал мне пить, кто-то делал мне уколы...
   Когда мы пришли, наконец, в себя, то обнаружили полный холодильник еды и напитков. Мы с Виленом гадали, где персонал Проекта, почему никто не находится рядом с нами. Еще несколько дней мы отъедались и отсыпались, пока не пришла... Мира.
   Именно она нашла нас и запустила процесс Разморозки, она ухаживала за нами во время Восстановления.
  
   Мира рассказала нам, что мы пробыли в Состоянии не двадцать обещанных, а пятьсот лет. Она описала нам уровень развития цивилизации на Земле.
   Мирослава дала нам Вводную - задание и краткую инструкцию его выполнения, а также Вещи, которые помогут нам выполнить его.
   Среди Вещей были приборы экстренного вызова, которые она помогла нам вживить себе под кожу.
  
  
   Вот это скорость...
   Не прошло и полчаса, как дверь открылась и закрылась.
   Если бы я никого не ожидал, то подумал бы, что это она сама по себе решила пожить своей жизнью, а не дожидаться, пока человеческие руки произведут с ее ручкой, нужные для "открыть-закрыть", манипуляции.
   Еще несколько секунд, и я вижу Мирославу.
   Какая же она... ни на кого не похожая. Она как будто светится изнутри, у нее очень мягкая улыбка и выражение глаз... а-ля "я все прощу".
   Ее взгляд задерживается на моем лице ровно настолько, чтобы соблюсти приличие, произнеся вслух: "Здравствуй, Рэд". Когда в ответ я проговариваю: "Мира, здравствуй",- она уже не смотрит на меня. Она уже подбегает к девочке:
   -О нет... Какой ужас...
   -Мира, я понимаю, что никакой Катастрофы ни в каком понимании нет и в помине. Не знаю, почему я вызвал тебя и не пытаюсь оправдаться перед тобой. Ты сказала тогда, что моя смерть будет платой за ложный вызов. В общем, пусть так и будет. Только перед этим помоги мне спасти эту девочку...
   Меня дернуло от удара в челюсть так, что я отлетел к стене. Фак, она пришла не одна. Вот я дурак. Мира не сдвинулась с места, не повернула голову, хотя наверняка услышала и удар кулака о мою челюсть, и удар моего тела о стену.
   Она не пошевелилась, но тихо что-то у кого-то потребовала на абсолютно незнакомом мне языке. Да, с ней не надо знать слова, чтобы понимать их смысл...
   Не успел я восстановить дыхание, как вижу того, кто чуть не сломал мне челюсть. Его глаза - противоположность глазам его спутницы. В них - неприкрытая ненависть, желание убить здесь и сейчас. Ха, чувак, ты хоть обладаешь чувствами. А у меня коленки под твоим взглядом не затрясутся никогда. И не только потому, что я не могу испытывать страх. Но и потому, что самосохранение находится среди моих инстинктов на одном из последних мест. Он рычит мне:
   -Как ты посмел вызвать ее? Что ты натворил?
   Спасибо за английский, учитывая то, что это - единственный язык, находящийся в сфере моего понимания. Только вот отвечать я не собираюсь. Я уже все сказал.
   У этого товарища явное раздвоение личности. Шиз... что там говорить. Вот он излучает жуткую агрессию, но в следующую же секунду, как только его взгляд перемещается на Мирославу, выражение его лица становится... мягким... нежным... Когда он заговорил, я сразу отмечаю, что трансформация с тембром и звуком его голоса тоже не относится к разряду нормы:
   -Мира, любимая, солнышко, не делай этого. Прошу тебя.
   Она в ответ слабо улыбается:
   -Сергей, не беспокойся.
   Этот Сергей подходит к ней и начинает ее умолять:
   -Не поступай так со мной. Я не хочу видеть тебя полуживой из-за отсутствия Силы. Посмотри на нее, ты представляешь себе, чего тебе будет стоить ее исцеление?
   Мира поднимается на носочки и притягивает к себе его лицо. Слегка касается губами его щеки и тихо говорит:
   -Вернетесь за мной через час. Проследите, чтобы мне никто не мешал. Поговори с Рэдом, я думаю пора ответить на его вопросы. Я тебя люблю.
   -Мира... постарайся не выжиматься до конца, ради меня... Я тебя люблю...
   Сергей вытаскивает из кармана свой Иллюзор и жестом показывает мне открыть дверь.
  
   Я отдаю прямой приказ - НИКОМУ не заходить в комнату.
   Иначе... Я не продолжил предложение - они и так знают, что за ослушание моим не приказам - смерть, а приказам - медленная и мучительная смерть.
  
   Быстро закрываю дверь кабинета, пропустив вперед, невидимого ни для кого, пока активирован Иллюзор, Сергея.
   Прошло минут пять, я уже успел прикурить вторую сигарету, как он отключает - таки свою невидимость.
   Мы молчим. Я не чувствую никакого напряга из-за этой тишины. Сергей сам прерывает молчание:
   -Кто она?
   Хотел бы я знать.
   -Не знаю.
   Удивление на его лице:
   -Ты вызвал мою жену из-за незнакомки?
   Сам в шоке.
   -Ага.
   -Что случилось с этой женщиной?
   -Я приехал в захваченную нами в прошлом месяце крепость. С проверкой типа. В общем, Воин, которого я там оставил за главного, в конце ужина захмелел и давай трепаться о бабах. Сказал, что у него жена зверски ревнивая... Так и сказал - зверски. Что, мол, стоит ему кого-то завалить на спину, и жена прознает об этом, то может сгоряча и прибить девку. Мол, это уже шутка у них такая - он трахает, она убивает. Потом в виде примера рассказал, что к ним в крепость забрела девка немая. Голодная - помятая, но, когда помыли-покормили ее, то, вроде, ничего - смотреть и не только можно. Ну, он быстренько, пока жена не вернулась и не узнала про приблудную, спрятал ту в темнице. В общем, пять дней он ее там регулярно насиловал. Потом приехала жена. Она услышала, как он во сне бормотал что-то типа "какая у тебя необыкновенная кожа, я так хочу еще раз прикоснуться к твоей коже, я ни у кого не видел такой кожи"... Эта сука разбудила его, стала его допытывать... но он молчал, как партизан...Кто-то все-таки доложил ей про утехи мужа, ну и она как с цепи сорвалась. Спросил, хочу ли я посмотреть, что она с этой девкой сделала? Я и не знаю, почему решил посмотреть. Вообще-то, в тот момент я думал о том, кого назначить на его место после того, как прикажу его казнить. Но продолжал идти за ним вниз по лестнице, рассуждая про себя о кандидатах. Когда я зашел в камеру и увидел тело, то сначала даже не понял, мужское оно или женское. Это тело уже не могло жить, оно не должно было жить. С этого тела сдирали кожу, ногти, волосы. Оно как будто побывало в мясорубке. Я многое видел, видел и похуже. Козел сказал мне, что его жена первым делом содрала с его пленницы кожу... Я хотел уйти, но, когда я посмотрел на то место, которое должно было быть лицом... увидел глаза... этой девочки. Ее агония длится на моих глазах уже три дня. Когда я не почувствовал ее пульс, то сразу вызвал твою жену.
   Сергей очень внимательно посмотрел на меня и сказал:
   -Единственная эмоция за все время твоего рассказа была в том месте, где ты не услышал пульс этой девочки. Удивительно, но Мирослава была права, когда сказала, что ты - чурбан бесчувственный.
   -Что, именно так и сказала?
   -Нет, конечно.
   Он подходит к стене, смотрит в одну точку. Я чувствую во всей его позе неприкрытое отчаянье. Его кулак врезается в эту точку...раз... еще... еще раз. Он останавливается и смотрит на свою руку, затем, хмуро улыбаясь, показывает, что его кровь испачкала камень в месте ударов. Молча подходит ко мне. Демонстрирует окровавленные костяшки пальцев. Я наблюдаю, как он прикасается к царапинам другой рукой. Через полминуты на его пораненных пальцах была чистая не поврежденная кожа. Он немного прищурился и проговорил:
   -Я потратил Силу. Сейчас я восстановлю ее от тебя.
   Уже в следующую секунду у меня начали покалывать подушечки пальцев. Тело как будто переутомилось и требовало принять горизонтальное положение. Сергей объясняет:
   - Я взял у тебя лишь эквивалент затратам на восстановление кожи от царапины. Чувствуешь слабость? А теперь представь себе то, как будет чувствовать себя Мира, восстанавливая твою незнакомку?
   -Я понял...
   Даже для этих двух слов я приложил усилия. Теперь понятно, почему он так просил свою жену не помогать мне. Сергей "подпитался" от меня, и я почти в отключке. Внимание - вопрос:
   -Мира возьмет у меня равноценную компенсацию?
   Он смотрит на меня, как на идиота:
   -Во-первых, ты бы сдох на месте. Во-вторых, она никогда не забирает у людей энергию для восстановления своей Силы.
   Мы опять молча смотрим друг на друга. Я пытаюсь поставить себя на его место. Сейчас его любимая ослабевает, чтобы спасти совершенно чужого ей человека. Что бы я чувствовал? Не знаю. И, как бы вторя своему мысленному ответу, пожимаю плечами.
   Сергей начинает ходить по моему кабинету взад-вперед.
   Я же типа хозяин, а он у меня в гостях:
   -Выпьешь чего-нибудь?
   Он опять смотрит на меня. Наверное, обычные люди воспринимают такой взгляд, как обиду, или даже унижение. Но я же - фрик...
   Его тяжелый вздох прокатился по комнате, потом он говорит:
   -У тебя есть вопросы?
   -Вы с Мирославой - люди?
   -Меньше, чем ты. Мы - Родичи. И точка - больше никаких разъяснений.
   -Почему?
   -Потому что эти знания могут изменить твой, просчитанный нами, поведенческий код.
   -Как Мирослава нашла нас?
   -Она совершенно случайно увидела в расчетах из прошлого мизерную вероятность того, что кто-то из участников Проекта мог выжить. Мы с ней переработали огромное количество информации. На ваш поиск ушло не одно десятилетие.
   -Так долго?
   Сергей с издевкой цедит:
   -Ну, прости... Только мы с ней делали это в состоянии полной секретности, без чьей - либо помощи. Да, и, честно говоря, без особого рвения, так как не считали просчитанную ранее вероятность достаточно высокой для того, чтобы посвятить себя этому вопросу полностью. Когда мы вас все-таки нашли, то какое-то время ушло на то, чтобы разобраться с системой Разморозки. Мы же далеко не специалисты в этом вопросе. Еще какое-то время мы потратили на то, чтобы выбрать наиболее благоприятное время для вашего появления.
   -Почему это случилось?
   -Ты имеешь в виду, растянувшееся вместо двадцати до пятисот лет, Состояние?
   -Да.
   -Не знаю.
   -А сама идея Заморозки?
   -Принадлежит не нам, а людям. Естественно, такую программу должны были создать. Мы знали о ней. Мы наблюдали и включали ее в систему факторов, влияющих на развитие человечества в случае непредвиденных Сдвигов. Но, по всем расчетам Родичей, в этом Проекте никто не должен был выжить.
   -Почему цивилизация пришла в такой упадок?
   -Из-за нашего сына.
   -Зачем он сделал это?
   -У Всеволода, как это получше сказать, идеологически непримиримые расхождения во мнениях с нами. Мы слишком поздно поняли, что наш сын действует самостоятельно, во вред нашим просчетам. Мне надо было ОтРодить, то есть убить его, в твоем понимании, в тот же момент, как это стало известно. Но Мира не позволила. Мы никогда не боролись с ним, с его методами, потому что она выбрала другой путь.
   -Какой?
   -Наблюдать, коллекционировать его просчеты, исправлять и подчищать его ошибки, пытаться развернуть в правильном направлении его же противодействие.
   -Нелегкая задача. Моя роль остается прежней?
   -На ближайшее время - да.
   -А потом?
   -Потом видно будет. По всем расчетам, наше вмешательство сейчас должно быть минимальным. Ты действуешь в рамках общей канвы, но совершенно самостоятельно принимаешь все текущие решения. Постарайся и вовсе забыть о нашем существовании. О тебе с братом никто не должен знать. НИКТО...
   -Я иногда задаюсь вопросом, почему так естественно воспринял Вводную? Почему согласился быть пешкой в чьей-то игре?
   -Напоминаю. Ты - не пешка, а король.
   -Но играю не я - играют мной, и я даже не знаю размер призового фонда моего игрока.
   -Пока это - засекреченная для тебя информация. Ты либо продолжаешь воспринимать это, как должное, либо нет.
   -И если нет, то...
   -Мы пересчитаем ходы, и сообщим тебе момент мата.
   -То есть, или я - живая фигура, или я - мертвая нефигура.
   -Твоя смерть в данном раскладе - не обязательное условие. Мы, то есть, Мирослава, никогда не ставит людей в подобные рамки выбора - жизнь или смерть.
   -Если какие-то Вещи выйдут из строя? Иллюзор, например...
   -Старайтесь попеременно оставлять все Вещи, которые получили от нас, в бункере. Наши Родичи позаботятся об их надлежащем состоянии.
   -Они имеют туда доступ?
   -Да.
   -Но если что-то пойдет не так, как мне с вами связаться?
   -Никак. Ты реально просрал этот шанс.
   У него в кармане что-то завибрировало. Он вытаскивает этот приборчик, и я понимаю, что это... сотовый. Что за бред? В двадцать шестом веке не может быть подобной связи. Сергей невозмутимо отвечает:
   -Сева, что?... Да, мама себя неважно чувствует... Нет, ты ничем ей не поможешь... Хотя, если попросишь кого-то ОтРодить себя, я был бы тебе благодарен...Сам пошел...
   Он возвращает телефон в карман и отвечает на мой немой вопрос:
   -Всеволод любит мать до безумия. Мне иногда кажется, что именно в этом заключаются все наши проблемы. Добавь к этому то, что он на любом расстоянии чувствует ее состояние - и физическое, и эмоциональное... Вот так и живем... Он - там, а мы - здесь.
   Я так понял, что "там" и "здесь" несут не только географическую смысловую нагрузку.
   У меня, в принципе, больше вопросов нет. Слабость постепенно прошла - я уже почти в норме. Сергей вытаскивает свой Иллюзор, становится невидимым, и я воспринимаю это, как знак, что час времени уже истек.
  
   Когда мы вошли в комнату, Мирослава лежала на полу без сознания.
   Сергей не тратил время на отключение-включение Иллюзора - в следующее мгновение его жена тоже стала невидимой. Лишь дверь показала мне, что они покинули комнату. Вот так, и никаких "прости-прощай".
   Я забыл о них в ту же секунду, как посмотрел на девочку.
  
   Мирослава успела прикрыть ее простыней, но я сразу увидел, что ей удалось полностью восстановить этой девочке лицо, руки, ногти, волосы.
   Я медленно, как будто хочу растянуть этот момент, приближаюсь к кровати, с каждым шагом дополняя свою визуальную информацию о ней.
   Кожа - невообразимого оттенка, такая красивая и бархатистая, что не поддается моему описанию.
   Волосы - густые светло-русые, с рыжеватым оттенком, лежат на подушке аккуратными короткими волнами.
   Плечи, руки, пальцы - хрупкие и тонкие.
   Ушки - маленькие, частично скрытые волосами, поэтому дают лишь намек на красивую форму.
   Лицо.
   Когда человек спит, или находится без сознания, то мышцы лица расслабляются. В состоянии же бодрствования, лицо неуловимо изменяется мимикой, выражением глаз - и его черты уже не доминируют, а становятся фоном.
   Лоб, скулы, подбородок - все очертания мягкие, ни одного резкого контура. Их рисунок дополняет совершенство формы носа. Губы - красивые, полные, четко выраженные.
   Когда она очнется, ее лицо будет выражать мысли, отображать ее внутренний мир.
   Я отвожу взгляд.
   А со скрытой, от моего взгляда, частью все в порядке? Мои руки непроизвольно сжимаются в кулаки. Это подло - рассматривать ее обнаженное тело. Почему подло? Я же не из вуайеристических потребностей хочу это сделать. Мне необходимо убедиться, что ТАМ все тоже в норме. Ага, конечно... Кого ты уговариваешь? Ведь у нее не только тело пострадало, но и внутренние органы. Так что надо быть последовательным и, если твое желание носит исключительно медицинский характер, то ее должен осматривать врач, а не ты.
   Я нажимаю кнопку на браслете, вызывая брата. У Вилена такой же браслет, который в данный момент слегка вибрирует на его запястье. Мы редко используем их, так как сразу условились связываться таким образом, только в случае крайней необходимости.
  
   Глава 3. Без памяти.
  
   На этот раз я не пришла в сознание, а медленно вошла в него.
   Постепенно, не спеша, как будто контролировала этот процесс.
   Я не концентрировалась на том, чтобы услышать, о чем говорят мужчины рядом со мной. Их голоса были где-то на периферии моего сознания. Мне сейчас было не до них. В данный момент я была занята исключительно поиском БОЛИ. Я искала ее, боялась найти ее, но упорно продолжала ее поиски. Но место БОЛИ было занято совсем другим ощущением - онемением. У меня затекло все тело. Я рефлекторно пыталась пошевелить руками или ногами, но мои усилия оказались тщетными.
   Да, ощущение не из приятных, но, как говорится, жить можно.
   Пора переключаться на разговор.
   -Несколько дней она пробудет здесь. Всем скажем, что я молюсь и провожу ритуалы. Медику здесь делать нечего.
   -Может, все-таки, пусть ее осмотрит?
   -Нет.
   Когда Избранный, а это именно его голос, говорит "нет", то это не просто "нет".
   Это - ЧЕРТ-ПОБЕРИ-БЕЗОГОВОРЧОЕ-НЕТ.
   Как же должен выглядеть мужчина, имеющий такой властный голос? Кем же он должен быть? Его собеседник, как же его... ах да, Вилен примирительно соглашается:
   -Ладно, как считаешь нужным.
   -Распорядись принести чистое постельное белье и мою одежду.
   Шаги, хлопает дверь. Вилен вышел из комнаты.
  
   Меня охватывает паника, я пытаюсь определить ее источник. Что-то не так. Что-то не так. Что? Я задумалась... О чем? Какая мысль явилась причиной панического беспокойства? Я почувствовала эту подступающую волну в тот момент, когда задумалась об имени собеседника Избранного. Итак, он - Вилен, Избранный - Рэд. А я? Как меня зовут? Спокойно...
   Я начала мысленно примерять себя к десяткам, имеющихся в моей памяти, женских имен. Но ни одно не казалось мне родным, ни одно не казалось мне... моим. Мое дыхание участилось, воздуху не удавалось оставаться бесшумным. Я стала тихо постанывать.
   Мое лицо оказывается в аккуратном плену ладоней Рэда.
   -Ш-ш-ш, девочка, ш-ш-ш. Все хорошо. Ты в безопасности. Тебя никто не обидит. Все хорошо. Успокойся. Успокойся, пожалуйста.
   Я позволила себе подчиниться его настойчивому "успокойся". Мысленно взяла себя в руки, и восстановила дыхание. Все правильно - стоны и недостаточная вентиляция легких делу не помогут. Холодный четкий анализ приведут мои мысли в порядок, и я отвечу себе на все вопросы.
   Опять паника... Нет, не отвечу... Как же я отвечу, если даже не помню свое имя?
   Его пальцы гладят мне щеки, его голос опять взывает к спокойствию.
   Он продолжает свои уговоры:
   -Девочка, я с тобой, я рядом. Дыши.
   Ну что ж, пока я не могу вспомнить свое имя, буду называть себя "девочка".
   Дышу, дышу, я дышу. Теперь мне надо открыть глаза. Я хочу понять "где я" и с "кем я", раз пока не удается вспомнить "кто я".
   Мысленно прошу свои веки: "Сим-Сим, откройся".
   ...Глаза, те же глаза, которые я видела, выпросив у БОЛИ разрешение проверить, на месте ли мои органы зрения.
   Мне требуется какое-то время на то, чтобы я смогла воспринимать что-то, помимо этих глаз...
   Мужское лицо так близко, что я могу четко увидеть чистоту текстуры его смуглой кожи... густые ресницы... темную щетину... сухие губы.
   Мужское лицо так близко, что я вдыхаю неповторимый аромат его кожи, его дыхания. Он такой терпко-пряный, что я, помимо воли, поднимаю свое лицо навстречу ему и делаю при этом глубокий вдох.
   Этот вдох был последней каплей, которая выгнала безотчетную панику из моей головы. И мой мозг, наконец, прекратил терзать мои легкие ощущением кислородной недостаточности.
   Я почувствовала резкое облегчение от чистоты восприятия окружающего меня пространства и себя в нем.
   Никакой БОЛИ... Никакой ПАНИКИ.
  
   Мы все еще всматриваемся в глаза друг друга.
   Мне не хочется отводить взгляд. Точнее, я боюсь, что, если сменю свой фокус зрения, то снова потеряю самообладание. Глаза Рэда - моя единственная точка опоры, они не дают мне уйти в море беспокойства и неопределенности. Их взгляд удерживает меня, подобно якорю, в состоянии спокойствия и защищенности.
   Не знаю, насколько бы затянулась эта "игра в гляделки", если бы не вошедший в комнату Вилен.
   Мы с Рэдом одновременно смотрим на него:
   -С пробуждением, спящая красавица. Меня зовут Вилен. Еще меня называют Вилен - Прекрасный и Вилен - Неотразимый. Кстати, Рэд, она меня вообще слышит?
   Мне с трудом удалось сохранить ничего не выражающее лицо. Уголки губ хотели приподняться, но я их остановила. На моем лице не дрогнул ни единый мускул. Слышать-то я тебя слышу, самовлюбленный красавчик, но вот только пока не решила, стоит ли вам с братом об этом знать. Ведь я помню ту часть вашего разговора, когда ты говорил про Защиту, про репутацию Избранного. Что-то мне подсказывает, что надо пока осмотреться толком, и лишь потом раскрывать свои карты. Учитывая то, что у меня на руках нет ни одного козыря, небольшой блеф мне не помешает.
   Вилен продолжает радушно улыбаться:
   -Эй, чудом-спасенная, ты меня слышишь? Ну, хоть промычи что-нибудь, если слышишь.
   Рэд резко его обрывает:
   -Вилен, прекрати паясничать, а не то твой рот в ближайшие дни только и сможет, что мычать.
   Потом он мягко поворачивает мое лицо к себе, и я опять смотрю в его глаза. Какой у них удивительный оттенок серого цвета...
  
   Прошло уже несколько часов с момента моего пробуждения. За окном ночь. Рэд только что покормил меня в третий раз, но я все равно ощущаю голод. Он кормит меня по чуть-чуть, с промежутком в полтора-два часа, каким-то овощным, почти жидким, пюре. Я каждый раз хочу забрать у него ложку, чтобы покушать самостоятельно, но мне нравится его забота и то, с каким торжеством он смотрит в пустую тарелку. Такое ощущение, что он - мой тренер, а я - победитель в очень важных спортивных соревнованиях.
  
   Получаю удовольствие от чистоты простыней, на которых я лежу, от приятной тяжести одеяла, которым я укрыта, от невероятной мягкости подушки под моей головой.
   Рэд выходит из комнаты.
   Я воспользовалась тем, что осталась одна в комнате, и, впервые за сегодня, улыбаюсь себе не только мысленно, но и, растянув губы в улыбке, вспоминая как он недавно относил меня в ванную комнату. Как он смотрел то на меня, то на ванну, и не знал, что ему делать дальше. Мне стоило неимоверных усилий не рассмеяться, над их с Виленом диалогом - я же, вроде, глухо-немая для них, и не должна реагировать на их слова.
   А говорили они примерно следующее:
   - Рэд, да посади ты ее в ванну, и посмотри, знает ли она, что делать с мылом-мочалкой.
   - Как посадить? Прямо завернутую в простыню посадить?
   - Не-е, простынь надо снять.
   -Вилен, не будь придурком.
   -Да мы же видели ее уже.
   -Да, только тогда на ней живого места не было. Так что ничего мы не видели.
   -Слушай, Рэд, я только сейчас подумал. Ну... а что если она не только глухо-немая, но и того... ну... не в себе.... Так может, она и туалетом пользоваться не умеет. Так что, мы теперь будем за ней убирать? Слушай, давай я лучше ей покажу, как пользоваться унитазом. Не хочу я убирать то, что она под себя сделает.
   Я, конечно, добровольно записалась в глухо-немые, но считаться местечковой сумасшедшей не подписывалась. Так что решила, что пора мне вмешаться и жестом показала поставить меня на пол. Рэд еще какое-то время поддерживал меня за руки, убеждаясь, что я не собираюсь свалиться на пол. Только вот, я не ожидала, что они с братом не выйдут из ванной, а лишь отвернутся, тем самым показывая мне, что оставлять меня наедине с таким количеством воды, не собираются. Если бы речь шла только о том, чтобы принять ванну, я бы плюнула на присутствие их молчаливых спин, но я собиралась воспользоваться еще и унитазом. Демонстрировать же этот процесс хоть и не видом, а звуками, мне не хотелось. Я дотянулась до руки Рэда и похлопала по ней. Он повернул ко мне голову, и я жестом показала ему на дверь.
  
   Когда человек здоров, то его тело слепо подчиняется сигналам мозга. В болезненном же состоянии, или в состоянии восстановления после тяжелой болезни, каждое, даже рефлекторное движение... ощущается. Ты его... замечаешь.... Ты... на него обращаешь внимание...
   Мое тело все еще было непослушным, как будто завернутым в плотный слой ваты. Принимая ванну, я задумывалась над каждым своим движением, фиксировала каждое усилие, каждое напряжение той или иной группы мышц. Онемение все еще не прошло, и конечности не до конца восстановили свою чувствительность. Мне казалось, что я мучительно долго намыливаю себе голову, еще дольше тру мочалкой свое тело. Когда я смыла остатки пены, вытерлась полотенцем и натянула на себя рубашку, то поняла, что исчерпала свои последние силы. Я опустилась на пол и задумалась, как мне вызвать помощь. Все гениальное - просто, я постучала кулаком по ванной. Звук получился достаточно громкий. Меня услышали. Рэд взял меня на руки и отнес в кровать.
  
   Интересно, какова природа моей амнезии? Я понимаю, что именно БОЛЬ является ее причиной. Я знаю, что она по-разному влияет на функции мозга в зависимости от психической конституции человека. Физическая боль имеет пределы. Если она слишком сильная, то мозг отключает рецепторы нервной системы, передающие сигнал боли.
   Мозг - это сверхмощный компьютер, с уникальными для каждого индивидуума комплектующими: операционной системой, материнской платой, оперативной памятью, жестким диском и так далее.
   Компьютерный вирус может уничтожить часть информации, находящейся на жестком диске. Если рассуждать аналоговым методом, то физическая боль стала для моего мозга тем самым компьютерным вирусом, который с извращенной выборочностью стер целый пласт моей памяти. Я не помню ни себя саму, ни себя во времени и пространстве до БОЛИ. Мое прошлое имеет свой момент отсчета - после БОЛИ. Но ведь я жила и до нее. Сможет ли мой мозг самостоятельно восстановить поврежденные файлы, папки и архивы, в которых хранилась информация о моем детстве, взрослении, молодости... О Боже, я ведь даже не знаю, сколько мне лет...
   Но, как говорила Скарлетт О'Хара, "Я подумаю об этом завтра".
   Хм, не странно ли, что я помню классическое произведение Маргарет Митчелл, помню его сюжет, помню, что мне категорично не нравится главная героиня, но при этом не помню ни момент прочтения этой книги, ни то, как информация о ней попала в мою голову.
   Завтра, девочка, подумаешь об этом завтра. А сейчас - спать...
  
  
  
   Глава 4. МОЯ девочка.
  
   Когда я вернулся в комнату, девочка уже спала.
   Куцый диван, на котором я проведу сегодняшнюю ночь, обещает мне всем своим видом завтрашнюю ломоту в теле. Может, лучше лечь спать на полу... Или, может, стоило согласиться с Виленом, когда тот сказал, что останется на ночь и присмотрит за девочкой... Я ответил ему: "Нет, я сам". Почему? Что ж, еще один вопрос без ответа. Подобных вопросов уже такое количество, что впору заняться их коллекционированием.
   Я кое-как примостил голову на подлокотник, и прикрыл глаза.
   Денек выдался, мягко говоря, интересным. Столько событий, столько изменений в обычном течении моей жизни из-за этих событий...
   Одним из преимуществ "бесчеловечности" является отсутствие усталости от эмоционального перенапряжения. Глядя на Вилена, выслушивая его бурные комментарии по поводу сегодняшних событий, я понимаю, что обычному человеку, на моем месте, потребовалось бы время на то, чтобы расслабиться перед сном. Я же не страдаю компенсаторной возбудимостью, и могу спокойно перейти из состояния бодрствования ко сну.
  
   Меня разбудил сдавленный крик. Второй крик - и я уже вскакиваю с дивана. Третий крик - и я уже возле кровати. Хватаю девочку за плечи и начинаю ее легонько трясти. Она открывает глаза, и ее крики переходят во всхлипывания.
   -Девочка, что тебе приснилось? Что тебя так напугало?
   Спросил, и тут же приписал себя к умственно отсталым: она же меня даже не слышит.
   Я отмечаю, что она адекватно реагирует на мою помощь, что она практически сразу успокаивается.
   У нее влажные ресницы, капельки слез вот-вот покатятся из уголков ее глаз по щекам. Я осознал свое действие лишь после того, как почувствовал соленый вкус ее слез у себя на языке. Я что, поцеловал ее глаза?
   Мое действие было настолько безотчетным, что я не могу дать ему ни определение, ни придумать ему вразумительную причину... Так, Рэд, в следующий раз, когда захочешь вытереть ей глаза, просто возьми платок.
   Интересно, что она подумала, что она почувствовала? А меня что, вообще волнует это? Как ни странно, да....
   Я жестом показываю ей "спи", и возвращаюсь на диван.
   Х-м-м, появление этой девочки в моей жизни изменило не только ее течение, оно изменило что-то во мне.
   Вот даже сейчас, вместо того, чтобы отключиться и уснуть, я прислушиваюсь к тому, как она ворочается у себя в кровати, как она тихо вздыхает. Может, она хочет кушать? Может, она хочет в туалет? Может, у нее что-то болит? Только вот я не решил пока, стоит ли мне встать и подойти к ней, чтобы выяснить, могу ли я ей чем-то помочь. Постепенно девочка успокоилась, и я перестал слышать что-либо. Спать пора...
  
   Обычно я просыпаюсь с первыми лучами солнца вне зависимости от того, в какое время лег спать. Сегодняшнее пробуждение отличается от обычного. Во-первых, я сразу понял, что утро уже далеко не раннее. Во-вторых, я проснулся не сам - меня разбудило легкое прикосновение к щеке. Я резко открываю глаза и вижу сидящую возле дивана девочку. Она улыбнулась мне, и приложила руку к сердцу, как бы извиняясь за то, что разбудила. Потом складывает ручки в умоляющем жесте и показывает в сторону ванной комнаты. Я быстро встаю и подхватываю ее на руки:
   -Маленькая моя, как же ты дошла до дивана? Давно проснулась?
   Да, Рэд. Это уже не смешно. Мало того, что ты говоришь с глухой, так еще послушай, что ты говоришь. Маленькая моя... Да у меня с головой вообще все в порядке?
   Девочка, естественно, никак не реагирует на мои слова, но снова показывает, что ей срочно надо в ванную.
  
   Мой кабинет - единственное место, в котором мы никогда не отключаем Защиту. Мы с Виленом только что закончили обсуждение забастовки на целлюлозной фабрике. Я посмотрел на свои наручные часы, и подумал, проснулась ли уже моя девочка... При этом в сотый раз отмечаю ненормальность поведения моих мыслей, которые постоянно возвращаются к ней.
   Да, и пора сообщить Вилену:
   -Я хочу, чтобы ты начал подготовку свадебной Церемонии.
   -Чего?
   Не имею привычки повторять свои вопросы:
   -Сколько тебе понадобится времени на это?
   Мой брат недоверчиво улыбается:
   -Ты все-таки решил...
   -Да.
  
   Вчера мы уделили этому вопросу достаточно внимания. Вилен спорил, предлагал другие варианты, утверждал, что это не укладывается ни в какие рамки, брызгал слюной, исходил на говно... Если бы он не был моим братом, то, наверное, не пережил бы ту перепалку, и сегодня его бы уже похоронили. Но, он, все-таки, мой брат, и поэтому, я, нехотя, в последний раз повторяю свои аргументы:
   -Для меня главное - это ее безопасность. Точка. Теперь через запятую. Устроить ее на какую-либо работу здесь, или где бы то ни было - небезопасно, потому что она глухо-немая и, по всей вероятности, дурочка, так что ее может обидеть любой желающий. Дать ей духовный сан - небезопасно, потому что она ....
   Вилен меня перебил:
   -Потому что она глухо-немая и, по всей вероятности, дурочка, - он четко скопировал мой монотонный голос, - и, тем самым, не сможет не только принимать участие в ритуалах, но и поставит под сомнение наши слова, о том, что она - особенная, и что это глас Божий велел тебе спасти ее. Безусловно, ты был абсолютно прав, представив Настоятелю ее "чудесное спасение", как Указ Небесной Канцелярии. Безусловно, не сделай ты этого, все бы начали задаваться вопросом, почему ты не использовал раньше и не собираешься использовать в дальнейшем свой Дар Исцеления на других людях. Это я понимаю и принимаю - мол, эта девочка - исключение из исключений, и, если вы хотите еще раз испробовать мой Дар на ком-то другом, то ждите Знамения свыше.
   Теперь уже я перебиваю его:
   -Это все говорено-переговорено. Может, хватит?
   -Давай найдем ей другого мужа, кого-то из духовников. Да любой из них усрется от радости, став мужем женщины, которую исцелил сам Избранный по гласу Божьему.
   -Опять же, где гарантии ее безопасности? Ты что, будешь навещать их и спрашивать "хорошо ли с тобой обращаются, сыта ли ты девица, в тепле ли ты красная?"... Нет, только себе и тебе я могу доверить ее защиту. Ты ясно высказал вчера свое мнение по этому вопросу. Так что остаюсь только я.
   -Но это же бред. Ты понимаешь, что лишаешь ее выбора? Ты понимаешь, что она может быть несчастной с тобой? Ты понимаешь...
   -Вилен, стоп. Я не понимаю, что такое "счастлив-несчастлив". Я понимаю только одно. Ее безопасность - превыше всего.
   -Да почему, черт бы тебя побрал? Да что тебе до ее безопасности?
   -Не знаю.
   -Но ты же тем самым приносишь себя в жертву ее безопасности!!!
   -Я ничем не жертвую. Ты не примеряй себя ко мне. Я, в отличие от тебя, ничего не чувствую, поэтому в моей жизни ничего не изменится, если кто-то станет моей женой. Так что, почему этой "кто-то" не сможет стать эта девочка?
  
  
   Вилен вносит в комнату завтрак и сообщает нам радостным голосом:
   -Рэд, я придумал ей имя. Красавица, как тебе нравится Бэмби? По-моему, тебе оно подходит идеально.
   Девочка даже не моргнула в ответ. Она продолжает всем своим видом демонстрировать протест...
  
   Еще вчера выяснилось, что девочка нас слышит. Точнее, она сама сообщила нам об этом. Вилен как раз рассказывал мне, что Церемония пройдет через два дня и что нам надо обсудить ее детали. Девочка хлопнула в ладоши, привлекая к себе наше внимание, и показала на свое ухо. Мой брат среагировал моментально:
   -Ты показываешь, что можешь слышать наш разговор?
   Она утвердительно кивнула.
   Потом Вилен задал еще ряд вопросов: Говорить можешь? Как тебя зовут? Откуда ты? Сколько тебе лет? Кто твоя семья? Ты немая от рождения?
   На все эти вопросы она в ответ либо качала головой, либо пожимала плечами.
   Тогда спросил я:
   -Ты знаешь язык жестов?
   Опять отрицательный ответ.
   Вилен зашелся в рассуждениях:
   -Рэд, почему она может слышать, а говорить - нет?
   -Не знаю, но она пришла Туда уже немая.
   Я сказал "туда" и посмотрел на девочку:
   -Ты помнишь, как попала в крепость?
   Она сморщила лобик и вопросительно посмотрела на меня. Я уточнил:
   -Я имею в виду крепость, находящуюся в селении сообщества Никлэдов? Ту крепость, где тебя пытали?
   У меня пересохло горло, когда я вспомнил ее в той камере...
   Девочка посмотрела на меня с неподдельным ужасом. Показала на себя пальцем, как бы спрашивая "Меня? Меня пытали?".
   Я не знал, стоит ли ей рассказывать о том, что видел собственными глазами, и то, что мне стало известно со слов ее палачей. Как описать ей все то, что с ней делали. Да и нужно ли ей это знание. В данной ситуации - ее счастье в неведении. Возможно, Мирослава, исцелив ее тело, смогла каким-то образом стереть ее воспоминания. По крайней мере, я не вижу другого объяснения.
   Потом я решил спросить:
   -Хорошо, а что ты помнишь?
   Она показала на меня и на свои глаза. Я уточнил:
   -Ты помнишь мои глаза?
   Кивок. Продолжение списка вопросов:
   -А что ты помнишь до этого?
   Нешироко раскинула руки в стороны и покачала головой.
   Это был наш первый с ней "диалог", и я удивился насколько легко понимал значение ее ответов:
   -Ты хочешь сказать, что ничего не помнишь?
   Она закрыла лицо руками, и я подошел к ней, чтобы успокоить:
   -Девочка, ты жива, и это - главное. Ну, не помнишь ничего, подумаешь... Тоже мне проблема. Обещаю, что позабочусь о тебе.
   Ее руки переместились мне на плечи, и я заглянул ей в глаза - в них читалось доверие.
   Через минуту я сообщил ей о том, что она станет моей женой...
  
   Глава 5. Свадьба.
  
   Первые два дня после пробуждения без Боли (интересно, я теперь всегда буду думать о ней с большой буквы "Б"?), я только и делала, что спала и кушала. В общем, как определил Вилен, вела образ жизни младенца. На третий день часы сна стали постепенно сокращаться. День четвертый стал переломным...
   Во-первых, я смогла самостоятельно дойти до ванной и вернуться обратно, и при этом не почувствовала усталость. В-вторых, я не хотела спать днем. В-третьих, вечером я, наконец, посмотрела на себя в зеркало, которое-таки додумался принести Рэд.
   Я увидела в отражении знакомое до последней черточки лицо.
   На меня смотрели мои карие глаза. Наверное, это мое воображение приписывало им глубокомысленный полный вопросов взгляд. С другой стороны, каким взглядом должен отображаться внутренний мир человека, потерявшего память, человека, который не ощущает связь с внешним Миром...
  
   Позавчера был день пятый, завтра - день свадебной Церемонии (ха-ха-ха) - день восьмой.
   Позавчера я поняла, что ничего не поняла. Позавчера я узнала о том, что "выхожу замуж".
  
   Услышав, как Вилен с Рэдом обсуждают, как лучше объяснить мне то, как надо вести себя на какой-то Церемонии... увидев их озадаченные лица... В общем, я подумала и решила: "Они с таким терпением заботятся обо мне. Они хотят, чтобы я приняла участие в Церемонии (на тот момент, мне было совершенно неинтересно, а что это, собственно, за Церемония такая!). Они искренне переживают, что я не смогу нормально вести себя во время этой Церемонии, потому что не знают, как мне объяснить эти самые правила поведения. Облегчить им задачу - это самое малое, что я могу для них сделать за их доброе ко мне отношение. Тем более, что за все эти дни я не услышала ничего "такого"... а, услышанное мною ранее о Защите и репутации, ну так что ж, они ведь не знают и никогда не узнают, что я в тот момент была в сознании. Решено, открываем карту первую..."
   Потом была карта вторая - я сообщила им о своей полной амнезии... И вот, после этого Рэд начал успокаивать меня, сказал, что позаботится обо мне и что... станет моим мужем. Когда до меня дошел смысл его слов, во мне поднялась такая волна негодования, что я чуть не выдала им свое умение разговаривать. Причем я готова была продемонстрировать им это свое умение не только на литературном языке, но и на сленге... причем не только на английском языке, но и на русском, да и вообще на всех известных мне языках и наречиях.
   Но я прикусила свой язык, чтобы он не решил распуститься в недопустимый момент, и стала активно махать головой: мол, спасибо за оказанную честь, но я не хочу, и не буду становиться Вашей навеки.
   Рэд начал объяснять, что так будет лучше для меня, что так я буду в полной безопасности, что, откуда бы я ни была родом, там не смогли обеспечить мне безопасность, что я оказалась в очень-очень большой опасности, и что в случае, если я даже вспомню, кто я и откуда, он меня туда никогда никому не вернет, потому что это - опасно, и т.д. и т.п.
   Я продолжала активно махать головой и жестикулировать руками: мол, Вы такой шикарный мужчина, а я... ну не Вашего поля я ягода...
   А сама в этот момент лихорадочно соображала: да у него параноидальный ход мыслей... да слова "опасность-безопасность" лидируют по частоте использования, причем не просто лидируют, а вырываются вперед, оставляя остальные слова далеко позади...
   И я, наконец, поняла, что, оказалась со своей амнезией в каком-то специально-экспериментальном дурдоме, в котором Медик, он же психиатр, в качестве лечебной терапии предписывает больным уход друг за другом... Итак, если я имею дело с сумасшедшими, значит, надо быть очень-очень осторожной. Какая же я умница, что молчу, ведь когда молчишь, психи меньше бесятся. Ой, психам же нельзя смотреть в глаза. Опускаем взгляд. Так-с, ведем себя тихо-тихо, ничем не раздражаем Избранного... врач рано или поздно придет, и я попрошу перевести меня в другую палату, либо изменить мне метод лечения.
   Когда я выстроила такую чудесную логическую цепочку, мне сразу полегчало, и на слова Вилена: "Да любая бы прыгала от радости, узнав, что станет королевой", - я отреагировала спокойно, ну почти спокойно, потому что не удержалась и одарила его взглядом, соответствующим строке из песни Высоцкого: "сумасшедший, что возьмешь"...
  
   Вилен, как всегда, бодро входит в комнату:
   -Рэд, я придумал ей имя. Красавица, как тебе нравится Бэмби? По-моему, тебе оно подходит идеально.
   Так, не шевелись, не показывай им ничего ни жестом, ни взглядом... У-У-У, как же хочется покрутить пальцем у виска, аж рука зачесалась... Да где же этот доктор Медик, который разговаривал с психом Рэдом в такой подобострастной форме "Ваше право, Избранный". Хотя, его тактика поведения с больным абсолютно правильная, учитывая то, что с психами всегда и во всем надо соглашаться, дабы не будоражить их воспаленное воображение...
   Но, как же я устала сидеть овощем и делать безучастный ко всему вид.
   А Вилен никак не уймется:
   -Решено, с сегодняшнего дня, ты - Бэмби, раз никто не возражает.
   И в этот момент меня озарило: если это - эксперимент, то не может же персонал дурдома оставить даму наедине с двумя огромными мужиками - психами без наблюдения. Эврика, здесь должны быть скрытые камеры, которые в прямом эфире демонстрируют медперсоналу это ненормальное (в прямом смысле слова) "реалити-шоу".
   Я смотрю в пол, и слушаю Рэда, который в третий раз объясняет мне:
   -Ты только слушай, что мы тебе говорим... Идти - ты идешь, повернись - ты поворачиваешься, сидеть - ты садишься...
   Я устала слушать этот бред и, рискуя вызвать в нем вспышку психоза, поднимаю руку, останавливая этот, утомивший меня, ликбез. Нет, все-таки, эти психи совершенно небуйные, так и хочется вслух поблагодарить Медика за правильно подобранных участников эксперимента. Рэд замолчал на полуслове и посмотрел на меня. Точнее, в сторону моего лица, насколько я могу судить по расположению его подбородка, на который смотрю в данный момент. Я же девушка с амнезией, а не с ума лишением, так что смотреть ему в глаза не собираюсь. Жестом показываю, что мне надо принести то, чем писать и то, на чем писать. Вилен через минуту протягивает мне пластиковую дощечку и прикольный (стеклянный - я таких раньше не видела) то ли маркер, то ли фломастер с губкообразной крышечкой. Я так понимаю, что назначением этого колпачка является стирание слов с дощечки. Вот и ладненько, что Вилен принес не просто бумагу с ручкой - мне теперь не придется делать лишние движения, смывая в унитаз то, что я собираюсь написать.
   Я рискую во второй раз за сегодня, показывая Рэду и его брату (или не брату - кто их разберет, хотя внешнее сходство склоняет меня к выводу о том, что они-таки состоят в фамильном родстве) оставить меня одну в комнате. Какие покладистые... Да, Медик, премия уже у тебя в кармане. Какими же лекарствами ты их пичкаешь, чтобы сделать из них таких послушных "мальчиков-зайчиков"? Если эти медикаменты даже из психов делают настоящих джентльменов, то насколько же благотворно они будут влиять на мужчин с ненарушенной психикой... Ну, где вы видели мужиков, которым жестом показываешь на дверь, и они беспрекословно выходят из комнаты... Ой, идея, Медику надо использовать этот эксперимент в качестве рекламы этих препаратов. Да все женщины выстроятся за ними в очередь, и будут подсыпать их своим мужикам в пищу, в результате чего "жить станет лучше, жить станет веселее". Так, это я что-то отвлеклась.
   Пишем: "Doc/ I need to talk to you/ Immediately/"*. Затем я с этой табличкой подхожу к каждому углу комнаты, подпрыгиваю, высоко поднимая ее над головой (на всякий случай, а вдруг камеры высоко расположены). Потом быстренько стираю губкой написанное, и сажусь на кровать с невинным выражением лица.
   Рэда не было довольно долго. Когда он вернулся, увидев чистую дощечку, лежащую рядом со мной, тихо пробормотал:
   -Что, так и не вспомнила буквы? Это ничего, ты же, может, вообще их не знала. Но, если захочешь научиться читать - писать, то я договорюсь с Виленом. Из него учитель получше, чем из меня...
   И... гладит меня по голове... Ну, точно - дурдом...
   Уж полночь близится, а Медика все нет...
  
   Лады, пора на боковую - утро вечера мудренее.
  
   Как только я пообедала, Вилен настойчиво еще раз попросил меня вести себя сегодня, как подобает послушной девочке:
   -Бэмби, мне тоже не нравится эта идея Рэда. Но он - Избранный, и никто не смеет перечить ему, никто не может проявить непослушание по отношению к нему. Ты должна пережить этот день и при этом не дать повода присутствующим на Церемонии сомневаться в непогрешимости решения Избранного жениться на тебе. Бэмби, я тебя умоляю - без фокусов. Ты целый день будешь в центре внимания. Долгие годы люди будут вспоминать эту свадьбу, смакуя каждую ее деталь. Я понятия не имею, о чем ты думаешь, что ты вообще понимаешь из происходящего... Пожалуйста, кивни, что ты услышала мои слова, и что их смысл дошел до тебя.
   Мне кажется, что шутка затянулась... Но, если я решила, что моим девизом является фраза "Не потревожь психа, находящегося рядом с тобой", то надо выражать согласие.
   Киваю. Вилен вздохнул с облегчением, и я в очередной раз подивилась многогранности его болезненных фантазий и тому, насколько прогрессирующим психическим расстройством он страдает. Вилен не только искренне верит в то, что говорит, но и в своих фантазиях волнуется за репутацию брата.
   Он спрашивает меня:
   -Ты сможешь сама надеть платье? Может, тебе помочь?
   Я замотала головой. Вилен тут же ненадолго выходит из комнаты.
   Возвращается с серым мешком, который аккуратно перекинут через его руки. Эти психи что, хотят одеть меня в мешок, проводя свою "церемонию"? Я сразу представляю себе то, как они делали в нем прорези для головы и для рук с помощью... Стоп... С помощью чего? Колющие и режущие инструменты в дурдоме не выдают даже самым спокойным больным.
   Пока я рассуждаю о том, как будет до колик в животе смеяться медперсонал, наблюдая за "невестой", одетой в мешок, Вилен аккуратно перехватывает одной рукой его край и вытаскивает из него... ослепительно-белые кружева. Он бережно кладет ЭТО на диван и улыбается:
   -Фух, ты себе не представляешь, чего мне стоило заполучить его. Никогда не думал, что это настолько сложно - выбрать фасон, материал, швею-модистку.
   Пока я недоверчиво рассматриваю эти кружева, строя в уме логические предположения об их происхождении (самым невинным было то, что они украли в чьей-то палате занавеску), к нам присоединяется Рэд, точнее, ко мне, так как он сразу говорит своему брату нас оставить.
   Он медленно подходит ко мне (судя по звукам шагов, так как моя голова все еще предусмотрительно опущена), пока, наконец, в поле моего зрения не появляются его ноги. Обращается ко мне тихим голосом:
   -Девочка моя, ты ни разу не взглянула на меня с того момента, как узнала о моем решении взять тебя в жены. Не знаю, возможно, Вилен был прав, сказав, что я лишаю тебя выбора... В наше... в моем королевстве, откуда я родом, было принято предлагать руку и сердце, и просить согласия, опускаясь на колено перед своей невестой. Разреши мне, - встает на колено так резко, что успевает поймать мой опущенный на его ноги, взгляд, - пообещать тебе, что я никогда не обижу тебя, никогда не причиню тебе боль, что, пока бьется мое сердце, ты будешь в безопасности.
   Утвердительно киваю головой... и... я же не железная... вот и не сдерживаю ухмылку... "Конечно, псих - Рэд, конечно, я буду в безопасности. И просто счастлива стать твоей женой", - ехидным голосом проговариваю про себя эти слова, и моя насмешливая улыбка становится еще шире. Но что удивляет меня в этот момент, так это намек на улыбку на лице Рэда. Я впервые вижу на его лице даже такое скупое проявление чувств. Он берет мои пальцы и мягко прижимается к ним губами. Потом резко встает (вообще он все делает резко - быстро - скоординировано), и просит меня:
   -Одевайся, до начала Церемонии осталось совсем немного времени.
   Только после того, как он вышел из комнаты, я приблизилась к дивану и взяла в руки почти невесомое нечто, которое при ближайшем рассмотрении оказалось... платьем. И где же они его откопали? Или это Медик подыгрывает им в их игре...
   Ну, я же - обычная женщина, и, если у меня в руках оказывается предмет одежды, то я не вижу причин отказать себе в том, чтобы натянуть его на себя, и посмотреться на себя в зеркало.
   Я сняла с себя рубашку. На платье не обнаружилось ни одной застежки, пуговицы или молнии, и мне пришлось натягивать эту суперэластичную ткань через голову.
   В результате, мое тело оказалось покрыто невероятно приятной на ощупь материей. Платье "в пол" облегает меня, подобно лайковой перчатке, и лишь ниже колен его покрой относительно свободный. При этом, сделав несколько шагов, мне пришлось признать, что этого вполне достаточно, чтобы не сковывать мои движения при ходьбе. Я захожу в ванную комнату и снимаю с крючка зеркало, затем ставлю его на диван. Отхожу на несколько шагов назад, чтобы получить возможность увидеть себя в полный рост. Лиф платья пошит таким образом, что поддерживает мою грудь, как если бы на мне был надет мой любимый бюстгальтер. Мысль об этой, так необходимой моей пышной груди, детали нижнего белья, заставляет меня тут же вспомнить об отсутствии на мне такового вообще. Интересно, почему, я не вспоминала о лифчиках - трусиках все эти дни, зато сейчас остро ощутила их необходимость? Поразмыслим над этим как-нибудь в другой раз. А ведь, если задуматься, у меня в файле мозга, сохраненном как "на потом", накопилось уже немало подобных вопросов. Скоро придется себе на них либо отвечать, либо удалять... либо архивировать. Так, девочка-Бэмби, не отвлекайся. Ах да, верх платья целомудренно декольтирован квадратным вырезом, рукава доходят до середины кисти. Нет, но из чего же все-таки сшито это платье? Каждая деталь кружева исключительна по своей форме (по крайней мере, на данный момент мне не удается найти ни одного идентичного узора), и на ощупь они напоминают мягчайшей выделки кожу. Каким образом они прикреплены к основе платья? Не ниткой - это точно. Может, каким - то клеем? Скорее всего...
   Я немного поправила волосы, показала себе язык, покрутилась перед зеркалом, и, напоследок, пригладила платье вниз по бедрам.
   Когда мой осмотр был закончен, вернулся Вилен, держа в одной руке туфли, а в другой - куски золотой и черной ткани.
   Его глаза немного расширились при виде платья, но я поспешно отвожу свой взгляд, так что мне это, скорее всего, показалось. Он подходит ко мне и ставит передо мной туфли. Я, не наклоняясь, засовываю в них свои ступни, и, осознав, что это не туфли, а, скорее кожаные тапочки, недовольно поджимаю губы (они с братом что, не знают выражение "в гробу и в белых тапках"?).
   Вилен стал тут же извиняться, заметив недовольство на моем лице:
   -Бэмби, мне показалось, что тебе будет тяжело ходить в туфлях. А так, все равно под платьем никто не увидит, во что ты обута, зато ноги не устанут. Ты же еще не полностью окрепла.
   Вот он - настоящий мужчина, который думает только об удобстве. Бэмби, расслабься, какая разница, во что ты одета-обута? Ты так серьезно отнеслась к не туфлям на своих ногах, как будто эта шутовская, воображаемая ими, церемония будет происходить на самом деле.
   Затем Вилен откладывает в сторону черную ткань, и протягивает мне золотую:
   -Это - одна из моих парадных накидок - на изготовление новой, специально для тебя, не хватило бы времени. Я распорядился ее немного укоротить. Давай посмотрим, насколько хорош мой глазомер.
   Он заходит мне за спину и защелкивает на уровне моей впадинки между ключицами красивую позолоченную застежку (она же не может быть золотой, ведь так?). Я посмотрела вниз, чтобы лучше рассмотреть ткань накидки. Нет, она не золотого цвета. Она замысловато вышита золотыми нитками. Я скосила взгляд в сторону зеркала и увидела, что издалека рисунок узора представляет собой изображение сказочных по своей красоте птиц. Очень необычная техника шитья... Оп-па, а я что-то в этом понимаю... Может, я по профессии, выражаясь словами Вилена, швея-модистка? Так-с, где мой файл? Сохраняю в тебя еще один вопросик.
   Вилен так и стоит у меня за спиной, его руки лежат на моих плечах:
   -Бэмби, тебе нравится? - и, не дожидаясь проявления реакции с моей стороны, продолжает, - Честно говоря, я уже не уверен, что принял правильное решение, когда отказался от предложения Рэда.
   Потом отходит от меня и берет в руки черную ткань:
   -Не смотри так на меня, я тоже не в восторге от этой традиции надевать на невесту похоронный саван. Но это только до тех пор, пока вас официально не объявят мужем и женой.
   Я руками отталкиваю этот саван, и Вилен пускается в объяснения:
   -Бэмби, успокойся. Против традиций не попрешь, ясно? Здесь принято подчеркнуть этим предметом тот факт, что ты как бы умираешь для своей семьи, своего дома, своих родителей и рождаешься для своего мужа. Конечно, тебе будет немного неуютно под ним - ты же ничего не будешь видеть. Но ты не бойся, я все время буду держать тебя за руку, и не дам тебе упасть, или наткнуться на какое-то препятствие.
   Мой мозг начинает яростно сигнализировать SOS - это не вписывается ни в какую схему никакого лечебно терапевтического эксперимента. Псих не может быть настолько разумным, чтобы придумывать для своих фантазий подобные... традиции.
   Вилен, видя изменения в выражении моего лица, паникует:
   -Бэмби, пожалуйста, успокойся. Ты же вела себя так хорошо. Сейчас не время для такого нерозумного поведения. Пожалуйста, не разрушай наши планы и возьми себя в руки.
   А что он сделает, если я начну бегать по комнате, вопя во все горло? Нет, мне совсем не улыбается усложнять свое, и без того запутанное, положение.
   Вилен видит резкую смену моего настроения, медленно накидывает мне на голову саван, который, судя по шорохам при соприкосновении с полом, длиннее, чем накидка.
   Потом он ощупью находит под ним мое правое предплечье, сжимает его и жестко говорит:
   -Идем... И, Бэмби, без фокусов. На кону, без преувеличения, наша жизнь.
  
   Мы недолго шли по коридору, потом спустились по лестнице на два пролета и оказались, судя по количеству воздуха, на улице. Вилен сделал еще несколько шагов и сказал мне поднять повыше ногу. Раз уж я решила вести себя как марионетка, то нечего гадать, зачем меня просят сделать то или иное движение - надо слепо подчиняться указаниям. Я чувствую на своей талии вторую руку Вилена. И автоматически, ощутив опору под правой ногой, поднимаю левую. Мой кукловод подталкивает меня, и слегка разворачивает, пока я не почувствовала, как что-то упирается мне под колени. Я подчиняюсь его словам: "Присядь, пожалуйста", - и тут же ощущаю, что пол и сиденье подо мной аккуратно поднимаются. Вилен присаживается рядом, приобнимает меня за плечи и хвалит: "Хорошая девочка, так держать".
   То, в чем мы находимся, стало двигаться, слегка покачиваясь в такт... чего?... неужели шагов? Судя по ощущениям и звукам снаружи (я чувствую, что мы внутри чего-то), нас кто-то несет.
   Как только мы остановились, Вилен поднял меня и вывел наружу. Мои тапочки оказываются на чем-то мягком, напоминающем ковер. Мы идем, и я слышу тихий гул множества голосов, раздающийся со всех сторон.
   Мои мысли застыли. Они не могут ни о чем думать, ничего анализировать, они не способны выдвигать какие-либо предположения по поводу происходящего со мной в данный момент.
   Все, на что способен мой разум - это фиксировать сигналы слуха и обоняния. Еще, я полностью концентрируюсь на своей осанке, стараясь держать спину максимально прямо (смех, да и только - но вот мне, почему-то, совсем не смешно).
   -Бэмби, сейчас будет лестница в пять ступенек, - тихо сказал Вилен, немного сбавляя темп, и, убедившись в том, что я нащупываю первую ступеньку, вздыхает с облегчением.
   Я начинаю мысленно призывать свои серые клетки: "Сволочи помороженные, что же вы так себя ведете? А ну думать быстро!!! Или вы хотите, чтобы я это делала за вас?". А в ответ тишина...
   В помещении, в которое меня ввел Вилен, немного душновато.
  
   Мы все шли и шли, затем поднялись на три ступеньки.
   Поддаваясь давлению на свое предплечье, делаю поворот на девяносто градусов и мгновенно ощущаю неуютный вакуум полной тишины. Пальцы Вилена слегка сжались, как бы напоминая "без глупостей", и сразу после этого, он отпускает мою руку. Я перестала ощущать его рядом с собой и так испугалась, что чуть не заорала во всю глотку. Хорошо, что услышала громкий мужской, абсолютно незнакомый мне, голос позади себя. Это помогло мне взять себя в руки и осознать, что меня не оставили неизвестно где совершенно одну. Этот голос продекламировал нараспев:
   -Возблагодарим нашего небесного Отца. Аминь.
   И в ответ послышался многоголосый повтор:
   -Аминь.
   -Велики деяния Его. Аминь.
   -Аминь.
   -Неисповедимы пути Его. Аминь.
   -Аминь.
   -Восславим же милость Его. Аве-Аве-Аве.
   -Аве-Аве-Аве.
   От экзальтации всех этих голосов, у меня по спине бегом промчались мурашки.
   Мои мысли начинают постепенно включаться, и я начинаю рассуждать о причинах своего внутреннего дискомфорта (второстепенных, разумеется, так как главная его причина в том, что я нахожусь неизвестно где, в окружении неизвестно кого).
   Мне уже не хочется вслушиваться в смысл проповеди - я верю в Бога, но считаю все слова проповедника пустыми и неискренними.
   К сожалению, я не могу вспомнить, кем была, и какой образ жизни вела, и то, насколько мои действия в прошлом соответствовали главной Божьей заповеди: возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим и всею душею твоею и всем разумением твоим. Но мне очень хочется верить, что я всегда помнила об этом.
   В манере проповеди, в голосах, отвечающих на эту проповедь, я не слышу глубокой благодарной веры. Это - неприкрытое слепое поклонение, замешанное на чувстве страха перед наказанием. Проповедник через слово повторяет "грех-кара". Думать - грех - кара, непослушание - грех - кара, и все в таком духе.
   По моему убеждению, вера без любви делает человека фанатиком. Более того, я считаю, что любое, самое благое человеческое качество без любви становится не благим. Справедливость без любви делает человека жестоким, обязанность без любви делает человека раздражительным, ум без любви делает человека хитрым, вожделение без любви делает человека похотливым...
   Все-таки, нервное напряжение и стресс от происходящего привели меня к тому, что мои мысли кидаются из крайности в крайность - то застывают на месте, то мчатся навстречу философским материям.
   Как же проповедник долго разглагольствует! Когда же, наконец, иссякнет его словоблудие! Я устала, я хочу пить...
   Судя по источнику голоса, его обладатель медленно проходит мимо меня, и уже стоит не позади, а впереди, при этом содержание его проповеди плавно переходит к причине сегодняшней Церемонии:
   -Чудеса и знамения есть суть проявления воли Всевышнего. Мы все стали свидетелями одного из таких Чудес. Отец небесный привел Избранного к этой женщине и сказал ему взять ее в жены. Наш Прим ответил Господу, что эта женщина смертельно изранена, и никто не сможет вернуть ее к жизни. Но Бог дал Избранному Дар исцелить ее. Аве-Аве-Аве.
   -Аве-Аве-Аве.
   Я уже окончательно запуталась.
   Значит, я для этих людей - проявление воли Божьей, направленной непосредственно к моей персоне? Интересно, этот проповедник сам верит в то, что говорит? Или, быть может, Избранный страдает-таки каким-то психическим расстройством, и считает себя способным разговаривать с Богом? Но ведь не мог же Рэд внушить себе и то, что он меня "чудесно исцелил". Разумеется, я отчетливо помню Боль, но не думаю, что ее исчезновение связано с "чудесным исцелением".
   Да, и, кстати, дорогой словоблуд, Бог не любит тех, кто, прикрываясь его именем, преследует свои цели. Надеюсь, ты говоришь искренне, и лишь повторяешь то, что тебе сказал Рэд (который для всех вас и Прим, и Король, и Избранный в одном лице).
   Да куда же меня занесло? Да ни в одной стране Мира не сохранилось настолько монархическое общество. Или сохранилось, но я не сильно разбираюсь в этом вопросе? Или я растеряла это свое знание наряду со своей памятью? Или...
   Где-то открылась дверь, и я слышу, как в стороне от меня Вилен громко произносит:
   - Прим Рэд.
   Люди, находящиеся в этом помещении, приходят в какое-то движение.
   Как же мне надоел этот саван - так и хочется стащить его с себя, и осмотреться вокруг.
   Кто-то подходит ко мне и становится рядом. Проповедник, в ненамного изменившейся интонации, продолжает:
   -Мы собрались здесь сегодня, чтобы отдать эту женщину в жены Приму. Да будет исполнена воля Божья. Аминь.
   И никаких тебе, готова/готов ли ты в радости, в горе, в здоровье.... Никаких тебе, есть ли среди вас кто-то, кто против этого брака... Никаких тебе, согласна/согласен ли ты... Все предельно просто:
   -Да свершится обряд передачи.
   Я что, неодушевленный предмет, чтобы меня передавать? Или, помимо монархической крайности, здесь еще приветствуется крайность патриархальная? А слово "эмансипация" здесь существует, или как?
   Со всех сторон стал нарастать монотонный многоголосый вой, который получается, если люди издают звуки на одной и той же ноте, не раскрывая при этом свои рты. Получилось эдакое зловещее "ыыыыыыыы".
   Давление накидки на мою голову стало постепенно уменьшаться, и я поняла, что кто-то поднимает снизу вверх края моего савана. Кажется, я перестала дышать, мое состояние становится почти полуобморочным. Я высвобождаю из-под накидки руки, чтобы прижать их к своим щекам, но ровно в этот момент саван поднимается до уровня моей груди, и чьи-то (похоже, Рэда) пальцы перехватывают мои запястья и опускают мои руки вниз. Я инстинктивно закрываю глаза, ожидая их реакции на свет после кромешной темноты. Как только меня полностью освобождают от савана, я еще и зажмуриваюсь. Вой вокруг становится на октаву выше. Я слышу шепот Рэда:
   -Привет, - он легко касается поцелуем моих губ и просит, - открой глазки, Бэмби.
   Не знаю, что Рэд увидел в моем взгляде, когда я выполнила его просьбу, но он посчитал нужным похвалить и приободрить меня:
   -Умничка - держалась молодцом. Потерпи еще немного - скоро Церемония закончится.
   Мне все так же комфортно смотреть ему в глаза, как и раньше (пока я не записала его в психи). И, возможно, не отведи Рэд свой взгляд первым, мне бы не удалось это сделать еще какое-то время.
   Внезапно гул смолк, как будто кто-то дал знак этому ненормальному хору немедленно заткнуться.
   Рэд отпускает мою правую руку, и показывает направление нашего движения. Как робот переставляю изрядно затекшие ноги (Вилен, спасибо - в туфлях я бы правда не выдержала), и вижу на небольшом возвышении красивые позолоченные кресла, расположенные почти вплотную к стене. Мы с Рэдом подходим и поворачиваемся к ним спиной.
   Все на что меня сейчас хватает, это тупо копировать телодвижения своего "мужа" (Бэмби, причем здесь кавычки, он и есть твой муж, по законам и убеждению этих людей).
  
   Я, наконец, получила возможность рассмотреть присутствующих в этом зале коленопреклоненных людей.
   Очень интересная геометрия получается...
   Три ряда по четыре группы-треугольника в каждом. Итак, я насчитываю двена- дцать групп людей, по двенадцать человек в каждой. Мужчины (ни одной женщины я пока не вижу) находятся в пределах своей группы, образуя равнобедренные треугольники. В вершине каждого треугольника стоит сначала один человек, за ним два, за этими двумя уже четверо и, наконец, в основании, их пятеро.
   Причем все они приняли разные позы. Те мужчины, которые образуют вершины своих групп, стоят на одном колене, те, кто стоят по двое, преклонили оба колена, по четверо - еще прислонили к полу ладони, ну а те, кто по пятеро, добавили к своим ладоням еще и лбы.
   Разделены они на группы не только условными треугольниками, но и цветами накидок: красный, оранжевый, черный, серый, голубой, желтый, синий, белый, зеленый, коричневый, фиолетовый и розовый.
   Только в красном треугольники я наблюдаю, что все находятся в одинаковой позе "ничком".
   В золотых только мы с Рэдом. В нашем цвете должен быть еще и Вилен (это же его накидка на мне), но я его пока не наблюдаю.
   Проповедник стоит внизу в черно - золотой, единственной двухцветной здесь, накидке. С той точки, в которой мы с Рэдом находимся, мне частично виден профиль "двухцветного", но этого явно недостаточно, чтобы я могла определить его возраст и охарактеризовать его внешность.
   После очередных слов проповедника, заканчивающихся "Аве-Аве-Аве", мы с Рэдом садимся в кресла (или на троны - как правильно говорить?), а все сто сорок четыре человека в зале поднимаются на ноги.
   Ясненько, эти бедняги не все время Церемонии находились в коленопреклоненных позах, а лишь тот ее промежуток, в котором Рэд вошел зал и сел на трон (или, все-таки, в кресло?). Мне захотелось встать, чтобы проверить, а бухнутся ли они на колени передо мной тоже, но сразу отгоняю эту мысль прочь, как ребяческую, и остаюсь сидеть эдаким изваянием (по крайней мере, именно так я представляю себе себя со стороны).
   И вот, наконец, проповедник поворачивается к нам лицом в выжидательной позе.
   Судя по всему, теперь очередь за Рэдом обратиться к толпе. Я немного скосила взгляд, чтобы убедиться в том, что выражение его лица ни капли не изменилось из-за того, что он - Избранный и сидит выше всех. Он все так же безучастно равнодушен. Ни тебе надменности, ни тебе высокомерия... Тьфу ты, а ведь мне эта его черта, похоже, нравится...
   -Граждане, традиционные угощения ждут вас. Настоятель может закончить Церемонию.
   Ага, то есть проповедник, которому я теперь, при ближайшем рассмотрении, дала бы характеристику "немного за сорок, с ничем не примечательной внешностью", называется здесь Настоятелем. Так и запишем... Этот ничем не примечательный как-то недобро посмотрел на Рэда, и повернулся к гражданам.
   Затем повторилось то же, что и в начале Церемонии:
   -Возблагодарим...
   -Велики...
   -Неисповедимы...
  
   Лишь после того, как за Настоятелем закрылась дверь, Рэд встает и подает мне руку.
  
   Мы с ним молча выходим из зала через другую боковую дверь и занимаем места друг напротив друга в поджидающих нас носилках (значит, мои ощущения меня не обманули, и я действительно прибыла в них на Церемонию).
   Когда четверо слуг (или рабов) подняли носилки, Рэд предупреждает меня:
   -Сейчас нас ждет свадебный пир.
   Он сделал корпусом плавное движение вперед, но я оттолкнула его пальцы на полпути ко мне, и посмотрела на него взглядом "хоть ты мне и муж, но руки распускать я тебе не позволю". Он и бровью не повел на мое противодействие, легко преодолевает сопротивление моих рук, и расстегивает на моей накидке застежку. Затем проделывает то же самое со своей, и снимает с себя накидку со словами:
   -Бэмби, сними накидку - их одевают только на официальные приемы и церемонии.
   Ничуть не смутившись проявления своей, как оказалось ложной, тревоги, я последовала его совету.
  
   Несли нас минут десять. За все это время Рэд лишь единожды прервал молчание, спросив, не испытываю ли я естественную нужду. Я покачала головой, и он отвернулся, чтобы не отвлекать меня от моих многочисленных мыслей.
   Итак, пора подвести итоги:
   Первое (абсолютно верное): мы с Рэдом и его братом не являемся пациентами психиатрической клиники.
   Второе (самое ничтожно вероятное): мне, с моего согласия, стерли всю память, и я участвую в очередном шоу, наподобие "Скрытой камеры", а все мои друзья и родные сейчас надрывают животы, наблюдая за мной. Вот я сейчас подумала о друзьях и родных, и задумалась о том, а имеются ли у меня таковые вообще? Конечно да, глупая девочка - Бэмби, не волнуйся.
   Третье (чуть-чуть более вероятное): я - добровольный участник очередного шоу - назовем его, к примеру, "Реальное фэнтези", по условиям участия в котором, опять же с моего согласия, мне предварительно стерли всю память.
   Четвертое (такое же чуть-чуть, как и предыдущее): я реально сошла с ума, и сейчас нахожусь в плену своих фантазий. На самом деле реальная я лежит сейчас в какой-то больнице, в коме, и видит сны.
   Пятое (чуть более вероятное): я нахожусь в неизвестной мне стране, где никто не интересуется моим гражданством. Кстати, а какое оно у меня? Даже, если мой родной язык - русский, это не означает, что я - гражданка России.
   Шестое (еще более вероятное): я нахожусь на территории какого-то, изолированного от остального Мира сообщества, которое одновременно является так называемой религиозной сектой.
   Седьмое (самое вероятное): это - не игра, это - не мои фантазии, это - вообще не тот Мир, к которому я принадлежу, это - не мой Мир.
   В общем, если кратко изложить свое ощущение от абсолютной чуждости всего, что меня окружает - я нахожусь в неМире.
   Вывод - да какая разница, где я нахожусь? Главное - найти выход отсюда в свой Мир, и при этом остаться в целости и сохранности. В моем Мире, где все буднично и знакомо, мне будет за что зацепиться, чтобы вытащить свою память наружу. В моем Мире я смогу (наверное) чувствовать себя комфортно и без этой памяти. Нарастим со временем другую.
   Порядок действий - не спешим, двигаемся постепенно, получаем как можно больше информации, и не даем никому повода заподозрить меня в планировании побега.
   Когда я принимаю решение, мне всегда становится лучше. Тяжело прийти к решению, но, когда оно уже сформировано, то я ощущаю лишь ясность мыслей и решимость его реализовать.
  
   Перед тем, как выйти из носилок, Рэд дает мне следующие инструкции:
   - Во время торжественных трапез, правила - другие. Я встаю - все встают, я сижу - все сидят. Это не относится только к рабам, которые обслуживают трапезу. Так что, пожалуйста, если тебе захочется встать, дай мне знак.
   Один из носильщиков отодвигает полог, и я выхожу вслед за Рэдом на залитую солнцем зеленую лужайку. Прямо посередине лужайки натянут огромный белый тент, закрепленный на деревянных, с красивой резьбой, колоннах. Под тентом стоят заваленные яствами столы, расположенные буквой Ш.
   Понятно, что мы будем сидеть за столом, который стоит перпендикулярно остальным.
   Мы с Рэдом подходим к своим местам. За нашим столом уже стоят Вилен, Настоятель и двенадцать "верхушек" (именно так я про себя прозвала тех мужчин, которые венчали вершины треугольников во время Церемонии).
   Брат Рэда громко говорит:
   -Аве Прим.
   Все собравшиеся, и за нашим столом, и за параллельно расставленными, кричат во всю глотку:
   -Аве-Аве-Аве.
   Рэд легко прикасается своими губами к моим, и отодвигает СЕБЕ стул, чтобы сесть. Я немного замешкалась, но увидев, что все начинают занимать свои места, последовала его примеру. Меня, естественно, покоробило то, что мне, единственной среди этих мужчин, женщине, никто не помог усесться, но, по здравому рассуждению о том, что здесь это должно быть в порядке вещей, тут же успокаиваюсь - это не знак пренебрежения ко мне.
   Так... и что мы имеем... Овощи, рыба нескольких видов, куски мяса, много овощей и зелени, разнообразная икра, хлеб. Блюда, тарелки и чаши, судя по всему - глиняные. Ложки - не знаю, из чего сделаны, возможно, из серебра. Огромные ножи, больше похожие на тесаки, лежат возле блюд с мясом.
   Я сложила руки на коленях, и принялась исподтишка наблюдать за Рэдом, сидящим справа от меня, и за Настоятелем - слева. Мой муж ничего не ел, лишь губил содержимое своей чаши. Мой сосед слева наложил себе в тарелку мясо с овощами и начал с аппетитом (но без раздражающих меня звуков) поедать все это. Причем, помогал он своему рту исключительно руками. Они здесь не знают (или не признают) вилки с ножами? Что ж, даже если и так, то, как говориться, в чужой монастырь со своим уставом не лезут.
   Настоятель быстро управился со своей порцией и развернулся на своем стуле в сторону от стола. К нему тут же подбежал подросток с кувшином, и полил на подставленные ему руки воду. Затем проповедник взял у подростка полотенце и тщательно вытер им руки.
   Следующая порция, попавшая к нему в тарелку, была из рыбы. Я посмотрела на нее, сразу почувствовала ком в горле и ... немного опешила, потому что в этот момент осознала, что мой организм отторгает даже мысль о том, чтобы попробовать рыбу, не говоря уже о том, чтобы заглотать ее себе в пищевод. Я что, отношусь к какому-то особому виду людей, которые не кушают рыбу? Но я же не вегетарианка - это точно. Все время после Боли я ела мясо с удовольствием, и ни разу не скривилась. Так откуда же такое отвращение именно к рыбе?
   В этот момент я услышала тихое "Бэмби" Вилена. Установив источник звука, разворачиваюсь к Рэду и смотрю ему за спину.
   Вилену, сидящему справа от брата, как раз подали полотенце.
   Он спрашивает меня шепотом, почти одними губами:
   -Ты чего не кушаешь?
   Я слегка пожимаю плечами, и возвращаюсь в исходное положение. Хороший вопрос. Так все-таки, почему запах еды не возбуждает во мне аппетит? Возможными причинами являются, как отсутствие голода из-за стресса, так и отсутствие вилок за столом.
  
   Я не могу не переставать задаваться вопросом отсутствия женщин на церемонии и пире. Но ответ рано или поздно придет, просто не надо торопить события. И еще - что меня ждет в ближайшие часы? Какие вообще у них здесь семьи - моногамные или полигамные. Если второе, то не повезут ли меня сразу после пира в некий гарем? И, самое главное, будь то первым или вторым видом семьи - не предъявит ли Рэд свои супружеские права-притязания на меня? Глупо, конечно, но я почти уверена, что нет. Во-первых, у него было достаточно времени и возможностей взять меня силой ранее, но он же этого не сделал? И второе, не самое рациональное объяснение моей уверенности, состоит в том, что я инстинктивно чувствую себя в полной безопасности рядом с ним. Но, опять же, я могу и ошибаться (вспомни хотя бы свое предположение о методах лечения в психбольнице). Как бы там ни было, я ему без боя не отдамся... Не знаю, как я строила свои интимные отношения, но осознаю свое отношение к ним достаточно отчетливо. Для меня мало быть привлекательным (в случае Рэда - очень, слишком привлекательным) мужчиной, чтобы захотеть заняться с ним любовью. Мне необходима, для физической близости, близость эмоциональная - такая, чтобы я отдавала себя всю без остатка и без оглядки... Э-воно-как... Какие мы футы-нуты... Да, я такая... Ну и пусть кто-то попробует кинуть в меня за это камнем...
   Вижу, как Рэд делает какой-то знак рукой, и через минуту перед нами ставят блюда, наполненные пирогами с какой-то начинкой (судя по цвету наполнителя, это - варенье). Я не притрагиваюсь и к этому. Хотя, признаюсь, воздержание стоило мне некоторых усилий, что означает мое неравнодушное отношение к сладкому. Хм, Бэмби, да ты - сладкоежка.
   Проходит еще минут десять, и мой муж тихо спрашивает, готова ли я покинуть пир. Сразу после моего кивка, он встает, следом поднимаются на ноги все присутствующие. И, выждав крик "Аве Прим", мы выходим из-за стола по направлению к носилкам.
  
   Принесли нас к фасаду большого, но обыкновенного (без изысков и определенного стиля) трехэтажного дома. Створки дверей распахнуты настежь. По бокам от них стоят два здоровых молодца в форме (судя по расцветке - военной). Рэд прошагал мимо них, лишь на секунду остановившись в проходе, и даже не оглянулся, иду ли я следом. Мы заходим в огромный светлый холл. У противоположной от входа стены - большая деревянная лестница. По ней мы поднимаемся на второй этаж, и поворачиваем направо по коридору. Коридор заканчивается одной-единственной дверью.
   Рэд открыл ее, и останавливается, пропуская меня вперед. Ага, значит наедине мы, все-таки, леди и джентльмен. Лады...
   Я захожу в просторную спальню (большая кровать не оставляет сомнений по поводу назначения этой комнаты), подхожу к закрытому серыми шторами "во всю стену" окну, и поворачиваюсь к нему спиной, чтобы хорошенько осмотреться вокруг.
  
   Помимо огромного "под потолок" глухого шкафа и кровати, других предметов мебели здесь нет. Зато есть большой камин.
   Пол покрыт длинноворсным, абсолютно белым ковром.
   Я слегка нахмурилось, обратив внимание на черно-красное постельное белье (фу, какая пошлость).
   Рэд уловил это и пробормотал:
   -Завтра тебе принесут белье других расцветок - выберешь на свой вкус сама.
   Не считая входной из коридора двери, я вижу еще две.
   Рэд открывает одну из них, и я определяю, что за ней находится ванная комната.
   Пока мой новоиспеченный супруг находится там, я не двигаюсь с места.
   Рассматривая обшитый деревянными панелями потолок, находящийся метрах в четырех (не меньше) от пола, улыбаюсь, некстати пришедшей мне в голову, мысли о том, как сложно менять на такой высоте лампочки в шикарной кованой, со стеклянными висюльками, люстре.
   Губы возвращаются в холодную полоску, как только Рэд выходит из ванной и начинает медленно приближаться ко мне. С каждым его шагом, моя поза становится все более застывшей, а пульс - все более ускоряющимся.
   Рэд подходит почти вплотную и слегка качает головой:
   -Бэмби, у тебя губы от страха посинели - перестань, пожалуйста, так напрягаться. Ты уже ясно дала мне понять, что спать мы вместе не будем. Ты же не думаешь, что я сделаю тебе что-то против твоей воли?
   Я отрицательно машу головой, и он мягко поглаживает своим пальцем мои губы:
   -Постарайся, пожалуйста, больше не доводить свои губы до посинения, - убирает руку от моего лица, и ухмыляется какой-то своей мысли, - потому что в нормальном состоянии у них изумительный розовый цвет.
   Рэд слегка разворачивается, чтобы указать на другую (не ванной) дверь, и поясняет:
   -Там еще одна комната, в ней я буду спать. Если тебе будет что-нибудь нужно, зови меня сразу, - поймал мой взгляд, прежде чем продолжить, - Все необходимое из одежды ты найдешь в шкафу.
   Потом наклоняется, чтобы поцеловать меня в щеку, и сообщает:
   - Я приготовил тебе ванну.
   После этих слов Рэд отходит от меня к двери, ведущей к нему в комнату. Уже возле нее, все-таки, оборачивается:
   -Прости, совсем забыл. Ты же ничего не ела... Может распорядиться насчет ужина?
   Я жестом показала "спасибо, нет", и Рэд выходит, пожелав мне спокойной ночи.
  
   Глава 7. Она
  
   Она - самая красивая...
   У нее идеальная гладкая нежная кожа ...
   Когда она улыбается, у нее на щечках появляются милые ямочки...
   Когда она сосредотачивается на чем-то, у нее между бровками пролегает морщинка...
   Взгляд моих любимых глаз заставляет меня забыть обо всем...
   Она пахнет так невероятно притягательно, что мне хочется дышать полной грудью, находясь рядом с ней...
   Каждое движение моей девочки настолько гибкое и грациозное, что я могу часами наблюдать за ней...
   Мимика моей любимой выразительная и живая...
   Моя девочка очень любознательная...
   Она - добрая и отзывчивая...
   Когда моей девочке радостно и весело, улыбаются все вокруг...
   Когда она грустит, все чувствуют себя неуютно...
   Она - мое чудо...
   Она - моя единственная...
   Она - уже два месяца моя жена...
  
   Голос Вилена врывается в мои мысли:
   -Рэд, нам надо поговорить.
   -Нет.
   -Рэд, я же вижу, что ты...
   -Я сказал - нет.
   -Братишка, я очень хочу тебе помочь.
   -Да пошел ты со своей помощью в...
   Помощник мне выискался.
   Разумеется, Вилен, зная меня с рождения, прекрасно меня понимает и видит во мне перемены, но при этом не представляет - радоваться ему этим изменениям, или пугаться. Меня же попросту бесит его преувеличенное внимание к моей персоне.
   Мой старший брат при каждом удобном случае говорит мне о том, что виноват передо мной, что очень сожалеет о том, что случилось со мной пятьсот десять лет назад. Я же каждый раз слушаю его слова раскаяния, и не понимаю, как это - чувствовать все это...
  
   В тот роковой день, Вилен - самый молодой и перспективный доктор наук в Гарварде, прибежал домой возбужденный и счастливый:
   -Рэд, ура, сегодня мне сообщили о положительных результатах. Рэд, мы участвуем в проекте!!!
   Я смотрел на подпрыгивающего брата и ничего не понимал. Когда он немного успокоился, то сразу приступил к объяснениям:
   -Месяц назад мне поступило предложение принять участие в научном проекте. Я ездил тогда на месяц в командировку в Россию, помнишь?
   -У-гу...
   -Рэд, это же обалдеть можно, какая возможность для меня, для моих исследований, для нашего с тобой будущего. Ты же понимаешь, что после гибели родителей, я не могу думать только о себе. Извини, я постараюсь рассказывать по порядку.
   -Вилен, да о каком проекте речь?
   Меня так напугала мысль о том, что мой брат принял за меня решение об участии в каком-то научном проекте, что я чуть не стукнул его сгоряча. Я лихорадочно думал: "Он же прекрасно знает, что я далек от науки, что закончил колледж только благодаря его поддержке, что я по натуре - бунтарь и хулиган. Что вообще не хочу ничем заниматься". Вилен, казалось, не заметил злость на моем лице:
   -Я не имею права, пока ты не подпишешь бумаги о неразглашении, вдаваться в подробности... Но, в общем, участники этого Плана исчезают на двадцать лет. Я сразу сказал руководителям проекта, что у меня есть младший брат, и что я не могу оставить его одного, так что буду принимать участие в проекте только вместе с ним. Они сказали, что им надо провести с тобой тесты, и только после этого они смогут решить, сможешь ли ты тоже принимать участие в Плане, или нет. Две недели назад я просил тебя оказать мне услугу, и побыть для моих студентов "подопытным кроликом". И ты согласился, но потребовал с меня триста баксов?
   -Ну и что...
   -Так вот, это были не студенты.
   Хоть я так ничего толком и не понял, но поехал с ним головной офис.
   Там подписал бумаги о том, что меня сейчас посвятят в государственную тайну, за разглашение которой меня ожидает электрический стул.
   Руководители сказали, что саму суть проекта мне теперь расскажет Вилен, а они, чтобы не тратить время, сразу переходят к основному условию моего участия.
   Противный старикан обратился ко мне:
   -Молодой человек, известно ли Вам о том, что собой представляют эмоции?
   -Ну, в общих чертах.
   Он сокрушенно вздохнул:
   -Это значит - нет. Наука только сейчас приблизилась к разгадке основных секретов мозга человека, связанных с возникновением и проявлением эмоций. Если наши исследования верны, то мы сможем создавать людей, которые ничего не боятся или людей, которые умеют сострадать. Мы сможем давать людям возможность получать, или отсекать те эмоции, которые они только захотят. Представьте, к нам попадает закоренелый преступник, не знающий ни сострадания, ни сочувствия. После операции, он будет улыбаться при виде котенка, и плакать над слезливой мелодрамой. Или, например, к нам приходит парень, который страдает оттого, что он - трус. Мы знаем, какие зоны мозга отвечают за беспричинный страх, и отключаем их.
   -У-гу, супер.
   -Так вот, вашим входным билетом для участия в проекте будет согласие на операцию.
   -Какую?
   -Мы, так сказать, отключим вам все эмоции. После операции, Вы будете испытывать лишь те чувства, которые соответствуют основным инстинктам.
   -Что-то я не очень понял...
   -Ну что же тут непонятного. У нас, как и у всех животных, есть набор инстинктов, которые помогают нам выживать. Животные рождаются и умирают вместе с ними. Но люди тем и отличаются от животных, что имеют возможность приобретать качества, присущие только homo sapiens. Скажите, Вы когда-то попадали в смертельно-опасную ситуацию?
   -Нет.
   -Х-м. Может, в Вашей жизни был случай, когда Вы испытывали невыносимую боль?
   -Да.
   Старикашка обрадованно вздрогнул:
   -Тогда Вы должны помнить, что в тот момент потеряли человечность.
   -Чего?
   -Что Вы чувствовали?
   -Боль, что же еще...
   -Ну вот, то есть, в этот момент все ваши эмоции были отключены. Ваш мозг не тратил свои ресурсы ни на что, а лишь подавал в виде боли сигнал опасности уничтожения вверенного ему организма.
   Я аккуратно спросил:
   -То есть, после операции, я буду чувствовать только боль.
   Старикашка снисходительно покачал головой:
   -Нет, вы не будете чувствовать ничего. Вы будете хотеть кушать и пить, спариваться, дышать... То есть, все Ваши чувства сведутся лишь к тому, чтобы жить и выжить, ну и еще, продолжить себя потомством, конечно. Теперь ясно?
   -Не очень. Вы хотите сказать, что я не смогу...
   Тут я задумался, и Вилен помог мне:
   -Рэд, ты не будешь скучать по родителям, потому что, на уровне инстинктов, их потеря не мешает тебе жить дальше. Ты не сможешь любить женщину, потому что для продолжения рода, тебе будет достаточно просто заняться с ней сексом. Ты не будешь бояться потерять кого-то из родных тебе людей.
   Я так сильно страдал без родителей, что чувствовал себя слабым и потерянным. Выслушав эти доводы Вилена, я сразу согласился.
   После операции надо мной еще полгода проводили различные опыты, а мой брат приходил в лабораторию, смотрел на меня и начинал заламывать себе руки: "Что я наделал, проклятый я эгоист? О чем я только думал?"
   Я не понимал, почему он так убивается...
   Когда почти все плановые процедуры, наконец, были завершены, пришло время, опять ложиться под нож, но на этот раз не только мне, но и Вилену. Нам сделали какую-то "корректировку генетической способности к регенерации". Мой брат сказал, что на нас теперь все будет очень быстро заживать, и что, без этой операции, мы бы не смогли пробыть в Состоянии Заморозки целых двадцать лет.
   Непосредственно перед началом Проекта, Вилен сказал:
   -Ну что, братиш, до встречи через двадцать лет. Кстати, ты уже решил, куда потратишь пятьдесят миллионов баксов?
   А я даже не отреагировал на его слова. На еду, на крышу над головой, на что же еще...
  
   Но теперь у меня есть Бэмби... Теперь я начинаю что-то чувствовать...
   Брат это видит... Но, у меня еще нет сформированного ответа на его вопрос, и у меня еще нет сформированных вопросов к нему по поводу этих чувств... Да и желания задавать их ему, тоже нет...
   Вилен теребит меня за руку:
   -Рэд, что случилось? Расскажи. Ты уже три дня сам не свой - рассеянный, несобранный.
   Я чуть не зарычал на него. Только на этот раз, зачем-то, взял своего бешеного зверя под контроль.
   -Ничего.
   Я сказал это, а на самом деле мне хотелось закричать: Я окончательно потерял шанс сблизиться с Бэмби, стать ей настоящим мужем. И что мне теперь делать?
  
   Вилен несколько недель доставал меня своими: "Рэд, ты забыл, когда в последний раз занимался сексом. Рэд, Крисси спрашивает о тебе. Слушай, Рэд, тебе не помешает хороший трах. Рэд, я уже предупредил хозяйку публичного дома (вообще-то он сказал это по-единокоролевски - "гражданку дома платных интимных услуг"), чтобы она освободила Крисси для тебя на завтрашний вечер".
   Три дня назад я сказал Бэмби, чтобы она не ждала нас вечером, и чтобы ужинала без нас. Она улыбнулась мне, и я чуть было не послал Вилена, настолько мне не хотелось оставлять ее одну. Моя девочка уже привыкла к тому, что я рядом, в соседней комнате, и всегда прихожу успокоить ее, если она кричит во сне. Моя малышка так доверчиво и благодарно улыбается мне, когда я вырываю ее из очередного ночного кошмара... В эти минуты я могу шептать ей ласковые слова, обнимать ее, целовать ей щечки. Эти минуты - единственные, которые принадлежат только нам... Эти минуты давали мне надежду, что она сможет, со временем, проникнутся ко мне симпатией, или даже полюбить меня...
   Когда мы с Виленом напялили на себя свои традиционные маски, и вошли через черный ход в "дом интимных услуг Единого города", мне резко захотелось выпит, и я заказал себе бутылку виски в комнату перед тем, как подняться на последний этаж. Комната Крисси - единственная на этаже и предназначается только для очень состоятельных клиентов.
   Пока Крисси крутила передо мной голым задом, я методично осушал содержимое бутылки. На ее плаксивое "Ну же, милый, пойдем в кроватку", я поднимал бутылку, показывая, что кроватка нам не светит, пока я не закончу с виски.
   Для меня не существует предела выпитого. Я никогда не экспериментировал, но даже десяти таких бутылок, для моего организма будет недостаточно, чтобы сбить с ног, или довести до беспамятства.
   Я лег на спину, не раздеваясь. Крис уселась сверху и стала расстегивать на мне рубашку, тереться о меня голыми сиськами. Боже, почему я раньше не замечал, насколько от нее дурно пахнет? Крисси залезла мне в штаны, начала играть моим стояком, ласкать его, а я, вместо удовольствия, почувствовал дикое отвращение к той, кто это делает, и к тому, что и как она делает.
   Я отшвырнул Крисси в сторону, и... взбесился из-за нахлынувших на меня непонятных необъяснимых ощущений. Я почувствовал... отвращение. Впервые за пятьсот десять лет. Мой зверь вышел из-под контроля, и я дал ему возможность порезвиться, чтобы справиться с этим новым ощущением.
   Когда Вилен вбежал в комнату, в ней уже не осталось ни одного целого предмета мебели.
   Он благоразумно промолчал, и вышел вслед за мной. Единственный вопрос, который он позволил себе задать, касался того, жива ли девушка. После моего утвердительного ответа, Вилен ни разу не затронул тему происшествия в комнате Крисси.
   Мы вернулись хорошо за полночь.
   Я зашел в спальню, и меня окутал запах Бэмби...
   Мне сразу расхотелось идти к себе. Моим единственным желанием (как будто от этого может как-то зависеть моя жизнь), было оставаться здесь до утра. Я сел с прижатыми к груди коленями на пол возле двери ванной, и оперся спиной о стену. Буквально через минуту Бэмби включила свет, и подошла ко мне. Не успел я подняться на ноги, как она уже присела на корточки рядом со мной. У нее было встревоженное выражение лица. Она посмотрела на мои окровавленные пальцы, и потянулась к ним. Мне не хотелось, чтобы она запачкалась, поэтому я опустил свои руки и сказал:
   -Все хорошо, Бэмби. Не волнуйся, ложись спать. Я сейчас приму душ, и буду в норме.
   У меня сбилось дыхание от того, что произошло в следующее мгновение. Она... погладила меня по щеке. Это было ее первое проявление ласки по отношению ко мне.
   Я прижал ее ладошку, чтобы продлить ощущение невероятного тепла. Мы так просидели еще несколько секунд, и Бэмби прижалась своим лобиком к моим коленям. Я погладил ее волосы, и прошептал: "Спасибо".
   Затем все произошло настолько быстро, что не поддается моему описанию. Вот она поворачивает голову ко мне, вот ее лицо прижимается к моей груди, и я обнимаю ее за плечи, вот она вырывается из моих объятий и резко вскакивает на ноги. Стучит пяткой по ковру (я еще подумал, хорошо, что он мягкий, и она не может пораниться), при этом указывает на меня рукой в обвиняющем жесте. Я встал и спросил:
   - Девочка моя, что случилось?
   Она хватает мою руку, прижимается носом к рубашке, делает вдох и закатывает глаза. Боже, она показывает мне, что от меня разит женщиной. Она почувствовала этот запах и выразила свой протест.
   Следующими ее действиями были - открывание двери ванной и заталкивание меня внутрь.
   Я подумал, что мне стоит вернуться, и объяснить ей все. Но что бы я ей сказал? "Бэмби - это не то, что ты думаешь/ Бэмби, да, я лежал в кровати с женщиной, но не трахал ее/ Бэмби, я не понимаю, почему тебя это вообще должно волновать/ Бэмби, я, кажется, влюбился, как мальчишка, и не могу ни о ком, кроме тебя думать". И решил, что не стоит рисковать и выходить, пока на мне все еще этот, взбесивший ее, запах.
   После душа я зашел к себе, оделся в чистые штаны, и вернулся в спальню. Бэмби открыла глаза сразу, как только услышала мое приближение, указала мне на мою дверь, и демонстративно отвернулась.
   Три дня... Три дня Бэмби не смотрит в мою сторону, и при этом избегает мой взгляд...демонстративно отвергает любые попытки заговорить с ней... и самое страшное, во время сегодняшнего ночного кошмара, она благодарно кивнула мне за то, что я ее разбудил, но оттолкнула сразу, как только я попытался ее обнять и успокоить.
   Вот как, на хрен, рассказать все это Вилену, а?
  
   -Рэд, почему мне приходится так часто заряжать наши Иллюзоры?
   Потому что я превратился в сталкера, следующего по пятам за своей женой. Нет, скорее, в проклятого маньяка, который каждую свободную минуту посвящает тому, чтобы насладиться и впитать в себя каждую черточку, каждый нюанс, каждое мимолетное движение и даже каждый вздох предмета своего преследования...
   -Не твое дело.
   Встаю, показывая, что разговор окончен, и нам пора спускаться к ужину.
   Мой брат откладывает в сторону какие-то бумаги, и уже берется за подлокотники кресла, как в комнату без стука влетает один из рабов. Увидев меня, он реагирует вполне естественно - падает ничком на пол:
   - Ничтожнейший не знал, что Вы здесь. Простите, Прим Рэд, простите.
   Я перешагиваю через его распластанное у моих ног тело, и выхожу за порог.
   Слышу, как Вилен спрашивает раба:
   - Встань и скажи, что случилось.
   -Мастер Вилен, там Прима.
   Дальше я уже ничего не слышал, кубарем скатился по лестнице и выскакиваю в сад.
   Мне потребовалось одно мгновение, чтобы оценить ситуацию.
   Бэмби держит на руках зареванного мальчишку, который обхватывает ее ногами за талию.
   Этот мальчик - единственный, проживающий в нашем доме, ребенок. Месяц назад у него в Едином городе умерла мать, и его отец - наш раб, попросил у Вилена разрешения посвятить его сына в рабы, и поселить его с ним в пристройке для прислуги. Трехлетних в рабы не берут - какой от них прок? И мой брат, естественно, послал того ко всем чертям. Но при этом разговоре присутствовала Бэмби. Она сложила ручки и... Вилен сразу сдался. Интересно, мы с братом можем хоть в чем-то ей отказать?
   С тех пор, как этот ребенок появился в доме, Бэмби часто гуляет с ним в общем саду - играет с ним, рисует ему...
   Сейчас перед моей женой стоит на коленях отец ребенка и молит о прощении. Бэмби испуганно смотрит на меня, и жестами показывает рабу встать.
   У моей девочки рассечен угол рта, и тонкая струйка крови течет по подбородку.
   Я сжимаю кулаки, чтобы не убивать в ее присутствии раба, и спрашиваю:
   -Бэмби, что случилось?
   Она машет головой, мол ничего, все в порядке. Меня сейчас предаст мой собственный голос:
   -Кто тебя ударил?
   Она показывает себе на грудь, потом сжимает кулачок и прикасается им к месту ранки, затем снова тычет в себя пальцем. Я начинаю глубоко дышать, умоляя своего зверя, который сейчас рвется уничтожить любого, кто причинил моей девочке боль, успокоиться:
   - Ты хочешь сказать, что сама поранилась?
   Бэмби утвердительно кивает, и несмело улыбается мне. За эту улыбку я готов на все... Ранг этого раба недостоин того, чтобы я к нему обращался напрямую:
   -Хорошо, отдай рабу его ребенка, и скажи ему идти выполнять свои обязанности.
   Она поспешно опускает мальчика на землю, и провинившийся, но избегнувший наказания (точнее верной смерти) раб, хватает его за руку и бежит в дом.
   Моя девочка вытаскивает из кармана платок, и прикладывает его к губам. Я подхожу и нежно поднимаю ее лицо к себе:
   -Сильно болит?
   Бэмби прикладывает руку к сердцу (так она говорит всем спасибо) и машет головой. Х-м, показать ее Медику (плавали, знаем) и пытаться не стоит - она никогда не согласится. Что ж, придется довериться ее уверениям, что с ней все в порядке. Как же мне хочется убить ублюдка...
   Бэмби, наверное, видит тень на моем лице, потому что тут же начинает беспокоиться. Мне уже настолько хорошо удается читать ее мысли по выражению ее лица, что я тут же все понимаю:
   -Девочка моя, не переживай, если я сказал им идти, то уже не изменю свое решение.
   Она просит разрешения вернуться в дом и отходит от меня. Я не тронулся с места, пока не услышал позади себя голос Вилена:
   -Рэд, это так на тебя не похоже... Брат, как тебе удалось сдержаться?
   Не знаю. Вслух спрашиваю:
   -Что произошло на самом деле?
   -Раб хотел наказать своего ребенка, Бэмби заступилась, и приняла на себя удар, направленный на мальчишку.
   Так я и думал.
   -Вилен, предупреди всех рабов, духовников и граждан нашего дома...
   -Я понял. Ты убьешь на месте любого, кто прикоснется к ней.
   -Да.
  
   После ужина я опять поднялся к Вилену. Он предложил сыграть в шахматы, и я согласился.
   Мой брат быстро расставил фигуры на доске и сделал ход. Уже через пять ходов, я понял, что проигрываю.
   В дверь тихонько постучали. Вилен крикнул:
   -Да, - и в комнату входит Бэмби. У нее в руках какой-то сверток.
   Она явно не ожидала увидеть меня здесь, потому что махнула рукой, мол, зайду позже. Я прошу:
   -Девочка, заходи.
   Она аккуратно приближается к нам, и устремляет свой взгляд на шахматную доску. Вилен спрашивает:
   -Бэмби, что-то случилось?
   Она показывает нам не обращать пока на нее внимание, и продолжить партию, потому что причина, которая привела ее сюда, может подождать.
   Вилен сделал ход, и я уже тянусь к своему ферзю, но Бэмби перехватывает мои пальцы. Я замер... Эта пытка когда-то закончится? Я что, всегда буду так остро реагировать на ее невинные прикосновения? Вижу, что она спрашивает моего разрешения сделать ход за меня. Я тупо уставился на нее, и киваю в ответ.
   Когда она походила, Вилен воскликнул:
   -Бэмби, так нечестно. Я уже почти поставил Рэду мат, - потом спохватывается, и спрашивает, - Откуда ты знаешь эту игру?
   Она немного сжимается, и пожимает плечами. Я встал, чтобы усадить ее на свое место со словами:
   -Девочка, дело в том, что во всем королевстве, только мы с братом умеем играть в шахматы, - и затем обращаюсь к Вилену, - ты не будешь против, если Бэмби продолжит вместо меня?
   Брат ухмыляется:
   -Ну, Бэмби, держись. Ты даже не представляешь, с кем села играть.
   Моя девочка скопировала ухмылку Вилена, и показывает ему "это мы еще посмотрим - кто кого".
   Я вспоминаю о приготовленном для Бэмби небольшом подарке, и иду за ним в свою комнату.
  
   Прячу коробочку у себя за спиной и открываю дверь.
   Сначала вижу победно пританцовывающую Бэмби, затем перевожу взгляд на Вилена и наблюдаю на его лице оторопелое восхищение. Моя девочка видит меня, и кидается мне на шею. Я делаю глубокий вдох и спрашиваю:
   -Ты его сделала?
   У Бэмби такой радостный вид, что мне хочется подхватить ее на руки и закружить по комнате. Вместо этого протягиваю ей коробочку:
   -Приз для победителя.
   Пока она открывает ее, я успеваю смущенно ("Я" и "СМУЩЕННО" - понятия несовместимые!!!) промямлить:
   -Правда, не уверен, что ты любишь такое....
   В первый же день пребывания Бэмби в нашем доме, я узнал, что рыбу в ее меню включать нельзя ни в каком виде. Остальные же блюда она поедала с удовольствием...
   Бэмби, наконец, справляется с крышечкой, видит содержимое коробки и радостно пищит. Выхватывает пальчиками одну конфетку, но прежде чем отправить ее себе в ротик, легко целует меня в щеку.
   Она возвращается к столу, садится в кресло и поджимает под себя ножки. Весь ее вид демонстрирует блаженство. Коробочка опустела буквально за минуту.
   Вилен спрашивает:
   -Почему ты не объяснила нам раньше, что любишь конфеты?
   Бэмби хитро щурится, и не отвечает. Я же начинаю лихорадочно думать о том, где сейчас, поздним вечером, можно найти шоколадные конфеты?
   Мой брат напоминает ей:
   -Ты хотела о чем-то спросить, когда пришла?
   Она кивает, берет в руки сверток и разворачивает его. Оказывается, в ткань была завернута книга. Бэмби открывает ее на закладке и показывает что-то Вилену.
   Я подхожу ближе и заглядываю в книгу. Так, ее пальчик указывает на отрывок из описания "Обетованного королевства". Мне удается скрыть удивление ("Я" и "УДИВЛЕНИЕ" - понятия несовместимые!!!):
   -Девочка, ты умеешь читать?
   Она смотрит на меня, как на умалишенного. Жестом просит дощечку с писалом. Вилен вскакивает и выполняет ее просьбу. Бэмби быстро (очень быстро и без ошибок) пишет: "А что же я, по-твоему, делаю каждый день в библиотеке?"
   Я, как полный идиот, говорю вслух, обращаясь непонятно к кому:
   -Девочка, ты умеешь писать?
   Вилен сейчас точно упадет. Он с трудом говорит:
   -Бэмби, почему ты нам раньше ничего не сказала?
   Она пишет: "Потому что вы не спрашивали"
   -Мы не интересовались, потому что и предположить не могли ничего подобного. Ведь в Едином королевстве женщин не обучают грамоте. Мы видели, что ты хорошо рисуешь и вышиваешь, вот и решили, что ты, скорее всего, раньше была швеей - модисткой.
   Она тычет в свой первый вопрос, и я отвечаю:
   -Мы думали, что ты там... смотришь картинки.
   Она громко смеется и качает головой. Вилен продолжает расспросы:
   -Бэмби, и что же ты думаешь о нашей библиотеке? Какие книги тебе нравятся?
   Колпачок писала в ее пальчиках быстро справился с удалением написанного ранее. На освободившемся месте появилась фраза: "Отвечу или честно, или никак".
   Я сказал:
   -Конечно, честно.
   Она пишет: "Все книги в вашей библиотеке - бредовые".
   Вилен побледнел, я же, кажется, покрылся пятнами. Мой брат справился первый:
   -Милая, только ты об этом больше никогда никому не говори. Это ты можешь обсуждать только с нами.
   Она составляет на своем лице выражение "Да за кого вы меня принимаете? Это же и ослу понятно!"
   Вилен аккуратно говорит:
   -Бэмби... твоя память
   Мы читаем ответ: "Все так же ничего не помню"
   -Ясно, - мой брат широко улыбается, - ну что ж, по поводу книг. Рэд, ты не будешь против, если я дам почитать Бэмби книгу не из библиотеки?
   Я покачал головой, и Вилен оставил нас одних.
   Моя девочка подходит к шахматной доске, и расставляет на ней фигуры.
   Я не могу оторвать от Бэмби свой взгляд.
   Ее волосы уже порядком отросли, и она стала стягивать их в пучок на затылке. Сейчас я наслаждаюсь видом тех мелких завитушек волос, которые выбились из-под заколки. Мне хочется прикоснуться к этим непослушным прядкам, и я подхожу к моей девочке сзади.
   Она слегка вздрагивает, ощутив мою руку на своих волосах, но не отворачивается от моего прикосновения. Мне нельзя находиться в такой опасной близости к ней - мое самообладание на грани.
   Но, вместо того, чтобы отойти, я нежно обнимаю Бэмби за талию, прижимая ее плотнее к себе. В этот момент меня пугает мысль, что она меня оттолкнет ("Я" и "Испуг" - понятия несовместимые!!!), но ничего не происходит. Ее терпение к моим рукам придает мне храбрости, и я хочу испытать ее терпение к моим губам. Наклоняюсь, чтобы поцеловать ее в шею. Не встретив сопротивления, продолжаю покрывать поцелуями кожу вдоль воротника ее блузки.
   Сладкая дрожь ее тела эхом отзывается во мне. Я начинаю мысленно кричать: "Рэд, остановись - еще немного и ты повалишь ее на пол". Подчиняюсь этому мысленному крику, и прикладываюсь лбом к ее затылку. Теперь надо отвлечь губы, которые так и тянутся к моей любимой:
   -Бэмби, девочка моя.
   Она делает мягкое движение, и, не высвобождаясь из захвата моих рук, поворачивается ко мне лицом. Вижу румянец на щечках и блеск в глазах, ее ротик слегка приоткрыт.
   Я должен воспользоваться моментом и сказать это прямо сейчас... ну же, Рэд, открой свой рот и скажи эти три слова:
   -Я тебя люблю.
   Моя любимая так хорошо и так радостно улыбнулась мне, что моему речевому аппарату уже не нужны никакие увещевания:
   - Солнышко мое любимое...
   Она прервала меня поцелуем, и мне уже не хотелось ни говорить, ни думать, а хотелось лишь отдаваться сладости этого момента. Мои губы вливаются в мягкий, не страстный, а скорее изучающий поцелуй. Какая же она вкусная (я навсегда запомню этот шоколадный привкус), как же она пахнет... Ее губки следуют за моими - они отдаются моим губам без сопротивления и собственной воли. Я раскрываю их, проталкиваюсь языком через ее зубки и... встречаю отпор. Нехотя прерываю поцелуй, и чувствую, как Бэмби прячет свое лицо у меня на груди. Мое дыхание настолько неровное, что мне требуется какое-то время на то, чтобы привести его в норму.
   Я чувствую, что опять в состоянии говорить:
   -Бэмби, любимая, посмотри на меня.
   Она все-таки высвобождается из моих объятий, прежде чем сделать это. Боже, у нее такой лукавый взгляд.
   -О чем ты думаешь?
   Чтобы ответить, Бэмби берет со стола дощечку. Я заглядываю ей через плечо, и вижу: "О том, что ты здорово целуешься".
   Ее ответ так потешил меня, что я громко рассмеялся... впервые за пятьсот десять лет.
   Что-то упало на пол - этот звук прерывает мой смех, но не стирает улыбку с моих губ. На меня с порога комнаты пялится Вилен. Мой смех вывел его из равновесия настолько, что он уронил книгу.
  
  
   Глава 8. Рэд.
  
   Я уже полчаса ворочаюсь в кровати и все никак не могу заснуть. Замираю и притворяюсь спящей, как только слышу звук входной двери. Рэд, судя по шагам, подходит ко мне, и я чувствую небольшое движение воздуха возле своего лица. Но мне это вполне могло показаться, потому что, спустя несколько секунд, до меня доносится шум воды из ванной комнаты. Несмело приоткрываю один глаз и вижу... коробочку. Ставлю сто баксов на то, что в ней конфеты. Я взяла ее в руки, и на меня накатила волна нежности к Рэду... Рэд... хороший мой... любимый мой... Нет, не буду их кушать прямо сейчас, а то еще обсыпит - кто его знает, на что у меня аллергия. Чувствую, что не смогу удержаться от искушения, если коробочка будет продолжать мусолить мне глаза, и прячу ее под подушку с мысленным приказом: "и забудь пока о том, что у тебя есть конфеты".
  
  
   Что творю, что делаю? Что творю, что делаю? Бэмби, прекрати истерить, ты прекрасно знаешь что-творишь-что-делаешь...
   Ну почему в книгах все так просто... Они слились, они затрепетали, их тела сами...
   Ну да, я почувствовала что-то такое, целуясь с Рэдом, но моя голова ни на секунду не отключалась. Это было захватывающе и необычно... Х-м, второе как раз понятно, учитывая, что это первый поцелуй на моей памяти... Ой, а ведь я сегодня, так сказать, впервые поцеловалась. Что ж, для первого раза - совсем недурно...
   Не имею ни малейшего представления, сколько бы еще я просидела возле кровати Рэда, перебирая в уме все за и против того, чтобы находиться здесь, если бы он не проснулся. Еще тогда, в "палате", я обратила внимание на то, что он мгновенно переходит из состояния сна к бодрствованию - такое впечатление, что его органы чувств никогда не сдаются на волю Морфея.
   -Бэмби, девочка моя, опять этот сон? Прости, что не услышал твой крик.
   Он говорит и... включает ночник... садится, свесив ноги с кровати... подхватывает меня с пола... встает... Как же у него все легко и быстро получается. Я кладу ему на щеку свою ладошку и машу головой, показывая, что это не плохой сон привел меня сюда. Потом показываю на ухо и делаю круговое движение рукой.
   Рэд решил уточнить:
   -Ты боишься, что нас могут услышать?
   Я тупо киваю, и он аккуратно усаживает меня на кровать, отходит к шкафу.
   ...Рэд роется в своих вещах и тихо ругает Вилена, который "вечно засунет так, что потом не найдешь". Потом я слышу его довольное хмыканье и едва различимый щелчок.
   Когда Рэд поворачивается ко мне, то я вижу на его лице... растерянность:
   -Бэмби, я что, говорил вслух сам с собой?
   Я не выдерживаю и начинаю хохотать. Мой муж пытается (я в шоке) оправдаться:
   -Слушай, я не знаю, что со мной вообще происходит. Но вот я просыпаюсь, вижу тебя... и теряю голову. Это же только ненормальные разговаривают вслух сами с собой, да?
   Я качаю головой, показывая, что не вижу в этом ничего ни странного, ни страшного.
   Он, как будто, боится приблизиться ко мне и остается на месте, при этом показывает на дощечку возле кровати:
   -Ты пришла, чтобы спросить меня о чем-то?
   Я же в этот момент чувствую себя жалкой дурой...
   Так, надо выкручиваться из сложившейся ситуации, а то я рискую упасть в глазах Рэда "ниже плинтуса".
   У-у-у, ну почему он такой быстрый? Я думала, что он откроет глаза, потом сонно мне улыбнется, что я прикоснусь к его губам и... о том, что будет дальше, я не думала.
   И вот, в результате, сижу здесь в полной растерянности...
   Показать ему на кровать? - "проходи, Рэд, и чувствуй себя как дома"... ага, обхохочешься. Встать и уйти? - "прости, Рэд, это я пописать хотела, но перепутала двери"... еще лучше.
   Я не знаю, видит ли он румянец на моих щеках при таком освещении, но очень надеюсь, что нет.
   Идея! Зашла сказать спасибо за конфеты (В три часа ночи?) А, не обращайте внимания - это я всегда такая-загадочная-такая-загадочная.
   Зачем показала ему на ухо? У меня, похоже, нервный тик...
  
   Так, Бэмби, вижу свет в конце тоннеля... Это, конечно, не так, как ты себе представляла... я думала сделать это после того, как что-то случится... ну, что-то после поцелуя... ну, то, что природа подскажет нашим телам... ну, вот, я хотела сделать ему сюрприз...
   Хватит тянуть - поднимайся навстречу своему счастью...
   Я встаю и подхожу к Рэду, который с интересом (вот, блин, исследователь нашелся) изучает мое лицо. При этом мне кажется (или это паранойя?), что он видит все те чувства, которые во мне сцепились друг с другом.
   В подтверждение моих опасений, Рэд делает быстрое (опять быстрое ... ну, сколько можно - его скорость не дает мне опомниться) движение навстречу мне, нежно обхватывает мое лицо руками, и, глядя мне в глаза, ласково говорит:
   -Я все испортил, да? Ты пришла ко мне не из-за того, что хочешь что-то спросить или попросить, да?
   Ну, мое же лицо в данный момент в его руках, так что кивок здесь неуместен, вот поэтому я медленно закрываю-открываю глаза (это же тоже знак согласия, верно?).
   Слышу произнесенное им шепотом "Бэмби, солнышко мое", чувствую, как он прижимается к моим губам, и резко, с силой раздвигает их, врываясь в мой рот языком. Ощущения от этого поцелуя похожи на первый, как небо и земля. Тогда это было знакомством, изучением и тонким намеком на то, что его губы любят послушание и подчинение. Сейчас же этим губам ни до намеков - они торжествуют в каждом медленном, но сильном движении, они не смакуют - а вкушают, они не подчиняют - но правят...
   Чувствую, как кровь бешено пульсирует у меня в висках под пальцами Рэда, и начинаю совершенно непроизвольно постанывать от непонятного ощущения затягивающегося в сладкий узел низа живота (кто там написал, что поцелуй в губы - это звонок сверху вниз? а, не все ли равно...).
   Его губы отпускают мои, но лишь для того, чтобы найти себе новые места для ласк на моих щеках и шее. Его руки отпускают мое лицо, но лишь для того, чтобы обнять меня за спину, причем за нижнюю ее часть.
   Я чувствую, как поддаюсь этому давлению и прижимаюсь к нему всем телом, при этом начинаю несмело гладить его обнаженные плечи (как хорошо, что он спит с голым торсом, а то бы я просто не знала, как попросить его снять одежду).
   Рэд слегка ослабил объятия, чтобы дать волю своей руке обхватить мою грудь. Я резко дергаюсь от его руки назад (не от испуга, нет - я просто не ожидала, что мое тело, в прямом смысле, сладостно заноет от ощущения его пальцев, сжимающих мою грудь). Этого моего движения хватило для того, чтобы Рэд немедленно оторвался от меня губами и руками... заглядывает мне в глаза и задает вопрос:
   -Бэмби, мне остановиться? - он смотрит на меня так, как будто боится, что я не пойму смысл его слов, - Запомни, девочка моя, один твой знак, и, как бы я далеко не зашел, но я тут же отступлюсь, обещаю...
   Боже, его дыхание такое же частое, как и у меня. А я, надо сказать, чувствую себя в данный момент марафонцем на длинные дистанции.
   Вместо ответа, опускаю свое лицо, и начинаю покрывать его грудь легкими поцелуями.
   Рэд тихо говорит: "Бэмби", - и относит меня на кровать.
   Ложится рядом, медленно расстегивает на мне рубашку. Я беру его за подбородок, чтобы он увидел мой жест, направленный в сторону бра (почему-то, мне стало неуютно от одной только мысли о том, что он увидит меня обнаженной). Его губы тут же находят мои, целуют и говорят: "Бэмби, нет", целуют и говорят: "пожалуйста", целуют и говорят: "разреши при свете". Я качаю головой, и Рэд выгибается, чтобы щелкнуть выключателем.
   В моей памяти (в неповрежденной ее части) хранятся десятки литературных и научно - медицинских описаний интимного процесса, и я пытаюсь подобрать правильные слова к тем ощущениям, которые мне дарят сильные долгие неторопливые ласки Рэда.
   Мой муж не просто прикасается ко мне - я чувствую, как он, подобно настройщику музыкального инструмента, прислушивается... ко мне, к реакции моего тела, к моим постанываниям... на каждую его ласку, на каждое его поглаживание-сжимание-поцелуй-покусывание-вылизывание. Лишь добившись какого-то определенного, известного ему одному, результата, он начинает двигаться дальше. И я не могу предугадать, какой частью моего тела сейчас займутся его губы и руки, потому что он постоянно изменяет направление их движения - вот он целенаправленно продвигается вниз, но тут же смещается, как будто пропустив какую-то деталь, вбок или вверх...
   Вот он поворачивает меня спиной к себе, и я узнаю, что сзади мои самые чувствительные точки находятся на попке, в основании шеи и в местечках за коленками. Вот я опять поворачиваюсь, подчиняясь его рукам, на спину...
   Моя кожа медленно горит приятным внутренним жаром, моим легким не хватает воздуха, а мне не хватает... Рэда. Я не понимаю, как такое вообще пришло мне в голову - ведь он же, кажется, везде... ведь он уже, кажется, не оставил ни одного миллиметра моей кожи без внимания...
   Пальцы Рэда, сместившись по внутренней стороне моего бедра вверх, заставляют мою спину выгнуться дугой, и мне приходится стиснуть зубы, чтобы не закричать. Из-за того же, что последовало за этим, я непроизвольно сжалась и замерла, почувствовав, что к его пальцам нежно и несмело присоединяются его губы.
   Рэд улавливает мое неприятие, и тут же возвращает свои губы к моему лицу. После нескольких легких поцелуев, я слышу его шепот:
   -Сладкая моя, вкусная жадинка, ну разреши мне попробовать себя, пожалуйста.
   Я машу головой, и пытаюсь сжать ноги, отказывая его просьбе. Он тут же усиливает давление своих пальцев и продолжает упрашивать:
   -Ш-ш-ш, нет, моя хорошая, расслабься, вот так, моя девочка. Я понял - в другой раз, - и вынуждает меня вновь потерять контроль над своим телом.
   Потом я слышу, как он, наконец, снимает брюки...
   Это сладостное издевательство над моим организмом когда-то закончится? А хочу ли я этого? А каких еще ощущений я жажду? Я не знаю ответы на эти вопросы, но вот мое тело наверняка в курсе...
   Рэд уже между моими ногами - он сместился так, чтобы удерживать свой вес надо мной. Его голос медленно вырывает меня из полубессознательного состояния:
   -Бэмби, я сейчас сделаю так, что ты не сможешь пошевелиться какое-то время. Девочка моя, ты мне доверяешь? Ты не испугаешься из-за этого?
   Я нахожу рукой его лицо, и веду пальчиками по скуле, как бы приободряя его дальнейшие действия. Надеюсь, что он меня понял... Точнее, мое тело очень-очень на это надеется... Краешком сознания на секунду задумываюсь, а почему, собственно, меня это должно напугать? Но не успеваю зацепиться за эту мысль, потому что тут же оказываюсь зажатой в крепкой ловушке из его рук, ног, бедер, торса. Я могу пошевелить только головой. Рэд настойчиво напоминает:
   -Девочка, ничего не бойся. Я почувствую, если ты захочешь, чтобы я остановился. Ты только не бойся дать мне это почувствовать, ладно? Поверь, я не только отступлюсь, но и все равно сделаю так, чтобы ты... закончила. Хорошо, любимая?
   Я делаю неопределенное движение головой... Рэд находит мои губы и, не прерывая поцелуй... начинает медленно проталкиваться внутри меня... Мое тело пытается помочь ему, но неослабевающий захват Рэда не дает мне такой возможности.
   Я издаю глубокий стон и сквозь этот свой звук, слышу его тихий голос:
   -Ш-ш-ш, нет... Потерпи еще чуть-чуть - ты такая маленькая, что я боюсь сделать это быстро.
   Мне хочется съязвить (против натуры даже в таком состоянии не попрешь) о том, что это не я - такая маленькая, а что это он - такой огромный.
   Еще несколько его глубоких движений, и я начинаю задыхаться от ощущения заполненности. Во мне крепнет убежденность, что внутри у меня уже не осталось места для него, что он не сможет войти еще глубже. Ну, неужели со мной что-то не так? Неужели я не способна принять его? От этих мыслей у меня пропадает желание искать слабые места в цепкой хватке Рэда. Мне лишь хочется полностью расслабиться и попытаться, тем самым, помочь ему войти в меня полностью. Рациональная часть моего мозга подчинила-таки мое тело, и Рэд тут же произносит:
   -Спасибо, любимая, - ... делает один очень резкий глубокий толчок, и обеспокоено шепчет, - Бэмби, милая, тебе не больно?
   У меня сбилось дыхание, и, мне не удается выдать реакцию на его вопрос.
   Рэд еще немного выжидает, наверное, тем самым, предоставляя мне возможность не только выровнять дыхание, но и привыкнуть к нему. Потом тихо предупреждает:
   -Я сейчас только попробую и сразу отпущу тебя. Бэмби, ты главное дыши, следи за дыханием, пожалуйста.
   Это уже напоминает мне какой-то урок. С другой стороны, я испытываю к Рэду благодарность за то, что он так аккуратно ведет себя со мной. Наряду с этим, комментирует то, что считает нужным, не надеясь, что иначе я буду реагировать на все его действия, подобно бездумной кукле...
   Потом все вдруг переменилось. Моя рациональная, анализирующая происходящее со мной, "я" уходит куда-то в тот момент, когда мои освобожденные ноги обхватывают талию Рэда.
   ... Он "съедал" губами мои стоны.. он не давал мне прийти в себя... он довел меня до бессознательного состояния, и терпеливо удерживал, пока мое тело жадно утоляло свою жажду...
   ... Я медленно приходила в себя, нащупывая свою целостность.
   ...Ровно в тот момент, когда мне показалось, что я начала собирать свое тело и разум воедино, Рэд тихонечко спрашивает:
   -Любимая, да?
   Я не понимаю смысл его "да", но разве может у меня быть для него хоть что-то "нет"?
   Рэд еще несколько раз двигается внутри меня, и я оказываюсь в его сильных объятиях. Боже, он меня сейчас просто задушит... Но, оказалось, что для волнений нет причин - как только дрожь его тела стала спадать, он сразу дает мне возможность и двигаться и дышать...
   Я чувствую, как он медленно перекатывается на спину, увлекая меня за собой. Рэд не дает мне сразу улечься, придерживая меня, еще раз нежно целует и спрашивает:
   -Бэмби, тебе помочь вытереться?
   Вместо ответа, я прикрываю нас одеялом, нащупываю включатель, и слегка зажмуриваюсь от, даже такого неяркого, освещения. Рэд дарит мне мягкую улыбку, при этом с интересом ожидает моих дальнейших действий.
   А вот такого ты точно не ожидаешь.... Но я же обещала себе сделать это... Так, хватит тянуть кота за хвост.
   Я наклоняюсь, прикасаюсь губами к его щеке, прокладываю дорожку из поцелуев от уголка рта по направлению к шее, слегка задерживаю дыхание...
   И спокойно говорю:
   -Рэд, я тебя люблю...
   Ой... если я и хотела привести своего мужа в исступленное состояние, то с блеском добилась этой цели.
   Я опять оказываюсь под ним, он осыпает мое лицо поцелуями и, не скрывая в голосе свое радостное возбуждение, умоляет:
   -Бэмби, еще, пожалуйста, я хочу еще раз это услышать.
   Но меня хватает лишь на ответ в моем стиле:
   -Какое из слов "я", "тебя", "люблю" ты не понял?
   Он прикусывает мне плечо, затем лижет место прикуса языком (ну точно игривый тигренок), и с улыбкой в голосе скорее утверждает, а не спрашивает:
   -Шутить изволишь.
   -Что есть, то есть...
   -И давно ты умеешь разговаривать?
   Какой смысл врать:
   -Всегда.
   Рэд театрально закатывает глаза:
   -У-у-у как скучно, а я уж подумал, что тебя "разговорили" наши любовные игры.
   Нет, я все-таки, ехидина:
   -Если опустить тот факт, что из-за потери памяти мне тебя, как любовника, вообще не с кем сравнивать, то рядом с фразой "ты здорово целуешься", вполне может оказаться еще одно "здорово".
   Рэд внимательно слушает меня, опять целует, и осторожно говорит:
   -Ты так странно строишь предложения... И твой акцент...
   Ну, вот я и попалась, вот сейчас он продолжит вдаваться в подробности, и быстро доберется до сути моего несоответствия его Миру.
   Мне становится стыдно за то, что я все еще сомневаюсь в Рэде, за то, что все еще не могу ему полностью довериться, когда слышу его уверения:
   -Глупышка, не переживай - я не собираюсь донимать тебя расспросами.
   -Спасибо... Рэд, хочу попросить...
   -Попроси...
   -Я хочу, чтобы все и дальше считали меня немой... э-э дурочкой.
   -Не понимаю почему... да, хорошо - об этом пока будем знать только мы с Виленом.
   С этими словами, находит возле кровати свои брюки и натягивает их на себя одним плавным движением. Выключает свет и шутливо приказывает:
   -Бэмби, у тебя ровно две минуты, чтобы заснуть.
   -Или...
   -Или ты уже сегодня не уснешь.
   Нежное прикосновение его губ, его "я тебя люблю", его запах... были моими проводниками в царство сновидений.
   Потом, уже сквозь сон, я почувствовала, как Рэд укладывает меня на бок спиной к себе, закидывает ногу мне через бедро, и я окончательно расслабляюсь в колыбели его сильного собственнического объятия.
  
   Я проснулась в состоянии легкой паники, и мне потребовалось несколько секунд на то, чтобы объяснить себе, что для нее нет ни единой причины - что я не могу пошевелиться не потому, что кто-то пленил мое тело, а потому, что я нахожусь в плену любимого тела (вот это сказанула). Улыбнулась собственным словосочетаниям, и тут же чувствую, как на мою улыбку ложатся губы Рэда...
   -Моя красавица проснулась?
   -Еще не знаю - это зависит от того, была ли наша прошлая ночь сном, или нет.
   - И если да...
   -То буду лежать и ждать его повторения.
   -А если нет...
   -То буду готовиться к новому дню.
   Рэд поворачивает меня к себе, и я прижимаюсь щекой к его груди. Он гладит мне волосы и серьезно спрашивает:
   -Как ты себя чувствуешь?
   Я прислушалась к себе и мысленно отвечаю - как побитая собака, но не могу произнести эти слова вслух.
   -Бэмби, сильно болит?
   Рэд, ты, надеюсь, и зеленого понятия не имеешь о том, что такое "сильно болит":
   -Нет.
   Он делает глубокий вдох:
   -Врунишка... Ну что, готова начинать новый день?
   -Да...
   Это у меня такой неуверенный голос? Рэд встает, чмокает меня в щеку, и выходит из комнаты.
   Я нахожу свою рубашку, кряхтя, поднимаю ее с пола и натягиваю на себя. Нет, я лучше еще немножко поваляюсь...
   Рэда не было минут пятнадцать, и когда он вернулся, я поняла причину его долгого отсутствия по влажным волосам и обернутому вокруг бедер полотенцу:
   -Ванна готова.
   -Спасибо, но я лучше приму душ.
   Рэд присаживается рядом и втолковывает мне, как неразумному ребенку:
   -Бэмби, я же понимаю, что ты... ощущаешь дискомфорт. Что у тебя сейчас должно болеть все тело, а в такой ситуации нет ничего лучше хорошей ванны.
   Мой муж сейчас получит от меня очередную шпильку:
   - Что ж, мне придется довериться твоему опыту общения с женщинами.
   Его рука тянется к моей, как будто он хочет удержать меня от необдуманного поступка (побега, например):
   -А я все ждал, когда ты спросишь...
   -А разве я тебя о чем-то спрашивала?
   Он внимательно смотрит мне в глаза и нежно поглаживает мне подушечки пальцев. У-у-у, я сейчас завою:
   -Ненавижу, когда ты так делаешь.
   Рэд мгновенно выпускает мои пальцы, и меняет выражение лица на вопросительное:
   -Как?
   -Видишь меня насквозь. Как это у тебя получается?
   -Долгие тренировки в виде многочасовых ежедневных наблюдений. И, честно говоря, читать на твоем лице не так уж сложно - ты очень искренне на все реагируешь, никогда не жеманишься, и ничего из себя не строишь.
   -Это типа комплимент?
   -Ты уходишь от темы. Бэмби, задай мне этот вопрос!
   -Это типа просьба?
   Рэд набрасывается на меня сверху, и начинает кататься со мной по кровати. Я шутливо извиваюсь и брыкаюсь (да, бедненькие мои мышцы, досталось вам от нас сегодня ночью), но муж - таки обездвиживает меня и, смеясь, говорит:
   -Слушай, а с тобой было гораздо проще, когда ты молчала...
   На этом шутки кончились - я выхватываю из-под головы подушку, и начинаю лупить Рэда по спине и... по везде, где только могу дотянуться.
   Он ставит галочку напротив еще одной черты моего характера:
   -Бэмби, это же была проверка на вспыльчивость. Да твой голос - самый желанный для меня, да я готов часами слушать, что угодно, лишь бы это говорила ты...
   И, как бы закрепляя свои слова делом, начинает меня глубоко целовать. Но, стоило мне ответить на поцелуй, как Рэд тут же отодвигается и начинает пенять на меня:
   -Ты переоцениваешь мое самообладание.
   -Вообще-то, это ты первый начал.
   -Я и закончу, потому что тебе надо дать время... отдохнуть
   -А если я попрошу не останавливаться?
   -Любимая, ты правда думаешь, что я могу тебе хоть в чем-то отказать? Но, прежде чем пойти у тебя на поводу, я готов предложить тебе взамен исполнение любого другого желания.
   -А ты не боишься злоупотреблений с моей стороны?
   -Я их жду с нетерпением... Солнышко, ванна...
   -Рэд, кто она?
   Он так громко смеется, что заражает меня своим смехом, и мне не удается сдержаться, чтобы не рассмеяться вместе с ним (вообще-то я очень люблю посмеяться сама над собой - с самокритикой и самоиронией у меня самые теплые и доверительные отношения).
   -Бэмби, ты - чудо.
   -Повторяй это чаще, и я сама поверю в это.
   -Она - платная женщина
   Я переспрашиваю:
   -Проститутка?
   Рэд слегка дергается:
   -В Едином королевстве так не говорят.
   Я пожимаю плечами - мол, к расспросам мы еще вернемся.
   Мой любимый усаживает меня, берет мои руки в свои, и очень спокойно говорит:
   -Девочка моя, для меня очень важно сказать тебе это... С тех пор, как ты появилась в моей жизни, я не был ни с одной женщиной.
   Я киваю - у меня нет причин не верить его словам.
   Рэд стаскивает меня с кровати, и несет в ванную. Я останавливаю его возле двери и прошу поставить на пол:
   -Все, дальше я сама. Иди одевайся и спускайся на завтрак.
   -Мне несложно подождать тебя, чтобы спуститься вместе.
   Вот только я не уверена, смогу ли передвигаться сегодня по лестнице:
   -Не надо, я лучше после ванной посплю еще немножко, а то меня всю ночь какой-то кошмар мучил...
   -Ты кого назвала кошмаром?
   Рэд щипает меня за попку, но я увертываюсь и скрываюсь в ванной под звуки его смеха (хорошо, что у моего мужа все ОК с чувством юмора, и он не обиделся, а рассмеялся на мой "кошмар".).
  
   Меня кто-то тихонько трогает за плечо... м-м-м не хочу просыпаться... не буду... у меня была бурная ночь... отстаньте от меня... Все это я демонстрирую недовольным мычанием. Вилен, как всегда, язвит:
   -О, наша королева решила побороться за звание "лучшая соня года".
   Я разлепляю глаза, чтобы убедиться в том, что кроме нас с ним в комнате никого нет, и отвечаю ему в тон (Боже, как долго я ждала этой возможности):
   -Вилен, должно же у меня быть хоть одно звание, учитывая то, что все остальные, и, в частности "лучшая свинья года", уже давно закреплены за тобой.
   -Бэмби?
   Его сейчас хватит удар. И мне почему-то кажется, что вовсе не из-за моего остроумия, а из-за того, что Рэд или не успел, или не посчитал пока нужным, сообщить брату о том, что на самом деле я - очень даже разговорчивая особа.
   -Как? Когда? Почему?
   -Вил, ты сейчас получишь еще одно внеочередное звание...
   -Девочка, ты разговариваешь...
   -Нет, Вил, тебе это снится... Ну, конечно, разговариваю. Вообще-то, Рэд должен был предупредить тебя об этом. Да, и, кстати, какое-то время этот факт моей биографии - наша маленькая тайна на троих.
   -Ты так странно говоришь...
   Уф-ф, я уже окончательно проснулась, но свежей и отдохнувшей я себя назвать не могу. Спасибо Вилену за это:
   -Итак, ты меня разбудил, потому что...
   Мой... кто? Брат моего мужа мне... По-моему, деверь... Точно... Так вот, мой деверь переходит к официальному стилю общения (перенервничал, видать, бедняга - королева разговаривает... вот невидаль...):
   -А... ну да... Первый Воин после очередной успешной кампании удостоен аудиенции у Прима. В ходе беседы будут подведены итоги прошедшей кампании, а также будет разработана стратегия будущей.
   Я сначала просто улыбаюсь, а потом уже откровенно смеюсь:
   -Да по тебе должность ведущего новостей плачет...
   -Что ты сказала?
   -Нет, уже не плачет - у ведущих со слухом все должно быть в порядке.
   Вилен выдергивает меня из кровати, ставит перед собой и начинает трясти меня за плечи (довольно неприятное ощущение):
   -Что ты сказала?
   А вот и мой спаситель - Рэд входит в комнату и невозмутимо (можно подумать, что он каждый день видит трясущего меня, как грушу, брата) спрашивает:
   -Вилен, тебе жить надоело?
   Прозвучал последний звук в последнем слове, и Рэд (одной рукой!) поднимает за грудки своего брата и отшвыривает того к стене. Бум... Мне надо вмешаться:
   -Рэд, это же мой любимый ковер - я не переживу, если ты запачкаешь его кровью Вилена.
   Надеюсь, мой голос звучит достаточно непринужденно. Рэд не слышит меня и целенаправленно надвигается на брата. Твердость в голосе, надо сказать это твердо, чеканя каждое слово:
   -Это уже не смешно. Рэд, остановись.
   Мой муж... застывает на месте. Я подхожу к нему... о, Боже, да у него почти безумный взгляд... Протягиваю к нему руку, и слышу крик Вилена:
   -Бэмби, отойди от него!
   Еще чего - неужели брат Рэда считает, что я испугаюсь собственного мужа. Обнимаю своего любимого за шею, нежно целую и шепотом успокаиваю:
   -Рэд, все хорошо.
   Услышала его глубокий вдох-выдох. Мой муж до сих пор сдерживал дыхание? Ой, я уже в его крепких руках, и чувствую, как он постепенно успокаивается:
   -Вилен, встань, - отодвигает меня от себя, чтобы посмотреть мне в глаза, и спрашивает, - Бэмби, что здесь произошло?
   -Да ничего страшного - просто Вилен не оценил мое чувство юмора, - оборачиваюсь и обращаюсь к тому, кому не нравятся мои шутки, - В следующий раз, тебе достаточно сказать "Бэмби, меня не вдохновляют твои колкие замечания в мой адрес, в адрес всего такого из себя Великолепного и Непревзойденного". Поверь, что я тут же прикушу свой язык.
   Рэд... улыбается, Вилен... хмурится. Я не выдерживаю:
   -Эй, братья по крови, скажите уже друг другу "все... проехали".
   Мой муж смотрит на Вилена, а тот, не отрываясь, смотрит на меня:
   -Бэмби, прости. Бэмби - кто ты?
   - Хотела бы я знать. Ребята, а у нас достаточно времени, чтобы обсуждать меня, странную "девочку с приветом", или на данный момент есть занятия поважнее? Вилен, ты что-то говорил про Первого Воина, так при чем тут я?
   Мой деверь беспомощно смотрит на брата:
   -Рэд, я не могу это выдержать... Ты слышишь ее? Ты понимаешь, что это невероятно? Как такое может быть?
   Что невероятно? Что не может быть? Я чуть не плачу:
   -Ты был прав - лучше мне было помалкивать.
   -Любимая, не в этом дело. Словом, не забивай себе пока этим голову, пожалуйста.
   Рэд опять обнимает меня:
   -Вилен, возьми себя в руки. Бэмби права - обсудим это вечером. Сейчас надо заняться Кессом и его сестрой.
  
   Пока Вилен роется в моем шкафу, выбирая для меня подобающий случаю наряд, Рэд объясняет, почему им необходимо мое присутствие в резиденции:
   -Первый Воин сообщил, что прибудет на аудиенцию не один, а со своей сестрой. Их персональный духовник передал нам просьбу Кесса познакомить его сестру Кессу...
   -Это их имена?
   -Да, Кесс и Кесса...
   -Хм, у их родителей явные проблемы с воображением.
   Вилен не выдержал и простонал:
   -Твоя жена сведет меня с ума.
   Рэд не обращает внимания на его реплику и продолжает:
   -Так вот, Кесса изъявила желание лично познакомиться с Примой. Ее гражданский ранг не позволяет нам отказать ей в этой просьбе.
   -Рэд, мне это не нравится. Я же так долго создавала и поддерживала свой имидж дурочки как раз для того, чтобы избегнуть подобного рода общения.
   -Ты сказала "имидж"?
   Кажется, он забыл о моей вспыльчивости:
   -Может, хватит уже восхищаться богатством моего словарного запаса?
   Вилен вмешивается, меняя тему:
   -Бэмби, как тебе этот костюм?
   -Да мне все равно.
   -Слушай, это несправедливо. Я так стараюсь набить твой гардероб красивыми нарядами, а ты упорно продолжаешь одеваться, как простая гражданка. Или это тоже часть твоего имиджа?
   -Нет, это - часть стороны моего практического отношения к одежде.
   Беру из его рук юбку:
   -Вот что это за фасон такой? Да в ней не сидеть, ни ходить нормально нельзя.
   Вилен фыркает:
   -Бэмби, у нас нет времени на пререкания. Одевайся. Да, а где твоя шкатулка с драгоценностями? - и, ну точно как для дурочки, шутливо втолковывает мне смысл слова "драгоценности", - Ну, те блестящие штучки, которые одевают на шею, на руки, на пальцы? Те, которые ты так ни разу и не одела?
   Рэд и Вилен первое время упорно дарили мне разные побрякушки. Я молча (а как же еще это может делать немая?) принимала их подарки, и складывала их в шкатулку. Мне стало стыдно:
   -Простите меня за то, что не пользуюсь вашими подарками... Но я не знала, как вам объяснить свое негативное отношение к украшениям.
   Мой деверь серьезно просит:
   -Так объясни сейчас.
   -Они не соответствуют моей внешности.
   Мой муж с братом одновременно издают:
   -Что-что?
   Я мысленно простонала "мужчины, что с них взять":
   -Да что тут непонятного? Украшения подчеркивают внешность. И что же они подчеркнут в моем случае? Да надеть на меня драгоценности - это все равно, что нарядить на Рождество вместо пушистой елки-красавицы бледную поганку.
   Вилен глубоко дышит, Рэд выглядит... оторопелым.
   У моего деверя самообладание лучше, чем у моего мужа:
   -Бэмби, это ты так сейчас непонятно для нас пошутила?
   Я осторожно перебираю в уме свои слова, и выдвигаю предположение:
   -А что, здесь нельзя говорить про Рождество? Пардон, я не знала.
   Рэд тяжело глотает и произносит:
   -Бэмби, нам надо серьезно поговорить...
   Я почти не шучу:
   -Меня могут арестовать за слово "Рождество", да? Но я же не знала - здесь же есть презумпция невиновности и все такое... А Приму вообще могут арестовать?
   Вилен бухнулся на кровать:
   -Рэд, она сказала "презумпция невиновности"? Или мне послышалось?
   -И еще она сказала "пардон".
   Они меня сейчас выведут из себя:
   -Вас что, не учили тому, что говорить о человеке в третьем лице в его присутствии - неприлично?
   Вилен, как дурак, повторяет за мной:
   -В третьем лице... Рэд, мне надо срочно выпить.
   Мой муж зациклился на моем "пардон":
   -Бэмби, ты просто так сказала языческое слово?
   -Языческое? Ах да, здесь же все языки, кроме Единого, считаются языческими. Нет, Рэд.
   -Не понял.
   -Я не просто так его использовала. Дело в том, что Единый - не мой родной. Думаю я на русском и, кроме него, знаю еще несколько иностранных языков.
   Вилен опускает голову на руки и качается из стороны в сторону, приговаривая "иностранных-иностранных-иностранных".
   На этот раз победило самообладание Рэда:
   -Сколько?
   -Что сколько?
   -Языков сколько?
   -А русский и английский в счет?
   -Английский? Ты сказала английский? Бэмби, пожалуйста...
   Да пожалуйста:
   -Ну, тогда десять, не считая некоторых наречий.
   Рэд садится на кровать рядом с Виленом. Да что такое сегодня с их поведением?
   -Ребята, ваши манеры что, решили сегодня отдохнуть, или вы их погулять отпустили? Дама стоит - вы сидите.
   Меня вдруг поразила страшная догадка:
   -Ой, вы, наверное, националисты? Если бы я знала, что вы с предубеждением относитесь к русским, то ни за что бы не сказала вам, какой у меня родной язык...
   Рэд опускает голову на руки. Я подхожу, глажу его по голове и ласково взываю к его разуму:
   -Милый, это что, так страшно для тебя, что я - русская, да? Рэд, ну не переживай ты так - родной язык ведь не определяет национальность. Да я могу быть кем угодно... Вот к кому вы терпимо относитесь, вот к тем давайте меня и определим.
   Мой муж, наконец, поднимает ко мне свое лицо:
   -Бэмби...
   Мне вдруг становится по-настоящему страшно:
   -Все так плохо?
   Он улыбается через силу:
   -Нет, любимая, все хорошо. У нас совсем не осталось времени, так что отложим все наши разговоры на вечер.
   Они с братом встают и молча выходят из комнаты...
  
   Вилен и Кесса ведут милую светскую беседу. Я уже давно потеряла нить их болтовни. Моей деятельной натуре претит сидеть здесь без дела. Но, как говорится, меня мое положение обязывает...
   Кесса - очень красивая молодая женщина. Она - пухленькая, смуглая блондинка с голубыми глазами. Брови и ресницы искусно подкрашены, губы сочно блестят. Словом, настоящая красавица. Интересно, почему она до сих пор не замужем?
   Вилен флиртует напропалую, сыплет комплиментами. Кесса деланно краснеет, но при этом с готовностью отвечает на его ухаживания.
   Вилен:
   -Ах, милая Кесса, как жаль, что я дал обет безбрачия, чтобы полностью посвятить себя служению Избранному.
   -О, Вилен, неужели ты встретил кого-то, чтобы начать жалеть об этом?
   -Ты же прекрасно знаешь...
   Кесса улыбнулась, и решила перевести беседу в другое русло:
   -Прима - довольно милое создание, но в ней нет ничего особенного.
   Ну спасибо.
   -Одному Богу известно, почему именно она была выбрана в жены нашему Приму.
   Кесса с жаром говорит "Аминь", и тихо спрашивает:
   -А это - правда, что она... не очень в своем уме?
   Вилен, твой выход.
   -Кесса, не забывай, что Прима прекрасно слышит нас.
   -Ну и что? Она же ничего не понимает.
   -Не стоит так говорить.
   -Но ведь это же все знают.
   -Люди могут ошибаться.
   -А почему она молчит?
   -Прим говорит, что она дала обет молчания.
   Как мило - а мне вы об этом забыли сказать?
   -Навсегда?
   -Одному Богу известно.
   Я реально устала два часа сидеть в одной позе, сложив руки. А как вам такое? Встаю, опускаюсь на колени рядом с креслом и, приложив руки к груди, начинаю тихонько покачиваться из стороны в сторону. Именно так духовники нашего дома молятся Богу в молельной комнате.
   Мне удается убить трех зайцев сразу - смущаю Кессу, забавляю Вилена и разминаю свои затекшие от долгого сидения мышцы.
   Кесса шепотом:
   -И часто Прима впадает в духовный транс?
   Ну да, вы же здесь не молитесь, а впадаете в транс...У-у-у... фанатики несчастные. Вилен тихо откашливается (наверное, чтобы не выдать себя голосом):
   -Довольно часто.
   -Наверное, мы ей мешаем.
   Какая здравая мысль.
   -Да, думаю, будет лучше оставить ее одну.
   -Тогда, я не буду дожидаться брата и поеду домой без него.
   -Хорошо, побудь здесь минутку, пока я распоряжусь подготовить для тебя носилки.
   Как только Вилен покидает комнату, сестра Первого Воина меняется в лице - на нем уже нет ни благоговения, ни глупой наивности. Она говорит вслух (по интонации чувствуется, что она обращается сама к себе):
   -Несчастная убогая... женщина, - и дальше продолжает с все возрастающей уверенностью в голосе, - но все равно рисковать нельзя. Нельзя... нельзя... воины... которые сделали это с ней...
   Она встрепенулась из-за звука шагов входящего в комнату Вилена.
  
   Мы вернулись домой поздним вечером.
   После ужина, Вилен, в присутствии прислуги, пригласил нас к себе на партию в шахматы. Да... когда даже дома приходится бояться чьих-то ушей...
  
   Рэд рассказывает Вилену о том, как прошла аудиенция. Мой деверь слушает его немного рассеянно. Потом, ни к селу, ни к городу, прерывает Рэда на полуслове и обращается ко мне:
   -Бэмби, ты чего такая тихая? Здесь можно свободно разговаривать.
   Мне удается достаточно ровно задать им мучающий меня вопрос:
   -Что воины со мной сделали?
   Рэд встает и направляется ко мне. Его лицо, как обычно, непроницаемо. Я мельком смотрю на его брата и вижу... испуганный взгляд. Мой муж присаживается рядом со мной:
   -Любимая, ты о чем?
   -Кесса сказала что-то про воинов, которые сделали это со мной. Что она имела в виду?
   -Ты оставалась наедине с Кессой?
   Вилен уже явно чего-то боится. Я не отвечаю Рэду, я спрашиваю Вилена:
   -Чего ты такой перепуганный?
   Рэд отвечает вместо него:
   -Бэмби, с ним все нормально, не волнуйся. Правда, Вилен?
   -Рэд, да я же вышел только на минутку. Да я и подумать не мог, что эта дура что-то наговорит Бэмби.
   -Подумать не мог? Тебе помочь думать впредь?
   Я сейчас закричу... спокойно, Бэмби:
   -Так вы будете отвечать на мой вопрос, или нет?
   Рэд уверенно говорит:
   -Нет.
   Я встаю:
   -Тогда всем спокойной ночи.
   Рэд вскакивает, хватая меня за руку:
   -Бэмби, постой.
   Я резко вырываю свою руку, и зло рычу (ну, это я преувеличиваю - у меня на самом деле никогда не получается рычать):
   -Не трогай меня.
   Мой муж явно не знает, куда ему девать свои руки:
   -Так будет лучше для тебя.
   -Слушай, я же не спрашиваю тебя о тебе, о Вилене, о том, что не имеет ко мне отношения... Я же спрашиваю о себе... Какое ты имеешь право решать за меня, что мне можно знать о себе, а что нет? Позволь мне напомнить тебе, что я - человек, а не домашний питомец.
   -Я никогда этого не забывал.
   Я театрально закатываю глаза:
   -Но обращаешься ты со мной именно так.
   -Бэмби, ты несправедлива...
   Вилен отвлекает наше внимание на себя:
   -У-ф-ф, простите, что вмешиваюсь. Но... Рэд..., - нет, вы такое видели, чтобы Вилен (Вилен!!!) аккуратно подбирал слова, - я думаю, что... Бэмби права... по-своему права.
   Я хмыкаю:
   -Растешь в моих глазах, - и перевожу взгляд на мужа, - Рэд, твой брат понимает, что мне нужно это знание не из праздного любопытства. Пойми и ты - у меня вообще нет знаний о себе и о том, кто я и откуда. Что любая, известная тебе, деталь из моего прошлого может стать для меня отправной точкой для восстановления этих знаний.
   Мне хочется утешить мужа, настолько у него сейчас неуверенный (во мне? в себе?) вид, но я пересиливаю себя и остаюсь на месте. Он почти умоляет:
   -Бэмби, я не могу... Любимая, я не хочу...
   До меня, кажется, доходит:
   -Ты не можешь рассказать мне, потому что боишься, что я не вынесу правду... И ты не хочешь, чтобы я вообще когда-то вспомнила о своем прошлом...
   Он кивает:
   -Да.
   Так, мы пойдем другим путем. Надеюсь, моего женского арсенала хватит, чтобы переубедить мужа:
   -Ребята, я действительно устала. Рэд, проводишь меня? Вилен, до завтра.
  
   Как же мне нравятся ощущения от воды, струящейся по моей коже... Я всегда принимаю душ дольше, чем ванну. На мне уже давно не осталось и следа от мыла, но я продолжаю крутиться под сильными струями воды.
   Ну, Бэмби, что делать будем? Значится так, выходишь из душа и ложишься спать... Нет, не хочу... Ну ладно, не спать... но ложишься в свою кровать и... читаешь ту книгу, которую тебе вчера так любезно предоставил Вилен... Нет, я хочу к Рэду (это я так мысленно капризничаю)... Хочешь к Рэду, или хочешь Рэда? (это я так сама себе язвлю)... И где же твоя гордость? Он же не сказал тебе ни слова с тех пор, как вы вышли от Вилена... Стоял, как истукан в сторонке, молча наблюдая, как ты заходишь в ванную... Да, с наличием у меня женского арсенала я погорячилась... Вот кто меня тянул за язык с ним пререкаться?... Надо было сделать вид, что меня устраивает его "нет"... Женщина должна быть покладистой и бесхарактерной... Должна... но я же не виновата, что не подпадаю ни под одно из этих требований... И что теперь?... Он меня разлюбит?... Он решит, что не нужна ему эта головная боль в виде требовательной жены с тонкой внутренней организацией? (опять язвлю)... И что? Наша песня хороша - начинай сначала? Я буду вести жизнь домашней зверушки, а Рэд будет шляться по проституткам?
   Слышу звук открывающейся двери. Хорошо, что я положила полотенце на бортик, а не оставила его на крючке. Благодаря этому, успеваю завернуться в него, отстранившись от воды.
   Шторка уходит в сторону... Рэд не выпускает ее из руки (должно быть, на тот случай, чтобы задернуть ее по первому моему требованию - или мне просто хочется расценивать это именно так)... Я что-то медленно соображаю... Мне же надо сказать что-то приличествующее моменту, я же издаю лишь жалкое "привет" (вообще-то, это было скорее "п-п-ривет" заикающегося по жизни человека). Рэд (в данный момент к эпитету любимый присоединяю бесцеремонный) продолжает смотреть мне в глаза. Ну почему по моему лицу все так легко читается, а по его лицу понять вообще ничего невозможно? Я говорю очередную глупость:
   -Прости, я увлеклась - вечно забываю, что у нас здесь одна ванная
   Не ванная, а целый комплекс сантехнического оборудования с душем, мини-бассейном, унитазом и огромным, монструозного вида, умывальником.
   Выключаю воду и поспешно поднимаю ногу, чтобы вылезти из душевого поддона:
   -Все-все, я уже закончила - душ свободен.
   Рэд, наконец, открывает свой рот:
   -Бэмби, я хотел присоединиться.
   - А-а-а... как мило...
   Это я сказала? Ой... кто-нибудь, дайте мне машину времени - я хочу забрать свое как мило назад (это я мысленно простонала).
   Рэд ухмыляется (хорошо еще, что не насмешливо) и легко подхватывает меня за талию, чтобы поставить перед собой:
   -Но, я, кажется, опоздал.
   -А-га.
   Нет, ну я закончу, наконец, со своими идиотскими репликами?
   Рэд обнимает и целует меня. Чем глубже поцелуй, тем сильнее он прижимает меня к себе. Ему явно мешает моя рука, поддерживающая края полотенца. Он пытается снять с меня мою руку, но я не даю ему такой возможности.
   -Любимая, почему? - спрашивает, и начинает исследовать губами местечко возле мочки уха.
   А-х-х как хорошо... так хорошо, что у меня в прямом смысле подгибаются коленки:
   -Здесь много света.
   Рэд спрашивает:
   -И что? - Возвращается к тому же местечку.
   Мне не удается сдержать тихие постанывания, но, сквозь них, мне удается промямлить:
   -Ты... не... получишь... эстетическое наслаждение... поверь...
   Он слегка зарычал и спросил:
   -Бэмби, твоя кровать... она - больше и ближе, да?
   С каких это пор мой муж задает вопросы, подразумевающие очевидные ответы?
   -Да.
   ...Как оказалось, вся соль вопроса была в его многозначительном "да".
   Я понимаю это, когда, после моего однозначного "да", он медленно берет меня на руки, медленно несет к кровати, медленно укладывает на нее (напоминаю ему: "Рэд, свет") и медленно, прежде чем выключить его, раздевается передо мной (бесстыдник, но, должна признаться, красивый безупречный бесстыдник) ...
   На этом все медленно закончились. Потом все было быстро, захватывающе и несдержанно...
   В то время, как все мои усилия направлены на то, чтобы восстановить свое дыхание, Рэд, не прерываясь, целует мою шею, щекочет ее языком, покусывает мне мочки ушей. Потом, отрывается и очень нежно говорит:
   -Бэмби?
   Я не уверена, что уже способна составлять из звуков слова, поэтому молчу. Рэд заворочался (обеспокоено?) рядом со мной:
   -Любимая, прости, что так набросился на тебя.
   Молчу уже по другой причине - когда это ты на меня набросился?
   -Я тебя напугал?
   Какой вопрос - такой ответ:
   -Не больше, чем обычно.
   Он прижимает к моим губам свою улыбку... и встает с кровати. Еле сдержалась, чтобы не остановить его словами "я же пошутила". Слышу его шаги, щелканье выключателя, и рефлекторно прикрываюсь одеялом. Мой же бесстыдник стоит во всей красе, ни капли не смущаясь своей наготы (а чего ему смущаться? он же - совершенство... и, как, все-таки, хорошо, что он - мое совершенство). Рэд что, видит восхищение на моем лице? Наверное, да... к чему же еще отнести это осуждающее покачивание головой?
   -Бэмби-Бэмби...
   Захотелось огрызнуться "я уже почти три месяца как Бэмби", но это желание пропадает по мере приближения Рэда ко мне. Он присаживается рядом, и начинает ласково, едва касаясь моей кожи, пальцами очерчивать мои скулы, лоб, нос, губы... подбородок:
   -Я не знаю, кого больше винить в твоем отношении к своей внешности... твою врожденную стыдливость... или себя, не способного толком проявить свои чувства, не способного вслух описать своей любимой женщине ее красоту?
   В моей голове такая каша... что он сейчас сказал про красоту любимой женщины?... У него что, есть красивая любимая женщина?...
   Бэмби, взяла себя в руки, спрашиваем без слез в голосе, спрашиваем и помним про гордость:
   -Она очень красивая?
   Рэд широко счастливо улыбается:
   -Очень.
   Ладно, слезы уже в углах моих глаз, но прогнать их из голоса мне, все-таки, удается:
   -И как ее зовут?
   Мой муж широко распахивает глаза и тупо смотрит на меня:
   -Б-б-эмби...
   Не буду плакать, не буду плакать:
   -Что Бэмби?
   У Рэда что-то щелкает в голове, он недоверчиво смотрит на меня, но озвучивает это свое озарение:
   -Ее зовут Бэмби. А ты что, решила, что я говорю о ком-то другом?
   Я не выдерживаю и шмыгаю носом. Рэд притягивает меня к себе за плечи, и я укладываю ему на плечо свою голову, млея от ощущения его, ласкающих мою спину, рук.
   -Глупая моя любимая девочка... О чем ты только думаешь? Как ты вообще могла подумать, что в моем сердце есть место для кого-то еще, кроме тебя? Ты - моя единственная любовь. Солнышко, поверишь ли ты мне, если я скажу, что по причине... э-э-э... не важно по какой причине... что до встречи с тобой, я не мог ничего чувствовать? Совсем ничего... я ощущал только пустоту. Бэмби, тебе каким-то образом удалось возродить во мне давно утраченную способность испытывать чувства. Любимая, ты только дай мне немного времени, ты только потерпи чуть-чуть, и я обязательно научусь правильно проявлять свои чувства к тебе, и еще я обязательно научусь говорить тебе правильные слова, те слова, которые должен говорить своей женщине безумно влюбленный в нее мужчина...
   Я поворачиваю голову, чтобы покрыть его плечо поцелуями, и серьезно говорю:
   -У тебя это уже неплохо получается.
   Рэд подтягивает меня к изголовью кровати и усаживает в подушки. Потом устраивается рядышком, пропуская руку мне под плечи.
   Мне так уютно лежать у него на груди, так приятно вдыхать его запах, так хорошо ощущать его пальцы, теребящие мои волосы, что я вдруг начинаю плакать от умиления:
   -Рэд...
   -Что, моя хорошая, ну что ты, не надо плакать...
   Поднимает к себе мое лицо, и осушает поцелуями мои глаза.
   -Рэд, я так испугалась сегодня...
   Он... окаменел. Я всегда считала, что слово "окаменел" используется в переносном смысле, что человек на самом деле не может "окаменеть". Как же я ошибалась...
   Все до единой мышцы Рэда напряглись до такой степени, что я буквально ощутила в нем этот резкий переход из одного состояния в другое - вот я лежу в объятиях мужчины... и вот я уже в объятиях статуи:
   -Кто посмел тебя напугать?
   Фу-х, так вот в чем дело... Так, Бэмби, в следующий раз выбирай выражения:
   -Я неправильно выразилась, прости. После этой перепалки в комнате Вилена я испугалась, что ты меня разлюбишь. Я даже убедила себя в том, что это было бы справедливо...
   Рэд судорожно вздыхает, и обнимает меня еще крепче (хорошо, что напряженность в его теле спала, а то, в противном случае, на мне бы после такого "крепче", наверняка остались бы синяки). Он молчит, и я понимаю, что он ждет продолжения моих умозаключений.
   -Рэд, ну кем я была для тебя? Бессловесным существом - экзотической зверушкой, которую ты то игнорировал, то, походя, ласкал? Или, может, некой домашней любимицей, которую надо было содержать в тепле, в чистоте, в сытости? Ты же ни разу за все время не спросил меня о том, что мне нравится, чем я живу, что меня интересует. Да ты же обращался со мной так, как хозяева обращаются со своими породистыми питомцами. И, заметь, они тоже, по-своему, любят и ценят своих подопечных... Рэд, я говорю все это для того, чтобы ты понял мои истинные чувства, а не для того, чтобы в чем-то тебя попрекнуть.
   -Я понимаю, продолжай.
   -Еще несколько дней после свадьбы я уговаривала себя не влюбляться в тебя, искала в тебе недостатки, ругала себя, напоминала себе о том, что решила исчезнуть из твоего дома при первой же возможности... Ах да, я же не рассказывала тебе о том, что во время Свадебной Церемонии поняла, что попала в НеМир.
   -Куда?
   -Я же не знала и не помнила, где и как очутилась, но чувствовала себя здесь чужой, и чувствовала, что вокруг меня здесь все чужое. В общем, я назвала это здесь НеМиром. Еще в тот злополучный день я решила, что осмотрюсь хорошенько, и при первой же возможности, улизну искать свой Мир. Но я влюбилась...
   Когда я поняла, что люблю тебя, то уже не думала о том, чтобы найти свой Мир. Я поняла, что мой Мир - это тот Мир, в котором есть ты.
   -Бэмби, я тебя люблю...
   Ой... он уже меня целует, надо остановить его сейчас, пока я еще что-то соображаю...
   -Рэд, подожди минутку, - мой любимый с деланным недовольством подчиняется мне,- я же так и не сказала, чего испугалась...
   Он улыбается:
   -Понял, не дурак. Ты испугалась, что я полюбил, как ты выразилась, бессловесное существо, и что я не смогу полюбить тебя как личность, как женщину с собственным взглядом на жизнь, как женщину с характером и не дюжим интеллектом. Только все твои переживания - абсолютно беспочвенны. Я люблю тебя, люблю каждую черту твоего характера, каждое проявление твоей индивидуальности. И неважно, облекаешь ты все это в слова, или молчишь. Я люблю всю тебя и все в тебе.
   Почему он меня так хорошо понимает? Ой, да хватит почемучкать - неужели нельзя безоговорочно и с радостью принять, наконец, этот факт.
   Рэд убирает у меня со лба челку и просит:
   -Любимая, доставь мне, пожалуйста, эстетическое наслаждение.
   -Нет. Прости, я бы с удовольствием, но не могу.
   -Почему?
   -Потому что это не от меня зависит.
   -Что именно?
   -Что мне нечем доставить тебе наслаждение подобного рода.
   Прежде, чем сказать что-то на это мое заявление, Рэд запускает руку под одеяло, и начинает ласкать мне грудь. Мое тело мгновенно откликается на это прикосновение, и я немного смущаюсь оттого, что Рэд не просто ощущает это своей кожей, но и видит это у меня на лице.
   -Милая, когда ты в последний раз видела себя в зеркале? - находит другую грудь...
   -Утром, когда чистила зубы.
   -И что ты видела?
   Издаю стон... часто дышу... отвечаю...
   -Себя.
   Он убирает руку, и спокойно опускает одеяло мне на талию. При этом не спешит посмотреть на то, что так бесцеремонно оголил. Мягко смотрит мне в глаза, и говорит:
   -А теперь послушай, что вижу я. Начнем с лица...
   Я жалобно скулю:
   -Может не надо...
   Целует меня. М-м-м я когда-то привыкну к его поцелуям, я когда-то перестану так бурно на них реагировать?
   Прервав поцелуй, предлагает:
   -Как ты смотришь на такую сделку - сегодня я описываю только то, что уже вижу, а то, что сейчас скрыто под одеялом я опишу,... например, завтра.
   Я поняла, что не отделаюсь от него так просто, поэтому бездумно отвечаю:
   -Согласна.
   Ответила, и тут же мысленно себя отругала, увидев его хитрющий взгляд. Бэмби, ну ты и наивная дурочка, он же сказал " сделка". Что под собой подразумевает... правильно - что он сейчас потребует что-то взамен.
   -Но ты мне разрешишь сегодня себя попробовать.
   -Нет.
   -Да. Сделка есть сделка.
   -Но я же не знала.
   -В следующий раз будешь знать. Так, не отвлекайся. На чем мы остановились?
   Я слушаю как он, перемежая поцелуями, использует простые, далекие от поэтических аллегорий, эпитеты для описания моей кожи, моих волос, каждой части моего лица... и мучительно заливаюсь краской (вообще-то, я не думаю, что цвет моего лица способен кардинально измениться - просто так принято говорить, ведь максимум, на что способна моя кожа - это на легкий румянец).
   Но это были цветочки по сравнению с тем, как он, при помощи обыкновенных прилагательных, рассказывает мне о том, как меняются мои губы, когда я возбуждаюсь, какими они становятся припухлыми и манящими. Как при этом розовеют мои щечки, как усиливается мой бесподобный запах (он так и сказал - бесподобный). Я взмолилась:
   -Рэд, пожалуйста, ты меня смущаешь.
   -Милая, еще чуть-чуть осталось. И, главное, постарайся усвоить, что все, что я тебе сейчас говорю - это не слова ослепленного любовью мужчины, это - вполне объективная оценка просто мужчины.
   И продолжает... шея, плечи, руки, пальцы (спасибо, что забыл про ногти), грудь...Говорит и целует... говорит, и поглаживает... говорит и покусывает...И как говорит... впору сквозь землю провалиться...
   -Рэд, все, я сейчас заткну уши.
   -Вообще-то, это тебе не поможет, но я готов пойти тебе навстречу. Начнем завтра ровно с этого места. И запомни, любимая, я задался целью закончить описанием твоих пяточек. Потом я буду каждый день повторять тебе, какая ты у меня красавица, возвращаясь к деталям снова и снова. А ты меня знаешь - я, как решил, так и сделаю.
   -Целеустремленный ты мой.
   Я так расслабилась от его поцелуев, что уже мурлычу, а не говорю - так что эти мои слова похожи не на подколку, а на комплимент. Меня все еще хватает на то, чтобы попросить его выключить свет. Рэд возвращается со словами:
   -На этот раз никакого "быстрячка", любимая, обещаю.
   Я еще успела подумать: Быстрячок? Так вот, что Рэд имел в виду, когда просил извинить его за то, что он набросился на меня? Все, теперь мои мысли занимает другое, более важное на данный момент...
  
   Глава 9. НеМир
  
   Мне сначала совершенно не понравилась идея Вилена организовать вечеринку.
   Сейчас же я сижу и наслаждаюсь каждым ее мгновением.
   Мальчики притащили к Вилену кучу вкусностей и сладостей. В огромную вазу ссыпали шоколадные конфеты (для меня любимой), приготовили пунш (для меня любимой). Я попробовала его и скривилась - фу, какая гадость, и потребовала дать мне виски. Рэд налил мне его буквально на донышко, и обеспокоено следил за моей реакцией на алкоголь. Я сделала глоток... и ничего... хорошо пошло... Я попросила еще. Муж с видом строгого папаши прочитал мне лекцию "о вреде алкоголя для юного организма", на что я фыркнула и ответила:
   -Если ты настолько вошел в роль моего родителя, то не забудь напомнить мне еще и о безопасном сексе.
   Вилен засмеялся, и налил мне виски. Рэд же мою шутку не оценил.
   Потом были танцы!!!
   ...Мой деверь жестом фокусника вытащил МЦД (мини цифровой дивайс) и спросил:
   - Оп-ля. Бэмби, угадай, что это такое?
   Я сделала глупое выражение лица (благо на совершенствование в этом у меня было достаточно времени), захлопала ресницами:
   -О, Вилен, это, наверное, для того, чтобы в зубах ковыряться. Или нет, это, наверное, штучка..., - и засмеялась из-за того, что он попался на мою уловку, - Вил, ну ты даешь. Тебя так легко подловить. Конечно, это - МЦД.
   Он был в шоке.
   -Слушайте, вы так бурно реагируете на мои познания, что мне придется постоянно иметь при себе успокаивающий вас настой. Здесь что, женщинам не принято не только читать-писать, но и просматривать-прослушивать цифровые записи?
   Рэд тихо отвечает:
   -Нет, Бэмби, дело в том, что в Едином королевстве нет никаких цифровых записей.
   Я быстренько списываю этот непонятный факт на потерю памяти:
   -Эк меня торкнуло... И как же я могла забыть исчезновение Интернета, спутниковой связи, вот теперь еще и цифровой записи... Раньше-то я считала, что в нашем доме нет всех этих достижений цивилизации из-за того, что вы - убежденные их противники.
   Вилен включил МЦД и комната наполнилась непривычными для моего слуха ритмичными звуками, в которых преобладали ударные.
   -Ребята, что это за музыка?
   -Я записал ее на представлении... на концерте, выражаясь твоим языком. Это играют музыканты Запредельного города. Тебе что, не нравится?
   -Да как-то не очень. Мне вообще-то по душе другие музыкальные стили. Но, на безрыбье и рак рыба.
   -Тогда объявляю танцевальную часть нашей вечеринки открытой!
   -Вил, да ты что, да как под это можно танцевать?
   -Ой, хорош ломаться, вставай. Пару движений я тебе, так уж и быть, покажу. Рэд, ты с нами? Нет? Ну, как хочешь. Королева, вашу руку...
  
   После танцев, Вил спорит со мной на очередную порцию выпивки (Рэд хмурится, но молчит), что я не смогу съесть подвешенное на веревке яблоко без помощи рук.
   Пока я справляюсь со своей задачей, Вил гомерически хохочет, и из-за этого не может удержать веревку в одном положении. Я делаю ему замечание:
   -Эй, так нечестно - ты постоянно дергаешь яблоко.
   Рэд садится рядом со мной и говорит:
   -Я тебе помогу.
   Зажимает в зубах яблоко, и я, моментально уловив смысл его помощи, начинаю быстро-быстро откусывать большие кусочки мякоти со своей стороны. Вил протестует:
   -Это нечестно.
   Я отвечаю (у меня же рот свободен в отличие от Рэда):
   -Ничего подобного. Ты сказал - без помощи рук, а не без помощи Рэда.
   -Ладно, ты выиграла. Бери свой виски, пьяница.
   -От пьяницы слышу.
   Вилен поражает меня своим неиссякаемым энтузиазмом:
   -Сейчас у нас по плану конкурс талантов.
   Я аж растерялась:
   -Ой, а у меня нет никаких талантов.
   -Так не бывает. Сиди и думай, чем ты будешь нас поражать, пока я начну это делать.
   'ADIEU, adieu! my native shore
   Fades o'er the waters blue;
   The Night-winds sigh, the breakers roar,
   And shrieks the wild sea-mew.
   Yon Sun that sets upon the sea
   We follow in his flight;
   Farewell awhile to him and thee,
   My native Land -- Good Night!
  
   'A few short hours and He will rise
   To give the Morrow birth;
   And I shall hail the main and skies,
   But not my mother Earth.
   Deserted is my own good hall,
   Its hearth is desolate;
   Wild weeds are gathering on the wall
   My dog howls at the gate.**
  
   Я хлопаю в ладоши:
   -Вилен, это было замечательно. Я тоже с уважением отношусь к творчеству Байрона. Рэд, твоя очередь.
   Мой муж не встал, подобно Вилену, а остался сидеть на диване. Через несколько мгновений начинает тихо декламировать отрывок из "Ромео и Джульетты" Шекспира:
  

How oft when men are at the point of death

Have they been merry! which their keepers call

A lightning before death: O, how may I

Call this a lightning? O my love! my wife!

Death, that hath suck'd the honey of thy breath,

Hath had no power yet upon thy beauty:

Thou art not conquer'd; beauty's ensign yet

Is crimson in thy lips and in thy cheeks,

And death's pale flag is not advanced there.

Tybalt, liest thou there in thy bloody sheet?

O, what more favour can I do to thee,

Than with that hand that cut thy youth in twain

To sunder his that was thine enemy?

Forgive me, cousin! Ah, dear Juliet,

Why art thou yet so fair? shall I believe

That unsubstantial death is amorous,

And that the lean abhorred monster keeps

Thee here in dark to be his paramour?

For fear of that, I still will stay with thee;

And never from this palace of dim night

Depart again: here, here will I remain

With worms that are thy chamber-maids; O, here

Will I set up my everlasting rest,

And shake the yoke of inauspicious stars

From this world-wearied flesh. Eyes, look your last!

Arms, take your last embrace! and, lips, O you

The doors of breath, seal with a righteous kiss

A dateless bargain to engrossing death!

Come, bitter conduct, come, unsavoury guide!

Thou desperate pilot, now at once run on

The dashing rocks thy sea-sick weary bark!

Here's to my love!

   Я боюсь пошевелиться, вытираю слезы и спрашиваю:
   -А хотите услышать, как это звучит на русском языке?
   Рэд с Виленом кивают, я сглатываю комок в горле и начинаю:
  
  
   Пред смертью на иных находит смех.
   Свидетели зовут веселье это
   Прощальными зарницами. Теперь
   Проверю я, зарницы ль эти вспышки.
   Любовь моя! Жена моя! Конец
   Хоть высосал, как мед, твое дыханье,
   Не справился с твоею красотой.
   Тебя не победили: знамя жизни
   Горит в губах твоих и на щеках,
   И смерти бледный стяг еще не поднят.
   И ты тут, в красном саване, Тибальт?
   Какую радость я тебе доставлю!
   Смотри: сразившею тебя рукой
   Сейчас сражу я твоего убийцу.
   Прости меня! Джульетта, для чего
   Ты так прекрасна? Я могу подумать,
   Что ангел смерти взял тебя живьем
   И взаперти любовницею держит.
   Под страхом этой мысли остаюсь
   И никогда из этой тьмы не выйду.
   Здесь поселюсь я, в обществе червей,
   Твоих служанок новых. Здесь останусь,
   Здесь отдохну навек, здесь сброшу с плеч
   Томительное иго звезд зловещих.
   Любуйтесь ею пред концом, глаза!
   В последний раз ее обвейте, руки!
   И губы, вы, преддверия души,
   Запечатлейте долгим поцелуем
   Со смертью мой бессрочный договор.
   Сюда, сюда, угрюмый перевозчик!
   Пора разбить потрепанный корабль
   С разбега о береговые скалы.
   Пью за тебя, любовь!
  
   Вилен нарекает на нас с Рэдом:
   -Нет, ну вы даете. Развели тут сырость... Напоминаю - у нас вечеринка!!! А что это значит? А это значит, что Бэмби сейчас постарается нас развеселить.
   -Вилен, я же уже приняла участие в конкурсе.
   -Бэмби... Ну, спой нам что-нибудь или спляши.
   -Да я не умею...
   -Я - ведущий вечеринки, и мне решать...
   -А я тебе - королева, а не придворный шут.
   Быстренько составляю осанкой и выражением лица образ королевы в исполнении плохой актрисы, строю высокомерную гримасу, и мальчики, естественно, смеются...
   -Все, я вас развеселила. Вилен, я выполнила условие конкурса - объявляй победителя.
   -Нет, ну еще хоть что-нибудь. Бэмби, пожалуйста.
   -Вилен, тебе никто не говорил, что нудному мужику легче дать, чем отказать...
   Ребята опять смеются, но на этот раз немного шокировано. Да, Бэмби, тебе бы не мешало иногда думать прежде, чем говорить первое попавшееся... Я исправлюсь, обещаю:
   -Ладно, уговорил.
   И... детально рассказываю им о том, как сначала решила, что меня из-за амнезии поместили в сумасшедший дом, как записала их в ухаживающих за мной психов, как думала, что медперсонал наблюдает за нами через камеры видеонаблюдения.
   Когда дохожу в своем рассказе к описанию прыжков с табличкой в руках, Вилен уже падает от смеха на пол и сучит ногами:
   -Бэмби, все... ой, не могу... хватит...
   Я продолжаю озвучивать свои воспоминания о том, как Рэд делал мне предложение, и как я согласилась, побоявшись вспышки проявления его психоза.
   Рэд хохочет не тише брата, но при этом удерживается в сидячем положении на диване:
   -Бэмби, и какой же ты мне поставила диагноз?
   -Параноидальная шизофрения. Ты же постоянно говорил о моей безопасности, об угрожающей мне опасности, о том, что обеспечишь мне безопасность.
   -А у Вилена какой был диагноз?
   Я смотрю на поднимающегося с пола деверя и отвечаю:
   -Почему был?
   Рэд опять взрывается хохотом, а Вилен с деланно обиженной физиономией уточняет:
   -Ты хочешь сказать, что я с приветом по жизни?
   -И это тоже, конечно... Но главный твой диагноз - это клинический нарциссизм.
   -Бэмби, да я тебя за эти словечки прямо сейчас... отшлепаю.
   И начинает гоняться за мной по комнате.
   Я пробегаю несколько кругов, и принимаю единственное правильное решение - заскакиваю на диван и забиваюсь в его угол, прячась за спиной мужа. Выглядываю из-за плеча Рэда на подбежавшего Вилена, и показываю ему язык.
   -Ага, испугалась... Трусиха... В следующий раз будешь думать, что говоришь.
  
   Мой деверь смотрит на меня и спрашивает:
   -Бэмби, сколько ты уже съела конфет за сегодня?
   -А тебе что, жалко?
   -Да нет, тем более, что все эти конфеты доставлены в наш дом в качестве подношений Приме. Кто-то из наших домочадцев проболтался о том, что ты неровно дышишь к этим лакомствам, и теперь каждое сословие считает своим долгом преподносить тебе эти Дары.
   -Что ж ты молчал? Скажи им, чтобы прекратили.
   -Почему?
   -Потому что я взяток не беру.
   Рэд улыбается и качает головой. Вилен возвращается к столу и наливает себе еще виски. Я вспоминаю:
   -Давно хотела вас спросить - а что означали цвета накидок на Свадебной Церемонии?
   Рэд отвечает:
   -Принадлежность к сословиям: ремесленники, промышленники, медики, духовники, фермеры, воины, администраторы, казначеи, энергетики, строители, моряки, исполнители.
   -Исполнители?
   -Это, в твоем понимании - полицейские, тюремщики и палачи в одном лице.
   -А судьи кто?
   -Они входят в сословие администраторов, но их здесь называют не судьями, а Справедливыми.
   -Ясно. А почему нет сословия ученых?
   -В королевстве наукой и образованием могут заниматься только духовники.
   -А какие отличительные знаки у ранга в сословии?
   -Узор на броши, скрепляющей накидку.
   -И еще они по-разному преклоняют перед тобой колени?
   -Да.
   -А почему на свадьбе весь красный треугольник лежал на полу ничком?
   -Ты забыла про успешную кампанию, с которой вернулся Первый Воин? Красный - цвет воинов. И во время свадьбы все командующие были где? Правильно, на войне.
   -Совет?
   -Состоит из меня с Виленом, двенадцати Первых в сословиях и Настоятеля.
   -А почему Настоятель - двухцветный?
   Рэд... замялся...
   -Потому что до прихода Избранного он был золотым.
   -Так ты забрал у него верховную власть?
   -Да.
   -Потому что ты умный и достойный, или потому что ты разговариваешь с Богом?
   -Второе.
   -А почему они верят, что ты на самом деле ведешь эти беседы?
   Вилен приходит на помощь брату:
   -А почему ты не веришь?
   -Потому что я верю в Бога.
   Они открыли рты и не знали, как реагировать на этот мой, по их мнению, нелогичный ответ. Я решила продолжить:
   -Ладно, предположим, ты каким-то образом легко убедил этих фанатиков в том, что являешься Избранным, но, почему они отдали тебе Верховную власть?
   -Потому что Бог сказал мне эту власть взять.
   Не успела я открыть рот, как Рэд встает и прерывает мои дальнейшие расспросы:
   -Вилен, спасибо, мы пойдем.
   Подходит, привлекает меня к себе и говорит тихо, чтобы не слышал Вилен (хотя мне кажется, что для этого он говорит недостаточно тихо):
   -Давай лучше вернемся к нам и найдем твоему ротику другое занятие.
   Тянет меня к двери, но я успеваю по пути захватить со стола вазу с конфетами. Мы уходим под звуки смеха Вилена:
   -Бэмби, Рэд не имел в виду конфеты...
  
   Глава 10. Яд? Яд! Яд...
  
   Бэмби прыгает мне на шею и быстро-быстро покрывает мое лицо поцелуями. Я слегка приподнимаю ее, она чутко улавливает это движение и обвивает мою талию своими ножками. Слегка отстраняется от моего лица, чтобы посмотреть мне в глаза:
   -Рэд, ты - лучший. Спасибо-спасибо-спасибо.
   -Глупенькая, да если бы я только знал, что мое предложение приведет тебя в такой дикий восторг, то сделал бы это давным-давно. И... Бэмби, прости, но если мы пробудем в такой позе еще минуту, то уже никуда не поедем...
   Бэмби как будто взвешивает что-то про себя, и весы в пользу моря перевешивают. Она легко соскакивает с меня:
   -Обещаю повторить эту позу сразу по возвращении. А Вилен едет с нами?
   - Куда же без него.
   -Ой, я только сейчас подумала - у меня же нет купальника.
   -Не волнуйся, мы будем купаться на безопасном от него расстоянии.
   -А если окажется, что я не умею плавать, ты меня научишь? Пожалуйста-пожалуйста-пожалуйста.
   Я смеюсь в голос:
   -Одного "пожалуйста" вполне достаточно. Ну что, я иду распоряжаться, чтобы готовили наш выезд?
   Бэмби кивает, улыбается, мечтательно закатив глазки, и тянется пальчиками за конфеткой. Я целую ее в щеку и направляюсь к двери, но не успеваю дойти до нее, как застываю от звука мучительного вскрика моей девочки.
   Мои мысли не успевают за телом - вот мои колени бухаются на пол рядом с корчащейся от боли Бэмби... на автомате через браслет вызываю брата... вот мои трясущиеся руки пытаются повернуть ее на спину...
   Слышу крик Вилена:
   -Рэд, что?
   Ору ему:
   -Медика сюда!!!
   -О Боже...нет...
   -Бегом!!!
   Бэмби, задыхаясь, извивается в моих руках, и в этот момент мысль-таки догоняет мое тело. Но лучше бы мне навсегда разучиться мыслить, лучше бы мне собственными руками выковырять из тупой черепушки свой мозг, чтобы в нем никогда не рождались подобные мысли: "Она умирает... Она умирает... Она умирает...". Эти два слова пульсируют у меня в голове ярким красным цветом. Этот же цвет уже застилает мне глаза. Проходят мучительные минуты страданий моей любимой девочки...Слышу за спиной какое-то движение. Голос Медика:
   -Что она только что ела?
   Вилен:
   -На полу остатки конфеты.
   Медик профессионально холодно (я убью его за это, я убью его за этот тон):
   -Так я и думал. Мастер Вилен, понюхайте. Это - запах миндаля. Конфета была отравлена цианистым калием. Простите, но э-э-э... Прима обречена.
   Мне надо что-то сказать, чтобы объяснить невозможность своего существования без Бэмби - нет слов... мне надо закричать, чтобы с криком выпустить весь ужас, сковавший мои внутренности - нет звуков... мне надо застонать, чтобы прогнать из головы пожирающее меня чувство безысходности - нет сил...
   За моей спиной в голос кричит Вилен... что-то бессвязное... что-то бессмысленное... что-то бесполезное...
   Бэмби выгибается дугой, и падает с моих рук. Я смотрю на свои конечности, которые в данный момент не могут удержать мою девочку, и обещаю себе ампутировать их...
   Моя любимая слегка приподнимается на коленях, сжимается в каком-то спазме и... ее захватывает приступ рвоты... спазм... приступ ... рвотная масса на ковре... спазм... приступ... рвотная масса... спазм... приступ... вода с желчью... спазм... приступ... кровь...
   О Боже... кровь... ее рвет кровью...
   И вдруг все прекратилось... Как будто кто-то щелкнул у нее внутри выключателем...
   Бэмби учащенно дышит, хрипло сипит:
   -Рэд...
   Подхватываю ее на руки, она шевелит губками, я наклоняюсь к ней, чтобы услышать ее слова (Господи, пожалуйста, пусть это будут не ее последние слова, Господи, пожалуйста):
   -П-прости, ч-что испачкала к-ковер...
   После этого... моя любимая девочка обмякла в моих руках... А я... ругаю свои слезы, которые мешают всмотреться в последний раз в любимые черты - мне ничего не видно из-за этой пелены.
   Вилен кладет мне руку на плечо и тихо то ли говорит, то ли спрашивает:
   -Она ушла...
   На моих руках лежит моя жизнь, смысл моего жалкого существования, моя единственная любовь. Меня хватает - таки, чтобы выразить криком ненависть к тем, кто это сделал, презрение к себе, который это допустил, обвинение в адрес Всевышнего, который не услышал мой зов о помощи. Выдав из себя этот крик, теряю последние силы и прислоняюсь своей мокрой щекой к личику моей ушедшей жены.
   Я... чувствую тепло ее кожи... слышу ее тихое ровное дыхание...
   Я... боюсь подарить себе надежду... боюсь, что это все - проделки моего убитого горем мозга... боюсь отстраниться от нее...
   -Вил, она дышит.
   Мой голос выдает все мои боюсь.
   Мне удается-таки усилием воли заставить себя встать и подойти к кровати, чтобы положить на нее мою... она дышит... она жива... она будет жить...Бэмби.
  
   Я не отхожу от моей девочки ни на шаг, я не отрываю свой взгляд от моей девочки ни на минуту, я не сдвигаю с ее руки свою ни на миллиметр. Вилен обращается ко мне:
   -В вазе было пять отравленных конфет. Исполнители приступили к расследованию. Первый Исп уведомлен, что будет казнен, если мы до конца дня не узнаем имя виновного. Медик ходит по дому, рвет на себе одежду и волосы, и кричит о Чуде. Настоятель приказал всем духовникам королевства впасть в транс и благодарить Бога за чудесное спасение Примы. Рэд, как ей удалось? Этот яд реально убивает наповал.
   Моему мыслительному процессу сейчас не до анализа слов Вилена:
   -Брат, она без сознания уже два часа. Вил, если с ней что-то случится, я этого не перенесу.
   -Не рефлексируй. Посмотри на нее - щечки розовые, дыхание ровное, пульс в норме. Ей просто надо время, чтобы восстановиться. И... Рэд, ты же знаешь, что ты не единственный, кто не сможет жить без нее.
   Нашел время озвучивать чувства к моей жене. Но мне не хватает сил хоть как-то отреагировать на его слова...
  
   Вил, входит в комнату:
   -Рэд, они начали допрашивать Кессу.
   -Хорошо.
   Я фиксирую в этот момент количество часов бессознательного состояния Бэмби.
   -Вил, уже четыре часа.
  
   Моя девочка одновременно открывает глаза и делает глубокий судорожный вдох. Видит меня и шевелит, зажатыми в моей ладони, пальчиками.
   Мое горло сжимается и мне не удается ничего сказать. Бэмби смотрит на меня удивленными глазками:
   -Рэд, что случилось?
   Я слабо машу головой, мол, все в порядке.
   -Так почему у тебя такой вид, как будто ты кого-то похоронил?
   Рэд, ты мужик, или как? Да возьми ты себя в руки, а то сейчас расплачешься как девчонка. Вилен откашливается и отвечает вместо меня:
   -Все хорошо, Бэмби. Просто ты заставила нас сегодня поволноваться.
   -Что со мной было? Я помню, как глотаю конфету, помню... Боль...помню э-э ковер... а потом ничего не помню. Рэд, любимый, перестань смотреть на меня так...
   Вилен сегодня молодцом:
   -А-а... Бэмби, понимаешь...
   И мой брат пересказывает моей девочке в двух словах о попытке ее отравлении (попытке? да ее именно отравили!!!)
   Бэмби притягивает меня к себе со словами:
   -Рэд, прости, прости, любимый.
   Я целую ее щечку и, наконец, произношу первые слова:
   -За что, моя хорошая?
   -За то, что заставила волноваться и... за то, что испачкала ковер... и за то, что наломала наши планы отдохнуть сегодня на море.
   Я не знаю, пытается ли она меня таким образом приободрить или просто входит в режим своей обычной манеры общения:
   -Бэмби, ты что издеваешься? Да какой ковер, да какое море?! Да ты понимаешь, что тебя отравили и ты умерла... прости, это я решил, что ты умерла... Да за что ты просишь прощения? Да это я должен стоять на коленях и молить о прощении тебя... за то, что не уберег в собственном доме, за то, что допустил, чтобы подобное вообще могло с тобой произойти.
   Она переводит взгляд на Вилена:
   -И чем меня отравили?
   Слышу как брат придвигается ближе к кровати:
   -Цианистым калием.
   Бэмби... улыбается:
   -Вечно ты Вилен со своими шуточками.
   -Такими вещами не шутят.
   -Ну да, так я и поверила. А известно ли вам, дорогие мои, что этот яд -смертелен, и что ни один человек не сможет выжить, если в его организм попадет даже его ничтожнейшее количество?
   -Известно... Бэмби, как ты себя чувствуешь? - он говорит это, явно давая понять, что не собирается принимать участие в обсуждении вопроса, на который у него нет ответа.
   -Хорошо... только пить хочется, но еще больше мне хочется почистить зубы... у меня во рту какой-то металлический привкус.
   Делает движение, чтобы встать, но я удерживаю ее:
   -Нет, любимая, пожалуйста, полежи еще немного.
   У меня дрожит голос от страха, что ей может стать хуже в любой момент. Какая же моя девочка упрямица:
   -Рэд, со мной все в порядке. Дай мне встать.
   Приняв вертикальное положение, Бэмби поправляет бриджи и делает неуверенный шаг в сторону от кровати:
   -Вот видишь, а ты боялся - мои ноги вполне способны удерживать мой вес.
   И направляется в ванную своей обычной походкой.
  
   -Нет.
   -Да.
   -Бэмби, нет.
   -Рэд, я требую.
   -Об этом и речи быть не может.
   -Я имею право.
   -Нет у тебя никаких прав, ясно?
   Бэмби сжимается в кресле так, как будто я ее ударил. Нет, нет, нет... Что я сказал? Да как мой язык мог сказать такое моей девочке?
   Она не кричит, не возмущается, не пререкается. Да лучше бы она делала все это... Лучше бы она выплеснула на меня все свое презрение за эти слова... Лучше бы она ударила меня...
   Я протягиваю к ней руку, и моя девочка съеживается, как маленький ежик, клубочком еще сильнее ... Вот только иголок в виде ее обычных колкостей не хватает ...
   Моя рука безвольно опускается, а ноги подгибаются, и вот я уже стою на коленях и прошу:
   -Любимая, девочка моя, прости. Я не знаю как оправдать свою глупость. Бэмби, не молчи, пожалуйста, скажи хоть что-нибудь.
   Она ничего не отвечает.
   -Солнышко, я чуть не потерял тебя сегодня... Я не оправдываю этим свои слова, но лишь прошу проявить понимание.
   Никакой реакции.
   -Ты же прекрасно знаешь, что я на самом деле не думаю то, что сказал. Конечно, у тебя есть право...
   Моя упрямица отличается вспыльчивостью, но эту черту ее характера с лихвой компенсирует быстрая отходчивость:
   -Рэд, твои извинения -это всего лишь слова. Если ты действительно думаешь так, как говоришь, то докажи мне это на деле и выполни мое... мою просьбу.
   -Что ты со мной делаешь? Да ты не понимаешь, о чем меня просишь! Ты хоть представляешь, чего мне стоит говорить тебе "нет", отказывать тебе в чем-то? Но как же мне втолковать тебе, что я это делаю для твоего же блага?
   Губы сжаты в одну полоску - она не отступится...
   -Бэмби, да.
   -Ты согласен?
   -Да.
   Она кивает и говорит:
   -Спасибо.
  
   Когда я зашел в комнату, Бэмби уже закончила переодеваться. Эти штаны так здорово облегают ее попку и бедра, что мне хочется погладить эти ее прелести сию же секунду.
   Как же быстро моя девочка научилась предугадывать мои желания:
   -Рэд, держи руки при себе. И еще раз напоминаю мою настоятельную просьбу...
   -Бэмби, я помню.
   Она попросила меня не вмешиваться ни в коем случае... держать себя в руках... и, желательно, притвориться глухо-немым...
   Вилен без стука открывает дверь:
   -Вы готовы?
   Судя по его серьезному выражению его лица, он в таком же "восторге" от идеи Бэмби, как и я...
  
  
   Мы подходим к тюремной камере, наш провожатый ритмично стучит в дверь.
   К нам из камеры выходит допрашивающий Кессу, Первый Исполнитель. Он становится передо мной на одно колено:
   -Аве Прим.
   -Встань. Она сказала, почему хотела отравить мою жену?
   -Нет. Мы уже сделали запрос на Ваше имя о применении к ней пыток.
   -Я получил его одновременно с прошением Первого Воина о признании ее невменяемости.
   -Он... был здесь и... просил меня свидетельствовать о том, что она не в своем уме.
   Судя по интонации, с которой Первый Исп говорит "просил", я понимаю, что на самом деле это было угрозой.
   -Что ты ему ответил?
   -Правду - что Кесса здраво рассуждает, с готовностью отвечает на вопросы, подробно рассказывает, где и у кого достала яд, как передала его Приме, но что при этом упорно отказывается называть причину своего поступка.
   -Ясно. Теперь оставь нас.
   -Да, Прим. Страж будет в коридоре на случай необходимости.
   И с этими словами открывает перед нами дверь. Я вхожу первый и остаюсь стоять возле косяка двери, следом идет Бэмби, за ней Вилен. Моя девочка вздрагивает, когда мой брат закрывает за собой дверь. Я беру ее за руку и притягиваю к себе:
   -Бэмби, ты дрожишь... Что не так?
   Она немного часто дышит, и качает головой, как бы говоря, что ей надо время, чтобы привыкнуть к окружающей ее обстановке. И тут до меня доходит... камера, каменные стены, запах - все это пугает ее на бессознательном уровне. Она не понимает причину этого ощущения паники, но мне она ясна как день:
   -Вил, дверь, быстро.
   Брат с готовностью распахивает ее. Бэмби смотрит в коридор, и выравнивает дыхание. Ласково спрашиваю:
   -Так лучше?
   Кивок.
   -Может все-таки отступишься, и вернешься домой?
   Отрицательное покачивание моей любимой упрямой головкой... И тут раздается насмешливый голос твари, прикованной в углу камеры:
   -Что, Прима, тебе здесь не нравится, да?
   Я не сдерживаю рык и оборачиваюсь на ненавистный мне голос:
   -Закрой свой рот, мразь, или я лично вырву тебе твой поганый язык.
   Бэмби кладет мне на щеку свою ладошку, как бы напоминая о моем обещании держать себя в руках. Вдох-выдох, Рэд... Вдох-выдох:
   -Вилен...
   Он смотрит на меня, и понимает без слов, что я прошу его взять на себя ведение допроса, потому что мне не удается совладать со своим зверем. Фак, да я и шаг внутрь камеры не смогу сделать, потому что попросту не выдержу и наброшусь на эту мразь, разрывая ее на мелкие кусочки...
   Бэмби идет, ведомая за руку Виленом, подходит к своей отравительнице и жестом показывает на свои лодыжки. Мой брат тихо говорит:
   -Нет, Бэмби, мы не можем освободить ее.
   Моя девочка вздыхает и жестами о чем-то спрашивает (она стоит ко мне спиной, поэтому я не могу понять о чем именно). Вил "переводит":
   -Кесса, Прима спрашивает, били тебя Стражи или нет.
   Я не могу слышать этот голос, не могу...
   -Нет, меня не били. А что, ты пришла посмотреть на это?
   Вилен:
   -Слушай сюда, Кесса, и слушай внимательно... Ты открываешь рот только для того, чтобы давать конкретные ответы. Больше никаких комментариев, ясно?
   Бэмби опять жестикулирует.
   -Прима принесла тебе хлеб и воду...
   Я напрягся... так вот что за сверток у Бэмби в руках... Да как ей в голову пришло принести жратву этой твари?
   Рэд, спокойно, поговоришь об этом с Бэмби дома... Спокойно...
   -Э-э-э не откажусь.
   Вилен берет из рук моей девочки сверток и швыряет его к ногам этой суки. Бэмби недовольно дернулась, но мой брат удержал ее за плечи.
   Пока отравительница жадно пьет воду, Вилен подводит мою жену к единственному стулу, усаживает ее и становится сзади. Бэмби поднимает голову и благодарно ему улыбается. Он кивает "все хорошо, не за что", и кладет ей руки на плечи.
   Из угла раздается, полное насмешливого презрения:
   -Прима, а они тебя имеют по очереди или одновременно?
   Все, сука... ты -труп... ты-растерзанный- до- неузнаваемости- труп...
   Слышу крик Бэмби, чувствую, как Вилен перехватывает меня и падает на меня сверху, придавив своим телом... Я рычу и сбрасываю его с себя... Не успеваю встать, и... почувствовав схватившие мою руку любимые пальчики, уже не могу встать... Потому что, если я встану, то меня уже никто и ничто не остановит:
   -Бэмби, Бэмби...
   Она гладит мою щеку и взглядом умоляет успокоиться, просит позволить ей довести задуманное до конца.
   -Хорошо, любимая... Но, я не могу здесь находиться. Я подожду вас с Виленом на улице.
  
   Мне надо закурить, фак... фак... фак.... Полкоролевства за сигарету...
  
   -Вилен, говори, черт бы тебя побрал!!!
   ...Когда Бэмби и мой брат сели в носилки, я не заподозрил ничего неладного. Моя девочка молчала и не шевелилась, но у меня было тому отличное обоснование: она же не каждый день общается с тем, кто желает ей смерти. Вилен же, наоборот, был весь, как на шарнирах. На мой вопрос: "Что", он ответил: "Не сейчас". Так мы молча и доехали до дома...
   -Рэд, я обложался, я так обложался, брат.
   -Что с Бэмби?
   Моя девочка сейчас лежит в соседней комнате. Меня дико страшит непонимание ее состояния, и я хочу сейчас же услышать его причину. Вилен опускает на руки голову и начинает свой рассказ о том, что произошло в камере после того, как я оттуда ретировался.
   -Рэд... В общем, сначала, Кесса отвечала на все вопросы, но ничего нового мы так и не узнали... Потом она стала срываться... перескакивать с темы на тему, отвечать невпопад, вспоминать свое детство, ругать брата за то, что не выдал ее замуж, что если бы она была замужем, то уже не принадлежала бы к его семье, а принадлежала бы к семье мужа, и что тогда бы ей было все равно... что она не хотела рисковать из-за него, но боялась, что в случае, если правда выплывет наружу, потерять свой ранг, как его сестра... потом опять про детство, про давно умерших родителей... потом вдруг стала перечислять тех, с кем у нее были любовные связи... сука-сука-сука... Рэд, да если бы я только знал... если бы я только мог предположить что-то подобное, да я бы за шкирку вытащил оттуда Бэмби, и пусть бы она ненавидела меня за это до конца своих дней... да...лучше пусть бы вообще перестала со мной разговаривать, чем так... чем то...
   -Вилен, не испытывай мое терпение. Что было дальше?
   -Дальше... эта тварь сошла с катушек... начала плакать, стоять перед Бэмби на коленях, умолять о помиловании. Девочка через меня сказала, что это не в ее власти... Потом Бэмби встала и начала как бы собирать с щечек слезинки, ну, я понял и перевел этой мрази, что Прима... жалеет ее...И Кесса... засмеялась... нехорошо так засмеялась... как же я не понял в тот момент, что это был на самом деле не смех...Потом она затараторила, как ненормальная: "Ты меня жалеешь? Меня? Да ты себя пожалей, дура! Да ты же рано или поздно вспомнишь, как тебя насиловали...насиловали не один день... снова и снова...и... вот кто кого тогда будет жалеть, а?" Я подошел и врезал этой суке по морде, я бил ее, пока та не захлебнулась своим смехом. Бэмби... у-у-у, ну, почему я послушался ее и остановился? Ненавижу себя, никогда не прощу себе эту слабость...
   У меня онемели от ужаса губы, и я с трудом выдавил из себя:
   -Бэмби попросила тебя остановиться, и что?
   -И села возле Кессы на колени, стала гладить ту по голове... а Кесса, заливаясь слезами рассказала, что ее брат в начале кампании, останавливался в крепости Никлэд. Рэд, я не могу...
   -Продолжай.
   -Бэмби уже была в той камере. Воин, которого ты казнил, похвастался перед Кессом красотой своей пленницы. Вечером, после пирушки, когда Воин уже свалился под стол, Кесс со своими двумя заместителями пошли к Бэмби... Кесса сказала, что брат подробно описал ей накануне аудиенции с тобой все то, что они делали с... нашей девочкой... они...В общем, она пересказала нам все это... Рэд, я - мужик, но у меня волосы шевелились на руках от того, что я услышал от этой конченой суки... Еще он сказал Кессе... Рэд... он сказал, что никогда такого не видел, он сказал, что Бэмби... что она совсем не плакала и не кричала, что она терпела молча...
   -Почему ты не заставил эту мразь заткнуться?
   -Брат, Бэмби...
   Я понял, что моя жена не дала ему это сделать.
   -И...
   -Кесс на следующий день захотел повторить... Но, когда они зашли в камеру, то увидели, как жена Воина сдирает с Бэмби кожу...
   -Что еще?
   - Кесса быстро сопоставила факты и объяснила брату, что той девочкой в камере была нынешняя Прима, но, чтобы тот не переживал, что все знают, что она не в своем уме, и что она его не узнает...Но Кесса решила все-таки на всякий случай проверить... Тогда, во время ее встречи с Бэмби, эта тварь задала мне вопрос, а правда ли что Прима не в своем уме. Я сказал, что нет, и что Прима просто дала обет молчания... Я подписал тогда Бэмби смертный приговор...
   Мне дурно - мне не хватает воздуха... Я не знаю, что мне делать...
  
   Моя Бэмби в ступоре уже три дня...
   Ее жизни ничего не угрожает, но можно ли называть это ее существование жизнью?
   Мы уже давно оставили любые попытки разговорить ее, увидеть от нее хоть малюсенькую реакцию на наши слова...Мы просили, мы умоляли... мы пытались ее хоть как-то растормошить...Но так ничего и не добились...
   Она все время смотрит в одну точку и реагирует только на простые вещи: ей говоришь идти - она передвигает ножками, ей говоришь кушать - она кушает, ей говоришь сходить в туалет - она идет, ей говоришь спать - она ложится и закрывает глаза... Моя девочка ведет себя как живая бездушная кукла...
   Если она находится в состоянии бодрствования, то сидит на одном и том же облюбованном месте - на подоконнике, поджав под себя ноги... сидит там часами, не двигаясь, и смотрит через окно в одну точку... Что она там видит? Ведь, кажется, сама природа решила разделить с Бэмби ее страдания. На улице уже три дня льет, как из ведра... За все десять лет моего пребывания, здесь ни разу не было такой мрачной и удручающей все чувства погоды...
  
   Бэмби доела... ставит в сторону тарелку, складывает ручки на коленях... и опять смотрит в одну точку, как бы ожидая дальнейших указаний...
   Вилен, постаревший лет на двадцать за эти три дня, спрашивает:
   -Бэмби, хочешь что-нибудь еще? Может, пирожное?
   Он спрашивает, заранее зная, что Бэмби ему не ответит, но при этом, она съест все, что будет у нее в тарелке, не разбирая и, почти наверняка, не ощущая ни чувства вкуса, ни чувства насыщения.
   Я рассыпаюсь на части, во мне как будто пробили огромную дыру, и молекулы, составляющие мое естество, постепенно покидают меня через это метафизическое отверстие.
   В столовую несмело входит раб, но, вместо того, чтобы сменить блюда, он падает ничком на колени:
   -Прим, страшась Вашего справедливого гнева, Ваш раб просит разрешения сказать...
   Я молчу, и он, не меняя положение тела, продолжает:
   -Мы все очень волнуемся за Приму, мы все желаем нашей Приме скорейшего выздоровления...
   И в этот момент с криком: "Бэби, Бэби",- в комнату вбегает сын этого раба. Раб не успевает перехватить своего ребенка, и тому удается добежать к моей жене. Мальчик начинает говорить ей, по-детски коверкая слова: "Бэби, Бэби, я скусял, я так сийно скусял за тобой. Бэби, папа мне лассказал, как тебя отлавили... Тебе было осень бойно? Бэби, не молци, ты меня пугаес, Бэби", - и начинает тихо плакать, уткнувшись ей в колени.
   И тут моя девочка... очнулась.
   Сначала она, с ничего непонимающим видом, крутит головой из стороны в сторону, как будто ищет что-то ее тревожащее. Наконец, опускает голову, видит рыдающего ребенка, и начинает гладить его по голове.
   Теперь наша с Виленом очередь впасть в ступор - мы сидим, боясь пошевелиться... Мы боимся поверить в то, что Бэмби, наконец, вернулась.
   Моя девочка поднимает мальчика, притягивает его к себе и говорит, сдерживая в голосе слезы:
   -Ну что ты, что ты... не плачь... Бэмби не было больно... совсем не больно... с Бэмби все будет хорошо... и завтра мы пойдем с тобой гулять, и я нарисую тебе большого - большого льва...
   -Бэби, доздь...
   -Не волнуйся, дождя больше не будет.
   И уже на следующее утро выглянуло солнце...
  
   -Рэд, прости, я не должна была разрешать тебе оставаться здесь со мной этой ночью. Но ты мне был так нужен - так нужен, - она просыпается без слез в глазах и с благодарной улыбкой на губах...
   После своего "возвращения" Бэмби проплакала почти до самого утра. Я все время крепко держал ее в своих объятиях и молча укачивал. Я понимал, что никакие мои утешения здесь не помогут, что не существует тех слов, которые могли бы ее успокоить. Она должна была пройти через это, но о том, чтобы сделать это в одиночку? Как Бэмби вообще допустила себе мысль о том, что я смог бы оставить ее одну в таком состоянии?
   -Любимая, не говори так...
   Она, не поднимая головы с моей груди, тихонько спрашивает:
   -За что эти люди так поступили со мной?
   Я чуть не задохнулся... но взял себя в руки, чтобы голосом не выдать свои истинные чувства и на ее "за что", и на ее "люди". Рэд, это же Бэмби, и в этом она вся.
   ...Вспоминаю перекошенные ужасом морды этих тварей, когда мы с Виленом, совершенно безоружные, зашли к ним в тюремную камеру и сказали: "Раздевайтесь". Вспоминаю, как они визжали, как недорезанные свиньи, когда мы с Виленом...
   -Солнышко, - поворачиваю голову в сторону залитого солнцем оконного проема... природа солидарна с моей красавицей, - солнышко мое любимое, я надеюсь, что ты не ищешь причину их преступления в себе.
   Она не отвечает, и я продолжаю:
   -Ты хочешь поговорить со мной об этом? Ты хочешь узнать, что я думаю об этом?
   -Нет, любимый, прости, может когда-то... когда пройдет время и мне не будет больно думать об этом... когда во мне уляжется ощущение... что меня осквернили...
   Потом, не давая мне открыть рта, резко садится в кровати:
   -Рэд, - и жалобно скулит, - Рэд, о Боже, тебе теперь, наверное будет противна сама мысль о том, чтобы прикоснуться ко мне как к женщине... Поверь, я пойму, поверь, я никогда за это тебя не попрекну...
   Теперь моя очередь резко сесть. Вот так... моя девочка уже в моих руках... вот так... и только так я чувствую себя целым и цельным... прикасаясь к ней, ощущая ее тепло под своими руками - только так я, по-настоящему, чувствую себя живым.
   Я, конечно, не знал о том, что рассказала Кесса, но, неужели, моя Бэмби думает, что я был в неведении и касательно Воина крепости? Наверное да, я же ей так ничего и не рассказал о том, как нашел ее, как принес ее сюда. И что же мне теперь надо сказать? "Бэмби, я знал, что тебя изнасиловали еще тогда, когда впервые увидел, но это не помешало мне любить тебя, хотеть тебя?" О нет... да это же глупо и тупо говорить такое таким образом...
   -Бэмби, я тебя люблю... и ничто, никакое знание о тебе не сможет повлиять на мои чувства к тебе... НИКОГДА...ты слышишь меня? НИКОГДА...
   Она целует мое плечо и говорит:
   -Я тебя люблю.
   Да, моя хорошая, ты меня любишь, я знаю это, но ты не знаешь, что мое чувство к тебе в стократ сильнее твоего...
  
  
   Глава 11. Море
  
   -Бэмби, подожди, я за тобой не успеваю!
   -Догоняй!!!
   -Нет, все, разворачивайся и плыви на берег!
   -Ну, Рэд, еще чуть-чуть...
   -Нет, на берег, быстро!!!
   Вот это да... Моя девочка плавает, как профессиональный пловец... При этом издевается надо мной, ныряя под воду, и не выплывая целыми минутами. Когда она это сделала в первый раз, я чуть не обделался от страха, и попросил не повторять такие фокусы впредь... Но, стоит ли говорить, что она сразу поступила вразрез моей просьбе...
  
   Бэмби лежит на животике и читает очередную "не библиотечную" книгу. На ней одета моя рубашка, которая едва прикрывает ее до середины бедер. Вот она поднимает ножки и скрещивает лодыжки. Я перехватываю нездоровый взгляд Вилена... Если он еще раз так на нее посмотрит:
   -Бэмби, одень бриджи, пожалуйста.
   Моя девочка молча перекатывается на спину и садится, чтобы взять их из моих рук, говорит нам отвернуться.
   -Все, готово, можете поворачиваться. Вил, а почему ты сказал, что сюда и близко никто не подойдет? Это что, считается каким-то священным местом для жителей Единого и Запредельного городов?
   Мой брат с готовностью объясняет:
   -Тебе знакомо понятие "ментально-физическое воздействие"?
   -Да, это силовое поле, изобретенное Кошнером.
   -У нас есть приборы, способные создавать это поле. Я установил их в четырех равноудаленных попарно друг от друга точках. Мы находимся внутри образованного силовым полем квадрата. Причем, эти приборы настроены таким образом, что выйти из зоны через "силовые" стороны этого квадрата ты можешь совершенно безболезненно, а вот пройти через них, чтобы вернуться, cможешь только с Антифизментом.
   И показывает кулон на цепочке:
   -Не имея его, ты и шага ни сделаешь внутрь квадрата, не почувствовав сильнейшего желания бежать отсюда, как можно скорее. Да, и, кстати, наш дом тоже находится внутри, опоясывающего его, силового поля.
   Она задумалась о чем-то, и обращается ко мне:
   -Рэд, можно задать вопрос?
   -Только один?
   -Вообще-то один из нескольких миллионов.
   Я улыбаюсь и киваю.
   -Ты помнишь, что говорил мне об отсутствии у тебя способностей испытывать эмоции в прошедшем времени?
   Я киваю, но уже без улыбки, с серьезным видом.
   -К чему этот вопрос?
   -Скажи, это было из-за оперативного вмешательства?
   Немного режущее ухо словосочетание. Бэмби уточняет:
   -Тебе сделали операцию?
   -Да.
   Откуда она может знать об этом?
   Судя по изменению взгляда, моя девочка как будто всматривается вглубь себя в поисках чего-то, и, найдя это что-то, широко распахивает глаза и прижимает ручки к своим щекам:
   -О, Боже... Но это невозможно... Как такое может быть?
   Я обеспокоенно пододвигаюсь к ней:
   -Бэмби, ты что?
   Она переводит взгляд с меня на Вила, и обратно:
   -Я умею делать такую операцию...
   Мы с братом одновременно спрашиваем:
   -Что?
   -Точнее, я имею в виду, что смогла бы ее сделать, имея в своем распоряжении необходимое оборудование. Я знаю механизм разрыва связей между зонами мозга, я знаю, какие места необходимо для этого удалять. Боже, но ведь это же чудовищно и бесчеловечно делать подобное с людьми... Зачем мне это знание?... Рэд, только монстр способен замкнуть эти связи...Я... Боже... Неужели я была способна на подобного рода поступки?
   Я уже обнимаю и успокаиваю мою девочку:
   -Ну что ты, милая, перестань - знать, как сделать что-то плохое еще не значит, что ты способна на то, чтобы это сделать.
   -А где и когда тебя оперировали?
   -Очень давно... в другом королевстве.
   -Милый, так может я родом оттуда? Может, мы сможем поехать туда и попытаться разыскать моих родных и близких...
   -Нет, ты точно не оттуда... я бы знал.
   -Ты точно знаешь, или вы, все-таки, что-то от меня скрываете?
   -Мы точно знаем, что ты не оттуда.
   Мы обсуждали с Вилом этот вопрос уже несколько раз. Мы пришли к выводу, что Бэмби, скорее всего, родом из полумифического Обетованного королевства. Оно считается полумифическим, потому что никто никогда там не был, никто не знает, где оно находится, но все знают о его существовании. В рассказах о Королевстве присутствует описание о том, что его минул период Хаоса, потому что сам бог поселился среди жителей Обетованного (а поселился он именно там, потому что все его жители были богобоязненными и безгрешными). Каждый ребенок Единого королевства с удовольствием расскажет десятки сказок и приданий о том, какой это процветающий край, и как много там чудес, и как там люди летают на птицах, и как там люди разговаривают друг с другом на расстоянии, и что там нет болезней, и много-много другого. Мы с Вилом всегда считали эти мифы бабушкиными сказками, основанными на памяти человечества о тех временах, когда существовали самолеты, сотовая связь, развитая медицина... Только вот появление Бэмби пошатнуло в нас эту уверенность. Ее знания убедили нас в том, что на Земле-таки осталось место, которое избежало, продолжавшуюся столетиями деградацию людей - место, жители которого, столетиями продолжали развивать свои знания и научно-технический прогресс.
   -Рэд, почему ты всегда уходишь от обсуждения темы моего возможного происхождения?
   Я должен ответить ей честно, только самую главную причину, но честно:
   -Потому что не хочу, чтобы ты когда-то узнала о том, откуда ты родом... Потому что боюсь, что там у тебя есть те, кого ты сильно любишь, или те, с кем ты связана какими-то обязательствами...
   Она с пониманием смотрит мне в глаза:
   -Думаю... я думаю, что на твоем месте у меня были бы те же причины, что и у тебя. Хорошо, обещаю больше не возвращаться к этой теме.
   Какая же она у меня чуткая и понимающая... От очередного подтверждения этой стороны ее характера у меня сладостно защемило сердце...
  
   Бэмби с моим братом, уже некоторое время обсуждают вопрос об уровне медицины в Едином Королевстве. Они о чем-то спорят, но я их слушаю вполуха. Начинаю вникать только в тот момент, когда речь заходит о Первом Медике.
   Вилен, потягиваясь, говорит:
   -Бэмби, тебя послушать, так получается, что наш Медик - шарлатан и неуч...
   -Но ведь так оно и есть. Да ты вспомни хотя бы, как через две недели после Свадьбы ты привел его ко мне...
   Вилен улыбается:
   -Это, когда у тебя был ПМС?
   Я аж сел:
   -Что?
   Мой брат смущается под моим взглядом:
   -Рэд, прости, я не рассказывал тебе. Я тогда заметил, что Бэмби какая-то... вялая и все время морщится, как будто ее что-то беспокоит... плохо кушает... Вот я и привел к ней Медика.
   Я его сейчас стукну:
   -А мне ты не посчитал нужным...
   Бэмби становится на защиту Вилена:
   -Эй, успокойся. Он же хотел, как лучше... И, между прочим, здорово мне тогда помог. Вил, дай мне до рассказать. В общем, лежу я у себя в комнате. Заходят Вилен с Медиком... Этот болван, - смотрит на моего брата и подкалывает его, - на этот раз речь не о тебе... Так вот, этот болван, пощупал мне лоб, измерил мне пульс, задал какие-то идиотские вопросы и... прописал мне кровопускание... А я от ужаса чуть с кровати не упала!
   Вилен заходится смехом:
   -Я в тот момент еле сдержался, чтобы не прибить Медика на месте, потому что догадывался о настоящей причине ее состояния.
   Я не знаю, как реагировать на это их совместное воспоминание... Бэмби продолжает:
   -Хм, да... Вилен сказал Медику принести мне болеутоляющее и грелку на живот.
   Мой брат что, испытывает мое терпение или насмехается надо мной?
   -А что же ты не рассказываешь своему мужу, что я, в плюс к этому, сделал массаж твоим лапкам?
   Я все-таки взрываюсь, хорошо еще, что на словах, а не на деле:
   -Ты делал массаж моей жене? Все, Вилен, иди топись - море рядом...
   Бэмби хохочет:
   -Рэд, ну ты даешь... раздул из мухи слона...
   Ага, может ты и права по-своему, но, когда я останусь с братом наедине, то втолкую ему свою правоту по-своему.
  
  
   Моя красавица кушает виноград, и с интересом вслушивается в наше с Виленом скучное обсуждение бюджета. У меня в руках десятки исписанных листов с цифрами, которые передал мне Первый Казначей.
   Бэмби откашливается, привлекая к себе наше внимание:
   -А, скажите, статья расхода на Избранного увеличилась с появлением у него жены?
   -Это ты к чему?
   -К тому, что ты меня кормишь, одеваешь, обуваешь...
   -И...
   -Рэд, ты уже прекрасно понял, к чему я клоню.
   -Честно говоря, нет.
   -Я хочу, чтобы вы мне подобрали какое-то общественно-полезное занятие.
   Я не знаю смеяться мне или плакать:
   -Бэмби, только не говори мне, что ты решила, так сказать, устроиться на работу.
   -А почему бы и нет? Ну, неужели, я совсем ни на что негодная? Я могу, не знаю, научиться готовить, например, и мы сэкономим на...
   Я уже злюсь ни на шутку:
   -Прекрати городить чепуху! Ты - моя жена, и я не позволю тебе...
   Бэмби сжимает кулачки:
   -Вот именно, Рэд, я - твоя жена. Только при чем здесь, позволишь ты мне, или нет, делать то, что я считаю нужным??? Да ты хоть понимаешь, насколько неприкаянной я себя ощущаю, сидя целыми днями без дела. Да я же скоро превращусь в растение, ведя подобный образ жизни.
   Она смотрит на Вилена, отмахивается от внутреннего, промелькнувшего в ее взгляде сомнения, и продолжает с еще большей горячностью в голосе:
   -Хочу рассказать тебе один анекдот. Приходит как-то одна вдова к медиуму и просит того вызвать ей дух умершего мужа. Ну, когда появился этот дух, вдова его и спрашивает: "Любимый, как ты там? Что ты там делаешь, чем занимаешься?", дух ее мужа ей и отвечает: "Занимаюсь любовью, сплю, просыпаюсь, кушаю, занимаюсь любовью, сплю, просыпаюсь..." "О, милый, так ты в раю?" "Дура, я - кролик на животноводческой ферме".
   Вилен ржет, как ненормальный. Мне же, почему-то, совсем не смешно. Бэмби не собирается отступать:
   -Ты понял шутку юмора? Ты понимаешь, что это неправильно - консервировать мой, пусть и небольшой, потенциал... что это неправильно - отказывать моему желанию быть нужной не только тебе в качестве жены, но и...
   Она всегда добивается своего, не так ли?
   -Бэмби, я не хочу с тобой ссориться. Чем бы ты хотела заниматься?
   -Не знаю, ты же все равно географически ограничишь мне выбор занятий территорией нашего дома.
   -О том, чтобы позволить тебе утруждать себя домашним хозяйством не может быть и речи.
   -Хорошо, я подумаю и что-нибудь придумаю...
   Опять опускаю взгляд на листки:
   -Рэд, а можно мне посмотреть?
   -Конечно, но здесь нет ничего интересного...
   И передаю ей бумаги. Она уделяет каждой странице примерно десять секунд и говорит:
   -Здесь - две неправильно посчитанные суммы статей, и, соответственно, неправильно выведены общие суммы баланса.
   Я уже устал удивляться... Меня уже хватает лишь на то, чтобы тупо посмотреть на мое чудо. Вилен просит:
   -Бэмби, покажи...
   Брат берет писало, пересчитывает на нем в столбик (ах, как же мы с ним скучаем по калькуляторам...)те цифры, на которые показывает Бэмби, и ошарашено кивает:
   -Ты права... Но, Бэмби, это невероятно... Ты же считаешь быстрее компьютеров... которых уже давно не существует...
   Моя девочка пожимает плечиками и как-то грустно говорит:
   -Я - фрик...
   Обнимаю Бэмби, сдерживая смех:
   -В точку. Только, как же я счастлив, что ты - мой фрик...
   Вилен предлагает:
   -Рэд, идем искупнемся.
   Бэмби встает и говорит:
   -Мальчики - налево, девочки - направо.
   Мне не хочется отпускать ее в море одну:
   -Нет, подожди меня на берегу - мы с Виленом недолго... а, когда я вернусь, поплаваем вместе.
   Мой брат улыбается и встревает:
   -Да пусть идет сама - она же плавает лучше нас с тобой вместе взятых.
   И, хитро прищурившись, обращается к моей жене:
   - Бэмби, ты чувствуешь себя в воде, как рыба... Так ты поэтому не кушаешь селедку? Потому что тебе твоих сородичей жалко?
   Бэмби принимает шутливый облик оскорбленной в лучших чувствах женщины:
   -Ты... назвал... меня... селедкой? Ну держись!!!
   И начинает гоняться за моим братом по пляжу, и загоняет его в море, игриво удерживая под водой... Детский сад...
  
  
  
  
  
  
  
   Глава 12. Вилен
  
   Я врываюсь в кабинет Вилена, жестом спрашиваю, поставлена ли Защита, и, после их утвердительных кивков, кричу:
   -Эврика!!! Я все поняла...
  
   ... Несколько дней назад у нас с ребятами состоялся серьезный разговор.
   -Бэмби, мы сами многого не понимаем, и не в нашей власти разобраться в этом.
   -Рэд, подожди, вы - умные образованные люди, говорите мне сейчас, что не можете выяснить, в чем здесь дело? Да вы хоть пытались сделать это?
   -Пытались, но безрезультатно. Нас тоже напрягает тот факт, что все в Королевстве завязано на духовниках и то, что они до абсурда обожествили всю науку. Но, если ты не можешь изменить ситуацию, то надо принять ее такой, как есть.
   -Они извратили науку, они извратили веру в Бога, а ты убеждаешь меня в том, что с этим надо мириться? Да они же - неумные ограниченные фанатики. Да как ты - Прим, можешь мириться с тем фактом, что именно они определяют стратегию научного и духовного развития во вверенном тебе Королевстве?
   Вилен заинтересовано спрашивает:
   -Бэмби, что ты предлагаешь?
   -Почему ни один жизненно важный энергетический и промышленный объект Королевства не может работать без их ритуалов?
   -Не знаю.
   -Это первое, что мы должны выяснить. А там будем решать, что делать с этим знанием. Как говорится, упремся - разберемся.
  
   Мы с Виленом, невидимые для окружающих благодаря Иллюзорам, каждый день посещали различные ритуалы по запуску тех или иных механизмов.
   Я внимательно следила за всем, что происходило, и не видела в этом ничего волшебного. Каждый раз по окончании молитвы, впадения в транс, и завываний простых рабов и граждан, работающих на объектах, очередной Посвященный Духовник, подходил к механизму, включал его... и начиналась работа... или выключал его... и работа заканчивалась.
   Бедные люди... они до такой степени слепо верят в то, что сам дух Божий запускает станки, аккамустанции, насосы, да и вообще все виды технологического оборудования....
   Вилен сказал, что никто, кроме Посвященного Духовника, произведшего определенный ритуал, ничего не сможет сделать, и, что ходят предания о том, что грешники, посмевшие-таки что-то сделать, потом умирают не своей смертью.
   Почему?
   Я два дня ломала себе голову, и нашла ответ...
  
   -Все гениальное - просто. На них находятся чипы допуска.
   Рэд смотрит на меня в шоке:
   -Это как?
   -Вот послушай, я внимательно изучила в библиотеке принцип возведения духовника в Посвященного. Помимо разной ритуальной, ничего не значащей, чепухи, обнаружилась одна очень интересная деталь...В конце возведения, Настоятель одевает на шею каждого Посвященного цепь с массивным кулоном. На что спорим, что в этом кулоне спрятан чип доступа?
   Вилен смотрит на меня с пониманием:
   -Бэмби, ты - гений! Точно, по-другому же и быть не может. Настоятель, точнее не он, а кто-то из изначальных Первых Настоятелей, получили в свое распоряжение эти охранные системы, которые использовали в наше с Рэдом... в нашем с Рэдом родном королевстве на военных и стратегических объектах. Сами чипы были помещены в кулоны, а в непосредственной близости от пусковых механизмов были установлены считывающие устройства для этих чипов. Считывающее устройство не видит чип - запуск не происходит, видит - и процесс активируется. Блин, да они же всю систему благодаря этому замкнули на себе, чтобы поставить ее в полную зависимость от их религии.
   -Вот-вот, добавь к этому поддержание низкого интеллектуального уровня нации и получишь, в результате, послушное легкоуправляемое стадо.
   -Да-а-а, и что делать будем?
  
   Закончив обсуждение, мы подводим итоги: Рэд (я говорю: ет, лучше Вилен - у него с намеками отношения более тесные"), тонко намекает Настоятелю на то, что не будет конфисковывать у Посвященных их кулоны, а взамен мы получаем под свой контроль систему образования (мне удалось убедить ребят, что надо начинать с причины, а не со следствия: "Рэд, Вилен, поймите, корень зла как раз в том, что люди не разбираются в элементарных явлениях физики, в простейших процессах химии"), и только лишь после того, как появятся первые наши плоды (в виде выпускников со светским, а не с духовным образованием), мы будем решать куда нам двигаться дальше.
   Мой деверь поднимает шутливый тост:
   -За нашу Приму и Министра Образования в одном лице!
   Я отвечаю ему в тон:
   -Спасибо за оказанное доверие и за то, что на этот раз не обозвал меня Серым Кардиналом.
   Плюхаюсь рядом с Виленом на диван, и, откинувшись на спинку, устало прикрываю глаза...
  
   Я что, умудрилась задремать? Если и так, то буквально на пять минут, не больше. Из дремоты меня вывел, вскочивший на ноги, и умчавшийся вон из комнаты, Вилен. Как он дернул - такое ощущение, что у него расстройство, и его вдруг резко прихватило в туалет.
   Я сонно прищуриваюсь и встречаюсь взглядом с Рэдом. Он коротко мне улыбается:
   -Я сейчас, - и выходит вслед за братом.
   Может, Вилену действительно нехорошо, и Рэд пошел ему помочь?
   Вслед за этими мыслями, мне показалось, что в соседней комнате упало что-то из мебели... Нет, мне не показалось... Да что там происходит?...
  
   -Вилен, сиди и не дергайся. Рэд, пожалуйста, оставь нас.
   Это я повторяю уже не в первый раз с тех пор, как, войдя в комнату, увидела избивающего Вилена Рэда. Мне не хочется думать о том, чем бы все могло закончиться, не вмешайся я вовремя...
   -Я никуда не уйду.
   В который раз отвечает Рэд.
   -Тогда уйдем мы, ясно?
   Все, он меня достал... Точнее, меня достало его неумение, как подобает взрослому человеку, управлять своими эмоциями...
   Мой муж изменился в лице, и я сразу почувствовала в горле комок из-за жалости к нему... усилием воли заставила себя взять себя в руки: Бэмби, с Рэдом расставишь точки над i после, сейчас же, главное - разрулить ситуацию с Виленом.
   Рэд говорит:
   -Хорошо, я буду у нас.
   Чего это, его "у нас" звучит так неуверенно? С чего вдруг? Бэмби... после, сначала - Вилен.
  
   Я закончила делать последний шов возле надбровной дуги Вилена. Нос ему я тоже вправила неплохо. Аккуратно обхватываю его лицо руками, и вожу большими пальцами по желтеющим у меня на глазах гематомам (я не удивляюсь скорости заживления ран на Вилене, потому что уже знаю, что им с Рэдом сделали операцию по генетической корректировке регенерации):
   -Вил, ты уверен, что обошлось без сотрясения? Он же лупил тебя как боксерскую грушу...
   Мой деверь кивает и благодарит:
   -Бэмби, спасибо, со мной все будет в порядке и... иди к Рэду - ты нужна ему.
   -Дорогой мой человек, а позволь мне спросить тебя вот о чем... С какой стати ты позволяешь своему брату распускать руки, а? Только не говори мне, что Рэд - сильнее. Никогда не поверю, потому что не раз наблюдала за вами во время ваших тренировок в спортзале - вы с ним в единоборствах смотритесь практически на равных.
   Вилен снимает мои руки со своего лица, целует мне пальчики, и говорит:
   -Это неважно.
   -Нет, важно. И я хочу знать...
   Он выпускает мои руки:
   -Бэмби, я очень виноват перед братом... Я так виноват...И поэтому не могу дать ему сдачи...
   -Вил, что-то мне не очень...
   Он проговаривает, глотая слова:
   -Это я заставил его сделать ту операцию, это мой эгоизм взял верх над здравым смыслом, это моя жадность и тщеславие сделали из моего брата бездушное... бесчувственное... нечто. Его же и человеком-то можно было назвать с большой натяжкой... до того, как ты появилась в его жизни... Бэмби, я - последний подонок, понимаешь?... Мы с братом очень тяжело переживали гибель родителей, но Рэд особенно. Он так сильно тосковал по ним... Он каждый день рассматривал их фотографии, заставлял меня говорить с ним о маме с папой...Тогда, я использовал непростительный прием, чтобы уговорить его пойти на эту операцию... Бэмби, я сказал, что после нее, он не будет скучать по родителям... И Рэд сразу согласился...
   Вилен жестоко страдает, вспоминая об этом своем поступке, и мне отчаянно хочется утешить его:
   -Вил, что сделано, то сделано. Не надо, не смей пожизненно казнить себя за это. Мы все допускаем ужасные ошибки, но от нас и только от нас зависит то, как мы их исправляем и как учимся жить с их последствиями. Твоя жизнь принадлежит тебе, а жизнь Рэда принадлежит ему и только ему. Нельзя жить с чужим бременем, и ты должен прекратить жертвовать собой ради брата из-за своих прошлых ошибок. Чувство вины хорошо лишь для того, чтобы впредь не совершать не благие поступки, а не для того, чтобы держать его у себя перед носом, подобно морковке перед осликом, и тупо следовать за ним.
   Вил опускает голову и качает ей из стороны в сторону:
   -Бэмби, спасибо...
   -Это уже второй раз за сегодня...Обычно ты не так щедр на проявление благодарности - может, все-таки, последствия от удара сильнее, чем тебе кажутся?...
   Мой деверь улыбается:
   -Спасибо.
   -Нет, у тебя точно сотрясение...
   -Бэмби...
   Я его перебиваю:
   -Вил, еще одно "спасибо", и я, как твой лечащий врач, пропишу тебе сутки постельного режима.
   Он смотрит мне в глаза, берет меня за руку и говорит:
   -Бэмби, я тебя люблю.
   Фух, я аж вздохнула от облегчения. Ну наконец-то... Если бы Вилен, не сказал мне это сам, то мне бы пришлось самой взять инициативу в свои руки, и затронуть эту тему в ближайшее время. А мне очень не хотелось говорить что-то на подобии: Э-э, Вил, мне кажется, что ты в меня влюбился и... э-э, Вил, нам надо поговорить об этом. Б-р-р-р, нет, так бы я поставила и его, и себя в неловкое положение. Ну, Бэмби, вперед:
   -Вилен, хорошо, что ты сказал мне это... Стало лучше и легче, когда ты знаешь, что я знаю?
   Он тепло улыбается:
   -Да, именно так.
   Конечно, так. Моему деверю теперь не придется гадать что было бы если бы... Не знаю, как для него, но для моего склада характера, довольно мучительно находиться в состоянии неопределенности. Да любой бы на его месте, влюбившись в жену родного, и по крови, и по эмоциональной близости, брата изводил бы себя вопросами : сказать-не-сказать? как себя вести? а есть ли у меня шанс? а тварь ли я дрожащая или право имею? И т.д. и т.п. Теперь же самое страшное - непосредственно признание - позади, теперь уже от него ничего не зависит, теперь уже все в моих руках.
   -Вилен, ты во всех отношениях достоин любви. Если попросишь, то я на досуге составлю малюсенький списочек твоих достоинств, страничек эдак в двадцать... Но я никогда не буду играть твоими чувствами, никогда не позволю себе причинить тебе боль, и поэтому, никогда не подарю тебе надежду на взаимность... Я люблю тебя как близкого и дорогого мне человека. Более того, я не представляю своей жизни без тебя, но четко при этом представляю без кого не смогу жить. Вилен, это не в моих силах - изменить свои чувства к тебе, либо изменить твои чувства ко мне... И я не имею права давать оценку твоим чувствам или советовать тебе, что с ними делать. Как ты думаешь, справишься сам?
   Он мягко говорит:
   -Не знаю, но постараюсь научиться жить с этим, и не мешать жить с этим вам.
   Я выпрямляюсь на стуле, смотрю на него, как бы сверху вниз, и шутливо копирую тон школьной учительницы, которая хвалит ученика за правильное домашнее задание:
   -А я никогда и не сомневалась в твоих способностях.
   Мы немного посмеялись, и я вспомнила:
   -Чем ты выбесил Рэда на этот раз?
   -Твоего редкостного кайфолома?
   -Вилен...
   -Прости, ну, в общем, я поцеловал тебя при нем, когда ты спала.
   -Ты... поцеловал меня при нем, когда я спала? Самоубийца... Ведь даже я бы не позволила себе такого при Рэде!
   -Чего?
   -Поцеловать себя при нем, когда я сплю.
   Вилен громко хохочет:
   -С тобой не соскучишься... Бэмби - ты прелесть...
   Я уже встаю:
   -Знаю - знаю, Капитан Очевидность... а еще я - такая умница, такая красавица... и такая... скромница.
   Выделяю интонацией последнее слово, посылаю Вилу воздушный поцелуй и направляюсь к двери.
  
   Мой любимый неуверенно смотрит на меня и спрашивает:
   -Мне уйти?
   -Нет.
   -Бэмби, я не собираюсь оправдываться и просить у тебя прощения за то, что начистил Вилу морду...
   -А я тебя об этом не прошу. Вы - взрослые люди, вот и решайте самостоятельно свои проблемы в ваших взаимоотношениях.
   -Но ты...
   -Рэд, я попросила тебя оставить нас, потому что не могла чинить начищенную тобой морду под твоим "под руку" взглядом.
   -Бэмби, ты злилась на меня...
   -Опять ты меня неправильно понял. Злилась я не на тебя, а на то, что ты пока не научился справляться со своими эмоциями.
   Мой тон с течением разговора становится мягче:
   -Вот как ты себя повел? Да как ребенок, который видит, что его партнеру по игре в песочнице нравится его любимая игрушка, и из-за этого дубасит своего товарища в стиле "не тронь - мое". Любимый, только ты не подумай, что я этим хочу задеть твое чувство собственного достоинства, но... мне понятна причина твоего незрелого управления чувствами - ты же совсем недавно вновь обрел их, и у тебя пока было недостаточно времени на то, чтобы научиться с ними справляться...
   -Бэмби, ты мне поможешь?
   -Куда же я денусь? Конечно, да. Только чур зарубить себе на носу, что это - сделка, и что процесс обучения под моим чутким руководством будет долгим и тернистым. Ну что, не передумал?
   Рэд улыбается и крепко прижимает меня к своему, уже такому для меня родному (как же я раньше жила без него?) телу.
   -Любимый, это -да?
   -Да, моя хорошая...
   Я отстраняюсь и ехидно смотрю ему в глаза:
   -А ведь ключевым словом было "сделка".
   -Бэмби, я же не знал...
   -В следующий раз будешь знать.
   Вот так, мой дорогой, ты еще не знаешь, насколько я злопамятная.
   -И что же ты потребуешь взамен?
   -То же что и ты тогда... Я тебя сегодня попробую...на вкус...
   -Бэмби...
   И целует-целует-целует... Надо придумать закон о запрете таких с ума сводящих и с ног сшибающих поцелуев... Только вот в чем загвоздка - законы-то в королевстве пишет именно мой муж...
  
   Глава 13. Сергей.
  
   Три дня моя девочка просит меня не прикасаться к ней. Я не настаиваю, сдерживаюсь, терплю, сцепив зубы. Если она и сейчас скажет мне "нет", то мне придется идти в душ, чтобы не только помыться.
   Мое солнышко, как всегда, медленно просыпается. Ее спина, попка и бедра вплотную прижаты ко мне (Бэмби всегда спит именно так), и я чувствую, как она слегка ворочается, укладываясь поудобнее, чтобы продлить минуты утренней неги.
   Шепчу ей "Доброе утро, любимая", - нахожу ее груди, и начинаю через рубашку (чертова рубашка, она уже три дня спит в ней) ласково поглаживать их.
   Моя рука уже чувствует это, но я понимаю это немного позже "что-то не так, что-то изменилось...". Ее пышные груди... стали больше? Как такое может быть?
   Бэмби поворачивается ко мне, придерживая мою руку на своей груди и говорит:
   -Хорошая мысль - не отпускай ее, пока я сбегаю в туалет.
   Туалет? Да она же два раза ночью вставала в туалет:
   -Девочка моя, с тобой все хорошо? Ничего не болит?
   -Вроде нет, вот только мочевой пузырь стал слишком часто напоминать мне о своем существовании...
  
   Бэмби не выходит из ванной уже несколько минут, а я лежу и не могу нащупать какую-то назойливую мысль, которая требует моего внимания к себе...
   Встаю, чтобы спросить мою девочку, не нуждается ли она в моей помощи.
   Стучу, без ответа... Открываю дверь - Бэмби сидит возле унитаза, смотрит на меня широко раскрытыми глазами и говорит:
   -Рэд, выйди, сейчас.
   И не подумаю:
   -Что случилось?
   -Ничего, просто вытошнило непонятно почему. Рэд, выйди, пожалуйста, и дай мне пару минут, чтобы привести себя в порядок.
   Мне как-то... не по себе... не тревожно, нет, а именно не по себе...
   -Ты уверена, что не нуждаешься в моей помощи?
   -Да.
   И, в подтверждении этих слов, встает и подходит к умывальнику.
   Я возвращаюсь к кровати и сажусь на нее. Стоп... стоп... стоп... а-а-а... фак... сколько мы с Бэмби уже вместе? Прикидываю в уме... получается два месяца... Это невозможно... Почему нет? ... Ура! ...Ура!!...Ура!!!... Так, стираем с лица глупое победное выражение...
   Моя красавица выходит из ванной, и я фиксирую, что выглядит она свежо, как обычно. Встаю, делаю шаг ей на встречу:
   -Бэмби, ты ничего не хочешь мне сказать?
   Она недоуменно смотрит на меня. Так, планы меняются, потому что, сдается мне, моя жена ничего не знает о своем положении (И как ей сказать об этом? Не знаю... насколько мне известно, обычно женщины говорят об этом отцам своих будущих детей, а не наоборот).
   -Милая, х-м-м, ну ты нормально себя чувствуешь?
   -Ты уже спрашивал.
   - Я имею в виду, как обычно?
   -Рэд, прекрати ходить вокруг да около, я же вижу, что ты хочешь мне что-то сказать.
   -Бэмби, мы с тобой вместе... не формально, а фактически... мы живем как муж и жена уже без малого два месяца...и у тебя за это время не было... э-э... женских... женского цикла...
   Ух, я сказал это. Какой я молодец!!! Но моя девочка, кажется, не понимает (или не хочет понимать). Я что, должен ей это сказать? Нет, вот на ее личике постепенно появляется... понимание. Она, как всегда при волнении, прижимает ручки к своим щечкам и начинает перечислять вслух:
   -Задержка, изменение чувствительности кожи, грудь, мочевой, утренняя тошнота, непереносимость запахов из кухни... Рэд, ужас... нет, только не это... Я беременна?!
   И начинает ходить по комнате взад --вперед... Я же, наоборот, столбенею. Она сказала "ужас"? Она не хочет ребенка? Она не хочет вообще ребенка, или моего ребенка?
   -Рэд, что же будет? Как же будет? Мы же не планировали... Мы же не думали...Я только закончила составлять программу начального образования... у меня впереди столько планов... как ребенок?... ой-ой-ой... а смогу ли я его выносить?... а смогу ли я его родить? я же ничего не знаю об этом!... А какая из меня получится мама? Да какая из меня мама? Я же ничего не умею, я же не знаю как пеленать ребенка, как его кормить!!! Ой-ой-ой... а если у меня не будет молока...
   И тут до меня доходит, что моя девочка своим "ужас" выразила не свое нежелание иметь ребенка, а свой страх из-за того, что она станет мамой. Боже, да я впервые вижу свою жену в состоянии такого смятения, и вместо того, чтобы подойти и поддержать ее, чтобы успокоить ее, стою тут столбом...
   Она все еще тараторит какие-то "ой-ой-ой", когда я ее обнимаю и нежно говорю:
   -Бэмби, ш-ш-ш, успокойся, любимая, успокойся, моя хорошая... Все, ты успокоилась? Готова меня выслушать?
   -Да.
   Ее "да" такое жалобное и перепуганное, что я инстинктивно прижимаю ее к себе еще крепче:
   -Бэмби, знаешь, какой день был самым счастливым в моей жизни? Тот день, когда ты пришла ко мне в комнату два месяца назад, когда ты сказала, что любишь меня... Сегодня же - тот день, который навсегда станет для меня еще одним самым счастливым в моей жизни. Сегодня я узнал, что стану отцом... я узнал, что женщина, которую я люблю больше всего на свете, носит под своим сердцем моего ребенка. И... Бэмби, я знаю точно, что третьим, самым лучшим в моей жизни, будет тот день, когда ты подаришь мне ребенка, когда ты родишь нашего первенца...
   Она цепляется за мою шею, как за спасательный круг:
   -Рэд, я боюсь.
   -Нет, моя хорошая, ты не боишься, ты просто растерялась от неожиданности. Вот дай себе несколько минут, дай этой мысли окончательно завладеть твоим сознанием, и ты поймешь, что чувствуешь на самом деле.
   -Из-за гормонов я стану капризной, противной и требовательной, и ты меня разлюбишь...
   Моя жена чуть не плачет.
   -Хорошая моя, Бэмби, я...тебя...люблю... и я всегда буду тебя любить...
   -Ага, а еще я стану отвратительно толстой и ты меня...
   Я не могу серьезно реагировать на ее глупые предположения - издаю смешок и говорю:
   -Нет, любимая, ты будешь красавицей, только... беременной красавицей и,... Бэмби, ты будешь всегда желанной красавицей...
   Так, она, кажется, начинает-таки приходить в себя:
   -Рэд, а тебе не кажется, что, по закону жанра, это я должна быть в роли утешителя?
   Я смеюсь облегченно и радостно:
   -Кажется...
   Бэмби поднимает ко мне голову и дарит мне такую счастливую и светлую улыбку, что моим легким сразу перестало хватать воздуха.
   -Рэд, любимый, у нас будет ребенок!!! У нас будет маленький... У меня будет твой ребенок... Боже, какое счастье...
   Я подхватываю Бэмби на руки, и кружу-кружу-кружу ее под звуки мелодичных колокольчиков моего любимого смеха.
  
  
   -Рэд, ты что, хочешь этим сказать, что не будешь прикасаться ко мне до самых родов?
   Бэмби злится не на шутку, и эта злость вытесняет в ее теле состояние томительного возбуждения.
   -Нет, любимая, я хочу сказать, что у нас не будет секса, но при этом я позабочусь о том, чтобы удовлетворять тебя.
   -А себя ты будешь удовлетворять с кем?
   Вот это вопрос... Хм, ответим как-то так:
   -Вопрос - неверный. Надо сформулировать его по-другому - не с кем, а чем?
   -Ты совсем ненормальный? Рэд, у меня в голове катастрофически мало информации по беременностям и детям - это, наверное, из-за того, что я этим никогда не интересовалась, но и этих моих знаний хватает, чтобы с уверенностью утверждать - занятия любовью беременным не противопоказаны...
   -Бэмби, я не хочу рисковать тобой, нашим ребенком.
   Моя девочка насмешливо улыбается:
   -Ты не хочешь рисковать нашим ребенком, или ты боишься, что наш ребенок увидит твое мужское достоинство?
   Я нервно хохотнул:
   -Бэмби, ну как можно с тобой серьезно разговаривать?
   -А никак, и вообще давай сейчас не будем разговаривать, а будем...
   -Милая, а если...
   -А если... то я тебе скажу, и мы остановимся...
  
   Я уже на выходе из комнаты, мы с Бэмби слышим тихий стук в дверь, и видим на пороге Вилена:
   -Зашел сказать тебе, Бэмби, "до свидания" и получить взамен твои "Вилен, я буду скучать, и я не знаю как проживу эти две недели без тебя..."
   Мой брат пародирует мою жену почти виртуозно. Она смеется:
   -Вил, я лучше ограничусь моими "Пока, береги себя".
   -Жадина, - и уже серьезно, - Бэмби, вся территория, не только дом, а вся территория нашего дома, уже под ментально-физической защитой. Я изъял Антифизменты у тех домочадцев, у которых они были. За время нашего отсутствия те, кто ослушается приказа, и выйдет за территорию дома, уже сюда не вернется.
   -А как же запасы?
   -За это не волнуйся - в подвалах их такое количество, что хватит и на год вперед. Все, пока, дай щечку.
   Моя девочка послушно подставляет щеку, Вилен быстро чмокает ее и со словами: "Рэд, поторопись", и оставляет нас одних.
   Мы с моей девочкой не можем оторвать наши взгляды друг от друга - в них все, все наши чувства... и никакие слова тут не нужны...
  
  
   Мы, наконец, добрались в приграничное сообщество Далекое. Это поселение такое маленькое, что нам не удалось бы разместить всех наших людей в их домах.
   Мы разбиваем лагерь на холме, с которого видна мощная, растянувшаяся на много километров, крепостная стена границы Единого королевства.
   Именно вдоль крепостных застав мы и двинемся завтра, проверяя боеспособность и порядок на местах. Но главной целью нашего "похода" является представление Пограничникам новоиспеченного Первого Воина.
  
   Мы с Виленом сидим за столом в палатке... Ужин давно съеден, пора укладываться спать, но Вилен не спешит уходить:
   -Рэд, представляешь, Бэмби разбирается в термодинамике и ядерной физике. Когда она спросила, будем ли мы включать эти предметы в программу среднего образования, меня чуть удар не хватил. Ее трудоспособность меня поражает - она так ответственно и с такой самоотдачей посвящает себя работе над учебниками, над программой по подготовке учителей... А когда я на Совете предложил Бэмбин "Закон о всеобщей грамотности населения" ? Ты помнишь рожу Настоятеля? Да он же чуть не лопнул...
   Я решился озвучить, не для поддержки или в поисках понимания, нет, просто захотелось сказать это вслух:
   -Вил, мне как-то тревожно последние дни...
   -Да ладно тебе... Ну что там может случится? Она чувствует себя хорошо, она в абсолютно защищенном доме... Рэд, расслабься...А то ведешь себя, как... беременный... ха-ха-ха.
   За пологом палатки раздается голос Первого Воина:
   -Прим, разрешите?
   На мое "да", он входит внутрь и становится на колено:
   -Аве Прим.
   -Говори.
   -Стражи лагеря доложили, что раб Вашего дома просит проводить его к Вам.
   -Раб моего дома?
   Вилен справился с шоком быстрее:
   -Он предъявил знак Прима?
   -Да.
   -Ведите его сюда быстро, - Первый Воин выходит, и Вилен подбегает ко мне, - Рэд, братишка, успокойся, это еще ничего не значит. Может, Бэмби решила передать тебе какую-то весточку с обычной женской чепухой? Люблю, ла-ла-ла, скучаю, ла-ла-ла...
   -Вил, придурок, ты себя слышишь? Бэмби и обычная женская чепуха?
  
   Раб, который когда-то, по случайности, ударил Бэмби, лежит ничком перед моими ногами и тихо поскуливает:
   -Простите, что ослушался приказа и оставил дом, только не оставляйте моего сына сиротой, о Великий Прим, простите...
   Я отлично понимаю, что скажи я сейчас что-то, или заставь я криком это забитое запуганное существо объяснить мне причину его появления здесь, то услышу в ответ только очередные мольбы о помиловании, либо полное тупой безнадежности мычание.
   Поэтому усилием воли заставляю себя хранить молчание и жду, когда мой раб сам все мне расскажет.
   -Я ослушался, я убежал из дома и прибежал к брату в Единый город. Только не казните меня за это... только не... Мой брат - гражданин из ремесленников, и я пообещал ему, что Прим вознаградит его, если он даст мне свой электробайкоцикл. Он не хотел, но Ваш раб уговорил его... Но он дал мне к нему только одну батарейку. Я ехал без остановки два дня. Я останавливался только по нужде, честное слово, Прим верит мне? Запасная батарейка умерла, когда я уже почти добрался до Далекого. Там мне сказали, где найти Вас... О, я презренный, как я посмел, но... Прима всегда оставляет в столовой для моего мальчика еду и сладости, и разрешает ему заходить в дом и брать это... о только не убивайте моего мальчика за это... я не разрешал ему, страшась, что Вы узнаете об этом, но Прима Бэмби разрешала, и он меня не слушался...Два дня назад, он ночью выбрался из нашей комнаты в пристройке, и пошел в Ваш дом за сладеньким... о-о-о простите его...Он уже был в столовой, как услышал шум, испугался и спрятался... Он увидел как два духовника Вашего дома выводят через столовую в сад Приму... один шел впереди, второй держал нож на животе у Бэмби... простите... у Примы...мой сын сказал, что у нее были связаны рот и руки... Мой мальчик подождал, пока стихнут их шаги и кинулся в нашу комнату, разбудил меня... Я побежал и разбудил Стражей... Мы не нашли Приму... мы везде, на всей территории дома искали ее до самого утра. Стражи сказали нам возвращаться к своим делам, и выполнять приказ находиться на территории дома, ожидая возвращения Прима. Что Прим вернется и скажет, что делать... Что Прим сделает со мной?
   -Где она?
   -Не знаю, но мой сын повторял мне слова одного из Ваших духовников... что-то похожее на "в дом настоятеля", но он - ребенок, и мог что-то перепутать...
   -Жди снаружи.
   Он выползает на четвереньках... а я способен лишь на то, чтобы смотреть на его нелепые движения... Поворачиваю голову, вижу, как Вилен разрезает себе предплечье и пытаюсь остановить его:
   -Нет, что ты делаешь? Они - не люди, Вил, и то, что они не убили меня тогда за ложный вызов, не означает, что они оставят в живых и тебя тоже. Вил, они убивают взглядом на расстоянии. Вилен - это самоубийство.
   -Это - не самоубийство, а попытка спасти Бэмби.
   И с этими словами переламывает пластинку надвое.
  
   Полчаса томительного ожидания, полчаса обсуждения "кто? как? почему?", полчаса паники и... полог палатки слегка отодвигается в сторону...
   Через две секунды мы с братом видим перед собой разъяренного не на шутку Сергея с каким-то ухмыляющимся незнакомцем. У меня в мозгу пульсируют два слова: Где Мира?
   Сергей мне:
   -Урод, какие из слов "не" "вызывать" "нас" "по" "пустякам" ты не понял?
   -Где Мирослава?
   -Саша, да ты посмотри на него и убедись, что я был прав - этот чел реально страдает олигофренией последней стадии.
   -Где Мира? - чувствуя себя именно тем, кем назвал меня Сергей, переспрашиваю я.
   -Ты что, придурок, долбанутый на всю голову?... Да неужели ты считаешь, что я бы разрешил ей приехать к тебе после того, что было в прошлый раз? Да к ней только зрение неделю возвращалось...
   -Мне нужна помощь...
   -Это мы как-то догадались, что никакой катастрофой здесь и не пахнет. Только вот мы тебе не Чип и Дейл, спешащие на помощь. Да мы, черт бы тебя побрал, вообще никакие не спасатели, понял? Ты нас реально с кем-то перепутал. Все, Саша, уходим, нам здесь делать нечего. И, скажите спасибо Мире за то, что оставляю вас в живых... если бы не мое обещание...
   Мы с Вилом совершенно синхронно падаем на колени, и я почти кричу от отчаяния:
   -Спасите мою жену. Помогите нам с братом оказаться в Запредельном - у нас мало времени... пока мы будем добираться туда своим ходом...
   Саша, спутник Сергея, смотрит на меня и ржет:
   -Да, Сереж, ты был прав, он - идиот. Этот чел принимает нас не только за спасателей, но и за таксистов.
   Я тихо умоляю:
   -Если у вас есть сердце, если вы хоть в какой-то степени умеете чувствовать, помогите... Заберите у меня все... королевство... жизнь... только дайте мне спасти мою жену...
   Сергей уже смотрит на меня не насмешливо, а с интересом:
   -Рэд, да ты... ты что... чувствовать научился? Но это же, вроде, невозможно... Это та девочка, которую спасла Мира? Это она - твоя жена?
   -Да. И...она ждет ребенка... ее выкрали из нашего дома два дня назад... наш раб сообщил мне об этом... Я не знаю, теряли ли Вы когда-то любимого человека, не знаю, приходилось ли Вам пережить отчаяние из-за ужаса потерять ту, которую любишь больше собственной жизни.. которой угрожает смертельная опасность...
   Саша прерывает мои стенания уже на полном серьезе:
   -Ты даже не представляешь себе, чел, насколько мы были близки к такой потере... Что ж, Рэд, ты нашел нужные для меня слова... Я помогу...
   Сергей смотрит на него и кивает головой:
   -Мы поможем...
   Я спрашиваю с облегчением:
   -Сколько по времени?
   -На нашем Транспорте - пять минут...
  
   Мы вчетвером беспрепятственно (естественно, мы же невидимые) входим в дом Настоятеля. Я быстро подхожу к его комнате, открываю дверь - он сидит за столом и в онемении смотрит на саму по себе открывшуюся дверь. Деактивирую Иллюзор:
   -Где Она?
   Он теряет дар речи...
   -Где? Говори!
   -В-в-в п-под-двале.
   -Веди, быстро...
  
   Я толкаю его, он, спотыкаясь, бежит впереди, два раза мордой здоровается с полом, поднимаю его за шкирку...
   Те духовники и стражи, которые выходят на шум, падают без сознания (или замертво?) благодаря Сергею и Саше...
   Козел трясущимися руками пытается вставить ключ в замочную скважину, я выхватываю его у него, и быстро открываю дверь... На полу на обшарпанном матрасе... спит моя девочка... Шум распахнувшейся двери выводит ее из состояния сна, и она открывает свои глазки, чтобы встретиться со мной взглядом...
  
   Глава 14. Семья
  
   Рэда нет уже неделю. Я и не думала, что буду так сильно тосковать по нему. Если бы не работа над учебниками, я бы, наверное, попросту свихнулась...
   Но мне все равно не хватает моей умственной нагрузки на то, чтобы заснуть крепким сном...
   Встаю, натягиваю свои любимые бриджи, и медленно иду в комнату Рэда. Открываю шкаф и стою, вдыхая аромат его вещей, его аромат. Нахожу ту рубашку, которая пахнет не порошком, а Рэдом, и натягиваю ее на себя. Делаю глубокий вдох... Да, так лучше - в ней мне будет легче уснуть, ощущая любимый запах.
  
   Возвращаюсь в комнату и... застываю на месте, увидев нашего духовника. Я не успела испугаться, как почувствовала, что меня кто-то хватает сзади, одновременно заламывая мне за спину руки и закрывая мне рот.
   Тот, кто стоит передо мной, показывает мне нож, прикладывает его к моему животу, и говорит:
   -Тихо, без глупостей, идите за нами.
   Блин, у меня отсутствует страх - я же должна сейчас кричать, извиваться, сопротивляться, но вместо всего этого, просто спокойно иду, сверяя свои шаги с шагами моих похитителей.
  
   ... Глаза Рэда... Мои любимые глаза... Он делает быстрое движение ко мне, аккуратно и быстро поднимает меня за плечи, и сильно-сильно прижимает к своей груди...
   Ни слов, ни вопросов - они нам не нужны... Я смещаюсь, чтобы поджать под себя ноги, но Рэд никак не реагирует на мои движения - он просто держит меня, не отпуская ни на мгновение. Вздыхаю, выглядываю из-за его плеча на Вила и, стоящих рядом с ним, незнакомых мне мужчин. Для более удобного обзора, ставлю подбородок на плечо Рэда, улыбаюсь своему деверю, медленно опускаю-поднимаю веки, благодаря за спасение и уверяя в том, что со мной все в порядке. Он подходит к нам, присаживается, чтобы погладить меня по голове, и спрашивает моего мужа:
   -Рэд, убить их всех сразу, или сначала допрос?
   Я немного дергаюсь, но, услышав ответ мужа, расслабляюсь:
   -Допрос.
   Он слегка разжимает объятия, и поворачивается к незнакомцам:
   -Сколько они будут без сознания?
   Один из них отвечает, не сводя глаз с моего лица:
   -Полчаса, не меньше.
   -Хорошо. Вил, найди Первого Исполнителя и скажи ему оцепить территорию Дома этого козла, а всех, кто находится в доме, закрыть и держать в подвале...
   Вилен целует меня в лоб, и выходит выполнять указание брата.
   Один из незнакомцев говорит другому на (на каком?) языческом языке:
   -Саша, ты видишь?
   -Это невозможно... Ее глаза и...
   Я резко выговариваю им на английском:
   -Хоть я и понимаю то, что вы говорите, но вот мой муж - нет, так что потрудитесь изъясняться на Едином языке.
   Саша вытаращился на меня, и говорит, перейдя на английский:
   -Ты не можешь знать наш язык.
   Я отвечаю им на их родном языке:
   -Но ведь знаю...
   И пожимаю плечами. Саша просит своего, изменившегося в лице, товарища:
   -Сергей, спокойно, мы все выясним...
  
   Рэд заносит меня в ванную, а незнакомцы остаются ждать нас в спальне (мне в голову приходит не соответствующая моменту мысль о том, что как, все-таки, хорошо, что я вскоре после свадьбы показала Рэду, что мне нужны стол, стулья и пара кресел, и что, благодаря этому, незнакомцам не придется сидеть у нас на кровати, или на полу).
  
   Мой муж что, лишился дара речи? Он, как будто воды в рот набрав, ставит меня на пол, аккуратно снимает с меня рубашку и бриджи, бегло осматривает с ног до головы, поворачивает спиной к себе, подхватывает за талию и ставит в душевой поддон, включает душ... Я сейчас закричу... Бэмби, медленно, без резких движений.
   Поворачиваюсь к нему лицом, поднимаю его голову к себе за подбородок, смотрю ему в глаза и успокаиваю:
   -Рэд, любимый со мной все в порядке.
   Боже, у него просто безумный взгляд... на лице нет ни кровинки... он, кажется вообще не слышит меня...
   -Милый, ты меня слышишь?
   Ну, мы с ним, точно - семейка Адамсов. Когда я узнала, что жду ребенка, меня утешал он, а не наоборот. А сейчас, когда я пробыла два дня в подвале Настоятеля, утешаю Рэда я, а не наоборот.
   Он медленно кивает...
   -Я сказала, что со мной все в порядке. Рэд, со мной и с ребенком все в полном порядке.
   Он судорожно втягивает в себя воздух...
   -Бэмби...Любимая... Единственная...
   Я мягко целую его в щеку и прошу:
   -Рэд, пожалуйста, распорядись, чтобы мне принесли покушать, и найди мою тунику.
   Он вернулся через две минуты и помог мне домыться, вытереться и одеться...
  
   Мы молча ждем, пока раб, принесший еду, выйдет из комнаты. Я смотрю на стол и говорю Вилену в утвердительной интонации:
   -Ты им угрожал.
   -Нет.
   -Так чего же он принес рыбу? Это же с какого перепугу он забыл, что я ее не ем?
   Сергей спрашивает меня взволнованным голосом:
   -Ты не ешь рыбу?
   -И к чему так удивляться?
   -Ни к чему, прости. Твой муж сказал, что ты ждешь ребенка. Разреши помочь вам убедиться в том, что с ним все в порядке.
   ...Рэд еще в ванной объяснил мне, что Саша и Сергей - мои спасители и что они - не люди. На мой удивленный вопрос: "А кто же они?", он мягко ответил, что это все, что мне надо знать... И еще он сказал, что Мирослава - жена Сергея исцелила меня после "крепости Никлэд"...
   Я киваю, и Саша подходит ко мне:
   -Девочка, ты не испугаешься, когда увидишь свечение под моими ладонями?
   -Нет, но удивлюсь. Спасибо, что предупредили.
   И почему это, спрашивается, у меня в голосе нет насмешки?
   Он берет одной рукой мою, другой аккуратно убирает с моего лица волосы и после этого кладет мне на щеку свою ладонь.
   Первое - почему я не раздражаюсь от этого прикосновения? Почему оно мне кажется родным? И второе - почему молчит Рэд, видя это безобразие? Ну, мой муж, в данный момент, находится у меня за спиной, и поэтому на второй вопрос я себе ответить не могу, но вот почему я не могу ответить себе на первый?
   Сашин взгляд медленно блуждает по моему лицу:
   -Какая ты красивая девочка.
   -Я в курсе - мне уже доложили.
   Он улыбается и находит своим рукам другое применение. Одна его рука ложится мне на поясницу, а другую он прикладывает к низу моего живота. Я чувствую приятное тепло, опускаю взгляд и вижу... что Сашина рука действительно окутана легким свечением... Но ведь этого не может быть! Он, не отрывая рук, говорит:
   - Срок - три месяца. С ребеночком все хорошо. Он абсолютно здоров. Хочешь узнать, кто у вас будет, мальчик или девочка?
   Я не успеваю ответить, как слышу голос Сергея:
   -Да.
   Саша... подмигивает мне, и говорит своему товарищу:
   -Я не тебя спрашивал.
   Мне очень хочется знать, очень-очень:
   -Да.
   -Мальчик.
   И убирает, наконец, от меня свои ладони. Потом опять берет мою руку и просит:
   -Девочка, нам надо взять у тебя еще анализ крови, чтобы окончательно убедиться...
   -В чем?
   -Хороший вопрос, но я тебе отвечу на него позже.
   Вытаскивает из кармана какой-то двухцветный металлический футлярчик:
   -Не бойся - это будет малюсенький укольчик в пальчик.
   -Я не боюсь.
   И правда, почему я так странно реагирую на светящиеся ладони, на непонятно зачем нужный анализ?
   Саша переворачивает мою руку ладошкой вверх, прикладывает к моему указательному пальцу футлярчик и нажимает на кнопку. В ту же секунду этот анализосборник перелетает через комнату в руки к Сергею (Саша кинул его так стремительно, что мне не удалось уследить за этим его движением). Сергей... прикладывает его к своему пальцу... и прячет в карман:
   -Результат будет через десять минут.
   Они - странные, но они же - мои спасители.
   Рэд, наконец, подходит ко мне, берет за руку и ведет к столу...
   Вилен прерывает молчание:
   -Бэмби, ты кушай и рассказывай, ладно?
   -Да нечего рассказывать... Настоятель, как только узнал о том, что вы уезжаете, приказал нашим духовникам, чтобы те доставили меня к нему в дом при первом же удобном случае. В Доме Настоятеля меня никто и пальцем не тронул, так что, можно сказать, что я отделалась легким испугом. Приятного, конечно, мало в том, чтобы два дня просидеть в подвале, выслушивая его угрозы...
   -Что ему было от тебя нужно?
   -Информация, что же еще... Всячески уговаривал меня снять с себя Обет молчания...Брызгал слюной и говорил, что ему надо знать, откуда вы с Рэдом прибыли? Откуда у вас Волшебные Вещи, которых нет даже в самом Обетованном Королевстве? Откуда вам известно о чипах? Готова ли я стать его шпионкой в доме Прима? Что, если я соглашусь с ним сотрудничать, то он заберет меня с собой в Обетованное Королевство... При этом я чувствовала, что мое похищение - это скорее жест отчаяния теряющего власть человека, чем хорошо продуманная акция. Он не знал, как заставить меня заговорить и что со мной делать, чтобы я заговорила. Он понятия не имел, что делать со мной после того, как я заговорю, или буду продолжать хранить молчание. Он постоянно вслух озвучивал идеи, одна бредовей другой. То скажет, что объявит меня ведьмой, и меня сожгут на костре еще до возвращения Рэда, то говорил, что вернет меня в дом до его возвращения, и о том, где я была, все равно никто не узнает, потому что я - немая... Ребята, нет худа без добра - благодаря тому, что у Настоятеля сдали нервы, и он приказал меня похитить, мы теперь знаем, что он - шпион и ставленник Обетованного Королевства. Как-то так...
   Я дожевала салат, и почувствовала, что больше ничего кушать не хочу. Странно. Слышу голос Сергея:
   -Девочка, что тебя удивляет?
   Я слегка напрягаюсь из-за того, что он прочитал мои мысли, но не подаю вида и отвечаю:
   -Мое самочувствие.
   -Что-то не так?
   Краем глаза вижу взволнованное лицо Рэда:
   -Наоборот, все - так... А ведь я должна ощущать и нервное истощение, и разбитость после пережитого.
   Сергей спокойно объясняет:
   -Это Сашиных рук дело.
   В прямом смысле? Что, это из-за Сашиных прикосновений, я чувствую себя свежей и полной сил? Но ведь это невозможно...
   Сергей обращается к моему мужу:
   -Вот видишь, Рэд, а ты дергался.
   Мой любимый спокойно отвечает:
   -В следующий раз просто объясните мне, что к чему, а не лишайте меня возможности двигаться и говорить.
   Так вот почему Рэд не вмешался во время бесцеремонных действий Александра?
   Мы все слышим какой-то писк... Сергей беспомощно (беспомощно?) смотрит на Сашу:
   -Я не могу.
   Его товарищ подходит к нему, и засовывает руку в его карман:
   -Сергей, у тебя тут две маленькие штучки, так что прости, если перепутаю и сделаю тебе больно...
   Беззлобное в ответ:
   -Козел...
   В Сашиных руках футлярчик, глаза Сергея... зажмурены (зажмурены?). Да что за на фиг здесь происходит?
   Мистер "светящиеся ладони" (так я про себя его прозвала) смотрит на меня с благоговением, но говорит при этом не мне:
   -Сергей, да...
   -Она - Арина?
   -Да.
   Мне все еще неясен смысл происходящего, но вот мой муж уже чувствует неладное:
   -Я вам ее не отдам.
   Сергей садится на пол, обхватив голову руками. Мистер "ладони" отвечает:
   -Стесняюсь спросить, и что же ты сделаешь, чтобы нам помешать?
   -Не забирайте ее у меня...
   Рэд сейчас не в отчаянии, нет, он сейчас в прямом смысле на краю своей метафизической пропасти, у входа в свой личный ад. Я вскакиваю и подбегаю к нему:
   -Любимый, все хорошо, никто меня не собирается забирать... С чего ты это взял?
   Вместо Рэда мне отвечает Саша:
   -А взял он это из того, что уже в отличие от тебя понял...
   -Что понял?
   -Что ты - не человек.
   Я дарю ему самую дерзкую из своих улыбок:
   -Не человек... Да? И кто же я по-вашему?
   Саша, ничуть не смутившись, отвечает:
   -Говоря понятным тебе языком, ты - ангел.
   Так, у меня, кажется, де жа вю... Очередные психи, по которым клиника плачет:
   -Ага, ну да... Я - ангел, Рэд - Дед Мороз, Вилен - Снегурочка. Все персонажи сказки в сборе. Только вот беда - вам, с вашим товарищем по умственной отсталости, в нашей сказке места не осталось.
   Саша вздыхает и оборачивается к Сергею:
   -Да... характер у нее явно не мамин...Ты будешь звонить Мире?
   Сергей качает головой. Его соратник по несчастью (конечно, ведь считать себя ангелами и приписывать к себе подобным других, могут только сильно поврежденные умом люди) вытаскивает из кармана черную пластину, нажимает на нее и прикладывает к уху (бедненький, да он же до такой степени не в себе, что думает будто в его руке телефон). Я прокашливаюсь и говорю, копируя тон автомата:
   -Извините, но вы находитесь вне зоны покрытия, извините...
   Саша улыбается и говорит пластинке:
   -Привет, любимая...Да нет, твой муж рядом... Сам в шоке, что мои зубы до сих пор на месте после "любимая"... С ним все хорошо... Мира, не волнуйся... А-а-а... Мира, ты сможешь сейчас приехать?... Да, мы тебя ждем, только не садись в Транспорт одна, возьми с собой Никиту, ладно?... Не волнуйся, с Рэдом тоже все в порядке... Причину, по которой он нас вызвал мы тебе и хотим показать... Да, это та девочка... Нет, с ней тоже... Мира, поторопись... любимая...
   Возвращает пластинку в карман, и с насмешливым вызовом смотрит на Сергея, тот зло рычит:
   -Твое счастье, что я не хочу бить тебя при Арине.
   А я не возражаю:
   -Да пожалуйста, не стесняйтесь, мне отвернуться?
   Саша говорит на полном серьезе:
   -Девочка, у нас есть буквально полчаса до приезда Мирославы, чтобы подготовить тебя...
   Я молчу... у меня это всегда почему-то хорошо получается... Мистер продолжает:
   -Давай пока опустим в обсуждении тот момент, что ты не человек...
   -Давай...
   -Дело в том, Арина, что вот этот мужчина, который не может пока подняться с пола - твой отец.
   -Ага, я -Арина, он - мой отец, и, продолжая логическую цепочку, Вы - мой дядя.
   -Нет, я, в некотором роде - твой жених.
   Руки Рэда с силой сжимают мне плечи. Меня достал весь этот фарс:
   -Ага, Вы - мой жених. Так вот, жених - свадьба отменяется, шаферы разъехались, невеста вышла замуж... сюрпри-и-и-з.
   Ай да я, слово "жених" получилось таким ядовито-презрительным, как я того и хотела... Саша, ничуть не смутившись, продолжает:
   -Это я заметил. Но нет ничего непоправимого, не правда ли? Развод и девичья фамилия... потом узнаешь меня ближе... и...
   Размечтался. Я его перебиваю:
   -Надежды юношей питают, отрады старцам подают...
   -И чем же твой муж лучше меня?
   -А мне прямо сейчас составить для Вас сравнительный анализ, или Вы дадите мне часик времени?
   И тут вдруг очнулся мой "папа":
   -Арина, доченька...
   Он встает и делает ко мне несколько неуверенных шагов.
   Так, с "женихом" разобралась, теперь очередь за "папой":
   -Значится так, я хоть и "без памяти", но еще пока в своем уме. Если я и забыла, что Вы мой отец, то как же Вы меня сразу не узнали?
   -Это долгая история...
   -И мне, почему-то, совершенно не хочется ее выслушивать. Х-м-м, очень жаль, папа, что вы с нами даже чаю не попьете, но забирайте-ка Вы моего жениха, получите от меня мои "спасибо, до свидания", и увольте нас от вашего общества.
   Саша смотрит на меня с неодобрением:
   -Ты могла бы вести себя повежливей хотя бы из чувства благодарности за нашу помощь...
   Я возмутилась:
   -Повежливей? Вы воздействовали каким-то образом на моего мужа, лишив его возможности двигаться и разговаривать, Вы угрожали нам, что заберете меня с собой непонятно куда против моей воли, вы назвали меня ангелом, а своего товарища - моим отцом? Я ничего не забыла? По-моему, все вышеперечисленное - отличная компенсация моей вам неблагодарности.
   -Арина, осознаешь ты в данный момент этот факт, или нет, но Сергей - действительно твой отец... Приношу тебе свои извинения за то, что вел себя подобным образом... Я действительно немного перегнул палку... И ты вправе гневаться на меня за это, но Сергей же тут не при чем, не так ли?
   Мой "папа" не просто очнулся, он, судя по выражению лица, уже вошел в роль моего отца... Блин, так и есть:
   -Подожди, Арина, ты ждешь ребенка ? Как это получилось?
   Я вытаращила на него глаза:
   -Если Вы - действительно мой отец, то должны знать, как получаются дети...
   Сергей начинает ходить по комнате, ну точь-в-точь, как я, когда узнала о своей беременности:
   -Она в положении, у меня будет внук... Так, что там необходимо беременным... Фак, я же уже ничего не помню... Так, счас дождемся Мирочку - она все скажет... Ага... климат...для беременных важен климат... Саша, где у нас сухие субтропики сейчас? У нас же есть там дом? Да... хорошо... Так, с климатом разобрались... Питание... моей дочери нужно хорошее питание... Саша, что кушают беременные? Ага... сейчас Мирочка... Ей надо следить за удобной одеждой и обувью... Саша, она босиком... Почему моя дочь стоит на полу босиком?
   "Ладони" смотрит на своего ополоумевшего товарища с таким же выражением лица, как и я:
   -Сергей, возьми себя в руки немедленно... Ты испугаешь Арину своими выходками...
   -Я испугаю? Но ведь беременным нельзя волноваться... О-о-о... Ариночка, доченька, прости...
   Он моментально успокаивается. Но вот как раз эта трансформация меня и настораживает больше всего:
   -Арина, ты вышла замуж по обоюдному согласию?
   Я хотела сказать "не Ваше дело", но решила проявить благоразумие:
   -Да.
   -Ну... ты еще молодая, тебе простительно совершать разные глупости типа влюбилась-женилась. Что было, то было...Но, Рэд - тебе не пара, это и ослу понятно... Ты не волнуйся...
   У моего мужа, кажется, лопнуло-таки терпение:
   -Я что-то не понял...
   -И что ты не понял? Да как ты вообще посмел позариться на мою дочь? Как ты посмел воспользоваться ее неопытностью и наивностью?... Арина же - еще ребенок и жизни не видела... Да мою девочку, такому как ты, завлечь и соблазнить - легче простого.
   У меня на языке вертятся вагон и маленькая тележка ответов на все эти нелепые обвинения в адрес моего мужа. Но, я же - воспитанная девушка, так что мне не пристало вставлять свои пять копеек во время "мужских разборок".
   -Сергей, я не собираюсь выслушивать Ваши оскорбительные высказывания.
   -Оскорбительные? Нет, Рэд, оскорблять я тебя еще не начинал. Как ты объяснил для себя происхождение моей дочери?
   -Я решил, что она родом из Обетованного Королевства.
   -Это не так... К этому мы еще вернемся... Но почему ты так решил?
   -Потому что Бэмби...я таких, как она в жизни не встречал...
   -Это хорошо, что ты признаешь исключительность моей дочери - очко в твою пользу. Но как ты мог принять Арину за простую смертную? Рэд, ты что, до моей дочери никогда не был с другими женщинами? Где, на хрен, были твои глаза? У человеческих женщин бывает такая по цвету и текстуре кожа, бывает такой запах? А на другие физиологические особенности ты не обратил внимание?...
   Я автоматически принюхиваюсь к себе, и поднимаю к глазам руку, чтобы поближе рассмотреть свою кожу. Не понимаю... Физиологические особенности? Это он, наверное, об отсутствии у меня волосяного покрова на всем теле, кроме головы. Но откуда он знает?
   Рэд судорожно целует мою макушку:
   -Конечно, обратил.
   Поворачиваю голову к мужу. Ну и пусть считают меня невоспитанной:
   -Любимый, ты хочешь сказать, что во мне... присутствуют отклонения от нормы? Это плохо?
   -Нет, мое солнышко.
   -Ну так из-за чего весь сыр-бор? Если тебя не пугает моя... ненормальность, если ты не видишь в этом ничего плохого... Рэд, кем бы я ни оказалась на самом деле... это может изменить твои чувства ко мне?
   -Нет, любимая, никогда.
   -Почему же у тебя такой огорченный вид?
   -Потому что я боюсь, что ты...
   Ненавижу перебивать, но выслушивать очередную глупость, мне совсем не улыбается:
   -Рэд, если на твои чувства ко мне не может повлиять дополнительное знание обо мне, то мои чувства к тебе это знание тем более не изменит. Человек я или нет... Для меня это неважно... Для меня главное - любить тебя и быть любимой тобой.
   -Бэмби...
   В этот момент открывается-закрывается дверь... и перед нашими глазами материализуются мужчина и женщина. Они одновременно говорят: "Всем привет", но взгляд (это же -Мира, кто же еще?) Мирославы уже прикован к лицу подошедшего к ней Сергея. Они просто стоят и смотрят друг на друга без всяких уси-пуси, скучал-скучала, люблю-люблю... В их взглядах столько личного... даже интимного... что мне становится неловко, и я отвожу свои глаза на второго новоприбывшего (Никита, если не ошибаюсь). Он уверенной походкой подходит к Александру, и протягивает тому руку со словами:
   -Давно не виделись. Чего морда лица такая кислая? Что, плохой день?
   -Плохие столетия...
   Никита хорошо (мне нравится именно такой - открытый звонкий смех) смеется, и переводит свой взгляд на меня:
   -А вот и наша "Дева в беде"...
   И спотыкается на полуслове - у него получилось "бе...де".
   Потом обращается непонятно к кому:
   -Хьюстон, у нас проблемы! Саша, что за... Почему эта девочка так похожа?... Ма-ам!!!
   Я поворачиваю голову в сторону Мирославы, и вижу ее глаза... Она подходит ко мне, и спрашивает:
   -Сережа, как?
   -Не знаю, любимая.
   -Анализ ДНК?
   -Да.
   Она на секунду теряет равновесие, у нее беспомощно подгибаются колени. Сергей оказывается возле нее первый:
   -Мирочка, солнышко, ну что ты... ну что ты...
   Никита подходит ко мне ближе и говорит:
   -Ну что ж, Арина, давай знакомиться - Никита.
   -Давай отгадаю... Ты - еще один мой жених, да?
   Он опять звонко смеется и отвечает:
   -Нет, я - твой брат. А что, кто-то уже рискнул назваться твоим женихом? Кто? Назови мне имя этого покойника, сестренка...
   Все это Никита говорит шутливыми теплыми интонациями, потом вдруг сгребает меня в охапку, и сильно-сильно прижимает к себе:
   -Ну, здравствуй, сестренка.
   Потом отодвигается от меня и утвердительно говорит (как он это определил?):
   -Ариночка, ты ждешь ребенка. А это, судя по всему, его отец...
   И протягивает руку моему мужу. Они скрепляют ладони крепким мужским рукопожатием:
   -Рэд.
   -Никита. А-а-а
   И вопросительно показывает на моего деверя.
   -Мой брат Вилен.
   Никита подходит к брату Рэда, и они жмут друг другу руки:
   -Так это у нас с тобой через полгода появится на свет племянник?
   -У меня - да, а вот про тебя я пока не уверен...
   -Не понял...
   Никита не успевает закончить фразу, потому что перелетает через комнату и врезается в стену... Подобный трюк совершают и Саша c Сергеем... У меня складывается впечатление, что в комнате только что прогремел мощнейший взрыв, и при этом я его, по какой-то причине, не слышала, но зато увидела его взрывную волну, которая как-то избирательно подействовала только на троих присутствующих здесь людей (или не людей).
   Мира падает на колени, закрывает лицо руками и начинает плакать:
   -Простите, я не хотела... я не знаю, что со мной, и как это получилось.
   Я подбегаю к ней, и начинаю нежно гладить ее по голове:
   -Не плачьте, только не надо плакать, пожалуйста...
   Мне так хочется утешить эту женщину, что я с трудом сдерживаю свой порыв обнять ее и прижать к себе.
   Первым от удара (не знаю чего) пришел в себя Никита - он присаживается рядом со мной, и обнимает свою маму:
   -Не плачь, нечего плакать - радоваться надо.
   Мира прячет голову у него на груди, и Никита пытается мне объяснить:
   -В тот день, когда ты погибла на наших глазах... точнее, когда была инсценирована твоя смерть... тот, кто это сделал... как бы тебе объяснить... он отрезал маме крылья. Ее Сила стала неживой, но при этом не прекратила свое существование, сохранив при этом только одну способность - исцеление и регенерирование.
   К нам присоединяется Сергей. Он забирает у Никиты свою жену, и начинает нежно убаюкивать ее:
   -Мира, девочка моя любимая, к тебе сегодня вместе с дочерью вернулась Сила. И чего ты так испугалась, моя маленькая?
   К утешениям присоединяется Александр:
   -Ты просто забыла, какая у тебя мощная Сила, и на что она у тебя способна... Естественно, тебе потребуется какое-то время, чтобы научиться держать ее при себе.
   Мира поднимает голову:
   -Спасибо.
   Сергей помогает ей встать...
   У меня кружится голова от миллиона вопросов, роящихся в ней... Я в растерянности, я не знаю, с какого вопроса начать:
   -Расскажите мне, пожалуйста...
  
   На земле существуют два Рода и люди. Родичи обладают Силой разного рода. Эта Сила рождается примерно в тридцатитрехлетнем возрасте Носителя в процессе Предназначения. Принадлежность к Роду определяет способность Силы:
   -Одни читают эмоции, управляют ими, другие могут вести мысленные диалоги и моделировать будущее. Одна Сила дает возможность исцелять родичей с Силой того же Рода, другая - еще и людей. Наша мама - единственная пока за все Время, Родич - женщина. Ее Сила такая же универсальная и сверхмощная, какой была у наших Прародителей, когда у тех еще были крылья. Как видишь, эволюционируют не только создания Отца Небесного - люди, но и его дети.
   -Почему ты сказал про... маму - единственная пока.
   -У Силы есть зародыш. Только Природные Родичи (таковыми являются те, кто обладает самыми большими по размеру Силами, либо те, кому удалось достигнуть максимального уровня в управлении Силой) могут, в случае необходимости, включить своей Силе особое зрение для того, чтобы иметь возможность рассмотреть Зародыш Силы, и ее принадлежность к Роду у потенциального Родича. Так вот, Арина, мы видим в тебе этот живой Зародыш... Ты, как Носитель, не достигла тридцатитрёхлетнего возраста, потому что, реши твоя Сила не рождаться, твой Зародыш был бы мертв...И вот тут мы все оказываемся в тупике...
   -Почему?
   -Потому что ты родилась пятьсот тридцать пять лет назад. Если бы ты прошла Предназначение, то мы бы сейчас разговаривали с тобой, как с Родичем, получившим все основные Знания в процессе рождения Силы, как с Родичем, который уже пятьсот лет обладает Силой, использует ее, и живет с ней уже шестое столетие. Так вот, это для нас как раз было бы понятно. За исключением того момента, что ты, став Родичем, уже не смогла бы жить незамеченной для нас, и мы бы уже давным-давно узнали, что на самом деле ты не погибла...
   -Это было бы для вас понятно, потому что Родичи - бессмертны?
   -Теоретически.
   -Никита, ты рассказал мне сейчас о том, когда я родилась, и думаешь, что я в это поверю?... Да я скорее поверю в Родичей и прочую... неестественность, чем в то, что мне на самом деле столько лет...
   Рэд берет меня за руку:
   -Бэмби, мы с Виленом тоже родились больше пяти веков назад, и при этом являемся людьми. Подумай хорошенько, и ты наверняка сможешь найти у себя в голове информацию, объясняющую наше с Виленом долголетие...
   Да как они могли скрывать от меня ТАКОЕ? Отмахиваюсь от этой причины моего праведного гнева, чтобы не отвлекаться... Корректировка регенерации? Нет, она не даст ТАК долго жить... Х-м-м, а что если...
   -Вас заморозили?
   -Да.
   -Но, насколько мне известно, возможность выжить в этом Процессе стремится к нулю.
   -Значит, нам повезло. И... думаю теперь, что, скорее всего, не только нам с Виленом повезло...
   Мирослава подходит и присаживается рядом со мной на диван:
   -Ариночка, когда Рэд попросил меня исцелить тебя... Еще в середине этого процесса у меня пропало зрение. Заканчивала я уже почти без сознания...
   -Поэтому Вы не узнали меня...
   -Да.
   -Рэд, рассказывая мне о том, что Вы сделали для меня, предположил, что Вы при этом также стерли мне память. Он прав?
   -Да...
   -Зачем?
   Она вздыхает... ее лицо искажается болью от чувства сострадания:
   -Я не хотела, чтобы эта девушка, то есть ты, помнила о том, что с ней сделали. У меня на тот момент уже было недостаточно Силы для того, чтобы произвести частичную зачистку, поэтому я решила стереть тебе всю память.
   -А Вы смогли бы мне ее восстановить?
   -Да.
   А хочу ли я этого? А нужно ли мне вспомнить все?
   -Рэд, можно тебя на минутку? Извините, мы вас оставим ненадолго...
   Мы с мужем выходим в соседнюю комнату, и как только за нами закрывается дверь, я оказываюсь в кольце нежных рук Рэда:
   -Бэмби, жизнь моя, солнышко мое...
   Я уже и не помню, когда ощущала в последний раз во время такого поцелуя, похожий трепет и, расслабляющую каждую клеточку тела, наполненность. Не помню, когда в последний раз так целовалась - без единого намека на возможное продолжение...
   -Рэд...
   -Ты хотела меня о чем-то спросить?
   -Не совсем... Я хотела тебе сказать - одно твое слово, и я не буду просить Мирославу восстанавливать мою память... одно твое слово, и я попрошу этих... их покинуть наш дом... Пусть они и являются моими биологическими родителями на самом деле, но я не чувствую необходимости в том, чтобы впускать их в нашу жизнь... Они для меня - никто, а ты - все для меня. Ты - моя семья и моя жизнь... И, если ты хочешь, чтобы это таковым оставалось и в дальнейшем, я не буду вспоминать свое прошлое... чтобы не увидеть в нем то, что сможет заставить меня изменить свое мнение...
   Мой любимый, не задумываясь, говорит:
   -Бэмби, я хочу, чтобы ты восстановила свою память... Не скрою, что очень этого боюсь... Не скрою, что у меня было искушение поддаться своему эгоистичному желанию, и попросить тебя не делать это. Но я слишком сильно тебя люблю, настолько сильно, что не способен быть эгоистом по отношению к тебе...
   -Ты будешь рядом, пока Мира будет восстанавливать мою память? Ты будешь держать меня за руку и не отпустишь ее, что бы я ни вспомнила?
   -Конечно... Почему ты сомневаешься в этом?
   -А, вдруг, я была... нехорошей? А что, если я была способна на аморальные дурные поступки?...
   -Бэмби, я тебя люблю... Когда ты, наконец, усвоишь и примешь это, как непреложный факт? Если я когда-то какими-то своими словами или поступками заставил тебя сомневаться в силе своих чувств к тебе, то ты должна сказать мне об этом...
   -Никогда... Рэд, ты готов?
   -Да. А ты?
   -Не думаю, но тянуть, оттягивая момент истины, не собираюсь.
   Мой муж еще раз целует меня:
   -Я говорил тебе, какая ты у меня храбрая девочка?
   -Нет, Рэд, на самом деле, я - ужасная трусиха...
   Мой любимый улыбается и открывает перед нами дверь...
  
   Мы с Рэдом и моей мамой (я про себя произношу "мамой" с оттенком сомнения) сидим на диване. Я поворачиваюсь лицом к Мире, и, почувствовав на своих плечах родные руки моего мужа, постепенно успокаиваюсь.
   Позади меня за спинкой дивана стоит Никита:
   -Мама, я помогу тебе.
   -Хорошо, спасибо. Сергей, я пока боюсь читать эмоции Арины, так что, пожалуйста, будь внимателен, и, в случае чего, подай нам знак.
   Я задаю вопрос:
   -Мира (ну не могу я пока вслух сказать "мама"), а к какому Роду принадлежит Ваша Сила?
   -Изначально, она была того же Рода, что и у Саши с Никитой. Но, со временем, с ней начали происходить метаморфозы, и она приобрела способности другого Рода.
   -Мама, ты забыла сказать про корректировку будущего...
   -Никита, давай вернемся к обсуждению моих особенностей позже, а то у Арины вот-вот пропадет самообладание... Доченька, я могу начинать?
   -Д-да, думаю, да... А как это будет происходить?
   -Вся твоя память находится в данный момент в так называемой "корзине" в виде отдельных ее фрагментов. Я буду постепенно, по одному, восстанавливать и переносить их на твою подкорку. Нам с тобой будет легче, если ты будешь комментировать то, что будешь видеть при этом.
   -Х-м, но тогда на это уйдут годы...
   -Нет, моя девочка. Понимаешь, в нашей памяти о нас в прошлом и о событиях, происшедших с нами в прошедшее время, хранятся те воспоминания, которые непосредственно влияют на формирование нашего характера, и те, которые имеют последствия для нас в будущем, которые косвенно или напрямую связаны с нашими дальнейшими решениями и поступками.
   Мира аккуратно прикладывает пальцы к моей голове, я интуитивно закрываю глаза и... вижу:
   -Я вижу близко-близко Ваше лицо, вы целуете меня, потом моя щечка ложится на что-то мягкое и... мне хочется остаться на этой мягкости, так она мне нравится, и такой приятный запах от нее исходит... Но чьи-то руки поднимают меня, из-за этого я начинаю громко плакать и слышу сквозь свой плач голос... Сергея: "Доченька, Ариночка, не плачь, мамочке надо отдохнуть, Ариночка..."... Мама протягивает ко мне руки, и я сразу успокаиваюсь, оказавшись на понравившейся мне мягкости...
   Это трогательное воспоминание увлажнило не только мои глаза. По маминым щекам текут слезы, Сергей (Бэмби, какой Сергей? Он - твой папа) подходит к ней, и начинает ласково успокаивать:
   -Любимая, маленькая моя...
   -Сереж, со мной все в порядке, не волнуйся.
   Мне же надо сейчас что-то сделать или сказать... Но я не могу пошевелиться - я не знаю что будет уместным с моей стороны в данной ситуации. Я снова закрываю глаза:
   - Мама ругает Никиту: "Прекрати ее все время носить на руках. Ты хочешь превратить сестру в изнеженную принцессу? Еще раз увижу, что ты не спускаешь ее с рук..." Мама выходит из комнаты, а Никита тут же подхватывает меня, целует и говорит: "Ну и пусть наша мама себе ругается - ей же это по должности положено... Сестричка моя, куколка моя сладкая, ну скажи мне, как можно утруждать всякими там шажками твои такие малюсенькие хорошенькие ножки..."
   Саша катает меня на спине, я хохочу и подпрыгиваю, стучу пятками по его бокам. Слышу мамин голос: "Арина, оставь дядю Сашу в покое - ты уже его устала", моя "лошадка" отвечает: "Я же просил тебя не называть меня при Арине "дядя Саша"... Арина, запоминай - Саша, просто Саша, понятно?... Мира, нет не забирай ее - я совершенно не устал с ней возиться, ну еще хотя бы пол часика... ну ты и вредина..."
   Папа подкидывает меня снова и снова, и я смеюсь так громко, что прибегает мама... Она стоит в сторонке, смотрит на нас... и... счастливо улыбается... папа видит ее и подходит к ней со мной на руках. Они обнимаются и целуют меня...целуют.... целуют...целуют... и мне так приятно ощущать щекотку от их поцелуев у себя на личике, что я зажмуриваюсь и звонко смеюсь...
   Я сейчас зарыдаю в голос... мне не хватает сил, чтобы проглотить подкативший к горлу ком... В моих воспоминаниях столько любви и нежности, что, кажется, мое сердце вот-вот лопнет от счастья...
   К рукам Рэда присоединяются руки мамы, папы, Никиты. Кто-то гладит меня по голове, кто-то шепчет мне теплые слова, кто-то обнимает и прижимает меня к себе...
  
   Мама старается совладать с голосом:
   -Ариночка, когда была инсценирована твоя гибель, тебе было два годика. Боюсь, что в следующем фрагменте будет воспоминание об этом дне. Мне его пропустить?
   -Нет.
   Мама вздыхает и опять прикасается к моей голове.
   -Я лежу с закрытыми глазами, под моей спинкой что-то гладкое и приятное. Чувствую, как что-то дразнит мой носик, и громко чихаю... Открываю глазки и вижу улыбающееся мамино лицо: "Травка-муравка делает щекотно носику моей девочки. Куколка моя... Красавица моя любимая"... мама целует меня и нежно приговаривает: "Мои щечки, мои ручки, мой животик, мои ножки... сладкая моя... так бы..."... мама встает: "Сева, сыночек, иди к нам, Сева... куда ты бежишь?"... мама с грустью смотрит на меня: "Ничего, Ариночка, дадим ему время привыкнуть... он обязательно поймет, что моей любви хватит на вас всех"...
   Я сижу между мамой и папой. Они поочередно уговаривают меня сказать "Ма-ма... Па-па..." "Ариночка, красавица наша, ну мы же знаем, что ты можешь, ну не будь упрямой девочкой и скажи ма-ма... па-па", - я улыбаюсь и качаю головой. "Но ты можешь это сказать?",- я киваю. Мама говорит папе: "Арине уже два года, а Сева начал говорить еще в шесть месяцев", "Не волнуйся, любимая, наша красавица обязательно скоро заговорит, и так заговорит, что ты устанешь от ее болтовни"
   Я сижу в машине, пристегнутая к детскому креслу... Рядом со мной сидит женщина... няня Лора... Мама еще раз смотрит на меня, целует и закрывает дверь машины. Няня Лора рассказывает мне сказку про Гадкого утенка... я ее хорошо знаю, но мне она очень нравится, и поэтому я внимательно ее слушаю... Дядя, который ведет машину, говорит: "Все Сева, можешь вылезти...", "Повторяю в последний раз, для Вас я - Всеволод, ясно?" "Да"... Сева перелазит ко мне и садится рядом. Няня Лора говорит: "Жан, хозяева будут недовольны. Почему Вы разрешили мальчику тайком отправиться с нами в машине?"... ей отвечает Сева: "Не твое дело, дура. Жан, делай, что тебе велено". Сева достает что-то из кармана... я чувствую боль, хнычу... и засыпаю.
   Мои дальнейшие воспоминания прерывает мамин, наполненный отчаяния и боли, вскрик:
   -Нет-нет-нет... только не это... только не Сева... Ариночка, как же я виновата...
   Никита мягко уговаривает:
   -Мама, не смей винить себя, слышишь? Здесь нет твоей вины.
   -Но он же был семилетним ребенком...
   -Он был семилетним ребенком с интеллектом, которому бы позавидовал любой взрослый человек.
   -Все равно, здесь не хватает какого-то звена. Если бы все был спланировано и каким-то образом претворено в жизнь Севой, то расчеты показали бы опасность, грозящую Арине через модель ее няни и водителя. Сева же не был на тот момент Родичем.
   -Значит, Сергей был прав...
   Я перевожу взгляд на папу и вижу ничего не выражающее лицо. У него спокойное ровное дыхание. Он встречает мой взгляд и просит:
   -Ариночка, что было дальше?
   Окончание этого фрагмента уже находится у меня в голове, поэтому я продолжаю озвучивать свои воспоминания, не закрывая глаз. При этом стараюсь не выдать голосом всю ту боль, которую они причиняют мне на самом деле:
   -Я проснулась в незнакомой комнате. Рядом сидит одетая во все черное женщина. Она тихо говорит: "Наша Мария проснулась, или хочет еще поспать?"... я пугаюсь и плачу...меня никто не утешает, никто ко мне не приходит, чтобы меня успокоить...
   Папа подбегает ко мне... подхватывает меня на руки... и я выплакиваю ему в плечо всю боль отчаяния, страха и одиночества той двухлетней девочки, которая привыкла жить в заботе и любви, которая не могла понять, что плохого она сделала, за что ее все бросили, и в чем ее вина, за которую ее выкинули из привычного ей мира...
   Папа убаюкивает меня, и я постепенно успокаиваюсь, но не из-за того, что мне стало легче, а из-за того, что в какой-то момент я осознала, что он тяжело страдает вместе со мной, считывая все мои эмоции.
   -Папа, мне уже лучше, спасибо.
   Я поднимаю к нему заплаканное лицо, и он тихо говорит:
   -Папа... Мира, а я всегда говорил, что первым Ариночкиным словом будет "папа", помнишь?
   Я поворачиваю голову и вижу, как мама пытается улыбнуться, сквозь слезы, такой слабой попытке моего отца приободрить и отвлечь ее:
   -Конечно, Сережа, помню. Я все помню. Арина?
   -Да, мама.
   Теперь она улыбается по-настоящему, а не тем жалким подобием улыбки:
   -По ряду причин мы жили тогда во Франции. Позволь мне объяснить тебе события того дня, - и продолжает уже без эмоций,- Мы всегда ездили эскортом. В тот день он состоял из четырех машин. Первая и последняя -охрана, во второй - ты с водителем и няней... и, как выяснилось, с братом, а в третьей - водитель, папа и я с Никитой. Сначала мы должны были отвезти Никиту к самолету - он вылетал в тот день к своему отцу, и уже оттуда был запланирован наш выезд на организованное Родичами мероприятие. Ты ехала в отдельной машине, потому что Никита только оправился после ангины - это был его первый день без температуры, и мы боялись, что он все еще может заразить тебя, находясь с тобой в одном тесном пространстве. Я же села с ним, потому что он уезжал на три дня, и мне хотелось продлить время, проведенное вместе с ним перед его отъездом. А папа... папа всегда и везде со мной. Вот так и получилось, что ты ехала в тот день отдельно от нас со своей няней. Мы подъехали к тому участку дороги, который длинным серпантином выходил на трассу... После четвертого поворота, когда мы вновь могли видеть машину, в которой ты ехала... Машина с тобой взорвалась на наших глазах... Арина, я плохо помню все то, что происходило после этого. Я была не в себе несколько дней. Если бы не Сергей и дети, не знаю, удалось бы мне пережить твою утрату, или нет. Я даже не помню день твоих похорон...
   Папа усаживает меня на диван, присаживается у наших с мамой ног и продолжает:
   -Были найдены останки женщины, мужчины и девочки... Мне и в голову не могло прийти, чтобы отдать то, что от тебя осталось, для экспертизы... От тебя и так практически ничего не осталось... Мы не дали этому делу официальный ход. Я, в своей тупой самоуверенности, решил, что обязательно найду виновных сам. Без долгих объяснений, скажу только одно - это не могло произойти, не будь в этом непосредственно виновен кто-то из Родичей. Арина, я - совершенный детектор лжи. Я лично допросил ВСЕХ Родичей. На это ушло несколько недель. Был лишь один, кто мог обмануть меня, потому что у него была равная моей Сила. И этот Родич был твоим дедом, моим отцом... Я отРодил, то есть убил, его сразу после того, как закончил допрашивать последнего Родича. Твоя мама на тот момент не только возглавляла свой Род, но также была видным во всем Мире общественным деятелем. После твоей гибели... она ушла от всех дел...и полностью посвятила себя мне и детям... Еще долгое время журналисты пытались всеми правдами и неправдами разнюхать хоть что-то про тебя, про твое убийство, чтобы заработать на этой сенсации... Стоит ли говорить, что в их распоряжении не было ни одной твоей фотографии, пока ты еще была жива... и они делали все возможное, чтобы заполучить хоть какой-то твой снимок для своих статей и передач, посвященных твоей загадочной гибели. Но Родичи, контролирующие средства массовой информации, на корню пресекали любые их попытки...
   Никита кладет руку на мамино плечо и тихо продолжает:
   -Арина, тот, кто это сделал, не просто отрезал маме крылья... Тот, кто это сделал, практически уничтожил человеческую цивилизацию... Я имею в виду твоего брата Всеволода, который называет себя богом в Обетованном Королевстве, и который по-своему видит развитие и роль человечества на Земле... Но это совсем другая история. Ты готова вернуться к своей?
   -Да.
   -Ты не устала? Мы бы могли помочь тебе...
   -Нет, спасибо. Мама, продолжим?
   -Доченька, закрой глазки...
  
   -Я вижу мужчину и женщину. Женщина говорит: "Какое чудесное дитя. Виктор, посмотри, ну прямо ангелочек с картинки"...
   Я сижу все в той же комнате, в которой проснулась тогда... в дверь заходит женщина в черном, которую все называют "матушка"... Она говорит мне привести себя в порядок, потому что сейчас за мной приедут мои новые мама и папа...
   Я в большой светлой комнате... Та женщина, которая называла меня "ангелочком" сюсюкает со мной, и меня это не раздражает: "Машенька, ну скажи ма-ма... Мария, тебе уже три года, и надо мной все подруги смеются - говорят, что мне подсунули дурочку... Ты только скажи ма-ма, и я дам тебе конфетку... Машенька, ну ты же любишь шоколадные конфетки"...
   Мне пять лет... У женщины, которая хочет, чтобы я называла ее "мама", День Рождения. Ко мне подходит ее муж и говорит: "Мария, если ты сегодня не назовешь Сонечку мамой, то я тебя опять закрою на два дня в твоей комнате. Ясно?" Я киваю головой, но "мама" так и не говорю...
   Виктор привез меня в больницу. Я подхожу к кровати, на которой лежит Соня. Она просит всех оставить нас одних. "Машенька, ангел мой, я умираю, мне уже сказали, что я умираю... Пообещай мне, что будешь хоть иногда вспоминать меня... Я ведь была добра к тебе... Скажи да, для меня это важно...Если ты действительно так считаешь, то Бог обязательно заберет меня в рай... Машенька кивни, что я была тебе хорошей мамой..." Я киваю... Потому что мне ее жалко... Потому что я хочу, чтобы она попала в рай... "Спасибо, Машенька, спасибо... А теперь слушай меня внимательно... Соня обо всем позаботилась... Соня о тебе позаботилась... Ничего не бойся - после моей смерти с тобой все будет хорошо... А теперь иди"... Перед тем, как выйти, я наклоняюсь и целую ее в щеку в первый и в последний раз...
   Виктор приезжает домой после долгого отсутствия... Отдает распоряжения горничной и кухарке... Он суетливо ходит по комнате...
   Вечером меня зовут в гостиную, я захожу и вижу Виктора, незнакомую мне женщину и маленькую девочку... "Сколько ей лет?" "Восемь" "И она совсем немая?" "Да" "Почему ты не откажешься от нее?" "Я обещал своей покойной жене позаботиться о ней"... Маленькая девочка подползает ко мне, я присаживаюсь рядом, и цокаю ей язычком, привлекая ее внимание... становлюсь на четвереньки, и мы с ней играемся в догонялки... я поддаюсь ей в очередной раз, она залазит на меня... я перекатываюсь с ней и начинаю ее крепко обнимать... мне она так нравится, мне так нравится ощущение ее тельца в моих руках... девочка начинает громко плакать... я пугаюсь, что сделала что-то не так, что нехотя причинила ей боль... Подбегает Виктор, бьет меня наотмашь по лицу, хватает меня за волосы и таскает по комнате: "Дура больная, что ты сделала моей дочери? Зачем ты обидела мою малышку?"... я плачу, но не от боли или обиды, а из-за того, что ненавижу себя, презираю свою неуклюжесть, из-за которой так громко хнычет эта чудная маленькая девочка...
   Рэд прижимает меня к себе, шепчет мне в ушко ласковые слова, говорит, что я ни в чем не была виновата....
   Мама берет мои руки в свои:
   -Арина, ты действительно не могла разговаривать?
   -Нет. Но все привыкли к моему молчанию, и никто не пытался со мной заговорить, или поинтересоваться у меня, а могу ли я разговаривать в принципе... Меня в этом доме никто не замечал, я помню себя там пустым местом... а это даже хуже, чем ощущать себя предметом мебели, правда? Ведь даже на мебель обращают внимание, вытирают с нее пыль, хвалят ее, или ругают... Ко мне же относились хуже, чем к мебели... Я очень боялась, что меня выкинут из этого дома... Поэтому молчала, и старалась лишний раз не попадаться никому на глаза...
   -Девочка моя... мне очень хочется выразить словами то, как я сопереживаю тебе и то, что понимаю, насколько тебе было тяжело и одиноко...
   -Мамочка, это же все уже в прошлом... и... надо двигаться дальше...
   -Хорошо.
   Чувствую очередное мамино прикосновение, и вижу следующий "кусок" своих воспоминаний:
   -В моей комнате напротив меня сидит знакомый мужчина, который приходит навестить меня примерно раз в три-четыре месяца... "Маша, как ты себя чувствуешь? У тебя есть какие-то жалобы на Виктора? А на прислугу?" Я в ответ соответственно киваю головой (хорошо), качаю головой (нет - какие могут быть жалобы, если я годами его не вижу) и снова качаю головой (нет - я ведь живу в параллельном с ними мире). Он что-то быстро записывает, улыбается мне и уходит. Как только за ним закрывается дверь, я тут же пересаживаюсь за компьютер... Компьютер для меня - мой учитель и советчик, он - мое окно в незнакомый мне мир, по сути, он - вся моя жизнь. Я изучаю китайский - пятый по счету иностранный язык. Задумываюсь о том, что на сегодня у меня еще запланировано дочитать до конца курс средней школы по тригонометрии... Я получаю сообщение от Шенты, хакера экстра-класса, который сам нашел меня в виртуальном мире, когда я делала свои первые дилетантские попытки по взлому очередного сервера: "Альфа, ты на месте?! "Всегда на месте" "Зацени, какую прикладуху откопал" "Супер" "Ты уже получила новый процессор?" "Да" "А ты боялась, только юбочка помялась"...
   -Мамочка, как же так? Ой...
   -Что, моя хорошая?
   -Я была... киберпреступницей и воровкой... Блин, да по мне тюрьма плакала...
   -Ариночка, сделай глубокий вдох... и объясни по порядку...
   -Я была хакером... Я легко взламывала государственные и банковские сервера практически во всех странах мира...
   -Зачем?
   -Не знаю, там было много всего интересного... наверное, мне было просто любопытно... Но мои действия и те программы, которые я писала, требовали все более совершенного железа... И тогда я находила карточку, с неприлично большим остатком, какого-то клиента какого-то банка, который регулярно делал покупки через интернет... Я списывала с очередного такого счета деньги, и заказывала комплектующие для своего компа... Мне их приносили домой, и прислуга отдавала их мне, потому что я при заказе указывала получателем "МАРИЯ ЗЕНДОТВЕМИНА". Понимаете, моя фамилия была такой же, как у Сони - Зенд, а фамилия Виктора была Емин. Вот прислуга и видела на пакете то, что хотела... "Мария Зенд от В. Емина" - а то, что между "Зенд", "В.Емин" и "от" нет пробела, так это служба доставки некорректно набирает получателя-отправителя ... Им даже в голову не могло прийти, что такой двенадцатилетний ребенок, как я, может сам себе что-то заказывать через интернет - они же считали меня... умственно отсталой...
   -Так, ничего страшного ты не совершила... успокойся...
   Никита привлекает к себе мое внимание:
   -Сестрен, ты как, не устала еще?
   -Нет.
   -Слушай, а ты не будешь против, если я подпитаю твоего мужа и его брата?
   -А вот с этого места поподробней...
   -Да ты посмотри на них - они же сейчас сваляться от усталости.
   -Извини, я сначала не поняла, о чем речь. Да, конечно, мы будем тебе благодарны за твою помощь.
   -Арина, а можно без этих условностей? В следующий раз достаточно простого "да". ОК?
   Я улыбаюсь и киваю:
   -ОК.
   -Ты пока продолжай... не отвлекайся...
   -Я по приколу взламываю служебный сервер Виктора... Среди архивных папок нахожу одну с названием "Зенд", решаю изучить ее... В ней, среди прочего, находится отсканированное завещание Сони... Я узнаю, что все движимое и недвижимое имущество после ее смерти наследую я. Виктор является моим формальным опекуном "на ежемесячной зарплате", фактическим же является международная юридическая компания, которая оплачивает из моего наследства все текущие на мое содержание расходы. По условиям завещания, Виктор получает единоразовую круглую сумму в момент моего вступления в наследство "за отлично проделанную работу", что подразумевает под собой мое физическое и психическое здоровье. В случае моей смерти, все завещанное мне переходит в пользу государства. В случае признания моей недееспособности, Виктор остается моим опекуном "на зарплате". Должна сказать, что зарплата эта, мягко говоря, не маленькая. Да, и еще, по завещанию, до своего восемнадцатилетия, я должна постоянно проживать именно в этом доме - причины моего возможного переезда на другое место жительства, либо вынужденное помещение меня в клинику, регламентируются на десяти листах. Я начинаю изучать другие документы, и понимаю, что мой формальный опекун методично предоставляет моему фактическому опекуну результаты липовых экспертиз, а также отчеты моего не существующего преподавателя, который якобы специализируется в области обучения детей с психическими расстройствами. Из них четко видно, что я - аутист... Мне не улыбается этот диагноз, и я посвящаю себя изучению всех тонкостей юриспруденции в России... У меня в запасе два года, чтобы разработать план действий по признанию моей дееспособности...
   Папа взволнованно спрашивает:
   -И тебе это удалось?
   -А ты сомневаешься в моих способностях?
   -Но как?
   -Долгая и не совсем лицеприятная история, полная интриг и шантажа... Как-нибудь обязательно расскажу тебе ее во всех подробностях... А пока... Мама, давай посмотрим, что там дальше натворила твоя дочь...
   -Просыпаюсь и вспоминаю, что вчера подписала все документы в присутствии юристов, экспертов и нотариуса... Просыпаюсь с четким планом на ближайшие годы... Просыпаюсь, имея в своем активе многомиллионное состояние... Просыпаюсь, и горько плачу от страха перед будущим... Я ни разу не выходила за территорию дома с момента Сониной смерти, и я не знаю, что ждет меня за воротами этого дома...
   Для получения навыков обучения и общения в человеческом коллективе, я выбираю маленький провинциальный гуманитарный колледж в Штатах. Мой выбор обусловлен тем, что проходить социальную адаптацию в захолустье гораздо проще, чем в большом городе... Я ведь решила учиться не для того, чтобы получить дополнительные знания, а для того, чтобы найти себе применение в жизни... Что касается наследства... У меня было достаточно времени, чтобы изучить различные инвестиционные компании "изнутри" в прямом смысле этого слова... Я доверила управление своими финансами и недвижимостью трем самым надежным, по моему мнению, инвестиционным фондам...
   Я покупаю квартиру в соседнем с колледжем городке. Именно этот адрес впоследствии значится на всех документах Марии Зенд. Туда я приезжаю раз в месяц, чтобы изучить почту, ответить на те письма, которые того требуют, и произвести все необходимые текущие платежи по содержанию квартиры. Через финансовую инспекцию этого же городка я произвожу все свои периодические налоговые выплаты.
   В колледже все было гораздо проще, чем я себе представляла. Я жила в кампусе и делила комнату на двоих с девушкой Сарой. Стоит ли говорить, что мне было неинтересно изучать программу колледжа, но при этом безумно интересно участвовать в процессе коллективного обучения. Я, как губка, впитывала в себя все то, что относилось к общению между сверстниками, к их интересам и предпочтениям. Но все это мне удавалось только в качестве стороннего наблюдателя. Не знаю точно почему, но стать полноценным участником социума у меня никак не получалось. Да, кстати, поступила я туда не как Мария Зенд, а как (только не смейтесь, я же была ребенком, и мне показалось это забавным) Синди Рэлла***. Сделать все необходимые документы мне помог мой друг-хакер Шента: "Альфа, в этом мире за деньги можно все... дай мне пару дней... только объясни, плиз, зачем тебе получать образование под другим именем..." "Меньше знаешь - лучше спишь".
   - Доченька, мне тоже любопытно, почему ты приняла это решение?
   -Я не хотела, чтобы кто-то узнал о моем, Марии Зенд, финансовом положении. Я не хотела этим увеличить пропасть между мной и моими сверстниками. И я боялась, что кто-то захочет воспользоваться моим неумением разбираться в людях, моей неопытностью в общении с людьми, и начнет искать моей дружбы или... мою благосклонность не из-за моих человеческих качеств, а из чисто меркантильных соображений...
   Я, параллельно с основной программой, занимаюсь углубленным изучением интересующих меня вопросов, связанных с работой мозга, с возникновением и проявлением эмоций. Пишу под именем Синди Рэлла научные статьи по этой теме, иду на курсы медсестер, работаю какое-то время в больнице, но ухожу оттуда, потому что кожей ощущаю боль и отчаяние пациентов... В общем, веду вполне интересную насыщенную законопослушную, но двойную жизнь. Ведь Синди - скромная девочка-сирота, получающая стипендию, и подрабатывающая на кафедре, а Мария - очень богатая, но неискушенная и неопытная девушка - сирота, которая, прежде всего, хочет научиться жить нормальной жизнью, научиться общаться с людьми и разбираться в людях. Эта Мария знает, что на это у нее уйдет гораздо больше времени, чем на изучение университетского курса термодинамики...
   Ой... Мама, а...
   -Что дорогая?
   -А родителям и мужу принято рассказывать про первое свидание?
   -Не знаю, как мужу, но твоей маме безумно хочется, чтобы ты поделилась с ней этими воспоминаниями...
   -Рэд?
   -Мне тоже... э-э интересно.
   -Только мне, чур, про свои никогда не рассказывай, лады?
   -Лады.
   -Сара в восторге - это же мое первое свидание (а мы уже заканчиваем второй курс), и завтра у нее будет очередная тема для сплетен... Тот, кто пригласил меня - его зовут Майк - личность среди девушек в колледже мега популярная. Я не понимаю, чем заслужила его внимание. Мы сидим в кафешке, он говорит с набитым ртом - мне это неприятно, но я стараюсь не акцентировать на этом свое внимание. Ищу в нем хоть какие-то искупляющие его ограниченность и туповатость качества... Нахожу их в его внешности... "Синди, я такой, какой есть, без всякой там романтики и прочей чепухи. Ты мне нравишься уже давно. Так вот, если ты хочешь со мной встречаться, то тебе следует пересмотреть свой имидж. Ненавижу заумных девушек - у меня на них не стоит, ясно?!" "Да" "Ты ж посмотри на себя, как зыркнешь своими глазищами, так нормальному мужику уже ничего и не хочется. Ясно?" "Да" "У тебя красивая улыбка, так что ты почаще глупо улыбайся и хихикай, ну, как другие девчонки..." "Ага" "Ладно, пойдем ко мне, а то я с соседом по комнате только до двенадцати договорился". Я иду за ним и думаю... а зачем я иду... а хочу ли я идти с ним... а может он захочет со мной переспать... и как ему сказать, что я еще не решила, хочу ли я, чтобы он становился моим первым мужчиной... В общем, одни вопросы без ответов. Приходим к нему... Рэд, расслабься... Ну, там было несколько мокрых поцелуев, и я еще подумала, почему это их описывают так красиво, а на самом деле они - такие... ну... никакие... Потом мы ложимся к нему на кровать... Рэд, не дави мне так на плечи, в то я не буду дальше рассказывать... В общем, расстегивает он на мне блузку, а я все прислушиваюсь к себе, когда же у меня там все внутри затрепещет... и... ничего... Ну, все, думаю, я точно дура ненормальная - меня мужчина не возбуждает... пора ему сказать стоп и попрощаться в стиле "Прости, но я тебе не пара". И тут этот Майк вдруг наваливается на меня сверху, и начинает дрожать и стонать. Потом зло рычит на меня, гонит вон из комнаты со словами, что если я об этом когда-то кому-то расскажу, то он всем скажет, что у меня грудь волосатая... Ну, бегу я к себе, плачу и думаю, а что именно мне нельзя рассказывать, и что такого случилось, что он меня так стремительно выгнал... Мам, тут у меня в голове уже выпускной колледжа.
  
   -До окончания колледжа я так ни с кем и не встречалась... Честно говоря, у меня и свиданий-то не было после того случая...
   -Неправда.
   -Папа...
   -Арина, прости, это случайно получилось. Можешь не рассказывать.
   -Нет уж - сам напросился... Теперь слушай. Когда я училась на четвертом курсе, ко мне подошла одна девочка и пригласила сходить с ней в кино. Я очень обрадовалась ее вниманию к своей персоне, ведь к тому моменту, у меня так и не сложились даже отдаленно дружеские отношения ни с кем из моих сверстников. Я все время выискивала в себе причину того, что они меня почти открыто сторонятся... именно сторонятся, а не пренебрегают или не уважают... Конечно, я согласилась пойти с ней в кино... Только прошло минут пять с начала сеанса, как эта девушка... начала меня тискать. Я закричала и убежала... Она подошла ко мне на следующий день, сдержанно извинилась и объяснила, что все считают меня лесбиянкой из-за того, что я ни разу за все время обучения в колледже не встречалась ни с одним парнем... Ну что, папа, это считается свиданием?
   -Ариночка, ну ничего я со своим детектором поделать не могу. Вот ты сказала, что у тебя не было свиданий, и я увидел, что ты это говоришь не совсем откровенно...
   -Мама, а почему эта часть моих воспоминаний появилась в моем сознании одним целым куском, а не отдельными фрагментами, как раньше?
   -Я немного перестаралась, прости... Доченька, давай посмотрим следующую часть...
   Увиденное мной окончание очередной порции моих воспоминаний поднимает меня на ноги, и я начинаю наматывать по комнате стремительные круги. Краем зрения вижу, как папа всех успокаивает, показывая, что для волнений за меня нет причин... Прокручиваю свою память в обратном порядке вплоть до выпускного и... относительно успокаиваюсь...
   -Арина?
   -Мама, все хорошо... Я просто в некотором замешательстве, вот и все...
   -От чего?
   -Эта часть воспоминаний заканчивается... фотографией Рэда...
   Со всех сторон раздаются разные по интонации: Что? Как? Где?
   -Ребята... Вот послушайте... Я не иду на выпускной по банальной причине - мне тупо не с кем на него пойти. Я нахожусь в своей комнате, собираю вещи, и веду сама с собой мысленные душещипательные беседы: " Да, Маша -Синди... Эта часть твоего плана уже в стадии завершения. Но ты так и не готова приступить к следующему этапу по причине того, что так ничего и не добилась... и не влюбилась... и не подружилась... и не научилась... И что делать будем?" Тут мне на глаза попадается конверт с распечаткой основных предложений по трудоустройству... Я решаю положиться на судьбу... Закрываю глаза... вожу по списку пальцем вверх-вниз, останавливаю его и... Филиал Института Мозга в пригороде Лондона...Вот таким образом определились последующие два года моей жизни... Было много работы, впечатлений и знакомств... Я поняла, что нравлюсь директору этого филиала... Он же мне был, мягко говоря, неприятен... Тщеславный трусливый лицемер ... Я называла его про себя "иезуит"... Ему идеально подходило их жизненное кредо "цель оправдывает средства"... Он пригласил меня на обед... я намекаю, что не интересуюсь мужчинами в принципе (пусть лучше считает меня лесбиянкой, чем продолжает доставать своими ухаживаниями)... Это были замечательные годы моей жизни... У меня появилась первая в моей жизни настоящая подруга... Я сначала с опаской (после того случая в кино) реагировала на ее попытки завязать со мной дружеские отношения... Потом решила прямо спросить... Она рассмеялась моим опасениям, и отмела их слегка резковато для моего слуха: "Нет, Синди, я - гетеросексуалка, обожающая член с яйцами". Ой, мамочка, прости...
   -Арина, я знаю эти слова. Ты не сказала мне ничего нового... Пожалуйста, рассказывай без оглядки на мою реакцию
   -Роза была замечательная... веселая, остроумная, прекрасная собеседница... склонная к авантюрам... в, общем на момент нашего знакомства я была ее полной противоположностью. Именно она научила меня обращать внимание на простые житейские радости, она научила меня смеяться и принимать себя такой как есть...Именно Роза, когда я описала ей то свое единственное свидание, и то, какие последствия оно оказало на мои взаимоотношения с противоположным полом, объяснила мне, что именно тогда произошло...
   Директор филиала получил перевод в Штаты для участия в международном Проекте... Роза уговорила меня принять его предложение по совместной работе ... Я согласилась...
   Мы тяжело расставались с моей единственной подругой...
   В охраняемом, подобно военному объекту, учреждении, у меня есть свой отдельный кабинет... Я не удовлетворена той обрывочной информацией о цели Проекта, которой меня пичкают мои вышестоящие начальники... Я вспоминаю свои хакерские навыки...В какой-то момент мне становится дурно...
   В одной из своих статей, отправленных в Гарвардский научный журнал год назад, была описана моя теория по разрыву связей между зонами мозга. Я не понимаю, зачем углубилась в изучение данного вопроса - это было для меня скорее упражнением в изложении своих исследований, чем работа, преследующая какую-то цель... Ту статью так и не опубликовали... И вот я вижу моими словами написанное заключение о проведенном оперативном вмешательстве над неким добровольцем - участником Проекта... Принимаю решение увидеть того, кто явился жертвой подобного чудовищного эксперимента... Ощущаю себя соучастницей преступления... И разрабатываю план по привлечению меня к изучению последствий этой бесчеловечной операции...
   Рэд внимательно смотрит на меня. Мой папа видит это и спрашивает:
   -Ты что-то вспомнил?
   -Кажется, да.
   -Что?
   -Это личное.
   Я прерываю их диалог:
   -Мамочка, хочу узнать, что было дальше.
   -Арина, теперь я буду распаковывать твою память буквально по капельке... Вот, моя хорошая, что ты видишь?
   -Я захожу в палату и вижу... Рэда. Мне очень нравится его лицо, я оцениваю физическую привлекательность этого мужчины.
   Один умник, который руководил этим экспериментом, выдвинул предположение о том, что вместе с разрывом связей между зонами мозга, может произойти сбой работы ряда систем организма, и, в частности, сбой приобретённой иммунной системы человека. Рэда недавно прооперировали для корректировки регенерации, и к нему в палату можно заходить только в специальной медицинской форме: шапочка до бровей, маска, халат и бахилы.
   Я работаю с остальными наблюдателями уже две недели. Мы проводим всевозможные тесты, систематизируем и анализируем их результаты. Во мне с каждым днем крепнет уверенность в том, что я - косвенный виновник того, что произошло с Рэдом. Я ожесточенно работаю над тем, чтобы найти способ исправить непоправимое. На фоне постоянного самобичевания во мне растет симпатия к Рэду. Мне нравится его голос, мне нравятся его здравые суждения, его манера отвечать на вопросы и... в общем, он мне очень нравится... Мам, это все...
   -Получай следующую капельку...
   Я поднимаю вверх палец, показывая, что хочу сначала молча просмотреть это воспоминание...Ой нет, но ведь таки да...
   ...Завтра последний день наблюдений. Через неделю Рэд пройдет процесс Заморозки. Я прихожу к нему вечером, чтобы... глупо, но я хочу попросить у него прощения, и при этом прекрасно осознаю, что он никого не может винить. Он молча наблюдает за тем, как я захожу к нему в слабоосвещенную в это время суток, палату и присаживаюсь рядом. Рэд спрашивает: "Мы же на сегодня уже закончили. Разве мне не пора спать?" Я киваю. Он вглядывается в открытое между шапочкой и маской пространство на моем лице и утвердительно без эмоций говорит: "У тебя красивые глаза". А у меня спазмом сжимается горло - он говорит это, не любуясь моими глазами, а оценивая их, как самец оценивает у самки ее физические данные для определения ее пригодности к продолжению его рода. У меня защемило сердце, глаза медленно, но уверенно наполняются слезами - этот сильный умный любимый мной мужчина был бы способен чувствовать и проявлять свои эмоции, если бы не я, если бы не мое нежелание думать о последствиях своих действий. Рэд моментально напрягается и начинает оглядываться по сторонам в поисках, грозящей его потенциальной самке, опасности... Весь его вид говорит: "Она плачет, значит, она боится чего-то, или что-то может причинить ей физическую боль..." Я глажу его предплечье, успокаивая, и, показывая, что мне ничего не угрожает. Рэд немного расслабляется, подносит свою руку к моему лицу, и делает движение, чтобы снять с меня маску. Я инстинктивно (нельзя, это- против правил, она должна оставаться на мне), соскакиваю с кровати прочь от его руки. Он встает, и делает шаг ко мне, мои ноги уже бегут к выходу... Он перехватывает меня почти у двери и, по инерции, отталкивает от нее в сторону... я застываю, обездвиженная его телом, прижимающим меня к стене. Рэд несколько раз сильно бьет кулаком по стене над моей головой, стараясь совладать с собой: "Девушка, никогда не беги от меня, никогда не убегай так резко. Ты слышишь меня? Когда кто-то так делает, я расцениваю этого кого-то, как врага или жертву... И мои инстинкты заставляют меня этого кого-то настигнуть и повергнуть...". Я ощущаю по снижению напряжения в его теле, как он постепенно успокаивается, приходя в себя. И еще я чувствую... его эрекцию, вжимающуюся мне в поясницу... Слышу низкое урчание Рэда, и в ту же секунду, его зубы нежно прикусывают мою шею. Меня это... заводит. Он продолжает аккуратно покусывать мою кожу вдоль линии от мочки уха до ключицы и обратно... Его колено аккуратно раздвигает мне ноги, и упирается в стену между ними... Закидываю голову назад и прислоняюсь затылком к плечу Рэда, поощряя его, ласкающие мою шею, губы... язык... зубы... Ощущаю приятное тепло у меня между ногами... то ли от соприкосновения с его бедром, то ли по какой-то другой причине... Рэд тихо спрашивает меня, при этом его дыхание ласкает мне ухо: "Ты хочешь уйти? Ты можешь уйти прямо сейчас..." Я энергично машу головой - нет, не хочу... не хочу уходить... не хочу, чтобы ты останавливался... При этом четко осознаю, что в данный момент мои гормоны правят бал не только в моем теле, но и в моих мыслях... Но мне не хочется призывать их к порядку, мне не хочется, чтобы останавливался этот бал... Рэд одной рукой поднимает мне подол халата и... разрывает мои трусики. Его рука дразнит меня, заставляет мое горло издавать постанывающие звуки, моя спина выгибается дугой, и, если бы не точка опоры в виде бедра Рэда, я бы точно свалилась на пол. Он разворачивает меня боком к стене, и позволяет подогнуться моим коленям. Поддаюсь его, направляющему мое тело вниз, давлению, и оказываюсь на четвереньках... его что-то не устраивает в моей позе, и он одним властным движением мне в спину прислоняет мою грудь к полу. Под моим виском - кафель, и я ощущаю ненормальность того, что мне нравится его прохлада... это- не правильно, мне не может нравиться то, что почему-то нравится моему разгоряченному под маской лицу.. Колени Рэда широко раздвигают мои ноги в стороны...Я слегка напрягаюсь, ощутив его движение внутрь меня... Еще немного вглубь, и он чувствует преграду... Наклоняется к моей голове и спрашивает: "Моя?" Мне хочется заорать в голос... от страха перед болью... оттого, что не понимаю, как могла позволить ему так далеко зайти, и... от осознания мысли "я боюсь, что он вдруг передумает, и продолжения не будет...".
   "Девушка, моя?"... он терпеливо ждет моего одобрения своим дальнейшим действиям... Я тихо, почти шепотом говорю: "Да", и вскрикиваю от, пронзившей мое тело, боли. Его рука медленно перемещается с моего живота вниз, его пальцы снова дразнят меня, и отголоски боли окончательно отступают под натиском гонящих их прочь эндорфинов.
   Он продолжает медленно подводить и меня, и себя к пику наслаждения... не спеша... наслаждаясь самим процессом, и не торопясь его закончить...
  
   Рэд помогает мне встать, невозмутимо смотрит мне в глаза и говорит (не спрашивает, а говорит): "Придешь завтра".
  
   Все это вихрем промелькнуло в моей голове - с момента, как я поднимаю палец вверх, и до того момента, как я безвольно опускаю руку, проходит не больше двух секунд... Я беспомощно смотрю на Рэда... Он тихо спрашивает?
   -Это была ты?
   -Да.
   -Почему?
   Я подхожу к нему, обнимаю его и... не ощущаю его ответного объятия...
   -Рэд, обсудим это потом наедине...
   Делаю от него несколько шагов в сторону дивана, но резко оборачиваюсь на шум за моей спиной...в ужасе застываю... Мой отец сильным захватом, практически не напрягаясь, держит пальцами кадык моего мужа... Рэд морщится от боли, но не издает при этом ни звука. Мы с мамой одновременно кричим:
   -Отпусти его!
   -Нет.
   Я подлетаю к ним, пытаюсь отодрать пальцы своего отца от шеи моего любимого:
   -Отпусти, отпусти немедленно...
   -Нет, он причинил тебе боль - я это видел.
   -Папа, ты ничего не понимаешь... пожалуйста, не делай этого, пожалуйста...
   Отец убирает свою руку, но при этом отталкивает Рэда прочь от нас:
   -Арина, собирайся... Нет, тебе ничего не надо брать с собой... ты уходишь с нами, если не хочешь, чтобы я убил отца твоего ребенка... Сейчас...
   Его последнее слово было произнесено с рычанием. Мама подходит, обнимает меня и выговаривает папе:
   -Сергей, что за привычка делать поспешные выводы, и что за манера командовать всем и всеми? Ты забываешь, что находишься в гостях у дочери и ее мужа... Ты слишком много на себя берешь... Они - взрослые люди, и они сами могут разобраться в тех недоразумениях, которые были у них в прошлом.
   -Мира, это - не простое недоразумение... Это - физическая боль... Ты хочешь оставить нашу дочь здесь, с этим... с ее мужем, зная, что он уже когда-то сделал ей больно?... Тот, кто был способен так поступить, обязательно повторит это в будущем.
   Я все-таки вспылила (видит Бог - я этого не хотела):
   -Папа, в этом воспоминании Рэд становится моим первым мужчиной. И, вполне естественно, что в какой-то момент мне было больно, не так ли?
   Мой отец... смущается под моим гневным взглядом. Обстановку слегка разряжает Никита, который, смеясь, комментирует:
   -Интересное кино получается...
   -Ах, тебе интересно, да? Ну, конечно, это же не ты тут делишься при всех своими воспоминаниями о своем первом сексуальном опыте...
   Никита поднимает руки, как бы сдаваясь на милость победителя:
   -Да, пожалуйста, сколько хотите... Значится, дело было так... Она была меня намного старше...
   Мама осаждает этого шутника:
   -Никита...
   Мой брат "бьет себя пяткой в грудь":
   -Мам, да я говорю чистую правду...
   -Уволь нас, пожалуйста, от этих подробностей...
   -Значит, про Арину тебе интересно, а про меня - нет... И где справедливость?
   И тут в разговор вступает... Саша:
   -Арина, а почему Рэд узнает о том, что был твоим первым только сейчас? Ты что, парень, был в тот момент пьяным или без сознания?
   Первая же часть вопроса была адресована мне:
   -Это наше личное с Рэдом дело... Без комментариев...
   Мой муж немного сипло, еще не оправившись от папиного захвата, отвечает:
   -Ни то, ни другое, но это меня не оправдывает... Бэмби, мне жизни не хватит, чтобы заслужить твое прощение за то, что я воспользовался и... что я использовал...
   Мой отец не может устоять на месте, но как же хорошо, что мамин голос действует на него настолько отрезвляюще:
   -Сергей, не двигайся. Это не наше с тобой дело.
   Папа останавливается, но вступает в полемику:
   -Не наше? Не наше? Этот козел только что сказал, что использовал мою дочь...
   -Ариночка... успокой папу - расскажи ему, в общих чертах, как все было на самом деле...
   Успокой папу, успокой мужа, кого мне еще надо успокаивать? А... становитесь в очередь - я сегодня добрая...
   -Рэд, я не понимаю, за что ты винишь себя... Я, правда, не понимаю... В моих воспоминаниях нет ничего, за что бы ты мог себя корить...
   -Почему?
   -Что почему?
   -Почему ты пришла тогда ко мне?
   -Чтобы попросить прощения...
   -И это было твоим способом искупить твою несуществующую вину?
   Он почти кричит... Ну что ж, меня Бог голосом тоже не обделил:
   -Да с чего ты взял? Да ты что, действительно думаешь, что у меня на тот момент были настолько далеко идущие планы? Да как ты смеешь своими нелепыми предположениями унижать мои чувства, которые я испытывала тогда к тебе? Да неужели ты считаешь, что я бы отдалась тебе, или, что я вообще способна отдаться кому-либо, из чувства вины или сострадания? Да я же любила тебя... ты... я любила тебя уже тогда...
   Рэд стоит рядом, прижимает меня к себе, старается успокоить:
   -Ш-ш-ш, моя хорошая, прости, прости, я не хотел тебя обидеть... Я просто противен сам себе... Вот и выместил на тебя весь мой стыд за свою недоделанность... Вот что ты теперь должна думать обо мне? За кого ты должна принимать меня, после того... что узнала, как я...
   -Лишил девственности незнакомую тебе девушку?
   Рэд кивает, при этом осторожно и внимательно всматривается мне в глаза.
   -Любимый, но ведь та девушка была очень даже не против... А ты на тот момент не был связан никакими моральными обязательствами...
   Нет, это не для других ушей, наклоняю голову мужа к себе, и шепчу ему прямо в ухо:
   -Я так рада, что именно ты был первым у меня, - И, уже громче, продолжаю, - Это - глупо, да? Ну, то, что это вообще имеет для меня значение?
   -Нет, любимая, конечно, нет...
   -Все, проехали... Мамочка, а можно посмотреть, что было после того, как...
   Она улыбается мне в ответ:
   -Конечно...
   Утро, полное ощущений физического дискомфорта, но это не ухудшает мое настроение... Я снова и снова прокручиваю то, что пережила прошлой ночью... Рэд меня не любит, да он даже не знает меня... Так что же... зато я люблю его... и моей любви хватит на двоих... Маша-Синди, да ты не просто оптимистка, ты, к тому же, еще и глупая оптимистка:
   -Я прихожу на работу, быстро справляюсь со всеми текущими вопросами, и бегу к Рэду... В палате никого нет... Мне объясняют, что все участники Проекта уже в пути к местам своего назначения... Бегу к непосредственному начальнику: "Куда отвезли участников Проекта?", "Синди, это - засекреченная информация", "Я хочу, чтобы ты организовал мне встречу с Руководителем Проекта", "Ты что, смеешься, и что я ему скажу?", "А ты ему скажешь, что хорошая знакомая твоей подчиненной хочет пожертвовать на нужды проекта... пять миллионов долларов", "Я не собираюсь врать начальству. Ты что, хочешь, чтобы меня с работы выгнали?", "Нет, тебя еще и повысят - так уж и быть, замолвлю за тебя словечко... Это - правда. Я действительно знаю ту, которая готова раскошелиться на эту сумму".
   Помимо благотворительного взноса, с меня еще требуют письменный отказ от операции по корректировке регенерации (на тесты и медикаментозную подготовку уйдет не меньше полугода, а Проект распускает весь свой персонал уже через неделю), а также частичную оплату за необходимое для Процесса Заморозки оборудование. Еще я рисую прочерк в строке "сумма вознаграждения за участие в Проекте". Я требую, чтобы меня Заморозили в одном с Рэдом месте. "Это невозможно. В Проекте уже участвуют сорок человек. Все они распределены по двое в специально оснащенных бункерах. Эти бункеры находятся во всех странах, которые принимают участие в Проекте. Их месторасположение - тайна за семью печатями. Вы - сорок первая. Мы и так идем Вам навстречу и выделяем для Вас резервную капсулу" "Хорошо, но Вы можете поместить эту капсулу в другом, резервном, бункере, который расположен максимально близко к бункеру Рэда?" "Думаю, что это возможно".
   Вот так я стала участницей Проекта...
   Я еще помню, как писала Завещание, как готовилась к своему двадцатилетнему отсутствию, и как назначила своим поверенным лицом по всем гражданских вопросам ту юридическую компанию, которая, в свое время, являлась моим фактическим опекуном.
   Мама мягко спрашивает:
   -Доченька, и кому же ты все завещала?
   -В случае, если я определенным способом не заявлю о своем месте пребывания по истечении двадцати пяти лет с момента подписания Завещания, все движимое-недвижимое имущество переходило бы к... Рэду. Если же к тому времени была бы документально подтверждена его смерть, то наследницей становилась... Роза. Третьего не дано.
   -Доченька, перед следующей капелькой... Первое - на хронометре капсул Рэда и Вилена была указана дата, соответствующая пятисот десятилетней Заморозке. Мы с папой решили, что это - какой-то компьютерный сбой времени исчисления... Второе - мы обнаружили остальные тридцать восемь капсул - хронометры там были в полном порядке и показывали именно двадцать лет.
   -А люди?
   -Никто не выжил... По всем документам, которые попали в наше распоряжение, в Проекте было сорок участников... Про тебя не было сказано ни единого слова... Так, давай посмотрим, когда и как ты вышла из Состояния.
   Я падаю на пол, меня начинает трясти... папа подбегает ко мне... Никита уже держит мою голову:
   -Сестренка, посмотри на меня, все... тебе уже не больно, все...
   -Это было ужасно... у меня горело все тело... я не чувствовала ни времени... ни пространства... я ощущала боль от каждого стука сердца, от каждого движения крови по венам...
   Рэд смотрит на меня... его глаза расширены от ужаса:
   -Ты была одна? Тебе никто не помогал выйти из Состояния? Никто не находился рядом с тобой во время Восстановления?
   - Нет, я бы чувствовала чье-то присутствие...
   -Бэмби, солнышко, это - ужасно... Я... нам с Виленом помогала Мирослава... Ты очнулась и...
   -Когда я уже могла передвигаться, то первым делом стала искать еду и одежду... но ничего не нашла. Просидев в бункере еще какое-то время, я решила-таки выйти наружу...
   Мне требуется несколько часов, чтобы подобрать код, и открыть дверь... Потом я долго иду по тоннелю, который плавно выходит на поверхность... Снаружи ночь... Я бреду по лесу абсолютно голая, голодная, мне дико хочется пить... Меня пугают непривычные звуки ночного леса... Сквозь кроны деревьев видно, как небо постепенно окрашивается в серый цвет... Скоро утро... Я выхожу к перекошенной во все стороны избушке.... Никита, что? Мне так неудобно говорить...
   -Арина, потерпи, пожалуйста... И все время смотри мне в глаза, чтобы я смог вовремя отключить твои болезненные воспоминания.
   -Вы боитесь, что в моей памяти возникнет крепость Никлэд?
   -Да, моя хорошая... Не бойся, просто смотри мне в глаза и рассказывай...
   Мама стоит за моей спиной, и до меня доходит, что все последующие за Восстановлением фрагменты, поступали на мою подкорку уже не по капельке, а по молекуле...
   -Я подхожу к окошку, пытаюсь рассмотреть сквозь него, что и кто там находится... Все... дальше...
   За моей спиной какое-то движение... Мама, это все...
   Слышу старушечий голос и резко оборачиваюсь... "Ты что делаешь в лесу, девонька"... Ее английский больно режет мне слух, я отвечаю: "Помогите, мне нужна помощь, пожалуйста, помогите"...
   Я сижу завернутая в какое-то тряпье и пью изумительный по вкусу настой на травах... "Мне надо в ближайший город, Вы покажете мне дорогу?"... "Отчего же не показать, только до Единого города ты точно не дойдешь"
   Я решаю, что меня приютила выжившая из ума старуха... Она объясняет, что ближайшее отсюда поселение, которое находится по пути к Единому городу принадлежит сообществу Никлэдов...
   Вслушиваюсь в ее советы "на дорожку": "Ты главное рот свой не открывай нигде, а то сразу понятно, что ты из язычников. А у нас в Королевстве к язычникам относятся похуже, чем к шпионам разным. У нас ведь считают, раз ты язычник - значит еретик, а еще того хуже - запишут тебя в ведьмы и сожгут на костре"...
   Я стою на холме, вижу внизу в долине небольшую деревню... единственным каменным строением является небольшая крепость, расположенная немного в стороне от нее.
  
   Никита вырывает меня из воспоминаний:
   -Мама, все, дальше не надо.
   -Никита, как это все? Я хочу узнать, как попала туда, почему со мной так поступили, почему надо мной надругались?
   -Нет, сестренка, прости, но это твое хочу никто выполнять не собирается...
   -Нет, мне надо...
   Мама устало присаживается рядом, смотрит на меня с... пониманием:
   -Арина, доверься мне...
   -Мама, но я же и так уже все знаю...
   -Нет, доченька, это - совершенно разные вещи - знать и иметь у себя в голове реальную картинку...
   -Мне надо понять...
   -Арина, давай ты, как будущая мама, поставишь себя на мое место... Ты бы позволила себе восстановить своей дочери память об этом событии?
   Мне на секунду стало страшно... мой ребенок никогда не переживет такое... но, если вслушаться в мамины слова, то:
   -Конечно, нет... Мамочка, ты устала?
   -Немного... да и Вам пора отдыхать. Мы пойдем.
   Никита помогает маме встать, папа целует меня и крепко обнимает...
   Они что, уезжать собрались? И куда? А как же я? Да я же так толком ничего о них не узнала... Бэмби, точнее, Арина, останови их немедленно:
   -Вы останетесь у нас? Пожалуйста... Места на всех хватит.
   Мама улыбается мне, не скрывая облегчения:
   -Доченька, спасибо, мы с удовольствием примем твое приглашение.
   -Мамочка, а ты что, думала, что я вас теперь вот так просто отпущу?
   -Арина, солнышко мое, пойми... мы не заявляем права на твою любовь к нам, на то, что ты найдешь для нас место в своей жизни, но мы приложим все усилия, чтобы заслужить все это.... Если ты только дашь нам такую возможность... Если ты только разрешишь нам показать тебе всю нашу любовь во всех ее проявлениях.... Поверь, о большем мы и мечтать на данный момент не смеем...
   Мы с мамой обнимаемся и тихо всхлипываем от счастья, мы шепчем друг другу слова, полные веры, надежды и, конечно, любви ...
  
   Мама вскидывает голову, услышав какой-то жужжащий звук:
   -Никита, дай-ка угадаю...
   -Да, мама... Какой неожиданный сюрприз...
   И передает ей прямоугольную пластинку. Я на автомате делаю брату замечание:
   -"Неожиданный сюрприз"? Ты что, школу часто пропускал?
   -О-о, мама номер два... Если еще и ты начнешь меня пилить за мою безграмотность...
   Нашу шутливую перепалку прерывает папа:
   -Мира, дай мне ответить...
   - Нет, я сама.
   Мама делает глубокий вдох, нажимает на пластинку, и, через громкую связь все, присутствующие в комнате, слышат приятный мужской баритон:
   -Прости, я обещал, что никогда больше тебе не позвоню.... Только не прерывай связь.... Пожалуйста, только скажи, что у тебя все в порядке - я уже несколько часов места себе не нахожу... Ты же знаешь, как сильно я люблю тебя...
   Мама говорит ровным без эмоций голосом:
   -Всеволод... Доброе утро, сын...
  
   КОНЕЦ 1-й КНИГИ.
  
   Примечания
  
   *Док/Мне надо поговорить с Вами/Срочно/
  
   **
   Прощай! прощай! родной мой край,
   За горизонтом исчезай
   Под шум ветров и грохот волн,
   И диких чаек скорбный стон.
  
   Тебе - "Прощай!", моя земля,
   А с солнцем попрощаюсь я
   Всего на несколько часов,
   И сам за ним лететь готов
  
   За горизонт. Лишь сгинет ночь,
   Оно взойдёт утрУ помочь,
   И море примет мой привет.
   Слов нежных для тебя лишь нет...
  
   Уныл мой старый дом. И в нём
   Увиты стены все плющом,
   И паутиною зарос
   Очаг, и воет верный пёс...
  
   ***
   Cinderella - Золушка (англ)
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Оценка: 6.04*14  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"