Гогоберидзе Юрий Тенгизович: другие произведения.

Безыскусные мелодии Дарианских садов

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
 Ваша оценка:


Безыскусные мелодии Дарианских садов.

Если чувства будут не истинны, то весь наш разум окажется ложным.

ТИТ ЛУКРЕЦИЙ КАР "О природе вещей".

  
   Нимус-31 был одной из многих индустриальных планет внешнего кольца. Ни одного живого места. Леса вырублены, океаны высушены, плодородная почва вывезена, даже травинки не осталось - сплошной металл. Заводы по добыче и переработке всевозможных субстанций высились исполинскими чадящими трубами на сотни метров над поверхностью, и уходили настолько же вглубь.
   Там, внизу, где-то между зонами добычи и утилизации, находились жилые помещения персонала, многоярусные клетки площадью в полторы сотни квадратных футов. Каждый день в 6:30 утра стандартного времени, миллиарды и миллиарды homo просыпались и отправлялись в цеха, к печам или в забой, в зависимости от специализации. Через 5 с половиной часов они в спешке покидали рабочие места, ибо им отводилось ровно 45 минут, чтобы набить утробы синтетической смесью у пищевых автоматов. И снова вкалывать до тех пор, пока не проревёт специальная сирена, оповещающая о конце трудового дня. С этого времени и до очередных 6:30 утра рабочий был волен распоряжаться своим телом как ему заблагорассудится. Впрочем, на поверхность ему лучше без скафандра не выходить. Хотя, пожалуй, и внутри не стоит оставаться. Идеальный выход - бежать с этой никчемной планеты, бежать без оглядки. Иначе настигнут усталость, пьянство, наркотики, отчаяние и смерть. Смерть необязательно как последствие всего вышеперечисленного, а сама по себе. Потому что убивают здесь даже самые простые вещи - воздух и вода.
   Только две категории людей на Нимусе-31 не жили по общим правилам. Первых звали отступниками. Они таились среди порядочных граждан, работали как все, ели как все, дышали как все, но время от времени подрывали общественные устои. Вторые с ними боролись.
   Для этих вторых в годы расцвета династии Нимов возвели единственное здание с приличной вентиляцией, чистой водой и настоящей едой, но и в нём квартиры располагались на подземных уровнях. А лифт, как назло, двигался медленно. Видимо, имперские инженеры сознательно спроектировали его так, чтобы служащие прокуратуры под аккомпанемент кифар имели возможность в очередной раз оценить все прелести патронируемой ими территории. И чем значительнее должность, тем дольше длилась пытка.
   Хрустальный кабинет Астры находился на самой вершине Башни Прокуратора. Собственно, она и была этим самым Прокуратором. Школа Когиторов на Гемосе, Имперская Академия Легатов... Менее родовитые сокурсники получили в свое распоряжение отменные планеты, а дочь Ульпиев непонятно за какие грехи отослали на эту помойку.
   "Как же он уродлив, как непохож на мой родной цветущий Дар", - часто сокрушалась она, запершись на веранде наедине с мнемотерминалом.
   Наконец, двери лифта распахнулись, и Астра оказалась в собственной приёмной.
   - Ave, несущая свет, - секретарь выглядела против обычного несколько смущенно.
   - Доброе утро, Ева. Принеси расписание на сегодня.
   Девушка смешалась ещё сильнее. Астра кожей ощутила исходящие от неё волны неосознанной тревоги.
   - Госпожа... Простите меня... Квестор Раттилий Кальв велел всё отменить. Он дожидается Вас внутри.
   Квинт был её заместителем. Должно было произойти что-то из ряда вон выходящее, если старая крыса позволил себе такую бестактность. Пожалуй, стоит подготовиться к разговору. Эмоциональная блокировка. Физиология: сердцебиение, дыхание, мышечная моторика. Глаза... не забыть про зрачки. Легкий румянец. На все про все - около 4-х секунд. Прокуратор горделивой поступью направилась к дверям, дорисовывая эфирную улыбку.
   Квинт вальяжно расположил холеное тело на ложе для особо важных гостей. Его правая рука подносила к губам бокал охлажденного Альмерского. Астра вошла. Квестор поднялся, и, поставив бокал на столик с фруктами, чуть поклонился.
   - Доброе утро, несущая свет, - казалось, он всем своим видом излучал благодушие.
   Проникнуть глубже Астре не позволяла её собственная защита.
   Квинт Раттилий Кальв попал на Нимус-31 за участие в интриге с целью смещения одного из консулов. Все открылось задолго до реализации, и Император милостиво пощадил незадачливых заговорщиков, заменив казнь пожизненной ссылкой на окраинах империи. Крыса пребывал здесь уже 22 стандартных года. Будучи 5-м Прокуратором, при котором он работал, Астра ни разу не видела его в хорошем настроении.
   - Доброе утро, квестор. У нас сегодня какой-то праздник?
   - Что вы, Ульпия. Нет, конечно, нет.
   - Тогда объяснитесь. Вы, не поставив меня в известность, меняете моё расписание и нарушаете личное пространство. Вам известно наказание, безупречный?
   - Безусловно, игемон. Но если бы не обстоятельства, требующие вашего неотложного внимания, я бы не посмел.
   Старик был не особенно искушен в играх разума, к тому же за годы опалы забросил постоянные практики. Стоило ему на мгновение потерять самоконтроль, и Астре удалось уловить сознательно подавляемую эмоцию. Предвкушение.
   - Продолжайте.
   - Сообщение по межсистемной связи, несущая свет. Вас желают лицезреть члены сената.
   - Они сообщили причину вызова?
   - Мне нет, игемон.
   Детский промах. Астра сняла блоки.
   - ГОВОРИ.
   Квестор упал на колени. Кровь хлынула из ноздрей и ушей на хрустальные плиты.
   - Я... - простонал крыса.
   Стон перешел в хрип. Раттилий перевернулся на спину. На губах появилась пена. Затем сознание опального сенатора погасло. Астра бросила короткий взгляд на столик.
   - Вино. Я должна была догадаться.
   - Ева, - повелительно обратилась она в пустоту.
   Перед Прокуратором возникло изображение приёмной.
   - Я здесь, несущая.
   - Бригаду врачей в мой кабинет. У нашего гостя сердечный приступ.
  
   Операторы МС-связи погасили основное освещение, оставив лишь столб зелёного света в геометрическом центре зала. Алчная тьма поглотила стены, пол и потолок. Астра в полном боевом обмундировании ступила в активную зону. Перед ней возникли пять размытых фигур, обличённых сенаторскими тогами. Четверо мужчин и одна женщина.
   - Астра Ульпия Лепида, - пророкотала фигура в центре. - 17-й прокуратор Нимуса-31.
   - Я здесь, зреющие истину, - Астра поклонилась. - Явилась на ваш зов.
   - Надеюсь, мы не отвлекли вас от государственных дел, несущая свет? - мягко поинтересовалась женская фигура.
   - Нет, зреющие, ничуть. Чем могу быть вам полезна?
   - Мы здесь, чтобы сообщить вам скорбную весть, - вновь взяла слово центральная фигура. - Ваш дядя, сенатор Марк Ульпий Вар, скончался две стандартных недели назад после долгой и тяжёлой болезни.
   - Это значит, - вступил крайний справа. - Что сенат должен был выбрать достойного гражданина из древнего рода Ульпиев с тем, чтобы он занял пустующее кресло. Сенаторы решили, что лучшей кандидатуры, чем вы, всадница, у нас просто нет.
   - Вы три года служили на благо империи в отдалённой и неблагоустроенной провинции.
   - Несомненно, по своим способностям и происхождению вы заслуживали большего.
   - Вы прошли испытание и достойны войти в число трехсот, - одна за другой продолжали фигуры.
   "Вот и всё - это точка", - подумала Астра. - "Прощай, свалка металлолома, приветствую тебя, Рим. Наконец, почувствую себя собой. Чему же так радовался Квинт, где подвох?"
   - Но прежде, чем это произойдёт, совет цензоров обязан разобрать один вопрос, касающийся вас лично. Поступила жалоба от муниципала Джозефа Сэндла, главы торгового синдиката "Горизонт". Догадываетесь, с чем это связано?
   Астра вскинула брови.
   - Я в замешательстве, зреющие. Разве Сэндл не погиб на Пирии во время последних гонок в поясе астероидов?
   - Вижу, прокуратор прекрасно осведомлен обо всём происходящем в сопредельных секторах, - довольно промолвила цензор. - Это делает вам честь. Верхушка "Горизонта" пыталась избежать широкой огласки этого эпизода.
   - Как бы то ни было, синдикат уже терпит убытки. Смерть Сэндла инициировала структурные нарушения в экономике империи, ergo, метрополия недосчитается значительной части налоговых поступлений от колоний. Совет цензоров взялся расследовать сие печальное недоразумение, чтобы найти виновных и сурово покарать их
   - В ходе ревизии документов, так или иначе относящихся к деятельности Сэндла, мы обнаружили петицию. Она пришла ровно за день до смерти торговца, и, поскольку имела средний приоритет, так и не была рассмотрена. В ней утверждается, что в последние три года количество продукции, получаемой синдикатом с Нимуса-31, снизилось почти на четверть. Причинами спада производства автор считает бунтарей и нерешительность имперских властей в пресечении мятежных настроений.
   - Ответить на эти обвинения - ваш долг перед сенатом.
   - Должна ли я представить доказательства своей невиновности в гибели муниципала, зреющие?
   - Нет. Сенат убежден, что вы непричастны к его гибели.
   - Тогда я вынуждена довести до вашего сведения, что подобные тенденции наблюдаются на большинстве планет, контролируемых Горизонтом. К людям синдики относятся хуже, чем к трансгенному мясному скоту. В то же время, не все, живущие на Нимусе-31, рождены в пробирках синдиката. Сюда ссылают мздоимцев, мошенников, разорившихся должников... Надо ли говорить, что они недовольны таким положением дел и начинают подстрекать остальных?! В последние время транспорты со ссыльными приходят всё чаще... Я надзираю за неукоснительным исполнением законов империи и ревностно блюду её интересы. Что же касается моей нерешительности, то я недавно публично казнила 320 бунтовщиков.
   - Совет радуют ваше рвение и ваша страсть, всадница. Однако у сестерция две стороны. Как цензоров, нас больше заботят моральность и преданность чиновников империи.
   - Преданность, зреющие?
   - Да. Когда вы впервые услышали о человеке, именующем себя Изгнанником?
  
   - ...Путь к просвещению лежит через многие тернии. Истину необходимо искать. Что может дать простое созерцание? Лишь бесчисленные отражения прежних мыслей. Поиск и сомнения - основа любого знания. Не усомнившись во лжи, как найти правду? Не найдя боль, как узнать любовь?
   Запись отключилась. Астра приложила ладонь к губам, подавляя зевок.
   - Зачем вы мне показали это, безупречный? Решили освежить мои знания в области софистики?
   Квинт поиграл пальцами по столу, и в воздухе возникло объемное изображение человека в кислородной маске.
   - Вы узнаёте этого человека, несущая?
   - Того, кто читал лекцию?
   - Именно. Его зовут Изгнанником, - голограмма исчезла. - "Горизонт" считает его вождём мятежников. Он поднимал плебеев на Марисе-24, Талии и Оре, а теперь прилетел к нам.
   Стало быть, Сэндл прислал ей это, и теперь ожидает ответа. Волнения на Марисе-24 происходили ещё до того, как Астра закончила академию. Они были своевременно подавлены имперскими легионами - более 5 миллионов погибших. СМИ единодушно сообщали, что все зачинщики пойманы и казнены. Если этому Изгнаннику удалось уйти оттуда, а затем побывать ещё на Талии и Оре... Должно быть, он везунчик. Или же...
   - Какие будут приказания, несущая свет?
   Всадница поднялась с ложа.
   - Свяжитесь с администрацией космопорта, взыщите за недосмотр. Усильте охрану башни. Никого не впускайте, никого не выпускайте, кроме как по моему личному приказу.
   - Что-нибудь ещё, Ульпия? - поинтересовался Раттилий.
   - Нет, - жёстко ответила она. - Ничего не предпринимать.
   Крыса поклонился и направился к дверям. Астра окликнула его.
   - Квестор, вы симпатизируете синдикату?
   Кальв вздрогнул. Прокуратор коснулась его тайного страха.
   - Нет, несущая. Я служу интересам империи.
   - Рада слышать, безупречный. Вы свободны.
   Оставшись одна, Астра еще раз активировала голопроектор. Некто с дыхательной маской вместо лица вновь появился посреди комнаты. Но глаза... Глаза маска скрыть не могла. Они, не мигая, смотрели на мир с невыносимой печалью. Почему этот взгляд кажется ей таким знакомым?
   Астра заставила себя перестать думать об этом.
   - Ева!
   - Я здесь, несущая.
   - Подготовь мой выходной наряд.
  
   - Мне неясно, какое отношение этот человек имеет к вопросам морали, зреющие.
   - Самое прямое, несущая свет. Изгнанник виновен в подстрекательстве к мятежам на трех планетах. Синдикат назначил за его голову крупную награду. По данным имперской тайной стражи, Нимус-31 был последним местом его пребывания.
   - А ИТС известно, что подстрекатель был схвачен, осужден и сегрегирован в числе 320-ти? При этом событии присутствовал и сам муниципал Сэндл, и большая часть верхушки синдиката.
   - Ergo, вам нечего опасаться, Астра. Расскажите нам об этом как можно подробнее.
  
   Ратный скафандр "Центавр" представлял собой совершенный инструмент уничтожения. Напичканный десятками подсистем, обеспечивающих своему владельцу комфорт в его любимом деле, он не был похож на неуклюжие доспехи триариев, превращавшие вас в отличную мишень для снайпера. Дизайнерам удалось наполнить свое детище лёгкостью и грацией. Плотно облегая тело, броня подстраивалась под формы носителя и существенно улучшала его физические кондиции. Вследствие всего вышеперечисленного "Центавр" был дорогим удовольствием, и, помимо высоких военных чинов, его носили только преторианцы, имперская гвардия.
   - Как начальник стражи, игемон, я должен высказать вам своё несогласие с этим планом, - раздалось у Астры в голове; все новые сведения передавались коммуникатором "Центавра" непосредственно в мозг, минуя глаза и уши, освобождая органы чувств для более важных задач. - Там полторы тысячи смутьянов. Многие вооружены. Почему нам самим не выполнить эту работу?
   - Вы слышали приказ, Адриан? Займетесь ими только после того, как я всё закончу. И постарайтесь взять как можно больше теплыми.
   Не без помощи мышечных усилителей Астра повернула ржавый вентиль - похоже, что на Нимусе-31 даже не слыхали об автоматических шлюзах. Люк отъехал в сторону, открывая живописный вид на старый коллектор.
   Этим существам не оставили надежды - сейчас для неё это стало более чем очевидно. Ютятся в заброшенной канализационной ветке, ходят в обносках, спят на голом металле, питаются объедками. На что они рассчитывают со своим примитивным оружием?
   - Надежда рождается из обыденных вещей. Из воздуха, которым стало легче дышать. Из еды, которая стала чуть лучше, чем вчера. Из луча солнца, пробившегося сквозь светофильтры. Из тёплых слов, ненароком брошенных в ваш адрес. Надежда - что огородный сорняк. Занесённая случайным ветром, она вгрызается в душу так глубоко, что её не вырвать голыми руками. Поэтому очень тяжело отнять у людей надежду, не отобрав и жизни. Человек, заражённый надеждой, будет сражаться до самого конца и не остановится не перед чем...
   "Центавр" слился с куполом. Астра осторожно двинулась к западному краю. Скафандр был оснащён шумоподавителем, но если на кого-нибудь из слушателей свалится кусочек засохшей краски, тотчас поднимется суматоха, а у сотрудников прокуратуры назавтра появится масса бумажной работы.
   Астра замерла над человеком, читающим лекцию. Выглядел он не очень представительно. Заменяющая плащ дырявая серая тряпка, натянутая на тёмно-зелёную униформу сотрудников коллектора - вот и весь наряд. Если бы не три пары шагов свободного пространства между ним и аудиторией, она вряд ли смогла бы его выделить из общей массы.
   - Человек, лишённый надежды, становится пустой оболочкой, превращается в простой автомат, выполняющий необходимые функции для поддержания собственного существования. Становится грубым, но весьма надёжным инструментом...
   "Так, а это что такое? Охрана?" - датчики "Центавра" выделили двух слушателей из первого круга. Оба, судя по показаниям, были вооружены телескопическими копьями гастатов. - "Эта дрянь может попортить мне внешний вид. Ну, да делать нечего - вперёд!"
   Всадница с силой оттолкнулась от купола. Сделав кульбит, она в полёте отключила камуфляж - эффектность сейчас была сродни эффективности. Удар Астра почти не почувствовала, её амуниция легко самортизировала двадцатиметровое падение.
   Приземление оказалось весьма удачным - прямо за спину цели, и вызвало секундное замешательство в толпе... а потом на неё бросились те двое с копьями. От первого копья она увернулась и встретила нападавшего отработанным касанием витальной точки груди. Многократно усиленное "Центавром", оно отправило наглеца в объятия крылатого Летума. Второе копьё пришлось отражать мечом, выросшим из запястья правой руки. Он без труда парировал надвигающуюся угрозу. Тем временем, в левой руке Астры оказался фламмер и прислонился раструбом к затылку её цели. Всё замерло.
   - Я ждал тебя, - такие реплики положено говорить торжественно, но она в его голосе почувствовала лишь усталость. - Кто ты?
   - Сейчас это неважно. Вели своим людям сложить оружие.
   - Они не мои, но ты права. Сейчас это неважно. Вы слышали, что сказала госпожа?! Опустите стволы!
   Люди в первых рядах начали медленно отводить оружие. Мужчина с копьём попятился и вскоре слился с остальными. Астра решила, что дело сделано. Клинок вернулся в исходное положение и вместо него появился гладкий серый цилиндр, а потом весь купол утонул во вспышке голубого сияния.
  
   Дарианский суборбитальный волатиль в полете над любым из миров метрополии выглядел бы серебристой стрелой, рассекающей небеса. В смоге Нимуса-31 его красота растворялась каплей дождя в грязной луже. Положив машину на курс, Ульпия включила автопилот, поднялась с кресла и, наконец, разблокировала шлем "Центавра". Тёмные локоны упали на броню наплечников. Войдя в образ "милостивый прокуратор", она открыла дверь в кают-компанию.
   Пленник никуда ни делся. Да он и не мог - его надёжно держали наручники, прикованные к креслу. Кислородная маска всё ещё скрывала пол-лица, блеклый капюшон накрыл голову.
   - Снимите это - здесь воздух чист.
   Мужчина поднял свободную руку. Маска бесшумно отклеилась от губ и скатилась на пол, затем он сдёрнул капюшон.
   В его чертах действительно было что-то узнаваемое, что-то, что жгло сердце мучительным пламенем. После секундного замешательства Астра собрала волю в кулак и сконцентрировалась. Она знала, что и как делать дальше - услышать чужие мысли, ощутить эмоции...
   - Не стоит, - Астра почувствовала себя возницей, врезавшимся в гранитную стену с разгона. - Вам придётся мне верить, несущая свет... Или не верить.
   Прокуратор без труда подавила изумление. Теперь она смотрела на этого человека совершенно по-другому.
   "Это игра. Что ж, сыграем. Времени у меня ещё много".
   - Итак, вы тот, кого зовут Изгнанником?
   Пленник как-то неловко улыбнулся. Было видно, что делает он это впервые за очень долгий срок.
   - Это прекрасно совпадает с истиной. Я так долго странствовал по задворкам галактики, несущая, что мой дом уже давно считает меня чужим.
   - Таким образом, вы - гражданин империи. И где же ваш дом?
   - Если вы хотите знать моё настоящее имя, несущая, спросите.
   - Вам бы не мешало проявить ко мне чуть больше уважения. Вы - пленник, и ваша жизнь висит на волоске.
   - Но это ведь ещё не дознание. Будьте покойны, там вы сможете узнать всё.
   Астра кивнула.
   - Вижу, вы не ищете лёгкий путь. Кстати, откуда вы знаете, кто я? В коллекторе вы спрашивали, но я вам не ответила.
   - В коллекторе вы были в шлеме и стояли у меня за спиной, хотя достаточно было и чего-то одного - я мог лишь слышать вас. Сейчас вы стоите передо мной, и шлема больше нет. Я видел одну из тех планетарных трансляций - вы выносили приговор убийце. Мне показалось тогда - в вас есть милосердие.
   - А в вас есть иллюзии. Придётся их развеять. Адриан!
   - Слушаю вас... игемон... - в передаче возникли помехи. - Одну... секунду...
   Фигура начальника стражи вздрогнула и стабилизировалась.
   - Стража закончила чистку? Доложите статистику.
   - Личный состав противника взят в плен. Их потери - семь десятков раненых. Наши - трое раненых, один убит.
   - Принято, - всадница задумалась. - Всех, кто поднял оружие, предать суду, остальным стереть память за последние шесть стандартных месяцев. И Адриан... выберите четверых из числа бунтовщиков, и казните их так, чтобы я могла это наблюдать.
   - Должен ли я напоминать...
   - Прекратите дискуссию. Вы не на трибуне.
   - Слушаюсь, игемон.
   Начальник стражи что-то неразборчиво прокричал в сторону. Изображение сместилось. В кадре появилось четверо стоящих на коленях арестантов, плюс ещё четыре имперских легионера с фламмерами. Прозвучала отрывистая команда, и мятежники лишились своих тел.
   - Конец передачи.
   Картинка тут же схлопнулась. Изгнанник опустил голову. Он по-прежнему был стеной.
   - Что вы теперь обо мне думаете?! - прошептала Астра.
   Но сюрпризы для неё ещё не кончились.
   - Эти люди... Сколько среди них было ваших информаторов?
   - Вы прозорливее, чем хотите казаться, - констатировала она. - Они все. Все четверо, но не мои, а синдиката. И они хорошо сослужили свою службу.
   - Я в вас ошибался. В вас нет ни милосердия, ни даже благодарности.
  
   - И больше он ничего не сказал, несущая? - заинтересованно спросил женский силуэт.
   - Нет, зреющие, он молчал.
   - А потом? На дознании. Во время суда?
   - Он признал свою вину.
  
   Аскетичный дизайн имперских камер дознания был призван вызывать уважение. Ни тяжёлых цепей, угрожающих спеленать жертву по рукам и ногам, ни кровавых разводов на стенах, ни замысловатых пыточных агрегатов, превращающих людей в фарш. Чтобы определить степень виновности подозреваемого, когиторам не требовалось ничего из многовекового опыта человечества в этой области. На самом деле им даже не требовалась поставленная здесь мебель - дознание обычно заканчивалось через считанные минуты.
   "Но не сегодня", - Астра была уверена, что сегодня она проведёт здесь полный рабочий день.
   Изгнанник выглядел заметно крепче, чем во время полета на волатиле. Его помыли, побрили, накормили и переодели в арестантскую робу. Это явно пошло ему на пользу.
   - Вижу, вы прошли обеззараживание, - поприветствовала всадница, присаживаясь напротив.
   - Да, и теперь чувствую себя гораздо лучше. Несмотря на наряд.
   Вот как!? Он так легко нарушил свой обет молчания, будто ничего и не произошло...
   - Вы украсили себя диадемой, несущая. Это значит, нам предстоит непростая беседа, равно как и то, что вы ещё не решились.
   - Не решилась?..
   - Вы знаете.
   - Ах, это ваше "верить или не верить".
   Большинство имперских пси-усилителей, используемых для прямого расширения ментального потенциала, представляли собой сложные приборы размером не меньше кроватной тумбочки. Очень неудобные в повседневном использовании, они к тому же не могли поднять планку способностей когитора выше 200% от базовой. Более изящная диадема прокуратора непосредственно пробить защиту не могла. Зато позволяла решать иные задачи, например, разобраться с вопросом доверия.
   - Тогда объясните, как я могу верить лжецу?!
   - Я никогда никому не лгал, - твёрдо заявил он.
   - В самом деле? Обратимся к фактам. Я проанализировала записи ваших выступлений, тех, которые удалось раздобыть. У меня их не так много, чтобы составить полную картину, но вполне хватает для создания первого впечатления. Ваши лекции довольно противоречивы и очень разносторонни. И ещё - они показались мне странно знакомыми. Это меня натолкнуло на кое-какие выводы, и я решила проверить их на соответствия по имперским базам данных. Публий Порций Масса, Аппий Виверий Проб, Лар Тритиций Цельс... Эти имена вам ничего не говорят? А помните вашу последнюю проповедь? О надежде. На самом деле она почти целиком является цитатой из учебника по общественной экономике.
   - Вы принимаете меня не за того человека, несущая. Вы считаете меня философом, тогда как я всего лишь учитель.
   - Нет. Вы - не учитель. Вы - плагиатор и лжец. Вы кидали беднякам кости, тешили их ложными надеждами... Вы вели их на плаху. Причём делали это чужими словами, выдавая их за свои. Вы полностью осознавали свою ответственность. Следовательно, вы виновны.
   - Я давал людям знание. В этом есть моя вина.
   - Вы признаёте свою вину?
   - Только в этом. Да.
   - Думаю, этого будет довольно. Следствие завершено.
   Произнеся протокольную фразу, Астра тем самым отправила приоритетную директиву на отключение записывающих устройств. Некоторое время они оба безмолвствовали - просто смотрели друг на друга. Затем он задал вопрос, который мучил Астру уже очень давно.
   - Что будет дальше?
   - Знаете, среди тех лекций была одна особенная. В базах не нашлось ни одного прямого соответствия, - Прокуратор прикрыла веки. - "Всякое путешествие начинается с греха. Это, однако, ещё не значит, что оно закончится искуплением или прощением..."
   - "...Но, пройдя свой путь до конца, странник уже никогда не будет тем, кем он был в начале". В точности про нас с вами, Астра.
   - Это была твоя лучшая работа. Жаль, что её так никто и не увидел, кроме меня. Ты сильно изменился, Планий.
   - Ты тоже, Астра. Наше путешествие подходит к концу.
   - Самое время вспомнить о его начале, не находишь?
   На миг лицо Плания изменилось, помолодело на десяток лет, и ей вдруг показалось, что они вновь играют в гляделки в Императорских садах. Запели птицы. Где-то неподалёку журчал холодный родник...
   - Былого не вернуть, - подчеркнул он, когда наваждение рассеялось. - Ты это хотела вспомнить?
   - Н-Нет, - очень неуверенно ответила она. - Я вспомнила другое... ты мне должен.
   - Все мои долги давно оплачены, Астра. Особенно те, что я задолжал тебе.
   - Я спасла тебе жизнь, забыл?!
   - Ты же её и погубила, во всяком случае, внесла ощутимую лепту. Но я тебя давно простил.
   - Ты простил - я нет. Поэтому завтра после казни, ты сядешь на корабль с чистыми документами и улетишь в метрополию. Я всё подготовила.
   Он снова улыбнулся, как на волатиле, но в этот раз неловкости не было, улыбались не только его губы, но и глаза. Он радовался.
   - В тебе тоже ещё живут иллюзии. Мы будто в детство вернулись, - горько ответствовал Изгнанник. - Добрейший дядя Марк, обещавший заботиться обо мне, хотел использовать меня в качестве разменной монеты, и я от него сбежал. Он, вместе с твоими родителями, также был вовлечён в заговор. Не знаю, что потом он тебе наговорил, и поверила ли ты ему, но с тех пор много воды утекло и...
   - "Былого не вернуть", так?! Понятно: жизнь не сложилась. Начиналось неплохо: хороший дом, уважаемая семья, школа, друзья - а потом tax! Сочли себя самыми-самыми, решили, что имеете право узурпировать трон! Не так ли ты оказался "на краю галактики в поисках самого себя"? Поднял пару-тройку восстаний для популярности и, как финальный аккорд, решил уйти из жизни мучеником. Ты специально за этим ко мне прилетел? Не выйдет! Я тебя убивать не стану.
   - Ты несправедлива.
   - Докажи!
   - Ты всё увидишь завтра.
   - И что ты сделаешь? Объявишь, что имперский прокуратор - изменник!? - спросила она не без иронии. - У тебя нет ни единого шанса помешать мне. Тебя затащат в сегрегатор и скрутят, так что ты и пошевелиться не сможешь. А затем полыхнёт яркое пламя имперского правосудия и сотрёт с лица галактики личность по имени Изгнанник. Дальше можешь хоть в чёрную дыру пикировать, только без меня.
   - Сколькими ты готова пожертвовать ради моей жизни, Астра?
   - 319. Их будет 319. Они преступники и изменники. Их осудят.
   - А я - нет? Не ты ли обвиняла меня во многих смертях? Не ты ли вспоминала про Марис, Талию, Ору?.. И разве колебалась бы ты, будь на моём месте кто-нибудь другой?
   - Ты по-прежнему отказываешься меня понимать. Мне плевать на других.
  
   Массовые казни всегда были заметным событием. Если где-то собирались умертвлять себе подобных в соответствующем количестве, туда немедленно слетались почитатели из соседних систем. Даже самая последняя планета империи могла рассчитывать на аншлаг. Естественно, организация должна была быть на высоком уровне. В академии Легатов, например, существовал отдельный курс, изучающий вопрос правильного проведения мероприятий подобного рода. Судя по лицам зрителей, Астра сдала его на optime. Они были довольны.
   Как и многие орудия правосудия до него, сегрегатор считался самым гуманным средством расправы с нежелательными элементами. Казнимые не могли чувствовать боли. Во-первых, потому что в виде последней милости перед финальным действом осуждённого накачивали транквилизаторами, чтобы он не мог испортить величественное зрелище. Во-вторых, потому что сама казнь длилась всего три секунды, и первые две нужны были для разогрева деструкторов.
   Легионеры прикручивали человека к столбу внутри каждой из двадцати прозрачных кабин. Герметично заперев двери, они рапортовали о готовности на центральный пульт. Прокуратор лично нажимала белую клавишу. И от преступников не оставалось и пылинки. Надежно. Аккуратно. Стерильно.
   Антракты между соседними партиями осуждённых занимали основную часть шоу. В зале раздавали бесплатные напитки и развлекали публику записями выступлений известных актёров, музыкантов и танцовщиков. Более или менее значимые персоны пытались продраться сквозь стражу, чтобы пожелать Ульпии Лепиде хорошего дня.
   В 7-м антракте на трибуну Прокуратора поднялась группа муниципалов с Раттилием в качестве проводника.
   - Ave, несущая свет, - поприветствовал квестор.
   - Добрый день, безупречный. Кого вы привели ко мне на этот раз?
   - Эти честные граждане - члены совета директоров торгового синдиката "Горизонт". Муниципалы Джозеф Сэндл, Майкл Орст, Кайл Миллз.
   Все трое отвесили глубокие поклоны. Астра благосклонно улыбнулась.
   - Мы восхищены представлением, несущая свет, - пропищал Миллз.
   - Всё организовано идеально, как в метрополии, - вторил ему Орст.
   Они не чурались тривиальных методов.
   - Вы мне льстите, граждане?
   - Размах, конечно, не тот, - взял слово Сэндл. - Но замысел на уровне лучших, несущая свет. Признаюсь, я пребывал в недоумении, когда узнал, что вы решили казнить этого ренегата в числе прочих. Таких обычно оставляют на десерт. Но потом понял - вы решили не выделять его из грязи, решили поставить его рядом с теми, кем он и является. Это поистине гениально.
   - Рада, что сумела вам угодить.
   - Не нам одним, несущая. Я разговаривал с наблюдателем Пирийского наместника, он поддерживает нашу точку зрения. Своими действиями вы оказали услугу очень многим. Через неделю "Горизонт" организовывает гонки в Пирийском кольце астероидов. Не угодно ли будет прокуратору осчастливить нас своим визитом?
   Она не успела ответить - в зале уже тускнело освещение.
   - Жаль, мы продолжим нашу беседу чуть позже. Это сигнал к продолжению. Муниципалы, была рада знакомству. Квестор, прошу вас, - Астра указала на лестницу.
   Гости неуверенно помялись.
   - Что-нибудь ещё, муниципалы?
   Сэндл поклонился.
   - Сейчас ведь его очередь... Мы бы хотели...
   - Ясно. Оставайтесь. Но в следующем антракте у меня наверняка будут другие посетители.
   Из дальнего коридора как раз появился авангард конвоя. Астра начала зачитывать приговоры.
   - Стивен Аер, ссыльный, признан виновным в соучастии в мятеже против императора и сената, приговор - смерть. Абнар Слайс, ссыльный, признан виновным в соучастии в мятеже против императора и сената, приговор - смерть. Франс Стин, ссыльный, признан виновным в соучастии в мятеже против императора и сената, приговор - смерть...
   Из партера разнеслось несколько одобрительных выкриков.
   - Д - ДС180976, репликант, признан виновным в соучастии в мятеже против императора и сената, приговор - смерть. Саймон Дрим, ссыльный, признан виновным в соучастии в мятеже против императора и сената, приговор - смерть...
   Людей уже прикручивали к столбу.
   - Е - ВС190065, репликант, признан виновным... Е - ВС201276, репликант, признан виновным... Е - ДС... Е... Е... Вильям Елло, ссыльный... Ольга Ерай, ссыльная...
   Легионеры вышли из боксов, двери закрылись...
   - Аноним, не пожелавший назвать своё имя, известный как Изгнанник, статус не установлен, признан виновным в подстрекательстве к мятежу путём незаконного просвещения граждан и неграждан империи, приговор - смерть...
   На панели зажглась белая клавиша. Астра не спеша дочитала список:
   - Алексей Иск, ссыльный... Н - КМ309579, репликант... Н - КМ31... Дейл Нолл, ссыльный... О - ТЛ... Сэм Оил... Рудольф Ов, ссыльный, признан виновным в соучастии в мятеже против императора и сената, приговор - смерть.
   ... и решительно вдавила её в пульт.
  
   Опускался лифт ещё медленнее, чем поднимался. Тем не менее, вечерний рейс Астра обычно переживала легче утреннего. Возможно, сказывалась усталость, но, скорее всего, причиной служила беспросветная завеса, окутывающая башню в это время суток. Сейчас ей больше всего хотелось добраться до душевой, а после упасть на своё массажное ложе и проспать весь следующий день. Только сначала надо было закончить дело.
   К числу граждан империи, посвященных в секрет 13-го сегрегатора, относились: принцепс, консулы, совет цензоров и десяток незаметных служащих ИТС. 17-й прокуратор Нимуса-31 Астра Ульпия Лепида в этом списке отсутствовала. Но она все же пропустила минус 10-й этаж, внутри которого находится её жилой блок, и отправилась прямо на минус 33-й. Здесь располагались технические помещения. Генераторы, очистители, синтезаторы... то есть, без надобности сюда никто не спускался. На бронированных дверях висели мнемозамки, отпереть их можно было лишь с помощью авторизованной пси-волны.
   Всадница быстро нашла нужную комнату. Импульс, и дверь покорно отъехала в сторону... Внутри было пусто. Опустившись без сил на холодный пол, Астра впервые в жизни заплакала.
  
   - Это всё, зреющие.
   Цензоры молчали. Их силуэты замерли, как будто перед Астрой стояли не люди вовсе, а мраморные статуи.
   - Вам так и не удалось проникнуть в его разум. Вы пробовали как-нибудь ослабить его волю? Наркотики, яды?
   - Да, зреющие. После того как он прошёл дезинфекцию, ему вкололи дозу "Стикса", на грани смертельной. Не помогло.
   - Его потенциал был действительно огромен, - заметила фигура с краю.
   - Это так, зреющие. Он превосходил всех, с кем мне доводилось встречаться.
   - И был чрезвычайно опасен. Вы, как никто другой, должны понимать нашу озабоченность... Мы должны знать, мог ли он, обладая такой силой, каким-либо образом повлиять на ваш разум?
   - Нет, зреющие. При всех своих способностях, он был абсолютно пассивен.
   - Вы уверены?
   - Полностью, зреющие. Могу я поинтересоваться, с какой целью совет задаёт мне подобные вопросы?
   - Ответ уже прозвучал, несущая. Совет желает выяснить степень вашей лояльности.
   Фигура в центре повелительным жестом призвала к молчанию.
   - Думаю, прокуратор заслуживает некоторых разъяснений.
   - Согласна, - вступила женщина. - Как мы уже говорили, совет цензоров ревизовал всю документацию, так или иначе относящуюся к недавней деятельности Сэндла. В связи с этим центральному офису ИТС было поручено просмотреть записи его пребывания на Нимусе-31. Вы узнаёте этого субъекта, несущая?
   Поверх фигур возникло изображение человека, заключённого в бокс сегрегатора. Как и все прочие лица облагодетельствованных "последней милостью", его лицо не выражало ничего. Ни страха, ни отчаяния, ни гнева, ни печали.
   - Это Изгнанник, - её голос не дрогнул.
   Картинка изменилась.
   - А это шлюз гостевого ангара на Седне-543, астероиде Пирийского кольца в тот самый день, когда погиб муниципал Сэндл...
   Внешняя дверь переходной камеры раздвинула створки. Внутрь уверенной походкой вошёл мужчина в скафандре работника технических служб. Створки закрылись. Камера наполнилась кислородом. Техник снял шлем, а затем медленно отделил от губ дыхательную маску. Кадр остановился.
   - Сенат уверовал в вашу непричастность к смерти Сэндла только из-за этой записи. Когда мы её увидели, сразу же определились с главным подозреваемым.
   Астра не поверила своим глазам.
   - Кто этот человек?
   - Скажите нам, несущая. Нам показалось, что он похож на инсургента по прозвищу Изгнанник.
   - Это невозможно. Изгнанник мёртв. Я знаю точно.
   - Есть ещё один вариант, несущая. Террористы иногда клонируют себя. Высока вероятность, что тот, кого вы видите - обыкновенный репликант...
   - Или запись - подделка!
   - Вам стоит успокоиться, Астра. Думаете, совет пускается в подобные авантюры? Это - не провокация. Это - испытание. Последнее испытание.
   Под звук отпирающихся запоров, в кромешной темноте зала МС-связи появилась тропинка из яркого света. По ней к столбу зелёного сияния шествовало шесть человек. Когда до Астры оставалось не более трех пар шагов, тропинка исчезла, а активная зона передатчика расширилась, захватив внутрь себя всех новоприбывших.
   - Несколько часов в медблоке - и вы снова как огурчик, безупречный. В следующий раз не мешайте алкоголь с нейроингибиторами.
   Квинт вежливо поклонился.
   - Прошу меня простить за утреннюю ложь, несущая свет. Праздник у нас всё-таки намечался.
   - Адриан, вас тоже пригласили?
   Старший кварты конвоиров, закованный по макушку в тяжёлую броню, неуклюже кивнул.
   - Мы пригласили ещё кое-кого, - улыбнувшись, произнёс квестор.
   Он подал знак, и пара триариев бросила к его ногам своего подопечного. Несчастный с трудом поднялся на ноги. Астру охватило ощущение нереальности происходящего. ОН БЫЛ ЖИВ.
   - Признайтесь, Ульпия, вы его узнали. Мы над ним немного поработали по старинке, но вы всегда распознаете таких, как он, в любом обличии.
   - Видите ли, у цензоров есть на ваш счёт некоторые сомнения, - продолжил крыса. - Вам предстоит их развеять. По всем правилам, разумеется. Адриан, предоставьте игемону ваш деструктор.
   Начальник стражи, не спеша, приблизился к Астре, и подал ей оружие рукояткой вперёд.
   - Прошу меня простить ещё раз, несущая. Совсем забыл... - в руке у Квинта блеснула серебристая игла.
   Планий покачнулся и рухнул наземь без сознания.
   - Последняя милость. Староват стал, память...
   Квинт добавил ещё что-то, но всадница уже ничего не слышала. Пространство вокруг неё вдруг наполнилось искрящимся фиолетовым туманом. Квестор, Адриан и легионеры буквально растворились в нём. Защитные системы "Центавра" нехотя очнулись и забили тревогу. Туман начал редеть. Повинуясь странному, неизвестно откуда возникшему желанию, Астра отключила пси-защиту. И тогда запели птицы...
   Она очутилась в той самой оранжерее. Планий сидел чуть поодаль на деревянной скамье. Он читал какую-то книгу. Астра вспомнила - именно так они и встретились...
   - Ты жив. Но как... Почему ты мне ничего не сказал?.. Почему?..
   Планий бережно отложил томик в сторону.
   - Ты не была готова принять истину. И ты права - я лжец, - он встал со скамьи и сделал несколько шагов ей навстречу. - Хотя больше мне лгать не придётся.
   - Нет! - слеза скатилась по её щеке.
   Он нежно прикоснулся к её лицу.
   - Не плачь. Я не боюсь. Если бы я мог отдать за тебя жизнь по собственной воле, я бы сделал это без колебаний, - он состроил смешную гримасу. - И не путай храбрость с глупостью.
  
   - Что с вами, Ульпия? Вы побледнели... Вам нездоровится?
   Астра словно очнулась ото сна. Ей показалось, что прошли часы, но время - понятие относительное. В реальном мире её видение длилось мгновение. В школе когиторов сложившаяся ситуация называлась двойным капканом. Оружие, любезно поданное Астре тайным стражником, скорее всего, было разряжено, на случай, если она пожелает направить его на своих. Они казнят его сами.
   Прокуратор коснулась рукоятки деструктора, но не спешила его забирать. Она почувствовала, как напряглись легионеры.
   - Аноним, не пожелавший назвать своё имя, - прошептала она. - Известный как Изгнанник, статус не установлен, признан виновным в подстрекательстве к мятежу путём незаконного просвещения граждан и неграждан империи, приговор - смерть.
   Меч, вырвавшийся из запястья, пронзил Адриана насквозь, а затем воздух пронзили алые лучи фламмеров.
  
   Приближался рассвет... На глаз это определить было трудно - за окном та же завеса смога, что и каждую ночь. Но часы мнемотерминала никогда не ошибались. Сейчас они показывали 4:30 утра. Приближался рассвет...
   Астра обнаружила себя в своём собственном кресле, на самой вершине самого благоустроенного здания самой отвратительной планеты галактики. "Центавр" заменила шёлковая тога, ступни нежились в просторных сандалиях. Меч, правда, находился в пределах досягаемости. Он лежал прямо перед ней поперёк стола. Украшенное сложным рисунком лезвие переливалось всеми цветами радуги.
   - Ты потрясающая женщина, Астра, ты это знаешь? То, что ты совершила ради меня - настоящий подвиг. Убить всех этих людей прямо на глазах совета цензоров...
   Планий отвернулся от панорам Дарианских озёр.
   - Наверное, тебе немного непривычно видеть меня в образе патриция. Время и впрямь накладывает свой отпечаток. Знаешь, что самое забавное? Я ведь тебя отговаривал, буквально умолял убить меня, я давал тебе право выбирать. Ты выбрала.
   - Выбрала? О чём ты говоришь?
   - О работе, - он поджал губы. - Твой дядя тоже предоставил мне выбор. Моя жизнь к тому моменту ничего не стоила, но держать меня при себе было опасно. И Марк сделал мне предложение, от которого я не мог отказаться. Он стёр мою личность и создал новую, вернее, несколько новых. Одну из них ты имела честь наблюдать. Согласись, я прилично сыграл.
   - Я тебе не верю.
   - Время игр "верю - не верю" прошло. Мой разум открыт для тебя, ты должна знать. Империи необходимы разные люди. Например, те, которые могут отправить в сегрегатор 319 совершенно незнакомых им личностей. Или такие, как я, которые доведут их за ручку до первых. Я провокатор, Астра. Ты поняла бы это сразу, если бы отбросила сантименты.
   Планий заглянул ей в глаза. И удовлетворённо кивнул.
   - Теперь, когда мы прояснили все побочные вопросы, перейдём к главному. Тебе уже сообщили, что старый пень скончался? Прекрасно. Так вот, из этого следует, что я, наконец, свободен. Про мою конспиративную деятельность, помимо покойного, знали всего несколько персон из совета цензоров, но их со мной связывают кое-какие обязательства. Они будут молчать. У меня надежная легенда, деньги на первое время и новое имя. Последний потомок древнего рода патрициев, Гай Лукреций Акр. С этим я иду на Рим. Между мной и будущим стоит лишь одна преграда - ты.
   - Тебе удалось успешно убрать её с дороги.
   - Уволь меня от дешёвого сарказма, Астра. Я завёл этот разговор не для того, чтобы лишний раз с тобой препираться. Мои мотивы лежат в совершенно иной плоскости. Эта последняя операция... никем не была санкционирована. Все, кто мог наболтать лишнего - мертвы. Остались только мы с тобой. В наши дни редко можно наблюдать подлинную преданность. Когда я вёл тебя через все эти круги ада, мне показалось, что ты по-настоящему любишь меня и готова на всё. Я подумал, ты имеешь право меня судить. Сможешь ли ты пощадить меня теперь, когда я снял последнюю маску? - он сделал паузу, чтобы перевести дыхание. - Здесь заканчивается наше с тобой путешествие. А начнётся ли новое, тебе решать. Один из моих новоиспеченных древних предков бросился на меч, испытав бесчестье. Это может стать закономерным концом и для меня. Я готов его принять. И никаких разряженных деструкторов, никаких солдат, прячущихся за дверью, никакого обмана. Только острое лезвие клинка. Возьми его, Астра!
   Меч будто сам лёг ей в ладонь. Астра одним махом пересекла разделяющие их пространство. Остриё упёрлось Планию в грудь, продырявив тогу. Он прикрыл глаза.
   - Последнее движение, Астра. Тебя никто ни в чём не обвинит - я позаботился. Решай за нас обоих.
   Кровь капала на хрусталь...
  
   Резиденция императора на Даре славилась своими садами. Нигде в империи вы не найдёте такого разнообразия цветов, кустарников, деревьев, и всего остального, приличествующего гордому термину "сад". Десятая часть всей суши на сей благословенной планете - демонстрация возможности невозможного совмещения помпезности двора с изысканным вкусом придворных садовников. Нынешний император, семилетний Маний Ним, проводил здесь почти все свое время, чередуя подобающие его возрасту развлечения государственными празднествами, пирами и другими важными протокольными обязанностями.
   Посадочные площадки для волатилей были установлены прямо посреди оранжерей, недалеко от дворца, так, чтобы почётные гости, сойдя с трапа, сразу смогли оценить всё это великолепие.
   Сегодня, 23 июля 3563 года от основания вечного города имперским инженерам пришлось срочно возводить дополнительные. Рим праздновал бракосочетание дочери Ульпиев с последним потомком древнего рода Лукрециев. Столичные виртуозы спешно настраивали свои инструменты

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Д.Куликов "Пчелиный Рой. Уплаченный долг"(Постапокалипсис) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик) Л.Мраги "Негабаритный груз"(Научная фантастика) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) Н.Любимка "Алая печать"(Боевое фэнтези) С.Казакова "Своенравная добыча"(Любовное фэнтези) А.Вильде "Эрион"(Постапокалипсис)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"