Ekz: другие произведения.

Принцесса-рыцарь - одноклассница!

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
Оценка: 5.66*9  Ваша оценка:

Himekishi ga Classmate!

 []

Annotation

     В результате аварии с участием экскурсионного автобуса непопулярный школьник Одамори Тору попадает в параллельный мир. Там ему улыбается удача, и при перерождении он получает читерный класс «рабоманта», способный подчинять других людей своей воле. Тору сразу же начинает использовать эту способность, чтобы порабощать девушек. Однако затем перед ним неожиданно появляется поборница справедливости, «принцесса-рыцарь» Химено Кирика, одноклассница Тору, попавшая в этот мир вместе с ним. — Раз такое дело, то я порабощу и авантюристок, и эльфиек, и демонов, и принцессу, и бывшую одноклассницу-рыцаря!


Принцесса-рыцарь — одноклассница! Том 1

     Автор: EKZ
     Иллюстратор: Китизава Меганэ

     Перевод с японского: Arknarok
     Редактор: Undecimus

Глава 1. Я, рабомант, и она, принцесса-рыцарь

     — Одамори-кун, вот буклеты для экскурсии.
     — А… у-угу.
     — Раздай половину, хорошо?
     — Ага, ладно.
     Только и всего.
     Вот и весь диалог, случившийся между мной, Одамори Тору, и старостой нашего класса, Химено Кирикой.
     Поскольку моя парта — передняя в левом ряду, она попросила меня помочь раздать буклеты, и больше ничего.
     С одной стороны — ничем не примечательный скучный школьник, с другой — отличница, первая красавица и самая популярная девушка школы.
     Ни о чем другом мы бы и не говорили.
     Вот только… кто бы мог подумать, что когда-нибудь я добавлю к этим словам оговорку: «в прошлом мире».
* * *
     Школьная экскурсия для меня — такое же унылое событие, как и все остальные уроки.
     Ведь у меня нет не только девушки, но даже друзей.
     Меня не травят, но и не ценят, для остальных я незаметен как воздух.
     Я оказался в этом положении с самого первого дня школы, и оно никогда не менялось.
     Одиночке вроде меня вовсе не в радость разглядывать счастливых одноклассников, вместе гуляющих и глазеющих на достопримечательности.
     Именно поэтому, когда мы только сели в автобус, мое настроение сразу упало ниже плинтуса. Я безразлично смотрел в окно… и тогда случилась «авария».
     Звук взрыва, сильный удар, вопли учителя и одноклассников.
     Все заполонил белый свет.
     «Эх, так в моей жизни ничего хорошего и не случилось, но хотя бы в момент смерти все мы были равны…» — безразлично подумал я среди всех этих событий.
* * *
     В следующее мгновение я опомнился, сидя на дешевом стуле в каком-то офисном здании.
     Передо мной за столом восседал нервный на вид мужчина в сером костюме и очках.
     Тридцати с чем-то лет на вид, он не походил ни на японца, ни на иностранца.
     Что это? Чтобы на тот свет попасть, надо собеседование пройти?
     — Э-э-э… мы приносим глубочайшие извинения за ошибку, допущенную нашей администрацией. Не беспокойтесь, конечно же, мы все «компенсируем», — мужчина в костюме, словно западный бизнесмен, картинно развел руками и приторно улыбнулся.
     — …Слушай, я совершенно не понимаю, о чем ты.
     — Неудивительно. Вкратце поясню. Начнем с того, что я — «администратор». Я бы предпочел, чтобы ты считал меня непосредственным исполнителем воли того, что вы называете «богом».
     Эх… что-то тебе ни божественности, ни вкуса в одежде для такой должности не хватает.
     Хотя бы на фоне храма беседовал со мной, что ли.
     — Далее, я бы предпочел, чтобы ты рассматривал случившееся как «аварию». Частичное столкновение измерений… происходит лишь раз в несколько веков. Конечно же, мы приложим все усилия, дабы это не повторилось вновь…
     Хоть ты и сказал «вкратце», но вставляешь в речь немало бесполезных оборотов.
     Если уж даже боги вынуждены жить по офисным законам, этот мир не спасти.
     Как бы там ни было, слова дяденьки «администратора» можно свести к следующему:

     1. В нашем прежнем мире все мы мгновенно погибли, и этого никак не отменить.
     2. Взамен наши души «возродятся» в другом мире.
     3. Мир, в котором мы перерождаемся — средневековое фэнтези с монстрами и магией.
     4. Мы начнем не как младенцы, а примерно в том же возрасте и с той же внешностью.
     5. Наши классы и сословия определятся случайным образом.
     6. Дальше наша жизнь — в наших руках.

     — Таким образом, я сейчас каждому из вас все объясняю, а затем даю вытянуть жребий. Вот, пожалуйста.
     С этими словами он протянул мне невзрачную коробку с дыркой, напоминающую о городских лотереях.
     Мне подумалось, что все слишком сумбурно, однако других вариантов я не нашел, так что просто запустил руку в коробку и вытащил бумажку.
     Ну-ка, что там… «рабомант»?
     — Э, чего, реально? Там и такое есть? Серьезно? Как странно… — изумился «администратор».
     Эй, исполнитель воли бога, держи себя в руках.
     И вообще, что за «рабомант»? Это название класса? Или кличка?
     — Ладно, раз попалось, то ничего не поделаешь… ну, удачи тебе в твоей новой жизни в роли рабоманта. А мне надо браться за следующего, так что давай до свида-а-ания.
     Стой, погоди, мне надо тебя о многом расспросить… но у меня не получилось остановить его.
     Мир перед глазами вновь побелел.
* * *
     …Ранней весной в окрестностях приграничных деревень начало происходить что-то странное.
     Сначала без вести стали пропадать молодые селянки, отправлявшиеся в лес за лекарственными травами, а потом и вовсе все девушки одна за другой.
     Поначалу всем казалось, что это работа гоблинов, орков или же бандитов, но никаких очевидцев или следов не появлялось.
     Ни прочесывания леса, ни прочие меры не дали результата. Более того — бесследно исчезла и группа авантюристов, которой поручили поиски.
     Наконец, просьбу о помощи отправили в столицу королевства.
     Пропавшая группа состояла из весьма умелых бойцов, и королевская администрация, решив, что дело приняло скверный оборот, направила на задание лучших рыцарей.
     Первой вызвалась…
* * *
     — …Похоже, она пробилась и через третью комнату ловушек, повелитель.
     Самые глубины пещеры, освещенные тусклым светом.
     Мне докладывала одетая в мантию волшебница, наблюдающая за ходом битвы через зачарованный монокль. Её взгляд казался стеклянным.
     В быту такие глаза называют изнасилованными… но сейчас не время думать об этом.
     Я продолжал сидеть на несложном каменном троне, закинув ногу на ногу, и спросил у нее… у моей «рабыни»:
     — Она так легко преодолела ловушку из магических снарядов и паралитического газа? Что скажешь, это такая же авантюристка, как и ты?
     — Нет, скорее всего, это королевский рыцарь… к тому же лучшая из лучших, натренированная в одиночку свергать вражеских командиров и штурмовать подземелья.
     — О-о, у этой страны и такие есть. Ну, еще бы они не всполошились, после такого-то.
     Нашумевшие многочисленные исчезновения в приграничном районе.
     Чего скрывать — за ними стоял я, переродившийся в этом мире.
     Я построил в этой пещере обставленную ловушками базу и поработил авантюристов, пришедших по мою душу.
     Все благодаря силе рабоманта, случайно доставшейся мне.
     Подробности я расскажу позже, а пока… надо подумать, что сделать с этой незваной гостьей.
     — С ее темпами уже скоро она доберется сюда. Что прикажете делать, повелитель, нам отразить атаку?
     — Думаешь, вы сможете победить, если она лучшая из лучших?
     — Это будет непросто. Ее мощь намного превосходит силу нашей группы. Однако я думаю, мы сможем ее ранить.
     Жертвовать или нет?
     Конечно же, мои рабы без сомнения отдадут свои жизни, если им приказать.
     Я подумал… и покачал головой.
     — Нет, не надо. Встречу этого твоего рыцаря прямо здесь.
     Волшебница услужливо поклонилась. Я отдал указания, и она занялась подготовкой к встрече.
     И почти сразу после того, как она закончила… в дверь моей комнаты громко постучали.
     — Пришел конец твоим бесчинствам, коварный маг! Прекрати тщетное сопротивления и сдавайся, потому что в противном случае…
     В зале появилась девушка-рыцарь в синем плаще, сверкающей серебристой броне и с длинными развевающимися черными волосами.
     Она направила сверкающее острие широкого рыцарского меча точно на меня.
     — Я, принцесса-рыцарь Кирика, своим собственным мечом окончу твою…
     «…Э?»
     Этот голос. Это лицо. Это имя.
     Быть того не может. Я невольно вскочил на ноги.

 []

     Одновременно заметила и она.
     — Х-Химено… сан?
     — Одамори-кун?!
     …Да.
     Это я, Одамори Тору, вернее, рабомант Тору.
     И Химено Кирика, вернее, принцесса-рыцарь Кирика.
     А также наш первый разговор в этом мире.
     [Статус]
     Рабомант Тору
     Класс: Рабомант 6 уровня
     Навыки: [???]

     Принцесса-рыцарь Кирика
     Класс: Принцесса-рыцарь 5 уровня
     Навыки: [???]

Глава 2. Битва и ее окончание

     — Не может быть… так это ты стоишь за всеми исчезновениями?!
     Разумеется, Химено Кирика, вернее, принцесса-рыцарь Кирика изумилась.
     Идеально нацеленное острие клинка слегка дрогнуло.
     Но и для меня эта встреча оказалась неожиданностью.
     Я медленно опустился обратно на трон.
     — Судя по твоему удивлению, для тебя это тоже первая встреча с бывшим одноклассником?
     — Да… я не думала, что это случится так скоро.
     Представим, что этот мир размером с нашу Землю. В автобусе ехало 20 человек.
     Если всех нас распределило случайно, то на каждом континенте оказалось лишь по нескольку человек.
     Если не считать магии, то средства передвижения и общения в этом мире самые что ни на есть средневековые. Вполне могло статься так, что больше мы бы друг друга никогда не увидели.
     К тому же со времени нашего «перерождения» прошел лишь месяц.
     — Но гораздо больше меня удивляет другое… то, что ты замарал свои руки столь злыми деяниями, Одамори-кун.
     Ее голос звучал печально, а не разгневанно.
     И это меня сильно разозлило.
     — О как, отличница Химено-сан собирается читать мне нотации и в этом мире? Сменила должность со старосты класса на королевского рыцаря? Как была пай-девочкой, так и осталась.
     — Одамори-кун, ты… изменился. Ты никогда не был человеком, который смотрит на других свысока.
     — А? Да что ты обо мне знаешь?
     Она несет такой бред, что я даже усмехнулся.
     Ты никогда не смотрела на меня.
     У нас не было даже возможности обменяться больше чем парой слов.
     — Я нисколько не изменился. Когда я пришел сюда, то просто понял, чем хочу заниматься, а также обрел силу, которая нужна мне для этого.
     — Силу рабоманта… ты говоришь о легендарной проклятой способности брать под контроль умы и превращать людей в рабов?
     Я почти не сомневался в этом, но она знает мой класс.
     А значит, пришла сюда, зная, что мне противопоставить.
     Я продолжил разговор, выигрывая время и обдумывая план действий.
     — Раз ты уже все знаешь, объяснить будет нетрудно. Может ли такая порядочная девушка как Химено-сан вообразить, что сделает здоровый старшеклассник, завладев такой силой?
     — Т-ты!..
     Я услышал, как она шумно вдохнула.
     В комнате тусклое освещение, и я не могу разглядеть ее лица, но оно наверняка покраснело.
     — Да, именно то, о чем ты сейчас подумала. Хотя, Химено-сан, я делал с деревенскими девушками и авантюристками и такие вещи… о которых ты знать не знаешь и представить не можешь.
     — П-прекрати! Почему?!
     Она хочет отругать меня за то, что мои поступки ужасны?
     Смешно.
     — Химено-сан, ты, одаренная всем с рождения, не сможешь понять моих чувств. Даже здесь ты стала… кем, принцессой-рыцарем? Это очень редкий класс.
     Я медленно окинул ее взглядом с ног до головы.
     В первую очередь в глаза бросался легкий доспех, прикрывающий все ключевые места тела, и украшенный хорошо заметной шнуровкой и кружевами.
     На шее у нее галстук, очень напоминающий тот, что носят со школьной формой, а мини-юбка, не достававшая натянутых белых чулок, услужливо открывала взору полосу безупречных бёдер.
     В настоящем средневековье невозможно даже помыслить такой костюм.
     — Однако я удивлен, что Химено-сан, далекая от отаку-культуры, вырядилась в такой косплей… ты прямо стираешь грань между принцессой и рыцарем.
     — Э-это неважно!
     Но хоть я и старался шутить, в душе я недовольно цокнул языком.
     С учетом того, как легко она двигается, ее доспехи — уникальные артефакты… зачарованное снаряжение.
     Причем, что вероятнее всего, с сильным сопротивлением магии.
     И дело не только в них.
     Я не знаю о принцессах-рыцарях всего, но практически уверен, что этот класс сам по себе обладает устойчивостью к волшебству.
     По-другому я никак не могу объяснить, как она в одиночку пробилась через все магические ловушки и как ей вообще взбрело в голову отправиться сражаться с магом в одиночку.
     …И вот это очень неприятно.
     Хоть подчиняющие чары рабоманта сильны и действуют очень долго, всё же на защищённую от магии цель следует воздействовать с близкого расстояния в течение длительного времени, иначе эффект окажется слабым.
     И та вряд ли одарит меня таким шансом.
     — Предупреждаю в последний раз. Я так понимаю, смиренно сдаться ты не намерен?
     — Какой дурак сдается в битве, в которой есть все шансы на победу?
     «Ясно, тогда прости, но…» — прошептала принцесса-рыцарь и мгновенно сократила расстояние между нами.
     Она даже быстрее, чем я предполагал.
     Мои рефлексы остались примерно на том же уровне, что и в прошлом мире.
     Поэтому сейчас она могла бы сразить меня еще до того, как я успел бы что-либо предпринять, но…
     — А?!
     Раздался металлический лязг, и меч принцессы-рыцаря ударился о щит.
     Меня защитила воительница, скрывавшаяся в тени трона.
     Кстати, Кирика все же попыталась проявить доброту и атаковала мечом плашмя, чтобы я не умер.
     — Раб!.. — ошарашенно посмотрела она на бывшую авантюристку, с пустыми глазами защищавшую меня.
     Я воспользовался замешательством, чтобы быстро зачитать несколько слогов заклинания.
     Вокруг черных волос Кирики закружилось объемное зеленое свечение.
     — Кх?! У-у меня кружится голова!..
     Испугавшись, она резко отскочила назад.
     Рабыня-воительница, в соответствии с приказом, осталась охранять меня.
     — Твое сопротивление чарам ожидаемо сильно. Заклинание завершилось лишь на пять процентов. Впрочем, с каждым разом процент будет расти.
     Мне не нужно ее побеждать. Достаточно подгадать момент и применить заклинание порабощения.
     Поэтому моя тактика основана на защите.
     Включая то, что та волшебница как следует зачаровала щит воительницы.
     — А ты подготовился, Одамори-кун, точнее, рабомант. Но…
     Отступившая на пять метров Кирика занесла рыцарский меч на уровень плеча и направила его горизонтально.
     Что она сможет с такого расстояния?..
     — Святой свет, гроза демонов, дай силы моему благородному клинку! «Бриллиант Бёрст»!
     В лезвии сфокусировалась мерцающая красным магическая энергия… а затем выплеснулась.
     Комната осветилась вспышкой света, но атака оказалась похожа не на огненное заклинание, а на ударную волну.
     Она отшвырнула рабыню-воительницу вместе с ее щитом к стене.
     — Впечатляющая магия меча… я удивлен. Это навык принцесс-рыцарей?
     — Да. И сильнее всего он работает против людей злых и бессердечных. На твоего раба тоже подействовало неплохо.
     Кирика пригнулась и направила клинок на беззащитного меня.
     Видимо, она собирается резко зайти в область действия заклинания и нокаутировать меня одним ударом.
     — Теперь у тебя нет щита. Увы, но это конец.
     — Ага, похоже на то.
     Она вошла.
     И в то же мгновение я щелкнул пальцами.
     Из двери в глубине комнаты появилась волшебница и начала быстро читать заклинание.
     Кирика заметила ее, но останавливаться не стала.
     Еще бы — ведь магия на нее почти не действует, а для победы достаточно лишь одолеть меня.
     Но я… предвидел это.
     — …Э?!
     Размашистый удар рыцарского меча прошел сквозь меня.
     — «Миррор Имидж»?!
     — Блестящий ответ.
     На самом деле я стоял на полтора шага позади и сбоку.
     Пусть ее магическая защита высока, она ничего не может поделать с магией, которую применяют на других.
     С самого начала моя рабыня защищала лишь копию, чтобы Кирика ни о чем не догадалась.
     А как только та вплотную приблизилась к моей зеркальной копии…
     — Нет, яма?!
     Принцесса-рыцарь провалилась в квадратный люк полутораметровой ширины.
     Среди всех ловушек, которые я оборудовал в своей пещере, эта самая примитивная.
     Однако именно поэтому магия не может ни обнаружить ее, ни защитить от нее.
     Разумеется, физических навыков рыцаря должно хватить, чтобы быстро вырваться на свободу.
     Для предотвращения этого рабыня-волшебница и читала заклинание.
     Над головой Кирики с лязгом появилась решетка с трехсантиметровым шагом.
     Волшебница закрыла клетку с помощью магии «Телепорт Обджект», перемещающей цель на небольшое расстояние.
     — Нет!.. Так нечестно!..
     — Как я и думал, ты доставила мне немало хлопот, принцесса-рыцарь. Но в тесноте тебе не развернуться, и ту магию меча ты применить не сможешь, ведь так?
     Как бы она ни спешила, на выбивание решетки и побег у нее уйдет как минимум несколько минут.
     А мне достаточно неторопливо подойти и дочитать заклинание.
     Заклинание… которое превратит ее — принцессу-рыцаря и мою бывшую одноклассницу Химено Кирику — в рабыню.
     [Статус]
     Рабомант Тору
     Класс: Рабомант 6 уровня
     Навыки: Магия порабощения 5 уровня

     Принцесса-рыцарь Кирика
     Класс: Принцесса-рыцарь 5 уровня
     Навыки: Святой меч 3 уровня
     Сопротивление магии 2 уровня

Глава 3. Рабство и лишение непорочности

     — А вот об этом я и не думал. Я совершенно не ожидал, что даже рабыней ты сохранишь свое сознание. Видимо… это происходит на определенном уровне магической защиты?
     Мои личные покои в глубинах пещеры.
     Я сидел на постели и с любопытством разглядывал принцессу-рыцаря Кирику, стоявшую предо мной на коленях.
     Я совершенно точно наложил на нее заклинание порабощения.
     Доказательство этому — то, что она пришла сюда, не оказывая никакого сопротивления, и слушалась моих команд.
     Однако до сих пор все попадавшие под мои заклинания начинали вести себя как живые куклы и делали лишь то, о чем я говорю, в то время как она сохранила как сознание, так и характер.
     — …
     Кирика прикрывала глаза длинными ресницами и молча терпела.
     Она пыталась вынести унижение тем, что тело больше не подчиняется ее воле, и отвращение к тому, что с ней сейчас будет.
     — Ну, неважно. Надеюсь, даже такая порядочная девушка как Химено-сан может представить себе, что будет дальше.
     — Одамори-кун, ты… кья?!
     Ее взгляд наткнулся на член, который я только что вытащил из штанов, и она резко отвернулась.
     Какая новая, возбуждающая реакция. У меня сразу же встал.
     В конце концов, все сельские девушки и авантюристки, которых я насиловал до сегодняшнего дня, были настолько послушны, что напоминали искусственных женщин.
     — П-прекрати! Не подноси ко мне такое!
     — Как грубо с твоей стороны называть его «таким». Ну же, Химено-сан, посмотри на него внимательно.
     В эти слова я вложил тон «приказа», поэтому она сразу повернула лицо ко мне.
     Ее очаровательное покрасневшее лицо с отвращением, но неотрывно смотрело на мой член.
     — Кстати, Химено-сан, ты когда-нибудь с кем-нибудь целовалась?
     — У-у… н-нет.
     Став моей рабыней, она обязана честно отвечать на все мои вопросы.
     — Ясно, значит, твой первый поцелуй… достанется моему члену.
     — Э, ч-что?! Н, нет, я не… м-м-м?!
     Ее очаровательные розовые губы ослушались воли хозяйки, приблизились к напряженной головке и коснулись ее.
     Они мягкие и немного влажные.
     Химено Кирика, первая красавица класса, одетая в костюм принцессы-рыцаря, дарит свой первый поцелуй моему члену!
     Я чувствую такое удовлетворение, что едва не кончаю.
     — У, у-у… к-какой мерзкий вкус!.. Он воняе-е-ет!..
     — Поздравляю с первым поцелуем, Химено-сан. А теперь, раз уж ты начала, сделай мне минет. Ты ведь знаешь, что это такое?
     Если выразить приказ словами, непонятными рабу, он не сможет правильно его исполнить.
     Заплаканная Кирика медленно высунула розовый язычок и начала лизать набухшую головку.
     — Ха-ха, так значит, даже неискушенная Химено-сан хотя бы знает, что такое минет. Но ты ведь делаешь его впервые, не так ли? У тебя никогда не было парня?
     — В-впервые… да, я никогда даже за руку с парнем не держалась…
     — Я так и думал, но это радует. Получается, я твой первый парень.
     — Ты!.. Т-ты омерзителен!..
     — Именно. Правильно, сверли меня взглядом и лижи, так ты еще симпатичнее.
     Она с ненавистью смотрела на меня и продолжала свой неловкий минет, однообразно водя языком по головке.
     Ну, похоже, на этом знания наивной девственницы и заканчиваются.
     Мне приятно уже от того, что я заставляю заниматься таким бывшую одноклассницу и любимицу класса, но надо бы внести разнообразие, а то я заскучаю.
     — Эй, Нина, подойди-ка сюда.
     — Есть, повелитель.
     В комнату вошла одетая в мантию волшебницу и встала рядом со мной.
     Конечно же, Кирика сразу вздрогнула, когда поняла, что кто-то, пусть даже и раб, увидел ее, сидящую на коленях и облизывающую мой член.
     — Эта принцесса-рыцарь сосет из рук вон плохо, так что научи ее тем приемам, которые мы с тобой отработали. Садись рядом и возьми вот это.
     — Вас поняла.
     Я взял с прикроватного столика дилдо и протянул Нине, чинно усевшейся сбоку от Кирики.
     Нина откинула капюшон мантии, обнажая золотистые волосы средней длины и малопримечательное, но аккуратное личико.
     Она примерно того же возраста, что и мы.
     Затем она бережно взяла протянутый дилдо обеими руками и припала к нему языком.
     — Ух… в-вот это да!.. — обронила Кирика, увидев, как та водит губами и языком по фальшивому члену, извлекая влажные звуки.
     С тех пор как Нина стала моим рабом, я постепенно учил ее премудростям минета.
     — Так, а теперь повторяй за ней и ты, причем как можно старательнее.
     — Э?! А, ни за что, нет… мч-ч… мб-б-б-бх?!
     Послушавшись моего приказа, Кирика принялась двигаться аналогично Нине и искоса поглядывать на нее.
     Как бы стыдно ей ни было, она не может пойти против указаний старательно имитировать движения Нины.
     Язычок бывшей старосты класса развратно высунулся, и она принялась водить по моему члену губами, лаская его и обливаясь слюной.
     — Ух, ого!.. Быстро учишься, Химено-сан… кх!
     — Нет, я, я не хочу таким заним… м-м?!
     Нина принялась заглатывать дилдо, проталкивая его в горло.
     Кирика вынужденно повторила вслед за ней, и мой член обволокла мягкая слизистая оболочка.
     — Ух-х! Отлично, Химено-сан, теперь размашисто води головой.
     — Мбх, мж-жбх, ж-жбх-х?! Пха, не-ет! Ам-м-м!
     Ее приятно пахнущие черные волосы растрепались, серебристый доспех то и дело лязгал, а сама красавица-девственница, принцесса-рыцарь и одноклассница изо всех сил отсасывала у меня, стоя на коленях.
     Чувства власти и наслаждения захлестнули меня с такой силой, что мой член не выдержал.
     — Все, я кончаю! Собери всю мою сперму у себя во рту, Кирика!
     Хлынул белый поток.
     Я влил объемную дозу семени в рот постанывающей девушки.
     — Ух, кх!.. К-как все высосешь, открой рот и покажи…
     — А, а-а!..
     Ее маленькие губки медленно отпрянули от члена, а затем, повинуясь приказу, широко раскрылись.
     Комната сразу наполнилось вонью этой белой лужицы, смешавшейся со слюной.
     — Хорошо… а теперь медленно проглоти.
     — М-м!..
     Ее бледная шея издала глотающий звук, и извергнутая сперма направилась в глубины тела Химено Кирики.
     Еще месяц назад я и представить себе не смог бы такое невероятное зрелище.
     — Ха-а, ха-а… кхе!.. Т-теперь ты доволен?.. — бросила Кирика, пытаясь отдышаться.
     Конечно же, я с улыбкой покачал головой.
     — Нина, наколдуй мне на член как обычно.
     — Да, повелитель.
     Волшебница, наконец, вытащила дилдо изо рта и начала читать заклинание.
     Увядший член окутало фиолетовое свечение… и он практически сразу снова восстал.
     — Н-невозможно… разве после оргазма все не заканчивается?!
     — Это слегка доработанные чары физического усиления. Я слышал, авантюристы используют их достаточно часто. Вы мало знаете о мире, принцесса-рыцарь-сама.
     Я улыбнулся при виде того, как она побледнела, а затем отдал свой следующий приказ:
     — Так, а теперь перейдем к главному блюду, Химено-сан. Точнее, принцесса-рыцарь Кирика.
* * *
     — Кх… н-не смотри-и!.. Прошу тебя…
     — Какая красота. Какой превосходный вид.
     Я полностью разделся и вальяжно разлегся на постели.
     Что же до Кирики, то она осталась в нагруднике, но сняла трусики, задрала юбку и стояла в унизительной позе: коленями на кровати, над моим животом, с выставленным напоказ женским половым органом.
     Так она исполнила мой приказ «раздвинь вагину и покажи».

 []

     — У тебя там почти волос нет, Химено-сан. Какая красота: ни на вагине, ни рядышком — ни единого пятнышка.
     — Не-ет, м-мне же стыдно!..
     Ее раздвинутая до предела нецелованная щель лососевого цвета подрагивала складками.
     Внутри виднелась девственная плева, похожая на кружева.
     — А теперь, наконец, пора тебе оседлать мой член и лишить себя девственности.
     — Ч-что?.. Я н-ни за что не стану сама… не-ет!
     Как бы ты ни сопротивлялась, рабы не могут ослушаться приказов.
     Она поместила вагину точно над смотрящим в потолок членом и приставила их друг к другу.
     Кстати, как я слышал, званием принцессы-рыцаря удостаивают лишь самых сильных, благородных и прекрасных из рыцарей женского пола.
     Я приказал ей заняться со мной сексом в позе наездницы как раз для того, чтобы одновременно сломить и ее гордость принцессы-рыцаря, и достоинство с порядочностью бывшей старосты класса.
     — Хотя, погоди, перед этим… намокни, чтобы трахаться легче было.
     — Э?.. А, ч-что это?! Что ты сделал?!
     Кирика задрожала, а из приставленной к головке члена щели потекла смазка.
     Приказы рабоманта имеют определенную власть и над биологическими процессами в теле раба.
     — Проявил доброту и сострадание, уменьшив боль от твоего первого секса.
     — Кх, к-как ты смеешь… в любом случае, заставлять меня заниматься с тобой этим насильно — отвратительно!
     — Хорошо, принцесса-рыцарь-сама, посмотрим, сможешь ли ты не растерять свою прыть, когда будешь долбить себя членом. А теперь, Кирика… нанизывайся на мой член!
     — Н… не-е-е-е-е-ет!
     Химено Кирика опустила бедра, завлекая в свои недра член нелюбимого ей человека.
     Пусть я и заставил ее намокнуть, мой член все равно ощутил, как тугая плоть обхватила его со всех сторон, а затем…
     — Б… больно-о-о… а-а!
     — Ха-ха-ха! Я! Я только что лишил девственности Химено-сан, принцессу-рыцаря Кирику! Ха-ха-ха-ха-ха!
     Упоение властью затмило все остальные чувства.
     С легкостью разорвав юную плеву, мой член проник в самые глубины вагины принцессы-рыцаря.
     Конечно, я наслаждался и все те разы, когда лишал девственности сельских девушек и авантюристок, но сейчас ощущения несравнимо сильнее.
     — Что ж, раз такое дело, надо бы и зрителей позвать. Нина, Амелия!
     Когда я позвал их по именам, волшебница и защищавшая меня воительница встали по сторонам от постели.
     Воительница Амелия пришла без доспеха. У нее здоровое загорелое тело и непослушные рыжие волосы, придающие ей чарующе дерзкий облик.
     Она года на 2–3 старше нас и Нины.
     — Нет, не-е-е-ет!.. Н-не смотрите-е!.. А-а-а!
     Две моих рабыни внимательно смотрели на все.
     И на Кирику, которая потеряла девственность и развратно двигала бедрами, занимаясь первым в своей жизни сексом верхом на мужчине, к тому же одетая в доспех.
     И на струйку крови от дефлорации.
     От стыда Кирика густо покраснела и заплакала, но двигаться не перестала.
     — Ха-ха, как только они увидели тебя, ты стала сжиматься гораздо сильнее. Может, ты мазохистка, которой нравится заниматься сексом прилюдно, бывшая староста Химено-сан?
     — Это не т… я н-не знаю, не знаю!..
     Какая потеха — поскольку вопрос задал я, ей пришлось честно ответить, что она не знает.
     Ее ответ и заплаканное лицо возбудили меня еще сильнее, так что я начал двигать бедрами и сам.
     — И, икх-х-х?! А-а, а-а?! Н-не двиг… нха, а, а-а?!
     — Ты так стонешь, будто тебе все лучше и лучше. Так, а теперь двигайся в такт со мной и попробуй водить телом еще и горизонтально.
     — Не, я н-ни за что не см… хик, ай-й-й-й?!
     Пусть самой ей не позволил бы стыд, но приказы не обсуждаются.
     Принцесса-рыцарь непристойно вертела бедрами, заглатывая член вагиной.
     Лязгали трущиеся друг о друга детали доспеха, подпрыгивали длинные волосы, юбка и очаровательные кружева.
     — Ух!.. Вагина принцессы-рыцаря Кирики так распалилась, что начала сжимать мой член!
     — Нет, нет, я такого не делаю!.. Оу-у?! Ау, хья-я-я, м-ма-а-а… а?!
     Подпрыгивал и нагрудник совершенно невозможной в реальном мире формы, повторяющей очертания груди.
     Кстати, среди парней класса ходил слух, что у Химено Кирики огромные сиськи, просто под одеждой этого не видно.
     Потом я тщательно проверю, правда ли это.
     — Для девственницы у тебя отлично получается сжимать член, Химено-сан! Вижу, ты отличница даже в сексе!.. Кстати, наверное, ты уже догадалась по тому, что я смог приказать тебе намокнуть, но…
     — Хи-гху-у, э? Э, что?
     — Я могу приказать тебе испытать оргазм. Как тебе такое? Далеко не каждая девушка кончает одновременно со своим партнером во время первого же секса, не находишь?
     — Ч-что ты сказал?! Н-не-е-ет! Я не хочу, не хочу конча-а-ать!..
     Плакать и сопротивляться уже поздно.
     Я продолжал долбить снизу старательно скачущую на мне принцессу-рыцаря.
     Ощутив, наконец, приближение оргазма, я скомандовал:
     — Кончай, Химено Кирика! Кончай изо всех сил, ровно в тот момент, когда я кончу тебе в матку, принцесса-рыцарь Кирика! И громко объяви, когда будешь кончать!
     — Не-е-е-ет, ни за что-о-о-о-о-о! Не хочу, не хочу, нет, нет, не-е-е… хик?!
     Кирика резким движением опустила бедра, а я в тот же самый момент вонзил член глубже.
     Шейка матки и головка члена встретились и крепко поцеловались.
     — Ик… нга-ха-а-а-а-а-а?! К-кончаю-ю-ю-ю! Кончаю, кончаю, я кончаю, кончаю-ю-ю-ю!
     Залпы моего семени, пульсировавшие с такой силой, что едва не разрывали член, влились в самые сокровенные глубины принцессы-рыцаря, сокрытой доспехом и шелковой одеждой.
     — У… кх, о-о-о!..
     — А-а, а-а-а-а… ха-а, а-а!.. Ч-что это… что это было-о?..
     Мои рабыни, Нина и Амелия, покорно смотрели…
     На то, как Кирика рухнула на мою грудь, не выдержав отзвуков первого в жизни оргазма, а вслед за ней меня накрыли ее черные волосы.
     Параллельно с этим ее матка принимала душ из моего семени…
* * *
     — …Одамори-кун. Я ни за что не прощу тебя.
     Прекрасные глаза лежавшей на постели Кирики строго смотрели на меня.
     Ее дыхание до сих пор сбивчивое — сказываются потеря девственности, первый оргазм, шок от того, что ей кончили внутрь и просто усталость.
     От ее слов по моей спине пробежал холодок.
     Но не от страха.
     А от того, что она впервые обратилась ко мне и сказала что-то от чистого сердца.
     Скорее всего, она и сама никогда не ощущала к кому-либо столь сильных чувств.
     Таким образом… между мной и Химено Кирикой возникла своеобразная связь.
     И в каком-то смысле, это доставило мне еще больше удовольствия, чем лишение ее девственности.
     — Так держать, принцесса-рыцарь Кирика. Попробуй, если сможешь.
     — Да, сейчас я не знаю, как это сделать, но я обязательно… обязательно отомщу. Если хочешь оставить меня своей рабыней, будь к этому готов.
     Если я попаду в беду — она защитит меня ценой жизни, а если без команды слишком отдалится, то покончит с собой.
     Для этого не нужен приказ — это часть основных принципов и запретов, встроенных в заклинание порабощения.
     К тому же порабощение длится практически вечно.
     На самом деле есть и другие, более тонкие правила, но о них я расскажу как-нибудь в другой раз.
     Как бы там ни было, если она заявила, что обойдет их, то флаг ей в руки.
     — Буду ждать с нетерпением. Кстати.
     Я сжал и разжал свою ладонь, не вставая с постели.
     — Отлично, так я и думал. Благодарю тебя, о принцесса-рыцарь.
     — О чем ты?..
     Я заметил поднимающееся из глубин души чувство.
     Я переживал это уже не раз.
     — Ты ведь… знаешь, как работает повышение уровня класса? Необходимо использовать соответствующие навыки, накапливать опыт и повышать уровни навыков… причем не абы как.
     Скажем, мечник получит в разы больше опыта от победы над сильным врагом в настоящей битве, чем от простой тренировки.
     Магам же больше опыта приносят сложные заклинания, а также успешное околдовывание сопротивляющейся цели.
     — Моя магия порабощения быстро накапливает опыт от того, что ее наложили на цель с таким высоким сопротивлением, и того, что цель послушно исполняет приказы. Причем чем необычнее и сложнее приказы, тем больше опыта.
     — Э?! Н-неужели ты хочешь сказать…
     — Именно. Те развратные команды, что я отдавал тебе, принцесса-рыцарь-сама, принесли мне куда больше опыта, чем я рассчитывал.
     Мне захотелось расхохотаться.
     Мне попалась не только ценная девушка-боец, но и эффективный способ прокачки.
     К тому же она… моя бывшая одноклассница, красавица, обладательница редкого класса и моя секс-рабыня, которую так приятно унижать.
     — Э-это не!..
     — Я благодарен тебе за встречу. Что же, Химено-сан, вернее, принцесса-рыцарь Кирика. Я могу поднимать свой член магией, так что сегодня ночью ты будешь помогать мне набирать опыт.
     — Н-нет…
     — В конце концов, необычных приказов и фантазии у меня хоть отбавляй. Гарантирую, со мной ты не соскучишься.
     «Хвати-и-и-ит!» — раздался крик принцессы-рыцаря.
     К началу следующего дня я смог успешно поднять как уровень класса, так и уровень навыка.
     [Статус]
     Рабомант Тору (LEVEL UP!)
     Класс: Рабомант 6→7 уровня
     Навыки: Магия порабощения 5→6 уровня

     Принцесса-рыцарь Кирика
     Класс: Принцесса-рыцарь 5 уровня
     Навыки: Святой меч 3 уровня
     Сопротивление магии 2 уровня

Глава 4. Ванна и пайзури-рабыня

     — Эх-х, все-таки нет ничего лучше ванны после физических упражнений, согласна?
     Я сидел в каменной ванне, от которой поднимался пар, и умывал лицо горячей водой.
     В глубине моей пещеры отыскался горячий источник, на основе которого я оборудовал баню.
     Все-таки повезло мне основать базу именно здесь.
     — Тоже мне, упражнения… наверное, стоит поблагодарить тебя хотя бы за то, что дал мне помыться.
     Кирика на противоположном краю купальни погрузилась в воду по плечи и смотрела на меня недовольным взглядом.
     Она уже смыла с себя всю грязь, что прилипла к ней за ночь секса.
     За исключением той, что я влил внутрь нее.
     — Как хозяин, я забочусь о своих рабах и стремлюсь создавать им благоприятные условия.
     — Спасибо, конечно… но прекрати так нагло пялиться на меня. Хотя, с тобой говорить бесполезно.
     Сняв доспех, она лишилась атрибутов принцессы-рыцаря, так что я без труда представлял себе, что вижу «голую одноклассницу Химено-сан».
     Мне нравится контраст между ее белоснежным здоровым телом и черными волосами, сложенными на плечах, чтобы их не намочила вода.
     У нее весьма недурные формы — не слишком пышные, но мягкие и женственные.
     — Ты вчера извивалась так, что потом рухнула без задних ног. Чего сейчас-то стесняешься?..
     — Я же п-просила не говорить об этом!
     Какая она милая — мы столько времени трахались, набирая мне опыт, а она до сих пор смущается.
     Она изо всех сил пытается прикрыть грудь руками, но, как я и ожидал, округлости довольно объемные.
     По-моему, ее размер с легкостью тянет на «Е».
     Конечно, мне нетрудно приказать ей убрать руки, но пока что мне хочется посмотреть на то, как она смущается.
     — Ладно, вернемся к теме. Значит, ты говоришь… что твоя госпожа — принцесса Систина?
     Разумеется, мы принимали ванну вместе не просто так.
     Я добывал из Кирики информацию об устройстве Ранбадии, этого королевства.
     Тогда она и упомянула имя третьей принцессы Систины Ранбадии.
     Юной королевской особы, которой и подчиняется Кирика.
     Как рассказала рабыня, после перерождения она практически сразу спасла принцессу Систину от монстров, когда та тайно покинула пределы города.
     Таким образом она проявила свои умения и снискала благодарность принцессы, которая тут же сделала ее приближенной.
     — Ничего так карьерка. И какая она, принцесса Систина?
     — Она… очень добрая и при этом смышленая. Мы с ней почти одного возраста, так что она относится ко мне как к подруге.
     — Ясно-ясно. Красивая? — спросил я, хитро улыбаясь, и Кирика отчетливо скривилась.
     Эй, это же самое важное.
     — …Она очень красивая. Ее платиновые волосы и голубые глаза прекрасны настолько, будто она из манги, а не реального мира… ее называют величайшим сокровищем Ранбадии.
     — О как, а ты, значит, принцесса-рыцарь на ее службе. Какая идиллия.
     Правда, сейчас твой хозяин — я.
     Величайшее сокровище Ранбадии, говоришь?.. Понятное дело, такие слова не могут не вызвать моего интереса.
     — Решено. Я сделаю принцессу Систину моей рабыней.
     — Что?!
     Кирика ожидаемо обомлела.
     У нее даже руки немного съехали, обнажая соски.
     — Т-ты не в своем уме. Это безумие, какой бы силой ты ни обладал… вне зависимости от того, получится ли у тебя, ты настроишь против себя все королевство!
     — С чего ты так решила? Королевская чета, гвардейцы, ключевые люди страны — я могу поработить их всех и стать королем сам, не находишь? — нагло отозвался я.
     Кирика какое-то время подумала, а затем осторожно ответила:
     — Нет… даже у твоей силы должен быть предел. Судя по тому, как ты ведешь себя и сколько у тебя подчиненных, нетрудно предположить, что одновременно ты можешь управлять лишь ограниченным числом рабов.
     — О как…
     Я впечатлен — голова у нее работает.
     И действительно, пусть рабомантов и можно назвать читерным классом, мы не можем порабощать людей без ограничений.
     Максимальное число рабов равно уровню магии порабощения.
     Другими словами, сейчас у меня может быть 6 рабов.
     Возможно, в какой-то момент я смогу захватывать людей активнее, но сейчас это невозможно.
     Если упереться в предел по количеству рабов, то порабощать новых будет нельзя, пока я не развею одно из уже наложенных заклинаний.
     Это очень длительный процесс и самый серьезный недостаток заклинания.
     Именно поэтому я всегда стараюсь иметь «окно» для еще одного человека.
     Когда я сражался с Кирикой (а мой навык был 5 уровня), под моим командованием находились волшебница Нина, воительница Кирика, а также два других авантюриста (которых я послал на задание, сейчас их здесь нет).
     Всех селянок, на которых тестировал порабощение, я уже вывел из-под контроля и заточил в глубинах пещеры.
     Поскольку рабов так мало, важен каждый из них.
     Так что я считаю, мне очень повезло добавить в свою колоду козырного туза в виде принцессы-рыцаря.
     — Твои силы слишком незначительны. К тому же, дворец охраняют рыцари и солдаты с высоким сопротивлением магии, а также маги, которые быстро поймут, что перед ними околдованный человек.
     — Хочешь сказать, я не смогу воспользоваться тобой, чтобы напасть на дворец и захватить его?
     — Правильно. Поэтому, ради твоего же блага, советую оставить несбыточные фантазии.
     — О-о, ты за меня переживаешь?
     — К-конечно, нет!.. Я переживаю за принцессу Систину!
     Я подшучивал над ней, вместе с этим раздумывая.
     Действительно, мне потребуется разработать основательный план.
     — Ну да ладно. А, пока не забыл, Химено-сан. Скажу заранее — со мной бесполезно говорить с позиции добра и зла или же выгоды и убытков.
     — Э?..
     Она недоумевает.
     Я продолжил, по пути расчесывая себе волосы.
     — Понимаешь, когда я пришел в этот мир, то решил, что свою вторую жизнь проживу так, как мне хочется.
     — Тебе хочется подчинять всех девушек подряд своей воле?!
     — Если хочешь — можешь считать меня подонком, благо я и сам так думаю. Но в прошлом мире у меня не было ничего… ни силы, ни возможности, ни даже желания что-либо делать.
     Даже когда я умер в автобусной аварии, то ощутил лишь вялое удовлетворение.
     Больше я такой жизни не хочу.
     Слишком уж о многом сожалеешь после окончания жизни, в которой не познал никакого удовольствия.
     — Поэтому я решил в этот раз жить так, как диктуют мои желания. И ради этого я, если потребуется, готов устранять всех, кто встанет на моем пути. Вернее, я порабощу их, как поработил тебя.
     Я воспользуюсь принцессой-рыцарем, чтобы осквернить принцессу.
     Эта цель мне в самый раз.
     Пожалуй, трудно найти более достойную задачу для настоящего самца.
     — Одамори-кун, ты!..
     Кирика смотрела на меня взглядом, в котором смешались самые разные чувства.
* * *
     Выйдя из ванны, я лег на гладкий камень.
     Я приказал Кирике вылезти вслед за мной, и она смотрит на меня, беспокоясь о том, что сейчас произойдет.
     — Чистоту мы навели, но я подумал, что раз уж мы тут, надо бы устроить и мытье «поинтереснее». Для начала намажь себя спереди мылом.
     — Э, чт… нет! К чему ты клонишь?!
     Раб не может ослушаться приказа, каким бы тот ни был.
     Кирика начала своими руками намыливать и обнажившуюся мягкую грудь, и плавные линии живота.
     — Ты будешь мыть меня своим собственным телом. Теперь ложись на меня и хорошенько прижмись.
     — Э-э?! Э-это совершенно неправильно… кья, м-м!
     Я ощутил, как ее мягкие выступы вминаются, прижимаясь к моей груди.
     Ее крепкие, но умеренно пышные бедра и руки.
     Вся мягкость ее намыленного тела прижалась к моей коже.
     — О-о, весьма и весьма неплохо!.. Так, а теперь растирай меня своим телом… о-ох-х!
     — Нет, а, а-ам-м! Я с-сейчас соскользну… ай-й-й!
     Кирико превратилась в живую губку, неловко двигающуюся и шлифующую меня своим сочным телом.
     Ее покрытый пеной голый торс приятно скользит по мне.
     — Вот уж не думал, что сама Химено-сан будет меня мыть, словно банная проститутка… я восхищен.
     — Ч-что? Я не понимаю, о ч… а-у-у, у меня кожа натирается!..
     Ее большая грудь всячески мялась, не давая мне заскучать. Я то и дело ощущал на ней нечто твердое.
     В белой пене скрывались очаровательные розовые выступы.
     — Ого, Химено-сан, у тебя что, соски отвердели?
     — Э?! К-конечно, н… д-да, отвердели!..
     Раб не может соврать, отвечая на вопрос хозяина.
     Пусть это и совершенно естественно, но она сильно покраснела, стыдясь того, что ее бесстыже окаменевшие соски трутся о мужское тело.
     — Тебе нечего стыдиться. У меня ведь тоже встал.
     — У, у-у… я уже поняла, я у-уже несколько раз на него натыкалась…
     Кирика — одна из самых красивых девушек школы. Нет мужчины, которого не возбудили бы пенные заигрывания в ее исполнении.
     Мой восставший и вымазанный пеной член натирался о ее мягкие ноги и живот, становясь тверже и жарче.
     — В самый раз, дальше будешь мыть его. Но… сиськами.
     — Э? Э-э?!
     Она отпрянула и сползла к моим ногам.
     А затем зажала раскаленный конец своими объемными шарами.
     — Кх, о-о… к-куда лучше, чем я думал!..
     — Ай, горячо-о!.. П-почему я должна делать такое сиськами?!
     Моя грудастая бывшая одноклассница и принцесса-рыцарь делала мне свое первое пайзури.
     Ее большие и мягкие, словно зефир, груди напоминали наполненные горячей водой шелковые шарики.
     Непередаваемое блаженство окутало мой окончательно вставший член.
     — Ничего себе, да ты меня целиком обволокла. Какого размера твои сиськи?
     — У… д-девян… 90Е!..
     Мой приказ вынудил рабыню раскрыть постыдную тайну.
     Я, конечно, уже отнес ее к необычайно грудастым девушкам, но размер все равно меня приятно удивил.
     — А-у-у… м-мерзавец!.. М-мне так стыдно-о-о.
     — А теперь натирай своими Е-сиськами мой член так, чтобы он всегда оставался между них, — скомандовал я, играя с ее приятно пахнущими волосами.
     Кирике ничего не оставалось, кроме как продолжать пайзури и наполнять комнату непристойными звуками.
     — Я совершенно не понимаю, что такого интересного в том, чтобы заставлять других таким заниматься!..
     — Не понимаешь ты мужской души, староста-принцесса-рыцарь-сан. Я думаю, что все придворные засматриваются на твои сиськи, как когда-то парни из школы.
     — Н-не правда! Такие извращенные мысли есть только у тебя… ау-у!
     Но сейчас глубокая долина бюста прекрасной принцессы-рыцаря, мечты многих мужчин, принадлежала одному лишь мне.
     Удовольствие от моей власти и ее покорности возбуждало мой член еще сильнее. Кирика пугалась каждый раз, когда между грудей высовывалась красная головка и приближалась к ее глазам.
     — Фу-у… о-она такая горячая, твердая и противная, что не похожа на часть человеческого тела!..
     — Я рад, что тебе понравилось. Ах да, кстати… давай-ка я расскажу тебе о времени действия порабощения.
     Я неожиданно сменил тему, и Кирика, продолжая пайзури, озадачилась и навострила уши.
     Поскольку она надеется как-то вырваться из-под контроля, ей такую информацию упускать нельзя.
     — Оно обратно пропорционально уровню магической защиты цели. Если я возьму под контроль обывателя, эффект будет практически вечным, если я сам его не развею… но в случае людей вроде тебя, обладающих сопротивлением, это не так.
     Когда Кирика услышала это, на ее лице появилась надежда.
     Как-то странно, что она так обнадеживается, продолжая натирать мой член грудями.
     — …Ты правда думаешь, что мне стоит о таком рассказывать?
     — Такую мелочь — вполне. Во-первых, я могу обновить время, наложив заклинание повторно, во-вторых, я не собираюсь говорить, сколько конкретно длится порабощение.
     — И все равно… это ценные сведения. Если ты окажешься в состоянии, в котором не сможешь наложить магию повторно, у меня появится шанс вырваться из рабства. Я никогда не сдамся… и не дам тебе притронуться и пальцем к принцессе Систине!..
     Все-таки она очень забавная.
     Даже в безнадежном абсолютном рабстве и после всех унижений она не теряет надежды и пытается противостоять мне.
     Звание принцессы-рыцаря досталось ей не просто так.
     Именно поэтому меня переполняет решимость покорить однажды и ее душу.
     — Так держать, принцесса-рыцарь Кирика. Что же… почему бы мне не «обновить» тебя сейчас? — с ухмылкой вопросил я.
     Кирика удивилась — она решила, что я буду использовать магию в таком состоянии.
     — Магию можно распространять не только через заклинания. Но и, например, через телесные жидкости. Конечно, чаще всего речь идет о крови, однако для заклинания порабощения годится не только она.
     — Э… н-неужели…
     — Поэтому я и сказал, что «обновлю» тебя. Догадываешься, о чем я, Химено-сан?
     Мой член, зажатый в раю между шарами плоти, уже на пределе.
     Истекающая смегмой головка задрожала, нацеливаясь на испуганное лицо догадавшейся принцессы-рыцаря.
     — Н-неужели п-прямо мне на лицо?! Н-нет, ни за что!
     — Никуда ты не уйдешь, я тебя хорошенько заляпаю… давай, доделывай, сжимай член сиськами изо всех сил, попробуй раздавить его! А я сделаю вот так!
     — Н-нет, а-а-а! Э, н-не надо за соски-и-и! — обворожительно завопила Кирика, когда я неожиданно ущипнул ее за оба соска.
     Я вовсю играл с ее отвердевшими сосками, но она, при всей своей ненависти ко мне, не могла ничего поделать.
     — Я прикажу тебе кончить от игры с сосками одновременно с тем, как кончу… кх-х-х!
     — Нет-нет-не-е-е-ет! Я не хочу из-за этого конча-а-ать! Нья, а-аха-а-а-а!
     Огромная 90-сантиметровая грудь принцессы-рыцаря сдавливала мой член.
     Красная головка дергалась и целила в лицо, распаренное от ванны, с несколькими прилипшими к нему волосами.
     И как только бушующие во мне мужские импульсы вырвались на свободу…
     Я резко сжал наполненные кровью соски и скомандовал:
     — Ух-х, я кончаю и помечаю твое лицо как свою собственность! Почувствуй прилипающую сперму и кончи от того, что я дою тебя, Химено Кирика-а!
     — Н-нет, а! А, а… хи-и-и-и-и-и-и-и-и!
     Выгнувшаяся от оргазма Кирика сжала, точнее, даже выжала мой член своей огромной грудью…
     И одновременно с этим из моего конца резко вылетела белая жидкость и налипла на лицо принцессы-рыцаря.
     Я запачкал ее прекрасное аккуратное личико и черные волосы с таким напором, что изумил сам себя.
     — Ха-ау… ха-пха?! А-а-а… мха, а-а-а!
     — Кх-х, кх!.. Ух, о… я, я до сих пор кончаю! Ты — моя, Кирика! Моя личная рабыня!.. Ух-х!
     — Н-не-е-ет!.. Я никогда тебе не-е-е!..
     — Я буду повторять каждый день, пока ты не подчинишься мне и телом, и душой… это доказательство того, что ты принадлежишь мне целиком и полностью!..
     Белое вязкое молочко сработало в качестве передатчика заклинания и обновило порабощение.
     Кирика тяжело дышала и подрагивала от унижения тем, что кончила из-за сосков. Я смотрел на нее и исполнялся наслаждением от власти.
     А затем, точно по расписанию…
     В полную пара и пропахшую похотью баню вошли две фигуры.
     — Похоже, вы успешно обновили порабощение, повелитель!
     — О-хо-хо, какое же милое личико у нашей госпожи принцессы-рыцаря… а вы, хозяин, слишком ее обкончали.
     Сквозь дымку проступили волосы золотистые средней длины и волосы длинные, непослушные и рыжие.
     — Э, н-но ведь вы…
     Пусть ее лицо вымазано липкой белой жидкостью, Кирика все равно ощутила смятение.
     И ее можно понять.
     К нам пришли волшебница Нина и воительница Амелия… две моих рабыни.
     Но они изменились.
     Теперь выражения их лиц и голоса не бездушные, как у кукол… а живые и здоровые, как у обычных людей.
     [Статус]
     Рабомант Тору
     Класс: Рабомант 7 уровня
     Навыки: Магия порабощения 6 уровня

     Принцесса-рыцарь Кирика
     Класс: Принцесса-рыцарь 5 уровня
     Навыки: Святой меч 3 уровня
     Сопротивление магии 2 уровня

Глава 5. Авантюристки и обед

     — Мы ведь с вами еще не знакомы, принцесса-рыцарь-сан. Я — Нина, волшебница. Бывшая авантюристка, но сейчас, конечно же, рабыня Тору-самы… ах, ваш член такой вкусный, повелитель.
     — Ам-м… а я Амелия, приятно познакомиться. Это была твоя техника святого меча? Здорово ты, никогда меня еще с щитом так не откидывало… м, м-м-м!..
     Между моих ног покачивались попеременно золотистые и рыжие волосы.
     Две моих рабыни услужливо вылизывали только что кончивший член, по ходу дела представляясь.
     Кирика неотрывно смотрела на эту сцену с красным лицом.
     — Ч-что с вами? Вчера вы совсем…
     — Удивлена тем, как они изменились? За это надо благодарить секс с тобой, через который я повысил свой уровень.
     До сих пор они, в отличие от Кирики, обладали характерами кукол и пользовались лишь необходимым минимумом фраз.
     Однако на 6 уровне магия порабощения обрела способность восстанавливать рабам «изначальный характер».
     Разумеется, с одним отличием — рабы продолжают почитать меня как своего хозяина и беспрекословно слушаются моих слов.
     Вся информация о новых навыках автоматически добавляется в мозг.
     В отличие от Земли, этот мир работает по очень удобным законам.
     — Обе они — авантюристки из группы, посланной разобраться с похищениями селянок, которые я организовал. Как ты догадываешься, я при первой же возможности поработил их всех.
     — Э-хе-хе, мы стали секс-рабынями.
     — И подружились с хозяином.
     Они, в отличие от Кирики, даже не подозревали о существовании магии порабощения.
     Ничего удивительного — класс рабомантов считается в этом мире практически легендой.
     А магия очарования, которой владеют обычные маги, работает лишь на безмозглых животных.
     Скорее всего, я единственный человек во всем этом мире, способный превращать людей в своих рабов.
     — Д-да поняла я уже! Зачем ты заставляешь меня смотреть?!
     — Понятно зачем — учу тебя правильно вылизывать член после минета.
     — У-у… все-таки ты такой мерзавец…
     И, конечно же, затем, чтобы насладиться смущением Кирики.
     Именно поэтому я приказал ей встать в метре от нас и смотреть.
     — Мы, получается, твои семпаи по рабству, так что смотри хорошенько, принцесса-рыцарь-сама.
     — Кстати, Амелия, ты на нее не обиделась из-за поражения?
     — К-конечно, нет.
     Две бывшие авантюристки ублажали меня в нижнем белье, похожем на купальники, и совсем не обращали внимания на смущенную принцессу-рыцаря.
     В их затуманенных глазах видны магические отметины, напоминающие сердечки.
     — Меня повелитель поработил первой. Я выдала себя за селянку, а потом мы остались с повелителем наедине и…
     — Ну, я подумал, что с волшебницей надо что-то сделать в первую очередь… ух, а ты стала очень умелой, Нина. Отлично лижешь!..
     — Хе-хе, рада, что доставляю вам удовольствие. Вы ведь столько тренировали меня.
     Нина — обладательница немного детского и щуплого, как положено волшебнице, тела, а также маленькой груди.
     Глаза у нее обаятельные, как у кошки, и сейчас, когда к ней вернулся характер, я отлично это вижу.
     Очень интересно смотреть на то, как она щекочет член язычком, словно слизывая из миски молоко.
     — А я, кажется, попалась, когда подумала, что с Ниной что-то не так и попыталась расспросить ее. Магической защиты у меня нет, так что все произошло быстро… ну, благодаря этому я подружилась с хозяином и смогла начать прислуживать члену-сама.
     — Ладно, Нина, но я удивился тому, что и Амелия оказалась девственницей. А ведь ты выглядишь старше меня… да и щелка у тебя уже, чем у Нины.
     — Н-не надо так громко заявлять об этом, хозяин, мне неловко!
     У Амелии мускулистое загорелое тело настоящей воительницы. Однако она выглядит не кряжистой, а стройной, подобно дикому зверю. При этом ее мягкие груди и ягодицы самые что ни на есть женские.
     Ее большие глаза и волевые брови тоже обладают своим необычным шармом.
     Она осыпала мой член градом поцелуев, не делая особого различия между стержнем и головкой.
     — А вообще, девушки, что-то у вас вылизывания затянулись… ух!
     — Э-э? Но ведь это потому, что у вас слишком вкусный член, повелитель… ням, ням.
     — Давай снова доведем член-сама до блаженства, Нина. Ам-м…
     — Замечательная мысль, Амелия… м-м, ням-м-м…
     Обе они припали губами к моему члену с разных сторон, да так, словно собирались играть на нем, как на губной гармошке.
     — А, а-а… о-они и такое делают?! — от такого развращенного приема у Кирики захватило дух.
     Я ощутил, как во мне вновь пробудилось либидо, и погладил белокурые и золотистые волосы возле моих ног.
     — Рассказывайте дальше. Поведайте ей о том, как я с вами занимаюсь сексом.
     — Хорошо-о… мне больше всего нравится, когда повелитель трахает меня в своих объятиях… я люблю, когда он стучит в мои недра… — созналась Нина, нежно поглаживая мои яйца.
     — А я таю, когда меня долбят членом сзади. Настолько, что кончаю несколько раз еще до хозяина… и девственности я лишилась также — хозяин силой взял меня сзади!.. — Амелия же массировала основание члена, заключив его в кольцо из пальцев.
     — Н-не-е-ет!.. Я не хочу больше слушать!..
     Две рабыни беспрестанно надавливали на мой член губами. Конечно, долго я не продержался.
     — К, кхо-о-о! Я больше… не могу!
     — Кья?! Ух ты, ух ты!
     — Аха-а, пошла-пошла!
     — Ай, м-меня за что?!
     Я испустил белую жидкость, окидывая взглядом трех красавиц.
     Хотя это уже второй мой оргазм за сегодня, он получился таким бурным, что перепало даже Кирике.
     Авантюристки же ловили сперму языками, словно соревнуясь друг с другом.
     — Мы ведь вылизывали начисто, повелитель, во время чистки кончать нельзя… м-м, опять все по новой…
     — Эй, ты… наверняка опять тихонько зачаровала член на либидо, пока лизала, Нина?
     — Э-хе-хе, меня застукали.
     — Что прикажете, хозяин? Еще разик? Или же…
     Они слизывали сперму с лиц друг друга.
     При этом многозначительно искоса поглядывая и виляя попами.
     — Нет, сначала давайте поедим, а то я проголодался.
     — Ага, положитесь на меня, хозяин. Я постараюсь от души.
     — А-а, а у меня навыка готовки совсем нет… так что будем ждать вместе, принцесса-рыцарь-сан, — Нина сглотнула всю пойманную сперму и дружелюбно обратилась к Кирике.
     — Х-хорошо… — а Кирика, в свою очередь, совершенно не понимала, как разговаривать с этими рабынями, напоминающими самых обычных девушек.
* * *
     — …Вкусно, — удивленно произнесла Кирика, отведав наполнявшее ее деревянную миску рагу из утятины с весенними овощами.
     Сейчас она без брони, в одной только поддоспешной одежде.
     Точнее, в кружевной блузке с синим галстуком, а также в плиссированной мини-юбке.
     Очень опрятный наряд, вызывающий ассоциации со школьной формой… неплохо бы ее в таком трахнуть.
     — Во-во, согласна? Может, по Амелии этого не видно, но она была шеф-поваром нашей группы.
     — Что значит «не видно»? Впрочем, хе-хе, я рада, что мою стряпню похвалила принцесса-рыцарь, приученная к еде с королевского стола.
     Нина и Амелия сидели за столом в свободной мантии и тунике соответственно.
     Раньше меня окружали рабыни-куклы, но теперь сразу стало шумно.
     — Нет, это не лесть, мне и правда нравится… откровенно говоря, дорогущая еда на королевском столе немного пресная. Еще ее часто холодной подают.
     — О-о, неужели? Тяжело же тебе приходилось, принцесса-рыцарь, — подколол я Кирику.
     — Да уж, возможно, мне больше по вкусу простая пища, но из свежих ингредиентов… а, ой, — Кирика вдруг заметила, что заговорила со мной обычным тоном, резко надулась и отвернулась.
     Но что самое очаровательное — ложкой водить она так и не перестала.
     Понятно, значит, принцесса-рыцарь питает слабость к вкусной еде… надо будет запомнить.
     …И кстати, проводить так время на удивление приятно.
     Если подумать, я уже очень давно ни с кем так весело за столом не беседовал.
     — Кстати, Одамори-кун. У тебя ведь должны быть еще два раба из числа авантюристов, — осторожно спросила Кирика, доев одно из блюд.
     — Тебе интересно, где они?
     Наверняка она хочет тщательно рассчитать, какие именно силы в моем подчинении.
     Что это за люди, чем они занимаются и где находятся.
     — Вы уверены, что об этом стоит рассказывать, повелитель? — спросила меня Нина, и я уже собирался ей ответить, как вдруг…
     В моей голове раздался странный звук бьющегося стекла.
     Я рефлекторно вскочил, уперевшись руками в стол.
     — Что случилось, хозяин?
     Магия порабощения пронзила пространство и оповестила меня о «событии».
     Я хорошо выучил, что означает это чувство.
     — Из оставшихся двух… одна только что покинула «рамки» моего контроля.
     — Э? Что это значит?..
     — Это же… не может быть!
     Я с тяжелым сердцем сообщил засуетившимся рабыням:
     — Да… либо она умерла, либо каким-то образом вырвалась из-под контроля.
     Пока неясно, что именно.
     Но с одной из моих рабынь что-то случилось.
     [Статус]
     Рабомант Тору
     Класс: Рабомант 7 уровня
     Навыки: Магия порабощения 6 уровня

     Принцесса-рыцарь Кирика
     Класс: Принцесса-рыцарь 5 уровня
     Навыки: Святой меч 3 уровня
     Сопротивление магии 2 уровня

     Волшебница Нина
     Класс: Маг 5 уровня
     Навыки: Магия усиления 2 уровня
     Пространственная магия 2 уровня
     Лечебная магия 1 уровня

     Воительница Амелия
     Класс: Воин 6 уровня
     Навыки: Владение мечом 3 уровня
     Владение щитом 3 уровня
     Кулинария 1 уровня

Глава 6. Посетитель и демоническое приглашение

     Надвигался вечер, лес погружался в полумрак.
     Наш отряд вооружился и покинул пещеру сразу после обеда.
     Мы быстро пробирались сквозь заросли и двигались к цели.
     Вооруженная рыцарским клинком и облаченная в очаровательный костюм принцессы-рыцаря Кирика, экипированная мечом и большим щитом Амелия, одетая в мантию Нина с посохом в руках.
     Я же пошел в плотном плаще с капюшоном и без оружия. В конце концов, моя задача — командовать ими.
     — Я правильно понимаю, что заклинание спало лишь со Сьерры-тян, повелитель?
     — Да, по крайней мере пока что.
     — Значит, мы до сих пор не знаем, что случилось с Наной?..
     Отряд Нины состоял из трех девушек и одного бесполого создания.
     Последняя из девушек — эльфийская лучница Сьерра, которая, несмотря на свое оружие относится к друидам.
     И кроме нее — удивительный оживший доспех, Бронированный Голем по имени Альма V7, но с легкой руки Нины его/ее прозвали Наной.
     Как я понял, такие магические существа, которых создают алхимики, довольно часто примыкают к авантюристам.
     — Я и не думала, что твои чары порабощения действуют и на магических созданий…
     — Ну, оно ведь тоже разумное.
     — Так что, хозяин, какие у вас версии на счет того, почему развеялось заклинание?
     Да, это самое важное.
     Конечно же, само по себе заклинание должно было завершиться очень и очень нескоро.
     — Первая: кто-то использовал развеивающую магию вроде «Диспел Меджика». Но это очень маловероятно.
     Развеять заклинание может лишь тот, кто понимает, с какими именно чарами имеет дело.
     Другими словами, для большей части магов развеять полулегендарное заклинание порабощения — непосильная задача.
     Если верить словам Нины, сейчас в этом мире нет магов, способных развеять порабощение, впервые встретившись с ним.
     — Куда вероятнее вторая версия… раб погиб, что привело к автоматической отмене заклинания.
     — О, нет!.. Надеюсь, Сьерра-тян в порядке…
     От мысли, что кто-то из ее команды мог умереть, Нина едва не расплакалась.
     Пусть она и стала рабом, ее чувства по отношению к товарищам все так же сильны.
     — Не плачь, Нина, это еще не факт. Одамори-кун… может ведь быть и такое, что заклинание развеяли неведомым тебе способом?
     — …
     Да, этого я боюсь больше всего.
     И если это окажется правдой…
     То такой способ может узнать и Кирика, которую я взял на поиски вместе с собой.
     Но при всем этом принцесса-рыцарь — однозначно сильнейший из моих бойцов.
     Возможно, мне понадобится ее сила, чтобы разобраться с таинственным происшествием… я долго думал, и в результате все же решил, что на поиски отправится и она.
     — Ну… одна из наших задач — именно разобраться в случившемся.
     — А ты спокоен. Неужели у тебя не болит душа от того, что одна из твоих рабынь могла умереть?
     — Не знаю, я еще не разобрался, грущу ли из-за этого. Но… — я мрачно вгляделся в чащу леса. — Не позволю никому прикасаться к моим рабам. Это знаю точно.
     — Какой ты жадный… Ко мне это тоже относится?
     — Разумеется. А теперь поспешим.
     Я оборвал разговор, и мы побежали вглубь темного леса.
* * *
     — …Здесь так тихо. Я не вижу ни людей, ни следов битвы, — заключила Нина, осмотрев место назначения с помощью зачарованного монокля.
     Мы стоим на холме вдали от небольшого особняка, окруженного деревьями — тот едва попадает в область действия магического зрения.
     Команда авантюристок на всякий случай оборудовала себе в этом домике базу.
     Как мне рассказали рабыни, Сьерра и Нана пошли туда для того, чтобы забрать оставленные артефакты и гримуары.
     Заклинание оборвалось, как раз когда они должны были достичь особняка. Значит, внутри мы наверняка найдем какие-нибудь улики.
     А может… и того, по чьей вине все произошло.
     — Что будем делать, Одамори-кун?
     — …Нам придется сходить туда. Я рассчитываю на тебя, Химено-сан.
     — Ладно-ладно. Хоть мне и хочется, чтобы ты развеял заклинание, освобождаться от него через смерть я, пожалуй, откажусь, — насмешливым тоном сказала Кирика и потянулась к свисавшему с пояса рыцарскому мечу.
     Затем наш отряд приступил к штурму особняка…
* * *
     Мы вошли внутрь, высматривая возможные ловушки.
     Наша «цель» обнаружилась в зале, занимавшем почти весь второй этаж.
     — Что это?!
     В самом его центре от пола до потолка тянется округлой колонной стена из радужного света.
     Внутри лежит стройное тело.
     Заостренные уши сразу выдают эльфа.
     — Сьерра-тян!
     — Стоп, никому не приближаться! Нина, ты знаешь, что это?
     — Э-э, оно похоже на заградительную магию, которую используют для ослабления атак… но я никогда не видела, чтобы она имела такой окрас…
     Эта магия оборвала заклинание порабощения?
     Как бы там ни было, мы дружно вгляделись в Сьерру, чтобы понять, жива ли она, как вдруг…
     — Кхи-хи-хи… все ж изволил прийти, рабомант, — над нашими головами послышалась детская по звучанию, но старомодная речь.
     В пространстве появилось фиолетовое искажение… из которой показалась необычно выглядящая миниатюрная девушка.
     Своей бледной кожей и черным готическим платьем она напоминает фарфоровую куклу.
     В больших красных глазах отчетливо видна надменная, высокомерная усмешка.
     Меж длинных, серебристых, почти прозрачных волос, выглядывают два толстых рога, не похожих ни на бычьи, ни на козьи.
     А на лбу нарисована зловещая фиолетовая метка, похожая на вертикальный зрачок.

 []

     — Рога, магическая эмблема на лбу… это же демон! К тому же довольно могущественный!..
     — Именно. Имя мне — Пальмира. Я аристократической крови, из рода четвертых демонов иерархии, — высокомерно заявила похожая на девочку демоница Пальмира, закинув ногу на ногу прямо в воздухе.
     Пусть она и выглядит года на 2–3 младше меня, но на самом деле наверняка на порядки старше.
     — В-в иерархии всего семь уровней… но демоны четвертого и других старших уровней настолько могущественны, что практически не появляются в мире людей! — голос Нины задрожал.
     Действительно, даже младшие демоны, занимающие нижнюю ступень иерархии, настолько сильны, что не по зубам рядовым авантюристам.
     Ха-ха, вот уж не думал, что наш улов окажется таким богатым!..
     — Но расслабьтесь, жизни сей девочки ничто не грозит, я и пальцем ее не коснулась! Лишь временно отрезала ее от мира посредством своей магии — «Отслоения Пространства», — сказала она, указывая пальцем на Сьерру.
     «Отслоение Пространства»… эта магия способна отделить цель от всего мира на пространственном уровне?
     Тогда все понятно. Моя магия не может достигнуть другого мира и отключилась словно мобильник, покинувший зону действия сети.
     — Вот незадача, я и не подумал о таком способе прервать заклинание. Кстати, где Нана… тот Бронированным Голем, что был с ней?
     — А, та марионетка? Она весьма сопротивлялась, так что, простите, я немного развлеклась с ней, убивая время в ожидании вас.
     Демоница с легкостью вытянула щуплыми ручками из фиолетового разлома медный доспех… вернее, тело Альмы V7.
     Затем она бросила его на пол, и истерзанное тело рассыпалось.
     — Нана-тян?!
     — П-простите, господин… я не смогла защитить Сьерру…
     — Не волнуйся, Нана. Главное, ты в порядке… так что, аристократка-сан, по какой причине ты осмелилась навредить моим рабам?
     Маленький ротик Пальмиры расплылся в зловещей усмешке, и она пронзила меня взглядом красных глаз.
     — Я искала встречи с тобой, о первый рабомант за столько веков. Да… я пришла забрать тебя к нам, демонам.
     — А?! Что ты сказала?..
     Обомлел не только я, но и Кирика, и все остальные.
     Неужели она сделала это для того, чтобы выманить меня?
     — Хе-хе, даже в мире демонов рабоманты остались лишь в сказаниях… и я премного удивилась, когда моя магическая сеть уловила эхо твоих чар. Подготовить «Отслоение Пространства» — замысловатая задача, но я пошла на это, ибо решила, что так ты непременно пожалуешь.
     Насколько мне известно, демоны в своем мире ведут непрекращающуюся войну за власть.
     Миру людей они доставляют одни лишь неприятности, вылавливая животных ради энергии и жертвоприношений, а также чиня от скуки хаос и разрушения.
     — Ты решила, что моя сила поможет тебе в ваших распрях?
     — А ты довольно смышленый. Верно, рабомант, стань моей десницей. Тогда тебя ждет слава, услада и такое блаженство, кое недоступно человеческому телу! — она картинным жестом протянула мне бледную, словно гипс, ладонь.
     Все взгляды собрались на мне.
     — Понятно, на это я могу ответить лишь одно… отказываюсь, — резко ответил я.
     Больше мне нечего ей сказать.
     — Хм… верно ли ты расслышал? Если согласишься, я верну тебе сию девочку.
     — Сколько еще ты будешь спрашивать? «Нет» значит «нет». Я все обдумал и решил, что вторую свою жизнь проживу так, как хочется мне.
     — Одамори-кун…
     — Мне надоело жить, заглядывая кому-либо в глаза. Пусть мне служат другие, но сам я не подчинюсь никому. Ни за что.
     Может, я злодей и подонок, но приказов слушаюсь только своих.
     Я буду жить в этом мире так, как хочется мне, к каким бы последствиям это ни привело.
     Это мой единственный принцип, который я уже озвучивал Кирике.
     — И я не прощу тебе того, что ты пыталась отобрать моего раба. Я забираю Сьерру обратно, аристократка!
     Пальмира расплылась в довольной улыбке и усмехнулась.
     — Ясно-ясно… ты возгордился потому, что получил незаслуженную силу? Тогда сначала тебя надо воспитать и показать, что всех ты ею не сразишь!
     Она перевернула протянутую ладонь, и возле собрался сгусток фиолетовой энергии.
     «Вот черт, она даже заклинание не прочитала…» — и едва успел я подумать об этом, как демоница выпустила в нас магический снаряд.
     — Ха-а-а!.. — отреагировала одна лишь Кирика.
     Она отмахнулась от атаки мечом, окутанным огненным свечением, и магия погасла.
     Пальмира вскинула бровь и недовольно сказала:
     — Хо… магия святого меча? Неприятнейшая техника.
     — Да, этот навык создан именно для того, чтобы бороться с вами, демонами, — ответила Кирика, шагнув вперед с воздетым мечом и развевающимися волосами и плащом.
     Я, конечно, предвидел, что принцесса-рыцарь окажется сильной, но настолько?.. Не зря ее покорил.
     — Стало быть, ты, в отличие от иных рабов, сохранила волю? Тогда позволь спросить, — теперь алые глаза сфокусировались уже на Кирике. — Как видишь, мой ритуал способен развеивать слабые чары подчинения.
     — …
     — Ты ведь ненавидишь рабоманта? Если дашь слово не ратовать со мной, то после того, как вдоволь покараю сего типа и сломлю его дух, я дарую тебе свободу.
     Понятно… это часть плана Пальмиры, чтобы заставить меня раскаяться в отказе?
     Кирика мельком посмотрела на меня.
     Наши взгляды на мгновение встретились.
     — …При всем моем желании, я откажусь.
     — Хо? Снова неожиданный ответ…
     — Не недооценивай меня, я принцесса-рыцарь! Пусть я и стала рабом, но гордость моя осталась! Лучше буду рабом, чем пойду на сделку с демоном, заклятым врагом человечества! — провозгласила Кирика, вскидывая меч.
     С таким же величественным лицом, с которым явилась ко мне в этом мире.
     — Спасибо, я верил в тебя.
     — Ложь. Ладно, Одамори-кун, нам нужно пробиться через нее. Пусть твоя трусливая голова придумает нам тактику.
     — Ничего себе ты выражаешься… но ладно. Что же, почему бы не попробовать! Все согласны?!
     — Есть, господин-сама!
     — Да, пора отомстить за Нану!
     Амелия вышла вперед, поравнявшись с Кирикой, а Нина встала так, чтобы защищать меня.
     Девочка-аристократка окинула нас взглядом и насмешливо сказала:
     — Кхе-хе-хе… как пожелаете… сейчас ты вкусишь как силы аристократки Пальмиры, так и собственного бессилия, рабомант!
     [Статус]
     Рабомант Тору
     Класс: Рабомант 7 уровня
     Навыки: Магия порабощения 6 уровня

     Принцесса-рыцарь Кирика
     Класс: Принцесса-рыцарь 5 уровня
     Навыки: Святой меч 3 уровня
     Сопротивление магии 2 уровня

     Волшебница Нина
     Класс: Маг 5 уровня
     Навыки: Магия усиления 2 уровня
     Пространственная магия 2 уровня
     Лечебная магия 1 уровня

     Воительница Амелия
     Класс: Воин 6 уровня
     Навыки: Владение мечом 3 уровня
     Владение щитом 3 уровня
     Кулинария 1 уровня

Глава 7. Демоническая девочка-аристократка и демоническая клятва

     — Ну-ка, ну-ка! Что с тобой такое, Пальмира?! Куда подевались твои угрозы?!
     — Ик-кхи-и-и-и, икх-х-х, а-хья-а-а-а-у-у-у!
     Непристойные влажные звуки сливались с громкими воплями, сотканными из рыданий и стонов наслаждения.
     — Сила аристократки, говоришь?! Ну-ка, слабо повторить те же слова, а?! Давай-давай!
     — Л-лома, я сейчас сломаю-ю-юсь! П-пощади-и-и, а-а-а-а-а-а-а!
     Мой живой поршень нещадно долбил стоящую на четвереньках демоническую девочку-аристократку.
     — Кто там вкусит собственного бессилия? Ну-ка, отвечай, кто познал собственное бессилие настолько, что ее теперь дерут членом?!
     — Я, я, то была я!.. А-а-а, я не желала сего говори-ить!
     — Во-от, отлично, а теперь я командую тебе как следует увлажнить вагину!
     — Хья-а-а-а-а-ан-н?! П-плоть моя идет против воли моей! Что ты делаешь, прекрати помогать органу этого типа! Не-е-ет!..
     Я держал ее за поясницу, точнее, за приятное на ощупь готическое платье, что надето на Пальмиру, и безжалостно насиловал сзади.
     — Кх, твоя узкая щель так отлично сжимается! Я сейчас уже в третий раз кончу… так что пусть твоя крохотная матка напьется подчиняющей спермы! Укха-а-а-а!
     — Хья, п-прекра… нга-а-а-хи-и-и-и-и-и!
     Как происходящее приняло такой замечательный оборот?
     Давайте немного отмотаем время.
* * *
     — Кхе-хе-хе… что такое? Сознаёте ли, что у вас нет ни единого шанса, если вы так и будете бегать, м-м? Говорить-то вы горазды, а теперь попробуйте развлечь меня! — с вызовом в голосе обратилась к нам Пальмира, все так же висевшая под потолком, изящно закинув ногу на ногу.
     Вокруг нее беспрестанно рождались темные магические снаряды, обрушиваясь на нас дождем.
     — Черт, да она над нами издевается! Такими темпами мой щит долго не протянет!
     — Наверное, этого следовало ожидать, но у меня никак не получается ослабить ее магией!
     Пусть щит Амелии и зачарован Ниной на сопротивлении магии, от него уже отлетело столько щепок, что он вот-вот сломается.
     Кирика тоже изо всех сил отбивалась от потока снарядов, не в силах урвать ни единого шанса на контратаку.
     Магические бомбы слишком сильны для нас, остается лишь обороняться.
     Наверное, единственная причина, по которой демоница еще не добила нас — ей хочется вовсю поиздеваться и заставить меня ощутить беспомощность.
     — Такими темпами мы проиграем, Одамори-кун. Ты ничего не придумал?!
     — Придумать-то придумал. Вот только…
     Наверное, шанс на победу у нас только один.
     Поработить Пальмиру моим заклинанием.
     Аристократка упоминала, что я нужен им для войны за власть.
     А значит, магия моя должна работать даже на демонов, если пробить магическую защиту.
     Проблема лишь в том, что эта коварная готическая лолита и сама все понимает.
     — Хотя… погоди-ка. Точно, мне ведь не нужно к ней подходить!..
     В моей голове пронеслись воспоминания, а вместе с ними родилась поистине дурацкая идея.
     И именно поэтому… ее стоит попробовать.
     Потому что в противном случае шансов у нас нет.
     Мы отступили до самой лестницы заливаемого магическим дождем второго этажа, и я тихо сказал своим рабыням:
     — Так, слушайте, что я придумал…
* * *
     — Та-ак, пора бы, наверное, по очереди выбить из боя всех твоих рабов… хо-хо, принцесса-рыцарь, желаешь стать первой? — снисходительным тоном обронила Пальмира, увидев, что из нашего укрытия на лестнице вперед вышла лишь Кирика.
     Погоди у меня, я заставлю тебя сожалеть о твоих словах!..
     — Посмотрим, сможешь ли ты устоять против сильнейшей из моих атак, аристократка-сан. Святой свет, гроза демонов, дай силы моему благородному клинку… «Бриллиант Бёрст!»
     Красный свет закружился вокруг клинка принцессы-рыцаря, а затем обратился ударной волной святой энергии и устремился вперед.
     Улыбка ненадолго спала с надменного лица Пальмиры, и она приняла серьезный вид.
     — Раз ты столь искусна со святым мечом, я тоже покажу, на что способна! Прогнись моей силой, подпространство… «Джет Блэк Вортекс!»
     Ее вскинутые тонкие ручки испустили мощный вихрь черной энергии.
     Искажающая пространство волна тьмы схлестнулась со святым потоком.
     От силы столкновения покачнулось все строение.
     — Кх-х-х!.. О-она одолевает мою атаку?!
     — Кхе-хе-хе, ты довольно умела для человека. Но бросать вызов аристократке, четвертой в иерархии демонов — безрассудство, принцесса-рыцарь!
     Клинок Кирики дрожал, а ее энергию постепенно оттесняло обратно.
     И когда она уже почти проиграла…
     — Эй, аристократка Пальмира, ну-ка посмотри сюда! Да, именно ты, вредная лоли-стерва!
     — А-а?…Что за?!
     Даже у самой Пальмиры при виде этого зрелища отвисла челюсть.
     Впрочем, я не удивлен.
     Когда я появился из укрытия… то стоял, раскинув ноги на ширину плеч и без штанов, вовсю трахая в губы усевшуюся передо мной Амелию.
     — Ч-ч-ч… ты в своем уме, рабомант?!
     — В нем самом! Ух-х, отлично сосешь, Амелия… такое чувство, будто ты мне сейчас конец оторвешь!..
     — Ап, мп-п-п! Мха, пха-а… мб, мр-р-р-р!
     Воительница старательно водила губами по моему восставшему достоинству, покачивая рыжими волосами.
     Ошеломление Пальмиры сменилось такой яростью, что у нее задрожало лицо.
     — Ты мнишь, я начну ошибаться, узрев извращенное действо?! А я ведь считала тебя человеком разумным!
     Ее магический вихрь не только не ослаб, но загудел и увеличился в размерах.
     Кирика упала на колено. Еще немного, и она не выдержит.
     — Нет, все идет точно по моему плану. Я иду к победе… кху-у-у!
     Глубокий минет, начавшийся еще до того, как Кирика выбежала вперед, приблизил мой член к заветной грани.
     Я резко вытащил свой половой орган изо рта Амелии… и направил его на Пальмиру!
     — К-кончаю… у! Д-давай, Нина!
     — Е, есть! «Телепорт Обжект!»
     Из зачарованного на либидо члена выплеснулось много белой жидкости.
     Нина телепортировала ее магией.
     — …Хьян?! Апх… ч-что это, а… н-не может быть?!
     И ее кукольное лицо, и красные глаза, и эмблема на лбу оказались заляпаны густой спермой.
     Пока она выбрасывала вперед руки и колдовала, то оставалась без защиты и давала нам шанс.
     Пусть мы не можем подойти ближе из-за яростной схватки заклинаний, телепортировать объекты все еще можно.
     — Да, Одамори-кун, ты говорил, что сперма может служить проводником для магии порабощения… но это все равно ужасная тактика.
     — А-ах ты-ы, ты-ы-ы-ы… н-на мое чело! Как ты посмел пачкать сим лик благородной демонической аристократки-и?!
     Конечно же, врага со столь высокой магической защитой так просто не поработить.
     Я смогу подчинить ее себе лишь на мгновение.
     Но сейчас мне этого достаточно.
     — Я приказываю тебе через магию, проводимую моей жидкостью, аристократка Пальмира! Обрати ту магию, что ты используешь, против себя самой!
     — Ч-чер… уо-о-о-о-о-о?!
     Кирика резко отпрыгнула, а Амелия защитила нас щитом.
     В следующее мгновение раздался такой взрыв, что снесло половину крыши.
     Когда вспышка погасла, мы увидели Пальмиру, бессильно падающую в проломленный пол.
     Ее сильнейшая атака, дополненная гневом и яростью, плюс святой меч Кирики, предназначенный для битв против зла… от такого урона она так просто не отделается.
     И все-таки, надо сказать… наверное, я единственный человек в мире, сразивший могущественного демона, кончив ему в лицо.
* * *
     — Кх, о-отпусти! Не смейте меня трогать, жалкие людишки!..
     Разодранное в клочья готическое платье. Отчаянно барахтающаяся Пальмира, которую держат за руки и ноги Кирика и Амелия.
     Сильнейший магический взрыв практически обезвредил ее.
     — О-хо-хо, пусть ситуация и перевернулась, говорит она так же грозно. Что будем делать, хозяин?
     — Понятно, что… придется основательно вдолбить заклинание порабощения в благородное тело Пальмиры-самы.
     — Так я и думала… но сейчас другого выхода действительно нет, — со вздохом сказала Кирика, когда Нина оживила мой член магией, и я взял его в руку.
     Увидев перед собой столь ужасающий инструмент, демоническая красотка шумно вдохнула.
     — П-прекрати! Приближать не смей ко мне столь мерзкую, вонючую и уродливую вещь! Никогда не прощу… кья-хи-и-и?!
     Шлеп! Сначала послышался хлопок, а затем краткий вскрик.
     Я отвесил до сих пор влажным от слюны Амелии членом пощечину белому, словно фарфор, личику.
     — Как ты грубо выражаешься, а ведь тебе предстоит сполна вкусить этой «мерзкой вещи». Грубых девочек ждут пощечины членом. Во-от, шлеп-шлеп.
     — У-у, с-смерди-и-ит!.. З-за такое унижение страдать тебе веки вечные и кончить, как в аду, рабомант… п-прекрати в меня тыкать!
     — О, боюсь-боюсь. Раз так, надо бы сначала показать тебе, что значит «кончить, как в аду».
     — Ну и характер у тебя, Одамори-кун.
     Я трепал шелковистые, приятные на ощупь серебристые волосы и упивался ощущением власти над ненавистно смотрящей на меня девочкой, от души шлепая ее по лицу членом.
     А недовольный взгляд Кирики лишь возбуждает меня еще сильнее.
     — Я н-непременно замучаю тебя до полусмерти, а потом сожгу адским пламе… м-м-м-м-м! — когда она попыталась отпустить очередную дерзкую фразу, я неожиданно заткнул ей рот членом.
     Ротик у нее тесный и теплый, не хуже человеческого.
     — О-о, вот ты какая, слизистая оболочка великой аристократки… эх, и перестань уже пытаться откусить. Это тщетно, Нина зачаровала его на защиту.
     — Меня восхищает ваша изобретательность, хозяин…
     — М-м-м-м-м?! Ап, мпх-х-х?! М-м-м-м!
     Я взялся за ее крепкие рожки, росшие на идеальной для меня высоте.
     Я держался за них, как за ручки, и уверенно трахал аристократический ротик, словно искусственную вагину.
     Как же возбуждает полный ненависти взгляд алых глаз и зрелище собственного члена, то и дело скрывающегося в маленьким ротике.
     — Удобно ты устроена, Пальмира! Погоди, уже скоро я выпущу заряженную заклинанием подчинения сперму в твое изысканное горло!..
     — М?! М-м-м! Мп, мп-пх-хм-м! Пха-а-ам-м-м!
     Она с трудом замотала головой, пытаясь вырваться, но ее сопротивление слишком слабое.
     Они изо всех сил пытается откусить мне член, но максимум, что я ощущаю — как она ласкает его зубками, и возбуждаюсь от этого еще сильнее.
     Даже ее язычок, пытающийся выдавить член обратно, лишь ублажает головку члена, доставляя удовольствие.
     — Так, Нина, Амелия, подносите головы и высовывайте языки. От поцелуев с трех сторон я кончу сильнее.
     — Хорошо, повелитель!.. М-м, мч, р-р-р… аха, аристократка-сан так на меня пялится.
     — А, а меня можно членом наградить?.. Ням, м-м-м-м… пха!
     Мало того, что я пользуюсь ртом демоницы, как примочкой для онанизма, она наверняка ощущает еще больше унижения от того, с каким наслаждением рабыни по очереди водят языками.
     Я посмотрел в начавшие наполняться слезами глаза Пальмиры и, довольный тем, что заставил ее страдать, начал резко дергать ее голову, держась за рога.
     Хлюп, хлюп. Хлюп-хлюп-хлюп!
     Хлю-ю-ю-юп!
     — Кхо-о-о, все, я кончаю, кончаю прямо в тебя, Пальмира! Испей человеческой спермы… уо-о-о-о!
     — М, м-м-м… мпх?! Мп, уп…. м-м-гх-х-х-х-м-м-м?!
     Я резко подтащил ее к себе за твердые рога, и когда губы демоницы припали к самому основанию члена, обильно кончил.
     Пусть я все еще не могу отдавать ей приказы, жидкость хлынула ей практически в горло, так что Пальмире волей-неволей пришлось ее выпить.
     — М-м… — она сглотнула, — кх-х!.. — снова глоток, затем еще и еще. — М-м!
     — Кх, у-у-ух!.. В-вот это наслаждение!..
     Я от души заливал пищевод благородной демонической красавицы-аристократки.
     Ее бледное горло отчаянно сокращалось, пытаясь не дать ей захлебнуться.
     Я бросил взгляд на Кирику. Та смотрела на происходящее, затаив дыхание, увидела мой взгляд, покраснела и отвернулась.
     Ее очаровательная реакция помогла мне выжать из себя еще немного спермы.
     — У, уэ-э… гхе! А-ах ты-ы-ы!.. К-как ты посмел такое со мной… кхе!
     Стоило мне вынуть член, как Пальмира злобно уставилась на меня слезящимися глазами.
     Вокруг ее лба, украшенного похожей на глаз отметиной, закружились зеленые огни.
     Пусть я еще не закончил, но свечение доказывает, что заклинание порабощения, работающее сквозь мою сперму, постепенно овладевает ей.
     — Рано так говорить, после первого раза все только начинается. А теперь пора, наконец, кончить в твою аристократичную вагину.
     — Ч-что?!
     — Слушай же мой приказ, Пальмира. Подставь попу и покажи свое самое сокровенное место твоему хозяину.
     — Ч-что с моим телом?! Н-не могла же моя магическая защита подвести?.. Н-не-е-е-е-ет, я не хочу так становиться-я-я!
     Пальмира вся задрожала. Внутри нее схлестнулись покорность и протест.
     Но затем она медленно опустилась на пол и подставила задницу, сокрытую подолом черного платья.
     Пальмира дрожащей рукой подняла ткань с безумно дорогими на вид сложными полупрозрачными кружевами, обнажая такую же черную подвязку и нижнее белье с изысканной шнуровкой.
     — Отлично, кажется, сработало. А теперь как следует увлажни свою вагину и отвечай, только внятно: ты девственница?!
     — Ик… м-мое тело воспылало жаром?! Б-будто я отвечу на такой крайне неподобный… д-да, я девственница, я никогда не занималась любовью… я все еще фрейлина-а-а!..
     — О, не ожидала.
     — Ха-ха-ха-ха! Вот это номер, Пальмира. Так если ты никогда в жизни этим не занималась, то с какой стати обещала мне нечеловеческое наслаждение?!
     — З-з-з-замолчи-и-и-и-и! Молчи, убью, убью-ю-ю!
     Пальмира все пыталась отчаянно поменять позу, и каждый раз, словно неваляшка, возвращалась к той самой позиции, к которой так удобно пристроиться сзади.
     Я усмехнулся и приставил отвердевший даже без заклинаний член к ее мягкой промежности, отодвинув им белье.
     На ее мягкой, но пока еще закрытой белоснежной непорочной щели блеснула капелька смазки.
     — Вот уж не знаю, берегла ли ты свою невинность несколько веков, но я глубоко признателен, что ты сохранила ее специально для того, чтобы я отобрал ее. А теперь готовься, Пальмира, потому что сейчас я наконец-то начну тебя насиловать!
     — П-прекрати, прекрати… умоляю, что угодно, только не… ик, гхи-и-и?! Агх-х, у-у-у-у-у-у-у-у!
     Я с силой вцепился руками в узкую поясницу, надавил… и после довольно крепкого отпора ощутил, как рвется ее плева.
     А затем резко вогнал рассвирепевший конец в ее узкое, почти детское влагалище.
     — А-а-а-а-а… а-а-а… хи-и-и-иа-а-а-а-а-а!
     Удовольствие, садизм и упоение властью выжигали все остальные чувства.
     Член испытывал такое наслаждение, словно девственная демоническая вагина сама засасывала его вглубь.
     Какое-то время я не двигался, упиваясь теснотой и формой ее впадины, и тогда…
     — Ай?! Что за?..
     Мою правую ладонь словно поразило статическим разрядом.
     Я посмотрел на нее, и увидел на тыльной стороне зловещую эмблему — сочетание глаза, клыков и когтей.
     Чем-то она напоминает ту, что на лбу у Пальмиры.
     — А, а-а… м-моя «печать клятвы» появилась у человека столь мерзкого!..
     — Печать… клятвы? Эй, что это з… угх?! Ч-что это за чувство?!
     — Что происходит, хозяин?!
     Я ощутил ни с чем не сравнимое наслаждение, и вместе с ним почуял, что через проникший в Пальмиру член в меня полилась энергия.
     И эта энергия вызвала чувство, на порядок сильнее того, что возникает с повышением уровня.
     В моей голове появилась информация о пробужденном навыке… и я, наконец, понял, что произошло.
     [Статус]
     Рабомант Тору (LEVEL UP! Открыт новый навык)
     Класс: Рабомант 7→9 уровня
     Навыки: Магия порабощения 6→7 уровня
     Демоническая клятва 0→1 уровня

     Принцесса-рыцарь Кирика (LEVEL UP!)
     Класс: Принцесса-рыцарь 5→7 уровня
     Навыки: Святой меч 3→5 уровня
     Сопротивление магии 2 уровня

     Волшебница Нина (LEVEL UP!)
     Класс: Маг 5→7 уровня
     Навыки: Магия усиления 2→3 уровня
     Пространственная магия 2→3 уровня
     Лечебная магия 1 уровня

     Воительница Амелия (LEVEL UP!)
     Класс: Воин 6→7 уровня
     Навыки: Владение мечом 3 уровня
     Владение щитом 3→4 уровня
     Кулинария 1 уровня

Глава 8. Наказание и новая сила

     Я бросил взгляд на зловещую «печать клятвы», появившуюся на тыльной стороне ладони.
     Я все еще стоял с засунутым в Пальмиру членом, а она смотрела на меня с отчаянием во взгляде, старательно изворачивая шею.
     — Что это такое, хозяин?
     — Эта печать соответствует той, что находится на лбу старшего демона. Это символ подчинения, означающий, что демон передал владельцу печати право распоряжаться своей силой, — озвучил я информацию, которая проникла в мою голову вместе с пробуждением навыка.
     Нина с понимающим видом кивнула.
     — Мы проходили это в школе магии. Именно из-за этих печатей власть и женитьба играют такую важную роль в мире демонов.
     — Ага, и это одна из причин, по которой войны за власть между демонами никогда не прекращаются, — поддакнула Кирика.
     Однако чаще всего клятвы заключаются лишь между демонами.
     Только использовав видоизмененную магию порабощения, человек может принять клятву демона и стать его хозяином.
     Это одна из уникальных и невероятных способностей рабомантов.
     — Я все чувствую, Пальмира. Чувствую, как нас связывает поток незримой энергии.
     — У, ау-у-у!.. Н-не могу поверить, что все так обернулось!..
     Демоны — очень необычные создания. Они крайне сильны и живут практически вечно, но умирают, если лишить их всей энергии.
     Другими словами, в моих руках — право отобрать жизнь Пальмиры, если я того захочу.
     Если провести грубую аналогию, мне досталась власть над ее банковским счетом и всеми кредитными картами.
     — И к тому же благодаря невероятной демонической силе… я чувствую, что и уровень магии порабощения тоже вырос. Надо бы тебя за это… отблагодарить!
     — …Мхи?! Н-не надо так резко…. хья-а-а-а?!
     Я с благодарностью шлепнул бедрами по ее заднице, похожей на черный цветок из-за подола платья.
     Пальмира начала стонать от доселе незнакомого ей чувства того, как член ворошит ее чувствительные точки.
     — Как тебе такое, четвертая в демонической иерархии аристократка-сама?! Каково это, когда презренный человек отбирает девственность, получает ключи от жизни и насилует, как последнюю сучку?!
     — Хи-ийя-и-и-и! З-за что ты меня так… я н-никогда не признаю власть мерзкого человечишки, низшего создания, игрушки для демонов! Хьяу-у-у-у!
     Я ритмично трахал ее сзади, а Пальмира кричала, крепко сжав кулачки, впервые в жизни испытывая унижение.
     Сейчас я уже полностью поработил ее, и она послушна, словно кукла.
     — Кх, а все-таки… для первого раза ты хорошо увлажнилась, а вагина твоя здорово откликается, аристократка-сама! Уж не потому ли, что ты на самом деле постоянно онанируешь?
     — Что-о?! П-прекрати выставлять себя дураком, я н-никогда таким… не!.. — она отчетливо содрогнулась и сразу же попыталась опровергнуть предположение, но не смогла договорить.
     Раб не может лгать, отвечая на вопрос.
     — Д… да, верно, я онанирую ежедневно… н-нет, то неправда! Э-это не так, не вынуждай меня такое говори-и-ить!
     — Ого-о-о, да вы еще ненасытнее меня, аристократка-сан, мне и раза в два дня хватало.
     — Э-э, Нина? Ты могла и не отвечать.
     Пальмира отчаянно дергалась и мотала рогатой головой.
     Как же сильно мне хочется поиздеваться над этой девочкой-аристократкой.
     — Хе-хе, великолепно. Расскажи нам всем, как именно ты онанируешь, Пальмира!
     — А-а-а-а… п-перстом щекочу самый вход… щ-щипаю клитор и играю с ни-и-и-им!.. М-молю, не вопрошай, не вопроша-а-а-ай! — созналась она внимательно слушающим людям.
     От стыда и унижения демоническая аристократка залилась краской от шеи до ушей, а затем спрятала лицо в ладонях.
     — О как, у леди-аристократки чувствительный клитор? Ага, ну-ка, кто-нибудь, попробуйте с ним поиграть… и-иэх!
     — К-кья-а-у-ум-м!
     Я схватил ее легкое тело за щуплые ножки, поднял и приложил спиной ко мне.
     Затем раздвинул ее ноги в стороны, из-за чего она стала походить на младенца, которого родитель пытается заставить помочиться. Ее сокровенные места тут же попали на всеобщее обозрение.
     — Ух!..
     — Нет, нет, не хочу в такой позе! И вообще, под таким углом ты проникаешь еще глуб… ик, хьяа-а-а!
     — Повели-итель, дайте я попробую.
     Пальмира все еще исполняла приказ и задирала подол, демонстрируя моим рабыням наши сцепившиеся органы.
     Нина с любопытством в глазах коснулась язычком очаровательной маленькой горошины совсем рядом с ушедшим вглубь Пальмиры членом.
     — П-прекрати, человек… м-ма-а-и-и-ик! Не, не лижи та-а-ам, фх, фха-а-а-а?!
     — И, каков на вкус клитор изысканной демоницы?
     — М-м, сла-аденький, как молочко… хе-хе, он пухленький и твердый, вижу, вы его много теребили, аристократка-сан.
     — М-молчи, молчи-и-и! А, нет, прочь язык! Ик… м-меня еще и член бурави-и-и-ит!
     Благодаря Нине демоническая киска стала сжиматься сильнее, доставляя еще больше удовольствия.
     Я неспешно поднимал и опускал тело Пальмиры, наслаждаясь сочными глубинами узкого влагалища.
     — Амелия, Химено-сан! Раз уж на то пошло, то давайте и вы с ней поиграете. Устройте ей теплый прием, как рабыни-семпаи.
     — Наконец-то! Хе-хе, я собираюсь хорошенько поблагодарить тебя за все, что ты сделала с моим щитом.
     — И за Сьерру-тян с Наной-тян!
     — А м-можно я не… ч-что с моим телом?! Э-это ведь был не приказ!
     Очередное повышение уровня магии порабощения теперь позволяет мне отдавать несложные приказы их телам напрямую, не озвучивая их.
     Они быстро спустили изящную тонкую ткань, обнажая маленькую скромную грудь.
     Каждая рабыня выбрала себе по одному из розовых выступов, хорошо заметных на фоне бледных пологих холмиков…
     — Хья, хья-а-а-ан?! Е, еще и соски-и-и?!
     — М, р-р-р-р… о-о-о, она и правда сладкая. И кожа у нее гладкая, как у младенца.
     — Мч… сл-л, п-почему я?! Мп, мч-м-м!
     Какая невероятная картина — бодрая рыжеволосая воительница и смущающаяся черноволосая принцесса-рыцарь вылизывают маленькие сосочки демонической аристократки.
     А поскольку одновременно с этим волшебница ублажает ее клитор, а я все более резкими движениями распахиваю только что открывшуюся вагину, Пальмира уже совершенно не может сопротивляться.
     — Е-если вы все! Все продолжите одновременно-о-о! Хья! Хья-а! Свихнусь, я так свихну-у-у-усь!
     — Ха-ха, да ты сейчас и без моего приказа кончишь, Пальмира! Давай, кончай, кончай от того, что тебя прижали презираемые тобой людишки, и вопи! Ну же, ну же, ну же!
     Я принялся добивать демоницу такими мощными фрикциями, что в нижней части ее живота проступили очертания члена.
     Из-за того, что целых три красавицы-рабыни атаковали Пальмиру языками, ее благородная девственная щель непрерывно истекала смазкой, благодаря которой все мои движения доставляли ей наслаждение.
     Наконец, я с силой вжался членом в шейку матки… и отдавил ее повыше!
     — А?! А, а, а-а… мхи-и-ий-а-а-а-а-а?! Я больше не могу-у-у-у-у-у-у!
     Белая жидкость хлынула в тесные глубины.
     Моя горячая человеческая сперма вливалась в демоническую матку, к которой в любых других обстоятельствах ни за что бы не приблизилась.
     Я испытал стремительный душевный подъем от того, что смог подчинить создание, стоящее на ступень выше человека.
     — У, кх-х! Запомни своей маткой — вот она, сперма хозяина, которому ты поклялась, и который овладел тобой!
     — А, ай-й, а-у-у-у!.. Меня изнутри… заливает горячим!..
     — Кья?! А-ха-ха, аристократка-сан попала мне на лицо.
     Когда Пальмира выгнулась в истоме оргазма, из нее хлынула смазка и попала на лицо Нине.
     Миниатюрной сребровласой девушкой полностью овладел первый в ее жизни вагинальный оргазм.
     Кирика и Амелия смотрели на это зрелище с распаленными лицами…
* * *
     Вслед за этим Пальмира приняла внутрь себя еще 3 усиленных магией оргазма, и сама вовсю обкончалась, испуская сладостные вопли.
     Мой член бурил ее и спереди, и сзади, а три рабыни помогали ей развивать детскую сексуальность. В конце концов, Пальмира потеряла сознание. К этому моменту на полуразрушенный особняк уже опустилась ночь.
     Стоило Пальмире упасть в обморок, как радужное «Отслоение Пространства», в которое попала эльфийка Сьерра, бесследно исчезло, и я смог вновь поработить последнюю.
* * *
     — Да-а, ну и разворотили же мы особняк… придется его все-таки бросить. А у меня были планы обустроить здесь побочную базу.
     — Удивительно, что мы вообще смогли одолеть столь сильного врага.
     — Да уж, если бы та стратегия не сработала, пришлось бы худо. Зато как вспомню твое лицо после того, как рассказал тактику, Химено-сан…
     — П-придурок, не заставляй меня вспоминать о ней!
     Глубокая ночь, чудом уцелевший зал первого этажа особняка.
     Мы с Кирикой сидим на диване и смотрим на луну сквозь треснувшее в битве окно.
     Она без доспеха, и ее белая одежда прекрасно смотрится в сочетании с лоснящимися черными волосами, напоминающими о недавно принятой ванне.
     Нина, как разбирающаяся в лечебной магии, ухаживает за Сьеррой и Альмой V7, то есть Наной, в соседней комнате.
     С учетом того, что Сьерру поймали, не ранив, и того, что Нана, будучи магическим созданием, обладает функцией саморемонта, уже завтра они будут в порядке.
     Амелия так вымоталась с приготовлением обеда и мытьем посуды, что уже легла спать… надо бы ей, кстати, щит новый подыскать.
     — Я так понимаю, для тебя это тоже была первая смертельная схватка с таким сильным созданием, Химено-сан?
     — Да… нас учили, что если вдруг повстречается демон четвертого или более старшего ранга, нужно все бросить и бежать, и никто тебя винить не станет.
     — Тогда тем более прекрасно, что мы победили и повысили себе уровни. Да и во время «наказания» ты отлично поработала.
     — Э-это только из-за твоего приказа!..
     Кирика зарделась и бросила на меня короткий, полный ненависти взгляд, но быстро остыла.
     Она повернулась, и ее черные глаза посмотрели точно на меня.
     Я вижу в них осторожность… и немного страха.
     — …Получается, сегодня ты чудовищно усилил свою армию.
     Я поработил демона четвертого ранга. Возможно, моя власть и правда выходит за разумные рамки.
     Теперь понятно, почему о рабомантах слагают легенды.
     — Ну… конечно же, я не могу пользоваться всей ее силой. У демонической клятвы есть и ограничения: та сила, которой Пальмира может пользоваться в мое благо, ограничена моим собственным уровнем, — высказал я появившиеся в моей голове знания, освещая лунным светом эмблему на ладони.
     — Другими словами, став твоей рабыней, она ослабла?
     — Да, по крайней мере пока что. Когда я подниму свой уровень, разговор будет другой… но сейчас, как я понимаю, Пальмира едва-едва дотягивает до демона пятого ранга.
     — Ранг демонических рыцарей и командиров… это все равно выше, чем мой.
     В глазах Кирики — безмолвный вопрос.
     Что я собираюсь делать с этой силой?
     Однако я не стал на него отвечать и вместо этого спросил сам:
     — Знаешь, мне кое-что показалось странным. Рабоманты — это ведь легендарные создания. Ладно Пальмира, но как мое появление почуяла ты?
     Кирика знала о появлении рабоманта еще до того, как мы с ней воссоединились в этом мире.
     Вряд ли она сделала такой вывод после исчезновения нескольких селянок и авантюристок.
     — …Я все равно не могу хранить от тебя секреты, так что ладно. Об этом мне рассказала принцесса Систина-сама.
     Тогда как об этом узнала Систина, третья принцесса Ранбадии и госпожа Кирики?
     — Это навык, которым обладала королева, основавшая страну, и который передается в семье Ранбадия по женской линии. Сила предсказания… они видят вещие сны, пусть и не слишком отчетливые. Систина-сама — единственная, в ком пробудился этот навык за последние несколько поколений.
     — Ого, как интересно. Да она прямо как королева Химико.
     — Откровениями будущего нельзя делиться с кем попало, но мне, как приближенной, она рассказала о том, что скоро в этом мире появится рабомант… и изменит его.
     Изменит мир?
     Неплохо меня ценят.
     — А когда произошло нечто похожее на предсказанные события, я вызвалась разобраться. Ну, конечно, я не предполагала, что это случится так скоро, и уж тем более не ожидала, что причиной окажешься ты.
     — Взаимно.
     Когда в королевстве поймут, что принцесса-рыцарь не вернулась с задания, принцесса объявит, что ее подчиненная наткнулась на рабоманта. Это вопрос времени.
     Значит, мне нужно как следует продумать план по захвату принцессы.
     Ее навык прорицания может мне пригодиться.
     — …Судя по твоему лицу, ты опять о чем-то нехорошем думаешь.
     — Э, ты так считаешь?
     Я придвинулся к ней, рассчитывая сменить тему, и принюхался к почти высохшим волосам.
     — Сейчас я думаю лишь о том, как мило ты выглядишь, Химено-сан.
     — Эй… п-прекрати… т-ты ведь только что с Пальмирой уже этим занимался!
     — А теперь подумал, что и тебя неплохо бы. А то ты с такой завистью смотрела.
     — Кто, я?!
     Мне так нравится, когда она нервничает, что я уже собирался повалить ее на диван…
     Как вдруг готическая лолита, лежавшая в противоположном углу комнаты, медленно поднялась.
     Мы уложили Пальмиру на другой диван, но, похоже, она уже очнулась.
     И истрепанное платье, и попорченный вид она уже привела в полный порядок с помощью магии. Удобные все-таки создания — демоны.
     — О, проснулась? Ну что, как ощущения от перерождения?
     — Отвратительные. Очевидно же, что сквернее и быть не может. Меня ослабили, пленили, бесчестили… у-у.
     В ее красных глазах, которыми она подавленно смотрит на меня, читаются унижение и отчаяние.
     А… она даже плачет немного.
     — Но что важнее — вы ведь упоминали принцессу Систину. Я не хочу, чтобы ты допрашивал меня приказом, так что скажу сама.
     — Э?
     Возможно, она просто попыталась хоть как-то отомстить мне за мой натиск.
     Потому что затем сказала совершенно неожиданные слова:
     — Есть демоны… которые охотятся на принцессу-провидицу.
     Кирика шумно вдохнула.
     [Статус]
     Рабомант Тору
     Класс: Рабомант 9 уровня
     Навыки: Магия порабощения 7 уровня
     Демоническая клятва 1 уровня

     Принцесса-рыцарь Кирика
     Класс: Принцесса-рыцарь 7 уровня
     Навыки: Святой меч 5 уровня
     Сопротивление магии 2 уровня

     Волшебница Нина
     Класс: Маг 7 уровня
     Навыки: Магия усиления 3 уровня
     Пространственная магия 3 уровня
     Лечебная магия 1 уровня

     Воительница Амелия
     Класс: Воин 7 уровня
     Навыки: Владение мечом 3 уровня
     Владение щитом 4 уровня
     Кулинария 1 уровня

     Аристократка Пальмира
     Класс: Аристократ 8 уровня (в истинной форме не ниже 18)
     Навыки: Демоническая магия 6 уровня (в истинной форме не ниже 10)
     Сопротивление магии 2 уровня

Глава 9. Темный заговор и эльфийка

     В иерархии демонов семь рангов.
     Седьмой ранг имеют пехотинцы преисподней: младшие демоны и солдаты ада.
     Шестой ранг — элитные войска, высокоуровневые демоны, получившие повышение.
     Пятый ранг — генералы и командиры демонических армий, а также демонические рыцари, лучшие солдаты ада.
     Четвертый ранг — правители мира демонов, называющие себя аристократами.
     Третий ранг — восьмерка сильнейших аристократов, называющих себя высокородными.
     Второй ранг — три сильнейших правителя, которые называют себя князьями.
     Наконец, первый ранг имеет лишь абсолютный и неоспоримый правитель мира демонов… он же дьявол.
     Однако много тысяч лет тому назад человек невероятный силы, прозванный героем, победил дьявола.
     С тех пор в мире демонов нет единого правителя, и там никогда не прекращается междоусобица…
* * *
     — Высокородная Иврис. Она охотится на принцессу-провидицу ради своих целей.
     Иврис.
     Так зовут демоницу, которая пытается захватить принцессу Систину.
     — Кошмар, против нас демон сильнейшего третьего ранга!..
     — Хмпф, она просто жалкая выскочка. Долгое время главы моей семьи считались высокородными, но гнусно отняла она наше законное место… эх-х, даже вспоминать противно!
     Так ты, оказывается, свергнутая знать, Пальмира?
     Похоже, она ненавидит Иврис до того, что считает ее своим заклятым врагом.
     — Делаешь вид, что сама ни при чем? Наверняка ты пыталась завербовать меня именно в рамках своего плана по борьбе с ней.
     — У… — готическая лолита-аристократка скосила красные глаза.
     В яблочко.
     — Ладно, понятно, Иврис пытается захватить принцессу Систину? Зачем ей сила предсказания?
     — …Сего не ведаю. Я много времени истратила, чтоб разгадать ее замыслы, и смогла выведать лишь, что она охотится на принцессу-провидицу.
     Ясно одно — людям от ее замыслов наверняка лучше не станет.
     — Демоны пытаются использовать принцессу Систину в своих темных заговорах?.. — Кирика побледнела, почувствовав, какая опасность грозит ее госпоже.
     Однако Пальмира сразу покачала головой и добавила, что вряд ли мы встретимся с нашим противником лицом к лицу.
     — Если она начнет действовать лично, то раскроет свой замысел прочим высокородным. К тому же столь могущественные демоны так зависимы от магической энергии преисподней, что в мире людей неизбежно чахнут.
     Аналогично тому, как ослабла Пальмира, когда ее сила стала зависеть от меня?
     Тогда понятно — Иврис не появится в этом мире, чтобы соперники не растоптали ее единым фронтом.
     — Другими словами, она попытается подобраться к принцессе-сама окольными путями?
     — Скорее всего. Она искусна в плетении заговоров и не гнушается использовать людей…
     Ничего не подозревающей принцессе грозит опасность.
     О темном замысле демонов знаем только мы.
     — Мы должны рассказать об этом столице Ранбадии!
     — Эй, ты. Кто поверит словам рабоманта, который притащится в столицу со свитой рабов и демоном? Ты же сама говорила, что придворные маги распознают заклинание порабощения.
     — Э-это да…
     — К тому же, даже если мы им расскажем, вряд ли они смогут что-то противопоставить демону такого высокого ранга. Значит, нам остается лишь одно… действовать по текущему плану.
     Я завладею принцессой Систиной сам и не отдам ее ни Иврис, ни кому-либо еще.
     Вот и все.
     — Я решил сделать принцессу своей рабыней еще до того, как услышал о заговоре. Мне все равно, высокородная или еще кто, принцессу я демонам не отдам.
     — Н… но разве тебе не страшно? Ты объявляешь войну одному из сильнейших демонов.
     Если говорить честно, то да. У меня мурашки по спине.
     Но если я сдамся, то какая же это жизнь в свое удовольствие?
     — Как-нибудь образуется. Так-то мы и великую аристократку четвертого ранга не должны были победить, но ведь попробовали и получилось, не так ли?
     — Кх… э-это из-за моих бесчисленных ошибок.
     — Одамори-кун!..
     На лице Кирики — сложная гамма чувств.
     Еще бы. Я, рабомант, пытаюсь защитить ее принцессу от демонов.
     — Ладно, коли вы жаждете утереть ей нос, то я — за. Кхе-хе-хе, рано или поздно я, несомненно, разобью оковы клятвы, а пока примкну к вашему лагерю.
     — Ишь как заговорила, примкнуть соизволила. У тебя нет права на отказ.
     — Гн-н… — Пальмира обиженно скривила губы.
     Кирика и ее освещенное лунным светом лицо вновь повернулось ко мне.
     — Одамори-кун… наполовину. Я наполовину благодарна тебе.
     — Это так в твоем стиле, Химено-сан. Но ты не переживай, с рабыней-принцессой я буду обращаться хорошо.
     — Я же сказала — наполовину! Да ну тебя!..
     Как бы там ни было, сейчас нам нужно собрать побольше информации.
     На этом я решил закруглиться и пойти спать.
     …Конечно же, после того, как насладился ежедневным «обновлением» порабощения Кирики.
     Кстати, заниматься этим на глазах у Пальмиры тоже оказалось неплохо.
* * *
     Еще сквозь сон я ощутил нечто странное.
     Что-то мягкое щекочет меня ниже пояса?..
     — …А?! У, уо?!
     Свет утреннего солнца ударил мне в глаза, резко прогнав сон.
     Я помню, что ложился на диван один, но сейчас мое одеяло съехало на нижнюю половину тела и копошится… а затем из него выскочили заостренные ушки.
     — М-м… доброе утро, хозяин-сама…
     — С-Сьерра?
     Зеленые, постоянно кажущиеся сонными и усталыми глаза, почти всегда равнодушное выражение лица.
     Длинные волосы, еще светлее, чем у Нины, украшенные одной косичкой, заплетенной у левого уха (как я понял, это их родовой обычай).
     Это Сьерра, лучница-друид, относящаяся к эльфам, долгоживущим обитателям лесов.
     Она последний член группы авантюристок.
     И сейчас она… держит мой утренний стояк бледными пальцами и водит по нему язычком.
     — Т-ты что творишь? Хотя, тьфу, это же очевидно.
     — Сьерра… не смогла выполнить ваш приказ, хозяин-сама.
     «Сьерра потерпела поражение, попала в плен и не защитила Нану», — тихо добавила она.
     В ее голосе практически отсутствуют интонации, но, похоже, она подавлена.
     — Да ладно, не бери в голову, тебе попался неудачный противник… у, ух-х?!
     Головка моего члена вдруг оказалась внутри теплого эльфийского рта.
     Там за нее принялся танцующий язычок, ласкающий чувствительное основание.
     — У, о-о… м-мне кажется, или ты еще ловчее стала?..
     Видимо, у Сьерры талант, так как минет она делает необычайно хорошо.
     Она учится с невероятной скоростью — дашь ей один совет, она домыслит десять.
     — М-м… Сьерра хочет доставить вам удовольствие, хозяин-сама… ням, зж-ж-б-б, пху.
     — Кх?! В-вот это отсос… о, о-о-о!..
     Сьерра не делала никаких поспешных или резких движений.
     Ее влажные губы и язык медленно и неспешно обволакивали мой член.
     Несмотря на кроткое выражение лица, присасывается она так крепко, что никак не оторвать.
     — Ч… м-м… вам хорошо, хозяин-сама?..
     А от того, как она смотрит на меня своими изумрудными глазами, я таю еще сильнее.
     Наверное, я в раю, если меня уже с утра так ублажают.
     Но у Сьерры есть еще один «талант».
     — Ух… да, ротик у тебя чудесный, но сделаешь, как в прошлый раз, Сьерра?
     Эльфийская девушка молча остановилась.
     И так же молча скинула с плеча бретельку тонкого платья.
     Из него вывалились две массивные мягкие груши, на удивление огромные для такого стройного тела.
     — Все-таки у тебя они самые большие из всей группы…
     — …
     Я слышал, что редкая эльфийка может похвастаться большой грудью, но у Сьерры та на удивление огромная.
     Она точно больше, чем у Амелии, и, пожалуй, немного объемнее, чем у Кирики.
     Уже через мгновение ее сочные выпуклости окутали стремящийся к потолку член.
     — О-ох, у!.. Эта упругость, эта нежность эльфийской кожи!..
     Она нежно и тщательно массировала член, блестящий оставшейся от минета слюной… словно горячую ветку, вымазанную смолой.
     Мне настолько приятно, что я не чувствую ничего другого. Мы словно в небе, и меня касается лишь она.
     — Хоязин-сама… вы любите сиськи?
     — Да. Если выбирать, то я за сиськи.
     — Амелия сказала… что вы ублажали себя сиськами новенькой принцессы-рыцаря.
     — У?! Ну, да, было дело. Э-э-э.
     Она пристально смотрит на меня.
     Продолжая неспешное, размеренное пайзури.
     Я не могу понять ее чувств, но она что, ревнует?
     — Ясно… но ваша главная по сиськам… Сьерра…
     Она пронзила меня продолжительным взглядом, во время которого постепенно сжимала грудями член все сильнее.
     Я не совсем ее понимаю, но, похоже, она старается изо всех сил.
     — Я помню, Сьерра. Ты — моя дорогая сиськорабыня.
     — М-м… я так рада, хозяин-сама… мне продолжать?
     Эльфийское пайзури набирало обороты. Я точно кончу, это вопрос времени.
     Но тут я заметил, что на диване с другой стороны стола заерзало одеяло Кирики.
     А-ха-ха, так она только прикидывается спящей… та-ак.
     — …Хи-нья?! — Сьерра воскликнула громко, совсем не как раньше.
     Я взялся за длинные эльфийские уши, которые в ее позе слегка свисали вниз.
     Я несколько раз провел пальцами по мягкой коже от кончиков до основания.
     — Х-хозяин-сама… Сьерра же говорила… у-у меня… чувствительные у-уши… хья-а, а!..
     — Да, я знаю. Но я так давно не слышал твой очаровательный голос.
     Сьерра закрыла глаза, постанывая и подрагивая от прикосновений к эрогенной зоне.
     От ее стонов одеяло закопошилось. Я хорошо чувствую, что ты от любопытства на нас поглядываешь.
     — Ну-ка, чего остановилась? Ты же моя сиськорабыня, Сьерра.
     — У-у… хозяин-сама… издеваетесь…
     Сьерра вновь начала водить массивной грудью, словно надеясь отвлечься от ушных ласк.
     Я играл с ее ушами обеими руками, стараясь подавить подступающее желание кончить.
     — А теперь долгожданный приказ, Сьерра… когда твои эльфийские титьки выжмут из меня молоко, ты слегка кончишь от заигрываний с натренированными ушами.
     — А… ау-у… х-хозяин-сама… в-вы заставите Сьерру кончить… л-лаская уши?..
     — Да, именно, я дам своей эльфийской сиськорабыне кончить таким постыдным образом. Довольна?
     — У-угу… довольна… хи-и, нья-а?! А, а… а-а-а-а-а!
     Я впился ногтями в уши сзади, а спереди надавил подушечками больших пальцев так, что едва не раздавил хрящи.
     Этот натиск на покрасневшие эльфийские ушки добил ее, и Сьерра выгнулась, застонав тонким голоском.
     Одновременно с этим мой член, по самый кончик погребенный в эльфийских сиськах, содрогнулся и испустил мою первую сегодняшнюю сперму.
     — Кх-х-х!.. Я кончаю в эльфийские титьки… кха-а!
     Даже кончая от заигрываний с ушами, умелая эльфийка сдавливала член грудями, выжимая все до последней капли. Недаром я зову ее сиськорабыней.
     — Г… горячая!.. Между сисек Сьерры хлюпает… то, что я надоила… из хозяина-самы…
     Сьерра от удовольствия еще пару раз дернула ушками, а затем, наконец, медленно отпустила груди.
     Они разошлись и между ними протянулись нити горячей спермы.
     — Ты молодец, Сьерра. Как вернемся в пещеру, я снова трахну тебя.
     — Угу… я так рада, хозяин-сама… Сьерра будет вашей навсегда…
     Я наслаждался послевкусием, ощущая взгляд Кирики, которая никак не могла совладать со своим любопытством.
     Надо будет в следующий раз отведать их сисек одновременно…
* * *
     После несложного завтрака из бутербродов с вяленым мясом и салата из свежих овощей (и то, и другое приготовила Амелия), мы начали собирать багаж, который понесем обратно в пещеру.
     Кстати, Пальмира заявила, что не потребляет пищу в принципе, поскольку поддерживает силы магической энергией.
     Правда, при этом она с завистью смотрела, как завтракаем мы.
     — Командир, я полностью восстановилась и готова сражаться в любое время, — отчитался двухметровый медный доспех, с лязгом промаршировав ко мне.
     — Хорошо, Нана, я рассчитываю на тебя.
     В щелях на ее шлеме видны магические огоньки. Она посмотрела ими на Пальмиру.
     — Эй, новенькая. Так уж и быть, я спущу тебе с рук твое обращение. Будь благодарна.
     — Кого ты новенькой нарекла, истуканша? Желаешь, чтобы я вновь тебя разделала?
     — Что? Хочешь подраться, ослабевшая малявка?
     Пальмира набросилась на голема с кулаками, пытаясь настучать по голове.
     И куда только подевалась та грозная аристократка?
     — Ну, ну, нам всем надо дружить, Паль-тян, Нана-тян.
     — К-какая я тебе «Паль-тян»?!
     Три авантюристки, один голем, Кирика, Пальмира и я.
     Теперь мы довольно серьезный отряд — целых 7 человек.
     — Извини… — вдруг обратилась к Кирике неожиданно оказавшаяся рядом с ней Сьерра, одетая в легкую кожаную броню и повесившая на спину колчан.
     — Э? А…
     — Сьерра не уступит Кирике… как сиськорабыня.
     — Э, э-э?!
     Услышав это слово, Кирика вмиг покраснела и растерялась.
     Наверняка вспоминает ту утреннюю сцену, что украдкой подсмотрела.
     — Что ты там про сиськи сказала, Сьерра-тян?..
     — …Секрет.
     — Да ла-адно тебе, расскажи-и.
     — Эх…
     Наш шумный отряд покинул полуразрушенный особняк и направился обратно к пещере — нашей основной базе.
     [Статус]
     Лучница-друид Сьерра
     Класс: Лучник-друид 6 уровня
     Навыки: Владение луком 2 уровня
     Магия друидов 2 уровня
     Скрытное передвижение 2 уровня

     Магическое создание Альма V7 (Нана)
     Класс: Бронированный голем 6 уровня
     Навыки: Единоборства 3 уровня
     Крепость 2 уровня
     Самовосстановление 1 уровня

Глава 10. Сила команды и мужская романтика

     — Святой свет, дай силы моему благородному клинку и распотроши сего демона… те-е-е-ей-й!
     Рыцарский клинок оставил на четырехметровом теле огромный след от рубящего удара, и создание взвыло.
     Свирепый монстр под названием Рунный Медведь.
     Магия изменила его тело, покрыв блестящим, словно металл, чешуйчатым панцирем, но усилившийся после недавней битвы святой меч Кирики с легкостью пробил его.
     — Ветер… умоляю, направь мой выстрел…
     Стрелы зажглись слабым золотистым светом, описали в воздухе немыслимые дуги, и вонзились в спину Рунного Медведя так, что тот не заметил их до самого последнего момента.
     Будучи друидом, говорящим с духами, Сьерра чаще всего полагалась именно на сочетание мастерской стрельбы из лука с поддержкой со стороны духов ветра.
     — Отлично, Сьерра! Мне тоже надо показать командиру, на что я способна! Нуо-о-о-о-о!
     Бронированный голем Нана, в свою очередь, вцепилась всеми конечностями в еще одного Рунного Медведя, вышедшего вслед за первым.
     Пусть Нана и уступает ему размером, но уверенно побеждает, и мощные, словно бревна, медвежьи лапы жалобно поскрипывают.
     — Молодчина, Нана-тян! Держи его на месте, пока я читаю свое лучшее заклинание.
     — Ага, я рассчитываю на тебя, Нина!
     Когда мы возвращались по лесу, нас атаковали два голодных Рунных Медведя.
     Это самые сильные и опасные монстры в этих краях, и я предполагал, что они могут доставить нам немало хлопот, но…
     — Г-гра-а-а-а… гроа-а-а-а-а!
     Обезумевший медведь, истерзанный клинком и стрелами, из последних сил бросился ко мне. Судя по всему, он рассчитывает разорвать меня в клочья одним ударом.
     Обычному человеку на моем месте осталось бы лишь проститься с жизнью. Однако я стоял совершенно спокойно. Почему?
     — Стоя-ять! Пока я здесь, к хозяину никто не притронется!
     Амелия вскинула щит и успешно остановила атаку, которая, казалось, даже стену бы с легкостью пробила.
     Этот щит ее — запасной, что мы нашли в особняке. Пусть это обычное магазинное снаряжение, но уровень навыка владелицы заметно его укрепил.
     Однако она не ограничилась одним лишь блоком.
     — Спасибо, Амелия.
     — Хе-хе, и раз такое дело, пора показать мой новый навык! «Рампарт Нок!»
     Из промежутка между щитом и Рунным Медведем раздался оглушительный грохот.
     Импульс подкинул огромную тушу в воздух, а затем она грохнулась на землю.
     Похоже, Амелия выработала свой стиль боя, совместив атаку и защиту.
     — Заклинание готово! Запускаю: «Гравити Филд!»
     — Гр?.. Гру, гро-о-о-о-о-о?!

 []

     Нина применила только что выученное заклинание, создавшее локальное поле с повышенной силой тяжести, которое вдавило в землю медведя, сражавшегося с Наной.
     В его уязвимую точку сразу же прилетела верная стрела Сьерры, добив монстра.
     Что же до с трудом поднявшегося с земли второго медведя, то к нему бросилась Кирика.
     Она оттолкнулась от земли, и под ее серебристым бронированным ботинком появился мерцающий голубой овал.
     — «Сёркл Эйриал!» Ха-а!
     Принцесса-рыцарь оттолкнулась от свечения размером с блюдце, как от платформы, хлопнув плащом и взмахнув длинными черными волосами.
     Оказавшись над головой Рунного Медведя, она резко устремилась вниз и пронзила его шею взмахом клинка.
     Медведь рухнул на землю одновременно с изящным приземлением Кирики. Больше он не поднимался.
     — Всем спасибо. Ну вы все даете, конечно…
     — Ага… я старалась, — откликнулась первой Амелия.
     Меня честно восхищает сила и слаженность нашей группы, за пару минут истребившей двух крупных монстров.
     Я слышал, что даже один такой медведь может доставить неприятности сильной группе, а мы расправились с ними, как с младенцами.
     — Фух… похоже, мой святой меч становится все сильнее.
     — И моя магия! К тому же у меня удивительно сократились затраты на заклинания и время их чтения…
     — Мне тоже показалось, что мое тело стало легче.
     — А за это вам надо благодарить недавно пробудившийся во мне навык рабоманта.
     Он позволяет усиливать находящихся поблизости рабов энергией самого рабоманта.
     К тому же он повышает их базовые характеристики и сокращает затраты на применение умений.
     С учетом того, что после клятвы Пальмиры у меня появились огромные запасы энергии, способность эта получается крайне полезной.
     — Это просто великолепно, хозяин! Недаром вы наш повелитель.
     — О как… так у рабомантов и такая сила есть?
     — Она связывает меня с хозяином-самой… Сьерра так рада.
     Я собрал на себе изумленные и восторженные взгляды рабынь. Даже неловко немного.
     — Хм, ты стремителен на пути становления умелым рабомантом… кхе-хе-хе, не зря я положила глаз именно на тебя.
     — Кого ты из себя строишь, лентяйка? Тебя ждет наказание.
     — З-за что?!
     Таким образом, неожиданная встреча с монстрами подтвердила силу моей команды (не считая лентяйки) и в целом закончилась хорошо.
     Приятно осознавать, что командуешь отрядом таких сильных красавиц.
     Моя задача — руководить ими так, чтобы сила эта помогла мне завладеть принцессой Систиной.
* * *
     В конце концов я вместе с моими рабынями вернулся в пещеру.
     Мы покидали ее лишь на сутки, но такое чувство, будто времени прошло гораздо больше.
     Кстати, Пальмира посмела горестно вздохнуть и заявить: «Сия сырая дыра не по мне!..» — чем заработала еще одно очко к предстоящему наказанию.
     Итак, впереди у нас две важных задачи.
     Сбор информации и накопление силы.
     Чтобы подобраться к принцессе Систине, первым делом нужно выведать о ней как можно больше.
     В дополнение ко всему, что рассказывала Кирика, мне все-таки нужно направить кого-то в столицу, чтобы войти с принцессой в контакт.
     На эту роль отлично подойдет Сьерра, которая обладает навыком скрытного передвижения и стремится загладить свою вину за недавнюю неудачу.
     Вместе с ней можно послать кого-нибудь еще, кроме, конечно же, Кирики и Пальмиры.
     Что же касается набора силы, то в этом нам помогут собранные в особняке вещи.
     После недавнего повышения уровня Нина научилась зачаровывать магией всевозможные артефакты.
     Наложению чар поддаются кольца и прочие аксессуары, что позволяет значительно расширить тактические возможности, а Нану, как магический механизм, можно и вовсе зачаровывать напрямую.
     Однако необходимые для этого ритуалы требуют столько времени, что я не смогу отправлять Нину на задания.
     Также меня беспокоят замыслы Иврис, но паниковать пока рано.
     Однажды мы, так или иначе, наткнемся на нее, а пока нужно готовиться к этому и наращивать собственные силы.
     В том числе это касается и совместных… упражнений по укреплению духа.
     Да, это тоже важный элемент.
     Если говорить конкретно…
* * *
     — П-подонок! Все-таки ты самый последний подонок!
     — Не говори так… о хозяине-саме…
     — Эх-х, давненько я так не волновалась. В-вот бы меня первой…
     — Нет, Амелия, повелитель выберет сам.
     — П-поверить не могу!.. Меня что, так и будут унижать?!
     Задница, задница, задница, задница, задница.
     Весьма пышная задница принцессы-рыцаря, торчащая из белоснежной юбки.
     Старательно приподнятая эльфийская задница, выглядывающая из-под желто-зеленой мини.
     Здоровые загорелые половые органы, обрамленные кожаными поясами.
     Бледная круглая задница и кокетливо закатанная мантия волшебницы.
     Маленькая, дрожащая, дерзкая жопа под подолом платья.
     Передо мной выстроились пять соблазнительных задниц.
     В каком порядке за них приниматься — решение за мной.
     Все они принадлежат мне… и только мне.
     — Иэх, какой чудесный вид. Наконец-то пять моих рабынь собрались вместе.
     Мужская романтика, перед которой нельзя устоять.
     Что же, пора выяснить, у какой из них самая аппетитная вагина.
     [Статус]
     Рабомант Тору (SKILL LEVEL UP!)
     Класс: Рабомант 9 уровня
     Навыки: Магия порабощения 7 уровня
     Демоническая клятва 1 уровня
     Усиление рабов 0→1 уровня

Глава 11. Пять рабынь и наша оргия

     Передо мной стройный ряд рабынь, подставляющих свои задницы.
     Они стоят, упираясь руками в стену спальни, а я наслаждаюсь видом десяти приятных округлостей.
     Вот она, мужская романтика, мечта любого мужика!
     — Я думала, что уже все поняла, однако какой же ты подонок! И вообще, почему ты хотя бы не снял с нас доспехи и одежду?!
     — В этом же вся соль. Куда ведь интереснее трахать вас в одежде, как товарищей по команде, не правда ли?
     — Н-не понимаю!.. Т-ты слишком мерзок!..
     Кирика и Пальмира — единственные, кого в соблазнительную позу пришлось поставить приказом.
     Остальные трое вовсю виляют попками и настолько предвкушают выбор моего члена, что у них даже ноги подрагивают.
     — Ита-ак, с ко-го-бы-мне-на-чать?..
     — Ай, горячо!..
     — М-м… у…
     — Мха-а, я чувствую прикосновение могучего члена-сама хозяина!
     — Хьа-а-а… т-такое волнение, когда не знаешь, когда в тебя вставят.
     Я надавил напряженным до предела членом на крайнюю из задниц и неспешно провел им по всему ряду.
     Я провел им слева направо: по Кирике, Сьерре, Амелии, Нине и Пальмире соответственно.
     Конец мой ощутил все разнообразие их рельефов и мягкости и оставил длинный след из смазки.
     — Кстати, Сьерра, я же обещал трахнуть тебя, как в старые добрые времена. Хочешь, я начну с тебя?
     — А…
     Я провел головкой по впадине между подтянутыми, лишенными лишнего жира эльфийскими ягодицами, и увидел, как ее стройные ножки радостно задрожали.
     — Н… но ведь Сьерра доставила всем столько хлопот… мне будет неловк… хья?! Хьа-а-а-а-а?!
     Я неожиданно надавил бедрами. Ее мокрая, вопреки возражениям, эльфийская вагина с радостью приняла мой член.
     — Сьерра, развитое чувство ответственности — это, конечно, твой главный плюс, но в такие минуты будь честнее и бери, что дают… вот так!
     — Да-да, не надо стесняться… эх, и все же я так тебе завидую!..
     — Повезло тебе, Сьерра-тян.
     Ее подружки-авантюристки наблюдали за ней сбоку, а уши Сьерры трепетали от удовольствия, которое я доставлял ей.
     Я продавливался все глубже в ее тесную, мягкую впадину, и конец мой изнывал от наслаждения.
     Эльфийская вагина хороша именно тем, что плотно облегает член и дает сполна насладиться узостью.
     — Х-хозяин-сама!.. В-вы так неожиданно наполнили мои глубины… а, нга-а-а-а?!
     — Э, ничего себе… неужели она может так громко кричать?!
     Принцессу-рыцаря ошеломило, что эта обычно тихая эльфийская девушка с заметной даже под одеждой большой покачивающейся грудью вдруг застонала совсем другим голосом.
     — Ах, да, Кирика, ты же впервые слышишь это. Когда Сьерру трахают, она звучит иначе, да?
     Эльфы немного меньше людей — это касается и половых органов.
     Конечно, индивидуальные особенности присутствуют, но я слышал, что эльфийкам секс с человеческими самцами доставляет несравнимо больше удовольствия, поскольку такие партнеры способны активно ублажать даже самые глубины их влагалищ.
     И говорят, что именно по этой причине в мире часто рождаются полуэльфы… сочувствую эльфийским парням.
     — Т-такие жалкие стоны. Как можно гордой жительнице лесов быть столь бесстыжей?..
     — Хех, кто бы говорил, аристократка. Или ты хочешь сказать, что сама так не заголосишь?
     — Р-разумеется! Даже насаженная на грубый человеческий орган, я не стану услаждаться, словно позорная тварь… ха-о-о-оумьюу-у-у-у-у?!
     Украшенная платьем с похожими на черные розы кружевами аристократичная спинка выгнулась.
     По внутренней стороне выглядывающих из-под подола бедер скатились капли смазки.
     — Эй-эй, только что же сказала, а теперь уже воешь, словно кошка мартовская…
     — Э? Э? Что на тебя нашло, Паль-тян?
     — Ч-что это… было?! В-в меня ничего не вставляли, но… чувствую, будто пронзили насквозь чем-то толстым… хгю-у-у-у-у?!
     Неудивительно, что она так озадачена. Мой член до сих пор не покинул эльфийскую щель Сьерры, и Пальмиру я не трогал даже пальцем.
     И тем не менее, она чувствует себя так, будто я насилую ее.
     — Это небольшая модификация того навыка усиления рабов, который я использовал днем. Используя ту самую сеть, по которой в рабов перекачивается энергия, я могу синхронизировать ваши ощущения.
     — Ч-ч… что ты… ик, хия-и-и-и-и?! М-моя вагина… с-сама сжимается и что-то выпрашивае-е-е-ет! Нха-а-а-а, хья!
     Конечно, о стопроцентной достоверности ощущений речь не идет, но Сьерра едва не таяла от удовольствия, и когда эти неожиданные ощущения посетили вагину Пальмиры, та очень скоро не выдержала и испустила горячую струю.
     — З-здорово… х-хозяин, а можно, вы и со мной так сделаете?
     — Нет, Амелия, тебя я лучше напрямую.
     Я вытащил член из Сьерры с таким трудом, словно она не хотела отпускать его.
     Амелия стояла справа от нее и уже давно с вожделением виляла загорелым станом, так что я вонзился в нее по самую диафрагму.

 []

     — А-а-а, мга-а-а-а-а-а! Н-наконец-то! Вот он, член-сама хозяина! Я так рада. Рада, что меня трахаю-ю-ю-ют!
     По сравнению со Сьеррой, вагина воительницы мясистее и сочнее, а натренированные мышцы крепко меня сжимают.
     Ощущения восхитительные.
     — Обычно ты такая мужественная, но стоит напасть, как становишься такой милой, Амелия… ну же, ну же! Ты что, настолько любишь, когда тебя трахают сзади?!
     — Д-да-а-а-а! Я всегда считала мужчин бестолочами и слабаками! Но когда проиграла вам, хозяин, вы показали мне всю прелесть члена-сама-а-а-а! Теперь я просто обожаю, когда вы наказываете меня сзади-и-и! — высказала Амелия свои сокровенные желания, перемежая их стонами.
     Сьерра и Пальмира продолжали кричать при каждом моем движении… синхронизация чувств еще действует на них.
     Кирика же, стоявшая левее всех, краснела от того, что вслед за эльфийкой так изменилась и воительница.
     — Та-ак, следующая — Нина! Подставляй попу и умоляй, чтобы я тебя трахнул!
     — Е, есть, повелитель! М-моя невыносимо страждущая вагина… моя щель, принадлежащая повелителю, вся взмокла от развратных голосов моих подружек! П-пожалуйсте, накажите меня!..
     Очаровательная сексуальная просьба возбужденной девушки.
     Я вытащил член из Амелии, словно закончив, и переместился к Нине. По сравнению с воительницей, зад волшебницы мягкий и податливый. Я сразу нацелился на ее розовую расщелину.
     Она встретила меня нежным, обволакивающим наслаждением, и мы оба испустили длинные вздохи.
     — Ха-а-а, а-а!.. Я так счастлива, повелитель… я уже полностью подстроилась под ваш член!..
     — Ага, мне тоже нравится, как твоя теплая, мягкая вагина комфортно облегает меня!..
     Я медленно массировал ее влажные стенки изнутри, наслаждаясь всей палитрой ощущений.
     Разумеется, цепь синхронизации продолжала расширяться, и теперь уже все три подружки-авантюристки дружно испускали сладкие гармоничные стоны, наполняя ими комнату.
     — Хозяин-сама… хозяин-сама-а-а! Вы всегда наполняете Сьерру, и Сьерра так счастлива-а-а!..
     — А-а, хозяин, я люблю ва-а-ас! Я тоже так счастлива, что покорилась члену-сама-а!
     — Я т-таю… я вся таю от члена, даже там, внутри… а, а, н-на-а-а!
     Все их удовольствие вызвано моим членом. Как приятно ощущать их собственностью.
     Я мельком глянул на Кирику. Из-за повисшей вокруг атмосферы разврата ее щеки зарделись, а доспех слегка позвякивает от покачиваний томящегося тела.
     Я специально не применял к ней синхронизацию чувств… ну что, пора?
     — Химено-сан, ты заметила? На самом деле я частично синхронизировал их чувства с твоими.
     — Э?.. К-кстати, да, я чувствую себя странно… так это твоих рух дело?!
     Принцесса-рыцарь томительно потирала друг о друга ноги и с ненавистью смотрела на меня. Я увидел в ее черных глазах легкое возбуждение и с трудом сдержался, чтобы не засмеяться. Кивнув с серьезным видом, я продолжил:
     — Химено-сан, твоя вагина получает часть того же удовольствия, что и остальные… но этого не хватит, чтобы ты кончила. Ты так и будешь мучиться, застряв на половине пути.
     — М… мне не особо-то хочется кончать… у, а-у-у!..
     — Что, серьезно? Ну тогда наслаждайся как можешь. В этот раз я не стану заставлять тебя, если не хочешь. Трахну напоследок Пальмиру и все.
     — А…
     Не став дожидаться ответа, я с чпоком вытащил член из Нины и переместился к демонической заднице, стоявшей с правого края.
     Пальмира попала под синхронизацию первой, и уже с трудом дышала. Когда я вставил член в ее узкую, как у Сьерры, вагину, она лишь еле слышно вскрикнула.
     — Кх, щелочка у тебя такая же детская… кстати, я ведь обещал наказать тебя, так что… получай!
     — М-м, и-и-и-и?! А-ах ты, з-за что по попе-е-е?!
     В комнате раздался резкий шлепок.
     Я задрал подол ее готического платья и шлепнул ладонью по бледной аристократичной заднице.
     — На! На! Твое наказание — шлепки по заднице во время изнасилования! На тебя и твою раздутую гордость должно отлично сработать!
     — М-м, м-м-м-м, ик… п-прекрати, ни за что не прощу столь хамское обращ… а, хи-и-и-и-и-и?!
     Я игнорировал возражения и слезы и продолжал хлестать ее по маленькой попке.
     И каждый раз ее узкая изысканная демоническая вагина крепко сжималась, словно пытаясь разгрызть мой член.
     — Кх! А твоя щель здорово сжимается, когда я бью тебя… ты что, мазохистка? Тебе нравится, когда человек мучает твою попу, демоническая аристократка? Что же ты за мазо-знать такая?!
     — Э-это-о-о, это не… нхья-а-а! Я-я не обретаю услады от глумлений над моей задницей… я не такая извращенка, чтобы… и-и-и-и, п-пощади-и-и-и!
     На попе аристократки появился розовый отпечаток моей ладони, а саму ее боль и унижения возбудили настолько, что она задрожала от оргазма.
     Я и раньше подозревал, но, похоже, она и правда мазохистка… нужно будет эту черту разработать.
     — У… а… с о-остальными такое происходит!.. Ха-а, а-а… почему мне так тяжело… навык издевается… над моим телом!..
     Точно по моему плану, одна рабыня осталась в стороне от оргии.
     Под изысканным серебристым доспехом Кирики накопилось столько томящегося желания, что она вся дрожала и потирала ноги одна о другую.
     — Ой-ой-ой, что такое, принцесса-рыцарь-сан? У тебя что-то с телом?
     — Э… а?!
     Лишь сейчас она заметила, что я уже вытащил член из Пальмиры (напоследок шлепнув еще раз) и переместился за нее.
     Кирика выглядит так, что если бы не приказ, вынуждавший стоять, подставив попу, она уже наверняка начала бы тихонько онанировать.
     — У тебя такой жалобный вид. Все-таки не хочешь отстать от подружек?
     — В… вовсе нет!..
     Даже опровергнуть она смогла с трудом.
     Из-за долгого ожидания и бурного секса, разгоревшегося вокруг нее, тело моей бывшей одноклассницы целиком вспотело и источало аромат юной самки.
     — Т-терпеть вредно, Кирика-тян.
     — Аха-а… перестань упираться и дай хозяину трахнуть тебя, Кирика.
     — Вместе… приятнее!..
     Тяжело дышавшие авантюристки призвали ее присоединиться.
     И тем не менее, упрямая Кирика никак не может переступить через себя.
     Ее неоднозначные чувства по отношению ко мне и давно устаревшие моральные принципы, считавшие погружение в секс с головой строгим табу, мешали согласиться с телесными позывами.
     Такая уж она девушка, Химено Кирика.
     Именно поэтому я даю ей шанс измениться… и пока она его не упустила.
     — Эх, не могу… я думал подразнить тебя, но у тебя такая очаровательная задница, что я совершенно не могу стерпеть, Химено-сан. Можно, я в тебя вставлю?
     — Э?… У… т-ты… и-и так можешь делать что хочешь!.. Я все равно не могу отказать тебе, Одамори-кун!..
     Мгновение. Всего на одно мгновение.
     Но до того как она отвела глаза и прикрыла их длинными ресницами, я увидел на ее лице радость и облегчение от мысли, что ее страждущую вагину все же посетит член.
     Возможно, сама она этого еще не осознает, но это значительный шаг вперед… к тому, чтобы подчиниться мне и телом, и душой.
     — Спасибо, тогда я приступаю… а, кстати. Сначала еще кое-что.
     Я приставил головку к ущелью под чистой белой юбкой. Несмотря на ее слова, оно уже все взмокло от прозрачного меда… и тогда я раскрыл ей «секрет».
     — Прости, но я немного ошибся, когда накладывал заклинание. На тебя единственную синхронизация ощущений не сработала.
     — Э?.. А?! Т-так это же… н-нет, невозможно!
     — Ага, если сейчас твоя вагина увлажнилась, то это потому, что ты сама возбудилась и намокла… но это ведь не так?
     — А, э-э?! П-погоди, Одамори-кун, не…
     Хлюп… хлю-ю-ю-ю-юп!
     — А, а, а-а-а?! Н-нха-а-а-а-а-а-а-а-а?!
     Я ухватился за уязвимость в ее душе и раздвинул половые губы членом.
     Мой восставший конец вошел с удивительной легкостью, быстро преодолев складки и проникнув так глубоко, словно она сама зазывала его.
     Одетая в рыцарский доспех Кирика от экстаза содрогнулась и завопила так, что уже никак не смогла бы оправдать свою реакцию на проникновение сзади.
     — Ух, вот это да, вагина принцессы-рыцаря промокла сильнее, чем у кого-либо! Ты так сильно хотела моего члена и ждала его?!
     — Хья-гху-у-у-у, н-нет, вовсе не-е-е-ет! С-стой, это непра-а-а… я не знаю-ю-ю!
     Кирика вынужденно сказала правду, тем самым раскрыв, что до сих пор целиком не осознает собственные желания.
     Ничего, постепенно я раскрою их тебе. Своим членом.
     Я взялся за сокрытую юбкой сочную задницу и принялся безжалостно штурмовать ее вагину.
     — А-у, хья-у-у-у-у! Совсем не так, как ра… нуо-а-а, ай-й-й!
     — У входа, посередине и в глубине… твоя вагина сжимает меня одновременно в трех местах, Химено-сан… у тебя настоящая вагина-отличница, умеющая доставить мужчине удовольствие!
     — Н-не-е-ет, не объясняй, я не знаю, как на такую похвалу отвечать!
     — Да ладно, надо и остальным показать, насколько тебе хорошо, Химено-сан… ну, пора синхронизировать!
     Я передал остальным рабыням то удовольствие, что испытывала Кирика.
     Остальные четыре рабыни резко выгнулись и заголосили.
     — Хья-а-а-а?! В-вот это да… ощущения Кирики-тян эхом разносятся по всему моему телу!
     — М-меня захлестывает, как никогда раньше… н-ничего себе у нее чувствительность!
     — Кирика… не искренняя!.. Могла просто сказать, насколько ей хорошо… ахья-а-а!
     — У-у, агху-у?! У-умоляю… о-отшлепай мою жалкую задницу-у-у!..
     Как только все остальные узнали, насколько ее раздирало наслаждение, которое доставлял мой член, Кирика сразу замотала головой, растрепывая свои волосы, и зарыдала.
     Среди криков затесались вопли еще одной рабыни, начавшей развиваться в другом направлении, но ее пока накажу тем, что не буду слушать.
     — Хья-а-а, нет, нет-не-е-ет, н-не смотрите, не чувствуйте-е-е!
     — Покажи всем, как феерично ты кончишь, и поделись с ними ощущениями, Химено-сан!
     — На-а, хья-а, кончу? Я ни за что от такого не-е-е-е-а-а-а-а! Нха-а-а-а-а!
     В противовес ее словам, плоть мягкой щели сокращалась так бурно, что оргазм уже явно не за горами.
     Конечно, и мой член после дегустации пяти вагин тоже на пределе.
     Я взялся левой рукой за задницу, а правой схватил мантию, тянущуюся от наплечников, склонился над телом принцессы-рыцаря и продолжил пахать ее членом.
     — Итак, Кирика, это не приказ! Ты сама, по своей собственной воле, по велению собственного тела, ощутишь благодаря моему члену такое блаженство, что кончишь! Кх-х-х-х!
     — Н-нет, нет, нет, нет-нет… а, а-а, а… нха-а-а-а-и-я-а-а-а-а-а-а-а-а!
     Я с силой ударился в шейку матки, словно намереваясь пробить ее насквозь.
     Сперма хлынула прямо в чувствительную точку, и Кирика содрогнулась с такой силой, что по всему ее телу прошла волна, вызвав стон, какого я прежде во время ее оргазмов не слышал.
     И, конечно же, экстаз ее истинного оргазма передался и остальным рабыням.
     — А-а… мха-а-а?! А, хозяин-сама… вы великолепны!..
     — Игх, нга-а-а-а! Ха-ха, д-даже я кончила!..
     — Фха-а?! А, аха-а-а… члена повелителя хватило на всех!..
     Ну а чтобы никто не ушел обиженным, я параллельно с оргазмом еще и шлепнул Кирику по круглой попке.
     — Игх, хи-и-и-и! Я к… кончаю от удара по заднице-е-е-е!
     Я слушал сладкие голоса рабынь, продолжая наслаждаться глубинами разомлевшей принцессы-рыцаря, и упивался властью и счастьем.
     Хоть я и кончил обильнее, чем обычно, ее тело впитало в себя все без остатка.
     — Ты была великолепна, Химено-сан!.. Э?.. Почему ты лицо прячешь?
     — У-у, замолси-и… молси-и… дура-а-ак!..
     Принцесса-рыцарь и бывшая староста старательно скрывала свое лицо волосами и плащом.
     Будто мы не слышим, что ее вагина так радуется оргазму и до сих пор находящемуся внутри члену, что ее владелица начала шепелявить.
     — Кирика, я так завидую… т-теперь можно в Сьерру?.. Можно?
     — Я с тобой делиться не собираюсь, я тоже хочу, чтобы хозяин меня ублажил.
     — Не беспокойтесь, вам всем достанется, и даже не по разу.
     — Хе-хе, мои зачарования на выносливость и либидо готовы к бою.
     — Н-не может быть, тебе еще не надоело?.. Т-ты собираешься повторить то же самое еще несколько раз?.. Если ты будешь так делать, я… уа, ау-у!..
     — У-умоляю… еще, отшлепай меня еще-е!..
     Да, наша великолепная оргия еще только началась.
     Я продолжил ночь со своими рабынями.
* * *
     — Ну вот. Я совершенно не понимаю, что они в этой игре находят, — заявил бронированный голем, не нуждающийся во сне и потому вызвавшийся стоять на часах.
     Будь у Наны функция протяжного вздоха, она наверняка бы его испустила.
     — Возможно… я поняла бы, будь у меня такое же тело, как у них?.. — пробормотало магическое создание, глядя на две огромных луны над головой.

Глава 12. Два обеда и одно сообщение

     Следующий день начался с того, что Сьерра, Амелия, а также Нана отправились в столицу Ранбадии собирать информацию.
     В качестве средства экстренной связи я дал им Почтовый Свиток — один из артефактов, который мы притащили из особняка.
     Эти устройства всегда парные и работают на манер магического факса — все, что напишет на своем листе отправляющая сторона, появится на свитке принимающей стороны вне зависимости от расстояния.
     Однако из-за того, что вещь эта одноразовая, возникает странное чувство: получается, что земные технологии в некоторых областях продвинулись дальше, чем магия. После потери интернета и смартфона их ценность ощущается особенно остро.
     На нашей пещерной базе остались Кирика, Пальмира, Нина и я.
     Первых двух я не смог отправить с остальными из-за того что они, во-первых, слишком бросаются в глаза, а во-вторых, мне необходимо обновлять их заклятья порабощения. Нина же осталась для того, чтобы готовить чары.
     Впрочем, какие бы вести ни пришли от разведчиц, моя цель остается прежней… обойти высокородную Иврис и завладеть принцессой Систиной.
* * *
     — О… что ты тут делаешь, Химено-сан?
     Когда я заглянул на кухню, привлеченный слабым запахом, то увидел Кирику, возившуюся с поставленной на огонь кастрюлей.
     Ее короткой юбке и белой блузке очень подходит нехитрый черный фартук.
     — Готовлю, будто не заметно. Перед тем, как уйти, Амелия-сан сказала мне рецепт рагу.
     — О-о, так ты готовить научилась?
     — Как грубо… конечно, я не настолько искусна как Амелия-сан, и вообще готовлю в этом мире впервые, но бэнто в школу делала себе сама.
     Понятно. Поведение, достойное отличницы.
     Я присел на деревянный стул и окинул взглядом ее стройную фигуру.
     А ведь под этим фартуком скрывается сочный размер «Е»…
     — Хм-хм, понятно. Значит, ты, как главная наложница, воспылала недовольством и решила готовить мне сама.
     — Я совершенно не понимаю, как ты умудряешься приходить к таким эгоистичным выводам… мне просто больше нечем заняться, и я пытаюсь хоть как-то развеяться, чтобы не думать о том, что нахожусь в плену злобного извращенного рабоманта.
     — М-м, я предполагал, что ты огрызнешься, но возмутилась ты как-то слабо…
     — Еще бы, ведь я могу говорить лишь правду.
     Еще какое-то время я покачивался на стуле, вслушиваясь в звуки варки, издаваемые кастрюлей.
     Когда я так сижу и смотрю ей в спину, мне вспоминаются времена, когда я сидел за первой партой и смотрел на нее, что-то пишущую на школьной доске.
     Первая красавица и староста класса, благородная дева в самом цвету, с которой у меня не было даже шанса поговорить.
     И надо же такому получиться, что теперь, в другом мире, между нами установились отношения хозяина и раба, а также мужчины и женщины.
     — …Химено-сан, тебе когда-нибудь хотелось вернуться в прошлый мир? — непринужденно спросил я, и она на мгновение прекратила помешивать содержимое кастрюли.
     — Как сказать… незачем думать о том, что все равно невозможно. На самом деле я никогда даже не задумывалась об этом.
     — О, серьезно? Я удивлен.
     В отличие от меня, не достигшего в прошлой жизни ровным счетом ничего, Химено Кирика была любимицей всего класса и заслужила доверие учителей. Я думал, она будет скучать по Земле и всему, чего лишилась.
     Однако когда я услышал ее ответ и почувствовал, что она не хочет говорить на тему старого мира, то ощутил беспокойство.
     — К тому же… результат все равно бы не изменился, — тихо обронила она странные слова.
     Не изменился?.. О чем это она?
     Я-то думал, что жизнь старосты класса и принцессы-рыцаря разительно отличается от жизни рабыни.
     — Ты что, прикидывалась отличницей, а на самом деле была прекрасной воительницей, втайне от всех сражающейся со злом? А, или может, учитель-извращенец нащупал твои слабые места и ночь за ночью укрощал тебя, превращая в рабыню?..
     — И ведь получается у тебя раз за разом выдумывать такие бредовые фантазии… в каком-то смысле я восхищаюсь тобой, — сокрушенно упрекнула меня Кирика, и тут я вспомнил.
     Когда она впервые появилась предо мной в образе принцессы-рыцаря, то выглядела совершенно естественно.
     Я и сам хорошо вжился в роль, поэтому даже не задумался, что если Кирика за какой-то месяц так привыкла к совершенно новой среде обитания, то это значит, что она весьма необычный человек.
     Вот и сейчас, оказавшись в незавидном положении раба, она становится все более эффективной по сравнению с остальными рабынями… правда, возможно, я выдаю желаемое за действительное.
     Отличница и замечательная староста.
     Принцесса-рыцарь, передовой боец и правая рука принцессы.
     Моя рабыня.
     И условия, и задачи ее отличаются, но во всех должностях можно найти общие моменты.
     Она всегда служит кому-то — обществу или человеку — и выполняет то, что от нее просят… она «хорошая послушная девочка».
     Эта роль всегда следует за ней, где бы она ни очутилась.
     И она всегда принимает ее.
     И что же принцесса-рыцарь Химено Кирика думает о себе?..
     «То же самое».
     Если я правильно понял смысл сказанных ей слов, то возможно, что для нее, в отличие от меня, перерождение в этом мире не изменило ничего.
     — Наверное, почти готово… должно получиться неплохо.
     — О, время дегустации? Дай-ка попробовать, — я встал рядом, и мы вместе посмотрели на прозрачную гущу рагу. — По крайней мере, выглядит и пахнет оно вкусно.
     — …За вкус отвечать не могу. Я не уверена, что справилась.
     — Ну да, пока не попробуем, не узнаем. Впрочем, это в любом деле так… в общем, давай.
     — А, э-эй?! Мои руки сами…
     Кирика зачерпнула рагу и поднесла его к моему широко раскрытому рту.
     Я отдал ей мысленный приказ, подчинив часть ее тела.
     — Ам… а-а, горячо! А-а, тут уже не до вкуса, в-воды-ы-ы-ы!
     — Еще бы, ты же даже не подождал, пока оно остынет, придурок… хе-хе, вот тебе и наказание.
     Насмешка Кирики моментально выбила из моей головы все серьезные мысли.
     Клянусь, я заставлю эту девку стонать прямо в фартуке…
* * *
     — И чего это она так разозлилась от того, что я засунул руки под фартук и помял ей грудь?.. Может, надо было не спорить и просто приказ отдать?
     После того как вид Кирики в фартуке слегка возбудил меня, и я начал к ней приставать, она прогнала меня с кухни, сказав, что я мешаю ей готовить.
     Приехали, теперь одна из моих рабынь проявляет неуважение к своему господину.
     Я вернулся в комнату, ворча себе под нос, и обнаружил внутри гостью.
     Перед моей кроватью стояла дрожащая фигура в черном готическом платье и с серебристыми волосами.
     — Что такое, Пальмира, тебе чего-то надо?
     — М-мерзавец… еще вопрошаешь… сам же прекрасно знаешь!..
     Красные глаза, смотрящие на меня исподлобья, обиженно сведенные брови.
     Я мысленно ухмыльнулся, поняв, что нашел, куда излить возбуждение, и закрыл за спиной дверь.
* * *
     — Хе-хе, так заключившим контракт демонам необходимо вместо еды питаться моей энергией… но я и не думал, что ее передача таким образом настолько увлечет тебя.
     — М-молчи-и… я в-вынуждена так делать, чтобы питать свое тело… ам, ням-м, м-м-м-м!..
     Я сидел на стуле, а демоническая аристократка изо всех сил водила языком по головке моего восставшего члена.
     Сама она сидела на полу, аккуратно сложив руки поверх юбки на коленях, и лишь ее возбужденное лицо подавалось вперед и присасывалось ко мне.
     — Правильно… руками не трогай. Работай только ртом и языком, как я и говорил. Соси как можно неприличнее.
     — А, афха-а-а… я никогда не стану в столь грязной, непристойной манере тянуться к мужскому… м-м-мч, р-р-р-р-р!
     — Ха-ха, да ты слюной истекаешь.
     Сейчас, после того как контракт ограничил ее магическую энергию до минимума, Пальмира, можно сказать, постоянно голодает.
     А я, полный семени, живого источника магической энергии, кажусь демонической аристократке ни с чем не сравнимым угощением.
     — Ум-м-м, м-м-пх-х!.. Быстрее, юнец, выплесни скорее густой, вязкой энергии… цпх-х!..
     — У-ух… как ты по щели язычком водишь! Тебе не кажется, что ты слишком уж хорошо научилась ублажать человеческие члены, четвертая в демонической иерархии?!
     Зрелище — мечта мужчины: изнывающая от стыда и унижения величественная демоническая аристократка с идеальным кукольным лицом заглатывает мой член.
     Ее лицо испачкалось моей смазкой, но она настолько погрязла в жажде магической энергии, что совершенно не обращает на это внимания.

 []

     — Н-не произноси это вслух!.. Из-за того, что ч-член твой еженощно сводит меня с ума, теряю голову от одного лишь мужского запаха… ай-й-й-й?!
     Я с силой почесал ее кремового цвета рога, немного похожие на коровьи, и услышал в ответ крик, полный наслаждения.
     Похоже, по аналогии с эльфийскими ушами, это для демонов эрогенная зона.
     — Ты такая миленькая, когда так искренне сосешь мой член, Пальмира… погоди, уже скоро ты напьешься густой… дозы!..
     — А-ау, д-давай!..
     И тогда…
     В дверь неожиданно постучали, а обхватившие головку моего члена губы вздрогнули.
     — Одамори-кун, ты там? Ужин готов, приходи есть.
     — Ага, ладно… я… уже сейчас!..
     Пока ни о чем не подозревающая Кирика говорила, я всеми ногтями мучал демоницу, которая изо всех сил старалась не подавать голоса, терпя издевательство над рогами. А параллельно с этим…
     Я изо всех сил разрядился спермой во влажный от слюны и смегмы рот.
     — …Упх?! М, м-м-мо-опх… мк, — доносились звуки из глотки демоницы.
     — Хорошо. А, кстати, не знаешь, где Пальмира? Вряд ли она будет есть, но я все равно собиралась позвать ее.
     — М?!
     — Нет, не знаю… ну, сама придет, если захочет…
     Кирика согласилась, и я услышал, как она ушла обратно.
     Я освободил член от хватки губ лоли-минетчицы, жадно вытягивавшей из меня все до последней капли.
     — Во-от… ну-ка, как я тебя учил? Что нужно сказать после кормежки?
     — Пха-а-а!.. Помню-ю… б-большое спасибо-о!..
     После того, как похожая надувшимися от спермы щеками на хомяка Пальмира все проглотила, она слегка высунула пахнущий членом язычок и показала буквы «V» пальцами обеих рук.
     Аристократка послушно стояла в той позе, которой я ее научил, а по ее телу бежали волны наслаждения от полученной энергии.
* * *
     — М-м, откровенно говоря, весьма неплохо! Вот только мне кажется, что если бы ты уделила приготовлению цыплят больше времени и внимания, они получились бы вкуснее.
     — Спасибо. Понятно, значит, на это нужно обращать особое внимание.
     — Ты даешь на удивление уместные советы, Нина…
     — Хе-хе-хе, это ведь мой язык помог Амелии довести ее кулинарные способности до такого уровня.
     Ужин того дня превратился в дегустацию рагу, приготовленного Кирикой.
     Нина самодовольно цокнула языком. Наконец-то после того, как она долгое время не вылезала из комнаты, работая над чарами, ей выдался шанс что-то сказать.
     — Хм-м… моему языку кажется, что специи подобраны примитивные, но в то же время идея с подавлением запаха пряными травами весьма недурна.
     — Эй, ты же говорила, что не ешь человеческую пищу?
     — Я могу пробовать ее на вкус. Это одно из удовольствий от жизни.
     — Так ведь ты только что пробовала на вкус густую, питательную…
     — О-о чем это ты говоришь?!
     — Э? Э?
     Когда наш веселый (?) обед подошел к концу…
     Лежащий на столе Почтовый Свиток засветился, а на его поверхности начали проявляться символы.
     — Вот оно… срочное сообщение!
     Прошло уже несколько дней с тех пор, как отряд Сьерры пошел на разведку. Я как раз ожидал от них ответа в самое ближайшее время.
     — Ну-ка… «Наша группа в порядке, нам ничего не угрожает. Однако, как нам удалось выяснить, принцессы Систины…» — я взял небольшую паузу, чтобы вздохнуть с облегчением, ведь им не пришлось столкнуться с очередными трудностями вроде тех, что доставила Пальмира. — «Принцессы Систины нет в столице. Незадолго до нашего прибытия она отбыла к Башне Откровений»… Что это за башня такая?
     Едва услышав мои слова, Кирика обронила удивленный возглас и ответила:
     — Это место для медитаций, которым многие поколения принцесс-провидиц пользовались для того, чтобы уточнять детали собственных предсказаний!..
     — И где эта башня находится?
     — Если я правильно помню, то за долиной Сивюра… на западной окраине Варисовой равнины.
     — Э? Так до нее отсюда можно где-то за сутки с хвостиком добраться. Она ближе, чем столица!
     Само предсказание — дело десятое.
     Куда важнее то, что принцесса покинула столицу и наверняка захватила с собой в такие дали лишь нескольких человек.
     Что это, если не шанс?
     Шанс для тех, кто втайне охотится на нее… для нас и Иврис.
     [Статус]
     Принцесса-рыцарь Кирика
     Класс: Принцесса-рыцарь 7 уровня
     Навыки: Святой меч 5 уровня
     Сопротивление магии 2 уровня
     Кулинария 0 уровня (по всей видимости, уровень пока не поднялся)

Глава 13. Тактика грубой силы и разрубающий узел меч

     Полуденное солнце освещало просторную коричневую пустошь.
     Я посмотрел вниз с отвесного обрыва. Долина змеится между скал, словно русло высохшей реки.
     Если сравнивать с моим старым миром, возможно, эти пейзажи немного напоминают североамериканские прерии.
     — У спуска в ущелье нет следов копыт и колес, повелитель.
     — Кажется, нам удалось добраться сюда раньше принцессы.
     Нам повезло раздобыть небольшую повозку для двух лошадей, на которой мы вчетвером и примчались в долину Сивюра.
     Чтобы не создавать лишних проблем, нельзя допустить, чтобы наша цель забралась в Башню Откровений. Но мы не можем ждать отряда Сьерры, если хотим нанести упреждающий удар.
     К счастью, эта долина — превосходное место для засады.
     Наших сил хватит, чтобы одолеть отряд принцессы Систины до того, как они покинут долину.
     — Так, Нина, используй «Гравити Филд», чтобы завалить выход из ущелья большими камнями. Обязательно за поворотом, чтобы издалека не было видно.
     — Вас поняла. Это чтобы их остановить, да?
     — Химено-сан, на тебе наблюдение в зачарованный монокль. Как только засечешь нужную карету — сразу скажи. Ты же служила двору, знаешь, как она выглядит?
     — Так точно… слушай, Одамори-кун. Как думаешь, Иврис попытается воспользоваться этим шансом?
     — Чего не знаю, того не знаю. Но есть одна деталь, которая меня беспокоит.
     Пока мы ехали сюда, я расспросил Кирику о Башне Откровений.
     Она сказала, что зданием не пользовались уже больше сотни лет.
     Отчасти это связано с тем, что долгое время в стране не было предсказательниц уровня принцессы Систины, но есть и другая, более важная причина. Башню запрещается использовать для мелочей — она предназначена только для откровений такой важности, что они могут повлиять на судьбу всей страны.
     — Почему сейчас? Неужели предсказание того, что мир изменится от появления рабоманта настолько важно? Или есть какие-то другие предсказания?
     — Насколько я знаю, ни о каких других предсказаниях речи никогда не шло… но принцесса-сама очень мудра. Она ни за что не станет нарушать табу без хорошей на то причины.
     Причины… причины, говоришь?
     Эти слова за что-то зацепились в моем сознании.
     — На правах предположения: что, если кто-то посоветовал принцессе отправиться к Башне Откровений?.. Кто-то, кому хочется одновременно получить и уточненное предсказание, и саму принцессу.
     Кирика ахнула и помрачнела.
     — А!.. Ты хочешь сказать, что люди Иврис уже проникли в сам замок?!
     — Это просто предположение. Но факт в том, что сейчас элитная принцесса-рыцарь не охраняет Систину. Идеальный шанс для атаки.
     — Тогда получается, что мои действия…
     Принцесса-рыцарь опечаленно опустила очаровательное личико. Ох уж это ее чувство долга.
     — Да ладно, взгляни с другой стороны. В результате этого мы смогли узнать планы Иврис.
     — И правда… да, ты прав. Мы должны во что бы то ни стало защитить принцессу от рук демонов.
     — Да-да, именно так.
     Кирика кратко кивнула, а затем пошла в сторону входа в долину с серьезным видом.
     Но вдруг замерла.
     — Слушай… Одамори-кун. Ты ведь собираешься… сделать и принцессу Систину-сама своей рабыней?
     — Да, я же несколько раз говорил. Ты ведь не собираешься просить меня пощадить ее?
     Кирике, ставшей моей рабыней против своей воли, нечего мне предложить.
     Она должна понимать, что ни о каких переговорах не может быть и речи.
     — …Нет. Но я хочу тебе кое-что сказать.
     Ее черные волосы и синий плащ развевались на сильном ветру, поднимавшемся из долины.
     Знакомое величественное и решительное выражение лица.
     — Я обязана принцессе-сама. Если ты своими руками ввергнешь ее душу в пучины отчаяния… у меня появится еще одна причина никогда не простить тебя.
     Самое удивительное, что она до сих пор не отбросила надежду на спасение и решимость сопротивляться.
     По моей спине пробежали мурашки. Но не от страха, а от наслаждения.
     Да, вот почему… вот именно поэтому мне так нравится держать Кирику возле себя.
     — Хорошо, Химено-сан, я запомню.
     — Ага, спасибо. У меня все.
     Я проводил взглядом девушку, уверенным шагом отправившуюся на точку.
     Пальмира, сидевшая в воздухе, закинув ногу на ногу, беззвучно подплыла ко мне.
     — Вижу, принцесса-рыцарь-доно премного ценит свою принцессу Систину.
     — Думаю, это тоже, но главное… она очень серьезная. Староста класса до глубины души.
     — Иногда я плохо понимаю твои слова.
     Чувство долга. Вот ключевое понятие, которое управляет девушкой по имени Химено Кирика.
     Впрочем, благодаря этому над ней забавно подтрунивать и так легко обводить вокруг пальца.
     — Кстати, в этот раз тебе тоже придется как следует поработать.
     — Хмпф, да сознаю я. Мне и самой не вельми приятно быть тунеядкой.
     — …Так ты все понимала?
     Тактически мы сделали все возможное. Остается посмотреть, чем наш план закончится.
     В любом случае… последствия будут серьезными.
* * *
     — Вот они… несомненно, это карета королевской семьи Ранбадии.
     Когда солнце пошло к закату, в долину заехала крупная белая карета, запряженная двумя конями.
     Спереди, сзади и с боков едут в общей сложности четыре наездника для дополнительной защиты.
     — Ладно, нападаем по плану. Операция начинается.
     Я нервно сглотнул и с края обрыва окинул обстановку взглядом.
     Мои предположения оправдались: карета экстренно остановилась, столкнувшись с камнями, перегородившими проход.
     Как и подобает охранникам принцессы, двое всадников вскинули луки, пара других — копья, и все они внимательно смотрели по сторонам, пока карета разворачивалась.
     Вот на это мгновение я и рассчитывал.
     — Давай, Пальмира, заряжаю!
     Облаченная в черное аристократка мягко опустилась на обвал рядом с ними.
     Заработала магическая синхронизация, и эмблемы на моей руке и ее лбу одновременно вспыхнули.
     А затем на меня навалилось такое чувство усталости, словно я только что проплыл стометровку.
     — Кх, это сложнее, чем я предполагал!
     — Кхе-хе… я чувствую ее, восхитительную магическую энергию, что вливается в меня через контракт!
     Я передал Пальмире столько энергии, сколько смог, чтобы она, осознавая все возможные риски, попыталась все-таки выжать из своего ослабленного тела высокоуровневое демоническое заклинание.
     Гвардейцы заметили ее присутствие слишком поздно.
     — Пора развеять ту печаль, что скопилась во мне от житья в пещере! Испепеляй дотла, очищающая темница… ''«Блейзинг Кейдж!»''
     Адское фиолетовое пламя вспыхнуло кольцом вокруг кареты.
     Изумленные и ошарашенные гвардейцы завопили.
     Этот жар сжигает не тело, но душу.
     Оказавшиеся в кольце огня гвардейцы, возница и даже кони ощутили резкое моральное опустошение и попадали на землю.
     Принцесса тоже должна была упасть в обморок. То самое заклинание, которым Пальмира захватила Сьерру, идеально подошло нашей тактике.
     — Не бойся, их жизням ничто не угрожает… так, засим моя работа свершена?
     — Молодец, потом я награжу твою задницу.
     — Э-это еще к чему?!
     В последнее время я начал забывать об ее истинной силе, но все-таки звание аристократки, четвертой в демонической иерархии, это не шутки.
     Хотя отчасти она сработала так эффективно потому, что противники не двигались, угодив в засаду.
     Закончив перебрасываться фразами с Пальмирой, я повернулся к стоящей на склоне Кирике и подал ей знак:
     — Все, иди. Захват принцессы — твоя работа!
     — Еще бы не моя… ха-а!
     Кирика прыгнула со склона внутрь до сих пор пылающей ловушки.
     В полете она активировала «Сёркл Эйриал», а затем оттолкнулась от сверкающей платформы, чтобы погасить часть импульса и изящно приземлиться перед беззащитной каретой.
     Против обладающей устойчивостью к магии принцессы-рыцаря магический огонь совершенно бессилен.
     — Вот уж не думала, что моя следующая встреча с принцессой-самой состоится вот так!..
     Наверняка у нее удрученный вид, но мне отсюда не видно.
     Она участвует в разгроме бывших товарищей и похищений бывшей госпожи, пусть и для защиты последней от демонов.
     Но моих приказов она ослушаться не может.
     Принцесса-рыцарь медленно протянула руку к двери затихшей кареты.
     — В целом все прошло по плану. На этом миссию можно считать вып…
     И тут…
     Дверь выбили пинком изнутри, а на Кирику набросилась фигура, вооруженная сверкающим клинком!
     — Что?!
     Дзынь!
     Судя по звону схлестнувшегося металла, Кирике все же удалось отразить удар рыцарского клинка… удар, как две капли воды похожий на ее собственный.
     — Попались, негодяи! Сожалею, но я просто наживка! Принцессы-сама здесь…
     Звонкий голос молодой девушки.
     И как только девушка эта увидела своего противника, как удивленно воскликнула:
     — Что за, К… Кирика?!
     — Так это ты… Селеста!
     Человеком, который скрестил с Кирикой клинки посреди пылающей клетки…
     Оказалась еще одна леди-рыцарь.

Глава 14. Леди-рыцарь и ее слова

     — Кирика… почему?! Почему ты здесь, почему такое творишь?!
     — Селеста, я… кх!
     Принцесса-рыцарь сцепилась клинками с появившейся из кареты леди-рыцарем.
     На леди-рыцаре — блестящие в свете пламени белые доспехи, как на Кирике.
     Но если одежда Кирики в основном синяя, то галстук на груди леди-рыцаря и прочие цветные линии ее одежды — красные. Плащ ее тоже ярко-алый.
     Возраста она примерно того же, но немного повыше Кирики. Волосы у нее длинные и светлые, собранные в хвост на затылке.
     Взгляд ее горделивых раскосых глаз быстро превращается из удивленного во враждебный.
     — Отвечай! Неужели ты, назвавшаяся принцессой-рыцарем, смеешь поднимать руку на Ранбадию и на принцессу Систину?!
     — Я, я не!..
     — Если не можешь ответить, то ты мне враг! Смирись и вкуси моего клинка!
     Прервав разгневанную речь, она нанесла несколько быстрых ударов, заставив Кирику отступить на пару шагов.
     Плохо, она довольно сильна. Вряд ли она может потягаться с Кирикой, но та явно не горит желанием сражаться со своей, судя по всему, знакомой.
     Зато леди-рыцарь атаковала с такой яростью, словно собиралась прикончить Кирику на месте.
     — Что принцесса-рыцарь творит?.. Пред сим врагом нельзя расслабляться, — правильно заметила Пальмира.
     Судя по тому, что противница спокойно двигается внутри клетки демонического огня, ее навыки или снаряжение придают стойкости к магии. Другими словами, Нине и опустошенной Пальмире с ней не справиться.
     А если мы слишком долго провозимся, очнутся стражники.
     Значит, Кирике придется расправиться со своим противником быстро и в одиночку.
     — Придется так… принцесса-рыцарь Кирика! Я, твой хозяин, отдаю тебе приказ через заклинание!
     — Одамори-кун?! П-подож…
     — Нет, ждать не буду. Обезвредь врага, что стоит перед тобой!
     Мой беспрекословный, благодаря магии порабощения, приказ овладел телом принцессы-рыцаря.
     Противник отдавил Кирику почти к самой границе клетки, но движения принцессы-рыцаря резко изменились.
     — Что?! Вот это… гха-а-а?!
     Очередная атака Селесты промахнулась. Кирика пригнулась почти к самой земле и резко обошла ее, на ходу сильно пиная по спине.
     Леди-рыцаря выбило из равновесия. Ее волосы описали в воздухе длинную дугу.
     Принцесса-рыцарь взяла небольшую дистанцию и направила клинок на бывшего товарища.
     — Кх… у-у! С-святой свет, гроза демонов, дай силы моему благородному клинку!..
     — Что?! В-вот черт!
     — Б… «Бриллиант Бёрст!»
     Кирика применила свою сильнейшую атаку, и леди-рыцаря поглотил световой поток, хлынувший из святого меча.
     Ударная волна сотрясла всю долину, а огонь магической клетки задуло, словно свечу. Все-таки это чудовищно мощная техника.
     — О-она там от такого не умерла?! — испуганно воскликнула Нина, глядя в заволокшуюся дымом долину.
     — Нет, она в порядке… видишь?
     Когда дым рассеялся, показалась потерявшая сознание Селеста. Плащ ее весь изодран, но никаких ран не видно.
     А рядом с ней в земле проделан неглубокий коричневый кратер.
     Кирика стреляла не в Селесту, а в землю под ее ногами, и таким образом смогла обезвредить противника, не убив.
     — Понятно. Ты повелел ей обезвредить врага, но не приказывал убить, верно? Хе-хе-хе, ладно принцесса-рыцарь, но ты-то с ней зачем так мягко, рабомант?
     — …Если бы я приказал ей убить бывшего товарища, она прониклась бы ко мне такой ненавистью, которая может помешать в будущих битвах. Только и всего.
     — Хмпф. Ну ладно, пусть будет так.
     — Хорошо, пора сворачиваться… раз дошло до такого, засиживаться нельзя.
     В карете не оказалось принцессы. Леди-рыцарь говорила, что играла роль приманки.
     Значит, она предполагала, что на принцессу попробуют напасть… вот только кто?
     — Если мои догадки верны… принцесса Систина в опасности!
* * *
     Принцесса-рыцарь Кирика стала первым человеком в жизни леди-рыцаря Селесты, который той безоговорочно не понравился.
     — Почему принцесса Систина-сама так ценит эту неизвестно откуда взявшуюся выскочку?!
     Таинственная девушка, спасшая принцессу от монстров, когда та тайком выбралась из замка.
     Когда Кирика сказала, что ей некуда податься, принцесса с легкостью назначила ее правой рукой и устроила гвардейцем.
     Выбор, безусловно, необычный, но девушка принадлежала классу принцесс-рыцарей, все представительницы которого обладают исключительным благородством и силой духа. К тому же она спасла принцессу, поэтому все быстро согласились с ее назначением.
     Все, кроме Селесты.
     С самого младенчества она, дочь благородной семьи, тренировала и тело, и разум, чтобы заполучить ответственнейшую должность телохранителя принцессы.
     Когда отцу совсем ещё юной Селесты удалось добиться аудиенции у принцессы, на которую он привел и дочь, ослепительная красота царственной особы настолько восхитила Селесту, что та поклялась защищать ее высочество ценой собственной жизни.
     Поэтому эта должность должна была достаться ей.
     — Принцесса-сама, у меня к вам срочный и важный разговор!
     — Ой, Селеста. А я как раз разлила изумительного чаю. Будешь со мной?
     — А… хорошо, сначала его, потом разговор!
     — Конечно, приятного аппетита.
     — С вашего позволения… м-м… и правда, очень вкусно.
     — Э-хе-хе, вот и славно. У меня и конфеты есть.
     — Да, благодарю. М-м… они тоже великолепны!
     — Здорово, у меня их еще много.
     Много раз Селеста пыталась обратиться к принцессе лично, но та останавливала невинной улыбкой, угощала чаем и конфетами, и в себя леди-рыцарь приходила уже с осознанием того, что и в этот раз не решила вопрос.
     Селеста твердо решила, что так нельзя.
     Поэтому она вызвала Кирику на поединок со словами, что не допустит на пост защитницы принцессы кого-либо, в чьих навыках не убедится лично, и что в случае отказа Кирика может проваливать вместе со своими вещами.
     Битва завершилась очень быстро.
     — Почему… почему я не могу победить?!
     — А-а, Селеста… сан? Не расстраивайтесь, вам просто не повезло.
     — Замолчи, мне не нужна твоя жалость! Т-требую реванша!
     Что раздражало Селесту еще сильнее — Кирика никогда не кичилась силой или должностью, всегда оставалась доброй и заботливой.
     Она быстро становилась всеобщей любимицей. Души в ней не чаяли все — от леди-рыцарей до горничных.
     После многих поединков и совместных поручений Селесте пришлось осознать, что Кирика действительно ничего не скрывает.
     Мучения Селесты продолжались, но однажды случилось неожиданное.
     — Кирика пропала без вести?!
     Никто не слышал от Кирики никаких вестей с тех пор, как она отправилась на задание в приграничный район.
     Селеста утешала беспокойную принцессу, а сама продолжала волноваться.
     О том, почему она не ощущает радости, ведь столь нелюбимый ей человек исчез.
     — Разве могу я беспокоиться о ней?.. Ч-что за вздор!
     Селеста убедила себя, что не может радоваться просто потому, что горюет принцесса, и что она так в итоге и не смогла одолеть Кирику в поединке.
     И все же тоска не покидала груди леди-рыцаря.
     А затем произошла еще одна неожиданность.
     По «информации из надежного источника», над принцессой повисла угроза, готовая вот-вот обрушиться…
* * *
     Когда Селеста пришла в себя, то по тряске поняла, что едет в накрытой тентом повозке, запряженной лошадьми.
     Она сразу же попыталась вскочить, но поняла, что связана по рукам и ногам.
     Селеста подняла голову и разглядела во тьме мужскую фигуру, покрытую скромным плащом и окидывающую ее взглядом.
     Никого больше рядом нет, даже Кирики… либо она ведет повозку, либо…
     Связали ее крепко. Быть может, они обездвижили или убили всех ее сослуживцев тем странным заклинанием, оставили в живых одну Селесту и куда-то везут?
     Почему он сохранил ей жизнь?.. Что ему надо?
     Селеста продумала все варианты и решила: ей, как благородному человеку, как гордой леди-рыцарю, как поклявшейся в верности принцессе Систине, в таких условиях остается сказать лишь одно.
     Селеста стиснула зубы, оторвала от пола голову с длинным хвостом из волос и уставилась на мужчину.
     И произнесла те самые слова:
     — Кх… убей меня!

Глава 15. Растоптанная гордость и имя

     — Леди-рыцаря я пока не поработил.
     Мы с Кирикой и Пальмирой стояли в прицепе телеги, над потерявшей сознание Селестой. Управление я доверил Нине, и она везла нас к Башне Откровений.
     Девушек мои слова сильно удивили.
     Что касается стражников, мы забрали их оружие, коням сломали стремена, карете повредили колеса. Даже когда они очнутся, догнать нас не смогут.
     — М? Но зачем? Ведь нужно немедля выведать у нее, где находится принцесса-провидица и как они прознали о нападении, — удивленно заметила Пальмира.
     — Принцесса наверняка едет к Башне Откровений, но по другой дороге. Поэтому мы сейчас сами спешим к башне, чтобы устроить засаду.
     — Почему ты так уверен? Принцесса-сама может быть и в столице… — предположила Кирика.
     Я еще раз посмотрел на леди-рыцаря и покачал головой.
     — Нет, я так не думаю. По-моему… Селесту надоумил выступить приманкой кто-то, действующий по указке Иврис.
     — Что?! Её?! — воскликнула Пальмира.
     — Сама подумай. В отсутствие Химено-сан, Селеста — лучший телохранитель принцессы. Став приманкой, она отделилась от Систины, и к тому же задержала нас. В худшем случае, мы бы друг друга поубивали. У Иврис появилась уникальная возможность с легкостью захватить принцессу, доставить ее в башню и выслушать предсказание.
     — А! А ведь ты прав!..
     — «Ловля на живца» хорошо звучит, но на деле Селеста лишь по глупости оставила принцессу без защиты. Враги обвели вокруг пальца и ее, и нас.
     Мне неведомо, сколько Иврис знает о нас. Может, она просто предполагала, что «кто-то вмешается», и решила одновременно как проредить защиту принцессы, так и отвлечь преследователей.
     В любом случае, получилось у нее неплохо. Как Пальмира и предполагала, принцессу окружают заговорщики.
     — Поня-ятно, да, это в манере. Но мне все равно мнится, Селесту стоит поработить — узнаем имя того, кто за всем стоит, и обзаведемся приспешницей.
     — Информацию я из нее, разумеется, вытащу. Но хотелось бы обойтись без порабощения.
     Загвоздка, конечно же, в ограничении на число рабов.
     Сейчас мой навык магии порабощения на седьмом уровне, и у меня может быть семь рабов. Шесть уже есть.
     Последнее место я держу для принцессы Систины и на всякий случай занимать его раньше времени не хочу — это мой последний козырь, если понадобится срочно обезвредить врага.
     Отмена порабощения — дело небыстрое. А освобождать кого-либо из своих рабов и ослаблять отряд я тоже не хочу… может, Селеста и не слабая, но до Кирики ей далеко.
     — Поэтому я допрошу ее, не порабощая. Ну, если не выйдет, порабощу и выпытаю все что надо.
     — Н-но! Селеста настолько сильна и благородна, что возглавила королевскую гвардию и заслужила прозвище «Багровой Розы». Я не думаю, что ее удастся так просто расколоть.
     — Пф, ну и имечко… конечно, обычные методы с ней не помогут, — я хитро улыбнулся.
     Я уже расспросил Кирику о характере и заслугах Селесты. И если я не ошибся, то уже знаю, с какой стороны заходить.
     — Но мне понадобится твоя помощь, Химено-сан. Ты же поможешь мне… ради защиты принцессы Систины от демонов?
     — Э, я? П-почему у меня вдруг очень нехорошее предчувствие?..
     Итак, успеем ли мы до Башни Откровений?
     В любом случае, игра обещает быть интересной.
* * *
     — Кх… убей меня! — обронила она первым делом.
     Я не сдержался и засмеялся.
     Впрочем, я понимаю. Кажется, бог света и правосудия Люмейн, которому поклоняется королевская семья и знать Ранбадии, строго запрещает самоубийство.
     Но все-таки, она такая шаблонная. Я ее читаю, как открытую книгу.
     — Не быстро ли ты сдаешься, леди-рыцарь Селеста?
     — Хмпф… я не знаю, кто ты, но не думай смотреть свысока. Наверняка ты собираешься расспросить меня о принцессе, но я не стану вымаливать пощады. Я лучше умру с честью, чем опозорю себя!
     Глаза, украшенные длинными бровями, уставились на меня. Ее прекрасное лицо решительно и холодно, словно ледяной клинок. Она и правда похожа на аристократку.
     Кстати, я надел взятую из того дома металлическую маску, скрывающую глаза. Не то, чтобы я прятался от нее, просто если она поймет мой возраст, эффект будет не такой.
     — Понятно… но не желаешь ли перед смертью узнать правду о принцессе-рыцаре Кирике?
     — О Кирике?!
     Леди-рыцарь изменилась в лице. По ней видно, о чем она думает. Переметнулась ли бывшая коллега на сторону врага? Обманывала ли принцессу с самого начала?

 []

     — Вижу, тебе все-таки интересно. Пропавшая без вести принцесса-рыцарь попала под мои тайные чары и стала мне верной слугой.
     — Что?.. Как ты смеешь такое говорить!
     А что, чистейшая правда, между прочим.
     — Хе-хе-хе, вот тебе предсмертный подарок… ко мне, Кирика! — я картинно хлопнул в ладоши, сгорая от предвкушения.
     Из темного угла прицепа появилась склонившая голову Кирика.
     — Кирика, так все-таки ты… что?! Почему ты так одета?! — Селеста обомлела с вытаращенными глазами.
     Неудивительно.
     Броня Кирики частично отсутствовала.
     Не было тех важнейших частей доспеха и одежды, что закрывали грудь и промежность. Пышная грудь слегка покачивалась от тряски.
     Кирика смущенно закатывала белую юбку, бессовестно обнажая свои сокровенные места.
     — Ч-ч-ч… что за разврат?! П-принцессе-рыцарю не пристало так выглядеть, Кирика!
     — Ах… не смотри, Селеста!.. Он укротил мое тело и душу, растоптал гордость и похитил все, что у меня было!..
     — О, о чем ты?!
     Восторженный голос Кирики застал Селесту врасплох.
     Затем Кирика повесилась мне на шею, прижалась внушительной грудью и обвила босые ноги.
     — Хе-хе-хе-хе, теперь поняла? Вот как работает магия порабощения… как видишь, она полностью послушна мне.
     — Что?.. Так это ты тот самый рабомант, которого видела в вещем сне принцесса-сама?!
     — Хе-хе-хе, именно так, — я надменно кивнул.
     Кирика все продолжала соблазнительно извиваться и вылизывать мои пальцы.
     — Аха, мой господин… я одолела Селесту, как вы и приказали… умоляю, наградите меня!..
     — Чего ты хочешь? Скажи громко, чтобы расслышала твоя бывшая коллега.
     — Как скажете… я хочу член. Ваш великолепный член, мой господин!..
     — П-прекрати, Кирика!.. Что с тобой такое?! Т-ты ведь никогда не была падшей женщиной, которая стала бы так ворковать с мужчиной!
     Селеста выглядела ошарашенно — она и представить не могла Кирику столь развращенной самкой.
     Конечно, у превращения Кирики есть и нюанс.
     «Вот-вот, что за чушь я из-за тебя несу?! О-она в такое ни за что не поверит!»
     Неприятно ловить на себе возмущенный взгляд, в котором словно читаются эти мысли, но я невзирая ни на что продолжал управлять бывшей одноклассницей с помощью магии порабощения.
     Кирика послушно припала носом к моей промежности, шумно вдохнула мужской запах и с жаром выдохнула.
     — Я… я больше не могу терпеть… умоляю, вонзите ваш член в развращенную вагину принцессы-рыцаря…
     — Бесстыжая ты сучка, принцесса-рыцарь. Вот только… награды ты не заслужила!
     — Ай, а-а! — завизжала Кирика, когда я схватил ее за черные волосы и вдавил лицом в пол.
     Все произошло так неожиданно, что Селеста совершенно растерялась.
     — Ты ведь в той битве сомневалась и не хотела направлять клинок на леди-рыцаря? Скажешь, думала как лучше? Меня не обманешь. Ты ослушалась моего приказа!..
     — У-умоляю, пощадите, мой господин!..
     — Нет, пощады не жди. Неверные слуги мне ни к чему! Ты — сломанная игрушка, и от тебя пора избавиться… а на прощанье вкуси клинка из стали, а не плоти!
     Я выхватил меч Кирики и картинно облизал его лезвие.
     — П-прекрати! Что ты задумал?!
     — Хе-хе-хе, будто непонятно. Я воткну эту штуку вот в эту девушку, как следует проверну, и она скончается в муках на глазах бывшей коллеги! Будет тебе напоследок зрелище!
     — А-ах ты! П-подлая мразь!..
     При виде моего шаблонно-злодейского отыгрыша Селеста оскалилась и вперилась в меня взглядом.
     «Зараза, не те слова говоришь…» — подумал я и сделал вид, что приближаю острие к дрожащей бледной заднице. Давай быстрее уже, повозка трясется, я так и задеть ее могу.
     — П… погоди! Я приму на себя ее наказание! Я сделаю всё, только не трогай Кирику!
     Вот, другое дело. Как я и думал, благородная леди-рыцарь готова пожертвовать собой.
     Я очередным картинным жестом остановил клинок.
     — Хо-хо? И что конкретно ты мне предлагаешь, м-м?
     — Т-ты… ведь любишь властвовать над женщинами?.. Раз так… оставь в покое ее и возьми тело рыцаря Селесты! Или «Багровая Роза» недостойна тебя?!
     Прекрасно, просто прекрасно, вот теперь ты заговорила точно теми словами, которых я ждал.
     В тебе смешались тайная ревность к Кирике, зарождающаяся дружба и неосознанное обожание.
     Ты хочешь защитить ее ценой собственной чести, чтобы доказать свое превосходство как рыцаря и как женщины.
     На свет выползло извращенное предвкушение того, что все произойдет на глазах Кирики.
     Невероятные слова и шокирующие действия лишили леди-рыцаря здравого рассудка, и потаенные желания с удивительной легкостью попались на крючок, к которому я ее подвел.
     — Хо, как скажешь… но коли прогневаешь меня али вознамеришься убить, мои чары заставят принцессу-рыцаря избрать себе ужасную кончину. Не смей и думать о хитростях.
     — З-знаю… сопротивляться не буду!..
     Слова твои смелы, но голос дрожит. Ну, еще бы, ты же наверняка девственница.
     Я усадил покорившуюся леди-рыцаря на пол, достал отвердевший от домогательств Кирики член и направил на нее.
     — Ик… ч-что это за уродливое создание?!
     — Ха-ха, леди-рыцарь не знает, как выглядит стояк? Нельзя же быть настолько наивной.
     — С-сто… як?.. У, н-не приближай! Н-не хочу даже смотреть на такое грязное…
     «Стой, ты что, это еще зачем?! Чертов насильник!»
     Я не обратил внимания на возмущенный взгляд упавшей на пол Кирики и прижал истекающую смазкой головку к бледной щеке леди-рыцаря.
     — Ну-ка, не отнекивайся. Сейчас ты усвоишь то, чего рыцарям не преподают… если хочешь спасти Кирику, для начала вылижи его. Да, как принцесса-рыцарь вылизывала мои пальцы.
     — Я н-ни за что не возьму в рот это вонючую нездоровую!.. н-нет, я понимаю. Я сделаю, я все сделаю, слышишь?! У-у… ух, какой мерзкий вкус!.. — Селеста, будучи щитом Кирики, не могла противиться мне. Она крепко зажмурилась, высунула дрожащий язычок и неуверенно провела им по головке.
     Как только язычок коснулся меня, он снова вздрогнул, возбудив меня еще сильнее.
     — Отлично, теперь накрой головку губами и начни водить языком по кругу… И ты сейчас не на званом ужине, чем больше причмокиваний — тем лучше.
     — Ч-что?.. Мч, р-р… мжр-р-р, жр-р-р… мя, пха, р-р-р-р… т-так сойдет?!
     — Хе-хе-хе, а у тебя получается. Да, получше чем у Кирики поначалу. Может, ты рождена для членов, а не клинков?
     — Гх, ты насмехаешься надо мной?! Я бы никогда не захотела такое… бч, дж-жр-рп-п!
     Селеста принялась работать с двойным рвением, пытаясь скрыть залившееся краской от стыда и унижения лицо.
     Но я от ее жалких потуг, конечно же, не кончу.
     — Усилия твои похвальны, но так ты никогда не закончишь… давай я тебе помогу!
     — М?! Апх, м-м-м-м-м-м-м?!
     Я схватил ее заплетенные волосы за основание хвоста и вонзил член в самое горло.
     Глаза леди-рыцаря наполнились слезами, а сама она изо всех сил терпела унижение, пока я безнаказанно насиловал ее рот.
     — Кх, а неплохо твоя слизистая меня облегает… та-ак, пора бы в тебя первый залп разрядить! Покажи принцессе-рыцарю, как тебя лишат рыцарской чести!
     — Мб, а-агх-х-х-х?! Пх, бха-гхе… п-прекрати, что ты… а-а-а!
     Я резко выдернул член из горла леди-рыцаря, и из него яростно изверглась сперма.
     Она быстро заляпала красно-серебристый доспех Селесты, которую я все еще держал за голову. Леди-рыцарь тут же завоняла мужскими выделениями.
     — М-моя фамильная броня… к-как ты смеешь так оскорблять достоинство рыцаря… у-у-у!
     — Хе-хе-хе, тебе идет, «Багровая Роза». Идеальная косметика для рабыни-рыцаря, не находишь? Ведь теперь… я развею твою непорочность!
     — Чт-н-нет… что угодно, только не-а-а-а-а?!
     Путы с ног Селесты я так и не снял, но они не помешали толкнуть ее на четвереньки, а затем закатать белоснежную юбку с красной каймой.
     Кирика пыталась вырваться — из-за приказа лишь мысленно — но останавливаться я не намерен.
     Это — необходимая часть допроса. Селеста пожертвовала собой, но если не сломить ей душу, она из упрямства и гордости никого не выдаст.
     — К-кх-х-х… к-как бы ты ни терзал мое тело, душа моя не поддастся! Я — гордый рыцарь Ранбадии!..
     А главное, Селеста — отличная девушка. Хоть она и соперничала с Кирикой, но нашла в себе достаточно рыцарской отваги, чтобы поступиться честью и защитить ее.
     Поэтому я так хочу покорить ее как самец. Я хочу ее взять.
     — Ясно-ясно, посмотрим… ну-ка, где там девственная вагина леди-рыцаря?
     — Хья-а?! ха-а-а-а, нет, не лижи… не лижи меня та-а-а-а-ам!
     Я спустил белое белье, совершенно не созданное для привлечения мужчин, и коснулся закрытой щели языком. Она немного отдает потом, но в целом аромат у нее здоровый и приятный.
     Леди-рыцарь слегка попыталась отпрянуть, так что я схватил ее за пояс, вонзил язык глубже и начал крутить им. Селеста завопила не хуже ошпарившегося котенка.
     — Хья, хя-а-а-а-а-а! П-прекрати, с-со мной ч-что-то странное… и-и-и-и, а-а-у-у-у-а?!
     Она чувствительнее, чем я думал. Значит, будет даже легче, чем я рассчитывал.
     Я поглаживал ее пышные бедра, ласкал и большие половые губы, и малые, и даже небольшой, но хорошо заметный клитор. Работал я то языком, то пальцами, открывая перед Селестой мир неизведанных наслаждений.
     — Ну что, тебя, поди, терзают незнакомые, необычные ощущения? А все благодаря мне… ну, чувствуешь, как они усиливаются? Кирику они быстро растлили, а скоро к ней присоединишься и ты!
     — М-мое тело не… поддастся злобной неведомой магии!.. О-они и правда усиливаются. И-и-и-имха-а-а-а?!
     Пусть мое внушение и несложное, но Селеста так напряжена и сосредоточена на новых ощущениях, что сама обостряет и подпитывает их.
     — Ого, да ты так насквозь промокнешь… смотри, какие длинные нити можно из твоей слизи вить.
     — Э?! Б-быть такого не может. А, а-а-а!..
     Я поднес перепачканные пальцы к глазам Селесты, и она отчаянно замотала головой, пытаясь отрицать собственную развратность.
     Ну, думаю, она достаточно увлажнилась… Нина заранее зачаровала мой член на выносливость, и он уже вновь отвердел, так что я приставил его к узкой влажной щелке.
     — А теперь я заберу твою невинность, как забрал невинность принцессы-рыцаря… Ощути боль и заруби себе на носу, леди-рыцарь Селеста! Мужчину, что сделал из тебя женщину, зовут рабомант Тору!
     — А… гха, гхи-и?! А, уа-а-а-а… а-ай-й-й-й-й-й?!
     Раз, два-а-а-а… три-и-и-и!
     Одной рукой я схватил ее за плащ, второй — за волосы, пристроился сзади и силой лишил девственности.
     Мало того, что ее неразработанная вагина узка, Селеста еще и по ногам связана. Мой восставший член с трудом проникал в нее.
     — А-а-а-а-у-у-у-у, м-м-а-а-а-а-а?! Игх, хья-а-а-а-а, нет, нет-нет-нет, вытащи-и-и-и-и!
     — Поздно уже метаться! Гляди, Кирика внима-ательно смотрит, как тебя превращает в женщину тот же член, что покорил ее!
     «Я к-конечно и так знала, но ты все-таки мерзкий подонок и беспринципный насильник!»
     Кирика в слезах смотрела с пола на первое совокупление бывшей девственницы. Во взгляде ее читалось как возмущение мной, так и сочувствие к Селесте.
     Не знаю, сработал ли взгляд, но вагина леди-рыцаря тут же начала сокращаться.
     — А, а-а… не смотри, умоляю, не смотри, Кирика… не смотри на меня, когда я такая жалкая и уродливая-я-я… и-ия-а-ан!
     — Голосить ты горазда, а вот тело у тебя куда-а честнее, да, Селеста?
     — Н-неправда-а-а! Я ни за что не покорюсь трусливому мужчине, который не гнушается брать заложников… гху-у-у-у!
     Я, конечно, намеренно отыгрывал роль опустившейся мрази, но теперь начал даже входить во вкус.
     Дело в том, что и Селеста в ответ на нарочито грубое обращение истекает соком, сокращает мышцы влагалища и вообще реагирует очень и очень бурно.
     Я думаю, причина здесь не столько в мазохизме, сколько в долгожданном чувстве свободы, потере того бремени непорочности, которое ей приходилось терпеть и защищать столько времени.
     Всю жизнь ее связывали долг рыцаря, преданность принцессе и ущербность перед лицом Кирики. Лишь сейчас она, наконец-то, смогла вырваться из всех психологических оков.
     А значит… осталось лишь немного надавить.
     — Каково тебе, Селеста?! Вот и ты вслед за принцессой-рыцарем не смогла уберечь честь, проиграла и покорилась нелюбимому мужчине! Как думаешь, почему все так кончилось?!
     — К-конечно же в-все из-за тебя!..
     — Ошибаешься! Тебя обманули и подставили! Среди ваших есть предатель, который под видом ловли на живца отделил тебя от принцессы и бросил на мою милость!
     — Что?! Что ты… к-как ты смеешь… у-а-а-а-а, и-и-и-и?!
     Я начал штурмовать ее неизведанную вагину еще яростнее, чтобы перебить волнами наслаждения посторонние мысли.
     Повозка тряслась, вместе с ней тряслись и мы, из-за чего ощущения то и дело уводило в самые разные стороны. Незнакомая с сексом Селеста стонала на все постыдные лады.
     — Ну-ка вспомни! Неужели ты ничего не заметила в словах того человека?! Он просто воспользовался твоим доверием и желанием пойти на все ради принцессы, а ты ничего не поняла! Потому ты и страдаешь!
     — Ч-чушь, быть такого не… хья-у-у-у! Т-только, т-т-только так глубоко не входи… а-аха-а-а-а-а!
     Ее недозрелая вагина постепенно привыкала к моему члену.
     Мало того, что Селеста ростом с Амелию, так и эрогенная зона у нее нашлась точно в том же месте — у верхней стенки в самой глубине. Стоило мне начать тереться о нее головкой, как леди-рыцарь застонала с новой силой.
     — Да! Ты знаешь, о ком я, знаешь это имя! Этот человек — волк в овечьей шкуре, предатель Ранбадии, враг принцессы Систины… ух!
     Селеста сжималась так, словно пыталась откусить мой конец. Я заранее почувствовал, что секс с бывшей девственницей подходит к концу, и на моих последние слова к основанию члена уже подступило семя.
     — Нет-нет-нет-не-е-ет! Т-тогда ради чего же я, зачем же я через такое… п-принцесса-а-а-а! О-он… он… п-принцессу-сама…
     Но тут светлый хвост на голове окончательно растрепался, спина выгнулась дугой, а леди-рыцарь Селеста закричала от первого в жизни оргазма:
     — А?! А, горячо-о-о… а-а-а-а-а-а-а, м-м, о-о-о-о-а-а-а-а!
     Ее вагину поразило обжигающее наслаждение и струи моего семени. Обжигающая волна прокатилась по всему ее телу.
     — Кх… ух! Все. Спасибо. Услышал!..
     — У… а-а… к-как ты…
     Леди-рыцарь онемела. На нее навалились и ощущения от оргазма, и осознание — имя она все же обронила — и, наконец, понимание — ведь я смог поселить в ее душе сомнение и воспользоваться им.
     С потных, влажных бедер, неспешно стекала розовая жидкость, в которой смешалась кровь и сперма, и падала на трясущийся пол повозки.
     Кирика застыла с вытаращенными глазами.
     Она тоже услышала имя, которое Селеста выкрикнула в самый последний миг.
* * *
     — Селеста… надеюсь, с ней ничего не случится, — обронила Систина в окно кареты.
     Платиновые полупрозрачные волосы принцессы слегка покачивались, и даже диадема не могла полностью с ними совладать. В ее глазах, казалось, смешались и небо, и море, но сейчас их наполняла тоска.
     Одна ее улыбка могла вдохновить сотни рыцарей и солдат, и они клялись защищать третью принцессу Ранбадии ценой собственной жизни. Воистину, ее не зря называли величайшим сокровищем королевства.
     — Ха-ха-ха… безусловно, я поручил ей отвлечь от вас внимание, но вряд ли слухи о негодяях подтвердятся. Не стоит волноваться, наверняка мы скоро воссоединимся у Башни Откровений, — ответил добродушного вида пожилой худощавый мужчина в простой белоснежной мантии.
     На груди его блестит символ Люмейна, бога света и правосудия.
     — Хорошо… надеюсь, вы правы, архиепископ Глум. Просто если уж даже вы вызвались поехать, я немного нервничаю — мне начинает казаться, дело действительно серьезное.
     — Кстати… а зачем вы взяли из замка в такую даль этот сверток? — спросил Глум.
     Принцесса смутилась и покраснела.
     — Понимаете, я… могу спать лишь на своей подушке. Я слышала, в Башне придется провести не один день, пока откровение не снизойдет на меня…
     — Ха-ха-ха, вы равно и ответственны, и очаровательны, принцесса.
     — Ну-у, довольно подтрунивать надо мной, Глум-сама.
     Сквозь дождь начали проступать очертания серого здания, похожего скорее не на башню, а на узкую платформу.
     — Смотрите, вот и Башня Откровений показалась.
     — Значит, там… я и узнаю, во что воплотится мое предсказание.
     — Да, именно… — согласился бывший архиепископ Глум. — Если так будет угодно нашему великому покровителю!..

Глава 16. Принцесса-провидица и радужный клинок

     — Бывший архиепископ Глум… но как?! Он же достойнейший человек: при предыдущем правителе проводил все религиозные обряды, касающиеся королевской семьи, и к тому же служил советником.
     Раз Селеста упомянула его имя, он заодно с высокородной Иврис стоит за происходящим.
     Мы узнали шокирующую правду незадолго до того, как повозка привезла нас к Башне Откровений, стоящей посреди пустоши.
     — Хм, но помыслите о долголетии демонов. Нам несложно вынашивать планы столетиями. Наверняка ее лазутчик издавна искал принцессу-провидицу, а затем следил за ней, — заметила Пальмира.
     — Невероятно!..
     Вокруг посеревшей от дождя башни — ни души.
     Зато у входа стоит пустая карета, очень похожая на ту, в которой ехала Селеста.
     — Нас обогнали?! Тогда выхода нет, придется справляться своими силами.
     — Хорошо. Мы должны спасти принцессу-сама!
     Сложно сказать, что сделают с принцессой демоны после того, как она расскажет им об откровении.
     Мы начали вылезать из кареты, а я напоследок бросил еще один взгляд на Селесту.
     — Придется, видимо… разыграть все карты.
* * *
     — Принцесса Систина-сама! Прошу, отойдите от него!
     Просторный зал башни, бесконечно высокий потолок.
     Вдоль стены тянется ввысь винтовая лестница, по которой поднимаются девушка в белоснежном платье и пожилой мужчина в рясе. Они услышали голос принцессы-рыцаря и остановились.
     Так вот они какие, принцесса Систина и Глум… я стоял за дверью, позади Кирики, и не показывался.
     — Ух ты, Кирика! Я так рада… что ты жива и невредима!
     Принцесса, прижимавшая к себе какой-то сверток, тут же попыталась сбежать вниз, но Глум схватил ее за руку.
     Между принцессой и Кирикой беззвучно встали два солдата.
     — Вот так дела… пропавшая без вести принцесса-рыцарь собственной персоной. И как ты здесь вдруг оказалась?
     — Не прикидывайся! Мне уже все известно. Ты — марионетка в руках высокородной демоницы по имени Иврис, привел сюда принцессу-сама, чтобы воспользоваться ее откровением!
     Улыбка Глума приклеилась к его лицу подобно маске.
     — Демонице?! О чем она говорит?!
     — Не слушайте ее. Принцесса-рыцарь-доно не в своем уме… убейте ее.
     Солдаты, которые от диких зверей отличались лишь тем, что на четвереньки не вставали, кинулись в атаку.
     Но Кирика отреагировала мгновенно. Она скользила по полу восьмеркой, словно на роликовых коньках, а стоило мне заметить, как в воздухе мелькнул клинок, солдаты тотчас повалились на пол.
     Она на одном дыхании вскинула клинок и направила его на Глума…
     — …Агх-х!
     — К-Кирика?! — завопила принцесса.
     Кирику с силой отшвырнуло, но она как-то смогла приземлиться на колено.
     Правая рука Глума вдруг резко увеличилась, словно какой-то художник-мультипликатор ошибся с пропорциями, а затем атаковала Кирику.
     — Г-г-г!.. А ведь всего-то требовалось затащить принцессу в зал откровений… надо же было вмешаться!..
     — Глум, так значит ты…
     Но вместо ответа раздался странный треск, и старик преобразился.
     Теперь он напоминал фигурой трехметровый перевернутой треугольник, облаченный в серый костяной доспех. Голова его превратилась в лошадиный череп с горящими синим пламенем глазницами.
     Пусть он и далеко, я ощутил, как по телу пробежали мурашки… этот тип крайне опасен!
     — Худо дело, против нас демонический рыцарь! Берегись, принцесса-рыцарь, в рукопашной он не уступит даже демонам четвертого ранга! — воскликнула Пальмира, как только я подал ей сигнал об атаке.
     Она беспрестанно забрасывала противника фиолетовыми снарядами, но тот лишь слегка покачивался.
     — Тц, моя магия еще не успела восстановиться, я могу лишь сдерживать его.
     — Твоя эмблема… демоническая аристократка? Зачем ты объединилась с человеком?
     — Молчи, слабак пятого ранга! У меня есть причины!
     Глум раздраженно вскинул огромную руку, защищая себя от обстрела.
     Кирика не упустила возможности, пригнулась и попыталась перерубить демону ноги, но…
     — Кх-х?! Мое лезвие не режет!
     Послышался глухой звук, и усиленный святой магией меч отскочил от врага.
     Заряженная противоположным атрибутом атака не сработала?! Я понимаю, он демон, но все-таки!
     — Иврис-сама наградила меня особым телом!.. Оно сокрушит всех, кто помешает мне захватить принцессу-провидицу!
     — Черт, у него Доспех Отслоения! Иврис не поскупилась, пока что принцесса-рыцарь ничего не сможет с ним поделать!
     Кстати, и правда — доспех Глума слегка переливается радугой… похожим образом светился барьер, которым Пальмира поймала Сьерру. Вот мерзавец, поставил пространственную преграду на пути к себе.
     Что же делать?.. Подозреваю, что такого врага не сразит даже «Бриллиант Бёрст». Ну а если доспех работает по тому же принципу, что и Отслоение Пространства, поработить демона у меня не выйдет.
     — Ничего не поделать, переходим к плану «Б». Нина, хватаем принцессу и отступаем!
     — Т-так точно! Мне нужно наложить на вас «Миррор Имидж», да?
     На меня наложили заклинание иллюзии, заставляющее противника думать, что я стою в паре метров сбоку. Я сразу же побежал замершей на лестнице принцессе.
     Будь со мной Сьерра, Амелия и Нана — рисковать бы не пришлось, но сейчас выхода нет.
     Глум заметил меня и, не отвлекаясь от поединка с Кирикой и Пальмирой, швырнул в мою сторону кусок пола. Моя иллюзорная копия мгновенно исчезла, а булыжник застрял в полу.
     «Если бы попал, я бы сломанными костями не отделался… да и радоваться, что выжил, пока рано!»
     Тем не менее, мне удалось добежать до одетой в богатое платье платиноволосой голубоглазой красавицы.
     Чем ближе я подбегал, тем отчетливее убеждался — она невероятно красива. Если Пальмира прекрасна словно куколка, то принцесса одним своим видом затмевает солнце.
     А благодаря в целом скромному платью в глаза сразу бросается пышная грудь, оформленная богатой шнуровкой. Бюст настолько большой, что когда я подошел к нему и посмотрел сверху вниз, не смог увидеть живота. Она, поди, Сьерре не уступает… хотя сейчас не о том думать надо.
     — А-а вы кто такой?..
     Кстати, я же забыл снять маску. Не до нее было.
     — Союзник Кирики. Мы должны бежать, пока она отвлекает чудовище, принцесса!
     Я уже попытался поднять ее на руки, но она вдруг ухватилась за плащ одетыми в изысканные рукавицы ручками. Отмечу, что на удивление крепко.
     — Прошу вас, не спешите. Я не думаю, что Глум… что это чудовище так просто нас отпустит. Я опасаюсь за тех, кто сражается против него.
     Правильно делаешь, что опасаешься. Но что интересно, говорила она очень спокойным голосом, без намека на панику.
     Она права — и Кирика, и Пальмира едва держатся против атак. Он наверняка тяжело ранит их, это вопрос времени.
     — Но меч принцессы-рыцаря не работает против него. У нас… ни единого шанса на победу.
     — Шанс… может, как раз есть.
     Голубые глаза принцессы посмотрели точно на меня.
     Я оторопел. О чем это она?
     — Не могли бы вы как-нибудь передать принцессе-рыцарю вот это?
     Принцесса протянула мне… ту большую подушку, что взяла с собой?
     Я уже подумал, что меня разыгрывают — как мы должны одолеть демона подушкой? — но тут принцесса начала что-то доставать из нее.
     Нечто длинное и тонкое.
     — Э?! Это же…
* * *
     — Вы меня щекочете! Все ваши потуги… тщетны!
     — Кх… а-а!
     Кирика подскочила повыше с помощью своего умения и попыталась атаковать вроде как уязвимое место между шеей и ключицей, но удар эффекта не возымел, зато демон от души отомстил принцессе-рыцарю мощной, толщиной с бревно, рукой.
     Меч Кирики, наконец, не выдержал и переломился пополам.
     — А теперь, принцесса-рыцарь, ты поможешь мне уговорить принцессу!.. Пожалуй, если убить тебя покрасивее на ее глазах, она сразу согласится зайти в зал откровений!..
     — Я не намерена уступать тебе! И точно не позволю так издеваться над Систиной-сама!
     Кирика не отступала ни на шаг, пусть и сжимала в руках лишь обломок меча.
     Я устремился к отчаянной принцессе-рыцарю.
     — Лови, Кирика! — воскликнул я и метнул вверенную мне вещь.
     Глум увидел, что я подошел слишком близко и размахнулся рукой. Меня тут же откинуло назад ударной волной… как же больно!
     — О-Одамори-кун?! — изумилась Кирика, рефлекторно хватая посылку.
     Клинок с полупрозрачным, словно стеклянным лезвием.
     — Э?! Не может быть… это королевское сокровище, Блистающий Меч Арк-ан-сьель?!
     Блистающий Меч Арк-ан-сьель.
     Сокровище королевской семьи Ранбадии. По легенде, некогда одна принцесса-рыцарь сражалась против демонов с его помощью.
     Считается, что в руках достойного бойца это оружие становится поистине смертоносным, потому в сокровищницу, где он хранился, входить могла лишь королевская семья.
     А принцесса предположила, что кто-то охотится за ней, поверила, что наверняка увидится с принцессой-рыцарем… и совершила немыслимое в надежде передать клинок.
     «Почему я думала, что увижусь с принцессой-рыцарем?.. Потому что верила — она обязательно придет, если я попаду в беду».
     Когда я услышал ее полные уверенности слова, произнесенные с ангельским невинным лицом, мне оставалось лишь проглотить язык.
     Принцесса не просто прекрасна.
     Если уж она так считает, то и я поверю в принцессу-рыцаря Кирику, моего раба.
     Причем настолько, что соглашусь рискнуть жизнью. Так даже интереснее.
     Я с трудом пересилил боль и выдавил из себя улыбку.
     — Одамори-кун, ты!..
     — Подумаешь, сменила оружие! Что это изменит?!
     Глум размахнулся. Каждый его коготь бьет не хуже копья.
     Хлынула кровь… и одна из рук демонического рыцаря с грохотом упала на пол.
     — Гхе-е-е-е-е?! Как ты пробила Доспех Отслоения?!
     Клинок описал в воздухе красивую дугу и отрубил руку Глума с такой легкостью, словно резал масло.
     Лезвие переливалось всеми цветами радуги и слегка светилось.
     — Так вот он, Блистающий Меч Арк-ан-сьель… можно назвать его разящей версией Доспеха Отслоения, чье лезвие усиливает святые навыки владельца и рассекает само пространство. Я и не ведала, что артефакт, сразивший немало высших демонов, и в самом деле существует!.. — Голос Пальмиры слегка дрожал.
     А я хоть и не мог подняться с пола, но стиснул зубы и выдавил из себя голос. Если хотим победить, надо действовать сейчас!
     — …Давай, Химено-сан! Я переливаю в тебя всю энергию, что осталась у меня!
     — Да, так точно! Доверься мне!
     Я запустил усиливающую связь на полную мощность и наполнил принцессу-рыцаря энергией для решающего удара.
     Глум от такого развития событий совершенно растерялся. Кирика подпрыгнула, хлопнув плащом, и использовала «Сёркл Эйриал».
     Аура клинка вспыхнула с такой силой, что он удлинился на несколько метров.
     — Да разрубит пресвятое сияние пространство зла! «Бореалис Арк-ан-сьель!»
     — И… Иврис-сама-а-а-а!
     Световой клинок опустился смертельным ударом… и перерубил пополам не только Доспех Отслоения, но и самого Глума.
* * *
     Глум и его солдаты обратились зловонными черными лужами и постепенно исчезли.
     Я попытался приподняться и сразу застонал от боли. Мое тело словно рвало в клочья, но рядом Нина, так что вряд ли я умру.
     — Все-таки победили!.. Однако, что за предсказание он пытался вытащить из принцессы?
     Впрочем, львиную часть работы мы выполнили, и теперь настало время сделать главное… поработить принцессу Систину. Вот только я к ней пока подойти не могу!..
     — О-Одамори-кун, ты в порядке?!
     — Повелитель!
     — Вот рисковал-то…
     Ко мне подбежали и Кирика, и остальные рабыни.
     Но… первой, как ни странно, подоспела девушка в белом.
     — Принцесса Систина?..
     Я ощутил ее обеспокоенный взгляд. От того удара маска разбилась, принцесса увидела мое настоящее лицо… и удивленно округлила глаза.
     — А-а… не может быть! Неужели вы и есть Тору-сама?!
     Э? Почему принцесса знает мое имя? Но не успел я толком задаться вопросом…
     Как мое лицо вдруг оказалось в глубине чего-то мягкого и приятно пахнущего.
     — Пх-х?!
     Лишь через несколько секунд я понял, что принцесса Систина прижала мою голову к внушительной груди. У меня перехватило дыхание от прикосновения колышущихся сгустков мягкости… нет, я реально задыхаюсь!
     Кирика и остальные от такого поворота опешили и не могли сдвинуться с места.
     — Я так давно!.. Так давно мечтала увидеть вас! Рабомант Тору-сама, я… вся ваша!
     [Статус]
     Принцесса-рыцарь Кирика (LEVEL UP!)
     Класс: Принцесса-рыцарь 7→8 уровня
     Навыки: Святой меч 5→6 уровня
     Сопротивление магии 2 уровня
     Особая экипировка: Блистающий Меч Арк-ан-сьель (NEW!)

     Рабомант Тору (LEVEL UP!)
     Класс: Рабомант 9→10 уровня
     Навыки: Магия порабощения 7 уровня
     Демоническая клятва 1 уровня
     Усиление рабов 1→2 уровня

Глава 17. Решимость принцессы и мягкий рай

     — Значит… ты узнала обо мне из вещих снов.
     Мы сидели на полу и слушали рассказ Систины, пока Нина лечила нас.
     С заклинанием порабощения я решил немного повременить.
     — Да. Каждый раз, когда я видела легендарного рабоманта в вещих снах, он являлся мне все отчетливее… а когда Кирика исчезла, следующий же сон открыл мне ваше имя, Тору-сама.
     Прекрасная принцесса сидела точно напротив меня, слегка краснела и отводила взгляд.
     Наверняка ей все еще неловко за то, что она сгоряча обняла меня.
     — Н-но принцесса-сама. Зачем вы решили отдать ему себя?! Как вам прекрасно известно, рабоманты — класс аморальных людей, насильно превращающих людей в р… рабов.
     Кирика сильно нервничала. Я прекрасно понимаю, что она тщательно подбирает слова.
     Она не знала, сколько всего может сообщить непорочной принцессе, своей госпоже и подруге, о том, в каком та оказалась положении.
     — Действительно, их сила опасна и стоит над моралью и законом. Но… я видела, что рабомант Тору-сама воспользуется своей неповторимой силой, чтобы спасти мир.
     — Э?!
     Спасти мир? Я? Я?!
     От предсказания принцессы у нас с Кирикой отвисли челюсти.
     От чего его спасать-то? Конечно, демоны угрожают людям, но они ведь не собираются истребить их.
     — Да, мое видение пока смутное… и именно поэтому я пришла сюда. Правда, я допустила большую ошибку: не увидела заговора Глума и не поняла, что он пытается воспользоваться мной…
     Понятно… я, конечно, мир спасать ничуть не намерен, но мне только на руку, что принцесса так уверена в этом.
     Учитывая, что мы только что вроде как спасли ее от демонов, она мне доверяет. Во всяком случае, смотрит она на меня как на героя, не меньше.
     Если удастся подчинить ее без порабощения, то о большем и мечтать нельзя.
     — Получается, ты, принцесса-предсказательница, отдаешь свою силу и свое тело в мое служение, чтобы помочь спасти мир?
     — …Да. Особенно если на меня действительно охотятся демоны. Вы разрешите мне примкнуть к вам, Тору-сама?
     — С-Систина-сама?!
     Нас всех ошеломили слова прекрасной принцессы, сказанные без тени лукавства.
     — Ты… точно понимаешь, что это значит? Возможно, после такого ты уже никогда не вернешься к жизни принцессы.
     — Я более чем готова.
     В ее лазурных глазах мерцали решимость и волнение. Ни тени лукавства.
     Конечно же, такое неожиданное решение не одобрит ни король, ни остальная королевская семья. Наверное, поэтому она составила тайный план, в ходе которого покинула страну лишь с парой сопровождающих.
     Она готова оставить семью и беспечную жизнь принцессы… все-таки эта девушка таит в себе невероятную отвагу.
     — П-принцесса Систина-сама!..
     — Прости, что приняла решение, не посоветовавшись с тобой, Кирика.
     — Нет, если вы приняли решение, то я не стану ничего говорить… н-но…
     Кирику так смутило происходящее, что она переводила взгляд то на принцессу, то на меня.
     Она не понимала: может, принцессе и удалось избежать порабощения, но стоит ли радоваться тому, что она сама желает примкнуть ко мне?
     — Хм. Подумать только, сколь неожиданный исход.
     — А… кстати, что это за леди? У нее рога на голове…
     Систина озадаченно посмотрела на висевшую в воздухе черную готическую лолиту.
     — А-а, это демоническая аристократка Пальмира, моя слуга. В последнее время она только и делает, что поясняет вслух происходящее и немного поддерживает нас, но не переживай — служит она верно.
     — Ч-что за неимоверно хамская рекомендация?!
     — Ох! Я, конечно, не поняла всего, но раз с Тору-сама дружит даже демоническая аристократка… он, должно быть, действительно спасет мир!
     — П-принцесса-сама? Мне кажется, вы немного не понимаете, о чем-м-м-м?!
     Я приказал Кирике заткнуться, пока она чего лишнего не сболтнула.
     — Спасибо за лечение, Нина. Сходи пока к Селесте и подлатай ее. А мы с принцессой пойдем в отдельную комнату и обсудим «наболевшее». Никому не входить.
     — Как скажете, повелитель.
     — Вот здорово… значит, я скоро встречусь с Селестой.
     Грудастая принцесса засветилась от счастья, совсем не замечая моего умысла.
     Может, она мудра и рассудительна, но характер у нее совершенно легкомысленный.
     Она так резко сложила перед собой бледные руки, что массивный бюст заметно колыхнулся.
     — М-м?! М-м, м-м, м-м-м-м!
     — Что случилось, Кирика? У тебя болит живот?
     — Да, наверное, из-за радости от встречи. Думаю, ее пока лучше оставить одну.
     — Э? Как скажете, Тору-сама…
     «Не ходите никуда с этой тварью!» — изо всех сил пыталась закричать Кирика, но против приказа пойти не может.
     Я взял принцессу за руку и повел в жилое помещение, отделенное от остального первого этажа… короче говоря, в спальню.
* * *
     Наверное, комната зачарована — тут так чисто, словно здесь каждый день прибираются. Мы с Систиной сели на отличную двуспальную кровать.
     Скорее всего, она впервые осталась наедине с мужчиной не из числа родственников.
     — Кстати, Тору-сама, о чем вы хотели со мной… кья?!
     Ее ангельский голосок, отдававший звоном самоцветов, вдруг сорвался на вскрик.
     Мои пальцы неожиданно схватили один из огромных холмов, сокрытых под богатой шнуровкой. Я надавил, и они провалились вглубь. Какой объем, какая мягкость!..
     — Т-Тору-сама, что вы де… фха-а-ан?!
     — Принцесса… ты сказала, что будешь принадлежать мне. Знаешь ли ты, что для женщины означает принадлежать мужчине?
     Это не только развлечение, но и проверка.
     Действительно ли она искренне готова служить мне?
     Одних слов недостаточно, чтобы донести ее решимость.
     Что, если на самом деле она пытается обманом воспользоваться мной?
     Прежде чем я окончательно решу не использовать порабощение, нужно все тщательно выяснить.
     — М-м, я д-думаю, что…
     Изнеженная принцесса все еще не оправилась от первого в ее жизни бессовестного массажа пышной груди мужчиной.
     Ее слегка вьющиеся платиновые волосы подрагивали. Вместе с ними дрожала и обрамлявшая их серебристая тиара с драгоценными камнями. Локоны на самой макушке отдавали золотом.
     Однако затем дрожь стихла и глубокие, словно море, глаза небесного цвета посмотрели на меня.
     — Я думаю, что знаю!.. Ведь я всегда… считала, что не буду против, если Тору-сама станет так обращаться со мной, — созналась она с придыханием.
     Теперь вздрогнул уже я.
     — Мне стыдно признаться, но… каждый раз, когда я встречала вас во сне, ваш облик, ваш голос наполняли мою грудь странным волнением. Вы — мой первый… мужчина, к которому я так странно отношусь.
     Принцесса Систина расслабилась и оперлась на меня.
     Я ощутил прикосновение легкой, словно перышко, одежды и невероятно гладкой королевской кожи. Нос защекотал приятный аромат.
     — Принцесса… станешь ли ты моей и душой, и телом?
     — …Стану. М-мне немного неловко, но если вы того пожелаете, я отдам вам все!..
     Я приставил пальцы к ее изящному подбородку и слегка приподнял его.
     Конечно же, принцесса поняла зачем и сомкнула веки. Подобные нежнейшему шелку розовые губы коснулись моих.
     — М… а… фа!..
     Поцелуй принцессы Ранбадии, величайшего сокровища страны. Он мог бы поднять скандал на всю страну, но Систина подарила его добровольно, повинуясь моим желаниям.
     Я обнял принцессу за плечи и крепко прижал к себе, ощущая, как растекается королевская грудь. Затем постучал языком по жемчужным зубкам, и Систина, к моему удивлению, впустила меня.
     — Пха, м-м… аф-фх! М-мч, р-р!..
     Сначала она стеснялась, но затем начала сама оплетать мой язык в ответ.
     Как следует вкусив сладкой росы, я отпрянул. Между нашими губами протянулась серебристая нить и опала.
     — А, ах-х!.. Тору-сама поцеловал меня…
     Ее голубые глаза слегка увлажнились и вновь посмотрела на меня.
     Взгляд искренней, неподдельной любви. Точнее, наивная детская влюбленность, которой прониклась не знавшая мужчин принцесса после снов обо мне… но ее несложно превратить в настоящую любовь. Не словами, конечно.
     — Тору-са… а-а?! М-мне неловко… когда вы трогаете грудь!..
     Я обошел принцессу и снова прижался, обхватив со спины.
     Ее грудь так велика, а талия так тонка, что края прекрасных припухлостей видны даже сзади. Я аккуратно освободил их из искусно оформленных чашечек платья.
     — Ого, впечатляет… твоя грудь даже больше, чем я представлял, принцесса.
     — П-пожалуйста, не говорите!.. В последнее время она так разбухла, что платье приходилось несколько раз обновлять…
     Страшно подумать, что она может и дальше расти.
     Белоснежная кожа ее груди по-девичьи упруга, несмотря на противостояние силе тяжести, и заключает впечатляющие объемы принцессы в аккуратные дыньки с плавным рельефом.
     Венчаются холмы розовыми, напоминающими цвет губ, пухлыми участками с небольшими ямками по центру, что скрывают так называемые впалые соски.
     — Какие у тебя скромные выступы, принцесса. Может, они покажутся, если я помну грудь?
     — Э? Р-разве это ненормально?.. А, хья-я-я-ян! Фха, ауфха-а-а… Т-Тору-сама, ваши пальцы… м-м-м!
     Я орлиной хваткой вцепился в большой, нет, огромный бюст, и вовсю мял его.

 []

     Платиновласая принцесса задрожала и застонала — никогда еще твердые мужские пальцы так не издевались над ее чувствительной грудью.
     Ее холмы напоминали мягкий мармелад. Я то сводил их, то тянул, то прижимал, то просто играл как вздумается.
     — Кажется, мне никогда не надоест играть с ними… но вершинки так и не показываются. Придется напрямую.
     — М-м, э? Что вы имеете… а-ау, хья-н-н?!
     Я поднял левую грудь, перегнулся через плечо принцессы и впился в сосок.
     — Ай, ай-й-й-й… Т-Тору-сама, вы прямо как младенец… ия-а-а-а-ан-н?!
     Я водил языком по ареоле, отдававшей ароматом изысканного ароматизированного чая. Наконец, дрожащий маленький сосок неуверенно показался на поверхности.
     — Фха… вот, принцесса, видишь? Твой скромный застенчивый сосок выбрался.
     — В-вы… издеваетесь надо мной, Тору-сама. Зачем так устыжаете меня?.. У-у…
     — Все еще впереди. Потому что второй, принцесса, ты извлечешь сама.
     — Э?! Н-неужели вы… хотите, чтобы я повторила?!
     Принцесса вздрогнула и по очереди посмотрела сначала на пухлый левый сосок, вымазанный моей слюной, а затем на все еще прячущийся правый.
     Я слегка зажал левый сосок пальцами и шепнул принцессе на ушко:
     — Ну же, возьми и ты свою полную грудь, приставь губы к вершине и всоси… Размера твоих сисек хватить должно.
     — Ч-что вы сказали?! А-а мне обязательно так дел… а-а-ау-у! Н-не надо, пожалуйста, не издевайтесь над соском, я-я все поняла, сделаю, как вы сказали!..
     Стоило мне поднажать и начать ласкать чувствительный от сидения взаперти сосок, как принцесса послушалась постыдного приказа, а дыхание ее участилось.
     Обернутые тканью белоснежных перчаток пальцы приподняли объемистую выпуклость… а затем розовые губки коснулись розовой ареолы.
     — Во-от. Хорошая девочка, принцесса Систина… Делай, как я — води языком и вызволи второй бугорок. Только теперь сама.
     — М, м-м!.. Мч-ч-ч, апх… р-р-р!.. Ч… пха… а, а-а, п-появился, я вытащила его!..
     — Отлично. Приятно его трогать, да, принцесса?
     — А… д-да!..
     От стыда за извлечение собственного соска и прилива незнакомых чувств кожа принцессы порозовела, а сами соски задрожали.
     Когда я увидел настолько прекрасную картину, мое терпение лопнуло.
     — Ч-что дальше, Тору-сам… кья?!
     Я вновь обошел принцессу, встал перед ней и вытащил из тесных штанов уже совершенно отвердевший член.
     Принцесса застыла с вытаращенными глазами… Ух, одна только мысль о том, что я тычу в невинную принцессу ужасным мужским половым органом чего стоит.
     — Что такое? Тебе неведомо, что у мужчин есть такая вещь?
     — Н-нет, ведомо… н-но я никогда не думала, что он может быть такого размера и иметь такой вид… о-он кажется таким горячим.
     — Потрогай рукой. Ну же, не стесняйся.
     — Х-хорошо… ай! Он такой горячий и напряженный… в-вам не больно?
     Принцесса водила одетыми в гладкий шелк пальцами, словно перышком, притрагиваясь к головке, стволу и набухшим сосудам.
     От мысли о том, что меня трогает принцесса Систина, мой член так задрожал, что я не сдержал вздоха.
     — Ух!.. Не больно, но мучительно. Вот, что бывает с мужчинами, когда они видят привлекательную женщину. Это ты меня довела, принцесса.
     — Н-неужели?! З-значит, я привлекательная?.. Н-но что мне теперь делать, раз вы мучаетесь, Тору-сама?
     Еще одно опасное для моего мозга зрелище — мой разбухший, истекающий смазкой член на фоне прекрасного обеспокоенного лица принцессы.
     Найдите мне мужчину, который сдержится после такого.
     — Для начала, расцелуй его… мой член сотню раз, чтобы он весь покрылся твоей слюной.
     — К-как скажете… З-значит, вы хотите, чтобы я вымочила ваш член-сама губами? Тогда я приступаю… м-м-мч-ч!
     Обронив невинные и в то же время до невозможного возбуждающие слова, розовые губы неуверенно прильнули к голове захваченного нежными пальцами члена.
     До сих пор ее королевских губ не касалось ничего мирского — лишь изысканная еда, напитки и салфетки… А теперь она целует мою щель для спермы!
     — Т-та-ак… собирай жидкость, что стекает из него, смешивай во рту со слюной и размазывай по члену поцелуями!
     — Л-ладно… чм-м, р-р-р-р!.. Чпха, ч-п-пха… мч-чпх, пх-ха!.. Пха, ам… мр-рм!
     Головка со всех сторон, ободок, ступенька, сосуды, жила, основание… губы королевской девственницы представали передо мной во все новых развратных образах и размазывали нити слюны порочными поцелуями. Приятным довеском — щекотка от выдохов утонченного носа принцессы.
     Я слегка погладил ее по золотистой макушке. По моей спине прокатывались мурашки от рвущегося на свободу наслаждения и непередаваемого ощущения власти.
     — Пха, мф-ф, мчк… р-р… ньпх… пч, мч… пха! Я поцеловала сотню раз, Тору-сама!..
     Принцесса радостно посмотрела на меня снизу вверх. Слегка пенящаяся слюна все еще соединяет ее губы с моим членом.
     Я чуть не рассмеялся от прилежности ученицы, но в то же время проникся любовью к ней и еще большей жаждой.
     — Отлично, принцесса, ты молодец. А теперь мы с моим членом сделаем вот что!..
     — Э, ай, горячо! Ч-член-сама оказался между моих грудей!..
     У меня появилась эта мечта сразу, как только я увидел ее.
     Устроить королевское пайзури с участием огромных титек принцессы и моего изнывающего члена.
     Мягкая плоть с легкостью поймала мое достоинство в темницу. Виднелся лишь самый кончик головки.
     — Так, теперь сожми ладонями грудь… а я положу руки поверх и покажу, как правильно делать. Запоминай, принцесса Систина.
     — Ч-что значит «правильно»… фха?! О-он скользит между моих грудей… мха-а-а-а, такое чувство, будто мы месим член-сама!
     Благодаря смазке и слюне мое копье отлично скользило и утопало в невероятной мягкости, что сжимала и натирала его.
     Вот они — рай и блаженство. В каком-то смысле с этими ощущениями не сравнится даже секс.
     — У тебя между сисек просто великолепно, принцесса! Не так просто найти столь громадные дыни, которыми так хорошо делать пайзури.
     — Па-пайзури… я всегда считала свою грудь слишком большой и уродливой… но счастлива, что она так нравится вам, Тору-сама!
     Принцесса заулыбалась и вскоре приступила к более уверенным движениям, изо всех сил стараясь всячески ублажать мой конец.
     Я же в ответ сменил позу, выставил член на одном уровне с сиськами и начал водить бедрами. Достоинство полностью скрылось в долине.
     — Вот это да, чтобы под таким углом целиком скрывать член сиськами… кх, надави-ка сильнее, принцесса!
     — В-вот так? Фха-а-а, он такой горячий и могучий… вы словно пронзаете мою грудь огненным клинком!
     Получилась щель столь великолепной мягкости и узости, что ее впору называть сиськовагиной. Мой член утонул в ней и изнывал от наслаждения.
     В глубине тела пробудились инстинкты самца, и я начал вовсю штурмовать щель между сисек.
     — Кх, я скоро кончу, принцесса! Из моего члена вот-вот вылетит сперма… то есть густой мужской экстракт, что содержит семя!
     — Э? Н-неужели… и-и что нам с ним делать?!
     — Провести ритуальное подношение твоего тела! В ходе него я буду изо всех сил кончать, а ты — ловить лицом! Так делает каждая женщина, когда отдается мужчине!
     — Л… лицом?! Х-хорошо, я поняла… ради того, чтобы доказать мою верность, я готова принять ваше семя куда угодно!..
     Конечно, я наврал ей для собственного удобства, но меня забавит, как невинная принцесса принимает все мои слова на веру.
     Ее доверчивость лишний раз раззадорила мой садизм. Наконец, я резко скользнул напряженным до предела членом. Он выскочил из сиськовагины и уставился на лицо принцессы.
     — Кх-х-х! Сделай руками блюдечко, приставь его к подбородку, открой рот, высунь язык!
     — Х-хорошо! Мха… в-вот так?..
     Принцесса широко раскрыла рот, закрыла глаза, и я почти слышал, как бьется сердце этой беззащитной девушки.
     Наверняка если бы король и прочие родственники увидели ее такой, они бы в обморок попадали. Но я уверенно направил член, пару раз передернул, чтобы дойти до конца, и излил на нее всю свою страсть!
     — Кончаю, принцесса Систина! Облейся моей спермой! Пусть она пометит тебя, как мою собственность!
     — К-как скажете… мпх-а-а-а?! Кьяфх, м-м-м-м, а-а-а?! Ампх, ай, горячо! Ее столько… в-вырывается и вырывается… пха-а, аха-а-а-а… а-а!
     На аккуратный, старательно высунутый язычок; на ровный нос; на красивые золотистые брови; на розовые губы; в обрамленный ими теплый рот.
     Я безжалостно разметил прекрасную солнцеликую принцессу загустевшей от пайзури белой жидкостью.
     Когда первая струя коснулась ее лица, она сильно вздрогнула, но не стала сбегать, и дотерпела ради меня до конца.
     — У, уо-о, кх-х-х-х! Д-до сих пор кончаю… кха!
     Удовольствие от осквернения непорочной красавицы оказалось столь сильным, что я и сам удивился тому, сколько густой жидкости изверг. Она заляпала даже очаровательно волнистые платиновые волосы принцессы и серебряную тиару, словно стремясь показать, что эта самка — собственность самца.
     — Я не могу открыть глаза-а-а… в-все мое лицо пропахло вами, Тору-сама!..
     Принцесса шумно вдыхала пропахший спермой воздух. Она с трудом приоткрыла глаза и слегка улыбнулась перепачканными губами.
     Какое невыносимое желание обладать ей, какая мучительная жажда опорочить. Но пока рано.
     — Тебе еще многому нужно научиться, принцесса. Для начала — чистить член минетом и глотать сперму.
     — Х-хорошо… можете учить меня всему что пожелаете, Тору-сама… ради вас я готова на все!.. — поклялась она мне, словно рабыня, с перепачканным семенем прекрасным ликом.
* * *
     — Хм?..
     Пальмира висела в зале и маялась от безделья, но вдруг опустила взгляд на вонючие лужи, оставшиеся от Глума и его адских воинов.
     Ей показалось, что от Глума осталась на удивление маленькая для рыцаря лужа.
     — Мне кажется или?..
     Она уже собиралась подойти поближе, но тут в башню вбежала перепуганная Нина.
     — К-катастрофа! У нас катастрофа, Паль-тян!
     — Я велела не звать меня так. Но ладно, что случилось?
     Не привыкшая бегать волшебница тяжело дышала, но все же смогла выдавить из себя:
     — Селеста-сан, которую мы оставили в повозке… к-куда-то пропала!

Глава 18. Три горничных и переплетенные мысли

     Я как следует научил принцессу Систину чистить член минетом. По ходу дела я вновь возбудился, и принцесса перешла к энергичной работе одетой в перчатку ладонью. Плоды моего следующего бурного оргазма она прилежно выпила, но когда я уже собирался по-настоящему вкусить девственного тела, дверь едва не сорвало с петель сильным ударом.
     — Тревога, Одамори-кун!
     Безусловно, мне очень хотелось отругать бывшую одноклассницу за то, что ей взбрело в голову «постучаться» «Бриллиант Бёрстом» (пусть и не в полную силу), но сам же строго запретил ей входить, так что ничего не попишешь.
     Еще меня, правда, беспокоит взгляд Кирики… такое чувство, будто она просто хотела запустить в меня приемом. Но ладно.
     — Значит, Селеста куда-то подевалась…
     — Д-да, и конь один пропал.
     — Так что же, леди-рыцарь сбежала одна?
     — С учетом ее характера это совершенно исключено. Здесь что-то не так.
     Тяжело представить, что леди-рыцарь, само воплощение верности, сбежит и даже не попытается войти в башню, где находится принцесса Систина.
     К тому же мы связали ее зачарованными веревками Нины, и в одиночку она бы не выбралась. Узел мы тщательно проверили, прежде чем спускаться.
     — Принцесса, с вами помимо Селесты не ехали другие отряды стражников?
     — Нет, о таком мне не рассказывали…
     — Все непонятнее и непонятнее. Впрочем, я на всякий случай сделал одну вещь, и сейчас она нам как раз пригодится.
     Я разложил карту королевства и положил на нее маленький кусочек металла размером с монету.
     Он сразу же заскользил по карте.
     — А! Это же Эмблема Преследования.
     — Я прицепил ее к доспеху Селесты на случай, если она так быстро сбежит, что мы не сможем угнаться.
     Еще один из артефактов, который мы вынесли с того дома.
     Эта железка показывает положение парного передатчика словно по GPS.
     — Она упоминала, что броня ее фамильная. Если Селеста так дорожит ей, то передатчик наверняка указывает, где она сейчас находится.
     — Да уж, иногда ты оказываешься на удивление смышленым…
     Железка двигалась в сторону столицы по кратчайшей дороге.
     — Плохо дело. Не знаю, как у нее получилось, но она такими темпами обо всем расскажет столице.
     Догонять ее уже слишком поздно. Связаться со Сьеррой и остальными невозможно.
     В худшем случае королевство сразу после ее доклада направит сюда войско… может, зря я перед Селестой злодея отыгрывал.
     — Что будешь делать, Одамори-кун?
     — …Проведем здесь еще три, нет, два дня. Пожалуй, больше времени нам не дадут.
     Понятно, что Иврис тоже нужно время, чтобы разыграть следующую карту.
     Нам нужно многое успеть за очень короткий срок.
     — Принцесса, прости, но тебе придется поскорее войти в зал откровений или как он там зовется.
     — Понятно, — вставила Пальмира. — Сложно сказать, снизойдет ли откровение за пару дней, но ничего другого не остается.
     — …Хорошо. Я не подведу вас, Тору-сама.
     Ну, хоть мне интересно, что там за откровение такое, если совсем припечет, то так уж и быть. Главное — принцессу захватил, лишний раз рисковать не стоит.
     Селестой я когда-нибудь все же овладею. Отыщу с помощью Эмблемы.
     Самое обидное… что из-за такого поворота событий девственным телом принцессы придется насладиться попозже.
     Ну вот, и куда мне теперь девать предвкушение?.. Впрочем, понятно, куда.
     — Ч-что ты так смотришь на меня?! Не нравится мне, к чему все идет!
* * *
     Башню Откровений окутала дождливая ночь.
     Голого меня же, разлегшегося на кровати, обступили три красотки.
     — Зачем ты нас в такое нарядил? Откуда здесь вообще эта одежда?
     — Наверняка припасена для слуг на случай, если принцесса задержится надолго.
     — С какой стати еще и я должна наряжаться в тряпки служанок… к-какое унижение.
     Очаровательные двухцветные наряды горничных. Все трое надели их по моему приказу.
     Черные блузки, белые фартуки, белые же чулки с подвязкой. Кружева и ленты напоминали форму миленьких официанток в ресторанах моего мира. Дизайн прекрасный, стоит отдать должное королевской семье.
     Вырез на фартуке старался подчеркивать грудь, и если в случае Кирики она выдавалась и колыхалась (костюм принцесса-рыцарь надела без лифчика), то скудность бюста Пальмиры наводила тоску. Вот тебе и наглядная разница.
     — Ну-у, довольно возмущаться, начинайте скорее ублажать меня.
     — У-у… еще и заставляешь нас вылизывать непонятно что… не понимаю, что в э-м-м, мч-ч-ч!
     — В-вот именно, за кого ты нас пр-р-р-р, мпх-х, рнь-ньр-р-р!..
     Обрамленные ободками головы принцессы-рыцаря и демонической аристократки начали вылизывать мои соски, ну а волшебница пристроилась между ног, ублажая меня как ртом, так и руками.
     Ответственные за грудь горничные поглядывали на меня исподлобья и водили язычками. Должен признать, смотреть на них невыносимо приятно.
     — Кх, кха… так хорошо, что голос не сдержать. Здорово быть королем.
     — Хе-хе. Повелитель, ваш член даже тверже чем обычно… мч, жб, мб… жр-рп-пх!
     Нина достигла в минете таких высот, что от ее стараний дух захватывало. К тому же она не забывала четко выверенными движениями ласкать мошонку.
     — Так-так-так, Нина вон как старается, а из вас двоих горничные никудышные. Придется хозяину вас наказать.
     — Ай, м-м-м?! Г-грудь не надо, чертов любитель сисек… фха-а?!
     — Хья-я-ан?! К-куда ты пальцы суешь… ик, ай-й-й-й?!
     Левой рукой я начал ласкать мягкие выпуклости принцессы-рыцаря. Конечно, объемами она уступает Систине, но ласкать ее упругие холмы мне никогда не надоест.
     Средний палец правой руки я смазал слюной и вставил в задницу демонической горничной. Как я понимаю, демоны этим отверстием по прямому назначению не пользуются. Надо бы его разработать, чтобы потом им ублажаться.
     — Ах, как им везет… может, вы и меня наградите?..
     — Да-да, разворачивайся и садись на мой член.
     — С радостью! Что же, прошу прощения… а, м-м-м-м, а-а-а!.. Ваш огромный стержень входит в меня-я-я-я!..

 []

     — Ух… кх, отличное начало, Нина. Из тебя отличная щелкогорничная!
     Она повернулась ко мне спиной, открыв взору щедрый вырез, и половой орган скрылся где-то под очаровательной мини-юбкой.
     Я вовсю двигал бедрами, наслаждаясь вагиной Нины. Вместе с этим я взял Пальмиру за рог и повернул лицом ко мне.
     — А тебе я потом завяжу глаза, поставлю раком, как ты любишь, и буду трахать до слез, поигрывая с задним проходом. Готова, мазогорничная?.. — тихо прошептал я, вновь засунул палец в задницу и покрутил.
     — Ик. М-мне такие унижения ничуть не нра… а, оа-а-а!..
     Демоническая аристократка, из которой я пытаюсь воспитать мазохистку, замотала головой. Попа ее при этом сжалась.
     — А в какой позе мне трахать тебя, горничная-староста, ты мне расскажешь сама. Будешь молчать — выберу самую унизительную.
     — Э-э-э?! С к-какой стати, зачем ты вообще…
     Я все еще сжимал грудь Кирики, а она водила языком по моему соску. После моей фразы она вся раскраснелась и стыдливо отвела взгляд.
     — В… в обычной…
     — «Обычной» — это какой? А, в миссионерской? Ясно-ясно, значит, бывшая староста Химено Кирика-сан предпочитает секс по любви в миссионерской позе. Хорошо, запомню.
     — Я этого не говорила! Особенно про любовь!
     Ее очаровательный ответ пришелся очень кстати. Я почувствовал, что скоро кончу, и со всей силы пронзил нежные органы Нины.
     Золотистые волосы растрепались, а волшебница громко заголосила:
     — А-а, хья-я-я-я-я-ян-н-н?! П-п-простите, повели-и-ите-ель! Я тоже никчемная горничная, я кончаю раньше ва-а-а-ас!
     — Кончаешь? Кончаешь от моего натиска, Нина?! Отлично, вот и принимай увеличенную твоими же чарами порцию… кх-х-х!
     — Хья-а-а, горячо-о-о-о, хья-а-а-ам-м-мха-а-ам-м-м! Я чувствую-ю, в мой кончающий живот нежно стучится сперма господина-а-а-а!
     Вагина у нее на редкость развратная для девушки с таким кротким личиком. Ее стенки старательно выжали меня, по спине прокатилась сладость оргазма, сознание заволокло легкой пеленой.
     Кстати, от оргазма застонала не только Нина.
     — М-м, а-а-а?! М-мою грудь… ты трогаешь лишь мои соски сквозь одежду, но… а, н-не может быть, а-а-а-ай-й?!
     — Ха-а, и-и-ия-а-а-а! Т-тепло из моей задницы разливается по всему телу-у-у… я сейчас растаю, я сейчас свихну-у-у-усь!..
     Усиление рабов недавно получило новый уровень, и теперь я могу еще лучше синхронизировать чувства рабынь.
     Они разделили между собой ощущения из задницы Пальмиры, груди Кирики и судорожного оргазма Нины. Чувства вошли в резонанс, и все три одетые в наряды горничных тела затрепетали.
     Забавно, кстати, ощущать с одной стороны твердость набухшего соска, а с другой — сжимающегося до предела анального отверстия демонической аристократки.
     — Итак, пора завязать Пальмире глаза и бросить дожидаться очереди… а тем временем уделить должное внимание вагине исправляющейся горничной по имени Химено-сан, потребовавшей миссионерской позы.
     — Прекр… а-а… н-не сейчас, дай передохн… и-и-и-и, а-а-а-а-а!
     Я сразу же повалил принцессу-рыцаря-горничную, пристроился между мягких бедер, одетых в белые подвязанные чулки, и напал на нее зачарованным членом.
     Несмотря на слова рабыни, только что кончившая вагина встретила меня радостными судорогами. Я ощутил, что уже скоро кончу в Кирику той самой спермой, что предназначалась принцессе, и по спине пробежали мурашки от предвкушения.
* * *
     К следующему утру дождь прекратился.
     Кирика подошла ко мне, пока я умывался у колодца рядом с башней.
     Она снова нарядилась горничной — видимо, решила постоянно так ходить, пока мы здесь. Черно-белая гамма отлично подходит ее черным волосам.
     Нахлынули воспоминания: кажется, она однажды так же оделась и на школьный фестиваль.
     — Одамори-кун, я… хочу поблагодарить тебя за вчерашнее, — неожиданно обронила она, не поднимая взгляда.
     — Э? Что такое? Неужели полюбовный секс в миссионерской позе настолько понравился тебе?
     — К-конечно же, нет! Ты меня столько раз настырно… тьфу! Я о том, что ты передал мне Блистающий Меч Арк-ан-сьель.
     — А-а. И почему?
     — …Если бы ты не рискнул в тот раз жизнью, я бы не смогла победить… и защитить принцессу-сама. Поэтому… спасибо.
     Она так робко кивнула головой, что я на мгновение растерялся, а затем расхохотался.
     Понятно, видимо, она целый день искала подходящий случай.
     — Пхе… порой ты такая обстоятельная, Химено-сан.
     — Н-не в этом дело. Я просто не хотела нервничать, потому что чего-то не сказала, и решила сказать!
     Какая она милая — краснеет, руками машет.
     — Ну, там такое дело было, что в противном случае нас бы всех прикончили. Да и Глум меня не в полную силу ударил — у меня же принцесса прямо за спиной стояла. Я просто выбрал самый оптимальный из вариантов.
     — Ясно… просто выбрал, значит.
     — М?
     — Н… нет, ничего. Кстати, насчет принцессы-сама… ты и правда не собираешься порабощать ее? — осторожно поинтересовалась Кирика голосом, в котором смешались сложные чувства.
     — Да, по крайней мере пока что. Мне кажется, ей можно доверять. Похоже, она в меня по уши влюблена.
     — У… т-так это правда? Ох, ну почему она ни с того ни с сего…
     — Ну уж прости.
     Утреннее солнце осветило черные волосы девушки, старательно мотающей головой и пытающейся совладать с тяжелыми раздумьями.
     Редко когда она настолько нервничает.
     — К-короче. Как я поняла, принцесса-сама видит в тебе «спасителя мира». Поэтому… я хочу, чтобы ты оправдал ее ожидания.
     — Ого-о, ты от меня чего-то просишь?
     Однако принцесса-рыцарь смотрела на меня с самым серьезным видом, словно прося не подшучивать.
     — Понимаешь, принцесса-сама… старается этого не показывать, но она всегда думает о себе в первую очередь как о принцессе-провидице. Другими словами, она очень давно оставила мечты о собственном счастье, — поведала Кирика о подруге и бывшей хозяйке. В голосе ее слышались уважение и легкий оттенок грусти. — Я никогда еще не видела ее такой счастливой… и если она, находясь с тобой и помогая тебе, обретет и свое счастье… то и я буду поддерживать вас изо всех сил.
     — Ясно. Хочешь, чтобы я отыгрывал идеального принца?
     — Этого я не прошу… да и вряд ли тебе удастся, — Кирика опять непринужденно оскорбила меня, но ее взгляд забегал, а на лице вновь отобразилась сложная гамма чувств.
     Ну, еще бы: ненавистный я выстраиваю отношения с дорогой подругой, а сама она отходит на второй план.
     — Ладно, я тебя понял. В общем, сексом с принцессой-сама заниматься бережно, по любви и в миссионерской позе, да?
     — П-почему тебя всегда на этой теме клинит?! И сколько еще ты мне будешь припоминать?!
     — Но это ведь означает, что теперь-то с тобой можно от души извращениями заниматься.
     — У… т-тебе ведь все равно, согласна я или нет…
     Ну, в любом случае учить принцессу-сама всяким похотливым штукам я не перестану.
     При виде реакции Кирики, которая явно мне всего о своих чувствах не рассказывает, я вновь наполнился предвкушением будущего веселья и мысленно усмехнулся.
* * *
     Леди-рыцарь Селеста гнала коня на всех парах и твердила одно и то же.
     Седло упиралось в промежность, а та отзывалась тянущей болью.
     — Тору, рабомант Тору!.. Я никогда не прощу тебя!..
     Подлец в маске, захвативший и опорочивший ее и Кирику.
     Величайший злодей, убивший бывшего архиепископа Глума, похитивший принцессу Систину.
     Но почему Селеста ехала в столицу одна?
     Почему даже не попыталась проверить, в порядке ли принцесса?
     Почему смогла высвободиться из крепких пут?
     И почему ей то и дело казалось, что она забывает нечто важное о Глуме, но любая попытка вспомнить приводила к дикой боли, вынуждавшей оборвать собственные мысли?
     — Кх… я вернусь с целой армией, буду гонять его сколько потребуется, а затем верну принцессу и очищу опороченное имя «Багровой Розы»!
     Селеста не замечала той чуждой воли, что изменяла память девушки и нашептывала мысли.
     Той черной метки на шее, которой то и дело касался прыгающий хвост светлых волос.
     Метки, похожей на перевернутый символ бога Люмейна… и слегка пульсирующей.
* * *
     В тот же день откровение снизошло на принцессу… новым видением, которого никто не ожидал.
     [Статус]
     Третья принцесса Ранбадии Систина
     Класс: Принцесса-провидица 13 уровня
     Навыки: Откровения 13 уровня
     Благородная решимость 1 уровня

Глава 19. Принцесса демонов и откровение о катаклизме

     Один из участков плана бытия, известного как мир демонов, занимает Пламенеющая Пустыня — бескрайнее море пылающего песка.
     Много тысяч лет назад один высокородный демон осмелился поднять восстание против тогда еще здравствовавшего дьявола, и владыка всея преисподней испепелил его вместе со всей территорией. Она горит и по сей день, напоминая о давно минувших днях.
     Лишь самые огнеупорные адские звери могут путешествовать по Пустыне, не сгорая дотла при первых же шагах.
     Именно посреди Пустыни и поселилась высокородная Иврис.
     Ее магический замок, построенный из кроваво-красных самоцветов мира демонов, в дрожащем от жара воздухе словно колышется перед глазами, отчего его прозвали Крепостью Марева.
     — Итак, вы говорите, что магический рыцарь, приставленный к принцессе-провидице, больше не выходит на связь.
     Стены, пол — все в этом зале тускло блестит цветом крови.
     Трехметровая алая сфера, что висела в самом его центре, говорила не голосом, но мощными волнами психической энергии.
     Внутри, среди густой жидкости — концентрированной магической энергии — плавала длинноволосая девушка. Высокородная Иврис, хозяйка замка.
     — Вы ведь дали ему Доспех Отслоения?
     — Да. Ни человек, ни даже абы какой демон четвертого ранга не смог бы его уничтожить… разумеется, моих двенадцати мечей это не касается.
     С этими словами крупный мужчина со львиной головой, одетый во фрак дворецкого, галантно поклонился. За спиной его висели двенадцать мечей самых разных форм, но все направленные острием в пол.
     Владыка мечей Штраль.
     Он верно служил Иврис еще задолго до того, как она стала высокородной, а его стиль боя, опирающийся на использование бесчисленных зачарованных клинков, принес ему славу грозного воителя, способного в одиночку справиться с целой армией.
     — Загадочнее другое: мы ведь наделили его и «магией вселения». Пусть даже тело его уничтожили, он должен был вселиться в ближайший «сосуд» и продолжить работу…
     Они предприняли столько мер, чтобы верно, но незаметно завладеть принцессой-провидицей.
     Подробности ее откровения крайне важны высокородной Иврис, и никто другой, даже князья, не должны узнать о ее планах.
     — Эх-х… думаю, я понимаю, в чем здесь дело, — вдруг послышался расслабленный голос, прозвучавший совершенно неуместно.
     Из-за колонны вышел худощавый человек в белом плаще.
     Лицо его скрывали капюшон и отполированная до зеркального блеска серебристая маска.
     — У врагов появилось подкрепление, причем настолько неожиданное, что Глум после поражения не смог толком выбрать цель и от безысходности вселился в человека, обладающего магической защитой. В результате ему удалось завладеть телом лишь частично…
     — Мастер Курусу… действительно, ваша теория объясняет случившееся, но…
     Владыка мечей бросил подозрительный взгляд на фигуру, ни телосложением, ни излучаемой энергией не отличавшейся от обычного человека.
     Действительно, ходили слухи о том, что этот мужчина (ли?) — вовсе не демон, а человек, но высокородная Иврис назначила его на очень высокую должность, и никому, даже самым верным ее подопечным, не дозволено задавать лишних вопросов.
     — Скажи же, о Курусу… что мы должны делать?
     — Кстати, до меня дошли очень интересные слухи. Поговаривают, что принцессу-провидицу похитил и утащил невесть куда коварный маг… более того, рабомант.
     — Не может быть, рабомант?! Тот самый легендарный рабомант, на возвращение которого указывали видения?!
     — В столице Ранбадии грандиозный переполох, принцессу ищут по всему королевству. Вы не находите, что и демонический рыцарь мог пасть от руки рабоманта? Легенды гласят, он мог овладевать даже высокоранговыми демонами.
     — М-м-м!..
     — Рабомант… помнится, легендой о нем очень интересовалась жалкая Пальмира, — вдруг обронила сфера имя заклятого врага Иврис.
     — Именно, та самая аристократка, что так ненавидит нас. И, кстати, ходят слухи, что она совсем недавно открывала проход в мир людей. И я не стану отрицать, что ее действия могут быть связаны с происходящим.
     Львиная голова Штраля недоуменно уставилась на серебристую маску. Откуда эта фигура столько знает?
     — Что скажете, госпожа Иврис? Если вы положитесь на меня, я непременно добуду для вас принцессу-провидицу. Что же до демонического рыцаря, его впору объявить мертвым и забыть.
     — Ах ты! Как ты смеешь так отзываться о жизни преданного солдата?! — взревел владыка мечей, услышав такие пренебрежительные слова в адрес Глума, многие десятилетия верно исполнявшего свой долг.
     Все двенадцать мечей тут же повернулись остриями к фигуре.
     Однако Курусу даже не шелохнулся. Казалось, обстановка накалилась до предела, но…
     — Сестрица! Сестрица Иврис! — вдруг разрядил атмосферу настолько же неподходящий сладкий голосок.
     В воздухе появилась очаровательная девушка лет пятнадцати на вид, одетая в платье с рукавами на манер кимоно.
     Длинные прямые волосы синего цвета с фиолетовым отливом. Большие и кажущиеся игривыми янтарные глаза. Выглядывающий клык. Красная эмблема на лбу.
     Прекрасное кимоно из черной ткани, расшитой золотом, смело обнажало белоснежные шею, ключицы и плечи. Сзади оно открывалось еще сильнее, давая волю крыльям как у летучей мыши, растущим из лопаток.
     — Это ты, Фламия?
     Появившаяся девушка прижалась к сфере и начала с улыбкой тереться о нее щекой.
     — У, госпожа младшая сестра… когда вы успели вернуться с задания по уничтожению монстров?
     — Только что. Для меня убить двух гигантских гидр — раз плюнуть.
     Фламию, младшую сестру Иврис, нередко называли «безумной принцессой» за ее свирепость в бою.
     Как и сестра, она обладает выдающимся запасом магической энергии, но не способна с кем-либо сотрудничать и слушает лишь сестру. Из-за этого ее на все задания отправляют строго одну.
     — Ты ведь сейчас упомянула Пальмиру, да? Ту самую выскочку, что проиграла тебе? Если вы собираетесь над ней издеваться, то и меня в мир людей возьмите!
     Штраль сразу скривился, поняв, что уж кому-кому, а Фламии слышать их разговоры точно не стоило. Демоническая девушка в кимоно же все продолжала порхать.
     — Ах, прошу прощения, но дело о принцессе-провидице — совершенно секретная операция. Если вы устроите погром в мире людей, то очень помешаете нам, госпожа Фламия… — откровенно недовольным тоном заявила фигура в серебряной маске.
     — Хмпф, это ты — наш новенький? Как тебя, Курусу? Ты не много о себе возомнил? Слишком уж ты доволен тем, что пришелся по вкусу моей сестрице… может, тебя раздавить? Вот как-то… так!
     Демоница обнажила зубки и щелкнула тонкими пальцами.
     В тот же миг одну из колонн зала сжала огромная незримая рука, словно половую тряпку.
     — Ох, какая вы страшная…
     — Говори что хочешь. Я иду, и это не обсуждается. Я по очереди раздавлю всех и каждого, кто осмелится противостоять моей сестрице.
     Ее голос звенел, словно колокольчик, даже когда произносил поистине ужасающие вещи. Босые ножки, выглядывающие из кимоно, плавно задвигались, и демоническая девушка улетела из зала.
     — Беда… госпожа младшая сестра добавит нам сложностей.
     — Ну ничего, она поможет отвлечь противников. А я, тем временем, начну приготовления, чтобы захватить принцессу-провидицу, госпожа Иврис.
     Курусу вновь нелестно высказался о Фламии, но долгое молчание Иврис сообщило, что она одобряет план фигуры в зеркальной маске. И наконец…
     — Хорошо, действуйте… мы должны завладеть «останками катаклизма».
* * *
     — Останки… катаклизма?
     Снизошедшее откровение принесло незнакомый термин.
     Принцесса Систина, до сих пор бледная после посещения зала откровений, кивнула.
     — Откровение ясно сказало… что эта вещь несет огромную угрозу миру.
     Принцесса вздрогнула.
     Огромная угроза? Не самые однозначные слова.
     Видимо, от этого я, рабомант, и должен «спасти мир»?
     — Паль-тян, у тебя есть догадки с демонической точки зрения?
     — Никогда о сем не слыхала. Я даже не знаю, осязаема ли эта вещь…
     Как я и подозревал, откровение оказалось штукой весьма абстрактной.
     Мне, конечно, хотелось бы посетовать на отсутствие мануала или FAQ, но не перед принцессой же.
     — Но, к счастью, в видении была зацепка… великий лес Шейёл.
     — Какой лес?
     — Необъятное море деревьев в юго-западной части Ранбадии. Известно тем, что там живет множество эльфов.
     — А, так значит, там родина Сьерры?!
     Понятно. Как встретимся, расспрошу ее.
     Их отряд скоро должен вернуться в пещеру.
     — Больше вам ничего не удалось выяснить, принцесса-сама?
     — Увы, Кирика… но легенды гласят, что чем ближе подбираешься к месту, что является тебе в откровении, тем яснее оно становится.
     Короче говоря, нужно отвезти принцессу в лес Шейёл.
     Пора валить из страны, тем более, за нами охоту объявят.
     — Хорошо. Значит, сейчас двигаемся в пещеру, а оттуда — в лес.
     — Спасибо вам, Тору-сама, за то, что вы согласились довериться моим смутным видениям…
     — Да ладно тебе, принцесса, я просто хочу продолжать жить как жил. А новые земли — это всегда интересно.
     Новые земли = новые встречи.
     И, как я уже знаю по Сьерре, среди эльфиек полно красавиц…
     — Опять непристойные мысли, Одамори-кун?
     — Ну что ты, с чего бы?
     Я уклонился от взгляда Кирики и уже приготовился было собираться в путь…
     — П-прошу прощения, Тору-сама… перед отъездом я бы хотела кое о чем попросить вас.
     — М?
     Она сложила одетые в тонкие перчатки руки на пышной груди.
     Затем зарделась и тихо проговорила:
     — Не могли бы вы… перед отъездом… переспать со мной?!
     Хоть я и не видел, но почувствовал, как у Кирики отвисла челюсть.

Глава 20. Я, принцесса и час нашего слияния

     Черные глаза внимательно смотрели на наспех починенную и усиленную магией дверь с противоположной стороны первого этажа.
     «С такого расстояния голос я не услышу…» — подумала Кирика, невольно представила происходящее за дверью и покраснела.
     После внезапного предложения принцессы три рабыни вновь остались за дверью.
     В этот раз ей не запрещали приближаться, но с учетом всех обстоятельств подходить к двери вовсе не хотелось.
     «Прямо сейчас Тору с принцессой…»
     — Тебе все-таки интересно, как они там?
     — Я, я просто… немного удивлена, что принцесса предложила…
     — Ну, может быть. Хотя, предложить себя любимому человеку, встречи с которым столько ждала — вполне обычное девичье поведение.
     — Мо… жет быть. Я от таких дел немного далека.
     Нина хихикнула, глядя на страдающую Кирику.
     — К тому же, принцесса выглядела такой беспокойной после откровения. Наверняка видение сильно напугало ее. Может, она хотела успокоиться в объятиях господина.
     И тогда принцесса-рыцарь ахнула.
     — А я… ничего не заметила. Я так погрязла в сомнениях… позор. Позор мне как рыцарю, нет, как подруге принцессы.
     Кирика уже свесила голову, но тут Нина потянула ее за щеки.
     — Н-нья?! Ч-что ты делаешь, Нина?!
     — Не надо, не забирайся в спираль расстройства. Тебе куда лучше подходит сердиться на господина за то, что он, этакий конченый извращенец, пользуется просьбой принцессы.
     — А…
     Кирика поняла, что ее пытаются подбодрить, и ей сразу стало легче на душе.
     — Ты права. Спасибо, Нина… я схожу прогуляюсь. Здесь у меня мысли куда-то не туда забредают.
     — Ага, правильно.
     Поблагодарив Нину, Кирика покинула башню.
     Она опустила взгляд на влажную от недавнего дождя коричневую землю и задумалась.
     «Может, я на самом деле вовсе не понимала принцессу-сама».
     Сердце Кирики пронзило осознание того, насколько тяжела, насколько ответственна ноша принцессы-провидицы.
     Она ведь и сама проходила через это.
     Староста класса, отличница, любимица как учеников, так и учителей.
     Но хоть на поверхности она будто бы вела себя со всеми непринужденно, человека, в чьем присутствии она могла бы по-настоящему расслабиться…
     «Возможно, я… и Одамори-куна не понимала по той же причине».
     Ей вспомнилась его ехидная реплика в день их воссоединения: «Химено-сан, ты не сможешь понять моих чувств».
     Она и сейчас не понимала, как он может вести себя, совершенно не оглядываясь на мнение остальных.
     Сама бы она ни за что не смогла жить так свободно.
     «Но… что насчет принцессы-сама?»
     Сможет ли принцесса Систина разобраться в Одамори Тору?
     Казалось, они понимали друг друга с полуслова.
     Походили друг на друга неординарным, смелым мышлением.
     Принцесса любит его, и она ему вроде тоже не противна.
     К тому же благодаря принцессе он вроде бы захотел оправдать ее надежды и спасти мир.
     Если все и впредь будет так, о большем и мечтать нельзя. Но…
     «Тогда почему я… так рассержена?..»
     Из-за ненависти к человеку, которого она поклялась не прощать, и который теперь похитил у нее подругу? Или же…
     Она все еще не могла разобраться в своих чувствах.
* * *
     — Т-Тору-сама… мне стыдно, когда вы так смотрите на меня!..
     Она легла на кровать, и ее голое, словно у озорной феи, тело открылось моему взору.
     На ней остались лишь изысканные рукавицы, чулки, подвязка да тиара.
     — Это еще цветочки, принцесса. Дальше стыда будет гораздо больше.
     После моих слов принцесса покраснела и старательно попыталась скрыть прекрасную грудь и заветную долину руками.
     Белье она сняла, как только я попросил.
     — А теперь покажи мне самое сокровенное девичье место… Систина.
     — А, а-а… х-хорошо…
     Я намеренно обратился к ней по имени. Принцесса вздрогнула, неровно выдохнула и послушно исполнила указание.
     Тонкие пальчики неуверенно сдвинулись, обнажая промежность.
     Волосы платинового цвета блестели, как и на голове. Розовая щель искрилась влагой, появившейся от напряжения и возбуждения.
     Ее священное сокровище, о котором простолюдин и помыслить не мог, принадлежало лишь мне!..
     — Как красиво, сразу видно — принцесса. Аккуратно закрытая, прямо отдает благородством.
     — М-мой мужчина, Тору-сама, смотрит на мое сокровенное место… а-а-а, хья?!
     Я тоже успел раздеться, а теперь навис над ее распаленным беззащитным телом и начал водить по дрожащей щели средним и безымянным пальцем.
     Удивительно, но ее промежность быстро разверзлась и уже скоро начала издавать влажные звуки.
     — Быстро ты промокла, принцесса, а ведь это твой первый раз.
     — Н-на самом деле, вчера… когда вы игрались с моей грудью, у меня там стало так горячо… а потом я так нервничала перед тем, как войти в зал откровений… а-а-а?!
     Принцесса поняла, в чем сознается, и тут же спрятала лицо в ладонях.
     Видимо, ублажение мужчины грудью и руками, а также знакомство со спермой произвели на непорочную девушку неизгладимое впечатление.
     — Это моя вина, принцесса, это я все никак не мог уделить тебе время. Так что теперь надо наверстать…
     — Э, в-ваш палец, Тору-сама, он так глубоко… а-а-а-а, хья-а-а-а!
     Я нежно играл с благородной щелью, узкой, мягкой, неприступной ни для кого…
     Ее гладкая кожа то и дело сжималась, словно дыша. Я наполнился предвкушением — предстоящие ощущения обещали стать несравненными.
     — Когда ты как следует увлажнишься, сможешь, наконец, принять меня, принцесса.
     — И-и-и, д-да! Я немного боюсь, но сделаю все, чтобы принять ваш огромный член-сама, Тору-сама!..
     Я вытащил пальцы, вымоченные королевским соком, и растер их о восставший член.
     Затем раздвинул ее ноги и приставил головку к слегка приоткрывшемуся входу в невинную щель. По спине пробежали мурашки: сейчас я овладею благородной девой.
     — Хорошо, принцесса Систина. А теперь, как я и учил, внятно скажи, чего именно хочешь от меня!..
     — Я… Я хочу, чтобы мой любимый Тору-сама без стыда и совести разворотил невинность третьей принцессы Ранбадии, которую я столько лет берегла!.. — голубые глаза залились слезами от стыда и предвкушения, но покрасневшая принцесса все же смогла совладать с собой и договорить до конца: — Пожалуйста, заберите мою девственность вашим членом-сама!.. И-ия-а-а-а-у-у-ум-м-м… а-а-а-а?! А, а, а-а-а-а, м-м, а-а-а! О-он вошел-л-л!..
     Она вцепилась в простыню всеми пальцами и содрогнулась от кончиков платиновых волос до скрытых под белыми чулками пальцев ног.
     Третья принцесса громко закричала от наполнившего влагалище давления и боли.
     — Кх-х!.. Да, я вошел! Я лишил девственности Систину!
     Красные капли крови, доказательство ее непорочности, упали на простыню и сразу впитались.
     В моей груди разрывались фейерверки. Я наполнился радостью власти и победы самца, овладевшего первоклассной самкой.
     — М-м, а-а-у-у!.. Б-больно-о-о… айй-й-й-й… м-м!
     — Тебе больно, принцесса? Мне подождать?
     Я мысленно усмехнулся над собой — хоть и пытаюсь не лопнуть от мыслей о собственном превосходстве, но веду себя на редкость ласково.
     Возможно, мне и самому хочется немного облегчить первый секс девушки, принявшей меня по собственной воле.
     — А, у-у-у… б-благодарю за заботу!.. Н-но боль не так сильна, как радость от нашего слияния!..
     Принцесса обливалась слезами и все равно находила силы улыбаться. Какая она очаровательная.
     — Э, ух?! Принцесса, ты меня там с такой силой сжимаешь!
     — Э-э?! Н-неужели я…
     Несмотря на неопытность, королевская вагина нежно и даже чувственно сжимала едва втиснувшийся член.
     Тяжело поверить, что в этой благородной, изысканной девушке есть такой алчный орган, поведение которого навевает мысли об изголодавшейся самке.
     — Н-наверное это оттого… что я привыкла к вам, Тору-сама… и когда приняла вас как женщина… т-то так обрадовалась… что не стерпела!..
     Когда я услышал, как она оправдывается умирающим голосом, увидел, как дрожат ее неспособные удержаться на тонком туловище груди, я уже никак не мог стерпеть.
     — Кх, прости, принцесса, но я все-таки начну!..
     — Хья-а-а-а-ан-н-н! Т-так внезапно! Тору-сама, вы меня всю трясете… а-фха-а, хья-ан, у-у-у!
     Девственная щель постепенно привыкала к моему каменному стояку.
     Сначала медленно, затем смелее… я учил ее непорочную долину греховному удовольствию и упивался властью.
     — Мы с тобой вместе отыщем все твои чувствительные точки, принцесса… ну-ка, как насчет этой?!
     — А-а-аха-а! Н-не надо меня у самого входа так… х-хватит, я н-не могу сдерживать голос… хья-а-а-а-а-а-а!
     — Я так понимаю, «хватит» у тебя означает «еще»? Значит, вот сюда, да?!
     Я положил руку на ее живот чуть ниже пупка, а членом начал водить так, чтобы стучать головкой в верхнюю стенку.
     Пока я постепенно разрабатывал ее эрогенную зону, глаза мои ублажала колышущаяся грудь, а уши — продолжительные стоны.
     — Т-Тору-сама… и-играйте с моей грудью, как раньше… ай-й-йм-м! Д-да, вот так! Я обожаю, когда вы давите на соски-и-и-и!
     Я схватился за мягкие холмы и придавил спрятавшиеся соски указательными пальцами.
     Все эти движения я подстраивал под ритм члена, добиваясь от принцессы еще более бурных реакций.
     — Пусть личико твое и невинно, оказывается, принцесса из тебя очень похотливая, Систина! Вот, как ты разошлась во время первого же секса! Неужели ты так сильно хотела меня?!
     — Д, да-а-а! Простите-е-е, простите, что я стала такой же бесстыжей в нашу первую же ночь… умоляю, не разочаровывайтесь во мне-е!..
     — Конечно же, я не разлюблю тебя, моя очаровательная принцесса!
     — Я так рада… я счастлива! Я чувствую в своих глубинах счастье женщины, любимой дражайшим ей человеко-ом!
     Пожалуй, она, королевская особа и принцесса-провидица, никогда еще не чувствовала себя настолько свободной.
     Наконец-то она добилась от меня, человека, в которого влюбилась во снах, обращения как с женщиной.
     И когда я думаю об этом, чувство власти и любви пробуждаются во мне с новой силой.
     — Ты счастлива быть со мной, принцесса?! Ты рада, что я наконец разворотил твою вагину после того, как ты столько мечтала об этом, Систина?!
     — Да, да-а-а-а! Я никогда в жизни даже не думала, что буду чувствовать себя такой счастливо-о-ой… хья, хья-у-у-у, в-вы так глубоко-о-о-о!
     Я проникал все глубже и дальше, открывая неизведанные участки благородной девственной плоти и ублажая собственное достоинство.
     От постоянных движений бедрами украшенные тиарой волосы растрепались, по пышной груди каждый раз пробегали волны, а тело ее взмокло от страсти.
     — Ты моя навсегда, принцесса Систина! Отдай свое тело в мою власть и стань не принцессой-провидицей, а лишь моей женщиной!
     — Стану, стану-у-у! Примите похотливую принцессу Систину в ваши женщины во веки вечные, Тору-сама, фха-а-а, ха-а, м-м-м!
     В какой-то миг влажные звуки вытекающего из нее сока зазвучали так громко, словно они изо всех сил хотели доказать, что мои резкие движения доставляют принцессе лишь удовольствие.
     Я растапливал ее благородное сердце и непорочное тело. Принцесса Систина целиком проникалась женским счастьем.
     Мелкая дрожь, которой отвечала ее вагина, рассказывала члену о бесчисленных мелких оргазмах принцессы.
     — Во-о-от, кончай, кончай еще больше, Систина! Отдайся во власть наслаждения, кончай от того, что мой член пронзает твою девственную вагину!
     — Д-да!.. Возьмите меня с собой, Тору-сама… унесите меня членом-сама туда, где я никогда не была… а-а-у?! В-вы вошли еще глубже-е-е!
     Я резко схватился за ее поясницу, украшенную белой тканью, словно лепестками, с силой притянул принцессу к себе и вошел в нее как можно глубже.
     Головка ударилась в шейку матки, уже заждавшейся спермы, и принцесса тут же выгнулась дугой.
     — Ч-что это-о?! Я с-сейчас… к-кончу гораздо сильнее, м-м, а-а, а-а, а-а, а! А-а-а!
     — Ух, как выжимаешь… я кончаю, принцесса! Прямо в твою матку! Я стреляю в тебя своими генами, кх-х-х-х!
     — Да, наполните меня-а-а! Я ваша вся, без остатка! Пожалуйста, пометьте меня вашим цвето-о-ом!
     От наслаждения я словно целиком таял и сливался с принцессой.
     То, что я сейчас делаю, способно перевернуть целую страну вверх дном. Ее драгоценные покои, предназначенные для королевского младенца и закрытые для семени простолюдина… наполнятся моим раскаленным густым молоком!
     — Э, а-а-а-а… м-м, а-а-а, а-а-а-а-а! Это, это ваша… а-а-а-м-м-м! Фха-а, а, а-а, а!..
     — Кх-х-х… ух, ничего… ничего себе, принцесса, вот это ощущения… к-кха-а!
     Систина обхватила мою спину, впиваясь ногтями, и кончила вместе со мной, не в силах противостоять неумолимой волне наслаждения.
     Ее королевская вагина сжала проглоченный член всеми своими стенками, выжимая из него все до последней капли.
     — А-а-а, фха-а… Т-Тору-сама-а!.. П-поцелуйте… меня, пожалуйста-а-а!..
     — Конечно, сколько захочешь…
     Я бережно, словно драгоценный камень, обнял подрагивающее тело принцессы, погладил ее платиновые волосы и прильнул к розовым губам.
     Не так уж и плохо, когда кто-то желает тебя всей душой…
     Мне вдруг подумалось: а может, и правда, последовать совету Кирики и побыть пока именно тем мужчиной, о котором столько мечтала принцесса Систина?..
     — А-а… Тору-сама… я люблю вас…
     Сладок вкус поцелуя. Мы сплелись с ней вверху и внизу, и отступающие волны страсти сменялись в теле всеохватывающей нежностью.
     И тогда…
     — …Э?
     Мое сознание вдруг заволокла белая пелена.
     Исчезло все — тепло принцессы, ее запах, дыхание, да и вся комната.
     Моя душа словно покинула тело и куда-то вознеслась…
* * *
     Я пришел в сознание так же неожиданно.
     На мне оказалась одежда, а сам я сидел на дешевом стуле.
     — Так, следующий… о, давно не виделись.
     Предо мной стоял офисный стол, беспорядочно заваленный документами.
     А за ним — человек непонятной национальности в очках и сером костюме… говоривший деловым тоном.

Глава 21. Администратор и новый путь

     — Ты… администратор?
     Конечно, я его не забыл.
     После моей гибели в автобусе во время школьной экскурсии, он объяснил мне, как именно я перерожусь в другом мире. Можно сказать, он выполняет работу бога (или кто там у нас за него).
     — О, так ты меня помнишь. На самом деле редко кто надолго запоминает это место.
     «Так-так-так, стоп. Что я тут опять делаю?» — без конца спрашивал я себя.
     Я же не мог умереть во время секса с принцессой… нет, точно нет.
     Они что, решили, что класс рабоманта достался мне по ошибке, и вызвали, чтобы отобрать его?.. Если так, то вы совсем оборзели?!
     — Кхм, как я вижу, ты немного не так понимаешь происходящее. Твой уровень как рабоманта достиг определенного порога… поэтому тебя призвали для «дополнительных разъяснений».
     Разъяснения… в связи с повышением уровня?
     — Да. Это достаточно редкое явление, применимое только к особым классам, но иногда оно происходит. Ах да, не переживай, время в твоем мире сейчас не идет.
     «Сразу бы сказал…» — подумал я, успокаиваясь.
     Впрочем, одни вопросы тут же уступили место другим.
     — Так, погоди-ка, что-то не сходится. С какой стати мой уровень вдруг поднялся именно сейчас?
     Я занимался отнюдь не порабощением Систины. Что-то не вяжется.
     — Тогда объясню по порядку. Причина повышения уровня — огромный бонус опыта за успешное порабощение представителей трех редких классов: «принцесса-рыцарь», «демоническая аристократка», «принцесса-провидица».
     Кирика, Пальмира, Систина.
     Да, первых двоих я и правда поработил, за что получил весомые бонусы.
     Видимо, за третью полагался бонус еще внушительнее… напоминает достижения из игр или сбор наклеек в супермаркете.
     — Хорошо, это я понял. Но при чем здесь принцесса-провидица, когда я ее не порабощал?
     — Все просто. Этот человек либо покорился вам, либо полностью зависит от вас… либо искренне поклялся доверить вам свою жизнь. Подобное овладевание — и есть суть рабоманта, причем использование навыка — дело вовсе не принципиальное.
     Ну да, принцесса покорилась мне и искренне призналась в этом.
     Возможно, это тоже учли, ведь добиться такого куда сложнее, чем магией.
     — Путь рабоманта — подчинение других людей любыми доступными способами.
     — Ясно… так бы сразу и сказал.
     — Прости, по нашим правилам мы стараемся объяснять как можно меньше…
     Опять — вроде и работа у тебя сверхъестественная, а вроде и унылая.
     — Ладно, можно хоть уточнить? Если я и впредь порабощу — магией или еще чем-то — несколько обладателей редких классов, опять будет сильное повышение уровня?
     — Да, можно и так сказать.
     Первый бонус за троих. Что дальше — пятеро?
     Не думаю, что он скажет мне точные цифры, но информация все равно полезная.
     В первую очередь следует порабощать обладателей редких профессий — они и сами сильнее, и прибавки дают.
     — А теперь расскажу о том, какие бонусы ты можешь выбрать в этот раз.
     — О-о-о, еще и такое есть?
     Да уж — классы, навыки… мир тут прямо на игровой логике работает.
     Хотя, черт его знает — может, и Землей на самом деле управляют какие-то непонятные системы, которых мы просто не замечали.
     — Сейчас ты можешь решить, на какой вариант развития класса будет делаться упор в дальнейшем.
     «Путь власти»: упор на количество рабов и силу заклинания порабощения.
     «Путь силы»: упор на усиление рабов, а также прибавки к перекачке и разделению магической энергии.
     Вот такие варианты оказались на листке бумаги, что протянул мне администратор.
     Напоминает выбор подкласса на высоких уровнях.
     — Путь власти и путь силы…
     Как я понимаю, путь власти позволит избавиться, наконец, от ограничения числа рабов текущим уровнем класса. К тому же этот путь ускоряет как само порабощение, так и его отмену, а также позволяет быстрее разъедать магическую защиту.
     Путь силы дает значительные прибавки находящимся поблизости рабам, пробуждает в них новые способности, и к тому же постепенно усиливает мощные способности, требующие определенных условий.
     Грубо говоря, мне предстоит сделать выбор между количеством и качеством рабов.
     Речь не о том, что я полностью откажусь от роста числа или силы рабов. Просто упор будет делаться на том или ином.
     Стать сильнее в одном, слабее в другом… какой тяжелый выбор.
     — Ну, не спеши, выбирай. Как закончишь — твоя душа вернется в мир.
     — Ясно… тогда я…
* * *
     — И затем ты, получается, выбрал «путь силы»?
     Мы покинули Башню Откровений и отправились в пещеру, служившую нам базой.
     Нина вела повозку, мы с Кирикой сидели рядом.
     — Ага, но думал долго.
     Кстати, оказалось, что она администратора совсем не запомнила, так что рассказывать пришлось и о нем. Я что, и правда особенный?
     — Хм-м-м… и можно поинтересоваться, почему?
     Напротив нас мирно посапывает во всех смыслах уставшая принцесса.
     А на плече ее уснула Пальмира. Какая идиллическая картина… небось, потратила слишком много магической энергии.
     Забавно смотреть на контраст белого и черного платья. Еще забавнее — на разницу в размере груди.
     — Причин несколько… для начала — в предстоящей битве против приспешников Иврис число рабов, скорее всего, ничего не решит.
     Если они снова используют Доспех Отслоения или похожее по принципу умение, слабаков останется разве что в качестве живого щита использовать.
     Хорошо, что у нас есть Блистающий Меч Арк-ан-сьель, и с ним Кирика уже стала очень грозной воительницей. Путь силы же должен заметно приблизить и Пальмиру к ее истинному могуществу.
     Безусловно, путь власти помог бы мне отбирать у противника лучших бойцов, но, опять же, против Доспеха Отслоения порабощение бессильно. К тому же противники знают, что я опасен, и постараются атаковать меня в первую очередь.
     — Значит, ты все-таки… намерен сражаться с высокородной демонической аристократкой?
     — Если Иврис нужна принцесса, чтобы найти те «останки катаклизма», мы все равно обречены столкнуться с ней. Я же с принцессой Систиной расставаться не намерен.
     И с остальными рабынями — тоже.
     Я никому не позволю отобрать или убить их. Они мои и только мои.
     Поэтому мне нужно, чтобы они стали сильнее. Поэтому я сделал свой выбор.
     — Ты как всегда жаден, Одамори-кун.
     — А мне кажется, я просто обычный мужчина. Ну, в любом случае, повышение уровня дало мне запас по количеству рабов, и теперь я достаточно силен, чтобы поработить еще одну демоническую аристократку.
     — Значит, ты хочешь порабощать и дальше… — Кирика протяжно вздохнула.
     Я, конечно же, кивнул с широкой улыбкой.
     — Но пока что, Химено-сан, ты однозначно лучший воин в моем отряде. Так что я буду рассчитывать на тебя и впредь.
     — Да-да… ну, я тоже постараюсь сделать все возможное, чтобы защитить принцессу Систину-сама от лап демонов.
     — Хорошо, вот только…
     Я медленно повернулся к принцессе-рыцарю…
     …с легкостью отобрал у нее власть над телом приказом, а затем жадно припал к мягким губам.
     — А?! Прек… м-м-м?!
     Затем положил ладонь на черные волосы и прижал ее лицо к своему. Одолев тщетное сопротивление, я принялся вовсю упиваться ее ртом.
     Наш поцелуй продлился очень долго. Наконец, я отпрянул, и ее большие, слегка влажные глаза уставились на меня.
     Кирика покраснела до ушей. Наверняка, не в последнюю очередь потому, что мы целовались на глазах принцессы, пусть и закрытых во сне.
     — Не забывай, Химено-сан. Ты больше не ее рыцарь. Ты моя… и только моя принцесса-рыцарь.
     — А… кх!
     Принцесса-рыцарь рабоманта.
     Я привязал ее к этой должности… чтобы однажды целиком покорить ее душу.
     Чтобы отомстить той Химено Кирике, что не удостаивала меня даже взглядом в прошлом мире.
     — Тогда… и ты не забывай мои слова. Однажды я обязательно… изменю наши отношения.
     Взгляд черных глаз, горевших уверенным, чистым светом, предназначался мне и только мне.
     Больше всего на свете ценю в девушке такой взгляд.
     И в то же время, я ощутил легкое беспокойство.
     В ее взгляде читалась не ненависть… а что-то другое. Вот только не могу понять, что именно.
     — Ага, буду ждать с нетерпением. Попробуй превзойти меня… если сможешь.
     Повозка уже приближалась к пещере, где нас ждут Сьерра, Амелия и Нана.
     Когда мы соберемся, отправимся в великий лес Шейёл.
     Против нас — высокородная Иврис, а ключ к победе — слова «останки катаклизма».
     Интересно, что же ждет нас впереди?
     Как я и ожидал, администратор на какие-либо вопросы отвечать отказался.
     Поэтому мне оставалось лишь увидеть все самому.
* * *
     Тем временем, где-то на границе.
     Барроуз, продавец ткани, которому в этом году исполняется 40, смотрел и не верил своим глазам.
     Он ехал в соседний город на важные переговоры, но на пути его повозку атаковал Рунный Медведь.
     И не просто медведь, а такой огромный, каких Барроуз никогда еще не видывал. Телохранителей, которых он взял с собой, зверь разодрал в мгновение ока.
     Однако когда незадачливый купец уже приготовился умирать, взгрустнув о том, что напоследок не увиделся с женой и дочерью… перед глазами вдруг появилась фигура.
     И она мгновенно — буквально — обезвредила огромного медведя.
     Причем совершенно невероятным образом.
     Что же за класс обладает таким навыком?
     Даже Барроуз, повидавший за свою жизнь немало опытных авантюристов, не знал ответа.
     — С-спасибо вам! Как мне вас отблагодарить?!
     Однако когда Барроуз пригляделся к спасителю, он изумился повторно.
     Мало того, что девушка, стоявшая перед ним, не казалась сильной, она была еще и очень молодой. Возможно, даже дочь Барроуза постарше будет.
     — Вы путешественница? Я довольно известный торговец в этих землях. Если вам что-то приглянется, я с радостью соглашусь отдать…
     Однако девушка в ответ задумалась, после чего сказала слова, которых Барроуз никогда в жизни еще не слышал:
     — Мороженое с карамельными криспи «Хейген-Дазс»..
     — …А?
     — Нет, ничего, я просто решила проверить. Я помню, что здесь этого нет.
     Непоседливого вида девушка не стала дожидаться ответа Барроуза и попыталась уйти.
     Торговец тут же бросил ей в спину:
     — П-подождите. Скажите хотя бы, как вас зовут!
     — Нет-нет, я вовсе не настолько известна. Я сделала то, что должна… — таинственная спасительница махнула рукой, затем добавила: —…Ведь я же «герой».
     Барроуз так и остался стоять с отвисшей челюстью.
     Персона, представившаяся героем, представителем легендарного класса, быстро удалялась, покачивая тонкими косичками.

     Конец первой арки: «Я, принцесса-рыцарь и принцесса-провидица».
     [Статус]
     Рабомант Тору (LEVEL UP!)
     Класс: Рабомант 10→15 уровня
     Навыки: Магия порабощения 7→9 уровня
     Демоническая клятва 1 уровня
     Усиление рабов 2→5 уровня

Бонус 1. Я, Кирика и школьная форма

     — Так и быть, я выполнила приказ и переоделась… но что это?
     Пещера, моя спальня.
     Кирика недоверчиво разглядывала тонкую ткань своего белого платья.
     На нем нет ни украшений, ни пуговиц, из-за чего оно немного напоминает больничную одежду.
     — Это один из артефактов, что мы забрали из кладовой того дома. Есть у него интересная функция, которую я хочу попробовать.
     — …Почему на мне, а не на себе?
     — Узнаешь чуть позже. А теперь закрой глаза.
     Кирика послушно зажмурилась, но продолжала задаваться вопросами.
     Я поднес ладонь к ее лбу и беззвучно зачитал команду.
     — Я извлекаю образ… образ «одежды», отпечатавшийся в наших с тобой воспоминаниях, Химено-сан. Эта одежда зачарована так, что считывает воспоминания и…
     «Воспроизводит» их.
     Ничем не примечательное платье засветилось… и быстро изменило фактуру, плотность, покрой, цвет и дизайн.
     — …Э? Не может быть, это же!..
     — Ура, получилось!
     Еще бы Кирика не удивилась.
     На ней вдруг оказалась форма той школы, в которую мы ходили в прошлом мире.
     Очаровательно короткий, едва доходивший до поясницы пиджак спокойного темно-синего, почти черного цвета с белыми прожилками.
     Скромная белая блузка с воротником и ярко-красный галстук, прекрасно подчеркивавшие ее пышную грудь.
     Юбка в темно-синюю и красную клетку, заканчивавшаяся у колен.
     Форма эта пользовалась такой популярностью, что привлекала в нашу школу немало девушек.
     — Ого… ничего себе, почти как настоящая. Вроде всего месяц не носила, а кажется, что целую вечность… — обрадованно проговорила Кирика, ощупывая ткань.
     Кстати, внешний вид одежда воспроизвела полностью, вплоть до черных чулок и коричневых туфель.
     Отличная все-таки вещь — магия. А по-хорошему, эти чары предназначены для маскировки.
     — Я с тобой полностью согласен. Я сразу подумал, что было бы неплохо «попробовать» тебя в таком наряде.
     — …Э? — лицо Кирики тут же окаменело.
     — Могла бы догадаться, еще когда я попросил переодеться не где-нибудь, а в спальне. Вспомнила бы мой характер, что ли.
     — Т-так ты для этого меня заставил?! Т-ты совсем спятил?!
     Она ожидаемо ошарашена.
     Может, сама она никогда не замечала, но по ее длинным черным волосам, прекрасно подходящим к форме, груди, рвущейся на свободу из тесной блузки, и длинным красивым ногам вздыхали многие парни из школы.
     И я в их числе.
     А теперь некогда недостижимая красотка в школьной форме — моя рабыня, беспрекословно выполняющая любой приказ.
     И раз так, ход моих действий понятен. Пришло время свести счеты.
     — Ну что, Химено-сан, потратим день на развлечения в школьной форме?
     — И-извращенец! Извращенец, придурок, извращенец! П-поверить не могу!
     Химено Кирика отчаянно мотала головой… а я все приближался к ней, бывшей старосте класса и богине всей школы.
* * *
     Мой восставший член постепенно оказывался среди ее плоти.
     Если точнее — в узком ущелье между ее огромными сиськами, в которое я проник снизу, расстегнув пуговицу на блузке.
     — У-у… еще и таким заставляешь заниматься?! Я тебя не понимаю!..
     — Да ладно, что может быть лучше пайзури со школьницей? Мечта любого мужчины!
     — Ты врешь… н-но почему-то он у тебя тверже, чем обычно…
     Белье одежда не воссоздала, поэтому Кирика осталась без лифчика, но так даже лучше.
     Я усадил ее на стул. Спальня в полумраке напоминала опустевший класс после окончания занятий.
     — Так, а теперь скрести руки и сжимай грудь. Дави сильнее и тряси их.
     — М-м… кх-х! Я так делаю просто потому, что не могу отказаться, не смей радоваться!..
     Ее грудь сжала мой член еще крепче, и он разве что не застонал от удовольствия.
     Видимо, она совершенно не понимает, что когда глядит на меня в слезах, я возбуждаюсь еще сильнее.
     Она раскачивала грудь, и разбухшая до предела головка начала показываться на поверхность. Смазка, что стекала с нее, впитывалась то в галстук, то в блузку.
     — Все-таки у тебя такое отличное пайзури получается, Химено-сан… как раз такое, что нравится моему члену.
     — М-меня ты такими словами не обрадуешь!.. У-у, ну почему он у тебя такой горячий?!
     Я аж содрогаюсь от мысли, что с помощью этой формы наконец-то добился того, о чем раньше и мечтать не мог.
     — Ну почему ты настолько любишь сиськи?.. Наверняка голову потеряешь, как только увидишь грудь Систины-сама!..
     — М, ты что-то сказала?
     — Н-ничего!
     Я наслаждался ее мягким, но грозным оружием, а попутно думал, что пора бы пустить в дело вторую заготовленную вещицу.
     — Э, а-а это что такое? Что это?
     Я надел на шею беспокойной Кирики маленький красный ошейник.
     Его немногим ранее зачаровала Нина.
     — Это проклятый ошейник. Он на время понизит твою магическую защиту. Догадываешься, что это значит?..
     Вокруг головы Кирики появилось зеленое магическое кольцо и тут же погасло.
     Я обновил магию порабощения, наложив ее, как раз когда магическая защита принцессы-рыцаря на время отключилась.
     — У… м-моя голова… что это… э, а-а?..
     Ее выражение лица постепенно изменилось.
     Черные глаза напомнили перезагружающийся компьютер. Сначала они погасли… а потом в них вдруг загорелись сердечки.
     — А… Одамори-кун? — сладким и немного растерянным голоском спросила она.
     — Да, именно. «Мы с тобой в пустом кабинете, а я — твой любовник Одамори Тору, Химено-сан», — ответил я как можно увереннее.
     И тогда лицо Кирики вмиг покраснело. Такой смущенной я ее еще не видел.
     — Ну-у… зачем ты заставляешь меня прямо здесь, Одамори-кун?.. Ты такой шалун.
     …Сработало.
     Сейчас, когда ее магическая защита подавлена, заклинание порабощения может управлять ее волей и даже восприятием действительности.
     Сейчас ей кажется, что она любит меня, своего одноклассника, и как раз собирается ублажить в стенах школы.
     — Прости-прости, никак не смог сдержаться. Да и тебе, наверное, самой нравится, когда обстановка такая беспокойная?
     — Х-хватит уже!.. Я тебя быстренько добью и пойдем, хорошо? — соблазнительно прошептала она и смущенно посмотрела исподлобья.
     По ней сразу видно, что на самом деле она ничуть не возмутилась. Она взялась за свой пышный, прикрытый блузкой бюст и начала смело натирать мое достоинство.
     — Ух-х… ты еще и крутишь. У меня весь член вращается!..
     — Хи-хи, я хорошо знаю, что ты перед своими любимыми сиськами ни за что не устоишь. Та-а-ак…
     Обычно Кирика никогда не бывает столь активной и чувственной.
     Она играла сиськами с горячим стержнем, дергая его то вбок, то по диагонали. По ее коже то и дело пробегали волны.
     — Во-от, я знаю, какой у тебя непослушный член, Одамори-кун, поэтому никуда его не выпущу, чтобы он ничего не натворил.
     — Кх, ну… ну ты и разогналась, Химено-сан.
     — П-правда? Это потому, что… ты постоянно надо мной издеваешься, вот я и мщу, — еле слышно ответила смущенная одноклассница.
     Хоть я и понимаю, что она просто загипнотизирована, но как же приятно слышать от нее такие слова.
     — Ай, о-он опять вырос… ого, ты выдавил мой галстук из блузки?..
     — Просто ты слишком уж миленькая, Химено-сан. Можно я прямо там кончу?..
     — Э-э-э?! П-прямо в мою одежду?.. Э-это же школьная форма. Мы же в школе… — растерялась Кирика, не знавшая, где мы на самом деле.
     Впрочем, своими мощными сиськами она водит с прежним рвением. Совершенно очевидно, что на самом деле она совсем не против.
     — Ну пожалуйста, Химено-сан… я хочу, чтобы на обратном пути твоя одежда источала мой запах.
     — Д-да ты совсем с катушек съехал, Одамори-кун. Н-но если тебе так сильно хочется… то ладно… н-ничего ведь не поделаешь, да?
     Интересно, это тоже одна из черт ее истинного характера? Что она почти на все готова ради любимого человека?
     Впрочем, как следует подумать на эту тему не удалось. Натиск ее школьного пайзури стал таким неистовым, что и без того напряженный член не выдержал.
     — У-у-у, кх!.. К-кончаю, Кирика! Сейчас я заляпаю спермой твои сиськи и форму!..
     — Да, кончай и побольше… а, я чувствую, как ты набух… кья?! Мха-а, ай, п-потрясающе!.. Ты кончаешь так, что у меня ткань шевелится… у-у-ух-х!..
     — Уох-х! В-вот это я кончаю. Не могу остановиться… кх, ха-а!
     Я изливал сперму в тесную щель с такой силой, что ее блузка слегка подскакивала от каждой струи.
     Из промежутка между пуговицами позади красного галстука вытекла крупная белая капля.
     — У-у… у меня теперь вся одежда мокрая и липкая… вся насквозь пропахла…
     — Уф… хоть ты и моя староста, Химено-сан, я теперь, наверное, каждый раз при виде тебя в школьной форме возбуждаться буду.
     — Я же просила так не говорить. Ну хватит уже издеваться!..
     Я вытащил вымазанный вязкой жидкостью член из плена ее груди.
     Может, я только что от души кончил, но мне так нравится школьная форма и так возбуждает непривычное поведение Кирики, что я готов продолжать хоть сейчас.
     Пора переходить к следующему шагу. Я провел пальцами перед расфокусировавшимися от мужского запаха черными глазами и щелкнул.
     — А теперь, пожалуй, так. «Мы у тебя дома, Химено-сан. Ты воспользовалась тем, что дома никого нет, и пригласила меня к себе в комнату».
     — А…
     Я провел очередное внушение, и загипнотизированная Кирика вновь увидела мир по-новому.
     Наверняка на месте кровати, стен и пола ей мерещится обстановка знакомой до боли комнаты, в которой она жила.
     — Химено-сан… я больше не могу терпеть.
     — Э, н-но ведь мы только-только зашли в комнату… кья?!
     Я повалил ее стройное, все еще одетое в школьную форму тело на кровать.
     Ее черные волосы и клетчатая юбка раскинулись на простыне, словно два благоухающих цветка.
     — П-прямо в школьной форме?..
     — Разумеется, ведь «ты по моей просьбе не надела сегодня трусы», помнишь?
     — Э… а-ах да, точно же… у-у, ну почему я всегда тебя слушаю? Я так тоже на извращенку становлюсь похожа!..
     Я просто наплел ей чепухи, поскольку она действительно без трусиков, но загипнотизированная Кирика сразу поверила.
     Одной рукой она закрыла покрасневшее лицо, другой — прижала подол юбки. Одетые в чулки ноги нетерпеливо потерлись друг о друга.
     — Ты ведь наверняка все уроки нервничала и молилась, чтобы никто не заметил, да? Думала, что дашь мне сразу после уроков, и возбуждалась от мысли?
     — Я б-бы никогда о таких похотливых вещах…
     — Не думала, хочешь сказать? А давай-ка проверим.
     — Э?.. Ай, а-а?! П-подожди, Одамори-кун!
     Я сжал ту ладонь, которой она придерживала юбку, и начал двигать вместе с клетчатой тканью.
     Из-под школьной формы постепенно показывались самые сокровенные места.
     — О? А по-моему ты уже вся влажная…
     — В-вам просто кажется.
     — С чего на «вы» вдруг? Но ладно, сейчас потрогаю и разберусь.
     — Э?! Я ж-же просила подождать… мха-а-а-а?!
     Когда я вытянул средний и безымянный пальцы, раздался на удивление громкий влажный звук.
     Стройное тело, одетое в школьную форму, вздрогнуло и выгнулось в ответ.
     — С чего ты так протечь успела? Неужели Химено-сан, прилежная староста класса, опустилась до уровня животного и возбудилась после того, как трахнула меня грудью и затащила в комнату?
     — Я н-никакое не… животн… м-м, мха-а-а-а?! Н-не засовывай пал… а-а-а, у-у-у-у?!
     Два моих пальца вошли в мягкую, но упругую щелку старшеклассницы и начали резвиться в ней.
     Кирика вцепилась в простыню и принялась извиваться, но не сопротивлялась, и я играл с ней, как хотел.
     — Да ты вся корчишься. Неужели тебе настолько приятно от того, что я ласкаю тебя в комнате, где ты столько раз онанировала?
     — Н… не «столько раз», и вообще я не… а-а-а-а?! А?!
     Я согнул пальцы и начал массировать подушечками верхнюю стенку. Ее вспотевшие ноги тут же резко вытянулись до предела. Какая бурная реакция.
     Стоило мне подышать на ее слегка торчащий клитор, как она застонала с такой силой, что теперь уже не оправдается — опыт ласк налицо.
     — Врать — нехорошо, госпожа примерная староста. Сколько раз в неделю ты играешь с ним? Неужели каждый день?
     — К-конечно же, нет! В… в неделю н-не больше… двух!..
     — Понятно. Сдержанная ты. Расслабляешься, когда стресс скапливается?
     — А… о-откуда ты знаешь, хья-я-ян-н?! Прекрати, не надо его сейчас трогать, не-ет!
     Я просунул пальцы глубже, раздвинул и массировал все стенки ее вагины подряд, а еще двумя, влажными от ее сока, взялся на отвердевший клитор и начал ласкать и его.
     Ее собственный онанизм — детский лепет по сравнению с тем удовольствием, которое она испытывала сейчас. Чем дальше она поддавалась ему, тем сильнее ее разгоряченное тело испускало запах самки, который ощущался даже сквозь школьную форму.
     — А-а-а-а?! В-вот это да, Одамори-кун, я не могу молча… м-м-м, йя-а-а?! А, а… а?..
     — Ты, сейчас, небось подумала «зачем ты остановился»?
     — А… у-у, какой же ты… все-таки негодяй!..
     Когда я резко вытащил пальцы, щелка скромницы начала обиженно дергаться. Я медленно поднес к ней вымазанный спермой член.
     — Ну что, Химено-сан, если хочешь, чтобы я разворотил тебя чем-нибудь потолще пальца… раздвинь вход собственными пальцами.
     — Э? Н-ни за что, я так унижаться не…
     — Но «ты всегда так делаешь». Ведь «для любовника ты готова на все»?
     От стыда Кирика засомневалась, но я решил задавить ее сознание новыми внушениями.
     Сердечки в глазах Кирики задрожали, а затем ее тело, принимающее все мои слова на веру, выполнило приказ.
     — Л-ладно… так и быть!.. М-м, вот так сойдет?.. А-а-а, как же стыдно-о!..
     Она оторвала мягкие ноги от кровати, подняла их, а затем… широко раскрыла и обнажила щелку, прятавшуюся в глубине под закатанной юбкой.
     Влажная бледно-розовая плоть словно дышала и манила меня.
     — Да… я все прекрасно вижу. Все твои мокрые розовые складочки. Вижу так же хорошо, как когда забрал твою девственность.
     — А?! Зачем ты вспоминаешь такие личные вещи?.. Мне теперь так стыдно!
     — Ну прости, что у тебя такой извращенный парень. И все равно же ты любишь, когда я делаю с тобой вот так, Химено-сан?
     Я приставил головку к ее промежности, и наши органы словно прилипли друг к другу.
     Кирика в ответ вздрогнула и выгнулась так, словно и боялась, и не могла дождаться одновременно.
     — А-а-а!.. Т-ты сейчас вставишь?
     — Так… а теперь давай упрашивай меня, Кирика. Если сможешь — я вобью его изо всех сил, как в первый раз.
     — У… а… О-Одамори-кун… в-вставь, свой б-большой… член в… — она несколько раз запнулась, предвкушая и стыдясь того, как я буду пронзать ее. И наконец, ее ротик, к которому прилипла прядь черных волос, смог договорить: — В мою вагину… изо всех сил… прошу… м-м, а-а-а-а-а, а-а-а-а-а-а-а-а-а?!
     Химено Кирика в школьной форме. Некогда недостижимая мечта, к которой я не мог даже приблизиться… некогда символ моего бессилия.
     Но теперь я входил в ее сокровенные глубины, а они словно засасывали меня. И не во сне, а наяву!
     — Я вошел, мой член вошел! Я покорил тебя в школьной форме, Кирика!
     — И-им-м, ха-а-а! Он внутри… такой большой! Меня покорил Одамори-ку-у-ун!
     Я взял ее левую ногу и водрузил себе на плечо.
     По спине бежали мурашки от упоительного чувства власти. Я двигал бедрами, атакуя членом ее удивительно подвижные и восхитительно мягкие недра.
     — Кх-х-х! Я так, так давно мечтал об этом, Кирика! Так давно хотел трахнуть тебя в школьной форме!
     — Т-ты слишком разогнался! Твой большой и твердый бушует внутри меня… а-а-й, меня услышат, если я буду так крича-а-а-ать!..
     Гипноз убедил Кирику, что мы у нее дома дома, и потому она стыдится еще сильнее.

 []

     Впрочем, она и в самом деле разошлась так, что Пальмира и Нина вполне могут услышать ее стоны.
     — Ладно. Так, наверное, лучше будет?
     — Фха… м, хьян-н-н… т-так куда медленнее… но тоже глубоко… э? Э, что за, ау-у-у?!
     Я быстро переключился на медленное, но упрямое постукивание по дальней стенке головкой члена.
     Я обхватил одетые в черные чулки ноги, прижался к ней бедрами и постепенно атаковал шейку матки. Кирика застонала уже от другого наслаждения, не похожего на то, что она испытывала раньше.
     — Ну что, такая неспешность, должно быть, хорошо действует на твою разработанную вагину?
     — АЙ, м-м-мх-х?! П-прекрати… так стуча-а-ать!.. Я чувствую, как по моему животу разливается жа-ар!..
     Сколько бы Кирика ни спорила, телом она честна с собой.
     Помимо того удовольствия, что доставляли сами движения, член мой ублажали бесчисленные выступы и складки плотно прижавшейся плоти.
     — Это восхитительно-о-о! П-пожалуйста, Одамори-кун… п-поцелуй меня!..
     — Надо же, Химено-сан. Редко когда ты просишь о поцелуе.
     — Просто… просто!.. Мне так хорошо, что я словно сама не своя… мне страшно… пожалуйста!..
     Я сказал, что «редко», но на самом деле она вообще никогда о таком не просила. Конечно же, отказывать я не стану.
     Не покидая ее глубин, я смело поднял ее одетое в пиджак туловище, обнял его и припал к губам…
     — М-м… Одамори-кун… я люблю т… а? Э?!
     Раздался отчетливый щелчок, и ошейник вдруг погас.
     Сила зачарования иссякла, не в силах совладать с мощной магической защитой Кирики.
     И, конечно же…
     — А… эй, ай?! М-м… м-м-м?!
     Сердечки в глазах погасли, к Кирике вернулся в рассудок, но губы ее я не отпустил.
     Я подавил ее сопротивление мысленным приказом, проник языком в рот и начал хозяйствовать в нем.
     — М-м, а… н-нет… мха, м-м-м-м-м!
     Проглотившая член вагина школьницы резко напряглась.
     Кажется, она изо всех сил стремится прогнать меня… но это, во-первых, напрасно, а во-вторых, очень приятно.
     — Пха… у-у-у-у! З-зачем ты так поступил, бесстыдник, извращенец!
     — Как я вижу, ты прекрасно помнишь все, что говорила под гипнозом?
     — !!!
     Я никогда еще не видел, чтобы Кирика настолько краснела. В глазах появились слезы.
     Я очередным приказом сковал пытающееся сбежать тело, и заставил ее обхватить меня руками и ногами.
     — Не поздновато ли решила застесняться, онанирующая дважды в неделю, слабая в глубине вагины и чуть ли не кончающая от поцелуев Химено Кирика-сан?
     — М… мерзавец, подонок! Извращенец, конченый извращенец! Немедленно вытащи-и!
     Не изобретательная ты на оскорбления, благовоспитанная наша.
     Я смотрел на ее обиду и слезы, и отчего-то чувствовал себя довольным.
     Конечно, мне нравилось встречать полный любви взгляд, но все-таки такой Кирика больше похожа на саму себя… и стоило мне подумать о том, что теперь я трахаю ее настоящую, как член мой снова ожил.
     — Э, о-он опять вырос… ай, не надо так внезапно… а-а! М-ма-а-а-а?!
     — Знай свое место, Химено-сан! Я могу дотянуться до всех уязвимых мест твоей жаркой вагины, которой ты только что заигрывала со мной!
     — Нх-и-и-и! Н-не надо, сто… а-а-а?! А, оа-а-ам-м-м!
     Может, чувства ее резко изменились, но стоило члену снова задвигаться внутри нее, как слезы снова потекли уже от наслаждения.
     Я глубоко вдыхал аромат волос и школьной формы, продолжая атаковать эрогенные зоны и распаляя Кирику.
     — Еще двадцать ударов добьют тебя, Кирика! Я буду пристально следить за твоим первым оргазмом в школьной форме, так что личико не прячь… ну-ка, ну-ка, ну-ка!
     — Ни за что, ничего ты не увиди-и-ишь! Не-е-ет… мха-а-а, нет, не-ет! Мхья-а-а-а-а!
     — Говорить ты горазда, зато кричишь не хуже, чем под гипнозом!
     — Ты неправ, неправ, непра-а-а-ав! Я нисколько… не… кричу-у-у!
     Я вжался в прикрытую блузкой огромную грудь, словно пытаясь раздавить ее, и продолжал беспощадно штурмовать уязвимые места Кирики, сокрытые где-то под клетчатой юбкой.
     Кирика вся вспотела и явно пыталась хоть как-то отдалить неизбежное, но никакие слезы не могли помочь ее тщетному сопротивлению.
     Я подгадал момент и остановился.
     — Ни за что, ни за что не конч… м… э?
     И спустя мгновение…
     Как только она уже расслабилась, я пропахал ее глубины жаркой плотью до самой стены!
     — А… нхо-о-о-о-о-о-о! Ахья-а-а-а-а-а!
     Ноги обвились вокруг моей поясницы не только из-за приказа, но и по ее собственной воле.
     Тело грациозно выгнулось, и одетая в школьную форму Кирика кончила, даже не пытаясь скрыть лица.
     — Ух-х, как ты меня там сжимаешь-то. Прямо оторвать пытаешься!..
     Ее вагина вновь напомнила, почему я так люблю ее — она крепко сжала мой член и у основания, и посередине, и за головку.
     Я едва не кончил вместе с ней, но напрягся и устоял.
     — Кончила? Ты кончила, Кирика?! Ты ведь сейчас кончила отчаянно, изо всех сил?!
     — Не… кон… сяла!.. Я не кон… сяла-а-а! — пыталась она соврать, хотя глаза ее смотрели в разные стороны, а зубы жевали попавшие в рот волосы.
     Она словно выпрашивает продолжения.
     — Вот как… ну, если нет, то я продолжаю!
     — Э, хьян, хьян-н-н-н-н! П-подожди, м-м, о-о! И-и-и, мх, нет-нет-нет-не-е-е-ет!
     Я вспахивал чувствительную после оргазма вагину, Кирика вопила.
     Ее соки уже взбились в пену и постепенно впитывались в юбку.
     — Тогда не ври! Хочешь, чтобы я остановился — сознайся, что соврала, и извинись!
     — За что, за что-о-о?! У-у-у-у, п-прости-и-и! Я соврала, соврала-а! Кончила я, кончила! Я только что кончила, так что переста-а-ань!
     — Ясно-ясно… но не перестану, вот еще. Кончай и дальше!
     — Ч-что за-а?! Я же сказала-а-а! Не надо сейчас, я только что кончила-а-а! Мхя-а-а-а-а-а-а-а!
     Я не могу устоять, когда под натиском моего члена так ревет одетая в школьную форму Кирика. Слишком приятно ее насиловать.
     Ее голос, ее заплаканное лицо, ее колыхающаяся от каждого движения грудь, ее сжимающаяся от постоянных оргазмов вагина, ее школьная форма…
     Она возбуждала меня сильнее и сильнее. Я двигал бедрами и быстро закипал.
     — Я скоро тоже кончу! Прямо в твою кончающую вагину! Прямо в твою матку!
     — Ау-у-у, хгу-у-у! Мне плевать, придурок! Ты кончишь, что бы я ни сказала-а-а!
     На моем пальце — зачарованное Ниной кольцо.
     Оно повышает либидо и к тому же имеет отключаемые чары контрацепции.
     Его мы сделали для того, чтобы драгоценные рабыни не покидали ряды моей армии. Кирика знала о кольце, и знание ее успокаивало, но…
     — Ах да, я хотел тебе кое-что сказать! Мне тут Нина сообщила, что магическая защита может порой… отключать магию контрацепции!
     — Э? Э?! Э-э-э, стоп, что?! Это что, правда? Т-тогда… не-е-е-е-е-ет!
     На самом деле я скорее в лотерею выиграю, чем это в самом деле случится.
     Но, конечно же, Кирике я об этом говорить не стал.
     — Возмущаться можешь сколько угодно, но тело твое полностью покорилось мне, и матка тоже! Ты уже ничего не сможешь сделать, Кирика… принимай сперму, от которой можешь залететь!
     — Нет! Нет-нет-нет-нет! Только не это, вытащи, вытащи! Хья-а-а-а!
     С каждым размашистым движением я упирался в стенку матки.
     Последним натиском я прижался к ней как можно сильнее… и с силой впрыснул белую скверну в беззащитно открывшиеся органы школьницы!
     — Не… а-а… а-а-а-а-а-а-а-а!
     — Ух-х… кхо-о-о-о! Пошла-пошла… никогда так не кончал, и все — внутрь Кирики… кха!
     — Хьяа-а, а, ахья-а-а-а! А-а-а… н-нет… поверить… не могу… приду-уро-ок!
     Наши с Кирикой напряженные до предела тела все еще слегка подрагивали.
     Живот под ее школьной формой… ее матка, которая могла бы по моему желанию вырастить ребенка, постепенно наполнялась семенем.
     — Подлец, мерзавец!.. Что мы будем делать… если я и правда забеременею?!
     — Не хочешь от меня ребенка? — шепнул я ей на ухо.
     — Что?.. К-конечно же, нет!.. — Кирика покраснела и отвернулась.
     Наполненная спермой вагина вздрогнула, словно от испуга.
     Ей не о чем беспокоиться, ничего не случится — я просто хотел насладиться чувством власти от того, что кончаю в сопротивляющуюся Кирику.
     Но что, если… сработает та ничтожная вероятность, и она правда залетит?
     Об этом пока… думать не буду.
* * *
     — Какой же ты мерзавец!.. Больше никогда так не буду!..
     Кирика уселась на кровать в перепачканной форме и рассерженно посмотрела на меня.
     В итоге я кончил в нее еще несколько раз, не вынимая, да так, что под конец жидкость уже просто не вмещалась в ее вагине.
     Все-таки школьная форма — это что-то.
     — Так это как? В школьной форме? Или по любви под гипнозом?
     — И то и другое, конечно!
     Видимо, она сейчас совсем со стыда сгорает от такого сочетания.
     Наверняка она понимает, что спорить со мной бесполезно, но не могла не огрызнуться.
     — Хм-м-м, тогда что бы ты выбрала, если бы я предложил что-то одно?
     — Э?.. Т-ты опять собрался?! То есть, одно… какое же… у-у-у!
     Кирика мучилась и закатывала глаза.
     И, наконец, проговорила с крайне недовольным видом:
     — Лучше уж переоденусь…
     — Так и думал. Что ж, раз ты одобрила, то и в следующий раз наденешь. Оценим, как ты ублажишь меня одетыми в черные чулки ногами.
     — У-у-у… извращенец, извращенец, извращенец!
     Кстати, артефакт этот может поддерживать облик школьной формы вечно или же принять какую-то другую по желанию.
     Чувствую, он нам еще не раз пригодится.
     Впрочем, и ошейник я выбрасывать не собираюсь, а попрошу перезарядить. Гипноз — отличная возможность воплотить всевозможные фантазии.
     — Но зачем тебе захотелось выставить меня своей любовницей?.. Никак не пойму…
     — Да просто так. И вообще, тебе, кажется, очень даже понравилось. Ты так мечтала трахаться с кем-то по любви? Хотела, чтобы у тебя был парень?
     — Ч… что?!
     Бывшая староста, а ныне принцесса-рыцарь и моя рабыня несколько раз открыла и закрыла рот, а затем одарила убийственным взглядом.
     — Все-таки ты… конченый мерзавец!
     На ней все еще некогда привычная, а теперь навевающая воспоминания школьная форма.
     Девушка отчаянно осыпает меня оскорблениями, которые так приятно слышать.

Бонус 2. Пальмира, Кирика и наказание

     Медленный вдох и резкий выдох, совмещенный с ударом в развороте.
     Блистающий Меч Арк-ан-сьель покинул ножны, описал в воздухе радужный след и без труда прошел сквозь двухметровую скалу, находившуюся перед Кирикой.
     После небольшой паузы, когда черные волосы Кирики и ее плащ перестали колыхаться в воздухе, верхняя половина скалы съехала по нижней и упала на землю.
     — Одним ударом напополам… да-а, впечатляет, — восторженно обронил я, глядя на неестественно гладкий срез.
     Лезвие меча работало по принципу Отслоения Пространства и резало камень словно лазером.
     — Но я все еще не могу показать мощь меча во всей красе. Чтобы как следует освоить его, нужна практика и отточенные техники.
     Кирика элегантно выдохнула и изящным движением зачехлила клинок.
     Она настолько ответственный человек, что тренируется каждое утро, хоть я ей и не приказывал.
     Даже сейчас сила ее атак обусловлена не только мощью Блистающего Меча, но и внушительным опытом использования техник Святого Меча.
     — Внушает. Что же, защищай меня и дальше, моя принцесса-рыцарь.
     — Кто же согласиться тебя защищать?.. Вот защищать принцессу Систину-саму от демонов я с радостью соглашусь.
     — О-о, твои дерзкие губки опять жаждут, чтобы их заткнули поцелуем?
     — А?! К-конечно же нет! — Кирика обиженно надулась.
     Ладно, потехи потехами, а нам пора возвращаться в пещеру.
     Но тут на нашем пути…
     — Э?.. Это же Пальмира.
     — !..
     Спрятавшаяся возле дороги демоница в готическом платье аж подпрыгнула, услышав голос Кирики.
     — Что с тобой, почему ты тут сидишь и корчишься? Тебе плохо?
     — Н-ничего! И-иди куда шла, принцесса-рыцарь! — демоническая аристократка вскочила и попятилась назад, украдкой поглядывая на меня.
     Лицо у нее красное, дышит она тяжело, да и глазки слезятся.
     — Как это ничего… вид у тебя явно ненормальный. Не знаю, могут ли демоны болеть, но…
     Однако стоило Кирике заботливо протянуть руку и коснуться спины Пальмиры, как…
     — М… хьян-н! — серебристые, словно кукольный парик, волосы Пальмиры задрожали вместе с ее рогами.
     — Э? Ч-что с тобой?
     Пальмира отмахнулась от руки изумленной Кирики и быстро сбежала… на полусогнутых ногах.
     — А, п-подожди!.. Да что с ней такое-то?
     — Откуда я знаю? Может, поругалась с Наной или еще чего. Давай лучше позавтракаем, потом сходим к ней в комнату, там и разберемся.
     — О?.. Ну ладно.
     Я сделал вид, что ничего не знаю, но украдкой ухмыльнулся.
     Ага, на самом деле я-то знаю… в каком именно состоянии сейчас Пальмира.
     Ведь именно я стою за этим «проектом».
* * *
     — Одамори-кун, Пальмира?.. Я войду?
     Послышался стук, затем дверь отворилась.
     Я сказал Кирике зайти к Пальмире чуть позже. Хоть приказ ее и удивил, ослушаться она не могла и как раз сейчас добралась до комнаты.
     — Что?!
     От увиденного она мгновенно вытаращила глаза.
     Ну, еще бы, от такого-то.
     — А, а-а!.. П-принцесса-рыцарь, не смотри-и-и!
     В комнате Пальмиры стоял небольшой диванчик, который мы ей отдали после долгих капризов и истерик с ее стороны.
     На нем сидел я, на моих коленях — Пальмира, задиравшая собственное платье. Я тем временем раздвигал ее тощие, украшенные подвязками ноги.
     Поэтому вошедшая Кирика сразу во всей красе увидела ее черное кружевное белье… которое пыталось сдержать какой-то объект, лезущий из задницы Пальмиры.
     — Э, ч… ч-чт… чем вы занимаетесь?! — обратилась ко мне Кирика, рефлекторно захлопнув за собой дверь.
     От удивления она то и дело хватала ртом воздух и не могла отвести взгляда от дрожащего тела Пальмиры.
     — Как чем, «наказанием». Или его лучше назвать «дрессировкой»? Помнишь, вы с Амелией позавчера напекли печенья, но его часть куда-то подевалась?
     — Э? Кстати, а ведь и правда… так это из-за нее?
     — Я в-ведь уже извинялась за то, что случайно их съела!
     — Молчи уж, где это видано, чтобы виновница во время извинений фыркала, ворчала и глаза отводила? Искреннее надо!
     После объяснения происходящего сострадание отчасти покинуло даже взгляд Кирики.
     Впрочем, повод — дело десятое. Куда важнее само наказание.
     — Вот поэтому я приказал ей вставить в себя «это» и проходить так целый день.
     — Э… «это»?
     — Да, Химено-сан, сейчас увидишь. Ну-ка, госпожа демоническая аристократка, спусти бельишко и продемонстрируй ей.
     — Н-нет, только не… а, а-а, я не могу отказаться, мое тело само-о-о!
     Получив приказ хозяина, тонкие пальчики Пальмиры медленно спустили дорогие черные трусы до самых пяток.
     И тогда Кирика впервые увидела ту штуку.
     — Э… н-не может быть!
     — А-а-а-а!.. У-умоляю, не смотри-и-и!
     Чуть ниже едва заметной маленькой вагины торчала палочка.
     Из самого постыдного отверстия Пальмиры — из анального — выглядывал молочно-белый, похожий на фарфоровый инструмент чуть толще маркера.
     Возможно, даже Кирика видит, как он слегка дрожит.
     Анальный вибратор. Инструмент для эротических тренировок ануса.
     — Т-так она все время ходила с этим?.. Э-э-э?! Н-но ведь это… попа.
     — Правильно. А ты молодец, Пальмира, что в тот раз вытерпела и не подала виду.
     — У-у-у… как ты смеешь так унижать меня!..
     Еще бы она так странно себя сегодня не вела, с таким-то приборчиком.
     Кроме того, я приказал ей не запираться у себя в комнате без моего разрешения. Наверняка она весь день ходила по базе, стараясь никому не попадаться на глаза.
     Готическая лоли закрывала лицо ладонями, а из ее бледной задницы торчала невероятная штуковина. Зрелище одновременно и оторванное от реальности, и возбуждающее.
     — Повышенная мягкость, фиксация на месте, дистанционное управление, автоматическая смазка… Наконец-то Нина закончила его зачаровывать и получилось весьма и весьма неплохо. Этот вибратор может поспорить даже с самыми высокотехнологичными моделями из нашего старого мира.
     — З-зачем было тратить столько времени на изготовление этой штуки?! Есть ведь вещи поважнее!
     — Нет-нет-нет, это тоже очень важный предмет. Потому что смотри… ну-ка!
     — Хья-а-а! П-подожди… нья-а-а-а-ан-н!
     Я произнес ключевое слово и магический вибратор закопошился. В ответ маленькое тело демонической аристократки выгнулась дугой, а в стонах отчетливо послышалось наслаждение.
     До сих пор я разрабатывал анус Пальмиры пальцами, и теперь он уже почти превратился в чувствительный половой орган.
     — Видишь ли, демоны перерабатывают всю поглощаемую энергию, а потому не испражняются. Тогда зачем же им это отверстие, хм?
     — Я, я же говорила, что не знаю… ай, хья-а-а… у-умоляю, прекрати… или хотя бы не унижай меня на глазах принцессы-рыцаря!..
     — Ну-ну-ну, какое же это тогда наказание будет? Так что давай, показывай Кирике, как ты позорно кончаешь от анальных ласк! — я схватился за торчащий из задницы вибратор, принялся вращать его и проталкивать внутрь.
     — Ик… игху-у-ум-м-м! Мхо-о, н-не трогай его-о-о-о-о!
     К ее стонам прибавилась дрожь в ногах, словно по ним пробежал электрический ток. Наконец, из крохотной вагины потекла прозрачная жидкость, сообщая об ее истинных ощущениях.
     — О-о, вот это да, у тебя теперь настолько развращенная задница, что она откликается даже на такие небрежные движения… хотя, обычно ты к началу таких ласк уже кончаешь. Терпишь потому, что на тебя смотрит Кирика?
     — М-м-м, уф, фу-у-у-ух!.. Е-еще бы… п-прошу тебя, принцесса-рыцарь, не смотри, как я схожу с ума в такой позе-е-е!
     — Д-да я бы и сама рада… но не могу уйти, он связал меня приказом по рукам и ногам!
     Кирика, тем временем, стояла на четвереньках и придвинулась к органам Пальмиры почти вплотную.
     На ее глазах анальный вибратор путешествовал внутри узкого отверстия Пальмиры, а сама она стонала, уже почти не сдерживая себя.
     — Та-ак, пора бы тебе уже разик кончить, Пальмира… как я помню, тебе никогда еще не удавалось сдержаться, когда я начинал трогать тебя еще и здесь, так?
     — Мхью-у-у-у?! Н-не надо его, а-а-а и рога тоже!
     Я переключил вибратор на высокую скорость и автоматический режим, а руками начал атаковать эрогенные зоны Пальмиры.
     Пальцами правой руки я схватил набухший клитор, а левой ладонью сжал и почесывал один из рогов — как оказалось, у демонов они очень чувствительные.
     Разумеется, тело маленькой мазохистки не выдержало натиска сразу с трех сторон.
     — Е-если ты будешь так меня со всех сторон, я-а-а-а-а! Хи-и-и-и, я кончу, кончу анусом…. у-у-у-у!
     — Анусом? Нет-нет, так не пойдет, я же говорил, приучайся говорить «жопа»! Кончай и выкрикивай грубые слова, мазо-аристократка!
     Я переключил анальный вибратор на максимальную скорость, и маска стыда, наконец, спала с лица Пальмиры.
     Я ощутил, как ее тело задрожало от наслаждений, которое принесли ей страдания. Все-таки она мазохистка до мозга костей.
     — Ж-жопа-а-а-а! Мой жопа кончае-ет, кончает пока на нее смотря-ят! О-о-фхо-о-а-а-а-ан-н-н!
     Напоследок я укусил ее за второй рог и тем самым добил.
     Маленькое тело выгнулось тетивой и достигло унизительного анального оргазма.
     — Э… ай, фха-а-а?!
     Из ее щели выплеснулась струя, попавшая точно на лицо и волосы покрасневшей и пытающейся отвести взгляд Кирики.
     — У-у-у, ну вот, еще и меня облили… н-ну зато теперь все позади… правда?
     — О чем ты, Химено-сан, сейчас начнется самое главное.
     — Ха-а, ха-а… ф-фхе-е?
     Я перехватил все еще не пришедшую в себя от оргазма Пальмиру, и между ее раздвинутыми ногами показался мой уже полностью восставший член.
     — Кья, ч-чего это ты?! Н-не приближай его ко мне, а-а… а, мой язык не слушается меня. Это опять магия порабощения?.. Мф-ф-ф-ф!
     Хоть Кирика и попыталась отодвинуться от вдруг оказавшейся перед ней красной головки, я ей не позволил.
     Я захватил контроль над ее телом заклинанием и заставил ублажать мой отвердевший член минетом.
     Пусть я уже много раз видел, как мое достоинство скрывается в глубинах ее изысканного ротика, каждый раз упиваюсь тем, какую власть над ней имею.
     — Мху-у-у-у… пха, мч, мб… р-р-р, рюр-ро-о… Но я не хочу его лизать!..
     — Правильно, ты хочешь его как следует смочить, Химено-сан, так что продолжай… потому что уже скоро он окажется у Пальмиры вот здесь.
     — Что?!
     — Ч-что-о-о-о?! Х-хозяи-и-и-ин!
     Как только Пальмира поняла, что я собираюсь изнасиловать ее попу лично — то есть, заняться с ней анальным сексом — она вздрогнула и побледнела.
     В конце концов, хотя я уже долго разрабатывал ее задницу пальцами и вибратором, до проникновения членом дело еще не доходило.
     Благородная демоническая аристократка вот-вот лишится анальной девственности… к тому же на глазах Кирики.
     — Т-ты шутишь?! Не надо, что угодно, только не… н-н, нхо-о-о-о! Я чувствую, как он выходи-и-ит!
     Анальный вибратор покинул ее отверстие, напоследок издавшее несколько непристойных звуков.
     Затем как следует увлажненный теплым ртом Кирики член безжалостно прижался к узкой дергающейся дырочке.
     — С-стой-стой, подожди, рабомант, нет, Тору! Умоляю, что угодно, только не это! Я раскаиваюсь! Честно, без шуток, от чистого сердца. Хорошо?!
     — И-и правда… может, действительно, не надо?
     Пальмира кое-как развернулась и жалобно посмотрела на меня заплаканными глазами. Кирика пожалела ее и поддержала.
     Демоница казалась напуганной, совершенно позабывшей о гордости. На какое-то мгновение мне и самому стало ее жалко, но…
     — Хорошо… но так ли это? Действительно ли ты раскаиваешься, действительно ли искренне клянешься в том, что будешь послушной?
     — К-конечно же! Я раскаиваюсь, ты открыл мне глаза!
     — Ты больше не станешь мне перечить и дерзить?
     — Р-разумеется, Тору, тьфу, господин Тору!
     Она так отчаянно кивала, что я невольно улыбнулся.
     — Хорошо, тогда вот тебе приказ. «Высказывай все, о чем думаешь».
     — Как скажешь! До чего же господин Тору мерзкий и коварный извращенец! Вот увидишь, однажды ты будешь кланяться мне в ноги, я с тобой за все расквитаюсь… ой… а…. и… гхьяньяа-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-м-м-м-м-м!
     Вот спасибо, Пальмира, теперь пощады не жди.
     Мой рассвирепевший член медленно, но верно проникал в задний проход дерзкой готической лоли-аристократки.
     — Кхо-о, ну ты и узкая!.. Смирись уже и расслабься, себе же только больно делаешь!
     — О-о-а-а-а-а! К-кха… моо-о-о-о, о-о-ом-м-м-м!
     — А-а-а!.. О-он и правда входит ей в попу!..
     Ну а Кирика во всех подробностях видит, как освободившееся от вибратора лоли-отверстие пронзает орудие потолще.
     Сжимала Пальмира меня действительно крепко и со всех сторон, но не настолько, чтобы я не мог двигаться вперед. Не зря я потратил столько времени, чтобы разработать ее зад, ну и приспосабливаемость демонов тоже сыграла свою роль.
     — Чувствуешь, Пальмира, как мой член входит в твою жопу?.. Каково это, когда презренный человек лишает тебя еще и анальной девственности?
     — Н-н-нгх-х-х… Н-никогда не прощу-у, за это ты никогда не оправда… ай-й-й, хги-и-и-и!
     Вставив член примерно на три четверти длины, я остановился и начал вращать его примерно так же, как до этого вибратор, массируя ее чувствительные после оргазма внутренности.
     На ее бледной, словно фарфор, коже проступили жемчужины пота, а сама демоническая аристократка начала выгибаться от доселе незнакомого удовольствия.
     — Кх… тут мускулы покрепче и ощущения совсем не такие, как в соседней щели… вагина у тебя совсем детская, а здесь прямо-таки по-взрослому все. Может, ты для анала больше подходишь?
     — О-откуда я знаю? И-и вообще, это даже не половой орган, а я не извращенка, чтобы получать от такого удовольствие!..
     — Не отнекивайся, извращенная мазо-аристократка… и не волнуйся, я твою жопу переделаю в превосходный половой орган. Про-одолжаем!
     — А-а-ам-м?! К-куда так глубоко… о-ох-хо, мхо-о-о-о!
     Я медленно вставил в на удивление мягкую аристократичную задницу последнюю четверть члена.
     Мой горячий стержень уперся в стенку ее кишки, и Пальмира выгнулась с новой силой.
     Демонам даже не нужно мыться — их тела никогда не пачкаются. Они словно созданы для того, чтобы насиловать их во все щели.
     — А, а-а!..
     — А ты чего бездельничаешь, Химено-сан? Раз уж ты там, то и веди трансляцию происходящего!
     Зрелище дикого анального секса настолько ошеломило Кирику, что пришлось отдавать ей приказ как рабыне.
     Ее очаровательные губы тут же отреагировали и разомкнулись.
     — Ч… член Одамори-куна!.. Глубоко в… вошел в п… в попу Паль… миры, двигается взад-вперед и хлюпает… т-так громко хлюпает!..
     — Не-е-ет! Молчи-и-и, меня и так насилуют, не надо еще и словами унижа-а-ать!
     — Отлично, Химено-сан, приказываю: продолжай!
     Пальмире настолько стыдно от того, что все подробности ее первого анального секса проговаривает вслух другая девушка, что демоница вовсю машет головой, а вместе с ней — серебристыми волосами.
     Но при этом ее задница начала беспорядочно сжиматься, доставляя члену еще больше удовольствия. Можно сказать, Пальмира добивалась ровно обратного.
     — У-у, есть!.. В-вагина тоже широко раскрывается каждый раз, когда ты входишь в ее попу, и из нее вытекает о… очень много сока, похожего на слюну… к-кажется, Пальмире сейчас очень хорошо!..
     — Ты вре-е-е-ешь! Я благородная демоническая аристократка четвертого ранга! Я не стану получать удовольствие от того, что меня насилуют в задницу-у-у… т-ты все неправильно понимае-е-ешь!..
     — О как, отрицаешь, значит? Ну, тогда пусть Химено-сан проверит самым надежным из методов — синхронизацией чувств!
     Я синхронизировал ощущения рабынь, и все те чувства, что испытывала Пальмира, сразу хлынули в Кирику.
     — Э? А, а-а, ч-что за, моя попа-а-а-а! Н-никогда такого не чувствовала… гхи, ай-й-й-й-м-м-м!
     Принцесса-рыцарь тут же отклячила зад, скрытый под аккуратной юбкой, и застонала от неожиданного и доселе незнакомого ей удовольствия.
     Она не просто анальная девственница — ее задний проход я не трогал даже пальцем. Теперь же она вдруг ощутила наслаждение, которое испытывает от анального секса «натренированная» задница, и никак не могла устоять перед ним.
     — Вот и Химено-сан от удовольствия заголосила… Видишь, какая у тебя прекрасная жопа, Пальмира? Мигом девственницу до такого довела. Так что это у тебя настоящий половой орган.
     — В-вы все врете, врете! Прекрати уже изнывать, принцесса-рыцарь, а то из-за тебя и я… м-м, м-муо-о-о!
     — Да ты изнываешь не хуже нее… получай!
     — Мх-х-х, уоа-а-а-а-а-ам-м?!
     Я вставил под крутым углом и на полной скорости уперся в стенку. Девушки застонали синхронно. Подпрыгнули как черные волосы, так и серебристые.
     Грудастая принцесса-рыцарь в серебристой броне и демоническая лоли-аристократка. Я ощущал, как в одиночку насилую задницы сразу двух непохожих друг на друга красавиц и упивался удовольствием.
     — Спорить-то ты горазда, Пальмира, но у тебя уже лицо как у конченой нимфоманки, да и жопа твоя всячески с моим членом заигрывает! Ты меня так выжимаешь, что я и кончить могу, если зазеваюсь!
     — Х-хватит меня долби-ить! Ты так бьешься в мою задницу, что я таю-у-у-у-у! Моя попа тает от натиска человеческого члена-а-а!
     Поскольку мы с Пальмирой связаны демонической клятвой, сейчас моя сперма для нее — драгоценный источник энергии.
     А в эту самую секунду тот член, из которого она добывается, внутри Пальмиры… и как только ее тело начинает это чувствовать, оно жадно пытается довести меня до оргазма в обход желаний самой демоницы.
     Вернее, сейчас ее тело уже начало влиять на желания Пальмиры, и она постепенно тонет в чувствах, которые доставляет ей анальный секс.
     — А ты что скажешь, Химено-сан? Не каждой девушке удается вкусить удовольствие от члена в анусе, не теряя при этом девственности! Скоро Пальмира покажет тебе, каково это — кончать жопой!
     — Н-не надо-о! Н-не хочу кончать, умоляю, Пальмира, держись… я не хочу кончать попой!
     — Я не могу-у!.. Он слишком хорошо научился управлять членом и задевает все мои уязвимые точки-и, мхо-о-о-хо-о-оу-у! Он массирует меня по всей длине-е-е!
     Комнату наполнили почти что музыкальные стоны демонической аристократки и принцессы-рыцаря. Мой член все сильнее, все безжалостнее пронзал и пахал маленькую задницу, крутился в ней и терся о стенки.
     Ее плоть послушно отзывалась даже на самые грубые движения и старательно пыталась выжать мое семя. Оно уже закипало и стремилось покинуть яйца, и сдерживать его становилось слишком тяжело.
     — А теперь моли меня, Пальмира! Вымаливай жопой сперму своего повелителя, как последняя сука! Лишь тогда я награжу тебя долгожданной порцией!
     — И-и-игхи-и-и! Я к-кончаю жопо-о-о-о! Моя жопа поддалась сексу с человеческим члено-о-о-ом! О-о-ой-йи-и-м-м-м!
     — Н-не-ет, я тоже, тоже кончаю-у-у-у! Я чувствую член Одамори-куна в своей попе и из-за этого… из-за этого-о-о, мхи, хи-и-и-и-йяан-н-н!
     В следующий миг дугой выгнулась и Пальмира, которую я держал со спины и атаковал членом, и Кирика, упиравшаяся в пол руками и ногами.
     Их чувства так слились, что они уже не понимали, где чьи. Узкая щель, в которой покоился мой член, сжалась с такой силой, словно намеревалась откусить его и…
     — О-о-оу-у-у, мя-а-а-ам-мфха-а-а-а!
     — А-а-а-а-а, ам-м-м-м, фха-а-а-а-ам-м!
     — Кх… к-кончаю! Держитесь, я кончаю!
     — А-а-а, горячо-о-о-о! Она льется, льется в мою жопу-у-у… мхо-о! Ау… аэ-э-э… м-м!
     — Ай-й-й-й, горячо-о! Ч-что это такое-е-е… п-почему моя попа… не может быть, я так не хочу-у-у!..
     Я крепко сжал плечи Пальмиры, впиваясь пальцами в приятное на ощупь платье и излил густое семя в мягкое, почти детское тело. Ах, это ощущение власти!
     Ее задница уже даже не выжимала член, а словно пыталась высосать из него все соки до последней капли. Она облегала меня с такой жадностью, что можно смело говорить о пробудившемся в Пальмире таланте к анальному сексу.
     — Уф, уф-ф… н-ничего себе я кончил!.. Молодчина, Пальмира, и задница у тебя честная и послушная… все, наказание окончено, ты заслужила поцелуй.
     — М-м, м-м?! Фня-а-а…
     Я погладил ее серебристые волосы, перегнулся через плечо и поцеловал в губы. Покрасневшая от наслаждения миниатюрная красавица отреагировала на удивление послушно и начала играть с моим языком.
     Возможно, за ее неожиданный приступ послушания следует благодарить анальный оргазм, но она все равно на мгновение показалась мне очаровательной девочкой.
     — В-вот что это было, а?.. У-у, это ж надо было до такого додуматься!..
     Кирика же после оргазма сразу свалилась на пол. Ее волосы прилипли к вспотевшему лицу, а сама она тяжело дышала и не без зависти смотрела на нас с Пальмирой.
     — Ох, прости, что забыл про тебя, Химено-сан. Давай к нам целоваться.
     — Э?! Да кто на такое согласит… м-м-м?! О-опять ты моим телом по своему желанию… м-м-м-м-м-м!
     — Ф-фха… ам-м!..
     Я прижал к себе обеих девушек, и мы сплелись в жарком влажном поцелуе.
     Ощущение близости к демонической аристократке, в чью задницу я только что излил свои гены, и к принцессе-рыцарю, которой планировал заняться позже, вновь пробудило мой член, который я так и не вытащил.
     — Мхи?! О-он опять растет… хватит уже, вытащи сейчас же! Я в-ведь все поняла, раскаялась и больше так не буду!
     Рассудок вернулся к Пальмире, как только она вновь ощутила внутри себя посторонний предмет.
     Разумеется, я в ответ широко улыбнулся.
     — Что ты за чушь несешь? Это уже за другое… если я правильно помню, кое-кто украл не одну печеньку, а пять. Значит, простой математический подсчет показывает, что в тебя надо бы кончить еще четыре раза!..
     — А?! Э-это перебор! Спаси меня, принцесса-рыцарь! Давай поменяемся! — взмолилась в слезах демоническая аристократка, а Кирика печально отвела взгляд.
     — А… прости, но человеческое тело не может ни с того ни с сего взять и разместить в себе нечто таких размеров… держись, Пальмира.
     — Пожалела бы-ы-ы-ы! М-м-м, мхи-и-и-и-и!
     Я подхватил ее легкое тело, поставил на пол на четвереньки и глубоко вошел в задранную задницу.
     Чувствую, она мне никогда не надоест. Я ей сегодня наслажусь по полной…
     — Кстати, Химено-сан… тебе, как ни странно, тоже ведь понравилось в попу? Прямо сейчас, конечно, не выйдет, но, может, и тобой потихоньку заняться?
     — Что?.. Н-не надо! Я на такое ни за что не соглашусь!
     Я навис над Пальмирой сзади, проникая в ее задницу еще глубже.
     А в мыслях тем временем поклялся, что однажды лишу анальной девственности и Кирику.

Послесловие

     Всем, кто читает произведение впервые — будем знакомы. Всем, кто со мной еще с веб-версии — снова здравствуйте. Спасибо, что приобрели книгу. С вами EKZ.
     Я начал писать и выкладывать это произведение на сайт Nocturne Novels исключительно на правах хобби и представить не мог, что его издадут на бумаге, и оно будет стоять на полках книжных магазинов… можно сказать, на момент написания послесловия я до сих пор не оправился от шока.
     Причем издал меня не абы кто, а сами Kill Time Communications (которым я премного признателен за все те разы, когда я читал их журналы и книги лейбла Nijigen Dream Novels одной рукой). Когда они написали мне, я понял, что ни о каких обсуждениях не может быть речи — надо соглашаться!
     Ну что, как вам печатное издание? Я буду очень счастлив, если оно вам понравилось (и еще больше — если вы смогли воспользоваться им «по назначению»).
     Я написал к печатному изданию дополнительную главу потрахушек с Пальмирой и Кирикой (на странице веб-романа порой выкладывались опросы популярности, и в одном из них их «команда» выиграла, а теперь и повод подвернулся). Еще я написал что-то вроде настолки с другими персонажами[Да-да, есть там такое, но мне лень переводить. — Арк], надеюсь, вам понравится.
     Выражаю в равной степени огромную благодарность Китизаве Мегане, придумавшему прекрасные дизайные персонажей, которых я представлял себе достаточно смутно; редакторскому отделу, за то, что довели мое новичковое произведение до печати; всем тем, кто так поддерживал меня во времена написания вебки; всем новым читателям, купившим книгу. Вебка продолжает выкладываться даже сейчас, и я надеюсь, вы будете поддерживать меня и дальше.

     …Ну а теперь ответ на запоздалый вопрос «Кирика ведь не из царской семьи, тогда с какой стати она „принцесса“-рыцарь?» Да, вы совершенно правильно заметили, но такие уж названия классов в этом мире, так что прошу прощения (а главное — название ее класса выражает всю прелесть цветка, который Тору заполучил в свою руки). Как бы там ни было, термин «принцесса-рыцарь» отлично подходит атмосфере издательств Nijigem Dream, полон надежд и возможностей. Ну, до скорого!

     EKZ (я уже и сам забыл, как расшифровывается мой ник)

Оценка: 5.66*9  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) А.Светлый "Сфера 5: Башня Видящих"(Уся (Wuxia)) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик) Т.Ильясов "Знамение. Начало"(Постапокалипсис) А.Субботина "Проклятие для Обреченного"(Любовное фэнтези) О.Миронова "Межгалактическая любовь"(Постапокалипсис) Л.Джонсон "Колдунья"(Боевое фэнтези) В.Кей "У Безумия тоже есть цвет "(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

НОВЫЕ КНИГИ АВТОРОВ СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Сирена иной реальности", И.Мартин "Твой последний шазам", С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"