Голиков Александр Викторович: другие произведения.

Аврора, или Посторонним вход разрешён

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
Оценка: 5.38*9  Ваша оценка:


АВРОРА, ИЛИ ПОСТОРОННИМ ВХОД РАЗРЕШЁН

ЧАСТЬ I. АВРОРА

  
   Во дворе вдруг так грохнуло, что Настя от неожиданности едва клинок не обнажила, удержала аугментацию на морально-волевых. Твою дивизию, кто там с утра пораньше хернёй мается? Неужели их всё же вычислили и вот-вот штурмовать начнут? Быстро соскочила с кровати и, пригнувшись, выглянула в окно.
   Штурм откладывался. Во дворе Андрюха, он же Боров, занимался зарядкой. Тягал железо. Похоже, уронил кусок рельса на что-то звонкое, хлама тут хватало. Придурок, расслабилась Настя. Руки уже не дрожали, пришла в себя, отбой системе. Хорошо, никто не видел её испуга и попытку встретить рассвет во всеоружии. Непрофессионально. Профнепригодность, как сказал бы ротный. Впрочем, плевать, нормативы тут сдавать некому. Зевая и чертыхаясь, пошла на улицу к бочке. Умываться.
   Весна наступала по всем фронтам, середина апреля, однако утром всё ещё холодно. Днём погода разбежится, разгуляется, небо станет светлым, ветерок тёплым и пахнущим расцветающей жизнью, но сейчас, в такую рань, небо хмурое, ветерок далёк от приветливого, а вода в бочке ледяная. Зато в себя прийти после полубессонной ночи - самое то. Когда обжигающей влагой и в лицо, и на руки, и на шею. Брр, хорошо!
   Понятно, полотенце мы забыли. Боров помахал рукой, приветствуя, и нагнулся за куском рельсы. С минуту Настя отрешенно наблюдала, как перекатываются мышцы на спине голого по пояс мужика. Марк такой же здоровяк был, только куда симпатичнее. Собственно, почему был? Живёт теперь, сволочь, в своё удовольствие на Авроре, планете Внешнего сектора, де-фильтрацию ведь прошёл и благополучно свалил, вытерев о Настю ноги. "Извини, милая, но оставаться на Земле больше не могу, бла-бла-бла. Мне было с тобой очень хорошо, бла-бла-бла." И апофеозом всего - "Прощай, киса". Предал и сбежал. А она, дура, планы строила, даже о детях думала. И всё накрылось в одночасье большим таким медным тазом, потому что фильтрацию она-то как раз и не прошла.
   Как всегда воспоминания ничего весёлого не принесли. Внутри ощутимо кольнуло, словно душа задела обо что-то острое. И пусть гормоны уже отыграли себе похоронный марш после аугментации рук, но память-то никуда не делась. Она всё ещё хорошо помнила, для чего в этой жизни нужны мужчины. Особенно тот, который полтора года назад был смыслом её жизни и последней любовью. Срань господня, как же она его теперь ненавидит! Ненависть - главная причина, почему она здесь. А аугментация лишь средство эту ненависть удовлетворить. Уж будь спокоен, Марк, когда тебя найду, резать на ремни стану долго и с наслаждением, благо есть чем. Настя пошевелила пальцами левой руки. Почувствовала, как аугментированные элементы напряглись, готовые по мысленному приказу трансформироваться в нано-клинок. В правой, где находился скорострельный "Скорп", тоже возникло напряжение, организм чутко реагировал на её состояние. Тихо, тихо!.. Закрыла глаза, гася волнение. Сосчитала до десяти, окончательно успокаиваясь. Тут опять звонко бабахнуло, и Настя чуть не подпрыгнула, настолько было громко и не к месту.
   - Ты совсем кретин! - заорала. - Какого чёрта?!
   - Опять сорвалась, тяжёлая... - Андрюха лишь виновато улыбался, смотря глазами преданной собаки. Обижаться он не умел. Абсолютно.
  
   После завтрака (рис с тушёнкой, крепкий чай), Пак и их командир, Байк, собрались куда-то по делам. Садясь в старую расхристанную "Тойоту" (тачка настолько древняя, что даже антигравитационная подвеска отсутствовала), командир сказал, обращаясь к группе:
   - Я там на столе оставил схему станции на фэшке, посмотрите лишний разок подходы, отходы, расположение коридоров, короче, делом займитесь.
   - А вы куда? - с ленцой поинтересовался Шах, прикуривая от зажигалки. Зажигался старинная, чуть ли не бензиновая. По мнению Насти, самое ценное в наёмнике как раз зажигалка, всё остальное какое-то мутное, с гнильцой. Но командиру видней, за каким хреном в их команде этот Шах.
   Байк, похоже, собирался ответить что-то резкое, типа "а тебе какое дело?", но его опередил Пак:
   - За оружием съездим. Есть особые пожелания?
   Настя стояла возле беседки, во взгляде лёгкий интерес - кореец, как она поняла, мог достать что угодно. Ей вообще-то всё равно, из чего нормальные стрелять будут, но лучше, когда есть выбор.
   - "Самрат" если привезёте, с меня литр, - пошутил Кент. У него чёрные волнистые волосы до плеч и глаза со стальным оттенком. Мачо. Впрочем, на мачо всех мастей и оттенков ей давно плевать, ей давно до нормальных не было дела. После Марка как отрезало.
   - Сделаем, - кивнул Пак и мельком глянул на Борова. - Тебе, понятно, пулемёт. Крупнокалиберный. Большому парню - большую пушку.
   - Да! - расплылся в улыбке большой парень.
   - Поехали, Пак! - хлопнул дверцей Байк. - Времени в обрез.
   Настя проводила "Тойоту" взглядом, зашла в беседку, присела на лавочку. Делать ничего не хотелось. Так частенько бывало после воспоминаний о Марке и тех счастливых беззаботных деньках, когда она просто жила и любила, когда не было всего этого: его предательства, её опустошённости и решения завербоваться в армию, аугментации рук, недавнего дезертирства. Женщину из неё выжгли, оставив на месте пепелища искалеченную фурию, которой терять уже нечего. Кроме разве самой жизни. Что ж, невелика потеря на самом деле. Впрочем, есть ещё одно дельце на этом свете - Марк. Она верила, что непременно найдёт мерзавца. Теплилась такая уверенность возле сердца, тлела и тлела, не гасла.
   Подошёл Кент, но внутрь заходить не стал, облокотился о перила.
   - Грустим?
   - Да так, задумалась, - пожала она плечами. - Кстати, всё не было случая поблагодарить, что подобрал тогда. Так что спасибо.
   - Не за что. Завтра прикроешь спину и будем квиты. А прикрывать придётся, уж будь уверена.
   - Я правильно поняла, что взять меня в машину была твоя идея?
   - Ну-у... - Кент смутился, чего делал крайне редко. Неделю назад поздним вечером он подъехал к воинской части забрать Майора, ещё одного члена группы. Прождал в условленном месте больше часа, но тот так и не появился. И уже совсем было собрался уезжать, как вдруг услышал стрельбу неподалёку. Вышел, огляделся. И увидел, как от забора в/ч кто-то улепётывает со всех ног. Удивился: неужто Майор? Что у него случилось? Свистнул, махнул рукой. Каково же было его удивление, когда вместо Майора увидел запыхавшуюся девчонку, без церемоний рванувшую заднюю дверцу и крикнувшую: "Поехали!". Что он и сделал. Велено было привести, он и привёз. Только не Майора, а куда круче.
   - Да не переживай, я сразу поняла - не меня мачо ждёт. Хотя сейчас это уже не имеет никакого значения, так ведь? Я всё равно добралась бы до нуль-станции, с вами или без. Но с вами повезло - судьба. И завтра прикрою твою задницу, без вопросов. Боезапас пока полный, а промахиваться я не умею...
   И задумчиво осмотрела руки. Кожа у аугментированных неестественно бледная, вместо крови в организме гемоглобиновый раствор с нано-частицами. Кент тоже посмотрел и сглотнул. Гадость какая. Зачем они на такое идут? Не киборг, но уже и не человек, что-то среднее. Биомех, вспомнил он услышанное по ящику. Аугментированные в спецчастях ценились очень высоко. На выходе получался воин с исключительными боевыми навыками и вооружением. Однако процедура аугментации дело добровольное. В любом ином случае подопытные просто сходили с ума, какая-то там закавыка с психикой.
   - А это... больно? - указал он взглядом на руки.
   Настя сидела в армейской майке с короткими рукавами, камуфляжных штанах, - в чём сбежала, в том и ходила. Подняла правую руку, рассматривая, потом посмотрела на Кента. Во взгляде что-то затаённое, печальное.
   - А я не помню. После анализов, стендов и прочего отвозят в спецкорпус на аугментацию, полный наркоз. Продержали после операции пару суток, чтоб нормально всё прижилось. И опять тесты, анализы, стенды. Главное было научиться давить импульсы, не раскрывать систему просто так, по желанию. А то были умники, которые комаров с мухами нано-клинком рубили. Ещё на своих сержантов могли раскрыться, если те перегибали палку. Но за это сразу по башке. В смысле, к мозгоклюям, они таким неуравновешенным под гипнозом блоки ставили. Выходили как шёлковые. Но я не из таких. У меня своя цель имелась...
   Настя замолчала, кусая губы. Кент лишь вздохнул. У каждого из них тут своя история. Да у всех на Земле, кто не прошёл де-фильтрацию, она имелась. Мир давно плюёт на трагедии. Потому что сама жизнь - драма с высоким качеством изображения. Но самое страшное нагрянет, когда начнут действовать необратимые де-отклонения, или синдром Паковски, после чего мир окончательно рухнет в бездонную пропасть анархии. Некоторые аналитики не давали нормальной жизни на планете и полугода. Кент очень надеялся, что свалит отсюда намного раньше. Да уже завтра и свалит. Или останется там, на станции, с простреленной башкой. Просто выживать на обречённой Земле он не хотел ни за что на свете.
   - А как тебя взяли для аугментации, если ты фильтрацию не прошла и такая же бракованная, как и мы?
   - Да армейским на самом деле плевать. Аугментированным ведь вживляют ещё и чип "послушания". Как раз через год после аугментации. Однако это не мой случай, мне этот чип на хрен не нужен, у меня на жизнь совсем другие планы. Потому и сбежала. Быть марионеткой в чьих-то руках - нет уж, увольте!
   - Угу, - буркнул Кент, - это точно...
  
   В дом вернулись молча. Дом? Так, домишко, даже стёкла не везде целые, стоит на берегу речки-помойки, кругом бурьян, вокруг покосившийся забор, во дворе свалка металлолома. Видно, прежние хозяева держали тут склад вторчермета, но сейчас здесь пусто и одиноко, идеальное место для убежища. Однако электричество имелось, провод-воздушка шёл от ближайшей ЛЭП. Похоже, сами и провели, если на кухне почти новая электроплитка. В остальном минимум удобств, серо, уныло и засранный сортир за домом, посреди сухих будыльев крапивы. Да плевать на самом деле. Главное, что Настя на пару шагов приблизилась к цели. Это только кажется, что планета Аврора в невообразимой дали где-то там, в космосе, а на самом деле станция нуль-перехода сэкономит массу времени и сделает расстояние посмешищем. Когда переходом воспользуются. Что они завтра непременно и проделают. Если, конечно, останутся живы и доберутся до кабины...
   В зале за столом сидел Шах, как раз разглядывал ту самую станцию. Фэш-носитель раскинул над столом её подробный план в виде голографической копии. Боров нависал рядом скалой, моргая и кривя рот; видно было, что бугай ни черта не понимает, но старательно делает вид, что в курсе.
   - Явились? Не запылились? - хмуро спросил Шах. - А мне типа больше всех надо?
   - Да я этот план наизусть уже выучил, - Кент направился к продавленному дивану, уселся, коленки в стороны. - Тебе там что-то неясно? Могу просветить.
   - А эта тоже наизусть выучила? - фыркнул Шах и ткнул пальцем в сторону Насти. - Или как?
   Понятно, человек нарывается. Но связываться не хотелось. Уселась рядом с Кентом, ногу на ногу, глянула из-под чёлки.
   - Или, Шах, или. У меня с некоторых пор фотографическая память, разок посмотрела, запомнила навсегда. И линзы с прицельной рамкой, чтоб без промаха отстреливать всякую сволочь.
   - Так может ты и Майора пристрелила, а? Раз здесь вместо него оказалась? Он куда вот пропал? Что-то твои песни о дезертирстве меня ни разу не впечатлили. Никогда не слышал, чтобы нелюди сбегали из своих вольеров.
   Волна чего-то удушливого вдруг поднялась к горлу, закромешила разум. Тихо, тихо!.. Только не раскрыться!.. Подавила волну, угнала её куда-то к чёрту, задышала ровно, и на десятой секунде пелена с глаз спала. Пальцы левой руки сжаты в кулак, клинок не выскочил, удержала. Шах смотрел насмешливо. Ублюдок. Специально ведь выводит из себя. Зачем? Самое последнее дело провоцировать аугментированных. Умные никогда такого не сделают. Но Шах на кретина не похож. Тогда что?
   Обстановку разрядил Боров:
   - Он пошутил.
   Шах ощерился.
   - Устами младенца... Да, это я так шучу. Давайте посмеёмся.
   И вышел из комнаты, опрокинув стул. На Настю с Кентом даже не посмотрел. Взгляд будто остекленевший.
   - Он чего, ширнулся что ли? Несёт всякий бред!
   - Нет, - Настя встала, подошла к окну. Шах нетвёрдой походкой направлялся к воротам, жестикулируя на ходу. Будто о чём-то спорил сам с собой. - Оружие я бы ему сегодня не давала. Похоже, начинается первая стадия де-отклонения, я таких уже видела и зачищала. Паранойя в чистом виде. Причём агрессивная.
   - Вот же хрень! - Кент аж подпрыгнул. - Да он же нас всех прирежет ночью!
   - Не думаю. Скоро в себя придёт. До следующего приступа.
   Она подошла к столу, глянула на план. Боров поднял стул, пододвинул.
   - Спасибо, милый, ты настоящий джентльмен.
   Села. Теперь скалой нависли над ней, задышали прямо в шею.
   - А что такое де-отклонение, Настён? - спросил Боров.
   - У-у... Это, дорогой мой, будет целая лекция. Я тебе потом как-нибудь, ладно?
   - Ладно, - согласился тот. Он вообще легко со всем соглашался.
   Забытая зажигалка лежала рядом с пепельницей. Она взяла, повертела в пальцах. И увидела дарственную надпись: "Лёшеньке от любящей мамы. Кури, пожалуйста, поменьше".
   - М-да... - промолвила Настя. - И тут сплошная, мать её, ностальгия...
  
   После обеда (рис, тушёнка, крепкий чай), приехали Пак с Байком. Третьим на заднем сиденье сидел мордоворот в солнцезащитных очках. Настя его узнала - один из командного состава той части, где она служила. Здоровый, как лось, широкие плечи, бритая голова, ростом под два метра. Боров-Андрей габаритами ему даже чуток проигрывал. Понятно, тот самый Майор, которого она якобы пристрелила. И насторожилась. И поставила боевую систему на взвод. Так, на всякий случай. Навела прицельную рамку на правое плечо: хочешь, чтобы человек не доставлял тебе проблем, лиши его возможности стрелять в ответ. Перебитое плечо это не только очень больно, но и обездвиженная рука, и оппоненту уже не до оружия.
   Мордоворот выбрался из машины, снял очки и направился прямиком к ней. Вот даже как. Пока он подходил, вела его под прицелом. Понимала, что и Майор тоже понимал, - надо будет, разнесёт она тут всё и всех к чёртовой бабушке. Её этому год учили.
   - Тэк-с, - произнёс служивый, рассматривая Настю без стеснения, как породистую собаку на выставке. - Анастасия Черепанова, верно? Что же ты, девонька, сбежала и тем самым своего ротного капитана Мельникова под статью подвела, а? Он прямо-таки рвёт и мечет, чтоб тебя вернуть. Но это он перебьётся, да? Ну, здравствуй! Рад, что ты с нами. Ей богу, если бы не твой побег, придумал бы нечто подобное.
   И протянул широкую, как лопата, ладонь. И только теперь Настя, наконец, расслабилась. И перевела дух. Пожала протянутую руку. При желании могла бы рукопожатием переломать человеку все пальцы, но только обозначила намерение - за её невольный мандраж пусть маленько заплатит. Но Майор лишь ухмыльнулся, мол, и не такое видали.
   - Пошли-ка в беседку на пару слов...
   Когда расположились - Настя на лавочке, Майор у входа - то первым делом тот начал о вещах очень приземлённых, до сих пор не дававших ей покоя:
   - Марк Антонович Лаан, ранее юрист одной фирмы, сейчас на Авроре вместе с дядей, тётей и кучей родственников. Это ты из-за него пошла на аугментацию и после дезертировала, чтобы всеми правдами и неправдами попасть на Аврору и поквитаться?
   - Именно, - кивнула Настя. - А откуда знаете?
   - Ну, я всё-таки начальник оперативного отдела, мне по долгу службы положено знать такие вещи. Вот интересно, как далеко может зайти женщина в своей мести? Сначала искалечить себя, потом нарушить присягу, чтобы к чёрту на кулички бросится за бывшем бойфрендом... Хм... Что он тебе сделал?
   - Ничего особенного, всего лишь жизнь сломал.
   - М-да... Если бы я всем своим бывшим мстил... - проговорил Майор. И вдруг оказался рядом, будто перетёк из одного положения в другое, пальцы сжали подбородок, вздёрнули голову, глаза в глаза. Некоторое время, не мигая, исследовали друг друга, у Насти во взгляде ничего, кроме решимости, у Майора - любопытство. Потом она мотнула головой, и тот не возражал, убрал руку, осторожно уселся рядом.
   - Ладно, считай, прошла очередную проверку. Эх, жизнь! Я тоже оказался бракованным, а поскольку на Земле ничего не держит, семьи нет, то терять мне нечего, как и тебе. Вот, собрал группу, все бывшие военные, кроме Андрюхи, сына моих хороших друзей. Его родители уже где-то на Внешнем периметре, меня попросили присмотреть. Думали, я тут останусь, прикрою его зад, когда начнётся война на выживание. Но это без меня, в этой войне победителей не будет, Синдром Паковски рано или поздно убьёт всех. А вакцина если и есть, то где-то вне Земли. Думаю, как раз на Авроре. Имеется там один хитрый институт. Так что наши пути-дороги совпадают, и это радует. Ты у нас будешь в качестве тяжёлой артиллерии, дорогая.
   Он встал с узкой скамейки, поправил камуфляж, посмотрел сверху вниз.
   - Пошли к нашим, там продолжим о завтрашней акции. Я тебе подарочек привёз, кстати.
   И отправился к дому. Настя следом, недоумевая, что за подарок? Но сказала о другом:
   - У Шаха приступ был.
   - Купировали, - отмахнулся Майор. - На первой стадии пока помогает укол пентропрозонола. А сколько нам суждено прожить без уколов и вакцины - бог ведает...
  
   В зале были остальные. Когда они вошли, только Шах подозрительно зыркнул, гася очередной окурок в пепельнице, да Пак глянул хитрыми глазками. Андрюха-Боров безучастно смотрел в окно, накручивая на палец гвоздь, Байк облокотился руками на стол, рядом Кент. Фэш-носитель пока не открыт, чёрной пуговицей посреди стола.
   - Давайте сюда, начнём, - кивнул им Байк, словно задержка Насти и Майора входила в его планы. - И это, Андрей... Хорош гвоздь мучить, сломаешь ведь. Лучше меня слушай и запоминай, чего делать.
   Боров виновато поморгал, выкрутил гвоздь, кинул куда-то в угол. Звякнуло.
   - Вот и славно. А теперь всем внимание! - открыл фэшку. Схема станции расцвела над столом крупным голографическим цветком. Настя даже думать не хотела, где они её раздобыли. Хотя, понятно, где - покосилась на Майора. Этот тип имел очень большие возможности. В/ч ведь в том числе осуществляла и охрану стратегических объектов. Нуль-станция к таковым как раз относилась.
   - Закавыка в том, что воспользоваться кабиной могут лишь прошедшие фильтрацию, аппаратура реагирует на чип "благонадёжности", вживлённый в тело счастливчиков. Там, кстати, и все прочие данные о носителе - пол, возраст, физические характеристики, медицинские показатели и прочая лабуда. Подделать чип невозможно, увы. Но Пак обещал справиться с этой проблемой, как-то пропустить нас через автоматику станции напрямую.
   - Справлюсь, - кореец утвердительно кивнул, словно речь шла о поездке на море автостопом.
   - Поэтому, господа-товарищи, нашего уважаемого Пака защищаем по максимуму. Если, не дай бог, с ним что случится, можно смело стреляться, живыми нас оттуда не выпустят. Да, Евгений Сергеевич?
   - Не выпустят, - подтвердил Майор. - Даже если перебьём охрану, а кабина останется заблокированной - уйти не дадут. Подтянут спецназ, возможно, взвод аугментированных из нашей части, боевых дронов привлекут и привет. Получится мышеловка, в которой выход там же, где и вход, на станции нет даже подземных коммуникаций, один водопровод.
   - Но будем надеяться, что всё получится, Пак подчинит автоматику, и мы благополучно сделаем Земле ручкой без потерь с нашей стороны. Вопрос: что дальше?
   - Минутку! - Майор поднял руку. - Хочу напомнить об автоматических турелях под потолком, там их четыре штуки, перекрывают всю внутреннюю площадь, ни хрена не спрячешься. Поэтому уничтожить их надо в первую очередь. Это задача для Химеры. То есть, для тебя, Черепанова. Держи подарочек...
   Вытащил из заднего кармана плоский предмет и протянул Насте. Она сразу узнала, что это за вещь, и даже кличку, что дали ей сослуживцы ещё там, в части, приняла опять как должное. Потому что запасной магазин на сотню выстрелов, что сейчас вручил Майор, имел куда большее значение, чем какое-то погоняло.
   - Химера? - скривился Шах. - А что, ей идёт. Такая же прыткая и изворотливая. Недочеловек, короче.
   - К твоему сведению, я как раз-то улучшенная версия человека. Или тебе завидно?
   - Было бы чему... - пробормотал Шах. По его кислой роже видно было, что к аугментированным он относится как к людям третьего сорта. Наверное, что-то личное, решила Настя, и приказала себе больше не обращать внимания.
   - С турелями понятно, я именно Анастасию и хотел подключить, - Байк не обратил на перепалку никакого внимания. - Но вопрос, что делать дальше на Авроре, остаётся открытым.
   - И это притом, что искать нас начнут сразу и со всей яростью, - заметил Кент.
   - Пусть ищут, - усмехнулся Пак, - вектор ухода сделаю размытым, замучаются искать. И это ещё надо будет всё восстановить, потому что целым пульт управления я им не оставлю.
   - Мне думается, что всё пройдёт нормально. Во-первых, такой наглости не ожидают. Чтобы вооружённая группа вот так запросто захватила бы станцию и исчезла с Земли? Да ещё взломала коды допуска? Ну да, откуда им знать, что в составе группы имеется инженер-техник высочайшей квалификации! - Байк выглядел довольным. Насте это не очень понравилось - чем гениальнее план, тем легче он посыплется на какой-нибудь мелочи. А таких мелочей нынче предостаточно. - И второе: массовая эвакуация только начинается, пока мало кому из бракованных приходит в голову соваться на станции, даже по всему миру, тем более с оружием, охрана таких одиночек вяжет без вариантов. Однако в нашем лице её ожидает сюрприз.
   Потом командир стал ставить задачи каждому, но Настю это уже не особо касалось. Отошла к дивану, присела, вертя в пальцах магазин к "Скорпу". Турели, значит? Не проблема, четыре одиночных выстрела - и сверху никаких тебе больше сюрпризов. Вдруг вспомнилась её первая зачистка, с разрешением стрелять на поражение. Потому что район, куда выехали, был криминальный по самые гланды, плюс рядом обширная промзона и автосвалка, есть, где разгуляться людям с оружием. Вернее, бандам. Они и гуляли. И все бракованные (кто бы сомневался). Взорвали инкассаторов, теперь вели интенсивную перестрелку с подоспевшей полицией.
   Первое раскрытие в боевых условиях, первая выполненная задача, первые убитые ею люди - чёрт, это ж как первая любовь, не забывается! Настя даже поразилась: получается, у неё две первых любви было в жизни? Та зачистка и Марк? Хотя Марк была любовь и последняя, горько усмехнулась про себя. Такого не будет больше. Никогда... Ну, если не будет, похоронили и идём дальше. С каждым шагом впечатывая в землю все надежды и радости этого мира...
  
   - Итак, - подвёл итог Байк, - всё понятно? Теперь закономерный вопрос: а дальше? Что будем делать там, на Авроре?
   - Я бы порыбачил, - пробасил Боров. В завтрашней операции ему отводилась роль огневой поддержки. Другими словами, стрелять во всё, что шевелится. Это он уяснил вполне, планировать что-то на долгий срок его мозги были не приспособлены.
   - Хороший вопрос, - Майор отошёл от стола, открыл бутылку "Кэсси", уселся рядом с Настей. Предложил. Та отказалась - терпеть не могла безалкогольное пиво. - И что же? Кроме рыбалки?
   Байк свернул схему, сунул фэшку в карман. Уселся на стул. Оказался между Кентом и Шахом. Оба почему-то уставились на его карман, словно волшебник спрятал туда нечто магическое, полное тайн.
   - На Авроре, ребята, мы окажемся мало того, что изгоями, так ещё и государственными преступниками, не меньше. У живущих там есть чипы-удостоверения, они подключены к системе, они в ней так и остались жить, просто поменяли адрес прописки. А вот нам что делать? Вне системы и практически с пустыми руками? Идти грабить? Так станем ещё и бандитами, а я этого не хочу.
   - Значит, надо взять с собой максимум полезных вещей, несколько 3Д-принтеров, кучу элементов питания к ним, вакуум-пайки, инструменты. Забить разгрузки и рюкзаки по полной, и не только боеприпасами, - Настя даже пальцы начала загибать. - Лекарства, армейские аптечки, самые полезные гаджеты, золото, деньги. Что там ещё?
   - Консервы! - воскликнул Боров.
   - Это всё хорошо, - подытожил Майор. - Думаю, Химера, как женщина, составит списочек, да? Чёрт, жаль, антиграв нельзя использовать, набили бы под завязку, но сразу срисуют. Остальные ведь проходят налегке, с личным багажом, а это всего пара сумок. Насколько я в курсе, потом отдельно идут грузовые контейнеры, по именным спискам. Ладно, это в принципе решаемо, чем набить рюкзаки. Но я считаю нашей главной целью институт на Авроре, где ведутся работы по вакцине. Может, она даже существует. Понятно, будем решать на месте, как к ней подобраться. Есть пара идей, но сначала надо выбраться отсюда. И желательно без потерь... Короче, Настя, химера моя ненаглядная, готовь список, а мы пошли разбирать оружие. Тебе ведь ствол не нужен, так ведь? Ну, вот и займись полезным делом. Придётся ещё не раз, чувствую, в магазины наведаться. Золото, говоришь? Хм...
   Калгатились до самой ночи, то одно, то другое, то третье. Откуда у группы деньги, она не спрашивала, как-то неудобно, у неё самой за душой ни копейки, личная карта осталась в прошлой жизни. Подразумевалось, что Настя долг отработает, в частности, завтра. Когда потребуется её клинок и нехилый калибр "Скорпа", потом на Авроре, если также придётся убивать. Что ж, убивать - наука не хитрая, с некоторых пор моральные принципы и альтруистские глупости из неё выбили той же аугментацией - сама хотела. Вот и стала Химерой. Хотя Анастасией пока оставалась тоже. Этакое пограничное состояние, шаг влево, шаг вправо и что-то непременно нарушишь. Весело, ага.
   Выяснились кое-какие детали. Байк на самом деле Лёня Байкалов, служили вместе с Алексеем Шаховским, который Шах, в спецназе ВДВ. Почему теперь на вольных хлебах, поди догадайся. Судя по злости Шаха, де-фильтрация и стала причиной. Невольно весь мир возненавидишь. Это он напрасно. По мнению Насти, жить можно в любом статусе.
   С Андреем тоже понятно. Недалёкий, здоровый, честный и прямолинейный, старшим в рот смотрит, идеальный боец. Мечта командиров. А вот Кент в группе оказался случайно, как и она. Познакомился с месяц назад с Байком, поговорили, прекрасно поняли друг друга, теперь вместе до конца. Ну, и Майор. Сумел их всех объединить, дал понимание, для чего это всё делается, обеспечил матчасть. Понятно, что многое натаскал из в/ч, тот же боевой "Хамелеон" даже на чёрном рынке достать проблематично.
   Она нашла Майора на кухне, когда остальные разбрелись по койкам. Байк тоже там был, чего-то они тихо обсуждали, пока грелся чайник. При виде Насти замолчали, посмотрели вопросительно.
   - Ты мне когда координаты Марка дашь? - спросила прямо.
   - На Авроре, - не стал юлить Майор. А мог заявить, что знать не знает. Ага, так бы ему и поверили.
   - Как интересно! - воскликнула. - А если тебе завтра в лоб прилетит шальная пуля, я чего делать-то буду? Бегать по всей планете и орать: "Марк, отзовись! Я пришла тебя грохнуть, дорогой!". Так что ли?
   - Да скажи ты ей, какая разница - когда? На Аврору она хочет попасть не меньше нашего, - Байк пожал плечами.
   Майор задумчиво оглядел Настю.
   - А ведь ты до сих пор его любишь, дура... Запоминай координаты, не жалко...
  
   Выехали на двух машинах. Все в "Хамелеонах", с оружием, рюкзаки рядом. Динамические голографикаторы, "динго" на слэнге, надели перед тем, как выехать - штуки эти моделировали вид добропорядочных граждан, ни оружия не видно, ни брони, плюс "динго" заглушит датчики "рамок" на входе.
   Они и заглушили. Общую "рамку" прошли без проблем. Переселенцев хватало, смешались с толпой. Де-фильтрация отбраковала примерно треть землян, но Пак уверял, что намного больше. Он много знал, этот Пак, и много чего умел.
   Проблемы начались у кабины нуль-тэ. Кто ж мог предвидеть, что внутреннюю "рамку" поменяют, добавив что-то в конструкцию? И зазвенело, и завыло, и началось. Вот она, та самая мелочь - эта "рамка" отключала все гаджеты, и голографикаторы сдохли, явив изумлённой охране увешенных оружием шестерых нелегалов. Которые, впрочем, мало чего боялись и знали, на что идут.
   - Химера, турели! - услышала она в клипс-рацию.
   И рванула в центр помещения, расшвыривая людей. Потому что счёт пошёл на секунды. Турели под потолком получили сигнал тревоги от "рамки" и мгновенно активировались, жужжа сервомоторами. Настя в ответ раскрыла свои системы - её руки тоже мгновенно трансформировались, левая превратилась в длинный клинок, правая стала скорострельным мощным "Скорпом". Рамки наведения в глазах распределили цели, тело обрело гибкость, сверхчеловеческую быстроту, ловкость, и Настя стала боевой машиной. Стала Химерой.
   Турели марки "Гром-17", бронекожух так себе, и она разнесла все, крутясь на месте на триста шестьдесят. Мир не оглох, Настя прекрасно слышала стрельбу на заднем плане, чьи-то крики, топот, басовые очереди крупнокалиберного пулемёта, звон стекла и визг рикошетов. Огляделась бешеным взглядом. Охранник за колонной, трясущимися руками целится из автомата. Чёрный зев дула словно туннель в преисподнюю. Подскочила, рубанула клинком по шее. Голова в каске покатилась куда-то, кровища фонтаном. В сторону, чтоб не поскользнуться, хотя берцы и не дали бы, но бережёного бог бережёт.
   Где-то слева отчаянная перестрелка, мигом туда. Сейчас главное её преимущество - скорость. Нано-частицы командовали телом и временем, иногда казалось, что картинка вокруг застывала, звуки доносились как сквозь вату, настолько быстро она двигалась. У противника против неё не было шансов, Настя даже не стреляла, рубила, уподобившись мяснику на бойне.
   Станция большая, с грузовыми терминалами, охраны хватало. Но наглость их группы, неожиданность нападения, слаженность действий и её исключительность сыграли свою роль. Минуту спустя всё закончилось, и Настя перевела дух, оглядываясь.
   Постреляли достаточно, стены выщерблены пулями, стёкол почти не осталось. Но сделано главное - путь расчищен, можно уходить. Она увидела Шаха, волокущего тяжелораненого Байка на себе, за ними оставалась кровавая полоса. Откуда-то выскочили Майор с Паком, ей махнули рукой, и время опять понеслось вскачь, перепрыгивая секунды...
  
   На Авроре тоже утро, в небе едва различимы две луны. Приёмная станция за спиной пуста, лишь кое-где валяются трупы охранников. Они даже толком удивиться не успели. Вообще странно, чего такие станции не охраняют те же аугментированные? Впрочем, не удивительно, власть всегда сильна задним умом, разумные люди этим и пользуются.
   Настя лежала на траве, смотрела на облака. Рядом стонал Байк, которому вкололи лошадиную дозу пентморфина. Широко зевал Боров, щёлкал зажигалкой Шах, Кент нервно осматривался. Пак в позе Будды сидел поодаль, тоже смотрел на небо и чему-то загадочно улыбался.
   Станция находилась на холме, вокруг чужая степь, прорезанная автострадой. Сейчас пустой. На парковке несколько джипов охранников. А вот это весьма кстати.
   - Грузитесь в тачки, - велел Майор, - надо искать врача. Долго Лёнька не протянет. Я скоро, подарочек только оставлю.
   Решил станцию подорвать, догадалась Настя. И поправила волосы. Рука снова нормальная и нет того раздирающего в ней зуда, когда она была "Скорпом".
   Нехотя поднялись, медленно стали спускаться к парковке - отходняк после боя, адреналин улетучился, теперь вялая апатия вместо. Настя же пошла за Майором.
   - Уже намылилась убивать своего любовника? - Майор рассматривал дырку от шальной пули в стекле, всё в зигзагах трещин.
   - Там три машины, одна моя. Подорвать тут всё собираешься?
   Они вошли внутрь.
   - У меня нет столько взрывчатки. Да и смысл? Это же физика, её не подорвёшь. Впрочем, механику я тут поломаю, на всякий случай, хоть Пак и говорит, что хрен нас вычислят по вектору ухода. Кореец, конечно, хитрый и себе на уме, но всё правильно сделал.
   Она увидела то, для чего пришла - за пультом оператора на стене застеклённый ящик, в нём ключи. Локтем разбила стекло, достала несколько связок.
   - Какой-то из них мой.
   - Ты вот что. Всё-таки подумай, зачем тебе нужен этот Марк? Синдром Паковски не исчезнет сам собой, главное сейчас выжить. А для этого нужна вакцина. Потом его грохнешь, куда он от тебя тут денется? А вот забрать вакцину без тебя будет сложно. Тем более Байк выбыл из строя. Я понимаю, месть, расчёт, хочется побыстрее поквитаться. Но не кажется ли тебе, что это блюдо станет куда слаще, когда поостынет как следует?
   Она глядела на Майора, поигрывая связками ключей. И опять смотрели глаза в глаза, как тогда, в беседке. Только теперь в её глазах усталость, но зато в его - решимость.
   - Да, вы правы, пожалуй. Надо сначала вылечиться. Хотя я не уверена, что вылечиться можно, де-последствия ведь необратимы. Но попробовать можно. Где этот институт?
   - Где-то. Его ещё найти надо.
   - Понятно. Тогда я пошла. Не задерживайтесь.
   И уже в дверях:
   - Не люблю я его. И - не дура!
   Фыркнула и исчезла.
   Майор достал кусок пластида из разгрузки.
   - Врёшь, милая.
   Приладил у основания пульта.
   - Ещё как любишь.
   Вставил детонатор.
   - И ещё какая дура!
   Байка загрузили в джип на заднее, Шах за рулём, искал ключи и матерился. Настя подошла, молча протянула.
   Когда спустился Майор, на станции приглушённо грохнуло. Проходя мимо Борова, похлопал того по плечу.
   - Пулемёт пока можешь убрать в багажник. И веди себя как обычно.
   - Мы едем на рыбалку? - расплылся в улыбке большой парень.
   - Да, мы едем ловить рыбу. Очень большую рыбу, - и посмотрел на Настю.
   Та ничего не ответила. Прикрыла устало глаза.
   Поскорее бы уже всё закончилось, так и читалось на её лице. И особенно - этот нескончаемый день...
  
  
   Но чтобы он закончился, надо было сделать кое-что ещё. Убраться отсюда подальше и срочно найти врача. Что они могли в полевых условиях? Перевязать да обезболить. Так что по машинам расселись быстро, завелись и быстро уехали; раз есть дорога (и неплохая, кстати), то наверняка ведёт она не в тупик, а в более оживлённое местечко.
   Тут было намного теплее. Возможно, начало лета. И дышалось куда свободнее. Во всех смыслах.
   Настя ехала в головной машине, за рулём Пак. С раненым Шах и Майор. Замыкающими Кент с Боровым. Определились с картой местности просто: в джипах имелись навигаторы.
   - Понятно, сначала "люстры" навесили, потом начали обживаться, - заметил Пак, рассматривая карту. Дорога широкая, и пока никаких встречных.
   - Чего навесили?
   - Планетарные спутники для картографии и глобальной связи, - пояснил кореец. - Как они их запускали, интересно?.. Смотри, вон в сорока километрах есть город. Турсен называется. Довольно большой. Туда и отправимся. Хотя трасса как раз к нему и подводит, не вижу ответвлений. А тут, смотри-ка, озеро. И лес обширный рядом. Может, и грибы имеются?
   Ага, сейчас до грибов как раз и до купания - наверняка власти что-то срочно предпринимают. Например, объявляют их террористами со всеми вытекающими. В пользу их группы, однако, две вещи: отсутствие мгновенной связи с метрополиями, и начинающийся бардак на самой Земле. До многих вещей уже просто не доходят руки. Де-отклонения начинают свой победный марш на материнской планете, вакханалия насилия и агрессии всё чаще и чаще вплетается в жизнь, становясь реальностью. А что будет через полгода? И найдутся ли здравомыслящие люди на Земле хотя бы через год?..
   Пак передал план движения остальным и прибавил газу. Джип понёсся вперёд.
   - Непонятно, что с номерами. За километр видно, что джипы эти принадлежат полиции, белые цифры на синем фоне. А давай-ка настроим "динго" соответственно, будто мы стражи порядка и есть. Иногда эффект присутствия бывает важней самого присутствия.
   "Динго" последней модификации, достаточно было мыслеобраза в общих чертах, дальше гаджет моделировал картинку сам. Вся процедура заняла меньше минуты. Теперь сторонний наблюдатель видел в машине полицейских в полевой форме и фуражках, но никак не гражданских в угнанных джипах. Пак передал Майору новую вводную.
   - Молодец, лишний раз убеждаюсь, что котелок у тебя варит на все двести, мне вот такое в голову чего-то не пришло, - похвалил Майор по рации. И тут же добавил. - В город пока не суёмся, найдём мотель. Этим я сейчас займусь...
   Настя смотрела в приоткрытое окно машины, встречный ветер развевал волосы, было приятно, раскрепощено, будто выбралась из мрачного и удушливого куда-то на светлую сторону, где высокое небо с ослепительным солнцем, а земля родит не в мучениях. И это было правильно. И вот это ощущение правильности говорило о том, что жизнь, вообще-то, налаживается...
   Мимо проносилась степь, и чувствовалось, что её тут предостаточно. Как и пространства дальше, свободного и не изгаженного цивилизацией. Странно было не видеть её следов в виде ржавого железа, мутных рек, загаженных лесов и урбанических городов с озлобленными людьми. И горько осознавать, что человечество выбрало этот мир в качестве очередной помойки. Насколько этого мира хватит? Лет на сто? Скорее всего, даже меньше. Цивилизация, не умеющая утилизировать собственные отходы, имеет полное право жить в клоаке со всеми из неё вытекающими в виде уродливых мутаций, де-отклонений и прочими малосимпатичными штучками. Такова жизнь, хомо сапиенсы. Потому что ничего в ней менять вы не хотите. Или просто не можете. Ну, тогда помойка - самое то. Она же изначально статична. И ждёт лишь очередных отбросов, чтобы расшириться. Как правило, до размеров планеты.
   - Пак, есть один мотель слева по курсу. Видишь? Включи опцию "отдых". Нашёл? Дуй туда. Я поищу пока, что у них тут с больницами. Как минимум нужна операционная.
   - М-да, проблема, - пробормотал Пак, прибавив газу, - но всё могло быть гораздо хуже, это мы ещё легко отделались.
   - Да, - согласилась Настя, продолжая рассматривать безмятежный пейзаж, - я, например, израсходовала всего шесть выстрелов. И никто ведь так и не знает, куда мы в итоге направились.
   - Однако здесь могут знать, кто конкретно к ним прибыл. "Облако" позаботится, раз имеется сеть. Непонятно, отчего местные так долго запрягают нас ловить? И вообще, ты не находишь, что тут как-то... пустынно? До сих пор ни одной встречной машины.
   - Меньше народу, легче дышится, - беззаботно ответила Настя. Ей тут нравилось. И совершенно не хотелось думать о предстоящих делах. Расслабленность на войне, говорил ротный, это подножка для бойца, можно упасть и разбить голову. Да по хрену, если честно. Хоть десять подножек, но дайте хотя бы полчаса побыть человеком, у которого нет проблем. Помечтать о таком можно?
   - На Земле у тебя кто-нибудь остался?
   Настя усмехнулась.
   - Отец где-то шляется. А тот, кто мне нужен, как раз здесь.
   - Это хорошо. Я сам из деревушки одной, Синанджи называется. Фильтрацию жители не прошли поголовно, кто бы сомневался? Поэтому идея насчёт вакцины мне очень нравится. Я жизнь положу на её поиски.
   И тут "Хамелеон", её боевой тактический комбинезон, вдруг подал сигнал тревоги, и развернул перед глазами масштабную картинку в разрешении один к пятнадцати, обозначив атакующих. Сигнал подразумевал, что их взяли на мушку. Настя некоторое время смотрела на три боевых дрона, шедших встречным курсом, ТТХ которых внушали. И напряглась.
   - Дроны! - Пак тоже в "Хамелеоне". - Эти мешкать не будут. Торможу! А ты выпрыгивай, стреляй на поражение.
   - Но они же видят через "динго" полицейских, зачем?
   - У них мощные сканеры и смею тебя уверить, видят они через них вовсе не полицейских!
   Пак резко затормозил, и Настя выскочила, расчехляя "Скорп". Рука мгновенно трансформировалась в скорострельную пушку, а прицельная рамка также быстро распределила цели. И тут же стала стрелять. Именно на поражение - по два снаряда на дрон. Краем уха слыша, как позади тормозят остальные. Лишь бы Боров не полез за пулемётом, отстранённо подумала, остро чувствуя в правой руке тот самый зуд, от которого ныло сердце и мурашки по всей коже.
   Дроны модификации "Клык", серьёзные штуки. По два скорострельных ствола на брата, усиленный бронекожух, плюс система стабилизации, инфраэкраны и что-то ещё, такое же навороченное. Специально разрабатывались для оперативных мероприятий. Как раз их случай. И потом, как явствует из обстановки, полиции тут наверняка минимум, а для дронов достаточно лишь оператора, да и то на всякий случай, "Клыки" эти полностью автономны. Очевидно, автономность их и сгубила. Нет, чтобы начать палить сразу, как только Настя сама взяла их в прицел, они зачем-то разделились и стали обходить с трёх сторон. Ну да, классика жанра: зажми в тиски и не дай объекту уйти, а потом делай с ним что хочешь. Настя уходить не собиралась. И атаковала первой.
   Полторы секунды по внутреннему таймеру. Так себе нормативчик, но чего хотела, сделала - цели уничтожены. Взорвались, разлетелись осколками. У неё рука тоже не пукалка, калибр солидный, такой даже на танки ставят.
   - Тут где-то штабная машина с оператором должна быть, сейчас посмотрю, - Пак полез обратно в джип.
   Она оглянулась. Так, понятно, умные, значит, смотрели, а дураки стреляли. Умные это которые все остальные, выстроились, глазеют. Даже Шах высунулся из окна.
   - Вы совсем идиоты? - Настя убрала "Скорп", стараясь не обращать внимание на раздирающий руку зуд. Казалось, чесались сами нервы. - Выстроились, как на параде, вас бы одной очередью положило.
   - Не бзди, эти "Хамелеоны" автоматную пулю держат, - рассмеялся Кент.
   - Ага, но не калибр полицейского дрона. И потом, вам бы в голову прилетело, дроны тоже в курсе, во что цель экипирована, боезапас бы зря не тратили.
   - Оператор в город помчался, - Пак следил по навигатору за красной улепётывающей точкой. Навигатор тут стоял полицейский, с очень полезными и нужными функциями. - Чего делать будем?
   - Быстро в мотель! От машин после избавимся, нас теперь каждая полицейская собака знает. Может даже и в лицо.
   Майор махнул рукой, и зрители полезли обратно. Время начало поджимать, и чем дальше, тем острее...
  
   Мотель находился на опушке леса. Большая парковка, с десяток домиков, фонари, дорожки. Чисто, удобно, благостно. Отвыкли они от этого, глядели с любопытством. Однако чувство тревоги никуда не делось, любопытство пришлось поубавить, а прибавить решительности.
   Заправляла тут пожилая женщина, типичная американка, любительница длинных пустых сериалов, чипсов и сплетен. Майор только глянул на розовые кудряшки и бижутерию, как сразу понял, кто перед ним. Вся загвоздка в том, что с такими надо постоянно держать ухо востро. Подобные типажи очень любят подглядывать в замочные скважины и полоскать чужое грязное бельё. Потому и содержат мотели, гостиницы, идут в консьержки, прислугу, а которые помоложе даже в репортёры. Главное расположить хозяйку к себе, не дать пищу для подозрений, и уж тем более повода настучать местной власти о странных типах, что у неё поселились. То, что она стучит, у Майора не было никаких сомнений. Он даже подумал мимолётно, а не проще ли грохнуть её, избавив себя тем самым от лишнего геморроя. Однако после устранения любопытной особы количество геморроя возросло бы критически. А жаль, чёрт возьми.
   Майор зашёл к ней в контору один, настроив "динго" показать пожилого мужчину простецкого вида: такие точно подозрений не вызывают. Джипы отогнали ближе к лесу, Байку совсем плохо, нужно было спешить. Поэтому Майор постарался всё сделать быстро, улыбаясь и расточая комплименты. Оперативник он или кто? Получив ключи и приподняв несуществующую шляпу в знак благодарности, покинул помещение. Довольная хозяйка проводила его взглядом (какой достойный мужчина!), и продолжила смотреть сериал дальше. Потом она непременно сходит поинтересоваться, как устроилась их компания, не нужно ли чего? Да, непременно сходит, где-то через полчасика. Заботливая же она хозяйка, верно?
   В их распоряжении оказались два крайних домика, последние в ряду таких же, Майор постарался. И лес стучит ветвями в окна - удобно для тех, кто понимает. Было неясно, видел ли их кто. Возможно, видели из окон. Тогда что постояльцы лицезрели? Полицейских в джипах, которым вдруг вздумалось тут остановиться. Зачем, спрашивается? Решили, что Боров с Кентом пройдутся по домикам, мол, проводится некая поисковая операция, беспокоиться не о чем, всё под контролем. Шито белыми нитками, но хоть что-то. Сейчас главное выиграть время. Байка оставили в машине, двигаться он не мог, а переносить побоялись по многим причинам.
   - Я в город, - Майор поскрёб подбородок, - делать нечего, надо искать врача. В навигаторе подробная карта, там с пяток больниц обозначено. Где-то и сработает.
   - Один не справишься, - сказал Пак. - Наверняка подняли тревогу, наверняка посты, наверняка ищут. Пошли в номер, я взломаю местную полицейскую сеть, вряд ли тут защита на высоте. Узнаем хотя бы, чего ждать в городе и окрестностях.
   В номере Пак включил ноут, сел за стол. Майор с Настей заглядывали через плечо. Шах остался в машине с Байком, охранять и поддерживать. Обоим было хреново.
   - Интересная модель, - заметил Майор.
   - Сам собирал, считай, ноу-хау. Это ступкон, ступенчатый терминал конверсии, или "стопка" для краткости, с его помощью я много чего взламывал и развеял вектор выхода там, на Земле. Незаменимая штука для тех, кто в теме. Тут иной принцип работы. Смею уверить, куда качественней.
   И застучал по клавишам. Через пять минут они много чего узнали.
   Население города два миллиона с копейками и всего десять тысяч полицейских, почти дивизия, но для такой уймы народу этого катастрофически мало. Или тут социальный срез таков, что вполне хватает? Ни банд, ни организованной преступности, ни чёрного рынка? Ни коррупции, все белые и пушистые? Вообще-то при всей своей негативной составляющей де-фильтрация пропускала как раз тех, кто не имел криминальных наклонностей, ну или почти не имел. Зато браковала всех, кто предрасположен к генетическим мутациям, тем самым де-отклонениям. Что в итоге получалось, поди узнай. Но вот тут живут. И живут, очевидно, вполне сносно.
   Тревогу да, подняли. Но не потому, что имелась какая-то информация с Земли (принципы нуль-связи существовали пока лишь в теории), а "облако" автоматом зафиксировало и передало факт уничтожения охраны через видеосистемы. Предотвратить такую утечку не мог даже Пак со своим ступконом. Не повезло. Или повезло, это как посмотреть: станция второй день находилась на профилактике, работала в холостом режиме. Приёмный канал открыт, но мощности минимум, только-только просочиться как раз и хватило. Понятно, что сигнал о нападении зафиксировали с опозданием, дежурная смена выслала дронов, и начальство стало решать, что делать дальше с неожиданным "подарком".
   - Идиоты, - заметил Майор, - я бы тут же поднял спецназ навстречу. А теперь ищи ветра в поле. Хотя, если очень захотят, то найдут.
   - Посмотри, вот где у них посты, на всех дорогах. А вот мобильные патрули, рассекают по городу. Эти вообще-то не страшны, если знать их маршруты. А мы теперь знаем. Но как проникнуть в город и отвезти Байка? Пока что-то не очень придумывается.
   - Проще простого, - ответила Настя. Мысль пришла как озарение. Оба уставились на неё. - Посмотрите, есть ли у них конторы по прокату автомобилей?
   Майор уловил сразу.
   - Ай, голова! Хорошо, что мозги не позволила аугментировать, соображалку не попортила, - и показал большой палец, ухмыляясь во весь рот.
  
   Байка осторожно сопроводили в фургон из проката (подогнали недавно из города служащие фирмы), ходить он мог, если поддерживать с двух сторон. Шах с вернувшимся Боровом помогли. Самому Шаху для профилактики вкатили ещё одну дозу пентропрозонола, выглядел он хреново, взгляд блуждал, лихорадило, спотыкался. Сейчас оклемался, сидел в салоне рядом с Байком. А тот в полубессознательном состоянии: похоже, одна пуля задела ребро, вторая застряла в животе. Кто же знал, что у одного из охранников окажется мощный "Мустанг"? А ведь не должен был, штатное оружие у охраны другое, "Хамелеон" ему не по зубам. Непруха, одним словом, стечение обстоятельств, вот тут точно не повезло.
   - Постояльцев здесь пара человек всего, ещё может, кто в отъезде, - доложил Кент, - и в том вон домике тёплая компания, но эти бухают с утра, им пофиг. А так всё нормально.
   - Хорошо. Бабулька недавно приходила, чтоб её, - скривился Майор, - еле отшил. Но вроде ничего не заподозрила. Короче, народ! Слушай сюда! Вот чего будем делать...
   Наглость, конечно, второе счастье, но Майор решил не злоупотреблять. Соваться в госпиталь или больницу было сродни штурму, под дулами автоматов заставляя медперсонал делать операцию. Понятно, что ни "динго" бы не помогли, ни эти автоматы - максимум через десять-пятнадцать минут полиция была бы уже в курсе со всеми отсюда вытекающими. Поэтому он решил "навестить" частную клинику. Тихо, вне очереди, особо оружием не бряцая. Вежливо попросить и сопроводить к месту.
   - Поедем все, кроме Кента. Ты тут уже примелькался, тебе и от джипов избавляться. Отгони куда-нибудь в лес, чтоб не отсвечивали. Ну, а мы погнали! Вопросы?
   - Пусть и Химера останется, - Шах искоса посмотрел на Настю. - Подстрахует. Мало ли на что в городе наведутся дроны, может, они аугментированных издалека чуют, братья и сёстры, мля. А это риск не доехать до клиники, принять бой на улице и привет всей затее.
   Майор невольно задумался. Настя тоже. Чёрт, а он может быть и прав!
   - Ладно, поможешь Кенту. Рисковать не будем. Хотя в бою, не приведи господь, ты бы мне очень пригодилась. Всё, поехали! Андрей, предупреждаю сразу: идёшь замыкающим и без команды даже не вздумай пёрнуть, понял?
   Хлопнули дверцы, фургон уехал, они остались.
   - Ты есть не хочешь? - спросил Кент. - И, кстати, а как у тебя со жрачкой? Диета там или особые пожелания, нет? Ну, я имею в виду...
   - Поняла, что ты имеешь. Нет, этого всего не нужно. Хотя раз в неделю желательно принимать препарат кальция и фосфора, или от пуза жрать рыбу с творогом. Не критично, могу и обойтись.
   - Тут недалеко озеро есть, - заметил Кент. - Боров всё хотел порыбачить. Заодно тебе рыбы притаранит... Пошли, перекусим и после уже машинами займёмся, на сытый желудок и дела быстрее делаются.
   Она не возражала. Мысли крутились всё какие-то... ленивые. Про погоду, про душ, про озеро, о Марке особо и не вспоминала, хотя по идее должна была только о нём и думать. Но вот нет. Как говорил ротный, будет день, будет и пища. Тут она согласна: пока имеются другие дела, надо заниматься ими. А вот потом уже прикидывать, как добраться до сволочи. Который жил в городе Ормонт. Где тот находится, ещё узнать надо. Но это она сейчас посмотрит в навигаторе, пока время есть.
   В номере Кент вытащил из рюкзака пару саморазогревающихся солдатских пайков, вскрыл. Зашипело, запахло. Уселся на кровати, принялся сосредоточенно жевать. Настя взяла свой, присела к столу.
   - Слушай, тебя как звать-то? Надоели, если честно, эти клички. В роте только и слышала "Эй, Химера! Как жизнь половая?". И тут сплошные Боровы, Шахи да Кенты. Достало уже.
   - Романом меня зовут. Бери, не жалко.
   - Хорошее имя. И как ты думаешь, Рома, с Байком срастётся?
   Он подумал немного, прожевал и ответил:
   - Срастётся. Майор если чего задумал, то непременно сделает, натура у человека такая... э-э... деятельная. Редкий, знаешь ли, дар убеждать и побеждать. Ну, это ты в курсе, раз служили вместе.
   - Не в курсе, я с ним почти не пересекалась. Оперчасть не занималась боевыми делами. Так, познакомились в самом начале, когда пришла, потом ещё разок вызывал, чего-то они там расследовали. Он же больше отвечал за порядок и функционал внутри, а вовсе не снаружи.
   Она откусила от куска хлеба, ложкой зачерпнула картофельного пюре, механически зажевала. Казарменный вкус пайка никуда не делся, такие же они в столовой получали. Остряки шутили, что дешевле солдатских пайков только солдатская жизнь. Хотя питательно и калорийно, чего уж там. И вообще с некоторых пор на пищу она смотрела как на необходимость поддерживать организм в хорошем состоянии, будто механизм какой - там смазать, тут шлифануть, а здесь и напильником пройтись. Изменения, коснувшиеся её, многое и в ней изменили. В том числе и отношение к еде, к сексу и мировоззрению в целом. На очень многое ей стало откровенно плевать, если того требовала стоящая перед ней задача. Надо убить кого-то для её решения? Убьёт. Надо переступить через мораль и совесть? Да переступит без особых вопросов.
   Она даже есть перестала, поймав себя на мысли: а как далеко может зайти, если вдруг?.. Аугментация ведь ломала не только тело, но и душу. Просто о том не принято было говорить, но ей-то от этого не легче. Сможет ли она, к примеру, убить и всю семью Марка, если обстоятельства так сложатся? И ужаснулась ответу.
   - Ты чего? Случилось что? На тебе лица нет, словно приведение увидела.
   - Нормально всё, - Настя встала, пошла к двери. - Пошли службу нести, нефиг жрать.
   И вышла вон.
   Но Роман, он же Кент, спешить не стал. Спокойно доел, убрал остатки в утилизатор, подошёл к окну. И увидел примерно то, чего и ожидал: у одного из джипов стояла Настя и утирала слёзы.
   - Эх, девка... И зачем тебя так угораздило-то? Да на всю, мать её, оставшуюся жизнь?
  
   Пока Роман отгонял первый джип, она через навигатор открыла карту мира. Вернее, забила в поисковик название "Ормонт" и представились ей вдруг сногсшибательные перспективы. А когда стало окончательно понятно, с чем придётся иметь дело, то от души воскликнула:
   - Да охренеть и не встать!
   Сначала появилась панорама местности с их мотелем и Турсеном в пятнадцати километрах, потом навигатор через спутник стал менять масштаб, пока не показал весь континент с орбиты, похожий чем-то на молоток, лежащий посреди океана. После картинка метнулась, размазалась, и Настя увидела другой материк, схожий с высоты с непропорциональным треугольником. Масштаб вновь изменился, словно она камнем падала вниз, мелькнули леса, реки, горы, и вот она "приземлилась" там, где нужно. Появилась надпись "Ормонт". Мол, прибыли, куда заказывали.
   Некоторое время она тупо рассматривала схему города, разлинованного улицами. И обалденно думала: "Это же через океан надо как-то перебираться... Или лететь туда на чём-то. Офигеть! Даже тут Марк умудрился нагадить по полной, сволочь. Ненавижу!".
   А что она хотела? Прийти, постучаться в дверь, снести козлу башку на хрен и отправиться пить кофе, болтая ножкой? Не, так не бывает. А не хотите ли прогуляться для начала на другой край света? И вот тогда уж с гарантией. Если только объект мести не улетит куда-нибудь к чёрту в зубы. Для разнообразия.
   Настя ощутила опустошённость. Не видела она пока, как преодолеть. Разве что?..
   Вновь потянулась к навигатору. Не может станция нуль-тэ существовать тут в единственном экземпляре. По логике вещей должны быть и местные линии, в принципе их наладить - невелика задача, пространственные "струны" ведь и планеты пронзают, им всё едино. Ну конечно! Вот и местные станции, сиреневыми точками. И на том континенте их с десяток. Вуаля!
   Настя повеселела. Это совсем другое дело. Что значит прогресс: вошёл в кабину нуль-тэ, задал координаты и через секунду вышел по нужному адресу. Это тебе не по-старинке, через океан да на лодке под парусом. Или самолётом в вип-салоне, всё одно часов семь-восемь промаешься...
   Осталось глянуть, где ближайшая станция. Навигатор подсказал, где: в городе, куда уехала группа. Приблизила, посмотрела. И ей не понравилось, слишком будет людно, чуть ли не центр. Ещё две имелись по окраинам. А вот это уже получше. И заложила в память подходы, будто сфотографировала.
   Долго же она возилась, потому что подошёл Кент, успевший отогнать машину и возвратиться назад пешком, открыл дверцу, уселся рядом.
   - Чего-то я устал. Слабость какая-то постоянно, - сказал доверительно. - И колоться надоело, как наркоман, бля, каждое утро и вечер инъекция.
   - Чего ты хотел? Это ведь болезнь, пусть и на генетическом уровне. Последствия такие, что привет цивилизации.
   - А у тебя как с этим? С состоянием? Тоже слабость? Или как у Шаха, крыша не едет?
   - А у меня пока никак. Я симптомов не вижу. Даже странно. Подозреваю, армейским потому и плевать на бракованных, что нано-технологии при аугментации де-отклонения или тормозят капитально, или вовсе рассеивают. По крайней мере, хочу в это верить.
   - А я завидую тем, кто ляжет и просто не проснётся... Ладно, поехали, тут овражек подходящий недалеко...
   Это им повезло, что лес рядом. Или мотель специально построили в таком месте - природа, тишь и благодать кругом. Народ, похоже, сюда отдыхать из города ездит, эдакий выезд на лоно. Но в их задачу входило несколько иное.
   Понятно, дорог никаких. Кент рулил между деревьями, благо джип полицейский, проходимость у него та ещё. А вот и спуск в овраг. Вернее, неглубокую лощину. По склону что-то типа молодого орешника, машины сминали их, как тонкие тростинки. Остановились, чуть ли не бампер к бамперу. Заглушили двигатели.
   Тихо вокруг, только птички щебечут. Свежо, но не сыро. Хотя присутствие большой воды чувствовалось. Озеро как раз неподалёку. И мелькнула мысль пойти искупаться. А что? Сидеть в номере, пялиться в телеприставку? Вряд ли Майор с остальными вернётся в ближайшее время. Скорее, уж к вечеру. И это при условии, что всё пройдёт нормально.
   Она вылезла, хлопнула дверцей. Кент следом. Посмотрел на неё странным взглядом. Будто сквозь.
   - Пошли к озеру, искупаться хочу, - Настя припомнила по карте, в какой оно стороне. Вот туда. И начала подниматься. Наверху подождала напарника.
   Тот не особо спешил.
   - А не боишься? Чужая фауна, чужая планета? Схватит за ногу какая-нибудь кракозябра?
   - Смеёшься? - фыркнула Настя. - Вокруг посмотри: берёзы, дубы, орешник. Вон волчья ягода. Вторая Земля.
   - Так не бывает. Обязательно найдётся отличие, которое сведёт на нет все похожести... Впрочем, пошли.
   И в два прыжка оказался рядом. Заглянул в глаза. Теперь смотрел не сквозь, вполне осязаемо. Мачо, блин. Она тряхнула волосами и уверенно отправилась вперёд, прямо в чащу.
   - Посторожишь, пока плаваю, ок?
  
   Озеро оказалось большим, километра полтора в поперечнике, с песчаными отмелями, ивами, камышом и небольшим островком посередине. Красота.
   Настя вышла к берегу, не стесняясь, скинула "Хамелеон", разбежалась и прыгнула в воду. Без всплеска ушла в глубину и вынырнула метров через двадцать. Глаза смеялись. И будто звали.
   - Да какого чёрта... - пробормотал Роман, тоже освободился от "Хамелеона" и вошёл в воду. Быстрыми гребками рванул к девушке, словно торпеда к цели.
   Не сказать, что вода как парное молоко, но и не обжигала холодом, нормально. Плавалось легко, в радость. Настя опять нырнула, достала пальцами дна - оно тут не заросшее, не в тине - вынырнула и поплыла к острову, хотелось отчего-то побыть в одиночестве. Однако у самого острова её нагнали, оказались рядом, жарко обняли. Губы Романа искали её губы, руки жадно шарили по телу - торпеда цели достигла.
   Так и выбрались на берег вместе, она - обалдевшая, он - сплошное желание.
   Островок крохотный, посередине росла берёза, пара кустиков рядом. Упали в тень дерева, он сверху, подмял её, как тряпичную куклу. И тут Настя опомнилась, упёрлась руками в грудь Романа, который дышал тяжело, почти всхлипывал.
   - У меня чувств, как у этого дерева, мне даже твои прикосновения противны, - она смотрела ему прямо в глаза и видела там лишь похоть. - Придурок! Я ведь и убить могу!..
   И вдруг резко обняла за шею, притянула к себе. Стало до жути интересно, что может быть дальше. Аугментация, твердили ей там, в другой уже жизни, убивает в тебе женщину, оставляя на поверхности лишь пустую оболочку. Отвращение к близости, к сексу станет доминантным. Для твоего же блага, потому что ты уже не совсем человек. И это работало. До момента, пока Кент не повалил сейчас на землю, чтобы вернуть из небытия женщину. И Настя заставила себя не сопротивляться этому возвращению. Зажмурила глаза, сжала зубы - почему-то стало страшно. А вдруг и правда убьёт? В порыве этого самого отвращения?
   Не сказать, что ничего не чувствовала, память услужливо подсказала, что сейчас происходит, в своё время Марк, скотина, любовником был искусным. Но всё-таки себя она заставляла Роману подчиняться. Внутри ничего не ёкнуло, не задрожало, когда он в неё вошёл. От него волной расходилось напряжение, передалось ей и его острое желание, и в ответ она задвигалась тоже, но механически, будто на инстинктах. Так, наверное, работают в борделях профессионалки. Что ж, ничего страшного и личного, просто се ля ви. И через такое надо тоже пройти, чтобы себя понять чуть глубже.
   Глаз она так и не открыла. Кент что-то шептал в порыве страсти, но разрядился довольно быстро - и на том спасибо. Наверное, воздержание было длительным. Откатился, лёг рядом, продолжая прерывисто дышать. Она открыла глаза, посмотрела на небо сквозь листву. Ничего вокруг не изменилось. И в ней ничего нового не появилось тоже. Отдалась парню и уже забыла, вот ведь ситуация. Всё-таки женщину из неё точно выжгли. Хотелось заплакать, но слёз не было. Имелась лишь констатация факта: всё, милая, теперь окончательно. Только что проверила. И обнаружила на месте проверки пустую комнату с паутиной по углам, слепыми окнами и наглухо запечатанной спальней. Ощущение гулкой пустоты внутри преобладало над всем остальным. Было жалко себя до звона, до мурашек. Но слёзы так и не подступили. А может и хорошо, что с некоторых пор плакать она почти разучилась.
   - Это было в первый и последний раз, - глухо сказала Роману, не оборачиваясь. - И если кому-то расскажешь, что поимел аугментированную, или хотя бы намекнёшь... Я тебе тут же яйца отрежу и в глотку твою поганую их запихаю, понял?
   Вскочила, прыгнула в воду. И вынырнула только у берега, где они оставили одежду.
   Роман грустно смотрел, как Настя выходит, неспеша одевается, причесывается.
   - По-моему, я кретин... Рассказать кому? Да самому себе не скажу! А вот отпустить тебя я уже не смогу. Так что буду всё время рядом, это обещаю твёрдо.
   И поплыл обратно.
   Возвращались молча, Настя впереди, Кент чуть поотстал, но шёл след в след и имел при себе странное ощущение неловкости, будто подсмотрел нечто запретное в замочную скважину и вот теперь не знает, как быть. Понятно, что случившееся исключительно их дело, это даже не обсуждается, но вот что дальше и как оно дальше, он представлял весьма смутно. "Первый и последний раз" - это не аргумент, это сиюминутная отговорка, он даже не сомневался, что продолжение будет. Другой вопрос, какое продолжение. Вот об этом подумать стоило. И вообще, как-то не ожидал Роман от себя такой прыти. Ну, нравилась ему Настя, нравились эти серые глаза под шапкой волос цвета позднего каштана, её независимость, эта её постоянная грустинка во взгляде, сумасшедшая целеустремлённость, да и фигура что надо. Однако одного "нравится", наверное, всё же маловато будет. Нужно что-то ещё, поглубже и поосновательнее, чтобы продолжение было. Для них обоих. Но, судя по всему, Насте пока продолжение никаким боком. Оттого ему и неловко, словно напрашивается. Хотя для себя решил твёрдо: будет рядом. А там - посмотрим.
   Вышли на опушку, потом к своему домику. Настя сразу в душ прошла, Кент остался на улице, оформив через "динго" портрет молодого оболтуса, которому нечем заняться. А заняться после того, как отогнали машины, правда нечем. Зачем-то достал навигатор, который позаимствовал из джипа (наверняка пригодится потом). Некоторое время рассматривал чёрный матовый прямоугольник со слепым экраном, потом убрал обратно в карман, вздохнул и отправился побродить вокруг на предмет обстановки. Хоть чувство опасности внутри и дремало, но лучше лишний раз подстраховаться, мало ли.
   Настя стояла под тёплыми струями (напор так себе), думать ни о чём не хотелось. А особенно о том, что ведь по сути сама Кенту и позволила. Потому что, видите ли, ей, дуре, было интересно! Ну и как, убедилась? Что ты просто кусок мяса? И что у тебя от женщины только фигура? А во всём остальном пустота и полное отторжение? Ну, так и покончи с этим! Хватит уже сожалеть о вещах, которых не вернёшь.
   - А вот найду Марка, нарежу подонка на ремни и тогда покончу... - пробормотала, выходя из душа.
   Когда она заканчивала с застёжками "Хамелеона", из кухни кто-то вышел.
   - Роман? - но шаги были не его, она это машинально отметила и резко повернулась, едва не выпустив клинок.
   - Привет, - сказала девочка лет десяти с косичками и в простеньком платьице, - можно я у вас тут немножечко побуду?
   Слегка ошалевшая Настя (откуда этот ребёнок взялся?!) присела на стул, уставилась на девочку. Голубые глаза, светлые волосы, родинка над верхней губой, пухлые губки - лет через десять станет настоящей красавицей.
   - Ты откуда, малышка?
   - Отсюда.
   - А как нас зовут? - Настя не очень представляла, как надо разговаривать с детьми. Опыта никакого.
   - Меня зовут Аврора. И я есть хочу.
   И посмотрела требовательно, как умеют дети, которые о взрослых знают куда больше, чем тем кажется. Но во взгляде было и кое-что ещё - оценивающее. Настя этого не заметила. Факт появление девочки сбил с толку, мозг анализировал последствия её появления в свете их ситуации. Что, чёрт возьми, делать-то? Ребёнок сейчас как свидетель.
   А ребёнок меж тем подошёл ближе, и Настя невольно подалась назад. Девочка спокойно взяла её за руку, посмотрела невинно и просто сказала:
   - Не бойся, я не сделаю ничего дурного. У тебя есть покушать?
   Настя огляделась. В каком-то из рюкзаков должны быть пайки. Но где, она напрочь запамятовала.
   В этот момент дверь открылась, и на пороге возник Кент. Его "динго" сейчас сделал из него деревенского парня - конопатая физиономия, оттопыренные уши, лохмы во все стороны. Секунды три он смотрел на девочку в немом изумлении.
   - Настя, ради всех святых, ты с ума сошла? Зачем ты её к нам привела? И когда, ёпст, успела?
   - Меня зовут Аврора, - невозмутимо повторила девочка. - И есть в этом доме еда? Я сейчас умру от голода...
  
   Они сидели на кровати и молча смотрели, как девочка с аппетитом уплетает паёк, болтая ножками. По довольному личику было видно, что её всё устраивает. Чего не скажешь о хозяевах.
   - Ну и что с ней делать?
   Если бы Настя знала!
   - Откуда она взялась?
   - Вышла из кухни. Наверное, забралась в дом, пока мы на озере были.
   - А разве дверь не закрыли?
   - Не помню, - пожала плечами Настя. - Ещё и окна есть.
   Говорили тихо, полушёпотом. Появление нежданной гостьи отодвинуло на второй план то, что случилось на острове. Роман этому был отчасти рад. Конечно, он поговорит с Настёной, но... Потом, как устаканятся мысли и в голове станет яснее.
   - Слушай, убери с глаз долой этого придурка, - прошипела Настя. Кент поначалу даже не понял, потом дошло. Отключил "динго", виновато глянул. Но Настя смотрела на Аврору, хмурилась. Что-то не давало ей покоя, история с появлением девочки явно не вписывалась в планы беглых "террористов". Странное оно было, это появление.
   Меж тем Аврора насытилась, вылизав всё до крошки (а это, на минуточку, взрослый паёк, где калории рассчитывались соответственно), широко зевнула, сползла со стула и отправилась к кровати. Забралась, откинула одеяло и... тут же уснула, словно батарейку выключила.
   - Вот так, да? - опешила Настя.
   Встала, подошла, наклонилась над спящей. Спроси её сейчас, что она собирается увидеть, затруднилась бы с ответом. Но что-то не давало покоя, свербило и свербило тупым ржавым сверлом.
   - Давай на свежий воздух, - предложили за спиной, - пусть поспит.
   - Да, - согласилась Настя, поправила одеяло и вышла наружу. Следом появился Кент, не забыв включить "динго". Свой она и не выключала. Велела лишь поменять одежду, чтобы "Хамелеон" лишний раз не выпячивать. А внешность и не трогала, зачем? Милая симпатичная девушка вызывает меньше всего подозрений - во все времена и при любых раскладах такой портрет выигрывает по сравнению с другими. Этому её тоже учили.
   Сели на лавочку. У каждого дома такие. А у них ещё и тенёчек от нависшего прямо над крышей огромного дуба. Глянула на часы. Те стояли. Хотя, судя по солнцу, далеко за полдень.
   - Где бы время узнать?
   - Мои тоже стоят. Переход по "струне" сказался. Насть, я это...
   - Слушай, не надо, а? Я же сказала, больше никаких продолжений. Нет, спасибо тебе, конечно, я кое-что о себе поняла, о тебе тоже, кстати, но давай больше не будем об этом, ладно? Тебе доставили удовольствие, тему закрыли. Всё, Рома, всё-ё! - она встала. - Пойду у местного начальства узнаю, который тут час. Заодно и о девочке спрошу. Должны же у неё быть родители. Или хоть кто-то?
   Двинулась по дорожке в сторону решепсена. К бабульке, что заведует ключами. Хотя о некоторых вещах она может и не знать. Но это вряд ли. Такие знают всё. Главное, подыграть и подогреть её интерес к происходящему. Такие всегда хотят быть в курсе. Аксиомы психологии.
   Роман смотрел в след, и было у него ощущение, что это не он поимел, а его. И отчасти такое верно. Вообще в любовной связи двоих иногда очень трудно определить, кто на самом деле тут лидер, а кто так, на подхвате.
   Однако познакомиться с начальством ей не дали. Почти у самых дверей вдруг заработала клипс-рация, и на связь вышел Пак:
   - Химера, приём!
   - Слушаю, - она не особо удивилась. Из-за большого расстояния (сколько тут до города? Километров тридцать?) связь не работала, не хватало мощности. Значит, Пак что-то придумал.
   - Я тут к спутнику подключился и полицию тоже слушаю. Плохо дело. В вашу сторону направилась группа быстрого реагирования. Где искать, кого искать они точно не знают, но мотель прочешут обязательно. Хотя бы для профилактики. Так что Майор приказал делать ноги. Хреново. Вся наша поклажа останется.
   - А если спрятать?
   - Куда?
   Настя задумалась. Действительно, ни времени, ни надёжного места. Если только отнести к джипам и надеяться, что машины всё же не обнаружат. Не будут же они весь лес прочёсывать? Для этого большие силы нужны. Или будут?
   - Попробовать можно, - согласился Пак, - но у вас на всё про всё минут десять-двенадцать. Теперь дальше. Угоните машину от мотеля и выдвигайтесь к городу, там имеется недостроенная промзона как раз с южного направления, ждите нас там. Только схоронитесь где-нибудь, пока СОБР не проедет.
   - Понятно. Что с Байком?
   - Оперируют. Боюсь, не спасём, много крови потерял. Врач попался толковый, лишних вопросов не задаёт. И мы особо не отсвечиваем, Шах вот только опять с головой не дружит... Ладно, конец связи. Следующий сеанс через час. Если ничего экстренного.
   И Настя побежала обратно, даже не обратив внимания на открывшуюся дверь и любопытную физиономию мисс Келли.
   У домика перевела дух, присела рядом с удивлённым Кентом.
   - Чего так неслась, случилось чего?
   - Случилось, - и в двух словах обрисовала обстановку.
   - Твою мать... Ладно, я пошёл за машиной, а ты вещи пока подтащи к дверям. С собой возьмём. Я не для того рюкзак набивал, чтобы потом его в лесу ментам оставить. Всё, пошли! В темпе, темпе, милая!
   Настя нехотя улыбнулась. Обращение "милая" ей понравилось, чего уж там...
  
   - Ты что-нибудь понимаешь?
   Кент перестал пялиться в навигатор, повернул голову.
   - Ты о чём?
   - Про девочку.
   Они сидели в угнанном "Найере". Машина среднего класса, средней вместимости, весь багажник и заднее сиденье забиты рюкзаками, но сейчас не до жиру. Правда, тут была антигравитационная подвеска, но с почти разряженной батареей. Кент через полицейский навигатор (правильно он его захватил) следил за тремя красными точками, что довольно быстро перемещались по карте в сторону мотеля.
   - А что девочка? Ушла и ушла, - пожал он плечами.
   - Позволь полюбопытствовать: каким образом? Ты сидел на лавке возле входа, окна закрыты, я проверила. Других выходов нет. И?..
   Он почесал голову.
   - Да хрен её знает, мне, если честно, всё равно, куда она делась. Без неё как-то проще.
   - А мне - нет! - Настя толком не могла объяснить, что её тут настораживает, заставляет чувствовать себя не в своей тарелке. Ещё до кучи мистики не хватало ко всем их проблемам! Местная девочка никак не шла из головы. Её необъяснимое появление и такое же исчезновение заставляли думать о чём угодно.
   - Вот они! - Роман кивнул в сторону дороги, которую, правда, отсюда видно так себе.
   Машину спрятали в лесу, кое-как углубившись в него с автострады, благо заросли оказались не такими уж и густыми, тут как раз подвеска и пригодилась. Через пару секунд по дороге промчалась кавалькада из трёх броневиков. Колёса убраны, задействована та же подвеска. Энергии она жрёт киловольтами, но СОБР спешил и поэтому к чёрту колёса. Пронеслись мимо, как гончие на охоте.
   - Во дают! Видать, за нас взялись серьёзно. Аж целый взвод выделили. Кстати, последним шёл "Буран" с дронами на борту. Вовремя мы...
   Настя рассеянно кивнула - мысли заняты другим.
   Минуты через три Кент осторожно повёл машину обратно, глянул по сторонам - свободно, справа по движению как раз крутой поворот, их по-любому не видно. Вырулил на асфальт, опустил колёса и рванул в сторону города на предельной скорости.
   - И что так пустынно? Ни одной встречной, - пробормотал он, поглядывая вперёд.
   - Так станция ведь не работает. Да и на кой ляд кому-то туда ехать вообще? Чтоб обратно на Землю десантироваться? Сомнительная перспектива... А ты тогда в доме никаких подозрительных звуков не слышал? Может, упало чего, разбилось? Шум какой был?
   - Успокойся уже. Ничего я не слышал. Хотя ты права, странно всё это. Но у нас впереди и так хлопот по самое горло, чтобы ещё какой-то девчонкой голову забивать.
   - Да, странно всё это, очень странно... - Настя смотрела на бегущую под колёса дорогу, и взгляд имела отсутствующий, словно прислушивалась внутри себя к чему-то далёкому, зыбкому и непостоянному.
   До окраины добрались без происшествий. Километра за три до города появились развилки, встречные машины, стало заметно оживлённей, вокруг виднелось множество работающих ветрогенераторов - такая энергия самая дешёвая. Кент сбавил скорость, следил по навигатору за патрульными машинами, коих пока, слава богу, не наблюдалось. Настя поглядывала по сторонам, пейзаж заметно преобразился, из пасторально-беспечного став навязчиво-индустриальным. Люди перестраивали под себя всё, что перестроить можно. А уж природу - в первую очередь: загоняли речки в бетонные трубы, леса вырубали, в воздух добавляли примеси цивилизации. Пахло какой-то химией, железом, над близким уже городом висела дымка смога. Сделалось сразу неуютно, зябко, захотелось запахнуться на все пуговицы и нацепить тёмные очки.
   - Ну, и куда тут ехать? - Кент притормозил на обочине. Некоторое время они рассматривали карту, пока Настя не догадалась включить опцию "промышленные объекты". Стало понятнее. - Ага, вот это где. И почему-то никакой охраны. Или любителей поживиться за счёт долгостроя здесь нет как класса, или я ничего не понимаю...
   Тронулись дальше, метров через пятьсот свернули на бетонку, а ещё через пятьсот упёрлись в блочный длиннющий забор. Однако ворота распахнуты и виднелись за ними корпуса, трубы, штабеля чего-то и даже пара вагонов-бочек недалеко. Кент осторожно проехал внутрь, миновал кучу щебня, свернул направо и по дороге между недостроенными корпусами помчался вперёд, как по проспекту.
   - Сюда! - подсказала Настя, разглядев со своей стороны очередные распахнутые ворота. Заехали, кое-как развернулись, остановились. Позади глухая кирпичная стена, впереди выезд. Оставалось сидеть и ждать своих. Или разведать окрестности, нет ли каких тут сюрпризов, есть ли где понадёжнее спрятаться, и вообще.
   - Пак? Приём...
   Тот отозвался сразу.
   - Да, алло. Вы на месте?
   - Заехали только что. Что у вас?
   - Плохо у нас. У Шаха крышу снесло напрочь, Майору пришлось его того... успокоить. Байка оперировать заканчивают, прогноз фифти-фифти. Придётся врача с собой брать, мужик вроде неплохой, понимающий. Ладно, отбой пока, скоро будем. Гляньте там, что к чему, чтоб без неожиданностей. Мало ли...
   - Всё слышал? - это она Кенту.
   - Ну. Что значит - Шаха пришлось успокоить? Ему чего-то вкололи?
   - Боюсь, Шах нас покинул. Навсегда. Ну, горевать я не буду точно.
   Кент смотрел непонимающе. Настя вздохнула.
   - Рома, это жизнь. Майор его грохнул, скорее всего, пристрелил как бешеного пса. А ты что думал? Де-отклонение страшная штука, особенно когда инъекция уже не помогает. Человек становится зверем и - до свидания, разум. Значит, там, в больничке, он окончательно свихнулся, чего-то в таком состоянии натворил. Представляю картину...
   - Охренеть. Я ещё с таким не сталкивался. Только по ТВ и видел. Бедный Шах... Хотя горевать не буду тоже, он и мне не особо нравился.
   - Ну, и земля ему пухом, пошли смотреть, что в округе. Надо найти подходящий закуток, не в машинах же ночевать?
   - Я бы с тобой и в машине заночевал, - сделал попытку пошутить недавний любовник.
   - Иди к чёрту... ночевальщик, - Настя выбралась наружу, внимательно огляделась. Со стороны водителя хлопнул дверью Кент, поправил ремень автомата, хмуро зыркнул в сторону Насти. Радоваться-то нечему. Куда ни кинь, всюду клин, а по-русски - задница. И виноват во многом сам, вот что обиднее всего.
   Подходящее помещение нашли сразу. Несколько строительных вагончиков стояли внутри корпуса, возле которого они оставили "Найер". Правда, все закрыты кодовыми замками, но это пусть уж Пак со своим навороченным компом разбирается. Похоже, тут делали какой-то цех, видны бетонные основания под станки. И не сказать, что всё запущено, грязно, в мусоре. Нет, довольно чисто, светло, хотя оконные проёмы и без стёкол. Разве что птиц хватало, под потолком слышна возня, хлопанье крыльев, нет-нет, да пролетит одна, другая.
   - Хм, аккуратная какая стройка. И солидная консервация. У нас бы давно всё изгадили и растащили.
   - Да, тут намного чище, - согласилась Настя. - А вот почему такое отношение, интересно? Неужели менталитет у "чистых" настолько меняется, что гадить у себя под ногами им уже не доставляет никакого удовольствия?
   - Или народ тут занят более насущными делами. Когда есть смысл в жизни, уже не хочется превращать эту жизнь в помойку.
   - Но что-то мне подсказывает, что рано или поздно превратят всё равно. Натуру за одно поколение не исправить.
   - Может быть, спорить не буду. Но факт имеет место - вокруг почти чисто и под ногами никакого дерьма.
   Они прошли дальше, к противоположным воротам, которые были во весь пролёт и с прикрытыми створками. Настя толкнула дверь в воротах, та заскрипела петлями, туго подалась наружу. Осторожно выглянула. Над ухом задышал Кент, приобнял за талию. Она хмыкнула, переступила порог и выбралась во двор. И сразу увидела костёр, сидящих возле него людей. Четверо. Повернулись на звук несмазанных петель. Во взглядах одно лишь любопытство, никакого страха. Это хороший признак или не очень, мелькнуло в голове у Насти, когда она двинулась к костру. Кент остался в воротах прикрывать. И, кажется, Настя уловила его мысль "куда тебя понесло, дура?". Действительно - куда?..
   - Извините, время не подскажете? - спросила вежливо. И вопросительно посмотрела на самого колоритного в компании - бородатого, высокого, широкоплечего.
  
   За четырнадцать лет, что провёл Нобл на Авроре, у него ещё не было такого форс-мажора. А началось всё со звонка дежурного по округу.
   - Господин полковник, - взволнованно доложил тот, - похоже, у нас ЧП.
   - Похоже? - сдвинул брови Нобл. От своих подчинённых он требовал при докладах ясности, чёткости, краткости.
   - Виноват! ЧП имело место на нуль-станции "Сирена-2". Группа террористов уничтожила охрану, на угнанных джипах направилась в сторону Турсена. Поскольку информация пришла уже из "облака", то среагировали поздно. Навстречу срочно был выслан "Вихрь" с дронами, которые также были уничтожены. На данный момент информации о местопребывании террористов нет.
   - Кто командует операцией?
   - Подполковник Лапина.
   - Вызовите её ко мне. И все имеющиеся материалы перешлите.
   - Есть!
   Не то, чтобы он запаниковал, но ощущение грядущей опасности возникло сразу и имело чётко выраженное определение "доигрались!". Подспудно он ждал подобного. Что прорвутся с Земли некие деклассированные элементы, несмотря на все меры предосторожности. Впрочем, а что вы хотели? Если на той же Земле на многие вещи сейчас попросту плевать? Был он там недавно по долгу службы, видел. Зрелище деградирующего человечества не вызывало ничего, кроме уныния и жалости. Будь его воля, он и входную станцию на Авроре уничтожил бы к чёртовой матери. Именно для избежания подобных эксцессов. Группа террористов, мать их! И где теперь прикажете это отродье искать? Даже сумели уничтожить дронов. Это они, получается, с тяжёлым вооружением? Вобщем, оптимизма полные штаны и перспектив - море.
   Звякнул входной видео-канал. Ага, что тут у нас?
   Материалов было не густо. Но и то, что увидел, встревожило не на шутку. В группе имелась как минимум одна аугментированная, и чувствовалось, что шутить там никто не собирается.
   Он встал, подошёл к окну, задумчиво глянул на город с высоты восьмого этажа. Высотных зданий в Турсене по пальцам пересчитать, Департамент полиции был одним из немногих. Город раскинулся вокруг плоскими крышами, прорезаемыми широкими улицами. Отсюда было видно, как движутся машины, народ куда-то спешит по своим делам, жизнь не останавливается ни на секунду. И где-то тут, может быть, уже находятся те, кто проник к ним сюда с умирающей Земли. Проник незаконно. Оставалось найти и обезвредить. Потому что этот мир не для изгоев. На то он, Майк Нобл, тут и поставлен, чтобы хаос остался там, где ему и положено быть, - на самом краю этой грёбаной вселенной.
   Прикурив, вернулся к столу. Хватало и других забот, но, как подсказывал опыт, это новое дело станет его головной болью не на один день.
   - Господин полковник, - вновь доложил дежурный, - Лапина сейчас находится на операции, прибыть сможет лишь после её окончания.
   - Где именно?
   - СОБР на трёх машинах выехал в сторону мотеля "Озёрный".
   Нобл прикинул по карте, кое-что совпадало. Хотя бы то, что нуль-станция и мотель находились почти на одной линии. Логично предположить, что террористы могли там как-то засветиться.
   - Броню к выходу.
   - Есть к выходу!
   Затушив сигарету в большой пепельнице, уже полной окурков, быстро поднялся, достал из сейфа личное оружие, вышел в приёмную. Адъютант вскочил, вытянулся.
   - Охрана, за мной.
   Он не любил, когда за ним повсюду таскались эти два молчаливых шкафа, но сейчас они могли и пригодиться. Шкафы поднялись, двинулись следом. Лишних вопросов они не задавали. Платили им не за это. Иногда Нобл поражался результатам де-фильрации: рушились семьи, люди сходили с ума, общество разделилось, резалось там всё по живому, а эти тупые исполнители проскочили фильтрацию и даже не поморщились. Впрочем, он тоже не морщился, потому что в итогах был уверен. Вот и сидит тут уже пятнадцатый год. И имеет то, что имеет.
   Из города, как и положено, выдвинулись на штабном бронивеке, с сиреной и мигалками. Особой необходимости в этом не было, но так быстрее. На кольцевой водитель задействовал подвеску и полетели ещё быстрее. Майк задумался, стал прикидывать варианты. И ни один не нравился. Как ни крути, а выходила ничем не прикрытая жопа. Потому что при всём нынешнем бардаке на Земле, но пройти там охрану станции могли лишь опытные люди с соответствующими навыками, оборудованием и вооружением. Да, аугментированная. Но этого мало. Нужно ещё взломать защиту станции, ведь не прошедших фильтрацию просто заблокирует в кабинах. Нобл, хоть и не специалист, однако по долгу службы имел представление, что за защита там стоит, её нахрапом не возьмёшь. Значит, на Аврору прибыли серьёзные люди и просто так они не подставятся. Похоже, тут пахнет военными. Возможно, перебежчиками. Которым терять точно нечего и отстреливаться они станут до последнего патрона. Со всеми отсюда вытекающими, чёрт бы всё это побрал...
   Он набрал по мобильному Лапину. Прибыла та на Аврору с полгода назад и сразу зарекомендовала себя весьма толковым специалистом. Нобл подумывал сделать её своим замом по оперативной работе. Ну, вот разгребут это дело, тогда и сделает.
   - Слушаю, господин полковник.
   - Ада... э-э... Георгеевна, что там у вас?
   - Работаем. Есть кое-какая информация.
   - Я минут через десять подъеду.
   - Хорошо, - ответила Лапина с заминкой. Начальство всегда не вовремя. Такая уж у него особенность.
   Прибыв на место, Нобл велел охране ждать, а сам направился к полицейским броневикам. Лапина вышла навстречу, козырнула, Майк кивнул в ответ.
   - Докладывай.
   - Диспозиция такая: их семеро, прибыли сюда на джипах охраны, задействовали камуфляжный "динго", будто они полицейские, сняли вон те два домики. Сейчас мы прочёсываем дронами окрестности. Свидетелей почти нет, одна бабулька на решепсене. Однако есть картинки с видеокамер, посмотрите?
   - Разумеется.
   - Пойдёмте.
   Внутри броневика прохладно, кондиционер работал на полмощности. Нобл расположился перед экраном, Лапина включила запись.
   - Вот они подъезжают... Издалека и не отличишь от полиции, умно. Обратите внимание на первый джип, там впереди девушка, она почему-то не меняет внешность, только прикид. Это и есть аугментированная, она как раз и уничтожила дронов-перехватчиков. Впрочем, оператору я уже по шапке надавала, не сработал как надо.
   - Но он же не знал, кто перед ним, нет?
   - Готовиться надо всегда к худшему, аксиома. Далее: вот они заходят в номера, разгружаются. Смотрите, рюкзаки под завязку, значит, готовились. Чёрт, качество так себе, толком не разглядишь. Девка чуть в стороне, явно страхует. Далее с другой камеры. Двое отправились вдоль мотеля, зачем, непонятно. Мои сейчас как раз опрашивают местную публику. Далее тоже непонятно, вот видно бок какого-то фургона, через полчаса он уезжает, видите? Кто это был, куда уехал? Не думаю, что сообщники, хотя всё может быть... И вот последнее, что видно чётко: аугментированная. Красивая, зараза. Зачем она подходила к решепсену, неясно. Похоже, её остановили, вон, разговаривает с кем-то из своих по связи. После резко разворачивается и уходит.
   Нобл остановил кадр, укрупнил лицо девушки, вгляделся, словно хотел запомнить на всю жизнь.
   Волнистые, до плеч, волосы цвета спелого каштана, серые внимательные глаза, смотрящие так, словно тебя насквозь просвечивают, упрямо сжатые губы, прямая чёлка. Красивой он бы её не назвал, но милой - вполне. И эта особа, выходит, аугментированная?
   Дверь распахнулась, внутрь заглянула голова в каске.
   - Обнаружили спрятанные джипы. И тут один из постояльцев утверждает, что у него угнали тачку.
   - Пусть криминалисты обследуют джипы на предмет следов, отпечатков и прочего, потом гонят их сюда.
   - Есть! - каска исчезла.
   Нобл всё смотрел на девушку. Жалко такую убивать.
   - Понравилась? - Ларина заглянула через плечо.
   - У меня дочь на неё похожа. Осталась там, на Земле...
   Отвернулся от экрана, встал и двинулся к выходу.
   - Ада... э-э... Георгиевна, прикажите дронам расширить зону поисков. И пошли побеседует с типом, у которого угнали машину. Не против?
   Лапина кивнула и с каменным лицом вышла следом за полковником. Про дочь она не знала. Впрочем, чему удивляться? Если у неё самой тоже кое-кто на Земле остался. А этот кое-кто вполне может проникнуть и сюда. Если вдруг очень захочет. А захотеть ему - раз плюнуть.
  
   Бородатый поднялся, шагнул навстречу. Одет во что-то типа длинного плаща с высоким воротом, с повязанным вокруг пёстрым шарфом. Смотрел внимательно, без какой-либо боязни, так, наверное, глядят на незнакомцев, когда ты у себя дома. Остальные трое остались сидеть возле костра. Что-то у них там аппетитно булькало в большом котле.
   - Время? Время есть разбрасывать камни, и время их собирать, - высказали ей старую истину, но прозвучала истина вполне назидательно, голосом он выделил "камни" и "время". Интересный тип. Опасностью от него не пахло. Потому что был абсолютно в себе уверен. Опасность излучают те, кто боится. Этот, похоже, ничего не боялся.
   - Да, верно, - кивнула Настя. - А также время обнимать, и время уклоняться от объятий.
   - О-о, - выгнул бровь бородатый, - вы читали Экклезиаста?
   - Когда-то, в другой уже жизни. На мой взгляд, самый важный постулат там был о войне и мире.
   - Время войне и время миру, да. Время любить и время ненавидеть. Ты идёшь этой дорогой, верно? Жизнь двулика, чёрное соседствует с белым. И нет в ней разнообразия. Цвета. Оттенков. Отчего так?
   - А в те времена их и не наблюдалось, оттенков. Их, правда, и сейчас немного, но кровь всё равно осталась такой же красной, как и в стародавние времена, вы не находите?
   - Хм... Не отобедаете с нами? - сделал приглашающий он жест в сторону костра.
   - Спасибо, как-нибудь в другой раз. А вот который час узнать не отказалась бы, мои что-то встали.
   - Три минуты третьего, - ответил обладатель плаща, даже не взглянув на часы. Смотрел он на Настю, и та только что заметила два разных зрачка, карий и голубой. И это были не гаджеты, это было живое. Кто-то когда-то говорил про такое, что-то важное... Нет, не вспомнить. Сколько воды утекло, всё упомнить невозможно.
   - Мне ими видится получше, чем вашими, - он словно её мысли прочёл и усмехнулся. Настя поёжилась. Захотелось вдруг убраться отсюда куда подальше. Даже несмотря на их превосходство в огневой мощи. Что-то ей подсказывало, что превосходство это особой роли не сыграет, случись что. Вот тебе и оттенки. Только что мирно беседовали, а уже убежать хочется. Ну, не убежать, никакой паники она не чувствовала, но ретироваться куда-нибудь - да, пожалуй.
   - Всего доброго, - она повернулась, чтобы идти, но её остановили.
   - Подожди, - бородатый приблизился вплотную и протянул раскрытую ладонь. На ней лежало кольцо. - Одень на палец. Возможно, когда-нибудь и пригодится.
   Настя взяла, осмотрела. Белое золото с красным камушком. И что? Вопросительно глянула.
   - Всему своё время, - сказал тот и ушёл к своим. Аудиенция, как видно, закончена.
   Она надела кольцо, как просили, нисколько не волнуясь за последствия. Слишком это было бы просто - ничем не прикрытая подлянка или некая ловушка с их стороны. Тут что-то другое. М-да, странные люди. Ладно, будущее покажет. Или укажет. Если всё для него срастётся.
   Прошла мимо Кента, бросила: "Пошли отсюда". И шагнула обратно в цех, переступив металлический порожек в воротах. Позади что-то пробормотали, она уловила "да на хрен!" и ускорила шаг. Кент догнал.
   - Ну, и что это было? Какие ещё, блин, камни?
   - Не бери в голову. Наших лучше пошли ждать. Здесь, судя по всему, безопасно, та компашка тоже изгои. Или секта какая, власти ими вряд ли сейчас интересуются. На их фоне и мы станем незаметны.
   У машины их поджидала ещё одна компашка, три собаки. Облезлые, голодные, бывших благородных кровей - сенбернар, две овчарки. А вот это сюрприз.
   - Ёж твою! - произнёс Кент, как только увидел. Замер. Попятился, поднимая автомат. Собаки зарычали. Даже сенбернар обнажил клыки.
   - Ты чего? - Настя схватилась за ствол. - Хочешь стрельбой тут всех переполошить?
   - Я с детства их того... боюсь, - пробормотал побледневший Кент.
   - Это твои проблемы, а здесь шуметь не надо, дорогой.
   Она бесстрашно подошла к стае. Собак не боялась, особенно таких, породистых. Мелкие дворняги злились из-за своей мелочности и пакостили по-мелкому, исподтишка, а эти показывали намерения сразу, обозначая границы дозволенного. Сейчас граница отсутствовала, Настя это чувствовала. Собаки попятились. Они тоже чувствовали в подходящей к ним особи не совсем человека, было с ним что-то неправильно, что-то не так. И не выдержали, одна из овчарок пару раз оглушительно гавкнула, и стая умчалась прочь. Настя с сожалением посмотрела вслед, была дурацкая мысль покормить и может быть даже подружиться в чисто меркантильных целях: сторожили бы по ночам за пайку.
   - Фух... И откуда они здесь? Такие? - Кент открыл водительскую дверцу, так с автоматом наперевес и уселся.
   - Да разрешали брать. Кошек, попугайчиков, черепах, собак всяких... А у этих или хозяева попались такие, что уж лучше на воле, или ещё что. Мало ли?
   И зачем-то посмотрела на кольцо. Камушек прятал внутри серебряную искру. Появилась мысль забить в поисковик фото, узнать подробности о вещице, но тренькнул мобильник, она проговорила: "Слушаю!" и о намерении забыла. Может быть, и зря забыла.
   Группа выезжала. Пак просил мобилу не выключать, по ней отследит, как добраться.
   - Что у вас? - напоследок спросила.
   - Плохо, - ответили ей, не вдаваясь в подробности.
   Некоторое время послушала короткие гудки, посмотрела на Кента. Тот пожал плечами и глянул вдоль цехового корпуса. Собаки интересовали его больше.
   Настя забралась на заднее сиденье, мобильник положила рядом и занялась проверкой боевых систем. Давно уже не задумывалась, как из обычного человека можно при помощи аугментации сделать вот такое - гибрид оружия и плоти - привыкла. Это по началу было страшно неудобно, зудело всё тело и чесались, казалось, сами нервы, спецы давали какие-то таблетки, глотала их горстями, и со временем неприятные и болезненные ощущения пропали, адаптация закончилась, и она встала в строй полновесной боевой единицей. Но не киборгом, а человеком, оснащённым дополнительными функциями и поражающими элементами. Аугментация позволяла главное - притупить душевную боль и обострить чувство мести. Ведь месть, по большому-то счёту, часть боевой "комплектации", часть боевой программы.
   Странно, что о Марке она почти не думает. Так, маячит этот козёл где-то на заднем плане. Такое тоже входит в боевую задачу: цель определена, теперь всё внимание боевой подготовке, чтобы цель уничтожить в максимально сжатые сроки и без потерь. Ну, плакать она точно не будет.
   Клинок в правой неожиданно отозвался лёгким покалыванием - мама, пора? Улыбнулась. К своему оружию относилась как к детям, эдакая чисто женская ипостась. Неудивительно, ведь оружие её часть, причём весьма существенная. А, значит, и заботиться надо как о детях. Да и в учебных центрах такое отношение только поощрялось. Оружие для солдата вещь наиважнейшая...
   Система была в норме. Вылезла из машины, посмотрела наверх. А ведь местные силовики наверняка пользуются дронами, патрулируя и наблюдая. Дроны для подобных операций вещь незаменимая, проникнут куда угодно, если оператор опытный. А тут и проникать не надо - стоит машина открыто, сверяй номера и сканируй их самих. С другой стороны, а что сделаешь? Только внутрь цеха если загнать, пусть укрытие так себе, тепловизоры-то никто не отменял, но хоть что-то. Сейчас наши приедут, вот тогда обе тачки и загоним. От греха и любопытных глаз подальше.
   - Насть... - раздалось с водительского места. Она повернула голову. Смотрел тот, как показалось, виновато. Да уж, смущённый мачо - это непрошибаемая лирика. Особенно здесь и сейчас.
   - Ну? Чего надо? - вышло грубо, будто одолжение делает. Впрочем, пусть. Это ему за собачек.
   - Да я вот всё думаю про нас с тобой... Как оно дальше...
   - Рома! - назвала она его по имени. В первый, наверное, раз после озера и того, что у них там было. Нормально, так будет даже куда доходчивее. - Я тебя очень прошу: прекрати теребить эту тему. Прекрати! Никакого продолжения не будет никогда. Вбей эту мысль в свою патлатую голову и больше не доставай меня этой ерундой, ясно? Ну, вот и прекрасно. Живём дальше и прошлому шлём приветы. Адью.
   Она повернулась и пошла к выходу из "кармана". Кислая физиономия так называемого возлюбленного осталась в машине. Да и хрен бы с ним, надоел своим нытьём. Что будет, что будет, а как мы дальше... Тьфу!
   Но где-то в глубине души вдруг потеплело, она даже удивилась. Было отчего-то приятно, самую малость. И гнать обратно теплоту куда-то вниз, на дно давно пересохшего колодца, она не спешила. Пусть. Слишком мало этой теплоты там было, на этом дне.
   Где-то недалеко залаяли собаки, громко, вызывающе. И тут же стал слышен шум мотора. Ага, едут. Наконец-то, а то бездействие стало уже надоедать. Как и отсутствие хоть какой-то информации.
   Она остановилась у самого въезда и оглядела подступы, страхуя. Привычка опытного бойца. Хотя опыта у неё всё же маловато, там, на Земле, приняла участие всего лишь в пяти операциях, прежде чем удрать, этого хватало на самый минимум - прикрыть, напасть, обезоружить. Ни тактики нормальной, ни стратегии толковой. Хорошо хоть метко стреляет и боекомплект почти полный.
   Показался фургон. Пылит вовсю, скорость порядочная. Ну да, поскорее бы в укрытие, глаза не мозолить. Местные уже наверняка прознали и про угнанную тачку, и про фургон. Если всё ещё нет, то грош цена аврорской полиции.
   Она помахала рукой, и фургон свернул в её сторону. За рулём Пак, за лобовым стеклом бледный овал лица с узкими щелочками глаз и тонкой линией рта, не спутаешь. Остальных, понятно, не видно, в кузове сидят. Вместе с полуживым командиром.
   Фургон притормозил рядом, она показала, куда дальше. Пак зарулил задом, остановился метрах в пяти от легковушки, заглушил двигатель, и тут же отъехала в сторону боковая дверь, первым показался Боров, следом выбрался Майор. Даже издалека было видно, насколько он зол. Чего-то рявкнул большому парню, и тот мгновенно исчез из поля зрения. Тут же махнул ей рукой, подходи, мол. Настя осмотрелась напоследок и увидела вдалеке четыре фигурки, закутанные в плащи, направляющиеся в сторону распахнутых ворот. Прищурилась, сфокусировавшись, и узнала во главе процессии давешнего бородатого, что подарил ей кольцо. Он оглянулся через плечо и, она готова была поклясться - подмигнул. Настя зачем-то в ответ кивнула и отправилась к своим. Рандеву теперь точно окончено. Осталось выяснить, с кем именно оно было.
   Пока шла, Майор смотрел на неё так, словно прикидывал, куда врезать, чтоб сразу вырубить. Видела она уже такое, и невольно шаг замедлила. Но через секунду взгляд Майора потух, он словно очнулся, мотнул головой и что-то сказал внутрь салона. Подошёл Пак, тут же появился и её горе-любовник с автоматом. Кстати, с "Самратом", вдруг обратила она внимание. Напряжение так и висело в воздухе, хоть половником его черпай. Из салона показался ещё один человек. Чужой. Местный. И Настя напряглась опять, хоть и сразу поняла, что это врач, которого с собой взяли для Байка.
   Симпатичный мужик лет сорока, в старомодных очках, с залысинами, в строгой белой униформе. В руке держал медицинский кейс. Растерянным он не выглядел, но и деловым не казался тоже; так, обыкновенный взгляд, неторопливые движения, словно выехал он куда-то на природу, а не похищен террористами. Да, именно, поняла вдруг Настя с оглушительной ясностью, посмотрев на доктора, мы - террористы, вон, уже и заложник взят. То есть, стрелять на поражение нас будут без всякого предупреждения и с превеликим удовольствием. Заслужили, что называется. А что ты хотела, дорогая? Скольких лично ты положила там, на земной станции? Да и здесь уже постреляла? Привет свободе, да здравствует охота!
  
   Выехали от мотеля через час, больше там делать было нечего: опросили всех, кого можно, собрали материалы, теперь дело за анализом и поиском самой банды. Информация об угнанной машине ушла к операторам дронов, они начали усиленное патрулирование города и окрестностей. Была надежда, что террористы на угнанной тачке катаются до сих пор, а не бросили её где-нибудь.
   Лапина приказала ехать к станции нуль-тэ, ещё там посмотрят, разберутся и оценят. Но уже ясно, что пожаловали к ним ребята бойкие, хорошо вооружённые, мало чего боящиеся. Разгром на станции лишь подтвердил самое худшее. Осматриваясь, Лапина подмечала детали, откладывала в памяти, чтобы потом проанализировать и сделать выводы - привычка следователя, никуда от неё.
   Станция работала в автоматическом режиме, и Ада подумала, что эта станция, пожалуй, последний прорыв человечества в области сверхтехнологий. Де-отклонения убыстряли деградацию с космической скоростью и вряд ли в будущем можно ожидать появление нечто подобного. Человечеству в ближайшее время станет не до сверхтехнологий., ему надо будет элементарно выживать.
   У передаточных кабин валялись стрелянные гильзы, в том числе несколько от крупного калибра.
   - Это от "Скорпиона", - заметил Ваня Бугров, видя её интерес. - Пушка для аугментированных, последняя разработка оружейников. Мощь в малом объёме. Я бы и сам от такой не отказался, но стоит пушка офигеть сколько, только для армейских спецподразделений.
   Иван в её группе как раз отвечал за баллистику и вооружение, знал, о чём речь.
   - Здесь "Скорпом" раздолбали турели на потолке. Умно, простым стрелковым их не взять, навесные пулемёты положили бы всю группу за пару секунд. А так бабах - и нет турелей!
   - Ты, я вижу, завидуешь?
   - Нет, - смутился Бугров, - просто констатирую...
   И отошёл к стене, стал рассматривать пулевое отверстие. Занялся, хм, делом.
   Лапина подумала и спросила:
   - А у остальных обычное стрелковое оружие?
   - Да, судя по гильзам. Но есть ручной пулемёт. Может, в загашнике найдётся и РПГ, кто знает? Гранатомёты нынче делают компактными, сунул в рюкзак, и всё. И наверняка имеется пластид, глупо идти на дело без взрывчатки.
   - А танка нет? - раздражённо спросила Лапина, но тут же себя одёрнула: Бугров-то чем виноват? - Извини. Работай.
   Пошла к выходу, по большому счёту, делать тут больше нечего, примерная картина нападения с последующим выходом к городу ясна: уничтожили охрану, турели, захватили джипы и отчалили на всех парах. Лихая команда, чего уж там.
   На лавочке возле дверей сидел Нобл, курил и смотрел на небо. Охранники топтались поодаль. Лапина устало присела рядом с начальством. Помолчали.
   - Что думаешь делать дальше? - поинтересовалось начальство через минуту.
   - Пока вся надежда на дронов. Ещё дала команду отслеживать всё необычное в городе, все ЧП. Очень мешает то, что мы не знаем их планов.
   - Ну, про их планы это я тебе скажу с уверенностью на девяносто девять процентов: осесть где-нибудь в тихом местечке и не отсвечивать примерно с полгода. Сама могла догадаться. И город они покинут в ближайшее время, а дальше... Гм, а дальше вся планета в их полном распоряжении, найти здесь тихое местечко не проблема вовсе.
   - И пахать, сеять потом? Грибы собирать с ягодами? Огород разбить? Жрать они чего будут эти полгода?
   - Да в городе закупаться, тоже мне проблема, чипы подделают, похоже, у них в команде есть крутой спец по этой части, раз с лёгкостью миновали блокировку станции.
   Опять помолчали. Лапина переваривала информацию, начальство докуривало.
   - Ладно, двинули обратно, - Нобл встал, выкинул окурок в урну, - сейчас дежурная смена приедет с ремонтниками, пусть начинают работать, полиции тут больше делать нечего.
   - Я бы проинструктировала охрану на предмет того, что здесь произошло. Во избежание следующих попыток прорыва.
   - Проинструктируем. Нам не надо, чтобы Аврору наводнили люди с синдромом Паковски. И чтобы тут потом случилась вторая Земля. Не для того столько лет здесь сижу... Пошли!
   - Да, сейчас... - Лапина что-то слушала в клипсу связи. - Где, где?.. Ясно, продолжайте наблюдать... Только что сообщили: патрульный дрон обнаружил угнанную машину в законсервированной промзоне. Стоит между корпусами. Разрешите приступать к обезвреживанию террористов?
   - Поехали, на месте разберёмся! Теперь главное не наломать дров и опять не упустить. Хищники на двух ногах должны сидеть в клетках, а не разгуливать на воле. А ещё лучше им быть мёртвыми. Во избежание. Вот так, подполковник. Или я не прав?
   Лапина смотрела в глаза начальству и не видела там ни грамма сочувствия к этим хищникам. Взгляд полковника был острым, как рапира. И она кивнула, соглашаясь. Именно - во избежание. Потому что была мысль взять их живыми и кое о чём спросить с пристрастием. Глупая, как оказалось, мысль.
   Домчались до города минут за двадцать, использовали подвески, чтоб быстрее; ресурсы тут вообще-то берегли, но сейчас не тот случай. По дороге Нобл отдавал приказы, и как-то незаметно так вышло, что операцией уже стал руководить он. Лапина не возражала (интересно, как бы она возражала?), и хоть роль послушного исполнителя ей претила, но сейчас, опять же, не тот случай: она тут недавно и ещё не до конца знает все местные нюансы и особенности. Потерпит, не впервой. Однако вмешалась, когда речь зашла о силовых мерах:
   - Господин полковник! Я не уверена, что штурм в лоб что-то даст, а потеряем много и многих. Не тот выйдет результат.
   Нобл уставился на неё.
   - Сами прикиньте: террористы прекрасно подготовлены и окажут ожесточённое сопротивление, им терять-то нечего, кроме высшей меры.
   - И что? Окружить и ждать, пока они не сдадутся, потому что жрать станет нечего?
   - Тоже выход, - кивнула Лапина, не замечая в голосе начальства сарказма. - Но проще сделать по-другому...
   И поведала, как.
  
   Фургон и "Найер" загнали в цех, снаружи оставили сторожить Борова с пулемётом, велев тут же сообщить по рации, если увидит что подозрительное. Пак вскрыл один из вагончиков, и даже свет наладил.
   - Законсервировано. Интересно, давно? - пробормотал кореец, возясь с распредщитком. Оказалось ничего сложного, просто довернуть пробки, и свет дала светодиодная панель наверху.
   - Помочь? - заглянул в дверь Кент, оглядывая помещение.
   - Ага, когда всё сделал, пришли помогать... Чего снаружи?
   - Ничего, - пожал плечами тот, - Майор с раненым, Настя с доктором разговаривает. А что с Шахом случилось?
   Пак искоса глянул на Романа.
   - Нет больше Шаха, Майору пришлось его того... - губы скривила усмешка, - в затылок из своей армейской пушки. Потому что у нашего компаньона окончательно поехала крыша. Подробности узнай у Майора, мне некогда было, надо было погасить в больничке всю инфосеть и вход под контролем держать. У тебя всё?
   - Угу, - буркнул Рома и исчез из проёма.
   - Ну и славно, - Пак захлопнул щиток и с любопытством огляделся. С некоторых пор то, что может пригодиться, стало вдруг приобретать особый смысл. В свете полнокровной тут жизни.
   Так вышло, что в цех Настя зашла вместе с доктором, пропустив того первым. Майор остался в фургоне с Байком, за руль уселся Кент. Потом он вернулся обратно, загнал в помещение и угнанный "Найер" - бережёного бог бережёт. Теперь сидит на грубо сколоченной лавке возле вагончика, смотрит глазами побитой собаки.
   - Ранение серьёзное, - начал доктор без предварительных вопросов, внимательно посмотрев на Настю. Вообще выдержки ему не занимать, ситуацию понимал вполне. И потому дрожащие руки и коленки исправить её не помогли бы никак. Это тоже понимал. - Сейчас он после наркоза, очнётся где-то через час. Ну, тогда и будем уже говорить о шансах. Пока он всего лишь пережил операцию, что уже, в принципе, хорошо. На остальное нужно время, которого, как понимаю, у вас нет?
   - Время такая субстанция, то его полно, то никогда не хватает, сами знаете... В клинике убили одного из наших. Как это произошло, не в курсе?
   - Нет. Слышал выстрел, но был занят в операционной, уж извините.
   - Понятно. Пошли в вагончик, там пока переждём.
   В дверях столкнулись с Паком. Он посторонился, пропуская, глянул на обоих с интересом и отправился куда-то по своим делам. В вагончике минимум удобств, стол посередине да лавки возле стен. В тамбуре куча спецовок на полу, пара совковых лопат, лом. Ещё встроенный шкаф с пустыми плечиками для одежды и сейф на полу с полуоткрытой дверцей. Настя заглянула ради интереса: кипа бумаг, какие-то накладные, степплеры, упаковки гвоздей. Ничего полезного. Села на лавку, положила руки на стол, доктор сел напротив, кейс свой поставил рядом. Опять посмотрел на Настю, пробежавшись взглядом по фигуре.
   - Забавный камуфляж.
   - Да ничего забавного, сплошной функционал... А-а, вы про сиреневые вставки? Кинетические отбойники, всего лишь. Держат автоматную и пистолетную пулю. Впрочем, зачем вам знать такие подробности? Вы же медик, мирный человек.
   - Не скажите, в прошлом - военный хирург.
   - Ясно. А бывших военных не бывает, так?
   - Именно. Потому прекрасно понимаю, что у вас за компания. Только не очень представляю, зачем вы здесь? Всё равно без чипов вычислят, рано или поздно. Овчинка выделки не стоит.
   - Вы русский? - пословицу про овчинку вряд ли бы знал кто другой.
   - Русский. И что?
   - Ничего, так, к слову, - Настя слукавила. То, что врач оказался именно русским, показалось ей символичным, может кое-что и срастись. Мы, русские, более сговорчивые. Но, чёрт возьми, и куда упрямее, когда надо. И особенно, когда не надо.
   - Неправда. Вы почему-то обрадовались, что я русский. Хороший врач, к слову, это и хороший физиономист, а доктор я хороший, так что могу и настроение определить у человека. Вы при упоминании о моей национальности расслабились, - он указал подбородком на её пальцы. Настя глянула. Пальцы, до того сцепленные в "замок", она действительно расцепила и теперь руки свободно лежали на столе. Вот же! - И потом, дышать стали пореже, что говорит о том, что волнуетесь уже меньше.
   Настя посмотрела в глаза доктору. Серьёзные глаза, но где-то там, на дне, пряталась пара смешинок. Однако такая наблюдательность доктора отчего-то покоробила. Не любила она с некоторых пор быть чьим-то объектом наблюдения. И уж, тем более, - каких бы то ни было исследований.
   - Как вас зовут? - раздражение всё-таки погасила, вопрос задала нейтральным тоном.
   - Калинин Александр Сергеевич, можно просто Сергеич.
   - Вопрос имею, Сергеич, - Настя уставилась доктору в переносицу. Говорят, помогает сбить с толку собеседника, если хочешь спросить о чём-то важном. Проникается собеседник серьёзностью момента. Но спросить не успела.
   Дверь открылась, и в бытовку шумно ввалился Майор. Похоже, чуть ли не бежал, красный весь.
   - Оп-па!.. Черепанова, чё за самодеятельность? Кто разрешил с ним лясы точить?
   Настя пожала плечами. Какие, мол, лясы? Так, ни о чём поговорили. Майор сел рядом, отфыркиваясь. Давненько, видно, нормативы не сдавал, всё больше стулья продавливал.
   - Тэк-с, - он глянул на доктора, и тот будто съёжился, прекрасно понимая, что пришёл хозяин и сейчас будет решать, что с ним делать дальше. - Что ты знаешь о синдроме Паковски и Институте, что находится здесь, на Авроре? - "институт" Майор выделил голосом. - Только не надо прикидываться эдаким маленьким винтиком, от которого ничего не зависит в большой машине местного управления. Я, пока сюда ехали, досьё твоё изучил досконально. И знаешь, мил человек, оно того... заслуживает. Как минимум очень пристального внимания, максимум - как полноценного источника информации. Да, Александр Сергеевич?
   - Я подруге вашей сказал, что можно просто Сергеич, - спокойно ответил доктор и улыбнулся Насте. И та поняла, что он действительно что-то знает, и на её вопрос скоро ответят. Потому что спросить как раз хотелось о вакцине.
  
   Нобл хмуро обдумывал то, что предложила Лапина.
   - Усыпляющий газ это хорошо. В других обстоятельствах я бы тоже предложил именно газ. Только не для этой группы.
   - Почему?
   - А ты в курсе, что на них надето?
   - Тактические комбинезоны, у нас опера в похожих ходят.
   - Вот! - поднял полковник палец. - Разве что похожих. А на этих - армейские "Хамелеоны", разработка для спецгрупп, выдерживают автоматную пулю. Но главное, там имеется встроенная "маска выживания" по типу противогаза, полчаса можно находиться в активной ядовитой среде без вреда для здоровья. Так что усыпляющий газ не сработает.
   - Откуда вы такие подробности знаете? - удивилась Лапина, но что-то ей подсказало, что полковник знает не только это. - Ладно, проехали...
   - Поэтому применим усыпляющие иглы. И целиться лучше в незащищённые места, для надёжности. Но это уже задача операторов дронов. Так что за разумную инициативу хвалю, ибо вовремя и к месту.
   - Не за что! - ответила Ада и опять уставилась в монитор.
   Они остановились рядом с промзоной, но так, чтобы лишний раз не отсвечивать, мало ли. Наверняка у террористов есть наблюдатель. Угнанную машину засёк патрульный дрон, оператор сообразил увести его тут же с глаз долой, чтоб не увидели и тревогу не подняли. Сейчас окрестности промзоны обозревали с высоты километра, и вся телеметрия шла к ним, на экраны штабного броневика.
   Сама зона не очень большая, Ада глянула на масштаб в углу экрана - километр на триста метров. Периметр обнесён бетонными блоками, внутри длинные корпуса, торчит пара ветрогенераторов, сейчас остановленных. Было видно, что всё находится в процессе стройки, тут и там штабеля плит, поддоны с кирпичами, кучи песка, связки арматуры, какие-то объёмные ящики, вагончики и прочий строительный хлам. И пустынно, как в... пустыне. Ада по этому поводу недоумевала. На Земле бы давно уже всё растащили, искурочили, загадили. Однако тут не Земля. И, как видно, другой порядок вещей. Даст бог, и она к такому привыкнет.
   - А что здесь будет?
   - Ветрогенераторы станут делать, Аврора богата розами ветров, а без энергии, сама понимаешь, всем хана.
   Послышался шум моторов.
   - Наконец-то! - буркнул полковник и полез наружу. Ада глянула напоследок в монитор и вылезла тоже.
   Снаружи довольно тепло, но не так, чтобы. И ветерок на десерт, лёгкий такой, почти прохладный, как бывает, например, поздней весной, когда лето уже вот, в двух шагах, и ещё не жарко, солнце не раскочегарилось. В такую погоду хорошо много чего делать. В том числе и штурмовать террористов. Под амуницией не потеешь и под тактическим шлемом не мокро.
   По дороге, прямиком к ним, рулил грузовик с большим кунгом с окнами. Через них было видно кучу сидящих там спецназовцев в полной боевой: каски, автоматы, очки, броня и прочее для важной операции, что им сейчас предстоит. Следом ехал большой автобус, тоже забитый людьми. Лапина им остро позавидовала, её-то участвовать вряд ли пустят. В смысле, штурмовать. А хотелось вообще-то, опыт оперативной работы у неё был весьма богатый, и стреляла метко, и каратэ владела.
   Из кабины выбрался рослый спецназовец, спрыгнул на землю, направился к ним. Поздоровался за руку с Ноблом, кивнул Лапиной.
   - Группа быстрого реагирования прибыла в ваше распоряжение, господин полковник. Командир группы майор Божер, честь имею, - козырнул небрежно, для формальности, было видно, что знали они друг друга не понаслышке.
   - Рад встрече. Хотя лучше бы, Николя, мы встретились не в боевой обстановке, а где-нибудь там... - Нобл махнул рукой в сторону города.
   - Да встретимся ещё. Опять в "Лампе Аладдина"? - и оба заржали. О чём-то своём.
   Хорошо это, интересно, или плохо, когда два офицера перед ответственной операцией смеются в полный голос, подумала Ада. Наверное, всё-таки хорошо. По крайней мере, мандраж отсутствует. Мандраж и нервы в таких делах совсем не нужны. Куда лучше оптимизм и вера в то, что всё получится.
   - Ладно, давай о деле, - Нобл согнал улыбку с лица, направился к броневику, - идёмте, подумаем, как лучше всего и чтобы без потерь...
  
   - Очень хорошо, Сергеич, - кивнул Майор, - вижу, ты не против нам помочь. Надеюсь, не надо объяснять, что от этого напрямую зависит твоя жизнь?
   Врач кивнул. Выглядел он вполне достойно, ни паники в глазах, ни дрожащих рук. Армейская закалка. Это когда под бомбёжкой надо раненых с того света вытаскивать, а не о собственной шкуре думать - такое остаётся с тобой на всю жизнь.
   - Ну, тогда приступим, - Майор почесал в затылке, глянул на Настю. Во взгляде сомнение. Мол, а стоит ли посвящать посторонних в местные тайны? - Прогуляйся пока, Черепанова. Я тебе потом расскажу, что к чему.
   - Честно? Да ладно! - хотелось даже засмеяться. Давно её не ставили на место таким вот манером.
   - Честно, честно, - кивнул Майор. И потому, что кивнул вполне серьёзно, без этого своего снисходительного превосходства много чего повидавшего и знающего фрукта - она ему поверила. Встала, правда, неохотно, медленно прошла к двери с таким видом, будто последнее слово оставалось за ней. Но дверь прикрыла плотно.
   А у вагончика поджидает Кент. Сидит на лавке, автомат на коленях, щёлкает предохранителем. Вот уж кого сейчас меньше всего.
   - Чего там?
   - Где? - Настя сделала вид, что не поняла. Что-то объяснять и растолковывать не хотелось совершенно. Потому что слово за слово и разговор Кент обязательно сведёт к их отношениям. Потому и сидит тут. И смотрит глазами побитого пса. Осталось только погладить, приласкать и всё, всё простить. Ага, разбежалась.
   - У Майора с доктором?
   - Сам спроси, я не любопытная, - и отправилась из цеха наружу. Надоело тут околачиваться.
   Наверное, она всё-таки обозлилась. И на Майора, и на Кента, и на все эти обстоятельства. Чего-то хотелось сделать эдакого, чтоб не свербило внутри, чтоб отпустили раздражение и злость, чтобы делом каким-нибудь перекрыть это дурацкое настроение. Срочным делом, вот прямо сиюминутным.
   И тогда, выйдя из ворот, она врубила свой индивидуальный сканер пространства на полную. И чёрт с ним, что потом ему перезаряжаться сутки, а ей самой жрать глюкозу тоннами, и голова будет болеть, и вялость последует непременно, и тошнить начнёт тут же. Но зато она вышибет злость на хрен, а голова будет занята другим. Никогда ещё оперативное отслеживание обстановки не казалось ей такой панацеей.
   Мощный импульс разошёлся от неё подобно брошенному увесистому булыжнику в стоячие воды какого-нибудь пруда, она даже почувствовала эту волну, и тут же садануло в виски, кольнуло куда-то прямо в мозг - это мгновенно пошла обратка, потому-то на полную мощность и не рекомендовалось, ибо отходняк ожидал тот ещё. Но поздно уже, и пошла уже та самая оперативная информация, адаптером сканера распределяемая по приоритетам, главным из которых являлся перечень гипотетических опасностей и поиск их возможного преодоления.
   Через минуту Настя знала всё, что творится в радиусе примерно километра. И информация ломанула мозг не хуже ударной дозы гистандерила, на пару секунд даже в ступор впала. Что же делать - билось в голове, пока приходила в себя и пыталась хоть как-то систематизировать то, что принёс сканер, будь он неладен. Наверное, она даже поначалу растерялась, потому что первое желание было спрятаться куда-нибудь или (вторая мысль) - выйти за периметр по канализационной системе и дальше ищи ветра в поле. Потому что обложили их со всех сторон, отсканировала Настя до полусотни целей да плюс с пяток дронов. А канализация буквально под ногами, адептер обозначил её зелёным. Всё остальное было красное. Вобщем, вляпались. А что, кто-то думал, будет по-другому? То, что их вычислят - это был всего лишь вопрос времени и оперативности местных силовиков.
   Подавив первый приступ тошноты, медленно сосчитала до десяти, чтобы окончательно успокоиться, повернулась и побежала обратно в цех.
   Тут ничего не изменилось, диспозиция та же: Кент на лавке, дверь в вагончик закрыта, остальных не видно.
   - Срочно всех сюда! - велела Роману, пнула дверь, от волнения едва не сорвав её с петель. И тут идиллия: доктор с Майором мило беседуют. У последнего задумчивый вид. При виде Насти нахмурился.
   - Нашли всё-таки? - м-да, оперативная хватка у него железная, мгновенно всё понял.
   - До пятидесяти целей и с пяток дронов, взяли в кольцо. Хорошая новость, что бронетехники нет. Полезут через забор.
   - За технику тут дроны, те ещё штучки... Народ позвала? - он не уточнил, откуда Настя узнала о спецназе. Значит, был в курсе о её возможностях. Да и вообще много чего знал. А после разговора с доктором узнал, наверное, ещё больше. И хоть не время и не место, но Настя вдруг остро почувствовала себя обделённой.
   Майор поднялся, искоса глянул на Сергеича.
   - Доктор, должен с сожалением констатировать тот факт, что вы пока останетесь с нами.
   - Пока? А потом?
   - Вам решать, - пожал плечами оперативник. - Согласитесь, что как источник информации вы мне уже не нужны, и как врач, надеюсь, потом тоже. Стрелять вас я не собираюсь, смысла в этом никакого, так что при благоприятном исходе можете нас покинуть. Но если вдруг решите остаться, возражать не буду тоже. А сейчас извольте пройти к пациенту и будьте возле него всё время, пока мы... не решим наши проблемы. Андрюха! - позвал он в клипсу рации. - На месте? Как обстановка? Ничего подозрительного? Ну-ну... Сопроводи доктора к Байку и там посторожи пока.
   Сергеич растерянно глянул на Майора, он явно не понимал, что тот затеял, ведь при штурме шансов уцелеть исчезающее мало, но ничего спрашивать на стал, а молча покинул помещение. Зато спросила Настя:
   - У тебя есть какой-то план? Лично я вижу лишь один выход - воспользоваться местной канализацией. Она как раз ведёт за периметр к общему коллектору.
   - Где нас благополучно и встретят с пулемётами. Нет, есть другой способ покинуть это гостеприимное местечко.
   Вошёл Пак с Кентом. Последний выглядел растерянным не хуже доктора.
   - Где твой навороченный комп? - спросил Майор Пака.
   Тот достал ноут из рюкзака, подошёл к столу, присел.
   - Что, уже вычислили? - Пак открыл крышку ступкона.
   - Угу. Похоже, с помощью дронов срисовали машины, пока они стояли во дворе. Теперь за забором полно спецназа, а сверху их будут поддерживать дроны. Вопрос: ты сможешь перехватить управление дронами?
   - Попробую, - кивнул Пак, застучав пальцами по клавишам. - Если уж смог перезагрузить передаточные камеры, то эту мелочь сам бог велел.
   - Да уж, технологии нас точно погубят... Черепанова, готовься, нужна будет твоя огневая мощь. Если что-то пойдёт не так.
   - Я всегда готова.
   Теперь она поняла, что задумал Майор - перепрограммировать боевые дроны и с их помощью уничтожить спецназ, а потом спокойно убраться отсюда на машинах. Лихо, однако. И разумно. Но тогда террористами они становятся не просто в квадрате, а в кубе. Впрочем, сдаться им никто и не предлагал, штурмовать собирались без всяких сантиментов, и убивать - тоже. Так что баш на баш, как говорили в древности, ничего личного.
   - Зараза!.. Придётся повозиться, защиту там ставил далеко не дилетант.
   Пак выругался по-корейски, сосредоточился. Пальцы над клавой порхали, как бабочки над цветами.
   - Так, подельнички, пошли-ка на выход, эти с минуты на минуту полезут, надо задержать, пока наш компьютерный гений не перехватит управление. Как перехватишь, знаешь, что потом делать?
   - Соображу.
   - Тогда с богом!
  
   - Господин полковник, пришла информация о террористах, - доложил Ноблу дежурный. - Час назад они блокировали частную клинику на 5-й улице, взяли в заложники врача и отбыли в неизвестном направлении. А до этого заставили того провести операцию и... застрелили одного из своих. Тело сейчас обследуется, но итак понятно, что у того был синдром Паковски.
   - Вот как? Слышали? - Ада с Божером кивнули. - Получается, они ещё и с раненым. И с гражданским на нашу голову.
   - Разберёмся, - командир спецназовцев не удивился и не растерялся. Обычная работа - стрелять террористов и вытаскивать гражданских из-под огня. - Разрешите выполнять поставленную задачу?
   - Разрешаю. С богом, Николя...
   Божар козырнул и выбрался из штабного броневика, прикрыв дверь.
   - Ну, а мы пошли смотреть кино, - кивнул полковник на экраны. - Больше ничего не остаётся, в дела профессионалов лезть не рекомендуется даже начальству.
   И уселся рядом с оператором дронов. Ада осталась стоять. Было у неё нехорошее предчувствие чего-то неотвратимого. Так, наверное, на плахе чувствуют занесённый над головой топор палача. Она зажмурилась, отгоняя несуразное видение. Придёт же такое...
  
   Боевой дрон модификации "Клык" оснащён скорострельной авиационной пушкой, спаренной с пулемётом. Серьёзное вооружение. Вполне мог потягаться даже с бронетехникой, что уж говорить о людях. А самого его уничтожить не так-то просто: бронекожух там не брала и крупнокалиберная пуля. Плюс маневренность, скорость и система распознавания целей - от наиболее опасной до малоэффективной. Словом, сферический такой летающий танк со всеми отсюда вытекающими. Разве что боекомплект ограничен, особо некуда размещать.
   Однако Паку сейчас не до ТТХ дронов, он пытался взломать их защиту и взять управление в свои руки. Получалось пока не очень. Вернее, трёх из пяти он подчинил, остальные два подчиняться не хотели. Или оператор на том конце канала был опытным, или защита на высоте, или опция "свой-чужой" блокировала его попытки. В конце концов, Паку надоело ломиться в закрытые двери, а сидеть над кодами, пытаясь переподчинить структуру, - ни времени, ни особого желания.
   - Да и хрен с ними, - пробормотал кореец, ведя джостиком свою троицу, - а мы эту парочку с тыла сейчас накроем, и будет всем весело.
   В вагончик вернулся Майор. Вид у того был как раз не очень весёлый.
   - Ну? Получилось?
   - Не совсем. Но и этого, думаю, хватит.
   Майор присел рядом, уставился в экран.
   - Поднимись-ка повыше, хочу посмотреть, где этот грёбаный спецназ... Оп-па, уже внутри периметра! - и в микрофон. - Андрей, давай с пулемётом к торцу цеха, который напротив, заляг там. Доктора оставь, он никуда не денется. Да, уверен!.. Кент, попробуй забраться на крышу, а там по обстановке. Химера, пока будь на связи, жди! И схоронись где-нибудь, не высовывайся.
   Майор не отводил взгляда от экрана, видя всю панораму событий, которые вот-вот начнут раскручиваться, словно пружина.
   Спецназ заходил с трёх сторон, каждая группа передвигалась гуськом, бойцы шли друг за другом приставным шагом, шли быстро и бесшумно, как учили подобные спецподразделения. Экипировка соответствующая и даже парочка гранатомётчиков имелась. Ну, эти уже подписали себе смертный приговор, их в первую очередь. Потом пулемётчиков, тех трое. А, ещё возле ворот группа, похоже на резерв, там тоже и пулемёт, и гранатомёт имелись. Прикинув диспозицию и глянув, с чем придётся иметь дело, Майор удовлетворённо хмыкнул.
   - Ну, далеко не уйдут... Давай начнём с той группы, что ближе всего к нам.
   - У меня три дрона, могу уничтожить сразу три.
   - Прекрасно! Тогда приступай.
   Пак взялся за джойстик. Помедлил, посмотрел на Майора.
   - Иван Савельевич, может, сначала переговоры? Могу озвучить наши требования через динамики дрона, услышат. А то если начнём стрелять первыми... Сам понимаешь.
   Майор, он же Иван Савельевич Ляхов, думал недолго.
   - Ну... попробуй. Надеюсь, видео они снимают, будет ясно, кто первый начал.
   - Чего сказать-то?
   Иван опять думал недолго.
   - Дай-ка наберу текст, - и быстро застучал по клавишам. Пак смотрел на появляющиеся строчки. Когда Майор закончил, хмыкнул одобряюще.
   - Это ты хорошо придумал, Иван Савельевич.
   И опять взял управление. Передал через "ввод" написанный текст одному из дронов, остальных быстро переместил поближе к цехам, развернув навстречу приближающимся группам. Оставшийся дрон завис метрах в двадцати над землёй, как раз рядом с воротами. И через динамики озвучил написанное Ляховым.
   - Внимание! - разнеслось над промзоной. "Клык" был не только хорошо вооружён, но и имел соответствующие усилители. - Говорит командир группы, которую вы сейчас собираетесь штурмовать. Вот это не советую. Ваши бойцы под прицелом трёх дронов. Если они не отойдут, уничтожу. Потом раздолбаем то, что за периметром. Даю три минуты на отход. А после вы нас пропускаете из зоны и не преследуете. Время пошло!
   - Пак, дружище, а теперь уничтожь их дроны, чтоб наглядно было.
   Кореец взялся за джостик.
   - Люблю РПГ. Где тут прицел?
   Один из дронов совершил немудрёный манёвр, оказавшись позади тех, что ещё подчинялись полиции. И двумя очередями из пушки разнёс их на куски. Гулко бабахнуло, спецназ залёг. Было видно, как бойцы матерятся.
   - Пусть теперь думают, а мы по машинам. Пора делать ноги.
  
   Нобл матерился похлещи спецназа. Ада вполне разделяла его чувства.
   - Как?! Как они это сделали? - орал полковник. Оператор съёжился и тупо смотрел в экраны. Ответа у него не было. Вернее, тот, что имелся, вряд ли бы начальству понравился.
   - Это лишь подтверждает, что у них в группе настоящий ас по части кибервзлома. Да, оператор? - посмотрела Ада на бледного лейтенанта. Тот поспешно закивал.
   - Я сумел заблокировать два дрона...
   - Толку-то? Если их всё равно разнесли к чертям собачьим! - полковник не унимался. - Твою мать, чему вас только учат? А теперь по твоей милости мне надо будет сворачивать всю операцию! Или что? - посмотрело начальство на Лапину.
   - Отступить придётся, - не разделила его энтузиазма Ада. - Иначе просто положим людей. Всех. Против пушек дрона у нас ни единого шанса.
   - Да знаю... - отмахнулся полковник, сел, помассировал грудь в области сердца.
   Все молчали. Ада ждала приказа, оператор делал вид, что работает, Нобл думал, отрешённо глядя себе под ноги.
   - Ладно. Командуй отбой... А ты - вызывай других дронов, надо за ними проследить, - приказал он оператору, который перевёл дух. - И чтоб незаметно!
   - Есть!
   Ада кивнула, вышла наружу. Божар стоял рядом с телохранителями полковника, все трое смотрели на дрон, что завис над воротами. Его пушка с пулемётом отслеживали и резервную группу. В полной тишине было слышно, как жужжат сервомоторы дрона, поворачивая оружие. Божар оглянулся.
   - Отзывайте людей, приказ полковника, - тихо сказала Лапина. Но тот услышал, потянулся к рации. Телохранителям хватило ума не бряцать пистолетами, так и стояли безоружные.
   Ада вернулась обратно.
   - Есть в наличии маячки слежения? - спросила у оператора.
   - Один комплект, восемь штук.
   - Давай сюда.
   Взяла протянутую коробку, открыла. Внутри игольчатый пистолет и восемь маркеров. Она вытащила пистолет, зарядила маячок. Нобл наблюдал за её действиями, потом сказал:
   - Тоже дело, но они, если не дураки, сообразят, что их тачку пометят. А они не дураки. Дроны на большой высоте надёжнее.
   - Да, конечно. Но пока суть, да дело, будем хоть знать, в какую сторону поедут.
   Нобл кивнул, поднялся.
   - Пошли отсюда. Где моя фуражка?..
   А снаружи уже припекало. Солнце подбиралось к зениту, облаков почти нет. И как бы высоко не поднялся дрон, станет маячить в небесах чёрной точкой. Но хоть сшибить его будет невозможно. Зенитных комплексов у террористов вроде нет. Или?..
   Из ворот выбегали спецназовцы. Многие красные от злости, потому что переиграли, потому что сделали из них посмешище. Их провожала парочка дронов, чуть ли не за каски задевая стволами. Третий дрон парил в отдалении, через него следили за обстановкой в целом.
   - Грамотные, суки, - сквозь зубы процедил Нобл. - Но ничего, скоро поквитаемся.
   Ада не была в этом столь уверена. Отщепенцы лишний раз показали, что с ними необходимо считаться. И кто сказал, что в будущем что-то изменится?
  
   - Уходят! - Пак кивнул на экран. - Разбегаются, как тараканы.
   - Тогда и нам пора... Народ, снимаемся с позиций и бегом к фургону! Химера, побудь на всякий случай на стрёме.
   Майор впервые за день улыбнулся.
   - Поедем на одной? - Пак закрыл ступкон. - Вторую тачку тут бросим?
   - Зачем? Пока можно, будем кататься на двух. Ничего не забыл? Тогда пошли!
   Они вышли из вагончика, направились к машинам. В цех вбежал Кент, закидывая автомат за спину. Было видно, что убирает оружие он с облегчением, стрельба пока откладывалась, а значит, и помирать ещё не время, а там - видно будет.
   Настя стояла на выходе из "кармана", контролировала подходы, но больше боролась с тошнотой, чем осматривала окрестности. Внутри погано, словно перепила вчера, а под рукой даже пива не было. Испарина, дрожащие руки, в глазах чуть ли не двоится - боец из неё сейчас как из резинового шланга молоток. И, главное, непонятно, когда такое состояние прекратится, сканер она врубила на полную в первый раз. И спросить не у кого. Майор может и не знать, да и не хочется его посвящать в некоторые секреты. Ладно, переживёт как-нибудь, и не такое терпела.
   В цеху завелись машины, первым выполз фургон, за рулём... Андрюха. Неожиданно. Проехал мимо, подмигнул, рот до ушей. Похоже, мальчику нравилось и на гашетку пулемёта нажимать, и педаль газа давить. Вторую машину вывёл Кент. Один. Притормозил. Чуть помедлив, она забралась внутрь. Только бы не начинал опять эти пустые разговоры, не до него.
   - Остальные в фургоне? - хрипло спросила. Даже голос не слушался.
   - Угу. Пак контролирует дронов, Майор контролирует ситуацию. У тебя всё в порядке? Белая, как простыня.
   - Нормально... - прозвучало недружелюбно, почти как "Отвали!". Но любезничать сил не было.
   Она вяло наблюдала, как ехали по "промке", без интереса смотрела, как миновали ворота, и оживилась только, когда у броневика вдруг увидела высокую женщину с короткой стрижкой, с пистолетом в руках. Больше вокруг никого не было, Насте показалось это странным (бойцов спецназа, которые уже загрузились обратно в кунг и автобус, она не заметила). Женщина пристально смотрела именно на Настю. Нехорошо так смотрела, изучающе, словно вычисляла, куда всадить пулю при следующей встрече, чтоб наверняка, чтоб с первого выстрела. Взгляд убийцы. И Настя в каком-то порыве выставила её средний палец в окно - на, выкуси! Женщина лишь усмехнулась недобро, провожая взглядом их машину. В зеркало Настя видела, как та подняла пистолет, будто собираясь засадить сквозь стекло ей в затылок, пистолет даже дёрнулся в руке, и Настя вздрогнула. Но выстрела не последовала. Играет на нервах?
   - Сука... - пробормотала и уставилась вперёд, где, набирая скорость, пылил фургон.
   Этот раунд, похоже, закончился со счётом один ноль в их пользу.
   Но что дальше? Очевидно, Майор знает, что делает. Лично ей сейчас не до чего. И Настя закрыла глаза, давя очередной приступ тошноты...
  
  

ЧАСТЬ II. ИНСТИТУТ

   Дорога просматривалась отсюда в обе стороны километра на полтора. И спускалась в ложбинку, окружённую лесом. А лес тут хороший, с подлеском, кустами и высокой травой. Ягод, грибов полно; Роман, пока шёл, диву давался, сколько даров природы пропадает просто так. Впрочем, едоки наверняка найдутся, зверья и птиц тут хватало тоже. Вообще, лес мало чем отличался от земного: те же берёзы, осины, орешник... Может, потому и Аврора? Вторая Земля?
   Впрочем, такие материи Романа интересовали не особо, живём и живём, космос огромный. И не просто, а бесконечный, так какая, в сущности, разница? Его сейчас занимало другое.
   Опять он не нашёл общего языка с Настей. И как итог, снова поссорились. Вернее, она просто не стала его слушать, послала куда подальше, встала и ушла. Ушёл и он. Куда глаза глядят, то есть выполнил просьбу. Захотелось побыть одному, выкинуть из головы её лицо, фигуру, глаза эти, от которых с ума сходит. Чёрт, чёрт, чёрт!.. Не думал, что так вот вляпается. По самые уши.
   А лес успокаивал. Природе начхать на такую мелочь, как человек. Там своя жизнь, ничего общего с жизнью людей не имеющая. Тут словно сама вечность застыла, лишь времена года меняя. В остальном порядок один, как изначально повелось.
   Что я тут делаю, вдруг подумал Роман. Не здесь, в этом лесу, а вообще? Связался с этими авантюристами, террористом стал, Настю вот встретил... Но в душе Роман понимал, что последнее перевешивает остальное многократно. Другой вопрос, что никакой выгоды он от этого не поимел, кроме разве что одноразовой плотской утехи, что, по его меркам, почти что ничего.
   Выйдя к дороге, заметил одинокий замшелый валун, торчащий из травы. Откуда он тут взялся? Да неважно; присел, даже ногу на ногу получилось. Автомат прислонил рядом, уставился на дорогу, ни о чём толком не думая, даже успокаиваться начал, пока краем глаза не заметил на шоссе какое-то движение.
   Шли по нему те давешние, с завода. Спускались с пригорочка, и возглавлял их тот самый бородатый, который с Настей непонятно о чём говорил, Кент тогда, помнится, ничего не понял. Но запомнил бородатого. Почти две недели прошли с того дня, а вот не забыл. Странный народ. И что они тут делают?
   У него даже мысли не возникло спрятаться, а потом поздно было, его заметили и направились к валуну. Кент потянулся к автомату...
  
   Настя с утра была не в настроении. Бывает такое: за что ни возьмись, всё из рук валится. И кто первый под горячую руку попадётся, тот и виноват. Попался Кент, полез со своими разговорами о житье-бытье. Послала она его с удовольствием, настолько он не вовремя; что называется, зло сорвала. А злой была уже, наверное, дня три. Постепенно так накапливалось. Ну, и получи.
   Злилась она из-за неопределённости. Перспективы дальнейшего зыбки и туманны. Да и Марка, бывшего её любовника, никто не отменял. Скотина продолжал жить и здравствовать, а это, по её мнению, совсем неправильно.
   Настя направилась к лесному озерцу, что лежало зеркальной гладью тут, недалеко. Вообще, устроились они для кочевой жизни неплохо: спали в палатках (она так вообще в отдельной), питались солдатскими пайками, слушали новости через ступкон, смотрели какие-то фильмы через него же и ждали, когда окончательно поправится Байк. Доктор обещал, что это произойдёт очень скоро.
   Кстати, Сергеич попривык, присмотрелся, притёрся. И уходить пока вроде никуда не собирался, что, по мнению Насти, было несколько странным и нелогичным. Что он тут забыл? С другой стороны, Майор его отпускать тоже не имел право, особенно сейчас, - вот это как раз логично. Потому что Док уже знает маршрут их дальнейшего продвижения и планы на ближайшее будущее. Что ему мешает на свободе сдать их властям со всеми потрохами? Да ничего. Получается замкнутый круг. И непонятно, как Майор договорился с врачом. Ибо сбежать Сергеич мог давным-давно, а вот ведь, сидит с ними, старые комедии и боевики смотрит, ухаживает за командиром. Хм...
   Вода в озере прохладная, как бывает по утрам везде, будь ты хоть на Земле, Авроре или каком-нибудь Брогоне, но для утренних процедур самое то. Она скинула майку, оставшись в одном лифчике, умыла лицо, освежила тело. Было ещё рано, туман клочьями повис на кустах, ни ветерка, ни дуновения. Значит, днём будет жарко. Однако в лесу не страшно, разве что комары. Несмотря на весь свой прогресс и технологии, люди так и не придумали эффективного противодействия этой писклявой кровососущей мелюзге. И здесь она докучала, зудела над ухом, вилась над волосами, садилась на голое. Хлопали их безжалостно, как когда-то на той же Земле, правда, уже в другой, ушедшей безвозвратно жизни. Здесь жизнь уже другая, во многом по лекалам обстоятельств и необходимых условий. И не всё там строилось как бы хотелось.
   Эти две недели оказались весьма насыщенными.
   Ушли от погони на удивление споро и толково - спасибо в очередной раз Паку.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Оценка: 5.38*9  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Юрий "Небесный Трон 3"(Уся (Wuxia)) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) А.Григорьев "Биомусор 2"(Боевая фантастика) А.Титов "Эксперимент"(Научная фантастика) Т.Серганова "Танец с демоном. Зимний бал в академии"(Любовное фэнтези) В.Бец "Забирая жизни"(Постапокалипсис) Т.Ильясов "Знамение. Начало"(Постапокалипсис) М.Атаманов "Альянс Неудачников-2. На службе Фараона"(ЛитРПГ) LitaWolf "Избранница принца Ночи"(Любовное фэнтези) В.Коновалов "Чернокнижник-4. Харон "(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"