Голиков Александр Викторович: другие произведения.

В круге последнем

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    . И один в поле воин, если за спиной верная подруга.


В КРУГЕ ПОСЛЕДНЕМ

1

   Асфальт, выщербленный гусеницами "Титанов", сохранил бы относительную целостность, но следом протопала рота терминаторов Росгвардии в экзоскелетах, и дорога выглядела теперь как после артобстрела - ноги сломаешь. Олег Воронцов обходил весь этот бардак, держась поближе к тротуару. Попавшиеся на пути легковушки безжалостно отброшены в стороны, многие вверх колёсами - терминаторы не церемонились. Один из "Титанов", поворачивая, зацепил бронированным корпусом световую опору, и теперь металлический штырь с матовым шаром наверху согнулся, будто получил под дых. Скамейка рядом, с витыми чугунными ножками, деревянной спинкой и сиденьем, чистенькая и уютненькая, смотрелась посреди всей этой разрухи чужеродным вкраплением.
   На дворе начало августа, но небо серое и низкое, словно осенью, и сыпала оттуда мокрая изморось, холодная и неприятная. Влага пропитывала город с самого утра, и не было ей никакого дела до безумства внизу, и уж тем более до Олега, зачем-то застывшего напротив здания из красного кирпича. Над дверью с разбитым вдребезги стеклом висела покосившаяся вывеска "ХЛЕБ. МОЛОКО".
   Он постоял немного, что-то про себя прикидывая и поглядывая на магазин. Потом ступил с проезжей на тротуар, двинулся вдоль улицы, но в хлебный заходить всё же передумал, хотя похожий был и на его улице, правда, в другом городе. Зачем он вообще хотел зайти внутрь? Чего он там забыл? Тут уже всё умерло. Рассыпалось в прах. Вокруг - пустой город. Здесь осталась лишь иллюзия жизни, воспоминания о былом, как этот магазин. А реальность нынче - вывороченный асфальт из-под гусениц "Титанов", слепые глазницы домов, тяжёлое низкое небо. И где-то дальше, за городом, непонятный Круг...
   Справа подворотня, арка-туннель вёла в тёмный и сырой двор. Воронцов замер, увидев возле мусорных контейнеров уцелевшую собаку. Та лежала неподвижно, уронив на лапы морду. Потом что-то почувствовала, голову подняла и уставилась на него мёртвыми пустыми глазами. Некоторое время смотрела, будто в никуда, после тяжело поднялась и пошлёпала к нему. Овчарка. Воронцов выругался (вот из-за таких непредвиденных встреч и шёл по дороге), вытащил пистолет, прицелился, и когда псина подобралась совсем близко, разнёс ей голову. Тут главное не мешкать, хладнокровно вышибить мозги раньше, чем тварь прыгнет, и, разумеется, нужно уметь стрелять метко. С этим у Воронцова всё в порядке, в тир ходил как некоторые в пивнушку, почти каждый день. А оружие нынче купить не проблема, чёрный рынок на то и чёрный.
   Некоторое время постоял, рассматривая зелёную слизь с ошмётками плоти, потом пошёл дальше, догонять колонну. Круг недалеко от города, пока танки займут периметр, а рота позиции, он как раз и подоспеет. Хотелось думать, что не к шапочному разбору. Но даже если и так, всё равно кое-что, да увидит. На репортаж по-любому хватит, главное сейчас никому на глаза не попасться. А сверху, со спутников, никто не увидит: район катастрофы по какой-то причине визуально недоступен. Узнал Олег о подобной аномалии по своим каналам, когда готовился к рейду, имел такую возможность.
   Свернул обратно на дорогу, поглядывая по сторонам. Чуть не споткнулся. Под ноги надо смотреть, под ноги, а не искать тварей вокруг. Терминаторы, пока здесь шли, наверняка провели быструю зачистку. Вот именно, что быструю. Могло и ещё что-то уцелеть, не только собака.
   Но больше ничего такого не обнаружилось. Кое-где валялись мертвяки, разорванные крупным калибром - зомби не придумали ничего лучше, как атаковать спецназ Росгвардии в полной экипировке. На тех и вблизи-то смотреть страшно, а уж лезть к ним...
   А потом город неожиданно закончился. Вот были кругом высотки, захламлённые дворы между ними, полупустые парковки, облезлые деревья и как-то вдруг, сразу, Воронцов вышел к чистым полям по обе стороны от дороги. Дальше и правее виднелся во влажной дымке лесок, размазанный по измороси неровными верхушками, как на холсте старого художника, вздумавшего вдруг изобразить природу в лениво моросящий дождик. Художник наверняка имел бы чёрный замшевый берет и колонковые кисточки.
   Танки, выйдя на оперативный простор, попёрли напрямик, по полю, вырывая теперь вместо асфальта дёрн вперемешку с чёрной мокрой землёй. Терминаторы потопали дальше по дороге, в грязь не полезли. Ни тех, ни других в поле зрения видно не было. Правда, где-то на пределе слышимости можно различить шум двигателей, этакое басовитое тихое урчание, будто у горизонта улёгся огромный кот и мурчит в своё удовольствие. Судя по звуку, километрах в пяти-семи отсюда. Чуть больше часа ходу, если не отвлекаться на всяких собак и прочую мертвечину, которой тут, очевидно, хватало.
   Остановившись на минутку, он поправил рюкзачок, проверил видеокамеру на шлеме, сменил фильтр на респираторе, а магазин на полный. Военный корреспондент, коим он себя считал и которым мечтал стать на самом деле, на войне должен уметь всё: и снимать, и стрелять, и даже оказать первую помощь. Ну, помощь тут уже вряд ли кому потребуется, в радиусе километров двадцати от Круга ничего живого не осталось, только всё мёртвое. Мёртвое бестолково бродило по окрестностям и активно бросалось на всё живое. Кровожадная мёртвая плоть, порождение Круга, с высоты птичьего полёта похожего на огромную серую проплёшину с молочно-белым конусом посередине. В зону бедствия попал и этот город, и несколько посёлков вокруг, и мёртвой плоти сразу прибавилось.
   Собственно, Воронцов тут на свой страх и риск, находится в зоне нелегально, пробрался через, откровенно говоря, слабый кордон. Авантюра, конечно, но сработало, да и подробное изучение маршрута тоже способствовало. Разве что беспокоила оставленная перед зоной машина, загнанная кое-как на опушку леса, под деревья, но это уж издержки профессии, всё-таки он воин информационной войны, что велась в медиа-пространстве с самого его зарождения.
   Он ускорил шаг, не хотелось действительно прийти к шапочному разбору. Мысль о том, что он дышит, пусть и через респиратор, какой-то гадостью, идущей от Круга, Олег гнал прочь. Военкор сделан из железа. Образ жизни обязывает. Кто, если не ты? Ну и прочее в том же духе, а всё остальное, право, мелочи...
  

2

   НП, а заодно и место для съёмки, Олег выбрал удачно. Дорога тут шла между двумя холмами, потом резко уходила налево и терялась где-то в степи, а Круг оставался справа, не так уж до него и далеко. Вот на один из холмов и забрался, тихо залёг на вершине. Всё проделал с осторожностью, прекрасно понимая, что у росгвардейцев и тепловизоры имеются, и беспилотники. Это у спутников какие-то проблемы. Надеялся, что всё-таки в тыл наблюдатели сейчас не смотрят, всё внимание на Круг, а иначе от тепловизора не спрячешься, в такую-то погодку. Его тепловую сигнатуру наверняка видно издалека. Но опять же, кто, если не он? Поэтому тихо расположился на вершине и принялся наблюдать, не выключая камеру ни на секунду. Была мысль вообще дать прямой эфир, но вряд ли бы получилось, сигнал наверняка бы отследили и тогда прощай... многое. Лучше уж он потом всё аккуратно смонтирует, пустит музычку, снабдит картинку комментариями и выложит в свободный доступ. По его мнению, информацию отсюда до народа в полном объёме не доводят. Ну, где это видано, чтобы доводили? А о катастрофах такого масштаба тем более умалчивают. В стране ведь одна из национальных идей - это умение врать собственному населению. Так что он, Олег Воронцов, поглядит на всё собственными глазами и сделает потом выводы, которые и донесёт. О том, что можно тут остаться навечно, если что-то пойдёт не так, в голову не приходило. Молодые всегда бесшабашны.
   Танки, казавшиеся отсюда плоскими коробочками с длинным хоботом орудия, продолжали улучшать позиции. То один, то другой, выплевывая сизые клубы дыма, начинал двигаться, потом останавливался. Терминаторы, похоже, тоже не рвались в бой. Возились с чем-то за линией бронетехники. Воронцов глянул в бинокль. Понятно, ракетомёты готовили.
   Он перевёл взгляд дальше, туда, куда были направлены орудия танков и пусковые ракетомётов. Вот он, Круг, во всей своей красе.
   Видно не так, чтобы хорошо, вездесущая дождевая дымка мешала, но всё-таки основное разглядишь. Хотя, а на что там особенно и смотреть-то? Ну, торчит из земли белый конус высотой метров двести. В таком же белом круге. Как это дерьмо тут появилось, откуда взялось, какими эффектами сопровождалось его появление, уже точно не узнаешь - свидетели, если таковые и были, бродят теперь где-то в виде зомбанутых агрессивных тварей. Прямо как в какой-нибудь книженции про апокалипсис.
   Ну и что господа служивые из Росгвардии собираются делать? Кстати, этот ихний спецназ, совсем не случайно прозванный терминаторами, на сегодня, пожалуй, лучший в плане подготовки и взаимодействия с той же бронетехникой. Делал когда-то Воронцов о них репортаж, допустили самых активных блогеров до показательных учений; был приятно поражён выучкой, оснащением и возможностями подразделения. А ведь, казалось бы, фактически внутренние войска, призванные бороться с собственным народом, как принято считать в широких кругах. А нет, оказывается. Помимо этого умеют и кое-что другое.
   Конус сахарной глыбой нависал над миром, пробивая острой верхушкой низкие облака. Особой тревоги при виде этой махины Олег не испытывал, что даже странно, если учесть, какую роль эта штука играет в их жизни. Дней десять назад просочилась информация об этом явлении. Кто-то успел снять на телефон и выложить в сеть минутный ролик. И всё. Потом официально сообщили по ТВ, показали фото с дронов, объявили о карантинной зоне и что всё у них, мол, под контролем. Ну, это как всегда. Только, как всегда, не верилось ни в контроль, ни в то, что могут обеспечить и разобраться. Какой карантин, как разбираться? Ежу понятно, штука эта насквозь не здешняя, явно порождение не пойми чего и что у неё на уме - поди разберись. А как уж наши бравые силовики умеют разбираться, в курсе вся страна. Хоть бы поисследовали для начала, что ли, а не сразу стрелять. Хотя... Может, и исследовали, кто знает? Да полученные данные никому не понравились. Потому сейчас тут и танки, и спецназ в экзоскелетах. И наверняка авиация ещё будет. В общем, как обычно, всё весело.
  

3

   Насчёт авиации он не ошибся. Где-то за спиной послышался нарастающий гул и, обернувшись, Олег увидел приближающиеся точки. Вертолёты. Прошли на высоте метров шестидесяти, рассыпались веером и зависли. Десяток "Аллигаторов". Так врежут - мало никому не покажется.
   Олег невольно вжался в землю, эти и увидеть могут, и камуфляж не спасёт. Шандарахнут чем-нибудь пулемётно-пушечным на всякий случай, костей не соберёшь. Разве что висят мордой к Кругу, не до него.
   Пролежав с минуту, Воронцов расслабился - пронесло. Вертолёты агрессии не проявляли. Как, собственно, и вояки на земле. Похоже, чего-то ждали. Олег даже пофантазировал, как ведутся переговоры по связи. Возможно, уточняют, кто первый начнёт, танки или вертушки. Однако начали вовсе не эти.
   Откуда-то прилетело и бабахнуло. Несколько раз подряд. Землю тряхнуло так, что Воронцов чуть язык не прикусил. Тут же пришла ударная волна, и он едва не оглох от грохота. Но не растерялся, голову всё же держал прямо, чтобы камера снимала конус. Круг заволокло плотным дымом, но всё равно было видно, как земля там вздыбилась после ракетных ударов. Прилетело, похоже, с истребителей, навелись откуда-то с большой высоты. Иди дивизион "Градов" вступил в дело. А тут и танки вдарили вместе с вертолётами, дымные стремительные трассы прочертили воздух от каждой винтокрылой машины в сторону Круга. При других обстоятельствах Воронцов взвыл бы от восторга при виде такого зрелища, но сейчас одна мысль вертелась в башке: лишь бы не зацепило, лишь бы камера не отказала. И била его крупная нервная дрожь, куда чего девалось, бесстрашия не было и в помине, зато того самого мандража полные штаны.
   А следом ударили ракетомётные установки. Чуть погодя опять танки с вертолётами. И чего сразу не ядрёной бомбой? А, понятно, центр России, боятся тут всё загадить...
   Он, оказывается, зажмуривал глаза, берёг подсознательно самый важный человеческий орган, но теперь смотрел с любопытством, хотелось понять результат обстрелов. Нервная дрожь потихоньку сходила на нет, человек очень адаптивное существо, испытал вот сейчас такое Воронцов на собственной шкуре. За пять минут, что длился ураганный огонь из всех видов, успел привыкнуть и к грохоту, и к взрывам, и пулемётным очередям, и вообще... привыкнуть. Даже глаза протёр, чтобы лучше видеть. И бинокль поднёс.
   Дождь вроде поутих, видно в оптику стало получше. На первый взгляд, конус не пострадал, Олег даже не удивился, что-то ему подсказывало - сооружение так просто не возьмёшь. И сооружение ли? Термин подразумевает, что кто-то хрень эту строил, а интуиция Воронцову твердила, что стройкой тут и не пахло, что в таком вот виде этот конус сразу и образовался, возможно даже, буквально за минуту. Как такое возможно, он и думать не хотел. Мало ли как? Пусть разбираются те, кто в научных лабораториях халаты протирает, а он лучше всё запечатлеет и будет первым по количеству просмотров. Поэтому голову чуть повыше, чтобы трава не мешала, и бинокль на максимум. А камера сама фиксирует и наводится, она у него недешёвая.
   Всё-таки конусу досталось. Немного. Видны были сколы, выщербленные места, вмятины. Олег сказал бы, что поцарапали чуток. Местами. В целом ничего не развалилось, не обрушилось, как того, наверное, хотели военные с их огневой мощью. Получилось, однако, почти вхолостую. Махина как подпирала небо, так и продолжает его подпирать. И тогда по ней вдарили ещё раз.
   Снова грохот, тряска, вспышки, визг рикошетов, пунктиры трассеров, гул... Словом, дым коромыслом... Убивали конус куда тщательней, чем по первому разу. И куда дольше, долбили беспрерывно, из всех стволов. Воронцов, забывшись, аж приподнялся на руках, словно отжиматься собрался. Зрелище того стоило.
   Вспышки на конусе возникали ежесекундно, это танки перезаряжались и колотили, и колотили прямой наводкой и, скорее всего, бронебойными. Добавляли и ракетомёты терминаторов. "Аллигаторы" не отставали тоже. Да и истребители наверняка дотягивались своими "воздух-земля". Или "Грады". Грохочущий ад тут был обеспечен. Чего-чего, а служивые это делать умели лучше всех. И, похоже, чего-то добились. "Аллигаторы" отвалили пополнять боезапас, а терминаторы неровной цепочкой двинулись вперёд.
   Когда утихло и улеглось, Воронцов увидел в конусе широкую чёрную щель, от земли на высоте метров тридцати, и несколько овальных тёмных пятен повыше. Похоже, танковые снаряды расколошматили всё-таки прочный корпус. Более того, на корпусе появились трещины. Много. Словно по варёному яйцу постучали ложкой, чтобы очистить скорлупу и добраться до вкусного белка с желтком...
   Ага, начинается самое интересное. Как бы подобраться поближе?
   И он начал сползать с холма к дороге, рассчитывая потом как-нибудь выдвинуться вперёд. Проползти в траве с десяток метров, например. А там ещё продвинуться, прячась за кустами или в той же траве. Вряд ли его заметят, по сторонам наверняка не смотрят, всё внимание объекту. Можно даже пригибаясь и бегом. Или не рисковать?
   Спустившись к дороге, перевёл дух. Холм заслонил его и от Круга, и от группировки. Воронцов завертел головой, прикидывая, куда дальше. Вот и подходящая ложбинка, как раз в нужную сторону. И только сделал шаг по направлению, как вдруг конус нанёс ответный удар. Мир перевернулся вверх тормашками, ударил Олега по голове и бросил куда-то во тьму...
  

4

  
   Ткань мирозданья, несмотря на всю свою монументальность, многослойность и незыблемость, на самом деле вещь довольно хрупкая. Порвать её можно в любом месте. Только нужно знать, как. Конус, по-видимому, знал. И располагал всем необходимым для. Эдакий нож гильотины, разрубающий реальность.
   Нож прошёл буквально в нескольких метрах от Воронцова, развалил холм, с которого тот только что спустился, широким зигзагом перерубил полотно дороги и зазмеился дальше, исчезая где-то в полях. Сопровождалось действо утробным гулом, будто кого-то разбудили там, под землёй, и он сейчас ворочался, ругаясь. Земля мелко тряслась, что-то потрескивало и шуршало. Воронцов, правда, ничего не видел и не слышал, пришёл в себя чуть позже, когда и катаклизм подуспокоился. Пахло мокрой листвой, свежестью и неведомой опасностью. Жизнь как бы продолжалась.
   Он лежал плашмя, ноги в стороны. Упал вот так, как стоял. Каска на месте, и камера снимала безликое тёмно-серое небо. Непорядок. Он сел, потряс головой (хрен с ней, с картинкой), проморгался. Глаза слезились, пахло какой-то едкой гадостью. Чем его, интересно, так приложило, что аж вырубился? Будто прямой в челюсть пропустил от тяжеловеса (боксом занимался, тоже надо).
   Когда Воронцов смог нормально видеть, то первым делом разглядел, чуть ли не под ногами, щель в земле, откуда валил пар и пахло той самой гадостью. Щель казалась бездонной. Шириной метра два, можно и перепрыгнуть. Однако самое последнее, чтобы он сделал, это заставил бы себя прыгать. Наоборот, со всей возможной скоростью, отталкиваясь ногами, стал отползать подальше. Потом сообразил, что можно ведь и встать. Вскочил, побежал. Метров через двадцать выскочил из-за холма и замер, вытаращившись на самую величественную и странную картину, что когда-либо видел в жизни.
   На месте конуса, этой сахарной глыбы до неба, теперь виднелось нечто, смахивающее на трилистник. Внутри трилистника бешено вертелись штук семь ярких колец, переплетаясь между собой и разбрызгивая по сторонам огненные капли. Падая на землю, те шипели, искрили и застывали разнокалиберными сталагмитами. От конуса, что раскрылся таким вот образом, по земле шли трещины наподобие той, от которой он только что удрал. Из них так же валил пар, смешиваясь с дождиком, отчего видимость желала лучшего. Несло отовсюду не пойми чем, словно тут открыли химический завод и сейчас пробуют запустить его на полную мощность.
   Воронцов боролся с двумя желаниями: подойти поближе к ближайшему сталактиту или дать дёру, пока ещё ноги бегают. В конце концов, после внутренней нешуточной борьбы, победил сталактит. Уж слишком интересным тот казался. Будто гигантская оплывшая свечка торчит из травы, с таким же желтоватым отливом. А если ещё получится отколоть кусочек? И утащить к себе на предмет изучения? Есть у него пара друзей из профильных институтов, разберутся. По крайней мере, попробуют.
   Мысль эта очень понравилась. Стать героем противостояния, легендой ю-туба (а почему бы и нет, чёрт возьми!), наплевав при этом на риск... Было тут что-то от наследия легендарных военных корреспондентов, а он чем хуже?
   Только как подобраться, чтобы вояки не заметили? И не грохнули во избежание? Он хоть в каске и камуфляжном прикиде, но явно не терминатор.
   Впрочем, ввяжемся, а там посмотрим, вспомнил он любимую поговорку на все случаи жизни. И вообще, не боги горшки обжигают, верно?
   Не думая более, оглядываясь по сторонам, двинулся к ближайшей "свечке", до которой метров семьдесят. Это если по прямой. Но пришлось не по прямой, тут и там виднелись трещины, где больше, где меньше, поэтому шёл зигзагами и петлял, как заяц. Запах начал действовать на нервы. Воронцову казалось, что респиратор ни фига не помогает, и дышит он сейчас напрямую той самой гадостью, от которой все в округе и зомбанулись. И вполне возможно, что и он скоро тоже... того. Но упрямство вкупе с целенаправленностью гнали дальше.
   Метров за двадцать до цели остановился. Что-то в окружающем пейзаже было неправильным. Олег внимательно осмотрелся. Не мог понять, что же так насторожило, что даже остановился? Потом дошло.
   Не было слышно ни техники, ни людей, лишь тихий гул из-под земли да от конуса, где так и вертелись кольца, и слышалось оттуда равномерное тик, тик, тик, будто часовой механизм работал. Воронцов продолжал, щурясь, вглядываться в быстро образующийся туман и тогда разглядел первый танк, а рядом то, что осталось от двух терминаторов и ракетной установки. Ма-ма дорогая...
   Башня танка вмята в корпус как картонная, гусеницы разъехались в стороны, орудие торчало вверх поднятым шлагбаумом. Это чем же его так? А терминаторов Олег поначалу и вовсе не узнал, подумал, откуда тут какие-то продолговатые лепёшки взялись? Нет, то были люди в экзоскелетах, размазанные по земле гигантской кувалдой. Брр...
   Он пялился на то, что осталось от людей и техники, теребил ремешок каски. И чем дольше смотрел, тем меньше ему хотелось идти к "свечке". Но всё-таки пошёл. Была очень хлипкая надежда, что гравипушка (фантастику тоже читал) не воспримет одинокую безоружную фигурку за опасное вторжение и не вколотит в землю, как гвоздь в доску, по самую шляпку. Гвоздём быть не хотелось никак. Ему ещё много чего предстоит в жизни. Сделать наконец-то предложение Светке. И ремонт в своей однушке. И с соседом сверху поговорить по душам, задолбал уже своим рэпом по вечерам. В храм сходить на всякий пожарный. Позвонить родокам, пробежку по утрам. И не забывать пить кефир на ночь. И...
   Он подошёл к сталактиту на расстояние вытянутой руки. Дура выглядела высокой и широкой, как столетний дуб. Какие-то желеобразные потёки возле основания. Сплошные неровности, бугры и складки, вблизи ничего общего со свечкой...
   Хорош пялиться, одёрнул себя Воронцов и достал швейцарский нож. Раскрыл лезвие, стал колупать жёлтую субстанцию, сжав зубы. Думал, не получится, на вид штука казалась твёрже гранита, но на практике - воск воском. Ну, тем лучше. Снял рюкзачок и набросал туда этой субстанции почти до горловины. Запас карман не тянет. Вообще, чем больше сдадим, тем лучше, припомнил он фразу из народного фильма. И всё ждал незримого мощного удара по башке, вздрагивая от каждого звука. И когда откуда-то со стороны Круга вдруг донёсся протяжный вой, переходящий в визг, закинул рюкзак за спину и, не оглядываясь, рванул прочь от всей этой чертовщины. К тишине, компьютеру и кефиру...
  

5

   - И что это за гадость, лол?
   Димка, как всегда, не церемонился. Мог и матом. И обозвать по-всякому. Или свалить, хлопнув дверью, если что-то не по нему. А с виду ботан ботаном: очёчки, узкие брючки, кеды. И портфельчик. Многие по незнанию нарывались, Димка постоянный участник турниров по тэквандо, его растяжке позавидовал бы и Ван Дамм, если бы увидел. А ещё он не последний человек в биохимической лаборатории при одном солидном НИИ. И портфельчик у него из настоящей телячьей кожи. Словом, наш человек.
   Олег позвонил ему сразу после душа. Мол, прибегай, ты срочно нужен для консультации, вопрос жизни и смерти. О последнем Олег не шутил, что-то ему подсказывало, что так оно и есть. Сам занялся пока видео, подключив камеру к компьютеру. Боялся отчего-то, что качество подведёт. Нет, не подвело. Картинка была отличная.
   Димон подкатил быстро, благо жил недалеко. Поздоровались и Олег указал на рюкзак.
   - Надо понять, что это такое. Надеюсь, сможешь.
   Тогда-то Димка и сказал про гадость. Но было видно, что заинтересовался. Очки протёр. Вытащил из портфеля какие-то причиндалы.
   Воронцов же смотрел на субстанцию. Всю дорогу чувствовал её спиной, колыхалась в рюкзаке, будто тащишь с собой дрожалку от холодца. Противно, непонятно, опасно. Дома и открывать не стал, сразу в душ, смыть с себя всю гадость, если ещё не поздно. И прогнать прочь видение раздавленного танка с росгвардейцами. Как дурной сон прогнать, забыть. Что-то там случилось, в этой зоне, что-то страшное. Потому что оцепления не было. А было лишь свинцовое небо с нудным дождиком и тот самый вой, не собирающийся затихать даже на расстоянии. Что-то там происходило, в этом Круге. Совсем для них нерадостное. До оставленного автомобиля он уже бежал, не таясь, так никого и не встретив. И только за рулём, порядочно отъехав, кое-как успокоился, стараясь лишний раз не смотреть на рюкзак, брошенный на переднее сиденье. Надо было, наверное, в багажник, но боялся не уследить, если что-то начнётся. Что именно начнётся и сумеет ли себя обезопасить от чего-то такого, если вдруг, не имел понятия...
   - Что, что? - переспросил Воронцов.
   - Надо эту хрень в лабораторию, говорю, тут я бессилен, у тебя в хате ведь ни стендов, ни приборов, ни аппаратуры.
   - Ну да, к тебе наверное надо. Забирай.
   - Куда мне весь этот студень? Контейнера хватит. Надо будет, потом ещё возьму.
   Засунув образец в портфель, потёр руки.
   - А теперь рассказывай, дружище, откуда у тебя это сокровище и сколько трупов осталось за спиной... - шутить Димон тоже мог при случае.
   - Давай я тебе лучше кино покажу, - кивнул на монитор, где как раз закачивались последние кадры. - Гарантирую, будет куда доходчивей, чем словами...
   ... Потом они сидели на кухне. Димон молчал, рассеянно прихлёбывая зелёный чай, Воронцов специально для него и держал, сам предпочитал хороший кофе. Но сейчас открыл банку "Brio", заслужил, после таких-то подвигов. Однако Димка мнение насчёт подвигов не очень разделял:
   - Бля, ты хоть понимаешь, как мы вляпались? По самые, мать их, помидоры! А как ты живым оттуда выбрался, я вообще не понимаю.
   - Практика. Я ж куда только на лазил, могу в любую щель. Да и оцепление там... слабое. Может, только разворачивались, может, нашёл уязвимое место, хрен знает, но прошёл туда и обратно, как видишь.
   - Да я не о том, балда! Мы сейчас действуем в обход всех законов, фактически, государственные преступники. Куда смотрели фээсбэшники, интересно? Так просто: прийти в охраняемую зону, стать свидетелем провала военной операции, завладеть образцами инопланетной херни и при этом унести ноги!
   - Ну, давай я руководству ФСБ по инету скажу, какие у них сотрудники разгильдяи! - разозлился Воронцов. - Что ворон считают вместо несения службы. Или сдамся пойду, ёпт... Чего ты от меня хочешь? Или, думаешь, я не понимаю, что к чему? Или виноват в том, что там спутники не следят, и организовано всё через пень колоду? Впрочем, кто бы сомневался...
   Отхлебнул из банки, зажевал солёненьким. Нашлись в холодильнике остатки нарезки.
   - Короче, поможешь? Или микроскоп покупать? И потом самому?
   - Да куда я денусь, помогу, разумеется, ну и самому интересно, не каждый день тебе в руки попадает такое, - быстро остыл Димка, хотя и хмурился. - Мне тут многое не нравится, а вдруг ты принёс заразу какую, и кердык всех ожидает, по идеи мы должны образец отдать сам знаешь какой организации, но ведь сразу начнётся такой геморрой, хрен отпустят... Мне лично это даром не надь, тебе, думаю, тоже. Так что...
   Он оставил чашку, поднялся.
   - Хорошо, сегодня суббота, выходной, в лаборатории никаких любопытных глаз. Так что пошёл я, сталкер...
   И уже в дверях, помахивая портфельчиком:
   - Позвоню тогда. Как только, так сразу. Эх, жизнь моя разудалая! Спасибо друзьям, скучать не дают.
   И исчез. Воронцов закрыл дверь и постоял, прижавшись к холодному металлу лбом. Закрыл глаза. Надо бы идти монтировать ролик (там на час времени набегало), подбирать музыку, писать сценарий и комментарии, но сосредоточиться на всём этом мешали дурные предчувствия...
  

6

   А потом пришла Света. Вернее, прибежала. И сразу с порога:
   - Ты новости слышал? Нет? Господи, мир с ума сходит, а он... пиво хлещет! - заметила она банку на кухонном столе.
   - А что такое? - похолодело внутри.
   - Да в этой зоне, чёрт бы её побрал, началось что-то. По Первому передали, что необходима масштабная эвакуация чуть ли не всей области, интернет забит комментариями диванных, но проскальзывает и что-то толковое. Короче, я продуктов уже набрала, холодильник у себя забила, мало ли? Да, гречку с туалетной не забыла тоже!
   Она прошла в комнату и сразу к компьютеру. Олег следом, опередил буквально на секунду, успел закрыть файл с роликом, но Светка с рождения наблюдательная.
   - Чего тут у тебя? Порнушку спрятал? Признавайся, котик!
   - Давай я потом покажу, хорошо? Честно! А сейчас скажи, что конкретно передавали? Это важно.
   - Да проще показать, дай сяду... Ща найду... Где тут у тебя ю-туб? А, вот, нашла... Так, это не то, это не то, это придурок полный... Мммм... Ага! Гляди.
   Олег через её плечо посмотрел. И обомлел.
   Это был брифинг МЧС, совместно с МВД и ВС, - вообще-то, чтобы собрались представители этих трёх ведомств вместе, нужен был грандиозный повод. И он нашёлся.
   Серьёзные дяди с большими звёздами на погонах донесли до населения, что предварительные попытки хоть как-то договориться с инородным опасным объектом результатов не дали, и было принято решение объект уничтожить, однако операция по его уничтожению успехом не увенчалась, а объект проявил ответную агрессию, имеются потери. В связи с чем операция продолжится, а население ближайших районов будет эвакуировано. Всё. Показали издалека конус, километров за пять, ближе, похоже, не получилось. Было едва видно, что там происходит, какие-то яркие сполохи из центра только и разглядишь. Потом журналистам позволили задать несколько вопросов, но, что странно, особой активности те не проявили. Было заметно, что многие подавлены. И ни одного популярного блогера не видно.
   Понятно, наше дело предупредить, а там как хотите.
   Воронцов задумчиво походил по комнате, мельком глянул на рюкзак, который так и лежал на диване открытый. Заглянул. Хмыкнул.
   - А это чего, котик? - Светка тоже подошла. И восхитилась. - Какая прелесть, милый! Это откуда такая роскошь?
   Действительно, красиво. Воронцов присел, присмотрелся. Прежней брезгливости не было, наоборот, хотелось любоваться и любоваться.
   С "холодцом", пока он монтировал ролик и был занят другими делами, произошла какая-то метаморфоза. Теперь это выглядело как "сахарная вата", подсвеченная изнутри, плотная на взгляд, так и просящаяся в руки. И Света воспользовалась приглашением, зачерпнула ладонью вещество, Олег даже помешать не успел.
   - Спятила?!
   Та не ответила, села на диван, сосредоточенно рассматривая субстанцию. Свечение усилилось. И тогда Светка зачерпнула ещё, потом ещё и начала лепить, всё также сосредоточенно, не обращая на Воронцова внимания. Тот заворожено смотрел, что она делает. Препятствовать бессмысленно, Светка видит в предметах не то, что обычные люди. Для неё глина, например, не просто вязкая фигня, а скрытые образы, заключённые внутри и просящиеся наружу. Её задача и призвание - помочь им вырваться из плена, вознестись, обрести свободу. Понятно, что для этого одного желания мало, нужен ещё недюжинный талант. У неё он был. С самого детства.
   Некоторое время Олег наблюдал за работой её пальцев, пока не услышал раздражённое:
   - Отойди... не люблю, когда смотрят, ты же знаешь...
   Он знал, поднялся и ушёл на кухню. Достал ещё одну банку пива, пустую выбросил в мусорку. Чпок!.. Сразу выпил чуть ли не половину, в горле пересохло. И всё думал, почему никто из журналистов не спросил у силовиков, а в чём именно заключалась ответная агрессия? Часть этой агрессии он видел собственными глазами. Но это, скорее, была защита. А вот как Круг умел нападать?
   От них до карантинной зоны чуть больше ста километров. По нынешним временам смех, а не расстояние. И если речь об эвакуации, то всё очень серьёзно, уж он-то знал, пусть и в общих чертах, с чем предстояло иметь дело. И это ему совершенно не нравилось. Сниматься с насиженного места, куда-то уходить, менять весь уклад жизни? Но для начала надо всё же разместить в интернете репортаж с места событий, зря, что ли, он так рисковал?
   Воронцов допил пиво, вышел в комнату. На улице вечерело, но в комнате сумрак разгонял экран монитора и фигурки, что успела сделать Света. Штук пять стояли на полу, шестую ещё лепила. Были они достаточно большие, сантиметров сорока в высоту, и каждая светилась изнутри, будто там маленькая лампочка спрятана, и цвета разные, от бежевого до сиреневого. Воронцов вспомнил, на кого они похожи: у отца с матерью сохранился игрушечный Дед Мороз, который до сих пор ставился под ёлку. Внизу у него имелась полость, куда подводилась лампочка. Жёлтая фигурка светилась под ёлкой, напоминая о празднике, только вот никакими Дедами Морозами сейчас не пахло. Олег подошёл поближе, присмотрелся. Да уж...
   Светка закончила лепить последнего, аккуратно поставила на пол, с сожалением встряхнула пустой рюкзак, глянула, не осталось ли там чего. Не осталось.
   - Жаль, - промолвила, оглядывая фигуры возле ног. - У последнего на левую руку не хватило. Грамм двести.
   Как раз то, что набрал Димка.
   Сидели молча и смотрели, не включая свет.
   Фигуры воинов казались живыми. Что-то неуловимое делало их такими. Материал? Гений Светки? Обстановка таинственности?
   - Почему воины? - спросил наконец Олег. - Да ещё древнерусские?
   - А кому, как не им? - удивилась Светка. - Мы же на своей земле... Пусть защищают.
   Да. Правильно. Именно так. Древние русичи, сделанные из чужеродной субстанции руками русской девушки, вложившей в них душу. С древним оружием и щитами. Кто сказал, что это не поможет? Танки не смогли. Вертолёты. Терминаторы. А эти... смогут. Что-то древнее, могучее поднималось, заполняло пустоты, просачивалось и пристально смотрело за горизонт. Всё правильно, всё так, как надо.
   Тогда Олег сделал ещё одну правильную вещь. Поцеловал Свету.
   И в этот момент зазвонил телефон...
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   .

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"