Голиков Александр Викторович: другие произведения.

Очередь, или кое-что об игрушках

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
Оценка: 3.06*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Интересно,за чем же стоит эта очередь, состоящая исключительно из инопланетян?..


   А.ГОЛИКОВ
  
  

ОЧЕРЕДЬ, ИЛИ КОЕ-ЧТО ОБ ИГРУШКАХ

  
  

Фантастический рассказ

  
  
  
   Здесь не было солнца, а небо заменяла какая-то самосветящаяся субстанция - вроде и не утро, и не вечер, и на день не очень похоже, что-то среднее из всего перечисленного. А вот земля, твердь, имелась - ровная, серая, безжизненная и бесконечная, уходящая чёрт те куда и начинающаяся чёрт те откуда. Над ней ночь никогда не сменяла день, а природные явления, как-то: дождь, снег, жара, холод да просто обыкновенный ветер - отсутствовали напрочь, а атмосфера так вообще не имела никакого значения - каждый в очереди дышал тем, чем привык дышать у себя дома: кто азотом, кто фтором, кто аммиаком, кто прочей химией. Неудобств, однако, никто не испытывал, и скафандрами, автономными модулями, защитными полями и прочей атрибутикой жизнеобеспечения здесь не пользовались, хотя каким образом подобная совместимость достигалась, не имел понятия никто, кроме, естественно, самих землян. Только те в очереди не стояли, так как являлись хозяевами Приёмника, а в какой-то степени и самой очереди.
   А в той преобладали в основном представители негуманоидных рас. Квадратные, шарообразные, треугольные, спиралевидные, конусообразные, ромбовидные и вовсе непропорциональные; многоногие и безногие; пушистые, лохматые, колючие и гладкие, как бильярдные шары; многоглазые, одноглазые и безглазые; многорукие, членистоногие, со щупальцами, с клешнями, панцирные и кожистые; острозубые и беззубые; голубые, зелёные, чёрные, белые, розовые, в горошек и в крапинку; ползающие, подпрыгивающие, скачущие и перекатывающиеся; весёлые, хмурые, грустные, радостные, озабоченные и не очень, но все без исключения ожидающие и оттого возбуждённые - очередь эта в виде длиннющей, изломанной, шевелящейся и пёстрой змеи протянулась, казалось, на века и мегакилометры.
   У очереди имелось начало, и олицетворял его высокий портал в виде земной буквы "П", а вот конец как таковой отсутствовал, ибо постоянно надстраивался и удлинялся со вновь прибывающими, которые с отчётливым "шпок!" выскакивали, как чёртики из коробки, прямо из ниоткуда, оглядывались, озирались, интересовались, кто последний, и присоединялись к остальным.
   Языковых барьеров тут не существовало, ибо земляне позаботились о едином лингвистическом социуме, создали микроклимат для каждого индивидуума и поспособствовали доставке этих индивидуумов к месту назначения, то бишь в хвост очереди. Каким образом всё это достигалось, какие средства, возможности и способы для решения подобных задач использовались, гадали немногие и гадали недолго: каждый знал, что земляне - величайшая, могучая и непостижимая раса, так чего ради лезть с глупыми расспросами? Ещё по шапке получишь за излишнюю ретивость, за хомо не заржавеет. Подавляющее большинство как раз ломало голову (если таковая имелась в наличии, конечно) на предмет того, что же их ожидает за той непонятной штуковиной в виде "П", и тут же делилось своими умозаключениями, мыслями, гипотезами, догадками и версиями с близстоящими соседями. Те отвечали тем же. Неудивительно, что над очередью стоял несмолкаемый гомон, сливающийся в многоголосое "бу-бу-бу-бу".
   Ещё один аспект этой странной очереди состоял в том, что по природе агрессивные, кровожадные, бессердечные и жестокие становились тут вялыми и апатичными, слишком уж жизнерадостные и любвеобильные поубавляли свой пыл, очень любопытные на время теряли любознательность, а легкомысленные и наивные вдруг ни с того, ни с сего умнели. Тоже на время. Правда, дураки, дебилы и придурки таковыми и оставались (как всегда, в полной уверенности в обратном). Просто земляне заранее позаботились, чтобы в очереди были порядок, спокойствие, гармония, и никаких разборок и оскорблений, хотя стоящие в ней даже не догадывались о своевременно принятых мерах и вели себя, как им казалось, вполне естественно, мирно и непринуждённо. Так что, чего-чего, а скучно в ней не было, хотя бы потому, что стояли тут скученно.
   Всевозможные измышлизмы на предмет "А что там дальше, чего ради стоим-то?" по вполне понятным причинам бурно обсуждались, развивались, ещё больше накручивались и вообще обсасывались со всех сторон. Так, например, где-то в середине очереди одно время превалировала такая точка зрения: земляне, мол, набирают свеженьких рекрутов для межгалактической бойни и за ценой, конечно, не постоят, но народу от этого было не легче. Но поскольку все знали о несокрушимой мощи землян, их неистощимом потенциале, умопомрачительных возможностях (хотелось бы посмотреть на тех кретинов, что бросят им вызов - в порошок сотрут и не поморщатся) и в целом пацифических взглядах на процессы в Галактике, то версия эта продержалась недолго, и вскоре обсуждалась лишь четраном, алгойцем да примкнувшим к ним сепваром. Первый, зеленокожий четырёхрукий монстр с Брагона, обожал потасовки и лез драться к любому, с поводом и без (кроме землян, разумеется. Отучили сразу и надолго); второй же принадлежал к кочующей расе вечных наёмников и не имел за душой ничегошеньки, кроме алчности и желания потуже набить карман, а в лысой татуированной башке - одни лишь строевые команды и строевые песни; сепвар же считал войну узаконенным злом, неизбежным и неистребимым, и на всякий случай просто подыскивал широкие спины, за которые, в случае чего, не грех и спрятаться.
   Самые пессимистичные в очереди склонялись в своих умозаключениях к такой мрачной и жуткой мыслишке: зоопаркам на этой самой Земле вдруг понадобились новые экземпляры, с пылу, что называется, с жару, вот и до нас добрались, пора и нам посидеть за лазерными прутьями на потеху местной публике. Интересно, что самые оптимистичные из них находили в этом даже свои плюсы: наконец-то не надо больше думать о хлебе насущном, уж что-что, а трёхразовая кормёжка-то будет обеспечена, причём за минимум усилий с их стороны. Но даже они понимали, что тут что-то не состыковывалось и вряд ли их надежды оправдаются: ведь всеми декларациями, пактами, договорам, конвенциями, декретами, хартиями и меморандумами разумная жизнь в Галактике провозглашалась бесценной и неприкосновенной со всеми отсюда вытекающими. Земляне, которые и ввели этот закон, неукоснительно следовали его духу и букве и остальных заставляли делать то же самое. Другой вопрос, что не всегда получалось и результат желал лучшего - уж слишком много уродов оказалось в семье.
   Ближе к хвосту в это же время рассуждали о некой Разведывательной Экспедиции в соседнюю или параллельную Вселенную и об открывающихся в связи с этим вакансиях. Ракообразный китонец и похожий на помесь гусеницы с богомолом воорунг с Угары даже поспорили, кто бы из них мог стать капитаном подпространственника-мегатонника или, на худой конец, его старпомом, но после вполне мирной дискуссии согласились в принципе и на помощника вахтенного в третьей дежурной смене. При этом стоящий за ними хинкут едко заметил, что даже землянам с их мощью и потенциалом пока что не по зубам подобные мероприятия (и это было правдой). А шароид с Эндау, похожий на колобок в боевой раскраске, высказался в том смысле, что проблем хватает и у себя дома, так на кой ляд искать их ещё и у чёрта на куличках, а потом тащить их восвояси (и это тоже было правдой).
   Чуть позже буквально всех взволновал неправдоподобный слух, будто бы земляне собираются повсеместно ввести "сухой" закон и поэтому заранее предупреждают о своих коварных планах наугад выбранных представителей каждой из рас, что обитают в Галактике. Но распространителя ужасного слуха вычислили быстро и пригрозили потенциальному саботажнику и паникёру "тёмной". Несчастный фианец, язвенник, а потому трезвенник, мгновенно съёжился под колючими, хмурыми и оценивающими взглядами, попытался спрятаться за жалкими, неубедительными фразами типа "А я что?! Все так говорят!", но окончательно стушевался, сник и чуть не заплакал. Интерес к нему тут же потеряли, и волнения поутихли. Да и сама эта крамольная мысль не заслуживала особого внимания: всем доподлинно было известно, что земляне как раз-то истинные ценители и гурманы хороших, качественных вин и, скупая их повсеместно, о ценах думали в последнюю очередь.
   В другом конце стали рассуждать о генетической корректировке вкупе с синергетикой. Эту тему поднял и развил Зуз, сейфоподобная бугристая глыба откуда-то из центра Галактики. Центристы давно и по праву считались умниками с философской начинкой, и поэтому слушали того внимательно. Он высказался в том смысле, что, мол, каждый народ в отдельности мало что значит, но вот все вместе они могли бы что-нибудь эдакое и сотворить, вот почему их тут всех и собрали. "А что сотворить-то?" - спрашивали его заинтересованно. Мысль о том, чтобы побузить где-нибудь поблизости всей кучей, привлекала и грела душу. Но Зуз мрачно отмалчивался, вперив шесть глаз в небо, а потом начинал по новой: синергетика, мол, корректировка, генетика и коррекция, блин!..
   Тут по рядам прошелестело "просили больше не занимать". Но позади всё так же "шпокало", и очередной призванный оглядывался, озирался и присоединялся к честной компании. Через пару минут выяснилось, что это кентозавр с Бетельгейзе-8 несколько заскучал, стал поглядывать на всех свысока и пустил такую подначку по рядам, для вящего своего удовольствия и хохмы ради. Шутку не оценили, но связываться с ним не стали - что с кентозавра возьмёшь? Имелись дела поважней.
   Перед самой "П" неожиданно разгорелся диспут о смысле жизни вообще и о роли в ней отдельно взятой личности, в частности. Нейнер с Иклаппса с пеной у всасывающей трубки доказывал, что смысл жизни - в самой жизни, и поэтому надо прожить её так, чтобы не было мучительно больно от всего этого кошмара. Ему вторила циана с Галгорны, склонявшая всех к мысли, что все они в массе своей одинаковы, а потому общие основы построения жизни проявляются в неисчислимом её многообразии, что земляне наглядно и доказывают. На резонный вопрос "Кому?" циана буркнула "Себе", чем ввергла находящегося рядом бочкообразного дудуку в глубочайшую задумчивость.
   Недалеко от них кошачий с Лямурса и разумный кактус с Жигла сошлись во мнении, что земляне просто так ничего не делают и в Галактике грядут очередные перемены. С их лёгкой руки по очереди стало гулять малопонятное словечко "бум". А некоторые на полном серьёзе размышляли о том, что людей интересует в первую очередь мифология, у них там, похоже, настоящий всплеск интереса к сказкам и народному фольклору: шутка ли, столько материала под рукой, каждому найдётся, что рассказать, сплясать или спеть. В конце концов, многие стали склоняться именно к такой версии, тем более из "П" так никто и не возвратился, а сами земляне не очень-то и спешили объяснить народу, в чём, собственно, дело и чего от них хотят.
   Однако по большому счёту очереди было как-то фиолетово, до лампочки и по барабану, в чём тут дело и чего это их тут всех вместе насобирали со всех уголков Галактики. Ибо не так уж часто землянам что-то требовалось, и наугад выбранный представитель инопланетной живности мог оказать им некую услугу, которая к тому же неплохо оплачивалась. И подавляющая масса всё чаще подумывала о грядущем вознаграждении, а возможно, и кое-каких дополнительных бонусах. Так что все они тут, без преувеличения, счастливчики и баловни судьбы.
   Одним словом, очередь жила своей жизнью - бурлила, как разогревшийся котёл, заглядывала поверх голов, дискутировала на все лады и ждала, ждала, когда же, наконец, придёт и его черёд, и он пройдёт, наконец, эту "П", а там...
  
  
   Две недели по суб-времени пара дюжин землян, ни на секунду не прерываясь, делала своё дело. Они обмеривали, взвешивали, рентгенировали и голографировали инопланетян, потом расплачивались той валютой, какую запрашивал сканируемый (в разумных, конечно, пределах), и отправляли его через противоположную "П" восвояси, вежливо благодаря напоследок за потраченное время и сотрудничество.
   Эти две недели для кого угодно могли превратиться в сущий ад, но только не для землян (ведь через Приёмник прошли миллионы и миллионы существ). Они уже давно были на "ты" и с пространством, и со временем, и с эзотерическими знаниями, но все свои желания строго соизмеряли со своими возможностями, и первые никогда не возобладали над вторыми. И когда на исходе второй недели последний в очереди, глоэцен с Галгохены, одновременно похожий на паука и осьминога, прошёл Приёмник, и твердь наконец опустела, один из землян громко щёлкнул пальцами, другой помассировал виски, а третья, миловидная женщина, стала неторопливо заплетать длинные волосы в тяжёлую косу. Все их жесты и действия имели свой, глубочайший смысл и необратимые последствия, потому что после этого твердь начала медленно растворяться, субстанция сама собой загасилась, атмосфера с множеством газовых микрорезервуаров испарилась, а две огромные "П" на входе и выходе истаяли. Некоторое время были видны ещё их остаточные контуры, но и они вскоре пропали, оставив после себя весьма странное сооружение - длинную, поблёскивающую серебром коробку с покатым верхом и плоским низом и плывущими, мерцающими гранями. Эту конструкцию земляне между собой называли кто "вагоном", кто "камерой хранения". На самом деле то была объёмно-динамическая космическая платформа одноразового использования.
   Платформа, вернее её модульный биокомпьютер-эфтрекс, синхронизировала своё время со временем отбытия последнего инопланетянина, распадом Приёмника и прилегающей к нему псевдореальности, как следует разогналась, вошла в пространство Хоукинга, задействовала контур пространственного преобразователя и понеслась из центра Галактики к самому краю спирали, к неприметной жёлтой звёздочке под именем Солнце, где в Солнечной системе голубая планета под названием Земля, давным-давно ставшая Единым Детским Садом человечества, уже третью неделю подряд посылала по анзиблю зов за зовом своим папам и мамам, тётям и дядям, бабушкам и дедушкам - дети просили новых, необычных, ни на что не похожих, невиданных игрушек. А земляне очень любили своих детей и ничего для них не жалели. И поэтому сто шестнадцать миллионов пятьсот тридцать две тысячи двести одиннадцать уменьшенных биостатических матриц инопланетян мирно покоились на грузовых стеллажах платформы, чтобы потом из них получили игрушки, которые бы радовали и смешили неугомонных детишек, потому что те...
   ...Потому что те жаждали бесконечно возиться, познавать и удивляться этой Вселенной.
  
  
   Примечания для тех, кто не в курсе.
   Специфические слова и термины из текста в алфавитном порядке.
  
  
   Анзибль - аппарат мгновенной связи в космосе. Выдуман некой Урсулой Ле Гуин, дамой с весьма бурной фантазией (см. Экуменский цикл вышеназванной леди. Там этими анзиблями чуть ли не гвозди забивают).
   Генетика - благодаря СМИ, о ней знает уже каждая собака.
   Контур пространственного преобразователя - что-то типа силовой установки. Для входа в подпространства использует энергию молекулярного распада тислия, металла новейшей энергоёмкой группы, по сравнению с которым плутон, уран и радий обыкновенные сырые дрова (возможно, его когда-нибудь и откроют и именно так и назовут).
   Приёмник - своеобразный "расфасовочный" цех с векторными телепортационными каналами. После трансформируется в галактическую платформу.
   Подпространство - из самого названия ясно. Кстати, скептикам - если существует подсознание, то почему бы не быть и подпространству?
   Пространство Хоукинга - выдумано Дэном Симмонсом, автором шести (пока) фантастических романов, каждый толщиной в кирпич ("Гиперион", "Падение Гипериона" и дальше по списку). Все вопросы к нему, хотя автору лично кажется, что тот и сам не знает, что же это за штука такая и с чем её подают на стол. Но наверняка скорость света там становится чисто абстрактным понятием. Что и требовалось.
   Синергетика - проверка взаимодействия нескольких составляющих во всевозможных сочетаниях (автор, хоть убей, не помнит, где он про это вычитал, но вот, гм, пригодилось).
   Суб-время - положение, при котором время по отношению к реальному замедляется в несколько раз (очень удобно, когда много срочной работы, а её необходимо переделать в минимальные сроки).
   Эзотерические знания - знания, исключительные по своей сути и предназначенные для посвящённых. Как хочешь, так и понимай.
   И последнее - никто из инопланетной живности в процессе сканирования и получения от них биоматриц, необходимых для производства самих игрушек, не пострадал. А что касается оплаты их труда (тоже мне "труд!"! Постояли, поглазели друг на друга, языки почесали и телепортировались кто куда), то это целиком и полностью на совести землян. В смысле, на нашей с вами.
   И самое последнее - (вопрос на засыпку) а Вы подарили бы своему маленькому это чудо природы - четранчика, алгойчика или, например, кентозаврика, мало чем отличающихся от оригиналов?..
   Ответ очевиден.
  
  
  
  
   ************************************************************************
  
  
  

Пенза, 2009

  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   4
  
  
  

Оценка: 3.06*4  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"