Голиков Александр Викторович: другие произведения.

Маса Драмо

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
Оценка: 3.94*12  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Мир "Евразии". Ещё одна история... Опубликован в журнале "Странник" N2 за 2016 год.


   - Понятия не имею, где его носит, - пожал плечами майор Мартинес, когда Ченси спросила насчёт Фила. - Этот мне не докладывается, следопыт - птица свободного полёта. Жди, если хочешь.
   - Баглах изонг! - только и вымолвила Ченси, повернулась и отправилась к скатеру за вещичками. Майор посмотрел вслед и загрустил: сроду сюда не наведывались такие красотки, рыжие, кареглазые да длинноногие. Потом, вспомнив про службу, рявкнул на застывших невдалеке рядовых, вылупившихся на удаляющуюся женскую фигурку:
   - Эй, плейбои! Периметр я достраивать буду?!..
   Рядовых сдуло. Мартинес покосился в сторону Весёлого леса, сплюнул и пошёл руководить.
   Маса Драмо, так поэтично называлось это место на планете Грацио, возле Облачного фронтира, куда Ченси прибыла по очень важному делу и где, как выясняется, застряла на неопределённое время. Фил в своём репертуаре: срочно, мол, прилетай, есть ценная информация, а сам усвистал куда-то, никого не предупредив. Но следопыт тот от бога, потому Ченси и здесь, в двух шагах от Диких земель, а не на основной базе. Слишком многое поставлено на карту.
   Возле скатера уже топтался какой-то тип в замызганном комбезе, с любопытством разглядывающий подвеску. Всё предсказуемо, с раздражением подумала Ченси, будут теперь прохода не давать: красивая девушка на шикарной машине, чем не повод познакомиться поближе? Шуры-муры, масленые глазки, откровенные намёки и прочая фигня к постельной увертюре, потому с ходу отшила потенциального ухажёра:
   - Да, да, парень, всё верно - антигравитационная подвеска именно той фирмы, о которой думаешь, а я Ченси Чеоли, космоархеолог и зоолог, прибыла сюда по очень важному делу, так что мне не до лютиков-цветочков. Можешь передать это всем интересующимся. А теперь отвали, мне некогда!
   - Там в багажнике должен быть кейс с инструментами, мне нужен блок-тестер и запасной вакуумный инжектор. Я правильно понимаю, что тяга при наборе высоты идёт рывками?
   И посмотрел голубыми глазищами. Наивными и доверчивыми, как у девушки нецелованной. И улыбнулся открыто, дружелюбно.
   Ченси поперхнулась очередным хаокским ругательством, что в избытке наслушалась в своё время от деда, и молча направилась к багажнику, удивляясь самой себе: мало того, что не послала парня куда подальше, так ещё и действует по его указке. Но тут уж ей стало просто интересно: с тягой действительно неладно, и откуда про то узнал голубоглазый и доверчивый, было непонятно. Не на вскидку же определил? Или на Маса Драмо такие самородки-механики в порядке вещей? Надо же...
   Открыла задний отсек, кивнула на притороченный сбоку кейс с инструментами.
   - Пользуйся.
   А сама искоса посмотрела на парня. Что-то в нём было. Нетипичное. Местные вояки все как штампованные, косая сажень в плечах и красная рожа с бритым затылком, а этот белобрысый, щуплый, с оттопыренными ушами и держится как бы сам по себе, на расстоянии, ни суетливости, ни угодливости. Уж Ченси-то знала, как ведут себя рядом с ней мужики - хвост пистолетом, стрелы амура из всех щелей и сальные глазки, а этот - никакой реакции, будто Ченси пустое место, а надо ему всего лишь разобраться с подвеской, это куда интересней, чем красивая девушка в двух шагах. Однако!
   Ченси даже слегка обиделась, ибо цену себе знала. Как-то это было непривычно, не укладывалось в заранее просчитанную схему. Редко попадались такие, хм, равнодушные экземпляры. Обычно было как раз наоборот - безразличием и не пахло.
   Экземпляр тем временем положил кейс на землю, открыл и присел на корточки, разглядывая содержимое. Кивнул, вытащил нужное и, ни слова не говоря, полез под днище машины.
   - Эй... - растерялась Ченси. Странности множились.
   - Всё будет в порядке, не волнуйтесь, - глуховато раздалось из-под днища, - дел минут на пять всего, гарантирую.
   И чем-то зашипел, застучал, залязгал. Ченси растерянно смотрела на торчащие ноги в уставных шнурованных берцах (шнурок на правой развязался, кстати) и недоумевала. Нет, что за дела? Чего он там крутит? А если что испортит? Тут ведь на тысячи миль ни мастерских, ни обслуживания толкового.
   - Эй! - Она легонько ткнула носком сапога в торчащий ботинок. - Вылазь давай! Я не шучу. Не хватало ещё скатер поломать. Я чего потом делать буду?
   В ответ промычали что-то нечленораздельное, ноги вдруг дёрнулись, и Ченси поняла, что под днищем происходит что-то важное. На ум пришло - нештатная ситуация. Или, как говорил дед, "сливай антифриз, заливай скипидар".
   Она нагнулась как можно ниже, потом вовсе присела на корточки, чтобы лучше видеть. Парень, вытаращив глаза от напряжения, что-то затягивал. Судя по прилагаемым усилиям, затягивал намертво.
   - Фу-ух! Готово... Я ж говорил - пять минут, а вот протестировать новый инжектор надо там, на высоте, стендов здесь, увы, нету.
   И стал выползать, волоча тестер следом.
   - Ну что, полетели?
   Щуплый-то щуплый, а возвышался над ней подобно башне. Ченси молча смотрела на него снизу вверх, всё пребывая на корточках. Потом медленно распрямилась, не отводя взгляда. Обычно этого хватало - убивало наповал. Однако парень и не думал убиваться, что ему там женские глазки да под длиннющими ресницами? Смотрел и снова улыбался, между делом настраивая тестер... Полетели, значит?
   - Шнурок завяжи... летун.
   И отправилась к кабине.
   - Меня Серхио зовут, - кажется, обижаться он не умел. Похвальное качество.
   - Испанец, что ли? - Открыла дверцу и задумчиво уставилась внутрь кабины.
   - Не, я русский, звать Сергеем. Просто Серхио тут на слух привычней.
   Подошёл, с любопытством заглянул через плечо, осмотрелся и констатировал:
   - Ага, так я и думал, блок диагностики снизу, это куда удобней, чем сверху или на боковой стойке. Разрешите, сразу подключу тестер? При взлёте тут же выяснится, даётся ли стопроцентная нагрузка на подвеску или тяга из-за инжектора холостит.
   - Холостит? - Ченси прикидывала, что оставить в машине, а что забросить на всякий случай в "промку". Не хотелось ту забивать ненужными вещами, она не безразмерная, полкуба всего.
   - Профессиональный сленг, - пояснил Серхио-Сергей, - то есть, холостой режим или неполные обороты. Так я подключусь?
   - Валяй, - кивнула Ченси и легко, с места, запрыгнула в кабину, прошла в пассажирский отсек. Посмотрела в зеркало, якобы подправить что-то в причёске, а сама быстро оглянулась на парня, уверенная, что тот подглядывает. Как бы не так! Уже возится с блоком, подсоединяет прибор, на неё ноль внимания. Ничего себе! Она вновь посмотрелась в зеркало: может, подурнела, пока сюда добиралась? Да нет, всё в порядке, очаровательна и мила, как и прежде, глаза вот только уставшие, но это понятно, столько перелётов, пересадок, треволнений. Особенно теперь, когда есть реальный шанс взять пеленг. Так что чёрт с ним, с парнем, дело прежде всего, а всё остальное - баловство. Хотя поведением этого Серхио была неприятно удивлена, чего уж там. Как-то привыкла, что её женские чары действуют на мужиков безотказно, а тут, видишь ли, мимо...
   И стала с некоторым раздражением швырять себе через плечо, в "промку", вещички, могущие, по её мнению, пригодится там, на месте, - не всегда удавалось скатер посадить прямо на точку. Иногда и под открытым небом ночевала. И пару раз без воды сидела. Так что учёная. Подпространственный мешок, или в обиходе "промка", без разбора глотал пластиковые бутылки с водой и соком, пищевые консервы и концентраты, вакуумные упаковки со всякой всячиной, без звука проглотил одноместную палатку со спальными причиндалами, медсумку, и лишь при отправке в него пеленгатора, штуки довольно громоздкой, издал предупреждающий "треньк!". Ченси покосилась на индикатор ёмкости. Понятно. Над плечом горел уже не зелёный, а оранжевый огонёк - "промка" фактически заполнена. Ну и славно, с одним делом покончено, теперь разберёмся с другим.
   Она присела на выдвижной стульчик, закинула ногу на ногу и разблокировала трэкс-браслет на запястье. Трэкс-связь штука дорогущая, но по-другому Фила сейчас, наверное, и не достать. Не вечность же тут куковать, в самом деле, его дожидаясь?
   - А у вас "промка", как понял, на полкуба всего? - Подал голос этот русский, продолжая возиться с тестером. Ченси в ответ только раздражённо зыркнула из-под рыжей чёлки - не мешай! И продолжила набивать код. Экстренный, приоритетный. Что-то ей подсказывало, что мешкать нельзя, уже охватывала её лихорадка поиска, крепла и крепла с каждой минутой уверенность, что именно сегодня, совсем скоро произойдёт встреча... Ну, где же ты, Фил? Чего не отвечаешь? Нервы, они всё же не стальные, итак сколько времени потеряно, пока сюда добиралась по твоей наводке. Шутка ли - восемь гиперов от Евразии! А потом ещё тут, на скатере, до этой Маса Драмо. Чтобы... что? Всё бестолку, зуттун баглах? Опять впустую?
   Видеорама, раскрывшись, выдала картинку, и Ченси сперва не очень поняла, что именно видит через трэкс-браслет. Пригляделась. На заднем плане торчат, как гигантские пальцы, каменные столбы, между ними заросли кустов, похожие на зелёные пятна, ближе с трудом различается что-то белое, с острыми краями. Чёткости изображению не хватало явно.
   - Фил? Ты где?
   - Ченси? - Звук тоже так себе, но слова разобрать можно, и на том спасибо. - Срочно прилетай, тут такое!..
   В проецируемое видеорамой окно вплыла озабоченно-взволнованная физиономия Фила. Глаза блестят, берет набекрень, губы приоткрыты, дышит, как загнанный, чуть ли не собственный пот глотает. Сдёрнул берет, вытерся. Даже матюгнулся сквозь зубы. Давненько она не лицезрела Фила в таком состоянии. Следопыт есть следопыт, чтобы при любом раскладе держать себя в руках, а иначе далеко не уедешь. Профессия накладывает, знаете ли. А тут явно наложила сверхмеры, не поскупилась. И у Ченси вдруг задрожали руки. Неужели предчувствия не обманули? И она на верном пути? Ох, баглах саранг!..
   - Ты где? - Даже голос дрогнул. - Маяк поставил?
   - Сейчас поставлю, прилетай! - Фил нервничал, и это было видно. Но нервничал правильно, не от страха, а от предвкушения добычи. Лихорадило его крепко.
   - Поняла, вылетаю! Только скажи: это то, о чём я думаю?
   - Очень похоже, Че. Я тут второй день брожу, и второй день офигиваю. Короче, вылетай давай, такое надо видеть!
   Ченси отключила трэкс, откинулась на стульчике и прикрыла глаза. Боже, неужели нашли? Вернее, не нашли, а вышли на след? Только на след? Или всё же?.. Хотелось верить, что всё же. Уж очень долго она ждала и надеялась, чтобы опять довольствоваться малым. Даже думать о том не хотелось, о малом...
   - Ну, мы летим? Я всё подготовил.
   Русский, чтоб его!.. Ченси посмотрела раздражённо. И чего неймётся? Хотя, с другой стороны, машину всё же надо проверить до конца, раз уж взялись. Мало ли. Дикие земли с Весёлым лесом то ещё местечко, тут осмотрительность и осторожность никогда не помешают. Как говорили ей на планетарной базе сведущие люди: смотри там по сторонам повнимательней, Облачный фронтир зазевавшихся не жалует, мигом схавает, в Весёлом лесу много чего имеется с когтями и зубами. Шутники, арронг истонг! Обозвать непроходимый бурелом Весёлым лесом мог только неисправимый оптимист...
   - Ладно, давай проверимся. Только быстро! Мне прохлаждаться некогда. - Прошла на место пилота, устроилась, активировала системы и посмотрела на парня. Тот занял второе кресло, улыбка с лица пропала, сосредоточен и внимателен. - А ты что, докладываться никому не будешь? Ну, что со мной летишь? По башке не настучат за самодеятельность?
   - Кому докладывать? Я тут один механик, сам себе командир. Мартинесу хватает забот и с периметром, в мои дела он не лезет.
   Ченси пожала плечами и запустила двигатель. Можно взлетать.
   - А "промка" да, на полкуба всего, - зачем-то пояснила Ченси, по привычке осматривая горизонт. Не то, чтоб автоматике не доверяла, просто собственные глаза это не сканеры машины, они понадёжней, как ей казалось. - Вот вернусь из этой экспедиции, другую поставлю, куба на два... Ну, с богом!
   И дала на подвеску ту самую тягу, что барахлила. Скатер мягко подпрыгнул и резво дёрнул вверх, прижав обоих к креслам. За секунды набрал километра полтора и завис, остановленный Ченси. Киб-шлем с мыслеуправлением она пока не нацепила, шла вручную.
   - Ну как? С тягой теперь нормально?
   Русский не ответил, занимался тестером, что-то переключал, крутил варньеры.
   - Давайте-ка ещё выше и, пожалуйста, с переключением режима скоростей, от минимального до максимального.
   Ченси фыркнула.
   - Если я дам максимальное ускорение, знаешь, где мы окажемся?
   - Так идите по маяку Фила! Потом развернётесь, ничего сложного, - Сергей явно не понимал, в чём проблема.
   Ей тоже было понятно, что ничего сложного. Если не считать потерянного времени и ждущего Фила.
   - Истонг изор! - Прошипела она сквозь сжатые зубы и, забыв про маяк, дала максималку с последующим набором высоты. Скатер свечой ввинтился в небо, прошил облака, которых тут всегда в избытке (оттого и Облачный фронтир), и километрах в восьми над землёй опять замер, остановленный пилотом. Светофильтры отсекли немилосердно жарящее солнце, затемнив окна. А кондиционер Ченси и не отключала никогда.
   - Достаточно?
   - Теперь горизонтальный полёт и опять с переключением режима скоростей. - Невозмутимо ответил Сергей. На девушку он даже не смотрел, всё внимание прибору. - А маяк ловить не будете? Вслепую станете прыгать?
   Она отругала себя за невнимательность и задействовала поисковик, который через пару секунд запиликал, нащупав луч маяка. Задав вектор, Ченси двинула скатер в нужном направлении, рывками наращивая скорость. Как ей казалось, машина слушалась идеально, никаких сбоев сейчас не наблюдалось. Что ж, спасибо за помощь, Серхио-Сергей. Она даже повеселела и начала разворот, ибо точку рандеву они, естественно, проскочили, возвращаться придётся. Минутное дело, конечно, но всё же... Ну и пассажира надо обратно доставить к строящемуся периметру, нечего ему там, на точке, делать.
   - Да, теперь всё в порядке, можно снижаться и работать в штатном режиме. - Сергей любовно погладил вогнутую панель управления. - Хороший аппарат.
   И впервые посмотрел на Ченси открыто. Та глянула в ответ. В глазах парня искреннее восхищение мешалось с недоверием. Так, наверное, смотрят на чудо - верить глазам своим или всё же принять сие видение за галлюцинацию?
   - А вы красивая, - смущённо произнёс он и даже покраснел. Отвёл взгляд и завозился с тестером, более привычной вещью. Ченси чуть не рассмеялась, настолько всё было наивно и по-детски трогательно, особенно вкупе с "хорошей машиной". Но зато это было настоящее, от сердца, и смех угас, не родившись. Искренность среди её окружения давно стала дефицитом и товаром штучным.
   Однако буквально в следующую минуту все посторонние мысли вылетели из головы.
   Скатер на полной скорости вдруг вильнул в сторону, машину как следует тряхнуло, что-то звякнуло и покатилось в багажнике, а Ченси едва не прикусила язык. Прямо по курсу на ровном месте, из ничего возник радужный столп света, и скатер обходил его широкой дугой, чтобы затем клюнуть носом и устремиться к земле, наплевав на законы физики и аэродинамики: Ченси и не думала гнать аппарат строго вниз, она вообще ничего не успела, настолько неожиданно всё произошло.
   - Ё-моё! - только и воскликнул русский, вцепившись в тестер, как в спасательный круг.
   А она инстинктивно дёрнула рукоять штурвала. Главное - не свалиться в штопор, что вообще-то для скатера проблематично, но в такой ситуации, когда машина тебя почти не слушается, вполне реально. Горизонт накренился, облачный покров мелькнул где-то на периферии зрения, и всю панораму заполнил несущийся на них зелёный, без конца и края, массив леса. Разобьёмся к чертям собачьим, только и подумала Ченси, изо всех сил вытягивая штурвал на себя. И тягу на максимум!.. Скатер взвыл турбинами и стал потихоньку поднимать нос, выводя сам себя из смертоносного пике.
   - Давай, родной, давааааай...
   Нос неумолимо задирался, лес отступал и проваливался куда-то вниз, горизонт выровнял положение и обозначился пеленой облаков. Это был мой последний вылет без киб-шлема, мимолётно пронеслось в голове у Ченси, и она наконец-то выдохнула.
   - Вы всегда так летаете? - после небольшой паузы поинтересовались из соседнего кресла. И добавили. - А это что за штука?
   Сергей указывал куда-то в сторону, и рука от только что пережитого даже не дрожала. Ей бы такие нервы, саму её натурально трясло. Как они спаслись, Ченси не понимала, скатер буквально чиркнул днищем по верхушкам, прежде чем вновь набрать высоту. И тяга не сбоила, машина не дёргалась, вышла на форсаже, как и положено. Но что это было, баглах изонг?!
   Она сбросила скорость почти до нуля, зависла на месте и посмотрела, куда указывал русский.
   Нежданная преграда, благодаря которой они свалились в пике и едва не размазались по стволам, переливалась всеми цветами радуги, одним своим концом уходя к земле, а другим теряясь среди облаков. И там, наверху, бесшумно змеились то ли молнии, то ли разряды электричества, очень яркие, насыщенного голубого цвета. Это было красиво и завораживающе, никакого намёка на опасность. И всё беззвучно, лишь шелест ветра в динамиках да тихий рокот двигателя на малых.
   - Похоже на пробой метрики, - задумчиво промолвил русский. Ченси уже слегка успокоилась, но общее состояние желало лучшего. Она невидяще уставилась на парня, пребывая где-то далеко-далеко, а потом будто накрыло. Ченси вдруг, озарением, поняла, что это. Вернее, кто.
   - Баглах изонг... - только и прошептала. Тронула машину с места и медленно повела к столпу света, постепенно снижаясь к его основанию. Тем более где-то там, рядом, находился и Фил. Что лишь подтверждало её догадку. Быть отброшенной от столпа, как пару минут назад, сейчас не боялась. Переход уже начался, они просто случайно попали в точку его начальной материализации, со всеми вытекающими. Она глянула вверх, сделав кабину прозрачной, мельком уловив, что и русский тоже задрал голову и вытянул шею. Чёрт с ним, теперь не до него, не до фронтира, не до скачков туда-сюда. Теперь ни до чего! Потому что тайна начинает приоткрываться, потому что она рядом с этой тайной, потому что столько искала, ждала, верила - что когда-то она их, наконец-то, всё же увидит, ломая эту безнадёжную, бесконечную череду дней.
   "Надо достать пеленгатор, есть шанс, что сработает, не зря же его дед собирал? В таких вещах старый толк знает, умная голова, плюс золотые руки. И плюс то, что он их видел, запомнил ментальный "запах", в роду Чеоли все сплошь сильнейшие биоэнергетики и экстрасенсы, а она, наверное, самая лучшая, потому и идёт по следу. Если, конечно, это именно они, а не какая-то местная аномалия со своими пространственными выкрутасами. Но Фил ведь тоже что-то нашёл, не случайно же вызвал сюда, на Грацию. Да и чувствует она. Нечто заоблачное, неземное. Словами не передать, ощущения лишь где-то внутри, на "втором" этаже, но она им всецело доверяла, была уверена - на подходе нечто запредельное, странное, необычное, сказочное. Так что..."
   Додумать Ченси не успела.
   Она как раз смотрела на верхушку столпа, уткнувшегося в нахохлившиеся тучи, смотрела, как там змеятся и рвутся на свободу голубые зигзаги и сполохи, как срываются с облаков и стремительно исчезают в никуда ослепительные нити, когда её вдруг придавила к креслу невыносимая тяжесть, да так, что даже дышать стало невмоготу, а через мгновение тело пронзила, буквально вывернула на изнанку, чудовищная боль, стылыми, ледяными когтями вцепившаяся в сердце, в мозг, в душу. И тут же одна из ветвистых молний коброй метнулась к скатеру, целясь в лобовое.
   - Сажай машину! Нау! - заорал русский, и Ченси дёрнулась, сама чуть не крича от боли, на одних инстинктах повела скатер вниз, к земле. Сквозь выступившие слёзы, сквозь меркнувшее, гаснущее сознание кое-как различила среди деревьев поляну с каменными столбами по окружности, где-то сбоку мелькнула оранжевым пятном палатка Фила, и скатер, в режиме посадки задействовав воздушную подушку, взвыл турбинами, прокатился с десяток метров и замер напротив одного из столбов. Последнее, что увидела Ченси, прежде чем окончательно потерять сознание, такую же ветвистую молнию, но вырвавшуюся уже из её "промки". Молния пробила лобовое стекло, зазмеилась куда-то вверх, в выстоту, попутно выгнув тело девушки дугой, забрала с собой боль, тяжесть, оторвала от сердца ледяной коготь и ушла, исчезла, растворилась в пространстве. Ченси обессилено упала в кресло и...
   ... И очнулась где-то. Попыталась оглядеться - получилось, хоть голова как и чугунная, на негнущейся шее. Вокруг полумрак, дальше сгущающийся в сплошную черноту, но тут ещё различимы белеющие в полутьме стволы деревьев, высокая трава под ногами, видны даже кое-где опавшие листья. Она стояла посреди поляны в лесу и скорее угадывала, чем видела, каменные столбы по её периметру, кусты у их подножия, ощущала лёгкий тёплый ветерок, чувствовала какой-то мягкий, нежный, приятный запах. Так может пахнуть родной дом, полузабытый, одинокий, в спешке оставленный когда-то ради великих целей, идей и свершений. Напрасно оставленный. Всё тлен, всё - сиюминутно, а правда, оказывается, в простой истине: ты счастлив лишь там, где тебя по-настоящему ждут, где искренне любят. Ченси поняла это с ослепительной ясностью, закрыла лицо ладонями, постояла так с минуту, вспоминая, огорчаясь и прозревая. А когда опустила руки и посмотрела прямо перед собой, то ничуть не удивилась, увидев его. Вожака королевских туруанских оленей. По чьим следам от планеты к планете шла, пытаясь разгадать их способность перемещаться, постичь их силу, хотя бы частично осознать величие и гармоничность природы, воочию увидеть истинное совершенство и красоту.
   Огромный, могучий, с ветвистыми золотыми рогами, разведёнными широко в сторону, с великолепно вылепленным телом, длинной шеей, массивной головой с умными пронзительными глазами - это существо не вызывало ничего, кроме восхищения. И следом - ощущение собственной ущербности, даже карикатурности на фоне того, что может Природа. Чувствовалась в нём и скрытая сила, и спокойная уверенность. Он знал себе цену. Как и Ченси. Только ценники были разные. Было в нём что-то, кроме стати и грации, что-то, идущее вслед за ним, что лично тебе неподвластно изначально, что-то, намертво притягивающее. Он выглядел настоящим чудом, нереальным в своём воплощении. Но он был. Здесь. Сейчас. И спокойно смотрел на девушку пронзительно-чёрными глазами, как старший мудрый брат на свою непутёвую, взбалмошную сестрёнку.
   "Ты прекрасен...". Хотела вслух, но отчего-то вышло только мысленно, в пси-диапазоне. Или здесь по-другому и нельзя? Осознание, что находится она в странном месте, таком же далёком от реальности, как сон от яви, пришло неожиданно, подсказкой. Даже догадывалась, от кого. И смотрела оленю прямо в глаза, в эти мудрые, много чего повидавшие глаза. И вбирала через них, впитывала иссохшейся кожей живительные струи. "Я верила, что найду тебя, хоть раз увижу, как мой дед когда-то". "Зачем?". Простой вопрос, а как нелегко ответить. "Наверное, чтобы узнать, кто вы. Как вы умеете перемещаться в пространстве сами по себе. Разумны ли. Ведь ты разговариваешь со мной, понимаешь меня...". О многом хотелось спросить, но Ченси умолкла на полуслове. И правда - зачем? Что изменится, если она будет знать "как и почему"? Мир также будет валиться в пропасть, люди останутся прежними, не нужно им этой красоты и таких запредельных знаний, в них куда больше эгоизма, чем веры. А перед ней чудо. Настоящее, неподдельное. Что встречается лишь раз в жизни.
   Хотелось выть от бессилия что-либо изменить в этом мире. С бессилием накатила пустота и усталость, опустошённость и безразличие. Не всё ли равно, если всем плевать и финал предрешён, если в итоге ты всё равно один на один с судьбой, обстоятельствами, если твой бонус - выиграть, чтоб проиграть?
   В глазах оленя сочувствие пополам с пониманием. Но вожак ответил.
   "У нас коллективный разум, и я могу прокладывать Путь, мы живём им, ходим по нему, а сюда, в место, которое вы называете Маса Драмо, мы приходим умирать, когда наступает срок. Читаю тебя, как открытую книгу, и вижу: тебе многое дано природой, ты вобрала от неё самое-самое, но ты ещё учишься. Истины не постигаются, они открываются, их не ищут, они тебя находят сами. Ты это поймёшь много позже, как понял твой дед. Знание иногда обременяет, ибо познание не является последней инстанцией, чаще куда важнее просто чувствовать, как ты сейчас. Видеть, как ты. И - узнать. А большего и не надо. Прощай... Да, и прости за боль, что я причинил тебе ненароком. Мой Путь пролегал вблизи от твоей "промки". Вышло так, что Путь с ней соприкоснулся. Возможно, и к лучшему. Благодаря этому ты сумела проникнуть в моё ментальное поле. Не без моей, конечно, помощи...".
   Ченси показалось, что в последней мысле-фразе проскользнула улыбка, мелькнула солнечным зайчиком и пропала, а вместе с ним и пропало всё остальное - почти мгновенно, за полсекунды, окунувшись без возврата во мрак, во тьму, в безысходность. Ченси вздохнула, но воздуха не было, голова пошла кругом, лёгкие горели, тело сжалось в одну пульсирующую точку, чтобы...
   ... чтобы вынырнуть уже в реальности, в кабине скатера с разбитым стеклом, рядом с пустующим креслом Сергея. Она очумело помотала головой, сморгнула пару раз, вглядываясь в окружающее. Ченси всё помнила, и понимание того, где побывала и с кем говорила, заставило её распахнуть настежь дверцу, буквально вывалиться из кабины и стремительно оглядеться. И замереть от увиденного.
   Скатер стоял, почти уткнувшись носом в каменный столб. Было заметно, как машина приземлялась - воздушная подушка сделала довольно широкую просеку среди костей. Те были ослепительно белые, гладкие, будто отполированные. И было их много, очень много. Кладбище... "Мы приходим сюда умирать" - вспомнила Ченси. "Дед, а почему именно королевские олени, а не просто туруанские?" - припомнила она и это. "Потому, внучка, что они такие единственные во вселенной, а эпитет "королевские" это лишь подчёркивает". Вот так. И никак иначе.
   Вожак стоял в центре этого кладбища, с гордо поднятой головой. Золотые рога сияли ослепительно и призывно, и с небес к ним стекало радужное свечение, всё в высверках и бесшумных молниях, с голубыми зигзагами по кромке. Ченси заворожено уставилась на эти рога. Вот он, генератор свёртки пространства, живой, одушевлённый, созданный природой, а не людьми с их техникой. Как просто и как сложно... У ног вожака лежали две самки, подогнув передние ноги. Даже отсюда было видно, что они на последнем издыхании - головы у самой земли, глаза закрыты, по телу дрожь. Вожак привёл их к последнему пристанищу, за котором вечный покой и бесконечная тишина. Что есть коллективный разум? Наверное, быть до конца всем вместе. Ченси не сомневалась, что остальное стадо сейчас рядом, на том самом Пути, проложенным вожаком. Смотрит откуда-то сверху на умирающих сородичей и, возможно, понимает и грустит. Разум везде одинаков в своих эмоциях. Особенно в таких.
   А потом она увидела Фила и Сергея. У следопыта в руках лазерная винтовка, и русский вцепился в неё мёртвой хваткой. Здоровенный Фил, похожий на взъерошенного медведя, дёргал оружие, пинал механика ногами, но тот не уступал. Боролись они почему-то молча, уступать никто не собирался.
   - Нет, Фил, нет! - закричала Ченси и бросилась со всех ног к дерущимся. - НЕЕЕТ!
   До них было метров семьдесят, и неслась она как ветер, откуда и силы взялись. Урою скотину, билось в голове. Будь ты проклят, Фил, билось там же. Не дам! - стучало в висках. И она почти успела. Почти.
   Фил умудрился как-то извернуться, выдернуть винтовку из пальцев русского, отскочить и навести оружие на вожака. Всё произошло быстро и неотвратимо. Жахнул импульс. Ченси взвыла и в два прыжка оказалась рядом. Но Сергей всё же успел раньше, успел помешать прицельно выстрелить. Огрел Фила по башке подвернувшейся костью, и тот без звука рухнул на землю с застывшей на лице гримасой боли и удивления. Запыхавшаяся Ченси лишь показала большой палец, без сил повалилась на землю, приходя в себя. И с земли увидела, как радужный столп начал темнеть, наливаться густой синевой, мелькнул в нём устремляющийся в высь вожак, на мгновение блеснули золотом его рога, и канал схлопнулся, породив раскатистое приглушённое эхо. И наступила тишина. Лишь ветер что-то бормотал невдалеке, запутавшись в высокой траве, да постанывал Фил.
   Сергей опустился на корточки рядом с Ченси, сорвал травинку, пожевал.
   - Ты извини, что оставил тебя, но этот придурок собрался стрелять. Времени не было тебя в чувство приводить.
   - Мы уже на ты? - изогнула бровь Ченси и улыбнулась. С облегчением, как после хорошей, на совесть сделанной работы. А после серьёзно спросила. - А почему ты вообще решил помешать ему стрелять? Кабан здоровой, уделал бы и тебя до кучи.
   - Это вряд ли, я контрактник, да и Мартинес бы за меня удавил.
   Он помолчал, вглядываясь в небо.
   - Я бы ни за что не позволил убить этого оленя. Потому что... Потому что он один такой на всю вселенную.
   И, продолжая смотреть на облака, тихо добавил:
   - Как и ты, Ченси...
   Она снова улыбнулась, легко поднялась и направилась к скатеру, бросив через плечо:
   - Шнурок завяжи.
  
  
  
  

Оценка: 3.94*12  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"