Голованова Светлана Георгиевна: другие произведения.

Дорога к дому или экспедиция "неудачников"

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:


Экспедиция "неудачников"

или

Дорога к Дому


   Глава 1
  
   Фонарь на углу дома несколько раз мигнул и погас. Черные мохнатые тучи, наползавшие с востока, к этому времени успели закрыть половину неба. Заметно стемнело, и хотя в вышине высыпали первые звезды, их не было видно за пеленой облаков. Во дворе было тихо, редкие прохожие быстро пересекали темный участок дороги или обходили его стороной.
   В это время на прогулку вышел крыс. Несколько раз он высунул любопытную мордочку, оглядел все вокруг и в нерешительности снова спрятался, как будто сомневаясь, стоит ли покидать надежное место. Но запасы еды в крысином доме закончились, поэтому зверек, высунувшись еще раз и убедившись, что опасности нет, выбежал из укрытия.
   Большими прыжками крыс понесся за угол дома, туда, где на площадке, огороженной невысоким забором, стояли мусорные баки. Именно здесь крыс собирался найти что-нибудь съедобное. Впрочем, старая газета или кусок тряпки тоже могли пригодиться в хозяйстве. Чаще всего крысу легко удавалось найти что-то полезное, но порой люди или животные заставляли его прервать охоту и вернуться в убежище ни с чем. К счастью, в этот раз на площадке никого не было - самое время основательно пополнить кладовую. Уже возле забора он наткнулся на слегка покрытый плесенью большой кусок белой булки. Крыс перенес добычу поближе к убежищу и, припрятав ее в кустах, вновь направился на поиски.
   Следующей находкой зверька стало недоеденное кем-то яблоко, лежащее возле мусорного бака. Это был просто огрызок, но для крыса - настоящее сокровище. Он оттащил яблоко в убежище и опять побежал к мусорным бакам.
   Самой удачной оказалась последняя вылазка, когда крыс набрел на прозрачный пакет с крупой. Не беда, что в пакете копошились жучки, это была еда, которой хватит надолго. Тащить пакет было тяжело, поэтому крысу приходилось двигаться медленно. Он тянул пакет за край, оглядываясь по сторонам, опасаясь появления любого, кто мог бы помешать ему дотащить добычу. Каждый резкий звук, каждый стук каблуков заставлял крыса замирать на месте и дожидаться, когда можно будет идти дальше. Наконец показались знакомые кусты. Оставив добычу у входа, крыс юркнул в убежище. Там он несколько минут отдыхал от тяжелой ноши, затем снова выглянул наружу, и, убедившись, что вокруг нет ни души, осторожно втянул пакет с крупой внутрь.
   Пока он переводит дух, расскажем о нашем герое и о том, как он стал одиноким крысом.
   Крысу было не более пяти месяцев от роду. У него была черная голова и такая же черная полоска на спинке. А живот и бока крыса были белыми. Вернее, белыми они были когда-то, а теперь, после нескольких месяцев жизни на улице, белая шерстка потемнела, в некоторых местах появились пятна от грязи и травы. Раньше все было по-другому: крыс жил в доме, где о нем заботились. Там было тепло, и никогда не шел дождь, а в кормушке всегда было полно зерна. Тогда эта еда не казалась зверьку особенно вкусной, и он лишь изредка подходил к кормушке, предпочитая кусочки сочной курицы или сладкого яблока, которыми он мог полакомиться из рук хозяев.
   В доме была еще и клетка. Конечно, ничего плохого о своей клетке крыс сказать не мог. Клетка была большой и красивой, со всякими нужными для жизни вещами - удобными гамачками, уютным домиком, лесенками и полочками, а также толстым канатом, по которому он мог лазить. Крыс по-своему любил ее и даже с удовольствием вечерами шел туда спать. Но бегать по комнате, карабкаться по диванам или забираться на подлокотник кресла все-таки нравилось зверьку гораздо больше.
   Крыс уже стал забывать, почему оказался на улице один. Он смутно помнил, как его вынесли из дому и посадили на травку. Хозяйка рвала большие зеленые листья и протягивала ему, предлагая немножко перекусить. А потом вдруг громко загудели машины, и залаяла большая собака. Испугавшись, крыс побежал прочь от этого шума и спрятался в кустах. Когда шум прекратился, оказалось, что он не знает, как вернуться назад. Знакомый запах дома утонул в море запахов чужих людей, машин и собак, поэтому крыс не смог найти дорогу. Он прятался в кустах, иногда выглядывая наружу и все еще надеясь, что его найдут, и он сможет вернуться домой. Но дни шли за днями, а дом был все так же недосягаем. И крыс смирился с потерей, осознав, что теперь ему придется жить одному. Иногда во сне он видел дорогу, ведущую к дому. И крыс бежал по этой дороге, бежал очень быстро, ведь если опоздать, дорога может исчезнуть. Казалось, дом совсем близко, еще чуть-чуть, и он добежит до него. Тут крыс просыпался и оказывался лежащим на холодной земле. Он понимал, что это был только сон, и никакой дороги домой просто нет. В последнее время такие сны стали сниться крысу все реже и реже... И все-таки в глубине своей крысиной души он хранил надежду когда-то снова обрести настоящий дом.
  
   Глава 2
  
   Вернемся снова к тому времени, когда наш крыс впервые оказался на улице. Первую ночь он провел, трясясь от страха и голода, в густой траве у забора. Крыса пугало все - незнакомые резкие звуки, шаги по тротуару, мяуканье кошек и лай собак. Он устал, он хотел спать, но боялся даже на минуту прикрыть глаза. Ближе к утру крыс все-таки уснул, однако его сон не был крепким, он часто просыпался, вздрагивая от очередного крика или сигналов машин.
   Проснувшись окончательно, крыс вылез из травы и побрел в сторону ближайшего здания. Он шел к людям, надеясь получить еду и надежду на возвращение домой. С рождения он доверял людям и получал от них только ласку и заботу. Но почему-то на улице никто не хотел угостить крыса вкусной кашей или дать ему кусочек яблока или куриную косточку. Нестерпимо хотелось есть, и от отчаяния крыс стал грызть траву, пытаясь как-то утолить голод.
   Едва не задев крыса, в траву упал камень. Крыс не видел человека, который его бросил, он в испуге бросился бежать назад, к забору, чтобы спрятаться в густой траве. Зверек провел там весь день, боясь вылезти наружу. Когда же голод опять заставил крыса отправиться на поиски пищи, он непрерывно оглядывался вокруг, стараясь пройти как можно тише и незаметнее. Именно тогда крыс нашел помойку, где можно было чем-то поживиться. Он быстро понял, что не стоит быть слишком привередливым. Картофельные очистки, сухарь или брошенная голубям крупа вполне годились в пищу. Конечно, его бывшие хозяева не стали бы угощать подобной едой своего питомца, но сейчас выбирать не приходилось.
   За время, проведенное на улице, крыс похудел. Упитанное брюшко домашнего любимца исчезло, теперь крыс обладал поджарым телом обитателя помойки. Ленивая расслабленность превратилась в настороженность дикого зверя. Крыс узнал, как пускать в ход зубы и когти, как спасаться от бездомных собак и кошек, как убегать от брошенных в его сторону камней.
   Хуже всего ему приходилось в дождь. Мокрая, прилипающая к телу шерсть не давала согреться на холодном ветру. Жиденькие кустики и трава позволяли укрыться от людей и бродячих псов, но от потоков воды, льющихся с неба, они не защищали. В той, почти забытой благополучной жизни, у него был собственный фанерный домик, который так пригодился бы ему сейчас. Конечно, домик был небольшой, но в нем можно было свернуться колечком и уснуть, положив мордочку на собственный хвост. А теплое одеяло, на котором он иногда лежал во время прогулок по квартире... Можно было бы залезть внутрь или просто улечься сверху, лениво оглядывая все вокруг немного прищуренными глазами. Увы, ни домика, ни одеяла теперь у него не было. Как не было и самого дома...
   Однажды крыс нашел большую картонную коробку и, проделав дырку, забрался внутрь. Но отдыхать в тепле крысу пришлось недолго. Лишь один день прожил он в этом картонном дворце. Уже на следующее утро местные мальчишки, затеяв игру в футбол, решили использовать коробку в качестве мяча. К счастью, это произошло, когда крыс уходил на поиски еды. В следующий раз, когда он нашел подходящую коробку, то осторожно отволок ее к забору, туда, где трава была гуще. На сей раз он прожил в самодельном доме почти неделю. Увы, ночной ливень превратил временное пристанище одинокого крыса в размокшие лохмотья. И крыс вновь оказался бездомным...
   Затем было несколько неудачных дней. Подходящие домики больше не попадались, и крысу приходилось укрываться от зачастивших дождей то под скамейкой во дворе, то под бетонной плитой у подъезда дома. Но если от дождя еще как-то удавалось укрыться, то от бродячих кошек совсем не было житья. Лаз под плитой был слишком большим, и туда могла забраться даже крупная кошка. В один из вечеров, когда крыс уже дремал, вкусно поужинав найденным на помойке куриным крылышком, ему пришлось спасаться от огромного кота, неожиданно заглянувшего под плиту. Конечно, обидно, что недоеденное крылышко пришлось оставить коту, но еще больше огорчала крыса большая царапина на лапе, появившаяся в результате кошачьего нападения.
   Постепенно жизнь одинокого крыса превратилась в череду похожих друг на друга безрадостных дней. Прерывистый сон, вздрагивания от каждого шороха, редкие вылазки за едой, когда удачей была найденная засохшая корка или заплесневелый кусок сыра, новые царапины на лапах и хвосте... И еще - дождь, который все шел и шел...
   Эта черная полоса закончилась совершенно неожиданно. Во время одной из вылазок на помойку крысу пришлось спасаться от серой облезлой кошки, промышлявшей возле мусорных баков. Вероятно, кошка не нашла среди мусора ничего интересного, так как с явным энтузиазмом бросилась за крысом. Наш герой, забыв о еде, понесся прочь, не разбирая дороги. Трудно сказать, что именно заставило его свернуть с привычного пути, но неожиданно крыс увидел небольшую щель, куда взрослая кошка пролезть не могла. Не раздумывая, он нырнул туда и замер, прислушиваясь к долетавшим до него звукам. Только когда стихло недовольное мяуканье упустившей добычу кошки, крыс решил, наконец, выяснить, куда же он все-таки забрался.
   Открывшееся его глазам место напоминало пещеру. Несмотря на прошедший недавно дождь, в пещере было сухо и тепло. Если бы мы с вами взглянули на новое обиталище нашего героя, то легко узнали бы в нем остов старого автомобиля. Давно лишившийся колес железный монстр стоял прямо на земле, и лишь с одного бока его подпирал камень. Именно в эту, образовавшуюся между землей и камнем щель и юркнул крыс, когда спасался от кошки.
   Оглядевшись, крыс подумал, что это жилище намного уютнее и надежнее пустой коробки или щели под подъездом. Удобнее отсюда добираться и до полюбившихся зверьку мусорных баков. И крыс решил устроить здесь свой дом. Впрочем, домом это место он все-таки называть не стад. Дом - это то непостижимо далекое и сказочно прекрасное место, куда он лишь надеялся когда-то попасть снова. А это место крыс назвал для себя "убежищем" и постарался оборудовать его как можно удобнее. Позаботился о запасах еды на "черный" день, сложив в углу старый сухарь, засохшее яблоко, кусочки сушек и несколько орехов. Из газет и кусков обивки сидений получилась неплохая подстилка, на которой удобно спать или просто лежать, мечтая. Позже крыс притащил в убежище кусочки веток - для стачивания зубов и просто для развлечения. Этой же цели служили принесенный с улицы карандаш и найденная в машине толстая книжка.
   Крыс привык к новому жилищу. Если на улице шел дождь, он просто оставался под крышей дольше обычного, питаясь тем, что было припрятано раньше, а на поиски пищи отправлялся, когда все вокруг подсыхало. Конечно, и сейчас на улице его подстерегали опасности, но теперь крысу было куда возвращаться, и уже одно это вселяло в него надежду на то, что все будет хорошо.
   Некоторые предметы, появившиеся в убежище, были полезны - куски тряпок, выброшенная кем-то вязаная шапка, щепочки, а некоторые были принесены, потому что просто понравились крысу. Так чем-то приглянулись ему небольшая цепочка и круглый маленький шарик из стекла. Но самой удивительной находкой крыса была маленькая пластиковая кормушка, точно такая, как была когда-то у него дома. Несколько дней крыс поглядывал на кормушку, ожидая, когда же в ней появится зерно или еще что-то вкусное, как раньше дома. Но теперь кормушка почему-то не хотела заполняться едой, и крыс стал сам приносить и складывать в нее орехи и семечки.
  
   Глава 3
  
   Хотя после того, как крыс нашел убежище, его жизнь заметно улучшилась, она все еще оставалась весьма опасной. Крысу все так же приходилось рыскать по помойкам в поисках еды и убегать при появлении людей, кошек или собак. Но вскоре произошло событие, окончательно изменившее жизнь крыса. Более того, именно с этого события начались его приключения, хотя в тот момент крыс об этом не подозревал.
   Однажды во время утренней прогулки крыс ушел особенно далеко. Людей на улице еще не было, поэтому крыс свернул в сторону от мусорных баков и, пробежав по траве, вышел на узкую дорожку. Именно там он и увидел ЭТО. Находка представляла собой небольшую розовую палочку, размером чуть больше спички. Трудно сказать, что заставило крыса обратить внимание на этот предмет, но ему захотелось отнести эту палочку в свое жилище. К счастью, находка была почти невесомой, и крыс легко смог нести ее в зубах. В убежище он осторожно положил палочку возле своей лежанки. Днем крыс, как обычно, заснул, но сон его был беспокойным. Однако теперь зверек вздрагивал не оттого, что видел во сне нападение огромной кошки или летящий камень. Нет, сейчас больше всего на свете крыса пугало то, что его находка может вдруг исчезнуть. Время от времени зверек приоткрывал глаза и при этом слегка косил глазами в сторону розовой палочки.
   Проснувшись, крыс сразу бросился к своей находке. Как будто какая-то сила заставляла его вновь и вновь проверять, не случилось ли что-нибудь с палочкой. Вот и сейчас крыс взял ее в зубы и отнес на подстилку. Он улегся снова, намереваясь еще немного поспать. Одну лапу крыс положил на палочку, будто защищая ее от нежданных гостей. Тут он вспомнил о большом куске колбасы, который недавно видел на помойке. Тогда возле колбасы крутилась собака, и крыс понял, что эта еда ему точно не достанется. Но колбаса выглядела так соблазнительно, что ему и сейчас хотелось ее попробовать. Крыс так живо представил розоватый кружок перед своим носом, что ему даже показалось, что в убежище запахло колбасой. Понимая, что ничего подобного в его жилище быть не может, крыс все-таки открыл глаза и повернул голову в ту сторону, откуда доносился запах.
   На земле возле края подстилки действительно лежал круглый кусок вареной колбасы - свежей, приятного розоватого цвета, с белыми вкраплениями кусочков сала. Поверить в то, что она реально существует, было совершенно невозможно.
   Крыс несколько раз закрыл и открыл глаза, ожидая, что колбаса исчезнет, но она по-прежнему лежала на земле. Крыс приподнялся на лапах и потянулся мордочкой в ее сторону. Вблизи она пахла еще вкуснее. Медленно и осторожно крыс подполз поближе и вцепился зубами в непонятно откуда свалившуюся добычу. Насытившись, крыс так же медленно вернулся на подстилку и попытался осмыслить происходящее. Ничего разумного в голову не приходило, и он решил, что лучше умыться и слегка отдохнуть после еды. Крыс долго и тщательно вылизывал мордочку, а потом лапы и живот. И даже хвост удостоился его внимания, что бывало нечасто. Потом зверек вытянулся на подстилке и опять уснул. Розовая палочка лежала у крыса в изголовье и, хотя вокруг царил полумрак, сияла так ярко, будто в убежище заглянуло солнце.
  
   Глава 4
  
   Через какое-то время крыс проснулся и, зевая и потягиваясь, отправился осматривать свои запасы. Он делал это регулярно, словно мысленно составлял список того, что успел скопить. Когда крысу казалось, что запасов надолго не хватит, он отправлялся на поиски еды или чего-нибудь полезного. В этот раз крыс неспешно обежал все закутки своего нехитрого жилища и убедился, что у него нет необходимости тотчас же отправляться в путь. Закончив осмотр, крыс вспомнил о розовой палочке и почти бегом понесся к лежанке. Палочка лежала там же, где он ее оставил. Крыс пока не понимал, зачем ему понадобился этот странный предмет, но ему почему-то хотелось, чтобы палочка все время была на виду.
   Придерживая палочку передней лапой, крыс удобно устроился на лежанке. Увы, это сооружение из тряпок и газет за последнее время стало совсем грязным и влажным. Виной тому были приносимые на подстилку кусочки еды и грязные после прогулок по раскисшей от дождя земле лапы и хвост. А крыс любил, чтобы подстилка была сухой и мягкой. Такой, как была когда-то у него дома. В убежище крыс старался следить за чистотой, он всегда долго и тщательно умывался, но иногда делал это уже после того, как устраивался на лежанке, вытянув грязные лапы. В его положении, правда, вряд ли стоило сетовать на неудобства. Крыша над головой и еда почти каждый день - это совсем неплохо. А сухие опилки или мягкий гамачок - теперь об этом можно было лишь мечтать.
   Крыс улегся на подстилке, положив мордочку на собственный хвост, и представил, что прямо под ним на земле лежат мягкие опилки. Опилок было много, в них можно было зарыться лапами или даже спрятать там что-нибудь ценное. А поверх опилок лежала сложенная в несколько слоев мягкая фланелевая тряпочка, сухая и чистая. Конечно, крыс понимал, что ни опилкам, ни мягкой тряпочке неоткуда здесь взяться, но такие фантазии обычно доставляли ему радость. Крыс вздохнул и уткнулся мордочкой в мягкую фланель.
   Наверное, даже появление колбасы не произвело на нашего героя такого ошеломляющего впечатления. Он спрыгнул с лежанки и несколько раз обошел ее со всех сторон. Старые тряпки и газеты исчезли, на их месте лежала куча опилок, аккуратно прикрытая сверху одеяльцем из фланели. Более того, возле лежанки крыс увидел большую упаковку опилок, на боку которой был нарисован непонятный грызун, похожий на крысу и хомяка одновременно. С одной стороны упаковка была вскрыта, как будто невидимый хозяин только что отсыпал часть опилок, соорудив из них лежбище для своего питомца.
   Крыс долго не мог успокоиться. Он метался по убежищу, внимательно осматривая все и выискивая следы постороннего вторжения. Но ничего не изменилось. Только опилки и мягкая тряпочка на лежанке напоминали зверьку о том, что произошло нечто необычное. Постепенно зверек успокоился, ведь поскольку ничего плохого не произошло, то не все ли равно, как и почему это случилось.
   Через день, когда крыс отдыхал на лежанке, его взгляд упал на пустую кормушку. Потрясенный непонятными событиями, он просто забыл ее наполнить. Крыс вдруг вспомнил, как бывшая хозяйка насыпала в кормушку странную смесь из овсяных хлопьев, орехов, зернышек и каких-то пахнущих мясом кусочков. Зверек ненадолго прикрыл глаза, представляя, какое роскошное пиршество он мог бы устроить, если бы вместо отсыревшей булки и заплесневелой крупы, которыми он последнее время питался, в кормушке вновь появился тот вкусный корм. Увы, это опять были только мечты... Крыс потянулся и снова открыл глаза. В кормушке лежала солидная горка крысиной еды.
   Крыс кубарем скатился с лежанки. Лишь когда он подбежал к кормушке и попытался схватить несколько орешков, то обратил внимание на розовую палочку, которую, видимо, случайно зажал в лапке, когда спал. Именно в этот миг крыс подумал о том, что все происходившие в последнее время чудеса связаны с этой загадочной палочкой.
   Крыс осторожно отнес палочку на лежанку и прикрыл ее фланелью. Он улегся рядом и стал думать о том, какую же это палочку он подобрал, и что же ему с ней теперь делать. Одно крыс понял сразу - палочка была самой ценной вещью, которую он когда-либо находил, и ее просто нельзя потерять. Крыс никогда не читал сказок и ничего не знал о магии и колдовстве, поэтому он никогда не думал о волшебниках и волшебных палочках. Ведь он был всего лишь обычным крысом, да к тому же долгое время жил один и потому не мог услышать что-то ни от крысиных собратьев, ни от людей. Все, что довелось узнать ему за последнее время, - это как выжить на улице в одиночку.
   Крыс пока еще не знал, как именно использовать свою находку, но понимал, что палочка может помочь ему в осуществлении самых заветных желаний. Нет, не палочка, это же не обычная деревяшка, найденная в траве. Палочка! Именно так, с большой буквы, крыс начал мысленно называть свою находку.
  
   Глава 5
  
   Первым делом следовало понять, как же действует таинственная находка. Устроившись поудобнее на лежанке и зажав в лапе Палочку, крыс задумался, какие же желания она может выполнить. Как здорово было бы, например, оказаться дома. Он вспомнил гамачок в клетке, где спал, кресло, на спинке которого любил лежать. Увы, хотя крыс думал о доме довольно долго, ничего не менялось. Он по-прежнему лежал на подстилке в остове старого автомобиля, а дом все не появлялся. Видимо, такие желания Палочка исполнять не умела или, может, просто не разобрала, хочет он клетку, домик или гамак. Не смогла Палочка доставить даже одно кресло. Возможно, кресло было слишком большим и просто не поместилось бы в убежище. Зато теперь у крыса не было проблем с едой и питьем - стоило только подумать об этом, как кормушка наполнялась крысиным кормом, а в поилке появлялась свежая вода. Он мог побаловать себя кусочком яблока или морковки, листиком салата и даже куриной ножкой.
   Вначале крыс, еще не зная возможностей Палочки, старался запасти как можно больше еды, в результате все вокруг было завалено крупой, хлебом, кусками колбасы, овощами и фруктами. Еды было слишком много, чтобы съесть ее всю сразу. А поскольку в любой момент крыс мог попросить у Палочки что-то свежее и вкусное, ему совсем не хотелось доедать остатки вчерашней, начинающей портиться пищи. К счастью, чудесная находка умела не только приносить вкусные вещи, но и убирать ненужные. В убежище снова стало чисто, а все лишнее куда-то исчезло.
   Крыс набрал вес, и хотя он по-прежнему не был толстым, ввалившиеся бока его приятно округлились. Царапины на теле и лапах зажили - ведь теперь ему не надо было продираться сквозь колючие кусты или бежать по шершавому, как терка, асфальту.
   Все время, даже валяясь на лежанке и мечтая о вкусном обеде или теплой постели, крыс с ужасом думал, что его Палочка может потеряться. Он прятал ее под подстилку, зарывал на дно кормушки, но уже через несколько минут доставал снова. Ни одно место не казалось ему достаточно надежным. Один раз крыс забыл, куда он перепрятал Палочку, и целый час метался по убежищу, не в силах вспомнить, где же лежит его сокровище. Когда же потеря обнаружилась, зверьку пришлось впервые задуматься о том, где же хранить Палочку. Даже металлические стенки старого автомобиля, ставшего его жилищем, не казались ему безопасными. "А вдруг что-то случится, и убежище куда-то пропадет?" - спрашивал себя крыс. Он скорее готов был расстаться со своим жилищем, чем с маленькой розовой Палочкой, о существовании которой еще недавно даже не догадывался. "Ведь это все-таки не настоящий дом, хотя я и привык к нему. Другое убежище можно найти, а вот другую Палочку - едва ли" - говорил себе маленький грызун.
   Решение пришло неожиданно. Крыс не мог объяснить, как у него появилась мысль о пояске с похожим на ножны карманчиком для Палочки. Ведь даже живя в человеческом доме, наш зверек не носил никаких поясков, да и другой одежды тоже. Но когда пояс, словно ниоткуда, появился на лежанке, зверек решил, что это именно то, что надо. И сразу представил себя с охватывающим животик поясом, как будто зверек всегда знал, как его носят. Стоило крысу взять пояс в лапы, пряжка сама застегнулась на животе. Новая одежка была непривычной и мешала быстро бегать, но поясок не падал, и Палочка всегда находилась рядом. И крыс успокоился, ведь больше всего он боялся ее потерять.
  
   Глава 6
  
   Теперь, когда не нужно было рыскать по улице в поисках еды, жизнь нашего героя стала спокойной и даже немного скучной. Заняться было нечем. Бесцельно бегать по улице крысу не хотелось, он слишком хорошо понимал, как это опасно. А жилище крыса было слишком мало, чтобы совершать в нем долгие прогулки.
   Первое время зверек много ел и спал, будто вознаграждая себя за месяцы полуголодной, полной опасностей жизни. Конечно, он не мог снова стать беззаботным крысенком, каким был, живя вместе с людьми. Он стал взрослее, да и опыт жизни на улице приучил его быть готовым к любым неожиданностям. Однако теперь, когда в жизни крыса появилась Палочка, из его глаз почти исчезла настороженность, он перестал вздрагивать во сне. Крыс сразу поверил, что маленький кусочек дерева сможет защитить его от любого врага. Но свободное время надо было чем-то занять, поэтому крыс начал думать о том, как изменить свою жизнь.
   Он и раньше был неглупым, а с появлением Палочки совсем изменился: если раньше зверек заботился только о том, что бы поесть или как поиграть, то теперь ему захотелось чего-то большего. И пусть, когда ему в голову приходила какая-то мысль, крыс не был уверен, придумал ли он это сам, или это Палочка подсказала. Крыс решил отбросить сомнения, и просто делать то, что считал полезным - и начал он с улучшения своего жилища.
   Первым делом убежище надо было сделать более безопасным. Пусть Палочка и защитила бы его в случае нужды, но все-таки лучше самому приложить к этому лапы. Конечно, крыс сам почти ничего не делал, он лишь представлял, как надо изменить жилище, и уже через мгновение эти изменения становились реальностью. Вскоре старый проржавевший автомобиль превратился изнутри в уютную норку. Стенки автомобиля будто вросли в землю, оставив только два лаза - основной, через который крыс выходил наружу, и запасной, поменьше. На самом деле автомобиль не изменился, просто все дырки снизу оказались забитыми каким-то плотным материалом, так что казалось, будто сам автомобиль погрузился в землю.
   Изнутри стенки покрылись чем-то мягким и теплым, похожим на мех. Пол жилища присыпался мелким песочком, все припасы аккуратно сложились в одном углу, а лежаночка переехала в другой, где не было сквозняков, и откуда хорошо просматривались оба лаза. Сама лежанка стала больше и удобнее. Но самой чудесной вещью в норке оказался гамак, почти такой же, как был у крыса когда-то дома. Гамак висел высоко, поэтому, чтобы залезть в него, нужно было встать на задние лапы, а потом карабкаться вверх. Но разве это проблема для молодого и полного сил зверя!
   А еще в доме крыса появилась ванна. На первый взгляд это казалось странным, ведь дома крыс совсем не любил купаться. Он вполне обходился своим языком, вылизывая шерстку, и был очень недоволен, когда хозяйка сажала его в ванну и поливала водой. Пушистая шерсть при этом становилась противно мокрой и липла к телу, а шампунь норовил залезть в рот. В общем, ничего хорошего в купании крыс не видел. Но за время, проведенное на улице, шкурка зверька стала такой грязной, что вымыть ее языком было просто невозможно. К тому же грязная кожа сильно чесалась, и крыс обычно долго скреб ее когтями, выдирая мех и оставляя царапины. Зверьку хотелось, чтобы его животик снова стал таким же белым, каким он был когда-то, да и черная полоска на спине раньше казалась красивей, поскольку ее не портили темно-коричневые разводы от грязи и зеленоватые пятна от травы.
   Вначале он просто пытался заставить Палочку сделать его чистым, но почему-то это желание Палочка выполнять отказывалась. Похоже, таинственная вещица не могла изменить предмет, она умела лишь уносить и приносить. Мысль о том, чтобы унести его старую шкурку и принести новую, показалось крысу не очень заманчивой. Вот тогда он и попытался представить ванну. И в норке появилась довольно длинная пластиковая емкость, частично заполненная теплой водой. Удивительно, но крысу понравилось плескаться и даже плавать в его новой ванне. Когда же вода становилась грязной, крыс просто представлял пустую ванну, и вся грязная вода исчезала. Стоило же ему снова захотеть купаться, ванна мгновенно заполнялась чистой водой.
   А еще у крыса появился друг - правда, не настоящий, а игрушечный. Это была плюшевая собачка размером с месячного крысенка. Точно такую же игрушку когда-то подарили ему хозяева, и крыс таскал своего замусоленного приятеля по всей квартире, пряча то на диване, то под креслом. Оказавшись на улице, зверек, казалось, уже давно забыл о собачке, но теперь, когда он подумал, чего же еще ему не хватает, вспомнилась именно эта игрушка. И вот, благодаря Палочке, мягкий плюшевый зверь лежал теперь у крыса на лежанке.
  
   Глава 7
  
   Раньше крыс не задумывался над тем, есть ли у него имя. Слишком много было других, более важных забот. Но теперь, лежа на сухой подстилке в теплой просторной норе, он вдруг решил, что крыса без имени - ужасно плохо.
   Давным-давно, в той далекой жизни, когда у него был дом, у крыса было имя. Сейчас он уже не помнил, как называли его раньше, но имя было хорошее, какое-то доброе, ласковое. Когда хозяйка звала его к себе, крыс радостно бежал, надеясь получить что-то вкусное. И даже если она просто гладила крыса по спинке, он не обижался, ведь это тоже приятно. Конечно, если крыс занимался важными делами, он мог и не обратить внимания на зов и остаться сидеть под диваном, грызя орех или сушку. Но все-таки иметь имя означало, что он кому-то нужен и кто-то может его позвать.
   Сейчас звать его вроде бы было некому, но крыс решил, что имя в любом случае может пригодиться. Вдруг он познакомится с другим крысом, и тот спросит: "Как тебя зовут?". Тогда можно будет гордо ответить: "Меня зовут Том". Или "Меня зовут Гильберт". В общем, правильно выбранное имя - это очень важно.
   Крыс перебирал имена - короткие и длинные, те, которые он когда-то слышал, и те, что выдумал сам. Многие ему нравились, но он никак не мог остановиться на каком-то одном. И крыс решил поступить так, как он обычно делал в подобных случаях: лечь спать. Решение потом придет само, как было не раз.
   Утром насущные дела отвлекли крыса от размышлений об имени. Он поел и даже немного прибрал в норке, собрав в кучу все, что мешало. Это раньше он почти не занимался уборкой, а теперь у него была настоящая крысиная квартира, и ее следовало содержать в чистоте. Но вскоре все дела были закончены, и можно было вернуться к выбору имени.
   Наш герой опять мысленно произносил разные имена, но с каждой минутой они нравились крысу все меньше и меньше. Правильное крысиное имя не должно быть слишком длинным - длинное имя трудно произнести и еще труднее запомнить. Конечно, если ты знаком с кем-то очень давно, он, может, и вспомнит, что тебя зовут, например, Сигизмунд. А новый знакомый - вдруг он не запомнит такое сложное имя и из-за этого не захочет с тобой дружить? Впрочем, очень короткие имена крысу тоже не нравились. Да и кому может понравиться имечко Мо или Бу. Никакой солидности в таком имени нет. То ли дело имя Берт или Тоби - не длинное и не слишком короткое. Или Ларс... или Макс...И крыс снова начал перебирать разные имена...
   Он лежал на подстилке, пригревшись под фланелевым одеяльцем, и не заметил, как уснул. А проснувшись, не мог вспомнить свой сон, хотя хорошо помнил, что во сне кто-то гладил его по головке и ласково шептал: "Спи, мое солнышко... Спи, Крис".
   Крыс не знал, кто же это так его называл, но как-то сразу решил, что с этого дня он будет Крисом.
  
   Глава 8
  
   В этот день Крис решил выйти погулять. Именно погулять, а не найти себе еду или что-то полезное для хозяйства. Ведь после того, как крыс научился использовать Палочку, проблем с добыванием корма и других вещей у него не было. Но сидеть одному дома и ничего не делать было скучно. И даже придумывать, чем бы еще украсить жилище, или просто экспериментировать с Палочкой было уже не так интересно, как в первые дни. В общем, настало время размять лапы.
   Крыс решил не ограничиваться пробежкой вокруг убежища или коротким рейдом до забора или мусорных баков, а предпочел путь до большого дома, стоящего в отдалении. Это был даже не самый ближний дом, что делало выбор Криса еще более необычным. Возможно, крыс даже не собирался вначале идти именно туда, а просто брел наугад, а может, что-то все-таки заставило крыса направиться именно к этому дому. Позднее он не раз спросит себя об этом, но ответа так и не получит.
   Разумеется, Крис не пустился в путешествие среди бела дня, все-таки привычка к осторожности, свойственная всем крысам, за время его бездомной жизни заметно обострилась. Даже одна мысль о том, что можно просто так выйти наружу при свете дня, пугала Криса. Так что из убежища он вылез, когда уже стемнело, а по улице передвигался короткими перебежками. От дерева к дереву, от куста к кусту... Все вокруг было незнакомым и страшным, и крыс несколько минут сидел неподвижно, прислушиваясь к доносящимся звукам, прежде чем сделать очередной прыжок. А иногда, уже собравшись прыгать, он застывал на месте, старательно вглядываясь в пространство, чтобы убедиться, что впереди его не ждет беда. Путь до выбранной цели был неблизким, лишь спустя час, а то и полтора Крис добрался до незнакомого дома.
   В тусклом свете фонарей дом выглядел жутковато. Черная громадина здания тянулась куда-то вверх, в темноту. Снизу крыс не видел, где кончается дом, и начинается небо. Дом казался бесконечным. Крыс боялся смотреть на него, и поэтому старательно отводил взгляд вниз, делая вид, что изучает окрестности. Но глаза, будто подчиняясь чужой воле, то и дело вновь выискивали в темноте черные прямоугольники окон и дверей.
   Было уже поздно, поэтому во многих окнах горел свет, но именно самые темные окна почему-то притягивали нашего крыса. Возможно, он просто был напуган далеким путешествием и незнакомым местом. Крис не понимал, почему ему так страшно. Ему уже не хотелось гулять, изучать новые запахи и звуки. Крыс думал лишь о том, как бы быстрее очутиться в своей надежной норке, свернуться на любимой лежанке, зажав в лапах вкусный сухарик или куриную косточку. Но вместо того, чтобы бежать к дому, Крис застыл, не в силах двинуться с места. И тут неожиданно за его спиной прозвучало: "Привет! Ты кто?".
   Крис даже не успел понять, кто это произнес. Уже через мгновенье он был в нескольких метрах от того места, где сидел еще недавно. Казалось, лапы действовали сами по себе, унося крыса прочь, в безопасность. Он улегся за кустами, в высокой траве, вылизывая шерстку, чтобы хоть немного успокоиться и перевести дух. И тут сзади тот же голос произнес: "Эй, ты здесь?". Наш крыс уже готов был снова бежать, но любопытство заставило его оглянуться.
   На траве сидел маленький серый крысенок, с интересом смотревший на Криса. Наш герой подошел к крысенку поближе, удивленно изучая нового знакомого. Он обошел вокруг крысенка, все еще не веря тому, что видит перед собой настоящего живого крыса, такого же, как он сам, пусть и моложе. На улице Крис не встречал других крыс, да и дома, где он жил раньше, он был единственным питомцем. Так что все воспоминания о том, что где-то в мире есть еще крысята и взрослые крысы, сводились для Криса к тем уже почти забытым дням, когда он жил вместе с мамой, братьями и сестрами.
   Несмотря на юный возраст, этот незнакомый крысенок уже успел где-то заработать парочку шрамов на шкурке, у него недоставало кончика хвоста, да и ухо было слегка надорвано. Похоже, малыш любил ввязываться в опасные приключения.
   - Ты кто? - вновь спросил незнакомый крысенок.
   - Я - Крис! - ответил наш крыс, надеясь, что его голос звучит твердо и уверенно, хотя лапы все еще дрожали от испуга, а сердце сильно колотилось.
   - А я Трикс. А вот это Тири, - и крысенок указал лапой куда-то себе за спину.
   Крис посмотрел в указанную сторону и увидел за спиной Трикса совсем маленького крысенка, черного от лап до головы.
   - Привет, Тири! - вежливо произнес Крис и шагнул в сторону нового знакомого. Маленький крысенок тут же попятился назад, прячась за спиной более уверенного Трикса.
   - А вы дикие крысы или домашние? - заговорил Крис, обращаясь к Тири. Этот малыш вызывал у него больше симпатии, чем его смелый товарищ. Крис когда-то слышал, что дикие крысы - злые и кусачие, а еще у них болезни всякие бывают, заразиться можно.
   Ответил ему опять Трикс:
   - Домашние, домашние! Мы вон в том доме живем, в подвале! У нас там мама и бабушка живут. И еще другие крысы, нас там много!
   Так Крис познакомился с двумя крысятами. В первый день их разговор продолжался не очень долго - было поздно, и Крис чувствовал себя усталым после долгого путешествия. К тому же крыс сомневался, хочет ли продолжать это знакомство. Вскоре он сказал, что должен отправиться домой. До убежища было далеко, поэтому крысу пришлось бежать по темным улицам.
   Потом, лежа на своей любимой лежанке, Крис вспоминал путешествие к таинственному дому и, конечно, Трикса и Тири. Привычка ждать опасность отовсюду заставляла крыса с настороженностью отнестись к новым знакомым. В конце концов, жил он раньше один и неплохо. Неизвестно еще, что это за крысы. Тири на вид неплохой парень, но вот Трикс наверняка любит попадать в разные истории. И зачем ему такие друзья? Да и живут они далеко, стоит ли рисковать и опять идти к этому странному дому? Ближе к утру Крис решил, что будет лучше, если он, как и раньше, будет спокойно жить один. Приняв это решение, крыс свернулся на лежанке и уснул.
   Проснулся Крис от непонятного шума. Когда он открыл глаза, оказалось, что в убежище сидят Трикс и Тири, а Трикс к тому же нагло роется в кормушке. При этом зернышки летели направо и налево, ведь привередливый крысенок старательно выбирал лишь то, что ему казалось вкусным, а остальное разбрасывал. Разорванная коробка с крысиным кормом валялась у стены, в миске с водой плавала шелуха от зерен и размокшие гранулы корма. Тири молча сидел в углу и с некоторым ужасом взирал на брата.
   "Ну вот, так я и знал!" - подумал Крис, глядя на беспорядок, который устроил в его жилище новый знакомый. А Трикс тем временем отряхнул лапы, потянулся с довольным видом и громко заявил:
   - Неплохо ты тут устроился! Еды всякой у тебя полно. Даже сыр есть! Надо к тебе почаще заходить!
   Крис мысленно ужаснулся. Только этого ему не хватало! Тем не менее, крыс решил, что невежливо заставлять Тири сидеть голодным, когда его брат ест вкусные вещи, и предложил крысенку перекусить.
   Вероятно, там, где жили Тири и Трикс, еды было немного, во всяком случае, крысята были очень голодными. В отличие от брата, Тири ел аккуратно, корм не разбрасывал, а мусор складывал в кучку. Наевшийся Трикс с трудом смог дождаться, когда брат закончит обед:
   - Эй, - громко пропищал он, - давай ешь быстрее, нам уже давно пора быть дома!
   Тири послушно отложил в сторону кусочек печенья и направился к выходу. Крис уже готов был попрощаться с гостями, как вдруг Трикс повернул голову и сказал:
   - А ты что сидишь, давай вставай! Мы уже о тебе рассказали, так что тебя сегодня ждет наша бабушка!
   Крис попытался сказать, что у него полно дел, да и вообще в его планы не входило знакомство с их несомненно почтенной родственницей, но Трикс и не думал его слушать. Он просто вцепился зубами Крису в бок и потянул к выходу. И Крис решил, что ему стоит пойти и познакомиться с бабушкой его новых знакомых, раз уж они на этом так настаивают. Во всяком случае, это наверняка лучше, чем прокушенная шкура...
   Вскоре три крысы уже неслись большими прыжками к огромному странному дому, у которого Крис бродил накануне. В этот раз путь оказался заметно короче, ведь Трикс и Тири хорошо знали дорогу и выбирали самый короткий и безопасный путь. Добравшись до дома, Трикс первым скользнул в подвальное окошко - крысенок был уверен в том, что остальные сразу же последуют за ним. Тири юркнул внутрь следом, ведь этой дорогой они уже не раз пользовались. Крис тоже прыгнул в окно и, пробежав по подоконнику, вскоре оказался на толстой трубе, ведущей куда-то вглубь подвала. Впереди мелькали тени Трикса и Тири. Сильно пахло крысами, а откуда-то издалека доносился писк.
   В подвале было темно, но свет, проникавший сквозь мутные окошки, все же позволял немного различать предметы. Когда труба пошла вниз, Крис спустился на пол и побежал вперед, быстро перебирая лапами. Ему почему-то не было страшно, хотя место было ему незнакомо, а встреча с чужими взрослыми крысами могла оказаться весьма опасной. Крыс посмотрел вокруг и с удивлением увидел, что вокруг царил порядок. Не было ни мусора, ни пыли, ни неприятного запаха, как будто кто-то тщательно прибрался к приходу гостя.
   Маленький Тири подскочил к Крису и, радостно прыгая от возбуждения, потащил его к большой рыжевато-серой крысе, лежавшей на неизвестно откуда взявшейся в подвале алой атласной подушечке. Крыса была старой, но еще полной сил и здоровья.
   - Я - Мирта. Рада видеть тебя, Крис! - заговорила с ним крыса. - Я давно знала, что ты придешь. Однако ты не слишком спешил, мне даже пришлось сказать внукам, чтобы тебя поторопили. Время-то не терпит. Его уже просто нет...
   В голове у Криса все перемешалось. Откуда могла эта незнакомая крыса знать, что он придет? Зачем она просила крысят привезти его в подвал? И при чем тут время?
   - Не бойся, - продолжила тем временем крыса, - я не собираюсь никому раскрывать твою тайну и рассказывать о том, что ты носишь в кармашке на поясе.
   И Крис вдруг понял, что совсем забыл о своей Палочке, и даже не проверял, не потерялась ли она, хотя раньше делал это регулярно. К тому же, что было уж совсем удивительно, ни Тири, ни ужасно любопытный Трикс ни разу не спросили его о том, что же это за кармашек у него на поясе. А ведь наверняка они раньше не встречали крыс, носящих пояс с кармашком. Скорее всего, крысы просто не замечали ни пояс, ни кармашек, хотя Крис не мог объяснить, как такое возможно.
   Но вот Мирта откуда-то знала и о Палочке, и о многом другом. Крис хотел ее спросить, откуда ей все известно, но почему-то постеснялся.
   Тири и Трикс скакали вокруг крысы и просили рассказать сказку. И через минуту Крис сидел с ними на полу и слушал повествование о странных существах, которые, если верить Мирте, когда-то жили на земле. В сказке были эльфы и гномы, могущественные колдуны и таинственные превращения. Конечно, Крис считал себя уже взрослым для сказок, но истории были такими интересными, что он слушал, забыв обо всем на свете. Мирта закончила свое повествование и заявила, что она устала, поэтому на сегодня сказок хватит. А потом, глядя на Криса, сказала:
   - Тебе скоро предстоит отправиться в путешествие, и то, что ты хранишь в кармашке, возможно, поможет тебе во время пути. Но не стоит всегда полагаться на это, настанет миг, когда чудеса перестанут работать, и придется рассчитывать только на свои силы.
   Тут уж Крис не выдержал и заявил, что ни в какое путешествие он отправляться не собирается, и вообще, у него есть свое жилище и много разных дел, и ему некогда слушать всякие бабушкины сказки. Он, конечно, очень благодарен за то, что его пригласили в гости, но теперь лучше пойдет к себе.
   Крис ожидал, что Мирта начнет с ним спорить или даже кричать, но старушка лишь странно посмотрела на него, а потом посоветовала обязательно выпить на ночь что-нибудь от простуды.
   Несколько минут спустя Крис уже бежал легкой трусцой в сторону убежища, думая о том, зачем же ему пить лекарства, если он совершенно здоров. Он не успел добежать до жилища всего несколько десятков метров, как с неба вдруг хлынули потоки воды. Дождь полил внезапно, причем такой сильный, что Крис мгновенно промок до нитки. Юркнув в убежище, крыс постарался быстрее высушить мокрую шерстку. Долго вылизывал ее языком, а когда почувствовал, что шерсть немного просохла, забрался под теплое одеяло. Но все равно ему потребовалось немало времени, чтобы согреться. К вечеру Крис уже громко чихал и чувствовал себя отвратительно. Увы, никаких лекарств от простуды у него не было. Он, конечно, мог попросить Палочку принести какие-нибудь таблетки, но совершенно не представлял, что именно надо просить. Когда-то давно, когда он жил дома, хозяйка один раз возила его к врачу. Крис помнил, что тогда он тоже начал чихать, хотя и не так сильно, как сейчас. У врача Криса осматривали, взвешивали и назначали лекарства, и вскоре простуда прошла. Но сейчас-то рядом нет хозяев, и врача тоже нет.
   Крыс зарылся глубже в одеяло и опять чихнул. Наверное, он все-таки задремал, а когда открыл глаза, на его лежанке сидел Тири, а Трикс что-то старательно размешивал в блюдце. Потом он протянул блюдце Крису, заявив, что все надо быстро съесть. Мол, бабушка велела накормить нового друга этой штукой, а когда бабушка что-то говорит, лучше сделать так, как она просит. Смесь в блюдце была горькой, но новые знакомые все-таки убедили крыса съесть все. Правда, потом Крис заел лекарство вкусным орехом и спрятанным под лежанкой печеньем и почувствовал себя лучше. Он надеялся, что теперь Трикс и Тири уйдут домой, а он сможет еще немножко поспать. Но гости уходить не собирались. Трикс опять устроился возле кормушки, а Тири просто сидел рядом с Крисом и молчал. Крыс снова уснул. Гости остались ночевать, и утром Крис увидел, как они, уютно прижавшись друг к другу, спали на горке опилок в углу.
   Несколько дней крысята провели у Криса. Он чувствовал себя так плохо, что даже не спорил, когда кто-то из гостей заставлял его принимать лекарство. Он просто глотал то, что ему давали, и снова засыпал. А потом крыс проснулся и увидел, что рядом никого нет. Он чувствовал себя слишком слабым, чтобы выйти на улицу, но еда в кормушке была, воды тоже было достаточно. Так что Крис впервые за эти дни с аппетитом поел, а потом, отдохнув, даже начал наводить порядок - ведь Трикс не очень утруждал себя уборкой. Где-то была разлита вода, где-то рассыпанный корм попал на подстилку, но Крис быстро с этим справился.
   Он опять улегся на лежанку и прикрыл глаза. Наконец в его жилище стало тихо, как раньше. Никто не пищал, не шумел. И Крис решил, что не нужны ему другие крысы, одному жить гораздо спокойнее. Тем более, когда есть Палочка...
   Тут Крис вспомнил, что на несколько дней совсем забыл о Палочке и даже не проверил, не потерялась ли она. К счастью, Палочка лежала в кармашке. Вероятно, никто из гостей действительно не догадывался о ее существовании.
   Прошел день, а за ним еще и еще один, а потом еще несколько дней. Новые знакомые больше не появлялись. Крис спал и ел, иногда выходил пробежаться по травке, а чаще просто валялся на лежанке, мечтая о том, как он будет жить, когда найдет свой дом. Конечно, уже сейчас, благодаря Палочке, у него всегда была еда и вода, но никакое волшебство не может дать вам любовь и заботу.
  
   Глава 9
  
   Возможно, дикие крысы и являются ночными животными, но Крис, начавший свою жизнь в доме людей, привык ночью спать, а гулять предпочитал утром или вечером. Конечно, оказавшись на улице, он немного изменил свои привычки и выбирал для поисков еды более безопасное время, но это все равно было утро, пусть и очень раннее, или вечер, пусть и очень поздний. Сейчас, когда проблема с едой была решена, Крис опять вернулся к человеческому режиму. Появления гостей среди ночи Крис совершенно не ждал. И уж тем более он не ждал, что Трикс и Тири (а это были, конечно, они) начнут трясти его за лапы, шуметь и кричать, заставляя Криса вылезти из-под теплого одеяла и идти вместе с ними.
   Крис вставать не хотел. А куда-то идти он не хотел и подавно. Но так получилось, что уже через десять минут, даже не успев нормально умыться и перекусить после сна, он плелся за крысятами к их дому. В этот раз дорога показалась Крису длиннее. Возможно, это произошло потому, что он еще не совсем окреп после болезни. Или просто начало сказываться то, что с появлением Палочки крыс обленился и отвык от длительных прогулок, ведь теперь ему не надо было рыскать часами в поисках еды. Крис быстро устал, а колючки, цеплявшиеся за шерсть, и камни, попадавшие под лапы, явно не улучшили его и без того плохого настроения. И когда крысы, наконец, добрались до жилища Трикса и Тири, лапы у Криса болели, а сам он тяжело дышал. Пройдет всего несколько дней, и эту дорогу Крис будет вспоминать уже как легкую прогулку. Но в этот миг крыс еще не знал об этом. Пока он думал о теплой лежанке, на которой спал еще совсем недавно, и сушке, припрятанной для завтрака. Крис никогда не сможет съесть эту сушку, как, впрочем, и остальные запасы в его убежище, да и само убежище он увидит еще очень не скоро. Но и об этом в тот миг крыс еще не догадывался.
   И вот они снова в гостях у Мирты. И опять слушают сказки старой крысы об эльфах и гномах. Интересные сказки, хотя Крису и было непонятно, почему ради этих сказок его надо было будить среди ночи. Впрочем, истории становились все увлекательнее, и вскоре Крис забыл обо всем, он просто слушал, слушал... Рушились замки, исчезали и вновь появлялись города, люди воевали друг с другом или искали таинственные клады. А потом вдруг что-то странное начало происходить на Земле. Вот могущественный колдун произносит заклинание, способное превратить в пыль крепостную стену, - и ничего не происходит! Вот падает на землю ковер-самолет, вот отказывается работать плащ-невидимка. Люди перестают верить в чудеса, обзывают волшебников шарлатанами и обманщиками и гонят их прочь из городов и деревень. А потом начинают куда-то исчезать эльфы и гномы, легкокрылые феи и злобные тролли. И вот уже волшебство осталось только в сказках и легендах.
   Старая крыса замолчала. На какое-то время наступила тишина. Даже писка крошечных крысят в дальнем углу не стало слышно. Крис оглянулся вокруг - все крысы по-прежнему занимались своими делами, только почему-то он не слышал ни звука. Он не слышал даже Трикса и Тири, затеявших возню совсем рядом. Крис с удивление посмотрел на Мирту. А та, оглянувшись по сторонам и убедившись, что их действительно никто не слышит, заговорила, будто продолжая сказку:
   - Мы давно тебя ждали, Крис! Много лет назад было предсказано, что придет тот, кто потерял свой дом, но нашел волшебство в кусочке дерева. И именно ему суждено совершить невозможное, найти то, что все давно отчаялись отыскать, а возможно, и спасти наш мир от гибели. Ты же не будешь спорить, что именно ты нашел волшебную палочку?
   Мирта помолчала, а потом добавила:
   - Вот поэтому-то тебе и придется отправиться в путешествие! В очень далекое путешествие...
   Крис, услышав это, даже подскочил на месте:
   - Мне? Почему именно мне? Я-то что могу сделать? Это только герои отправляются на край земли, чтобы спасти мир. А я не герой. И не волшебник даже... Если надо, я волшебную палочку могу вернуть, я ж ее не брал ни у кого, просто нашел.
   Конечно, отдавать Палочку Крису очень не хотелось. Он даже на миг не мог представить, как он будет жить без нее, но идти в дальние края крысу хотелось еще меньше. Ему и до ближайшей помойки дойти страшно, а уж дальше - и подавно.
   Но Мирта только покачала головой и вновь заговорила:
   - А ты думаешь, откуда берутся герои? Приходят по объявлению, наклеенному на стене? Конечно, можно написать на бумажке "Требуется герой! Оплата гарантируется", только едва ли это поможет делу. Придут лишь глупцы и проходимцы. Или искатели приключений, которым важно не выполнить миссию, а подольше погулять и подраться. Нам такие точно ни к чему!
   Думаешь, кто-то родился, и сразу все знают, что это будущий герой? Нет, герой может жить рядом, и никто поначалу не догадывается о его способностях. Но потом его жизнь меняется, и в какой-то момент ему самому становится ясно: сделать то, что нужно, может только он. И тогда он идет и делает. Вот сейчас пришло твое время!
   Крис пробормотал, что ему непонятно, почему отправляться в путь должен именно он. Вон, у них в подвале крыс сколько. Наверняка любая из них выполнит задание лучше. А он, даже живя у людей, умудрился потеряться. Он вообще неизвестно кто! И кто сказал, что это именно о нем говорилось в предсказании?
   А Мирта, будто не слыша слов Криса, продолжила:
   - Я верю, что все происходит неслучайно. Почему-то именно ты нашел волшебную палочку. И смог ее использовать, хотя тебя этому никто не учил. Поверь, если сейчас, ничего не объясняя, отдать твою палочку другой крысе, то она либо погрызет ее, либо забросит подальше за ненадобностью. Ты же не прошел мимо, не потерял ее, а сумел с ее помощью сделать свою жизнь лучше. Я чувствую, что именно тебе суждено спасти наш мир. У меня нет волшебной палочки, но я могу предсказывать будущее и видеть то, что может случиться. Это часть магии, которой я владею. Конечно, я не могу утверждать, что ты точно добьешься успеха, но я вижу, что если кто и сумеет это сделать, то это ты. И еще - осуществить твое самое заветное желание ты сможешь только в том случае, если справишься с предстоящим заданием.
   - А если я никуда не пойду? Что изменится, если я решу вернуться в свое убежище и остаться на всю жизнь там? Палочка у меня есть, еды надолго хватит, почему бы и не пожить без этих ваших путешествий и приключений. Пусть другие нанимаются играть в героев! А я буду жить в безопасности!
   Мирта долго сидела молча, но когда Крис уже хотел встать и уйти, старая крыса заговорила снова:
   - В безопасности? К сожалению, безопасное время для крыс давно прошло! И выбора уже нет - если ты не отправишься в путь, то не только тебе, но и всему нашему миру грозит гибель.
  
   Глава 10
  
   Мирта села на задние лапы и, внимательно посмотрев на Криса, спросила:
   - Скажи, ты когда-нибудь раньше, до того, как попал в этот подвал, слышал об эльфах или гномах, о магии и колдовстве?
   Крис так сильно замотал головой, что сомнений в его ответе не было.
   - Когда я сказала, что эльфы и гномы существуют не только в сказках, ты сразу поверил. Тебя это не удивляет? Расскажи я это человеку, вряд ли он оказался бы столь легковерен. А дело тут в том, что все крысы от рождения обладают собственной магией. И они подсознательно чувствуют, что существуют другие волшебные существа. Конечно, и у крыс способности к магии разные, у кого-то они проявляются только в момент опасности, и это позволяет им двигаться быстрее противника, другие же знакомы с настоящим волшебством.
   Вначале крысы спокойно относились к тому, что с заклинаниями и колдовством в нашем мире что-то происходит. Подумаешь, людская магия стала слабее! Крысиное-то волшебство продолжало работать! Да и отсутствие гномов или эльфов, пусть и сделало жизнь менее интересной, но в целом не сильно ее изменило, ведь волшебный народ, как и люди, редко обращал внимание на крыс. Но с некоторых пор мы стали замечать, что и крысиные заклинания, причем проверенные не раз, тоже стали давать сбои. Вначале это казалось случайностью, и никто не беспокоился. Но около сотни лет назад стало ясно, что магия крыс ослабла. А год назад несколько сотен крысиных колдунов собрались вместе, чтобы обсудить важные вопросы, как делали примерно один раз в сто лет. И вот тут-то и выяснилось, что сложности с заклинаниями случаются все чаще и чаще, и даже волшебные палочки постепенно перестают работать.
   Услышав эти слова, Крис прижал лапку к кармашку, где лежала его Палочка. Он подумал, что все это его не касается, с его волшебной палочкой все в порядке.
   - И не думай, что тебя это не касается! - продолжала тем временем Мирта. - Крысы, долгое время занимавшиеся волшебством, предположили, что каждый раз, когда произносится заклинание, расходуется какое-то количество магии. Через какое-то время магия восстанавливается, но не полностью. Это, как песок в большой банке, вначале из нее берется горстка песка, потом песок ссыпается назад, только не весь. Иногда в банку возвращается половина, порой три четверти, но всегда меньше, чем брали. Куда исчезает эта разница, неизвестно, но с каждым заклинанием магии становится меньше и меньше. За тысячелетия, прошедшие с появления в мире первых волшебников, израсходован почти весь запас магии на нашей планете.
   Судя по всему, крысиное волшебство требует меньше магии, чем человеческое. Возможно, это происходит из-за наших малых размеров. Именно поэтому крысиная магия еще действует. Но сложные превращения и мы уже не можем делать. А скоро перестанут работать и самые простые - с помощью магии нельзя будет вылечить больного, починить дом, достать еду. Твоя волшебная палочка раньше принадлежала одному сильному крысу, занимавшемуся колдовством. Он жил в соседнем подвале. После того, как несколько важных превращений у него не получились, крыс с горя заболел и умер, не в силах смириться с утратой своих способностей. За несколько дней до смерти он ушел из дома и не вернулся, а палочка его пропала. Он ее потерял или выбросил, решив, что пользы от нее все равно нет. У тебя волшебная палочка пока работает, но ведь ты и не пытался использовать ее для чего-то сложного, поскольку просто не знаешь, как это делать. Но, я думаю, пройдет еще несколько месяцев, и даже просьбы о куске хлеба или мягкой тряпочке для подстилки уже не будут выполняться.
   Крис грустно вздохнул, представив, что ему снова придется искать объедки в мусорных баках и спать на старых газетах.
   - Но разве обязательно нужно что-то делать? А может, лучше вообще жить без магии?
   Крис никак не мог поверить, что именно ему суждено спасти мир, а для этого отправиться в путь. Опасный путь, где можно не только заблудиться, но и погибнуть. Палочку жалко, но жил же он как-то без нее, значит, и дальше проживет.
   - Пойми, Крис, дело не только в чудесах. Умение крыс избегать хитроумных ловушек и мгновенно перемещаться с места на место, возможность понимать язык людей и читать их мысли - это ведь тоже часть крысиной магии. Пусть это очень слабая магия, но она так важна для нас! Наш ум и природная хитрость тоже играют роль, но именно магия перевешивает чашу весов на нашу сторону. Вот вчера одну из наших крыс чуть не схватила кошка. Прыгни она на сантиметр ближе, и маленькой Вилты уже не было бы с нами. Если исчезнет крысиная магия, для многих крыс это станет причиной гибели. Где-то крыса чуть запоздает с прыжком, где-то не успеет среагировать на брошенный в нее камень, где-то не найдет выход из лабиринта, а итог будет один, и он трагичен.
   - Но, Мирта, куда мне надо идти? Что делать? Как я, маленький крыс, могу вернуть в наш мир магию, если с этим не справились ни люди, ни гномы, ни великаны и тролли?
   - Крис, я могу только подсказать тебе, где искать, а найти ответы ты должен будешь сам. Уже несколько веков крысы пытаются понять, что же происходит с магией. К счастью, нашлись те, кто заметил исчезновение гномов, эльфов и других волшебных существ. Крысы проследили, куда же они перебрались, и нашли двери в другой мир. Мы считаем, что именно там можно будет найти и ключ к решению задачи.
   - Я должен буду отправиться в другой мир? Один? - Крису стало действительно очень страшно.
   - Не бойся, один ты не пойдешь. К счастью, у нас есть еще время подумать и решить, кого послать с тобой. Правда, времени мало, но день или два в запасе у нас есть. А пока будь нашим гостем. Отдохни, а завтра мы еще поговорим.
  
   Глава 11
  
   Половину ночи Крис разговаривал с Миртой и задремал лишь под утро, поэтому проснулся он довольно поздно. Сильно хотелось есть. Не открывая глаз, Крис по привычке начал шарить лапой под подстилкой, где всегда были припрятаны сушки или сухарики, но в этот раз нащупал только холодный пол. Он открыл глаза и увидел, что лежит не на своей любимой мягкой лежанке, а на сложенной картонной коробке.
   Вокруг суетились местные крысы, занимавшиеся своими делами. Крис был очень голоден, поэтому обошел подвал, пытаясь по запаху определить, где тут кормят. Едва он устроился на полу кухни с горсткой весьма аппетитных зернышек, как рядом плюхнулся Трикс. Выхватив у Криса несколько зерен, крысенок запихнул их в рот и, не переставая жевать, проговорил:
   - Наконец-то мы тебя нашли! Сначала мы не хотели тебя будить, а потом мы прозевали, когда ты ушел.
   "Мы" означало у Трикса его самого и Тири, который редко говорил, но всегда находился рядом с братом. Вот и сейчас малыш сидел неподалеку, ожидая, чем закончится разговор.
   - Мы узнали, что ты в путешествие собираешься. Надеюсь, ты понимаешь, что без нас идти нельзя? Во-первых, мы твои друзья, и нам положено всюду быть вместе. А во-вторых, вряд ли найдется кто-нибудь еще такой же смелый и решительный, как мы. Я прыгаю и бегаю лучше всех, я даже по стенам могу лазить! Должен же кто-то охранять тебя в дороге...
   Крис с сомнением посмотрел на братьев. Едва ли их можно назвать его друзьями - они ничего не знали друг о друге, да и виделись-то всего несколько раз. Не был уверен Крис и в том, что братья годились для охраны. Тири был совсем маленьким, да и храбростью не отличался. Ну а Трикс, может, и был храбрым, но ему явно не доставало рассудительности. В любом случае, Крис пока не представлял, кого назначат ему в попутчики, и потому ничего не стал им обещать.
   Для начала стоило было найти Мирту и расспросить ее о предстоящем путешествии. Сейчас Крис уже не сомневался в его необходимости, напротив, он даже рвался в дорогу. Он представлял, как вместе с группой могучих крыс-воинов пойдет искать истоки магии, как будет разгадывать таинственные знаки и изучать карты иного мира. Кстати, о картах - если уж ему суждено отправиться в путь, неплохо для начала разузнать дорогу.
   Мирта уже ждала его, сидя на любимой подушечке. Справа от нее, почти прижавшись к темной стене, пристроился незнакомый крыс в очках. Перед ним на подстилке лежало несколько толстенных книг, одну из которых крыс листал. Крис знал, что такое очки, ведь в доме, где он жил раньше, хозяйка надевала их для чтения. Но он и предположить не мог, что очки может носить крыса. Впрочем, этот крыс был вообще непохожим на других. Мало того, что он умел читать, так он был еще и рыжим. Не таким рыжим, какими бывают рыжие кошки, ибо помимо рыжих волосков в его шерстке были и черные и серые. Но все же он был самым рыжим крысом в подвале, и Крис никогда таких раньше не видел.
   - Это Ланс, - представила крыса Мирта, - он давно изучает магию, и едва ли кто-то из крыс знает о магии больше него. К тому же никто лучше него не разбирается волшебных народах: эльфах, гномах и других, с которыми тебе предстоит встретиться. Надеюсь, знания Ланса тебе пригодятся.
   Крис уселся рядом с Лансом и стал с интересом слушать его рассказ, разглядывая картинки в книжках. Даже если путешествие не состоится, узнать о таинственных существах из другого мира в любом случае будет полезно. Крис смотрел на бородатых гномов и нескладных троллей и удивлялся, какими разными могут, оказывается, быть живые существа. Все это время Мирта перекладывала какие-то карточки с картинками на небольшом столике. Судя по ее недовольному виду, картинки не хотели складываться так, как нужно, и крыса убирала то одну, то другую, заменяя их новыми картами из колоды. Картинки сменяли друг друга, но каждый раз цепочка карт обязательно заканчивалась изображением разлетающегося вдребезги мира. Конечно, в картах Крис не разбирался, но глядя на этот странный рисунок, крыс решил, что он может означать только конец света. Похоже, Мирту эта карта тоже не радовала. Крис не удержался и спросил старую крысу о том, что она делает.
   - Это пасьянс судьбы. Я пытаюсь определить, кто из крыс отправится с тобой в путь. Двенадцать карт должны предсказать, что произойдет в будущем. Если все спланировано правильно, выпадут хорошие карты. Если что-то не учесть, выпадут карты похуже или даже карты Болезни или Смерти. Но страшнее всего, если на стол ляжет карта Конца света - это значит, что беда грозит не только данному предприятию, но и всему миру. После этой карты нет смысла смотреть остальные - после конца света ничего не будет. Увы, в последнее время эта карта выпадает с пугающей регулярностью. Вот смотри, Крис, если я положу на стол твою карту, а потом карту Путешествия - вот эту, с изображением дороги, то дальше выпадает карта Конца света. Это значит, что если ты пойдешь один, ничего хорошего от этого ожидать не стоит.
   - А если убрать и мою карту? Если никто не пойдет, что тогда?
   Мирта вновь перемешала карты, и наугад вытащила одну карту. На карте опять был Конец света - мир раскалывался на куски.
   - Как видишь, в этом случае все еще печальнее. Что ж, попробуем соединить тебя и Ланса.
   Мирта еще раз смешала колоду, и, порывшись в ней, положила на стол карты, изображавшие Криса и Ланса, затем карту Путешествия. Потом карты вынимались по одной наугад. На стол легла карта Неожиданной встречи, а затем опять Конец света.
   - Нет, вдвоем вам тоже идти нельзя!
   В этот момент мимо них тяжело протопал огромный и толстый крыс, волочивший пакет с едой. Крис с ужасом смотрел на эту картину - такую ношу ему самому не под силу не только тащить, а даже с места сдвинуть. Но крысу все было нипочем: он уволок пакет в угол, отряхнул свою серую шерстку и вернулся за следующим пакетом. Этот крыс был почти в два раза больше любого из живущих в подвале. Мирта внимательно посмотрела на толстяка, а потом вдруг снова взяла в лапы карты. И вот на стол снова легли карты Криса и Ланса, а после них - карта крыса-великана и карта Путешествия. Еще раз смешав оставшиеся карты, Мирта вытащила вначале Карту Неожиданной встречи, потом Карту долгого пути. Третьей на стол легла уже привычная карта Конца света.
   - Подойди сюда, Уго! - позвала крыса Мирта, и великан послушно приблизился.
   - Скажи, ты хотел бы отправиться в путешествие в другой мир? Увидеть что-то новое, а возможно, даже совершить подвиг?
   Уго заулыбался, если, конечно, его гримасу можно было назвать улыбкой.
   - Там надо что-то таскать?
   - Возможно, Уго. Неизвестно, что вас ждет в ином мире! Может, вы встретите новых друзей, кто знает...
   В этот момент в закуток Мирты ворвался старый облезлый крыс, явно чем-то разозленный. Крыс шипел и фыркал:
   - Я же говорил тебе, Мирта, что надо отобрать волшебную палочку у этого чужака! Что он понимает в магии! Я учился у великого Тольда, и именно мне надо было ее отдать, как только она обнаружилась.
   - Томас, палочка выбрала его, и теперь он ее хозяин. Если бы Тольд хотел отдать тебе палочку, он бы это сделал. Или ты бы сам ее нашел после смерти Тольда. Значит, не судьба. К тому же, не думаю, что у тебя достаточно сил, чтобы отправиться в путь вместо Криса, ты ведь уже не молод!
   Крыс опять зафыркал:
   - А зачем вообще куда-то идти? Если палочка работает у этого неуча, наверняка я смогу сделать с ней намного больше. Возможно, год или два волшебная палочка сможет приносить пользу крысам, а если повезет, то и дольше.
   - Год или два, Томас? А что мы станем делать, когда эти два года пройдут? Тогда уже поздно будет что-то предпринимать!
   - А от этого чужака мы вообще ничего не получим! Никто из нас, включая самых главных крысиных волшебников, до сих пор не придумал, как вернуть магию в наш мир. Неужели ты веришь, что этот сомнительный тип сумеет это сделать? Что ему по силам отправиться одному в чужой мир, а потом вернуться обратно?
   Мирта ответила спокойно, надеясь охладить не в меру разволновавшегося Томаса:
   - Он пойдет не один, Томас. С ним отправятся Ланс и Уго.
   Именно в этот момент к Мирте подскочили Трикс и Тири.
   - Мы тоже, мы тоже идем! - пропищал Трикс.
   Томас разозлился еще больше, теперь он размахивал лапами и бил хвостом по полу:
   - Идите, идите! Только вас не хватало! Один - выскочка и чужак, умудрившийся потерять свой дом. Другой - зануда, который ничего, кроме своих книжек, никогда не видел, даже на улицу не выходил ни разу. Третий - тупой и жирный бугай, ничем не интересующийся, кроме еды. И еще эти два братца, выискивающие приключения на свою голову. Причем один из них боится даже собственной тени, а второй только и умеет зарабатывать царапины и шишки. И это они спасут мир? Экспедиция неудачников!
   - Неудачников, Томас? Как знать. Вдруг именно этим "неудачникам" суждено совершить то, на что не способны ни ты, ни я, ни самые великие волшебники? Я думаю, они сами еще не знают, чего стоят. Возможно, в этом путешествии им удастся проявить такие способности и черты характеров, о которых никто не подозревал.
   Произнося эти слова, Мирта раскладывала карты. Карту Криса, карту Ланса, карту великана Уго, потом две новые карты, наверняка изображавшие Трикса и Тири, затем карту Путешествия. Карты опять были перемешаны, и теперь Мирта вытаскивала их по одной. Карту Неожиданной встречи. Карту Долгого пути. Карту приключений и опасностей. Карту удачи. И, наконец, карту Возвращения. Одиннадцать карт уже на столе, осталось вытащить лишь одну. Все, включая Томаса, заворожено следили за мельканием картинок.
   Мирта сидела неподвижно почти минуту, и лишь потом осмелилась вытащить двенадцатую, последнюю карту пасьянса судьбы. На карте было нарисовано яркое солнце. Это была карта Нового рассвета, новой жизни, лучшая карта в колоде.
  
   Глава 12
  
   "Они вышли в путь на закате, когда последние лучи солнца позолотили землю, будто прощаясь с ней до утра". Так, наверное, написал бы Крис, если бы сам придумал эту историю. Он представил, как они бы топали по дороге, и их шерстка блестела бы в лучах заходящего солнца. А все крысы вылезли бы из подвала наружу и махали им лапами, желая доброго пути. В действительности все было не так красиво.
   Сборы были недолгими - побросали в мешки немного еды на дорогу, да несколько милых сердцу вещей. Поскольку у Криса ничего с собой не было, Мирта предложила ему взять из убежища что-нибудь на память. Но что? Недоеденную сушку? Горсть корма или кусок подстилки? Вряд ли там осталось что-то, о чем бы крыс тосковал в пути. Крис решил не тратить время зря. Правда, было жалко расставаться с игрушечной собачкой, но она слишком велика, чтобы брать ее в путешествие.
   Мирта рассказала Крису, как пройти к воротам в другой мир, и с грустью добавила:
   - Увы, Крис, это все, что я знаю. Что ждет на той стороне, вам предстоит узнать самим. Полагайтесь на свое чутье и помогайте друг другу - это убережет вас от опасностей. У нас нет ни карт, ни каких-то еще подсказок, так что все в ваших лапах. Я знаю, что вы сможете вернуть магию в наш мир, но как именно вам удастся это сделать, я предсказать не могу. Поэтому лишь пожелаю вам удачи!
   Пятерка "неудачников", как их окрестил Томас, воровато озираясь, вылезла из подвала, когда уже почти стемнело. На спинах путешественников темнели мешки со скромными пожитками. Мешок Уго был раза в два больше остальных, но великан, кажется, и не замечал его тяжести, остальные же чувствовали, как непривычный груз давит на спину. Хотелось остановиться и скинуть ношу. Никто не провожал их в дорогу, только старая Мирта верила в них, остальные лишь смеялись и спорили, как быстро кошки и люди положат конец этому нелепому путешествию.
   Вначале путники долго петляли среди кустов, а затем осмелились выйти на дорогу. Накрапывал дождь, и под лапами противно хлюпала вода. Почему-то в этот еще не очень поздний час на дороге не было ни людей, ни машин, словно судьба решила немного помочь маленьким путешественникам.
   Крис несколько раз повторил про себя указания Мирты: "Дойти по дороге до красного дома и свернуть за угол. Потом идти прямо до зеленого деревянного забора. Найти в заборе дырку, возле которой в землю воткнут железный прут". Крысы шагали, угрюмо опустив головы, изредка оглядываясь по сторонам, чтобы найти тот дом, за которым надо свернуть в сторону.
   Ну, вот, кажется, это здесь. Теперь вот по этой тропинке до забора, это еще метров пятьдесят. Земля под лапами была скользкой из-за дождя, а мелкие камни, которыми была усеяна тропинка, больно царапали ступни. Вот и забор, деревянный, как и было сказано. Где же тут дырка? Вот эта? Нет, не похоже. А, вот еще одна, и рядом с ней действительно торчит из земли железная палка. Теперь надо слева от дырки отодвинуть доску в заборе и пролезть внутрь.
   Уго толкнул лапой забор, и одна из досок легко отошла в сторону. Крысы по очереди прошмыгнули в образовавшуюся брешь. Последним шагнул Уго - и вот уже доска встала на место, прикрыв лаз. Пять крыс стояли по другую сторону забора. Здесь он был выкрашен ярко-голубой краской и казался новым. Крис всю дорогу думал о том, что они почувствуют, проникнув в незнакомый мир. В действительности никакого перехода они не заметили - будто и в самом деле просто пролезли сквозь дырку в заборе. Крис осмотрелся - в этом мире было светло, а над головой на голубом небе ярко сияло солнце. Время приближалось к полудню. Тучи исчезли, никаких следов дождя не было и в помине. Вокруг колыхалась зеленая трава. Не было видно ни машин, ни домов, ни живых существ.
   Тири, Трикс, а затем и Ланс начали зевать, и Крис подумал, что стоит ненадолго прилечь, а потом, с новыми силами отправиться в путь. Крысы отошли от забора в сторону и улеглись на траве. Трава была мягкой и теплой на ощупь. Остро пахло свежестью и чем-то еще, пряным и ароматным. Похоже на запах цветов, хотя никаких цветов рядом не было. Возможно, так пахла сама трава.
   Трикс сорвал один стебелек и засунул его в рот - травинка была чуть горьковатой, но сочной и вполне съедобной. Это радовало, ведь еды в дорогу они взяли мало, а воды не взяли совсем. И пусть трава и не была их любимой пищей, но на некоторое время могла поддержать силы и утолить голод и жажду. Вот и сейчас, проголодавшись, крысы не стали доставать из мешков сухари, а обошлись несколькими травинками. Глаза у всех слипались, лишь только Уго, уставший меньше других, с любопытством таращился вокруг. Его и оставили дежурить, попросив разбудить всех через час или в случае появления незнакомцев.
   Крис проснулся от непонятного звука и, еще не понимая, где он находится, вскочил на лапы. Солнце заметно опустилось к горизонту, значит, проспали они не один час. Звуком, разбудившим Криса, был громкий храп Уго. Великан лежал чуть в стороне от остальных, небрежно отбросив мешок в сторону и вытянувшись на травке. Другие крысы тоже спали, утомленные непривычно долгой дорогой.
   Крис потряс Уго за лапу:
   - Эй, вставай! Уго! Час давно прошел!
   Уго продолжал храпеть. Постепенно проснулись все, кроме того, кому крысы доверили охранять их покой. Уго не проснулся даже, когда Трикс дернул его за хвост. Лишь громкий хруст сухаря в зубах все того же Трикса заставил великана открыть глаза.
   - Ты же должен был дежурить! - возмущался Крис, - Почему же ты спать завалился?
   - Так тихо ж было, вот я и решил поспать.
   - А если б подошел кто, как бы ты нас предупредил?
   - Так никто же не подошел!
   Да, говорить с Уго было бесполезно. Проще было махнуть лапой и больше не полагаться на великана во время дежурства.
   Собрались быстро. Наскоро вылизав шерстку и съев еще несколько травинок, крысы вновь пустились в путь. Приглядевшись, они обнаружили в траве едва заметную тропинку, тянувшуюся к горизонту. По ней и пошли.
   После сна идти было легче. Мешки уже не казались такими тяжелыми, да и мягкая трава под лапами была заметно приятнее мокрой земли и асфальта. Постепенно крысы перешли с неспешного шага на быстрые прыжки, и в какой-то момент Крис заметил, что в этом мире они могут бежать быстрее, а прыгать дальше, чем дома.
   Впереди показались деревья, увешанные тяжелыми желтыми плодами. Несколько плодов лежали на земле, и нетерпеливый Трикс тут же попробовал один из них. Вскоре, увидев его довольную мордочку, к нему присоединились и остальные. Что ж, довольно вкусно, чем-то похоже на яблоко, но с каким-то незнакомым ароматом и сочнее. Один плод положили в мешок Уго, чтобы съесть вечером. Домашние припасы по молчаливому согласию решили не трогать - кто знает, как дальше будет с едой.
   Около часа крысы шагали по тропинке. Слева и справа простирался бесконечный травяной луг. Лишь несколько одиноких деревьев нарушали эту однообразную картину. Не было видно ни птиц, ни обычно вездесущих насекомых. Только трава - короткая и ровная, будто подстриженная по линейке. Тропинка привела их к ручью с прозрачной и чистой водой. Ручей не был глубоким, но в нем плескалась какая-то рыба. Дно покрывали гладкие круглые камни желтоватых и красноватых тонов. Через ручей был перекинут изогнутый деревянный мостик, по которому можно было перебраться на другой берег.
   Перила мостика были выкрашены ярко-синей краской, по краям его возвышались солнечно-желтые башенки, украшенные непонятными символами. Тщательно отполированные дощечки, по которым шли крысы, не царапали лапы и немного пружинили, когда на них наступали.
   Но вот мост остался позади. Крысы опять пошли по тропинке, ставшей теперь немного шире. "Значит ли это, что от моста ходит больше путников, чем до него? - размышлял Крис. - Они что, появляются на мосту из ниоткуда?"
   На другой стороне ручья трава была гуще, а вдоль тропинки рос невысокий кустарник. Деревьев вокруг стало больше, но все они находились в стороне от тропы. Стояла тишина, и крысы радовались, что их путешествие проходит без трудностей. И тем неожиданнее для всех прозвучал в тишине громкий и резкий голос:
   - Ну, и кто это у нас тут идет?
  
   Глава 13
  
   На тропинку шагнул невысокий кряжистый человечек неопределенного возраста. Темно-зеленый костюм незнакомца и такого же цвета шляпа были изрядно помяты, словно в этой одежде человек ходил не один день. Лицо у человечка было круглым и морщинистым, а ростом он был чуть больше метра. Вспомнив картинки из книжки Ланса, Крис решил, что незнакомец похож на лесовика, хотя лесов нигде поблизости не было. Оглядев путешественников, человечек вновь произнес:
   - Ну, и кто это у нас тут идет?
   - Мы... - Крис замялся. - Крысы идут!
   Удивительно, но крысы не только понимали язык человечка, но и сами могли говорить на нем.
   Стоит сказать, что хотя в своем мире крысы легко понимают язык людей, говорить на нем они не умеют. Как бы крыса не старалась произнести слово, люди слышали только писк. Здесь же Крис именно говорил, и это слышали все. И, судя по реакции человечка, он отлично понимал, что именно крыс ему говорил.
   - Крысы? Хм... Никогда о таких не слышал... И откуда вы такие будете?
   - Из-за забора пришли!
   Да и что еще мог сказать Крис? Лгать, в отличие от людей, крысы не умеют, вот и пришлось ограничиться правдивым, но весьма коротким ответом - "из-за забора".
   - Что из-за забора, это понятно! Я видел, как вы по мосту шли. Если кто сюда попадает, то либо из-за забора идет, либо прямо на мосту появляется. Но на мосту обычно летающие опускаются, а вы ведь летать не умеете?
   - Нет, - поспешил ответить за всех Трикс, - летать мы не умеем!
   А человечек еще раз пристально разглядывал крыс:
   - Мелкие вы какие-то... Значит, в школу магов идете?
   - В школу? Наверное... Если возьмут...
   Конечно, о школе магов они слышали впервые, но вдруг им именно туда и нужно? Может, школа как раз и окажется тем местом, где крысам помогут лучше узнать тот мир, в который они попали, а возможно и раскроют тайну исчезновения магии в их родном мире? И Крис уверенно произнес:
   - Да, в школу!
   А человечек почему-то покачал головой:
   - Прием-то давно закончили. Поздновато вы явились! Правда, в этом году учеников немного, может, вас и возьмут. Вы уж поспешите, чтобы до ночи дойти. А то ночью тут порой тролли гуляют, да и прочая нечисть тоже. И привет Фаргу от меня, от Мелса, передайте! Скажите, что у меня тут спокойно все!
   На самом деле троллей и других опасных существ в этих краях давно не видели, но, глядя на маленьких путешественников, Мелс решил, что таким, как они, безопасней сидеть дома, а не блуждать по лесам и лугам среди ночи.
   - А идти-то нам куда? - поинтересовался любопытный Трикс.
   - Так вот по этой тропке и идите! Не заблудитесь! - ответил Мелс и помахал им на прощанье рукой.
   Пообещав все передать, путешественники поспешили дальше. Встречаться с троллями или кем-либо еще подобным им совсем не хотелось. Вдалеке мелькнули невысокие домики: синие с желтыми черепичными крышами и желтые с синими крышами. Судя по тому, что и мост тоже был синим и желтым, именно эти цвета нравились местным жителям больше других. Через час или полтора, пройдя мимо нескольких домиков, крысы оказались перед большими ярко-синими воротами. На воротах была приколочена деревянная табличка с надписью "Школа магов". Одна из створок ворот была приоткрыта, и путешественники шагнули во двор.
   Перед тем, как войти в дом, крысы окинули взглядом разбитые неподалеку от крыльца грядки. Из них лишь Трикс немного разбирался в травах. Крысенок несколько раз обежал огород, старательно принюхиваясь к запаху растений, но так и не смог узнать ни одно из них.
   Крысы поднялись по высоким ступенькам и оказались внутри дома. Прихожей тут не было, так что путешественники сразу попали в комнату. И хотя крысы старались идти тихо, их приход не остался без внимания - бородатый старец, сидевший за столом, встал и, сердито глядя на них, сказал:
   - Что же вы опаздываете! Все уже три дня как занимаются, а мне теперь что, с вами отдельно возиться?
   Волосы старца, достающие до плеч, были седыми, морщины на лице указывали на немалое количество прожитых лет, но темные глаза светились умом и решительностью. Одет он был в алую мантию из какой-то блестящей ткани.
   - Вы Фарг? - осмелился прервать старика Крис, - Мы к вам от Мелса пришли, он привет просил передать!
   - Конечно, я Фарг, кем еще я могу быть! Мастер иллюзий и мастер превращений, а также директор этой школы магов, прошу любить и жаловать! К кому еще вы могли прийти, если через мост перебрались? Как будто сами не знаете!
   Крис подумал, что если кто об этом и знал, то уж точно не они. Они и о Мелсе-то никогда раньше не слышали, а уж о Фарге с его иллюзиями и превращениями и подавно. Стоявший позади всех Уго шепотом спросил у Ланса, что это за иллюзии такие. К счастью, старик его не услышал.
   А Фарг опять начал возмущаться их опозданием на занятия:
   - Вы мне лучше скажите, почему пришли так поздно? Ведь я всегда прошу появляться за три дня до начала занятий, а сейчас уроки давно начались!
   Крис стал что-то бормотать о причинах задержки, но старец его уже не слушал. Он опять уселся за стол и, глядя перед собой, размышлял, что же теперь ему делать с этими непонятно откуда взявшимися учениками. Наконец, придя к какому-то решению, старик сказал:
   - Ладно, оставайтесь сегодня тут. Не отправлять же вас назад, на ночь глядя. Я не могу сразу сказать, возьму ли я вас в ученики. Вначале я должен проверить, годитесь ли вы для этого.
   - Вы хотите узнать, есть ли у нас способности? - не удержался от вопроса Крис.
   - Способности? Способности есть у всех, у кого-то их больше, у кого-то меньше. Но для занятий магией нужны не только способности, но и мудрость, трудолюбие, а также честность, смелость и доброта. Вот если их нет, то учить чему-то бесполезно. Надо бы каждого из вас заставить пройти положенные пять испытаний, но раз уж вы вместе пришли, то каждому достанется лишь по одному испытанию. Выполните их - останетесь, но если хотя бы один из вас с задачей не справится - уйдете все. Сейчас ступайте во двор, там слева от ворот есть маленький домик, там и будете жить. Отдыхайте пока, я сам за вами пришлю, когда время придет.
   Маленький домик, о котором говорил старик, оказался уютным и достаточно просторным, чтобы вместить не один десяток крыс. Все в домике было рассчитано на невысоких существ - мягкие кровати без ножек, удобные коврики на полу, небольшие столики. На одном из столиков путешественники обнаружили миски с орехами и сушеными фруктами, там же на блюдах лежали свежие фрукты и печенье. Нашлась на столике и чистая вода. Что ж, дорога была длинной, и крысы чувствовали, что сейчас самое время поесть и отдохнуть. Все бросились уплетать предложенные лакомства. А после еды крысы уютно устроились впятером в одной кровати и уснули.
   ...Ланс проснулся внезапно, словно по чьей-то команде. Почему-то он не лежал в постели, а сидел за столом в незнакомой комнате. Перед ним лежали книги, много книг. Горели свечи, освещая открытую страницу. Шторы на окнах были задернуты, и казалось, что за пределами этой комнаты нет ничего. Тикали часы на стене, а он все сидел, не зная, как решить задачу. Ланс вновь и вновь перечитывал строчки на листе, пытаясь понять суть магической формулы. Как назло, авторы заклинаний нередко составляли их в виде нелепых стишков или запутывали текст так, что понять его мог далеко не каждый. Конечно, это было правильно, нельзя чтобы заклинанием мог воспользоваться случайный человек. Но порой догадаться о смысле написанного было почти невозможно.
   Вот и сейчас Ланс никак не мог разобраться с одним заклинанием. Причем и заклинание-то пустяковое - заставить распуститься засохший цветок. Ланс сам не мог понять, зачем ему понадобилось заниматься такой ерундой, но при этом он чувствовал, что просто обязан решить эту задачку. Все вроде бы понятно - поставить слева пустую чашку, а справа - чашку с белым песком. Теперь положить между чашками эльфийский кинжал рукоятью к себе. Это тоже понятно. Положить цветок у кончика ножа. Зажечь "минутную" свечу - ту, которая сгорает ровно за минуту. За время, пока горит свеча, надо, не прикасаясь к чашкам, сделать так, чтобы весь песок переместился в левую чашу, а правая оказалась пустой. В конце опять следует напоминание о том, что рукоять кинжала должна быть направлена к себе. Ланс несколько раз прочитал текст, но так и не смог придумать, как переложить песок из одной чашки в другую, не трогая их. Может, ложку взять? Но ложкой он тоже будет касаться стенок чашки. Да и как пересыпать последние крупинки (а в тексте особо подчеркивали, что ВЕСЬ песок должен очутиться в левой чашке)?
   Ланс прошелся по комнате, давая отдых затекшим мышцам, потом еще раз взглянул на стол. Сейчас он стоял с другой стороны стола, и чашка с песком была как раз слева от него. Хм, а может, смысл именно в этом? Может, дело не в песке, а в смене места? Ланс убрал все со стола, потом еще раз разложил нужные предметы - пустая чашка слева, полная справа, клинок рукоятью к себе между ними, сухой цветок у кончика клинка. Первую часть он выполнил верно. Теперь зажечь "минутную" свечу - свеча вспыхнула, свет заблестел на кончике лезвия и на желтоватых лепестках цветка. Ланс вскочил на лапы и быстро перебрался на противоположную сторону стола. Вроде все верно - песок в правой чаше, а левая пуста. Ах, да, теперь переложить клинок, вновь направив рукоятью к себе. Что еще? Перекладывать ли цветок? Свеча почти догорела, у него оставалось лишь несколько секунд. Ланс быстро прокрутил в голове строки заклинания - последний отблеск свечи упадет на лезвие, и кончик кинжала оживит спящий цветок. Значит, цветок должен снова лежать у кончика кинжала. Ланс быстро переложил цветок, произнес необходимые слова, и через мгновение свеча погасла. Остальные свечи в комнате продолжали гореть, но крысу показалось, что стало темнее. Только что блестевшее лезвие эльфийского клинка тоже потемнело, но рядом с ним лежал прекраснейший цветок, испускавший дивный аромат.
   Часы пробили полночь, и Ланс, погасив свечи, отправился спать. Он заснул сразу, и не видел, как исчезла комната, в которой он только что сидел, растаяли в воздухе чаши, кинжал и цветок. Ланс снова был в постели вместе с остальными крысами.
   ...Крис лежал на дне глубокого ущелья. Он не помнил, как попал сюда, и не имел ни малейшего представления, как выбраться наружу. Стены были почти отвесными, и даже крыса, с ее умением лазить почти где угодно, не могла подняться по ним наверх. Вдали виднелась группа существ, занятых какой-то работой. Он подбежал поближе и вскоре понял, что все вокруг строят лестницу. Кого тут только не было - эльфы, гномы, тролли... Кого-то из них Крис видел в книгах, а о существовании других даже не подозревал. Одни показались ему красивыми, а другие просто уродливыми. Кое-кто вообще пугал его до смерти. Они работали вместе, и Крис понимал, что если он хочет спастись, то должен трудиться со всеми. Крыс подошел туда, где находились существа поменьше размером - ведь поднимать тяжелые камни, подобно троллям, он не мог. Крис умел бегать и прыгать, а силой никогда не отличался, но если для общего дела нужно работать лапами, он готов делать и это.
   Крис таскал мелкие дощечки и камушки, укладывая их между большими камнями для большей устойчивости всей конструкции. Увы, минул час, за ним другой, а конца работы не видно. Конечно, лестница росла, но очень медленно - может пройти не один день, прежде чем она будет готова. Крыс отошел в сторону и прилег отдохнуть. Кто-то сунул ему в лапу еду, и крыс стал жевать, почти не разбирая, что именно он ест. От непривычного труда болели лапы. Хотелось свернуться клубочком и заснуть. Крыс подумал, что если он отползет в сторону, никто этого даже не заметит - вон как много народу вокруг. Ничего страшного, он же не таскает огромные камни и бревна, он лишь маленький винтик в общей цепочке. Да всю его работу тролль или гном сделает за несколько минут! Впрочем, нет, у них слишком большие и грубые руки, они не смогут возиться с крошечными щепочками, с которыми справлялся он. Но маленьких существ тоже достаточно, и они хорошо выполняют свою работу. А он отдохнет, он так устал! Ныла спина, саднили царапины на лапах, и казалось вполне естественным, что он просто поспит, пока другие трудятся.
   Крис позволил себе минуту помечтать об отдыхе, потом вздохнул, поднялся, и шагнул к горке мелких камней. Он взял очередной камень и понес вперед. Кажется, он продолжал шевелить лапами и потом, когда открыл глаза на кровати в гостевом домике Фарга. Хотя тут не было ни камней, ни ущелья, ни лестницы ...
   ...Трикс проснулся, потому что ему стало жарко. Очень жарко. Он вдруг с удивлением понял, что лежит не на мягкой постели, а на жесткой земле. На небе пылало ярко-красное солнце. Все вокруг раскалилось от зноя. Лишь каменная скала немного прикрывала Трикса от жгучих солнечных лучей. Чуть в стороне спал Уго. Хотелось пить. Трикс оглянулся вокруг, но не увидел ни ручейка, ни даже лужицы. Только потрескавшаяся от зноя земля и кое-где высохшие стебли травы. У задних лап Уго лежал единственный оставшийся мешок с припасами - второй где-то потерялся во время пути. Трикс открыл мешок и увидел флагу с водой. На самом донышке фляги еще оставалось немного воды. Наверняка вода была теплой и противной на вкус, но это была вода. Трикс посмотрел на Уго - великан что-то пробормотал во сне, но не проснулся. Трикс еще раз взглянул на флягу - воды было не больше нескольких глотков, на двоих явно маловато. В голове мелькнула шальная мысль - может, выпить все? Уго спит, а когда проснется, можно будет сказать, что вода вытекла. Или что Уго сам выпил воду ночью, а потом забыл об этом... В конце концов, всю дорогу Уго ел и пил раза в два больше, чем другие крысы, почему бы теперь не отдать должок? Нет, если бы на месте Уго был Тири, Трикс бы и думать не стал о том, чтобы выпить всю воду, но ведь Уго - это не брат, это почти незнакомый крыс. Почему Трикс сейчас должен думать о нем? Крыс вздохнул и неохотно отложил флягу в сторону.
   Солнце опустилось чуть ниже к горизонту. Через час можно будет отправляться в путь. Трикс подошел к Уго и сильно толкнул его лапой:
   - Вставай, лежебока! Просыпайся! Скоро в дорогу!
   Крысы разломили пополам и съели оставшийся у них сухарь, вместе допили воду и медленно побрели вперед, к темнеющему у горизонта лесу. Трикс на мгновение прикрыл глаза и не увидел, как все вокруг стало расплывчатым, куда-то пропали яркие краски, словно кто-то волшебной кистью смыл с хоста нарисованную картину. Далекий лес исчез, растаяла в воздухе закрывавшая их от солнца скала, а вместе с ними куда-то пропал и Уго.
   ...Трикс открыл глаза - была ночь. Он лежал на кровати в домике Фарга, рядом спали Крис, Тири, Ланс и Уго. "Приснится же такое", - подумал Трикс, перевернулся на другой бок и снова уснул.
   ...Тири стоял в нескольких прыжках от подвесного моста. Слева и справа от него горел лес. Пожар приближался к мосту с ужасающей быстротой. Было страшно. Трикс, Крис и Уго уже перебежали на другую сторону реки и были в безопасности. Только они с Лансом с этой стороны остались. Тири по обыкновению шел медленнее других, и даже крики брата не могли заставить его быстрее передвигать лапы. Что ж, он всегда был маленьким и слабым крысенком. А Ланс, конечно, стоял бы сейчас со всеми, но ему пришлось вернуться за забытой книгой. Но вот и Ланс несется со своим мешком, полным книг, теперь они вдвоем побегут к остальным.
   Но что это? В нескольких метрах от моста Ланс спотыкается и падает! Кажется, он подвернул ногу... К нему, размахивая огромной дубиной, мчится тролль. Хотя тролль был еще далеко, Тири понимал, что в одиночку Ланс не сможет быстро добраться до моста, тролль наверняка успеет догнать его раньше. А если Ланса не убьет тролль, то лесной пожар сделает это за него. И чем он может тут помочь? Тири сделал шажок к мосту. Он и так бегает медленно, а уж с Лансом получится еще медленней. Вдвоем им точно не спастись! И тролль этот... Тири всегда боялся троллей, даже когда их еще не видел. И даже когда о них еще не слышал! Это Трикс у них храбрый, а он, Тири, даже кошек боится...
   ...Тири сам не понял, как он смог так бежать. Добежал до Ланса, схватил того за лапу и потянул вперед. С трудом встав, Ланс схватил мешок с книгами и поковылял к мосту. Нет, с мешком Ланс точно дойдет! Тири ухватил мешок Ланса и повесил его себе на спину, туда, где уже висел его собственный мешок с припасами. И крысы помчались вперед. Казалось, никогда еще они не бегали так быстро. Пусть Лансу приходилось скакать на трех лапах, а Тири тащить оба мешка, сейчас крысы забыли обо всем на свете, в голове была только одна мысль - "Успеть!". И вот уже они на настиле моста. Мостик был хлипкий, он раскачивался на ветру, и идти по нему было страшно. Но огонь позади был еще страшнее, да и тролль находился уже совсем рядом. Вот половина пути позади, но огонь начал лизать перила у основания моста. Подбежавший тролль собирался вскочить на мостик, но огонь заставил его остановиться. С другого берега Крис и Трикс громко кричали, подгоняя своих спутников. Тири подтолкнул Ланса вперед, а сам спрыгнул на берег за мгновенье до того, как обгоревший мост рухнул в реку. В этот миг Тири не смотрел назад, он упал на землю, не в силах поверить, что они спаслись. Сердце колотилось в груди, в глазах был туман. Крысенок лежал на берегу с закрытыми глазами и не видел, как постепенно растаяли в воздухе остатки моста, пылающий лес и злобный тролль...
   ... Тири проснулся. Где-то на улице капала вода. Храпел Уго. Тихонько посапывали Трикс и Ланс. Крис что-то бормотал во сне. Он снова был в домике Фарга, в безопасности.
   ...Уго огляделся - он был в незнакомой комнате, маленькой и темной. Тонкий матрас в углу, миска с водой и кусок хлеба на столе. Крошечное окошко под потолком закрыто решеткой. Он толкнул лапой дверь, сильно толкнул, но дверь и не думала открываться. Почему его заперли? Уго не помнил, как он оказался в этом месте. Не помнил, почему остался один, без своих товарищей. Он съел большую часть хлеба и попил воды. Спать не хотелось, а делать тут было совершенно нечего. Наверное, Ланс в такой ситуации вспоминал бы свои книги, он же не одну сотню историй прочел. Крис мечтал бы о том, как он когда-то найдет свой дом, а вот он, Уго, никогда ни о чем не мечтал. Он привык работать, переносить тяжести. У него не было друзей, потому что одни боялись его, а другие считали слишком глупым. Удивительно, что Крис согласился взять его с собой, Уго до последней минуты боялся, что его оставят дома, а ему так хотелось изменить свою жизнь. Крыс уселся на матрас и стал ждать, когда же его выпустят отсюда.
   Странный писк привлек его внимание. На полу у окна Уго увидел крошечный комочек. Это оказался птенец, ударившийся о решетку окна. Крыс подошел к лежавшему без движения существу и взял его в лапы. Может, съесть его? Хотя, что тут есть, одни перья и кости. Комочек в руке Уго шевельнулся, и крыс разжал лапу. Птица была жива, хотя и ушиблась при падении. Уго осторожно посадил ее на стол и пододвинул остатки хлеба. Пернатый по достоинству оценил угощение, и кусочек хлеба заметно уменьшился.
   Уго улегся на подстилку и закрыл глаза. Есть хотелось все сильнее. Крыс слышал, как птенец скачет по столу, пьет воду и клюет хлеб. От голода в голове Уго появлялись картины роскошных пиршеств, на которых он никогда не бывал, - жареные лебеди и цыплята, запеченные на углях, голуби на вертеле и заливные соловьиные язычки. Уго даже не представлял, что такая еда вообще существует, а сейчас мог ощущать запахи этих блюд. Крыс подошел к столу и лапой собрал крошки, рассыпанные по столу. Крошек было мало. Птенец по-прежнему скакал и улетать не собирался. Он был маленьким, но это все-таки была еда. Уго взял птенца в лапы, поднес ко рту и вдруг увидел кусочек проволоки, закрутившийся вокруг маленькой лапки. Этой проволокой птица зацепилась за решетку. Уго осторожно освободил лапку. Как странно, подумал он, птица доверяет мне, а я ведь могу легко ее прихлопнуть и съесть.
   ...Уго проснулся в темноте. Он снова был в гостевом домике вместе с товарищами. Все вокруг спали. Уго прикрыл глаза, вспоминая, как доклевавший последние крошки птенец поднялся вверх и исчез за окном. Крыс улегся на собственный хвост и снова уснул.
   ...Фарг махнул рукой, и последняя из его иллюзий растаяла в воздухе. Все крысы спокойно спали. Они прошли испытания. Теперь он тоже может отдохнуть. Фарг что-то прошептал, и тихая успокаивающая музыка заполнила гостевой домик. Музыка навевала сон, и волшебник был уверен, что в это утро его гости проснутся нескоро.
  
   Глава 14
  
   Когда Крис открыл глаза, комната была залита солнечным светом. Остальные путешественники спали, устав после долгого пути. Крис умылся, тщательно вылизывая языком запылившуюся шерстку, и приступил к завтраку. На столе он обнаружил несколько кукурузных початков, и это сразу подняло ему настроение. Было ясно, что голодными они не останутся - хозяева постарались учесть гастрономические пристрастия гостей. Впрочем, вкусы крыс мало отличаются от вкусов людей, так что угодить им было несложно. Вскоре к завтраку присоединились остальные. Крысы ели молча, радуясь, что пища здесь вкусная, и ее много. Когда с едой было покончено, все стали дружно обсуждать местную школу, пытаясь угадать, что их тут ждет. В этот момент в дверь домика просунулась чья-то лохматая голова, и крыс позвали в класс.
   Занятия их группы проходили в большой и светлой комнате в соседнем домике. Сегодня уроки вел молодой волшебник Зирт. Глядя, как учитель старательно расправляет складки своей голубой мантии, как поглаживает пока еще короткую бородку, Крис решил, что Зирт старается выглядеть старше и мудрее. Обычно в школе одновременно занималось три группы по двенадцать учеников в каждой, но в этом году набралось лишь полторы группы. Именно к этой неполной второй группе присоединились наши путешественники. Кроме крыс в ней занимались два гнома, один эльф, два непонятных существа довольно странного вида, которых все называли штихами, и какой-то маленький лохматый человечек, назвавшийся льендом. Именно он позвал крыс на урок.
   Зирт дождался, когда ученики займут свои места, и начал свой рассказ:
   - Каждый мир со дня своего рождения обладает определенным запасом магии, и это свойство мира не меняется никогда. Сколько бы миллионов лет не существовал мир, магия всегда будет в нем, и ее количество не изменится. Когда произносится заклинание, некоторое количество магии расходуется, но она при этом не исчезает, а переходит в другую форму, форму заклинания. Как только заклинание выполнено, магия вновь возвращается к первоначальной форме. Это явление называется законом сохранения магии, и оно справедливо для любого мира.
   Крис слушал рассказ учителя, пытаясь понять, о чем же тот говорит. Получается, что и в его родном мире магия не должна была исчезать. Или там закон не действует? А Зирт тем временем продолжал:
   - Все заклинания для своего выполнения требуют какого-то количества магии. Много лет назад ученый Тибас предложил ввести понятие магической единицы, то есть того количество магии, которое нужно для выполнения самого простого заклинания. Чем сложнее заклинание, тем больше для его выполнения нужно магии. Существуют заклинания в двести, триста и даже в тысячу единиц.
   Запас магии для каждого мира также измеряется в магических единицах. Наши ученые сумели измерить запас магии нашего мира, и он огромен - несколько миллионов магических единиц. Если бы существовал мир, в котором запас магии составляет всего десять магических единиц, в нем можно было выполнить лишь те заклинания, на которые требуется меньше десяти единиц магии. Скажем, вот такая иллюзия - в воздухе появилась крошечная радуга - требует как раз десять единиц магии. В таком мире такое заклинание можно будет выполнить, но пока его действие не закончится, никто не сможет запустить ни одного нового заклинания. А вот заклинания превращения в этом мире вообще невозможны, поскольку любое из них требует не меньше пятнадцати единиц магии.
   Один из гномов что-то старательно записывал, эльф задумчиво глядел куда-то в пространство, льенд шевелил мохнатыми пальцами. Остальные думали о чем-то своем. Крис пытался вслушиваться в речь Зирта, но пока все эти магические единицы и законы были для него зарослями, сквозь которые нужно еще пробираться. Среди крыс только Ланс обладал привычкой учиться, а остальные умели только бегать или, как Уго, работать лапами.
   Наступил перерыв. Все вышли на улицу, наслаждаясь отдыхом и хорошей погодой. Крис заметил, что в этом мире крысам заметно легче ходить на двух лапах, чем дома, так что они, глядя на остальных членов группы, тоже выбрали этот способ передвижения. Уго и льенд с интересом смотрели, как гномы гоняли пестрый мяч по небольшой площадке для игр. Эльф развлекал штихов рассказами о лесах его родного края. Крыс предупредили, что в школе следует с уважением относиться к другим ученикам, и даже если какие-то существа недолюбливают друг друга, здесь им надлежит вести себя корректно. Предупреждение было лишним: крысы с удовольствием общались с другими учениками. Раньше они не видели ни гномов, ни тем более штихов, но раз уж они оказались вместе, почему бы не познакомиться поближе. Поэтому вскоре Трикс и Тири присоединились к эльфу и штихам, а Ланс стал болтать с закончившими игру в мяч гномами.
   Когда рядом с ним появился волшебник Фарг, Крис решился подойти к нему и расспросить о том, что им предстоит в школе. Все они ждали сложных экзаменов, но волшебники, кажется, об этом совсем забыли.
   - Скажите, мастер Фарг, - спросил Крис у старика, - когда нас ждет обещанное вами испытание?
   - Вы все уже прошли его, иначе вас бы не допустили к занятиям!
   Фарг отвечал короткими фразами, будто не привык произносить больше слов, чем было необходимо.
   - Но как же так, почему же никто из нас не помнит этого?
   - Когда придет время, вы вспомните все!
   Фарг повернулся и собирался уйти, но Крис не отставал:
   - Как долго нам предстоит учиться в школе?
   - Месяц. Или два. Как когда.
   - Но разве это возможно - за месяц научиться магии?
   - Выучить все заклинания, конечно, за месяц нельзя. Но понять суть, разобраться, стоит ли каждому из вас заниматься магией, вполне реально. А также изучить наиболее распространенные заклинания и приемы магической защиты, запомнить полезные травы и снадобья. Вам предстоит также узнать, когда нужно применять магию, а когда лучше избежать этого. И главное, за этот срок мы вместе с вами должны понять, где именно вам стоит продолжить образование.
   Хм, вот это дела... Они еще здесь не разобрались, что к чему, а Фарг говорит о каких-то других местах, где им предстоит учиться. Впрочем, Крис решил пока не думать об этом: когда придет время, они все вместе решат, куда отправляться. Все-таки впятером не так страшно пускаться в путь.
   Потянулись дни учебы. Крис все время ждал, что вот-вот кто-то попросит их уйти. Мол, нечего вам, крысам, тут делать, какие из вас волшебники. Но проходил день, а за ним еще один, а никто и не собирался их прогонять. Даже Уго держался достойно и уже научился первым заклинаниям. Крис не знал, что эти заклинания были достаточно простыми, и даже существо, не имеющее почти никаких способностей к магии, могло научиться их произносить.
   Открытием для Криса стали книги. Из всех крыс только Ланс умел раньше читать, но тут каким-то непостижимым образом все они легко научились читать книги, как написанные недавно, так и совсем древние. И уже нередко можно было увидеть, как Трикс и Тири сидят на столе, уткнувшись в какую-то страницу старинной рукописи, а Уго старательно выписывает вычитанные в книгах формулы заклинаний.
   Всю первую неделю с их группой занимался Зирт. Крис несколько раз пытался выяснить у него причину исчезновения магии из их родного мира, но волшебник уверенно заявлял, что такого не может быть, магия не исчезла, и дело там в чем-то другом. Но в чем - этого Зирт не знал. Крис был очень огорчен, что не нашел ответа на свои вопросы, но успокаивал себя тем, что глупо было надеяться решить загадку, едва попав в незнакомый мир. Крысам и так повезло, что они вообще быстро нашли тех, кто мог им помочь познакомиться с магией.
   В свободное от занятий время ученики обычно тренировались в использовании заклинаний. Если же им хотелось отдохнуть, они гуляли по окрестным полям или лакомились дарами местного сада. Многих удивляло отсутствие на территории школы птиц или животных. Оказывается, для этого применялось специальное заклинание - волшебники не хотели, чтобы под видом птички или даже насекомого в школу проник незнакомец и тайком овладел основами магии. Учить магии можно лишь тех, кто выдержал испытания и был достоин стать волшебником.
   Все это время Палочка Криса была надежно спрятана в потайном карманчике: крыс не хотел, чтобы пока окружающие знали о ней. Учитель говорил, что маги умеют пользоваться специальными кристаллами и волшебными палочками, позволяющими усилить их способности, и позднее им расскажут об этом. Но это им только предстояло в будущем, пока же надо было узнать более простые вещи.
   А потом пришел день, когда утром вместо Зирта их встретил Фарг. Старый волшебник поздравил учеников с завершением первого этапа обучения. К счастью, в их группе все справились с упражнениями, которые им давал Зирт, и были готовы к новым задачам. Фарг повесил на стену картинку, на которой был изображен разделенный на семь частей круг. Каждая часть круга имела свой цвет: красный, зеленый, синий, голубой, серый, черный или фиолетовый. Волшебник сел рядом с картинкой и, расправив свою алую мантию, тихо сказал:
   - А теперь мы поговорим о цветах...
  
   Глава 15
  
   Фарг указал рукой на круг:
   - Наш мир един, хотя он состоит из гор и рек, лесов и долин. Пока мы живем там, где родились, для нас все привычно и просто. Мы знаем законы этого мира, понимаем, чего нам ждать и к чему готовиться. Но стоит рожденному среди болот попасть, например, в горы, как мир становится враждебным. Тому, кто жил в пустыне, немало неприятных сюрпризов могут преподнести бушующие океаны или затяжные дожди. Зато коренной обитатель этих мест умеет подготовиться к бурям и грозам. Бури для него тоже опасны, но знания помогут ему с ними справиться.
   Мир магии тоже неоднороден. Вы уже научились созданию иллюзий. Теперь вы можете заставить собеседника видеть парящего в небе сокола или склонившееся под тяжестью плодов дерево, создавая лишь видимость этих предметов или существ и не меняя реальности. Далее вас ждут заклинания превращения. Но прежде чем перейти к их изучению, вам стоит узнать, что любой маг, творящий заклинания превращения, призывает себе в помощь силы природы. Силу огня или силу ветра, силу воды или силу земли. А для некоторых заклинаний вам потребуется жизненная сила растений.
   Вы уже запомнили, что заклинания отличаются по сложности: чем сложнее заклинание, тем больше единиц магии требуется для его выполнения. Но надо сказать, что и волшебники неодинаковы по силе. Слабый волшебник может использовать только самые простые заклинания - для других у него просто не хватит сил. Однако волшебник может быть силен в магии огня, но не владеть водной магией или магией земли, и тогда он легко выполнит сложнейшее "огненное" заклинание и не справится с довольно простым "водным" заклинанием.
   Много веков назад, маги договорились обозначать виды магии различными цветами: красный был отдан магии огня, синий - магии воды, зеленый - магии растений, голубой - магии воздуха и серый - магии земли. Каждый волшебник лучше всего владеет каким-то одним видом магии. Конечно, способности некоторых простираются и на другие цвета магического спектра, но в большинстве случаев главным является лишь один из цветов.
   В ближайшие две недели каждый из вас поймет, магом какого цвета ему суждено стать. Вам также предстоит узнать свою магическую силу - она является величиной постоянной. Обучение дает знания, но не увеличивает магические способности.
   - Учитель, но на круге есть еще черный и фиолетовый цвет. А какую магию они обозначают? - спросил у волшебника Крис.
   Волшебник ответил не сразу, словно раздумывая, стоит ли говорить об этом:
   - Черный цвет - цвет магии мертвых, путь в эту школу закрыт для тех, кто готов открыть ей свою душу. Испытания, которые все вы прошли, показали, что приверженцев черной магии среди вас нет. А фиолетовая магия... Я не стану рассказывать вам о ней. Мало кто из ныне живущих волшебников владеет ею, скорее всего, вы никогда не встретитесь с ее проявлениями. А если вам это суждено, то к тому времени у вас уже будет достаточно знаний, чтобы самим с этим разобраться.
   С этими словами Фарг встал и направился к столу, возле которого стояло удобное кресло. Устроившись там, он сказал:
   - Что ж, на этом закончим лекцию и перейдем к практическим занятиям. Я буду разбивать вас на группы и сравнивать ваши результаты между собой - так проще понять, в каком направлении стоит двигаться. Сегодня мы начнем с близкой мне огненной магии.
   И они начали... Оказалось, что все, что они изучали до этого, было всего лишь разминкой перед настоящей учебой. Каждый день приходилось запоминать десятки заклинаний. Раньше, пусть и не всегда с первого раза, задания удавалось выполнить всем. Теперь же даже после нескольких часов занятий, иногда один, а то и несколько членов группы вынуждены были признать, что упражнение им не по зубам.
   Уже на второй день занятий с Фаргом Крис понял, что огненная магия - не его стихия. Конечно, и у других не все получалось, но хуже обстояли дела лишь у косматого льенда. Даже Уго, которого все считали медлительным и глупым, мастерски жонглировал в воздухе огненными шарами, а Крис не смог создать даже малюсенький шарик. Наиболее впечатляющими были результаты гномов, но им - так, во всяком случае, казалось Крису - магия гор и огня была близка с рождения. Как ни странно, почти сравнялся с гномами в мастерстве тихий и почти незаметный Ланс. Он теперь все больше времени проводил с гномами, овладевая вместе с ними заклинаниями, позволяющими повелевать огнем.
   Потом пришел черед магии земли. Красная и серая магия имели много общего, и те, кто добился успехов в магии огня, и тут показали себя с лучшей стороны. Ланс и гномы легко заставляли землю подниматься и опускаться. А Уго и оба штиха вообще творили чудеса - даже Фарг восхитился их мастерством. Еще бы, это был лишь первый день занятий серой магией, а эта троица уже продвинулась так далеко, что, глядя на них, можно было только рты раскрывать. Или пасти, если у кого пасть, а не рот.
   Увы, Крису быстро стало ясно, что и тут ему больших успехов не сыскать - даже Трикс и Тири легко превзошли его. Нет, нельзя сказать, что он был совсем безнадежен, по сравнению с результатами в огненной магии здесь Крис хоть чего-то достиг. Но стоило ли говорить о том, что он смог выполнить заклинание в тридцать или сорок магических единиц, если Ланс спокойно работал со ста или даже ста пятьюдесятью, а для Уго и двести были далеко не пределом.
   Когда вечером крысы, как обычно, обсуждали успехи за день, Крис впервые понял, что в дальнейшем их пути могут разойтись. Возможно, Ланс и Уго займутся красной или серой магией, а у него в этой области нет будущего. Именно поэтому Крис прервал бурную речь Трикса, хваставшегося созданным им сегодня крошечным земляным холмиком, и обратился ко всем:
   - Я думаю, вы уже сами видите, что наши способности к разным видам магии неодинаковы. И, скорее всего, нам вскоре предстоит отправиться в разные стороны.
   Крысы зашумели, выкрикивая, что вовсе необязательно разлучаться, они могут выбрать такой вид магии, в котором все достигнут успехов. Но было ясно, что расставание неизбежно.
   - Мы отправимся в разные стороны, а может, и в разные страны, - вновь заговорил Крис. - Пусть каждый из вас помнит, что главная наша цель - найти, что происходит с магией в нашем мире. И если наши новые знания помогут в этом - отлично. Но куда бы ни забросила нас судьба, мы обязательно должны встретиться у забора, на том самом месте, где мы впервые оказались в этом мире. Там мы должны ждать друг друга.
   Все крысы пообещали, что непременно придут в назначенное место.
   После серой магии пришел черед магии голубой - воздушной. Занятия теперь опять вел Зирт, оказавшийся сильным голубым магом. Он показывал ученикам, как сделать воздух плотным, как стена, а потом - как заставить ветер дуть сильнее и как изменить его направление. Заклинания воздуха были на первый взгляд просты: несколько слов и размахивание руками (или лапами), но далеко не всем они удавались. Гномы и Ланс почти сразу поняли, что среди голубых магов им делать нечего: даже самые простые заклинания отказывались им повиноваться. Успехи Уго ограничились парочкой заклинаний. Трикс, льенд и оба штиха без труда научились работать с заклинаниями до ста магических единиц, однако более сложные оказались им не под силу. Зато эльф и Тири попали в свою стихию: они не только сами играли с ветром, но даже научились поднимать в воздух других. Восторгу Тири, заставившему Трикса провисеть в воздухе целых пять минут, просто не было предела.
   К сожалению, способности Криса и тут оказались не слишком высоки - результаты у него были лишь немногим лучше, чем у Ланса и Уго. В последующие несколько дней эльф, Тири, Трикс, Крис и штихи учили воздушные заклинания, а остальные вернулись к огненной и земляной магии, где у них было больше шансов достичь успехов.
   Следующей на очереди была магия зеленая: магия растений, да и вообще всего живого. Именно с ее помощью волшебники закрыли путь посторонним на территорию школы. Теперь никто не мог попасть сюда без одобрения Мелса, дежурившего у моста.
   Занятия по зеленой магии вел волшебник Орин, с которым раньше крысы не встречались. Первый день он посвятил изучению трав и деревьев, что росли на территории школы, ведь для зеленого мага знание растений было обязательным. Нужно было запомнить, какие листья или веточки растений требуются для заклинания, когда к ним нужно добавить шерстинки животного или перышки птицы, а когда - несколько капель воды или горстку земли. Потом пришел черед уже самих заклинаний: ученики пытались заставить ростки быстрее пробиваться к солнцу, а листья - зеленеть и желтеть по их желанию. Однако очень быстро выяснилось, что ни гномы, ни штихи, ни Уго с Лансом способностей к зеленой магии не имеют вообще, так что дальнейшее освоение ее премудростей проходило уже без них.
   Эльф и Тири легко овладели основами зеленой магии, но более сложные заклинания все-таки заставили их отступить. А Трикс и льенд, наконец, оказались на своем месте. Чем сложнее становились заклинания, тем, казалось, проще им было с ними справляться. Стоило Триксу только шевельнуть лапами, и крохотное зернышко превращалось в роскошный цветок, а льенд за пять минут выращивал стену из плюща или кустов шиповника.
   Крис старательно пытался запомнить, чем отличается листик мяты от чабреца или петрушки, а веточка липы от ольхи или березы, и временами ему казалось, что голова его просто идет кругом. Десятки заклинаний, сотни попыток добиться хоть каких-то результатов и в итоге опять полная неудача.
   Вечером уставшие от занятий крысы вернулись в свой ставший уже привычным домик. Чуть подсушенные лепешки, горстка орехов, миска зерна - что еще нужно крысе, чтобы почувствовать, что жизнь прекрасна? Вскоре крысы улеглись на кровати, привычно свернувшись клубочками и прижавшись спинками друг к другу. Завтра их ждали новые знания и новые испытания. Крысы уснули, не подозревая, что для кого-то из них эта ночь будет последней ночью в школе магов.
  
   Глава 16
  
   До рассвета оставалось еще несколько часов, когда Ланс внезапно проснулся. Ему казалось, что кто-то настойчиво зовет его. Крыс спрыгнул с кровати и направился в сторону двери. Потом почему-то вернулся, собрал все вещи в мешок, взял его в лапу и шагнул наружу. На улице его ждал Фарг с двумя гномами. Волшебник кивнул Лансу, приветствуя его, и обратился ко всем:
   - Я изучил ваши успехи в разных видах магии, и у меня нет сомнений: ваш цвет - красный! Нет смысла сидеть и ждать остальных, вам пора идти дальше. Теперь ваш путь будет лежать на юг, к предгорьям Лейнских гор. Именно там живет волшебник Ворт, который будет вашим наставником в красной магии. Я собрал вам немного припасов в дорогу, их хватит на пару дней. Потом справитесь сами. Вот карта, я отметил на ней весь ваш путь. Надеюсь, дорога не будет слишком сложной, хотя путь и неблизкий. Конечно, я бы мог бы и сам обучать вас здесь, в школе, но я уверен, Ворт более достоин этого. Вы провели у нас немало времени и успели привыкнуть друг к другу. Вы вместе учили заклинания и делали первые шаги в изучении магии. Помогайте и дальше друг другу, это сделает ваш путь легче и короче. Отправляйтесь с миром. Ворт сообщит мне о вашем прибытии и ваших успехах.
   Следовало признать - пусть речь и была короткой, все основное было сказано. Возможно, Ланс как-то иначе представлял себе прощание со школой, да он и не думал, что это прощание произойдет так быстро, но если Фарг считает, что им нет смысла оставаться в школе, то не стоит спорить со старым волшебником. Ланс и сам видел, что заклинания красной магии удаются ему и гномам лучше всего, но до этой минуты еще оставалась надежда, что крысам не придется разлучаться, и их отправят куда-то всех вместе. Теперь же он должен уйти один. Конечно, не совсем один, а вместе с гномами, но все же стоило признать, что гномы - это не крысы...
   Говорить больше было не о чем. Гном, который был чуть повыше ростом, посадил Ланса себе на плечо и следом за другом быстро шагнул к воротам.
   Ланс знал, что одного гнома звали Тейр, а второго Гарш. Оба были рыжеватыми, коренастыми, с косматыми бородами, достающими почти до пояса. Они выглядели точь-в-точь как гном на картинке в книжке Ланса. Да и одевались Тейр и Гарш так же - в кожаные куртки и плотные темно-коричневые штаны. С крысиной точки зрения они были похожи, как две капли воды, и Ланс с трудом различал их. Впрочем, Тейр был, как показалось крысу, немного общительнее, и это давало некоторую надежду на то, что Лансу будет с кем поговорить во время долгого пути.
   Створка ворот легко поддалась, когда Гарш толкнул ее. И вот уже школа осталась позади. Путники дошли до развилки и свернули на тропу, ведущую на юг. Идти было легко - вокруг тропы не было ни деревьев, ни кустарника, только невысокая трава на много миль вокруг. Ланс смотрел по сторонам, пытаясь найти что-то, что выделялось среди этого однообразного пейзажа. Гномы шли уже несколько часов, и крыс устал цепляться лапами за воротник Тейра, да и самому гному было неудобно тащить Ланса. Все понимали, что если крыс пойдет сам, то они и за неделю не дойдут до дома Ворта. Крысы умеют бегать очень быстро, но лишь на небольшие расстояния, а долгий путь им не под силу. Когда впереди показалось ольтовое дерево, путники решили немного отдохнуть.
   Ланс уже ел плоды ольта - это было как раз то дерево, что встретилось им по пути в школу. Фрукты были сладкими и очень сочными, они хорошо утоляли как голод, так и жажду. В школе такие плоды нередко подавали к столу, и все с удовольствием лакомились ими. Вот и сейчас Тейр разрубил ножом плод на части и дал Лансу несколько кусков. Пока крыс ел свою порцию, гномы успели съесть по парочке фруктов. Запасливый Гарш собрал с десяток плодов с собой в дорогу, чтобы потом не тратить время на поиски воды и еды.
   Теперь надо было решать, что делать с Лансом. Гномы видели, что крыс не сможет всю дорогу сидеть на плече Тейра - уже сейчас когти на лапах у Ланса местами были содраны почти до мяса о жесткую кожу куртки гнома. Гарш предложил посадить крыса в карман куртки Тейра. Так Ланс сможет и смотреть вокруг, и поспать, когда захочет. Да и самому Тейру идти будет проще. Карман был большим и удобным, так что Ланс согласился, что это неплохая идея.
   Путники отправились дальше, чтобы до темноты подойти как можно ближе к горам. Гарш еще раз взглянул на карту - вскоре луга уступят место небольшому лесочку, а затем им предстоит пересечь Рентскую пустошь. Ланс ничего не знал о ней, но гномы заверили крыса, что это совершенно неподходящее место для ночлега, и надо торопиться, чтобы заночевать на краю Векового леса.
   Привычные к длительным переходам гномы до леска добрались быстро. Тут Ланс, проспавший эту часть пути, вылез из кармана, чтобы оглядеться. Вокруг была небольшая рощица лиственных деревьев. Фруктов на них не было, а орехи еще не поспели. Крыс решил, что ничего интересного в этих деревьях нет, и можно еще немного поспать.
   Когда он проснулся в следующий раз, роща давно осталась позади. Гномы шли по высушенной солнцем земле. Не попадалось ни ручейка, ни даже лужицы. Теперь Лансу стало ясно, почему его спутники так спешили пересечь эту пустошь до ночи. Отдыхать в этом месте и в самом деле решился бы только совсем отчаявшийся путник. Если трава и росла тут когда-то, то она давно высохла, вокруг была лишь пыль, одна только пыль. Ланс почувствовал, что хочет пить, но не решился обратиться к гномам - его спутники выглядели усталыми, и крыс решил потерпеть до следующей остановки.
   - Вот это и есть Рентская пустошь, - проговорил Тейр, увидев, как мордочка крыса показалась из-под куртки. - Никто не знает, что тут было раньше, но сейчас это весьма неприятное место, от которого хочется оказаться подальше.
   Идти приходилось очень внимательно: местами можно было споткнуться о неизвестно откуда взявшийся камень или кусок дерева.
   - Я слышал, когда-то в этих краях жили люди, и тут был то ли поселок, то ли город, - заявил Гарш. - От названия этого поселения - Рент - и название пустоши произошло.
   - И чего только не выдумают люди! Если бы кто-то жил в этом месте, то остались бы дома, заборы или еще что-нибудь. Сказки все это! - возразил ему Тейр.
   Где-то впереди вспорхнула какая-то черная птица. Почему-то при виде ее крыс почувствовал смутное беспокойство. Солнце уже заходило, а лес еще даже не показался на горизонте. К счастью, пока было достаточно светло, и какое-то время путники шли быстро. Их лица были покрыты пылью, оба гнома тяжело дышали, но крыс надеялся, что на остаток сегодняшнего перехода сил у них хватит.
   - Я вижу лес! - громко вокликнул Тейр, увидевший вдали темные силуэты деревьев. Голос у Тейра был хриплым, вероятно, гном тоже мучился от жажды. Ланс посмотрел вдаль, но его глаза не позволяли отчетливо видеть то, что расположено так далеко. Минут через тридцать пути стало ясно, что гном не ошибся, они на самом деле приближались к Вековому лесу. Правда, до него пришлось идти еще около часа.
   Когда путники подошли к лесу, уже почти совсем стемнело. Гномы решили не заходить вглубь леса, а устроить лагерь на краю, где деревья были редкими. Тейр расстелил на земле свой плащ, а Гарш быстро собрал сучья для костра. Пока гномы распаковывали мешки, Ланс успел разжечь костер. "Как же здорово быть красным магом!", - подумал крыс, - "Ведь для того, чтобы зажечь огонь, достаточно лишь щелкнуть пальцами и произнести несколько слов".
   Когда костер разгорелся, все набросились на плоды ольта - пить хотелось нестерпимо. Конечно, гномы не рискнули съесть сразу все запасы плодов, каждый взял лишь по одному, а с Лансом поделились небольшими кусочками своих порций. Потом пришла очередь сушеного мяса и лепешек, еще вполне свежих. Теперь надо было отдохнуть. Ланс вызвался дежурить первым, ведь он неплохо поспал в дороге, а гномы давно не отдыхали. Тейр и Гарш улеглись на плаще и вскоре заснули. Но перед тем как заснуть, Тейр попросил обязательно разбудить их, если появятся гарраты.
   Ланс сидел на краешке плаща и смотрел на костер. Пламя лизало сучья, и искры летели ввысь. В темноте искры казались ослепительно яркими, и крыс какое-то время просто любовался их пляской. "Разбудить гномов - это не проблема", - думал Ланс, - "Только вот знать бы еще, кто такие эти гарраты. То ли бандиты, то ли звери дикие". На всякий случай он решил разбудить гномов, кто бы ни появился.
   Крыс дежурил уже несколько часов, но ни люди, ни звери не появлялись. Темные птицы все так же кружили вдали, но близко не подлетали. Мелкие насекомые, похожие на комаров, стайкой вились над головой Ланса, но то ли костер отгонял их, то ли просто крысы их не интересовали. Вдруг Ланс услышал громкий крик и повернулся к лежавшим на земле гномам. Гарш с силой хлопал себя по шее и вопил так, словно его резали. Тейр, проснувшийся от криков друга, тоже принялся отгонять черные жалящие точки. Вскочив на ноги, гномы подбежали к костру, в надежде, что дым хоть на время отпугнет насекомых. Тейр с упреками обратился к Лансу:
   - Что же ты не разбудил нас?
   Крыс удивленно смотрел на Тейра:
   - А зачем вас будить? Никто же не появился!
   - Как это никто? Тут тучи гарратов летают! - и Тейр хлопнул себя ладонью по щеке.
   - Да что это за гарраты такие?
   Оба гнома, вытаращив глаза, уставились на крыса:
   - Ты что, никогда о гарратах не слышал?
   - Да откуда я о них мог слышать? Я как в этот мир попал, так сразу в школе очутился, а там нам о гарратах не рассказывали!
   Тейр издал какой-то звук, похожий на вой и смех одновременно. Он и подумать не мог, что кто-то мог не знать об одной из главных бед путешественников в ночи: укусы небольших черных насекомых, называемых гарратами, вызывали сильную боль, головокружения и лихорадку. Эти монстры возникали внезапно и так же внезапно исчезали. Гарраты летали всегда большими стаями, жаля всех на своем пути. Нередко тот, кого укусили эти насекомые, вынужден был неделю проводить в постели, да и потом еще долго испытывал слабость. Хорошо, что у Гарша в мешке всегда была мазь от укусов гарратов, и гномы старательно втерли ее в ранки на лице и шее. Потом Тейр внимательно посмотрел на Ланса:
   - А тебя они не сильно покусали?
   - Да они меня и не трогали вовсе! Летали себе и летали, я на них и внимания не обращал.
   Гномы были поражены, они впервые слышали, чтобы гарраты не укусили существо, мимо которого они пролетали. Но крыс стоял перед ними совершенно невредимый, без каких-либо следов укусов. Похоже, этот крошечный зверек, с которым они теперь путешествовали вместе, может преподнести им еще немало сюрпризов.
   Тейр уселся у костра сторожить, а Гарш вместе с Лансом отправились спать, предварительно пододвинув плащ ближе к костру. Но гарраты уже умчались дальше, и этой ночью можно было спать спокойно.
   Позже Гарш сменил на посту Тейра, но Ланс этого не видел - он крепко спал. Под утро гномы разбудили крыса и сказали, что надо поесть и отправляться в дорогу. Впереди их ждал Вековой лес, и стоило поспешить, чтобы выйти из него до ночи. Ланс, который ничего не знал об этом лесе, стал расспрашивать о нем гномов. Ответил Тейр:
   - Этому лесу уже веков десять, а то и больше. Днем это неплохое место: воды достаточно, родники встречаются повсюду, да и тропинки проложены в разные стороны. Кстати, тропинки эти никогда не зарастают, хотя никто не знает, почему. Порой вокруг них трава до плеч вымахать может, побеги ивы забором встают, но на тропинку никакие растения не лезут, будто она заколдована.
   В разговор вмешался второй гном:
   - Днем там действительно ничего плохого не творится, а вот ночью это место гиблое. Сюда давно уже никто ночью не ходит, очень уж часто тут народ пропадает. В лес вошел, а назад так и не вышел. Ну, да ладно, нам через лес идти не надо, мы его только по краю пересечь должны. До ночи управимся.
   Тейр свернул плащ, на котором все спали, и убрал его в мешок, посадил крыса в карман куртки, и они тронулись в путь.
  
   Глава 17
  
   Когда утром крысы проснулись, они с удивлением обнаружили, что Ланс куда-то исчез. Исчезли и все его вещи, включая любимую книгу, которую крыс перечитывал перед сном. Ничего не понимая, они наскоро перекусили и отправились в класс в надежде узнать, что же произошло. Тут их ждало новое открытие - куда-то подевались и оба гнома. Все шумно обсуждали происшедшее, но Фарг мгновенно успокоил всех:
   - Ланс и гномы уже в пути. Их ждет встреча с Вортом, красным магом, который займется дальнейшим обучением ваших друзей. Их путь далек, поэтому мы позаботились о том, чтобы они вышли пораньше. Теперь настало время уходить вам, Уго и штихи. Идите за мной, а остальные пусть продолжают занятия.
   Эльф, Тири, Трикс, Крис и льенд смотрели, как те, кого назвал Фарг, молча последовали за волшебником. Однако, долго размышлять об этом им не пришлось: в класс вошел Орин, и перед глазами вновь закрутились листочки, веточки и прочие важные для зеленой магии предметы.
   А Уго и оба штиха забрали из домиков свои вещи и вновь подошли к поджидавшему их Фаргу. Старик держал в руках сложенную карту, флягу с водой и три пакета с едой:
   - Ваше обучение здесь закончено. Теперь вас ждет серый маг Хорр, пожалуй, лучший маг земли в нашем мире. Вам повезло, что он согласился учить вас дальше.
   Фарг развернул карту и указал, куда путникам надлежит направиться:
   - Вначале вы пойдете вдоль ручья на восток, а вот тут будет тропинка, которая приведет вас к холмам. А дальше идите вот по этой дорожке среди холмов.
   Уго поначалу и не смотрел на карту - все равно он в ней ничего не понимал. Но потом, бросив взгляд, увидел причудливый рисунок дорог, изгиб ручья и точку, отмеченную красным крестиком - дом мага Хорра.
   Тронулись в путь. Штихи шли быстро, и Уго едва поспевал за ними, ведь все-таки лапы у него были заметно короче. "Ну и ладно, сам доберусь как-нибудь!" - думал крыс, хотя идти в одиночку ему совсем не хотелось. Этот пока еще незнакомый мир пугал Уго, ведь до недавнего времени крыс видел лишь подвал, в котором жил. "Похоже, Фарг, говоря о том, как долго нам идти, не подумал о крысе!" - с горечью прошептал Уго. - "Я и за месяц не преодолею этот путь".
   А штихи, видя, что крыс отстает, и не думали остановиться. Уго почти бежал, но вскоре выбился из сил и дальше уже просто двигался, как мог, даже не надеясь нагнать спутников.
   Вообще со спутниками ему не очень повезло. Штихи - они очень странные. Проведя с ними в школе не один день, крыс так и не смог понять, стоит ли иметь с ними дело или лучше держаться от них подальше. Ростом штихи были сантиметров семьдесят, то есть значительно выше крыс, но ниже остальных учеников в школе. Тело у них покрыто короткой темно-коричневой шерстью, ноги длинные, а на спине большие кожистые крылья, как у летучих мышей. В крылья штихи часто кутались, как в плащи, словно все время мерзли, и Уго решил, что они пришли из какого-то другого мира. Лица (или, скорее, морды) у штихов были похожи на лисьи и крысиные одновременно, хотя шерстка на мордах была совсем коротенькой, как пушок у маленьких крысят. В отличие от крыс, штихи передвигались исключительно на задних лапах, причем довольно быстро. Умели ли эти существа летать, крыс не знал - вроде бы крылья выглядели вполне действующими, но кто их, этих штихов, знает...
   Как звали его спутников, Уго тоже не имел ни малейшего понятия. Никто никогда не обращался к ним по именам. Поскольку шерсть у одного штиха была светлее, а у другого темнее, Уго про себя называл одного Светлым штихом, а второго - Темным штихом.
   Уго брел один по тропе уже несколько часов, а его спутники будто испарились. Он давно не ел и не пил, да и куда идти, знал только приблизительно, ведь карту штихи унесли с собой. Вероятно, он уже давно бы заблудился, но, к счастью, пока тропа была отчетливо видна, и Уго просто шел по ней вперед. Наконец, крыс вышел на какую-то полянку и увидел штихов, греющихся на солнышке. Когда Уго подошел к ним, штихи одновременно вскочили на лапы и, буркнув что-то о медлительных крысах, вновь понеслись вперед. Крыс понял, что еще час такой беготни, и он уже просто не сможет тронуться с места. Причем не только сейчас, но и вообще никогда. И если он хочет когда-нибудь дойти до цели своего пути, надо сесть и отдохнуть. Крыс достал из своего мешка сухарик, сорвал несколько травинок и на какое-то время забыл обо всем на свете. Солнце было теплым, трава сочной, сухарь вкусным. И даже лапы, если на них не наступать, почти не болели. Вскоре Уго крепко спал.
   Крыс проспал час, а может и больше, а потом вновь пустился в путь. Несколько раз он отдыхал, а затем опять бежал по тропе в сторону холмов. Когда же солнце стало клониться к западу, Уго оказался перед развилкой: три дороги расходились в разные стороны, и крыс не знал, по какой из них нужно идти. Одна огибала ближайший холм слева, вторая - справа, а третья вела чуть в сторону, к дальнему холму. Уго старательно принюхивался, надеясь почувствовать запах штихов. Но земля была сухой и ничем, кроме пыли, не пахла.
   Когда Фарг рассказывал им о магии земли, крыс не мог понять, почему для этой магии был выбран серый цвет. Он всегда считал, что земля коричневая или даже черная. Сейчас, глядя на утрамбованную за много веков тропу, он, наконец, все понял: здешняя земля, высыхая, приобретает серый цвет. Никаких оттенков коричневого, местами земля пепельно-серая, местами - гораздо темнее, но все равно серая. И вот сейчас Уго сидел среди этой серой пыли и пытался найти хоть какое-то решение.
   Становилось все темнее, и крыс понял, что слишком поздно идти дальше. Он отправился на поиски укрытия, где собирался отдохнуть до утра. Пойдя по левой дороге до холма, Уго увидел небольшое углубление: там крыса, даже такая большая, как Уго, легко могла найти защиту от холодного ночного ветра и возможной непогоды. Поверхность холма была покрыта густой травой, поэтому крыс без труда смог соорудить себе мягкую подстилку для сна, а заодно закрыть отверстие в это убежище от незваных гостей. Уго немного поел, а потом уютно свернулся в клубок и уснул.
   Оказывается, иногда полезно немного отвлечься от забот. За ночь крыс не только отдохнул, но и придумал, как найти верную дорогу. Вечером усталость помешала ему вспомнить, что он не просто крыс, но еще и маг, пусть и не слишком опытный. И кое-какие заклинания он успел выучить! В школе Уго удивлялся, зачем их заставляют учить наизусть заклинания, ведь у настоящего мага всегда есть книга, в которой можно их все найти. Тогда он не думал о том, что и маг может оказаться вдали от дома, один, без волшебных книг - в точности, как он сейчас. И в этом случае могут помочь лишь заклинания, оставшиеся в памяти. Например, заклинание поиска пути - одно из основных серых заклинаний. Представь место, куда ты хочешь добраться или существо, которое тебе нужно найти, брось горстку земли и произнеси нужные слова - и ты увидишь, куда тебе идти. Именно так было написано в книге, и Уго не раз произносил это заклинание в школе, определяя то местонахождение Фарга, то направление к мостику через ручей. Сейчас крыс легко вспомнил все нужные слова и жесты. Для выполнения заклинания обязательно нужно побывать в месте, которое ищешь - или хотя бы увидеть его на карте. И крыс похвалил себя за то, что в последний момент догадался заглянуть в карту.
   Произнеся заклинание, Уго вновь посмотрел на три дороги, что лежали перед ним: теперь ему было ясно, что лишь средняя из них приведет его к цели. По ней он и побрел, радуясь, что погода стоит теплая, ветер стих, а от яркого солнца его защищает гряда холмов.
   Тропа петляла, то приближаясь к одному из холмов, то поворачивая к другому. Крыс помнил, что ему надо пройти к большому полю, на краю которого и будет стоять дом Хорра. Но пока до поля было еще далеко: холмы окружали Уго со всех сторон, и им не было конца. И крыс представил, как будет идти так неделю, и две, и три. Фарг обещал им два или три дня пути, но он не измерял дорогу в крысиных шагах.
   Дождь пошел внезапно. Крупные капли мгновенно намочили шерстку крыса. Спрятаться было негде, и Уго побрел дальше, проклиная штихов, дождь и свою судьбу, забросившую его в это место. Дорога стала мокрой и скользкой. Пыль, покрывавшая тропу, намокнув, превратилась в противную жижу, лапы скользили, но крыс упрямо шел вперед. Увы, судьба подготовила ему новое испытание - если раньше тропа была почти ровной, то теперь она резко пошла вверх, и Уго несколько раз падал в грязь. Он решил попробовать идти по траве, но трава оказалась еще более скользкой, и идти по ней было совершенно невозможно. Крыс попробовал вспомнить какие-нибудь заклинания, которые помогли бы ему в дороге, но от усталости не мог вспомнить ничего. Уго вновь вернулся на тропу и, спотыкаясь, почти ползком двигался дальше. Весь в грязи, замученный и обессиленный, он добрался до того места, где тропа пошла вниз. Крыс вздохнул с облегчением - теперь наверняка будет легче. Уго несколько минут отдыхал, а потом сделал шаг вперед. Крыс не понял, как произошло, что лапы расползлись в стороны и, он, упав на брюхо, как на санках заскользил вниз. Уго несся все быстрее и быстрее, в какой-то момент он съехал с тропы и помчался дальше по траве. Когда тропа свернула в сторону, Уго все еще продолжал скользить вперед, к обрыву. До края оставалось лишь несколько метров, и, казалось, никто и ничто не может его спасти.
  
  
   Глава 18
  
   Фарг пригласил Криса к себе, что было само по себе необычно. Волшебник всегда сам приходил к тому, с кем хотел поговорить. А сейчас Крис стоял в комнате мага, разглядывая толстенные книги и древние карты, и ждал, что же скажет ему старый маг.
   - Я долго думал о тебе, Крис, - начал Фарг, - Ты и сам, наверное, уже понял, что не станешь ни красным, ни серым, ни зеленым магом. У тебя есть некоторые способности к магии голубой, но и они не так велики, чтобы учить тебя этому дальше. Остается синий цвет - магия воды. Возможно, именно в этом твой талант. Или у тебя просто нет способностей к магии, такое ведь тоже бывает.
   К сожалению, наш преподаватель по синей магии серьезно заболел и вынужден был отправиться домой для лечения. Других волшебников, способных обучить тебя водной магии, у нас нет. В школе сейчас синей магией владеет только Зирт, но он слишком слаб в ней и едва ли может быть хорошим наставником. Поэтому я решил отправить тебя к Далору - это ближайший отсюда водный маг. Надеюсь, там ты найдешь свою судьбу. Если же и синяя магия тебя не привлечет, или Далор поймет, что синего мага из тебя не выйдет, тебе лучше заняться чем-то другим. Конечно, твоих способностей хватит, чтобы показывать фокусы и обманывать легковерных людей, но вряд ли тебя это устроит.
   Через час Крис был уже в дороге. Волшебник Орин вместе с ним добрался до ручья, где их ждала легкая лодка. И вот уже берег остался далеко позади. Они плыли вперед, чтобы там, где безымянный ручей впадает в реку Звинн, пересесть на корабль до Ллавента - города, где живет Далор.
   Пока лодка медленно скользила по воде, Крис думал о том, что не зря Томас назвал их неудачниками. Правда, относилось это не ко всем, а именно к нему, Крису. Он, конечно, представлял, что у крыс может не оказаться магических способностей, но никогда не думал, что способностей не окажется только у него. И вот теперь его спутники будут изучать магию у лучших волшебников, а его отправили к какому-то Далору. Крис вез с собой письмо Фарга к синему волшебнику, и у него не было сомнений, о чем оно. Мол, пусть уж попробует проявить себя в водной магии, хотя едва ли чего-нибудь достигнет. Фарг считает, что лучше ему держаться подальше от магии и колдовства, и наверняка Далор с ним согласится.
   Крис мало знал о синей магии, и не надеялся проявить себя в ней. Ну, какой из него водный маг? Плавать он, конечно, как любая крыса, умеет, но от воды предпочитает держаться подальше. Вода должна быть в поилке или в чашке - этого для крысы вполне достаточно. Переплыть ручей, если придется, он сможет, но удовольствия от купания наверняка не получит.
   Лодка плыла все дальше, и, сидя на корме, Крис наблюдал, как мимо проносились деревушки, домики, сады и поля. Это был незнакомый мир, но пока Крис сидел в лодке, он был в безопасности. А потом лодка причалила к берегу, и Орин с Крисом на плече отправился искать нужный им корабль.
   Парусник, на котором предстояло путешествовать Крису, оказался крошечным, хотя для крысы и он был слишком велик. Команда состояла из капитана и трех матросов. К счастью, в этом мире люди не считали крыс чем-то гадким и грязным, так что команда легко согласилась доставить странного пассажира в Ллавент. Все уже было готово к отплытию, и ждали только Криса. Волшебник Орин попрощался с ним и поспешил вернуться к лодке, чтобы плыть назад. А кораблик поднял паруса и пустился в путь по реке.
   Крис забрался на какой-то ящик повыше, чтобы кто-то случайно на него не наступил, и задремал. Он проспал большую часть пути и проснулся, когда кораблик уже входил в порт. В очередной раз порадовавшись тому, что в этом мире он умеет говорить, крыс спросил моряков о Далоре. Оказалось, что маг живёт около реки, и один из матросов согласился проводить крыса к его дому.
   Крис не знал, каким образом волшебники посылали сообщения друг другу, но Далор его уже ждал. Высокий темноволосый маг сам вышел навстречу Крису и, осторожно взяв крыса в руки, перенес его в дом и усадил на кресло. Настроение у волшебника было отличным, кажется, его не огорчило появление временного постояльца и не пугало неумение Криса выполнить даже простые заклинания. Маг поставил на стол небольшую мисочку с творогом, кашу и сушеные фрукты и предложил гостю подкрепиться с дороги. Крис не заставил себя долго упрашивать, запрыгнул на стол и с удовольствием приступил к трапезе. Далор тоже уселся за стол, и какое-то время волшебник и крыса были заняты исключительно едой.
   После обеда Далор убрал все со стола и предложил перейти в другую комнату, служившую ему рабочим кабинетом. В ней был полумрак - плотные шторы закрывали окно, комнату освещала лишь тонкая свеча, стоявшая на столе. Рядом со свечой лежала потрепанная книга в обложке из синей кожи. Маг сел в кресло у стола, а Крис устроился на подлокотнике соседнего кресла.
   - Ну, что же, - заговорил маг, - со слов Фарга я понял, что твои успехи в красной, серой, голубой и зеленой магии оказались весьма скромными. Не думаю, что стоит огорчаться, тем больше шансов, что ты сможешь освоить синюю магию. Во всяком случае, я не слышал ни разу, чтобы сильный красный или серый волшебник чего-то добились в магии воды. Думаю, сегодня тебе стоит отдохнуть, а завтра после завтрака мы попробуем какие-нибудь простые заклинания. Тогда станет ясно, есть ли у тебя способности.
   - А если способностей нет? - с тоской в голосе спросил Крис, уверивший себя, что у него вообще нет волшебной силы.
   - Не стоит заранее так думать! Хотя изменить силу мага практически невозможно, но усилить свой дар с помощью кристаллов, волшебных палочек и тому подобного - это вполне реально. Но не будем спешить, может, ты еще удивишь нас всех. Наверняка, тебе просто нужно больше времени, чтобы проявить свой талант. Не все приходит сразу, порой и у меня бывают неудачи.
   Далор махнул головой в сторону раскрытой книги:
   - Который день бьюсь над заклинанием, но ничего не выходит!
   Крис заглянул в книгу: вроде все написано понятно, и для самого заклинания не нужно ничего, кроме пригоршни воды. Чаша с водой стояла рядом с книгой, видимо, маг уже сделал не одну попытку освоения этого заклинания.
   Крис не знал, почему он это сделал, но в тот миг это казалось совершенно правильным. Он встал на задние лапы, зачерпнул воды из чаши и произнес те слова, что были написаны в книге. Едва он успел договорить, как вода в чаше вспенилась и взметнулась вверх искрящимся фонтаном. Струи фонтана переливались в свете свечи, становясь то красными, то желтыми или синими. Фонтан бил минут пять, и все это время потрясенный Далор не мог отвести глаз от цветных струй. Наконец, вода вновь вернулась в чашу, и маг заговорил:
   - Ты уверен, что никогда не изучал водную магию?
   - Уверен!
   - Забавно, ты, ничего не зная о синей магии, сумел выполнить заклинание в три сотни магических единиц.
   Три сотни? Он? Крис еще раз заглянул в книгу - число 300 действительно было там написано. А Далор, заинтересовавшийся успехами ученика, схватил книгу в руки и начал быстро ее листать. Наконец, выбрав какое-то заклинание, он ткнул на него рукой:
   - Что ж, попробуем тогда вот это.
   Крис заглянул в книгу. И опять все показалось простым - никаких тебе веточек или листочков, никаких шерстинок и камней, вода и все. Что тут может быть сложного? Крыс смотрел на лежавшую перед ним книгу и мысленно представил, как держит ее в руке. Только не настоящую, с бумажными страницами и кожаной обложкой, а сделанную из воды. Он зачерпнул лапой воду из чаши и произнес заклинание. И через миг на столе лежала водяная копия книги заклинаний. Ее даже можно было перелистывать, только рисунки и надписи в этой книге слегка дрожали. Крис шевельнул лапой, и книга исчезла, а вода вновь собралась в чаше.
   - Откуда ты узнал, как сделать так, чтобы созданный тобой предмет исчез? - спросил волшебник.
   - Не знаю! - Крис пожал плечами (очень похоже на то, как это делают люди) - Я почувствовал, что именно так это нужно сделать.
   - Да, учить тебя будет весьма интересно! - радостно воскликнул Далор, - Впрочем, на сегодня достаточно! Завтра начнем учиться с заклинаний попроще, ведь даже очень сильным магам надо знать не только сложные, но и простые заклинания.
   - А зачем учить простые заклинания, если я могу сразу начать со сложных? - удивился Крис.
   - Можешь, конечно. Только никогда не скажешь заранее, какое заклинание тебе пригодится в тот или иной момент. Порой самым полезным может оказаться как раз совсем простое заклинание. Скажем, лесной пожар можно остановить заклинанием дождя, которое учат одним из первых в водной магии. Оно и в самом деле простое, но ведь работает! Ладно, закончим на сегодня. Вот тут я приготовил тебе постель, отдыхай до утра.
   Далор жестом показал на кресло в углу, на котором он соорудил весьма уютную лежанку для крыса. Крис перебрался туда, свернулся клубочком и уснул. В эту ночь ему снилось, как он листает книги заклинаний, мгновенно запоминая сложнейшие магические формулы, а потом создает фонтаны и водопады, заставляя воду танцевать по мановению его лап.
  
   Глава 19
  
   Следом за Крисом в дорогу отправились эльф Малион и крыс Тири. Их путь лежал на север, к голубому магу Лейру.
   Начало этого путешествия Тири помнил слабо, а точнее, не помнил вовсе. После того, как он забрал свои вещи, а маг Фарг вручил им карту и припасы на дорогу, Малион сразу сказал, что ему не тяжело нести крыса. Эльф переложил пожитки Тири в свой мешок, а его самого посадил в капюшон плаща, где крыс мгновенно уснул.
   Тири не проснулся, даже когда его спутник снимал плащ, и так и продолжал спать в капюшоне. Эльф разжег костер и поставил на огонь котелок с едой. Через некоторое время Малион зачерпнул ложкой варево и, вполне удовлетворенный вкусом, снял котелок с огня.
   - Эй, вставай, соня! - весело крикнул Малион своему спутнику, - ты так и обед проспишь!
   Тири в это время как раз видел во сне что-то съедобное, так что слово "обед" заставило его мгновенно открыть глаза. И вот уже путники приступили к трапезе: еду для Тири эльф налил в небольшую мисочку, а сам ел прямо из котелка. Крыс, убедившись, что суп остыл, с удовольствием ел овощи, приправленные кореньями и травами. Да, эльфы знают, как угодить крысе!
   Стоило сказать, что до встречи с Малионом Тири плохо представлял, как выглядят эльфы. В книжке Ланса говорилось, что в одних легендах эльфов описывают, как крошечных крылатых человечков, в других же эльфы видятся могучими воинами, ростом превышающие обычных людей. Малион не был ни тем, ни другим. Он был заметно выше гномов, однако рост его был скорее средним, нежели высоким. Издали его можно было бы спутать с человеком, но вблизи бросалось в глаза и более хрупкое телосложение, и непривычные, словно нарисованные тоненькой кисточкой черты лица.
   - А откуда вы, крысы, в нашем мире взялись? - спросил Малион после обеда. - В хрониках я читал, что мы, эльфы, давным-давно покинули свой родной мир и перебрались в мир магов. Правда, причины ухода объяснялись там очень туманно. Вроде того, что среди людей эльфам стало неуютно. Мне, правда, это всегда казалось неубедительным. Мир большой, наверняка можно было бы попытаться ужиться вместе. Думаю, дело не только в людях, была еще какая-то причина. Впрочем, сейчас я собирался говорить совсем не об этом... В хрониках среди других существ, населявших тот мир, упоминались и крысы. Но там ничего не говорилось о том, что вы занимаетесь магией. Ты уж извини, похоже, мои предки считали вас просто животными.
   Тири не видел причин скрывать правду и рассказал спутнику о том, как пять крыс пустились в путешествие, чтобы найти, куда же подевалась магия в их родном мире.
   - Магия исчезает? Как же такое быть-то может? Никогда ни о чем подобном не слышал! Магия исчезать не может - нам так и в школе рассказывали. Хотя, если это и в самом деле случилось, то меня не удивляет, что эльфы оттуда бежали. Нам, эльфам, без магии нельзя. Эх, рад бы тебе помочь, но даже не представляю, чем. Будем надеяться, один из наших учителей сможет что-то посоветовать.
   Тири вновь удобно устроился в капюшоне Малиона, и эльф быстро пошагал на север. Крыс еще долго слышал, как его спутник продолжал бормотать: "Мир без магии? Невероятно! Ужас какой!".
   Тропа шла через лес с высокими, похожими на сосны, деревьями, которые Малион назвал тройрами. Воздух в этих местах был свежим и чистым. Эльфу путь казался легким и приятным: что может быть лучше прогулки по лесу в хорошую погоду! Чтобы не было скучно, Малион разговаривал с Тири, рассказывая ему, что видит вокруг. К вечеру эльф прошел не один десяток миль. Когда настала пора подумать о ночлеге, Малион позвал Тири, и крыс тут же вылез из капюшона и уселся на плече своего спутника. Эльф осторожно опустил крыса на землю и начал сооружать лежанку возле дерева. Благодаря толстому слою опавшей хвои постель была мягкой, а плотный плащ Малиона защищал от колючих иголок. Наскоро перекусив, они легли спать. Но сон не шел, и эльфу захотелось поговорить. Уже совсем стемнело, и на небе было полно звезд. Малион глядел вверх, искал знакомые созвездия, и показывал их крысу:
   - Вон Стражник, он всегда появляется на небе одним из первых. Вон там - Пояс мага. А это - Три пастуха или, как называет это созвездие мой народ, - Три эльфа, а вот тут, почти у края деревьев, - Дракон... Я с детства люблю смотреть на звезды. Ночью они освещают путь и успокаивают. Кажется, что ты не один, и кто-то смотрит на тебя с небес.
   Тири звезд не видел. Слишком далеки они были, его глаза не различали вверху ничего, кроме очертаний верхушек деревьев. Было совсем тихо, даже шелеста ветвей из-за дуновения ветра не было слышно. Тири вдруг стало страшно: вдруг вокруг притаились дикие звери или кто-то еще более страшный:
   - Малион, а не водятся ли тут злобные дикие звери?
   - Не бойся, в таких лесах зверей не бывает. Хищники предпочитают лиственные леса, с густым подлеском или кустарником, где легко притаиться в засаде. А тут, среди тройров, все видно на милю вокруг. И насекомых здесь нет. А вот кому-то из наших друзей придется идти осторожно - другие леса не столь безопасны. Спи, утром мы выйдем рано!
   Эльф уснул, а Тири еще долго смотрел во тьму и думал о том, как далеко они сейчас от дома. Еще он думал о брате Триксе, о Крисе и других крысах, которые, возможно, сейчас тоже где-то в пути. Потом глаза у Тири закрылись, и, прижавшись к теплому плечу Малиона, крыс заснул.
   Эльф встал с рассветом, но Тири к тому времени тоже успел проснуться и даже уже умылся, тщательно вылизав шерстку и лапы. Малион отломил крысу кусочек сухаря, остаток доел сам и сказал, что пора отправляться в путь. Он развернул карту и показал Тири, куда они теперь направляются:
   - Смотри, нам теперь предстоит пересечь этот лес, а затем подняться в горы. По дороге будет несколько ручьев, там мы пополним запасы воды, да и умыться сможем. Правда, водичка там прохладная, ведь ручейки образовались, благодаря холодным ключам.
   Тронулись в путь. Некоторое время Тири сидел на плече Малиона, чтобы лучше видеть пейзаж вокруг, но потом дорога стала однообразной, и крыс юркнул в капюшон, предпочитая лишь изредка выглядывать наружу.
   Ближе к обеду набежали тучи, ветер заметно усилился. Малион стал все чаще поглядывать на небо. Похоже, собирался дождь, а спрятаться в таком лесу было негде. Если бы лес был гуще, можно было бы укрыться под кронами деревьев, но редкие высоченные стволы тройров не смогут защитить путников, если разразится буря. Малион попросил Тири перелезть к нему под плащ и накинул на голову капюшон. Придерживая крыса одной рукой, эльф покрепче вцепился в лямки мешка, так и норовящего улететь вместе с ветром. Он пошел быстрее, спеша найти укрытия до дождя. Когда упали первые капли, впереди показалось несколько густых елей. Под одной из них хватало места для путников. Стараясь не оцарапаться о колючие ветки, Малион спрятался под деревом. Здесь почти не ощущался ветер, и Тири вылез наружу и устроился на коленях своего спутника. Малион ласково поглаживал пушистую шерстку грызуна:
   - Почему-то в этом мире нет существ, похожих на вас. Я всегда считал, что нам и не нужен никто: зачем брать на себя ответственность за другого, гораздо проще обойтись без этого. Но сейчас я понимаю, что можно чувствовать себя спокойнее, просто поглаживая маленького зверька, подобного тебе. А еще с тобой можно говорить, и даже когда ты не отвечаешь, я все равно ощущаю твое присутствие, чувствую, что я не один, что меня кто-то слушает и понимает.
   Эльф замолчал, а потом, вздохнув, сказал:
   - Ладно, давай перекусим, пока дождь сильно льет.
   - Слушай, а почему мы не заставим дождь прекратиться? Не зря ведь мы с тобой учили заклинания! - Тири согрелся, но ему совсем не хотелось промокнуть, если дождь усилится.
   - Я считаю, что не стоит использовать магию попусту. Дождь - это всего лишь дождь, да и укрытие мы нашли. Пусть себе льет! Нам же все равно надо отдохнуть, да и пообедать давно пора.
   Но прошел час, а затем и второй, а дождь не прекращался. Теперь уже и Малион готов был применить какое-нибудь заклинание, иначе они так до ночи не выйдут из леса. Крыс и эльф стали вслух перечислять подходящие формулы, стараясь выбрать самую простую и надежную. В итоге решили просто отогнать тучу, чтобы дождь пролился в стороне от дороги. Тири старательно произнес заклинание, и вскоре туча действительно отошла на запад, и дождь прекратился. Малион с Тири поспешили продолжить путь. Крыс на время решил перебраться на плечо эльфа, чтобы было удобнее разговаривать. Придерживая своего маленького спутника, Малион быстро шагал по мокрой тропе.
   - Знаешь, Тири, - сказал Малион, - я никогда не думал, что стану голубым магом. Среди эльфов чаще всего встречаются зеленые или синие маги, нам всегда были близки растения и вода. А вот мне почему-то предстоит повелевать ветрами ... Странно это...
   - А я вообще не знаю, для чего мне магия. То есть я знаю, что нам надо спасти наш мир, но даже не представляю, как я, маленькая крыса, смогу это сделать. Я себе-то не всегда могу помочь, где уж мне спасти мир. А магия... мне пока неизвестно, какое место она занимает в моей жизни. Но раз уже так вышло, что у меня есть способности к магии воздуха, я попробую стать голубым волшебником.
   Эльф посмотрел на зверька, сидевшего на плече - он был таким маленьким, что хотелось защитить его от всего мира. А ведь крысу придется еще долго путешествовать в чужих краях, выискивая ответы на пока неизвестные вопросы. И Малион решил, что сделает все от него зависящее, чтобы помочь Тири в этих поисках.
  
  
   Глава 20
  
   Льенд и Трикс отправились в путь после завтрака. Правильнее сказать, что в путь отправился льенд, а Трикс просто сидел у него на плече, ведь плечи у этого жителя лесов были достаточно широкими, чтобы крысу там было удобно. За спиной льенда висел мешок с припасами на дорогу на двоих - сушеные ягоды, орехи, корешки и свежая зелень. К счастью, вкусы Трикса и его спутника совпадали. Провожая своих, теперь уже бывших, учеников, Фарг посоветовал им идти по тропе, никуда не сворачивая. Тропа успела зарасти, но все еще вполне проходима, и путь по ней окажется короче любого другого. Пересечь равнину будет несложно, хотя придется потратить на это целый день. А вот через Тирренский лес следует идти быстро, чтобы успеть до ночи добраться до домика волшебника Стефина. Ночь - не лучшее время для прогулок в этом лесу.
   Стоит сказать, что когда Трикс узнал, кто будет его спутником, он не слишком обрадовался. Неизвестно, чего ожидать от существа с руками, почти достающими до земли, и длинными нечесаными прядями темных, с прозеленью, волос. Льенд не был высоким - взрослому человеку он не доставал даже до плеча, зато его ступни были большими и крепко стояли на земле, и Трикс догадывался, что льенд обладает немалой силой. Он оказался весьма молчаливым, и крыс подумал, что, вероятно, они так дойдут до дома Стефина, не сказав друг другу ни слова. Конечно, путешествовать с крысой Триксу было бы намного приятнее, но в глубине души он признавал, что идти вдвоем, даже с льендом, все же лучше, чем одному.
   Путь шел на запад. Первая его часть пролегала мимо садов и полей. Местность была красивой, хотя и довольно однообразной. Вскоре крысу наскучило сидеть на плече спутника, да и его лапы устали цепляться за одежду льенда. Но пройти весь путь самостоятельно Трикс не смог бы, поэтому льенд предложил новому другу забраться в мешок на спине, чтобы не свалиться на землю. Трикс сидел в мешке, высунув голову и крепко вцепившись лапами в край мешка. Проходил час за часом, а льенд все шел и шел без остановки. Он не захотел даже остановиться на обед, лишь съел на ходу горсть ягод и орехов и тут же пошел дальше, чтобы к вечеру достичь края леса. Триксу ничего не оставалось делать, кроме как последовать его примеру, так что обед у крыса получился весьма скудным.
   Поля уступили место перелеску, затем растительность стала еще гуще, и вскоре путешественники буквально продирались сквозь лесные заросли. Несмотря на то, что Фарг снабдил их подробной картой окрестных земель, крыс очень боялся заблудиться ночью в этом загадочном лесу. Вероятно, те же мысли появились и у льенда, поэтому он предпочел вернуться назад, к перелеску, и заночевать там. Лагерь разбивать не стали - льенду было достаточно завернуться в теплый плащ и подложить под голову мешок, а крыса вполне устроило место рядом с льендом.
   Утром путники отправились дальше. Лес вокруг действительно был странным: стволы деревьев казались почти черными, а густые кроны закрывали небо, из-за чего в лесу даже днем было темно. Мелкие птицы, в избытке встречавшиеся в перелеске, куда-то исчезли, и вокруг установилась гнетущая тишина. Но иногда в этой тишине можно было уловить странные звуки, похожие то ли на шелест листвы, то ли на чей-то шепот. Было душно, как перед грозой. Вскоре и в самом деле полил дождь, да такой сильный, что путники поспешили спрятаться под большим деревом и переждать ливень. Льенд и крыс получили возможность немного отдохнуть и поесть, а заодно просушить промокшие вещи. Увы, непредвиденная остановка означала, что теперь путники могли не успеть закончить путь до наступления ночи. Когда льенд и крыс отправлялись в дорогу, ничто не предвещало дождя. На небе еще совсем недавно не было ни облачка, а сейчас возникшие из ниоткуда тучи, будто подчиняясь чьему-то приказу, затянули весь небосвод.
   Крыс грыз корешки, которые ему дал его спутник, и думал о том, как резко изменилась его жизнь. Еще недавно самым большим приключением для него была прогулка до жилища Криса: тогда он ужасно гордился своей смелостью. Сейчас же прошлые подвиги казались ему детскими играми. Трикс сидел в лесу вместе со странным существом, о котором знал лишь то, что этот лохматый человечек живет среди лесов какого-то далекого мира. Там много больших рек, а трава так высока, что достает льенду почти до шеи. В школу Фарга льенд попал лишь неделей раньше, чем крысы, учился он старательно, но был весьма немногословен. Трикс вдруг подумал, что даже имени льенда он до сих пор не знает.
   - Эй, послушай! - обратился он к своему спутнику, - а имя-то у тебя есть? А то идем вместе, а я до сих пор не знаю, как тебя зовут.
   Льенд развел у самых корней дерева небольшой костер и сушил промокшую куртку. Услышав вопрос Трикса, он покачал головой, будто отказывался отвечать, а потом неохотно произнес:
   - Я Н'дар!
   - А я Трикс!
   - Я знаю.
   Льенд снова замолчал и повернулся к костру, проверяя, высохла ли куртка, а потом достал из мешка горсть ягод и орехов и уселся обедать рядом с Триксом. Но в тот миг, когда Н'дар поворачивал голову, его волосы откинулись назад, и оказалось, что у льенда есть глаза. Нет, крыс и раньше в этом не сомневался, иначе его спутник был просто не смог идти в лесу и постоянно натыкался бы на деревья. Но сейчас Трикс увидел глаза льенда - большие, печальные и такие человеческие!
   Дождь все лил, и тропинка постепенно превращалась в небольшой мутный ручей. Продолжать путь было опасно. Разговаривать не хотелось. Путники решили немного поспать, дежуря по очереди.
   Первому дежурить выпало Триксу. Н'дар улегся прямо на землю и уже через минуту спал, посапывая и причмокивая. Трикс следил за костром, не решаясь приближаться к нему вплотную, и слушал шум дождя. Шелестели листья, а капли выбивали только им известную мелодию. Но Триксу казалось, что деревья и дождь вместе шепчут ему: "Спи... усни... спи... усни...". В костре зашипела горящая ветка, и Трикс очнулся от странной дремы. Дождь все еще шел, но теперь крысу он казался просто дождем. Спать больше не хотелось. Часа через два Трикс разбудил своего спутника и улегся на его место. Уже засыпая, он слышал, как льенд ворошит угли в костре и подкидывает туда новые ветки. Он вспомнил о странной песне дождя и решил рассказать об этом спутнику, но глаза сами собой закрылись, и Трикс уснул.
   Крыс проснулся внезапно, толком не поняв, что его разбудило. Вокруг было темно. Костер уже почти погас. Льенд лежал на земле у костра и крепко спал. Триксу показалось, что он слышит странные звуки в чаще леса, а в листве мерцали какие-то огоньки, похожие на чьи-то глаза. Крыс бросил в костер несколько веток, надеясь отогнать нежеланных гостей. Ветки отсырели и вспыхнули не сразу, но все-таки постепенно огонь разгорелся. Трикс подтащил к костру еще несколько сучьев, лежавших неподалеку, и оглянулся на льенда: тот продолжал спать.
   Где-то вдали раздался протяжный звук, похожий на вой. Триксу стало совсем страшно. Он подскочил к Н'дару и начал тормошить его за плечо. Льенд дышал ровно и почти беззвучно, просыпаться он явно не собирался. Крыс уселся на землю и стал думать, как же разбудить спутника. Дождь лил, не переставая, и листва шумела над головой, напевая заунывную песню. И Триксу опять показалось, что кто-то шепчет ему: "Спи... усни... усни...". Глаза крыса опять стали закрываться и, уже засыпая, он вдруг понял, что, если сейчас еще раз закроет глаза, то не проснется уже никогда.
   И тогда Трикс запищал! Он пищал и визжал так, словно кто-то отрывал ему лапу, так, словно перед ним стоял его злейший враг, и сейчас ему предстоит сражаться не на жизнь, а на смерть. Едва ли этот писк мог сильно напугать того, кто сверкал глазами неподалеку, но он разбудил Н'дара.
   Льенд открыл глаза и очень удивился, увидев, что вокруг так темно. Костер освещал лишь полянку, на которой он лежал, и кусочек тропы. Он помнил, как сидел у костра и, пока Трикс спал, следил за огнем и ждал, когда же кончится дождь. Тогда было еще достаточно светло, и льенд надеялся, что им удастся до темноты пройти еще немножко. Но сейчас стояла ночь, значит, он уснул на посту и проспал достаточно долго. Н'дар плохо знал леса этого мира, но догадывался, что ночью такой лес таит немало опасностей. К счастью, его маленький спутник проснулся вовремя.
   - Я никак не мог тебя разбудить! - пропищал Трикс, еще не успевший справиться с испугом. Крыс дрожал и жался к льенду.
   - Как я мог уснуть? Никогда со мной такого в лесу не случалось!
   - Это все дождь... и ветер... Шелест листвы, скрип и заунывное качание ветвей, стук капель дождя - это все навевает сон. Я не знаю, что тут творится, но чувствую, что без колдовства не обошлось.
   Путешественники стали думать, что делать дальше. Дождь размыл тропу, и идти по ней было невозможно. Трикс и Н'дар решили остаться у костра до утра и будить друг друга, если кто-то начнет засыпать. Льенд обошел вокруг костра и собрал все упавшие ветки и сучья. Отходить подальше он побоялся, слишком уж внимательно следили за ними чьи-то глаза. Н'дар не знал, кто прячется в темноте, но сомневался, что у этих существ добрые намерения. К счастью, подойти к костру они не осмелились.
   В свете костра путники старательно изучали дорогу по карте: осталось пройти немного, но размокшая от дождя дорога наверняка сильно усложнит им путь. А уж идти куда-то до утра было бы просто опасно. Чтобы немного отвлечься и прогнать сон, Н'дар стал расспрашивать Трикса, зачем тот пришел в школу, и сильно удивился рассказу о том, что случилось с магией в родном мире крыс. Сам льенд жил среди лесов и болот, его мир был полон чудес, вот только настоящих магов там было мало.
   До утра было еще далеко, а крыс и льенд уже начали зевать. Тогда кто-то из них подбрасывал ветки в костер, и треск сучьев прогонял сон. Они говорили обо всем на свете - о Тири и Крисе, о том, как старая Мирта отправила крыс в путь, о родных лесах Н'дара и сказочно красивых бабочках, что живут рядом с его домом. Наконец тьма начала отступать. Тучи тоже отправились в путь, унеся с собой дождь. Пришла пора собираться в дорогу. Льенд загасил костер и сложил все вещи в мешок. Трикс вновь залез на плечи спутника, и они двинулись по тропе. Идти приходилось медленно и острожно, так как ноги льенда скользили на мокрой земле. Вскоре лес поредел, и деревья уступили место кустарнику. Потом кустарник исчез, впереди показалась покрытая высокой травой поляна. Тропы почти не было видно, и идти приходилось прямо по этой острой траве. Вдруг под ногами захлюпала вода. Н'дар резко остановился и попятился назад:
   - А я-то никак понять не мог, что же это за пятно на карте, то ли луг, то ли еще что. А это не луг, это болото... Хорошо еще, что вовремя остановился! - льенд стоял и крутил головой, раздумывая, куда шагнуть дальше. Где-то посреди болота находился участок суши, по которому была проложена тропа, но сейчас из-за дождя невозможно было понять, где суша, а где вязкая трясина.
   Оба спутника понимали, что они не могут сидеть и ждать, пока земля просохнет, а провести еще одну ночь в лесу никому из них не хотелось. Но и идти дальше не было никакой возможности.
   Глава 21
  
   Уго падал вниз. Крыс не умел летать, но сейчас, когда он несся вниз почти с вершины холма, он раскинул лапы в стороны, словно это хоть чем-то могло ему помочь. И чудо все-таки произошло: в какой-то миг Уго понял, что уже не падает. Нет, он не перенесся каким-то таинственным образом назад на тропу, он все еще летел, но теперь это был именно полет, а не падение. Чьи-то крепкие лапы держали крыса, а широкие крылья позволяли неведомому другу вместе с Уго парить над землей. А затем, поймав восходящий поток воздуха, они стали подниматься вверх. Крыс повернул голову и увидел лапу, покрытую темно-коричневой шерстью, и такую же коричневую, похожую на лисью, морду. Темный штих пронес Уго над холмом, а затем приземлился на тропе. Там на траве уже сидел Светлый штих, ожидая, когда его собрат присоединится к нему.
   Уго не понимал, откуда здесь взялись штихи, ведь они давно уже должны были дойти до дома мага Хорра и сидеть там в тепле и уюте, но сейчас крысу было все равно. Он был просто счастлив видеть кого угодно, счастлив, что снова сидит на земле, а не катится в пропасть. Уго еще не успел прийти в себя после полета, когда Светлый штих подхватил его лапами и начал планировать вниз, к подножию холма. Темный штих последовал за ним, и если бы кто-то с земли посмотрел бы сейчас вверх, ему показалось бы, что две огромные летучие мыши парили в небесах.
   Вскоре крыс увидел, что гряда холмов закончилась. Он смог разглядеть цветущий луг и маленькие рощицы у подножия холмов. А потом впереди показался небольшой землисто-серый домик, окружённый невысоким серым забором. У дома росли ольтовые деревья и кустарник, усыпанный крупными иссиня-черными ягодами.
   Штихи опустились на землю возле самого дома. Светлый штих, несший в лапах Уго, посадил крыса на траву и взглянул на своего собрата, будто ожидая от него дальнейших указаний. Темный штих шагнул вперед и открыл калитку. Затем штихи повернули головы и посмотрели на Уго, приглашая следовать за ними. Крыс встал на задние лапы и вместе со штихами вошел во двор.
   Маг стоял возле кустов и собирал созревшие ягоды в корзину. Он был одет в темно-серые штаны и более светлую, но тоже серую, длинную тунику, подпоясанную узким ремешком. Белые волосы мага, перевязанные витым черным шнурком, спускались почти до пояса. Не замечая гостей, он продолжал собирать ягоды. Лишь когда штихи уже поднялись по ступеням крыльца, маг увидел их. Он поднял почти заполненную корзину и, подойдя к двери, распахнул ее перед штихами и Уго.
   Они вошли в большую комнату, где стояли кресла разных размеров, несколько разномастных столиков и большой диван. В углах разместились стеллажи с книгами. Обстановку вряд ли можно было назвать уютной, но она была удобна для занятий с учениками разного роста и размера. Штихи забрались на диван, хозяин дома уселся в кресло, а Уго устроился на небольшом столике между диваном и креслом. Маг повернулся к крысу:
   - Насколько я понял, ты - Уго.
   Крыс кивнул головой, и маг повернулся к штихам:
   - А как зовут вас?
   Темный штих наклонил голову и произнес:
   - Я Ах-хр!
   - Ахр?
   - Нет, Ах-хр!
   Маг посмотрел на Светлого штиха:
   - А как твое имя?
   - Ли-ур!
   - Отлично! А я, как вы догадались, Хорр, маг земли.
   Так Уго познакомился с новым учителем и узнал, что у штихов есть имена. Он привык думать о них просто как о штихах. Что ж, теперь он хотя бы знает, как к ним обращаться. Крыс пока не решил, как ему относиться к этим странным существам. С одной стороны, штихи бросили его в дороге, но с другой - они же и спасли его, когда он падал с обрыва.
   Хорр не стал откладывать начало занятий и сразу начал рассказ о серой магии:
   - Многие с пренебрежением относятся к магии земли. Им кажется, что, к примеру, красная магия гораздо интереснее: ну как же, швыряние огненными шарами, стены огня и прочее в том же духе. На самом деле, серому магу хватит горстки земли, чтобы погасить все эти фейерверки. Голубые маги повелевают ветрами, они могут насылать бури и ураганы. Синие маги поворачивают реки вспять или заставляют воду фонтаном взметнуться вверх. Магия земли кажется менее эффектной, но она не менее эффективна. Вы научитесь создавать стены из земли, смотреть вглубь земных недр и даже менять форму поверхности. В школе вас научили некоторым серым заклинаниям, но мы начнем с самого начала, чтобы я мог убедиться, что вы освоили все, что может пригодиться в жизни. Кстати, вот эти ягоды - и маг указал на корзину - выращены в саду благодаря магии земли. Я не владею зеленой магией и не могу повлиять на рост растений, но зато могу сделать землю подходящей для них - более рыхлой или более твердой, более сухой или более влажной.
   Маг замолчал, и тут же оба штиха вскочили с мест и куда-то побежали. Через минуту они вернулись, таща в лапах миски с овощами, хлопьями и блюдо с кусочками плодов ольта и местными ягодами. Уго с удивлением смотрел на своих спутников: как они узнали, куда идти и что брать? Хорр, однако, не удивился:
   - Спасибо, что принесли еду. Значит, вы и мысли читать умеете? Я как раз подумал о том, что надо бы принести миски и блюдо из кухни.
   Штихи согласно закивали головами. Они явно считали чтение мыслей само собой разумеющимся.
   Когда все поели, волшебник рассказал им о том, как будут проходить занятия, а затем предложил немного отдохнуть в соседней комнате. Войдя туда, штихи сразу завалились на ближайшие к двери кровати, а Уго еще долго разглядывал свободный диванчик и кресла, пока, наконец, не выбрал для себя стоявшую на столике то ли будку, то ли норку. Она показалась крысу уютной, к тому же располагалась достаточно высоко, чтобы шустрые штихи случайно на него не наступили. Перед тем, как заснуть. Уго решил все же спросить у штихов, почему они его бросили одного по дороге сюда. "Ты же сказал, что доберешься сам!" - ответил Ах-хр. И крыс вспомнил, что действительно думал о том, что сумеет дойти один, когда отстал от спутников. Судя по всему, штихи эти мысли восприняли, как желание крыса идти самостоятельно. "Да, сложно жить с этими штихами!" - подумал Уго. И уже сквозь сон услышал, как Ах-хр и Ли-ур обсуждали эту фразу между собой.
   Занятия продолжились на следующее утро. Первым делом волшебник спросил, зачем ученикам нужна магия. Штихи сказали, что в их мире немало сильных и опасных существ, и их соплеменникам нужна от них защита. Поскольку их племя живет среди холмов, в пещерах и гротах, серая магия поможет прокладывать новые туннели, строить стены и переходы. Уго же честно сказал, что пока сам не знает, для чего ему учеба, но надеется помочь друзьям, пытающимся вернуть магию в родной мир.
   Рассказ об исчезающей магии заинтересовал Хорра, и волшебник пообещал подумать, что же могло привести к такому эффекту. Пока же перед учениками положили толстую книгу в сером переплете, и им пришлось забыть обо всем, кроме формул и заклинаний. Страницу за страницей они изучали книгу, запоминая, а затем вновь и вновь повторяя заклинания. Занятия проходили не только в доме Хорра, но и в овраге неподалеку, и даже плохая погода не могла заставить волшебника отменить запланированный урок.
   Уго никогда не считал себя умным, наоборот, в их подвале все говорили, что более глупой крысы они в жизни не встречали. Он был большим и сильным, поэтому дома Уго использовали большей частью для переноски тяжестей. Сейчас же Хорр часто ставил крыса в пример штихам, хваля его за быстроту и точность запоминания заклинаний и правильность их выполнения. И крыс стал думать, что, возможно, он тоже будет чем-то полезен в этом их путешествии. Теперь он еще старательнее готовил все уроки и еще внимательнее повторял за магом наиболее сложные заклинания.
   Хорр же тем временем пытался разгадать загадку с исчезающей магией. Как-то в конце занятий он сказал крысу:
   - Я думал над вашей проблемой. Теоретически такое может быть, например, если использовать цепочные заклинания. Ты уже знаешь, что магия может существовать в свободном виде и виде заклинания. Так вот, если запустить подряд несколько заклинаний, цепляющихся друг за друга, можно вообразить ситуацию, что магия первых заклинаний цепочки не высвободится, а останется существовать в виде невыполненного заклинания. В реальности это сложно сделать, в этом случае надо произносить заклинания очень быстро, так, чтобы до окончания выполнения предыдущего заклинания началось выполнение следующего. Таким образом, заклинание, начавшее свое действие первым, не успевало выполниться. И далее по цепочке. Если это так, то это - бессмыслица. Не понимаю, кому это могло понадобиться. Но это несущественно повлияло бы на общее количество свободной магии. Сотня и даже тысяча магических единиц - капля в море, ничто по сравнению с магией всего мира.
   Для Уго эти слова звучали слишком уж мудрено, и ему было совершенно непонятно, чем все это может им помочь.
  
   Глава 22
  
   Они шли уже третий час. Тейр и Гарш еще не совсем устали, но уже чувствовали легкое утомление от долгого пути. Лансу было проще, он мог поспать в кармане гнома, но крысу уже надоело столько времени там сидеть. Гномы не делали привал, намереваясь пройти как можно дальше. Погода была хорошей, тропа - ровной и удобной, но все чувствовали, что путешествие через лес окажется непростым. Ланс в очередной раз вылез наружу и уселся на плече Тейра: вокруг был все тот же бесконечный лес, и крысу стало казаться, что они кружат по одному и тому же месту. Он не понимал, как это могло случиться, ведь они шли все время вперед, но вот это похожее на вяз дерево с изогнутыми ветвями он точно уже видел. Или нет? И вот это тоже, с изогнутой веткой - он еще подумал тогда, что на такой ветке удобно сидеть. Ланс юркнул в карман и какое-то время лежал там, стараясь не думать об этом странном лесе. Потом он снова вылез наружу и еще раз огляделся вокруг. Конечно, зрение у крыс не очень хорошее, и, возможно, все эти странности ему только померещились. Ланс посмотрел вперед: слева от дороги он опять увидел похожее на вяз дерево.
   - Эй, Тейр, а ты уверен, что мы правильно идем? - спросил крыс у гнома. Слова Ланса заставили гномов остановиться. Тейр вздохнул и тихо произнес:
   - У меня такое чувство, будто я в сотый раз хожу по одному и тому же месту. Будто мы все кружим и кружим, и круги становятся все меньше и меньше. Скоро мы просто будем ходить вокруг нескольких деревьев. А ведь тропа по-прежнему кажется прямой. Я не знаю, как быть. Если мы сойдем с тропы, мы окончательно заблудимся. Но идти дальше по тропе тоже бессмысленно.
   Гарш крутил головой по сторонам, выбирая, куда двинуться:
   - Можно пойти по тропе назад, выйти из леса, а потом обойти лес по краю. Правда, я не уверен, что эта странная тропа приведет нас назад. Можно идти по тропе дальше, но мне почему-то кажется, что до ночи мы по ней едва ли куда-то доберемся. А ночевать в этом лесу мне не хочется. Если уж мы днем плутаем, то ночью может случиться все, что угодно.
   Тейр указал спутникам на едва заметное ответвление от основной тропы, ведущее, как ему казалось, к краю леса:
   - А не пойти ли нам по этой тропинке? Пусть мы слегка удлиним путь, но так у нас появится шанс выйти из этого проклятого леса!
   Гномы свернули на тропку и зашагали дальше. Тропинка была узкой, но, к счастью, не заросшей. Шли быстро, и через пару часов показался просвет между деревьями. Неужели они выбрались наружу? Увы, вскоре стало ясно, что они просто вышли на поляну. Путники решили немного передохнуть и пообедать на поляне, а уже потом идти дальше.
   Все так проголодались, что кусочки плодов ольта и сухари были съедены мгновенно. Путники сидели на земле и вслух обсуждали, как выбраться из леса. Новых идей не было, и гномы вновь пошли по тоненькой тропке в надежде, что она выведет их на край леса.
   - Жалко, что я не голубой маг, - грустно сказал Тейр, - произнес бы сейчас заклинание и полетел куда нужно.
   - Точно, - согласился Гарш, - а я бы сейчас не отказался превратиться в серого мага. Заклинание поиска пути - вещь весьма полезная в дороге. Не случайно говорят, что серый маг никогда не заблудится даже в незнакомой местности, если знает, куда идет. Мы вот знаем, но наша магия сейчас бесполезна. Мы, конечно, могли бы устроить лесной пожар, чтобы расчистить путь, но с нашим везением сами в нем и сгорим. Можно еще развести костер, погреться или еду приготовить, но это не поможет выяснить, куда идти. Стоит признать, маг нам с вами достался не самый лучший. То есть, как маг он, возможно, очень даже хорош, но живет на краю света, до этих Лейнских гор нам еще идти и идти, все ноги собьем в дороге.
   Тейр прервал друга:
   - Горы - это сейчас не главное. В горах ни один гном не заблудится, тут нам заклинания не понадобятся. Но до гор еще дойти надо, а мы пока по лесу топаем. И лесу этому ни конца, ни края не видно. Нам бы сейчас глянуть на него сверху, может тут и идти-то недалеко. Но ни холмов тут нет, ни пригорка какого, а по деревьям лазить мы, гномы, никогда не умели.
   Ланс предложил спутникам:
   - Давайте я на дерево залезу? Хоть зрение у меня слабое, вдруг что-нибудь разгляжу.
   Тейр, посмотрев на крыса, с сомнением покачал головой:
   - Ты, Ланс, извини, но как ты полезешь, когда ты даже обхватить ствол лапами не можешь, деревья-то тут широченные.
   Крыс попросил Тейра, на плече которого он сидел, подойти поближе к дереву, а затем прыгнул на ствол и бегом помчался по нему вверх. Гномы моргнуть не успели, а Ланс уже был высоко. Крыс уселся на ветку и, слегка раскачиваясь, стал вглядываться вдаль. Сверху все казалось расплывчатым, и Ланс мог лишь предполагать, что светлая полоса далеко впереди - это край леса, а узкие проплешины среди деревьев - тропинки. Понадеявшись, что он не ошибся, крыс спустился вниз и, вновь усевшись на плече Тейра, рассказал о том, что увидел с дерева:
   - Эта тропка идет вдоль края леса, а потом сворачивает в сторону. От тропки чуть дальше ответвляется другая тропинка, если мы пойдем по ней, то, скорее всего, доберемся до нужного места.
   Это были хорошие новости, потому что у путников появилась надежда выбраться из леса до ночи. Гномы шагали бодро, торопясь покинуть этот неуютный лес. Ланс, спрятавшийся вновь в кармане Тейра, тоже хотел поскорее уйти из этих мест. Крысы любят затененные пространства, но не такие огромные и страшные.
   Путники дошли до развилки, а затем двинулись по левой тропке. Прошло еще несколько часов. Темнело. Гномы пошли быстрее, но лес по-прежнему стоял вокруг глухой стеной. Ланс еще раз взобрался на дерево и осмотрелся: конец леса уже виден. Тейр подобрал две толстые палки, произнес несколько слов, и в его руках оказалось два горящих факела. Хотя иногда путники слышали чье-то рычание или какие-то еще непонятные звуки, к ним приблизиться никто не решался. С факелами идти было не так страшно, но на всякий случай гномы прибавили шагу. Наконец, деревья стали редеть, и путники вышли на край леса. Они оказались заметно левее дороги, ведущей к горам, но главное, они выбрались из Векового леса до ночи. Решили заночевать здесь, а с рассветом тронуться в путь.
   В этот раз, опасаясь нападения диких зверей и гарратов, развели большой костер. Дежурить решили по двое - Ланс мог дежурить по очереди с каждым из гномов, поскольку потом отоспится в дороге. Ночь прошла без происшествий - Ланс до утра развлекал то Тейра, то Гарша рассказами о жизни крыс, пока другой гном спал неподалеку от костра. Еда, взятая в дорогу, почти вся была съедена, оставили лишь немного сушеных ягод и несколько сухарей на завтрак. Никто из путников не представлял, где точно они находятся, поэтому трудно было понять, успеют ли они дойти до дома мага к обеду, или им придется искать еду в лесу.
   С первыми лучами солнца Ланс вновь забрался в карман куртки Тейра, и гномы пустились в путь. Подходящей тропы не было, и путникам приходилось идти по бездорожью. К счастью, земля была сухой, а трава и кустарник не слишком мешали движению. Часа три они шли молча, словно экономя силы, а потом гномы по очереди стали бормотать: "Ну, когда же эта дорога появится... Сколько же еще идти...". Еще через два часа стало ясно, что до обеда они к дому мага не дойдут. Ланс почти не высовывался наружу, с ужасом думая, как бы он в одиночку смог преодолеть этот путь. Наконец, на горизонте появилось что-то похожее на дорогу. Чем ближе путники подходили к этому месту, тем больше убеждались, что не ошиблись. Теперь гномы стали чаще смотреть в сторону гор, где лес уступал место огромному лугу. Кое-где встречались отдельные деревья и кусты, и Ланс надеялся, что им удастся найти хотя бы какую-то еду. "Мне много не надо, кусочек ольта или горстку ягод. На худой конец, несколько травинок..." - думал крыс.
   Зверь выскочил внезапно. Надо признать, что в этот момент все были настолько рады, что добрались до дороги, и лес вот-вот останется позади, что никто не смотрел назад. Ланс как раз сидел на плече Тейра, когда Гарш громко завопил: "Рогр!!!". Тейр прореагировал мгновенно: выхватил топорик, всю дорогу висевший у него на боку, и, развернувшись лицом к рогру, бросился в атаку. Ланс, не ожидавший такого поворота событий, кубарем полетел вниз. Трава смягчила падение, крыс не ушибся, но был напуган. Даже для гнома этот зверь был огромен, что уж говорить о маленькой крысе. Словно страшная помесь барса, волка и дикого кабана предстала перед ними во плоти и теперь неслась во весь дух на стоявших плечом к плечу Тейра и Гарша. И хотя оба гнома были вооружены топориками, а Тейр еще и кинжалом, крыс видел, что преимущество было на стороне рогра. В голове Ланса мелькнула мысль, что надо бежать отсюда, пока не поздно. Зверь пока не обращал на крыса никакого внимания, а дорога совсем близко. Если побежать сейчас, можно уже вечером быть в доме мага. Пользы от него в этой схватке все равно нет, так зачем рисковать своей шкурой? Тем более что шкура у него одна, другой нет и не будет. Пока Ланс обдумывал, что ему делать, кто-то из гномов успел ранить рогра. Гномам тоже досталось от острых зубов и когтей хищника - куртка Тейра была порвана в нескольких местах, а сапоги Гарша висели клочьями. Разъяренный зверь снова прыгнул, и крыс увидел, как ударился о дерево Тейр, отброшенный могучей лапой рогра. Теперь хищник набросился на Гарша. Гном пытался попасть топориком в горло зверя, но толстая шкура надежно защищала хищника. И вот уже Гарш лежит на земле, его топорик отлетел в сторону, а над гномом навис громадный зверь. "Пора смываться!" - пронеслось в голове у Ланса. Крыс не понял, что заставило его двинуться в сторону рогра. Но почему-то вместо того, чтобы со всех лап бежать по дороге, Ланс подскочил к зверю сзади и вонзил зубы в его хвост.
   Наверное, никто и никогда не кусал рогра за хвост. Во всяком случае, хищник был настолько удивлен нападением крыса, что даже не попытался ответить. Зверь завопил от боли и бросился в лес. На земле сидели два гнома, мотая головами и не веря, что рогр и в самом деле ушел.
   - Я слышал, что рогры очень не любят, когда трогают их хвост, но это мало кому удавалось, так как рогр всегда поворачивается мордой к противнику. И уж точно никому не удавалось заставить рогра убежать, - проговорил Тейр.
   На этот раз им удалось справиться с хищником, но рядом могли быть другие, так что задерживаться у леса не стоило. Тейр помог подняться Гаршу, посадил Ланса в карман, и путники зашагали по дороге. Впереди темнели Лейнские горы, но до них было еще далеко. Разговаривать не хотелось, и гномы молча дошли до ближайшего ольтового дерева. Там, все так же молча, съели несколько плодов, утолив голод и жажду. Лансу гномы по очереди протягивали кусочки ольтов, и крыс жадно ел, ведь завтрак был весьма скудным. Тейр нашел небольшой родник, и гномы умылись, с наслаждением смывая с себя дорожную пыль, а заодно промыли и перевязали раны от когтей рогра. Крыс предпочел не подходить к воде, привычно вылизав шерсть языком. В этот раз привал продлился больше часа, поскольку ни у кого не было сил сразу тронуться в дорогу. Наконец, настало время отправляться дальше. Теперь Ланс сидел на плече Гарша, ведь куртка Тейра была порвана, а рана на плече сильно болела. Впереди было еще несколько часов пути, но они не сомневались, что ночь встретят в гостях у мага.
   Путники подошли к дому, когда солнце уже склонилось к западу. Красный маг сидел во дворе и смотрел на дорогу когда увидел двух смертельно уставших гномов в разорванной одежде. На плече одного из гномов лежал не менее уставший крыс. Волшебник открыл дверь, и гости вошли в дом, где их ждала вкусная еда и мягкая постель. Завтра начнется учеба, а пока, поев и умывшись, вся троица путешественников уютно устроилась в комнате для гостей. Скоро уже все спали.
   В соседней комнате за столом сидел волшебник. Он взял в руки перо и пододвинул тетрадь. Горели свечи, шелестели страницы старых книг, ровные строчки ложились на бумагу. И вот уже упражнения для первого урока были готовы.
   Глава 23
  
   Тири снился сон. Ему и раньше нередко снились сны, но они всегда были о нем самом. Сейчас сон был о Лансе. Размахивая лапами и вопя во все горло, Ланс кусал за хвост страшное чудовище. Чудовище рычало, раскрывая огромную пасть. Рядом на земле лежали гномы в разорванной одежде, сквозь прорехи которой были видны раны и царапины. Кажется, им всем здорово досталось.
   Тири проснулся и не сразу понял, где находится. Перед глазами все еще стояла страшная картина, которую он видел во сне. Но почему-то Тири был уверен, что с Лансом все в порядке. Ему вспомнились слова старой Мирты, которые она сказала им на прощанье: "Это необъяснимо, но я чувствую, что ваши судьбы как-то связаны между собой. Где бы вы ни были, вы будете чувствовать, что происходит с остальными". Тогда это казалось Тири невозможным, но сейчас у крыса возникло ощущение, что все, что ему снилось, действительно происходило с его товарищем. Он вдруг вспомнил свой сон в доме Фарга, когда он видел лесной пожар и жуткого тролля. И так же, как сейчас Ланс, Тири в этом сне не отступил, спасая свою жизнь, а защищал своего друга. Крыс вдруг понял, что Фарг наблюдал тогда за ним. Перед самым пробуждением Тири явственно услышал: "Ты выдержал испытание". Выходит, тот сон и был экзаменом, который устроил ему старый маг?
   Крыс лежал на плаще Малиона, а сам эльф сидел у костра и смотрел на звезды. Вот и еще одна ночь в лесу подходит к концу, скоро им снова придется отправляться в дорогу. Тири предложил Малиону немного поспать и занял его место у костра. Костер освещал поляну, искры взлетали высоко вверх, и крыс смотрел на искры и думал о звездах. Наверное, звезды чем-то похожи на эти летающие огоньки... Они тоже светят в ночи, только находятся гораздо выше, чем искры от костра. Высоко-высоко, выше, чем он может вообразить...
   Тири отвернулся от костра и огляделся. Все было тихо. Крыс до рассвета крутил головой, проверяя, все ли в порядке, а утром разбудил Малиона.
   Потом эльф снова пошагал через лес, а Тири дремал в капюшоне его плаща. Когда лес остался позади, Малион вышел к поросшей редкой травой низменности, ведущей к темнеющим на горизонте скалам. Местность была пустынной, а скрывшееся за тучами солнце делало картину совсем унылой. Но хуже всего был ветер: холодный и пронизывающий насквозь. Ветер завывал так безрадостно, так безнадежно, что даже слезы наворачивались на глазах. Малион спрятал Тири под плащом, а сам плащ застегнул наглухо, да и капюшон натянул на голову, но все равно чувствовал, что ветер пробирает до костей.
   - Неудивительно, что здесь никто не живет, - сказал Малион крысу, - тут можно замерзнуть до смерти, а ведь до зимы еще далеко. Посмотри сам: вокруг ни домика, ни сарайчика, нет тут также ни полей, ни садов. Мы идем уже несколько часов, а местность становится все пустыннее. Тут не то что людей, даже зверей и птиц не видно! И почему маги обычно селятся на краю света и живут в одиночестве? Вот ты согласился бы жить один?
   Тири на секунду задумался: жить без Трикса и других крыс? Без старой Мирты, без родителей, без друзей, с которыми он общался с рождения? Нет, такого он даже в кошмарном сне не мог представить. Даже жизнь с ворчливым старым Томасом была бы ему приятней жизни в одиночку. Можно, конечно, жить и не в стае, а, как Крис когда-то, - в теплом доме, с людьми, которые тебя любят и заботятся о тебе. Хотя там Тири скучал бы без друзей. Но жить совсем одному... Крыс посмотрел на эльфа и замотал головой, отметая даже возможность думать о такой жизни.
   - Вот и мы, эльфы, всегда жили большими группами. Родственники, друзья - как жить без них? Когда ты один, некому порадоваться вместе с тобой твоим успехам, некому подбодрить тебя в неудачах. Даже поговорить не с кем! Нет, я так не могу! А вот некоторым магам никто не нужен.
   Малион побрел дальше. Теперь скалы были уже хорошо видны: серые и такие же унылые, как и все вокруг. Под ногами все чаще попадались большие валуны, и эльфу приходилось внимательнее следить за дорогой и обходить их.
   Время обеда давно миновало, но Малион не стал останавливаться. Он решил дойти до скал, где можно будет укрыться от ледяного ветра, а потом уже подумать об отдыхе. Стали появляться большие белые птицы, похожие на чаек. Кое-где они десятками сидели на камнях, еще больше птиц кружило в воздухе - они то опускались вниз, то резко взмывали ввысь. Теперь дорога шла между скал. В какой-то момент скалы расступились, и путники увидели море. Волны с ревом накатывали на каменистый берег, вынося из пучины водоросли, сучья и палки, а может и обломки затонувших кораблей. Тири вылез наружу, чтобы посмотреть на это буйство стихии. Очередная большая волна ударила о камни, и крыс почувствовал, что его мордочка стала мокрой от ледяных брызг.
   - Малион, пойдем отсюда! Наверное, это все красиво, но мы тут совсем замерзнем, - обратился Тири к такому же продрогшему спутнику.
   Эльф оглянулся вокруг. Тропа заканчивалась у берега, и было непонятно, куда идти дальше. Малион вернулся назад и заметил узкую тропку, ведущую чуть в сторону от берега. Других дорог здесь не было, поэтому они стали подниматься по тропке вверх. Вскоре они увидели каменный дом на скале, нависающей над морем. Малион постучал в дверь, но ему никто не ответил. Тогда, решив подождать хозяина в тепле, эльф вошел внутрь дома.
   Здесь и самом деле было тепло, и путники почувствовали это, едва переступили порог. Малион снял плащ в прихожей, там же он оставил сапоги и заплечный мешок. С крысом на плече эльф шагнул в комнату. Волшебник сидел в кресле, укутав ноги пледом. Глаза его были закрыты: он спал. На столе были разложены книги, на коленях мага тоже лежал какой-то пухлый том. Малион не сомневался, что это и есть их будущий учитель. Вероятно, Лейр работал, пока его не сморил сон. Свечи в комнате почти погасли, но горел камин, отчего комната казалась очень уютной. Маг спал крепко, и даже шаги эльфа не заставили его открыть глаза. Путники очень устали и решили, что знакомство с хозяином может и подождать. Эльф сел в большое кресло в углу комнаты, укутался пледом и уснул. Тири тоже уснул, быстро согревшись рядом с Малионом. Прошло еще часа два, прежде чем голод заставил их открыть глаза.
   В комнате было почти темно, только горящий камин давал немного света. Маг куда-то ушел, и теперь в комнате находились лишь эльф и крыса. Они проснулись одновременно, будто по чьему-то приказу. И буквально через минуту в комнату вошел Лейр.
   - А, проснулись, наконец! - сказал он. - Рад этому, а то я уж боялся, что вы так и проспите до утра, а в кресле спать не слишком удобно. Простите, что не встретил вас - вчера работал допоздна и задремал как раз перед вашим приходом. Пусть и с опозданием, но я рад вам сказать - добро пожаловать в мой дом!
   Лейр зажег свечи, и гости смогли рассмотреть голубого мага. Он был высоким и худым. Глубокие морщины покрывали лицо Лейра - он был стар, очень стар. Но голубые глаза мага, казалось, не были подвластны ходу времени и блестели молодо и весело. Лейр был одет в голубой балахон из блестящей ткани, такие же голубые брюки и тапки. Густая борода и длинные волосы мага были седыми, но даже седина имела едва заметный голубоватый оттенок.
   Лейр тоже с интересом разглядывал новых учеников:
   - Надо же, эльф! Вот уж никогда не думал, что буду учить эльфа!
   Малион удивился:
   - Но почему? Эльфы часто изучают магию!
   - Верно, изучают. Но за многие столетия среди голубых магов не было ни одного эльфа. В основном эльфы становятся магами воды или зелеными магами, раза два я слышал, что эльф стал красным магом и один раз серым. Но магов воздуха среди них никогда не было!
   Лейр пригласил учеников поужинать, и все перешли в столовую. Рассыпчатая каша с овощами, сушеные фрукты и орехи, а потом еще и чай с ягодным вареньем заметно улучшили настроение Тири и Малиона. Им было тепло, и казалось, что ледяной ветер, едва не заморозивший их, остался где-то далеко.
   Маг посмотрел на крыса:
   - Вот и еще одно чудо - маленький зверь из другого мира. К нам нередко приходят странники отовсюду, но до сих пор ни разу не было гостей из того мира, который когда-то давно покинули эльфы и гномы. В молодости я много читал об истории их появления в нашем мире. Эти два народа нередко конфликтуют, причем и те, и другие настаивают, что именно они первыми нашли путь в мир магов. В действительности же, первыми гостями из вашего мира стали тролли. Отвратительные существа, если говорить откровенно, но кто-то из них однажды приоткрыл завесу нашего мира и шагнул сюда. Уж не знаю, как ему это удалось, не иначе, как случайно, ведь умом тролли никогда не отличались. К счастью, их и в вашем мире было немного, а сюда проникли лишь единицы. Говорят, кое-где они еще встречаются, но в эти края они не заглядывают. Ну, так вот, первый тролль пришел в наш мир, как мне кажется, почти полторы тысячи лет назад. И лишь позднее в нашем мире побывали другие представители вашего мира. Вначале это были лишь единичные эльфы и гномы. Приходили, осматривались, а затем возвращались домой. Но около тысячи лет назад практически все волшебные народы вашего мира перебрались сюда навсегда. Увы, хроники так и не дали ответа, почему это случилось. Единственное, что я смог раскопать, это то, что лет за двести до этого между гномами и эльфами была какая-то ссора, которая переросла чуть ли не в откровенную вражду. Что тогда они не поделили, мне неведомо. Но закончилось все как-то неожиданно, буквально за один день. Еще вчера гномы точили топоры и рвались в бой, а эльфы готовились к осаде крепости гномов, как вдруг в одночасье наступил мир. Мне кажется, в вашем мире случилось что-то такое, по сравнению с чем ссоры и драки потеряли всякий смысл. И что странно, ни в летописях гномов, ни в хрониках эльфов нет ничего об этом конфликте. Мол, стало нам в своем мире тесно, и мы решили отправиться в чужой. Вот как раз с этих пор среди эльфов не было ни одного голубого мага. Эта странность нигде не отмечена, да и я сам наткнулся на нее случайно.
   Сказав это, Лейр замахал руками:
   - Ну да ладно, совсем я вас заболтал своими рассказами. Это все дела дней минувших, сейчас это вряд ли кому-нибудь интересно.
   Тири фыркнул: ему как раз все это было очень даже любопытно. Вдруг бегство эльфов и гномов как-то связано с исчезновением магии в его мире? А если так, то есть надежда, что какая-то информация сохранилась в их книгах и летописях. Об этом чуть позже стоит потолковать с Лейром.
   Пока же ученики вместе с магом вышли на балкон. Здесь ветер был так силен, что буквально сбивал с ног. Эльф сразу пожалел, что оставил теплый плащ в прихожей, а Тири всеми лапами вцепился в плечо Малиона, чтобы его не унесло ветром. Только маг стоял спокойно, словно ветер ему нипочем:
   - Я думаю, теперь вы понимаете, почему я поселился здесь. Это место - одно из самых ветреных на планете. Здесь проще всего работать с заклинаниями воздуха. К тому же, места эти достаточно безлюдные, и неудачи, которые могут случиться на первых порах, не причинят никому вреда. Начнем мы с достаточно простого - вам стоит научиться защищаться от холодного ветра.
   И маг рассказал ученикам о том, какое заклинание им стоит применить. Вскоре Малион и Тири почувствовали, что больше не мерзнут. Они даже начали получать удовольствие, наблюдая за набегающими волнами и резвящимися в небе чайками...
   Когда все вернулись в кабинет, Лейр раскрыл перед учениками книгу заклинаний:
   - Вы должны выучить все магические формулы в этой книге. Причем не только выучить, но и быть готовыми применить любую из них в нужный момент. Ведь хороший маг отличается от плохого не столько количеством выученных заклинаний, сколько умением мгновенно найти в памяти самое подходящее, самое надежное и быстро выполняемое заклинание. Если вы будете падать со скалы, вам некогда будет мысленно перебирать сотни формул, ваш разум должен в ту же секунду подсказать вам правильное решение. А когда вы освоите все эти заклинания, я научу вас, как не использовать магию, поскольку нет ничего хуже неправильного использования магии или ее использования в неподходящий момент.
   Поскольку уже наступил вечер, в этот день Тири и Малион лишь повторили некоторые из заклинаний, которые они выучили в школе. Маг был доволен их успехами, хотя и показал, как то же самое сделать быстрее - иногда даже расположение рук (или лап) влияет на то, как быстро ты сумеешь произнести заклинание, ведь в заклинании есть не только слова, но и жесты, движения. В конце урока Лейр, чтобы развлечь учеников, показал им несколько любопытных заклинаний - простых, но достаточно действенных. Тири очень понравилось, как маг заставил тяжелый шар не только висеть в воздухе, но и катиться то вверх, то вниз, меняя направление движения шара взмахом руки.
   Потом Малион и Тири отправились спать, но даже после того, как погас свет, эльф и крыс продолжали обсуждать сегодняшние события. Наконец они уснули, и каждый из них видел во сне себя в голубой мантии мага воздуха. Стоя на высокой скале, они заставляли послушные им ветра гнать к берегу морские волны.
  
   Глава 24
  
   Каждое утро Крис просыпался от шума за окном. Речной порт - место довольно бойкое, и, несмотря на то, что дом Далора находился в стороне от гавани и торговых улиц, звуки долетали и сюда. Крис вскоре привык работать в ритме города - вставал с рассветом, а спать ложился, когда темнело. Впрочем, за разговорами с Далором время летело незаметно, и иногда маг и ученик умолкали лишь тогда, когда часы в кабинете начинали бить полночь.
   В это утро Крис открыл глаза и сразу вспомнил, что ему предстоит. Вставать сразу расхотелось. Нет, крыс не мог сказать, что ему не нравилось учиться, даже наоборот, он был в восторге от своего учителя и занятий магией. Сложные формулы казались ему захватывающе интересными, а каждое новое выученное заклинание приближало тот момент, когда Крис смог бы с гордостью сказать, что он действительно стал магом. Но на сегодня Далор запланировал то, что ни одну нормальную крысу не могло порадовать - плавание. Ну, зачем, скажите, это нужно? В книге уйма заклинаний, и если даже пропустить одно или два, твои знания не намного уменьшатся. Но Далор был неумолим, выучить надо все без исключения. Вот почему примерно через час маг и крыса стояли на берегу реки Звинн, и Далор рассказывал ученику, как именно надо произносить заклинания, находясь под водой.
   Вообще-то плавать Крис умел. Конечно, переплывать Звинн в самом широком месте он бы поостерегся, но десять минут на воде продержался бы. Вот только даже огромная коробка самых вкусных крысиных лакомств не заставила бы его добровольно лезть в воду. А сейчас Крису предстояло именно это, причем без какой-либо награды.
   Крыс, стоя на задних лапах, сделал шаг к воде. Вода как вода. Мокрая. Холодная. Хотелось развернуться и убежать. Крис сделал еще один шаг. Ну, вот, теперь и живот мокрый. Противно. Крыс оглянулся на Далора: маг молча наблюдал за учеником. Делать нечего, придется идти дальше. Крыс еще раз повторил про себя слова заклинания и нырнул в воду.
   Он плыл, старательно загребая лапами, отфыркиваясь от воды, норовившей залезть в глаза, рот и нос. Удалившись подальше от берега, Крис прошептал нужные слова. Вначале ему показалось, что ничего не изменилось - он все так же плыл по реке. А потом набежавшая волна с головой накрыла крыса, и он оказался полностью под водой. Крис испугался и уже хотел было вынырнуть наружу и вдохнуть воздух, как вдруг почувствовал, что совершенно спокойно дышит под водой. Крыс отлично знал, что ни одна крыса дышать под водой не может, и, тем не менее, он сейчас дышал. Он скользил под водой, работая лапами, как веслами, и постепенно даже начал получать от этого удовольствие. Крис увидел разноцветных рыбок, проплывающих мимо, при желании он мог бы сейчас поймать одну из них, но вместо этого крыс развернулся и поплыл к берегу.
   Далор стоял там, ожидая, когда ученик выйдет из воды. Кажется, у мага не было и тени сомнения, что Крис справится с заданием. Осторожно ступая по скользким камням, крыс выбрался на сушу. "Теперь бы еще побыстрее обсушиться, а то на холодном ветру можно и простудиться" - подумал Крис. И тут же Далор произнес какие-то слова, и шерстка крыса мгновенно стала сухой. Волшебник подхватил крыса на руки и бережно укрыл его своей курткой:
   - Это заклинание позволяет высушить любую ткань. Как видишь, с шерстью крыс оно тоже отлично справляется!
   Крис хотел возмутиться, что на нем проводят всякие магические эксперименты, но, во-первых, не очень-то удобно возмущаться, сидя у кого-то за шиворотом, а во-вторых, Далор тут же сказал, что уже не раз применял это заклинание на себе, когда плавал в реке или просто попадал под дождь: оно и одежду высушивало, и волосы.
   - Хороший маг должен не просто использовать заклинания так, как написано в книге, но и придумывать им нестандартные применения. Разумеется, надо быть осторожным и хорошо подумать, прежде чем действовать.
   В доме мага они не сразу вернулись к занятиям, решив перекусить и попить чаю. Крис радовался, что он снова дома, в тепле. Утром перед испытанием у него даже аппетита не было, к еде он едва прикоснулся, сейчас же крыс уплетал все, что нашел на столе. Далор развлекал ученика рассказами о том, как другие проходили подобное испытание:
   - Очень тяжело поверить, что ты действительно можешь сколь угодно долго находиться под водой. Кого-то просто не удается загнать в воду. Скажем, был однажды у меня ученик, попавший к нам из пустынного мира. У них там, кажется, вообще ни рек, ни морей нет! Разве что подземные озера встречаются. И по прихоти судьбы угораздило его оказаться синим магом. Я вначале вообще хотел его домой отправить - зачем ему дома водная магия? Но ученик заупрямился: раз уж даны ему способности, он будет учиться. И ведь неплохих успехов достиг, надо признать. Но как же сложно было уговорить его в первый раз воду влезть! Но ничего, и он плавать научился. В общем, вернулся потом этот ученик в свой мир, и оказалось, магия ему очень даже пригодилась: с помощью своих способностей он стал находить воду. Так вот он чуть ли не возле собственного дома настоящее подземное озеро открыл. Кстати, в этом озере чуть не утонул потом, когда там копать начали. И вот тут ему заклинание и помогло...
   Маг допил чай, доел пирожок и продолжил:
   - Вот кого мне учить не доводилось, так это троллей, но меня это не слишком огорчает. Возможно, тролли просто не владеют магией воды. Я вот слышал, что, к примеру, среди эльфов нет голубых магов, а среди гномов - красных. Я пытался найти хоть какую-то информацию об этом, но с удивлением обнаружил, что у самих гномов или эльфов в хрониках ничего не сказано об их жизни в старом мире. Будто кто-то хотел забыть обо всем, что было там. И те, кто писали эти хроники, ничего не знали о причинах, заставивших гномов и эльфов покинуть родной мир. Конечно, я слышал, что люди в те времена стали активно селиться в местах обитания волшебных народов, но переселение людей шло постепенно, а гномы и эльфы чуть ли не впопыхах собрались и ушли. Странно это.
   Но и отсутствие красных магов у гномов и голубых магов у эльфов не менее странно. Ведь тем же гномам, великим кузнецам и ювелирам, красная магия очень бы пригодилась. Я читал, что когда-то гномы умели создавать изделия невероятной красоты и силы. Конечно, расплавить металл или изготовить хороший меч может и просто мастер своего дела, но если к этому добавить магию, то можно создать нечто поистине волшебное. А эльфы, говорят, умели создавать луки и стрелы, подобных которым никто в этом мире не видел. Но без магии воздуха можно сделать просто хорошие луки и стрелы, а сделать волшебные - нельзя.
   Потому меня и удивило, что вы пришли в наш мир как раз тогда, когда среди гномов появились огненные маги, а среди эльфов - маг воздуха. Неужели это простое совпадение?
   Далор замолчал, а Крис задумался: могли ли гномы или эльфы быть как-то причастны к тому, что случилось с магией в их мире? Разумеется, они поняли, что с магией что-то происходит, но были ли они наблюдателями этих событий или их участниками? Крыс рассказал Далору все, что знал о земной магии, и маг был заинтригован:
   - Хм, занятная история. Что же такое надо наколдовать, чтобы вся магия мира полетела в тартарары? Сразу даже в голову ничего не приходит. Конечно, я читал, что в те годы у гномов произошла какая-то ссора с эльфами. Может, во время этого конфликта что-то пошло не так? Или эти события вообще никак не связаны между собой? Не знаю...
   Надо сказать, что наш мир в те далекие годы был малонаселенным. Тут жили только мы, да еще несколько видов животных и птиц. Наверное, это был странный мир - порой можно было пройти много миль и не встретить никого живого. Маги по своей натуре одиночки, они редко селятся рядом друг с другом: все-таки творить заклинания лучше там, где никого нет. А те из нас, кто не смогли стать хорошими волшебниками, научились создавать корабли, одежду, мебель. Ведь тут нужны только хорошие руки, хотя немного магии не помешает, конечно. Были основаны поселения и города, но даже в городах нашего мира редко встретишь больше нескольких тысяч обитателей. Потом появились эльфы, гномы, феи и другие волшебные народы. Но они были не так многочисленны, как люди в вашем мире. Сейчас у нас в порту можно встретить и магов, и гномов, и даже троллей, к счастью, последних не слишком часто. Народы стали больше общаться между собой. И сейчас многие из нас с увлечением знакомятся с летописями эльфов, читают сказки фей или рассказы гномов. Но информацию о том, что было до их прихода в наш мир, приходится выуживать буквально по каплям. Что же такое могло произойти, чтобы воспоминания об этом оказались настолько болезненными, что их предпочли скрыть даже от своего народа? Сегодняшние гномы и эльфы ничего не знают о своих истоках. Они сумели найти или создать ворота в наш мир; эти ворота, возможно, до сих пор работают, но в своей памяти они наглухо закрыли их.
   Далор замолчал, а Крис тихо сидел рядом. Крыс чувствовал, что какая-то мысль крутится у него в голове, но мысль была настолько нечеткой, что он никак не мог поймать ее. Крис чувствовал, что пока он плавает в мутном море разрозненных сведений, подобно тому, как сегодня утром он плыл по реке среди рыб, водорослей и камней. Под водой он многое видел, но представить всю реку целиком ему было не под силу.
   Маг и крыс вернулись в кабинет и продолжили занятия. Крис углубился в книгу заклинаний, шаг за шагом проникая в глубины синей магии. Далор был доволен успехами ученика, и предлагал ему все более и более сложные упражнения.
   - Запомни, Крис: нередко один и тот же результат можно получить, используя разные типы магии или не используя магию вовсе. Скажем, погасить костер можно, просто забросав его землей. А можно призвать на помощь серую магию и сделать то же самое магически. Или воспользоваться синей магией и залить костер водой. Или просто принести воду в ведре и вылить ее на горящие угли. Кстати, и магия воздуха тут может пригодиться... В общем, ты понял, о чем я говорю. Из тебя может получиться неплохой синий маг, но какие-то простейшие заклинания ты и в других видах магии можешь выполнять. И тебе стоит обязательно овладеть хотя бы парочкой-другой таких заклинаний. Это раздвинет границы твоих знаний, а кроме того, если когда-то тебе доведется применить знания против какого-то противника, для него использование тобой заклинаний из разных видов магии окажется полной неожиданностью, и это может повернуть ситуацию в твою пользу.
   Слушая Далора, Крис понял, как важно научиться в каждый момент выбирать наилучшее решение. Но ему еще предстоит немало узнать, чтобы стать опытным волшебником. Ночью, уже лежа в кровати, крыс попытался вспомнить мысль, которая пришла ему в голову, когда Далор рассказывал о гномах и эльфах, пришедших в этот мир. Но мысль опять ускользнула...
  
  
   Глава 25
  
   Льенд вернулся туда, где под ногами была твердая земля. Усевшись под деревом, он стал думать, что же делать дальше. Трикс сидел на плече своего спутника и тоже думал. Сколько они так просидели в задумчивости, никто из них не знал, но все это время в их головах упрямо крутилась одна и та же мысль: идти дальше невозможно, оставаться тоже нельзя. Наконец, льенд сказал:
   - Можно отломить длинную палку и использовать ее как шест для проверки глубины болота.
   - Идея хорошая, - согласился Трикс, - но болоту не видно ни конца, ни края. Сколько ты сможешь так идти? Любой неверный шаг может стать для нас последним.
   - Если бы у нас была лодка, можно было бы на ней плыть по болоту.
   - Это точно, вот только лодки у нас нет.
   Трикс замолчал, что-то обдумывая, а потом вдруг выпалил:
   - А может, нам санки сделать?
   - Какие еще санки? - не понял льенд.
   - Ну, плот такой, типа плотного ковра из травы! Вокруг вода, а санки будут скользить по тропе, и даже если случайно заедут в болото, то не утонут, это ж по сути тот же плот. Поверхность у санок широкая, а мы с тобой легкие. А палками будем управлять!
   Льенд задумался, пытаясь представить это странное средство передвижения. Идея-то неплохая, вот только из чего эти санки сделать? Можно, конечно, болотной травы нарезать, но как это все сплести, Н'дар не знал.
   - И как мы эти санки делать будем? Я плести из травы не умею.
   - Я тоже не умею, но мы же с тобой учились магии! Пусть растения сами сплетутся в то, что нам нужно!
   Н'дар задумался, но в итоге согласился, что попробовать стоит. Он начал срезать траву и складывать ее возле лап крыса. А потом Трикс прошептал слова заклинания, и болотная трава сама начала соединяться в густой и плотный ковер. Трикс заставлял траву мгновенно расти, скручиваться, завязываться узлами, пока ковер не достиг нужного размера. Он даже сделал ручки, за которые можно было держаться во время пути.
   Когда работа была закончена, Трикс, наконец, обратил внимание на товарища, все еще продолжавшего срезать траву:
   - Слушай, а зачем ты траву резал? Ты же мог заклинание сказать, и она бы сама срезалась!
   Почему-то мысль об этом раньше не приходила льенду в голову, хотя сейчас ему самому это казалось само собой разумеющимся. Н'дар пожал плечами и пошел искать подходящие палки, которыми он смог бы отталкиваться от земли. Наконец, все было готово. Трикс забрался в мешок на спине льенда и крепко вцепился в него лапами, Н'дар уселся на плот и, сильно оттолкнувшись, двинул его вперед.
   Воды на тропе было столько, что самодельный плот легко скользил в нужном направлении. Иногда он съезжал в болото, и тогда льенд спешно поворачивал плот на тропу. Плотно сплетенные травинки не пропускали воду, и плот не тонул, даже когда его два раза вынесло в болото. Впрочем, путники плохо представляли себе, как долго им придется так продвигаться, и сколько еще времени продержится их плот. После трех часов пути плот начал намокать, и льенд уже забеспокоился, что он может совсем развалиться. Но, к счастью, болото как раз закончилось. Выглянувшее солнце постепенно подсушивало тропу, движение плота замедлилось, и в какой-то момент путники решили сойти с него и идти дальше пешком.
   Теперь болото осталось позади, и можно было вздохнуть с облегчением. Льенд шел по тропе среди деревьев и чувствовал, что страх, сковывавший его, пока они блуждали возле смертельно опасной трясины, понемногу отступал. Трикс дремал, сидя на плече товарища, но льенд почти не чувствовал его веса. Шагалось легко. Они еще не дошли до цели, но были уверены, что больше ничто не помешает им добраться до Зеленой долины, где и стоял дом их будущего учителя.
   Стефин сидел на большом мшистом камне у тропы и смотрел вперед. Волшебник ждал гостей еще вчера, хотя догадывался, что сильный дождь мог задержать их в дороге. Он надеялся, что тропу развезло не слишком сильно, и гости беспрепятственно доберутся к его дому. Сам он давно не путешествовал, предпочитая удобства увитого растениями дома перспективе увидеть что-то новое. Ходили слухи, что местный лес стал опаснее, чем раньше, а те, кто приезжал в эти края, говорили, что лучше не задерживаться в этом лесу на ночь. Но сам Стефин считал, что одна-две ночи вне дома не слишком осложнят жизнь его молодым и полным сил ученикам. Во всяком случае, ему очень хотелось в это верить. Когда он был значительно моложе, он не раз ночевал в лесу, и это было несложно. Вряд ли за те годы, что прошли с тех пор, что-то могло сильно измениться.
   У Стефина давно уже не было учеников. Не слишком много сейчас зеленых магов появлялось в школе, да и тех Фарг предпочитал отправлять к другим волшебникам. Но сейчас одни из них были заняты иными делами, у других еще остались ученики из предыдущих групп, вот и пришлось Фаргу вспомнить о старом маге. Стефин был не против взять учеников, не так уж он и стар, пусть кто-то и считает иначе. Да и кому еще быть учителем, как ни ему, ведь никто из зеленых магов не может сравниться с ним в мастерстве.
   Волшебник устал сидеть на жестком камне и решил вернуться домой и подождать учеников, сидя в удобном кресле. Он уже вставал, когда на поляну вышел лохматый человечек в заляпанной грязью одежде. На плече человечка сидел усатый серый зверек, настороженно крутящий головой. Увидев их, Стефин поднялся и, опираясь на толстый посох, повел гостей к дому.
   Н'дар и Трикс остолбенели, когда увидели дом мага. Они знали, как выглядят дома волшебников на территории школы, и были уверены, что и дома других магов от них не отличаются. А тут перед ними появилось странной формы зеленое строение, две стены которого почти целиком занимали окна. Две оставшиеся стены были сплошь увиты вьющимися растениями, похожими на плющ, но цветущими ярко-желтыми цветами. Перед домом маг устроил большую аккуратную лужайку с клумбами и кустарником, подстриженным в форме шаров и пирамид, а слева располагался фруктовый сад.
   Крыса и льенд вошли в дом, также заполненный растениями. В комнате, в которую привел их маг, был странный запах: пряный, травяной, достаточно резкий, но при этом приятный. Трикс осмотрелся и решил, что, скорее всего, комната являлась столовой. Посреди нее стоял круглый стол, накрытый к приходу гостей, а вокруг стола располагалось несколько высоких стульев.
   Волшебник пригласил учеников пообедать, и отказываться никто не стал. Льенд сел на один из стульев, а крыс выбрал место непосредственно на столе. Судя по предложенным блюдам, маг предпочитал есть то, что выращивал сам: овощи, фрукты, ягоды. Дополнением к ним служили пирожки со всевозможными начинками из тех же овощей, фруктов и ягод. Из напитков на столе были соки, опять же из овощей, фруктов и ягод. Ни льенд, ни крыс не возражали против такого меню и с аппетитом приступили к трапезе. Когда гости наелись, Стефин привел их в кабинет, чтобы сразу, не откладывая, приступить к занятиям. Он сел в большое кресло, укутал ноги пледом и... сразу заснул. Трикс и Н'дар смотрели друг на друга, не зная, то ли ждать, пока старик проснется, то ли пойти погулять по окрестностям. К счастью, через несколько минут маг открыл глаза и начал рассказывать ученикам о том, насколько важна зеленая магия для любого существа, а еще о том, что они должны радоваться, что им выпала честь учиться у лучшего мага этого мира. Сказав все это, Стефин закрыл глаза и снова уснул. Н'дар и Трикс уже поняли, насколько им "повезло" попасть именно сюда: похоже, их учитель большую часть дня проводит в спячке, и совершенно неясно, как они при этом будут получать знания.
   От нечего делать крыс и льенд раскрыли книгу заклинаний и начали учить все подряд, с самого первого листа. К тому времени, когда Стефин опять проснулся, книга была раскрыта уже на двадцатой странице. Маг, увидев, что ученики занимаются, даже не вспомнил, что не давал им никаких заданий, и лишь удовлетворенно покивал головой и сказал выучить все то, что он им задал. Переглянувшись, Трикс и Н'дар вернулись к книге и еще два часа старательно заучивали заклинания, пока не наступило время ужина.
   Ужин прошел примерно так же, как и обед. Маг все время молчал, только усердно работал челюстями. Льенд и крыс тоже молчали, решив поболтать позже, когда останутся одни.
   Прошел день, а потом еще и еще один, но в жизни учеников Стефина ничего не менялось. Старик большую часть времени спал, а ученики самостоятельно бились над книгой заклинаний. Если в первые два дня все было просто, так как для заклинаний нужны были лишь несколько листиков и веточек, которые Трикс срывал с растений в доме, то на третий день им пришлось выйти на улицу: создание зеленой изгороди требовало места, да и подрезку кустов лучше проводить вне дома. Когда маг, проснувшись, не застал учеников дома, он вышел во двор. Усевшись на скамеечку, Стефин несколько минут внимательно следил за тем, как его подопечные выполняют упражнения, потом захлопал в ладоши, сказал что-то похожее на "Так-так!" и вновь уснул. Несколько раз старик просыпался, когда, запутавшись в сложном заклинании, кто-то из учеников делал что-нибудь не так. Тогда маг, словно радуясь тому, что может быть полезен, обстоятельно рассказывал, что сделано неверно. Потом Стефин снова засыпал.
   Вечерами Трикс и Н'дар, успевшие подружиться, рассказывали друг другу о жизни в своих мирах, вспоминали тех, с кем встречались в школе или просто потешались над очередными причудами старого Стефина. Увы, с основной проблемой, занимавшей Трикса, а именно: как спасти магию в его родном мире, льенд не мог помочь другу. А на волшебника Стефина надежды не было никакой.
  
  
   Глава 26
  
   Ланс и гномы сидели на диванчике в кабинете мага Ворта. Трудный путь остался позади, путешественники выспались, отдохнули и приготовились к занятиям. Настроение у всех было отличным, ведь у них был повод гордиться собой. И потому Тейр, Гарш и Ланс сильно удивились, когда вместо того, чтобы неспешно начать рассказ об огненной магии, вошедший в комнату Ворт вдруг резко сказал:
   - Что ж, вы показали, что до настоящих магов вам пока еще очень далеко!
   Гномы переглянулись и с удивлением посмотрели на Ланса. Он тоже ничего не понимал. Почему их ругают, ведь они сами чувствовали себя почти героями?
   А Ворт продолжил:
   - Вы, конечно, маги огня, но любой красный маг хоть немного владеет серой магией. И наверняка хотя бы один из вас смог бы использовать заклинание поиска пути - если бы потратил время на то, чтобы его запомнить. Тогда вам не пришлось бы блуждать в Вековом лесу. И уж любой, даже плохонький маг в нужный момент вместо того, чтобы размахивать топором перед мордой рогра, спокойно произнес бы заклинание, и от этого зверя даже хвоста не осталось бы! Чему вас только в школе учили! Вы бы хоть огненным шаром в него запустили!
   Да, а ведь маг прав. В момент опасности ни один из трех путешественников даже не вспомнил о магии. Сейчас казалось очевидным, что драка со страшным зверем, из которой они могли не выбраться живыми, просто не должна была состояться. Гномы сидели, опустив головы, а Ланс в смущении тер лапами нос.
   - Ладно, будем считать, что вы поняли свои ошибки и больше их не повторите. Запомните: в вашей жизни будет немало ситуаций, когда можно обойтись и без магии, но в некоторых обстоятельствах магия нужна, и применять ее надо без промедления, опоздание может стоить вам жизни.
   Ворт сел в кресло, тщательно расправил складки алой мантии, и вытянул руку вперед. Через мгновение на ладони старика лежал сверкающий огненный шарик. Прошел еще миг, и шарик превратился в цепочку шаров, соединенных между собой голубыми огненными нитями. Шарики освещали лицо волшебника, и его седые волосы казались почти рыжими.
   - Это, по сути, просто фокус, которым можно удивить народ, и вряд ли он имеет практическое применение. Но с помощью заклинания, подобного этому, можно создать огненные снаряды, поражающие врагов. Красная магия вообще способна на многое. Разумеется, и другие виды магии могут быть опасными, но огненная магия, пожалуй, наиболее подходит для битв и сражений. Но вместе с тем она способна помочь искать руды и драгоценные камни, плавить металлы и делать еще многое другое. И лишь от вас зависит, для чего вы используете полученные знания. Вы все прошли испытания в школе магов, иначе бы вас не допустили к обучению, в случае с красной магии мы особенно на этом настаиваем. И я рад, что все вы выдержали проверку. А теперь приступим к урокам.
   Ланс на секунду задумался, уже не первый раз пытаясь вспомнить, что же это за испытания, которые они прошли. Фарг говорил об испытаниях, но если что-то такое и было, в памяти крыса это не сохранилось.
   В последовавшие за этим часы Тейр, Гарш и Ланс учились зажигать огонь. Ворт показал, что при помощи магии гореть может все, даже то, что гореть не должно. У мага вспыхивали не только бумага, ткань или дерево, но и камни, стекло и даже вода. До самого обеда трое учеников без устали повторяли заклинания и рисовали магические формулы, и лишь когда Ворт предложил всем отдохнуть и пообедать, они поняли, как устали.
   Суп и тушеные овощи всем пришлись по вкусу. Гномы ели много, да и Ланс чувствовал, что очень голоден, и поэтому съел больше, чем всегда. Различные виды пирожков послужили отличным десертом к травяному чаю, вкусному и ароматному. После обеда все расположились в креслах, разговаривая обо всем на свете. Тейр рассказывал о серебряных украшениях, изготовлением которых занимался, Гарш вспоминал доспехи и мечи, которые он создавал, а Ланс заговорил о крысиной магии.
   Ворт с интересом слушал учеников. И когда Ланс заговорил о магии, которой владеют крысы, он удивился:
   - Никогда не слышал о том, что есть какие-то еще виды магии, кроме тех, о которых вам говорили в школе. А ты не мог бы показать нам что-то из того, что доступно крысам?
   Ланс попробовал показать, как он может мгновенно перемещаться с одного места в другое, но почему-то это не сработало. Он несколько раз пытался повторить то, что в его родном мире у него всегда получалось, но здесь его способность к телепортации, кажется, исчезла.
   - Как странно, - проговорил крыс, - я никогда не задумывался над тем, как это работает. Когда мне было нужно, я просто хотел перенестись куда-то, и это выполнялось. Конечно, я мог переместиться только на несколько метров, но это действовало всегда. Почему же тут крысиная магия не работает? По словам Мирты, крысиная магия очень слабая, в нашем мире она продолжает работать даже сейчас, когда никакая другая не действует. Вероятно, для крысиной магии требуется всего несколько магических единиц, а возможно, и меньше одной единицы.
   - Сложно сказать, из-за чего это происходит, - ответил Ворт, - но допускаю, что в нашем мире работает только цветная магия. Она связана с силами природы и изначально присуща любому обитаемому миру. А крысиная магия может существовать только в вашем мире, ведь у нас тут крысы не живут. Конечно, это лишь мое предположение.
   Ланс подумал, что остается лишь надеяться, что он вновь сможет пользоваться крысиной магией, когда вернется в свой мир. Иначе ему придется до скончания дней сидеть в подвале и не вылезать наружу: наш мир все-таки очень опасен для маленьких крыс, тем более, если они не имеют даже такого средства защиты, как крысиная магия.
   Ворт тем временем обратился ко всем:
   - Я получил послания от других магов, к которым направили на учебу тех, кто был вместе с вами в школе. Некоторые из волшебников заметили интересную особенность: впервые с тех пор, как гномы и эльфы оказались в нашем мире, среди гномов появились красные маги, а среди эльфов - голубой маг. Скажу откровенно, я сам не задумывался об этом, но сегодня специально проверил эту информацию. Действительно, за последнюю тысячу лет ни одного огненного мага среди гномов не было. Так что вы, Гарш и Тейр, просто уникальны.
   Гномы заулыбались, довольные словами Ворта. А Ланс тут же начал расспрашивать товарищей, не знают ли они, что заставило гномов так неожиданно покинуть родной мир и перебраться сюда.
   Гномы сообщили немного. Когда-то давно красные маги среди гномов встречались часто, да что там часто - почти все маги у гномов в те годы были магами огня. У них дома даже хранятся несколько предметов, созданных в стародавние времена такими магами: чаши для воды, мечи, доспехи, зеркала, ювелирные украшения... Все предметы были сказочно красивы, и, что еще удивительнее, они до сих пор выглядели, как новые, хотя им больше тысячи лет. Можно точно сказать, что без магии при создании этих чудесных вещей не обошлось. Еще гномы помнили, что, в самом деле, в те далекие годы произошла какая-то ссора с эльфами. Впрочем, она длилась недолго, уже через год конфликт был исчерпан, и даже решение покинуть родной мир гномы и эльфы принимали сообща. Но причин такого поспешного переселения гномы не могли назвать. Мол, все книги и летописи остались в старом мире, а в тех, которые кто-то из гномов все-таки захватил с собой, можно найти рассказы о великих гномах прошлого, об их творениях, но не о периоде перехода в иной мир.
   Оставшаяся часть дня прошла быстро. Ворт показывал ученикам работу различных заклинаний, а они послушно повторяли их за ним. Уроки были интересными, и Ланс даже огорчился, когда маг сказал, что на сегодня занятия закончены. А потом был ужин и разговоры о магии, и, наконец, крыс оказался в постели, уставший, как никогда. Он заснул быстро и сразу же увидел сон. Ему снилось, как Трикс сидел у костра в каком-то странном лесу, а ветер и дождь шептали ему колыбельные песни. Возле Трикса лежал спящий льенд, и сам Трикс тоже почти засыпал. А вокруг костра стали возникать едва заметные тени. Они ждали, когда крыс уснет, чтобы наброситься на беззащитных путников. Но потом Трикс все-таки проснулся и разбудил льенда, и они вместе пошли через этот страшный лес, и лил дождь, от которого путники стали мокрыми и грязными. Но во сне Ланс чувствовал, что с его приятелем и льендом все будет в порядке.
   Ланс проснулся до рассвета и вспомнил свой старый сон: он сидел за столом и пытался с помощью заклинания оживить засохший цветок. Сейчас крысу показалось, что тогда в комнате кроме него сидел еще и Фарг. И когда Ланс, наконец, сумел решить задачу, маг довольно проговорил: "Ты прошел испытание!".
   Крысу казалось, что это все было очень давно: школа, Фарг, приход в этот мир... Попав к магу Ворту, крыс и гномы сразу почувствовали, что они тут свои. Маг был строгим, мог поругать и даже накричать на ученика, но при этом всегда соглашался помочь и подсказать, если что-то не получалось. Ланс понимал, что тут он многому сможет научиться. Огорчало крыса лишь одно: он пока даже не представлял, как сможет помочь Крису выполнить их миссию.
   Прошла неделя, а потом еще одна. Гномы и крыс с каждым днем изучали все новые и новые заклинания. Теперь они уже со смехом вспоминали столкновение со злобным рогром. Их уже не страшили подобные встречи, ведь любой из них без труда в одиночку справился бы с хищником. Несколько раз в разговорах с Вортом Ланс возвращался к событиям тысячелетней давности, но пока они могли только делать предположения, никаких новых фактов открыть не удалось.
   В этот день волшебник оставил ученикам задания, а сам занялся какими-то делами. Близилось время обеда, а Ворт все не появлялся. Гномы уже выучили все, что им задали, да и Ланс от них не отставал: ему осталось выучить последнюю формулу. Закончив с уроками, все трое вышли во двор и решили развлечься, жонглируя шариками из разноцветных огней. Тейр как раз показывал, как он может одновременно подкидывать вверх четыре таких шарика, когда с крыльца раздался голос мага:
   - Вы мне дом не сожгите, шалуны!
   Ворт вышел из дома и направился к развлекавшейся троице. В руках мага был какой-то толстый том, а вид у него был весьма довольный:
   - Вот, искал нужное мне заклинание, а нашел записки одного из магов, жившего как раз в те времена, когда гномы и эльфы пришли в наш мир. Я и сам не знал, что у меня в библиотеке хранится эта книга. Вероятно, она досталась мне от моего предшественника, который раньше жил в этом доме.
   Волшебник раскрыл книгу на заинтересовавшей его странице и начал читать вслух.
  
  
   Глава 27
  
   Все разговоры сразу стихли. Гномы уселись на скамью рядом с Вортом, Ланс забрался на колени к Тейру. Наступила тишина, даже деревья в саду перестали шелестеть листвой, словно ветер тоже решил послушать рассказ мага. Казалось, невидимая пелена окутала сейчас тех, кто сидел во дворе, а голос Ворта звучал непривычно глухо:
   - Они пришли утром, четверо невысоких бородатых незнакомцев, назвавшихся гномами. Они не были первыми чужаками, пришедшими в наш мир, так что я не сильно удивился. Судя по их виду, они занимали высокое положение у себя дома: одежда у всех была богато украшена вышивкой золотыми и серебряными нитями, пояса отделаны драгоценными камнями. Гномы сказали, что кто-то из их народа уже бывал в нашем мире, а сейчас они ищут место, где могли бы поселиться. Я удивился: обычно гости приходили в наш мир лишь на время, и никто не стремился остаться навсегда. Нет, я не хочу сказать, что наш мир плох, лично меня он вполне устраивает. Но я считал, что жить лучше в своем мире, а переселиться куда-то насовсем может заставить лишь что-то очень серьезное. Пришельцы не были похожи на преступников, которых изгнали из родных мест, значит, дело было в другом. Мне стало любопытно, и я решил докопаться до истины.
   Им нужно было время, чтобы решить, куда отправиться дальше, и я пригласил гномов пожить несколько дней у меня дома. Как оказалось, у них не было даже карты нашего мира, поэтому я долго рассказывал им о наших местах, уделяя особое внимание малонаселенным. Гномы предпочитали гористые местности, и, кажется, вознамерились построить свой город неподалеку, в Лейнских горах. Я готов был жить рядом с этой четверкой, но целый город гномов в наших местах мне показался лишним, и я уговорил пришельцев направить свои взоры на северо-восток. Конечно, это не близко, но гномы ведь не собираются ходить туда-сюда, так что им предстоит всего один, пусть и долгий, переход. Горы в тех краях даже выше, да и залежи тамошних руд не могли не заинтересовать моих гостей. Местность там достаточно безлюдная, и никто не помешает гномам строить там город. В общем, с местом удалось определиться. Приняв решение, гномы отдыхали, ожидая своих родичей, чтобы вместе с ними отправиться в путь.
   Я решил использовать это время, что расспросить гостей об их мире. Неужели там настолько плохо, что, едва найдя путь в другой мир и толком не разобравшись, так ли там хорошо, как им кажется, они готовы, бросив дома и скарб, пуститься в дорогу? Но рассказ гномов меня удивил: все с восхищением вспоминали родной край. Звенящие ручьи, высокие горы со снежными шапками на вершинах, подземные дворцы, выстроенные их предками - все это им явно не хотелось покидать. При этом о причинах, заставивших гномов все это оставить, никто из них говорить не желал.
   Первые дни я все ждал, вдруг кто-то из гостей разговорится, и я смогу разобраться в этой загадочной истории. Но, похоже, гномы вообще были не слишком разговорчивым народом, а тут еще и обстоятельства, как мне кажется, не располагали к беседам. Гномы были угрюмы, их явно что-то тяготило. Они немного оживились, лишь когда я привел их в мою мастерскую, расположенную неподалеку от дома.
   Нам, красным магам, нередко приходится сталкиваться с расплавленным металлом и горящим огнем, и я предпочитал проводить такие эксперименты не в доме, а в специальном помещении. Иногда на досуге я баловался резьбой по металлу, нанося узоры на металлические чаши или блюда. Я никому не показывал свои работы, но мне казалось, что они очень хороши. Увы, сегодня я понял, что это не так.
   Один из гномов, Глир, услышал, что я хочу поработать с металлом, и пошел за мной. Я еще не успел приступить к работе, как гном попросил дать ему немного повозиться в мастерской. Я не возражал, мне было любопытно, что же могут сделать мои новые знакомые. Глир же, кажется, соскучился по работе. Он развел огонь и взял в руки необработанную чашу, которой я как раз собирался заняться. Пока огонь разгорался, гном лишь смотрел на чашу и ничего не делал. Он не пытался нарисовать узор, хотя бумага и угольные карандаши лежали на столе специально для этой цели. Нет, он просто смотрел и все. А потом Глир начал работать. Это не была магия в чистом виде, хотя я видел, что огненной магией гном владеет, это просто была работа настоящего творца. Еще мгновение назад я хотел вмешаться и спросить, сколько можно пялиться на эту чашу, сейчас же я смотрел, раскрыв рот. Я не знал, сколько прошло времени - минута или несколько часов, так как, не отрываясь, следил за Глиром. Наконец, гном закончил работу и стал вновь разглядывать чашу. Видимо, удовлетворенный сделанным, он кивнул, а потом поставил чашу на стол. Я подумал, что сейчас Глир обратит на меня внимание, ведь до этого он просто забыл о том, что я существую. Но, оказалось, что хотя гном уже нанес узор на чашу, это было еще не все: теперь Глир начал произносить какие-то заклинания.
   Я - достаточно опытный маг, и меня сложно удивить чем-то в магии огня. Но так было до того, как Глир произнес какие-то непонятные мне слова. Словно маленькие желтые огоньки зажглись на поверхности чаши. Они не стояли на месте, они неслись по поверхности узора, старательно обходя каждую деталь рисунка. Потом желтые огни сменились синими, и они тоже несколько раз обежали поверхность чаши. В конце появились красные огни. Они, в отличие от желтых и синих, не прикасались к узору, а совершали свой путь по внутренней поверхности чаши. И когда, казалось, огни начали исчезать, на миг внутри чаши вспыхнуло пламя. Глир поднял чашу и держал ее, словно факел. Потом гном что-то произнес, и пламя исчезло, а в руках Глира оказалось творение неземной красоты.
   Гном повернулся ко мне и спросил, нет ли тут воды. Я указал на бутыль на полке у стены. Глир несколько раз плеснул чуть-чуть воды в чашу, ополаскивая ее и выливая потом воду на горящие угли. Видимо, удовлетворенный этим, гном снова налил воды и протянул чашу мне: "Пей!".
   Вода в бутыли стояла уже несколько дней и вряд ли была приятной на вкус. Но, не желая спорить с гостем, я взял в руки чашу и сделал глоток. Вода оказалась свежей и прохладной, словно ее только что набрали в одном из горных родников. Воды вкусней я не пил никогда в жизни. Допив воду, я внимательно осмотрел чашу. Узор, состоящий из листьев и ягод, был настолько красив, словно гном перенес на поверхность металла живые растения. Я протянул чашу Глиру, понимая, что не могу оставить у себя столь прекрасную вещь: моя простая чаша не стоила и тысячной доли того, сколько может стоить эта вещь теперь. Но гном вернул мне чашу, сказав, что это просто подарок в знак благодарности за гостеприимство. И добавил что-то еще очень тихо, но я все-таки расслышал. Он сказал, что это всего лишь баловство, настоящая работа потребовала бы намного больше времени. Гном вышел наружу, а я все стоял, как оглушенный, думая, насколько же прекрасным могут быть творения гномов, если это "баловство" кажется мне верхом совершенства.
   Я вышел из мастерской и подошел к Глиру. Гном стоял и смотрел на Лейнские горы. Услышав мои шаги, гном, не поворачиваясь, сказал:
   - Красивые у вас горы, хотя и не сравниться им с горами моей родины.
   Я не удержался и спросил прямо:
   - Так что же заставляет вас покинуть ваш мир, если он так красив?
   - Магия! Она уходит из нашего мира. И в этом виноваты именно мы!
   Гном замолчал, а я был в ужасе. Для того, чья жизнь была с раннего детства неотделима от магии, ее исчезновение было бы катастрофой. Я не мог даже представить, как можно жить в мире, где магии нет. И я понимал гномов, решивших покинуть родной мир. Но как могло так случиться, что магия вдруг исчезла? Ведь все знают, что магия неизменна, это один из законов природы!
   Но я был бы не я, если бы не попытался узнать у Глира, что же случилось с магией в их мире. Когда я задал вопрос, гном долго молчал, и я уже решил, что ответа так и не дождусь. Но потом гном заговорил. Видно было, что слова даются ему с трудом, и что он сам хотел бы забыть, как страшный сон, все то, что случилось:
   - Все дело в нашей глупости. И в нашем тщеславии. Мы хотели показать, что могущественнее других и можем то, что остальным не под силу. Когда-то один из троллей случайно наткнулся на ворота в ваш мир. Вам повезло, он был один, и вскоре сам забыл, где эти ворота находятся. Но тролли болтливы, и он успел рассказать о воротах всем троллям, которых встретил. Один из гномов случайно подслушал один из таких разговоров, услышал его и один из наших вечных соперников, эльфов. Оказывается, кроме нашего мира есть и другие! Нам стало интересно, что таится в этих мирах, но никто из нас не знал, как найти ворота в них. Но мы считали себя сильными магами и были уверены, что сможем сами создать ворота в другие миры. Конечно, гномам хотелось показать, что именно они первыми сумеют добиться успеха, ведь мы используем самую мощную магию: магию огня. Эльфы решили добиться того же, но только с помощью магии воздуха.
   Конечно, вначале у нас ничего не получилось. Да и не могло получиться, потому что магии огня тут недостаточно, да и магии воздуха, как потом оказалось, тоже. И было бы лучше, если бы мы на этом и закончили свои эксперименты. Но мы были слишком горды, слишком упрямы, чтобы признать, что в чем-то не можем добиться успеха. И самые лучшие маги гномов и эльфов стали думать, как решить эту задачу и создать ворота.
   Мы не знали, что те ворота, через которые мы пришли в ваш мир, созданы самой природой, они возникают и исчезают без нашего участия, не причиняя вреда ни магии вашего мира, ни магии того мира, что мы покинули. Мы могли бы просто найти уже существующие ворота и отправиться в ваш мир путешествовать. Ведь это намного проще, чем создать новые ворота. Но разве кто тогда думал об этом! Нам хотелось доказать, что мы всесильны! И в какой-то момент несколько очень сильных магов-гномов и несколько магов-эльфов независимо друг от друга поняли, что для создания ворот в иные миры нужна та магия, использовать которую мы раньше почти не решались, - фиолетовая магия. Она позволяет повернуть время вспять или соединить миры, находящиеся друг от друга на невообразимых расстояниях. Никто и никогда не учил тех гномов и эльфов фиолетовой магии, лишь в нескольких книгах можно было найти отдельные заклинания. У магов прошлого хватило здравомыслия, чтобы понять, что не стоит играть с основами мироздания.
   Когда стало ясно, что создать ворота можно лишь с помощью фиолетовой магии, большинство магов оставили эту затею. Лишь гном Флондар и эльф Марилар продолжили эксперименты. Флондар раньше делал попытки создавать зеркала, позволяющие их обладателям путешествовать в прошлое и будущее. Теперь именно он первым создал ворота и сам прошел по ним в другой мир. Говорят, это был пустынный и холодный мир, почти непригодный для жизни. Тогда Флондар, недовольный результатами первого опыта, создал еще одни ворота, а потом еще и еще. Его гнало вперед любопытство, ведь маг был еще очень молод. Флондару нравилось чувствовать себя почти богом. Чуть позже эльф Марилар тоже научился создавать ворота. Он воспользовался другой формулой, но результат оказался таким же. Вместе со своими друзьями Флондар и Марилар путешествовали по разным мирам, им казалось, что все это очень забавно.
   Гномы и эльфы в нашем мире живут долго, и столетний гном или эльф еще считается молодым. Вот они и резвились, как дети. Но большинство миров оказались пустыми и неинтересными, так что постепенно эта забава наскучила молодым магам, и о воротах забыли. Несколько веков все, казалось, было в порядке, а потом кто-то вдруг заметил, что с магией происходит что-то не то. Эльфы, разумеется, обвинили во всем нас, заявив, что такие тугодумы, как гномы, наверняка что-то не учли в своих заклинаниях. Мы же, напротив, считали, что во всем виноваты эльфы, поскольку лишь столь беззаботные существа, как они, могли нарушить привычный порядок вещей. В итоге между нашими народами вспыхнула настоящая война. К счастью, война быстро прекратилась, но все это было уже неважно, наш мир был обречен.
   Глир замолчал, по его щекам текли слезы, и, сколько я ни просил его продолжить рассказ, он так и не объяснил мне, что же произошло. Гном добавил лишь одну фразу: "К счастью, мы нашли ворота в ваш мир, и решили перебраться сюда".
   Спустя несколько дней появились родичи Глира и его друзей, и гномы отправились в путь. Больше я их не видел, а другие гномы, которые потом последовали их примеру и пришли в этот мир, говорили мало. Так что я так и не знаю, что же конкретно произошло в их родном мире, хотя и понял, что все их проблемы как-то связаны с воротами.
   Ворт закончил читать, но какое-то время все молчали, пытаясь осмыслить услышанное. Ланс понимал, что пока они лишь приоткрыли завесу над тайной. Один кусочек головоломки стал на место, но остальная часть картинки пока не складывалась.
  
   Глава 28
  
   Малион и Тири гуляли у моря. В последнее время они полюбили эти прогулки. Рокот волн и крики чаек нравились им обоим, и даже ледяной ветер с моря уже не пугал. Иногда они просто сидели на камне у берега и слушали шум прибоя, тогда Малион потуже затягивал капюшон плаща, а Тири прятался у друга в рукаве. Когда же это надоедало, они уходили к узкому клочку суши между скал, где ветра не было. Здесь крыс вылезал наружу и бегал по песку.
   Уже несколько недель они жили в доме волшебника Лейра, постигая голубую магию. Утром перед завтраком они выходили на прогулку. Потом, поев, приступали к занятиям и трудились до обеда. Обед был любимым временем для всех - маг и его ученики не только ели, но и говорили о том, что их волнует. Разговоры нередко затягивались на час-два, и лишь потом они возвращались к учебе. Уроки продолжались до темноты, а затем всех ждал ужин. Нередко перед сном эльф и крыс снова выходили из дома погулять. Правда, вечером Малион предпочитал не опускать Тири на землю, опасаясь, что маленький крыс потеряется в темноте. И хотя Тири уверял друга, что он хорошо видит в темноте, эльф заявлял, что вряд ли он получит удовольствие от такой прогулки, если будет беспокоиться о друге. Малион сажал крыса на плечи, и они бродили неподалеку от дома волшебника. Временами маг Лейр тоже присоединялся к ним, наслаждаясь морским воздухом и хорошей компанией.
   Однажды волшебник с самого утра сидел в своей библиотеке, пытаясь найти нужные бумаги. Все упражнения были заданы еще с вечера, и учеников не слишком смущало отсутствие учителя. Когда подошло время обеда, Малион и Тири нашли на кухне хлеб и фрукты и, так и не дождавшись мага, поели. Ближе к вечеру все задания были выполнены, а волшебник так и не появился. Эльф и крыс даже начали волноваться, не случилось ли что с Лейром. Малион и Тири уже собирались постучаться в дверь библиотеки, но тут маг вдруг появился и, как ни в чем ни бывало, отправился гулять вместе с учениками. Он был очень оживлен и с интересом расспрашивал эльфа и крыса об успехах за день, досконально выпытывая, что именно вызвало наибольшие трудности. Когда же все вернулись домой, и настало время вечернего чая, Лейр заявил, что у него для них есть небольшой сюрприз.
   Маг не торопился раскрывать свой секрет, он неспешно выпил кружку чая, съел пару пирожков и несколько кусочков плодов ольта, в то время как Малион и Тири с трудом сдерживали свое нетерпение. Наконец, все уселись на диване в кабинете, и Лейр взял в руки изрядно потрепанную книгу:
   - Это дневник голубого мага, который жил много-много лет назад. Точнее, это даже не сам дневник, а его копия, переписанная с оригинала жившим в этом доме волшебником. К счастью, переписчик был весьма старателен, его самого чем-то заинтересовала эта история, иначе вряд ли дневник дожил бы до наших дней. Вот, послушайте, что я тут откопал:
   - Нет ничего лучше, чем жить в полном одиночестве. Кажется, именно это подумал я, когда на своем любимом месте на берегу встретил сразу шестерых незнакомцев. Причем вместо того, чтобы молча любоваться открывшимся им видом, они болтали, смеялись и даже пели. И хотя впоследствии один из них заявил мне, что настроение у всех было самое что ни на есть печальное, мне до сих пор сложно в это поверить. Если такой у эльфов (а это были именно они) бывает печаль, то каким же должно быть их веселье?
   Впрочем, привычки эльфов меня мало волновали, и мне вообще не было бы до них дела, если бы не оказалось, что эльфам нужна моя помощь. Как я узнал от их предводителя, Лиорта, эльфы покинули свою родину и собирались поселиться в нашем мире. Что ж, места у нас действительно в избытке, и несколько эльфов вряд ли что-то изменят. И даже если эльфов будет не шесть, а сотня или две, всем им найдется, где жить. Разумеется, я был готов посоветовать моим новым знакомым подходящее место для строительства поселения с учетом их пожеланий. Эльфы хотели, чтобы их будущий город стоял там, где есть море и лес. Что ж, отлично, в трех днях пути на восток есть кое-что подобное. Впрочем, нет, это не совсем то, что нужно, лучше им отправиться на запад, там и море теплее, и леса вечно зеленые. К тому же это достаточно далеко от моего жилища, хотя об этом я эльфам говорить не стал. Я даже согласился, чтобы эльфы пожили у меня в доме недельку, пока остальные их соплеменники доберутся сюда, а это с моей стороны была уже просто немыслимая жертва.
   На целую неделю я забросил свои изыскания в магии воздуха и занимался только гостями. Кормил их, угощая рыбой из Ллавента, сластями из Пенрита и фруктами из садов Риона. Расспрашивал о жизни в их мире и причинах, побудивших покинуть родные края. Возможно, я слушал гостей не так внимательно, как следовало, но из их рассказов я так и не сумел понять, зачем целой толпе эльфов потребовалось вдруг покидать сказочно прекрасные места, где они жили до сих пор, и перебираться куда-то еще. Шесть эльфов, гостивших у меня, со слезами на глазах воспевали красоты родных лесов и морей. Ну и жили бы себе дома, раз там так хорошо! Но эльфы вновь и вновь повторяли, что вынуждены покинуть любимые долины и все остальное, что им так дорого. Тут уже мне стало интересно, что же заставило их пуститься в эту немыслимую авантюру.
   В общем, я со свойственным мне тактом попытался выяснить, в чем же причины такой немыслимой спешки. Но эльфы отмалчивались или несли какую-то чепуху о людях, заполонивших весь мир, или еще о чем-то не менее бредовом. Ладно, не хотят рассказывать, и не надо, это только их касается. Но мое любопытство не позволило мне отказаться от мысли раскрыть эту тайну, и по возможности я пытался выудить из гостей хоть какую-то информацию.
   Дней через пять я повел эльфов на прогулку. Дул ветер, и чайки носились над морем, выкрикивая что-то на своем языке. Мы долго стояли и молча смотрели на волны. А потом вернулись домой и отправились спать. Чуть позже я услышал какой-то шум внизу, и спустился, чтобы проверить, все ли в порядке. Увидев, что Лиорт вышел наружу, я последовал за ним. Эльф спустился по лестнице и уселся на скамейку, которую я десяток лет назад соорудил возле одной из скал. Ветра здесь обычно не бывало, и можно было отдохнуть и подумать, если дома не сиделось. Иногда, расположившись поудобнее, я просто поднимал голову вверх и смотрел на звезды. Лиорт тоже посмотрел на небо и вздохнул. Наверное, у себя дома он привык видеть над головой совсем другие звезды.
   Я подошел к скамейке. Эльф увидел меня, но не выразил желания остаться в одиночестве. Наоборот, он вытащил из-под плаща какой-то предмет и протянул его мне. Я в недоумении уставился на него - это был какой-то музыкальный инструмент. В темноте я не мог оценить все богатство отделки, видел только, что вещь необыкновенно красивая и дорогая. "Это эльфийская арфа", - сказал мне Лиорт. Видя, что я никак не отреагировал на эти слова, он взял у меня арфу и прикоснулся к струнам.
   Обычно маги воздуха неравнодушны к музыке, но я был исключением, музыка меня никогда не волновала. То есть не волновала до той минуты, пока в ночной тишине не зазвучали чарующие звуки. Я понял, что никогда раньше не слышал настоящей музыки. Мелодия была незнакомой, но мне казалось, что я не просто слышу звуки, но и вижу картины неведомых мне мест. Музыка звучала и звучала, и я вместе с Лиортом бродил среди лесов, плыл в челне по быстрой реке и любовался сияющими в вышине звездами. А потом музыка стихла, и эльф убрал арфу под плащ. Стало невообразимо тихо, словно все звуки исчезли вместе с этой волшебной мелодией. И Лиорт начал говорить. Словно все те чувства, что копились в его душе, вдруг выплеснулись наружу:
   - Какими же мы были глупцами! Беззаботными и легкомысленными глупцами! Мы многое могли и думали, что всесильны. Нам было мало того, что с помощью магии мы научились создавать бьющие без поражения луки и мчащиеся быстрее ветра стрелы, самые прекрасные арфы и свирели, чей звук пленил бы и глухого. Нам захотелось не только повелевать ветрами, но и создавать ворота в другие миры. Лучшие эльфийские маги, забыв обо всем, пытались создать то, что до нас ни один маг нашего мира создать не мог. Ну, как же, никто не хотел, чтобы гномы, с которыми мы вечно спорили по любому поводу, сделали это раньше нас. Наши волшебники поняли, что для этого недостаточно знать магию воздуха, нужна еще и фиолетовая магия. И, забыв обо всем, лучшие из них стали осваивать заклинания, меняющие ход времени и свойства мира. Марилар, один из величайших магов, которых рождала наша земля, сумел обогнать Флондара, мага гномов. Да, мы можем гордиться, что раньше гномов проникли в иные миры. Марилар создал мерцающий щит, соединив магию воздуха и фиолетовую магию. Проходя через такой щит, ты попадал в другой мир. И молодые эльфийские маги, играя, создавали новые и новые ворота, посещали все новые и новые миры. Как мы узнали потом, то же самое делали и маги гномов. А потом вдруг выяснилось, что забава не прошла даром: с магией стало твориться что-то странное. Разумеется, гномы обвинили во всем нас, мы всегда у них виноваты во всех грехах. Впрочем, на этот раз они были не слишком далеки от истины. Это мы поняли потом, а вначале наша ссора чуть не переросла в кровавую бойню. Но мы успели понять, что причина всех наших бед - в воротах, открытых Флондаром, Мариларом и их последователями. Оказалось, что магия чем-то похожа на жидкость в сообщающихся сосудах: стоит открыть ворота, и магия начинает перетекать в те миры, где ее уровень меньше. А поскольку у большинства необитаемых миров уровень магии невообразимо ниже, чем был в нашем мире, то магия уходила от нас туда, где она никому не нужна. Когда Флондар и Марилар поняли это, они поспешили закрыть все открытые ими ворота, но было уже поздно. Мы надеялись, что это остановит исчезновение магии, но чего-то, похоже, не учли. И мы, и гномы забыли о вражде, теперь нас объединила общая беда. Мы не представляли своей жизни в мире, где нет магии. К счастью, кто-то вспомнил о вашем мире, который когда-то случайно нашли тролли. Ворота в ваш мир были созданы природой, и, насколько нам известно, такие ворота могут существовать всегда, не влияя на запас магии каждого из миров. Видимо, они устроены как-то иначе, поэтому не пропускают поток магии наружу Мы стали вновь искать путь в ваш мир, так как глупые тролли забыли, где расположены эти ворота. Мы потратили на это годы, но нашли их.
   А потом старейшины эльфов и гномов собрались вместе и стали думать, что делать дальше. Кое-кто решил вернуться в прошлое, за многие тысячи лет до создания ворот, и жить в привычном мире, пусть и в другом месте и времени. Флондар и Марилар, постаревшие, но ставшие еще могущественнее за эти годы, создали для них зеркала и щиты, позволяющие переместиться во времени. Многие выбрали этот путь, но не все.
   Те же из нас, кто не захотел оставаться в родном мире и жить без магии, собираются перебраться сюда. Но чтобы в нашем новом доме никто не повторил ошибок прошлого, Флондар и Марилар наложили на всех, кто приходит в этот мир, заклятие - ни один гном, родившийся после этого дня, не будет владеть магией огня, и ни один эльф не будет владеть магией воздуха. И ни тем, ни другим не будет доступна фиолетовая магия. Так будет всегда, до тех пор, пока не появится волшебник, способный вернуть нашему родному миру всю утраченную магию или хотя бы ее часть. Так что мы не только вынуждены покинуть родной мир, мы скоро еще и навсегда лишимся тех способностей, которые составляли нашу сущность. Что ж, нам еще повезло, у нас останется возможность проявить себя в зеленой или синей магии, возможно, и магия земли и огня кому-то из будущих эльфов будет по нраву. Правда, особых высот в этих видах магии мы никогда не добивались, значит, едва ли в этом мире появится хоть один действительно сильный эльфийский маг. Думаю, что и гномов без магии огня ждет та же судьба.
   Лиорт умолк, но я вновь обратился к нему:
   - А как же Марилар и Флондар? Какую судьбу они выбрали для себя?
   - Самую печальную: они останутся в нашем мире и будут жить, как обычные люди, без магии. Конечно, им никто не запретит творить заклинания, но того запаса магии, что остался в нашем мире, хватит лишь для самых безобидных заклинаний, годящихся разве что для бытовых нужд.
   - Скажи, Лиорт, - продолжал спрашивать я, - а почему остальные эльфы никогда не говорят о причинах, заставивших их покинуть этот мир? Неужели, это еще одно заклятье?
   - Да нет никаких заклятий! Но тем, кто знает эти причины, больно говорить об этом. Слишком тяжела утрата. А остальные не знают правды. Мы умышленно не стали рассказывать всю историю никому, кроме старейшин и вождей племен, чтобы любопытство не заставило какого-то юного глупца повторить эксперимент с воротами в новом мире. Конечно, позже заклятие Марилара закроет эту возможность, ведь без фиолетовой магии этого не сделать, но что толку теперь вообще говорить, былого все равно не вернуть.
   - Неужели ваш мир так и будет жить теперь без магии? Разве ничего нельзя сделать?
   - Никто из наших магов или магов гномов не смог придумать ни одного способа восстановить магию нашего мира. Более того, они даже не смогли понять, почему магия продолжала исчезать, даже когда все ворота были закрыты. Увы, заклинания не всегда работают так, как мы того хотим.
   Лиорт уже вернулся в дом, а я все стоял и думал, хотя едва ли сам понимал, о чем. Больше я на эту тему с эльфами не разговаривал. Вскоре они ушли из наших краев и поселились где-то далеко на западе. Говорят, город, который построили эльфы, очень красив, но я никогда его не видел.
   Тири и Малион ждали продолжения, но Лейр закрыл дневник. Маг повернулся к ученикам и сказал:
   - Вот вы и узнали, что случилось в вашем мире тысячу лет назад.
   Разговаривать не хотелось, и все отправились спать. Тири лежал и думал о бедных гномах и эльфах, вынужденных уйти из дома, который они так любили, и о могущественных магах, способных совершать такие глупости, что и за тысячу лет не удалось исправить вред, нанесенный ими миру. И почему-то в этот миг Тири почувствовал, что не все в этой истории так просто, как им кажется, и их еще ждут открытия на этом пути.
  
  
   Глава 29
  
   Уго спал в своей уютной норке, когда кто-то из штихов потянул его за хвост. Ну вот, именно такого приветствия ему и не хватало. А ведь сон был замечательный - Уго видел, как малыш Тири носился по песку, а эльф смеялся, глядя на своего приятеля. Уго сразу понял, что этим двоим хорошо вместе, и у них отличное настроение. А потом эльф взял крысенка на руки и осторожно посадил себе на плечо. И они пошли куда-то, наслаждаясь общением друг с другом. Уго сразу вспомнил другой свой сон, в котором он кормил птенчика, залетевшего к нему через решетку. Тоже хороший сон, хотя Уго и сидел там взаперти. Эх, как бы хотелось сейчас оказаться вместе с кем-то из крыс! Или даже с эльфом, который отправился с Тири, сразу видно, он очень добрый и веселый. А вот ему, Уго, достались штихи. Нет, они не самые плохие спутники, но какие-то непонятные. Никогда не знаешь, что у них в голове. Могут поделиться с тобой последним куском хлеба, а могут, когда ты отвернешься, слопать твой завтрак. Это у них игры такие. И все время носятся, носятся... Ему бы кого поспокойнее в товарищи... Уго опять вспомнил птенчика из своего сна: вот это был бы неплохой друг, крыс с удовольствием заботился бы о малыше. Он постарался припомнить какие-то еще детали того сна, но вспомнилось только лицо Фарга, поглядывавшего на него сквозь решетку. А ведь он и не заметил, что Фарг тоже был в его сне. И что, интересно, он говорил? Уго задумался, и слова всплыли в голове сами: "Ты прошел испытание!". Вот это да, оказывается, у них тут испытания и во сне можно проходить. Любопытный они народ, волшебники!
   В этом мире Уго нравилось. Если бы вдруг оказалось, что вернуться домой они не могут, крыс бы не сильно огорчился. Что он вообще дома забыл? Подвал - не самое лучшее место для жизни, это он давно понял. Дома Уго всегда был самым большим из крыс, так что вся тяжелая работа доставалась ему. А в этом мире Уго вдруг осознал, что не такой уж он и огромный, вокруг полно существ более крупных. Здесь крысу не надо таскать пакеты с крупой или фруктами и грызть свою порцию украдкой, чтобы всякие вредные личности не пищали, что он больше всех ест. И еда тут не в пыли валяется, ее на тарелку кладут, да еще и режут на кусочки. И маг Хорр, и даже штихи помогают крысу забраться на высокий стол во время обеда, относят его в библиотеку или во двор. Нет, здесь точно стоит жить!
   Уже целый месяц Уго вместе со штихами жил у волшебника Хорра. Маг Уго нравился: умный, в меру строгий и в меру заботливый. И поговорить с ним можно, и на коленях у него полежать. Крыс вообще считал, что у Хорра было бы неплохо остаться жить после окончания учебы.
   Тут кто-то опять дернул крыса за хвост и прервал его размышления. Уго вылез наружу и увидел довольного Ах-хра, с любопытством заглядывавшего внутрь крысиной норки.
   - Чего тебе надо? - поинтересовался крыс у темного штиха.
   - Поиграем? - спросил Ах-хр и чуть наклонил голову, искоса глядя на Уго.
   - Знаю я твои игры. Схватишь меня в лапы и начнешь летать кругами, пока у меня голова не закружится.
   - Нет, в карты!
   - Ну, в карты еще куда ни шло, - решил Уго, и, взяв с собой еще и светлого штиха, они устроились на диване в кабинете. Хорр сегодня был занят, а им разрешил немного отдохнуть, и игра в карты была неплохим способом развлечься. Играть, правда, никто из них не умел, поэтому два штиха и крыса просто по очереди доставали карты из колоды и разглядывали картинки. Чья картинка оказывалась красивей, тот и считался победителем. Нередко игроки не могли прийти к согласию, какая же картинка лучше, тогда в кабинете слышались продолжительные споры.
   Хорр вошел в кабинет как раз в момент наиболее ожесточенного спора: два штиха никак не могли решить, какая картинка нравится им больше - с солнцем или синей звездочкой. Уго нравились обе, так что крыс предпочитал молча ждать, чем же закончится обсуждение. Маг с любопытством посмотрел на выбранные карты и с улыбкой заявил, что в этот раз выиграл Уго, у которого была вроде бы скромная на вид карта с какой-то палкой:
   - Это магический посох, вещь достаточно сильная в умелых руках, а ее скромный вид - всего лишь попытка ввести противника в заблуждение относительно ее силы. Впрочем, независимо от вашего выбора, игру пора заканчивать. Я принес новости для Уго и думаю, они всем будут интересны.
   Волшебник уселся в кресло, стоявшее рядом с диваном, и Уго, привычно перебежав по подлокотникам, устроился у него на коленях. Оба штиха придвинулись ближе к магу, чтобы лучше слышать, что он будет рассказывать. Хорр щелкнул пальцами, и в его руке появился свиток, исписанный мелким почерком:
   - Это послание от Лейра, голубого мага. Благодаря магической почте сообщения от одного волшебника к другому доходят очень быстро. Хвала магии воздуха, которая позволила изобрести такое полезное средство связи!
   Хорр пересказал ученикам все, что узнал от Лейра. Уго с удивлением слушал рассказ о создании ворот в иные миры и о том, к чему это привело в итоге. Оказывается, быть магом - ответственное дело. Крыс до этого момента не думал, что заклинания могут привести к таким страшным последствиям.
   - Но раз появился маг воздуха у эльфов и маги огня у гномов, получается, заклятие Марилара и Флондара больше не действует? Или появился тот, кто может вернуть магию в наш мир? - спросил Уго учителя.
   - Я думаю, верно второе. Очень уж совпало появление красных магов у гномов и голубого мага у эльфов с вашим приходом в наш мир.
   - Получается, что этот таинственный маг - кто-то из нас?
   - Вполне возможно, Уго! Вдруг именно ты окажешься этим таинственным магом?
   Крыс замотал головой, он даже вообразить такого не мог. А Хорр некоторое время задумчиво смотрел в одну точку. Так и не придя к определенному решению, он, наконец, снова повернулся к Уго:
   - Что-то меня смущает в рассказе Лейра. Они сами говорят, что даже после того, как маги закрыли все ворота, процесс не остановился. Вероятно, есть еще какая-то причина. Или еще какие-то ворота ...
   Маг опять задумался, потом покачал головой, недовольный тем, как работает его память:
   - Я уверен, что слышал какую-то историю, связанную с воротами, но никак не могу ее вспомнить.
   - Ничего страшного, вы наверняка все вспомните, - сказал учителю Уго, - да и неизвестно, связана ли та история с тем, что произошло с эльфами и гномами в нашем мире. Может, это вообще не о тех воротах история. Или, к примеру, просто тролль какой-то вместе с гномами через ворота пролез...
   Говоря о троллях, Уго просто хотел пошутить, уж очень огорченным выглядел волшебник. Но, услышав его слова, Хорр хлопнул себя по лбу и выбежал из комнаты. Крыс и штихи переглянулись, не понимая, что случилось с их всегда уравновешенным учителем. А маг вскоре вернулся, размахивая какой-то старой тетрадкой:
   - Как ты вовремя напомнил мне о троллях, Уго! Да-да, именно в них и было дело. Скорее всего, никто из вас не видел живого тролля, поэтому я немного расскажу о них. Если вы представите человека, вытесанного неумелым скульптором из каменной глыбы, причем скульптор еще и ошибся в размерах и получил создание в полтора, а то и два человеческих роста, то вы примерно можете вообразить, как выглядит живой тролль. Говорят, они бывают разными: горные тролли, снежные тролли, есть даже тролли из песка и чего-то там еще. Тот, которого видел я, был из смеси камней, земли, глины и непонятно чего еще, что каким-то непостижимым образом было слеплено вместе в некое подобие человека. И вот такой "красавец" заявился ко мне в гости лет этак сто назад. Мы, маги, живем долго. Не так долго, как гномы или эльфы, но лет триста, а порой и больше прожить можем. А для троллей, говорят, и тысяча лет не предел. Так что этот тролль вполне мог жить во времена Флондара и прочих древних магов вашего мира.
   Когда тролль появился из-за холмов, я работал в саду. Учеников тогда у меня не было, так что я был совершенно один, что, впрочем, меня не слишком тяготило. Я чувствую себя комфортно как в одиночестве, так и в хорошей компании. Впрочем, под хорошей компанией я точно не имею в виду тролля, и когда он появился, мне сразу захотелось оказаться где-нибудь подальше отсюда. На какое-то мгновение я даже забыл, что я волшебник, а, следовательно, вполне могу справиться с этим громилой, пусть даже он держал в руках дубину, больше похожую на выдранное с корнями дерево. Я слышал о троллях и считал, что от них не стоит ждать ничего хорошего. Пока он подходил ближе, я успел вспомнить парочку вполне действенных заклинаний, позволяющих превратить тролля в каменную статую на достаточно долгий срок или заставить его уйти куда подальше. Благо тролль был созданием земли, и кому, как не серому магу, с ним совладать.
   Но тролль вел себя мирно. Может, чувство голода у него оказалось не столь всепоглощающим, а может, я чем-то ему понравился. Но, видя, что тролль не собирается на меня нападать, я даже завязал с ним какой-то разговор и угостил плодами ольта, которые как раз поспели. О последнем, впрочем, я немного пожалел, так как гость сильно опустошил мои запасы. Так вот из разговора я понял, что тут ему очень нравится, и он рад, что после ухода гномов и эльфов тролли все-таки отыскали потерянные ворота в наш мир. Вероятно, среди них все-таки нашлось несколько более-менее умных, тогда как обычно тролли умом не блещут. Мы говорили недолго, но среди прочего, о чем он мне поведал, была одна фраза, которой я тогда не придал значения, но все-таки ее запомнил. А когда мы разговаривали с вами о воротах, созданных гномами и эльфами, я вдруг вспомнил, что тролль тогда говорил, что он побывал еще в нескольких мирах, но там было слишком пусто и нечего есть. Когда я спросил, как он нашел ворота в те миры, тролль с гордостью сказал, что он сам их создал. И когда я, удивленный этим, поинтересовался формулой, позволяющей открыть ворота в другой мир, тролль заявил, что заклинание он уже не помнит. Мол, кто-то из его друзей стащил листок с формулой у гномов, и им показалось интересным попробовать сделать то же самое. А поскольку с заклинанием больше никто не смог справиться, бумажка попала к нему. Тролля магии никто не учил, он сам нахватался знаний отовсюду. С заклинаниями он работал просто: получилось, ну и отлично, а если не получилось - ну и ладно. Уж не знаю, откуда у тролля появились способности к фиолетовой магии, но, к сожалению, они у него были. Так что ворота он открыть сумел, и, насколько можно судить, они открыты до сих пор. А судя по рассказам тролля, миры ему достались пустые, то есть такие, где нет разумных существ, а значит, и магии тоже. И теперь через эти ворота магия продолжает покидать ваш мир. Вам еще повезло, что магия через ворота перетекает очень медленно, и весь процесс затянулся уже на многие века. Хочется верить, что вы еще успеете хоть что-то поправить. Хотя как вы разыщете эти ворота в вашем мире, я не представляю.
   Хорр замолчал. Уго тоже сидел молча - как найти ворота троллей, он тоже не знал.
   Глава 30
  
   Крис сидел на столе в кухне Далора. Ну, и что тут такого, думал он, что сегодня обед у меня немного позже, чем обычно. Обедать одному крысу не хотелось, а маг отправился в город по каким-то своим делам, вот крыс и не смог поесть вовремя. Зато Далор вернулся с покупками, привезя горшок с вкуснейшей рыбой, приготовленной с овощами и травами, именно так, как любил Крис, и не менее вкусные лепешки, испеченные по особому рецепту, известному лишь в Ллавенте. Стоит ли говорить, что сегодня вместо привычной каши и фруктов Крис лакомился рыбой и лепешками. Далор, похоже, тоже проголодался и решил отложить рассказ о поездке на послеобеденное время. Когда же рыба была съедена и чай с лепешками выпит, можно было и поговорить о делах.
   Они перешли в кабинет и устроились в кресле у окна. Было еще светло, и, выглянув в окно, Далор увидел, как очередной корабль входит в гавань реки Звинн. От воды тянуло прохладой, поэтому окно было закрыто, и маг почти не слышал звуков с реки, но мог легко вообразить шум и суету речного порта. Каждый день суда входили в гавань, в город приезжали существа со всех концов их мира, да и те, кто пришел из других миров, потом нередко оказывались в Ллавенте. Далор увидел спешащего куда-то гнома и подумал о том, что узнал из писем Лейра и Хорра. Неужели маги гномов и эльфов действительно натворили столько бед? Разумеется, были еще и тролли, но именно Флондар и Марилар первыми открыли ворота, и именно их ошибка привела к тому, что магия в их родном мире больше не работает, а сами гномы и эльфы вынуждены были покинуть свой мир. Далор отвернулся от окна и стал пересказывать Крису все новости, которые он узнал во время поездки в Ллавент, а затем то, что прочитал в письмах.
   Выслушав рассказ волшебника, Крис переспросил:
   - Значит, получается, что нам теперь надо найти ворота, которые создал тролль, и закрыть их? И тогда все будет в порядке?
   - Именно так. Правда, никто не знает, где эти ворота, сколько их и как их закрывать.
   - И что же нам делать? Мы даже не знаем, откуда эти ворота берутся. Там ведь, как я понял, еще и фиолетовая магия нужна, а мы ей не владеем. Что это вообще за штука такая? Когда-то в школе я спросил Фарга о фиолетовой магии, но он сказал, что нам о ней знать не нужно, так как она нам никогда не понадобится.
   - Эх, Крис, я могу тебе рассказать ненамного больше. У нас действительно нет фиолетовых магов. Последний, о котором я слышал, умер еще до моего рождения. Вам может помочь разве что то, что фиолетовые заклинания очень похожи на заклинания других видов магии. Во всяком случае, мне говорили, что фиолетовой магии не надо учиться, как, к примеру, красной или синей. Если ты уже освоил какую-либо магию, то, открыв книгу по фиолетовой магии, ты либо сразу в этом разберешься, либо не сможешь разобраться никогда. С помощью фиолетовой магии можно многое: переноситься в прошлое и будущее, путешествовать в пространстве на огромные расстояния, изменять свойства предметов. Скажем, чтобы превратить железную чашу в золотую, без фиолетовой магии не обойтись.
   Крис вздохнул. Ему-то точно фиолетовая магия не покорится. Он вот даже с серой или там с красной магией справиться не смог. А Далор вдруг встал с кресла и подошел к стеллажам с книгами. Пробежав глазами по полкам, он вытащил небольшую книжку в фиолетовой обложке:
   - Вот, погляди, если интересно.
   Крис сразу понял, что это книга заклинаний фиолетовой магии. Интересно, откуда она могла взяться у Далора? Впрочем, волшебник не стал дожидаться вопросов и сам сказал:
   - Когда-то давно, когда я был совсем молодым магом, я нашел ее среди книг моего учителя. Думаю, что он, как и я, из любопытства решил взглянуть на фиолетовые заклинания. Почему-то в молодости всегда кажется, что ты сможешь сделать то, что другим не под силу. Например, именно ты окажешься тем редким магом, который разберется в этой тарабарщине. Так здорово думать, что ты способнее и достойнее, чем твои товарищи по школе или друзья детства. В общем, в какой-то момент, когда учителя не было дома, я решился и открыл эту книгу. И ничего не понял! Мне показалось, что книга написана на неизвестном мне языке. Хотя, кто знает, возможно, это вообще чья-то не очень удачная шутка, и никакого отношения к фиолетовой магии книга не имеет. Вряд ли мы сможем это понять, пока не покажем ее тому, кто действительно разбирается в фиолетовой магии. Тогда он скажет нам, является ли эта книга на самом деле книгой заклинаний или нет.
   - А почему она такая тоненькая? Книги по красной или синей магии в несколько раз толще!
   - Говорят, основных заклинаний в фиолетовой магии не так много, а все остальные - это смесь фиолетовой и какой-то другой магии. Считается, что тот, кто смог освоить фиолетовую магию, способен не только запоминать готовые формулы, но и составлять свои. Поэтому возможности творчества тут безграничны. И еще нужно учесть, что фиолетовых магов немного. Все заклинания кто-то составляет, и если магов мало, то и заклинания составлять некому.
   - Но ведь в книгах по синей или какой-нибудь еще магии, все заклинания уже написаны.
   - На самом деле далеко не все. Конечно, за много лет маги выдумали немало интересного, и самые лучшие из их заклинаний были вписаны в книги. Обычные маги учат готовые формулы, и только самые лучшие волшебники могут сами их придумывать. Потом они обсуждают эти формулы с другими магами и решают, достойно ли это заклинание быть вписанным в книгу. Если все согласны, то в книгу вклеивается еще один лист.
   - И ты тоже что-то придумал?
   - Не так много, всего пару формул, - и Далор смущенно улыбнулся крысу, - Да ты не болтай, лучше раскрой книжку-то...
   Крис взял в лапы книгу в обложке из фиолетовой кожи. Почему-то ему казалось, что это не шутка, и книга на самом деле таит секреты самой могущественной магии. Может, не открывать? Но что он теряет? Ну, увидит в книге абракадабру и будет жить дальше, узнав, что не смог разобраться, как и многие до него. Впрочем, если он раскроет книгу и ничего в ней не поймет, это значит, что лично он, Крис, крысам помочь не сможет, и решать их проблемы придется кому-то другому.
   Крысу очень не хотелось открывать книгу. Он даже решил предложить Далору вначале пообедать, только потом вспомнил, что они только что обедали. Наконец, решившись, крыс осторожно раскрыл книгу на самой первой странице. Возможно, первые заклинания будут проще, и он сумеет в них разобраться, мысленно говорил себе Крис. Он взглянул на страницу, а потом перевел взгляд на Далора. Потом снова посмотрел в книгу. Он, конечно, очень надеялся, что сможет что-то понять. Не верил, но надеялся. Но сейчас, глядя в книгу, крыс почувствовал, что понимает ВСЕ. Наверное, так должен чувствовать себя научившийся читать ребенок, когда к нему в руки попадает азбука, и он ощущает, что все это он знает уже давно. Крис начал листать книгу. Он не учил заклинания, он просто просматривал страницу за страницей, словно искал что-то определенное. Если бы его спросили, что он ищет, вряд ли Крис смог ответить что-то вразумительное.
   Крыс просмотрел книгу до конца и закрыл ее. Теперь он понимал, что может стать фиолетовым магом. Более того, он даже знал, как создать новые ворота в другой мир. Это казалось Крису странным, ведь маги гномов и эльфов бились над этой проблемой не один десяток лет, а он сегодня впервые раскрыл книгу. Но он действительно знал. Конечно, ворота были бы не такие, как у Флондара или Марилара, ведь Крис использовал бы для ворот магию воды, но это было неважно. Ворота - они и есть ворота. И еще крыс понял, что Флондар и Марилар сделали все правильно, не они виноваты в том, что магия стала исчезать из их мира. Если ворота открыты правильно (а Крис не сомневался, что маги гномов были достаточно умелы), они в любом случае стали бы преградой на пути магии. Человек или другое живое существо пройти через ворота может, а вот магия - нет.
   Крис повернулся к Далору, который все еще ждал, когда ученик скажет ему, сумел ли он что-то прочесть в фиолетовой книге:
   - Это и в самом деле книга по фиолетовой магии. И я действительно понимаю все, что в ней написано.
   Далор хлопнул в ладоши:
   - Я всегда говорил, что ты способен на многое!
   Крис фыркнул:
   - Кажется, я способен даже на то, на что не должен быть способен! Я знаю, как создать ворота!
   - Ого! Шустро ты начал!
   - Это еще не все! Я знаю, что магия не должна перетекать через ворота. Конечно, это не означает, что стоит оставлять ворота открытыми, ведь какая-нибудь жуткая тварь из чужого мира может через них перебраться. Но магия через них не перетекает, она остается там, где была. Значит, Флондар и Марилар ошиблись, не они виновны в исчезновении магии. Так что теперь перед нами стоят два вопроса. Первый из них - что же на самом деле случилось, если Флондар и Марилар тут не при чем.
   - А второй?
   - Почему то, что маги гномов и эльфов изучали десятилетиями или даже столетиями, я смог понять, просто полистав книгу? Кстати, ответов у меня нет ни на один из этих вопросов.
   Когда закат окрасил небо, Далор и Крис перебрались на кухню. Они пили чай и продолжали рассуждать о фиолетовой магии.
   - Ну, хорошо, пусть Флондар и Марилар тут не при чем, - сказал Далор, - ну а тролли?
   - Какая разница? Они же стащили листок у гномов, и значит, открывали ворота по написанной там формуле. И если они все сделали правильно, никаких проблем с магией быть не должно!
   - А если предположить, что они что-то сделали неправильно? Тогда могло получиться, что магия пройдет через ворота?
   - Если неправильно, то могло случиться что угодно!
   Крис попытался еще раз мысленно представить формулу открытия ворот и стал искать, где в ней можно сделать ошибку. А ведь действительно, если изменить всего один жест, то можно получить ворота, открытые для магии. Всего один поворот руки не в ту сторону! Маги гномов и эльфов были слишком опытны, и они не ошиблись бы в таких простых вещах. А тролли, с их неповоротливыми ручищами, вполне способны были что-то напутать. Да, судя по всему, именно так все и было. Правда, пока это мало чем поможет - в любом случае надо придумать, как найти ворота, созданные троллями, и закрыть их.
   Найти ворота было важно, но сейчас Криса больше волновало, почему он так быстро сумел разобраться в фиолетовой магии, ведь, на его взгляд, она должна быть сложнее любой другой магии. Крис еще раз раскрыл книгу: действительно, большинство заклинаний в книге требовали не меньше трехсот магических единиц, а многие и того больше. Это логично: мощная магия, мощные заклинания. И маленькая крыса, которая без труда понимает их, будто впитала все это с молоком матери... Это было совершенно невозможно!
   Незаметно подкрался вечер, Крис отправился спать, так и не придумав ответов на волнующие его вопросы. Спал он всегда крепко, а в этот раз долго не мог уснуть. Наконец, свернувшись клубочком под одеялом, Крис задремал. Почему-то ему сразу начал сниться сон. Он видел падающего с обрыва Уго и штихов, на лету подхвативших крыса. Крис видел их полет, будто сам летел рядом с ними. Он видел далеко внизу землю, видел вершины холмов и тропу, вьющуюся между холмами. А потом он вдруг проснулся и открыл глаза. В комнате не было ни Уго, ни летящих штихов: он лежал в постели в доме Далора. И почему-то Крис вспомнил, как когда-то видел во сне строительство странной бесконечной лестницы. Тогда он таскал камни, помогая другим выполнять тяжелую работу. И на какой-то миг Крису привиделось, что кто-то тянет к нему руки, и он передает кому-то камень, а потом поворачивает голову и видит лицо Фарга. И Фарг говорит ему: "Ты выдержал испытание!".
   Была ночь, и ему нужно было повернуться на другой бок и снова заснуть. Но почему-то именно сейчас Крис вдруг вспомнил о волшебной палочке, лежавшей у него в кармашке на поясе. Он не вспоминал о ней так давно, что почти забыл о ее существовании. Но сейчас ему захотелось убедиться, что Палочка до сих пор работает. И, зажав Палочку лапой, крыс зажмурил глаза и представил мисочку с кормом, что стояла в его убежище. Он уже даже почувствовал на зубах забытый вкус хрустящих гранул! Но когда Крис открыл глаза, никакой мисочки на столе не было. Ни с кормом, ни без него. Ну, ладно, подумал Крис, возможно, такого корма в этом мире нет, а притащить еду из другого мира Палочка не может. Попробуем что-нибудь попроще. Плод ольтового дерева, например. Вот уж чего вокруг полно. Но и эту просьбу Палочка выполнять отказывалась. Крис пробовал еще и еще, пока ему не стало ясно: Палочка не работает.
   Если бы такое случилось, когда Крис жил один в своем убежище, он бы, наверное, умер от горя. Но Крис, которым он стал теперь, хотя и был огорчен, мог с достоинством перенести неудачу.
   Крыс уже хотел выбросить Палочку, но что-то заставило его вновь положить ее в кармашек. И Крис стал думать о себе, о Палочке, о фиолетовой магии. И в какой-то момент Крис вдруг все понял. Он понял, почему он так быстро сумел разобраться во всем, что написано в той книге. И почему не работает Палочка, тоже понял. Конечно, это были только догадки, но крыс был уверен, что он не ошибся и все понял правильно. То, что он понял, совершенно перевернуло его представление о фиолетовой магии.
  
   Глава 31
  
   В тот миг, когда Крис раскрыл книгу по фиолетовой магии, два гнома, и Ланс сидели в кабинете мага Ворта. Хозяин расположился в большом кресле, гномы уселись на диван, крыс привычно устроился на плече Тейра. Все слушали последние новости от серого мага Хорра. Ворт не стал читать им полученное сообщение, а просто пересказал его смысл. А затем добавил:
   - Магам эльфов и гномов можно только посочувствовать - они сделали все, чтобы исправить ситуацию, но все оказалось бесполезным из-за одного тролля.
   - Тролли не в первый раз по собственной глупости устраивают проблемы другим, - сказал Тейр.
   Остальные промолчали. Да и что говорить, и так понятно, что надо искать ворота, которые успел открыть этот тролль, а как это сделать, никто не знал. Наверняка, для этого будет нужна фиолетовая магия, а среди них фиолетовых магов нет.
   - Что будем делать? - спросил Гарш, ни к кому конкретно не обращаясь.
   - Для начала стоит выяснить, есть ли среди крыс кто-то, способный изучить фиолетовую магию. Ведь это их мир, и именно им стоит в первую очередь попробовать что-нибудь сделать. Разумеется, мы все постараемся им помочь, - предложил Ворт.
   - А где можно эту вашу фиолетовую магию изучить? - спросил Ланс. - В школе нам даже рассказывать о ней отказались.
   - Да вот, бери книгу и учи, - и Ворт снял с полки и положил на стол книгу в фиолетовой обложке. - Я когда-то пытался читать ее, но, должен признаться, ничего не понял. А ведь я, скажу без лишней скромности, очень хорошо разбираюсь в огненной магии, да и в других видах магии, пусть и не добился больших успехов, могу выполнить несколько заклинаний. А тут мне даже первая страница оказалась не по зубам. Что поделаешь, фиолетовая магия слишком сложна даже для сильных волшебников.
   Ланс запрыгнул на стол и прикоснулся к книге. Потом осторожно провел когтями по обложке, словно пытаясь на ощупь определить, сможет ли что-то понять в этой мудреной магии. Куда ему! Вон, даже такой великий волшебник, как Ворт, и то не смог ее осилить. Что уж говорить о маленькой крысе! Ланс отдернул лапу, не решаясь открыть книгу, но тут же снова взялся за переплет. Он раскрыл книгу и посмотрел на формулу первого заклинания. Он... он знал его! Ланс понимал: такого не могло быть, но это не мешало ему чувствовать, что странная книга словно написана специально для него. На какое-то время крыс забыл о Ворте и гномах, сидящих возле стола и с недоумением глядящих на углубившегося в книгу товарища. Он читал! Все пошли ужинать, а он все читал и читал... В отличие от красной магии, где ему надо было не только выучить формулу, но и попробовать выполнить заклинание, чтобы запомнить его, тут ему достаточно было просто открыть страницу. Просто открыть, и все само собой запоминалось.
   Когда все вернулись, Ланс так и сидел, погрузившись в книгу. Наконец, дочитав книгу до конца, крыс удовлетворенно вздохнул и посмотрел на Ворта, сидевшего в кресле напротив:
   - Я понял, как маги гномов создавали ворота. Я смог бы это сделать хоть сейчас, если бы захотел. Этого заклинания в книге нет, но я могу его написать. И другие крысы наверняка смогут. Конечно, у них заклинание будет другим: ведь я буду использовать вместе с фиолетовой магию огня, а они - голубую магию или, к примеру, зеленую. Но суть от этого не меняется. Любая крыса без труда поймет книгу по фиолетовой магии. Не буду утверждать, что каждая крыса сможет выполнить все заклинания из этой книги, но нам пятерым они под силу - это точно!
   Маг и гномы, все еще ничего не понимая, смотрели на Ланса. О чем он говорит? Почему это все крысы смогут освоить фиолетовую магию? Ланс, видя удивленные лица товарищей, пояснил:
   - Дело в том, что то, чем любая крыса владеет с рождения, та самая крысиная магия, о которой я вам говорил - это всего лишь часть фиолетовой магии.
   До этого я считал, что фиолетовая магия - самая мощная из всех видов магии. Ее заклинания должны быть необычайно сложными и требовать для выполнения сотни магических единиц. Это верно, но это лишь одна из граней фиолетовой магии. Но существует и другая грань: слабенькие заклинания, которые могут использовать лишь мелкие существа... Такие, как крысы. Для этих заклинаний не нужны сложные формулы, для их выполнения достаточно просто подумать о том, что ты хочешь. Скажем, когда крыса спасается от опасности, это у нее происходит автоматически, само собой.
   - Но почему же ты не смог показать нам ничего из этих твоих крысиных способностей? - поинтересовался Ворт. - Не может быть, чтобы фиолетовая магия здесь не действовала. Ведь были же в нашем мире фиолетовые маги!
   - Конечно, она действует. И если я или кто-то другой захочет создать ворота в другой мир или выполнить любое из заклинаний, описанных в книге, это легко у нас получится. А вот со слабыми заклинаниями сложнее. В нашем родном мире сейчас никакая магия, кроме такой вот слабой, не работает, так что наши заклинания выполняются без проблем. У вас же мир полон магии: в любой миг десятки, а то и сотни разных магов выполняют заклинания. Поэтому в вашем мире всегда присутствует некий магический шум. Он никак не влияет на те заклинания, с которыми обычно работают волшебники. А вот крысиная магия настолько слаба, что сравнима с этим шумом, а порой и слабее его. В итоге крысиная магия просто не действует.
   Ворт некоторое время обдумывал то, что сказал Ланс, а потом заявил, что, скорее всего, крыс прав. Конечно, стоит узнать, действительно ли все его друзья смогли разобраться с книгой по фиолетовой магии. И если это так, то это будет лучшим подтверждением слов Ланса.
   - Правда, все это вряд ли поможет нам с решением главной проблемы - как найти ворота, созданные троллями, и закрыть их, - продолжил маг после паузы.
   - Все еще сложнее. Насколько я понял, нам придется не только найти эти ворота, но и разыскать ключи к ним. Ведь если ты сам создал ворота в другой мир, то тебе достаточно произнести заклинание, и ворота сами закроются. А вот с воротами, открытыми другими - сложней, без ключей их не закроешь. К сожалению, книга по фиолетовой магии совсем тоненькая, и ничего похожего на заклинание поиска ворот или закрытия ворот там нет. И я пока не знаю, что с этим делать.
   Ланс вспомнил о пропущенном ужине и помчался на кухню. Он вдруг почувствовал себя таким голодным, словно несколько дней не ел.
   А в это время, где-то за много миль от Ланса, Тири вместе с эльфом Малионом листали книгу по фиолетовой магии. И так же, как Ланс, а до него Крис, Тири с удивлением обнаружил, что все заклинания в книге кажутся ему знакомыми и понятными.
   - Эй, Малион,- воскликнул Тири, - смотри, оказывается, я знаю фиолетовую магию!
   Эльф был рад за друга, и до поздней ночи Малион, Тири и маг Лейр все говорили и говорили о фиолетовой магии. Крыс рассказывал о заклинаниях, которые можно найти в книге, а также о том, как создать ворота в другой мир. А еще он вспоминал свою жизнь в подвале дома:
   - С нами жил один очень старый крысиный маг, у которого была волшебная палочка. Этот крыс всегда гордился тем, что он единственный из нас знает всякие заклинания. Он мог защитить наш подвал от людей и животных, мог сделать так, чтобы в подвале всегда было сухо и тепло. За это, конечно, его все уважали, но вот любить никто не любил: мало кому нравилось, что он считал себя лучше всех. В какой-то момент волшебная палочка у этого мага вдруг перестала работать. Он попробовал одно заклинание, потом другое, но у него ничего не получалось. Вероятно, ему стоило бы попробовать заклинания попроще, они наверняка бы выполнились. Мог бы кусок колбасы попросить или пакет крупы. Но маг решил, что он вдруг утратил свои способности, и от огорчения заболел и умер. А куда его палочка делась, я не знаю. Других волшебников у нас в подвале не было. Конечно, у нас еще старая Мирта жила, она многое умела, но заклинаний она не знала. Зато она могла многое предчувствовать, а порой и предсказывать будущее. Теперь я понимаю, что это тоже фиолетовая магия, только слабая.
   ... Уго захлопнул книгу и спрыгнул со стола. Забавная это, оказывается, штука, фиолетовая магия. Хочешь - по другим мирам путешествуешь, хочешь - от кошек прячешься, а магия вроде одна и та же. Интересно, все ли крысы уже успели познакомиться с ней? Здорово, если они все пятеро станут фиолетовыми магами, вместе легче придумать, как справиться с воротами троллей. Правда, если бы это было легко, мысль, как это сделать, уже пришла бы кому-то из них в голову.
   Впрочем, в этой странной фиолетовой магии опираться нужно не столько на знания, сколько на догадки, озарения, интуицию. И сейчас Уго вдруг понял, что им нужен какой-нибудь предмет, принадлежавший этому троллю, с его помощью они бы сделали ключ к воротам. Уго решил, что этой идеей стоит поделиться с другими крысами.
  
   Глава 32
  
   Триксу снился Крис. Это было странно, ведь раньше Трикс видел сны только о себе: как он что-то ест или бежит куда-то... А тут он видел, как Крис сидит на столе и читает книгу в фиолетовой обложке. И книга эта очень сильно напоминает книгу заклинаний, только тоньше всех книг по магии, которые Трикс до этого видел.
   Крыс закрыл глаза и уснул снова. Теперь он видел сон, который ему уже снился раньше: он лежит на песке в какой-то пустынной местности вместе с Уго и ему очень хочется пить. Только в отличие от того сна Трикс видел, что рядом с ними сидел еще и Фарг. Когда Трикс удержался и не выпил всю воду, Фарг улыбнулся и сказал: "Ты прошел испытание!".
   Выходит, старый волшебник насылал им сны и проверял, как крысы будут действовать в различных ситуациях. Трикс был уверен, что и его друзьям снилось тогда что-то важное, из чего Фарг смог сделать выводы о том, чего они стоят. Получается, крысы доказали, что они заслуживают того, чтобы стать магами.
   Трикс окончательно проснулся, хотя было еще очень рано. Он тихонечко выбрался на улицу, запрыгнул на невысокую скамейку и лежал там, ожидая пока не взойдет солнце, и настанет время завтрака.
   Когда Трикс вошел в столовую, Стефин уже ел, да и Н'дар успел положить себе на тарелку овощи. Вскоре уже и крыс с аппетитом хрустел кусочком ольта и хлопьями. Завтрак уже заканчивался, когда Стефин вдруг сказал:
   - Пришли послания от магов Хорра, Ворта и Далора.
   - Какие послания? Что там написано? - сразу заинтересовался Трикс.
   - Откуда я знаю? Как будто я их читал! Исписали целые страницы, а я что, все это читать должен? И не подумаю! Что умного они могут написать, если каждый из них моложе меня лет на сто... Я уж не говорю о Далоре, который вообще, можно сказать, мальчишка! В общем, если тебе надо, сам и читай!
   С этими словами Стефин демонстративно повернулся спиной к Триксу и удалился в свой кабинет, бросив на обеденный стол несколько свернутых трубочкой листов.
   Трикс, который уже успел слезть вниз, вновь запрыгнул на стол и стал читать. Что ж, сообщения того стоили. Правда, среди полученных писем не было послания от мага воздуха Лейра, но и того, что было в остальных, крысу вполне хватило, чтобы во всем разобраться. Итак, все остальные крысы сумели овладеть фиолетовой магией и теперь знают, как открывать ворота в другие миры. Но в данный момент для них было важнее понять, как найти ворота, созданные троллем, и как найти ключи к этим воротам. Увы, Трикс о воротах ничего не знал, да и о фиолетовой магии тоже. Может, спросить Стефина, нет ли у него книги по фиолетовой магии?
   - А тебе зачем? - именно так встретил его просьбу зеленый маг. - Может и валяется где-то на полке, а может и нет. Я и не помню уже. Мне-то она абсолютно без надобности, да и тебе не нужна. Если уж я ничего в фиолетовой магии не понял, то куда тебе... Фиолетовая магия доступна лишь самым великим из магов, а ты пока и с зеленой-то магией не справился. Поэтому забудь обо всех этих глупостях и делай упражнения, которые я задал.
   Трикс вздохнул. Вот уж достался им учитель! Иди, говорит, делай упражнения. А какие упражнения, если маг вчера спал целый день и вообще к ним с Н'даром не подходил. Вон, льенд до сих пор сидит за столом, не зная, чем заняться.
   - Пошли со мной, поможешь мне книгу искать, - предложил Н'дару крыс. Вдвоем они приступили к изучению шкафов в классной комнате или "большом кабинете", как называл его Стефин.
   Приближалось время обеда, а они так и не нашли ничего похожего на нужную им книгу. На полках у мага был полный беспорядок, похоже, он там уже лет сто не убирался. Триксу попадались книги о растениях, о животных, о любых видах магии, но только не о фиолетовой. Все шкафы Трикс облазил, значит, нужной книги тут просто нет. Оставался еще личный кабинет Стефина, но маг никогда не приглашал туда учеников. Обсудив ситуацию с Н'даром, Трикс решил попробовать проникнуть в кабинет Стефина во время обеда. Обед волшебник обычно не пропускал, а ел всегда медленно, обстоятельно, поэтому времени на поиск книги должно хватить.
   Когда часы начали бить, Трикс уже стоял возле двери в кабинет мага. Едва Стефин вышел оттуда, крыс большими прыжками влетел внутрь и немедленно приступил к изучению содержимого шкафов. Времени было мало, поэтому Трикс не перебирал все книги, а просто искал фиолетовую обложку. Он нашел ее в самом конце, когда уже начал думать, что и тут его ждет неудача. Крыс сразу же оттащил книгу в свою комнату, чтобы она не попалась Стефину на глаза, а сам отправился обедать.
   Маг и льенд уже доедали свои порции, поэтому Трикс решил поторопиться с едой. Кусок сухаря, немного овощей и сок - этого вполне достаточно для крысы. А Стефин все бормотал о тех, кто тратит свое время на игры и развлечения вместо того, чтобы заниматься. "Да уж, развлечения... Целый день по шкафам лазить и пылью дышать..." - обиженно подумал крыс.
   Он надеялся, что сейчас волшебник, как и всегда, отправится поспать после обеда, тогда у него будет время на изучение найденной книги. Но Стефина вдруг обуяло желание заняться воспитанием молодых магов, и крысу с льендом пришлось слушать его рассказ о том, какими были ученики лет двести назад, а потом еще и повторять те заклинания, которые они уже давно освоили. Конечно, пару полезных советов они от Стефина все-таки получили, но едва ли те стоили потерянного дня. Наконец, написав ученикам задание на следующий день, маг отправился отдыхать, а Трикс помчался в свою комнату, где его уже ждала книга по фиолетовой магии.
   Книгу Трикс прочел, не отрываясь, от корки до корки. Как и другие крысы, он все понял сразу. Он запоминал все заклинания и формулы еще до того, как успевал их дочитать до конца. Но вот перевернута последняя страница, все заклинания выучены, и перед Триксом встал тот же вопрос, что и перед его друзьями - что же делать дальше. Сам крыс никогда не видел живых троллей, и уж тем более он не знал, как угадать, какие ворота создал этот тролль и где. Так ничего и не придумав, Трикс отправился ужинать.
   Стефин появился в столовой последним, когда крыс и льенд уже доедали суп. Волшебник почему-то сегодня оделся особенно торжественно, в блестящую зеленую мантию. Он был явно в хорошем настроении и даже рассказал несколько забавных случаев из своей жизни. Трикс, все еще обдумывающий, что же делать с воротами троллей, решил расспросить мага:
   - Скажите, а вы живого тролля когда-нибудь видели?
   - Ну, разумеется! В этом мире я вообще видел практически все. А тролль как-то лет двести или триста назад заглядывал ко мне. Громадный такой, он еще мешок какой-то всюду с собой таскал. Уж не знаю, что он искал, все ходил вокруг и размахивал своей дубиной. Я ему тогда сказал, что если он мне грядки вытопчет, я его в жука превращу. Конечно, в жука я его превратить не смог бы, но что-нибудь уж точно сделал бы. А то он своими ножищами капусту мне всю помял. Помню, он меня еще о мясе спрашивал, как будто я мясо ем. Я его отправил в лес мясо искать. Пусть рогров ловит.
   - А о путешествиях в другие миры вам этот тролль ничего не рассказывал? Говорят, кто-то из троллей научился ворота в другие миры открывать.
   - Рассказывал, конечно, но я уверен, что он все это выдумал. Ну, как тролль может ворота в другой мир создать! Все знают, что ума у троллей немного, а для открытия ворот сложная магия нужна. Я так ему и сказал! Как же он тогда расшумелся! Кричать стал, топать... Потом схватил меня за руку и потащил к лесу. Ну, я, конечно, за ним пошел, не драться же мне с ним. И вот вышли мы на поляну, тролль заклинание какое-то читать начал. А потом прямо перед нами в воздухе появилось что-то похожее на пылающее зеркало. Потом огонь исчез, а само зеркало побледнело. Тролль заявил, что если войти в это зеркало, то окажешься в другом мире. Бросил свой мешок на землю и шагнул туда. Я не стал дожидаться, когда он назад вернется, и бегом домой побежал.
   - И что, он так и не вернулся?
   - Не знаю я, мне это неинтересно было. Я, правда, потом через несколько дней приходил на это место, но мешка, оставленного троллем, так и не нашел. Так что, может, тролль и возвращался назад. А на том месте я пряжку его нашел. Красивая пряжка, наверняка древние гномы делали, сейчас таких не найти. До сих пор у меня в кабинете лежит...
   Трикс слушал мага, пытаясь определить, правда ли все это или очередная сказка мага. Ведь если тролль и в самом деле создал ворота, то, возможно, и этот мир ждет та же судьба, что и его собственный мир. Ворота наверняка так и остались открытыми...
   - А что с воротами стало? - спросил он Стефина
   - Не знаю, исчезли, наверное. Я давно в лес не хожу. Они тогда сразу же бледнеть стали, а потом почти невидимыми сделались. Думаю, кроме самого тролля их никто не найдет. Да и не ворота это, скорее всего! Ну, как мог тролль сам ворота в другой мир создать...
   Стефин начал вновь говорить о глупости троллей и о том, какая сложная штука фиолетовая магия. Трикс его уже не слушал. Ему стало страшно. Конечно, с того времени, как тролль создал ворота в этом мире, прошло не более пары сотен лет, а не тысяча, как в случае с его миром, но через какое-то время и здесь магия перестанет работать. Так что им стоит поспешить. Крыс вспомнил, как они вместе с Н'даром шли через лес, у них еще тогда возникли сомнения, все ли с этим лесом в порядке. Неужели, через ворота, созданные троллем, сюда проникла какая-то нечисть? Увы, это очень похоже на правду. А Трикс привык доверять своим предчувствиям. Стоит, пожалуй, начать с вещи, принадлежавшей троллю:
   - А можно взглянуть на эту пряжку?
   Магу было приятно такое внимание к его рассказу, и он отвел учеников в свой кабинет и показал лежавшую на верхней полке серебряную пряжку:
   - Вот, полюбуйтесь!
   Стефин снял пряжку с полки и протянул ее Триксу, который уже успел запрыгнуть на кресло. Крыс провел лапой по пряжке, пытаясь почувствовать что-нибудь, что могло бы помочь в решении задачи с воротами. Он вдруг мысленно увидел огромного тролля, проходящего сквозь почти прозрачное зеркало, висящее в воздухе. И крыс понял, что заклинание само складывается у него в голове. А эта пряжка действительно могла стать ключом от ворот!
   Нет, он пока не знал, как найти ворота, созданные троллем тысячу лет назад в родном мире, но зато представлял, как найти те ворота, что существуют в мире этом. И еще он, кажется, знал, как их закрыть. Но для этого ему понадобится помощь.
  
   Глава 33
  
   Сообщение Хорру, Ворту, Лейру и Далору Трикс написал перед тем, как лечь спать. Написал обо всем: о воротах, созданных троллем в мире магов, о пряжке, о заклинании, которое сам придумал. И главное -  о том, что выполнить то, что он придумал, смогут только все крысы вместе. Крыс просил волшебников помочь его друзьям добраться до дома Стефина, ведь одним крысам сложно справиться с дальней дорогой. А еще он написал, что стоит поспешить, пока не стало слишком поздно.
   Теперь нужно было убедить Стефина отправить послания. Делать это старик отказывался наотрез, и лишь когда Трикс приписал вверху каждого из них несколько хвалебных слов в адрес Стефина, тот согласился воспользоваться магической почтой. К счастью, сами письма маг не прочитал, а то еще воспротивился бы тому, что четыре крысы с сопровождающими пожалуют к нему в гости. Теперь Триксу оставалось только ждать. Друзьям потребуется не меньше недели, чтобы добраться сюда.
   Сообщение от Стефина Лейр получил поздно вечером. Вначале маг хотел отложить чтение послания до утра, но, взглянув на листок, понял, что не Стефин, а крыс Трикс был автором письма - а значит, оно стоило того, чтобы заняться им тотчас. Закончив чтение, Лейр несколько минут сидел неподвижно, осмысливая прочитанное. Хотя и раньше маг был готов помочь крысам в их поисках, но все же считал, что исчезающая магия - это беда мира крыс. Но оказалось, что тролли могли разрушить и этот мир. А раз так, тут нужна не только помощь крысам, но и непосредственное участие самого Лейра. Даже если крысы справятся без него, оставаться в стороне маг не мог. И он тут же поспешил к Малиону и Тири.
   Эльф и крыс выслушали Лейра и тут же начали собирать вещи в дорогу. Малион решил идти вместе со своим другом Тири. Что ж, волшебник не собирался его отговаривать. Лейр посмотрел на учеников и сказал:
   - Хорошо, что вы так быстро собрались. Выходим с рассветом.
   Маг быстро собрал свой мешок, упаковав смену одежды, карту и еду на дорогу. Теперь все было готово.
   В это же время Хорр рассказывал Уго о послании с запада. Сам маг был мало знаком со Стефином, но слышал, что тот упрям и не слишком умен, так что пользы от старика Триксу будет немного. Разумеется, Хорр собирался помочь Уго добраться до дома Стефина - путь неблизкий, да и лес в тех местах, как говорят, весьма опасен. К удивлению мага, штихи тоже выразили желание отправиться в путь вместе с ними. Правда, Хорр не совсем понял, хотели ли штихи помочь, или им просто было любопытно. Но к ночи все припасы были собраны, личные вещи разложены по заплечным мешкам, и четверо путешественников отправились спать, чтобы с первыми лучами солнца выйти в дорогу.
   Красный маг Ворт до глубокой ночи был в горах вместе с учениками. Именно там, подальше от жилья, волшебник предпочитал проводить наиболее опасные занятия, когда неудачно выполненное упражнение могло вызвать пожар. По возвращении домой, все были настолько усталыми, что даже отказались ужинать и сразу легли спать. В итоге письмо, написанное Триксом, Ворт смог прочитать лишь утром после завтрака. К счастью, маг сразу понял, насколько важны приведенные в письме сведения и поспешил рассказать об этом ученикам. Тейр и Гарш заявили, что без них Ланс никуда не пойдет, и вообще они за него отвечают, поэтому если идти, то всем вместе. Сам Ворт тоже решил отправиться с ними, ведь он лучше знал местность, а значит, они смогут дойти быстрее. Выходить решили, не откладывая, поэтому, побросав вещи в мешки и захватив еды и воды на дорогу, уже через час гномы и маг дружно шагали по тропинке, а крыс дремал в кармане Тейра.
   Последним письмо Трикса получил маг Далор, весь день до этого проведший в Ллавенте и вернувшийся домой к полудню. Прочитав сообщение, маг, не дожидаясь, когда проснется крыс, занимавшийся почти всю ночь, начал собираться в путь. Они жили вдвоем, поэтому у Далора не было вопросов по поводу того, кто будет сопровождать крыса к Стефину. Если бы даже в письме не было просьбы помочь крысам добраться до дома зеленого мага, Далор все равно бы не отпустил Криса одного: слишком уж долог путь для маленькой крысы. Стоит добавить, что Далор слышал много не слишком приятных рассказов о Стефине и не был уверен, можно ли довериться ему в таком важном деле. А что дело это важное, Далор не сомневался. Созданные в их мире ворота могли в будущем стать причиной многих бед, и затягивать с решением этой проблемы не стоило.
   Когда Крис проснулся и пришел обедать, маг уже уложил все, что могло понадобиться в дороге, и переоделся, сменив синюю мантию на костюм из плотной синей ткани. Далор решил не идти весь путь пешком, а отправиться вместе с крысом в порт и нанять корабль. За обедом маг не стал рассказывать все новости и лишь сказал, что им нужно быстрее поесть и отправляться к Стефину, а поговорить можно будет и в дороге.
   Им повезло, небольшой кораблик, идущий в нужную сторону, как раз готовился к отплытию. Он мог взять лишь одного пассажира, но, посмотрев на Криса, капитан согласился взять его на борт его вместе с магом. Поэтому уже через несколько часов после получения письма Далор и Крис плыли по реке. Ветер был попутный, и вскоре Ллавент остался далеко позади. Кораблик несся вперед, а крыс и маг обсуждали то, что сообщил им Трикс:
   - Хорошо, что удалось найти вещь, принадлежавшую троллю. Возможно, именно это позволит нам найти ворота и закрыть их, - сказал Крис, - Но вообще-то странный какой-то этот ваш Стефин. Если бы Трикс не спросил его о тролле, вы бы узнали о воротах лишь тогда, когда было бы слишком поздно что-то изменить.
   - Согласен, Стефин и раньше-то не отличался здравомыслием, а с годами стал совсем странным. Маги нередко живут в одиночестве, но обычно они при этом общаются с другими, ходят в гости, пишут письма или берут учеников. А Стефин уже лет пятьдесят или даже сто ни с кем не общался. Ученики к нему ехать не хотят, и в этот-то раз Трикса с льендом отправили туда почти случайно. Но в чем-то нам всем повезло: если бы твой соплеменник не попал к Стефину, мы бы об этих воротах не узнали. Кстати, ты не догадываешься, как именно Трикс хочет справиться с воротами?
   - Увы, пока у меня нет никаких мыслей на этот счет. Но если мы все нужны ему, то одной фиолетовой магией он, кажется, не собирается ограничиваться.
   Они замолчали. Пейзаж вокруг был весьма однообразным, и вскоре маг задремал. Крыс какое-то время еще пытался угадать, что их ждет у Стефина, но потом тоже уснул. Путь по реке прошел без происшествий, и через пять часов после отплытия из Ллавента Далор сошел на берег. Крис сидел у него на плече, чтобы лучше видеть, куда они направятся дальше. Вскоре маг свернул на дорогу, ведущую к таинственному лесу, о котором им так подробно писал Трикс. Далор шел легко, было видно, что он привык преодолевать пешком большие расстояния. Крыс предпочел перебраться в капюшон плаща волшебника: тут можно было и наблюдать за окрестностями, и поспать, если захочется. На небе ярко светили звезды, и Далор не стал останавливаться на ночь, а пошел дальше. К лесу он подошел в полдень. Здесь Далор и Крис разбили лагерь, и маг почти сразу уснул. Проснулся он, когда уже начало темнеть. Поев, Далор и Крис стали обсуждать, что им делать дальше: идти одним или подождать остальных на поляне. Поскольку лишь одна дорога вела к дому Стефина, было ясно, что и другие волшебники обязательно вскоре окажутся тут. Далор сказал:
   - Наверное, нет смысла одним перебираться через лес. Лучше подождем пока на поляне и пойдем дальше вместе с кем-нибудь еще.
   Ждать пришлось долго. Впрочем, Далор и Крис не скучали, они воспользовались этим временем для учебы. Упражняться в магии можно, где угодно, и Крис с удовольствием повторял уже освоенные заклинания и учил новые. Кроме того, Далор рассказывал ученику забавные истории, которые случались с ним, когда он сам был учеником мага. Поэтому когда на поляну вышли Лейр, Малион и Тири, Крис и Далор были в прекрасном настроении.
   Ночь они провели на поляне, опасаясь идти в темноте по странному лесу. Впрочем, Малион и Далор все-таки прошли какое-то расстояние по тропе, ведущей к дому Стефина, но оставаться надолго в лесу не захотели. Малион заявил, что он любит гулять по лесам, но в этом лесу что-то не так:
   - Тут даже запах какой-то не такой... И звуки слышны странные. Они словно хотят усыпить тех, кто приходит в лес. Не стоит ночью бродить в таком месте!
   В путь отправились утром. Погода стояла прохладная, но сухая, шагалось легко, и путники решили не останавливаться на обед, а перекусить в дороге, чтобы быстрее покинуть пугающий лес. Пока крысы дремали в капюшонах плащей Малиона и Далора, волшебники почти бегом неслись по тропе. В итоге к вечеру вся группа увидела дом Стефина.
   Старый маг не ждал гостей. Он с утра ушел в свой кабинет, предоставив учеников самим себе. Н'дар и Трикс занимали себя, как могли: учили заклинания из магической книги, разговаривали или просто гуляли по саду. Первым идущих к дому путников заметил льенд, зрение которого было весьма острым. Он поспешил навстречу гостям и радостно приветствовал крыс, эльфа и магов. Вскоре и Трикс присоединился к остальным. Крыс был счастлив видеть знакомые лица, да и появление Лейра и Далора было ему приятно. Теперь можно обсудить их планы, наверняка у кого-нибудь появились интересные мысли.
   В этот момент на пороге появился Стефин, собиравшийся выйти из дома. Увидев пятерых гостей, он замахал руками и закричал во все горло:
   - Вы зачем пришли? А ну убирайтесь, нечего вам тут делать! Это мой дом! Я занят важной работой, а вы мне тут мешать будете!
   - Да прекрати ты, Стефин, какой еще важной работой ты занят! Ты уже лет сто, как забыл о работе. Сидишь в своей норе и даже не пытаешься узнать, что в мире творится! - голос Лейра был громким и звучал солиднее, чем визг Стефина.
   На время путешествия голубой маг отказался от своей привычной мантии и надел темные брюки из мягкой ткани и темно-голубой плащ. Неприкрытые капюшоном волосы волшебника спадали на плечи. Лейр был очень стар, но сейчас каждый, кто посмотрел бы на него, увидел: этот старик представляет собой грозную силу. В начале их путешествия Малион боялся, не будет ли путь слишком труден для старого волшебника, и даже сказал об этом Тири, но потом стало ясно, что сил у Лейра хватит не на один такой переход.
   Маг воздуха приблизился к Стефину. Сейчас стали особенно заметны различия между ними: один из них, несмотря на возраст, был полон жизни. Прожитые годы морщинами легли на его лицо, но не остудили сердце и разум. Второй посвятил большую часть жизни воспоминаниям о прошлом, он давно перестал быть тем сильным волшебником, которым слыл когда-то.
   - Хватит болтать, Стефин! - вновь заговорил Лейр, - Лучше радуйся, что сразу столько магов пришли сюда. Скажи спасибо вот этой маленькой крысе (и маг указал на Трикса), что нам стало известно об опасности, грозящей магии в нашем мире. Еще бы сотня лет, и, возможно, стало бы слишком поздно что-то предпринимать. А сейчас у нас хотя бы есть надежда спасти наш мир.
   Но Стефин продолжал бормотать, что у него места нет для стольких гостей, да и, вообще, он привык к одиночеству. Лейр, которому порядком надоел визг Стефина, предложил остальным переночевать на лужайке за домом:
   - Конечно, на улице уже не жарко, но теплая одежда у нас есть, а костер, вкусный чай и парочка заклинаний помогут не замерзнуть. Думаю, завтра сюда подойдут Ланс, Уго и те, кто пошел с ними. Нам в любом случае нужно их дождаться, прежде чем что-то делать с воротами. Кстати, тогда нам придется взять с собой и Стефина, а пока давайте отдохнем от нашего гостеприимного хозяина.
   К обеду следующего дня к компании присоединились волшебники Ворт и Хорр, два крыса, гномы и штихи. Они встретились на дороге и путь через лес проделали вместе. Чтобы дойти быстрее, эта группа даже решилась идти ночью. И хотя путешествие закончилось благополучно, гномы до сих пор с дрожью вспоминали странные звуки и шорохи, преследовавшие их всю дорогу. А штихи вообще уснули, как только вошли в лес, и разбудить их удалось лишь утром, а всю дорогу штихов по очереди тащили маги или гномы.
   Теперь все были в сборе, и можно было, не откладывая, заняться воротами. Вот только вначале их надо было найти.
  
   Глава 34
  
   Вечером Трикс рассказал о своей идее остальным. Вообще-то он мог лишь предложить, как найти ворота, но крыс надеялся, что когда ворота станут видимыми, нужная формула сама придет кому-нибудь из них в голову. Он потому и попросил всех крыс собраться вместе, так как до конца не представлял, кто и что может придумать, а у пятерых возможностей было больше. Лейр и Далор, подумав, сказали, что крыс выбрал не самый лучший способ, но все может получиться. Когда к компании присоединились Ворт, Хорр, гномы, штихи и оставшиеся крысы, Триксу пришлось повторить свой рассказ для них. Поскольку других идей не было, решили попробовать предложение Трикса.
   Забирать у Стефина пряжку, потерянную троллем, пошел Лейр, поскольку больше ни с кем Стефин говорить не соглашался. Но даже когда зеленому магу рассказали о том, чем грозят миру созданные троллем ворота, тот отказывался помогать и все не мог поверить, что маленькие крысы оказались способны разобраться с фиолетовой магией:
   - Не может быть, чтобы эти крысы на самом деле что-то поняли! Наверняка они притворяются, будто умеют читать фиолетовые заклинания! Ведь даже мы с тобой, Лейр, в них разобраться не смогли, а мы ведь не одну сотню лет магией занимаемся. Думаю, спешить тут не надо, стоит собрать всех волшебников, пусть они посмотрят на заклинания, придуманные крысами. Вот если и другие маги с ними согласятся, тогда будем думать, кому поручить выполнение такой важной задачи.
   - Хватит болтать, старик! - прервал Лейр речь Стефина. - Если тебя послушать, то мы еще сотню лет ничего с этими воротами сделать не сможем. А вот в то, что крысы умнее тебя оказались, я как раз верю. Не зря я с одной из этих крыс несколько месяцев провел. Тебе вот тоже крысу учить поручили, но ты вместо этого в своей норе спал целыми днями. Пусть кто-то оказался умнее или способнее нас с тобой, меня это не волнует: у каждого из нас свои способности и своя судьба. Так что бери пряжку, которую тролль потерял, и пошли искать ворота.
   Они вышли из дома вместе, но Лейр шел гордо и уверенно, а Стефин, шаркая ногами, неохотно плелся сзади. Все остановились, ожидая, куда же приведет их зеленый маг. Но, сделав несколько шагов в сторону леса, старик остановился и начал нерешительно крутить головой, пытаясь вспомнить, где же он все-таки видел тролля. Увы, память у Стефина работала не лучшим образом. Оставалось надеяться, что пряжка сама подскажет путь к воротам.
   Вперед вышли Трикс и Уго. Держа пряжку лапами, они одновременно произнесли заклинания. Именно к этому моменту Трикс готовился все дни, пока ждал друзей. Само по себе заклинание "Поиск хозяина" было достаточно простым, подобные заклинания есть не только в зеленой, но и в серой, и в синей, и в голубой магии. Но в этом случае сложность заключалась в том, что хозяин пряжки был в этих местах две сотни лет назад, и для выполнения поиска понадобилось к обычной формуле добавить несколько слов из фиолетовой магии. Крыс верил: память земли и растений (а именно к ним они с Уго обращались) подскажет, где проходил тролль. Трикс впервые применял фиолетовую магию и поэтому очень волновался. Нет, если быть точным, он, конечно, и раньше имел дело с этой магией, но лишь с той ее частью, которая доступна всем крысам. А вот произносить настоящее заклинание, да еще и соединять сразу два типа магии вместе, Триксу раньше не доводилось.
   Но вот два крыса махнули левыми лапами в сторону леса (правыми они продолжали держать пряжку), и тонкая красная линия, похожая на змейку, протянулась по земле и траве. Змейка вилась, огибала деревья и кусты, временами делала петли, а потом надолго зависла на небольшой полянке у самого края леса. Крысы, а за ними и все остальные, бегом помчались к полянке, тогда как красная змейка опять пришла в движение, свернула к лесу и исчезла где-то в его глубине. Трикс и Уго опять махнули лапами, и, хотя они этого и не увидели, действие заклинания закончилось, и змейка растаяла в воздухе.
   "Где-то тут, на полянке, тролль остановился, чтобы создать ворота в другой мир", - подумал Трикс - "жаль только, сам я их найти не смогу". Он уступил место Лансу: ворота были созданы с помощью магии огня, и только красный маг способен найти их и сделать видимыми для остальных. "Поиск ворот" - это заклинание Ланс придумал сам. Увы, это был его первый опыт, и заклинание действовало лишь в том случае, если он находился в нескольких метрах от ворот. Крыс прикоснулся к пряжке, и произнес заклинание, очень похожее на то, с помощью которого были созданы эти ворота. Правда, Ланс заменил несколько слов, ведь ему надо не открывать новый путь в иной мир, а лишь показать уже существующий. Оно сработало! В воздухе высветился четкий овал, а затем на его месте возникло пылающее зеркало. Ворота были тут, и они действовали. И теперь их предстояло закрыть!
   Ланс понимал: если использовать вместе магию ворот и пряжку тролля, ворота можно закрыть навсегда. Но нужное заклинание пока никак не складывалось у него в голове. Ланс стоял перед воротами, не замечая ничего вокруг. Нет, он, конечно, видел волшебников, эльфа и гномов, которые стояли полукругом слева от него. И Стефина, суетливо крутящегося справа, он тоже видел. Но в этот миг крысу казалось, будто они все находятся в каком-то другом мире, а он один стоит перед зеркалом и никак не может придумать, что же делать дальше.
   И тогда вперед вышел Крис. Он не владел магией огня, и не мог придумать за Ланса нужную формулу. Но он был синим магом, и он знал, что вода всегда сможет погасить огонь. А ворота не зря выглядели, как горящее зеркало, они и созданы были из огня. Крис произнес формулу, в которой соединил фиолетовую магию и магию воды. После его слов мощный водный поток обрушился на ворота. Огонь пытался сопротивляться, но вода вновь и вновь била в самый центр огненного зеркала. И вот уже овал ворот потемнел, покрылся рябью, пылающий контур исчез, теперь перед Крисом было просто зеркало. Старое, потемневшее зеркало, поверхность которого покрылась мелкими трещинками от времени.
   - Что ж, закрыть ворота ты не сумел, но сломал ты их точно! - сказал Лейр Крису. Крыс только развел лапами - он сделал то, что смог. Это все-таки было лучше, чем ничего. Теперь магия никуда не исчезнет из этого мира, да и всякие опасные существа не будут проникать сюда. Но стоило подумать, как разрушить ворота, чтобы никто случайно не смог их оживить. Однако все молчали, не представляя, как это сделать. И когда казалось, что задача так и останется неразрешенной, к Крису подошел самый маленький крыс - Тири.
   Он ударил по зеркалу струей воздуха - словно маленький ураган вонзился в сломанные ворота. И все увидели, как трещинки вначале стали глубже, а потом зеркало стало разваливаться на куски. Прошло еще несколько минут, и теперь на земле лежали погнутые и скрученные куски серебряных листов, из которых когда-то и был сделан проход в другой мир. Гномы вместе с Вортом собрали все куски вместе, и вскоре мощный костер запылал на месте ворот. А когда огонь погас, на месте костра остался лежать лишь серебряный слиток. Трикс и льенд закончили работу, выровняв примятую траву и заставив ее расти быстрее там, где еще оставалась чернота от огня.
   Вот и все. Наверное, они должны были чувствовать себя счастливыми, ведь они только что спасли мир магов. Но радости не было, потому что проделанная сегодня работа ничем не поможет крысам в их родном мире. А значит, надо снова думать, как же справиться с оставшимися воротами. К счастью, у них есть ключ от ворот - пряжка тролля, и есть какое-то время, чтобы успеть придумать подходящее заклинание.
   - А где пряжка? - вдруг спросил Трикс. В последний раз он видел ее в лапах Ланса, когда тот произносил заклинание, делавшее ворота видимыми. Потом пряжка лежала на земле где-то возле ворот, а куда она делать потом? Все посмотрели на траву, где по-прежнему лежал кусок серебра. Неужели, расплавляя остатки ворот, Ворт и гномы случайно уничтожили и пряжку тролля? Четыре мага, пять крыс, два гнома, штихи, эльф и льенд смотрели друг на друга. Потом кто-то повернул голову в сторону дома и увидел торопливо убегающего Стефина. В руке старый маг держал то, что, как надеялись крысы, могло послужить в их родном мире ключом для ворот.
   - Ну, и куда ты бежишь, Стефин! - громко крикнул Лейр. - Неужели ты думаешь, что работа закончена? А ведь тебе, между прочим, еще предстоит с соседним лесом разбираться! Кому, как не зеленому магу, этим заниматься? А пряжку давай-ка сюда, у тебя она на полке пылиться будет, а нам она для дела нужна, другие ворота закрывать.
   Стефин остановился, а все остальные пошли к нему. Близилась ночь, впереди было еще много дел, но все стоило отложить на утро.
   - А не пора ли нам поужинать? - спросил Уго.
  
   Глава 35
  
   Ночь вся компания провела на поляне за домом Стефина - оставаться ночевать возле странного леса никто не захотел. Утром волшебники предложили вернуться в школу и уже там совместно решить, как справиться с оставшимися воротами троллей. В школе и библиотека хорошая, можно найти полезные сведения, и места хватит, чтобы приютить всю компанию, а главное - от школы совсем недалеко до ворот в родной мир крыс. Но перед тем как пуститься в обратный путь, стоило попробовать что-то сделать с лесом, ведь любой, кто волей случая попадет сюда, может никогда не вернуться назад.
   Лейр, который как-то незаметно стал главным в их разношерстной компании, развернул карту:
   - Когда-то это место называли Тирренским лесом, на некоторых старых картах он так и отмечен. Много лет назад это было одним из красивеших мест нашего мира: высокие деревья, поросшие густым зеленым мхом, залитые солнцем ягодные поляны, большой пруд, полный вкусной рыбы. В молодости я не раз бывал в этих краях и всегда любовался Тирренским лесом. Многие путники специально задерживались на день-два, чтобы насладиться здешними красотами.
   Названием лес был обязан городку Тиррен, который в те годы находился у южной оконечности леса. Городишко был небольшим: кузня, лесопилка, мебельная мастерская, трактир, да маленькая гостиница для путешественников. Впрочем, мебель там делали хорошую, благо деревьев вокруг хватало. Мебельщик некоторые магические способности имел, пусть и скромные, вот и получалось у него все чуть лучше, чем у других. Товары из Тиррена привозили даже в наши северные края. В общем, жили в городке не так чтобы слишком хорошо, но и не плохо. Еды было в достатке, работы на всех хватало. А потом случился там то ли мор, то ли еще напасть какая. Кто-то от болезней умер, а кто-то просто из города ушел. В общем, постепенно город опустел. Я тогда не слишком интересовался случившимся в Тиррене, а сейчас вот думаю, не связаны ли те события с воротами, что тролль создал. Лес-то совсем рядом с городом находился, и другой дороги ни с севера, ни с востока, кроме как через лес, в Тиррен нет. И если путники стали бояться ходить через лес, наверняка попасть в город стало сложно, вот и перестали покупать местные товары. Опять же, не каждый решится мебель делать из тех деревьев, что сейчас в лесу растут. Стоит ли удивляться, что работы в городе не стало. Конечно, времени уже много прошло, и едва ли мы теперь сможем точно сказать, что произошло двести лет назад. Но вот с лесом разобраться точно надо.
   В лес отправились все вместе, даже Стефина волшебники заставили пойти. Старик брыкался, плевался и требовал, чтобы его оставили в покое, но в итоге все-таки присоединился к остальным. Пряжку тролля Лейр еще вечером забрал у зеленого мага и положил в свой мешок, и пока вся компания шла в сторону леса, Стефин все время косился на этот мешок, будто пытался улучить момент, чтобы забрать то, что считал своим. Впрочем, Лейр зорко следил за ворчливым стариком.
   Солнце уже поднялось высоко, но в лесу царил полумрак. Густые кроны черных деревьев тесно сплелись в вышине, и свет почти не проникал вниз. Под пологом леса не было ни ягод, ни цветов. Не было даже травы, одни лишь мхи да лишайники. Воздух тут был не столько неприятный, сколько необычный, и каждый, кто попадал в лес, сразу начинал чувствовать себя неуютно. Пугали путников и сами деревья, черные стволы которых, казалось, таили какую-то угрозу. Но страшнее всего были звуки: легкий шелест листвы в вышине и непонятный шепот убаюкивали, усыпляли, и не было сил противиться им. Все старались говорить громче, словно надеясь, что это поможет им бороться со сном.
   Компания добралась до болота и там остановилась. В сухом лесу тропа была отчетливо видна, поэтому путники не боялись случайно попасть в трясину. Но перед тем, как положить мешки на землю, они тщательно выбрали место - прикасаться к здешним мхам и лишайникам не хотелось никому.
   В прошлый раз, когда Трикс и Н'дар шли через лес, им было не до изучения местных растений. Они устали и промокли, и единственное, что тогда их интересовало - как быстрее дойти до дома зеленого мага. Сейчас же крыс и льенд смогли внимательно рассмотреть как сами деревья, так и коричневый мох, растущий у их корней. Вначале им показалось, будто деревья в странном лесу сильно отличались от тех, которые встречались в других местах. Но сейчас Трикс увидел: деревья там растут самые обычные, но их стволы покрыты каким-то непонятным черным налетом, похожим на плесень. Плесень была липкой на ощупь, и когда крыс прикоснулся к стволу, ему сразу же захотелось вымыть лапы. Плесень стоило убрать в первую очередь. Конечно, нужно было еще и проредить кроны деревьев, чтобы свежий воздух и солнечный свет смогли проникнуть в глубину леса, но начать нужно именно с плесени. Крыс еще не успел придумать, какое же заклинание можно применить, когда Стефин прикоснулся к ближайшему дереву и что-то произнес. Черная плесень стала отваливаться от коры и падать вниз, и вскоре ствол дерева приобрел привычный красновато-коричневый цвет. Льенд, догадавшийся, какое заклинание использовал старый маг, повторил то же самое с другим деревом. Тут и Трикс понял, как они это делали. Он уже хотел произнести заклинание, но остановился, решив, что бессмысленно колдовать у каждого дерева в отдельности. Лес большой, и так они могут провести в нем не один месяц. А если попробовать распространить заклинание сразу на весь лес, соединив зеленую магию с фиолетовой? И крыс составил новое заклинание. Кажется, должно получиться... Трикс произнес нужные слова и замер в ожидании. Несколько секунд ничего не происходило, а затем раздался неприятный звук - как будто кто-то ножом водил по каменной стене. Черная плесень с каждого дерева в лесу начала сползать вниз, словно старая шкура со змеи. Полоски падали на землю и рассыпались в пыль. Очистившись от плесени, проникшей в лес из иного мира, деревья задышали свободнее, и странный шепот, преследовавший путников, наконец, затих.
   Теперь стоило что-то сделать с кронами деревьев. Может, обрубить ветви? Трикс вопросительно смотрел поочередно на Стефина и на льенда. И вновь первым решение придумал старый маг, заставивший ветки одного из деревьев распрямиться. Что ж, нужно признать: Стефин не зря когда-то считался одним из самых сильных зеленых магов. Трикс тут же изменил предложенное Стефином заклинание, и теперь оно действовало на все деревья в лесу. Солнечный свет хлынул вниз, проникая туда, куда уже почти две сотни лет не заглядывал даже случайный лучик. И все увидели, как мох у корней деревьев стал на глазах съеживаться и превращаться в серо-коричневую пыль. Остатки мха Трикс уничтожил заклинанием, которое обычно Стефин использовал у себя в саду для борьбы с сорняками. Теперь все были уверены, что даже в самых дальних уголках леса не осталось и клочка этой бурой мерзости.
   Маги воздуха Тири, Лейр и Малион заставили свежий ветер волной прокатиться по лесу. Дышать сразу стало легче. Сейчас Тирренский лес уже был похож на обычный лес, разве что деревья тут были повыше. Листва по-прежнему шелестела, но теперь это был мягкий, а не угрожающий шелест.
   Можно было уходить, но Крис и Далор захотели посмотреть на болото и решить, нельзя ли и тут что-то исправить. Они пришли к большому поваленному дереву, перегородившему протекавший здесь когда-то ручеек. Тут в дело вмешались гномы - они даже не стали призывать на помощь магию, их топоры и так легко справились с рухнувшим ветвистым исполином. И вскоре с помощью синих магов ручеек расширился и превратился в стремительный поток, а о болоте теперь напоминал лишь небольшой пруд с осокой вдоль берега. Все смотрели на пруд и представляли, каким он будет совсем скоро - подземные ключи наполнят пруд водой, а потом ручей понесет воду дальше, к реке. А на берегу ручья путники смогут посидеть и отдохнуть в тени деревьев. Всем хотелось хоть немного приблизить это время... Трикс с Н'даром, найдя несколько случайно уцелевших кустов, произнесли заклинания, и кусты подросли, зазеленели, а потом покрылись мелкими белыми цветами, прямо на глазах превращавшимися в налитые соком ягоды.
   Вскоре внимание путешественников привлек непонятный звук. Все повернули головы в сторону и увидели, как впервые за последние двести лет сюда прилетели птицы: пара пташек с малиновыми грудками уселась на одном из кустов, заинтересовавшись созревающим урожаем.
   Теперь можно было уходить. Лейр предложил пообедать после выхода из леса, и все начали спешно собирать вещи. Тут кто-то заметил, что старый Стефин незаметно скрылся, вероятно, решив вернуться домой. Впрочем, его исчезновение никого не огорчило. А когда все уже хотели тронуться в путь, Крис, до этого тихо сидевший на плече Далора, вдруг сказал:
   - Нам надо идти в Тиррен.
  
   Глава 36
  
   Все с удивлением посмотрели на Криса. Тиррен лежал к югу от леса и идти туда не один день, а им ведь надо двигаться на северо-восток. Да и что они забыли в Тиррене? Город давно опустел, разговаривать там не с кем. Крыс пока и сам не до конца понимал, откуда вдруг такая странная уверенность, что им нужно обязательно посетить это некогда оживленное, а теперь покинутое людьми место. Когда крысы собирались в путь, старый Томас назвал все их путешествие экспедицией неудачников. Мол, собрали стаю никчемных крыс, где уж ждать от них каких-то успехов. Крис долго в это верил. А потом вдруг понял, что на самом деле им всем здорово везло. Посудите сами, они спокойно добрались от подвала, где жили крысы, до забора, представляющего ворота в другой мир. Они оказались совсем рядом со школой магов - единственным местом в мире, где можно было получить нужные знания для выполнения лежащей перед ними задачи, да еще и попали туда как раз к началу занятий. Потом каждый из пятерых попал к сильному магу. Волшебники не только многому научили их, но и сообщили важную информацию, позволившую понять, как созданы ворота. И надежные друзья у всех появились, они и в дороге помогли, и поддержали в трудную минуту. Даже старый Стефин, от которого вроде пользы мало, и пряжку тролля им одолжил, и в Тирренском лесу помог. В общем, все это время они вроде бы просто шли наугад, но каждый раз оказывалось, что они всегда шли в нужном направлении. Так может, Томас ошибался, считая их неудачниками? Может, судьба все время вела их по правильному пути, и им просто надо следовать ее подсказкам?
   И вот сейчас, когда вроде бы настало время вернуться в школу, Крис чувствовал: им еще рано возвращаться. Что-то осталось недоделанным и ненайденным. Крис был уверен, что без визита в Тиррен их миссия успешно не завершится. Поэтому крыс снова сказал:
   - Нам надо идти в Тиррен!
   - Какой Тиррен, - возмутился Ворт, - до него нам идти дня два или три, а потом еще столько же назад. И зачем нам туда?
   Все зашумели, никому не хотелось еще несколько дней топать по лесу. Даже крысы с сомнением глядели на своего друга. Но тут в разговор вмешался Лейр:
   - Никто из нас не знает пока, что может пригодиться, а что нет. И если, по мнению Криса, нечто нужное ждет нас в Тиррене, мы пойдем туда, даже если придется неделю идти по лесу.
   Все разом замолчали. Лейр много повидал в жизни, и если самый старый волшебник готов идти в заброшенный город, то, возможно, и в самом деле стоит это сделать.
   Возле пруда узкая тропка ответвлялась в сторону, именно по ней им предстояло идти, чтобы попасть к южному краю леса. Шагалось легко. После того, как лес очистился от чужеродной растительности, путники уже не чувствовали страха, двигаясь среди деревьев. Наконец, впереди показалась большая поляна, покрытая редкой травой. Трикс и льенд поспешили вперед, на ходу произнося нужные заклинания. Вскоре густая трава покрыла всю поляну, и путники смогли отдохнуть на мягком травяном ковре.
   Костер решили не разводить, перекусив сухарями, орехами и спелыми фруктами и ягодами, которые предприимчивые гномы рано утром набрали в саду Стефина. А потом было два дня пути, когда путники останавливались лишь на обед и на ночь. Пока все спали, крысы дежурили, поскольку им удавалось поспать днем. К Тиррену вышли незадолго до обеда, и Лейр предложил поесть и отдохнуть, прежде чем исследовать заброшенный город. Никто не спорил, все искали повод оттянуть посещение Тиррена, словно чувствовали, что впереди их может ждать что-то неприятное. И даже когда еда была съедена, а остатки обеда убраны, и надо было трогаться в путь, компания еще долго сидела на поляне.
   Они вошли в город с севера и сразу же почувствовали: с городом что-то не так. Подобное они уже ощущали, когда шли по Тирренскому лесу к дому Стефина. Странный запах, непонятный шепот и давящее чувство страха. Вскоре они наткнулись на буроватый мох, который чуть раньше встречали в лесу. Он покрывал и землю, и деревья, и стены домов, и даже крыши. Трикс решил не дожидаться, пока они обойдут весь город, и произнес заклинание, избавляющее от этой напасти. Теперь лишь серо-коричневатая пыль под ногами напоминала о том, что совсем недавно мох заполонял весь город.
   Идти стало легче, но ощущение страха осталось. Трикс внимательно вглядывался в деревья, мимо которых они проходили. Кое-где на стволах, как и в лесу, появилась черная плесень. Правда, тут она не покрывала весь ствол целиком, а лежала грязно-черными пятнами. К счастью, крыс уже знал, как справиться с ней. Он как раз занимался плесенью, когда идущий впереди Хорр крикнул:
   - Эй, смотрите, что это там, на дереве?
   Все повернули головы в направлении, указанном магом, и увидели, что ветки покрыты чем-то, напоминающим бледно-розовые цветы. Но, присмотревшись внимательнее, путешественники поняли, что это не цветы, а непонятные полупрозрачные существа, похожие на кальмаров и слизней одновременно.
   - Я не знаю, кто это, но этого тут точно не должно быть, - проговорил Лейр.
   Тейр сбил одного из слизней, метнув в него огненный шар. Упав, существо зашипело и растеклось по земле лужей воды. Ланс вначале хотел создать такое заклинание, которое позволит мгновенно сбить всех слизней, но понял, что не решится его применить. Ведь такой эксперимент, скорее всего, закончился бы пожаром. Так что Ворту, Лансу и гномам приходилось истреблять этих существ по одному, на что понадобилось немало времени. К счастью, к огненным магам присоединились маги земли - Хорр, Уго и штихи, немного владеющие магией огня. Штихи к тому же были способны подлетать вверх и поражать слизней очень точно.
   Теперь отсутствие людей в городе не удивляло путешественников. Неизвестно, из какого мира пришла эта нечисть, но жить с этими существами не смог бы никто, слишком неприятные чувства они вызывали. Возможно и мор, охвативший Тиррен, был вызван как раз появлением плесени или слизней.
   Путники проходили мимо опустевших домов, где еще лежала оставленная хозяевами утварь, заглядывали в мастерские и на постоялый двор, давно уже не ждущие гостей. Всюду лежала пыль. Ее толстый слой покрывал дорогу и все тропинки, приглушая голоса и топот ног. Краска на домах давно поблекла и облупилась, а резные заборчики вокруг дворов, являвшиеся прежде гордостью жителей Тиррена, сейчас почернели и покосились. В городе не осталось ни животных, ни птиц, и сейчас, когда удалось победить плесень, мох и слизней, только ветер гулял по улицам некогда оживленного городка.
   Крис не знал, что он ищет в этом городе. Возможно, он почувствовал необходимость прихода в Тиррен, чтобы избавить его от растений или животных из другого мира, которые переползли сюда из леса. Пока Далор вместе с остальными переходил от дома к дому, крыс сидел на плече мага и крутил головой по сторонам, боясь пропустить что-то важное. Похоже, что некоторые жители покидали Тиррен в спешке, поэтому путешественники находили в домах не только всяческую утварь, но и детские игрушки, одежду, и даже украшения. Вот серебряное зеркало, сработанное гномами, а на столе перед ним гребни для волос и чьи-то серьги. Возможно, двести лет назад их примеряла местная красавица. И неизвестно, умерла ли она от болезни, скосившей жителей города, или уехала прочь, бросив все и опасаясь взять с собой даже любимые вещи. В одном из домов, где, вероятно, жил местный маг, на полках осталось немало книг. Неужели и их оставил, спасая свою жизнь, житель Тиррена? Или он тоже умер от болезни? Красивые рукописные тома, обернутые в мягкую кожу и украшенные серебром, ценились очень дорого, и мало кто мог себе позволить разбрасываться такими вещами. А уж книги по магии оставлять без присмотра вообще не пристало.
   Подборка книг была странной - красная магия, зеленая и фиолетовая. Все знали, что маги огня редко обладают способностями к зеленой магии, а фиолетовых магов в этом мире вообще уже давно не было. Зачем кому-то могли понадобиться все три книги вместе? Или местный волшебник пытался самостоятельно разобраться с ними, надеясь победить чужеземную заразу? Крис запрыгнул на стол, почему-то вдруг решив еще раз посмотреть заклинания по фиолетовой магии. Так же, как и несколько дней назад, когда он вдруг ощутил необходимость похода в Тиррен, так сейчас его потянуло к этой книге заклинаний. На первый взгляд, это была точно такая же книга, как та, что он читал в доме Далора. Правда, картинки в ней были нарисованы не так хорошо, да и бумага была похуже. Впрочем, и такая книга стоила немало, и даже тот, кому она не нужна, предпочел бы продать ее, а не бросать, где попало. В конце книги на пустых листах, которые встречались в любой книге заклинаний, были написаны две непонятные формулы. Никаких приписок рядом не было, поэтому Крис не мог догадаться, какие это заклинания. Возможно, волшебник пытался придумать что-то новое, но никто не оценил его успехов, так что заклинания остались лишь в книге их создателя.
   Внимание Крис привлекла закладка в книге, напоминавшая кусок материи, вырванный из чьей-то одежды. Ткань выцвела, рисунок едва ли привлек бы внимание ценителя прекрасного, но почему-то Крис сунул тряпочку в свой мешок. Ну, а книги нужно отдать волшебникам, чтобы они решили их судьбу. Любая крыса понимает, что заклинания могут быть опасными, если попадут в сомнительные руки. Тщательно отряхнув с книг пыль, Ворт убрал магические книги в свой мешок - лучше отнести их в школу, где они достанутся какому-нибудь начинающему волшебнику.
   Что ж, возможно, когда-то в Тиррен вновь вернутся люди, пока же можно было разве что немного улучшить здешнюю обстановку. И маги воздуха и воды вместе заставили небольшое облачко зависнуть над городком и пролиться дождем. Дождь унес прочь пыль от бурого мха и плесени, сейчас Тиррен выглядел так, словно жители просто отлучились куда-то на время.
  
   Глава 37
  
   Они опять шли через Тирренский лес. Прошло совсем немного времени с тех пор, как они были тут в последний раз, но как все изменилось! Зеленая магия преобразила все вокруг: теперь поляны были покрыты травой, у корней деревьев вырос мягкий зеленый мох, местами появился невысокий кустарник, который в будущем станет защитой для птиц и мелких зверушек. Сейчас уже трудно было поверить, что совсем недавно этот лес внушал всем ужас. Путешественники знали: теперь опасностей в этих местах ждать не стоит. Но впереди было несколько дней пути, а долгая дорога - это как раз то, что лучше всего подходит для обдумывания планов на будущее. Шли быстро, так что во время движения разговаривали мало, зато на остановках всем хотелось поговорить.
   Льенд еще в Тиррене решил, что для него самое лучшее - это на какое-то время остаться в школе магов. Конечно, зеленый маг Орин намного моложе Стефина, но ему есть чему научить неопытного Н'дара. И хотя льенду было бы интересно вместе с новыми друзьями отправиться в незнакомый мир, он понимал, что пользы от него в этом путешествии будет немного. А в школе Н'дар дождется тех, кто пойдет вместе с крысами, и узнает все новости. Когда льенд рассказал о своих планах, все зашумели. Кто-то уговаривал Н'дара идти вместе с ними, а кто-то, наоборот, соглашался с его выбором. В разговор вмешался Лейр:
   - Не стоит идти в мир крыс большой толпой. Посмотрите сами, сейчас наша компания состоит из пяти крыс, четырех магов, двух гномов, эльфа, льенда и двух штихов. Итого пятнадцать разных существ! А ведь нам нужно избегать лишнего внимания со стороны окружающих, то есть либо прятаться, либо с помощью магии делать так, чтобы нас никто не увидел. Чем меньше будет группа, тем легче будет это сделать. О крысах говорить не нужно, они пойдут все, поскольку в конечном итоге именно там находится их дом, и туда они собираются вернуться. Но надо решить, кто еще пойдет. Я думаю, стоит оставить еще пятерых - тогда каждый сможет взять на руки или посадить на плечи одного крыса. Конечно, хотелось бы знать, чьи способности и умения пригодятся в этом путешествии, это помогло бы нам сделать правильный выбор. Но пока нам неизвестно, кто из крыс сможет закрыть ворота, и какая им понадобится помощь. Значит, придется выбирать наугад. Если Н'дар решил не ходить с нами, то надо будет назвать еще четверых, кто останется дома.
   Штихи совещались до ночи и потом заявили, что они тоже идти не могут. Мол, это не их мир, и они не хотят отправляться так далеко, да и вообще им пора возвращаться домой. Примеру штихов неожиданно последовал Гарш, также решивший немного отдохнуть в школе и пуститься в обратный путь к городу гномов. Это означало, что компанию крысам собирались составить четыре мага, гном и эльф. Кто-то в этой компании был лишним, и все согласились, что примут окончательное решение, когда придут в школу. Крису очень хотелось, чтобы Далор пошел вместе с ним, однако он не решался попросить об этом. Но когда все укладывались спать, Далор ласково погладил шерстку Криса и прошептал: "Я-то с тобой уж точно пойду!".
   Крис всю дорогу сидел у Далора в капюшоне плаща и думал о том, что делать дальше. Пока будущее представлялась ему не слишком радостным. Конечно, они спасли этот мир, очистили Тирренский лес и покинутый город от жуткой растительности и противных слизней, но это не приблизило крыс к разгадке того, что же делать с их собственным миром. Все, что у них есть сейчас, - это пряжка тролля, которая, хочется верить, способна помочь им закрыть ворота. Но как прикажете все это осуществить, если даже простые заклинания в их мире не действуют?
   Крис почти отчаялся что-то придумать, но вдруг в его голове возникла странная мысль: заклинания там действительно не работают, но ведь не работают-то они сейчас, а в прошлом они могут действовать! А если с помощью фиолетовой магии перебраться в прошлое?
   - Мысль интересная, - сказал Лейр, когда крыс рассказал всем о своей идее. - Проблема в том, что отправляться в прошлое придется не только тебе, но и всем, кто пойдет с тобой в ваш мир. Но сейчас у вас осталось так мало магии, что и заклинание переноса в прошлое не подействует.
   - Тогда надо отправиться в прошлое в мире магов, а уже потом пройти через ворота, - предложил Далор.
   - Если в прошлом будут существовать эти ворота, - вмешался Гарш.
   - Конечно, они существуют, ведь гномы прошли через них, да и наш тролль тоже, - снова ответил Далор.
   - Тогда надо решить, на сколько лет в прошлое стоит отправиться.
   После этой фразы Лейра начались споры. Кто-то хотел перенестись на тысячу лет назад, в то время, когда тролли только нашли ворота, но сами их создавать еще не умели. Можно предупредить гномов о том, что тролли могут похитить у них заклинание, возможно, тогда и никакие ворота закрывать уже не понадобится. Идея была интересной, но могло получиться, что в итоге гномы и эльфы в нужное время вообще откажутся покидать родной мир, и будущее изменится.
   - Нет уж, только не это! - закричал Тейр, - Я, конечно, понимаю, что тот мир был родным для моих предков, но сам-то я родился здесь. И я вовсе не хочу, чтобы что-то менялось. Неизвестно, как сложилась бы в итоге судьба гномов, если бы они все же остались на родине. Возможно, конфликты с эльфами или с людьми привели бы в итоге к более тяжелым последствиям.
   Гарш и Малион согласились с Тейром, что возвращаться в прошлое нужно в то время, когда гномы и эльфы уже покинули родной мир. Конечно, тогда уже возникли сложности с магией, но выполнить одно не очень мощное заклинание было еще вполне реально. А последовательно можно выполнять сколько угодно заклинаний.
   Дальнейшая часть пути прошла спокойно. Разговоров было мало, все чувствовали усталость и мечтали скорее добраться до школы магов, чтобы отдохнуть. На привалах все большей частью дремали, а если и говорили, то просто вспоминали забавные случаи из жизни. Крис попросил у Ворта книгу заклинаний, которую они нашли в Тиррене: крысу не давали покоя две формулы, дописанные кем-то от руки в конце книги. Иногда Крис чувствовал, что почти приблизился к их разгадке, но потом мысль опять ускользала. Книгу теперь положил в свой мешок Далор, и как только наступало время остановки, маг вытаскивал ее, зная, что Крис захочет опять смотреть на непонятные заклинания. Иногда к Крису присоединялись его соплеменники и тоже пытались угадать, что же могли означать эти формулы. Увы, ответ пока не смог найти никто. Возможно, крысам мешало то, что местами рисунки поблекли, а некоторые символы были непонятны.
   - Надо было защитное заклинание использовать, тогда бы время не повредило бы книгу, - сказал Далор.
   Но его совет явно опоздал - многое уже стерлось или стало едва различимым.
   Наконец лес остался позади, и путники вышли на тропу, ведущую к школе магов. Теперь, когда до цели оставалось совсем чуть-чуть, все оживились, словно сбросив с плеч усталость. И вот уже показались знакомые желто-синие и сине-желтые домики. Ворота были приветливо распахнуты - их здесь ждали.
   Вечером, умывшись и отдохнув, путешественники собрались в столовой. Тут же сидели местные маги, которым тоже захотелось послушать рассказы о приключениях. Еды было много, и все с аппетитом поглощали аппетитные кушанья, казавшиеся особенно вкусными после однообразной пищи в дороге. Когда же все поели, Лейр призвал к тишине и сказал:
   - Мы закончили первую часть пути. Но впереди нас ждет самое трудное - путешествие в родной мир гномов, эльфов и наших друзей, крыс. В дороге я много думал, и теперь скажу свое решение - идти с крысами должны Тейр, Малион, Далор, Хорр и Ворт. Я останусь здесь. Конечно, мне тоже очень хочется пойти, но я старше всех вас и не хочу, чтобы моя слабость стала помехой. Вам понадобится немало сил, чтобы выполнить задачу, не хотелось бы, чтобы вы растрачивали их на то, чтобы помогать мне в пути. Очень жаль, что вы еще не придумали, как найти ворота и закрыть их, но не стоит задерживаться из-за этого. Возможно, ответ ждет вас там, куда вы направляетесь. Вы выйдете в путь с рассветом. Фарг и его друзья приготовят вам немного еды в дорогу -после нашего сегодняшнего пира ее осталось достаточно. Пока же отправляйтесь спать, вам стоит хорошо выспаться перед путешествием.
   Постели были уже приготовлены, и путешественники поспешили в свои комнаты, радуясь возможности провести ночь в удобных и мягких кроватях, а не на голой земле. Вскоре голоса стихли, и всех сморил сон.
   Крису снился странный сон: один из штихов, Ах-хр, летел, неся в лапах крысу. Он проснулся и какое-то время не мог понять, снилось это ему, или он видел все наяву. Уго рассказывал ему, как штихи несли его к дому Хорра, но сейчас Крис видел совсем не ту картину - вместо холмов вокруг был лес, рядом шумело море, а где-то впереди высились горы. Он был уверен, что никогда не видел подобного места и даже не слышал о нем. Крис уснул вновь и проспал уже до утра, когда Фарг разбудил всех. Путешественники опять собрались в столовой, где быстро поели и положили в заплечные мешки собранную для них еду. Когда группа уже собиралась выйти из дома, Крис вдруг понял, почему он увидел такой сон. Он не знал, было ли это предчувствием того, что их ждет, или чем-то еще, но крыс был уверен, что все должно быть именно так, как он видел во сне. И он сказал, как можно громче:
   - Ах-хр должен идти с нами!
   В этот раз все сразу поверили, что у Криса есть причины так говорить. Лейр, собравшийся проводить друзей в дорогу, сказал:
   - Тейр наверняка захочет идти с Лансом, Малион с Тири, Далор с Крисом, а Хорр с Уго. Раз десятым в компании будет Ах-хр, то остаться придется Ворту.
   Ворт не спорил. Он просто передал свой мешок Хорру, решив, что это быстрее, чем собирать снова припасы для штиха. Сложнее оказалось убедить Ах-хра, ведь штихи вовсе не горели желанием пускаться в дальний путь. Но, выслушав доводы волшебников, Ах-хр кивнул головой. В последний момент Лейр, словно вспомнив о чем-то, вернулся в свою комнату и принес Далору свой изрядно опустевший мешок. Именно там, как помнили все, лежала пряжка тролля, завернутая в тряпицу.
   Теперь ничто не мешало путешественникам выйти из дома. И вот уже они скрылись за воротами, а потом, пройдя по тропинке, пересекли мост через ручей, помахав Мелсу на прощание. Дорога шла через луг, воздух был свежим, а погода теплой. Вскоре показался забор, выкрашенный голубой краской. Именно он был первой целью их пути. Потом Крис указал остальным на дырку в заборе, через которую можно будет попасть в родной мир крыс.
   Повернувшись к забору спинами, все стали как можно ближе друг к другу. И Крис произнес заклинание, отправившее их на несколько столетий назад. На какой-то миг показалось, что заклинание не сработало - перед глазами был все тот же травяной луг. Но стоило им оглянуться, как стало ясно, что они уже в другом времени. Забора не было. На его месте было странное нагромождение камней с широким проемом между ними. И из него внезапно вылез огромный тролль.
  
   Глава 38
  
   Никто не ожидал сейчас увидеть тролля. Конечно, в другом мире они могли встретить кого-то из его соплеменников, но там этого можно было ожидать, поэтому к тому времени все успели бы подготовиться к встрече. Пока же маги, гном и эльф просто остолбенели, не понимая, что делать. Крысы как раз незадолго до этого улеглись в капюшонах своих спутников или в карманах их курток и потому тролля не увидели. Его заметил только Трикс, который крутился, пытаясь удобно устроиться на плечах шриха. И Трикс догадался, что это ТОТ САМЫЙ ТРОЛЛЬ! Тролль, создавший ворота, после чего и случилась вся эта кутерьма с магией. И если не сделать что-то прямо сейчас, тролль может уйти, и тогда они не узнают, где же расположены ворота, которые они ищут. У Трикса не было времени что-нибудь придумать, и он произнес первое, что пришло в голову - заклинание неподвижности, позволяющее говорить, но не двигаться. Трикс и сам не мог понять, как это он вспомнил об этом заклинании, ведь он даже ни разу не пробовал его применять, только видел в книжке. Но формула запомнилась и сработала - и тролль застыл, словно скованный невидимыми цепями.
   Тут все пришли в себя и решили, что самое время узнать у тролля, где же эти ворота. Спрашивать стал Хорр, который в отсутствие Лейра и Ворта был самым старшим в компании. Увы, хотя этот тролль, возможно, и был не так глуп, как другие, умом он все-таки не блистал. И стало ясно, что их пленник сам не может точно сказать, где именно стоит искать ворота. К счастью, тролль успел создать пока лишь одни ворота - уж это он помнил. Тролль также помнил и то, что мир, в который он попал через эти ворота, был не слишком привлекательным. Впрочем, это наших путешественников мало интересовало. Они вновь и вновь задавали вопросы, пытаясь выяснить, как выглядит место, где находятся ворота. Но все было тщетно - тролль помнил, что ворота расположены возле башни, но не мог сказать, где она находится. В итоге тролля решили отпустить, и он быстро умчался восвояси.
   Все были огорчены. Еще несколько минут назад казалось, что у них появился реальный шанс найти ворота, а теперь они вернулись к тому, с чего начали - ворота лежат неизвестно где. Хорр с грустью закрыл лицо руками, Тейр сел на камень и вздохнул, Малион и Далор опустили головы. Именно в этот момент Ах-хр сказал:
   - Я знаю, где находятся ворота!
   Штих стоял немного в стороне от остальных, и на него в первые минуты никто не обращал внимания. В разговоре с троллем Ах-хр не участвовал, поэтому все были уверены, что он просто ждет, когда ему скажут, куда идти дальше. А штих не просто стоял и смотрел, он внимательно слушал мысли тролля. Но не просто слушал - Ах-хр видел картины, которые появлялись в голове тролля. И запоминал их. Ведь до любого места, которое ты можешь мысленно представить, добраться всегда поможет любимое заклинание серых магов - заклинание поиска пути.
   - Что ж, нам повезло, что мы взяли тебя с собой, - признал Далор. - Похоже, в этом Крис не ошибся. Теперь у нас больше шансов на успех.
   - Идем! Не стоит здесь задерживаться, путь нам предстоит долгий! - крикнул Хорр.
   Вся компания дружно шагнула в каменные ворота и прошла через них. С другой стороны ворота выглядели почти так же: они тоже состояли из каменных глыб, только здесь камни лежали друг на друге, образовывая арку для прохода. Вокруг было разбросано множество других камней, местами поросших мхом. Путешественники внимательно оглядели все вокруг, чтобы запомнить и без труда найти это место, когда придет время вернуться в свой мир.
   Прямо перед ними шумел лес. Старый, густой, напоминавший Тирренский лес в его лучшие годы. В этом мире уже наступила осень, разбавившая лесную зелень яркими красками. Осины и березы уже совсем пожелтели, в кронах дубов и вязов появилась позолота, а листья кленов и боярышника пламенели в лучах заходящего солнца. Лишь сосны и ели по-прежнему оставались зелеными.
   От ворот в сторону леса не вела ни одна тропинка, хотя трава тут была низкой, и можно было идти и без дорог. Но прежде стоило решить, куда идти, и только Ах-хр мог помочь им выбрать правильный путь. Штих был прилежным учеником магов и легко произнес нужное заклинание. Оно не было мощным, и работало в мире, в котором запас магии был уже невелик. Путь, по которому им предстояло пройти, вел на север.
   Становилось все темнее. Облака закрыли небо серой пеленой, поэтому звезды не могли помочь путникам. Какое-то время они шли наугад, придерживаясь выбранного направления, но потом решили, что лучше выбрать место для ночлега, а утром двинуться дальше.
   Малион, шедший впереди, нашел подходящую поляну, а затем вместе с гномом занялся костром. Разыскать источник воды поручили Далору. Трикс с Ах-хром за это время успели найти съедобные грибы, и вскоре в котелке весело булькал суп. Поужинав, путешественники легли спать. К ночи заметно похолодало, и они завернулись в теплые плащи и придвинулись поближе к костру. Местность была незнакомой, поэтому дежурили по двое - крыса и ее спутник.
   В этом мире путешественников ждало неприятное открытие - крысы здесь почти не могли говорить. Сами крысы успели забыть, что раньше они понимали речь людей, но сами ничего не могли сказать в ответ. Сейчас они были способны сказать лишь "да" или "нет", но не могли вести долгие беседы. Далор предположил, что умение крыс говорить было частью магии, которой они владеют, и чем меньше магии остается в мире, тем сложнее дается крысам человеческая речь.
   Утром вышли в дорогу. Шли медленно, цепочкой друг за другом - никто не знал, какие опасности подстерегали путников в этом лесу. Замыкающие часто оглядывались назад, остальные крутили головами, высматривая, нет ли чего подозрительного впереди и по сторонам. Часа через три подошли к опушке, где решили немного отдохнуть и уточнить, куда идти дальше. Ах-хр вновь уверенно указал на север.
   Еще через несколько часов подошли к просеке. Тут когда-то проходила дорога, но сейчас она почти заросла. Всюду валялись поваленные деревья, словно какой-то великан, играя, ломал стволы осин и молодых сосенок. Сейчас вокруг было тихо, лишь только дятел стучал где-то в вышине. Обед прошел в молчании. Все устали - в этом мире идти было тяжелее, чем на родине магов. Огонь разводить не стали, довольствуясь сухарями и вяленым мясом. Штих нашел низкие кустики красных ягод, слегка горьковатых на вкус, и, убедившись в их съедобности, собрал несколько пригоршней. Остальные тоже попробовали ягоды, но нашли их излишне водянистыми и признали, что плоды ольта были сытнее и вкуснее.
   Путь привел их к небольшой речке, лениво текущей на северо-восток. После небольших споров решили соорудить плот и часть пути пройти по реке. Тейр и Хорр сразу принялись за работу - они срубали подходящие деревья и тут же обтесывали их. Малион и Далор связывали стволы. Когда плот был готов, Трикс укрепил его с помощью магии - теперь все могли быть уверены, что плот не развалится.
   По реке движение пошло быстрее. К тому же Далор заклинаниями немного ускорил течение, и к вечеру они проплыли уже много миль. Но как только на небе появились звезды, Малион и Далор направили плот к берегу, выбрав удобное место для стоянки. Когда костер, разведенный Тейром и Хорром, разгорелся, вся компания уже расположилась на берегу, радуясь возможности отдохнуть и поужинать. Хотя крысы сами не могли разговаривать, они с интересом слушали других. Волшебники расспрашивали Ах-хра о том, где же все-таки расположены ворота тролля, и тот, как мог, описал то, что он увидел:
   - Это были не связные мысли, а отдельные картинки. Там вокруг тоже лес, хотя и не такой густой, чем этот. Рядом море и скалы. Волны бьются о берег. Я видел пещеру, возможно, тролль в ней и жил. Впрочем, нет, это не так - тролль все время озирается, похоже, эти места для него чужие. Идет дождь, вот тролль и спрятался в пещере. Когда дождь закончился, тролль опять идет в лес и там встречает других троллей. Они вместе идут к башне на вершине холма. Это высокая каменная башня, скорее всего сторожевая. И построили ее не тролли. Внутри на стенах гобелены, оружие и доспехи, но, похоже, хозяева башни давно покинули эти места. Я вижу очаг, на котором жарится огромная туша, и большой стол. Там пируют тролли, их четверо. За столом ужасный беспорядок, повсюду битая посуда и обглоданные кости. Вот один из троллей вынимает какой-то листок, хвастается, что удалось украсть заклинание у гномов. А потом тролли начинают спорить, вырывая листок друг у друга. Когда листок оказывается в руках у нашего тролля, он выбегает из башни. Он садится на землю возле основания башни и пытается произнести заклинание. У него не сразу получается, но потом я вижу ворота, похожие на пылающее зеркало. Тролль входит туда. Какой-то неприятный мир: там жарко, как в печи. Вокруг песок и пыль. Черные скалы, словно оплавленные огнем, и ничего живого вокруг. Троллю это очень не нравится, и он возвращается назад. Другие тролли тоже выходят из башни и смотрят на ворота. Один из них решается заглянуть в другой мир, но тут же появляется вновь, недовольно фыркая. И вот уже тролли уходят в лес, не найдя ничего интересного в создании ворот. Они идут прочь, даже не пытаясь запомнить место, где остались открытые ворота.
   Когда Ах-хр закончил свой рассказ, все долго молчали. Потом Далор положил свой плащ на подстилку из мягкой хвои, собираясь лечь спать. Остальные тоже стали укладываться. Какая-то мысль заставила Далора снова взять в руки свой мешок и, развязав его, достать оттуда мешок Лейра. Маг развернул тряпицу, лежавшую внутри и несколько минут не мог поверить своим глазам. Он вновь и вновь перебирал содержимое мешка, пока, отчаявшись, не сказал дрогнувшим голосом:
   - У нас больше нет пряжки тролля!
  
   Глава 39
  
   Все зашумели. Одни предлагали вернуться домой, другие - идти дальше. Конечно, возвращаться было обидно, ведь они уже далеко продвинулись к цели, и неизвестно, удастся ли в следующий раз беспрепятственно преодолеть этот участок пути. И главное, все понимали, что даже вернувшись, они могут и не найти пряжку. Возможно, Лейр потерял ее еще в Тирренском лесу.
   Крысы все это время молчали. Конечно, они бы с удовольствием поучаствовали в спорах, но вряд ли крысиный писк помог бы принять решение. Потом Крис вдруг подумал: а почему не обсудить все это с крысами? Между собой-то они спокойно могут говорить на своем языке. И вот уже к басу гнома и тявкающему голосу штиха добавился писк пяти крыс. Трикс вспомнил, как в Тирренском лесу Стефин все время поглядывал на мешок Лейра. А Тири добавил, что, когда возле болота все думали, как убрать поваленное дерево, Стефин незаметно куда-то исчез. Скорее всего, перед этим он вытащил пряжку из мешка.
   Крис был уверен, что возвращаться назад бессмысленно, они сумеют справиться с воротами и без пряжки тролля. Он тронул лапой Ах-хра: сейчас только штих мог понять мысли крыса и передать их остальным. Спутники согласились довериться предчувствию Криса. Было решено спокойно выспаться, а утром двигаться дальше по реке.
   С рассветом все вновь залезли на плот, и путешествие продолжилось. Крис сидел на подстилке из кленовых листьев, сооруженной Далором, и разглядывал заклинания в книге по фиолетовой магии. Тряпочка, которая раньше лежала в книге, вновь стала закладкой - Крис отметил тряпочкой страницу с написанными от руки формулами. Ему все больше казалось, что одна из этих формул могла бы помочь им справиться с воротами. В какой-то миг крыс вдруг понял, почему он не может до конца разобраться с формулой - в ней использовалась не только фиолетовая магия, но и красная, а в ней Крис никогда не был силен. Он подозвал Ланса и показал ему формулу заклинания:
   - Вот смотри, это точно символ ворот, а это ключ, его надо использовать, чтобы заклинание сработало. А это что?
   Ланс до этого лишь раз заглянул в найденную в Тиррене книгу и решил, что ничего полезного в ней нет. Сейчас же, слушая Криса, он понял, что заклинание и в самом деле позволит закрыть ворота. В отличие от своего друга, Ланс сумел понять формулу, ведь он знал магию огня. Красная магия помогла троллю создать ворота, и именно с ее помощью ворота можно будет закрыть.
   - Забавно, заклинание-то получается совсем простенькое, много магии для него не нужно, - сказал Ланс Крису, - правда, вид у него непривычный, поэтому придумать такое непросто. Может, кто-то из гномов догадался, как закрыть ворота, которые открыл другой? Книга-то довольно старая, наверное, ее привезли из нашего мира.
   - Вряд ли мы когда-либо узнаем, кто автор заклинания. Но главное, что мы теперь сможем его применить. Правда, закрывать ворота придется тебе - ты же у нас огненный маг.
   Неразгаданной оставалась еще одна формула в магической книге. Пока ни Крис, ни другие крысы не могли даже предположить, зачем же она нужна. Но с этим можно было подождать, поэтому книга по фиолетовой магии вернулась в сумку Далора. Ах-хр рассказал остальным участникам путешествия, что крысы разгадали формулу закрытия ворот. Настроение у всех сразу улучшилось, ведь появилась надежда успешно завершить путешествие.
   Благодаря магии Далора плот мчался по реке, и путешественники могли любоваться величественным лесом, окружавшим их. Они плыли вдоль тенистых дубрав, где приятно было бы отдохнуть после обеда, и сосновых рощ, где деревья-великаны своими кронами подпирали небо. А у самого берега их приветствовали ивы, гибкие ветви которых склонялись почти до самой воды. Утки и гуси, не таясь, грелись на обласканных солнцем берегах. Похоже, жители давно ушли из этих мест. Возможно, когда-то тут жили эльфы или гномы, и много лет назад они вот так же плыли по этой реке. Теперь же вокруг можно было встретить разве что оленя, пришедшего на водопой, или кабана, выискивающего желуди.
   Когда время подошло к обеду, путешественники увидели, что река делает резкий изгиб в сторону, и решили сойти на берег. Ах-хр вновь с помощью заклинания проверил, куда им надо двигаться, и стало ясно, что дальнейший путь по реке невозможен. Теперь им предстояло идти пешком. Все согласились, что стоит отдохнуть подольше, чтобы потом уже до темноты идти без остановок.
   Пока остальные разбивали лагерь и разводили костер, Далор с Малионом наловили рыбы. Ах-хр оказался мастером по поиску грибов, и вскоре целая горка пузатых боровиков лежала возле костра. Теперь путешественников ждал вкусный обед: грибной суп с сушеными овощами из мира магов и запеченная на углях рыба. Пока готовилась еда, Тейр и Хорр отправились погулять по лесу и спугнули в зарослях оленя. Возвращаясь назад, они обнаружили кусты со спелой ежевикой. Ягоды особенно понравились Ах-хру, и штих на добрый час застрял в зарослях, а когда вышел наружу, вся его шерсть была испачкана ягодным соком.
   Путешественники вымыли котелок, набрали воды в дорогу и, загасив костер, двинулись дальше. Они не знали, как долго им еще предстоит идти. Заклинание помогало лишь определить направление, в котором им стоило двигаться, но не расстояние до цели. Судя по отсутствию поблизости морских птиц, впереди был еще не один день пути.
   От реки в нужную им сторону вела широкая дорога. Сидя в капюшоне плаща Далора, Крис смотрел вокруг и думал о том, что, вероятно, по этой дороге когда-то шли тролли. Зачем им понадобилось идти к морю? Может, они искали места, где стоит поселиться, или просто собирались стащить что-то в заброшенных домах? Штих говорил, что башня, которую он увидел в мыслях тролля, казалась заброшенной много лет назад. Почему люди оставили ее? Они ушли из этих мест задолго до того, как тролль создал ворота, значит, не исчезновение магии подтолкнуло местных жителей перебраться в иные земли. Дичи, грибов и ягод вокруг предостаточно, так что и не голод был тому причиной. Крис надеялся понять все, когда они, наконец, доберутся до башни.
   Путешественники шагали по дороге до темноты. Лишь когда небо покрылось россыпью звезд, Далор предложил остановиться на ночлег. Сил на приготовление пищи ни у кого не было - даже крысы, которым не надо было самим идти по дороге, чувствовали усталость. Наскоро перекусив, путники улеглись спать. Костер горел, разбрасывая искры, они с шипением падали на влажную траву и быстро гасли. В этот раз дежурили только крысы. Крис, Ланс, Тири, Трикс и Уго по очереди вглядывались в темноту, чтобы заметить, если какие-то тени скользнут из чащи леса в их сторону. Но все было тихо.
   Утром все окутал туман, даже ближайшие от дороги деревья не были видны за белой пеленой. Какое-то время путешественники шли цепочкой, то и дело окликая друг друга, но быстро двигаться не получалось, и Далор предложил устроить привал и подождать, пока туман не рассеется. Они расположились возле косматой ели: одни дремали, а другие тихо разговаривали. Крис не мог спать, ему казалось, что вот-вот из тумана выскочит кто-то страшный и схватит его самого или одного из его друзей. Несколько раз он впадал в какое-то оцепенение, а потом испуганно просыпался и крутил головой, проверяя, все ли на месте. Звуки стали глуше, они словно вязли в тумане, и Крис вдруг подумал, что сейчас легко можно было бы вообразить, что они незаметно прошли сквозь невидимые ворота и оказались в ином мире. К счастью, вскоре туман рассеялся, и можно было продолжить путь.
   Поход продолжался уже несколько дней. С каждым шагом путешественники приближались к своей цели. Постепенно густой смешанный лес уступил место редкому лиственному. Местность стала более холмистой. Но лишь спустя неделю появились первые признаки того, что где-то впереди находилось море. Именно тогда над их головами начали кружить чайки. Все повеселели, чувствуя, что близок конец пути. Малион и Далор откинули капюшоны плащей, вдыхая свежий морской воздух. Крысы больше не прятались под одеждой своих спутников, а сидели на их плечах, боясь пропустить тот миг, когда впереди покажется море.
   И вот путники вышли на берег. Лес остался за спиной. Гряда невысоких холмов окружала это место с запада и с востока. Берег тут был довольно пологим, и какое-то время путешественники просто стояли, наблюдая, как катятся волны, а голодные чайки носятся над волнами, хватая зазевавшихся рыбин. Когда остальные пошли дальше, Малион и Тири все еще смотрели куда-то вдаль, наслаждаясь дующим с моря свежим ветром. Белые облака плыли над их головами, словно сказочные корабли. Где-то на горизонте начали собираться тучи, предвещая грозу, но Малион надеялся, что дождь доберется сюда еще не скоро.
   Ах-хр узнавал эти места: именно их вспоминал тролль. Вот и пещера, в которой тот прятался от дождя. Вот дорога, по которой тролль потом пошел в лес. Штих узнал пологий берег: тут тролли кидали камни в воду. Ах-хр понимал, что они не ошиблись и вышли к нужному месту. Вот только башни, возле которой должны были находиться ворота, на берегу не было.
   Глава 40
  
   Тщетно Ах-хр вглядывался в холмы на берегу. Ни развалин, ни россыпи камней там не было.
   - Тихо, успокойтесь! - крикнул Далор, - Давайте не будем суетиться. Нам стоит отдохнуть, осмотреться, а потом уже решать, что делать дальше.
   Сейчас именно маг воды стал лидером в их компании. Крис смотрел на своего друга и удивлялся, как сильно изменился Далор за время их путешествия. В начале пути другие волшебники полагали, что синий маг слишком молод для этой важной и ответственной миссии, они считали его излишне беззаботным и веселым. Никто не возражал против его присутствия, но Далору отводилась лишь роль исполнителя чьих-то указаний. Командовали другие, и синий маг с готовностью подчинялся сначала Лейру, а потом Хорру. Но постепенно роль Далора изменилась. Он вроде бы оставался таким же жизнерадостным и активным, но почему-то остальные все больше прислушивались к его словам. Вот и сейчас, стоило волшебнику попросить всех успокоиться, как шум стих. Еще мгновение назад ситуация казалась почти безнадежной, но вот уже путешественники достали из сумок припасы и начали готовить ужин. Никто не ругал Ах-хра, не сумевшего найти башню, не было ни ссор, ни воплей отчаяния. И это все заслуга Далора.
   Стало темнеть, поэтому поиски башни пришлось отложить на утро. Предстояла еще одна ночевка под открытым небом. Нужно было ложиться спать, но маги, эльф Малион и гном Тейр вместо этого стояли, задрав голову вверх. В эту ночь они впервые увидели на небе луну. До этого небо по ночам было закрыто пеленой облаков или же луну скрывали от глаз путников кроны деревьев. Сейчас же полная луна ярко выделялась на небе, полном звезд. Малион с восхищением смотрел на эту картину.
   - Я читал о луне в старых книгах, но никогда не представлял, какая она огромная, - сказал эльф.
   Ночное светило этого мира невольно приковывало взгляды путешественников. Разве только крысы не могли понять, что заставляет остальных высматривать что-то на темном небе - для них луна была слишком далеко, и видеть ее крысы не могли.
   Наконец все уснули, и только Крис все крутился на своей подстилке. Он был расстроен: крыс надеялся, что уже сегодня они войдут в башню, найдут какую-нибудь вещь, принадлежащую троллю, и закроют ворота. Крис устал от долгого пути, от блужданий по лесам, полям и рекам двух миров. Ему хотелось, наконец, оказаться дома. Крис хотел лежать в мягком гамачке, есть вкусную еду и не думать ни о каких путешествиях. Но его мечта, словно линия горизонта, отодвигалась все дальше и дальше. Иногда казалось, что достаточно протянуть лапу, чтобы ухватить мечту за хвост. Но потом опять что-то происходило, и надо было вновь куда-то идти и что-то искать. Он согласился отправиться в путь, но нельзя же вечно бродить по свету...
   Крис почти не спал в эту ночь, вздрагивая от каждого шороха или крика птицы, поэтому он увидел, как рано утром Ах-хр первым вылез из-под одеяла и, не дожидаясь завтрака, отправился на поиски башни. Штих вернулся примерно через час, мокрый и взъерошенный. Ах-хр еще раз обыскал пещеру и даже нашел в ней глиняную миску с отбитым краем и кусок кожи, оторванный от чьей-то куртки. Штих не знал, чьи это были вещи, но захватил их с собой, надеясь, что находки могли принадлежать троллю. Еще Ах-хр прошел больше мили на запад, пытаясь отыскать башню, но никаких следов ее найти так и не смог.
   Все уже поднялись, и после завтрака к поискам башни присоединились маги, гном и эльф. Они бродили по берегу, высматривая пропавшую башню, но ее нигде не было видно. Зато в крохотной бухточке, укрытой холмами от морских ветров, Тейр обнаружил небольшую лодку с веслами. А Малион разглядел скалистый остров в нескольких милях от берега. Может, башня там? Эльфу показалось, что он видит на острове какое-то строение, но, возможно, это была лишь причудливая игра света и теней.
   Погода начала портиться. Усилился ветер, белые облака куда-то умчались, а на их место пришли тяжелые тучи. Стоило поспешить, чтобы успеть добраться до острова раньше, чем начнется дождь. Лодка не была рассчитана на такую большую компанию, поэтому Хорр предложил вначале отвезти на остров крыс. Однако Далор и Малион не согласились с серым магом: мало ли что могло случиться с маленькими зверьками, пока лодка будет возвращаться назад за остальными. Никто не знал, что творится на острове, и нельзя было с уверенностью сказать, что крысы будут там в безопасности. Пусть уж лучше Малион, Тейр и Далор поплывут на лодке, а крысы пока посидят в бухточке, где ветер потише, а волны меньше, чем на скалистом острове. Гном, эльф и маг выяснят, как обстоят дела, и кто-то из них вернется за остальными. Если все-таки пойдет дождь, Хорр уведет крыс и штиха в пещеру, чтобы им не пришлось мокнуть, ожидая лодку.
   Хорр, подумав, согласился с друзьями: рисковать жизнью крыс он тоже не хотел. За время путешествия он успел полюбить этих маленьких существ, особенно Уго, рядом с которым провел немало времени.
   Лодку оттолкнули от берега, и Тейр, Далор и Малион запрыгнули внутрь. Далор сел на весла, поскольку умел грести лучше других. Остров медленно приближался, и теперь все трое видели, что на вершине холма и в самом деле стоит каменная башня.
   Грести было тяжело, ветер норовил опрокинуть утлое суденышко. Вода заливалась в лодку, и Малиону с Тейром приходилось все время ее вычерпывать. Начался дождь, тяжелые капли падали на путешественников, и когда лодка, наконец, причалили к берегу, все трое уже были мокрыми с головы до ног. Гном и маг вытащили лодку на берег и укрыли ее за большим камнем. Теперь можно было отправиться к башне и узнать, что там творится.
   Дорогу к вершине холма размыло дождем, да и сам холм показался путешественникам не особо надежным пристанищем. Теперь они представляли, что могло заставить жителей острова покинуть это место: волны год за годом подмывали берег, и не было сомнений, что рано или поздно башня рухнет в море. Внутри башни царило запустение. Все ценное давным-давно было вывезено отсюда. И хотя кое-где еще остались гобелены и оружие на стенах, это было лишь воспоминание о былом величии. Повсюду гулял ветер, трещины зигзагами исчертили стены, а сквозь потолок местами текла вода. Башня пока еще могла служить укрытием от дождя, но оставаться в ней надолго было опасно.
   Путешественники обошли башню и вскоре увидели ворота. Да их не надо было искать: языки пламени, словно рама, окружали магическое зеркало. Видимо, в этом мире огонь горит дольше, чем в мире магов, или тролль, создавая эти ворота, чуть-чуть иначе произнес заклинание. У Тейра возникла мысль заглянуть внутрь и посмотреть, в какой же мир ведет это зеркало, но, подумав, он все-таки решил этого не делать.
   Теперь, когда они выяснили, что творится на острове, можно было поспешить к лодке и вернуться за остальными. Но дождь становился все сильнее, и гном с эльфом начали спорить, отправляться ли в путь сейчас или лучше подождать, пока прекратится ливень. Далор спустился к берегу, надеясь понять, насколько сильны волны. Когда он вернулся к башне, Малион и Тейр все еще спорили.
   - Кажется, никуда нам уехать не удастся, - сказал волшебник друзьям, - Боюсь, что у нас проблема. Лодки на берегу больше нет.
   Гном и эльф, забыв о спорах, выбежали на берег. Лодки действительно не было. Все трое тщетно вглядывались в море, надеясь, что суденышко качается на волнах где-то неподалеку.
   Вероятно, они некрепко привязали лодку, и ее смыло волной, а может, просто волны были слишком сильны, и веревка оборвалась. Сейчас не было смысла обсуждать, как и почему это случилось. Главным было то, что они втроем не имели возможности вернуться назад, к друзьям. А справиться с воротами могут только крысы, оставшиеся на берегу.
   - Если бы не было дождя, или хотя бы волны были потише, я бы сумел доплыть до берега, - сказал друзьям Далор.
   - Это хорошо, вот только волны и не думают затихать. Да и в любом случае, туда ты доплывешь, а как ты сюда крысу притащишь? - возразил Тейр
   - Не знаю... Можно, конечно, попробовать посадить крысу на плечи, но я не уверен, что маленького зверька не унесет волной, - синий маг выглядел огорченным. - Похоже, нам стоит спрятаться в башне и ждать улучшения погоды.
   - Увы, возможно улучшение погоды и поможет тебе переправить сюда крыс и справиться с воротами, вот только я пока не представляю, как мы потом будем выбираться с острова. От лодки не только следов, но, наверное, и щепок давно не осталось, а я плавать не умею.
   Гном огорченно развел руками - выбраться с острова без лодки казалось невозможным.
   Все вновь поднялись на вершину холма, надеясь, что каменные стены башни хотя бы немного защитят их от бури. Далор с грустью смотрел на море. Он понимал: даже для него доплыть до берега будет непросто. Синий маг привык, что в трудный момент магия всегда приходит ему на помощь, но в этом мире приходилось полагаться лишь на свои силы.
   Они сидели на земле возле каменной башни - маг, эльф и гном. Прямо перед ними пылало магическое зеркало - ворота, созданные троллем. Внизу бесновалось море. Волны становились все выше и иногда докатывали уже до основания башни. А буря набирала силу.
  
   Глава 41
  
   Иссиня-черные тучи закрыли горизонт. Сверкали молнии. Дождь, вероятно, уже достиг берега, где ждали крысы. Далор надеялся, что Хорр помог малышам укрыться в пещере, и они не промокнут. На островке же творилось настоящее светопреставление. Башня вздрагивала от ударов стихии. Нижняя часть острова уже полностью погрузилась в воду, и лишь вершина холма пока еще торчала над водой.
   - Если шторм продлится долго, башня рухнет. Да и сам холм, уже изрядно подмытый морем, может исчезнуть под водой. Что тогда станет с воротами? - спросил Тейр.
   - Ворота уцелеют. Вот только они будут скрыты под водой, а значит, добраться до них и закрыть мы уже не сможем никогда, - ответил Далор.
   - Веселенькая перспектива! - сказал Малион, - Мы застряли на острове, крысы остались ждать нас на берегу. У нас нет никакой возможности вернуться назад, а они не могут перебраться к нам на остров. И ворота вот-вот окажутся под водой. Что прикажете делать?
   - Поскольку нет никаких предложений получше, предлагаю посмотреть на заклинание, о котором говорил Крис, - и Далор вытащил из мешка книгу по фиолетовой магии, найденную в Тиррене.
   Тейр и Малион недоуменно взглянули на синего мага: какой смысл листать книгу, в которой ты не понимаешь ни слова? С другой стороны, делать им и в самом деле было нечего. Не сидеть же на берегу в ожидании, когда тебя вместе с башней унесет в море.
   Гном взял в руки книгу и посмотрел на первую страницу. Потом закрыл глаза и, открыв, снова посмотрел - почему-то ему уже не казалось, что все написанное нельзя прочесть. Сейчас буквы даже начали складываться во что-то знакомое. Тейр повернул голову к Малиону: эльф сидел, раскрыв рот от удивления, он тоже начал понимать написанное в книге. Лишь Далор, кажется, догадывался, что происходит.
   -Как такое может быть? - спросил гном у остальных.
   Далор рассмеялся:
   - А ты вспомни, о чем мы прочли в дневнике голубого мага, какое именно заклятие наложили великие маги прошлого на эльфов и гномов?
   Тейр произнес наизусть, словно дневник до сих пор лежал у него перед глазами:
   -Ни один гном, родившийся после этого дня, не будет владеть магией огня, и ни один эльф не будет владеть магией воздуха. И ни тем, ни другим не будет доступна фиолетовая магия. Так будет всегда, до тех пор, пока не появится волшебник, способный вернуть нашему родному миру всю утраченную магию или хотя бы ее часть ...
   - Тебя же не удивляет, что ты владеешь магией огня, а Малион - магией воздуха? Почему же вам должна быть недоступна фиолетовая магия? Вы сами решили, что способностей к фиолетовой магии у вас нет, и даже не пробовали читать книгу.
   - Ну, хорошо, пусть кто-то из крыс - и есть тот великий маг, который поможет спастись этому миру. Но не могли же у нас появиться способности к фиолетовой магии только потому, что крысы прошли через ворота? - Тейр покачал головой, словно отметая такую возможность.
   - А в заклинании ничего и не говорится о том, что способностей у вас не будет. В нем есть лишь слова о том, что магия не будет вам доступна, то есть вы не сможете ей пользоваться. Возможно, заклинание просто блокирует ваши способности.
   В разговор вмешался Малион:
   - Все это здорово, но вряд ли у нас достаточно времени, чтобы овладеть фиолетовой магией. Башне осталось жить не больше пары часов! Но мы же не крысы, которым от рождения присуще знание фиолетовой магии, и не сможем разобраться во всем, просто перелистав книгу.
   - А вам и не надо сейчас знать все. Достаточно выучить одно заклинание - то, которое закрывает ворота. Причем сделать это придется тебе, Тейр, ведь тут нужно знание не только фиолетовой, но и красной магии. Так что открывай последнюю страницу и учи! Ну, а мы поможем тебе, если это будет в наших силах.
   Тейр вновь вернулся к книге и стал внимательно изучать формулу. Многое тут было ему знакомо - ведь заклинание включало в себя элементы огненной магии. Что ж, вроде бы почти все понятно. Неясно лишь, что это за непонятный символ стоит предпоследним. Словно закорючка какая-то. Гном листал книгу, надеясь разгадать непонятный значок. Далор и Малион вернулись в башню, чтобы приготовить ужин - в такую погоду им как никогда нужна горячая еда. Когда суп сварился, эльф позвал Тейра, и все трое уселись за большим столом. Именно этот стол мысленно видел тролль, как рассказывал им Ах-хр. Разбитая посуда до сих пор валялась повсюду, хотя Далор и убрал мусор со стола. Он даже сумел отыскать несколько целых мисок, кружки и ложки, так что трапеза со стороны могла показаться почти домашней. Гном, эльф и маг неторопливо ели, словно за стенами башни не громыхал гром, а волны не грозили унести их в море вместе с остатками башни. Что ж, пусть времени у них мало, но не настолько, чтобы нельзя было бы нормально поесть. Особенно если учесть, что ужин может оказаться последним в их жизни.
   Но вот миски опустели, чай выпит, и эльф и маг вопросительно посмотрели на Тейра.
   - Ну, как? Сумел разобраться с заклинанием? - спросил Малион.
   - Еще не совсем. Я понял все, кроме одного значка в самом конце формулы.
   Тейр положил книгу на стол и показал друзьям непонятный символ. Маг и эльф заинтересовано заглянули в книгу.
   - Хм, странный знак, - Малион не представлял, что мог означать этот символ.
   А Далор постарался вспомнить разговор с Крисом и Лансом на берегу реки. Тогда крысы, если Ах-хр все понял верно, говорили, что они разобрались с формулой. Мол, Ланс легко бы мог закрыть ворота, если бы у них в руках был подходящий ключ. Но если в заклинании используется ключ, то он должен быть в формуле! Ну конечно, этот символ и означает ключ от ворот, его, судя по картинке, надлежит бросить в ворота, и тогда они закроются окончательно.
   - Я понял, этот символ - знак ключа от ворот! - Далор был рад, что нашел разгадку, хотя понимал, что пока это им мало чем поможет, - И поскольку пряжки тролля у нас нет, то надо поспешить и найти что-то другое.
   - Но где нам это что-то взять? - полюбопытствовал Тейр.
   - Тролли были в этой башне, может, обронили что-нибудь. Нам все равно, что: ножик, башмак или старую куртку. Все сгодится. А там уж как повезет.
   На улице хлестал ливень, а в башне маг, гном и эльф искали вещи, принадлежавшие троллю. Какая-то палка, шляпа, пустой мешок, пуговица - друзья не знали, могло ли что-то из этого принадлежать троллям, или это осталось от тех, кто раньше жил здесь.
   Сейчас волны били уже в основание башни. Вода начала затекать внутрь. Кажется, самое время попробовать закрыть ворота, пока они все не утонули в пучине. "И чего только не придумает для тебя судьба - маг воды может умереть от наводнения!" - думал Далор. Это было смешно, и он сам от души посмеялся бы, расскажи ему кто такую историю раньше. Он знал немало заклинаний, способных остановить бурю, но в этом мире не хватало магии, чтобы эти заклинания сработали.
   Они вышли наружу. Дождь хлестал с такой силой, что сбивал с ног. Тейр вышел вперед и остановился прямо перед воротами. Далор и Малион стояли за его спиной, поддерживая друга, когда порывы ветра становились особенно сильными. Гном начал читать заклинание: слово за словом, жест за жестом. Пламя, окружавшее ворота, вспыхнуло сильнее. Поверхность зеркала, до этого момента почти прозрачная, заблестела, словно отполированное серебро. Теперь надо повернуть ключ - и Тейр бросил внутрь зеркала найденную шляпу. Ничего не изменилось. За шляпой последовали другие предметы, но и они не дали никакого эффекта. Видимо, ни один из этих предметов не принадлежал нужному троллю. Зеркало все еще пылало, но все понимали, что они проиграли: без ключа все их усилия бесполезны.
   Далор бросился к башне и схватит свой мешок. Он вытряхивал из него предмет за предметом, словно надеясь, что где-то в глубине непостижимым образом отыщется пряжка тролля. На землю падали сухари, орехи, пакетик трав для чая, запасная рубаха и бесполезная сейчас книга по синей магии. В мешке осталась лишь принесенная из Тиррена книга фиолетовых заклинаний. Что ж, она выполнила свою предназначение, нужную формулу удалось найти, однако этого оказалось мало.
   И Далор в отчаянии швырнул книгу в начинавшее бледнеть зеркало. Словно ударившись о невидимую преграду, книга отлетела в сторону. А за мгновение до этого маленькая тряпочка, служившая закладкой, вылетела из нее и скользнула в глубину ворот. Раздался странный звук: будто кто-то со скрипом повернул в замке ключ. И ворота исчезли.
   - Что это было? - спросил Тейр.
   - Не знаю, вероятно, какой-то клочок одежды нашего тролля, - Далор усмехнулся, - Впрочем, не все ли равно, главное, что нам удалось закрыть ворота. Наверное, эта история все же будет иметь счастливый конец. Хотя, кажется, не для нас с вами.
   От башни с грохотом отвалился кусок. Далор медленно, словно его совсем не волновало происходящее вокруг, собрал свои вещи в мешок. Еще одна волна ударила в башню, и снова несколько камней покатились вниз по склону.
   Глава 42
  
   Крысы, штих и маг Хорр сидели на берегу и смотрели, как исчезает вдали лодка с их друзьями. Волны были сильными, и Крис волновался, сумеют ли Далор, Тейр и Малион добраться до острова. Крыс не мог видеть остров, и ему казалось, будто тот расположен на другом конце света. И хотя Хорр уверял, что ничего с их товарищами не случится, Крис все равно беспокоился.
   Когда упали первые капли дождя, лодка уже была далеко, и даже зоркий штих ее не видел.
   - Все бегом в пещеру! - крикнул Хорр, и крысы понеслись прятаться от дождя. Штих и маг бежали следом.
   В пещере было темно. Свет, проникавший через вход, освещал лишь небольшой ее участок, а в глубине ничего не было видно. Крысы, привычные к темноте, различали очертания предметов, но и их зрения хватало лишь на то, чтобы случайно не наступить на что-нибудь острое. Волшебник же спотыкался в темноте, и крысы слышали его недовольное бормотание. Было бы неплохо зажечь свечу, но вряд ли в этой пещере найдется свечка. Может, стоит попробовать попросить помощи у Палочки? Вдруг она вновь стала действовать, раз они вернулись в родной мир?
   Крис попробовал представить, как выглядит свеча - не нарядная, в форме домика, которую его бывшие хозяева зажигали на праздник, а самая обычная, подобная тем, что Далор использовал у себя дома. Такие свечи наверняка уже делали в это время! Крис достал из кармашка волшебную палочку, закрыл глаза и представил, что свеча стоит на полу пещеры. И она действительно появилась!
   Первым появление свечи заметил Ланс, он же зажег на свече маленький огненный шарик - простенькое заклинание, почти не требующее магии. Хорр поднял свечу с пола и перенес в глубь пещеры. Теперь все увидели и колченогий стол в углу, и груду мусора, оставленную троллями. Хорр выбрал угол почище и расстелил свой плащ. Пока шел дождь, можно было отдохнуть. Вскоре все задремали, слушая, как капли стучат по камням, окружавшим пещеру.
   Крис проснулся от голода. Время обеда давно миновало, и было бы неплохо сгрызть сухарик или хотя бы парочку орехов. Но припасы Криса вместе с вещами Далора теперь находились на далеком острове, а лазить по чужим сумкам без разрешения крыс не хотел. Он выглянул наружу - дождь, кажется, стал еще сильнее. Хотя пещера находилась на некотором удалении от моря, здесь все равно было слышно, как ревет ветер, а волны с грохотом разбиваются о берег. Лодка с их друзьями наверняка уже добралась до острова, но в такую погоду они не смогут вернуться назад. Так что если башню и удалось найти, сегодня крысы не смогут справиться с воротами.
   Проснулся Хорр, а следом за ним и крысы со штихом. Маг высыпал на стол еду, оставшуюся у него в мешке: заметно подсохший плод ольта, горсть орехов, сухари, чуть-чуть сушеных овощей и немного вяленого мяса. Выходя из леса, все так спешили к берегу, что не стали отвлекаться на поиски еды. Они думали, что сумеют закрыть ворота и сразу пойдут назад, а в лесу всегда найдется что-то съедобное. Овощи и мясо Хорр убрал в мешок, а все остальное разделил на всех поровну.
   Ах-хр тоже высыпал еду из своего мешка. Его запасы были еще более скромными - горстка мятых ягод, немного зерна и пара грибов, выловленных из вчерашнего супа. Уго достал полоску вяленого мяса, у Трикса сохранилась пара крошечных диких яблок и какие-то корешки, а у остальных крыс не было ничего.
   Крис попробовал попросить у Палочки немного еды, хотя бы кусочек колбасы, но почему-то колбаса так и не появилась. Возможно, Палочка просто не нашла поблизости колбасу. Крис слабо представлял, откуда его Палочка брала те предметы, которые она ему приносила. Вначале он предполагал, будто она создает их из воздуха, но потом решил, что Палочка просто переносила то, что он заказывал, из какого-то другого места. Сейчас поблизости ни колбасу, ни другую еду найти невозможно, а поиск на больших расстояниях, возможно, требовал столько магии, сколько в этом мире уже не было. Крис решил представить на столе орехи и ягоды - и Палочка принесла ему небольшую горстку того и другого. Увы, чтобы накормить пятерых крыс, штиха и мага этого было слишком мало. Не сидеть же ему в самом деле всю ночь, заставляя Палочку таскать ягоды и орехи...
   Ели молча. Даже крысы не могли сказать, что они сыты, что уж говорить о штихе, а тем более о маге. Когда последняя крошка исчезла в пасти Ах-хра, Хорр вздохнул и сказал, что ему придется пойти в лес и поискать какую-нибудь еду. Никто не спорил - на ужин было бы неплохо съесть что-то более существенное. А если сегодня вернется кто-нибудь из отплывших на лодке, тем более понадобится горячая еда. Маг повесил на плечо мешок и вышел из пещеры. Свой плащ Хорр оставил крысам и штиху, поскольку в такой дождь он все равно сразу же промокнет насквозь, и плащ ничем ему не поможет.
   Хорр шел с трудом, то и дело поскальзываясь на влажной земле. Его одежда мгновенно промокла, в ботинках хлюпала вода. "Что ж, от жажды умереть нам не грозит", - хмыкнул маг. Он решил набрать немного грибов, орехов или ягод - это позволит его друзьям продержаться до утра или даже чуть дольше, если непогода затянется. В лесу маг действительно набрел на заросли орешника, и вскоре его мешок уже был на треть заполнен спелыми орехами. По дороге Хорр нашел несколько грибов, но для супа этого было мало. Маг остановился на поляне, надеясь отыскать там еще хотя бы десяток грибов. И вскоре крупные и крепкие подосиновики перекочевали в мешок Хорра. Теперь можно было двигаться к пещере.
   Стемнело. Дорогу за это время полностью залило водой. Маг спешил, боясь не найти пещеру в темноте. Он мысленно проклинал себя за то, что не взял в дорогу ничего, что помогло бы ему зажечь огонь. Еще бы, он же привык, что достаточно щелкнуть пальцами, и огонь загорится. Он и сейчас мог бы соорудить огненный шарик, такой, каким Ланс зажег свечу, вот только крошечного шарика будет недостаточно, чтобы развести костер во время дождя или сделать факел из мокрой ветки. Задумавшись, Хорр не заметил, как его нога подвернулась на мокрой траве. Маг упал, больно ударившись головой, и на некоторое время потерял сознание.
   Когда Хорр очнулся, была уже ночь. Голова болела, но не это было самым страшным - хуже было с ногой, которая сильно распухла. Маг надеялся, что нога не сломана, но наступать на нее он пока не мог. Доковылять до пещеры на одной ноге, тем более в темноте, не стоило и пытаться. К счастью, Хорру удалось разглядеть большую ель метрах в пяти от него. Волшебник подобрал мешок и пополз к дереву. Под густыми ветвями было почти сухо, и Хорр мог дождаться там рассвета. Возможно, к утру нога пройдет. Или закончится дождь. Или вернутся Далор с Тейром и Малионом. Хорр старался не терять надежды, потому что только надежда и могла поддержать его сейчас.
   ...У Криса не было часов, но он чувствовал, как идет время. Прошел час, а за ним другой, а маг все не возвращался. Крысы дремали на теплом плаще, штих с грустным видом смотрел куда-то вдаль. Когда Хорр уходил, уже начинало темнеть, а сейчас за порогом пещеры была абсолютная чернота. Стало ясно: сегодня Хорр не вернется, поэтому на ужин рассчитывать не стоит. Ведь даже если с ним все в порядке, в чем Крис уже сомневался, в такую темень он просто не сможет найти путь назад.
   Но хуже всего было то, что Крис все сильнее чувствовал: с их друзьями на острове что-то случилось. Он с самого начала волновался, когда они пустились в путь, но при этом понимал правильность принятого тогда решения. В тот момент Крис не сомневался: если они хотят успешно завершить их миссию, эти трое обязаны попасть на остров. А сейчас он чувствовал опасность, которая нависла над Далором и его спутниками. Крыс понимал: сидя в пещере, он не сможет помочь друзьям. И лодки, чтобы доплыть до острова, у него тоже нет, как не было и гребцов, способных отвезти крыс на остров. И еще была буря, способная уничтожить любого, кто рискнет вступить с ней в поединок.
   Крис подошел к Ах-хру - говорить с ним крыс не мог, но штих легко понимал его, если задавать вопросы мысленно.
   - Слушай, а ты смог бы долететь до острова? - спросил Крис штиха.
   - Не знаю. Я никогда не пробовал летать в дождь. Возможно, если удастся поймать подходящий порыв ветра, долетел бы.
   - А с крысой в руках?
   - Едва ли. Мы, штихи, конечно, сильные, но чтобы лететь и при этом держать крысу, нужны дополнительные силы, а мне и так пришлось бы бороться с ветром и дождем.
   - Нам очень надо попасть на остров! Я уверен, если мы не окажемся там до рассвета, ни Далора, ни Малиона, ни Тейра мы уже никогда не увидим. А если с Хорром что-то случилось, то лишь наши друзья с острова смогут помочь нам вернуться назад. Крысы не смогут пройти весь путь пешком, а ты без нас не вернешься в нужное время.
   Ах-хр тоже чувствовал, что нужно действовать. Поэтому он вынужден был согласиться с Крисом: лететь на остров надо. Один он, скорее всего, справился бы с ветром, но от него магу, гному и эльфу будет мало пользы. Посадить крыса на спину, где тот держался бы за плечи или мешок штиха, Ах-хр не мог - это не давало бы ему расправить крылья и мешало полету. Значит, придется лететь, держа Криса руками.
   Штих не любил, когда приходится выбирать одно из нескольких решений, но в этом случае все было ясно. А раз так, то какой смысл сидеть и делать вид, будто ты все еще думаешь. И Ах-хр подтолкнул Криса к выходу из пещеры:
   - Ну, что ж, полетели!
  
   Глава 43
  
   Когда они вышли из пещеры, Крис мгновенно промок. Никогда в жизни он не был таким мокрым, даже когда его как-то дома искупали в большой миске. Нет, Крис, конечно, попадал несколько раз под дождь, когда жил на улице, но он обычно прятался раньше, чем успевал вымокнуть. В тот день, когда Крис, возвращаясь в убежище после встречи с Миртой, промок и заболел, дождь не был таким сильным. Штих тоже вымок, но никак выразил недовольства этим. Он подхватил Криса лапами, сказав, что Уго тащить было бы тяжелее, и взлетел.
   Крису было страшно. Очень страшно. Он не знал, боялся ли сейчас штих, и боятся ли они вообще чего-нибудь, но сам Крис от ужаса даже закрыл глаза. Впрочем, вокруг все равно ничего не было видно. Казалось, кто-то закрасил весь мир черной краской. Тучи спрятали луну и звезды, чтобы тот, кто рискнул выйти из дома в эту ночь, никогда не нашел дорогу. Лишь вспышки молний иногда озаряли небо, и тогда становилось еще страшнее. А еще гремел гром - Крис сегодня понял, что он ужасно боится грома. Крыс не знал, как долго они летят, и далеко ли еще до острова. Он лишь надеялся, что Ах-хр может ориентироваться в этом хаосе из потоков дождя, ветра, бушующего моря, молний и грома. Вначале крысу казалось, что ветер вот-вот утащит их в пучину или разобьет о скалы, но время шло, а они каким-то чудом держались в воздухе.
   Ах-хр старался не слушать мысли крыса, но его страх он чувствовал. Ему и самому было жутковато. Мокрая шерсть тянула вниз, крылья готовы были лопнуть от порывов ветра. Что он вообще делает ночью в небе? Ведь чувствовал, что не стоит отправляться это путешествие. Сидел бы сейчас в школе магов, листал умные книги, пил чай с Фаргом и думать не думал о штормах и грозах. Пальцы, сжимающие крысу, уже почти ничего не чувствовали. Ах-хр боялся, что скоро руки сами разожмутся, и его ноша полетит в воду. Но пока штих летел.
   Ему было холодно. Казалось, что дождь состоит из ледяных иголок, которые норовили впиться в тело Ах-хра. Там, где он жил, никогда не было такого холода. Крыс тоже совсем замерз и обессилел. Последние несколько минут штих совсем не слышал мыслей Криса, вероятно, тот впал в забытье. Но хотя Ах-хру приходилось еще хуже, он еще держался.
   Вообще-то крылья штихов не предназначены для полета. У себя дома штихи не летают, а планируют с одного холма на другой или с дерева на землю. А лететь так долго без посадки Ах-хру вообще никогда не доводилось. Если бы Крис узнал об этом, они, скорее всего, вовсе не полетели бы к острову. Но штих не стал об этом говорить, понимая, что лететь надо. А раз так, зачем заставлять друга нервничать. Поэтому этой ночью, когда любое нормальное существо спешило спрятаться под крышу, штих мчался над водой, неся в руках крысу.
   Острова нигде не было видно. Ах-хр хорошо чувствовал направление и знал, что летит правильно. Но в этой темноте можно было легко пролететь мимо цели, так что штих волновался, как бы не пропустить остров. Крис не мог ему помочь - слабое зрение не позволило бы крысу разглядеть что-то с высоты, так что надеяться можно было только на себя. И когда Ах-хр почти был готов сдаться, вспышка молнии осветила крошечный островок впереди. И штих увидел каменную башню. Точнее то, что от нее осталось.
   Ах-хр приземлился возле самой башни. У него не было сил нести куда-то Криса, поэтому штих просто разжал пальцы, чтобы крыс упал на траву, а потом без сил свалился рядом с ним. Он не видел, как три фигуры отделились от башни и побежали к ним.
   Первым делом Далор схватил в руки окоченевшую крысу. На мгновение ему показалось, что крыс мертв, но нет, сердце билось, зверек просто очень устал и замерз. Его надо было согреть, а вокруг не было ни теплого жилья, ни костра. Штих тоже совсем ослабел, его крылья были местами порваны, а на лапах запеклась кровь. Вероятно, Ах-хр очень сильно стискивал их, пытаясь удержать выскальзывающую крысу. Сейчас надо отнести обоих в башню - остатки стен помогут укрыть их от дождя и согреть. Далор спрятал Криса под плащом, а Тейр подхватил на руки штиха. В башне им удалось найти сухой уголок, который уцелевшая стена закрывала от ветра. Пока Малион разводил огонь, волшебник осторожно положил крыса на вынутую из мешка рубаху и произнес заклинание. Когда-то он учил этому заклинанию Криса: как быстро высушить одежду или шерсть. Сейчас Далор не думал о том, что большинство заклинаний тут не работает, он просто действовал так, как привык поступать в подобных ситуациях. И лишь когда шерсть его маленького друга действительно стала сухой, он понял, что произошло. Конечно, заклинание было не слишком сложным, но оно все-таки требовало несколько десятков магических единиц, и, как он успел проверить ранее, в этом мире на подобные заклинания не хватало магии. Но сейчас почему-то формула сработала!
   Далор повторил то же самое со штихом - и шерсть Ах-хра тоже мгновенно стала сухой. В дело вмешался Малион: теперь была его очередь, следовало согреть их друзей. Эльф еще помнил, как маг Лейр учил их с Тири, как согреться на холодном ветру, поэтому выбрал именно это заклинание. Штих и Крис открыли глаза почти одновременно. Им было жарко. Они лежали на столе, и каждый чувствовал, что тело болит так, словно по нему долго били молотком. А рядом со столом стояли маг, гном и эльф и спорили, почему вдруг заработали те заклинания, которые работать не должны.
   - Вы закрыли ворота, и часть магии при захлопывании ворот втянулась назад. Не думаю, что много, но это лучше, чем ничего, - сказал Крис. Конечно, все услышал только крысиный писк, но вовремя очнувшийся штих повторил слова крыса остальным.
   - Пожалуй, в этом есть смысл, - согласился Далор.
   - Очень может быть, что и так, - вторил ему Тейр, - вот только меня больше волнует, как мы отсюда уберемся. Если кто не заметил, буря еще не стихла, а вода поднимается.
   - Но если магия действует, мы теперь наверняка придумаем, что делать, заклинаний-то много, - сказал Малион.
   Крис снова пискнул:
   - Не думаю, что у нас есть большой выбор. Пока мы видим, что работают достаточно простые заклинания. В десять или двадцать единиц, ну максимум в пятьдесят. Так что ни остановить бурю, ни научить всех дышать под водой даже не надейтесь.
   - И что же ты предлагаешь? - Далор посадил крыса себе под куртку и ласково поглаживал его шерстку.
   - Я думаю, что понял смысл заклинания, которое было написано в найденной нами книге. Оно позволяет перемещаться в пространстве на большие расстояния.
   Крис и сам не знал, в какой момент у него появилась мысль о том заклинании. Вроде бы, когда он был на берегу, то вообще не вспоминал о нем. А сейчас как будто кто-то вложил эту мысль ему в голову. Или же она просто сама зрела там до нужного момента, а сейчас решила дать о себе знать.
   Маг достал книгу и положил ее на стол так, чтобы формула была видна Крису. Разведенный в очаге огонь пусть и не давал яркого света, но вполне позволял прочесть символы в книге. Крыс еще раз внимательно посмотрел на страницу: кажется, он не ошибся.
   - А разве в этом мире удастся выполнить такое заклинание? Наверняка оно достаточно мощное, - предположил Малион.
   За Криса ответил Далор:
   - Мощность этого заклинания наверняка сильно зависит от расстояния, на которое мы собираемся перенестись. Скажем, мгновенно очутиться возле ворот мы едва ли сможем. А вот преодолеть несколько миль до берега, где остались наши друзья, шанс есть. Хотя то, что нас пятеро, может оказаться проблемой.
   - Но Крису необязательно переправлять сразу пятерых, он может отправиться вдвоем с Далором. Я переправлю Ах-хра, а Малион доберется сам, - предложил Тейр.
   - Ну что ж, давайте попробуем! Но если вы через пять минут не последуете за нами, я вернусь на остров и попробую переправить вас, - сказал Крис.
   Тейр взял на руки штиха, а крыс запрыгнул к Далору на плечо. Крис представил берег моря, на котором он стоял вчера, и начал читать заклинание. Он не был уверен, что все получится, но внутреннее чутье говорило ему, что это единственный шанс выбраться с острова. Крыс закончил формулу и махнул правой лапой.
   Во рту была соль. И еще вокруг было много воды - та часть берега, которую крыс выбрал в качестве цели пути, сейчас была залита водой. Они приземлились с такой силой, что Далор, не удержавшись, упал на колени, а Крис свалился в воду. К счастью, тут было мелко, и они быстро выбрались на сушу. Далор, подхватив Криса на руки, отошел подальше от воды и стал ждать Тейра с Ах-хром и Малиона. Гном со штихом и эльф появились минут через шесть, когда Крис уже был готов отправляться за ними на остров. Они выбрали в качестве места для приземления один из ближайших холмов, поэтому им не пришлось выбираться на берег.
   Пока путешественники шли к пещере, Ах-хр рассказал всем о том, что произошло за время их отсутствия. Всех встревожило отсутствие Хорра, но с этим придется подождать до утра. Сейчас было слишком темно, чтобы начинать поиски.
   В пещере было сухо, но прохладно. Четыре крысы лежали, прижавшись друг к другу и пытаясь согреться. Далор и Малион с помощью заклинаний высушили одежду, а Тейр тем временем смог развести огонь в очаге. Через несколько минут все уже спали.
  
   Глава 44
  
   Утром Далор первым вышел из пещеры и от яркого света прикрыл глаза - снаружи сияло солнце. Испытав путешественников на прочность, буря стихла, дождь кончился, а ледяной северный шквал сменился теплым ветром с юго-запада. На берегу валялись ветки, щепки и даже камни, принесенные штормом.
   Настало время отправляться на поиски Хорра. Вначале Далор хотел оставить крыс в пещере дожидаться их возвращения, но любопытный Трикс и Уго, волновавшийся за друга, тоже захотели идти. В итоге к Далору присоединились гном, эльф и два крыса. Штих и Крис до сих пор чувствовали себя не очень хорошо, поэтому Тири и Ланс должны были заботиться о них и исполнять любые пожелания.
   Маг предложил оставить вещи в пещере и идти налегке. Поскольку с утра было почти по-летнему тепло, гном и эльф с радостью с ним согласились. Трикс и Уго удобно устроились в карманах курток Далора и Тейра.
   До леса путешественники дошли быстро, а дальше возник спор, как искать Хорра. Уго фыркнул - заклинание поиска пути в этом мире работает, и его знает любой серый маг, о чем тут спорить. И в самом деле, они успели пройти совсем немного в указанном крысом направлении, как наткнулись на Хорра. Волшебник нашел толстую палку и, опираясь на нее, с трудом ковылял в их сторону. На лбу у него была ссадина, одна нога распухла, но в целом Хорр выглядел неплохо. Он даже не забыл подобрать мешок с найденными вечером грибами и орехами.
   Тейр срубил несколько жердей и с помощью Малиона и Далора смастерил носилки для Хорра. Как оказалось, там хватило места не только для раненого мага, но и для парочки крыс. Так что гном и Далор тащили носилки, Хорр спал, а довольные Трикс и Уго лежали рядом с ним и радовались неожиданно выпавшему на их долю развлечению. Малион шел рядом и смеялся, глядя на хвостатых друзей.
   Пока готовилась еда, Хорр отдыхал, а остальные гуляли по берегу или болтали друг с другом. Путешественники решили отдохнуть несколько дней, прежде чем возвращаться назад. Теперь спешить было некуда, и друзья наслаждались хорошей погодой, красотой окрестных мест и обществом друг друга.
   Перед уходом Далор с Малионом затеяли уборку в пещере, заявив, что нельзя оставлять помещение в таком беспорядке. В вырытую снаружи яму были сложены разбитая посуда, тряпки и прочий мусор. Тейр, заручившись помощью Ах-хра, собирал грибы, а затем подсушивал их крошечными огненными шариками. Он настаивал на том, что надо порадовать оставшихся в школе Фарга друзей здешними деликатесами. Крысы носились по берегу, собирая цветные камешки. Лишь на шестой день путешественники тронулись в обратный путь. Нога у Хорра почти не болела, но шли медленно, часто делая остановки.
   Дорога была знакома, и во время пути друзья любовались осенним лесом, наблюдали за стаями птиц, улетающими к югу, лакомились поздними ягодами или собирали грибы.
   Зеленый цвет в лесу почти исчез, а золотисто-желтый уступил место охряному и темно-коричневому. С осин и берез листья уже почти облетели, и пестрый ковер из листвы накрыл землю. То тут, то там можно было увидеть красную шляпку подосиновика или хитро выглядывающую из травы головку подберезовика. Грибов было вдоволь, поэтому путники не боялись остаться голодными. Но ночи становились все холоднее, и во время сна все старались придвинуться ближе к костру.
   К реке добирались больше недели - сказывались частые остановки. Это объясняли желанием дать Хорру время отдохнуть или необходимостью лишний раз взглянуть, как подживает крыло Ах-хра, но в действительности просто оттягивали время расставания.
   Их плот так и лежал на берегу в том месте, где они его оставили. Но, подумав, путешественники решили, что путь на плоту против течения не слишком удобен, поэтому и дальше пошли пешком. Во время стоянок друзья могли целый час следить за собирающей орехи белкой или ныряющими в реке утками.
   Но даже если совсем не спешить, дорога все равно когда-то заканчивается. Вот и наши путешественники, потратив на обратный путь чуть ли не втрое больше времени, в итоге все-таки вышли к воротам. Тут ничего не изменилось: валуны все так же ждали тех, кто собирается войти в другой мир. Цепочкой друг за другом они шагали в каменную арку и оказывались в мире магов. Друзья уговорили крыс зайти с ними в школу, чтобы попрощаться с Фаргом и другими волшебниками. Но прежде необходимо было вернуться в нужное время. Крис произнес заклинание, и на месте каменных ворот вновь появился аккуратный деревянный забор, выкрашенный голубой краской. Дорога до школы показалась всем в этот раз совсем короткой. И вот уже вся компания вошла в дом Фарга.
   Маги Ворт и Лейр, гном Гарш, штих Ли-ур и льенд сидели в столовой за большим столом и разговаривали. А почему бы и не поговорить, если работа сделана, настроение хорошее, а вокруг твои друзья. Когда же все увидели крыс и их спутников, разговоров стало еще больше. Звучали рассказы о путешествии: крысы вместе со всеми вспоминали проход через Тирренский лес, встречу со Стефином и многое другое. А потом Далор, Тейр и Малион рассказывали, как стояли втроем возле рушащейся башни, а Ах-хр и Крис описывали свой полет сквозь бурю.
   Уходить не хотелось. Хорр о чем-то беседовал с Уго, ласково поглаживая полюбившегося ему зверька. Тири с Малионом гуляли во дворе, вспоминая море и чаек, парящих над домом Лейра. Ланс развлекал гномов, жонглируя огненными шариками. Трикс обосновался в библиотеке школы, выискивая книги по зеленой магии: из-за Стефина крыс так и не успел выучить все, что хотел. Ну, а Крис... Крис лежал на коленях у Далора и думал о том, как он устал от приключений. Ночью гостей ждала мягкая постель под крышей гостеприимного дома.
   Лишь на следующий день крысы собрались домой. Друзья проводили их до ворот и махали им на прощанье, огорченные, что пришло время расставаться. А потом крысы шагнули в дырку в заборе.
  
   Глава 45
  
   "Вот и все. Их миссия выполнена. Пять крыс совершили путешествие в другой мир и вернулись обратно. Крысиная магия действует сейчас и будет действовать в будущем. Маги, гномы и эльфы остались в другом мире, а крысам пора возвращаться в знакомый подвал", - так думал Крис, когда вместе с Уго, Триксом, Тири и Лансом бежал по знакомой улице. Было уже темно, но крысы непрерывно оглядывались, ожидая, что из подворотни выскочит бродячая собака, или случайный прохожий кинет в их сторону камень. Вот и красный дом, теперь надо повернуть, а дальше бежать по дороге. Осталось пройти совсем немного и можно юркнуть в подвальное окошко.
   Кажется, тут ничего не изменилось. Даже старая Мирта сидит на том же месте. Словно они лишь мгновение назад отправились в путь, а не бродили по двум мирам несколько месяцев. Вот и Томас, опять он чем-то недоволен...
   - Ну, я же говорил, что пользы от них не будет! - крикнул старик, завидев Криса и его друзей, - шлялись где-то и все без толку! И волшебную палочку наверняка потеряли! Нельзя было таким крысам доверять, тут серьезных и опытных надо было выбирать!
   Что ж, за время их отсутствия Томас тоже не изменился. Крис с Лансом, Триксом, Тири и Уго сели возле лежанки Мирты и до утра рассказывали ей о своих приключениях. Рядом на полу Крис увидел карты, которые раскладывала старая крыса, отправляя их в дорогу. Ему казалось, будто все это было в другой жизни. Или просто он сам успел измениться?
   Рано утром Крис вручил волшебную палочку Мирте: в подвале немало достойных крыс, так путь Палочка достанется тому, кто сможет сделать их жизнь лучше. А у него теперь свой путь. Криса ждала дорога домой. Но перед тем как завершить свои странствования, крыс хотел посетить еще одно место. Его друзья могли бы остаться у себя в подвале, но все они захотели проводить Криса до его убежища.
   Трава вокруг совсем пожухла. Видимо, недавно шли дожди, и, пока крысы дошли до убежища, лапы у них стали мокрыми и грязными. Опавшие листья в беспорядке лежали на земле, а деревья почти совсем лишились листвы, поэтому все казалось Крису безрадостным. Крыс заглянул внутрь - еда в кормушке давно отсырела, лежанка пропиталась дождевой водой. Это место Крис и раньше не считал домом, а сейчас он тем более не хотел тут жить.
   Они опять вернулись к подвалу. Надо было решать, что делать дальше. Может, вернуться в тот дом, где он когда-то жил? Теперь Крис легко мог перенестись в будущее или вернуться в прошлое - магии хватит, если срок перемещения не очень велик. Например, можно было вернуться в тот миг, когда он потерялся. Крыс даже закрыл глаза и попытался представить, как это могло бы быть...
   ...Он сидел на руках у хозяйки, вокруг светило солнце и зеленела трава. Потом хозяйка осторожно посадила его на травку и стала рвать большие зеленые листья. Она протянула Крису один лист, предлагая немножко перекусить. А потом почему-то резко загудели машины и залаяла большая собака... И крыс, испугавшись, уже хотел побежать куда-то прочь, но в последний момент что-то будто остановило его, и он остался на месте. Крыс быстро вскарабкался к хозяйке на колени, а она, крепко держа Криса руками, поспешила домой, причитая, что нечего крысе на улице делать, слишком уж шумно вокруг. И вечером Крис снова лежал в гамаке в огромной клетке и лениво смотрел вокруг. Что ж, дома все-таки спокойнее.
   ...Крис вновь открыл глаза и огляделся. Он все так же сидел на траве возле подвала, где раньше жили его друзья. Да, хорошую картину он нарисовал в мечтах... Наверное, это было бы неплохим окончанием истории, но совершенное невозможным. Ему вполне по силам вернуться в тот дом, в котором он жил раньше, но разве этого он хочет? Его хозяева сейчас наверняка уже завели другую крысу, а может, и не одну. И если он вернется во времени назад, вновь поселится в старой клетке, куда денется нынешний питомец? Так и останется сидеть в тесной клетке в магазине? И он, Крис, будет этому виной? Нет уж, как-то не хочется.
   А как же Трикс, Тири, Ланс и Уго? Без них он тоже будет скучать! Крыс вновь посмотрел на своих друзей. Те сидели рядом, ожидая его решения.
   - Ну, а вы что думаете?- спросил Крис своих спутников.
   ...В этот раз никто из крыс не удивился, когда Мелс вышел им навстречу. Всего лишь день назад они махали ему лапами, навсегда, как им казалось, покидая мир магов. Сейчас они вновь помахали Мелсу и поспешили к школе, надеясь застать тех, кто был им так нужен.
   Они успели вовремя: все были еще здесь. И маги, и гномы, и эльф Малион. Даже штихи и льенд еще не успели отправиться домой. Как и два дня назад, они сидели за столом и разговаривали. Только в этот раз не было шуток и смеха, а глаза у всех были грустными.
   Вначале никто не заметил крыс, юркнувших в комнату. А потом шума стало еще больше, и крысы, усевшись на столе, ели вкусные кусочки, которые предлагали им друзья. А когда пришло время расходиться по домам, Тири привычно запрыгнул в капюшон Малиона, Ланс забрался на плечо Тейра, а Хорр взял на руки Уго. Лишь Трикс заявил, что останется тут, в школе, поскольку не все еще выучил. Судя по всему, Фарг не возражал, чтобы крыс жил в его доме. Криса же взял на руки Далор. А потом волшебник пошел к ручью, и они сели в лодку и отправились в путь. Крис уже знал эту дорогу, но сейчас он впервые почувствовал, что плывет домой.
   Крис спал, когда их кораблик причалил в гавани Ллавента. Далор осторожно отнес маленького друга в дом и уложил на ставшую тому уже привычной лежанку на кресле в углу. Крис на мгновение приоткрыл глаза и с удовольствием окинул взглядом все то, что теперь навсегда будет его Домом.
   Теперь у него было все, что нужно для счастья - настоящий Дом и верный друг. А приключения? Возможно, они найдут его сами...
  
  

КОНЕЦ

  
  
  
  
  
  
  
  
   1
  
  

56

  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"