Голованова Светлана Георгиевна: другие произведения.

Записки крысиного агента

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Крыс по имени Чипс живет в обычной московской квартире. И никто из людей даже не догадывается, что Чипс является тайным агентом, собирающим информацию для истории человечества, которую уже много веков пишут крысы. Помимо этого Чипс ведет дневник, где рассказывает обо всем, что происходит с ним и его друзьями. Вот с этим дневником я и хочу вас познакомить.


Предисловие

  
  
   Где-то в самом центре большого густого леса стоит старый замок. Вот уже много веков его обитателями являются крысы - черные и серые, белые и рыжие, они заняли не только подвалы и чердак здания, но и все его этажи. День за днем в замке идет работа, ведь именно тут создается главное творение крысиного народа: пишется история человечества. Каждый день Главный летописец отбирает самые важные события, что произошли в мире людей, и рассказывает о них на странице летописи. Жизнь всех остальных крыс в доме посвящена тому, чтобы помочь Летописцу выполнить свою работу. Одни готовят для него отчеты, другие заботятся о том, чтобы у него всегда была бумага и чернила, кто-то следит за чистотой в его комнатах, кто-то приносит еду на кухню Летописного зала. Работа всех важна, но самой почетной всегда считалась работа самого Летописца. Именно поэтому сотни крысят каждый год поступают в специальную школу в надежде когда-то, выучившись там, занять почетную должность.
  
   Под школу летописцев и детский сад отведено целое крыло Летописного дома. Совсем маленьких крысят привозят сюда отовсюду, и лучшие воспитатели готовят их к учебе, помогают в занятиях и просто заботятся о малышах. Через какое-то время крысята уже смогут читать и писать, а потом будут изучать историю, математику и многие другие науки. Самые способные и трудолюбивые из них когда-то поступят в Высшую школу летописцев, к этому стремятся многие, но лишь несколько крыс из выпуска добиваются подобной чести.
  
   Маленький крысенок, спящий сейчас среди стайки таких же малышей, еще не знал, чего он хочет в жизни. Его лишь вчера привезли в этот странный дом, и пока он просто радовался тому, что долгая дорога, наконец, позади, теперь рядом теплые спинки других крысят, а черная крыса, которую ему сказали называть мамой, накормила его вкусным молоком, а потом еще и вылизала теплым, немного шершавым языком. До конца не просыпаясь, крысенок поглубже зарылся в тряпочки и уткнулся носом в чей-то бочок.
  
   Утро началось с писка. Крысенок не знал, кто пищит, но почти мгновенно вылез из гнезда, почувствовав запах молока. Малыш еще не мог видеть, но его нос уже вполне был способен помочь найти, где тут можно пообедать. Большая крыса тщательно проверила, что все крысята поели, и лишь тогда отправилась за едой сама.
   А потом, когда малыши лениво дремали в гнезде, большая крыса рассказывала им про крысиную летопись и про школу, где все они скоро будут учиться. И так повторялось много дней подряд. Крысята ели и спали, снова ели и снова спали, и слушали, слушали, слушали. А еще у каждого из них появилось имя! И когда крыса-мама звала кого-то из них, крысята быстро подползали к ней, показывая, какие они понятливые и послушные.
  
   Маленький черный крысенок получил имя Чипс. Он не знал, почему его назвали именно так, но маме лучше знать, как назвать малыша. У приемной мамы Чипс был одним из самых сильных крысят и одним из самых умных. Именно он внимательнее всех слушал рассказы о крысиной летописи и Летописцах, о сотнях и сотнях крыс, посвятивших свои жизни такой важной и нужной работе. И уже тогда Чипс понял, что хочет выучиться и тоже стать когда-то Летописцем.
  
   Крысята росли, они уже открыли глазки и теперь могли не только слушать рассказы мамы, но и изучать мир вокруг них. И начались уроки. Конечно, пока их вела сама крыса-мама, ведь дети были слишком малы, чтобы куда-то ходить. Но когда крысята научились самостоятельно есть и пить, вылизывать шерстку и чистить лапы и уши, они расстались со своей приемной мамой и переехали жить поближе к классным комнатам. Учителей у них теперь было много, и каждый рассказывал о чем-то очень важном. Чипс схватывал все новое быстрее своих названных братьев и сестер и вскоре стал одним из лучших учеников школы.
  
   Шли месяцы, Чипс рос, превратившись из крошечного крысенка в молодого, полного сил крыса. До окончания школы оставалось совсем немного времени, впереди Чипса ждали экзамены для поступления в Высшую школу Летописцев.
  
   Поздно вечером директор крысиной школы сидел у себя в кабинете и задумчиво перебирал списки крысят, подавших заявления в Высшую школу. Конечно, все определят экзамены, но уже сейчас можно с уверенностью сказать, кто из этих активных подростков достоин того, чтобы учиться дальше. Увы, ему придется разрушить мечту кого-то из них.
  
   Дверь чуть слышно скрипнула, и в кабинет вошел Трисс, один из членов крысиного совета. Он молча запрыгнул на мягкий диванчик и взглянул на директора школы.
  
   Директор вздохнул. Он знал, зачем пришел Трисс, и понимал, что сейчас они вместе решат судьбу нескольких лучших воспитанников его школы. Директор вновь посмотрел на список и сказал:
   - В принципе есть несколько подходящих для вас крысят. Вот, Лис, красивый рыжий крыс, такие обычно нравятся людям. Или вот этот, Ральф, с роскошными ушами и эффектным голубоватым мехом.
  
   Трисс оскалил зубы в усмешке:
   - Мех и уши - это, конечно, важно. Но будут ли они полезны нам? Напоминаю, нам нужно подготовить агентов, которые, живя среди людей, помогут нам понять их мир. Это должны быть самые смелые, самые находчивые и умные крысы. Им придется не просто приспособиться к новой жизни, но и научиться извлекать из этого пользу. Скорее всего, они долгое время будут проводить в клетках, но при этом эти крысы должны будут сохранить силы, разум, а не превратиться в упитанных обжор и лентяев. Им не нужно будет добывать себе корм и бегать по холодным улицам, как многим нашим агентам, но, живя в сытости и комфорте, эти крысы будут внимательно изучать своих хозяев. Каждая фраза людей, каждый разговор по телефону не должны пройти мимо их внимания. А когда люди будут уходить на работу, эти агенты будут заниматься зарядкой, готовить донесения и - это главное - вести дневник, где расскажут все об окружающих их людях. Есть у вас такие крысы? Мне нужны три, а лучше четыре ваших выпускника.
  
   Директор еще раз с грустью посмотрел на список:
   - Но ведь все они хотят стать Летописцами! Именно об этом мечтает каждый из них!
  
   - Вы же сами понимаете, что нынешний Летописец еще очень молод. Еще два, а, возможно, и три года он будет выполнять свою работу. Это значит, что даже самые лучшие из нынешних ваших учеников смогут лишь помогать ему, составляя отчеты и отбирая информацию. Это важно, но, я думаю, любой из ваших отличников это сможет делать, вон у вас их в списке чуть ли не полсотни записано. А в Высшую школу вы отберете лишь десять. Наверняка тех, кто отлично сдаст экзамены, будет больше, все равно вам придется кому-то отказать. В любом случае, наша работа важнее. Так что я жду от вас имена тех, кто нужен мне.
  
   Директор задумался, а потом назвал четыре имени:
   - Лис, Дора, Фанни и... Чипс.
  
   На последнем имени директор запнулся - очень уж не хотелось ему лишать Летописный дом, пожалуй, самого талантливого студента. Но помимо ума и прилежности Чипс отличался смелостью и отличной реакцией, великолепной памятью и умением замечать мелочи. Он действительно, как никто, подходил для работы агентом. Хотя именно он никогда не думал о такой работе, с раннего детства мечтая о кресле Летописца.
  
   - Ну что ж, надеюсь, что вы не ошиблись с выбором. И запомните - никто из них не должен знать о том, что их ждет.
  
   - Но, может, все-таки просто рассказать им о том, что им предстоит? Так они не будут чувствовать, что что-то сделали неправильно, что потерпели неудачу в жизни - высказал свои сомнения Директор.
  
   - Ни в коем случае. Вы же сами учили этих крысят выискивать информацию везде, где только можно. Если мы скажем им, что целью их работы является понимание мира людей, крысята поступят так, как привыкли действовать при подготовке отчетов для Летописи: будут искать информацию в книгах и Интернете, в документах и газетах. И мы получим не крысиный взгляд на окружающий мир, а, по сути, мнение самих людей о человеке и человечестве. Причем мнение, рассмотренное с разных сторон, с примерами и цитатами. Но мы же хотим не этого. Нам нужны самые обычные бытовые записки, где крысы будут писать о том, что их волнует в данный момент, не пытаясь приукрасить своих хозяев и их друзей.
  
   Разговор был окончен. Советник Трисс вышел из кабинета и отправился к себе. Директор школы убрал список в стол и тоже пошел спать. А крысы Лис, Дора, Фани и Чипс уже спали и не знали, что с этого момента для них изменилось все. Уже утром им сообщили, что к уже существующим урокам добавятся новые, теперь их будут учить открывать и закрывать клетки и запоры, тайком проникать в комнаты и исчезать из них. Помимо этого, этих крыс ждали дополнительные занятия по телепатии и телепортации. Никто из них не понимал, зачем будущим летописцам все это нужно, но крысы не привыкли спорить, да и уроки были интересные.
  
   А потом наступило время экзаменов. После каждого из них отсеивались те, кто не смог получить отличные оценки, лишь отличники допускались к следующим испытаниям. Список в столе директора становился все короче и короче, но Лис, Дора, Фани и Чипс все еще были среди тех, кто выполнил все задания без ошибок. И вот написана последняя работа. Перед директором лежало четырнадцать самых лучших работ. Он отобрал четыре из них, а остальные отложил в сторону. Росчерк пера, тонкая линия подчеркнула почти незаметные помарки в работе, и вот уже четыре крысы должны будут навсегда расстаться с мечтой стать Летописцем. Никто из них никогда не узнает, почему так случилось.
  
   На следующий день к директору вновь пришел Советник Трисс. И вот уже на стол легли четыре бумажки с назначениями для будущих крысиных агентов. Остальным выпускникам назначения определят чуть позже, но для этих четверых уже все определено. Директор по очереди развернул каждую из бумажек и прочитал, что там написано, зачем с изумлением взглянул на Советника:
   - Я, конечно, все понимаю, но... зоомагазин?
  
   Трисс спрыгнул с дивана и прошелся по кабинету. Потом повернулся к директору и чуть слышно сказал:
   - Прежде всего, им надо научиться разбираться в людях. Если они не научатся этого делать, все остальное будет бессмысленно. А где, как не в зоомагазине, можно будет проверить их умение на практике? Каждому из них предстоит самому выбрать себе подходящего хозяина. Разумеется, мы могли бы упростить им задачу, заранее выбрав места, где им жить. Но пусть испытания сделают наших агентов только сильнее. Вскоре они разъедутся по разным странам и, через какое-то время попадут в человеческие дома. Конечно, в доме человека трудно найти полезную информацию для Летописи, но это смогут сделать и другие агенты, а вот просто рассказать нам о людях, об их характерах, взглядах, успехах и ошибках - это сможет далеко не каждый. Разумеется, всей нашей четверке будет дано стандартное задание - искать материал для Летописи. Сделать это в человеческом доме, где крысы обычно живут в клетках и все время находятся на виду у людей, гораздо сложнее, чем где-то еще, но, сталкиваясь с трудностями и преодолевая их, наши агенты как раз и смогут выполнить свою основную задачу, то, ради чего мы все это и затеяли. Им же будет просто сказано, что они обязаны вести дневники, где будут знакомить нас со своей жизнью. Мол, благодаря их информации будущим агентам легче будет внедриться в человеческий мир.
  
   Если в их доме будут другие крысы - отлично, это еще лучше послужит нашей цели, ведь именно на примере отношений людей и крыс нам проще будет понять людскую психологию. Чем подробнее будут их записки, тем лучше, но пусть каждый из них думает, что ведет дневник просто для дополнения к основной информации. Нам не нужно, чтобы наши агенты выдумывали что-то, приукрашивали своих хозяев или заполняли страницы бессмысленной философией, пусть это будет просто рассказ о жизни.
  
   Что ж, теперь я вас оставлю. Вам надлежит сообщить выпускникам их судьбу, а я пока проинформирую всех, что в дальнейшем записки этих агентов нужно направлять непосредственно мне. А уже потом мы передадим их для дальнейшего изучения в нашу научную группу.
  
   Трисс ушел, а директор школы поочередно вызывал к себе выпускников и лично сообщал им результаты последнего экзамена. Каждому было сказано, что нельзя никому пока говорить о том, принят ты в Высшую школу или нет, но по сияющим мордочкам зачисленных можно было прочитать все. К сожалению, Лис, Дора, Фанни и Чипс едва ли будут рады тому, что услышат в этом кабинете. А ведь это будет лишь первое испытание в их жизни, и таких испытаний будет еще немало. Увы, директор знал, что ничем не может помочь этим крысятам. Школа закончена, им всем дали те знания, которые позволили им стать такими, какие они есть, теперь же этим крысам надо самим искать свое место в жизни...
  
   Раздался стук в дверь, и в комнату вошел крыс по имени Чипс... Ни один усик на его любопытной мордочке не дрогнул, когда он услышал решение директора, хотя в этот миг весь мир совсем еще юного крыса буквально раскололся на части. Не было ни писка, ни просьб пересмотреть результаты экзамена. Директору даже показалось, что крыс как-то сразу выпрямился и будто стал взрослее. Так же спокойно Чипс выслушал сообщение о своей новой работе и инструкции о том, как он доберется до места. Дневник? Да, конечно, крыс обещал присылать свои записки вместе с информацией для Летописи. Но вот уже все было сказано, и Чипс вышел из комнаты. Директор вздохнул и на миг положил голову на лапы. Дверь была закрыта, и он не мог видеть, что происходило за ней, но был уверен, что Чипс так же гордо пройдет весь путь до своей комнаты. Эх, как жаль, что этот крыс должен будет покинуть Летописный дом, он наверняка был бы одним из лучших летописцев. Директор еще раз вздохнул и вернулся к своим делам, пообещав себе обязательно следить за судьбой Чипса.

Начало

   Это была КАТАСТРОФА! Это был кошмар наяву! Весь мой мир летел в пропасть, а я ничего не мог с этим поделать. Все то, к чему я стремился практически с рождения, чему учился и к чему готовился, разом оказалось абсолютно недосягаемым. И все из-за какой-то малюсенькой ошибочки, сделанной в экзаменационном сочинении.
  
   Я всегда мечтал стать летописцем. Во всяком случае, мечтал, сколько себя помнил. Я представлял, как когда-то буду сидеть за столом и записывать историю человечества. Сколько раз мое воображение рисовало картины будущего - вот я, уже состарившийся крыс, отдыхаю на мягком диванчике среди книжных полок... Вот я перечитываю летописи прошлых лет... Вот я за работой, легкое перышко скользит по строчкам, самые важные события уходящего дня ложатся на страницу книги... И теперь ничего этого не будет!!!
  
   А ведь я был так уверен в успехе! Я был одним из лучших в группе, так что не было и тени сомнения в том, что я должен стать одним из ДЕСЯТИ - самых талантливых, самых старательных, самых умных. Я уже сдал пять трудных экзаменов, оставался лишь один - сочинение. Ничего сложного, ведь я всегда хорошо писал. Но именно тут меня ждала неудача. Завтра строгая комиссия официально сообщит результаты - и день ожидаемого триумфа превратится в день стыда и унижения. Десять счастливчиков отправятся учиться в высшую школу летописцев, а мне предстоит распределение на работу на один из участков.
  
   Что ж, завтра я должен буду пройти через все это с высоко поднятой головой, чтобы никто не смог догадаться по моему виду, как потрясла меня эта неудача. Но сегодня я лежал один в комнате и мог упиваться жалостью к себе.
  
   Впрочем, для начала мне стоит представиться и сказать несколько слов о себе. Я - Чипс, крыса. Сейчас мне чуть больше трех месяцев. По человеческим меркам - всего ничего, но для крысы это хоть и небольшой, но все-таки возраст. Родился я в обычной крысиной семье. Моя мама жила в человеческом доме, а отец появился в доме лишь однажды, когда хозяева крыс решили, что у этой пары получатся красивые крысята. Крысята действительно родились неплохие. Двенадцать маленьких розовых малышей, непрерывно копошашихся в гнезде из бумажек и тряпочек. Хозяева крысы так никогда и не заметили, что в клетке стало на одного малыша меньше. Наверное, решили, что просто ошиблись в подсчетах...
  
   Я не знаю, скучала ли без меня моя мама. Вероятно, она даже гордилась, что именно ее крысенок попал в элитную школу. В любом случае, я ее не помню, ведь уже на второй день жизни я оказался далеко от дома (человеческие средства передвижения иногда оказываются весьма полезными) в ясельной группе школы. Там меня выкормила совсем другая крыса. Именно она научила меня всем крысиным премудростям, а ее дети стали моими братьями и сестрами. С ними я играл и ел, а их теплые бока и спинки помогали мне согреться в холодные ночи.
  
   А потом была школа, школа, школа... Все мысли, все время, все надежды были посвящены этому. Я сидел за партой, когда мои родные братья и сестры лишь бегали и резвились. Ведь еще на самом первом уроке, когда я, лишь недавно открывший глаза крысенок, услышал о летописи человечества, я понял, что именно этим я хочу заниматься. И я учился читать и писать, я буквально проглатывал старые хроники, я воображал себя летописцем прошлого, работающим при тусклом свете свечи. Мои приемные братья и сестры мечтали стать агентами, они зачитывались историями о похождениях смелых крыс, добывающих сведения под самым носом у людей. Но все это мне было не нужно. И дело не в том, что я был трусливее или слабее других, просто работа летописца всегда казалась мне более важной и значительной. А агент - это, может, и романтично, но как-то не очень солидно. Но теперь выбора у меня нет...
  
   Я лег спать рано, так как веселиться с друзьями, празднуя окончание экзаменов, мне не хотелось. Я понимал, что изменить ничего нельзя, и хотел достойно встретить то, что меня ждет.
  
   И утро наступило. Директор школы, старый черный крыс с поседевшими усами, назвал имена тех десяти крысят, которые будут учиться дальше. И десять счастливцев гордо прошествовали туда, где никто из них никогда не был, но куда все мечтали попасть - в Летописный зал. На дрожащих от волнения лапках эти крысята пройдут мимо книжных полок, уставленных старыми хрониками, увидят письменный стол, на котором создается летопись человечества, а потом их даже представят Главному летописцу. Но все остальные - и я в том числе - этого не увидят.
  
   С назначением мне тоже не особо повезло. Кто-то из моих друзей отправился в далекие страны, в правительственные здания или редакции крупных газет. А в бумажке, которую выдали мне, было написано просто - "город Москва, зоомагазин на Арбате".
  
   Уже через день я вместе с другим крысом оказался на полке в магазине в тесной клетке с кормушкой и поилкой. Мне, привыкшему к каждодневным занятиям, было тяжело сидеть и ничего не делать. Но в маленькой клетке особо не поразвлекаешься. Мой сосед лишь изредка вставал на лапы, чтобы поесть, а остальное время спал. Я же спать не хотел, поэтому методично обследовал клетку, карабкаясь по прутьям решетки. Как оказалось, мой сосед не был выпускником школы, так что попытки поговорить о чем-то интересном тоже провалились. Этот зверь хоть и был по длине заметно меньше меня, уже успел наесть солидное брюшко, и явно собирался и в дальнейшем вести такую же сонно-ленивую жизнь. Первое время я возмущенно фыркал, но потом, вспомнив о своем задании, стал внимательнее смотреть по сторонам.
  
   В задании было сказано: "Выбрать наиболее интересного человека и добиться, чтобы он забрал вас домой". Но интересных людей вокруг не было. В магазин заходили дети, которые шумели и бегали вокруг клеток, просовывая пальцы сквозь решетку. Кто-то покупал корм для кошек или собак (идти жить в дом с кошками мне абсолютно не хотелось), кто-то выискивал хомячков или морских свинок. Я был слабо знаком с другими грызунами, поэтому настороженно относился к соседству с ними, хотя решетка меня надежно защищала. Я прислушивался к разговорам людей, стараясь определить, домой к кому из них стоит переехать. Но люди обходили стороной мою клетку, если они и обращали внимание на крыс, то лишь на маленьких и глупых крысят, явно с не самым высоким интеллектом. Эти люди проходили мимо, не представляя даже, что черный крысик в клетке умеет читать и писать, что он знаком с историей и философией, знает математику и даже умеет пользоваться компьютером.
  
   Прошла уже почти неделя, как я жил в магазине. Теперь я сидел в клетке один - даже моего ленивого соседа купила какая-то сердобольная тетенька. Ей показалось, что малыш худенький и требует заботы и внимания. Все мысли дамы были о том, как она будет кормить бедняжечку, как хорошо он будет лежать на диване - сытый и ухоженный. В общем, мой сосед был благополучно куплен и отправился куда-то на восток города.
  
   Я продолжал жить в клетке. За это время я стал разбираться в ценах на кошачий корм, услышал от продавщиц пересказ нескольких сериалов и прослушал лекцию о том, как правильно кормить хорька. Я даже прочитал одну газету (вернее, часть ту часть газеты, которая была видна из клетки - ведь переворачивать страницы, сидя за решеткой, я не мог).
  
   Человек вошел в магазин в субботу. Я сразу понял, что это тот, кто мне нужен, хотя вошедший еще не произнес ни слова. Крысы вообще всегда сразу понимают, хорошим ли хозяином окажется тот или иной человек. И всегда стараются попасть к тому, кто может стать им и заботливым опекуном, и другом, с которым приятно даже просто посидеть рядом. Конечно, не всегда выбор зависит только от желания крысы, но я понимал, что тут есть ради чего стараться.
  
   Человек был высок и уже не очень молод. В магазин он пришел за подарком для друга - почему-то тот решил, что настало время завести дома какое-нибудь животное. Я понял, что настал мой час. Стоило человеку подойти ближе к клетке, как я почти приклеился к решетке. Я буквально гипнотизировал человека взглядом, пока тот не отвлекся от разглядывания кроликов и свинок и не подошел ко мне. Наверное, минут пять я и человек смотрели друг на друга. Молча. Как будто исчезли все люди и звери вокруг. Только про себя я шептал: "Возьми, возьми меня! Я тебе нужен, а ты - мне!". А потом человек куда-то ушел, и меня на какое-то время охватила паника - неужели, ничего не получилось? Но человек вернулся, и вскоре новая большая клетка была погружена в машину. На сиденье валялись коробки с кормом и еще какие-то пакеты, которые я даже не успел рассмотреть. А я сам надежно устроился за пазухой нового хозяина. "Сиди тут. И не высовывайся!" - сказал человек, усаживаясь за руль автомобиля. И я всю дорогу сидел тихо-тихо. Хотя я был любопытен, и мне очень хотелось высунуть голову и посмотреть вокруг, я всеми лапами вцепился в свитер хозяина, даже не пытаясь вылезти наружу.
  
   Домой добрались быстро. Пока хозяин мыл клетку и обустраивал для меня новое жилье, я расположился на спинке дивана. Я чувствовал, что хозяину нравится мое спокойствие, нравится, что я не пытается убежать или спрятаться куда-то. И когда, наконец, клетка была собрана и подготовлена к приему нового жильца, я деловито обследовал полки и лесенки, ненадолго остановившись у кормушки, чтобы слегка перекусить. Я решил, что пока меня все устраивает - еды достаточно, вода есть, кроме них в клетке был большой деревянный домик, подвесная труба и мягкий гамак для отдыха. Еще я обнаружил несколько бумажных салфеток и довольно большую тряпку, еще недавно являвшуюся рукавом рубашки хозяина. Единственное, что меня смущало, это то, что хозяин явно что-то говорил о подарке другу на день рождения. Уезжать куда-то я не хотел, так что решением этой проблемы придется заняться как можно скорее.
  
   Однако уже на следующий день оказалось, что проблема разрешилась сама собой. Человек притащил домой небольшую пластиковую клеточку с белым красноглазым крысенком. Клеточка была красиво перевязана большим розовым бантом. В тот же вечер хозяин насыпал мне в кормушку еды и, захватив подарок, ушел куда-то. А я остался в квартире один, что, впрочем, меня не сильно огорчило. Я понимал, что пора переходить к следующему этапу задания - нужно доложить, что я переехал в новый дом и готов к работе. Для этого нужна была свобода - и я приступил к изучению запоров на клетке.
  
   Курс по открыванию всяческих замков и засовов был обязательным, так что с открыванием клетки я справился за две минуты. Чуть приподнять дверку, чуть посильнее нажать - и вот уже путь на волю открыт. Первая прогулка была недолгой - я не хотел рисковать, поэтому ограничился небольшой пробежкой. Комната была маленькой - пара шкафов, диван, письменный стол, кресло, тумба с телевизором, цветы на окнах. Клетку хозяин поставил на журнальный столик возле кресла. Больше всего меня заинтересовал компьютер на столе, но включать его я пока не стал.
  
   Хозяин вернулся домой поздно и сразу завалился спать. Утром он лениво прошлепал на кухню, поставил чайник и сделал пару бутербродов. Потом с чаем и бутербродами вернулся в комнату и, устроившись в кресле, включил телевизор. Я спрыгнул с полки и подошел к дверке клетки, намекая на то, что пора бы и мне перекусить. Бутербродов хозяин не дал, заявив, что зверю вредно есть всякую гадость, зато принес кусок яблока и плошку с йогуртом. Пришлось ограничиться этим. Во время завтрака я прослушал новости по телевизору, однако ни визит министра на север страны, ни авария на дороге, ни пожар на складе какой-то фабрики не показались мне достойными упоминания в летописи.
  
   После завтрака хозяин уселся за стол и включил компьютер. Увидев это, я нетерпеливо потряс дверку клетки. Человек не возражал против прогулки крыса, так что вскоре я уже с довольным видом сидел на плече хозяина и внимательно смотрел на экран. Все необходимое для отправки донесений - электронная почта и Интернет - имелись, так что я надеялся, что уже скоро сможет отрапортовать о начале работы.
  
   Возможность для этого представилась уже вечером, когда человек отправился на какую-то встречу. Я уверенно открыл клетку и сразу направился к компьютеру. Проклиная хозяина, который не догадался обзавестись более компактным ноутбуком, я методично стучал по клавишам. Донесение было коротким, но работа заняла у меня немало времени - слишком уж неудобно было работать за компьютером весьма небольшому по размерам крысу.
  
   В тот же день мое послание достигло центрального офиса. Юркие клерки, занимающиеся получением почты, почти бегом передавали информацию Главному Координатору. И вот уже в списке агентов напротив моего имени появилась галочка - агент Чипс вышел на связь.
  
   Услышав, как в двери поворачивается ключ, я выключил компьютер и в три прыжка долетел до клетки. Аккуратно прикрыв за собой дверку, я улегся в гамачке, старательно изображая спящего. И когда хозяин зашел в комнату и включил свет, он увидел сонно щурившегося крыса, явно недовольного тем, что его разбудили.
  
   Дальше потекла спокойная и размеренная жизнь. Я радовался, что ему не надо бегать по холодным улицам, выискивая информацию, хотя понимал, что в этом уютном и спокойном доме он едва ли найдет что-то, достойное упоминания в летописи. Изредка из разговоров хозяина с друзьями и коллегами я выуживал какие-то факты, которые потом переправлял в центральный офис, но чаще всего мои сообщения не содержали ничего важного.
  
   В этот день я лениво дремал на подлокотнике кресла, пока хозяин говорил по телефону. Но вдруг произнесенная хозяином фраза заставила меня встрепенуться.
  
   - Да-да, тот старый Дворец культуры... Вчера сказали, что все бумаги подписаны, уже в понедельник начнем ремонт. Начинать придется с подвалов, и трубы менять, и проводку...
  
   Дальше я уже не слушал. В моей голове крутилась лишь одна мысль - "что же делать?". Я знал, что в подвалах именно этого здания был главный крысиный архив города. Сотни папок с документами, данные по всем крысиным агентам Москвы. Я понимал, что надо срочно связаться с руководством. Я с трудом дождался, когда хозяин отправится по своим делам, чтобы почти бегом поспешить к столу. И, уже добежав, вдруг с ужасом понял, что хозяин еще вчера погрузил компьютер в машину и отвез приятелю "на профилактику". Я чуть не застонал от досады. Раз в жизни у меня появилась важная информация, но теперь я просто не знал, как ее передать.
  
   Несколько минут я просто сидел на полу, думая, что же еще предпринять. Но затем мой взгляд наткнулся на слегка приоткрытое окно. Что ж, это был шанс. Вероятно, если бы квартира располагалась высоко, я не стал бы рисковать, но первый этаж оставлял хоть какую-то возможность. Мысленно представив карту района, крыс понял, что до Дворца культуры не так уж далеко. Конечно, недалеко по людским меркам, а для крысы это был не один час пути. Но делать было нечего, и я решился. Осторожно забравшись на подоконник, я посмотрел вниз. Земля была далеко, очень далеко. Я протиснулся в щель, закрыл глаза и прыгнул. Через мгновение лапы коснулись земли. Под лапами было холодно и мокро - снег шел весь день. Я выбрался на тротуар и побежал.
  
   Холодный ноябрьский ветер гонял по тротуару мокрые листья. Мелкий дождь, в который к вечеру превратился снег, заставил людей попрятаться по теплым домам. На улице было почти пусто, а случайные прохожие спешили укрыться в метро.
  
   Я бежал мимо домов, уворачиваясь от одиноких путников и почти прижимаясь к стенам зданий. Моя шерсть была взъерошенной и мокрой, лапы посинели от холода, но я продолжал упорно бежать вперед. Тонкий лед ломался под крысиными лапами, временами я проваливался в воду почти по грудь, но и это не останавливало бег.
   Наконец, достигнув цели своего путешествия, я свернул к подвалу серого здания.
   Когда-то на этом доме красовалась вывеска "Дворец культуры", но потом вывеска куда-то исчезла, а сам дом стал постепенно приходить в упадок.
  
   К счастью, я знал, куда бежать. Быстро юркнув в подвальное окошко, я, уже почти успокоившись, неспешно прошествовал к маленькой комнатке в конце подвала. Капли грязной воды стекали с шерсти на пол, но я не обращал на это внимания. Главное, что я успел...
  
   Я не помнил потом, что именно я тогда говорил. А когда крысы перетаскивали папки, договаривались о новом месте для архива и готовились к переезду, я брел домой. Лапы снова начали кровоточить. До дома было так далеко, а я устал. Я понимал, что мне надо согреться, но сил идти быстрее уже просто не было.
  
   Хозяин нашел меня возле подъезда. Решив, что любопытный крыс случайно свалился с карниза, человек ругал себя за то, что оставил открытым окно. Он нес меня, прижимая к себе заледеневшее тельце, не обращая внимания, что окровавленные лапы пачкают дорогой костюм. Потом была поездка к ветеринару и уколы. Я лишь ненадолго приходил в себя, жадно пил и снова впадал в забытье. Впервые в жизни я спал в человеческой постели, куда хозяин положил меня, чтобы согреть. А человек не спал всю ночь, боясь, что стоит ему закрыть глаза, как хрупкая крысиная жизнь оборвется. Он гладил грязную крысиную шерстку, умоляя меня не сдаваться и бороться с болезнью.
  
   Утром я открыл глаза и поискал взглядом миску с едой. Жизнь продолжалась.

Воспитатель

   Я - Чипс, крыса. Живу в Москве, в обычной человеческой квартире, работаю крысиным агентом. Сейчас в отпуске после болезни. Когда-то я мечтал стать летописцем, ну да что теперь об этом говорить. Не получилось, ну и ладно, теперь у меня другая работа и другая жизнь.
  
   Если говорить о жизни, то она у меня достаточно тихая и спокойная, хотя недавно и произошли некоторые события, из-за которых я теперь не в самой лучшей форме. До этого я никогда ничем не болел, а тут как-то сразу навалилось... Еле выкарабкался. Спасибо хозяину, без него бы точно не справился. И только я немного в себя пришел, письмо мне из центрального офиса прислали. Про заслуги и все такое. Я вообще очень удивился, что про меня столько говорили и писали. Любят у нас все преувеличивать, какой я герой на самом деле... Ну а в письме мне сообщили, что могу я центральный офис на работу перейти. Мол, нужны им такие активные и инициативные агенты.
  
   Смешные они там. Как они это себе представляют? Меня хозяин с того света вытащил, а я ему помашу лапкой и исчезну в неизвестном направлении? Или, того лучше, оставлю ему прощальную записку в пустой клетке. Мол, прощай, спасибо за все... Да у хозяина от этого может инфаркт случиться или еще что... Нет уж, теперь я его не брошу. Хозяин, бедный, и уколы мне делал, и таблетками кормил, ночами не спал, пока я поправляться не начал. Даже лежать на его подушке разрешал...
  
   Да и сейчас, стоит мне пробежаться немного или прыгнуть, хозяин сразу беспокоится, что я устану. Заботливый он... Готов меня буквально на руках носить... А как мне мышцы накачивать? Мне, конечно, обычно не приходится по улицам бегать, но в любом случае агент должен быть сильным и крепким. Вот и приходится тренироваться, когда хозяина дома нет. Конечно, я сам понимаю, что пока еще слаб и устаю быстро, так что рекордов ставить не собираюсь. Пробежки легкие делаю, прыжки с пола на диван, с дивана на кресло, подтягивание - пока и этого достаточно. Аппетит у меня теперь хороший, вес набрал, а то сразу после болезни на скелет был похож.
  
   Ну вот, опять хозяин нервничает. Да ем я витамины. Ем! Вот, видишь, таблетку лапами взял, грызу... Все-таки люди много полезных вещей придумали, мы ж это тоже понимаем. Лекарства вот всякие, хотя и горькие они обычно. А витамины ничего, можно сказать даже вкусные... Все, сгрыз я витаминку, успокойся ты, наконец!
  
   Так, а что у нас на обед? Мясное пюре? Неплохо. Балует меня хозяин. Свежие фрукты, творог, кашки всякие. Он сам хуже питается, честное слово. Если и дальше будет так кормить, я скоро в домик не влезу. Хорошо еще, что хозяин мне палочки разные дает грызть, а то можно и зубы отрастить после такой кормежки.
  
   Я надеялся, что постепенно хозяин поймет, что я пока умирать не собираюсь, и жизнь снова войдет в свою колею. Но не тут-то было. Как оказалось, он все себя винил в том, что я на улице оказался. Мол, мало внимания уделял, скучно мне было. В общем, решил он мне товарища подыскать. Хотя это я уже потом узнал.
  
   А в тот день мы дома вдвоем были, хозяин какими-то своими делами занимался, я новости по телевизору слушал (вдруг что полезное узнаю), и тут кто-то в дверь звонит. Хозяин дверь открыл, а там дама какая-то. Серьезная. Меня тут же в клетку посадили - не любит хозяин, когда я при гостях бегаю. Боится, наверное, что лапу мне отдавят или хвост. Да и не все люди нас, крыс, любят. Клетка вполне устраивает меня как место отдыха, там отличный домик, где можно посидеть в темноте, да и гамак - хорошее место для сна. И кормушка в клетке меня тоже устраивает. Но кому захочется сидеть взаперти, когда гости приходят?
  
   Я на верхней полке устроился, лежу, слушаю, о чем дама говорит. А она хозяину советы дает. Чем крысу кормить, чем поить. Будто я сам не знаю, что мне есть, а что нет.
  
  -- Не надо кормить крысу сыром и колбасой. Для крыс есть специальный корм.
  
   Ну вот, насоветует тут. Ел я этот корм, сама пусть его ест. Колбаса вкуснее. А дама дальше продолжает говорить. И домик у меня недостаточно хороший, и гамак лучше по-другому повесить. Чувствую, совсем моему хозяину мозги затуманит. Я уже дождаться не мог, когда же эта дама уйдет. Нормальная у нас жизнь с хозяином, не надо ничего менять. А дама еще рассказывает, что со мной играть надо. Бантик на веревочку повесить, и я за ним бегать буду. Совсем тетка ополоумела. Я для того в школе столько учился, чтобы за бантиком бегать. Лучше бы уговорила хозяина ноутбук купить, а то от этой огромной клавиатуры у меня все лапы болят.
  
   Ну, вроде люди чай попили, торт поели, вот-вот, думаю, уйдет эта дама. Но тут она приносит что-то из прихожей. Смотрю, а это клеточка маленькая. Дама клетку открывает, а там крысенок. Крошечный просто... Светленький такой, серенький. А дама эта продолжает хозяину объяснять:
  -- Вы малыша сразу в клетку к старшему не сажайте. А то бывают случаи, когда взрослые крысы набрасываются на малышей, достаточно одного укуса в шею - и все!
  
   Да уж, ну я - просто главный монстр во вселенной, самый кровожадный к тому же. Смесь графа Дракулы и Фредди Крюггера. Прямо сейчас наброшусь и загрызу. Мне больше делать нечего, как набрасываться на ребенка.
   Пустили они крысенка на диван побегать. Малыш ничего, шустрый. Боится, но бегает по дивану, любопытничает. А я про себя думаю, вдруг парнишка из наших, ну не агент, это понятно, но, может, хоть в школе учился. Тогда и поговорить будет с кем, и в работе он мне изредка помочь сможет.
  
   Хозяин клетку открыл, меня на диван посадил. Дама напряженно вглядывается, как я себя вести буду. Видимо, ждет, что сейчас шерсть распушу и завою диким голосом. Ну а я так спокойненько к крысенку подхожу. Мол, привет, я Чипс. А крысенок резвый оказался, никакого уважения к старшим. С разбегу прыгает мне на загривок, да еще и вопит при этом. Тоже мне, Рэмбо выискался. Пришлось быстро объяснить младенцу, кто тут главный. Мне и секунды не понадобилось, чтобы положить его на лопатки. Дама уже в ужасе со своего места вскочила... Ну а я подержал его на спине, чтобы проникся уважением, да и отпустил. Сел рядом, лапы отряхнул, умываюсь. А крысенок растерялся, замер и с места не двигается. Видимо, напугал я его. Ну, ладно, я крыс мирный. Подошел я к малышу, лапой по голове погладил, мордочку ему вылизал, чтобы он успокоился. Тут еще хозяин блюдце с мясным пюре поставил, так я крысенка к блюдцу подтолкнул, ешь, глупый. Сам рядом стал, тоже ем. Не отказываться же от вкусной еды. Вроде люди поняли, что я малыша не съем, дама даже говорить стала, что можно попробовать нас в одну клетку посадить ненадолго. Мол, если я спокойно крысенка в клетке воспринимать буду, то уже хорошо.
  
   Посадили нас в клетку. Я, конечно, этому недорослю мигом объяснил правила поведения. Клетка большая, всем места хватит. Если я иду в гамак спать, то домик можно занимать. Если я сплю в домике, то место малыша в гамаке. У меня под ногами путаться незачем. К кормушке я первым подхожу, а когда я сыт - может есть, сколько хочет.
  
   Дама тут домой засобиралась, ну а я решил крысенка про жизнь расспросить. Увы, он был совершенно безнадежен. Ни читать, ни писать не умел. Ничего, кроме клетки, не видел, разве что по дивану несколько раз бегал и на руках у бывшей хозяйки сидел. Какая уж тут история с философией. Он даже человеческий язык с трудом понимает. А как с людьми жить, если ты язык не знаешь?
   В общем, я просто в ужасе был. И это современная молодежь! Никаких жизненных интересов, кроме игр и тарелки с кормом. И мне теперь с ним жить придется! Ладно, думаю, я из тебя попробую хоть что-то сделать. Придется мне тебя учить, раз уж родители воспитанием не занимались. Хозяин у нас, конечно, хороший, но что люди могут понимать в воспитании крысы. Так что я сразу понял, что за малыша теперь мне отвечать придется, больше некому.
  
   Для начала стал я крысенка считать учить. Вот одно зернышко, вот два зернышка, ну и так далее, как меня учили в свое время. Вроде считать до четырех малыш сразу научился, благо пальцев на передней лапе как раз столько. И тут же мне претензии начал предъявлять, почему я себе четыре мясных гранулы взял, а ему лишь две дал. Нашел, что сравнивать. Я все-таки взрослая крыса, мне силы поддерживать надо. В общем, пока я ему все это объяснял, он у меня кусок утащить успел. Сидит, хрустит, довольный собой...
  
   Постепенно мы привыкли жить вместе. Я не оставлял попыток хоть чему-то научить крысенка. С прогулок куски газеты в клетку приносил, чтобы хоть немного читать ему вслух, когда хозяина дома нет. Да и ему буквы показывал. Заодно учил малыша человеческий язык понимать. Вскоре он уже простые слова знал: "клетка", "крыса", "есть", "пить", "гулять", "нельзя".
  
   Хотя заставить этого глупыша слушаться было нелегко. Вроде сколько раз хозяин ему говорил, что нельзя обои рвать, но стоит крысенку подойти к стене, тут же зубами хватает лист и тянет... А как он хозяину ночью спать мешал! Говорю ему, дай ты человеку уснуть, потом начинай орехи грызть. Нет, он удержаться не может. Хозяин в постель ложится, а этот балбес тут же начинает "хруст", "хруст". Правильно хозяин его Хрустом назвал...
  
   Когда Хруст немного подрос, хозяин стал выпускать его гулять чаще. Теперь крысенку, как и мне, разрешалось не только носиться по дивану, но и спрыгивать на пол и осваивать просторы квартиры. Точнее, одной из комнат квартиры. Нам обоим было ясно сказано, что ни в ванную, ни на кухню нам заходить нельзя. Разумеется, когда хозяин был на работе, я открывал клетку и гулял уже там, где хотел.
  
   Первое время я закрывал малыша в клетке, боясь оставить его без присмотра в то время, когда я готовил донесения в центр или занимался другими делами. Но потом я решил, что жалко заставлять крысенка сидеть в клетке, когда я бегаю по всей квартире. И я разрешил Хрусту гулять по комнате. Потом я сильно жалел об этом.
  
   Несколько дней все было в порядке. Я занимался с Хрустом, рассказывая ему о крысиной летописи, учил его читать и писать, показывал, как работать на компьютере. Крысенок был смышленый, хотя и ленивый. Потом я занимался делами, а малыш бегал по комнате. Разумеется, я настрого запретил ему выходить куда-то. Первое время я следил, как Хруст себя будет вести. Меня радовало то, что крысенок все-таки слушается меня, так что постепенно я ослабил бдительность. Когда я заканчивал работу, Хруст обычно сидел на диване. Мы вместе возвращались в клетку, потом я закрывал дверку, и мы отдыхали в гамаке, дожидаясь возвращения хозяина. Я уже смирился с тем, что малыш спит в гамаке вместе со мной, все равно от него не отвяжешься. Да и теплее так было...
  
   Где-то недели через две, закончив работу и вернувшись в комнату, я не обнаружил Хруста на диване. Более того, его не было в комнате вообще. Я обыскал все углы, залезал во все щели и звал, звал этого разгильдяя. Но малыш будто испарился. Я облазил всю кухню, долго искал крысенка в ванной, но и там его не было. Лишь заслышав, как ключ поворачивается в замке, я бегом вернулся в клетку. Я не знал, что же подумает хозяин, когда увидит, что Хруст исчез. Ведь человек и догадываться не должен был, что в его отсутствие крысы могут выходить на волю. На всякий случай я не стал закрывать дверку клетки, надеясь, что хозяин решит, что сам забыл закрыть ее, уходя на работу.
  
   Весь вечер, оставив меня сидеть в клетке, хозяин ползал по квартире, выискивая пропавшего Хруста. Если бы я мог говорить, как человек, я бы сказал ему, что в квартире крысенка нет. Но я лишь молчал, проклиная себя за беспечность, и с грустью смотрел на безнадежные попытки хозяина найти этого искателя приключений. Эх, моя это вина, что Хруст пропал, не уследил...
  
   Когда же ночью огорченный хозяин, оставив снаружи блюдечко с кормом и плошку с водой, отправился спать, я понял, что теперь лишь я смогу отыскать Хруста. Если малыша нет в квартире, то, значит, он сумел как-то выйти за ее пределы. И мне для начала надо найти ту лазейку, через которую крысенок мог выбраться.
  
   Я тихонечко вылез из клетки и отправился на поиски. Обойдя комнату еще раз, я окончательно убедился, что убежать отсюда Хруст не мог. Окно было закрыто, а дырок в полу или в стенах тут нет. Прихожую я тоже отбросил - никакого пути наружу, кроме входной двери, точно не было. Лаз нашелся в глубине ванной. Дыра в полу, ведущая куда-то в глубины подвала. Мой чуткий нос говорил мне, что Хруст тут был и, как оказалось, не раз. Я попробовал звать беглеца, но ответа на мой писк, если он и был кем-то услышан, я не получил. Что ж, придется спускаться в подвал.
  
   Я решил заранее продумать, как потом смогу вернуться домой. Что толку, если я даже найду крысенка, но не смогу вернуть его домой. Снова лежать на снегу у входа в подъезд, как я это делал в прошлый раз, мне совершенно не хотелось.
  
   Но тут мне повезло. Под ванной я нашел свернутую веревку. Откуда хозяин ее выкопал и зачем, не знаю, но мне эта штука точно не помешает. В ней метров двадцать, наверное, а то и больше. И это тоже удачно, не надо будет придумывать, как веревку закрепить. Узлы-то вязать я не очень умею, но веса веревки вполне достаточно, чтобы она не упала вниз, когда я по ней спускаться буду. Все-таки я вешу не так много, а после болезни тем более.
  
   Открутил я кусок веревки подлиннее и полез вниз. Лапы дрожат, но лезу. Хорошо, что я тренировался в последнее время, хотя до моей лучшей формы мне было пока далеко. Спустился я в подвал. Куда идти непонятно, да и темно тут. А я еще о Хрусте думаю, как он тут. Ну, без еды один день крысенок выдержит (о том, что в подвалах обычно отраву разную для мышей и крыс рассыпают, я старался не думать), воду, надеюсь, тут малышу удастся найти. В общем, иду, Хруста зову. Не откликается крысенок. А тут, как нарочно, столько запахов всяких, где уж тут маленького крысенка учуять... Что совсем мне не нравится, кошками тут пахнет. Сильно пахнет. Встреча с кошкой даже для меня (а ведь агентов специально готовят к такого рода проблемам) может быть очень опасной, а что уж говорить про глупого крысенка. Вот угораздило этого несмышленыша полезть, куда не надо. Иду, ругаю его всеми известными словами. Думаю, вот найду его, месяц из клетки не выйдет. Пока не подрастет и не поумнеет. Лишь бы нашелся...
  
   Вот люди, когда по всяким лабиринтам ходили, веревку с собой брали или мелом на стенах знаки ставили. А как мне-то искать малыша? Вокруг трубы всякие, гудит что-то, а уж грязи кругом... Чувствуется, что уборкой тут давно не занимались. Решил я пока никуда не сворачивать, по прямой идти, благо подвал длинный. Иду, только головой по сторонам кручу. Но никаких следов Хруста. Я уже отчаиваться начал. И тут где-то далеко впереди визг раздался.
  
   Тут уж мне не до размышлений было. Бросился вперед, почти дороги не видя. Так бежал, что, казалось, сердце из груди само выпрыгнет. А когда добежал, то от ужаса чуть сам не упал. Темно-серая кошка уже тащила в зубах моего Хруста. Я, увидев это, уже мысленно с ним простился. Да и что я тут мог думать - Хруст у нее в зубах висит, как тряпочка и вроде даже не дышит. Стою я в паре метров от кошки и не знаю, что делать. Хотел на кошку броситься, но боялся, что та может с перепугу зубы сжать и малыша перекусить. А вдруг он живой еще... Сам в это не верю, но какая-то шальная надежда еще осталась. К счастью, тут кошка добычу на подстилку положила и умываться начала. Тут уж я не медлил, добежал до кошки и вцепился ей в загривок. Все восемнадцать когтей вонзил в кошачью шкуру. Да и зубы у меня острые, так что не удивляюсь, что кошка взвыла. Она даже понять не успела, кто на нее напал, с такой скоростью побежала прочь, что я еле успел спрыгнуть.
  
   Вижу я, что кошка ушла, скорее к Хрусту подбежал. Сам себя проклинаю, зачем малыша одного гулять пускал, вот теперь из-за меня погиб крысенок.
  
   Но то ли кошка была молодая и глупая, то ли она еще поиграть хотела с добычей, но, как оказалось, она лишь тащила крысенка в зубах, особо даже его не поранив. Лежит мой Хруст на кошачьей подстилке, глазенки таращит, от страха слова сказать не может. Ну, мне ждать некогда было, так что я за шкирку малыша схватил и скорее назад, надо отсюда выбираться, пока кошка не вернулась.
  
   Половину дороги Хруста в зубах протащил, а потом он все-таки в себя пришел. Начал он что-то говорить в свое оправдание, но мне не до того было, поговорить мы и дома успеем, а пока надо из подвала выбираться. Добрели мы до оставленной мной веревки и назад полезли. Хруста я первого пустил карабкаться, а уж потом и сам выбираться начал. Вылез я из дырки, сказал малышу сидеть тихо, а сам веревку из лаза вытаскивать стал. Нечего кому-то видеть, что тут ход есть. Закрутил веревку, а дырку в полу всякими тряпками заткнул, а сверху еще кафельную плитку придвинул, которую в ванной нашел. Видимо, когда ремонт делали, выкинуть ее забыли.
  
   Вернулись мы с Хрустом в комнату, крысенок на еду накинулся. Я боялся, что подавится он от спешки, но ничего, обошлось. Поел он, воду выпил, хотел в клетку спать идти. Но ведь хозяин на ночь клетку сам закрыл, откуда там может ночью крысенок появиться? Незачем людям знать, что мы умеем многое из того, о чем они и не подозревают. В общем, пришлось Хрусту на диване спать. Пусть утром его хозяин сам найдет. Обрадуется он... А где Хруст был, хозяин все равно не узнает. Будет думать, что где-то в комнате спрятался.
  
   Ну а я в клетку вернулся, дверку закрыл. Устал я. Даже есть не пошел. Только лапы вылизал получше и воды напился вдоволь. А потом улегся в гамак и подумал, что завтра никуда не пойду. Весь день спать буду. Хотя нет, не получится так, кто-то же должен малышом заниматься, а кроме меня некому. Тяжелое это занятие - детей воспитывать...

Выставка грызунов

   День начался весьма неплохо. Хозяин ушел по каким-то своим делам, ну а мы с Хрустом тоже делами занялись. Разумеется, вначале поев хорошенько и побегав по комнате вместо зарядки. В общем, уселись мы за компьютер, газету крысиную просматриваем. "Из лап в лапы" называется. Полезная газета. Из нее крыса может узнать о том, что хорошего люди для нас, грызунов, выдумали. Там и о гамачках всяких можно прочитать, и о домиках, я уж не говорю про кормушки-поилки. О кормах всяких там тоже пишут, причем не только крысиных, ведь еду для хомяков или морских свинов тоже иногда есть можно. И что важно, не люди это пишут, а такие же крысы, как мы, кто успел это все узнать-попробовать. Хруст вот очень раздел "Лакомства для грызунов" любит. Ну, так на то он и Хруст, ему лишь бы поесть.
  
   Впрочем, надо честно сказать, Хруст за последнее время серьезнее стал. Видимо, в зубах у кошки переосмыслил свое поведение. Уроки теперь делает без возражений, даже газеты вот читать стал. Хотя, все равно, лентяй он и обжора.
  
   Ну вот, как всегда - увидел Хруст статью про какие-то там сырные крекеры для крыс, тут же ныть стал. Давай, мол, Чипс, у хозяина это выпросим. Будто его тут голодом морили. Вон какое брюхо наел! Ладно, отвяжись ты, уговорим мы хозяина купить эти твои крекеры. Не так это сложно. Я уже такое делал, когда хотел домик попросторнее. Залез на форум любителей крыс и написал там, что есть вот такая хорошая штука, крысы от нее без ума просто. Ну а хозяин у нас регулярно тот форум читает. Так что и недели не прошло, как у нас с Хрустом был шикарный новомодный домик.
  
   Ну вот, дописал я нужные письма, дочитал газету, отчет отправил в центр, а тут слышу, ключ в замке поворачивается. Мы с Хрустом мигом компьютер выключили, а сами рысью назад, в клетку. Незачем хозяину знать, как мы тут без него гуляем. Так что когда хозяин в комнату зашел, мы уже мирно в гамаке лежали, а Хруст еще и грыз что-то, как обычно.
  
   Вечером нас на прогулку выпустили. Побегали мы, телевизор с хозяином посмотрели, витамины погрызли. Тут телефон зазвонил. Ну, я, конечно, тут же к хозяину на плечо залез, чтобы лучше разговор слышать. Звонит, как оказалось, та дама, что Хруста привозила. Так, мол, и так, скоро будет выставка грызунов. Про вашего крыса я ничего сказать не могу, а вот голубого дамбика выставлять надо. Мол, породистый он жутко, родословная чуть ли не на несколько листов. А на выставке эксперты из других стран будут, пусть увидят, что и у нас хорошие крысы есть.
  
   Ну вот, вечно от этой тетки морока. Нашла породистого. Ну, уши врастопырочку, ну шерсть светло-серая, какая от этого крысе польза? Только конкурса крысиной красоты нам не хватало. Видел я по телевизору такие конкурсы, правда, у людей. Представил, как Хруст будет на подиуме ходить, купальные костюмы показывать или вечернее платье. Напридумывают же люди. Да и как я малыша одного куда-то отпустить могу, он же точно потеряется или натворит что-нибудь. К счастью, хозяин сам решил, что если и везти крыс на выставку, но обоих. Все-таки не зря я всегда говорил, что у людей мозги есть. Во всяком случае, у некоторых...
  
   Начал он нас к выставке говорить. Когти стричь и хвосты мыть. Я уже не рад был, что согласился на выставку ехать. Лично меня мой хвост и до этого устраивал, не такой уж он был грязный. Хорошо еще, меня этими процедурами хозяин не так сильно мучил, вот Хруста разве что не полировали. И шерстку мыли, и причесывали. И коготки пилочкой подпиливали. Да уж, гордость отечественного крысоводства... Не хватало только бантик на шею повесить. Со мной попроще обошлись - выкупали разок, хвост щеткой потерли и все. Ну, я понимаю, у меня с породой не очень. Черная шерсть, никаких тебе фигурных ушей или кудрявости. Крыса как крыса. Вроде, люди, у которых моя мама жила, такими глупостями не интересовались, она сама была черной, как я, да и отец мой вроде бы тоже черный был.
  
   Дальше был визит к ветеринару за справкой. Я уж беспокоиться начал, что опять уколами замучают. Но нет, осмотрели нас с Хрустом, никаких болезней не нашли (будто мы и без врача не знали, что здоровы), справку выдали и домой отпустили. Так я и не понял, зачем это все нужно было, ну да ладно, хоть на машине покатались.
  
   Наконец и день выставки настал. Утром нас хозяин посадил в переноску, погрузил в машину и повез куда-то. Я бы в это время лучше дома спал, но кто нас, крыс спрашивает. Надо, значит, надо. Приехали мы, опять нас с Хрустом врач осмотрел, ну а потом пошли мы место занимать. Ну и неразбериха была вокруг! Оказалось, на выставке будут не только крысы, но и кролики, мыши, хомяки, свинки морские и еще кто-то, я даже всех не запомнил. Народу уйма, и людей, и зверей. Нас посадили в ящик такой пластиковый, террариум называется, будто мы ящерицы какие-то или даже змеи. Противно в нем, душно. По мне уж лучше в клетке сидеть. А еще лучше, дали бы побегать спокойно, с другими крысами поговорить. Может, кого из знакомых встретил бы. Да и других грызунов посмотреть я бы не отказался. Вот я тут кролика заметить успел, большой такой зверь, а шерсть местами черная, а местами ярко-рыжая, огненная. Красиво...
  
   Да, оказалось, что вначале будут молодежь оценивать, а потом нас, взрослых крыс. Так что я еще осматриваться не закончил, а хозяин уже Хруста на экспертизу потащил. Отряхнул крошки с шерстки, причесал еще раз и понес. Ну вот, я тут в ящике закрытом сижу, и вылезти не могу (может, и смог бы, да людей вокруг много), а ребенок там без меня один. В общем, сижу, жду, когда они вернутся, орехами нервы успокаиваю. К счастью, они довольно быстро вернулись. Хозяин гордый такой, будто это ему оценку за красоту ставили. Слышу, он с соседями говорит, что 95 баллов малыш получил. Хвалили эксперты моего Хруста. И окрас у него ровненький, и уши неплохие. Если бы не складочка на одном ухе и не упитанное брюшко, еще больше бы баллов получил. Я сижу, смеюсь про себя. Есть надо больше, еще и не такое брюхо будет. А уши там или окрас - кому они нужны... Если бы крыс из-за этой складочки на ухе стал слышать хуже - было бы о чем говорить, а так - хоть по десять складочек на каждом ухе, разницы никакой.
  
   Но Хруст ходит с таким видом, будто мировой рекорд установил. А вокруг люди крутятся, все хотят этого балбеса на руках подержать, погладить. Ах, какая лапочка, ах, какие ушки, какой хвостик. Тьфу, слушать противно. Лучше бы мозги оценивали. Этот ваш красавец еле-еле читать научился, а туда же, в чемпионы лезет...
  
   Кажется, день тянется бесконечно долго. Я уже лежать устал, есть устал. А ходить в этом прозрачном ящике особо негде. Хорошо, хозяин догадался, что пора и меня наружу выпустить. Посадил он зазнавшегося Хруста на мое место, а меня себе на плечи. Ходим мы с ним по залу, зверей смотрим. Я доволен - наконец-то я других грызунов увидел. Какие же мы все разные, и по размерам, и по поведению. Свинки вот спокойные такие, вальяжные. Сидят на красивых подушечках, хозяева им шерстку расчесывают. А мыши или песчанки все по клеточкам носятся. Долго мы так гуляли, особенно любопытно было на крыс смотреть. Чего только люди не навыводили... Кудрявые, ушастые, даже лысые есть... Ну, кому нужна лысая крыса? Ну представьте, как она по улице бежать будет, особенно зимой... Вот как я бежал... Я вот и то чуть не замерз совсем, а ведь у меня шерсть густая и длинная, а что с лысой крысой будет? Может, ей пальто надо сшить? Или шапку-ушанку?
  
   Ну ладно, хозяева сами решают, кого им держать, нас не спрашивают. Вон мой хозяин уж на что человек серьезный, а тоже ведь купил эту лопоухую мышь-переростка. Хруста, в смысле. А мне возись с ним, воспитывай. А у него ведь только родословная длинная, а во всем остальном - крыса крысой. А уж до меня ему точно далеко.
  
   Ну ладно, вернулись мы назад, к ящику, где Хруст сидел. Я думал, он, пока нас нет, спать будет. Все-таки долго мы уже на выставке торчим, устать должен был малыш. А он по клетке ходит, фотографам позирует. А к хозяину еще и какие-то люди с телевидения кинулись. Мол, разрешите вашего красавца снять. Ну, все, теперь этот тип даже есть согласится разве что с золотых тарелок. Хотя нет, есть он любит, так что и с обычной тарелки поест, а вот работать его точно теперь не заставишь. Я улегся в террариуме, стараюсь на этот шум-гам внимания не обращать, заснуть пытаюсь. А тут Хруста после съемок хозяин ко мне посадил, так тут совсем пришлось про сон забыть. Хруст по мне прыгает, все рассказывает, как он здорово выступил, как он всем себя показал, да и вообще какой он шикарный зверь. Я не выдержал, орех ему в лапы сунул, вроде помогло. Схватил он орех и начал грызть. Хруст - он Хруст и есть...
  
   Ну а тут хозяина кто-то зовет. Оказалось, пора и меня к эксперту нести. Вылез я наружу, хозяин и меня причесал слегка. И правильно, не идти же мне лохматым. Все-таки выставка это. Надо выглядеть достойно.
  
   Подходим мы к эксперту, а тот вдруг начал языком цокать, что-то бормотать не по-русски. А рядом переводчик всем объясняет, что такого ровного черного цвета эксперт вообще никогда не видел. Всего меня осмотрели, чуть ли не линейкой меряли, на весах взвесили. Эксперт цокает, а переводчик все говорит, что уши просто идеальной формы, голова тоже. И телосложение отличное, не худой, но и жира нет (еще бы, зря я, что ли, зарядку делаю каждый день, даже в клетке подтягиваюсь раз по десять). И живот у меня ровно окрашен, без белых пятен, и хвост ровный. Хозяин спрашивает, мол, а ничего, что у него родословной нет, в магазине купили. А эксперт довольный такой, будто никогда такой крысы красивой не видел, говорит, ничего, это не важно совсем. А сам все меня со всех сторон разглядывает. Нашел потом все-таки к чему придраться, пятнышко на хвосте углядел ма-а-алюсенькое. И в бумажку пишет что-то... Хозяин мой волнуется, как там с оценкой-то. А переводчик объясняет, что получила ваша крыса 99 баллов, так как 1 балл за пятно на хвосте сняли.
  
   Ну, дальше вообще не пойми что началось. О Хрусте все забыли, на меня накинулись. Фотоаппараты щелкают, камеры жужжат. Тетенька с телевидения с микрофоном вокруг моего хозяина прыгает, про меня расспрашивает. Говорит, сюжет про меня вечером в новостях покажут. Да уж, вот так телезвездой стану, будто мне это нужно. Я вот пить хочу, а хозяин поилку дома забыл. Хорошо хоть кусок яблока остался, схватил я яблоко лапами и ем, ни на кого внимания стараюсь не обращать. Хруст обиженный сидит, ну как же, про него все забыли, не любят, не ценят. Спиной ко мне повернулся, бурчит, как же это я мог лучше его оказаться, ведь он такой породистый.
  
   У меня от этой шумихи даже голова заболела. Скорей бы уж домой поехали. А экспертиза никак не закончится. А тут не поспать толком, ни поесть. Я уж не говорю, что почитать нельзя. Надоело мне все, лег я на опилки, отвернулся от людей, глаза закрыл. Должны же люди догадаться, что устал зверь. Постепенно люди вокруг расходиться стали, вроде выставка к концу идет. Хрусту обижаться тоже надоело, подошел, голову мне на спину положил, отдыхает. А тут, слышу, люди говорить стали, что сейчас награждение будет. Ну что это такое, я не знаю, никогда при мне никого не награждали. Оказалось, стали победителей объявлять. Хруста лучшим юниором-дамбо признали. Диплом дали хозяину, коробки какие-то. Все опять стали хозяина поздравлять, опять Хруста фотографировать. Ну и ладно, мне не жалко, Хруст, в принципе, парень неплохой, не зря я его воспитанием занимался.
  
   Потом всяких других крыс награждали. Про меня вроде все забыли, я вначале удивлялся, ведь оценка у меня хорошая, а потом решил, что не стоит обращать внимания на всякую ерунду. Вроде уже всех, кого хотели, наградили, я уже решил, что все закончилось. И тут слышу, объявляют, что лучшей крысой выставки стал черный крыс по имени Чипс...
  
   Хозяину кричат, чтобы он меня всем показал, так что посадил он меня на плечо и пошел приз получать. А ему большой такой кубок вручили, я в нем вместе с лапами и хвостом помещаюсь. И еще призов кучу дали, большой такой пакет. Я даже не запомнил все, что там было. Какая-то крысиная еда, и, самое главное, сырные крекеры, которые Хруст все мечтал получить. Так что когда мы домой ехали, Хруст один крекер грыз все дорогу. Потом так с ним в лапах и уснул.
  
   Мы после выставки так устали, что даже от прогулки отказались. Попили - и спать почти до утра. А утром хозяин в магазин пошел, а я Хруста на зарядку потащил. Вопит Хруст, ленится. Ничего, мне все равно, что ему диплом дали, зарядку ради этого отменять не буду. А потом я еще и урок математики устроил. Ребенку полезно, нечего отлынивать от занятий.
  
   Да, чуть не забыл. Хозяин потом откуда-то большую фотографию принес - я сижу в огромном блестящем кубке, а рядом еще розеточка лежит красивая с надписью "Лучшая крыса выставки". Висит теперь эта фотография у хозяина на стенке. Конечно, это все не очень-то и важно. Но все-таки приятно...
  

Часы с кукушкой

   Нет, этот тип меня точно когда-нибудь уморит. Я о Хрусте говорю, как вы понимаете. Что ни день, то у него новые проблемы. Теперь он, видите ли, шею расчесал. Съел что-нибудь, наверное. Говорил же ему, нечего со стола торт и колбасу таскать, так нет, ему без этого жизни нет. Еще и пищал все время, что колбаса такая вку-у-усненькая... Торт такой сладенький... Вот и наелся...
  
   И всего-то там штук пять пятнышек небольших, было бы о чем говорить, но этот тип вел себя так, будто того и гляди лапы протянет. Он то яростно чесал шею, то неподвижно лежал, глядя в никуда, то просто капризничал. "Что ты ешь кашу, Чипс, мне оставь! Нет, не хочу кашу, хочу сухарик! Забери свой сухарь, я буду есть мясо! Сам ешь мясо, где моя каша? Опять ты мою кашу съел!!!" И так целый день! Зарядку он делать не может, читать не может, писать не может, лентяй ушастый. Он вообще может только есть и ныть. Я уже готов был из клетки сбежать, но при хозяине этого не сделаешь. А у хозяина, как нарочно, выходной был. В общем, сжал зубы и терплю. Хотя, может, и стоило подойти и дать этому нытику по уху, лапы чесались это сделать, но я сдержался.
  
   Когда хозяин ближе подходил, я ему старательно внушал, что надо Хруста осмотреть (может, помажет ему чем-нибудь эти болячки, чтобы не ныл больше). Мне, конечно, до настоящего гипнотизера далеко, но кое-какие способности у меня есть. Ближе к вечеру до хозяина дошли мои мысли, взял он Хруста на руки, стал его шею изучать. Увидел расчесы - и сразу в панику ударился. Ну, как же, помрет этот балбес из-за трех-четырех царапин. А хозяин сразу к телефону бросился, ветеринару звонить. Поговорил и тут же побежал переноску из шкафа вытаскивать. Нас с Хрустом в переноску посадил, в клинику повез. Спасать бедного Хруста... Со смеху помереть можно...
  
   В клинике, конечно, очередь была. Мы в переноске сидим, а хозяин с другими людьми разговаривает, про болезни их питомцев выспрашивает. Да уж, у кого бронхит или даже пневмония, у кого сердце болит, кого-то вообще оперировать надо. А у нас - Хруст с какой-то одной маленькой болячечкой. Ну с двумя... Да там, наверное, зажило уже все. Неудобно ради этого врача беспокоить.
  
   Просидели в очереди, наверное, часа два. У меня уже лапы затекли, переноска-то маленькая. А Хруст так вообще разнылся. То ему душно, то ему дует, то он устал, то он хочет есть или пить. Хозяин нам в дорогу по кусочку огурца положил и по сухарику, так я свою порцию Хрусту отдал. Лучше я голодным ходить буду, только бы его нытья не слышать. Повезло еще, что нас вперед пропустили, а то должны были какую-то собаку оперировать, мы бы еще часа два потом сидели. Ну да ладно, вошли мы в кабинет, стал врач Хруста осматривать. Минут пять смотрел. Шерстку перебирал, кожу разглядывал... Потом сказал, что это может быть аллергия, а могут быть и паразиты какие-то. Да уж, я бы это и без врача мог сказать. Сделали Хрусту укол, а заодно чем-то на шею побрызгали. Противным чем-то. Я в переноске сидел и то почувствовал. А про укол вообще страшно вспомнить. Этот лопоухий так орал, будто ему его красивые уши оторвать пытались... Причем оба сразу. Если бы я во время болезни так после каждого укола визжал, меня бы хозяин, наверное, уже в окно выкинул. Шучу, конечно, он меня не выкинет, любит он меня. И Хруста любит, хотя не за что... Ну почти не за что.
  
   Ну ладно, посадили Хруста назад в переноску, все, думаю, сейчас домой поедем. Но нет, теперь меня вытаскивают. И зачем? Я-то здоров. Но врач говорит, что надо и другую крысу осмотреть, раз они вместе живут. Ну, вместе, и что из этого? Я-то торты не ем, так что у меня никаких болячек нету. Но и мне шерсть осмотрели, колоть не стали, но шею тоже обрызгали. Мол, на всякий случай. И за что? Из-за того, что Хруст колбасы и торта объелся? Ничего эти врачи в крысах не понимают! Лекарства им переводить нравится... Им, наверное, за количество сделанных уколов зарплату платят или за то, сколько раз они на крыс этой отравой брызгают. Ну да ладно, я-то вопить не буду. Даже умываться не стал, раз уж врач говорит, что вредно это, хотя очень хотелось умыться от этой гадости. Вот домой приеду, тогда уж и умоюсь, как следует.
  
   Собрались мы домой ехать. И тут врач хозяину говорит: "Тут нам крысенка кто-то подкинул. Не возьмете? Крысенок здоровый, только пальца на одной лапе не хватает и кусок уха отсутствует". Ну вот, мало мне Хруста... Я сразу понял, что возьмет хозяин крысенка. Он же добрый, и некоторые этим пользуются. Ну, вы понимаете, о ком я. Есть тут такой любитель вкусненькое выпрашивать... Хозяин у нас вообще замечательный, повезло нам с ним. У хозяина вообще лишь один недостаток - большой он слишком. Все-таки если бы людей крысы разводили, они бы выбирали особей помельче. Зачем нам крупные люди? Чем меньше, тем лучше.
  
   Ну, так о крысенке, согласился его хозяин взять. Врач куда-то ушел, и вернулся уже с маленькой клеточкой, в которой белый такой малыш сидел. Крошечный совсем. У него даже шерсти толком нет, пух какой-то. Кто ж таких выкидывает? Такие еще должны дома с мамой жить, а не валяться в клинике в переносочке... Да ничего, раз уж так случилось, вырастим, выкормим...
  
   Приехали мы домой. Хорошо, что у хозяина машина есть. А то я в клинике слышал, что кто-то чуть ли не два часа до врача добирался. На метро, на автобусе... Ужас просто. Ну а тут раз - и уже дома. Хозяин нас на диван выпустил и клетку с крысенком открыл. Я еще и шагу ступить не успел, а Хруст пулей рванул к малышу. Обнюхал его и тяпнул за ухо. Вот выдумал, детей кусать! Пришлось мне вмешаться. Хрусту дал лапой по шее, малыша успокоил. Что бы хозяин без меня делал... Крысенок перепугался очень, еще бы, Хруст его в несколько раз больше, отъелся тут, а уж про меня и говорить нечего, я вообще крыс крупный. Один мой хвост длинее, чем весь крысенок... Ну ничего, объяснил я ему, что у нас тут творится, как жить будем. Что Хруста бояться не надо, а если обижать будет, можно его самого тяпнуть, ему не повредит, вон какая шкура толстая.
  
   На ночь хозяин малыша все-таки в отдельную клетку посадил. Боится, как бы его Хруст не покусал. Я его в чем-то понимаю, на Хруста я бы тоже полагаться не стал. Но сегодня он устал после поездки, так что набил брюхо и спать в гамак залег. А утром хозяин нас опять всех вместе на прогулку выпустил. Хотел я побегать подольше, но ведь не оставишь малыша наедине с Хрустом. Кто знает, что ему в голову взбредет. Я рядом стараюсь держаться, ведь крысенок пока за себя постоять не может. Надо было бы Хруста отправить на пробежку, но он продолжает изображать тяжело больного, которому много ходить вредно. Любопытно, чем одна малюсенькая болячка на шее может мешать бегать? Да и видел я утром, что от болячки уже одно воспоминание осталось. Но Хруст ноет, что от вчерашнего спрея от паразитов у него кружится голова, а от укола болит задняя лапа. Ладно, валяйся на диване, раз уж так тебе хочется, я тоже могу немного рядом полежать.
  
   Хозяин телевизор включил. Ну, я, конечно, рядом с ним устроился, международные новости слушаю. А тут как нарочно, Хруст опять возню затеял. Крысенка стал на спину заваливать, ну а тот, естественно, вопит диким голосом. И что мне с этим Хрустом делать? Сидел бы спокойно, слушал, что в мире творится, а не глупостями занимался. Ведь подрос уже, а ума никакого.
  
   Хозяин малышу решил имя придумать. А чего тут придумывать? Ясно же каждому, что его Бантиком зовут. Все-таки странные существа люди, почему-то они уверены, что это они крысам имена придумывают. А ведь имена детям всегда родители дают. Ну, бывают, наверное, случаи, когда это не так, но чаще всего крысенок еще глаза открыть не успевает, а мама его уже зовет Тимом или Федей, ну или еще как. Чипсом, например, как меня. А потом нам приходится объяснять людям, как именно нас надо назвать. Хозяева потом еще радуются, что такое удачное имя выбрали, крыса на него всегда откликается. Иногда, правда, люди какие-то странные правила придумывают. Скажем, назвать весь выводок на букву А или на букву Т. Сами же не дают всем детям в семье имена на одну и ту же букву. Вот и пишут потом в паспорте крысы, что ее зовут, например, Само Совершенство или Лучшая из лучших. Но ведь крыс-то хозяева все равно потом будут знать Люськой или Катькой, как их мама в детстве назвала.
  
   Ну, хозяин мой точно этого всего не знал, так что извелся весь. Все сидит и имена перебирает, проверяет, как они звучать будут, и на крысенка смотрит, будто примеряя на него каждое из имен. Но так и не выбрал ничего. Еще бы, я бы тоже ничего не выбрал из того, что хозяин называл. Какой из этого крошки Федя или Мартин? А уж про всяких Шреков я вообще молчу... Тут хозяин решил с малышом поиграть, вытащил веревочку какую-то, привязал к ней бумажку (ну как ему дама из крысиного клуба говорила) и стал перед крысенком эту веревочку тянуть. А малыш игривый был, сразу за бумажкой бегать начал, то поймает ее, то отпустит, то куснет, то сам от нее убегает. Даже мне смотреть на их игру понравилось. А хозяин еще крысенку говорит: "Лови бантик, малыш!". В общем, так крысенка и стали Бантиком звать.
  
   Бантик оказался весьма ценным приобретением. В отличие от Хруста, крысенок был умненький и старательный. Через какой-то месяц он читал и считал лучше своего соседа по клетке. А Хрусту обидно было, что какой-то крысенок его в чем-то превзошел, вот он и донимает малыша то и дело. Что ни день, то драка у них. А мне разнимай, воспитывай. Не ждать же, когда хозяин придет. Но спокойная жизнь у нас явно закончилась.
  
   А тут еще к хозяину друг приехал. И подарок привез. Часы с кукушкой. Он еще хозяину долго рассказывал про них. Мол, ручная работа, сделано из ценных пород дерева. Какая-то там особая резьба. Мне даже интересно стало, ценные породы - это которые грызть легче? Или, наоборот, труднее? Или которые вкуснее? Но попробовать не удалось, хозяин часы высоко повесил.
  
   Ну, висят эти часы и висят, тикают тихонько, нам особо не мешают. Но оказалось, что каждый час в часах открывается дверка, оттуда выскакивает деревянная кукушка и начинает кричать диким голосом. Кто интересно мастеру сказал, что у кукушек такие голоса противные? Хозяину еще ничего, он утром на работу уходит, да и ночью спит. А нам эту птицу целый день слушать. И рот ей никак не закроешь. Хрусту проще - есть ему птица не мешает. А вот я только начну отчет для Центра обдумывать или статью какую-то читать, как вдруг птица как заорет свое "Ку-ку! Ку-ку!", все мысли из головы вылетают. Я уже начал думать, как бы хозяину намекнуть, чтобы спрятал эти часы подальше куда. Но вроде неудобно, все-таки подарок друга.
  
   Через какое-то время мы немного к часам привыкли. Хотя бы уже не вздрагивали, когда птица кричать начинала. Да и своих забот у нас и без кукушки хватало. Я вот воспитанием крысенка занимался. Задачки мы с ним решали разные, зарядку вместе делали, а заодно и Хруста бегать заставляли. Я иногда даже говорил себе: "Может, Чипс, ты для этого сюда и направлен, чтобы молодых крыс воспитывать? Отчеты и другие написать могут, а вот вырастить из двух малышей достойных крысов - это занятие не из простых."
  
   Бантик подрос немного. Теперь, когда хозяин на работу уходил, я ему тоже разрешал бегать по комнате. Парень он послушный, по другим комнатам не лазил, в отличие от некоторых, книжки и одежду хозяина не грыз, так что его зря в клетке держать. За компьютером он пока редко сидел, лапы маленькие еще, неудобно на клавиши нажимать, но если я читал что-то, слушал внимательно.
  
   Я уже привык, что Хруст с Бантиком иногда дерутся, но до серьезных потасовок дело не доходило, так что я на их возню почти внимание обращать перестал. Ну разве что изредка приходилось их к порядку призывать... А тут мне еще письмо пришло от старого друга. Мы с ним вместе в школе летописцев учились, а потом я вот сюда попал, а он пошел дальше учиться. Окончил высшую школу, поступил на работу в один из отделов Летописного дома. Летописцем, правда, не стал, но работой доволен. Даже мои отчеты иногда ему на глаза попадались. В общем, длинное письмо было. Я читаю, на Хруста с Бантиком лишь изредка взгляд кидаю. Потом я стал ответ писать, а это тоже времени требует. Тут уж я вообще про все забыл. Дописал письмо, отправил его, тогда решил на своих воспитанников взглянуть.
  
   А эта парочка опять что-то не поделила. Как я уже потом узнал, Хруст пытался Бантика на спину завалить, а тому это, естественно не понравилось. Потом в ход зубы пошли, да и когти тоже. Я до них еще добраться не успел, а они уже по дивану клубком катались. Шерсть в разные стороны летит, визг стоит жуткий. Бантик кое-как вырвался, побежал по дивану, а потом с перепугу на кресло прыгнул. Хруст, уж на что ленивый всегда, тут тоже решил не отставать и всей своей массой на Бантика навалился. Я уже сам испугался ужасно, ведь раздавит этот тяжеловес малыша... А Бантик, словно почувствовав что-то, почти не останавливаясь, взвился вверх, и, уцепившись лапами за книжные полки, вскарабкался еще выше.
  
   Что Бантик умеет прыгать, я всегда знал. Но как удалось Хрусту запрыгнуть на полки, для меня до сих пор остается загадкой. Обычно он и на диван-то с трудом запрыгивает. А тут, словно гимнаст, Хруст подлетел на полметра вверх и повис на нижней полке. Ну, думаю, сейчас свалится... Но нет, кое-как подтянулся и тоже полез дальше.
  
   А Бантик уже добрался до верхней полки, дальше лезть было некуда. Спрыгнуть вниз он тоже не мог, страшно было. Вот и сидел бедный крысенок на краешке полки и ждал неминуемого возмездия. Хруст тем временем пыхтел, но упрямо лез вверх. И вот уже и он забрался на верхнюю полку. Еще один прыжок, и вцепится Хруст в шкурку Бантика. Я сижу внизу и не знаю, что тут сделать можно. Лезть за ними смысла не было - не хватало, чтобы мы втроем вместе с полкой вниз свалились.
  
   Видимо, Бантик решил, что бы ни случилось, он не даст себя поймать. И он опять прыгнул. Единственное место, до которого он мог долететь, были те самые часы с кукушкой, которые так действовали мне на нервы. Легкий крысенок упал на крышу домика кукушки, и, не удержавшись, стал сползать вниз. Он цеплялся лапами за все подряд, наконец, повиснув на цепочке с гирькой. С цепочки уже можно было спрыгнуть на диван, так что я почти успокоился, в надежде, что все закончится благополучно.
  
   Но я рано поверил в то, что все позади. Глупый Хруст, вместо того, чтобы слезть вниз с полок, тоже решил зачем-то прыгнуть на часы. Уж не знаю, что он там замыслил. То ли надеялся все-таки Бантика поймать, то ли просто вниз ползти боялся, но Хруст сильно оттолкнулся от полки и всеми четырьмя лапами обрушился на некстати выскочившую из домика кукушку.
  
   Сейчас я все это вспоминаю уже с улыбкой, а тогда я ничего, кроме ужаса, не испытывал. Часы сорвались с гвоздя, на котором висели, и, попутно ударившись об одну из книжных полок, с грохотом полетели вниз. Висевший на гирьке Бантик с испугу отпустил лапы. Хруст вначале летел вместе с часами, а после удара о полку, уже падал просто как камень. С полки сыпались вниз какие-то книжки и маленькая вазочка с засушенными цветами. Грохот был жуткий. Я зажмурил глаза и с ужасом ждал, чем же все это закончится. Наконец все стихло. Все, думаю, остался ты один, Чипс. Я открыл глаза, ожидая увидеть на полу два бездыханных тела.
  
   Бантик сидел на диване и вылизывал покрытую пылью шерстку. Судя по его виду, он не особо пострадал. Хруста нигде не было видно. Я начал осматривать все вокруг.
   На диване валялись книги и поломанные цветы из вазочки. Все полки были на месте, так что упали, вероятно, лишь предметы, стоявшие сверху. Часы валялись на полу. Так надоевшая мне кукушка выпала из своего домика и оказалась почти в метре от часов. Но где же Хруст?
  
   Хруст лежал под креслом. Падая, он оказался на пледе, висевшем на кресле, и вместе с ним свалился вниз. Совершенно перепуганный, он не шевелился и все еще сжимал лапами дверку от домика кукушки.
  
   И вот тут я начал думать, как же сделать так, чтобы хозяин не догадался, что мы выходили из клетки в его отсутствие. Не знаю, как у вас, но у меня ни одной здравой мысли не было. Поэтому я не нашел ничего лучше, как просто загнать всю мою стаю назад в клетку и закрыть дверь. Еда оказалась лучшим средством, чтобы забыть обо всем, так что все мы одновременно отправились к кормушке.
  
   Когда вернулся хозяин, мы спали. Бантик положил голову на живот Хруста, казалось, совсем забыв о недавних разногласиях. Я открыл глаза и напряженно ждал, что же будет дальше. А хозяин вошел в комнату и вначале не заметил беспорядка. Он переоделся, взял на кухне чай и какую-то еще еду и направился к креслу. Видимо, телевизор решил посмотреть. И вот тут он и заметил и часы на полу, и книжки на диване... Ну, думаю, что-то сейчас будет...
  
   Хозяин поставил на стол кружку, положил бутерброды и взял в руки телефон. И начал набирать номер соседа. Я старательно прислушивался к долетавшим до меня словам. А хозяин все спрашивал у соседа, зачем он два дня подряд так сильно стучал по стене. Ну и что, что полки вешать надо. Не так же надо долбить, чтобы часы со стены падали... Дорогие часы, между прочим, да еще и подарок. Хозяин бросил трубку и снова взял в руки бутерброд.
  
   Если бы я был человеком, я бы, наверное, целый час хохотал, а так лишь вздохнул. Обошлось и на этот раз.
  
   А часы хозяин все-таки починил. Так что теперь они снова висят на том же месте. И тикают... Хорошие часы, в общем-то. Особенно если учесть, что кукушки в них больше нет.
  

Триллер

  
   Недавно у хозяина был день рождения. Странная у людей привычка - отмечать каждый год день, когда ты родился. Ну да ладно, у людей вообще много странных привычек, одной больше, одной меньше - это уже неважно. Ну, так вот, к хозяину гости приходили. Немного гостей, человек пять или шесть. Музыку слушали, ели там что-то и пили. Шумно у них было. Мы, разумеется, сидели в клетке в другой комнате, чтобы гости нам не мешали. И это правильно, ничего интересного в этих гостях нет, только шум и мусор. Да и дверь хозяин неплотно прикрыл, нам почти все слышно было. Ну а видеть гостей совсем необязательно. Хотя Хруст вот переживал сильно - он успел коробку с тортом увидеть, вот и мучился, что ему не досталось. Хруст и торты - это вообще тяжелый случай. Один раз в жизни добрался он до кусочка, и с тех пор от тортов просто с ума сходит. А ведь хозяин ему не собирается давать сладкое и жирное. Да если бы меня спросили, я бы вообще посоветовал его одним зерном кормить, и то слишком хорошо будет. Вон брюхо какое наел... Ну, ладно, гости празднуют, мы в клетке сидим. Я с Бантиком о всяких крысиных проблемах говорю, а Хруст валяется в гамаке и изображает вселенскую скорбь. Да уж, торт не дали, жизнь кончена...
  
   К ночи гости разошлись, хозяин спать отправился, а Хруст начал меня донимать. Мол, выпусти меня, Чипс, побегать. Я, говорит, никуда не уйду, на диване посижу только. Ха, поверил я ему. Тут же на кухню понесется, проверять, не осталось ли торта. Отказал я ему, а сам-то он дверку открыть не может. Носится по клетке и все меня уговаривает. Я от него столько хороших слов за все время не слышал. "Ну, Чипсик, ну хороший, ну, пожалуйста! Чи-и-и-ипс!!!". Но я все равно держусь. Вредно крысам торты есть, я же знаю. А уж Хрусту - тем более вредно. Обиделся он на меня, ушел на самый верх клетки, улегся на верхнюю полку и даже с Бантиком говорить не хочет, а уж со мной и подавно.
  
   Утром Хруст все еще был не в духе, так что зарядку делать отказался. Прошелся по комнате, убедился, что дверь на кухню закрыта, и залез на диван. Совсем парень в депрессию впал, будто без куска торта ему и жизнь не мила. Я даже стал думать, чем же его можно отвлечь от этих мыслей. А тем временем Бантик носился по всей комнате и обнаружил весьма интересные предметы на столе. Гости хозяину подарили. Конечно, я следил, чтобы в порыве энтузиазма Бантик не испортил что-нибудь ценное, но он вроде и сам зубами подарки изучать не собирался. Один подарок Бантику больше всего понравился: кто-то из друзей хозяину целую коробку дисков принес. На них всякие книжки записаны. Почему-то просто читать книги некоторым людям лень, так вот они заставляют артистов эти книжки вслух читать. А потом эти диски в компьютер или плеер ставят и слушают. Не понимаю я этого. Ладно, песню какую слушать или просто музыку, а книгу и самому прочитать можно. Там все понятно написано. По-человечески. Конечно, бывают книжки скучные или вообще глупые, так их вообще читать не стоит, зачем же их в плеере слушать. А если что-то интересное автор написал, то стоит время потратить и прочитать. Но друг хозяина сказал, что книжки на дисках можно на ночь включать или когда в машине едешь. Вот он сразу штук двадцать, наверное, и подарил. Детективы всякие, фантастику, страшилки всякие. Чтобы хозяин развлекался. Хотя я не знаю, как можно развлекаться, слушая страшные истории. Если вам не страшно, то какой в них интерес. А если страшно, какое же это удовольствие. Я уж не говорю о том, кто станет на ночь вместо сказки слушать всякие ужасы - после этого ведь вообще не уснешь. В общем, странные все-таки эти люди. Хотя для нас, крыс, такие диски были бы удобны - зрение у нас не очень хорошее, а слышим мы хорошо. Сидели бы мы и слушали всякие книжки, только вот люди полезные для крыс книги почему-то на диски не записывают.
  
   Поскольку никто из нас до этого времени с подобными книжками не сталкивался, любопытно стало даже Хрусту. И хотя он продолжал изображать разочаровавшегося в жизни зверя, но глазами тоже косил в сторону коробки. Увы, коробка была закрыта, так что вскрывать ее мы не решились. Бантик больше всех хотел посмотреть, что же такое внутри лежит, даже предлагал осторожно перегрызть коробку и вытащить все. Мол, грызть он будет аккуратненько, никто ничего не заметит... Как будто хозяин не поймет, кто мог коробку прокусить. Хотя представляю: приходит хозяин домой, коробку кто-то прогрыз, диски на столе валяются, а все крысы сидят в клетках, как будто они тут ни при чем. У меня бы на его месте точно сомнения возникли. Или в том, действительно ли крысы не выходили из клетки, или в том, что же у меня с головой...
  
   Вечером хозяин домой пришел, поужинал и нас погулять выпустил. А сам решил подарки рассмотреть. Коробку с дисками открыл и изучать их начал. Бантик, конечно, тут же к хозяину подбежал и уселся рядом. Хозяин его по спинке гладит, а Бантик следит за тем, как с плеером работать надо. Вскоре Бантик тоже знал, как включать и выключать эту штуку. Раз уж на компьютере Бантик работать научился, так и тут ничего сложного для него не было. Похоже, Бантик решил, что это все специально для него купили. Хозяин на ночь послушал какую-то книжку через наушники, но нам ничего не было слышно.
  
   Утром Бантик едва дождался, когда хозяин отправится на работу. Обычно во время утренней прогулки Бантик носился по комнате, всячески оттягивая момент, когда его снова посадят в клетку, а тут он сам после десятиминутной пробежки уселся на диване, всем своим видом показывая, что хочет домой. Хорошо еще хозяин ни о чем не догадался, ведь у Бантика буквально было на мордочке написано "Уходи скорей, хозяин, у меня дел полно!".
  
   Наконец, мы остались одни. Стоило захлопнуться входной двери, как Бантик уже был возле дверцы клетки. Что ж, пришлось выпустить этого любопытного. Несколько прыжков, и Бантик уже сидел на столе и перебирал коробки. Книгами он занялся основательно, все названия и картинки на обложках просмотрел. Из всего имеющегося в наличии моего белого друга привлекло какое-то странное повествование под названием "Крысиный остров". К счастью, именно этот диск наш хозяин успел в плеер поставить, нам даже вытаскивать его из коробки не пришлось. Видимо, хозяину картинка понравилась - серая крыса сидела на берегу моря, а чуть подальше какой-то человек лежал.
  
   Бантик дождался, пока мы с Хрустом подошли поближе и включил плеер. Послышалась тихая музыка и мужской голос начал тихо читать:
  
   Работа зашла в тупик. Джон понимал, что надо что-то менять, но в данный момент он не был готов к этому. Нужно было отдохнуть и подумать о том, как жить дальше. Пока же Джон сидел в кафе и пил кофе. Вывеска на соседнем здании привлекла его внимание. На фоне каких-то пальм крупными пестрыми буквами было написано: "Туристическая компания Фантазия". А чуть ниже и мельче: "Реализуем Ваши фантазии за разумные деньги". А почему бы и нет? Что мешает ему прямо сейчас отправиться в какой-нибудь маленький городок, где набегают на берег морские волны и греет ласковое солнце? И он уверенно шагнул к зданию, толкнул дверь и вошел внутрь.
  
   В турагенстве Джон попросил подобрать ему какое-нибудь тихое место, где мало людей и можно спокойно поплескаться в море, не слушая бесконечные сетования мамаш на непослушных детей, где не будет толпы женщин с далеко идущими планами. Джон просто хотел отвлечься от повседневных дел и хотя бы пару недель пожить на лоне природы.
  
   "А как вы относитесь к крысам?" - спросил его сотрудник агентства. "Есть подходящее место, но вот там крыс много, они там вроде местной достопримечательности. Крысы вполне мирные, но не всем нравится, когда они бегают по острову".
  
   К крысам Джон относился без особой любви, но и страха перед ними не испытывал. Уж пусть лучше будут крысы, чем толпы людей. От людей Джон устал, а крысы... ну пусть себе бегают...
  
   Джон приехал на остров к вечеру. Уже темнело, и на небе бледновато-желтым пятном мерцала луна. Портье в гостинице небрежно бросил ключи на стойку и махнул рукой куда-то вправо. Видимо, именно там располагалась комната, предназначенная для Джона.
  
   Видя неразговорчивость портье, Джон молча отправился в свой номер, намереваясь спокойно выспаться. Он бросил сумку на пол и, оставив разборку вещей на утро, быстро умылся, лег в постель и закрыл глаза.
  
   Проснулся он через час. В комнате было темно, и в первые мгновения Джон не мог понять, что же его разбудило. Но, прислушавшись, он обратил внимание на странное шуршание где-то под кроватью. Еще через миг звуки приблизились, и, всмотревшись в темноту, он увидел с десяток крыс, суетливо бегущих куда-то в сторону ванной комнаты. Вероятно, там был какой-то лаз, так как назад крысы не возвращались... В комнате стало тихо, но Джон еще долго не мог заснуть. Конечно, крысы не сделали ему ничего плохого, но все равно ему было как-то не по себе.
  
   Кроме голоса, читающего книгу, мы слышали и всякие другие звуки. Особенно нам понравился топоток крысиных лапок по полу и крысиный писк. Правда, топали крысы, наверное, как стадо бегемотов, а пищат так разве что птенцы какие-то, мы даже немного развеселились. А потом голос затих, снова заиграла музыка, какая-то загадочная и непонятная. Бантик устал сидеть на одном месте и выключил плеер. Хруст нетерпеливо заверещал, требуя продолжения истории, но Бантик включать плеер отказывался, а сам Хруст никогда не был специалистом в технике. Приставать ко мне Хруст не решился (или все еще был обижен из-за торта), но в результате было решено следующую часть истории оставить на завтра.
  
   Пока я занимался работой, Бантик с Хрустом наперебой обсуждали прослушанный отрывок. Каждый выдвигал свои версии о том, что же за крысы живут на острове, куда они уходили через ванную комнату, и что вообще будет дальше. Когда же настало время занятий, мои подопечные были на редкость невнимательны, легко было понять, что их мысли бродят где-то среди пальм, песка и волн теплого моря.
  
   Наконец, утомившись, Хруст и Бантик начали зевать, и я понял, что пора отдохнуть. Но ели сегодня все как-то без аппетита. Даже вечно голодный Хруст лениво потоптался у кормушки и вскоре ушел в домик спать. Погода на улице была противная, так что не удивляюсь, что проспали мы до самого прихода хозяина. Да и когда хозяин, явно торопясь куда-то, выпускал нас на прогулку, настроения бегать не было ни у кого. Так мы втроем и просидели на диване все время. А потом хозяин насыпал нам еды побольше и, пробормотав что-то о том, что добавки нам до следующего вечера не дадут, так как он уезжает, снова посадил нас в клетку и вскоре ушел.
  
   Тут встрепенулся Хруст, заявив, что раз хозяина нет дома, самое время послушать еще про крысиный остров. А то надо же узнать, что там такое произошло. Кажется, Бантик тоже был готов немного послушать, так что он довольно резво забрался на стол и включил плеер.
  
   Утром Джон отправился бродить по острову. Как и обещали в агентстве, народу вокруг почти не было. Несколько мужчин, по виду местных жителей, суетились у причала. Чуть подальше, во дворе небольшого домика с почему-то розовой крышей, возилась в саду какая-то женщина. Две рыжевато-серые крысы сидели возле цветочной клумбы, явно не боясь проходящего мимо человека. Да и сами крысы при свете дня совсем не казались страшными. Так, милые зверушки, занятые какими-то своими крысиными делами.
  
   Поскольку завтрака в гостинице не предлагали, Джон первым делом решил найти какое-нибудь кафе. Дойдя до домика с розовой крышей, он поинтересовался у женщины, где поблизости можно перекусить. Судя по всему, люди на острове не отличались разговорчивостью. Как и портье в гостинице, женщина лишь показала рукой, в какую сторону надо идти. К счастью, уже вскоре Джон наткнулся на уютный ресторанчик. Позавтракав, он продолжил прогулку вдоль моря. Джон не имел какой-то конкретной цели, он просто брел по тропинке все дальше и дальше. Спустя какое-то время он решил, что для первого раза прошел достаточно, и повернул назад.
  
   Голос читал книгу страницу за страницей. А мы слушали шум набегающих волн, крики чаек, скрип песка под ногами Джона. Герой рассказа вновь зашел в приглянувшийся ему ресторанчик, чтобы пообедать, а потом вернулся в номер. Поскольку вчера он не выспался, послеобеденный сон был самым разумным выбором. Спал он крепко, а, проснувшись, не сразу понял, где находится. И снова разбудило Джона шуршание маленьких лапок по полу. Он не знал, были это те же самые крысы или другие, так как все крысы казались Джону на одно лицо или, точнее, на одну морду.
  
   На этих словах Бантик выключил плеер и заявил, что устал. Хруст, явно страдающий повышенным любопытством, очень хотел узнать, что же будет дальше, поэтому заявил, что если бы у него была книжка, а не диск, он бы вслух для всех почитал. Честно скажу, чтец из этого лопоухого неважный. Уснуть от его чтения можно. Если бы он мог на человеческом языке говорить, его стоило бы в передачу "Спокойной ночи, малыши" взять ведущим. Дети засыпали бы еще до начала мультфильма. Увы, мы язык людей понимаем, а вот говорить на нем не можем. Горло у нас не так устроено, что ли...Так что людям повезло, они от Хруста ничего, кроме писка, не слышат. Ну да ладно, вернемся к рассказу. Бантик минут десять терпел скулеж Хруста, потом все-таки снова включил плеер. И правильно, пусть уж человек читает, раз уж его на диск записали. Голос в наушниках звучал немного приглушенно, но нам всем было хорошо слышно.
  
   Дневная жара явно спала, но было еще не холодно, так что Джон решил искупаться. Поплавав какое-то время, он улегся на еще теплом песке и лениво следил за набегающими на берег волнами. Вот небольшой краб вылез на берег, и Джон повернул голову, чтобы увидеть, куда же тот двинется дальше. Но несколько крыс, непонятно откуда появившихся на берегу, подбежали к воде, и вскоре уже волокли прочь свою добычу.
  
   Теперь уже Джон наблюдал за крысами. Они еще несколько раз ловили выскочивших из воды крабов, причем всегда действовали группами по три-четыре особи. Видимо, крабы были неплохим дополнением к крысиному рациону. Джон до этого никогда не задумывался о том, что животные могут совместно делать какое-то общее дело, помогая при этом друг другу. Вечером, когда Джон ужинал в ресторанчике, он спросил у хозяина заведения, откуда тут появились крысы. Оказалось, что много лет назад возле острова появился парусный корабль с зелеными парусами. Странный был корабль, вроде бы людей на борту не было, и он как-то сам по себе плыл. Откуда корабль взялся, никто не знал. К берегу он так и не пристал, лишь помаячил вдалеке и исчез за горизонтом. Но каким-то непостижимым образом крысы с корабля сумели добраться до берега. Может, вплавь, а может еще как. С тех пор они расплодились на острове и теперь явно считают эту землю своей. Мешать они людям особо не мешают, люди к ним привыкли, да и крысы к людям тоже. Домашними они, конечно, не стали, но могут спокойно взять еду из рук человека и порой даже позволяют себя погладить. Кое-кто даже давал некоторым крысам имена, на которые те охотно откликались. А если учесть, что крысы часто поедают выброшенные отходы, то их можно даже назвать полезными.
  
   Ночью Джон опять проснулся, когда крысы шли по полу, но вскоре заснул и, пожалуй, впервые за последнее время спал без сновидений. Проснулся он, когда солнце уже было высоко, и снова отправился на прогулку. В ресторанчике было непривычно шумно, казалось, весь поселок решил посетить это заведение именно в этот час. Люди громко разговаривали, порой даже переходя на крик, причем часто несколько человек говорили одновременно. Джон даже не сразу понял, что случилось. Оказалось, женщина из домика с розовой крышей была найдена утром мертвой на пороге собственного дома. Ее руки и лицо были в крови, на горле были отметины, похожие на отпечатки мелких острых зубов...
  
   Здесь чтение было прервано громким воплем Хруста: "Ведь это не крысы, правда? Это не крысы!". Я понял, что моим подопечным пора отдохнуть от всяких книжных ужасов. Пришлось заставить Бантика выключить плеер и потом затеять возню на ковре с догонялками и прыжками. А то я видел, что у Бантика голос дрожать начал, а Хруст так вообще так разволновался, что про ужин забыл. Через какое-то время все набегались и устроились на диване, кто-то усердно умывался, а кто-то просто лежал, наслаждаясь спокойствием и тишиной.
  
   В обычный день, когда хозяин бывает дома, мы бы все уже отправились в клетку спать, но тут спать никому не хотелось, даже мне было интересно узнать, что же такое творится на этом крысином острове. Бантик с Хрустом так яростно обсуждали события на острове, что оба охрипли почти. Хозяин услышит завтра их кашель, перепугается. Я, конечно, понимал, что автор придумал всю эту историю, но ведь надо же было узнать, чем все закончилось.
  
   А в рассказе были все новые и новые ужасы. То находили непонятные следы крови в разных местах, то тело убитого рыбака на причале... И все вроде бы на крыс указывало. Люди уже думали начать на крыс охоту. Хотя странно все это. Люди, конечно, могут что угодно придумать, но зачем вдруг крысам начинать кого-то убивать? Тем более, что крысы почти ручные, а вокруг еды полно. В общем, прослушали мы еще немного, и я решил, что на сегодня хватит. Говорю Хрусту с Бантиком, что нечего весь вечер глупостями всякими заниматься, пошли есть и спать. Ночь уже на дворе. Они поворчали, что не дал дослушать, но послушались, полезли в клетку.
  
   Сидим, хрустим зернышками. Вдруг за окном шаги какие-то. Хруст чуть с полки не свалился. А за окнами темно, не видно ничего, а уж из нашей клетки и подавно. Ну ладно, Хруст успокоился вроде через пару минут. А вскоре снова какой-то шум за окном. И тени мелькают... Будто кто-то огромный и темный несколько раз прошел прямо под окнами. Теперь Бантик испугался. Не пищит, но уселся на полку и трясется от страха. Все ему какие-то ужасы чудятся. То ли дикие крысы-мутанты, то ли убийцы-маньяки с топорами.
  
   Хруст разнервничался, набрал зерна из кормушки и разложил вокруг себя зернышки, как защитное заграждение. И сам же сидит и эти зернышки хрумкает. Хрум-хрум, хрум-хрум. А в соседней комнате вроде бы топоток слышится, словно кто-то маленький по полу бежит. И скрипит что-то... Чувствую, даже у меня сна ни в одном глазу, а Бантик с Хрустом уже не то что спать, лежать спокойно не могут. Я в гамак улегся, а эти двое туда же прыгнули, чтобы не так страшно было. Хруст еще все пытался мне под брюхо залезть, крутился и крутился. Тут и без него заснуть сложно, а он еще мешается под лапами. Ну, вроде, я кое-как устроился, глаза закрыл, уснуть стараюсь. А Бантик меня лапой теребит и пищит: "Чипс, ты бы проверил, может в той комнате кто-то есть?". Ага, сейчас я вылезу из теплого гамака и пойду искать убийцу в соседней комнате. Сидит он там с топором на стуле и меня ждет.
  
   И что, интересно, я делать буду, если там кто-то есть? Прыгну на него и порву в клочья? Нет уж, я лучше тут полежу. А Бантик все ныл и ныл: "Ну, Чипс, ну проверь... Надо же знать, ходит там кто или нет. Ты осторожненько, только посмотри и сразу прячься". Ладно, вылез я из клетки, добрел до соседней комнаты. Никого, ничего, все тихо. Капли дождя по стеклу стучат. Дверь на кухне скрипит - хозяин форточку оставил открытой, вот створка хлопает на ветру, и дверь то откроется, то закроется... Вернулся я назад в клетку. И зачем выходил, спрашивается?
  
   Вижу, гамак занят, пошел я в домик спать. Минуты не прошло, оба моих питомца ко мне притопали. Ладно, лежим, уснуть стараемся. Хруст вроде притих, пригрелся, сопит уже. Тут Бантик вдруг громко так спрашивает: "И зачем кому-то понадобилось эту тетку убивать? Крысам она точно ничего плохого не делала, наверное, даже подкармливала". Тьфу, я только засыпать начал. Разумеется, тут же Хруст проснулся. Стали они с Бантиком обсуждать, что там на острове творится и чем все закончится. Каждый выдумывает какой-то свой вариант, причем один страшней другого. Договорились до того, что всех людей поубивают, и останутся одни крысы. А потом окажется, что все это просто кино снимали. Фантазия у этой парочки просто безгранична. А я спать хочу. Мне работать с утра, отчет надо отправлять, а они все болтают и никак не хотят засыпать. Ну вот, вроде задремали оба. Я тоже опять уснул.
  
   Проснулся, наверное, часа через два. Хруст во сне крутился, будто отбивался от кого-то. Еще и меня задней лапой пару раз стукнул. Нет уж, с меня хватит. Это Бантик может спать в таких условиях, если хочет, а я не выношу, когда меня будят среди ночи! Я осторожно вылез из домика и перелез в гамак. А из домика еще время от времени доносился писк впечатлительного Хруста.
  
   Утром все мы трое были невыспавшиеся и злые. Хруст устроил драку с Бантиком из-за пары семечек, раздосадованный Бантик, у которого утащили припрятанные с вечера семечки, отказался делать зарядку. Ну а я злился на них обоих и на отсутствующего хозяина. Да и скудный рацион не добавлял хорошего настроения. Я, конечно, понимаю, что это специальный крысиный корм с всякими витаминами и минералами. Но я бы сейчас не отказался от тарелки каши или кусочка яблока. Ладно, придется самому о нас позаботиться.
  
   Я вылез из клетки и отправился на кухню. К счастью, я знаю, где у хозяина яблоки лежат. Пришлось, правда, вначале на стол залезть, потом яблоко со стола вниз скинуть и докатить до гостиной. Разумеется, мои подопечные тут же прискакали, чтобы яблоко есть. Хорошо мы его погрызли. Остатки аккуратно сложили возле спинки дивана. Пусть хозяин думает, что это кто-то из гостей оставил. Все-таки вкусная пища очень настроение поднимает. Хруст с Бантиком сразу повеселели и даже какую-то игру затеяли. А когда им бегать наскучило, решили они рассказ дослушать. Тем более, что там совсем немного осталось. В общем, я так и думал, что это неразговорчивый портье все затеял. Сразу было видно, что он маньяк какой-то. Еще и специальную железку заточил, чтобы казалось, что на жертвах отпечатки крысиных зубов. Но крысам точно повезло, что Джон случайно увидел, как этот тип на сторожа на причале набросился. А то бы для них все могло закончиться печально. К счастью, сами крысы сразу поняли, что портье крыс ненавидит, поэтому они все время через комнату Джона ходили, чтобы мимо этого жуткого типа не пробираться наружу, а в ванной у них лаз был.
  
   Парнишки мои совсем успокоились. Ужасно рады они были, что все закончилось. Даже начали планы строить, какой рассказ завтра слушать будут. Как будто дам я им еще что-то подобное включить. Хватит мне одной бессонной ночи. Да и хозяин эти диски куда-то унес, меня это только порадовало. Пусть без нас такое слушает, а крысам без этого только спокойнее.
  

О любви

  
   День не задался с самого утра. Проснулся я от диких воплей. Как оказалось, посаженный, наконец, хозяином на диету и поэтому еще более вредный, чем обычно, Хруст впился зубами в роскошную белую шерсть Бантика. А наш Бантик, надо отметить, отличался весьма громким голосом. Тут он, конечно, не стал терпеть и завопил во все свое крысиное горло. И заодно хватанул Хруста когтями по загривку. Тут уже заверещал Хруст, который вообще не выносил даже самой незначительной боли. Дальше пошли взаимные оскорбления и размахивание лапами, а проще говоря, началась обычная драка. Спать при этом не было никакой возможности, так что пришлось мне вылезти из домика. Я довольно быстро объяснил двум неразумным крысам, как надо себя вести в приличном обществе. На какое-то время стало тихо, и я уже понадеялся, что день пройдет нормально. Как выяснилось позднее, надеялся я зря.
  
   Впрочем, какое-то время все шло спокойно. Хозяин выпустил нас погулять, так что мы с Бантиком не только сами хорошо побегали, но и Хруста заставили размять лапы. Хруст даже несколько раз пробежался по комнате и сам запрыгнул на диван, что для него редкость. Потом, правда, наш ленивец улегся на диван, демонстрируя всем присутствующим весьма упитанное брюшко, и всем своим видом выражая, что он устал безмерно. Впрочем, я сам немного утомился от нашей зарядки. А вот Бантик продолжал носиться по комнате, гоняя лапами привязанный к веревке шарик.
  
   Тут хозяин сел завтракать, ну и я пристроился рядом. Конечно, завтракал исключительно хозяин, а я лишь пару раз куснул его бутерброд. Колбаса на бутерброде показалась мне слишком жирной, зато я смог кое-что прочитать в газете, лежавшей на столе. Вот тут и зазвонил телефон. Ох, я сразу подумал, что ничего хорошего от этого звонка ждать не стоит. Ну, кто хороший может позвонить в десять утра в субботу?
  
   Звонила опять эта надоедливая дама из крысиного клуба, бывшая хозяйка Хруста. Я, разумеется, мгновенно оказался на плече хозяина. Надо же узнать, что опять хочет эта тетка. Неужели опять надеется нас на выставку отправить? Не поеду!!!
  
   А дама тем временем несла какую-то чушь о том, что нельзя думать лишь о себе, что, мол, у вас такая красивая крыса, было бы полезно получить от нее потомство. Ну и еще что-то в том же духе.
  
   Я просто оторопел. Она что, решила Хруста размножить? Тогда у нее точно с головой что-то не в порядке. Как можно даже думать о такой глупости? Парень он, конечно, красивый, хоть и толстый, но ума-то ведь нет почти. Или она думает, что ум крысе не нужен? Раз за ум баллы на выставке не повышают, то его вообще может не быть?
  
   Дама заявила, что заедет вечером, и они с хозяином все обсудят. Только этого не хватало! Настроение было испорчено окончательно.
  
   Разумеется, его не улучшило и то, что нас тут же отправили в клетку. Еще бы, хозяин ведь бросился уборку делать к приезду этой дамы. Не люблю я эти уборки, после них куча полезных вещей куда-то исчезает. У меня вот под диваном газета лежала недочитанная, где мне теперь ее искать? А еще хозяин во время уборки достает из шкафа эту противную гудящую штуку, пылесос, и мы вынуждены полчаса слушать его завывание.
  
   Вечером пришла дама. Ну, тут все, как обычно: чай с тортом и разговоры о крысах. Дама эта долго говорила о том, что все захотят получить крысенка от победителя, да и невесту ему подобрали хорошую, тоже чемпионку, только с другой выставки. Хозяин лениво отбивался, мол, ему некогда заниматься такими вещами, да и вообще он крыс никогда не размножал, да и не уверен, так ли это нужно. Правильно, в общем, говорил. Не нужна Хрусту никакая невеста. Он и так с утра такой гордый ходит, будто ему медаль какую дали. А еще я подумал, что если и невеста тоже глупая попадется, то крысята могут оказаться еще глупее их обоих, что тогда хозяева с ними делать станут?
  
   А дама все хозяина уговаривает. Мол, у вашего мальчика и ушки ровные, и шерстка красивая. Ну, ровная у Хруста шерсть, разве это повод ему невесту искать? Пусть вначале школу окончит! Тоже мне, будущий папаша, чему он может детей научить?
  
   Вижу, хозяин уже поддаваться начал. А я в клетке сижу, подойти поближе не могу. Я надеялся, что Хруст с Бантиком драку в очередной раз устроят, пусть дама увидит, кого она "ценным для клуба" называет... Но, как назло, оба сидят мирно, шерстку друг другу перебирают, будто друзья навеки. Ну, все, думаю, остается только самому вечером попортить немного Хрусту шкуру, может, хозяевам невесты ободранный крыс не понравится. А что еще сделать можно?
  
   Когда же уйдет эта настырная тетка? Уже два часа сидит и все хозяина уговаривает. Хруст вот-вот от самодовольства лопнет... Стоило его учить человеческому языку, чтобы он про себя такие вещи слушал. Ну, прямо краса и гордость отечественного крысоводства... Будто человечество вымрет, если не получит потомство от Хруста... И опять про ушки, про шерстку, про важность каких-то там генов. Мол, крысу год скоро, самое время получить от него потомство.
  
   Стоп, что-то я понять не могу. Какой еще год? Хрусту только недавно полгода исполнилось... О чем это она? Какой еще кубок выставки? Она это что, про меня, что ли, говорила?
  
   Хорошо, что я в клетке сидел, а то бы точно откуда-нибудь свалился. У меня и мысли не было, что эта дама может про кого-то, кроме Хруста, думать. Мне-то уж точно никакое потомство не нужно. Вон у меня забот с Хрустом и Бантиком сколько...
  
   А хозяин опять даме стал говорить про то, что у меня и родословной нет, и вообще меня в магазине купили, кто родители - неизвестно. Дама согласилась, что лучше, конечно, если бы у зверя клубные документы были, но главное, что у крыса характер хороший и внешний вид тоже. Да и здоровье отменное. Про здоровье это она верно сказала. Если бы не здоровый организм, я бы после своей прогулки по холодной улице не выжил бы. Но это не значит, что мне нужно какую-то там невесту искать. Мне и без этого есть чем заняться.
  
   Но вижу, хозяин сломался, уже готов согласиться с дамой. Только вежливо так спрашивает, что, мол, делать надо. Ну а дама говорит, что нужно договориться с хозяевами крысы, вот номер их телефона, и потом отвезти туда крысика, скажем, на недельку или две. Она что, совсем с ума сошла? На какую еще недельку? Без меня ту Хруст с Бантиком друг друга поубивают, а заодно и всю комнату разнесут! К счастью, хозяин тоже это понимал, так что он твердо даме заявил, что никуда он крысу на неделю отдавать не будет. Если кому нужно, пусть сами к нам приезжают. А нам это вообще ни к чему. Правильно, хозяин! Пусть сами, без нас, размножаются. Мы хорошо тут все живем, нам больше никакие крысы не нужны. И никуда мы ехать не намерены!
  
   Дама сразу на попятную пошла, мол, конечно, конечно, могут и они к вам приехать. Я скажу, чтобы они с вами сами созвонились. Ну вот, неужели и в самом деле приедут? И что мне тогда делать? Прятаться вроде неудобно, не трус же я, в конце концов. Больным притвориться? Так хозяин нервничать будет. А тут еще Бантик вокруг прыгает, говорит, давай, Чипс, будут у тебя крысята, одного можно будет к нам забрать. А то мне играть не с кем. Вы с Хрустом уже взрослые, а крысенку играть нужно. Играть ему не с кем... А кто шарик на веревочке целый день катает? Для этого никакие крысята не нужны. А шуму от них с Хрустом мне и без всяких там крысят достаточно!
  
   Хруст на всех обиделся и ушел. Задело Хруста, что вовсе не его так нахваливали. Даже есть не стал, повернулся ко всем задом и исчез в домике. Как будто это мы с Бантиком в чем-то виноваты. Не мы же эту тетку домой притащили...
  
   В общем, сижу я, не знаю, как от этой миссии отвертеться. А Бантик все скачет, радуется, будто это он так все здорово придумал. Ты, говорит, Чипс, должен к встрече готовиться. Стихи там сочинить или еще что. А мне только стихов не хватало. Отчет для Центра я сочинить могу, письмо вот тоже могу. А стихи я никогда не писал и сейчас не собираюсь!
   Бантик даже Хруста своим энтузиазмом заразил. Я уж надеялся, что Хруст хотя бы денек один в домике посидит, но нет, вылез Хруст. И стали они вдвоем стихи сочинять. Мол, они все придумают, а мне надо будет только выучить и прочитать стихи невесте.
  
   Тут уж я не выдержал, говорю, оставьте вы меня в покое, и сам в гамак залез, чтобы их не видеть. Но что толку, они же по клетке, как слоны топают, да еще и вслух строчки придуманные читают. "Твоя шерстка снега белее" - это Бантик выдумал. Представляю, выучу я это, а приедет черная или рыжая крыса, она точно подумает, что у меня с глазами что-то или с головой. Дальше еще забавнее строчки пошли. Бантик предлагает: "Твои глаза пылают, как закат". Ну да, думаю, особенно это проникновенно будет звучать, если глаза у крысы будут черными, как у меня. У Хруста стихи попроще были. Он там все про кусок торта говорил и сравнивал крысиный хвост с сосиской. Рифм в его стихах не было и в помине. С Хрустом все было понятно, для него ничего краше еды в принципе не существует.
  
   К счастью, наступило время сна. Хозяин свет выключил, да и два моих воспитанника угомонились. Я тоже уснул. Какой-то тяжелый день был сегодня. В глубине души я надеялся, что завтра все это окажется страшным сном, никакой невесты не будет, и наша жизнь войдет в свою колею. Ночью мне снились десятки маленьких крысят, носившихся по клетке. Так что утром мне больше всего хотелось уползти куда-нибудь подальше и не думать ни о чем.
  
   Увы, утром эта парочка обормотов, Хруст и Бантик, продолжили свои стихотворные эксперименты. На мои возражения, что можно вполне обойтись без каких-то там глупых рифмованных строчек, Бантик уверенно заявил, что нельзя говорить про любовь без стихов. Мол, он по телевизору видел, что люди всегда любимым стихи читали и песни пели. Я про себя подумал, что уж петь я точно не буду. А Хруст с Бантиком весь день о чем-то шушукались, старательно меня избегая. Хруст даже сам за компьютер сел, чего вообще никогда раньше не было. К вечеру Бантик торжественно продекламировал мне созданное ими творение:

Меня твои пленили очи,

Я рад воспеть твою красу.

Тебя люблю я очень, очень,

Как с кремом торт и колбасу.

   Если про первые две строчки можно было уверенно сказать, что их создал романтичный Бантик, то уж последняя строка была, несомненно, написана Хрустом. Ничего более прекрасного, чем кремовый торт или вареная колбаса, он в принципе не мог вообразить.
  
   Стихи я забраковал, заявив, что читать такое не буду даже самому себе, не то что другой крысе. Бантик и Хруст, похоже, не очень расстроились, и с еще большим энтузиазмом отправились сочинять дальше.
  
   Второй вариант был не лучше первого. В нем еще сильнее чувствовалось влияние Хруста, который сравнивал восхитительную серо-голубоватую шерстку крысы со своим гамачком, а ее розовые коготочки - с маленькими кусочками мяса. Почему крыса была голубой, я вообще не понял, а сравнение с кусками мяса показалось мне слишком уж гастрономическим. К вечеру парочка выдала окончательный вариант. Бантик сказал, что если уж мне это не понравится, то он вообще не знает, что делать с моей неромантичностью. Стихи действительно получились неплохие:
  
   Твой милый облик выше всех похвал.
   Я о тебе мечтаю днем и ночью.
   Твой длинный хвост меня околдовал.
   Прекрасна ты, я это знаю точно.
  
   Я, конечно, не специалист по стихам, но это произведение хотя бы на стихи похоже. По сравнению с предыдущимим опусами, этот хотя бы не содержал описания любимой кормежки Хруста.
  
   Впрочем, все эти романтические бредни отошли в сторону, когда хозяин сообщил нам, что крысу обещали привезти в ближайшую субботу. Ну вот, а я ведь был почти уверен, что вся затея с невестой все-таки сорвется. Зря я на это надеялся ...
  
   Субботним утром хозяин опять суетился, делая уборку. Бантик и Хруст нетерпеливо прыгали в клетке. И только я с тоской смотрел в сторону двери. Наконец, раздался звонок в дверь. Крысу привезла совсем еще молоденькая девушка в оранжевой курточке. Она не стала даже проходить в комнату, только передала хозяину переноску с крыской и сказала, что сейчас спешит в институт, а за крыской заедет вечером.
  
   Хозяин внес клетку с крыской в комнату, а меня посадил на диван. Возмущенных Хруста с Бантиком не только оставили сидеть в клетке, но еще и унесли в другую комнату, чтобы не мешались. Я, конечно, с любопытством ждал, кого же это мне привезли. Мне, конечно, невеста вообще не нужна, но посмотреть-то на нее можно.
  
   Она была черной! Восхитительно черной! Роскошный шелковистый мех, изящный темный хвостик... А еще - забавные белые лапки с бледно-розовыми коготками. И белый кончик хвоста... А когда крыска встала на задние лапки, обнюхивая спинку дивана, я увидел, что и животик у нее тоже белый, сновно кто-то начертил там ровный белый прямоугольник... Я, конечно, не стал читать ей поэтические творения Хруста и Бантика, но подумал, что такой красивой крысе действительно можно было бы писать стихи.
  
   Крыска была очень вежливой и стеснительной. Звали ее Лаской. Хотя ей было ровно полгода, как и Хрусту, сразу чувствовалось, что она серьезнее и умнее, чем мой сосед по клетке. Оказалось, что Ласка тоже училась в школе, так что с ней было интересно поговорить обо всем. Пока мы на диване общались, хозяин телевизор включил. Мы с Лаской тоже новости послушали, заодно обсудив, что можно написать в Центр. Я даже пару полезных советов по поводу работы дал, все-таки опыта у меня больше. А когда Ласка узнала, что я тот самый знаменитый Чипс, который несколько часов бежал по снегу, чтобы предупредить других крыс, восторгу ее не было предела. А ведь я думал, что та старая история уже забылась давно. Я, конечно, крыс скромный, но иногда приятно, если на тебя смотрят с восхищением.
  
   Разумеется, я не скрыл от своей новой подруги, что никакие крысята мне лично не нужны, так что нам совсем необязательно делать наше знакомство более близким. Увы, Ласка не разделяла моего нежелания обзаводиться потомством. По ее словам, нам, умным и образованным крысам, стоит более серьезно относиться к таким вещам, а то иначе через несколько лет в мире останутся лишь глупые неучи вроде моего Хруста.
  
   Странно, а я ведь и не думал об этом. Действительно, я же сам думал о том, что нужны умные крысята, а откуда они могут взяться, если люди будут выбирать крыс для размножения, только исходя из их внешних данных? Что это за родители будут, если они ни читать не умеют, ни писать. А я-то и школу крысиную окончил с неплохими отметками, и за новостями слежу. Да и внешне я неплохо выгляжу, не зря же мне кубок на выставке дали. Больше полукилограмма сплошных мышц, никакого жира и мех, которому позавидовала бы какая-нибудь норка или ондатра. Про Ласку я вообще не говорю, очаровательная крыска, с этим не поспоришь. Может, и в самом деле неплохая эта идея с крысятами?
  
   Весь день мы с Лаской провели вместе. Хозяин не стал убирать нас в клетку, так что мы и ели, и спали на диване. К сожалению, каждый из нас понимал, что едва ли нам удастся снова встретиться, но ведь писать мы друг другу можем! Для чего люди электронную почту придумали, если не для крысиной переписки.
  
   Вечером вновь зазвенел дверной звонок, и мы поняли, что пришло время прощаться. Ласка лизнула меня теплым шершавым язычком и отправилась домой, на другой конец нашего большого города. А я вернулся в свою клетку. Хруст и Бантик приставали ко мне с расспросами, но я не хотел ничего говорить. Все равно они ничего не понимают в любви... Я лежал в гамаке и с грустью смотрел на закрытую дверь, понимая, что девушка в оранжевой курточке больше не привезет сюда мою Ласку.
  
   А потом были письма. Много писем. И, наконец, я получил известие о том, родились очаровательные крысята. Девять розовых пищащих комочков. Хотя уже через день крысят в клетке осталось лишь восемь. Ласка не стала ничего объяснять, но я и сам понял, что один наш малыш уехал учиться в крысиную школу. Возможно, он когда-нибудь станет летописцем. Почему бы и нет... Пусть ему повезет больше, чем мне.
  
   Крысята росли, покрывались мягкой шерсткой, открывали глазки. Они учились ползать и умываться, вставать на задние лапы и есть взрослую еду. Я любовался их фотографиями, которые хозяйка Ласки выложила на крысином форуме. Особенно мне понравился один снимок, где крошечный черный малыш обхватил лапками огромную поилку и, высунув язычок, лакал воду. У малыша были белые лапки и ровный прямоугольник на животе. Увы, увидеть крысят живьем мне скорее всего не доведется, ведь едва ли хозяин повезет меня на другой конец города, чтобы показать мне малышей.
  
   А когда прошло почти полтора месяца, хозяин привез к нам домой очаровательного черного крысенка с белыми лапами и белым прямоугольником на животе. Он был так похож на Ласку! Малыш носился по клетке наперегонки с заметно подросшим и окрепшим Бантиком, игриво отталкивал вечно ноющего Хруста, а вечерами ложился спать рядом со мной, греясь о мою пушистую шерстку. Может, в этом и есть смысл жизни?
  

Наводнение

  
   Ну вот, теперь нас уже четверо. Два черных крыса, один белый и один голубой. Три вполне достойных представителя крысиного племени и Хруст. Что я только ни делал, чтобы вырастить из него хоть что-то нормальное, но Хруст как был ленивым, так и остался. Ластик вон совсем еще малыш, а им уже гордиться можно. Мало того, что красивый и умный (ну тут есть в кого), так еще и сам рвется учиться. Нам теперь весело стало - можем во всякие логические игры играть. А то раньше мы с Бантиком Хруста привлекали, а с ним играть можно только в скоростное поедание колбасы, так как лишь эта игра ему удается всегда. А если думать надо, то с этим у Хруста проблемы. Либо ноет, что ему скучно, либо начинает думать по полчаса над каждым вопросом. Нет, еще он считает быстро, но только если что-то съедобное сосчитать надо. Семечки, например, хорошо считает, а книжки на полке или шахматные фигурки - плохо...
  
   Когда Ластик подрос немного, начал я его всяким крысиным премудростям учить. Ну, одно из первых, конечно, телекинез и телепортация. Слова, надо сказать, мудреные, любят люди сложные слова выдумывать. А ведь для крысы все это не такая уж и сложная вещь. Особенно телепортация - любая взрослая крыса умеет ею пользоваться. Конечно, мы не можем мгновенно перенестись в другую страну или даже город, но вот в пределах одной комнаты - без проблем. Разумеется, если по дороге тебе ничто не мешает. Через стену мы переноситься не можем, да и из клетки наружу - тоже. Вот воздух нам перемещаться не мешает. Сидишь ты, скажем, в углу, тихо обои рвешь (ну, и правда, зачем в углу обои?), а тут хозяин подходит. Ясно, ругать будет. И ты - раз - и переносишься под стол, как будто там и сидел, а кто обои порвал, это ты вообще не знаешь. Или садится хозяин на диван, кладет бутерброд на столик. Он же видит, что все крысы спокойно играют в противоположном конце комнаты. Только хозяин хочет бутерброд укусить, а ты с этим бутербродом уже под диваном спрятался. В общем, ничего сложного, даже Хруст это освоил.
  
   С телекинезом чуть сложнее, хотя тоже любая крыса может этому научиться. Только тренироваться надо. Скажем, лежит игрушка какая или салфеточка возле клетки. Вроде рядом, а достать не можешь. Лапой пытаешься достать - не получается, хвостом зацепить - тоже. Вот тут и нужно мысленно ухватить эту штуку лапой и как бы тянуть к себе. Через какое-то время ты сам заметишь, что как-то незаметно для тебя, предметы уже действительно оказываются возле клетки, так что их уже можно на самом деле достать лапой. Конечно, надо свои силы учитывать. Шкаф там или кастрюлю большую мы перетащить не сможем. А вот конфету, тряпочку или еще что-то некрупное и легкое, да еще если расстояние до этого предмета не больше полуметра, мы легко можем подтащить к себе. Хруст вот колбасу с бутерброда подтаскивал... Он бы и торт перетащил бы, но сил не хватит. Да и не ставит хозяин торты возле клетки... Бутерброды тоже редко оставлял, но пару раз бывало, вот Хруст радовался!
  
  
   Ну, вот, начал я Ластика тренировать. Смотрю, Бантик с Хрустом тоже слушают меня внимательно, хотя я им все уже по двадцать раз рассказывал. Видимо, решили, что дело это полезное, так что повторение не помешает. Хорошо, что хозяин днем на работе, а то от вида трех мгновенно исчезающих и появляющихся крыс, у него могла голова закружиться. В общем, пока его нет, мы тренируемся все вместе. Я сам и то решил старое вспомнить. Ничего, силы еще есть - на 5 метров смог легко перенестись. У Хруста больше 3 метров не получается, у Бантика тоже чуть больше 3 метров. А вот Ластик пока больше полуметра перескочить не может, маленький он еще.
  
   Утром, когда хозяин, как обычно, ушел на работу, я открыл дверку клетки, и все мы отправились заниматься своими делами. До этого мы с хозяином новости по телевизору смотрели, но там все про наводнения рассказывали, в общем, ничего интересного. Пришлось лазить по Интернету, чтобы хоть что-то полезное для летописи найти. Потом я отчет в центр отправлял, так что целый час стучал лапами по клавишам компьютера, пока Бантик с Ластиком ловили друг друга, а Хруст жевал найденный под диваном сухарь. Хотел я еще заставить Хруста почитать немного, но тут соседи этажом выше такой шум устроили, что работать стало совершенно невозможно. Хозяину хорошо, он уехал к себе на работу и ничего этого не слышит. А у нас тут то стук молотка слышен, то пила визжит, то сверлить что-то начинают. Ну, как можно жить в таких условиях?
  
   Целый час, а может и полтора, долбили. Потом вроде тихо стало. Мы с крысами снова в клетку забрались, обедать уже пора было, да и спать тоже. Устали мы все... Легли в гамак, уснуть пытаемся, а еще и вокруг все непривычное. Хозяин нашу клетку утром в другую комнату перенес, сказал, что нашей комнате сильно краской пахнет из-за ремонта у соседей. Поставил клетку на свернутое одеяло прямо на полу, мол, тут дышать легче. Ну, мы ничего, сидим, дышим. Покрутились немного, но все-таки уснули. Я на днях лапу подвернул сильно, вот она ночью у меня и разнылась, толком выспаться и не удалось. Ну а сейчас так крепко уснул, что даже не заметил, как время прошло.
  
   Проснулся я оттого, что меня Хруст в бок толкал. Я вначале разозлился, что он мне спать мешает, а потом посмотрел вокруг и сам чуть не завопил. Стоит клетка на одеяле, а вокруг вода... Причем вода явно поднимается...
  
   И что тут делать прикажете? Я клетку открыл, лапой воду потрогал, а вода-то горячая... Мы же тут свариться можем! Или хотя бы обжечься... Да и утонуть... Кто знает, как долго вода будет подниматься.... Уж не знаю, что там соседи натворить умудрились со своим ремонтом: то ли батарею своротили, то ли кран с горячей водой сорвали, но одеяло наше уже почти все в воде оказалось. Я понял, что пора срочно действовать. Как любит говорить мой хозяин, спасение утопающих - дело лап самих утопающих. Ну, или что-то в этом роде. Тонуть мы явно не хотели, так что придется приложить лапы к спасению.
  
   Разбудить Бантика с Ластиком было легко. Следующее действие тоже вопросов не вызвало - стоит подняться повыше. Дверку клетки я открыл (у нас никто, кроме меня, ее открывать не умеет), и мы все вскарабкались на крышу клетки. Удобств, конечно, никаких - под лапами решетка, ни тебе тряпочек или ковриков. Но нам уже не до ковриков было, хорошо, что сами успели вылезти. Вода уже почти весь поддон клетки заполнила. Вокруг пар поднимается. Бантик еще ничего держится, а вот Хруст и Ластик явно перепугались.
   Сидим мы на крыше клетки, как зайцы в ожидании деда Мазая. Хруст еще свои уши лопоухие вниз опустил, ну точно заяц... Ладно, надо думать, что дальше делать. Лучше всего было бы на кровать перебраться, но до нее чуть ли не метр будет. Старшие прыгнуть смогут или телепортироваться, а вот с Ластиком проблема - он допрыгнуть не сумеет, а в его умении переноситься такие расстояния я тоже сомневаюсь.
  
   Ничего, будем решать проблемы по очереди. Пока я сказал Бантику, что он будет первым прыгать. Бантик не спорил - он сам видел, что на кровати безопаснее. Оттолкнулся лапами и через мгновение уже приземлился на любимую подушку хозяина. Думаю, хозяин нас простит.
  
   Теперь настала очередь Хруста. С его солидным животиком прыгать сложновато, но телепортироваться на метр он может легко. Что Хруст и сделал. И вот они уже сидят вдвоем с Бантиком и напряженно смотрят на нас. Что ж, крысенок, теперь тебе пора перебираться. Прыгает Ластик пока еще плохо, так что вариантов у нас немного. И я сел рядом с малышом, в очередной раз объясняя ему, как именно надо телепортироваться. Ластик умница, слушает внимательно. Вроде все понял, подошел к краю клетки, сгруппировался... Но страшно ему... Он же понимает, что если не долетит до кровати, то упадет в горячую воду. Несколько раз пытался малыш перенестись с крыши клетки на кажущуюся ему такой далекой кровать, но так и не решился.
  
   Делать нечего, крысенка я точно тут не брошу. Значит, придется плыть самому, а Ластика на спину посадить. Лапы обварю точно, да и живот тоже. Главное доплыть. Я знаю, что все крысы плавать умеют, но мне ни разу еще не доводилось воспользоваться этим умением, да еще и в горячей воде. Ладно, где наша не пропадала... С крыши вниз прыгать неудобно, так что я уже хотел Ластику сказать, что надо нам опять вниз перебираться, чтобы уже оттуда плыть. И тут у меня вопрос возник: а как мы потом с пола на кровать-то заберемся? Если бы одеяло до пола свисало, тут все было бы просто, зацепились бы когтями и залезли. Это и Ластик сможет. А тут надо будет как-то из воды вверх прыгать. Сможем ли мы это сделать? Что-то я в этом не уверен. А если я еще и лапы обожгу, то и подавно... Там же даже оттолкнуться не от чего...
  
   Я уже начал думать, что не удастся нам спастись. Но виду не подаю, зачем ребенка пугать. Да и Хруст с Бантиком по кровати бегают, волнуются, не стоит им знать, что я пока выхода не вижу. Ластик меня лапой теребит, мол, давай, придумывай, как нам отсюда выбраться. А я сижу на клетке, и в голове все крутится, что я-то сам могу и намного дальше кровати перенестись, а вот для Ластика и этот неполный метр недостижим. И вдруг я подумал, что раз я мог бы плыть с крысенком на спине, то, может, я и телепортироваться вместе с ним смогу? Конечно, если бы телепортация была тем, что я как-то читал в человеческой книжке, а именно: тело распадается на атомы и потом собирается снова, то я бы точно предпочел плыть в горячей воде. Но я знал, что никто ни на какие атомы не распадается. Скорее это все напоминает прыжок через обруч, затянутый бумагой - мы словно прорываем пространство и оказываемся там, куда хотим попасть.
  
   В общем, я Ластику объясняю, что надо сесть ко мне на спину и держаться всеми лапами. Как бы не было страшно, отпускать меня он не должен ни при каких обстоятельствах. Забрался крысенок на меня, вцепился покрепче, а я мысленно представляю, куда перенестись должен. Увы, я не очень представлял, как учесть, что с Ластиком вместе я вешу больше, чем обычно. На всякий случай решил перенестись чуть подальше, на дальний конец кровати. Даже если куда надо не долечу, то уж на саму кровать вроде я попасть должен.
  
   Крикнул я еще раз Ластику, чтобы держался крепче и закрыл глаза. Кажется, и доли секунды не прошло, но для перемещения и этого было достаточно. Как оказалось, свалились мы на Хруста, оказавшегося точно в точке нашего приземления. Дамбик наш, естественно, завопил, что есть мочи. Ничего, выдержит, главное, что мы все были в безопасности.
  
   Ну вот, вроде бы проблема решена. Если вдруг вода еще поднимется, мы можем с кровати на стол перебраться. Да и шторы тут рядом, в крайнем случае, можем и за них зацепиться и подняться на карниз. Хотя не верится мне, что вода и дальше будет прибывать. Вроде с потолка больше не капает.
  
   Слышу, кто-то в дверь звонит. Наверное, соседи поняли, что натворили, вот и пришли извиняться. Но вот входную дверь я открывать не умею. Да и не стану я чужих людей в дом пускать. Хозяин этого точно не любит. Так что пусть себе звонят. Вот придет хозяин, он им сам скажет, что думает. Я бы на его месте точно сказал. Вон, полная комната воды из-за их ремонта. Одеяло намокло, клетка тоже. Хруст сушку припрятал в поддоне, кто ему теперь сушку вернет? Кстати, о сушках. Есть хотелось все сильнее и сильнее. Я, конечно, понимал, что после пары часов без обеда крыса с голоду не умрет. Но и удовольствия от этой голодовки крыса тоже не получит. А хозяин еще нескоро придет... Я уже понимаю, что скоро мои подопечные начнут есть просить.
  
   К счастью, Ластик почти сразу уснул, все-таки перенервничал малыш. А мы сидим на подушке хозяина, разговариваем, стараемся от грустных мыслей отвлечься. Ясно, что пока вода горячая, деваться нам отсюда некуда, но потом все равно придется назад перебираться. "Ну что, братья по разуму, а ведь не здорово, если хозяин найдет нас тут, на кровати", - сказал я Хрусту с Бантиком. Хруст тут же заныл, что мы не очень-то тут и сорим, так что ругать нас не за что. Бантик все понял сразу - ругать нас, конечно, не будут, но замок на дверку клетки повесить могут. А в наши планы такой поворот судьбы явно не вписывался. До Хруста, кажется, это тоже стало доходить. Тут он еще некстати про еду вспомнил и опять заныл. Ну, как же, с его "тщедушной" фигурой каждая минута голодания может оказаться последней. Вдруг брюхо меньше станет... Хорошо еще, умница Бантик делает вид, что совсем ему есть не хочется.
  
   Ладно, сидим, отдыхаем, ждем, пока вода остынет. И думаем, как опять в клетку попасть. Мы-то, взрослые, все-таки доплыть можем, а вот Ластик воды боится. Мог бы я его на спине перевезти, но хотелось бы как-то отвлечь крысенка, чтобы он меньше думал про всякие опасности. Как ни странно, но слово "веревочка" первым произнес Хруст. Сейчас, глядя на его упитанное тельце, трудно поверить, что когда-то он был большим мастером по этой веселой игре. Но в детстве в нее играл практически каждый уважающий себя крысенок. Правила простые - первая крыса ложится на пол (или на кровать, на стол, в общем, на любую более-менее ровную поверхность) и вытягивается в струнку. Вторая крыса подбегает сзади и хватает ее за хвост. Третья крыса цепляется к хвосту второй. В принципе, чем длиннее веревочка из крыс, тем веселее. Последняя крыса запрыгивает на спину первой и прыжками несется по спинам, как по мостику. Главное, не упасть. Если крыса успешно добежала до конца веревочки, она сама хватается за последний хвост и теперь уже самая первая их крыс скачет по "веревочке". Игра может продолжаться довольно долго, особенно если в выводке больше десятка крысят... Кстати, игра весьма полезная - улучшает координацию и чувство равновесия.
  
   Как оказалось, Бантик в "веревочку" не играл. Ну, еще бы, его же чуть ли не трехнедельным в ветеринарную клинику покинули, в этом возрасте крысята только начинают подобные игры изучать. Но Бантик все быстро понял, так что, я думаю, справится. Нам же долго играть не надо, нам лишь бы Ластика переправить в клетку, сами как-нибудь доплывем. Пока время есть, лучше и нам поспать, силы всем пригодятся. Часа через два проснулись. Может, вода уже остыла? Осторожно спускаюсь вниз, пробую воду хвостом. Не холодная, но уже вполне нормальной температуры, градусов 35, наверное. Ну, можно попробовать до клетки доплыть. Еще раз смотрю на клетку - поддон, конечно, полон воды, нижняя полка тоже мокрая, а вот до верхней вода вроде не добралась, так что там должно быть почти сухо. Да и еда в кормушке, наверняка, не совсем еще отсырела.
  
   Я разбудил Ластика и рассказал ему, что мы собираемся в "веревочку" играть. Судя по тому, как сразу загорелись у него глаза, игра была ему очень хорошо знакома. Ну, что ж, тем лучше. Теперь пора в путь.
  
   Мы с Бантиком немного опустили вниз одеяло, чтобы слезать было удобнее. Первым вниз спрыгнул Хруст. Лапами вцепился в одеяло, а хвост вытянул как можно дальше. Следом спустился Бантик, он отплыл немного и пристроился к хвосту Хруста. Теперь моя очередь. Главное мне до клетки дотянуться, чтобы Ластику было проще туда забраться. Я Бантика за хвост ухватил, тянусь изо всех сил, но никак не дотягиваюсь до клетки. Пришлось попросить Бантика чуть сдвинуться к краю хвоста Хруста. Ну вот, вроде получше стало. Я же свой хвост словно веревочную петлю на прутья клетки накинул, ухватился кончиком хвоста и держусь из последних сил. Ластик увидел, что "веревочка" готова, спрыгнул вниз и пулей промчался по нашим спинам. Вот это скорость! Наверное, чемпионом был. Ну, теперь можно и нам плыть. Пока я разворачивался, Бантик меня почти догнал. Плывет, быстро так лапами перебирает, спешит оказаться подальше от воды. А вот Хруст плыть не стал. Он, обогнав нас Бантиком, мгновенно перенесся на одеяло, на котором стояла клетка, причем оказался прямо перед дверкой. Телепортироваться из воды с такой точностью! Даже я бы так не смог.
  
   И вот сидим мы все на полке в клетке. Мокрая шерсть липнет к телу, холодно всем. Только Ластик сухой... Ну, думаю, нам только простуды не хватает. Опыт у меня был - меня хозяин уже два раза мыл - и я знал, что после купания надо срочно вытереться. Сгреб я с полки подстилку, стал Бантика вытирать. Хруст, конечно, тут же скулить начал, какой он хрупкий и болезненный. А я ему советую: "Гамак вон почти сухой. Залезай в него и крутись. Вся вода в гамак и впитается". Послушался Хруст, полчаса, наверное, в гамаке крутился. Я за это время свою шерсть сам языком высушил...
  
   Когда, наконец, вернулся домой хозяин, мы сидели на верхней полке, старательно изображая жертв кораблекрушения. Хруст так вообще артист выдающийся - шерсть разлохматил, взгляд грустный изобразил, прямо несчастный такой зверь ... Я еще и мокрую тряпку рядом положил... Пусть хозяин думает, что мы тут сидели и мокли. Немного поволноваться хозяину не помешает. Нечего было клетку на пол ставить. Мог бы и на кровати нас разместить.
  
   В общем, вытащил нас хозяин из клетки, постелил на кровати теплое что-то, нас туда переправил. Кашу нам подогрел. Мы сидим, ужинаем. А хозяин с соседями разбирается, показывает им, что из вещей попортилось. Эх, надо же было в первую очередь клетку показывать. Вон, с нее даже краска облупилась... Правда, не от воды, это она еще раньше облупилась, когда Хруст решетку грыз. Но соседи-то этого не знали, моли бы и купить новую клетку. Ну, ничего, я хозяину идею про клетку все равно подкину. А то дети растут, тесно нам скоро будет. Я тут уже в Интернете присмотрел подходящую клеточку, если кое-что из мебели выкинуть, она как раз удачно впишется в обстановку. Надо будет ее на крысином форуме прорекламировать...
  
   На следующий день, когда хозяин ушел, я, как обычно, полез в Интернет за новостями для отчета. Непривычно серьезный Хруст сам уселся рядом со мной и внимально следил за мелькающими заголовками сообщений. "Ты про наводнения пиши. Это всем интересно", - почти потребовал он. Что ж, и мне эта тема показалась наиболее интересной.
  

Переселение

   После того, как пострадавшая от наводнения клетка была вычищена и высушена, мы вернулись назад в свою комнату. Хозяин стал думать о ремонте в спальне, а я всерьез озаботился выбором новой клетки. Конечно, нельзя сказать, что старая клетка совсем пришла в негодность, но если хозяин может обновить комнату, почему бы и нам не получить клетку побольше и поновее? Как только появлялось свободное время, я почти бегом мчался к компьютеру, чтобы выискивать в Интернете различные модели. Хозяин уже даже ворчать начал, что слишком много денег стало на сеть уходить. Ну, ничего, потерпит. Все-таки вопрос серьезный. Тут что попало не купишь - нам ведь жить потом в этой клетке.
  
   Хруст с Бантиком, разумеется, тоже не могли остаться в стороне от столь важного вопроса. Правда, если меня волновал не только выбор модели клетки, но и то, где ее можно купить за минимальные деньги (надо же позаботиться о хозяине), то Хруст главным образом осмысливал, есть ли в предлагаемой клетке место, куда он будет прятать свои припасы. Сушки там или еще что. В поддоне он теперь их прятать не хотел - уяснил, что при наводнении поддон заливается водой, и сушки размокают и становятся невкусными. А мысль о том, что могло случиться в воде с куском колбасы, вообще показалась Хрусту устрашающей. Для него это было бы почти кощунством. Я не стал говорить Хрусту, что едва ли в клетке колбаса появится, все таки, хозяин следит, чтобы мы правильно питались.
  
   Бантик подходил к выбору скорее с эстетической точки зрения. Ему нравились яркие полочки и лесенки, цветные поддоны и пестрые кормушки. Пришлось ему объяснять, что для начала стоит выяснить, каковы размеры клетки, а то купит хозяин какой-нибудь роскошный дворец, который в квартиру не влезет. Или, наоборот, малюсенькую клеточку, где толком и вытянуться будет нельзя. Полки должны быть крепкими - а то свалится тебе как-нибудь Хруст на голову. Еще одна важная деталь - замки на дверке. Они должны казаться прочными, но при этом легко открываться.
  
   Когда все уяснили, на что стоит обращать внимание при выборе клетки, пришла пора определиться с размерами. Хотим мы высокую и узкую клетку или, наоборот, длинную и низкую. Ластик предпочитал, чтобы высота клетки была как можно больше - он был большим любителем лазить. Хруст же беготню по полкам считал делом никому не нужным, так что он выбирал самые длинные и низкие модели. Мол, у людей квартиры тоже обычно одноэтажные. К счастью, клеток по полтора метра никто не предлагал, а то бы он точно требовал купить именно такую. В результате Ластик и Хвост пришли к компромиссному варианту - клетка должна быть и длинной, и высокой. "Ну и куда хозяин это чудо ставить будет?". Клетка, конечно, роскошная, в длину метр, да и в высоту не меньше, еще и денег за нее просят чуть ли не как за гоночный мотоцикл.
  
   Ластик внимательно оглядел комнату и заявил, что деньги его не интересуют, а если выкинуть телевизор вместе с тумбой и передвинуть кресло, то клетка как раз поместится. Ага, телевизор он выкинет. А как я работать буду? Я новости смотрю, программы всякие аналитические. Тут и Хруст вмешался. Нельзя, говорит, телевизор выкидывать, Бантик по нему футбол смотреть любит, а я про зверей передачи смотрю. Про зверей, так мы и поверили! Про еду он передачи любит, где готовят что-то. От слов типа "обжаривать на сковороде в течение 10 минут" он просто в ступор впадает. А когда Хруст как-то увидел, как торт с вареньем делали, то он дня три больше говорить ни о чем не мог. Впрочем, в данном случае это неважно, главное, что телевизор выкидывать нельзя. В общем, я всем сказал, что надо искать такую клетку, чтобы мебель не выкидывать.
  
   После долгих поисков одну клетку все-таки выбрали. Нормальная такая клетка, написано, что для хорьков она, но мы решили, что и для крыс подойдет. Поддон пластиковый, туалет в углу, труба большая, гамак. Полок в ней, правда, маловато и гамак всего один, но у хозяина руки есть, придумает что-нибудь. Бантик с Ластиком с помощью хвоста Хруста промерили все - влезает клетка без проблем, так что хозяина она должна устроить.
  
   Начали мы обсуждать, как теперь хозяина уговорить купить эту нашу клетку. Я предложил, как обычно, на крысином форуме про ее написать, мол, очень хорошая и удобная клетка, для четырех больших парней в самый раз будет. Но Хруст заявил, что проще телепатически внушить эту мысль хозяину, и он вполне может это сделать. Ну, ладно, гипнотизер ты наш, внушай... Недельку подожду, а если не получится, тогда уж я своими методами действовать буду.
  
   Хруст в тот же день приступил к работе. Стоило хозяину выпустить нас на прогулку, как наш дамбик запрыгнул к человеку на плечи и стал игриво тереться об его шею. Обычно Хруст не был слишком ласковым, он, конечно, позволял брать себя в руки, гладить и кормить, но предпочитал держаться на некотором отдалении. А тут сам лезет общаться, животик подставляет, чтобы погладили. Ну и сам все внушает хозяину мысль, что ничего, лучше выбранной нами клетки, в мире нет. И без нее нам просто жизнь не мила. В общем, дня четыре он так занимался гипнозом, но не похоже было, что хозяин проникся нужной нам мыслью. Я уже даже сказал Хрусту, что еще несколько дней ему даю, а потом сам примусь за дело.
  
   На следующий день, а это была пятница, хозяин пришел домой рано. Достал из шкафа переноску, молча нас всех туда посадил и погрузил в машину. Я от возмущения весь кипел. Я, конечно, понимаю, что мы крысы, но это же не значит, что нам ничего объяснять не надо. Должны же мы знать, куда едем и зачем. Можно же по-человечески себя вести, мол, парни, такие-то у нас планы. Но хозяин явно спешил, молчал всю дорогу.
  
   Ехали долго, чуть ли не час. Нам из переноски ничего не видно, так что даже догадываться мы не можем, куда едем. Наконец, машина остановилась. Вышел хозяин из машины, минут пять где-то ходил. Вернулся назад, бросил рядом с переноской какую-то коробку и что-то еще, ну и дальше поехал. Я присмотрелся - корм крысиный в коробке. Знаю я такой корм, нашел хозяин что покупать, там один овес почти, а мы его не едим. Неужели ничего лучше не нашел для любимых крысиков?
  
   Ну, вроде доехали. Хозяин дверь открыл в доме, потом вернулся за переноской и другими вещами. Дом вроде небольшой, одноэтажный, зелень вокруг. За город приехали, что ли? Занес хозяин нас в дом, а там на кровати клетка стоит. Старая такая, ободранная. Еще меньше, чем та, в которой мы сейчас живем. Две полки и гамак - вот и все, что там есть из мебели. Даже домика нет! Хозяин чайник вскипятил, клетку кипятком ошпарил, вытер полотенцем - и нас туда посадил. Старый гамак выкинул, вместо него какую-то тряпку на скрепках повесил. Мы вчетвером по клетке бродим, ничего не понимаем. Даже к кормушке никто не подошел. Да и чего к ней подходить, овес есть, что ли? А хозяин еще кусочки яблока и огурец положил, поилку повесил - и ушел. Слышу, во дворе машина завелась, уехал он, значит.
  
   Так, братцы, и что это у нас такое творится? За что нас в эту ссылку отправили? Хруст вообще в тоске сидит - мало того, что вместо любимой каши он получил эту сомнительную россыпь зерен, так еще и клетка эта... Вдруг это он такое нателепатировал? Сидит Хруст и бормочет, что он внушал и размеры клетки, и название, да и про гамаки с полочками и лесенками упомянуть не забыл. Только почему-то вместо крысиной виллы мы получили это обшарпанное творение, которому давно пора на свалку. Вместо огромного гамака на цепочке - кусок старой тряпки, вместо роскошного туалета из красного пластика - кучку опилок в углу. Догипнотизировались...
  
   Настроения никакого. Сидим грустные. Ластик почти плачет. Хруст положил голову на лапы и смотрит в никуда... Говорю всем, мол, давайте изучать, куда это мы с вами попали. Хватит тут тоску разводить, у нас дел полно. Для начала надо клетку открыть.
  
   Кто вообще такие клетки делает? С ума люди посходили. Это не каждый человек откроет. Замочек-то для меня не проблема, но я саму дверку открыть не могу, сил не хватает. Я уже боялся, что сидеть нам тут до приезда хозяина. Еле-еле вдвоем с Хрустом мы ее открыли, хорошо, что он весит много.
  
   Вышел я наружу. Остальные в клетке сидят, осторожничают. Ну, что ж, я старше, мне и на разведку идти. Прошелся по кровати, осмотрелся - вроде ничего страшного не заметил. Думаю, надо на пол спрыгнуть, комнату обследовать. Хожу, ищу, где удобнее спуститься, ведь лапа-то у меня так и не прошла еще до конца, хотя вроде уже две недели прошло, как я ее подвернул. Не хромаю уже, но прыгать стараюсь осторожно.
  
   Ну, кое-как слез я на пол, иду, запахи непривычные всюду. Хруст и Бантик тоже из клетки вылезли, за мной готовы следовать. А Ластику я сам сказал в клетке сидеть, мал он еще, не стоит крысенку гулять в незнакомом месте.
  
   Обошел я комнату кругом, чувствую, мышами пахнет. Я, в принципе, против мышей ничего не имею, только вот грызут они все подряд. Еще когда в школе учился, помню нам рассказывали о том, как летописцы вот от них книги прятали. Увы, не всегда удавалось справиться с нашествием этих хвостатых. Вот и в доме хозяина нам мыши вроде как ни к чему. Еще где-нибудь в подвале пока они копошатся, это куда ни шло, а в комнате им что делать? Купит хозяин, например, нам еду, а ее мыши съедят, разве это может кому-то понравиться? А еще они мебель могут погрызть, одежду всякую. Все-таки мы, крысы, в этом отношении более разборчивы. Правильно воспитанная крыса ничего дома не грызет без разрешения хозяина. Ну, конечно, про обои я не говорю, это вообще вещь абсолютно в квартире ненужная, просто хозяева это не всегда понимают. А вот всякие пакеты с крупой мы не прогрызаем, зачем нам это, у нас свой корм есть. Даже Хруст у нас, на что уж голодный всегда, и то по шкафам и холодильникам не рыщет. Ну колбасы там кусочек возьмет, пока никто не видит, и все, больше ничего не трогает...
  
   Услышал я писк в углу, тут же бегом туда понесся, так и есть, четыре мышонка возню затеяли. Ну, я подошел, спокойно так объяснил, что мышам лучше в нашем доме не гулять. А мыши, как меня увидели, от ужаса слова сказать не могли. Думали, я на них наброшусь, будто я маньяк какой. Хорошо еще, что мыши наш язык понимают, все-таки у многих грызунов языки похожие, объясниться не проблема. Я как увидел, что мышата перепуганы очень, сразу им сказал, зовите кого постарше, я с ними поговорю.
  
   Два мышонка убежали куда-то, а двое других уселись в отдалении от меня и непрерывно шептали друг другу "Крыса! Настоящая крыса!". Ну да, крыса, что тут такого? Сейчас практически во всех приличных домах крысы живут, пора бы и привыкнуть. Я вообще, когда слышу, что у кого-то из людей дома крыс нету, сразу думать начинаю, что с этим человеком что-то не в порядке. А перед тем, как кого-то депутатом выбирать или министром каким, я бы обязательно выяснял, есть ли у него крыса (ну или хотя бы хомячок или морская свинка). Если нет, то не готов пока этот человек к такой ответственной работе. А если есть, то надо у этих зверей и узнать, стоит ли их хозяина куда-то выбирать. Если он одну крысу не может нормально содержать, то как он будет страной управлять?
  
   Убежавшие мышата вскоре вернулись вместе с крупной мышью явно преклонного возраста. Впрочем. Крупной она была только по своим, мышиным, меркам. До моих размеров мыши, конечно, далеко. Даже Ластик крупнее, а он же малыш совсем. Ну, я уселся поудобнее и начал говорить, что тут человеческий дом и крысиный, а мышам тут совсем не место. Мышь стала извиняться, что они, мол, не знали, что тут еще и крысы живут, поэтому и поселились. Уйти отсюда мыши готовы, они сами не любят с крысами жить, только это за один день не сделаешь, все-таки у них хозяйство, запасы всякие. Ладно, говорю, один день у вас есть, но чтобы в этой комнате я вас не видел. Мол, я-то крыс мирный вполне, а вот мои друзья мышиное мясо любят, долго я их сдерживать не смогу. И на Хруста с Бантиком показываю. Разумеется, ни Хруст, ни уж тем более Бантик, мышей есть не будут, но зачем об этом другим знать. А мышь как на Хруста посмотрела, сразу заторопилась куда-то. Еще бы, у Хруста всегда вид голодный. Так что через несколько минут мышей в комнате не осталось. Судя по шуму, который был слышен, мыши решили не дожидаться пробуждения у Бантика с Хрустом еще большей тяги к свежей мышатине, и поспешили переехать в ближайший дом. Что ж, придется тамошним мышам потесниться, хотя это у же не наши проблемы. Жаль только, что мыши за собой мусор не убрали... Никакого воспитания... Ну да ладно, хозяин потом все сам уберет.
  
   Мы с Хрустом и Бантиком еще раз всю комнату обежали, мышиные норы, где могли, позатыкали. Интересного в комнате ничего не было, пыли вот только много, так что мы решили назад, в клетку вернуться. Или хотя бы на кровать залезть, ведь там тоже можно поспать неплохо. Поскольку никаких развлечений у нас не было, решили мы наперегонки до кровати бежать. Я, конечно, не сомневался, что легко обгоню моих подопечных. Я уже был почти на корпус впереди их обоих, когда моя больная лапа в очередной раз дала о себе знать. И ладно бы, если бы я просто споткнулся или даже упал, но я умудрился с разбегу попасть на стоявшую под столом мышеловку. И - о, ужас! - мышеловка захлопнулась, зажав мою многострадальную лапу. Такое невезение и вообразить-то сложно... Даже вездесущие мыши умудрялись гулять по комнате, не задевая эту кошмарную штуку, а я попал туда своей больной лапой. И теперь я лежал на полу, не имея возможности что-то сделать, чтобы вырваться на свободу. Будто издеваясь надо мной, в мышеловке болтался кусок засохшего сыра...
  
   Мне повезло, что я был не один. Хруст и Бантик сразу увидели, что со мной случилось, и бросились на выручку. Увы, крысы быстро поняли, что так просто мышеловку не открыть, надо искать, чем же отжать пружину. Я был просто потрясен, увидев, как вечно ленивый Хруст носился по комнате, выискивая какую-нибудь палку или железку... Если бы не он, я бы так и лежал под столом с лапой, зажатой мышеловкой. Может, зря я ворчал на Хруста, ведь есть в нем что-то хорошее... Один Бантик бы просто не справился с пружиной, он же молодой совсем крыс, сил маловато. А вот Хруст вначале волок металлический прут через всю комнату, а потом еще налег на самодельный рычаг всем своим весом. И пружина поддалась, дав мне свободу. Лапа, скорее всего, была сломана, она распухла и болела невообразимо как. Ну, это уже было не так важно.
  
   Теперь надо было как-то добраться назад. Конечно, проще всего было бы телепортироваться в нужное место, вот только, увы, любой крысе для перемещения в пространстве надо видеть место "приземления", а я, находясь на полу, мало что мог разглядеть. К тому же, телепортация все-таки требует немало сил, а в данный момент как раз сил у меня и не было.
   На трех лапах я кое-как доковылял до кровати, но подпрыгнуть вверх и уцепиться за одеяло мне было не под силу. И опять на помощь пришел Хруст, свесивший угол одеяла вниз. Я сумел подтянуться и практически на одних передних лапах залезть на кровать. Забраться в клетку самостоятельно я не мог, поэтому просто упал на одеяло сверху и какое-то время лежал неподвижно, давая отдых телу. Потом я старательно вылизал больную лапу - хоть и не самое надежное лечение, но по-другому я лечиться не умел.
  
   Лапа болела так, что я готов был сам себе ее отгрызть. Есть не хотелось, хотя Хруст с Бантиком приносили мне из клетки зернышки и семечки. От воды бы я не отказался, но добраться до поилки я пока не мог. К счастью, все тот же Хруст приволок кусок огурца и дольку яблока. Я погрыз огурец и вскоре уснул, не заметив даже, что вся моя стая вылезла из клетки и устроилась на отдых рядом со мной, словно защищая меня от каких-то неведомых опасностей. Проснулся я оттого, что маленький Ластик лизал меня в ухо. Лапа была еще опухшей, но ныла немного меньше. Я даже собрался с силами и сумел залезть в клетку. Конечно, особо гулять по клетке я не стал, лишь напился воды и опять улегся отдыхать.
  
   Весь день я лишь ел и спал. Теперь уже Хруст следил за порядком, обходил всю комнату, проверял, не забрались ли снова к нам мыши, он успокаивал расшалившегося Ластика. Ну а Бантик сам все понимал, так что особо не шумел. Опять наступил вечер, все меньше еды было в кормушке, а хозяин так и не приехал.
  
   К утру я почувствовал себя лучше. Я уже мог наступать на лапу, видимо, она все-таки не была сломана, хотя ушиб был сильный. Вылезать из клетки я, конечно, пока не пытался, но уже мог осторожно переползать с полки на полку. Мое настроение заметно улучшилось, а вот Хруст, напротив, становился все более недовольным. Ему казалось, что с каждым съеденным зернышком призрак голода все ближе подходил к нашей клетке. Разумеется, запас еды у нас был, но на месте хозяина я бы все-таки поспешил.
  
   Хруст уже устал есть крысиный корм, он тосковал по вкусной рассыпчатой каше или кусочку вареного куриного мяса. Пришлось напомнить Хрусту, что у меня все еще болит лапа, так что и сегодня ему придется снова следить, чтобы не было никаких происшествий. Мне кажется, когда у Хруста появлялось важное дело, он меньше ныл и меньше ел. Несколько раз в день Хруст, взяв в компанию Бантика, обследовал даже самые дальние закоулки нашего пристанища. Но я понимал, что долго отвлекать Хруста я не смогу, есть он все-таки любит больше, чем работать.
  
   К счастью, к вечеру мы вновь услышали шум мотора возле дома. И потом открылась дверь, и вошел наш хозяин. Он сразу бросился к клетке, чтобы убедиться, что с нами все в порядке. В общем-то, если не считать слегка поцарапанного хвоста Хруста и моей больной лапы, особых проблем у нас не было. А хозяин открыл столь ненавистную нам клетку и пересадил нас всех опять в переноску. И вот мы едем домой. Теперь уже точно домой, хозяин сам нам сказал. Какое это счастье, вновь оказаться в любимой квартире, в своей привычной клеточке. И домик там удобный, я же сам его выбирал. Мне кажется, что даже вода в поилке там вкуснее...
  
   И вот мы дома. Немного пахнет свежей краской, хотя ясно, что хозяин старательно проветривал комнаты к нашему приезду. Нас выпустили на диван, и все, даже ленивый Хруст, помчались обследовать любимые закутки в комнате. Я никуда не пошел, лапа болит. Лежу, по сторонам смотрю. А на столе, где обычно наша клетка стояла, возвышается роскошное чудо с кучей полок, гамаков и лесенок, с пластиковой трубой и даже с туалетом. Та самая, о которой мы мечтали...
  
   Оказывается, пока мы мучились в догадках, за что нас отправили в этот непонятный дом со старой клеткой, хозяин спешил сделать ремонт в своей комнате. Чтобы такие восхитительные крысы, как мы, не дышали парами краски и клея, нас отправили за город, на свежий воздух. И еще хозяин успел нам новую клетку купить. Гамаки он, конечно, не сам шил, но ведь позаботился о том, чтобы все у нас было. Даже любимые сырные крекеры Хруста опять купил...
  
   Все-таки не зря я всегда говорил, что хороший хозяин должен предугадывать желания своих питомцев...
  

Крысиная Олимпиада

  
   Было уже совсем поздно, но Бантику не хотелось спать. Он старательно пытался заснуть, закрывал глаза, но, полежав неподвижно минут десять, вновь начинал бродить по клетке, мешая спать остальным. Он решил поесть и попить, надеясь, что с сытым брюшком уснуть будет легче, но и этот не раз проверенный метод почему-то не действовал. И Бантик продолжал свое блуждание по клетке...
  
   Я уже давно уютно устроился в гамаке и ждал, когда же, наконец, Бантик утихомирится, и я смогу заснуть. Сколько же можно топтаться, прямо белый бегемот какой-то! Вроде не толстый крыс, но так топает, словно весит больше, чем три Хруста. Ночью спать надо, а не лазить по лесенкам и вздыхать. Ластик с Хрустом, не выдержав шума, уже спрятались в домике и заснули. А я вот должен лежать и смотреть на метания Бантика. И за что мне это? Я ведь тоже живое существо, мне отдыхать нужно! Может, выпустить его погулять? Вдруг после небольшой пробежки он уснет быстрее... Обычно я не любил, чтобы мои подопечные по ночам бегали по комнатам. Все-таки непорядок это... Да и вдруг хозяин встанет ночью, а по полу крыса бегает, он же может на крысу и наступить в темноте... Но если Бантика не выпустить, он до утра по полкам скакать будет... Ладно, пусть гуляет.
  
   Вылез Бантик из клетки, по дивану пробежался, на пол спрыгнул. А я из гамака на него посматриваю. Нельзя же без присмотра парня оставить. Он, конечно, не крысенок, но и не совсем уже взрослый крыс. Хорошо еще, что у Бантика шерсть белая, в темноте его хорошо видно.
  
   Бантик уселся на подлокотник кресла и стал смотреть в окно. Почему-то именно сегодня хозяин забыл задернуть шторы, и неправдоподобно огромная луна заглядывала к нам в комнату, будто пытаясь понять, что это за странный белый зверь не спит ночью. Луна была ярко-желтой, а на ней четко вырисовывалась какая-то наглая крысиная морда, ухмыляющаяся, глядя прямо в глаза Бантика. Я, конечно, не знаю, о чем думал мой подопечный, но сидел он перед окном долго, да еще, кажется, шептал что-то одному ему ведомое. А потом, как мне кажется, и совсем заснул. Я, наверное, тоже задремал, так что даже не видел, когда Бантик тихонько скользнул назад в клетку и аккуратно прикрыл за собой дверку.
  
   Утром, когда мы все выбежали на зарядку, Бантик подошел ко мне и с грустью сказал, что вот у людей есть много всяких спортивных игр, футбол там или еще что, а еще им и Олимпийские игры устраивают. И люди могут бегать и прыгать, получая медали за спортивные успехи. А вот у крыс почему-то ничего такого нет. Конечно, иногда на выставках грызунов какие-то конкурсы устраивают, но это все-таки не настоящие соревнования. Бантик не стал этого говорить, но я мог бы за него добавить, что на выставки нас хозяин и не возит больше. Лично меня это только радует, не люблю я всякую шумиху, телевидение, интервью всякие, толпы народа. Это Хруст у нас не отказался бы снова позировать для телекамер и получить какой-нибудь приз. Ему мой кубок покоя точно не дает, хотя с его-то брюхом только по выставкам и ходить. Ничего, кроме приза "Самой толстой крысе" не получишь. Но у Хруста все-таки уже есть диплом, полученный на выставке, а Бантику вообще ждать нечего. Отсутствие половины уха и пальца на лапе явно сводило на нет его возможность завоевать чемпионский титул. И мечтающему о славе Бантику было очень обидно, что у нас с Хрустом есть награды, а у него нет. К тому же Бантик знал, что бегает и прыгает он намного лучше, чем ленивый Хруст. Даже меня он в чем-то мог бы превзойти. А тут еще недавно по телевизору он Олимпийские игры смотрел, очень ему понравилось все, а особенно когда награды вручали... Бантик тогда оторваться не мог от телевизора, все смотрел и смотрел одно и то же, явно представляя себя на месте олимпийских чемпионов. Что ж, у меня вот работа интересная есть, Хруст едой интересуется, а Бантик мечтает о спортивных медалях.
  
   В общем, я понял, что надо найти, где бы наш Бантик смог себя проявить. Пока же я занялся работой, а трое моих воспитанников, сделав уроки (приходится следить за ними, чтобы не отлынивали), разбрелись по комнате. Ластик с Хрустом затеяли какую-то им одним понятную игру, а Бантик уселся перед телевизором, отчаянно болея за какую-то команду в красных футболках. Видимо, его любимцы проиграли, так как к обеду настроение у Бантика стало совсем отвратительным.
  
   Решил я вечером соревнования устроить. Конечно, настоящий чемпионат мне одному организовать сложно, но пробежки наперегонки, прыжки в высоту - с пола на диван и даже вольную крысиную борьбу мы устроили. Мне кажется, что даже хозяину понравилось смотреть на наши игры. А уж как Бантик был доволен! Особенно когда выиграл забег на четыре метра, обогнав Хруста с Ластиком почти на метр. Я, разумеется, не стал вмешиваться в их состязание, мне хватило и победы в борьбе, где я за две с половиной секунды положил Хруста на лопатки. Кстати, в качестве приза нам хозяин дал по такой большой яблочной подушечке для грызунов, вкусная штука. Даже лучше дропсов. Ластик, правда, ничего не выиграл, но мы ему тоже его долю выдали, чтобы не обижался.
  
   Через несколько дней хозяин принес с работы какие-то палки и куски фанеры. Мы вначале даже не поняли, зачем это ему нужно. Домик новый решил нам сделать, что ли? Вроде и мы и старый пока не сгрызли... Или, может, полку в клетку? Хотя тоже вроде незачем. А хозяин сделал вначале лесенку, потом что-то похожее на мостик, а к выходным у нас появилась настоящая полоса препятствий. Оказывается, хозяин где-то в Интернете прочитал про соревнования среди крыс. Они там по канату лазили, бегали, прыгали, в общем, настоящие крысиные Олимпийские игры получились. Вот хозяин и решил для начала своих крыс потренировать, а потом, возможно, и соревнования организовать.
  
   Сложнее всего оказалось Хруста заставить бежать. Со мной все просто - я быстро понял, что хозяин хочет, и решил его не разочаровывать. В конце концов, хозяин о нас заботится, кормит нас и поит, почему бы и не сделать ему приятное. Бантик вообще бегать-прыгать любит, так что он следом за мной понесся. Ластик тоже побежал, хотя и правила нарушал все время. То под лесенкой пролезет, то на канате повиснет и качается... Ну а Хруст просто лениво посмотрел на наши занятия и заявил, что ему и без этого неплохо. Я не выдержал, и сказал ему, что хозяин теперь будет думать, что Хруст - самый глупый из нас, он даже понять не может, что делать надо. Но Хруста так просто не проведешь, он ведь на самом деле умный зверь (ну относительно умный), хоть и ленивый. Он заявил, что, наоборот, хозяин будет думать, что он самый умный, раз бесплатно бегать отказывается. Тогда я просто залез на стол, осторожно стащил кусок колбасы с бутерброда хозяина и положил его возле отметки "Финиш". Причем специально старался, чтобы Хруст это заметил. Видели бы вы, с какой скоростью Хруст по лесенке бежал! На канате, правда, он потом повис, как груша, с этим у Хруста плоховато, но остальные испытания прошел ненамного хуже Бантика. Вот, что значит видеть перед собой конкретную цель! Кстати, колбасу хозяин раньше заметил, и когда Хруст добежал до финиша, на ее месте лежал кусочек печенья. Маленький такой кусочек... Я думал, Хруст от огорчения завоет... Но он только схватил печенье, повернулся к нам задом и захрустел... А ведь мог бы и угостить кого, ну хотя бы Ластика, что ли...
  
   Где-то через пару дней, в очередной раз просматривая материалы крысиного форума, я наткнулся на сообщение о соревнованиях крыс. Хозяин написал. Мол, за границей давно уже такие соревнования организуют, а у нас почему-то нет. Потом, как обычно, народ начал спорить непонятно о чем, любят люди болтовней заниматься вместо того, чтобы что-то делать. Одни уси-пуси: какие крыски на фото забавные, как они смешно по канату лезут, как хвостами цепляются за канат... Я уже забеспокоился, что этим все и закончится. К счастью, в итоге все-таки решили, что стоит организовать крысиную Олимпиаду. Там же, где выставка грызунов проходила, и соревнования устроить можно, места достаточно. Хозяин вызвался снаряды сделать и программу соревнований написать, чтобы у всех было время подготовиться. Увы, крысиную борьбу не стали включать в программу. А жаль, я сам еще в школе много занимался борьбой и мог бы с успехом выступать в крысином варианте дзюдо или самбо. Да и Хруст с Бантиком наверняка бы себя показали с лучшей стороны. Организаторы сказали, что хотя дзюдо и модный вид спорта, но некоторые спортсмены могут бороться с нарушениями правил, а потом хозяевам пришлось бы лечить царапины и укусы. Окончательно было решено, что крысы будут соревноваться в кроссе на полосе препятствий, в беге на восемь метров и в прыжках в высоту. Потом к этому списку добавили лазанье по канату.
  
   До Олимпиады было чуть больше месяца, так что хозяин активно готовил все для выступлений крыс-спортсменов. Фотографии предполагаемой полосы препятствий он выложил на крысином форуме, чтобы все желающие могли подготовить крыс к стартам. Нас он сам тренировал. Теперь каждый вечер мы лазили по канату, бегали от окна до дивана. Даже Хруст бегал, хотя выигрывать у него не получалось. Но он похудел немного, и его брюхо уже не свешивалось до пола... Но если хозяин отворачивался куда-то, то Хруст вместо тренировок садился в уголочке и что-то тайком грыз.
  
   Разумеется, мне-то ехать ни на какую Олимпиаду не хотелось, мне и дома неплохо, да и дел у меня полно, но, глядя на загоревшиеся надеждой глаза Бантика, я понимал, что поеду на край света, лишь ему было хорошо. Вскоре начали составлять списки участников выступлений, причем почему-то решили ограничить число крыс одного хозяина в каждом виде соревнований. А может и хорошо, что ограничили. Ну, какой их Хруста канатоходец или прыгун в высоту... Хозяин записал меня на полосу препятствий и на прыжки, а Бантику достались простой бег и кросс. Хруста заявили только на бег, а маленького Ластика отправили лазить по канату. Разумеется, от двух последних членов нашей команды никто не ждал особых спортивных достижений, но хозяин решил, что выступать должны все.
  
   На крысином форуме хозяин вел консультации для тех, кто впервые решил заняться тренировкой крыс. Он рассказывал о том, как делать препятствия, какой толщины должен быть канат, какими лакомствами надо поощрять крыс за успехи. К сожалению, нашлись и те, кто почему-то решил, что выиграть крыса может и без тренировок. Странные люди, сами же не поехали на Олимпийские игры без подготовки. Почему-то людям нужны специальные упражнения, тренировочные базы и даже специальное питание, а крысы должны просто так рекорды бить.
  
   И вот наступил день соревнований. Утром мы позавтракали довольно рано и уже вскоре отправились в путь. Всю дорогу мы с Бантиком и Ластиком обсуждали, как именно надо бегать, прыгать и лазить. Я был, как обычно, спокоен, все-таки выучка сказывалась, а вот Бантик с Ластиком сильно нервничали. Хруст же непонятно как успел затащить в переноску кусочек сухаря, так что именно им и занимался.
  
   К моему удивлению, участников было много, а зрителей еще больше. Даже на выставке меньше людей было. Просто море фотоаппаратов, кинокамеры всякие. Как обычно, телевидение пригласили, как будто по телевизору нечего показывать, кроме наших соревнований. Даже комментатора спортивного позвали, он должен будет рассказывать, как соревнования проходят. А крысы - от маленьких крысят до двухлетних ветеранов, худые и толстые, активные и ленивые. Кто-то был меньше Ластика, а отдельные звери были раза в два толще нашего Хруста. И чем их только кормили? Хруст сразу заявил, что я зря его ругаю за лишний вес, он не такой уж и толстый...
  
   Организаторы уточняли списки, а нас отправили на осмотр к ветеринару. Ластик впервые был у врача, так что все ему было любопытно. Зачем, говорит, нас смотреть, мы же не болеем. Тут вмешался Бантик, заявив, что на всех настоящих соревнованиях должен быть допинг-контроль, вот и у нас врач всех крыс проверяет на допинг. Про соревнования Бантик знал все, он даже мне помогал информацию для отчетов готовить, если она хоть как-то была со спортом связана. Ластик, услышав ответ друга, сразу стал спрашивать, можно ли считать допингом кукурузные хлопья или витамины для грызунов. Ну, витамины, конечно, кто-то может к допингу отнести, хотя я бы не стал этого делать. А вот крысиные дропсы по время соревнований - точно допинг. Услышав это, Хруст начал говорить, что мы все эти самые дропсы ели, так что нас тоже могут дисквалифицировать. Но Бантик всех успокоил, мол, их только во время соревнований есть нельзя, так как это улучшает результаты, а если дома ели, не страшно.
  
   Ластик очень воодушевился тем, что и он теперь стал настоящим спортсменом. Даже Хруст как-то проникся ответственностью и начал меня расспрашивать, как все-таки бежать надо. Смешной он крыс, как будто за пять минут я из него чемпиона сделаю. Надо было каждый день на зарядке не орехи на полу выискивать, а, как Бантик, упражнения делать.
  
   Ну, ладно, ветеринар сказал, что мы все здоровы (как будто кто сомневался), так что хозяин понес нас к месту старта. Хорошо тут все подготовили: две полосы препятствий, чтобы сразу две крысы могли бежать, беговая дорожка, тумбы для прыжков, канат. А вверху - большая надпись "Быстрее, выше, сильнее!". И на другой стене еще надпись - "Главное - не победа, а участие!". Ну, это смотря для кого. Для Бантика вот главное именно победа, а я так мог бы и не участвовать даже.
  
   Хозяин наш помогал все организовывать, так что он нас в переноску посадил и ушел. Хорошо еще, что знакомая нам дама из крысиного клуба подошла, меня взяла на руки. Ну, а я с соседями разговариваю, интересно же, кто еще выступать будет. Оказывается, некоторых крыс хозяева вообще не готовили к соревнованиям. Просто привезли, ничего не объяснив. Эти крысы не бегали никогда, кроме как по дивану, а лазили только с одеяла на подушку. Ну и как они полосу препятствий преодолевать будут? Все-таки люди - странные существа, неужели они не понимают, что с крысой разговаривать нужно, объяснять ей все, тогда проще будет чего-то добиться. А то посадят крысу на пол и молчат. И как зверь должен догадаться, что ему надо бежать именно в эту сторону, да и вообще бежать, может, хозяин его тут спать положил или кормить собирается. В общем, пока мой хозяин проверял препятствия, канаты и прочее, я объяснял крысам правила соревнований. Мои подопечные тем временем сидели в переноске и настраивались на успешное выступление.
  
   И вот дан сигнал к началу соревнований. Первым видом программы крысиной Олимпиады стал бег, на который записали шестнадцать крыс, больше, чем в любом другом виде. Почему-то хозяева решили, что бегать проще всего, и заявили даже тех крыс, которые понятия не имели, что такое соревнования. Я слышал, как хозяин объяснял кому-то правила соревнований: в предварительных забегах принимают участие по четыре крысы, причем две лучших из них попадают в полуфинал, два победителя полуфиналов между собой определят чемпиона. Бантик должен был бежать в первом же забеге. Я знал, что готов он хорошо, не зря же тренировался каждый день, так что должен был выиграть без проблем. Так и оказалось, Бантик и еще какая-то серая крыса, как две молнии, неслись к финишу. А вот два других зверя так и топтались на старте, явно не понимая, что нужно делать. Пока они немного разобрались, что к чему, Бантик уже до финиша добрался, да и вторая крыса не намного от него отстала.
  
   Во втором забеге сразу три крысы боролись за право попасть в полуфинал, четвертая вообще бежать отказалась. Маленькая рыжая самка опередила всех, а второй пришла к финишу черная крыса, чем-то похожая на мою Ласку.
  
   Хрусту пришлось бежать в третьей группе. Я не ждал от нашего ленивого друга каких-то спортивных успехов, но, к моему удивлению, он легко выиграл свой забег. Правда, Хрусту сильно помогло то, что лишь он один из всех крыс в забеге хоть как-то готовился к соревнованиям. Пришедшая второй белая крыса отстала от него на несколько секунд.
  
   Четвертый забег я почти не видел, так как вернулся хозяин, и мы с Хрустом и Бантиком, стали обсуждать результаты предварительных соревнований. Знаю только, что там практически одновременно к финишу пришли два брата, черный и голубой крысы, живущие вместе у одного хозяина.
  
   Дальше наступило время полуфиналов. Бантик и Хруст бежали в одном забеге с черной самкой и одним из двух братьев. Я не сомневался, что Бантику по силам выиграть забег, что он и сделал, легко опередив всех. Хруст пришел только третьим, все-таки спортивная форма нашего сотоварища явно оставляла желать лучшего. Соперником нашего Бантика в финале стала рыжая самка, выигравшая второй предварительный забег. Я был практически уверен, что ни эта рыжая крыса, ни кто-то другой сегодня не смогут обогнать моего друга.
  
   Толпа зрителей окружила беговую дорожку, всем хотелось увидеть, кто же станет первым чемпионом соревнований. Спортивный комментатор, вцепившись в микрофон двумя руками, рассказывал о том, как проходили забеги. Бантик сразу вырвался вперед, он не бежал, а летел к своей первой в жизни победе. Но когда до финиша осталось совсем немного, лапы Бантика вдруг поехали в стороны. Это кто-то из зрителей разлил воду на дорожке. Увы, пока Бантик боролся со скользким полом, его соперница уже пересекла линию финиша. Все поздравляли чемпионку, фотографировали ее одну и вместе с хозяином. На Бантика было больно смотреть, наверное, такого разочарования он не испытывал никогда в жизни. Когда хозяин посадил нас обоих в переноску, мой воспитанник уполз в угол и даже отказался от предложенного угощения. Напрасно хозяин говорил ему, что он все равно победитель, что мы все гордимся его выступлением, Бантик думал лишь об одном: медаль ему не дадут.
  
   Я хотел хоть как-то ободрить моего друга, но, увы, мне надо было самому идти выступать. Настало время соревнования по прыжкам. Тут было всего десять участников, и нас всех по очереди заставляли запрыгивать с пола на тумбы разной высоты. Победителем должен был стать тот, кто прыгнет выше всех. Три крысы отсеялись сразу, чувствовалось, что они никогда не занимались прыжками. Это был вообще позор для крысы - не суметь запрыгнуть на высоту крысиного роста на задних лапах. Я же особо даже не смотрел, как выступают остальные участники, просто спокойно переходил от самых легких прыжков к все более и более сложным. Когда я подошел к последней тумбе, я решил немного отдохнуть и собраться с силами для прыжка. Я остановился и повернул голову, чтобы посмотреть, сколько еще крыс будут прыгать вместе со мной. И оказалось, что никто не смог запрыгнуть на тумбу высотой 50 сантиметров. Я же, увидев, что соперников больше не осталось, легко взмыл в воздух и добавил к своему рекорду еще десять сантиметров. Что ж, приятно порадовать хозяина...
  
   Я вернулся в переноску, гордый тем, что в своем, солидном для крысы, возрасте еще могу ставить рекорды. Хруст и Ластик меня поздравили, я чувствовал, что они восхищены моими успехами. Бантик тоже меня поздравил, он тоже был очень рад за меня, но собственная неудача не давала крысу покоя. Оставалось не очень много времени до начала кросса, а я видел, что Бантик уже не верит в то, что может выиграть. Если утром он был настроен на победу, то сейчас предпочел бы вообще не выходить на старт. Что ж, придется заняться этим. Пока хозяин вместе с Ластиком отправились на соревнования на канате, я все говорил и говорил. Я напоминал Бантику, как долго он готовился к старту, как тренировался, как хорошо он умеет лазить по лесенкам и прыгать. Кажется, он немного приободрился... Но на всякий случай я еще долго обсуждал с ним, как лучше проходить дистанцию. И вот вернулся хозяин, неся на плече сиявшего от счастья Ластика. Никто не ожидал, что самый младший член нашей стаи сможет добиться каких-то успехов, но Ластик выиграл у всех!
  
   Я опять обратился к Бантику, говоря ему, что если уж Ластик выиграть смог, то он и подавно сможет! Я настраивал Бантика на борьбу, хотя понимал, что и мне тоже надо выходить на старт. Что ж, для начала надо выиграть первый забег. Мы оба умели проходить препятствия, так что готовы были смеяться, глядя на неуверенно карабкающихся по лесенкам крыс. Кто-то боялся заходить в туннели, кто-то не мог перепрыгнуть через барьер... Мы с Бантиком выиграли свои забеги и спокойно готовились к полуфиналам. Тут уже не было слабых крыс, только настоящие специалисты по кроссу. Но разве кто-то мог составить нам конкуренцию! Мы были сильнее всех в этот день!
  
   И вот остался лишь один забег, финальный. И мне предстояло бежать с Бантиком. Я сидел на полу, готовясь к старту, и думал, что же мне делать. Я знал, как хочет Бантик выиграть, и если не сможет победить, ужасно огорчится. Мне не так важна была победа, да и в прыжках я уже выиграл, и я готов был уступить своему другу. Но если я попробую поддаться, он наверняка поймет это, и расстроится еще сильнее. Что ж, придется все-таки бежать в полную силу. А там посмотрим... Увы, хозяину пришлось выбирать, кого из крыс он будет сопровождать во время забега, ведь он не мог находиться сразу в двух местах. Я видел, что хозяин никак не может принять решение, и тогда сам сделал шаг в сторону. Что ж, меня подгонять не надо, я сам знаю, как надо бежать. Пусть хозяин помогает Бантику.
  
   Раздался сигнал, и мы помчались вперед. Мы бежали рядом, одновременно поднимались по лесенкам и вбегая в туннель. Потом я чуть быстрее перепрыгнул через барьер (все-таки прыгаю я лучше), но за счет более быстрого бега Бантик вскоре догнал меня. Осталась последняя лестница и заключительная прямая... Мы неслись к финишу, почти не видя дороги, но я чувствовал, что Бантик бежит рядом. Я знал, что он бегает быстрее меня, все-таки мой возраст сказывается, так что был почти уверен, что Бантик выйдет победителем, но случайности бывают всякие. И почти на самом финише я буквально на долю мгновения замер, краем глаза успев заметить, как Бантик пересек линию финиша, на кончик носа опередив меня. Наверное, кто-то скажет, что это не совсем честно. Но разве счастье друга не стоит этого? А может, мне вообще показалось, что я чуть притормозил на финише, и просто Бантик бежал чуть быстрее? Кто теперь скажет наверняка?
  
   А потом было награждение. И Бантику цветок подарили. Желтенький такой, одуванчик называется... Девочка какая-то подарила, сказав, что Бантик - самый лучший. Хороший был цветок, только полюбоваться им мы не успели, Хруст его почти сразу съел...
   А еще мне, Бантику и Ластику вручили огромные золотого цвета розетки с надписью "Чемпион крысиной Олимпиады". Только Хрусту розетку не дали, но он сам виноват, нечего было есть вместо тренировок. Впрочем, Хруст не очень огорчился, тем более, что счастливый Бантик угостил его доставшимися в придачу к награде хрустящими шариками для крыс. Мы ехали домой и хрустели, хрустели...
  

Передержка

  
   Иногда я задумывался над тем, зачем меня, Чипса, крысиного агента высшей квалификации, отправлять жить в обычную человеческую квартиру? Ведь очевидно, что полезных для летописей данных тут много не найдешь. Нет, конечно, иногда и я умудряюсь что-то откапывать, да и воспитанием крыс я тут занимаюсь,. Но ясно же, что в мире найдется немало мест, где я мог бы быть полезней. Однако зачем-то наши крысиные руководители меня сюда направили! Я ведь не случайно тогда в магазине оказался... Да и не я один у людей живу, немало других агентов тоже, хотя чаще всего их квалификация и пониже моей.
  
   А может, дело в том, что сами летописцы людей никогда не видят, и им нужен кто-то, не только добывающий сведения о людях, но и способный понять психологию этих странных существ? Ведь летописцам и их помощникам может быть сложно оценить значимость каких-то событий, когда они не понимают, чем эти события вызваны или к чему могут привести. Вот тут мы и приходим им на помощь.
  
   Хотя, должен сказать, что иногда и мне тяжело постичь человеческую логику. Особенно меня поражает любовь людей к деньгам. У крыс ничего такого нет, так что для нас привязанность к каким-то бумажкам или металлическим кружочкам выглядит странно. Ладно бы этой болезнью страдали те, у кого этих самых денег мало, но порой человек, купивший роскошную квартиру в каких-нибудь Платиновых Ключах или Пурпурных Парусах, потом тратит море сил и времени, чтобы, скажем, сделать так, чтобы от его лампочки в прихожей крутился электрический счетчик соседа. Да на сэкономленные таким образом деньги даже приличного корма крысе не купишь!
  
   Или вот еще история. Приезжал тут к хозяину друг. Даже не друг, а так, знакомый, учились когда-то вместе. Звонит он хозяину и говорит, что будет в Москве по делам, вот и хочет зайти в гости. Мол, посидят они, вспомнят былое, а утром поедет этот тип машину покупать. Только его нам и не хватало... Десять лет не виделись, хозяин ему не нужен был, а тут вот решил нагрянуть... Ясно ведь, что на гостинице сэкономить решил... Я, конечно, в машинах слабо разбираюсь, но точно знаю, что эта его новая "Ауди" стоит дороже, чем самая крутая крысиная клетка. Ну, да ладно, пришел он, вещи свои оставил и решил в магазин сходить. Тортик там купить или еще что. Полез в карман за деньгами, и увидел, что одна из купюр - фальшивая. Было бы о чем говорить, бумажка-то в сто рублей всего. А я сам видел, что денег у этого типа целый чемодан. Выкинул бы эту бумажку и забыл об этом. Но нет, вначале он минут пятнадцать чертыхался, говорил, что кругом одни воры, все надо проверять, а то точно обманут. А потом на рынке всучил эту купюру подслеповатой бабке, торговавшей солеными огурцами. Каким же счастливым он был после этого! Будто эту свою "Ауди" за полцены купил...
  
   Но я все-таки надеялся, что с крысами порядочные люди живут. Все-таки забота о нас заставляет человека проявлять свои лучшие качества. Хозяин, например, тоже раньше не думал, что из-за крыс он будет переживать, ночами не спать. Но теперь он жизни без нас не представляет. Даже без Хруста, от которого ничего хорошего и ждать не приходится. Ну и мы в хозяине уверены, знаем, что не бросит он нас в трудную минуту.
  
   Но недавно хозяину уехать пришлось. В командировку. Такое у людей бывает - отпуска там, поездки всякие. Обычно на это время крыс отдают знакомым людям, которые могут о нас позаботиться. Называется это "отдать на передержку". Вот хозяин у нас как-то брал крыс на передержку. И ничего, две недели они у нас жили. Пять крыс, между прочим. Ластик вот от одной из них по уху получил, даже кровь пришлось останавливать, а он всего лишь познакомиться подошел. А вообще и кормили мы их, и выгуливали. И все с ними хорошо было. Правда, Хруст к рыжей крысе все в гости лез, так что мне пришлось объяснить этому недорослю, что детей заводят, когда эти самые дети действительно нужны, а не когда кому-то погулять захотелось. Но это все мелочи, главное, что пока хозяин крыс отсутствовал, он твердо знал, что с его крысами ничего плохого не случится.
   Ну а наш хозяин про командировку узнал уже перед самым отъездом. Начал он на крысином форуме народ искать, кто готов четверых крыс приютить на неделю. И как нарочно, те, кому я бы сам нас доверил, либо болели, либо в отпуск уехали. Лето все-таки. Хозяин уже совсем расстроился, но потом какая-то дама согласилась нас к себе взять. Только сразу предупредила, что гулять нас по комнате пускать не будет, кошки у нее. Сама б она в клетке неделю посидела, а мы бы посмотрели, что она сказала после этого. Кошек я не люблю, но, раз другого выхода нет, мы уж и с кошками как-нибудь проживем. Сами решим, гулять нам или не гулять. Пока радует то, что хозяин немного успокоился, не хватало еще ему нервы перед поездкой портить.
   Я, конечно, сам на крысином форуме информацию про эту даму поискал. Честно скажу, какое-то у меня странное впечатление сложилось. Вроде все нормально, но, чувствую, что-то с ней не так. Ну, ничего, справимся...
   Поехали мы к этой даме. Хозяин нас в переноске вез, а с собой нашу старую клетку взял. Новая клетка у этой дамы на столике не умещалась. Еще хозяин нам еды всякой накупил: детское питание, йогурты всякие, ну и крысиный корм, конечно. Тот, что мы любим. Нам все это и за три недели не съесть. А ведь еще там были всякие овощи и фрукты, так что хотя бы питаться будем по-человечески.
   Ну, приехали мы. В квартиру вошли, хозяин нашу клетку поставил, всякие гамачки и домики расположил, где нужно. Выпустили нас из переноски в клетку, дверку закрыли. Ну, все, уехал наш хозяин. Делать нечего, будем осваиваться. Я на верхнюю полку залез и комнату осматриваю. Мамочки, что же это за дом? Стены розовым бархатом обиты, всякие диваны-кресла тоже розовые, даже ковер на полу и то розовый. Вы когда-нибудь такое в нормальном крысином доме видели? Прямо не квартира, а спальня куклы Барби... Ладно, мы парни крепкие, продержимся.
   Раз выпускать на прогулку нас не собираются, мы поели и спать пошли. Уже к вечеру проснулись, по клетке ходим и наш временный дом рассматриваем. Ластик как это розовое великолепие увидел, пасть от удивления открыл, так и ходил с открытой пастью. А тут еще мы кошек увидели. Две жирные до безобразия твари, одна белая, а другая голубовато-серая, обе с розовыми бантиками на шеях. Лежали эти кошки почему-то на алых подушечках (видимо, розовый бархат закончился). Чувствовалось, что кошки были ужасно ленивыми. Тут хозяйка кошек кормить решила. Зовет она их, а кошки и ухом не ведут. Ну и имена у этих монстров: Бермуда и Гибралтара. В каком кошмарном сне их хозяйке эти имена приснились? Да и какой нормальный зверь на такие имена откликаться будет? А дама тем временем вытаскивает из холодильника детское питание, подогревает его и выкладывает в миски кошек. Кошки к мискам сами идти не хотят, так что хозяйка их по очереди на руки берет и к мискам тащит. Дотащила же, а ведь каждая кошка, наверное, по десять кило весит...
  
   Вот только я не понял, почему она этим тварям нашу еду дает? Это же хозяин нам покупал! Я же все этикетки успел прочитать: "Говядина с овощами", "Курица с рисом", все вкусное, питательное. А тут вдруг нашим детским питанием кошек кормят, а мы голодные сидим. Потом, правда, и до нас дело дошло. Открыла эта дама клетку, корм насыпала. Смотрю, у Хруста морда вытянулась. Чи-и-ипс, говорит, мы что, это есть должны? Стоп, это что такое? Что это она нам тут накидала? Я же видел, что хозяин покупал, там такого мусора не было! Какая-то смесь овса с горохом... И это приличные крысы едят, по вашему мнению? Ну-ну, это мы еще посмотрим. Собрал я свою стаю, говорю, вы сами все видите. Видимо тетка эта решила на нашем питании деньги заработать и себе бархатное платье купить, ну или еще что-то подобное. В общем, условия жизни тут явно оставляют желать лучшего. Но деваться некуда, надо нам выжить, до приезда хозяина всего неделя, мы справимся. Конечно, придется тут порядки слегка поменять. Не есть же нам всякую гадость, когда в доме полно вкусной и полезной еды.
  
   Когда эта дама ушла спать, я осторожно открыл дверку клетки. Так, ребята, мы с Хрустом идем изучать обстановку. Бантик вначале обиделся, что я Хруста, а не его позвал. Пришлось ему объяснить, что если что случится, он быстрее на помощь примчаться сможет. Так что пошли мы с Хрустом вдвоем. К нашей радости, кошки вместе с хозяйкой спали в другой комнате. Дверь в комнату, правда, открыта была, но я не думал, что эти ленивые звери решатся вылезти из теплой постели и сюда прибежать. Так что мы чувствовали себя почти спокойно. Тут еще мы кошачьи миски нашли, а там еды полно. Нашей еды! Позвал я всех, и мы отлично пообедали. Все съели, чтобы врагам не досталось. Я обычно так много не ем, но тут особый случай, тут я из принципа готов был лопнуть, но все съесть.
  
   Нет, думаю, этим не стоит ограничиваться. Вижу я, на тумбочке корм стоит, тот самый, который нам эта дама сыпала. Говорю я друзьям, а давайте этим кормом кошек угостим. Ну, мы и сделали это: вначале высыпали корм на тумбочку, а потом постепенно перетаскали все в кошачьи миски. Все вокруг убрали, пусть утром эта тетка думает, откуда же крысиный корм у кошек в мисках оказался.
  
   А мы теперь уже просто по комнате ходим, настроение заметно улучшилось. Вдруг писк слышим. Настоящий, крысиный. Побежали мы туда, откуда звуки раздавались, а там две крысы в клетке сидят. Не такие жирные, как кошки, но тоже весьма упитанные. Впрочем, узнав про их жизнь, я этому особо не удивляюсь. Кормили их неплохо, а вот гулять не пускали. Тут кто угодно брюхо наест. Одна из крыс, что посмышленее, с грустью сказала: "А что нам делать остается, из клетки же не выйдешь...". Детский сад просто... Пришлось потратить время, научить их клетку открывать, все-таки крысы должны помогать друг другу... Там, в общем-то, и учить-то нечему было, дверку чуть толкнуть и все. Ну, я этим местным крысам объяснил, что гулять надо, когда хозяйка не видит, а то запрут на настоящий замок. Ну и от кошек подальше держаться стоит. Мы еще полчасика вместе с этими крысами погуляли, и в клетку пошли, отсыпаться после тяжелой работы. Все-таки не так просто было кошкам зернышки таскать...
  
   Когда наступило утро, вышла эта дама из спальни, пошла кошкам еду готовить. И тут видит она, что в мисках корм насыпан крысиный (ну или мышиный, я так и не понял, для кого эту дрянь производят). Уж не знаю, что эта тетка подумала, но вид у нее был точно ошарашенный. Подошла к нам, клетку проверила. А у нас все в порядке, дверка закрыта, мы в гамаке лежим все вместе. Тетка к другой клетке подошла, а там тоже все закрыто. Потом она пошла входную дверь проверять, но и там все закрыто было.
  
   Покормила дама своих жирных монстров, назад их на подушечки отнесла, пошла крыс кормить. Опять, вместо детского питания или йогурта насыпала нам этой адской смеси... Да, мало мы вчера кошкам оставили... Придется над этим поработать.
  
   Весь день мы проспали, ведь делать было совершенно нечего. А когда ночь наступила, мы опять вышли на волю. У кошек в мисках был йогурт, так что пришлось им помочь с ним справиться. Ну, потом мы кошечкам овса насыпали... Побегали по комнате, зашли в гости к местным крысам, нормального крысиного корма поели... Крысы эти тоже погуляли, сразу лучше себя почувствовали. Все-таки нельзя живому существу на одном месте сидеть. От этого болезни всякие начинаются. Надо гулять больше, зарядкой заниматься, бегать-прыгать. Я кое-какие упражнения со своими парнями поделал, да и местным крысам показал. Потом мы опять вернулись в клетку и стали ждать, что будет утром.
  
   Местная хозяйка, как только встала, сразу к кошачьим мискам кинулась. Будто чувствовала, что-то. Ну, мы ее не разочаровали... Немного йогурта плюс корм этот жуткий... Пусть сама ест или кошек кормит. Дама в шоке почти. Опять проверяет клетки, но мы ж не дураки, мы все закрыли давно. Сидим, спокойно так друг с другом общаемся. Бантик Ластику шерстку чистит, Хруст в кормушке копается, как будто там хоть что-то съедобное найти можно... Я из поилки пью, старательно так, будто меня неделю не поили... Дама даже головой покрутила, понять не может, в чем же дело.
  
   Когда же тетка эта на работу ушла, я решил общий сбор устроить. Мы все на диване уселись, местные крысы тоже пришли. Стали мы все обсуждать, что дальше делать. Нам-то ладно, уже два дня прошло, осталось не так и долго. Но тут же местным крысам как-то жить надо. В общем, решили мы, что надо этой даме показать, что пока она плохо с крысами обращается, будут у нее всякие странности происходить. Вечером мы решили обивкой стен заняться. Какому нормальному человеку этот розовый кошмар может понравиться? Вот именно, никакому. Мы вшестером аккуратненько так на одной стене снизу сантиметров тридцать отгрызли, и тряпочку эту под кошачьи миски засунули.
  
   Утром, как мне кажется, дама уже была близка к тому, что надо то ли врача вызывать, то ли какого-то экстрасенса. Я бы на ее месте к врачу обратился, но она какой-то то ли гадалке, то ли колдунье позвонила. Нашла к кому... Этих мошенников сейчас просто стаи вокруг. Пришла на следующий день какая-то "ясновидящая", мадам Луиза или что-то типа этого. А мы за ночь как раз успели еще кусок обивки отгрызть, так что хозяйка уже совсем в невменяемом состоянии была. Ну, стала эта Луиза по комнате ходить, что-то шептать, даже прибор какой-то с лампочками включила. Вроде меряет что-то. А потом заявляет, что тут у вас точно происки какой-то там враждебной силы, и надо вам обряд очищения провести. Стоит это тысячу долларов, так как случай сложный. И что-то там еще говорит, что, мол, негативное воздействие копилось тут несколько лет, а теперь его влияние на окружающих особенно сильно. И если не справиться с этим срочно, то потом уже просто поздно будет, возможен даже летальный исход. Ну, все, думаю, тут любой нормальный человек поймет, что Луиза эта полный бред несет. Но нет, дама эта говорит, что согласна, только не может сразу тысячу долларов заплатить. Мол, пусть будет триста долларов вначале, а остальные - после очищения. Поспорили они какое-то время, но все-таки договорились. Хозяйке сказали пока на кухне посидеть, чтобы ее аура не мешала проведению обряда, ну а сама Луиза стала ходить по комнате и вокруг смотреть. Мне показалось, интересовалась, где что лежит. В общем, минут двадцать она так ходила, потом позвала хозяйку и говорит, что первый этап закончен, надо будет завтра продолжить, иначе эффекта не будет.
  
   Ну, мы ночью свой обряд провели. Бантик на тумбочку запрыгнул и там кусок бархата выгрыз. В этот раз мы прямо в кошачью миску этот бархат бросили. Корм крысиный рассыпали по всему полу. А я лично еще и на телевизор немного насыпал. Чтобы аура этой "ясновидящей" крысам жизнь не портила. И все мы с чувством выполненного долга спать ушли.
  
   Утром опять пришла мадам Луиза. Хозяйка, когда ее увидела, чуть не закричала. Мол, от ее обрядов все только хуже стало. А Луиза опять что-то про карму рассказывает, про мантры всякие. Честно скажу, я ничего не понял, но сразу решил, что надо будет что-то такое сделать, чтобы больше этой колдуньи тут не было. Ночью мы новый кусок бархата положили на место кошачьих мисок, а сами миски оттащили подальше, одну в прихожую, а вторую под кухонный стол. И в каждую миску я еще записку положил, что о крысах заботиться надо, кормить их и выгуливать.
  
   Когда, наконец, пришла колдунья, хозяйка ее даже на порог не пустила. Обозвала самозванкой и аферисткой и дверь захлопнула. А сама пошла на кухню чай с валокордином пить. И правильно, ей успокоиться надо.
  
   Вечером мы решились на самый рискованный шаг - отнести кусок бархата в спальню хозяйки. Вышли из клетки, погуляли немного, Хруст бархат грыз, а я должен был эту тряпку потом тащить. Такие опасные дела я никому другому не поручаю, сам делаю. Мало ли что, все-таки и кошки там, да и хозяйка может что-то заметить. Взял я тряпку в зубы, тащу, а парни мои назад, в клетку побежали. И я еще не успел до двери дойти, вдруг писк слышу. Еле успел я под стул юркнуть. Оказалось, хозяйка сама решила проверить, кто тут ночью хозяйничает. Первым делом пошла она клетку проверять, видимо, чувствовала, что без нас тут не обошлось. К счастью, Бантик, услышав писк местной крысы (спасибо ей, предупредила нас), успел не только в клетку запрыгнуть, но и дверку прикрыть. Так что когда дама подошла к клетке, там все вроде бы спали. Хруст в домике задом вход закрыл, так что не видно, сколько тут крыс. Ластик с Бантиком в гамаке лежали, они даже глаза закрыли, притворяясь спящими. Постояла дама возле клетки минут пять и дальше пошла, видимо, решила, что мы тут ни при чем. Ну а пока хозяйка клетки проверяла, я с дикой скоростью к ней в комнату рванул. На кровать прыгнул, бархат на подушку бросил, и назад скорей. Мне кажется, я даже на олимпиаде бежал медленнее.
  
   Хозяйка вторую клетку проверила, на кухню зашла и опять в спальню вернулась. Я за это время успел до клетки добежать, улегся на полке, отдыхаю. Все-таки не в моем возрасте такие пробежки устраивать. И тут дикий крик раздался... Ясно, это дама розовый бархат на своей подушке нашла... Ну, так ей и надо...
  
   Утром нам на завтрак йогурт дали и по кусочку огурца каждому, а потом и корма нормального насыпали. Неужели что-то до этой дамы доходить стало? На всякий случай я всех предупредил, что раз нас кормить стали нормально, сегодня никаких вылазок не устраиваем. Просто погуляем и все. Так что мы во всякие свои крысиные игры поиграли, но ничего не грызли. Хруст, правда, телевизионный провод случайно перегрыз, но это уже мелочи. Может, этот провод уже был такой...
  
   Дама утром из комнаты вышла, все обошла, а в квартире порядок, никаких происшествий. Вечером она опять все проверила - и опять все хорошо. К вечеру нас погулять выпустили. Правда, только по дивану, но и это было удивительно. Местные крысы нам потом спасибо говорили, их же тоже теперь выгуливали.
  
   Что ж, жизнь почти наладилась. Кормили хорошо, выгуливали. Так что когда приехал хозяин нас забирать, мы выглядели сытыми и ухоженными. Хозяин еще даму благодарил, что выручила его, о нас позаботилась. Стали мы в дорогу собираться. Продукты все хозяин тут оставил, дома у нас еды достаточно. С местными крысами мы еще с вечера попрощались, еще раз показали им, как клетку открывать, советов всяких надавали, что делать, если их хозяйка опять начнет крыс притеснять. А потом мы домой поехали. Все-таки, дома лучше. И клетка больше, и привычное все, родное. Хозяин, опять же, у нас отличный. Да и кошек нет...
  
   А на крысином форуме я потом написал, что надо осторожнее быть, когда крыс на передержку отдаете. Мол, люди разные бывают. И не все могут о крысах, заботиться. Кстати, я потом еще про то, какие люди странные бывают, статью написал. Между прочим, даже благодарность за нее получил от летописца Писка. А что, мы тут не даром хлеб едим, и от нас может быть польза.
  

Отпуск

  
   Когда хозяин сказал кому-то по телефону, что собирается уехать в отпуск на две недели, я насторожился. Неужели опять нас отдаст на передержку? Нет, я ничего не хочу сказать, мы тогда очень неплохо провели время, даже временами весело было. Но не любим мы, крысы, всякие перемены, особенно когда мы к ним не готовы. У нас самих никаких отпусков не бывает, так что я даже не понимаю, зачем они людям нужны. Есть хороший дом, еда, да и мы, наконец. Что еще нужно для счастья? Хозяин же за две недели без нас с ума сойдет от скуки. Он же нас любит.... Сам ведь всегда говорит, что стоит взять крысу в руки, и все заботы куда-то исчезают, что с нами он просто душой отдыхает. Зачем же тогда ему отпуск?
  
   Ну, в общем, услышали мы этот разговор и сразу нервничать стали. Даже у Хруста аппетит пропал, что редко бывает. Остальные еще неплохо держались, а этот прямо изнылся. Как, говорит, Чипс, мы там две недели проживем. Опять придется голодать, гулять пускать не будут, и вообще, что мы делать будем, Чи-и-ипс... Да уж, Хруст у нас главный кандидат на гибель от истощения... Хозяин его взвесил недавно - 700 г почти, и это при том, что я едва ли вешу 600 г, а я ведь заметно крупнее Хруста. А когда я ему показал складки жира у него на животе, он начал вопить, что это не жир, а шкура. Ну, ладно, нам не о голодном брюхе Хруста надо думать, а о том, куда нас хозяин на эти две недели пристроит. Я крысам сказал внимательно все разговоры хозяина слушать, вдруг узнаем что-то важное. Но прошла неделя, а мы так и не выяснили, кому нас отдавать будут.
  
   А хозяин начал сумки паковать. Рубашки свои сложил, брюки всякие - явно в дорогу собрался. И еду крысиную купил, несколько коробок. И еще какую-то еду, но нам до сих пор такое не давали. Я прочитал, что написано на банках: "Тушенка говяжья" и "Ветчина". Наверное, вкусно. Хозяин нам плохую еду не покупает. Но настроение у меня совсем упало, ясно же, что скоро он от нас уедет. Я, правда, надеялся, что у нас хотя бы какое-то время есть, но уже утром хозяин достал нашу старую клетку, всякие кормушки-поилки и понес все это куда-то. Видимо, в машину. А значит, скоро и нас в переноску сажать будут. И точно, хозяин еще какие-то сумки в машину отнес и за нами пришел. Забрались мы в переноску, сидим грустные. Куда едем - неизвестно. Ластик ко мне прижался, страшно ему. Остальные вначале просто лежали, а потом тоже ко мне приползли. Хруст с одного бока пристроился, Бантик с другого, а Ластика в результате на меня сверху положили. Так всю дорогу и ехали.
  
   Долго ехали. Больше часа явно, тем более, что и остановок в пути было много. Хозяин говорил, что на дороге пробки. Наконец, машина остановилась, и хозяин куда-то пошел. Нам из переноски не видно, вроде как по звукам было похоже, что двери открывают и что-то носят. Хозяин опять вернулся в машину и понес куда-то нашу клетку. Сейчас за нами придет. Ластик попискивать начал... Я его успокаиваю, говорю, что совсем уж плохим людям хозяин нас точно не отдаст, даже на две недели. И в любом случае, мы все вместе будем, я же их не брошу. Мы играть будем, так что ничего страшного не случится. Но Ластик все равно пищал.
  
   Ну, вот, хозяин и нас куда-то несет. А из переноски ничего не видно. Ну, кто такие клетки делает? Как нам понять, куда нас тащат? Вроде в дом вошли... Запах какой-то знакомый. Вроде мышами пахнет, но как-то слабо, будто мыши тут были, но ушли давно. Хозяин переноску на стол ставит - нет, явно мы тут уже были... Что-то гремит - хозяин устанавливает клетку и полки в ней, насыпает корм и наливает воду. Наконец, переноска открыта, и мы по очереди вылезаем наружу. Надо же, это ведь тот дом, в котором мы как-то жили пару дней, пока комнату ремонтировали, ну, где мыши еще были. Что-то я не понял, нас что, теперь тут одних на две недели оставят? Нет уж, так нельзя! А если поилка вытечет? А если корм закончится? А если кто-то заболеет или на нас нападет кто? Крыс нельзя одних оставлять надолго! А хозяин пересадил нас в клетку, вытащил из машины оставшиеся сумки и ушел куда-то. Ну, все, остались мы одни.
  
   Сидим в клетке, выходить не хочется. Хруст вначале сушку грыз, а как услышал, что хозяин ушел, так у него опять аппетит пропал. Если так и дальше пойдет, то Хруст и в самом деле похудеть может.
  
   Решили мы спать пойти. Я в гамаке улегся, еще уснуть не успел, как чувствую, что весь гамак трясется. Ну, правильно, это Хруст туда залез. Грустно ему без меня. Ладно, пусть себе лежит, мне он не мешает. Да и Бантик тоже не мешает, раз уж тоже пришел. А Ластик - он вообще маленький, его прогонять я точно не стану. Так что все мы вчетвером вместе и уснули. Проснулись уже вечером. В комнате было темно. Слышим, кто-то дверь открывает. Ну, вот, стоило хозяину уехать, как уже воры лезут. Что ж, если кто к нашей клетке подойдет, у нас зубы есть и когти. Так просто мы никому в руки не дадимся.
  
   Тут дверь открылась, и вошел наш хозяин. Оказывается, он не уехал вовсе, он просто на речку ходил. Довольный такой вернулся, волосы мокрые, а сам все говорит, какая водичка теплая. Не знаю, что люди находят в этих купаниях. Мы, крысы, плавать умеем, но никаких положительных эмоций от воды не испытываем. Сухопутные мы... Вода - она чтобы пить, а не мокнуть в ней. Хватит с меня плавания, когда нас соседи дома залили. Наплавался на всю жизнь... Могу точно сказать, что если я что ненавижу в этой жизни, так это плавание... Конечно, хозяин может плавать, если хочет. Лишь бы нас в воду не тащил...
  
   Впрочем, это все мелочи. Главное, что хозяин остался с нами. Значит, есть кому позаботиться о бедных крысках... Хруст вот сразу духом воспрял, опять за недоеденную сушку принялся. А хозяин обедать сел. Огурцы свежие порезал, помидорчики, салат там всякий. Еще хлеб достал и банку с этой самой тушенкой открыл. Зря, выходит, я думал, что это крысиная еда, это он для себя покупал. Хотя пахнет вкусно, мог бы и крысам дать немножко. Только нам хозяин тушенку не дал, сказал, что огурцы и салат нам больше подходят. И корм крысиный... Ну раз выбора нет, мы можем и это есть, тем более, что наша еда точно вкусная, а про эту тушенку мы ничего сказать не можем. Мало ли что может мясом пахнуть... Может, крысы такое и не едят вовсе...
  
   Пока мы ели, хозяин придумывал, где нас тут выгуливать. Естественно, он же не знает, что мы тут уже все углы облазили в прошлый раз. Все-таки люди многое не замечают. Даже то, что тут мыши всю зиму бегали, не видят... И что мы из клетки вылезать умеем, тоже не видят. А мы, конечно, об этом рассказывать не будем. Могут же у крыс быть хоть какие-то свои секреты.
  
   Пока хозяин нас на стол выпустил - лапы размять. Мы ходим, все осматриваем, обнюхиваем. Оказывается, хозяин и не собирался нас тут одних оставлять, он тут с нами жить будет. Говорит, целых две недели мы тут с вами, парни, отдыхать будем. Мол, сегодня вы тут на столе побегайте, а завтра я забор во дворе чинить буду, а вам где-нибудь в тенечке вольер сделаю Про вольер я не все понял, никогда я никаких вольеров не видел, а вот зачем забор чинить? Вечно люди себе проблемы придумывают. Любая нормальная крыса через этот ваш забор проберется. А раз люди крупнее нас, то для них это тем более не должно быть сложно. Зачем тогда забор вообще нужен? Хотя, если хозяину хочется, пусть себе чинит...
  
   Утром он, как и обещал, устроил нам вольер. Это оказался обнесенный металлической сеткой загончик размером примерно метр на полтора. Не так чтобы очень большой, но походить есть где. Хозяин его недалеко от яблони устроил. Нам понравилось - травка мягкая, в ней лазить можно, Хруст вот еще какой-то одуванчик нашел, сразу грызть начал. Ластик в траве сам с собой в прятки играл. Мы с Бантиком яблоневые ветки грызли, которые нам хозяин дал. Хорошая, кстати, штука, для зубов очень полезно. А то я по телевизору вечно про какой-то кариес слушаю и ничего не понимаю. Вместо того, чтобы жевать какой-то там "Орбит" лучше бы ветки грызли. Я как-то один раз попробовал этот самый "Орбит", только зубы перепачкал. Потом боялся, что у меня от этого кариес начнется. Еще хорошо, что я знал, что есть эту гадость не надо, только жевать, а то бы наелся, живот бы потом болел. Нет, ветки точно для зубов полезнее.
  
   Ну, в общем, мы в вольере гуляем, воздухом дышим. Можно было, конечно, и за загородку перебраться, но зачем хозяина нервировать. А то уберет нас в клетку... А нам нравится на улице, тем более, что яблоня нам тень создает, вроде крыши у вольера нет, а солнце не мешает. Хозяин даже поилку нам тут повесил, вдруг мы пить захотим. А сам он взял инструменты какие-то и начал с забором возиться. Стучит, гремит... Хорошо еще, что не рядом с нами.
  
   Тут соседка наша мимо шла, остановилась с хозяином поздороваться. Увидела пустую пластиковую бутылку на траве и сразу стала крышку выпрашивать. Мол, если собрать десять крышек, то можно получить зонтик или солнечные очки. Хозяин засмеялся, сказав, что зонтик и очки у него уже есть, да и вообще он во всяких рекламных акциях не участвует никогда. А соседка от удивления чуть в траву не села. Говорит, как же так, там столько нужных вещей предлагают, я вот во всем участвую. Надеюсь, путешествие в Европу выиграть или квартиру. Тут уж мой хозяин не выдержал. Как же, выиграете вы... Я вот тут, говорит, рекламный щит видел, там было прямо написано "Ваша машина - Блэйзер!", вот теперь второй год жду, когда же мне мою машину привезут. Смотрю на хозяина и чувствую, что он сейчас от смеха лопнет. А соседка не понимает, что он над ней смеется, все новые "полезные" акции вспоминает. Вот, мол, если купить два тюбика зубной пасты, то третий вам дадут в подарок. Спасибо, отвечает хозяин, мне и один тюбик этой пасты не нужен. Они бы еще предложили собрать пять пустых тюбиков, чтобы получить к ним пять крышечек... В общем, забрала соседка крышку от бутылки и ушла домой, а хозяин дальше с забором возиться стал...
  
   А мы побегали, траву погрызли всякую и всем спать захотелось. Устроились прямо на травке. Проснулся я часа через полтора или два. Хруст и Бантик все еще спали, положив головы друг на друга, а Ластика не было видно. Куда же полез этот малыш? Поворачиваю голову и вижу, как крысенок наш по сетке карабкается. А хозяин работой занят, не видит ничего. И тут огромная птица слетает с дерева и мчится в сторону Ластика. Я одним прыжком допрыгнул до сетки и закрыл собой малыша. Да и что было делать, не мог же я спокойно смотреть, как какое-то крылатое чудовище крысенка хватает. Я надеялся успеть хотя бы спихнуть Ластика вниз, пусть даже тот упадет на траву - там мягко, не ушибется. Но получилось, что я просто подставил свою спину - и птица, вцепившись в меня когтями, поднялась в воздух. Что это была за птица, я не знаю. Не разбираюсь я в них. Я ж на летописца учился, а им всякие ястребы и коршуны не интересны. Да и какая разница, кто меня тащил, пусть хоть страус или пингвин, лишь бы отпустил.
  
   Кажется, я говорил, что больше всего на свете ненавижу плавать? Я ошибался. Летать я ненавижу еще больше. Когти у этой злобной птицы явно разодрали мне шкуру на спинке, боль была жуткая. Я висел в ее лапах, не имея возможности вырваться на свободу. Если я начинал дергаться, пытаясь высвободиться, птица еще сильнее вцеплялась в мою спину. И сильная же птица попалась, если мой вес тащить может...
  
   Проходили минуты, крылатый монстр все дальше уносил меня прочь от дома. Я не слышал, как пищал испуганный Ластик, не видел, как Хруст и Бантик окружили малыша, закрывая его собой. Я не видел, как хозяин бежал по тропинке за летящей птицей, надеясь, что все-таки удастся как-то спасти меня. Увы, птица летела к лесу, и я поневоле летел вместе с ней. Впрочем, я все-таки понимал, что если я хочу вернуться домой, то придется мне как-то выбираться из когтей этой хищницы. И в какой-то момент я, извернувшись, все-таки сумел дотянуться до птичьих лап. Сейчас я, наверное, и сам не смогу сказать, укусил я ее или просто царапнул когтями. Боль от израненной спины была такой, что я вообще едва ли что-то еще соображал. А возможно, птица сама выпустила меня, устав тащить крупную крысу. Главное, что птица разжала когти, и я кубарем полетел вниз.
  
   Но, даже не успев ни о чем подумать, я все-таки распрямил тело и расставил лапы в стороны, как белка-летяга. Мне хотелось стать плоским, как лист на ветру, но даже распластавшись в воздухе, я оставался крысой и падал, падал...
  
   Мне повезло, если что-то в этой ситуации еще можно назвать везением, я упал не на дорогу и не на колючие ветки деревьев, а в густую луговую траву. Мне повезло, так как земля на лугу была мягкой... Мне повезло, я не ударился больной спиной, я упал на лапы, как вечно приземляющаяся нужным образом кошка. Правда, удар был все равно силен, и я привычно подвернул заднюю лапу. Но главное, что я был жив и свободен.
  
   Какое-то время я лежал, приходя в себя после падения, потом осторожно вылизал спину. Да уж, не видать мне больше побед на выставках, шрамы от птичьих когтей навсегда останутся. Ну, да что уж там, хватит с меня наград и дипломов, все равно уже возраст не тот. Пусть молодые по выставкам бродят, а я вот сейчас соберусь с силами и домой пойду.
  
   И я пошел домой... Конечно, дорогу я представлял весьма приблизительно, но все-таки надеялся не заблудиться. Из травы я выбрался на тропинку, ведь бежать по ней гораздо удобнее. Правда, тут приходилось внимательно следить вокруг и прятаться от собак и кошек, которые могли добежать до луга. От людей я тоже прятался, все-таки люди тоже разные бывают, кое-кто вообще крыс не любит. Как такое может быть, я не знаю, ведь людям от крыс никакого вреда нет, только польза. Мы мусор всякий убираем, да и гладить нас приятно, это нервную систему успокаивает. Я сам слышал, как по телевизору врач какой-то говорил, что поглаживание домашних животных благотворно влияет на человека. Любых животных, а значит, и крыс тоже. Но раз есть люди, которые могут в крысу камнем кинуть, то я рисковать не буду, лучше спрячусь, если увижу кого.
  
   Когда луг закончился, я вышел на дорогу и брел вдоль всей деревни, прижимаясь к заборам. Зря я эти самые заборы ругал, хорошая шутка, если спрятаться нужно. Несколько раз я едва уворачивался от кур, которым, кажется, было все равно, что клевать, зерно или бегущую крысу. Потом довольно долго за мной бежал какой-то лохматый барбос. Я не стал разбираться, что ему было нужно, просто юркнул в щель в заборе и побежал дальше. Наконец я миновал двор соседки, собирающей пластиковые крышки и мечтающей о новой квартире. Дальше начинался уже тот самый забор, который чинил наш хозяин. Значит, я все-таки дошел. Конечно, дорога заняла у меня не один час, и можно было описывать ее подробнее, но сейчас, когда я, наконец, оказался дома, я даже вспоминать не хочу об этом ужасном путешествии. Никогда в жизни мне еще не было так страшно и так больно. Что толку говорить о том, как трудно маленькой крысе пройти несколько километров (ну, пусть даже один километр или даже половину километра), отделяющих луг, куда я упал, и наш дом? Точно скажу, что никому не пожелаю повторить этот путь. Но сейчас, когда от цели меня отделяло лишь несколько шагов, я вдруг особенно остро почувствовал, как сильно устали лапы и как все-таки болит спина.
  
   Я пролез в щель между досками в заборе и пискнул, задев рану. Хозяина не было видно, а наш вольер был пуст. Увы, дверь тоже была закрыта. И как теперь мне домой попасть? Если бы я был собакой, я бы громко залаял, и хозяин тут же открыл бы мне дверь. Но мой писк он точно не услышит, даже если я два часа пищать буду. Конечно, можно сесть где-нибудь во дворе и ждать, когда хозяин выйдет из дома. Но скажу честно, мне хотелось пить и есть, я устал, так что перспектива ждать еще неизвестно сколько не показалась мне особо привлекательной. Я уж не говорю о том, что хозяин мог и до утра не выйти, что же мне тогда тут всю ночь сидеть?
  
   Что ж, я никогда не искал легких путей. Наверное, именно поэтому я полез вверх по стволу дерева, что росло у окна. К счастью, мы, крысы, умеем лазить по деревьям не хуже, чем кошки, хотя про это мало кто знает. Даже с больными лапами я смог вскарабкаться вверх и по ветке перебраться на подоконник. Я увидел моих друзей, тоскливо лежащих на столе. Рядом с ними на стуле сидел грустный хозяин с покрасневшими глазами. Он по очереди ласково поглаживал всех крыс и вздыхал...
  
   Ну, тут уже все было просто, можно было просто спрыгнуть стул, а оттуда на пол, пробежать по комнате и по еще одному стулу влезть на стол, где стоит клетка. Но почему-то у меня не было никакого желания еще куда-то бежать, прыгать или лезть. И я просто толкнул лапами стоявший на подоконнике горшок.
  
   Горшок с грохотом свалился вниз, разлетаясь на мелкие кусочки, а хозяин повернул голову в сторону окна и увидел меня.
  
   Что ж, все-таки приятно увидеть, что тебя любят. Я, конечно, и так знал, что хозяин нас всех любит, но все-таки не каждый день тебя осторожно берут в руки, снимая с окна, да еще и плачут при этом. И называют тебя Чипсиком, косматым чудищем, умницей и еще всякими ласковыми прозвищами. Хозяин осторожно промывал мои лапы и спину, смазывал их чем-то. Спина щипала жутко, но я терпел, понимая, что лекарства лишь помогут ранам зажить быстрее.
  
   А потом меня отнесли на кровать, хозяин даже в клетку сажать меня не стал. Наоборот, он еще и мальчишек моих на кровать посадил, чтобы мне не было одиноко. Хруст от радости даже стал мне уши вылизывать. Хотел еще и спину лизнуть, но я запищал, и он оставил меня в покое. Ластик с Бантиком тоже рады были узнать, что я вернулся. Крысенок вообще от радости по кровати носиться стал, он так в месячном возрасте не бегал, но и Бантик по подушке прыгал. Когда они все успокоились немного, Хруст, усевшись рядом, стал мои лапы рассматривать. Я и сам на них поглядел повнимательнее - когти почти вообще сточились, а правую пятку украшала солидных размеров царапина.
  
   На ночь хозяин всех нас все-таки отправил в клетку, но мы не обиделись, в клетке нам тоже хорошо. Мальчишки улеглись в домике, а я остался один в гамаке - все-таки лежать с больной спиной мне одному было удобнее. А утром хозяин смастерил крышу над нашим вольером. Теперь нас точно никакой ястреб не достанет, да и вороны всякие. Так что мы все оставшиеся дни наслаждались прогулками в вольере. Все-таки есть что-то хорошее в отпусках...

Личная жизнь

  
  
   После того, как меня едва не утащила огромная птица, хозяин стал особенно внимательно следить, чтобы с кем-то из нас что-то плохое не случилось. Если мы во дворе гуляли, то он никогда не уходил далеко, и это даже несмотря на то, что теперь у нашего прогулочного вольера была надежная крыша.
  
   Вот и в этот день, вроде бы это вторник был, мы вчетвером играли на травке в вольере, а хозяин занимался какими-то своими делами, которых на даче почему-то всегда было много. Вечно он что-то пилил или строгал, ну или хотя бы прибивал молотком. Но даже занимаясь делами, он все на нас посматривал, проверял, все ли у нас в порядке. И тут мимо нашего дома две соседки идут. Поздоровались они с хозяином, и говорят ему, бегите скорее в магазин, там свежий хлеб привезли и молоко тоже. Хозяин обрадовался, у него как раз хлеб закончился. Собрался он было уже бежать, но вспомнил, что мы во дворе гуляем. Оставлять нас без присмотра ему явно не хотелось. Вот он и просит этих женщин, чтобы приглядели минут десять за крысами. Делать, мол, ничего не надо, просто следите, чтобы не обидел их кто. Ну, соседки, конечно, обещали не уходить никуда и посмотреть за нами.
  
   Хозяин убежал, а соседки продолжали стоять возле забора и разговаривать. Одна, которая помоложе, стала про хозяина говорить. Мол, какой хороший человек, жаль только, что один живет. А вторая, та, что крышки пластиковые собирает, ей отвечает, что тут не жалеть его надо, а действовать. Мол, ты, Надежда, не глазами хлопай, а пирожков ему напеки, помочь попроси, авось он на тебя внимание и обратит. А то тебе самой надо личную жизнь устраивать. Тут вот и человек хороший, работящий, и машина у него есть, и дача, а ты сидишь со своей копеечной заплатой и ничего не делаешь.
  
   Надежда эта сразу говорить стала, что мужчина он, конечно, видный, но вот крысы его ей совершенно не нравятся. Да и зараза от них идет всякая. Особенно вон у того черного, у которого вся спина в какой-то коросте. Наверное, проказа какая-нибудь или даже чума. Ничего, успокаивала ее вторая соседка, он с этими крысами возится, потому что у него жены нету. А как женится, сразу же и выкинет крыс. Или в какой-нибудь институт на опыты их отдаст.
  
   Сама она чума какая-то... Ее бы так за спину потаскали, как меня, посмотрел бы я на то, какая у нее на спине короста появилась бы. И вообще, нашли, о чем говорить, никуда хозяин нас не выкинет! Он нас любит! А тетки такие ему совершенно не нужны! Пусть только попробует свои подлые планы осуществить, мы найдем, как с этим справиться.
  
   На следующий день эта Надежда и в самом деле пришла к нам домой. Я, говорит, пирожков тут напекла с грибами, что-то не рассчитала, слишком много получилось, вот теперь соседей угощаю, и вам тоже принесла. Хозяин у нас вежливый, он ей спасибо сказал. Мол, чуть попозже съем, с чаем, сейчас сарай докрасить должен. Ну, тетка ушла, а я парням говорю, что надо хозяину доказать, что эти пирожки есть вообще невозможно. Пока хозяин кистью во дворе махал, Бантик осторожно из вольера выбрался и в дом побежал. Я бы сам этим занялся, но с моей больной спиной и поцарапанными лапами, тяжело мне на стол взбираться. Впрочем, Бантик и без меня с задачей справился. Он в эти пирожки проса из нашей кормушки натолкал. Аккуратненько так, чтобы не заметно было. Когда хозяин стал пирожок есть, он чуть зубы не сломал об эти зернышки, они же твердые, как камни. Причем Бантик молодец, он не в один пирожок зерна запихивал, а сразу в три штуки, что сверху лежали. Куснул хозяин один пирог - там камни какие-то, куснул другой - и этот не лучше. Хозяин еще ворчал, что надо было грибы получше промыть перед тем, как пироги печь. В общем, выкинул он все пирожки, да еще и весь вечер жаловался, что зубы болят.
  
   А соседка утром хозяина спрашивает, как, мол, вам пирожки мои, понравились? Да, хозяин отвечает, очень вкусные они у вас. Хруст и Ластик, когда это услышали, даже запищали от смеха.
  
   В четверг к обеду Надежда кастрюльку борща принесла. А то, говорит, что-то вы одной сухомяткой питаетесь. Странная она, мы вот, крысы, тоже одну сухомятку едим, и нам от этого хуже не стало. Ну, хозяину неудобно ей отказать, отнес он борщ на стол. Спасибо, говорит, я очень борщ люблю. Вот работу закончу и поем. Ну а пока хозяин работал, Хруст постарался, соли в кастрюлю насыпал от души. В общем, сколько в солонке было, столько и высыпал. Тут как раз хозяин руки помыл и есть пришел. Налил он этот борщ в тарелку, хлеба отрезал кусок, первую ложку в рот положил. А потом у него лицо как-то все перекосилось... Тут еще он муху увидел, которую Ластик для полноты картины в тарелку ему бросил... В общем, есть в этот день хозяин вообще больше не стал, только чай попил и все. Что-то, говорил, аппетита у меня сегодня нет.
  
   На следующий день мы уже сидим и ждем, что еще соседка эта хозяину принесет. А она еду тащить не стала, зато сама пришла в гости. Говорит, можно я у вас телевизор посмотрю, а то у меня сломался, а там мой сериал любимый, "Проспект подбитых фонарей-8". А хозяин у нас эти сериалы вообще не любит. Ну, а сейчас он вообще собирался футбол смотреть. Но отказать даме неудобно, пожалуйста, смотрите, говорит. Только у меня тут как раз крысы погулять вышли, вы не против, если они тут побегают?
  
   Что вы, что вы, отвечает соседка, я вообще всякую живность люблю. Вот ведь врет, я же сам слышал, что она крыс терпеть не может. А она хватает Хруста и кладет его себе на колени. Вот, говорит, мне этот ушастенький особенно нравится, очень уж забавно он выглядит, будто и не крыса вовсе. Хруст, и без того лежал у нее, как будто его к смерти приговорили, а, услышав это, просто разозлился. Что бы я про него ни говорил, я всегда знал, что он такой же крыс, как я или Бантик с Ластиком, и никому из нас не понравилось, что кто-то обижал нашего друга. В общем, пока тетка свой сериал смотрела, Хруст ей на кофте аккуратную такую дырочку прогрыз. А Ластик успел к ней в сумку залезть, там она как раз из магазина соль, сахар и крупу несла. Ну, думаю, ничего страшного не произойдет, если соль, гречка, сахар и рис за время ее дороги домой успеют перемешаться. Мы же не мусор в еду кидали... В какой-то книжке я читал, как девушку заставляли крупу разбирать, вроде справилась она, и эта тетка справится (хотя там надо было фасоль разделять, а не сахар с гречкой...). Я еще удивился, что Бантик ничего ей не сделал, он же из-за нее свой любимый футбол не посмотрел.
  
   В субботу утром мы опять гуляли во дворе, а наш хозяин зачем-то копал какую-то яму. Может, сажать что надумал, или, мусор какой закапывать. Тут видим, опять две соседки мимо идут. Вы, говорит Надежда хозяину, когда будете крупу покупать в магазине, смотрите, чтобы пакеты были целые. А то у меня вчера все в сумку просыпалось, выкидывать пришлось. Спасибо, отвечает хозяин, обязательно смотреть буду. А вторая соседка, которая крышки собирает, довольная такая была. Вот, смотрите, тут написано, что можно чайник выиграть, если фольгу от кофе куда-то там отправить. Рад за вас, вежливо сказал хозяин, вы наверняка выиграете, а у меня чайник уже один есть, второй мне не нужен. А Надежда спрашивает таким писклявым голоском, не пойдет ли хозяин на речку купаться. Мол, погода сегодня жаркая, хорошо было бы поплавать.
  
   Ну вот, нам только этого не хватало. С этим-то как нам бороться, нас же домой отнесут, а люди одни на речку отправятся. А хозяин говорит, что искупаться действительно было бы хорошо. Мол, вы собирайтесь и подходите к моему дому, я как раз работу закончу. В общем, где-то через полчаса заходит Надежда опять к нам во двор, в летний сарафанчик переоделась, сумку взяла. Вот, смотрите, я холодненького кваса захватила и бутерброды, вы переодевайтесь и пойдем. Ну, хозяин переодеваться пошел, а тетка эта по двору бродит, кусты всякие осматривает. Мы с Бантиком дверку вольера открыли и скорее к сумке ее подбежали. Бантик туда веточек каких-то накидал, листьев, земли немножко. Больше мы ничего сделать не успевали, надо же было назад в вольер забраться и дверь закрыть. Хозяин свои вещи собрал, нас из вольера вытащил и домой отнес, в клетку. Ушли они с этой Надеждой на речку. Что ж, на их месте я бы особо на бутерброды из сумки не надеялся...
  
   Вернулся хозяин часа через два, как мне показалось, настроение у него было не самое лучшее. Он еще ходил по комнате и бормотал что-то о том, как тяжело с глупыми женщинами общаться. Вроде бы наши старания не пропали даром, но мы решили, что пока не стоит успокаиваться, мало ли что еще эта тетка вытворит.
  
   В воскресенье она опять к нам пришла. Вот навязчивая особа. Вроде никому мы с хозяином не мешаем, он даже работать не стал, с нами на улице играет. Всем весело было, даже Хруст по дорожкам бегал, а Ластик так совсем разрезвился. Потом хозяин себе бутерброд сделал, а нам по кусочку огурца дал и еще семечек насыпал. И тут как раз Надежда и заявилась. Вошла в калитку и говорит, что, хочу я посмотреть, какие у вас тут кусты растут. А то у меня смородина какая-то хилая стала, надо бы что-то новое посадить. Может, у вас сорт какой интересный есть. А хозяин говорит, что дом он купил уже со всеми кустами, и вообще он смородину от малины только по ягодам отличает, а в сортах вообще не разбирается. Ой, что вы, возражает соседка, нельзя так равнодушно относиться к посадкам. Видите, как у вас все неорганизованно растет. Да и крысам вы зря столько места отвели, они вообще могут и дома в клетках посидеть. Ведь тут еще можно грядки с луком и чесноком сделать, редиску посадить. Да и огурцы тоже, вам тогда не нужно будет их покупать. Спасибо, говорит хозяин, но меня все это как-то мало интересует. Мне проще все на рынке купить. А крысам тут гулять нравится, пусть бегают. Ну, как же, опять вмешивается Надежда, вы же столько лишних денег на овощи и зелень тратите, да и на фрукты тоже, а ведь тут можно было бы даже клубнику выращивать. Вон у Татьяны Петровны какие ягоды крупные и сладкие на участке! А посмотрите, какие у нее сливы! Она одних компотов по двадцать больших банок делает каждый год. А ведь еще соленья всякие, помидорчики там, огурчики... И вас участок даже больше по площади, просто надо тут все расположить правильно. Да не нужно мне ничего располагать, отвечает хозяин. Я этот участок купил не для того, чтобы огородом заниматься. Я в городе работаю, а сюда просто отдыхать приезжаю, воздухом дышать. Да и зверей вот выгуливаю... Витаминами их кормлю... Но крысам много овощей не нужно, да и мне одному тоже, я вполне могу купить все, что нам требуется.
  
   Я подумал было, что сейчас эта тетка домой уйдет, но ее ничем не возьмешь. Вы, говорит, так зря думаете, что вам ничего не нужно. Вот женитесь, наверняка жена захочет огород хороший устроить, заготовки всякие делать. Тут хозяин, кажется, уже злиться начал. Не собираюсь, мол, я жениться. А если и соберусь когда, так уж найду такую женщину, чтобы всякими огородами поменьше занималась. Лучше она пусть с крысами мне возиться помогает. А то вот уколы одному делать неудобно...
  
   Надежда сразу спрашивать стала, зачем мол, крысам уколы делать. Они ведь всегда по помойкам бегают, на них все само должно заживать. Хозяин не любит, когда кто-то нас обижает, он тут сразу чуть ли не кричать начал. Крысы, говорит, у меня не с помойки, они декоративные, на улицах они не живут, только дома. И здоровье у них хрупкое, простужаются легко, да и царапины всякие у них тоже бывают, ранки разные, аллергия.
  
   Ой, изумилась соседка, неужели и у крыс аллергия бывает? Быть такого не может... А вообще они у вас миленькие такие, ласковые, наверное. Конечно, ласковые, говорит хозяин. Крысы же всегда чувствуют, как человек к ним относится. Если с любовью и заботой, то и они к человеку хорошо относятся, а если кто крыс не любит, того и укусить могут. Надежда в этот момент как раз Бантика гладить пыталась, а как слова хозяина услышала, сразу руку отдернула. И еще так подозрительно на него посмотрела, будто он и в самом деле ее загрызть мог.
  
   А хозяин соседке говорит, мол, извините, мне как раз надо зверю укол делать. Можете, если хотите, помочь мне его подержать. При этом он берет меня на руки и в дом несет. Я, конечно, уколы не люблю, но проблем со мной у хозяина никогда не было. Даже если мне больно бывает, я терплю и стараюсь не дергаться. Да и хозяин уже научился уколы один делать, так что зачем ему помощь этой тетки нужна, я так и не понял. А Надежде теперь вроде как отказаться неудобно, сама же сказала, что крыс любит, вот и пришлось ей с нами в дом идти. Положил хозяин меня на стол, а сам пошел лекарство в шприц набирать. Соседка стоит возле стола, даже присесть боится. А я еще нарочно зевнул пошире, чтобы она мои зубы увидела. Чувствую, тетка уже почти в ужасе, кажется ей, что руку ей я могу одним укусом пополам перекусить.
  
   Тут хозяин вернулся, пододвигает меня поближе к соседке и просит меня за спинку держать, чтобы ему удобнее было укол в лапу делать. Только просит поосторожнее быть, а то спина у зверя болит, когтями тут его подрали. Надежда, кажется, решила, что это кто-то из крыс так мне спину поцарапал, так что она с еще большим ужасом на мои когти косится. Было б там на что смотреть, когти у меня после истории с птицей еще отрасти не успели. Стала тетка меня держать - осторожно так, двумя пальчиками, чтобы практически вообще к спине не прикасаться. Хозяин, видя это, решил, что проще ему одному справиться будет. Быстро мне укол сделал, дропсинку дал и отнес к моим друзьям, дальше гулять. Мы потом еще все вместе поспали на свежем воздухе, пока хозяин какими-то своими делами занимался.
  
   А ночью, когда хозяин уснул, мы стали думать, что нам дальше с этой Надеждой делать. Мне показалось, что можно уже на нее и внимания не обращать, ясно, что хозяин наш таких терпеть не может. Но Ластик тут запищал, что лучше не рисковать, надо сделать так, чтобы она уж точно больше к нам не приходила никогда. Хруст стал предлагать ее поцарапать, Бантик выдвинул идею, что можно ее просто укусить посильнее, в общем, в итоге решили действовать по обстоятельствам.
  
   На следующий день Надежда грибной суп принесла. Давайте, говорит, я вас супчиком угощу. И сама поем, а то я не обедала. Ну что тут хозяину делать было, не гнать же ее вместе с супом. Пожалуйста, заходите, отвечает, сейчас как раз пообедаем. Достает тарелки, ложки и на стол ставит. Хлеб там режет, суп разливает по тарелкам, даже сметану из холодильника достал. А нас он в клетку посадил, чтобы есть не мешали, но дверку закрывать не стал. Ну, раз дверь открыта, кто же будет в клетке сидеть. Ластика мы, правда, спать отправили в домик, а сами неспешно вылезли наружу. Я возле хозяина лег, хлеб покусываю. Ничего, я же знаю, что хозяин возражать не станет. А Хруст пробежался по столу и сзади на соседку запрыгивает. Когтями, естественно, в плечи впился. А как же иначе, держаться-то крысе как-то нужно. Тетка сразу вопить начала, ой, как больно ей сделали. Ну, пока она вопила, я успел из ее тарелки суп поесть. Неплохой супчик, как оказалось. Я вообще грибной суп не люблю, но картошку там из супа поесть всегда готов, да и со сметаной он, так что вкусно. А Бантик тем временем ей на колени спрыгнул. Лежит так тихонечко, будто спит. Надежда даже успокаиваться стала. Вот, говорит, какой у вас белый крысик хороший, спокойный. Конечно, спокойный... Что ему не быть спокойным, лежит себе, в платье дырку грызет. Для этого шуметь не нужно... Пока они тут разговаривали, Бантик успел даже не одну дырку сделать...
  
   В общем, когда соседка, наконец, встала, чтобы домой идти, она вдруг с ужасом увидела, что платье все в дырках. Тут уж она не выдержала и начала на хозяина кричать. Вот, говорит, ваши противные крысы мне новое платье испортили... Я его, мол, между прочим, в модном бутике покупала за большие деньги. А хозяин так ей спокойно говорит, что крысы тут у себя дома, им тут грызть все разрешают, а за платье он ей готов деньги отдать. Вот вы какой, продолжала кричать соседка, я к вам со всей душой, а вам крысы блохастые милее, чем красивая женщина. Никакие они не блохастые, возразил ей хозяин, я за ними внимательно слежу всегда, скорее у вас блохи могут быть. Надежда обиделась, забрала свою кастрюлю и домой ушла.
  
   А утром к нам другая соседка зашла, та, что крышки всякие собирает. Зачем, говорит, вы хорошую женщину обидели. Вам надо своей личной жизнью заняться, а не с крысами возиться. Да не обижал я никого, ответил ей хозяин, просто не надо мне еду всякую приносить, я и сам могу себе обед приготовить. И вообще не нужен мне никто, мы тут с крысами сами по себе отдыхаем. Безо всяких огородов, варений и солений, да и без сериалов идиотских.
  
   В общем, оставили они нас в покое, и мы теперь могли отдыхать так, как нам нравится. Без этой их "личной жизни". И ничуть об этом не жалеем.
  

Хозяин в доме

  
   Наконец-то мы дома. Отпуск закончился, хозяин вновь ходит на работу, а мы опять можем спокойно заниматься своими делами. Каждое утро я заставляю всех делать зарядку, а то за время отпуска кое-кто жирок нагулять успел. Впрочем, заставлять надо лишь одну крысу. Про меня разговор вообще не идет, я никогда зарядку не пропускаю, даже если хозяин дома, и то стараюсь бегать и прыгать. Бантик с Ластиком сами понимают, что ни к чему им животы отращивать. А вот кое-кто (я о Хрусте, если кто не понял) готов целыми днями лежать, изредка лениво почесываясь. Но куда он денется, втроем мы и его бегать заставили... Через неделю Хруст у нас опять с пола на диван стал запрыгивать. Вообще, это хороший тест для проверки состояния зверя - если крыса не может с пола запрыгнуть на диван, то либо она больна, либо у нее явные проблемы с весом. Ластик, правда, еще не очень хорошо прыгать умеет, но он еще не совсем взрослый.
  
   Ну вот, после зарядки все за уроки садятся. А то читать-писать почти разучились за две недели, лентяи... Я, конечно, понимаю, что если крыса живет дома у человека, ей не нужно такое разностороннее образование, как для работы летописцем, но это не значит, что надо быть совсем уж невеждой. История, география, биология и еще многое другое - ну, хотя бы в какой-то степени - нужны любой крысе. Кто знает, что потом в жизни пригодится. К счастью, Хруст, наконец, нашел то, что ему интересно. Выискал у хозяина книжку про разных животных, теперь читает ее. Так что, если в нашу квартиру вдруг забредет неизвестный зверь, я теперь знаю, у кого про него спрашивать А вот Ластик морскую свинку от кролика не отличит, даже стыдно за него. Зато он в технике хорошо разбирается - когда Хруст провод у телевизора случайно перегрыз, Ластик сумел сам его починить. Правда, если хозяин это заметит, удивится он сильно, вроде был провод целый, кто ж его порвать смог, и уж, тем более, кто отремонтировал...
  
   Хотел я пойти с отчетами повозиться (а то запустил я работу за время отпуска), но потом вижу: Бантик на диване какой-то журнал грызет. Ну, я подошел, проверил, можно это грызть или нет. В принципе, если журнал на диване лежит, то почему бы его и не погрызть. Ценные книги хозяин от нас убирает. Конечно, мы могли бы и на книжных полках что-то достать, но мы же не вредины какие-то. Раз убрано, значит, не надо и трогать. Ну, ладно, тут я проверил - ерунда полнейшая, про автомобили журнал. Это при желании можно хоть целиком разодрать, пользы от этого журнала никакой. Ну, зачем хозяину читать про какие-то там автомобили, стоящие огромные деньги, если он все равно их никогда не купит. Он бы еще про покупку островов в Эгейском море читал, это столь же полезно... Странные все-таки эти люди... Ну да ладно, Бантик продолжил журнал грызть, а я все-таки поработал немного. А потом у нас тихий час был до прихода хозяина - надо же крысам и отдохнуть немного...
  
   Когда хозяин с работы пришел, мы стали с ним кофе пить. Ну, пьет-то, конечно, хозяин, а я просто рядом сижу. На коленях у хозяина Хруст валяется, старательно делает вид, что его совсем не интересует вон тот малюсенький бутербродик с колбасой, что лежит на тарелке. Бантик с Ластиком бутербродом не интересуются, они заняты: плед на диване грызут. Хороший был плед, его хозяину на день рождения подарили. Нашли, что дарить человеку, у которого дома крысы живут. Через пару месяцев от пледа ничего не останется. Ну, хорошо еще, что хозяин не видит этого безобразия. А когда увидит, уже поздно будет выяснять, кто это сделал. Впрочем, все это неважно. Главное, был обычный вечер, хороший такой. Хозяин с нами возится, а заодно ужинает и телевизор посматривает. Надо же ему знать, что в мире творится. Ну и нам заодно... И тут телефон зазвонил. Хозяин сразу Хруста с колен снял, пошел трубку поднимать. Эх, все людям объяснять надо. Ты вначала крысу погладь, а поговорить по телефону всегда успеешь... Крыса всегда важнее телефона!
  
   Да и не нужно хозяину ни с кем говорить... Я вообще не люблю эти звонки. Вечно после них что-то происходит. То хозяина на работу срочно вызовут, то гости какие-нибудь приедут, то еще какая-то гадость. И тут слушаю - соседка звонит. Она к нам вообще-то редко заходит, крысы ее, видите ли, пугают, а тут вот мы ей понадобились. "Здравствуйте-здравствуйте, мне так неудобно к вам обращаться, но вот так получилось, мне уехать надо, не согласитесь ли вы несколько цветочков у себя подержать недельку", - в общем, что-то в таком духе сказала. Хозяин, разумеется, ей не смог отказать (и зря!!!), так что уже через минуту звонок в дверь раздался. Соседка пришла, уже с цветочными горшками. Ну, ладно, думаю, два-три горшочка - это не страшно. Но соседка опять ушла к себе и принесла еще два больших горшка. А потом она все носила и носила цветы, у хозяина уже весь подоконник был заставлен, и стол тоже, а цветы все не кончались. Я уже начал думать, что придется нам вместе с хозяином отсюда куда-то уезжать, а то мы не поместимся в квартире, но, к счастью, соседкины цветы закончились. А она рассказывает, что с цветами делать надо: "О них даже заботиться почти не надо, только поливать через день, а вот эти, с большими листьями еще опрыскивать нужно. И вот эти маленькие горшочки-теплички, тут надо крышечки открывать время от времени. Да вы не волнуйтесь, через месяц я вернусь и не сомневаюсь, что все с растениями будет в порядке. Я вам еще напишу подробно, какой цветок, как поливать надо, как землю рыхлить, и чем удобрять.". Ну, все, думаю, придется хозяину работу бросать, чтобы за ее садом ухаживать. А хозяин, как мне кажется, тоже приуныл.
  
   И правильно приуныл. Я ж его знаю, он теперь все сделает, лишь бы этот огород не погиб до приезда соседки. А как тут уследить... Мало того, что за растениями уход нужен, так вокруг еще будет Хруст бегать и смотреть на цветы с явно гастрономическим интересом. Да и Бантик с Ластиком могут случайно погрызть что-нибудь. В общем, придется мне еще и этим заниматься. Не успела соседка уйти, как Хруст уже среди этой зелени пошел пастись. Хрум,хрум... Я скорее его за хвост тяпнул, говорю, ты что, совсем глупым стал? Ты же ничего в растениях не понимаешь, ты даже петрушку от салата не отличишь, а тут сколько всего растет! Вот съешь что-то несъедобное, так потом у тебя живот заболит, придется уколы делать. А говорят, что от некоторых растений вообще умереть можно, тебе это нужно? Вроде Хруст успокоился, лапы вытер и пошел куда-то, будто цветочки его вовсе не интересовали. Зато теперь Ластик на стол залез и давай в земле рыться... Тоже мне, землеройка... Довольный такой, говорит, что есть ничего не будет, просто покопает немного. Я посмотрел, а он один кустик уже почти выкопал, тот из горшка просто на стол выпал. Слушай, экскаватор ты наш, хозяин обещал за цветами следить, а ты ему лишнюю работу придумываешь. Бери цветок и закапывай его снова...
  
   Вижу, Ластик цветок в горшок положил, закапывает. Ну, я по своим делам пошел, а потом слышу - хозяин хохочет, да еще и громко так. Побежал я назад, надо же посмотреть, что там происходит. Да уж, я бы тоже засмеялся - Ластик этот цветок вверх ногами посадил. Цветы землей засыпал, а корни вверху торчат. Начал я его ругать, а он пищит, мол, какая разница, главное, чтобы что-то в земле было... Вижу, хозяин сам все выкопал и нормально посадил... Еще и ворчал, что за этими крысами глаз да глаз нужен...
  
   Хорошо, что скоро уже надо было спать ложиться, а то бы я весь вечер свою стаю среди кустов выслеживал... Вроде умные крысы, а порой хуже крысят неразумных... Утром хозяин стал на работу собираться. Нас погулять выпустил, сам пошел завтрак готовить. Я смотрю, а какой-то он не такой. Вид усталый, будто и не отдыхал вовсе. Вот даже и не поел почти, только чай выпил с одним печеньем и таблетку какую-то съел. От такой еды даже маленький Ластик лапы протянет...
  
   Когда хозяин ушел, я клетку открыл, но перед этим всем своим строго сказал, чтобы даже близко к огороду не подходили. В квартире и без этих цветов есть чем заняться. Особенно тем, кто мало занимается уроками и зарядку плохо делает... В общем, отогнал я всех от зеленых насаждений и отправил полезными делами заниматься: газету вчерашнюю читать. Бантик про футбол страницу утащил, изучает, Ластик какую-то статью про сотовую связь читать стал, даже Хруст нашел что-то про пополнение в московском зоопарке. Хорошо, все успокоились, я сам международные новости просматриваю. А то вчера из-за этих цветов я все на свете пропустил. Дочитали мы газету и спать пошли. И, кстати, вовремя это сделали - не успели мы дверку в клетке закрыть, как входная дверь открылась. Оказалось, хозяин вернулся. Что-то рано он сегодня пришел. Вещи бросил, как попало, какой-то свитер одел и прямо на диване спать улегся. Даже дверь на ключ не запер... Странно это все... Вылез я из клетки, парням сказал сидеть тихо, пока я все проверю. Подбежал я к хозяину, а он даже меня не заметил. Лежит в свитере под одеялом и дрожит. А в комнате жара... Я его лапой потрогал, а он горячий жутко... Прямо как чай, который он пить любит. Ну, все, думаю, заболел хозяин. И что нам с этим делать? Лечить-то людей мы не умеем...
  
   Вернулся я в клетку, все парням рассказал, спрашиваю, что делать будем? Хруст первым сказал, что надо бы врача вызвать. А как его вызовешь? Набрать номер и пропищать в трубку? Ведь никто ничего не поймет... Идея пришла Бантику - отправить сообщение другу хозяина, Мише, пусть срочно сюда приезжает. Мы Ластика тут же отправили сообщение набирать, будто бы от самого хозяина. Мол, бросай все и приезжай, мне тут плохо очень. Отправили мы послание, сидим, ждем... Примерно через час звонок в дверь раздался. Открывать мы, конечно, не пошли, тем более, что дверь и не закрыта совсем, ее толкнуть достаточно, чтобы войти. Михаил дверь толкнуть догадался, в квартиру вошел и видит, что хозяин наш на диване совсем больной лежит. Он быстрее врача вызвал, а сам хозяина горячим чаем напоил и таблетки какие-то дал, ему по телефону так сказали. Вроде хозяину чуть получше стало, он даже приподнялся немного, и стал друга спрашивать, как он тут оказался. А тот удивляется, мол, ты же сам мне сообщение прислал. Совсем ты, говорит, заболел, раз не помнишь ничего. Посмотрел хозяин на телефон - и в самом деле сообщение отправлено. Решил он, что действительно из-за болезни забыл, что писал. А тут врач приехал, хозяина осматривать стал. Рот заставил открыть, горло посмотрел, про температуру спросил, а потом сказал, что тут явно ангина жуткая, так что придется больному лежать и усиленно лечиться. Хозяин с ним спорить стал, мол, мне на работу завтра нужно, у меня дел по горло. А врач ему говорит, что как раз с горлом-то у вас все очень плохо. И если вам здоровье свое не жалко, то можете на работу идти. Только температура у вас опять поднимется, так что пользы от вас все равно не будет. А если на машине поедете, так еще в какой-нибудь столб врежетесь. В общем, лучше бы вам недельку дома побыть, пить антибиотики и не валять дурака.
  
   Врач ушел, а приятель хозяина ему тоже говорит, что надо тебе отлежаться, нечего больному по городу таскаться. Вон, ты сам не помнишь, что с тобой было, куда тебе ехать. Сейчас вот схожу тебе лекарства куплю и еды какой-нибудь, а то сам ты себе едва ли что-то приготовить сможешь. А хозяин хоть и больной был, про нас не забыл, попросил проверить, есть ли у нас еда и вода, да и нам попросил купить яблок и пару сушек положить. Мол, если ему совсем плохо будет, мы с голоду не умрем.
  
   Нам еды насыпали полную кормушку, воды свежей налили. Хруст, который сильно переживал, не придется ли ему голодать из-за болезни хозяина, сразу успокоился и отправился прятать сушку где-то в поддоне клетки. Ну а остальные и без того не сильно волновались - будто мы коробку с кормом сами в квартире не найдем ... Хозяин выпил лекарство и опять уснул, да и мы тоже решили поспать, все-таки день выдался нервный.
  
   Проспал он до самого утра. К счастью, он отправился спать к себе в спальню, так что мы смогли в его отсутствие выйти прогуляться. Я всех попросил бегать потише, никаких драк не устраивать и не мусорить. Хозяину и так плохо, незачем его беспокоить и всякие проблемы создавать. И вообще, пока хозяин болен, я буду за него все вопросы решать, да еще и о нем заботиться.
  
   Утром я раньше всех проснулся и сразу отправился в соседнюю комнату, чтобы проверить, как там хозяин. Увы, температура у него опять поднялась. Спал он как-то беспокойно, а лекарства, похоже, забыл принять. Что ж, придется мне что-то придумывать. Хорошо, друг о хозяине позаботился, возле кровати электрический чайник поставил. Я кнопку нажал, чтобы воду закипятить, в кружку чайный пакетик опустил, сахар тоже бросил. Еще бутерброд с кухни приволок. Бутерброды, к счастью, Михаил в пакетики положил, так что мне тащить проще было. Конечно, на стол запрыгивать с бутербродом было не очень легко, но не зря я тренировался много. Оставалось только пакет прогрызть и на пол сбросить. А еще я две таблетки, как врач сказал, рядом с чашкой положил. Теперь надо было хозяина разбудить. Ну, тут я ничего изобретать не стал, просто по кровати побегал, хозяин вскоре глаза открыл. Увидел меня и удивился очень, как это я у него в комнате оказался. Решил, наверное, что Михаил забыл меня в клетку посадить. Тут как раз чайник закипел, хозяин посмотрел, а на столике возле кровати уже и чашка приготовлена, и лекарства лежат. Вот, говорит, что температура с человеком делает, уже не могу вспомнить, когда это я чай и сахар в чашку положить успел. Смешной он, как будто он только это не помнит, он бы еще вспоминать начал, как бутерброд делал...
  
   Меня хозяин потом в клетку отнес (как будто я сам бы туда не дошел), а сам на диване улегся, телевизор смотреть стал. Мне, конечно, было бы удобнее телевизор с дивана смотреть, но хозяин меня заразить боялся, вот и говорил, что не надо нам возле больного сидеть и дышать микробами всякими. Ну и ладно, слушать я могу и из клетки. Так что новости послушал, про цены на нефть и про пожар в каком-то аэропорту. В общем, в мире ничего интересного за вчерашний день не случилось. Мне даже летописца жалко стало, о чем он, бедный, писал вчера... Хозяину после таблеток опять полегчало, он даже на кухню за едой отправился и еще чашку чая выпил. Потом он телевизор выключил и вернулся в спальню. А мы с крысами стали обсуждать, что нам еще сделать надо. Ластик настаивал на том, что надо бы хозяину дать пару штук дропсов для грызунов. Дропсы, говорит, при любой болезни помочь должны. Вот, смотри, тут на коробке написано, что там витамины всякие, а любая крыса знает, что витамины всем нужны. И еще там йогурт есть, это тоже хорошо. И потом, как по телевизору в какой-то рекламе говорили, это еще и очень вкусно! А во время болезни положительные эмоции всегда полезны.
  
   А я повернул голову в сторону окна и тут про цветы вспомнил. Их же поливать нужно! А хозяин сейчас про это точно забудет. У него-то самого всего-то пара цветочков на окошке стояла, да и цветы у него крепкие, он их сколько раз поливать забывал, ничего, выжили. А соседкины цветы точно погибнут. Ну, спрашиваю я своих парней, что с цветами делать будем. Хруст предложил набирать в пасть воды и выливать ее на цветы. Представляю, сколько раз мы туда-сюда бегать будем, пока все польем... Нет, что-то мне такой вариант не очень нравится... Ластик предложил сделать шланг - он по телевизору видел, как из шланга цветы поливали. Что ж, попробовать можно. Хозяин тут как раз недавно купил пластиковый шланг, хотел в него провода спрятать, чтобы мы не погрызли. Если кто-то из нас один конец шланга на лейку оденет, а другой со шлангом заберется на подоконник, то может и получится у нас что-нибудь.
  
   Я кусок шланга отгрыз, потом взял один конец в зубы и на стол полез. Не так уж трудно оказалось лезть - только на диван надо было запрыгнуть, а потом со спинки дивана на стол кто угодно влезет. Дал я один конец шланга Хрусту в зубы, чтобы возле лейки сидел, а с другим концом на подоконник полез. Подоконник чуть ниже стола расположен, так запрыгнуть туда не проблема. Добрался я, а потом сказал Хрусту шланг на лейку одеть. Оказалось, он как раз по размеру подходит. Так что Хруст шланг придерживает, чтобы он с лейки не соскочил, Бантик и Ластик саму лейку приподнимают, чтобы вода потекла, а я со шлангом по подоконнику бегаю, цветы поливаю. Ничего, вполне нормально получилось, разве что немного воды разлил. Мы потом еще и на столе цветы полили. Только тут я воду не в горшок наливал, а просто шланг в блюдце клал, чтобы вода сама туда текла. Хорошо, что на столе клеенка была постелена, а то, конечно, часть воды мы все-таки разлили и на столе. Но это уже мелочи, главное, что цветы не засохнут.
  
   Закончили мы с поливом, я пошел проверять, как там хозяин себя чувствует. Ластик мне опять про дропсы напомнил. Да ладно, положу я хозяину дропсы, что мне трудно, что ли... Бантик мне с кухни еще один бутерброд для хозяина принес. Он молодец, сообразительный, чтобы проще было тащить, он его просто со стола вниз скинул, а потом уже по полу волок. Так что мне оставалось только до столика у кровати хозяина бутерброд донести и из пакета вытащить (кстати, пустые пакетики я потом на кухню отнес, в мусор). Если хозяин ночью проснется, то еда у него есть, таблетки тоже, чайник рядом стоит. Дропсы я на блюдце с таблетками положил.
  
   Утром мы еще спали, когда к нам хозяин пришел. Совсем, говорит, вы в клетке засиделись из-за моей болезни, надо вам хоть немножко побегать. Да уж, прямо два дня с полки не слезали... Я после такого "отдыха" еле лапы волочу. Ладно, побегали мы, а хозяин в клетке уборку сделал, свежего корма нам насыпал. Даже Хрустову объеденную сушку новой заменил. Похоже, хозяин сегодня себя чувствует неплохо. Ластик мне на ухо шепчет: "Видишь, как ему дропсы помогли, сразу на ноги поднялся! А ты не верил!". Не знаю, если это и в самом деле из-за дропсов, то придется и нам их почаще есть. Может, они микробов убивают...
  
   А хозяин про соседкины цветы вспомнил, решил их полить. Подошел он к столу, а лейка пустая стоит, земля в цветах влажная, и даже в блюдцах вода налита. Надо же, удивляется хозяин, ведь совсем я больной был, а все-таки не забыл цветы полить. Вот что значит чувство ответственности!
  
   Эх, ничего он не понимает... Умный он вроде человек, но все-таки не крыса. В доме порядок, потому что хозяин в доме есть, который обо всем позаботится.
  
   И вообще, что бы люди без крыс делали...

Похолодание

  
   Опять дождь с утра... Все небо закрыто тяжелыми тучами. В комнате полумрак, хотя день в разгаре. Хозяин даже светильник у дивана включил, а то ему читать темно. Нет, ну так же нельзя. Лето же на дворе, всюду должно быть жарко и солнечно! А тут дождь льет, ветер холодный, разве что снега нет. В квартире у нас вообще просто ледниковый период. Еще и воду горячую отключили, хозяин из-за этого все время ворчит. Мол, и посуду не вымоешь, и в ванне не поваляешься. Нам, крысам, все это не очень важно, мы и без ванны хорошо живем. Но вот холод мы тоже не любим. Нам в такую погоду бегать не хочется и лазить тоже... А хочется забраться под теплое одеяло и там и сидеть. А лучше спать...
  
   Хозяин в комнате обогреватель включил, чтобы нам теплее было, а кое-кто по имени Хруст его зачем-то сломать решил. Провод ему, видите ли, мешается. Зубы у него чешутся... Грыз бы себе плед, все равно там уже дырок полно, зачем провода-то трогать? Ведь сам же вчера ныл, что лапы мерзнут... Теперь придется ждать, когда хозяин провод починит.
  
   В такую погоду хозяину никуда ходить не хочется, так что вечерами он все время с нами сидит. Выпустит нас из клетки, а сам на диване валяется, закутавшись в дырявый плед, и телевизор смотрит. Ладно бы что-то хорошее смотрел, а то ведь программы какие-то политические, про выборы и митинги всякие. Вот уж не понимаю, что люди в таких передачах находят... А ведь нам тоже это слушать приходится - бегаем по комнате, а заодно тоже слушаем.
  
   Вчера, когда мы на прогулке были, Бантик решил опять на огород соседки посмотреть. Забрался на стол, мимо горшков ходит. Потом лапой в лужу наступил (не одни мы, оказывается, можем при поливе воду расплескивать, хозяин тоже!) и пищит - холодная водичка-то... Что ж, могу только порадоваться, что сейчас хозяин выздоровел, и он сам все эти цветочки поливает. Это в жару приятно прохладной водичкой хвост обрызгать, а когда холодно, лучше подальше от воды держаться.
  
   Увы, я тут где-то все-таки не уследил, кто-то несколько листьев у фиалок отгрыз. Почему-то я на Ластика думаю, он вокруг фиалок несколько раз кругами ходил. И, главное, непонятно, зачем этим заниматься, ведь ничего вкусного в фиалках нет, я же пробовал... Ну да, а что еще оставалось делать? Хруст все листья с одной стороны цветка обломал, пришлось с другой их тоже убрать, иначе форма у розетки будет неправильная. Я же не зря в Интернете про фиалки прочитал, я теперь лучше нашей соседки в них разбираюсь... Я даже на нескольких горшочках ей этикетки переклеил, ведь, в отличие от нее, я-то вижу, что она их перепутала. Ну, или ей их продали неправильно... Если бы не я, выросли бы у нее синие цветки вместо положенных красных. Хотя вот Хруст мне предлагал вообще поменять местами кое-какие растения. Мол, так веселее будет. Выкопаем какой-нибудь гибискус, а на его место посадим герань. Вот потом хозяйка удивится... Хотя мне показалось, что в цветах она не так уж хорошо разбирается, просто набрала их зачем-то, а выращивать толком не умеет. И земля у нее в цветах какая-то странная, будто глина одна, и горшки она для одних цветов слишком большие взяла, а для других - слишком маленькие... А какие-то цветы вообще давно надо было пересадить, корни уже из горшка наружу торчат, а она и не замечает это... Так что могла бы и не заметить, что что-то пересадили.
  
   Вообще-то, я иногда думаю, что крысы вполне могли заниматься разведением цветов. Ну, если бы у нас не было других дел... У нас бы это не хуже, чем у людей, получилось бы. Вывели бы какую-нибудь фиалку "Голубая крыса" или, скажем, неизвестный белый цветок с розовой сердцевинкой, совсем как глаза у нашего Бантика. Хотя я предпочел бы вывести какой-нибудь черный цветок, ведь, глядя на мою лоснящуюся шерстку, любой скажет, что черный цвет - это очень эффектно... Да и читал я, черные цветы - они жутко редкие и ценные... И это правильно, я бы и черных крыс считал особо ценными...
  
   Впрочем, мы что-то излишне увлеклись цветоводством. К счастью, соседка, наконец, вернулась домой и забрала все свои зеленые насаждения. Мне сразу стало спокойнее, ведь теперь не надо думать о том, не забыл ли хозяин полить какой-нибудь кустик и не съел ли Хруст очередной цветок. В последний раз, когда я прогонял его от какого-то растения, он долго пищал: "Да я ничего и не погрыз, Чипс, только корни и все, сам-то цветок я вообще не трогал!" Хорошо еще, что он не совсем все корни объел, так что может и выживет цветочек...
  
   Не знаю, погода ли тому виной или еще что, но и в нашем крысином мире явно похолодало. Отношения стали портиться день ото дня, и обстановка явно накалилась. То Хруст, то Бантик вдруг начинали бурно возмущаться тем, что я "узурпировал власть". Мол, должна быть демократия и все надо решать голосованием. Чую, насмотрелись они по телевизору чего-то не того... Лучше бы сериалы про любовь смотрели, пользы от них никакой, но вреда меньше было бы... Или передачу "Спокойной ночи, малыши!", там даже всякие полезные советы дают, зубы там чистить или лапы мыть перед едой... А то даже Хруст, который недавно и слов-то таких не знал, теперь пищит про свободу слова. Вытолкать Хруста на зарядку или заставить читать стало еще сложнее, а ведь он и раньше прилежанием не отличался. Эх, вот так воспитываешь-воспитываешь, ночей из-за них не спишь, а они тебе такое устраивают... Выросли, называется... Где это вообще видано, демократия в крысиной стае... Никогда такого не было... И не будет!
  
   Ладно бы Хруст с Бантиком между собой мирно жили, так ведь тоже грызться начали. Уж что они не поделили, понятия не имею, только писк целый день стоит. Хозяин вот тут дал нам всем морковки, каждому по два кусочка. Мы с Ластиком свою долю взяли и тихонечко на полке грызем. А Хруст, пока Бантик опомниться не успел, два куска слопал и грызет кусок, что Бантику предназначался. Ну, естественно, тот возмутился... А Хруст еще нагло заявляет, что он был уверен, что Бантик морковку не любит, поэтому и съел все. Я стараюсь не вмешиваться в их разборки, а бедный Ластик бегает по клетке и скулит: "Ну, Хруст, не надо так! Бантик, да успокойся же ты!". Так что вместо того, чтобы по ночам дружно всем спать в гамаке, согревая друг друга, все разбрелись по разным этажам. Мы с Ластиком вместе лежим в домике, Бантик в гамаке один мерзнет, а Хруст вообще в поддоне на опилках улегся, якобы из каких-то принципиальных разногласий со всеми остальными.
  
   Но, видимо, нам мало было всех этих проблем, к нам еще гости приехали. Откуда-то издалека, я даже названия города такого не слышал. Сестра нашего хозяина приехала, да еще ребенка с собой прихватила, Димочку. Впрочем, это не ребенок, это монстр какой-то жуткий. Его в комнате одного оставить нельзя, тут же ему надо клетку открыть и схватить крысу в руки. А ведь хозяин ему специально сказал, что крыс трогать нельзя. Мол, они от этого заболеть могут. Но ему хоть кол на голове теши, все равно он нас хватает. Только хозяин на работу ушел, ребенок тут же к клетке подбежал. Пока его мама завтрак готовила, этот бандит Хрусту бант на шею повязать пытался. Хорошо, что я рядом был, перегрыз эту веревку, а то бы он вообще Хруста придушил. Ластик вообще в домик забивается, когда этого ребенка видит. Мол, отвяжись, меня нет, спячка у меня. И мама ничего с ним поделать не может, только и слышим целый день: "Димочка, нельзя! Димочка, не трогай!". А Димочка на нее и внимания не обращает.
  
   После происшествия с бантом Хруст мгновенно забыл про наши распри, тут же ко мне подскочил: "Чипс, что мы делать будем?". Ага, как на зарядку идти, так у него демократия, а чуть что случилось, сразу "Чипс, что делать?".
  
   А хозяин о племяннике заботится. Мультфильм вот тут ему посмотреть принес. "Ледниковый период" называется. Как раз по погоде сейчас... Ну, мы, конечно, тоже посмотрели. Хруст как увидел лохматого зверя, похожего на слона, тут же завопил: "Это мамонт, настоящий мамонт!" Вот что значит книжки читать! Даже я в мамонтах не очень разбираюсь, а он про зверей теперь все выучил, кого хочешь, узнает. Там еще какое-то странное существо было, про него потом сказали, что это ленивец. Ну, так Хруст нам авторитетно заявил, что на ленивца он похож примерно как Бантик на кенгуру. Я посмотрел на нашего белого друга - на кенгуру он смахивал слабо. Видимо, ленивцы тоже выглядят как-то иначе, не как этот тип в мультике. Меня там еще очень тигр удивил с длинными зубами. Я и не знал раньше, что тигры тоже грызунами являются, и у них резцы могут так сильно отрастать. Видимо, этот конкретный тигр ел исключительно картофельное пюре, потому у него так зубы и выросли. Хруст, правда, заявил, что тигр - хищник, и это не резцы, а клыки, и вообще это саблезубый тигр, они все вымерли давным-давно. Что ж, если бы у меня были такие проблемы с зубами, я бы тоже давно вымер. А это очумелое существо, которое из-за одного единственного желудя готово сломя голову нестись куда угодно? Если это белка, то я наверняка шиншилла. В общем, я давно знал, что люди крыс воспитывать не умеют, но если они такое детям показывают, то им и своих детей доверять нельзя. Димочка своим поведением это только подтверждает.
  
   Что меня еще больше возмутило, так это то, что этот Димочка в свои четыре года даже читать не умеет. Кошмар просто! Что бы сказали о крысе, которая даже за полгода ничему не научилась? А тут человек целых четыре года прожил, а ни воспитания, ни образования... Только и умеет машинки по полу катать, да крыс мучить... Меня-то он в кузове грузовика покатал, а Бантика в кабину запихнуть пытался, бедолага еле вырвался. А когда мы услышали, что он вслух сам с собой обсуждает, как бы крыса могла с парашютом прыгать, мы просто мгновенно исчезли под диваном. В конце концов, нам и под диваном неплохо, мальчишка туда залезть не сможет, даже если очень захочет. А мы так и просидели под диваном до прихода хозяина. Он как увидел, что без него крыс из клетки вытащили, сразу ругаться начал. Мол, сколько раз говорить надо, что детям без взрослых животных трогать нельзя. Крысы, говорит, и укусить случайно могут и оцарапать! Ну, это он загнул... Не кусаем мы случайно... Да и специально тоже, если нас не доводить до этого. Хотя, если честно, этого ребенка следовало укусить... Увы, нам это делать воспитание не позволяет.
  
   Вечер прошел спокойно - хозяин был дома и следил, чтобы нас оставили в покое. Да и мы сами гулять не рвались. Гости скоро уехать должны, у них билеты на самолет уже куплены, они на море отдыхать едут. Вот и мы после их отъезда отдохнуть сможем. А пока мы с парнями улеглись в гамаке и в очередной раз обсуждали этот странноватый мультфильм про зверей. Вместе в такой холод в гамаке лежать здорово, мы даже согрелись все. Хруст вначале все вслух мечтал о том, что было бы здорово гамаки делать из шкур мамонтов, чтобы крысам тепло было, но потом все-таки решил, что мамонтов было бы жалко. И вообще, зверей всех жалко... Так что мы спокойно и на тряпочном гамаке полежать можем, а если станет еще холоднее, хозяин может обогреватель включить (провод он быстро починил, а Хруста я теперь и близко не подпущу к обогревателю). Да и одеяла у людей есть, зимой нам хозяин одеялом клетку накрывал.
  
   На следующее утро мы опять остались с гостями дома одни. Эх, а я уж надеялся, что хозяин с нами денек побудет, защитит от малолетнего монстра. Не повезло нам... А тут еще мать мальчика решила в магазин пойти, оставив ребенка дома. Ну, кто четырехлетних детей одних дома оставляет? А она говорит, мол, ты тут посиди десять минут, я только молоко куплю и вернусь сразу. И тебе шоколадку куплю, если вести себя хорошо будешь. Разумеется, мальчишка заявил, что будет просто идеальным ребенком. Я, говорит, никуда ходить не будут, тут, на диванчике тихонько поиграю с машинкой. Ага, поиграет он... Стоило маме выйти за порог, как Димочка пошел гулять по квартире. Хорошо, что я вовремя это заметил, и, незаметно открыв клетку, тенью метнулся за ним. Родители родителями, но я не позволю малышу одному хозяйничать в нашем доме. Мало ли что он натворить может.
   Начал Димочка с кухни. Вначале залез в холодильник и утащил пирожное. Знает ведь, что нельзя есть сладкое перед обедом, а все равно ест. Хотя это не страшно, даже Хруст как-то кусок пирожного съел. Он бы и все целиком съел, да хозяин увидел и отнял. У Димочки отнимать пирожное было некому, так что он все слопал. Но Димочка заметно крупнее Хруста, так что пирожное ему не должно сильно повредить. А пока он пирожное доставал, блюдце упало на пол и, конечно, разбилось. Ну, это тоже не кошмар, мама пускай за ним все убирает, раз ребенка это делать не научила. Он еще и газ хотел открыть, но к счастью, повернул лишь ручку, что включала таймер... А то я уж и не знаю, что бы я тогда сумел бы сделать.
  
   А Димочка, между тем, продолжал свой путь по квартире. Теперь он переместился в ванную комнату. Для меня же самое трудное было спрятаться так, чтобы все видеть, но чтобы ребенок меня не заметил. В ванной я забрался на висящий на крючке банный халат хозяина и, выглядывая из кармана, мог наблюдать, как Димочка пытался заставить кусок мыла плавать в воде. Пару раз мальчик едва не падал в воду, и я порадовался, что горячей воды в доме не было, а то бы он еще и обвариться мог. Мыло в ванной плавать не хотело, и Димочка быстро потерял к нему интерес. Он отправился в комнату, а вода из крана так и продолжала литься. На мой взгляд, обещанные Димочкиной мамой десять минут давно истекли, так что пора бы ей было и вернуться. Я, конечно, знаю, что надо бы затычку из ванной вытащить, чтобы вода перестала набираться, только что я, глупый, что ли... Висеть на бортике ванны, рискуя свалиться в воду, и пытаться вытащить затычку? Еще неизвестно, получится это у меня или нет, но мне даже пробовать не хочется. Воды в ванной пока немного, так что пойду я лучше посмотрю, что там мальчик в комнате творит.
  
   Нет, этого ребенка даже на секунду оставить нельзя! Пока я из халата выбирался, Димочка Бантика из клетки вытащил и решил с ним поиграть. Бантик, правда, сразу понял, что лучше бежать куда подальше, и рванул под диван, но спрятаться не успел. Мальчик схватил крыса за хвост и изо всех сил тянул к себе. Ну, все, подумал я в тот момент, сейчас Бантик без хвоста окажется... Но крысу повезло - он успел понять, что пойман, и решил на время прекратить сопротивление. Но стоило Димочке ослабить хватку, как Бантик спрятался под нашим любимым диваном. Какое время мальчик пытался достать крысу, просовывая под диван то зонтик, то игрушечную саблю, но Бантик залез в самый дальний угол, и достать его было практически невозможно.
  
   Димочка вскоре утратил интерес к Бантику, и решил заняться чем-нибудь более интересным. Увидев открытую форточку, он решил, что неплохо попробовать бросить в нее что-нибудь. Для начала мальчик подкинул вверх вязаную шапку, но с первого раза шапка в форточку не попала. Лишь третье подкидывание оказалось удачным - шапка исчезла за окном. Увидев это, я быстро оглядел комнату в поисках всего ценного. Пожалуй, мобильный телефон хозяина, который он забыл дома, а заодно и кошелек с деньгами стоит на время спрятать под диваном. Вот когда хозяин придет, тогда я все его вещи и вытащу. Пока Димочка выкидывал за окно мамину блузку и ночную рубашку, я успел спрятать вещи хозяина спрятать. Ну, какие успел... К счастью для меня, именно в это время я услышал поворот ключа в замке, Димина мама, наконец, вернулась. Я не стал дожидаться, когда же меня обнаружат, и, пока мальчик разговаривал с мамой и получал шоколадку за хорошее поведение, в несколько прыжков вернулся в клетку. Да уж, вот хозяин удивится - клетка открыта, а крысы никуда не ушли. Ну, до чего послушные! Разве что Бантик под диваном сидел, но он туда из-за Димочки залез, вот пусть хозяин с Димочкой и разбирается.
  
   Когда хозяин с работы пришел домой, он даже этого Димочку выпороть хотел. Говорит, что давно пора этому ребенку показать, что можно делать, а что нельзя. Мол, все деревья под его окном увешаны всяким женским бельем, соседи со смеху падают, ну как такое могло даже в голову прийти... А когда он увидел, что клетка открыта, да еще на полу рядом с ней бант валяется, который я на Хрусте перегрызал, хозяин (ну, как мне показалось) вообще был готов Димочку в клочья порвать... Во всяком случае, ругал он Димочку сильно. Говорит, тебе самому надо было веревку на шею повесить... Как, говорит, у тебя даже руки поднялись бедных крыс мучить. Они ведь по сравнению с тобой маленькие совсем, беззащитные... И показывает на бедного Бантика, который все еще из-под дивана никак не вылезет, только мордочку высовывает... И хотя Димочка пытался говорить, что он просто поиграть хотел, и крысам вообще это все нравилось, его все равно в угол поставили. На целый час, наверное... Вообще-то, мы не настолько беспомощные, как говорил хозяин, но спорить с ним мы не стали. Ведь и в самом деле незачем всяким детям крыс трогать, когда взрослых рядом нет...
  
   Вечером наши гости, наконец, уехали. Мы с парнями еле удержались, чтобы плясать не начать от радости. Хруст с Бантиком про свои разборки окончательно забыли, в обнимку в гамаке устроились... Ну, мы с Ластиком тоже в гамак забрались. Лежим, и тут я слышу, как по телевизору какой-то человек про погоду рассказывает. Мол, дожди, наконец, закончатся, наступит теплая солнечная погода...
  

Летняя жара

  
   Кажется, я слегка погорячился, когда говорил, что люблю тепло. То есть, конечно, люблю, но не когда ТАК тепло. Жару мы, крысы, любим еще меньше, чем холод.
  
   Да и кому может понравиться, когда солнце раскаляет, кажется, даже белый подоконник. В домике спать не хочется - жарко. В гамаке немного лучше, но Хруст вчера первым залез в гамак и тут же заявил, что остальные пусть спят в других местах, а то ему тесно и душно, и вообще, оставьте его в покое! Пришлось опять объяснять этому типу, как надо себя вести в коллективе. После этого обиженный Хруст тяпнул за хвост ни в чем не повинного Бантика и вытянулся на верхней полке. Бантик хотел вначале достойно ответить и куснуть обидчика за ухо, но слишком уж лениво было ему в такую жару двигаться, в общем, махнул он лапой и спать пошел.
  
   Хозяин пытался хоть как-то нам помочь, даже переставил клетку туда, где было меньше солнца, но это не очень-то помогло. Да, жизнь стала какой-то странной. Весь день мы валяемся то на полках клетки, то на прохладном полу. Есть не хочется даже Хрусту. Бегать не хочется даже Ластику. Жарко!
  
   Хорошо, что хотя бы наши гости уехали. Но оказалось, что наши испытания еще не закончились. Теперь хозяин решил нас помучить. Мол, в крысином клубе конкурс решили устроить, что-то типа крысиного карнавала. Состоится он через месяц, но готовиться надо заранее. Оказывается, там все крысы должны быть в костюмах. Кого кроликом оденут, кого птичкой. Всякими носорогами и бегемотами тоже можно. И хотя наш хозяин отказывался, как мог, ему сказали тоже нас к конкурсу подготовить. Мол, у вас такие крысы фотогеничные, ну как же можно их без конкурса оставить. Надо, мол, крысоводство пропагандировать. Точно люди с ума посходили. Будто у нас своей шкуры нет... Между прочим, это весьма неплохие костюмчики... Лично мне очень мой родной костюм нравится... Зачем мне всякие тряпочки или веревочки? Но не подводить же хозяина, раз уж так вышло. Пришлось нам все это мерить... Судя по стопке на столе, одежды хозяин припас явно с запасом. Да уж, повезло нам: на улице жара, хоть с себя шкуру снимай, а мы костюмы меряем. Мех, кожа и бархат - это, конечно, как раз для такой погоды...
  
   Черному Ластику специально по заказу хозяина сшили белую жилетку и малюсенькую шапочку из белого бархата. Шапочка держаться на голове не хотела и все время падала на пол. В результате серии экспериментов было решено от шапочки отказаться, а вместо нее одеть белый капюшончик. Он, конечно, тоже норовил свалиться с модели (особенно когда Ластик активно стаскивал его лапами), но пару минут все-таки мог продержаться. Капюшон хозяин выудил откуда-то из шкафа (видимо, там еще какие-то костюмы лежали), а ненужную уже белую шапочку убрал.
    
   После Ластика костюм должен был мерить Бантик. Однако когда подошла его очередь на примерку, оказалось, что Бантика нигде нет. Тут даже мы удивились, ведь он вроде бы сидел на столе рядом с нами и смотрел, как Ластику шапочку одевают. Он еще сказал что-то по этому поводу. Мол, на его белой шерсти шапочка бы просто потерялась. А теперь мы с Ластиком тут сидим, хозяин тоже рядом, Хруст улегся на что-то полосатое и грызет непонятно откуда взявшуюся сушку, а Бантика нет. А хозяин так серьезно у меня спрашивает, куда же это, Чипс, твой друг подевался? Ну-ка, говорит, ищи его.
  
   А я что, служебная собака, что ли? Я вообще-то думал, что это хозяин тут же кинется искать пропавшего зверя, а он вместо этого спокойно продолжил возиться с костюмами. Хотя, конечно, в чем-то я его понимаю - все двери закрыты, так что уйти куда-то Бантик точно не мог. Я краем глаза заметил, что хозяин вытащил полосатую желто-черную тряпку из-под жующего Хруста и начал напяливать на него что-то, видимо, называющееся костюмом пчелы. Что было дальше, я не видел, так как спрыгнул со стула на пол и все-таки отправился на поиски Бантика. Увы, даже пара кругов по полу ничуть не прояснила, куда же мог подеваться большой белый крыс в закрытой комнате. Я вернулся назад на стол, надеясь, что Бантик неожиданно появился из стопки тряпок на столе или вообще неизвестно откуда. Но его не было. Зато на столе на задних лапах стояло создание явно из фильма ужасов. Это был Хруст в желто-черном творении неизвестного модельера. Судя по всему, сам крыс не испытывал никаких положительных эмоций от примерки и норовил спрятаться куда подальше. Но хозяин не собирался идти у Хруста на поводу и усердно пытался прикрепить к голове Хруста то, что, скорее всего, должно было изображать пчелиные усики. Усики были сделаны из пластика и каким-то хитроумным способом вставлялись в черную шапку-капюшон. Когда, наконец, второй усик был закреплен в нужном месте, фотомодель издала тоненький писк и, мгновенно выскочив из костюма, который хозяин полчаса одевал на нее, исчезла под столом.
    
   Хозяин, похоже, даже не успел среагировать на побег Хруста. На минуту в комнате стало тихо, и мы все ясно услышали странные звуки из платяного шкафа. Оттуда раздавалось какое-то то ли хрумканье, то ли звяканье. А может, и то, и другое одновременно. Оторопевший от таких звуков хозяин открыл шкаф и вытащил оттуда сопротивляющегося Бантика, вцепившегося лапами кассету от магнитофона. Правда, сейчас из нее свешивались вниз лохмотья пленки, а пластиковый корпус был изрядно погрызен. Видимо, Бантик залез в шкаф, когда хозяин доставал оттуда капюшон для костюма Ластика. А поскольку в шкафу было немало интересных вещей, вылезать наружу наш приятель не спешил. Так его и закрыли в шкафу... Повезло еще, что мы его чавканье услышали, а то так бы и сидел внутри, пока хозяин снова шкаф не открыл бы.
    
    В наказание за испорченную кассету Бантику пришлось перемерять несколько костюмов. Я чуть от смеха не умер, пока это смотрел. Даже сбежавший Хруст притопал, волоча за спиной капюшон с пчелиными усиками. А на Бантика одевали то шапку с кроличьими ушами, то юбку папуаса, то какой-то странный костюм то ли свеклы, то ли редиски. В итоге хозяин решил, что Бантик будет пингвином...
  
   Увы, я зря смеялся. Когда я увидел, что приготовили для меня, я готов был бежать куда угодно, лишь бы не одевать костюм. В каком кошмарном сне хозяину привидилось, что большой черный крыс может стать бабочкой? Нет, крылья сделали красивые, кто ж спорит. Но я-то тут причем? Я взрослый зверь, серьезный и умный. Мне другим крысам надо пример показывать... И я буду по сцене с крылышками бегать? Хозяин что, с ума сошел? Представляю, как я буду писать в Центр донесение: "Выступая на сцене в костюме бабочки...". Брр.... Я уже собирался спрыгнуть на пол и спрятаться под диваном, но тут хозяин сам заявил, что "Чипсу такой костюм не подойдет. Ему надо что-то более серьезное...". Уф... На время меня оставили в покое... Надеюсь, новый костюм не скоро появится...
  
   На следующий день немного похолодало. Вроде всего-то на несколько градусов, но настроение сразу изменилось. Снова можно прыгать и играть. Хруст опять прячет под диваном недоеденные сушки, а Ластик и Бантик их тайком грызут. В общем, жизнь казалась прекрасной.
  
   Впрочем, радовались мы недолго. Через пару дней хозяин зачем-то достал нашу старую клетку. А еще через день в ней появился крыс. Рыжий. Прямо как апельсин, если вы апельсины видели. Глазки розовые, как у нашего Бантика, и сам крупный такой, чуть поменьше нас с Хрустом. Я еще подумал: "Ничего себе подарочек!" Он что, теперь в нашей квартире жить будет? И зачем нам это нужно? У нас что, крыс мало?
  
   Хозяин нас успокоил - зверь этот будет жить у нас временно. Его на неделю на передержку нам отдали. Ну, это еще куда ни шло. Неделю пусть живет. Хотя я бы на его месте тут не задерживался...
  
   Вечером Рыжего (его так и зовут, оказывается) выпустили побегать, и мы, как воспитанные крысы, сразу знакомиться подошли. Мол, здравствуйте, мы тут живем, а вы кто? А этот тип весь ощетинился, шерсть распушил... А потом как тяпнет Хруста за ухо, а потом еще Ластика за лапу!!! Картина, наверное, была жуткая - кровь течет, Ластик вопит, Бантик рвется отомстить за друга. Да и я сам не отказался бы! Ластик мне вообще родной, да и Хруст, хоть и вредничает иногда и ленится часто, но он все-таки наш друг. И нечего какому-то чужому крысу их трогать.. А хозяин кровь вытер, всякие раненые лапы-уши чем-то помазал и всех нас в клетки отправил. И, спрашивается, за что? Мы-то в чем виноваты? Нет уж, на что наш хозяин хороший человек, но и он ничего в крысиной жизни не понимает. Ну, да ладно, переживем...
  
   Утром хозяин на работу ушел, а мы гулять отправились. Рыжий крыс как это увидел, сразу пищать начал. Тоже гулять хочет... Будто его выпускать буду.. Хватит, мы с ним вчера пообщаться успели. У Ластика лапа до сих пор не зажила...
  
   Мы бегаем, а Рыжий на полке лежит... грустный такой... Подошел я к его клетке и говорю, что если он хочет тоже побегать, то должен обещать вести себя хорошо. Никаких драк, ни царапин, ни укусов. И если я скажу, что пора в клетку идти, то он должен бежать туда без разговоров. Ну, крыс этот, конечно, головой закивал, мол, обещает слушаться и все такое. Открыл я ему клетку, Рыжий из нее вышел и за мной побежал. К другим крысам он подходить боялся. Еще бы, у Хруста вон какая в ухе дыра - хоть серьгу вешай. Теперь ему на крысиной выставке точно кубок не дадут. Разумеется, никакой любви к пришельцу Хруст за это не испытывал.
  
   Я за едой на кухню отправился, Рыжий за мной. Увидел кран с мойкой и спрашивает, что это за штука такая. Я как раз на стол возле мойки залез, хотел яблоко на пол скинуть, так, услышав вопрос, чуть со стола не свалился. Это до какой степени диким надо быть, чтобы не знать, зачем кран нужен. Где он жил все это время? Пришлось растолковывать, что под краном люди лапы моют, ну и всякие миски, из которых крысы едят. А Рыжий почему-то удивился очень, спрашивает, разве у них языков нет? Облизал лапы - и никакой кран не нужен. А миску мыть вообще не обязательно. Мойка его просто напугала, ведь если столько воды налить, то и утонуть легко можно. Что бы он про ванну сказал тогда?
  
   Похоже, хозяева этого парня вообще от нормальной жизни прятали. Я ему яблоко показываю, а он, оказывается, и не представлял, что яблоки так выглядят. Он думал, что они только в виде кусочков маленьких и пюре существуют. Целый час я с Рыжим по кухне гулял, все ему показывал. Он и плиту в глаза не видел, и холодильник... Да и не удивительно это, он же целый день в клетке сидит обычно, а гулять ему только по дивану разрешают. А что на диване увидишь? Ну, пробежишься туда-сюда, вот и вся жизнь.
  
   Когда мы, наконец, в комнату вернулись, я устать успел. Даже к компьютеру подходить не стал, только прикатил к дивану пару яблок. Мы их вместе погрызли, что не доели - спрятали под диваном. И спать по клеткам разошлись...
  
   На следующий день, когда нас хозяин выпустил, Рыжий опять со мной гулять собрался. А я чувствую, так я все дела заброшу с этим крысом. Мне работать надо, а он за мной, как тень, ходит. И спрашивает, спрашивает... Все, говорю, ты пока сам поиграй, а я пойду за компьютером посижу, почту проверю.
  
   А когда я отвернулся, Ластик прыгнул на Рыжего. Я даже представить не мог, что кто-то может так орать! Я уже думал, что ему лапы оторвали, причем все четыре. Но Ластик, хоть он и был обижен на чужого крыса, все-таки не зверь какой-то. Он нормальный, домашний крыс... Он всего-то Рыжего за лапу укусил. Конечно, сильно укусил. Наверное, больно было. Но орать-то зачем? Сразу хозяин прибежал, начал охать и ахать. С нами-то он уже привык обращаться, царапины или там еще какую-то мелочь сам лечит. Но тут крыс чужой, это ж ответственность какая... Рыжий еще хромать начал, словно на лапу вообще наступить не может. Ерунда все это - полежал бы денек и все зажило. А хозяин решил его ко врачу свозить. Мол, пусть проверит, может стоит антибиотик какой подавать или витамины... В общем, посадил он Рыжего в сумку-переноску, а заодно и меня туда сунул. Чтобы "бедному мальчику" спокойней было. А остальных крыс в клетку отправил.
  
   Поехали мы в клинику. Минут десять всего ехали, я даже удивился, отчего это так быстро добрались. Но, как я потом понял, наш, крысиный, врач в отпуске был, вот хозяин и решил в ближайшую клинику поехать. Он только позвонил и спросил, лечат ли они крыс. Сказали, что лечат кого угодно, хоть крыс, хоть носорогов или тараканов.
  
   Вошли мы внутрь, нас сразу в какой-то кабинет отправили. Хозяин сумку открыл, Рыжего из сумки достает и врачу протягивает. А врач там странный какой-то... В белом халате, в белой шапочке какой-то непонятной. Худой и еще нервный очень. Он почему-то хозяина спрашивать стал, можно ли ему крысу на руки взять. Как будто можно нас осматривать и не трогать... Интересно даже, что он надеялся издали увидеть... Он бы еще из другой комнаты лапу рыжего разглядывал, через стену! А врач еще хозяину говорит, что красноглазые крысы, если только они не альбиносы, обычно очень агрессивные, руку до кости могут прокусить. Хотел бы я знать, кто это ему такое наговорил. Это все равно, что сказать, что голубоглазые люди все кусачие... А врач дальше еще смешнее себя повел, стал спрашивать, мальчик это или девочка. Разве это не видно? Чувствую, у хозяина уже сомнения появились, умеет ли на самом деле этот врач крыс лечить. А когда, увидев почти оранжевые зубы Рыжего, нам посоветовали ему кальций давать и зубы чистить, хозяин просто схватил крыса и скорее стал его в сумку запихивать. И хотя врач продолжал говорить, что есть вот такая редкая зубная паста для собак, которая и для крыс подходит, он даже готов хозяину очень дешево продать пару тюбиков, хозяин его уже не слушал. Он сказал, что лучше уж он сам будет своих зверей лечить. Без зубной пасты как-нибудь справится... А Рыжий, когда домой приехал, сразу хромать перестал. Видимо, побоялся, что его и в самом деле заставят зубы чистить.
  
   Пока я с нашим гостем занимался, Хруст с Ластиком во что-то играли, а Бантик решил в Интернете полазить. Нашел где-то крысиный поэтический клуб "Лира и хвост", вот и стал там крысиные стихи читать. Понравилось ему. А потом он еще и сам стал писать что-то. Вначале он нам не говорил об этом, стеснялся, наверное. Я сам лишь случайно увидел, как он стихи пишет. Вот это его стихотворение мне особенно понравилось, так как раз про нас, а еще про эту погоду. Бантик так его и назвал "Летняя жара":
  
   Солнце в небе, как кусочек сыра -
   Желтое и не достать никак.
   В одеяле прогрызаю дыры,
   Будет чуть прохладнее. Хоть так...
  
   Снова жарко. Тает лед в бокале,
   Тает все - вон дропсы на виду
   Растеклись, размякли. В одеяле
   Дремлет Хруст, забывший про еду.
  
   Под диваном брошенная сушка.
   Пусть лежит, но я ее не съем.
   Задней лапой Ластик моет ушко,
   Но лениво как-то - жарко всем.
  
   Чипс уже не рвется на зарядку,
   Спрячется в тенек и будет спать.
   Или пробежится для порядку...
   У поилки очередь опять...
  
   Там еще другие стихи были, я все не запомнил. А Бантику сказал, чтобы писал дальше, мы все с удовольствием почитаем. Лучше ведь стихи писать, чем лопать сушки с утра до вечера. Ну, тут без пояснений ясно, о ком я говорю...
  
   Лапа у Рыжего быстро зажила, да и сам он вскоре отправился домой. Он еще грустил, что уезжает, говорил, что у нас веселее. Даже на Ластика не сердился... Так что снова мы вчетвером остались.
  
   Погода по-прежнему стоит жаркая, так что делать что-то совсем не хочется. Пару раз залез в Интернет, но там новостей тоже мало. Разве что про пожары в Испании или во Франции и еще что-то в таком же духе. Мне сейчас даже жалко нашего Летописца, писать совершенно не о чем стало.
  
   Хозяин, уходя на работу, теперь оставлял форточку открытой - только так в комнате можно было дышать. В этот день я забрался на подоконник и лежал там, слушая долетавшие звуки. Вскоре и остальные крысы присоединились ко мне. Даже толстый Хруст, пыхтя, вскарабкался наверх, цепляясь за шторы. Цветы хозяин переставил на стол, чтобы, как он сказал, "они не сгорели на солнце". Но ветви большого дерева затеняли окно, так что мы там чувствовали себя очень неплохо. Конечно, и тут было жарко, но легкий ветерок навевал сон, и в голову лезла всякая ерунда.
  
   Заунывный мужской голос, раздававшийся откуда-то слева с грустью спрашивал у кого-то:
   Где же ты, моя Сулико?
  
   Ластик прижался к оконному стеклу, будто пытаясь увидеть что-то снаружи. Увидеть ничего не удалось, но, тем не менее, он уверенно заявил:
   - Наверное, крысу потерял! Зря он ее на улицу потащил. Там машины, людей много, кто угодно потеряться может.
  
   Тут женский голос справа, будто отвечая на поставленный вопрос, уверенно заявил:
   Я буду вместо, вместо, вместо нее...
  
   Ластик продолжал возмущаться:
   - Ну, как же так можно! Что значит "вместо нее"? Разве одна крыса может другую заменить? Крысы же все разные!
  
   - Почему ты решил, что это крыса? Может кошка или собака какая-то, или человек даже, - возразил Бантик.
   - Человек? Ну, ты что, как может человек потеряться? Ты сам-то людей видел? Вот и представь, как человек может выйти с другим человеком погулять и потерять его. Такого попросту быть не может! Нет, это точно крыса, я чувствую! - уверял всех Ластик.
  
   А мужской голос опять запел:
   Крошка моя, как я по тебе скучаю!
  
   Ластика это окончательно убедило в его правоте:
   - Ну, видите, "крошка" - это точно крыса! Всякие кошки и собаки - они намного крупнее. Ведь не рыбку же человек потерял на улице и не микроба какого-то... Значит, крысу!
  
   А с улицы донеслась еще более грустная песня:
   Звездочка моя ясная, как ты от меня далека!
  
   Бантик поднял голову:
   - Видишь, тут про какую-то звездочку вспоминают. Может, это все-таки не крыса?
  
   Но Ластик упрямо стоял на своем:
   - Ну и что, тебя хозяин как только не называет! И чудищем косматым, и даже белой птичкой. А Чипса - солнышком. Может, этот человек свою крысу ласково звездочкой зовет. Нет, ты даже не спорь, только из-за крысы можно так переживать!
  
   А слева опять запел мужчина:
   Я буду ждать тебя возле пальм, у трех дорог...
  
   Тут уже Бантик не выдержал:
   - И о чем этот человек думает? Будет сидеть в тенечке под деревом, а бедная крыса, лапы себе отбивая, его по всему городу искать будет? Конечно, хорошо, что к этому месту три дороги ведут, а не одна, но что будет, если крыса по какой-то другой дороге побежит? Она же так вообще может домой не попасть!
  
   Откуда-то сверху послышался жизнерадостный хор:
   Не надо печалиться! Вся жизнь впереди!
  
   Хруст, до этого времени молча приходивший в себя после тяжелых физических усилий по залезанию на подоконник, глубокомысленно изрек:
   - Да уж, не повезло крысе с хозяином! Вон, когда Чипс болел, его вон как выхаживали, на руках просто носили. Лечили, кормили с ложечки, кашу специальную варили. А тут крыса только-только потерялась, может, она даже где-то рядом еще, а хозяин уже песни поет, говорит, что грустить не надо из-за какой-то там крысы. У кого-то вся жизнь впереди, а у бедного зверя она может быть совсем короткой!
  
   Тут вдруг кто-то почти заорал радостным голосом:
   Здравствуй, милая моя, я тебя дождался,
   Ты пришла меня нашла, а я растерялся!
  
   Тут уж завопили все сразу, радуясь, что крыса нашла свой дом. Больше всех радовался Ластик:
   - Наверное, она сама к подъезду подошла, вот ее и отнесли в нужную квартиру! А то хозяин так и сидел бы, сложа руки, вместо того, чтобы искать зверя!
  
   А мягкий женский голос тихонечко запел:
   ... Спи, как я спала!
   В уголок подушки носиком уткнись!
  
   Ластик вздохнул:
   - Так там еще хозяйка есть, оказывается! Наверное, она-то крысу и нашла у подъезда. Потом ее покормила и на кровати оставила спать, чтобы крысе было спокойнее. На улице-то, наверное, страшно было...
  
   Мы прислушивались к звукам за окном, надеясь услышать что-то еще, но тут скрип двери привлек наше внимание. Это наш хозяин, оказывается, вернулся неожиданно рано. Да уж, он же нас утром в клетке запер, а теперь вдруг мы на подоконнике лежим... И прятаться поздно!
  
   И вот мы вчетвером сидим в клетке. В наказание. Хозяин дверку еще на карабин закрыл. Мол, чтобы не вылезали без спросу. Ну и ладно, все равно мы спать собирались!
  
   Устаиваясь поудобнее в гамаке, Ластик тихо пропищал:
   - А все-таки хорошо, что ту крысу нашли...
  
   А по подоконнику вдруг застучали капли дождя. Небо, еще недавно чистое и голубое, вдруг заволокло тучами. А ведь дело к осени идет, вдруг подумалось мне.
  

Осеннее настроение

 

   Сентябрь подошел к концу. Осень пришла уже окончательно, принеся с собой холодный ветер и затяжные дожди. В квартире заметно похолодало. Хозяин теперь специально кладет в клетку всякие тряпочки, чтобы мы могли утеплять наши домики и гамачки. Правда, иногда Хруст успевает первым добраться до тряпок и утаскивает их все к себе. Нарочно выбирает маленький гамак, чтобы к нему никто залезть не мог, и лежит на ворохе тряпок. Можно было бы в очередной раз заняться его воспитанием, но стоит ли опять тратить на это время? Мы просто все вместе (я, Бантик и Ластик) залезаем в большой гамак, втроем нам тепло... А он пусть валяется один со своими тряпками. Ну а Хрусту, видимо, обидно стало, что он один лежит, так он от тоски начал тряпки грызть. Лежит себе и грызет. Одну дырочку сделает, потом еще одну... Потом еще какую-то веревку отгрыз, и еще одну... А потом как свалится вниз... Оказалось, это он веревки от своего гамака перегрыз...
  
   Не знаю, как у вас, а у меня это время вызывает грусть. Листья падают, и деревья стоят голые и какие-то застывшие, будто лишившись одежды, они тоже замерзают на холодном ветру. Мы вот все время дома сидим, на улицу не выходим, и то это чувствуем. Иногда я по привычке залезаю на подоконник и смотрю в окно. Нет уж, на улицу меня что-то не тянет. Да и сам подоконник стал почти ледяным, так что я все реже и реже тут появляюсь. Последнее время мне больше нравится лежать в мягком кресле или на диване. Бантик говорит, что это я старею, хотя сам тоже не рвется на подоконник. Бегать по холодной комнате даже шустрый Ластик не хочет! Нет уж, до старости мне еще далеко. Мне ведь и полутора лет нет, хотя иногда кажется, будто я целую вечность тут живу. Да некогда мне стареть, дел еще полно. То отчеты пишу в центр, то с новостями знакомлюсь, да и Хруста, Бантика и Ластика воспитывать кроме меня некому. Хозяин, конечно, старается, как может, но правильно воспитать крысу может все-таки только другая крыса.
  
   Кстати, после того, как хозяин обнаружил, что мы в его отсутствие клетку открываем, он решил нас на замок закрыть. Купил маленький такой замочек-карабинчик и стал его вешать на дверку клетки. Когда крысы это в первый раз увидели, они просто в ужасе были. Еще бы, привыкли же, что я дверку открывать умею, гулять-то лучше, чем целый день взаперти сидеть. А тут получается, что про прогулки без присмотра можно забыть. Как ни странно, больше всех Хруст возмущался. А ведь ему-то должно быть все равно, где лежать - в клетке или на диване. Наверное, он просто испугался, что до кухни не доберется, вот и начал пищать. Как же так, говорит, а где же свобода личности, кто это вообще допустил, чтобы разумное существо весь день в клетке держали! Да уж, тоже мне разумное существо... Если кого и надо держать в клетке, так это именно Хруста. Он же все равно во время прогулки только поисками еды занят! Если бы он еще мог лапами до шкафов с едой дотянуться, то он бы вообще из клетки выходить отказался. А тут такой писк поднял!
  
   Впрочем, пошумели и хватит. Хозяин ушел на работу, так что пора нам гулять идти. Все-таки чему-то меня в школе научили. Конечно, несколько минут потратить пришлось, но вот уже карабинчик висит сам по себе, а дверка открыта. А я Бантику и Ластику говорю, что с сегодняшнего дня они начнут учиться замочки и дверки открывать. А то неправильно, что только я это делать умею. А вдруг я заболею или лапу додверну, не сидеть же им без меня в клетке. Так что пока Хруст старательно грызет найденную под диваном сушку, мои подопечные овладевают искусством крысы-взломщика. Конечно, сейф они едва ли открыть смогут, но с клеткой точно справятся без проблем. Но как только мы разобрались с замками, все опять заскучали. Погода, наверное, сон навевает. Еще и темнеет сейчас рано, да и днем солнца почти не видно, полумрак какой-то.
    
   Бантика опять потянуло на стихи. Пишет что-то крысино-грустное:
   Рыжей крысой убежало лето,
   Хвост мелькнул, и вот уж нет его...
  
   А потом еще вот это:
   Мерзнет хвост, и замерзают лапы,
   Пенья птиц не слышно поутру.
   Украшают землю рыжим крапом
   Листья, что кружились на ветру....
  
   Вполне его понимаю - настроение и в самом деле тоскливое. А тут еще хозяин напомнил, что скоро очередная выставка будет, где мы все будем в конкурсе костюмов участвовать. Вот уж о чем хотелось бы просто забыть... Но хозяин не забыл, он даже для меня костюм подготовил. Хорошо, хоть бабочкой мне быть не придется. Я еще раньше хозяину честно сказал, что в костюме бабочки никуда не пойду. Ну, сказал, конечно, на крысином языке, так что не уверен, что он все понять смог. Хотя я уже так долго с ним живу, что он мог бы и крысиный язык выучить. Видимо, что-то хозяин все же понял, так что вместо бабочки меня решили одеть енотом. Ладно, енот так енот, не самый плохой зверь... Даже симпатичный в чем-то... Только вот ехать на выставку мне совершенно не хочется. Тем более что я отлично понимаю, что никаких кубков мне там не видать. Все-таки в моем возрасте у крысы уже и окрас не совсем равномерный, и шерстка местами поредела, да и хвост до идеальной чистоты уже не отмыть. Да и вообще, не люблю я эти публичные мероприятия. Это Хруст у нас привык мелькать перед камерами, а я тишину люблю. Но тетка из крысиного клуба, как обычно, убедила хозяина, что без нас выставка просто потеряет всю свою прелесть. Будто в стране с крысами проблемы, не хватает их очень... Вот выдумали... И ведь не отвертеться, тетка, если уж взялась убеждать хозяина, так не отцепится. Так что придется нам в очередной раз стать участниками крысиного шоу.
  
   Выставка крыс должна была проходить в субботу, так что народу туда опять набилось немало. Уже к одиннадцати часам по залу пройти было сложно - всюду стояли люди. Кто пытался пальцем в клетку залезть, кто хозяев крыс расспрашивал об их питомцах, кто со своими крысами по залу ходить пытался. Хорошо, я зверь спокойный, мне эта шумиха нервы не портит. А Ластик, бедный, искрутился весь. Чипс, спрашивает, а когда нас оценивать будут? Чипс, а там надо будет тихо сидеть или можно побегать? Чипс, а можно нас с тобой вместе к эксперту понесут, чтобы не страшно было? Вот и пришлось объяснять ему, что и как на выставках происходит. Хруст принципиально ни на какие вопросы отвечать не стал, будто ему даже и говорить с глупыми крысами не хочется... Ну, еще бы, он такой известный зверь, его по телевизору показывали, а всякие Бантики и Ластики - ну кто их знает, кроме хозяина... Если б не люди вокруг, я бы этому Хрусту объяснил, кто он такой и что надо с такими крысами делать. Ну да ладно, потом с ним беседу проведу, а пока пусть строит из себя телезвезду.
  
   Хозяин еще дома сказал, что выставлять будет только Хруста (это его дама из клуба заставила) и Ластика. Мол, Чипс уже один раз победил, теперь пусть другие выигрывают. А Бантик из-за рваного уха и отсутствующего пальца на лапе все равно не сможет выиграть, так нечего парня и мучить всякими экспертизами. Мы-то сами знаем, что он у нас красивый даже без уха. В общем, мы с Бантиком могли спокойно болтать о своих крысиных проблемах, а хозяин в этот момент Ластика причесывал. Поскольку Ластику еще и полугода не было, его вместе с молодыми крысами раньше оценивать должны были. Честно скажу, так хорошо наш малыш еще никогда не выглядел. Шерстка блестит, хвостик вымыт до блеска... Я его успокоил, как мог, мол, ничего страшного в этой экспертизе нет. Это как у врача - осмотрят, взвесят, вот и все. Ну и запишут на листочке оценки за все по отдельности - за хвост, за голову, за лапы... Или что-то в этом роде. Я в прошлый раз, когда на выставке был, особо за этим не следил. Глупости все это, крысу по форме ушей оценивать или по тому, чистый у нее хвост или грязный. Хрусту вон хвост вымыли, а мозги-то все равно не добавили. И характер не исправили.
  
   Ну, вот, сказали хозяину, что пора Ластика показывать. Уж не знаю, сколько их не было, наверное, минут пять или десять, но я очень за малыша беспокоился. Вдруг дадут ему мало баллов, он же расстроится, переживать будет. Он и так вчера мне спать мешал, все рассуждал, что у Хруста вон какая шерсть красивая, голубая. И уши у Хруста лопоухие... А у него и шерстка просто черная, и уши самые обычные. Мол, он там наверняка последнее место займет. Глупый он еще, Ластик-то, маленький совсем. Разве от цвета шерсти характер крысы зависит? Вон, у Бантика одного уха вообще почти нет, а какой он крыс хороший и умный.
  
   Пока я ждал, когда же Ластика хозяин принесет, Хруст шерсть чистил. Он от нас подальше отсел, чтобы мы, как он сказал, своими грязными лапами, ему случайно хвост не испачкали. Как будто нам больше делать нечего, как его хвост трогать. Да и лапы у нас чистые, я свои только недавно языком вылизал.
  
   Смотрю, хозяин идет довольный. Оказалось, Ластику 97 баллов присудили. Один балл сняли за то, что белая перчатка на правой лапе чуть больше, чем на левой. Еще один - за то, что пятно на животе с одной стороны чуть-чуть закругленную форму имеет. А третий еще за что-то, я даже не понял за что. Я это все слушал и чуть от смеха не умер. Вот люди напридумывали... Будто Ластику пятна на шкуре хозяин сам краской рисовал. Тут уж какая шерсть получилась, такая получилась. И так пятно ровное, будто по линейке рисовали. Да и на лапах перчатки тоже почти одинаковые, там разница-то в милиметр, ну пусть в два... Что ж, за это надо баллы снимать с малыша? Пятно еще на голове придумали, мол, по стандарту положено, а зачем оно Ластику нужно? Ни у одной моей знакомой крысы никаких пятен на голове нет, и ничего, нормально живут. Нет, совсем эти люди оценивать крыс не умеют. Лучше бы проверили, как эти крысы читать умеют или считать.
  
   А Ластик еще волнуется и меня спрашивает про эти баллы. Мол, Чипс, это плохо, да? Говорит, я же не виноват, что у меня пятна какие-то не такие, как нужно. Но я Ластику на хозяина показываю - видишь, какой он довольный. Значит, ты много баллов набрал, не переживай. Тут как раз хозяин Хруста из клетки вытащил и какой-то щеткой специальной стал его причесывать. Еле-еле успел причесать, как уже надо было и его на экспертизу нести. Оказывается, лопоухих крыс, дамбо, другой эксперт судил, та самая дама из клуба. Ну, она Хруста всегда любила, так что наверняка ему сто баллов поставит. Но даже эта дама что-то в крысах смыслит, с Хруста несколько баллов за толстое брюхо сняли. Ну и там еще за что-то... Так что он даже меньше Ластика набрал, всего 94 балла.
  
   Как же Хруст на всех обиделся! Его в клетку хозяин посадил, а он забился в угол и ворчит. Что-то про происки завистников, мол, ни за что ни про что сняли баллы с лучшей крысы на выставке. Есть надо меньше, тогда и баллы за толстый живот не снимут. А то вчера мы все по комнате бегали, зарядку делали, а Хруст телевизир смотрел. Ой, Чипс, пищал он, тут такая передача важная, никак нельзя пропустить! Да уж, ужасно важная - там про кондитерскую фабрику рассказывали. Как они конфеты делают и торты всякие. Зачем, скажите, крысе смотреть такую передачу? А бедному хозяину пришлось в последний день костюм Хруста срочно переделывать, потому что кое-кто поправиться успел, и костюм на него не налезал уже. Ладно, пусть ноет, мы к этому привыкли. Ясно же, что кубок ему сегодня точно не дадут.
  
   Пока эксперты других крыс смотрели, людей решили всякими конкурсами развлечь. Наш Ластик сразу конкурс на самую любопытную крысу выиграл. Да и сложно было не выиграть. Я ж ему сам объяснил, как бегать надо. Это же у тех крыс, что человеческого языка не знают, могут быть трудности. Но мы-то все сами слышали - надо как можно быстрее обежать двенадцать разных предметов, обнюхав каждый из них. Из нас Ластик самым шустрым был, вот его хозяин и выбрал для этого конкурса. Меня он тоже спросил: "Хочешь побегать, Чипс?". Но я только головой мотнул и лег в переноске. Что я, крысенок какой, что ли, чтобы тут бегать? Если мне надо будет, дома побегаю... Так что хозяин тут же сказал, что от нас только Ластик бегать будет. Половина крыс так и не смогла понять, что им вообще делать нужно было. Кто-то пытался со стола спрыгнуть, кто-то в середине стола сел и так сидел. А Ластик быстро по часовой стрелке все предметы обошел, все понюхал и в конце на задние лапы встал. Мол, что еще вам надо? Конечно, победу ему присудили. Хозяину вручили коробку каких-то лакомств крысиных. Ну, с подарком все ясно - если не успеем подсуетиться, все Хруст слопает.
  
   Там потом еще всякие конкурсы были. По веревке лазить, в носки залезать, нам это все ни к чему. Могли бы что-то более интеллектуальное придумать. Впрочем, мы только радовались, что можем какое-то время спокойно посидеть в клетке. Ведь уже скоро будет конкурс костюмов, а там нам всем участвовать.
  
   Первым выступал Ластик, у него костюм самый просто был - капюшончик, жилеточка. Не думаю, что ему удастся выиграть. Ведь других крыс во что только не одели. Морковки всякие, пауки, лошади, даже ящерица была или крокодил, я точно не понял. Я уж не говорю про крыс в бальных платьях, матросках и прочей человеческой одежде. Только вот крысы костюмы носить не хотели и все время пытались из них вылезти.
  
   А потом настало время выхода на сцену Хруста. Черно-желтое полосатое одеяние, прозрачные крылышки за спиной, на голове шапочка с усиками... Хруст еще встал на задние лапы и пошел вперед, так что получилась такая пчела-монстр, как раз для фильмов ужаса. Всем костюм понравился, даже аплодировать начали. И тут вдруг эта гигантская пчела вдруг ка-а-ак побежит по столу! Хозяин зверя даже схватить не успел. А крыс, добежав до края стола, не остановился, а почти взлетел в воздух и мгновенно оказался на плечах у какой-то дамы, решившей посмотреть конкурсы с пирожным в руках. И хотя все говорят, что зрение у крыс не очень хорошее, но пирожные Хруст увидит даже из другой галактики. Так что он в пирожное и вцепился сразу двумя лапами и зубами. Со стороны могло показаться, что бедную крысу перед выставкой три дня не кормили. Дама эта еще в себя прийти не успела, а Хруст уже здоровенный кусок пирожного в пасть затолкал. Просто хомяк какой-то получился - щеки из-за спины торчали. Кстати, пока он бежал, костюм с него наполовину сполз, а усы вместе с шапочкой вообще отвалились. Хозяину пришлось этого любителя сладкого почти отдирать от бедной дамы... А Хруст при этом еще вопил так, будто с него живьем шкуру снимали. И это с пирожным во рту!
  
   В общем, я сразу понял, не получит наш приятель приз за костюм. За плохое поведение. Хруста посадили в клетку, но он и там еще что-то дожевывал. После этого происшествия другим крысам выступать было трудно. Все зрители уже ждали, что хоть что-то интересное случится, и просто смотреть на крысу в костюме, например, кролика, им уже не хотелось. А тут как раз до меня очередь дошла. Как я уже говорил раньше, меня хозяин решил енотом одеть. Мол, у меня как раз немного шерсть поседела и стала похожей по цвету на шерсть енота. Чтобы было забавнее, хозяин решил еще показать, как я буду платочек стирать в тазике. Ну, вроде как я енот-полоскун. Дома хозяин нашел какую-то мисочку небольшую, налил туда воды и стал меня учить стирать. Целую неделю тренировал, но я никак понять не мог, что же он хочет. Лучше бы просто сразу сказал, что стирать надо. Я по телевизору не раз видел, как люди белье в тазу стирают. Но вместо этого хозяин мне то платок в лапы запихивал и лапы в воду окунал. Я уж измучился с ним, честное слово! Нам уже надо было на выставку собираться, а я так и не понимал, что же мне с этим тазиком делать. А хозяин так грустно говорит: "Похоже, Чипс, не выйдет из тебя хорошего енота! Не знаешь ты, как стирать надо!". После этого я, наконец, во всем разобрался... Что за странные эти люди, что-то придумывают, а крысе это объяснить по-человечески не могут... Теперь, когда хозяин одел на меня что-то типа мехового плаща с длинным пушистым хвостом, я на глазах у всех зрителей спокойно окунул платочек в воду и несколько минут тер его лапами. А потом, хоть хозяин мне про это не говорил, еще и аккуратно расстелил платок на столе, чтобы он быстрее сох.
  
   После меня какая-то чужая крыса костюм показывала, но я на нее не смотрел даже. Я же знаю, что у нас костюмы лучше, да и выступать мы умеем (кроме некоторых, что пирожные лопать предпочитают).
  
   А потом наступил черед Бантика. Вначале зрители увидели большой белый круг, который хозяин вырезал из картона и покрасил белой краской. А сверху на картоне еще было наклеено что-то белое и пушистое. И еще там стояли два снеговика - один совсем крошечный, а другой немного побольше. Оба снеговика были в одинаковых клетчатых красно-зеленых шарфах, с красными морковками вместо носа и шапках, сделанных в виде крошечных ведер. Еще у снеговиков были маленькие ручки-лапки из веточек, в лапке один держал хоккейную клюшку, а второй - метлу. Когда хозяин поставил все это сооружение на стол, все с удивлением спрашивали, где же тут крыса. И тут рядом со снеговиками хозяин поставил нашего Бантика. Такого же белого, как они, в таком же шарфике. На голове у стоявшего на задних лапах крыса было зеленое пластиковое ведерко, а в правой лапе - зеленая лопатка. Даже нос из морковки Бантику одели, только он был чуть выше крысиного носа, чтобы дышать можно было спокойно. Бантик держался очень спокойно, будто каждый день снеговиком работал. Он еще посмотрел вокруг, будто оценивал, много ли снега выпало, и пошел лопаткой снег чистить... Конечно, он не по настоящему чистил, а просто лопатку впереди себя толкал, но получилось похоже.
  
   Как я и говорил, Хрусту приз за костюм не дали. Зато вот Бантик наш всем понравился, так что его победителем и выбрали. Впрочем, мне тоже приз дали - "За наиболее достоверную передачу образа". Эх, если бы хозяин догадался веревку натянуть, я бы еще платок сушиться повесил! Такое не каждый енот догадается сделать!
  
   Кстати, пока мы все ждали объявления результатов выставки, к хозяину какая-то девушка подошла. Мол, она корреспондент, хочет вопросы задать для своей газеты. Они собирались про нашу выставку писать. Конечно, хозяин ей про все подробно рассказал. И чем крыс кормить, и какие им клетки нужны, и зачем крысиные выставки устраивают. И даже всякие случаи смешные про крыс рассказал... Что ж, если повезет, мы это все скоро в газете прочитать посмотреть сможем. Хруст был уверен, что про него там напишут, ведь он такой красивый и фотогеничный.
  
   Газета со статьей о выставке появилась через день. Название у нее было впечатляющим - "Подиум для монстров". Из всего того, что хозяева рассказывали журналистке, эта дама выбрала истории про съеденные провода, порванные книги и обои. Для тех, на кого это не произвело должного впечатления, дальше шел рассказ об укушенном ребенке. О том, что этому "малышу" было почти 18 лет, и он пытался сунуть в клетку горящую сигарету, дама писать не стала. А украшала это все фотография Хруста, вцепившегося в кого-то из гостей. Казалось, что крыс вот-вот просто загрызет бедную женщину. Там еще что-то было написано, но дальше я даже читать не стал. Да и хозяин газету эту скомкал и в мусор бросил. И говорил, что на всякие выставки больше вообще своих крыс не повезет, так как им там нервную систему расшатывают. И ни с какими корреспондентами говорить больше не будет. А то они притворяются, что крыс любят, а потом пишут всякие гадости.
  
   Впрочем, все это мы быстро забыли... Хотя Хруст все-таки разыскал потом газету со статьей и аккуратно выгрыз кусок со своей фотографией. Говорит, неважно, что написали, главное, его костюм автора все-таки впечатлил... Так что теперь этот снимок лежит под диваном, и Хруст регулярно им любуется. А хозяину вроде предлагали нашего Хруста для рекламы снять. Якобы в костюме пчелы с черными и желтыми полосками он хорошо может какую-то компанию рекламировать. Так что мы еще можем нашего приятеля по телевизору увидеть... Не понимаю я этих людей, разве глядя на Хруста кто-то может захотеть что-то покупать? Если только таблетки для похудения... Зато Ластику на выставке кубок дали, ведь оказалось, что среди молодых крыс он больше всех баллов набрал. Кубок хозяин на полку поставил рядом с тем, что мне когда-то дали.
  
   А на улице дождь... И даже дома все кажется серым и унылым. Пускай я не люблю всякие выставки, но там все-таки было весело. А теперь все крысы валяются на диване с грустными мордами, не желая ни бегать, ни играть.
  
   Хозяин, когда уходил на работу, оставил на диване теплый плед (он ведь не думал, что мы опять из клетки вылезем), вот под ним мы все и устроились. Даже Хруст приполз, хотя и устроился отдельно от нас. Хорошо под пледом, уютно. Лежим мы и о своих крысиных делах разговариваем. И тут Ластик вдруг, ни к кому не обращаясь, говорит: "Эх, хорошо птицам, они могут зимой в теплые края улететь. А мы ничего, кроме своего дома за всю жизнь не увидим..."
  
   Смешной он, Ластик... Это по телевизору смотреть хорошо, как птицы вдаль летят. А попробовал бы много дней подряд крыльями махать... Дождь льет, ветер дует холодный, даже снег может пойти, а ты лететь должен... А внизу море, даже приземлиться некуда... В общем, рассказал я Ластику про то, что многие птицы в дороге погибают. Да и зачем лететь далеко, если у тебя есть уютная норка или клетка большая, как у нас. А еще вся квартира в нашем распоряжении, когда хозяин уходит на работу. Да и когда он дома, мы часто гулять выходим. Красота - окна закрыты, на полу ковер теплый, хозяин его специально купил, чтобы нам прыгать было удобно. А про далекие страны мы можем и по телевизору узнать, и в книгах прочесть. Еще и в Интернете найдем, если захотим. И вообще, нам всем повезло - хозяин хороший попался, еды вдоволь (даже бананы нам хозяин покупает!), не надо по холодным лужам бегать, корм искать...
  
   Мы болтали, почти не замечая, как бежит время. И когда хозяин начал открывать дверь, все мы еще сидели под пледом. Тут уж было не до раздумий - мы быстро вылезли из-под пледа, а дальше спасти нас могла лишь телепортация. Не люблю я это дело, но добежать до клетки мы бы уже не успели. Конечно, мгновенно перенестись мы бы не смогли, но за два-три перемещения до клетки добрались все. Я тихонечко прикрыл дверку и, просунув лапы между прутьями, повесил на место замочек-карабин. Ну, вот и все: Хруст замер в гамаке, Ластик и Бантик спрятались в домике, а я просто улегся на полке и прикрыл глаза.
  
   Хозяин вошел в комнату и включил свет. Четыре крысы мирно спали в закрытой клетке. На диване лежал смятый плед, а в центре комнаты, на ковре, валялалсь недоеденная Хрустом сушка.

Подарки Деда Мороза

  
   Все-таки некоторым крысам смотреть телевизор противопоказано. Полезные передачи эти крысы все равно не смотрят, а остальное им и не нужно видеть. А то вот недавно Хруст наш увидел где-то, что перед Новым годом дети пишут письма Деду Морозу, где рассказывают, какие подарки они хотят получить на праздник. Хруст, конечно, тут же завопил, что он тоже хочет подарки, так что надо срочно садиться и писать письма. Я, услышав это, чуть с дивана не упал. Взрослый крыс вроде, а в детские сказки верит. Ну и куда он писать собирается, это ж для детей только придумано. Но Хруст готов был прямо сию минуту бежать сочинять, что же он хочет получить. Пришлось ему объяснить, что для отправки письма нужен конверт с маркой, а еще надо письмо в специальный ящик опустить. В почтовый. А на улицу никого из нас не пускают... Да и незачем крысам зимой по улицам бегать. Вроде Хруст притих, так что я уже надеялся, что эта глупая затея совсем забыта. Увы, я ошибался.
  
   Через пару дней ужасно довольный Хруст опять вспомнил про послание Деду Морозу. Мол, в наше время вовсе необязательно письма в конверте писать, можно теперь и по электронной почте отправить. Он вот уже и адрес нашел. Говорить нам, где же он нашел этот адрес, Хруст отказался. Он вообще гордо уселся на подлокотник кресла и заявил всем, что сейчас ему некогда, он думает, что в подарок попросить.
  
   Ластик все разговоры про Новый год слушал, раскрыв пасть. Еще бы, он до сих пор только по телевизору про этот праздник и слышал, а сам ни новогодней елки не видел, ни игрушек всяких, ни подарков. Впрочем, Ластик еще молодой совсем, так что это нормально, что ему всякие сказки нравятся. Вот и сейчас наш черный приятель радостно пискнул, что надо нам одно письмо на всех написать и перечислить, что мы хотим получить. Хруст возразил, что одно письмо писать нельзя, так как на одно письмо можно лишь один подарок получить, так, мол, положено. А если каждый хочет свой подарок, то и писем должно быть столько, сколько крыс. Тут в разговор вмешался Бантик, заявивший, что тогда каждый может и по пять писем написать. Но Хруст уверенно сказал, что так тоже нельзя, так вообще ничего не получишь, Деда Мороза нельзя обманывать.
  
   Тоже мне, специалист по Деду Морозу... Откуда он вообще все это узнал? Не иначе, как сам выдумал... Увы, в результате сам Хруст, а вместе с ним Бантик и Ластик, забыв про все, вслух начали рассуждать, какие подарки стоит попросить. Даже меня стали спрашивать, что же я хотел бы получить в Новый год. Ну, какие еще подарки! Вот хотел бы, чтобы лапа не болела, а то опять недавно ее подвернул. И чтобы вообще у нас дома никто не болел, ни хозяин, ни мы... Тут Хруст уверенно сказал, что такое просить нельзя. Вот книжку какую-нибудь, игрушку или торт, например, вот это дед Мороз точно подарить может. А про здоровье или, например, про погоду желания не выполняют.
  
   Ладно, пусть пишут! Им это только на пользу пойдет, хотя бы алфавит вспомнят. А то лениться стали. Все бы им играть и бегать, а работать кто будет? Теперь вот мучаются, что же выбрать, ведь Хруст им сказал, что два подарка просить нельзя, можно только один. Бантик вот мячик хочет, маленький такой, чтобы в футбол играть, а еще канат для лазанья. Попробуй тут, выбери, когда ему хочется и то, и другое.
  
   Я старался держаться в стороне от всего этого. Не солидно мне, умному и образованному крысу уподобляться всяким недорослям и выпрашивать игрушки и лакомства. Но попробуй, забудь тут об этих глупых письмах, если Ластик по десять раз на дню пристает со всякими вопросами. Чипс, говорил он, а как надо писать - "ТРЕНАЖОР" или "ТРИНАЖОР"? Ясно, наш малыш увидел по телевизору какой-то спортивный комплекс, позволяющий людям получить стройное и подтянутое тело, и решил, что и ему это пригодится. Конечно, не для крыс эту шутку делали, но бегать и лазить по тренажеру Ластик смог бы.
  
   Хруст, судя по всему, пытался выбрать, хочет он большой торт или книжку про зверей с красивыми фотографиями. Выбрать было сложно, торты Хруст любил безумно, но если что-то еще его и интересовало в этом мире, так это всякие животные. В результате Хруст решил поговорить с Ластиком. Ты, говорит, Ластик, лучше попроси торт. Он большой и вкусный, ты бы мог и с нами поделиться, да и самому тебе досталось бы немало. А я книжку про зверей попрошу. Буду вам ее читать и картинки показывать красивые. Увы, Ластик не настолько любил сладкое, чтобы отказаться от спортивного комплекса. А потом он увидел где-то в Интернете фотографию лабиринта для крыс, и вопрос с подарком был для крысенка окончательно решен. Цветное пластиковое чудо, состоящее из прозрачных труб, где любая крыса могла бы целый час лазить, казалось Ластику верхом совершенства. В результате был написан вот такой предварительный вариант письма: "Дед Мороз! Пришли мне большой лабиринт для крыс. Ластик". Когда хозяин был на работе, крысенок старательно набрал весь этот текст на компьютере и показал Хрусту. Видимо, Хруст считался у моих друзей главным специалистом по письмам Деду Морозу.
  
   Хруст сразу заявил, что так письма не пишут. Мол, надо вначале рассказать о себе, чтобы Дед Мороз понял, какой ты хороший, а то ничего не пришлет. Ластик надолго задумался и потом исправил письмо: "Дед Мороз! Я - очень хороший крыс Ластик. Пришли мне большой лабиринт для крыс." Немного подумав, крысенок дописал еще, что он не грызет мебель и обои, а еще всегда слушается Чипса. Про "всегда слушается" - это он, конечно, немного преувеличил, но в целом крысенок он действительно хороший. Хруст прочитал новую версию послания Деду Морозу и опять заявил, что все плохо. Во-первых, невежливо сразу требовать подарки, надо хотя бы спросить про здоровье, а во-вторых, из письма совершенно непонятно, почему Ластик заслуживает подарка. Тут Ластик начал спорить, пища, что если ничего не грызет и послушный, то это уже немало. Не каждый крыс может этим похвастаться! А про здоровье спрашивать глупо, так как все знают, что Дед Мороз никогда не болеет. Не может же он, например, простудиться, он же Дед Мороз... А перегреться зимой тем более нельзя... Ногу сломать он тоже не мог, ведь он все время на всяких оленях ездит, в крайнем случае на лошадях или на машине. Как тут сломаешь что-нибудь... Но письмо все-таки Ластик немного подправил: "Дорогой Дедушка Мороз! Надеюсь, у тебя все хорошо! Меня зовут Ластик. Я живу вместе с Чипсом, Хрустом и Бантиком. Я никого не кусаю, не грызу мебель и обои. И книжки тоже. Я всегда слушаюсь Чипса, ведь он большой и умный, каждый день делаю зарядку и хорошо ем. Пришли мне большой лабиринт для крыс." После этого крысенок заявил, что больше ничего править не будет, и отправил письмо по тому адресу, который указал Хруст.
  
   Сам же Хруст ходил недовольный, ведь лабиринт - это не торт. Конечно, Ластик не будет возражать, если кто-то еще решит полазить по его лабиринту, но как раз лазить Хруст-то и не очень хотел. Так что наш приятель направился к Бантику, чтобы попытаться его уговорить попросить торт у деда Мороза. Увы, через полчаса разъяренный Бантик, сверкая красными глазами, бегал за Хрустом по комнате и пищал, что нечего к нему приставать со всякими тортами, у него самого голова на плечах есть, так что уж придумает что-нибудь без подсказок Хруста. Мол, сам свои торты заказывай, а заодно колбасу, дропсы, пирожные с кремом или еще какую еду. Не все крысы только о еде думать могут, у некоторых есть и другие потребности. И вообще, крысы - животные разумные, так что должны свои мозги развивать. Ну и спортивную форму поддерживать, конечно.
  
   Действительно, ну зачем просить у деда Мороза что-то съедобное, если нас хозяин и так хорошо кормит? А иногда, когда его дома нет, мы сами можем что-то вкусное найти. Вот недавно Ластик конфету нашел шоколадную. Мы ее поделили на всех и съели. И хватит, сладкое крысам вредно. Я вот по телевизору слышал, что из-за конфет всяких зубы портятся, иногда их людям даже вырывают потом. Или делают уколы, а потом зубы сверлить начинают. Я тогда у Бантика с Ластиком спросил, неужели они хотят, чтобы им зубы вырвали? Они тут же головами замотали, ведь что же это за крыса, если у нее зубов нет... Правда, Хруст сказал, что он бы и две конфеты съел, потому что две штуки - это не так уж и много, зубы не выпадут. И еще, как он считает, можно после еды зубы хвостом чистить, тогда никаких дырок в зубах не будет. Ну, не знаю, лично мне кажется, что крысам найдется, что поесть помимо конфет, так что я бы своими зубами рисковать не стал. Я лучше овощи и фрукты есть буду... Или сушки погрызу, тем более, что после Хруста они по всей комнате валяются.
  
   В общем, я работой занимаюсь, Ластик иногда мне помогает, а остальное время сам с собой в догонялки играет. А Бантик и Хруст продолжают про подарки думать. Правда, Хруст вскоре все-таки сумел письмо написать. Вот что у него получилось: "Уважаемый Дед Мороз! Пишет вам крыс Хруст. Если вы не болеете и если вы дарите подарки не только людям, но и крысам, то подарите мне книжку про животных. Хорошо бы, если бы там было что-то про тигров, про жирафов и еще про летучих мышей. И чтобы картинки в ней были большими и красивыми. Я еще хотел торт попросить, но мне сказали, что вы два подарка не дарите, поэтому я торт просить не стал. Но если можно два подарка, то торт, пожалуйста, тоже подарите".
  
   А Бантик тем временем тоже себе подарок выбрал. Он у деда Мороза шашки попросил. Только маленькие и легкие, чтобы крысам играть было удобно. Мол, когда хозяина дома нет, нам иногда бывает скучно, а так мы сможем в шашки играть. Отправил Бантик свое письмо, а я крысам говорю: "Что же вы себе подарки попросили, а про хозяина забыли? Ведь он вам даже елку красивую купил, а вы о нем и не подумали". Хруст сразу спорить начал, что хозяин большой, а подарки на Новый год дед Мороз только маленьким делает. А Бантик и Ластик со мной согласились и стали думать, что хозяину попросить можно. Я пошел работать, а им сказал, что к вечеру они должны и для хозяина что-то придумать. Пока я отчет писал, крысы о чем-то спорили, шуршали газетами, пищали, но я старался не обращать на них внимания. В конце концов, за меня мою работу никто не сделает.
  
   Писать письмо поручили Хрусту. Я даже не стал проверять, что он там пишет. Не могу же я все на свете проверять. Пусть хоть что-нибудь сами сделают. Надо у моих подопечных самостоятельность вырабатывать, а то что-то они привыкли слушаться, а сами думать не хотят. Изредка я слышал, как крысы о чем-то спорили, до меня даже долетали иногда какие-то слова: то "глобус", то "машинка игрушечная", то вообще "плюшевый мишка". Хотел бы я знать, зачем хозяину игрушки? Он вроде давно уже не ребенок...
  
   Чем ближе был праздник, тем больше крысы говорили про подарки. Всем ли принесут то, что они просили, или могут что-то другое подарить. Я вообще не верил, что эти письма деду Морозу хоть кто-то читает. Я даже начал Ластика заранее успокаивать, что могут и вообще ничего не подарить. А Хруст заявил, что подарок только ему принесут, потому что он самый красивый крыс и самый породистый. Смотрю, а Ластик уже почти плакать начал. Ну, не совсем плакать, но расстроился сильно. Да ладно, говорю, если тебе ничего не подарят, я потом постараюсь хозяина уговорить лабиринт купить. Но Ластик отказывался, мол, купить - это совсем не то же самое, что подарок на Новый год.
  
   Когда в дверь позвонили, хозяин как раз телевизор смотрел. Он пошел открывать, а мы под диван спрятались на всякий случай. Видим, кто-то вместе с хозяином в комнату вошел и мешок тащит. Большой такой дядька, в валенках. И борода у него белая и длинная такая. Ластик нас спрашивает: "А это может быть дед Мороз?". Хруст из-под дивана голову высунул, посмотрел на гостя и говорит: "Вроде похож!". Тут Бантик тоже выглянул и тоже сказал, что похож. Ну а я-то точно знаю, что никаких дедов морозов не бывает, это только детям сказки про них рассказывают. Наверняка просто к хозяину какой-то знакомый пришел.
  
   А гость мешок открыл и какие-то коробки и пакеты доставать стал. Хозяин начал говорить, что он ничего такого не заказывал, а человек отвечал, что те, кто письма писали, как раз этот адрес указали, поэтому сюда он и принес подарки. А дальше сами разбирайтесь, кому это все. Вот, мол, это все вам, а мне идти пора, у меня еще двадцать подарков в мешке осталось. И ушел... А хозяин стал смотреть, что же это такое принесли. Ну и мы, конечно, прибежали смотреть.
  
   В самой большой коробке оказался тот самый крысиный лабиринт, который Ластик просил. Его хозяин в сторону отложил, мол, вначале надо все вымыть, а потом уже по лабиринту бегать. Хотя мне показалось, что трубы там вполне чистые были. В следующей коробке, точнее, это был большой пакет, лежала красочная книга про млекопитающих. Хозяин при мне ее пролистал только, но даже я узнал на фотографиях слона, обезьяну и тигра. Видимо, это бы подарок Хрусту. А сам Хруст, как эту книжку увидел, сразу начал ее незаметненько так в сторону отодвигать. И еще бормотал, что свою книжку он мыть все равно не даст. А когда мы стали следующий подарок смотреть, Хруст книжку вообще под стол уволок. Мол, потом посмотрю в спокойной обстановке.
  
   В другом пакете была коробочка с шашками. Бантик обрадовался очень, а нам всем сказал, что коробку грызть нельзя, и сами шашки тоже. И под диван их закатывать тоже не стоит, а то если что-то потеряется, то играть будет нельзя. А еще он обещал Ластика играть научить, чтобы потом они вдвоем играть могли.
  
   Хозяин еще один пакет открыл, там для него книжка была. Оказывается, крысы попросили хозяину прислать детектив или триллер какой-нибудь, хозяин их любит читать. Что ж, молодцы, вроде понравилась ему книжка. А я смотрю, на полу еще какой-то пакет лежит. Странно, подумал я, вроде все подарки уже получили, а я ничего не писал, так что мне ничего не должны были прислать. Неужели там все-таки торт для Хруста? А хозяин тем временем пакет вскрыл и оттуда какую-то коробку вытащил. Ну, думаю, точно торт... Неужели этот их Дед Мороз ничего получше придумать не мог? Хрусту торты вредно есть, а уж если это будет подарок, то точно у него потом торт не отберешь.
  
   Я уже совсем было огорчился, а тут хозяин из коробки елочку достает... маленькую такую, чуть больше крысы... Ну сонтиметров 40 высотой или 50. Вообще-то я еще раньше крысам говорил: "Подарки - это, конечно, здорово, но какой может быть Новый год без елки?". Хруст заявил, что хозяин наверняка елку поставит, ему же самому захочется к празднику квартиру украсить. А я отвечал тогда, что хозяин для себя елку поставит, большую. Мы сможем разве что нижние ветки у нее увидеть. Надо бы у него маленькую елочку попросить, поставили бы ее возле клетки и любовались, когда в гамаках лежим. Но почему-то тогда все решили, что подарки важнее, чем елка.
  
   А вот сейчас прямо передо мной стояла как раз такая елочка, как я хотел. Ну, прямо елка, созданная для крыс! Захотел бы, и то лучше не придумал. На ней маленькие огоньки горели. И даже украшена она была специально для нас. Никаких стеклянных игрушек там не было, зато были сухофрукты, орехи, семечки всякие, печенье, маленькие веточки. Очень красивая елка получилась, гораздо лучше, чем у хозяина, хотя себе он большую елку поставил. Уж не знаю, кто решил нам такую елку принести, но я был ужасно рад. Хозяин, правда, ее пока повыше поднял, чтобы, как он сказал, "любители сладкого все раньше времени не съели". Я сам, если честно, еле удерживаюсь, чтобы хотя бы изюминку с елки не съесть... Так что, наверное, правильно, что елку пока убрали.
  
   Когда хозяин стал обертки от подарков в мусор выкидывать, из одного пакета листок выпал. Я заглянул в него, а там вот что было написано: "Дедушка Мороз! Пожалуйста, пришли подарок нашему Чипсу! Он сам письмо писать не стал, потому что для себя ничего не хочет просить. А ведь ему тоже на Новый год нужно что-то подарить! Ведь Чипс обо всех нас заботится, воспитывает нас, следит, чтобы мы не болели. Он нас читать и писать научил, зарядку с нами делает. И еще он много работает. Мы долго думали, что для Чипса можно попросить, и решили, что ему бы наверняка елка понравилась. Только небольшая, ведь крысы все-таки не такие большие, как люди. Хруст, Бантик и Ластик."
  
   Я потом от Ластика узнал, что это Хруст всем сказал, что надо что-то для меня попросить. И подарок мне тоже он придумал. Может, зря я его ругал и есть в Хрусте что-то хорошее?
  
   А потом наступил день праздника. Хозяин ушел встречать Новый год к друзьям, а нам тоже решил праздник устроить. Поставил елку на маленький столик, рядом блюдце с водой и еда всякая. И мясо было куриное, и яблоки, и зеленый салат, и огурцы, и сухарики. Так что мы поели, а потом всю ночь лежали на диване, разговаривали о жизни и смотрели, как сияет огоньками наша новогодняя елка...
  
   Все-таки приятно, что хотя бы раз в году, в нашей жизни могут происходить чудеса.
  

Одни дома

  
   Зачем мы приходим в этот мир? Чтобы пробежать сколько-то там километров? Пропрыгать сколько-то в длину и в высоту? Съесть сколько-то корма? Тут я сразу вспомнил первые задачки, что мы решали в школе: "Сколько корма съест крыса за всю жизнь, если считать, что она съедает в среднем 40 г еды в день, а продолжительность жизни крысы - 3 года?". Не в этом же суть нашей жизни, это ясно.
  
   Или вот еще - зачем-то люди заводят крыс, хотя заранее знают, что крыса умрет через каких-то несколько лет, а для человека эти 2-3 года - почти миг. Может, мы призваны за свою, короткую по людским меркам жизнь, чему-то научить людей? Предать им какую-то информацию? Или просто сделать их чуть-чуть добрее?
  
   Я сидел и размышлял о смысле крысиной жизни, когда ко мне подбежал Хруст и, как обычно, начал ныть по поводу кормежки. Ну, я понимаю, хозяин уехал на целых два дня, нас никому отдавать не стал, только воды налил побольше и еды насыпал в две кормушки. Грустно, конечно, но жить-то можно. Но Хрусту все не так. Он теперь, видите ли, сухой корм есть не хочет. Говорит, я тут в Интернете читал, что еще непонятно из чего этот корм делают. Вот какая-то морская свинка свой корм ела, а потом ей плохо было. При чем тут свинки, не понимаю. У свинок свой корм, у нас свой. Да и в статье той вообще не про корм, а про какое-то сено говорили. А мы уже давно такую еду грызем, и никаких проблем не было. Я так Хрусту и сказал, мол, наш корм тоже очень даже питательный. Там и злаки всякие, и овощи. А на коробке написано, что корм еще и обогащен витаминами. Но Хруст сказал, что про витамины еще ничего неизвестно, может, их как раз в нашу коробку положить забыли. Мы же не видим, есть там витамины или нет. Так он и пищал целый час, что ему витаминов мало, и шелухи от зерна много, и вообще ему мясо нужно. Мол, ослабел он совсем за те полдня, что хозяин уехал. Как будто раньше нас хозяин черной икрой кормил... Ну, он нам кашу иногда давал или йогурт какой, или еще что, но ведь и зерно мы тоже ели. Мы же крысы, грызуны мы, для нас вполне нормально зернышки есть всякие.
  
   В общем, любой бы уже успокоился и пошел своими делами заниматься. Но только не Хруст. Он все скулил и скулил, пока я его прямо не спросил, что он от меня-то хочет. Хозяина нет, а я ему откуда еду возьму? Тут Хруст и заявляет, что можно было бы баночку детского питания открыть, нам бы как раз этого хватило на пару раз. Ага, я прямо сейчас залезу в холодильник и буду эту банку доставать, пока дверь не закроется, и я внутри останусь. Хруст тогда вздохнет и пойдет наш корм есть, а я буду в холодильнике мерзнуть, пока не умру. Нет уж, спасибо...
  
   Но Хруст тут радостно сообщает, что хозяин одну банку на подоконнике оставил, так что ни в какой холодильник лезть не нужно. Мол, такая хорошая еда - говядина с морковью и брокколи. Он слышал, что овощи крысам полезны, от них шерсть лучше становится и зрение тоже. А мясо вообще штука вкусная, так что такое питание нам всем не помешает.
   Мы, говорит, банку просто на пол свалим, а потом откроем. Да уж, точно, мы ее свалим, она разобьется, и мы потом все лапы порежем об осколки.
  
   Но Хруст опять не успокаивается, говорит, что банка железная, она не разобьется. И вообще, он ее уже сам на пол скинул. Надо же, не лень было на подоконник лезть с его толстым брюхом. Я даже не знаю, как он туда забраться-то смог. Вот что голод с крысами делает! Ладно, пошел я с Хрустом на кухню, чтобы на эту его банку посмотреть. Ну, пришли - банка действительно на полу валяется. Чуть погнулась, но вроде не сильно. Вот только совершенно непонятно, как ее открывать. К нам тут еще Бантик и Ластик пришли, тоже банку изучают. Ластик говорит, что он как-то видел, как хозяин такие банки открывал. Надо вот за это колечко потянуть, и банка откроется. Да уж, нашими "большими и сильными" крысиными лапами только и тянуть. Люди, когда такие банки делали, вовсе не думали, что их будут крысы открывать.
  
   Я уже надеялся, что на этом все и закончится, но тут Ластик предложил попробовать в колечко что-то твердое запихнуть. Я еще подумать не успел, что же тут использовать можно, а Бантик уже откуда-то длинный гвоздь притащил. Начали Листик с Бантиком этот гвоздь пытаться в кольцо затолкать, но что-то у них плохо получилось. Вроде бы самый кончик гвоздя туда влез, но, сколько мы этот гвоздь не пытались повернуть, ничего у нас не вышло. Сил не хватает. Да еще и банка все время укатиться пытается. Хруст ее лапами держал, но в итоге он вместе с банкой покатился, да еще и лапу ему прищемили.
   Хруст орет, а банку не отпускает. Ладно, мы перерыв сделали, ждали, пока его лапа болеть перестанет. Минут двадцать, наверное, ждали, а потом Хруст опять на лапы вскочил, кричит, что хватит время терять зря, надо еду доставать. Я им объясняю, что ничего у вас так не выйдет, надо нам как-то банку зафиксировать. А Ластик этого слова не понял, спрашивает, что же это значит. Пришлось объяснить, что это значит, что надо банку закрепить где-нибудь, чтобы она не могла двигаться. Вот люди для этого тиски используют. Зажимают там всякие предметы, и потом можно с ними что угодно делать.
  
   Тут Бантик начал лапами хлопать - оказывается, он как раз утром у хозяина возле кровати тиски видел, маленькие такие, но для банки в самый раз. Похоже, хозяин перед отъездом инструменты убрать не успел. Тиски мы, конечно, никуда тащить не стали, мы банку на бок перевернули и покатили в спальню. Повезло нам, что она круглая, катится хорошо. В общем, докатили мы ее до места, стали думать, как банку приподнять немного, чтобы в тиски зажать. Я предложил что-то снизу подкладывать, банка будет приподниматься постепенно. Хруст с одной стороны банку наклонил, а Ластик с другой книжку подсунул. Потом мы банку целиком на книжку затащили, но оказалось, что одной книжки мало, пришлось еще одну книгу под банку запихнуть, лишь тогда нам удалось кое-как ее к тискам придвинуть и зажать. Я с одной стороны банку придерживал, Хруст - с другой, а Ластик с Бантиком ручку тисков закручивали. Потом мы стали думать, чем же нам кольцо на банке подцепить, чтобы крышку открыть. Ластик пытался карандаш в кольцо вставить, но грифель сломался сразу, а сам карандаш был слишком толстым, и нам не удавалось под кольцо его затолкнуть. Тогда Хруст решил длинный узкий ножик использовать - мол, подсунем снизу, потом как дернем, вот кольцо и откроется. Увы, наших сил на это все равно не хватило. Тогда я Хрусту сказал, что можно на ручку ножика с кровати спрыгнуть - вставляем лезвие внутрь кольца и прыгаем, может, этого хватит. Хруст, правда, отказывался, мол, пусть другие прыгают. Но мы все его убедили - он самый тяжелый, так что ему и прыгать придется.
  
   Вы бы видели, как наш Хруст на кровать забирался! Вот что значит отсутствие зарядки... Ну, да ладно, кое-как влез-таки, оттолкнулся и полетел вниз... Разумеется, мимо... Вторая попытка была ничуть не лучше первой. Всему этого лентяя учить надо! В общем, забрался я сам на кровать и показал, как прыгать надо! Кольцо от банки поднялось вверх, и теперь надо было просто тянуть за него, чтобы снять крышку. Тут решение пришло почти мгновенно - нужна веревка!
  
   Веревку нашел Бантик - в ящике на кухне. Не знаю, откуда он знал, что веревка там лежит, но, видимо, содержимое ящика Бантик знал хорошо. Привязывать веревку поручили Ластику - он у нас лучше всех научился узлы вязать. Он один конец прикрепил к колечку банки, а второй - к ручке двери. Для этого Ластику, правда, пришлось добраться до этой самой ручки. Хорошо, что возле двери стул стоял, а то я даже не знаю, что бы мы делали. Вообще я заметил, что люди ручки на дверях слишком высоко прикручивают, крысам это абсолютно неудобно. Я, конечно, понимаю, что они для себя это делали, но ведь можно же было и еще одну маленькую ручечку внизу приделать...
  
   В общем, привязали мы веревку, а потом дверь толкнули, веревка натянулась и потянула за собой кольцо банки. Увы, слабо потянула, открыть крышку нам не удалось. Тогда мы решили попробовать что-то типа блока сделать. Веревку от крышки пропустили вокруг перекладины на спинке стула, а потом привязали к какой-то упакованной пачке книг на столе. Уж не знаю, зачем хозяин эти книжки так упаковал, может, отдать кому хотел, но нам они очень пригодились. Очень удачно было, что лежала пачка на самом краю стола, поэтому даже крысы ее смогли на пол столкнуть. Пачка была тяжелой, и когда она полетела вниз, крышка банки открылась.
  
   Через пару минут мы все уже сидели вокруг открытой банки с детским питанием и рассуждали, как его лучше есть. Хруст предлагал окунать хвост в банку, и потом этот хвост облизывать. Нам его идея что-то не понравилась. Бантик сразу заявил, что Хруст свой хвост уже месяца три не мыл, так что нечего в еду грязным хвостом лазить. Так что есть решили просто лапами по очереди. Вначале проще было, а потом, когда больше половины съели, пришлось лапы глубоко в банку запихивать. Перемазались все, да еще и пол весь испачкали. Впрочем, с полом Хруст обещал справиться, заявив, что он все начисто вылижет, чтобы хозяин не догадался, что мы тут что-то ели. Пустую банку я Бантику поручил спрятать так, чтобы хозяин ее долго найти не смог. В общем, мы с Ластиком пошли на компьютере работать, а Хруст и Бантик остались в комнате хозяина.
  
   Вечером мы все побегали немного, телевизор посмотрели и спать пошли. Я уже в гамаке устроился и даже засыпать начал. А тут слышу, Хруст мне в ухо дышит. Давай, говорит, Чипс, завтра кашу сварим?
  
   Да уж, мне только каши не хватало. Отвяжись, отвечаю, какая каша, никто из нас тут готовить не умеет. Вроде замолчал Хруст, я уже подумал, что отговорил его от этой глупой затеи. Но зря я радовался - стоило нам утром выйти на прогулку, как Хруст опять про кашу вспомнил. Пришлось мне опять ему объяснять, что кашу варить мы не умеем, да и плиту нам включать нельзя - или лапы обожжем, или шерсть свою спалим. Или вообще пожар устроим. Но Хруст заявил, что никакой плиты нам не надо, мы в микроволновой печи будем кашу варить.
  
   Опять мы все на кухню пришли, стали искать, в чем кашу варить. Хруст кричит, что нужна стеклянная посуда или пластиковая, специальная. Стеклянную миску я сразу забраковал - тяжелая она, ее трудно будет поднимать. Нашли какую-то прямоугольную коробку, Хруст ее долго изучал, а потом сказал, что для печки она подходит. Теперь мы стали думать, какую кашу варить. Хруст хотел овсянку, но я ее не очень люблю, да и остальные тоже. Если уж варить, то пшенку или гречку. Но Хруст заявил, что тогда надо разые виды крупы смешать, чтобы никому не обидно было. Стали крупу искать. Мы с Бантиком дверку в шкафчике открыли, а Ластик внутрь залез и по полкам бегал, смотрел, какая крупа там лежит. В общем, нашли мы разную крупу, коробку поближе к шкафчику подтащили и стали крупу горстями набирать. Потом подбегали к коробке и туда ее высыпали. Каждый раз по пять бегал, а может и по десять, так как до этого всем казалось, что крупы маловато. Потом Хруст заявил, что еще для каши вода нужна. Ластик говорит, что вода у нас в поилке есть, можно одну поилку вниз свалить, у нас же все равно еще одна есть. Забрались Ластик и Бантик в клетку, стали поилку трясти, пока она на пол не свалилась. Потом мы ее, как банку, хотели покатить на кухню. Но у поилки носик мешал катить, так что в конце концов я просто лапами за этот носик взялся и потащил поилку к нужному месту. Вылили мы воду в коробку с крупой, и стали спрашивать Хруста, что еще для каши надо. Он что-то стал про сахар и соль говорить, но мы все решили, что для крыс это все не нужно.
  
   Поставили мы коробку с крупой и водой в микроволновую печь. Теперь, по словам Хруста, надо было установить время варки. А откуда мы знаем, сколько надо кашу варить? Ластик говорит, что наверняка одной минуты хватит. Нажали мы кнопки, стали ждать. Через минуту писк раздался - время истекло. Открыли мы печку, потом коробку - а там крупа как лежала сырая, так и продолжает лежать. Бантик, видя это, говорит, что надо хотя бы пять минут подождать. Запустили мы печку на пять минут, потом опять открыли. Хруст пробовать полез, как самый голодный. Открыл крышку, а потом как заорет! Оказалось, что оттуда пар горячий шел, Хруст лапы обварил даже. Пришлось нам ждать, пока каша немного остынет, а уже потом пробовать. Но и за пять минут каша не сварилась. Мы еще пять минут кашу поварили, и решили, что хватит. Есть всем уже хотелось (мы же не завтракали даже), тут даже Хруст говорил, что уже готов сырую крупу хрумкать. Дождались мы, когда каша остынет, а потом осторожно каробку из печки вниз спустили. Сели на полу вокруг и есть стали. А что, очень даже вкусная каша получилась. И еще ее почему-то много было. Мы уже все наелись, а каши, кажется, меньше не стало. Мы оставили кашу на кухне, а сами отправились на диван отдыхать. Поспали, новости послушали, потом я отчеты готовить сел. Вроде уже время обеда наступило, Хруст полез было в клетку корм есть, но я ему говорю, что надо идти кашу доедать. А то к приезду хозяина надо ее всю съесть, да и коробку убрать, чтобы незаметно было, что мы тут что-то делали. А Хрусту вроде каша уже надоела, но деваться некуда, пришлось всем снова есть кашу. После обеда мы все опять спали на диване.
  
   Выспались, потом телевизор опять включили. Но что-то ничего интересного для крыс там не показывали - одни сериалы какие-то про любовь и про убийства. Хруст хотел еще какую-то передачу про еду найти, но мы все отказались про еду смотреть. Потом Бантик какой-то футбол нашел и сказал, что он будет футбол смотреть. Хруст обиделся, и ушел под диван листать свою книжку про зверей. Ластик тоже решил картинки со зверями разглядывать, так что Хруст ему все рассказывал: "Вот тут слон африканский, а тут индийский". А по мне все слоны на одну морду... Я опять сел на диван и стал думать о смысле крысиной жизни.
  
   Когда наступило время ужина, мы опять пошли есть кашу. Каша, конечно, была вкусной, но сколько же можно ее есть? Но нельзя же хорошую еду выкидывать! Я крысам сказал, что съесть надо все до конца. Так что мы ели и ели. Отдыхали, а потом снова ели кашу. Смотрели телевизор, и снова ели кашу. И еще, и еще... Наконец каша закончилась. Но у нас даже не было сил куда-то коробку запихивать, мы ее под столом оставили на кухне, а сами в клетку отдыхать отправились.
  
   Хозяин приехал к ночи. Куртку и ботинки снял, и скорее к нам, проверить, все ли в порядке. Голодные, говорит, наверное. А сам смотрит - у нас кормушки почти полные. Хозяин даже волноваться стал, не заболели ли мы. Я всем крысам предложил хватать зерна и грызть, а то нас ко врачу повезут, уколы всякие делать будут или таблетки горькие заставят есть. А есть-то никому уже не хочется, мы уже кашей объелись. Но делать нечего, все послушно схватили что-то из кормушки. Сидим, грызем. Хорошо, что вскоре хозяин пошел своими делами заниматься, мы сразу все назад в кормушку побросали.
  
   А хозяин умылся, поужинал и решил нас гулять пустить. Посадил он нас на диван, а сам опять на кухню ушел. А нам бегать лень, да и сил уже ни у кого не осталось. Мы же все утро бегали, пока кашу варили, да и потом тоже. Сидим на диване, разговариваем. Я Бантика спрашиваю, куда он пустую банку от детского питания дел. А он отвечает, что вначале хотел ее просто в мусорное ведро кинуть, но решил, что там ее хозяин заметить может. Поэтому он место лучше нашел - у хозяина под кроватью. Далеко закинул, почти к самой стенке. Мол, туда лазить все равно никто не будет. Ведь в комнате, где мы гуляем, убираться надо, чтобы мы лапы не пачками всякой пылью и грязью. Опять же, надо убирать весь тот мусор, что некоторые крысы за собой оставляют. Хруст вот вечно семечки раскидывает и сушки всякие, Ластик с салфетками под диваном играет, ты, Чипс, газеты читаешь. А у хозяина в комнате никто под кроватью не бегает, зачем там убирать?
  
   Я ничего Бантику ответить не успел, так как как раз хозяин вернулся. И миску на диван ставит. Вот, парни, говорит, я вам кашу сварил. Хруст, услышав это, чуть с дивана не свалился. Он уже на кашу смотреть не мог, не то что есть. Но делать нечего, есть все равно придется. В общем, сидим мы, в миске ковыряемся. А тут хозяину звонит кто-то. В другой раз я бы тут же побежал слушать, кто звонит и зачем. А тут сил нет с места сдвинуться. Слышу только, как хозяин кому-то говорит, что у него тоже крысы сегодня вялые какие-то - не бегают, едят плохо. Говорит, наверное, это погода так на них влияет. Вроде сегодня давление падает, да и пасмурно как-то. В общем, отправили нас в клетку спать. А я только рад был, уж лучше спать, чем по врачам ходить.
  
   А утром хозяин первым делом решил нас взвесить. И все удивлялся, что вроде крысы без него ничего не ели почти, а все поправились. Вот, говорит, даже Чипс, у которого всегда вес один и тот же был, и то заметно потяжелел. Это, как он подумал, из-за того, что мы два дня в клетке безвылазно сидели. Он еще потом друзьям рассказывал, как крысы от сидения в клетке толстеют. Так что решил нас хозяин на диету посадить - кормить только сухим кормом, а еще выгуливать по три часа каждый день. Что ж, по мне уже лучше сухой корм, чем опять каша.
  

Весна в доме

  
   Кажется, еще совсем недавно за окнами лежал снег, а резкий ветер горстями швырял в стекло крошечные льдинки. За какие-то несколько дней все изменилось - яркое солнце растопило сугробы, ветер стих, и по телевизору даже сказали, что на деревьях набухли почки.
  
   А у нас дома тоже произошли изменения: в гости к хозяину приехала его знакомая. Хозяин еще пару дней назад начал дома уборку - я вообще никогда не видел, чтобы он так тщательно убирался. Ковер, кажется, десять раз пропылесосил, на кухне все перемыл. Даже нашу клетку всю с какими-то порошками вычистил. Мы на диване сидели и смотрели, как он все вымытое вытирает и сушит. Говорит, теперь никакого запаха нет. Ха-ха, нет запаха, это у людей носы так работают, что запахи почти не чувствуют. Я вот даже с дивана нашу клетку с закрытыми глазами по запаху узнаю. Ну, если людям так проще жить, пусть себе моют и чистят, мы потом все равно в клетке свой порядок наведем...
  
   Утром на журнальном столике появилась вазочка с цветами, а в холодильнике - вкусная еда и какой-то немыслимой красоты пирожные (Хруст, когда это увидел, чуть с ума не сошел). В общем, мы поняли, что пора ждать гостью. Когда хозяин ушел, мы в клетке устроили собрание. Надо же было решить, как себя вести, что делать в такой ситуации. Мы-то отлично понимали, что лишние люди нам в доме ни к чему, так что неплохо было бы заставить гостью уехать как можно быстрее. Наверняка она крыс не любит, будет нас в клетке весь день держать или кормить одним овсом. Ну, ничего, мы и не с такими справлялись.
  
   Гостья появилась вечером. Точнее, они вместе с хозяином пришли. Он ее по квартире провел, все показал. Нас тоже показал. Вот, говорит, тут у меня мальчишки живут. Вот этот большой и черный - Чипс, голубой - Хруст, белый - Бантик, а черный крыс поменьше - Ластик. Что ж, радует, что эта тетка хотя бы не заорала диким голосом: "Ой, крысы!". Она даже сказала, что очень симпатичные крысики тут живут, а Хруста погладила по головке. Ну, крысы мы, конечно, симпатичные, но я ей все равно не поверил. Наверняка про себя подумала, что надо бы крыс выкинуть куда-нибудь. Ничего, мы за ней следить будем внимательно и все ее планы поломаем.
  
   Хозяин и его гостья отправились ужинать, а нас оставили в клетке. Конечно, еды нам хозяин тоже дал - кашу пшенную, кусочки огурца, салат, но у них на столе было и мясо жареное, и фрукты всякие, и пирожные. Даже вино какое-то было. Хруст нас всех от решетки отодвинул, а сам все смотрел-смотрел... Вот, говорит, они мясо едят... Ножичком отрезают кусочек и в рот кладут. А кусочки большие такие, мне бы одного хватило. Ой, а теперь колбасу едят копченую... Могли бы и крысам кусочек дать!
  
   Я не выдержал и сказал Хрусту, что жареное мясо и колбасу ему есть вообще не стоит, а то опять весь чесаться будет. А еще от такой еды может живот у крысы заболеть, придется ко врачу ехать и уколы делать или таблетки грызть. Но Хруст все равно с тоской смотрел на накрытый стол и вслух перечислял, что едят хозяин и его гостья. Когда же дошла очередь до пирожных, я начал бояться, что у Хруста сейчас сердечный приступ случится или он сейчас из клетки вместе с решеткой вывалится. Но вроде обошлось. Хруст, обиженный на весь мир, забрался в гамак и еще долго что-то бормотал себе под нос. А когда люди уснули, Хруст тихонечко подобрался к дверке и, продолжая что-то тихо бормотать, начал пытаться дверку открыть. Да уж, сколько я ему предлагал научиться клетку открывать, все ему лень было. Ты, говорил он всегда, Чипс, и сам можешь нам дверки открыть, у тебя это все равно быстрее получится. Мол, раз я в специальной школе учился, а он нет, то ему незачем и пытаться что-то освоить. Но в этот раз он даже меня ни о чем спрашивать не стал, просто толкал дверку изо всех сил, пока она не распахнулась. Минуты не прошло, а Хруст уже на кухню топал. Я, конечно, за ним побежал, ведь мало ли что этот тип вытворить может без присмотра.
  
   А Хруст добежал до кухонного стола и, забравшись на него по табуреткам, с грустью уселся посредине. Увы, вся посуда была вымыта, несъеденная еда убрана в холодильник, так что, если крыс надеялся найти тут остатки пирожных или колбасы, то совершенно напрасно. Я не стал дожидаться, пока Хруст меня заметит, и быстро вернулся в клетку, а вскоре туда приплелся и наш упитанный приятель. На его морде было написано безграничное отчаянье. Наверное, если бы у меня был кусок колбасы, я бы сейчас его сам отдал Хрусту, лишь бы он не смотрел таким тоскливым взором. Впрочем, усевшись у кормушки, наш друг стал (вероятно, с горя) поглощать то, что хозяин оставил нам на ужин. А потом, прихватив очередную неизвестно где найденную сушку, отправился в гамак спать.
  
   Утром хозяин выпустил нас погулять. Был выходной день, так что нам надлежало изображать примерных домашних крыс, которые без разрешения из клетки не выходят, компьютеры не включают и даже по телевизору смотрят лишь то, что смотрят хозяева. Впрочем, хозяин новости включил, что меня вполне устраивало. Я улегся у него на коленях и, пока хозяин ласково гладил мне спинку, успел послушать про грядущие выборы, природные катаклизмы и многое другое. Бантик и Ластик бегали по полу друг за другом, то ли выслеживая куда-то спрятавшегося Хруста, то ли просто играя. Тут смотрю, а наша гостья Хруста на руки взяла и гладит. Да еще хозяину говорит, что крысики у него просто чудо, особенно вот этот, у него и ушки забавные, и шерстка красивая. Ага, знаем мы эти песни, при хозяине нас хвалить будет, а потом в институт на опыты отдаст. Не доверяю я женщинам...
  
   Прошло три дня, а гостья и не думала уезжать. Наоборот, она развесила свои вещи в шкафу, занималась уборкой и готовкой и вообще всем видом показывала, что ей тут хорошо. Даже нам в кормушку еду несколько раз насыпала... Еда, конечно, дело хорошее, но я все равно ждал от этой дамы какого-то подвоха. Вчера перегрыз ей ремень на сумке. Все, думаю, сейчас будет кричать, чтобы этих противных крыс скорее выкинули на помойку. Но нет, вздохнула, сказала вслух, что нечего было сумку бросать, где попало, и все. Я крысам предложил ей какую-нибудь пакость устроить, но Хруст сразу отказался. Мол, она его гладила и говорила, что он красивый и хороший, а мы вот его не ценим. И кусок печенья она ему дала, а от нас доброго слова не услышишь. Все с Хрустом ясно, он за кусок печенья готов друзей продать. Ничего, мы и без него справимся. На следующий день мы в туфли этой дамы крысиного корма насыпали. Точне, мусора, что после еды остался. Шелуху, в общем, всякую. Как ни странно, обнаружив все это, женщина лишь расхохоталась. В общем, наша задача становилась все сложнее. Что еще можно сделать - платье прогрызть? Или просто тяпнуть ее за ногу? Но как-то нехорошо это, мы ж не монстры какие-то, а воспитанные домашние крысы.
  
   А через день вечером дама вернулась вместе с хозяином, они, оказывается, новый телевизор покупали. Телевизор, конечно, дело полезное, но что значит "они купили"? Она что, тут навечно решила поселиться? И зачем она нам? Хозяин нас кормит, заботится о нас, а она нам зачем? Хруста по спинке гладить? Да он тогда вообще забудет, что можно еще и бегать или прыгать. Так и будет валяться пузом кверху. Ну вот, опять у нее на руках устроился - лапы раскинул, глаза закрыл, разве что не мяукает. Тьфу, противно смотреть... Крыса называется... Ладно, я все равно что-нибудь придумаю и выживу ее отсюда. И будем мы как раньше жить ...
  
   Думал я почти три дня. Все это время я косил глазом на изящные домашние тапочки, которые теперь регулярно попадались мне, когда я гулял по полу, и яркие журналы, что все чаще валялись на диване. Погрызть что ли? Но это бы выглядело просто глупо - едва ли пара съеденных журналов или дырка на тапочке заставит эту даму уехать. А она уже явно начала себя тут чувствовать как дома - даже нас на прогулку выпускать стала. Тоже мне, хозяйка нашлась. Мы и без нее знаем, как гулять пойти. Но, видимо, она заметила, как я на нее смотрел, даже хозяину вчера сказала: "Дорогой, мне кажется, этот черный крыс меня не любит!". Ха, а за что мне ее любить? За то, что она Хрусту брюхо чешет? Но Бантик с Ластиком тоже уже начали сомневаться, стоит ли нам ее выгонять. Вдруг, мол, хозяин решит ее оставить, а нас отдаст кому-то? Она-то точно ничего не грызет, и клетку после нее мыть не надо, и еду она сама готовит. В чем-то я понимаю, из-за чего Ластик беспокоится - он вчера обои возле дивана нечаянно порвал. Да и Бантик хорош - прогрыз дырку в рубашке хозяина. Еще мне потом говорил, что сам не знает, как так получилось, вроде не хотел грызть, а погрыз.
  
   В общем, я понял, что надо действовать более решительно. Когда утром хозяин и его гостья ушли на работу, я уселся за компьютер. Для начала я на крысином форуме специальную тему создал - мол, когда дома новые люди появляются, то крысы из-за этого сильно нервничают и могут даже что-то погрызть или порвать. Написал, что наказывать их за это не надо, а наоборот, надо крыс успокаивать, чтобы они чувствовали, что их по-прежнему любят. Хозяин наверняка это прочитает и поймет, что не надо Бантика с Ластиком ругать.
  
   Потом я узнал, какой у этой дамы адрес электронной почты, и ей письмо отправил. Написал, что нечего ей в нашем доме делать, что хозяин ее все равно скоро выгонит, и вообще она вредная и противная. После этого я, даже не написав отчет в центр, выключил компьютер и улегся на диване, выдумывая, что же еще можно сделать. А ночью, когда люди спали, я бегом помчался в прихожую. Запрыгнуть на тумбочку для меня не проблема, открыть чью-то сумке - тоже. Так что когда наша гостья вечером подошла к входной двери, вдруг выяснилось, что ключей от квартиры в сумке нет. И пришлось ей целый час сидеть на лавочке и ждать хозяина.
  
   Разумеется, этим все не закончилось. У дамы пропадали то часы, то украшения, исчезал кошелек или любимый шарфик. Конечно, я все это не брал себе, я ж не вор какой-то. Я все аккуратно потом куда-то клал, чтобы дама подумала, что это она сама не помнит, куда вещи кладет. Кошелек я положил в ванную, шарфик запихнул под холодильник, а колечко с каким-то красноватым камешком засунул в ее же туфли. Вижу, с каждым днем дама становится все более грустной. Хозяин даже ее успокаивать стал, мол, это она на работе сильно устает, вот и забывает обо всем. Но дама все равно ходила грустная и даже пару раз плакала. Я уже радостно потирал лапы, понимая, что еще немного, и уедет она от нас. Потом я спрятал туфли, и дама утром вынуждена была искать их почти полчаса. А когда нашла, оказалось, что одевать их все равно нельзя - не зря же я накрыл туфли мокрой половой тряпкой. Гостья расстроилась еще сильнее, так что все шло по моему плану.
  
   Через пару дней дама принесла домой стопку каких-то бумажек. Вечером, когда они с хозяином ужинали, она сказала, что ей придется все выходные с этими бумажками работать, так как в понедельник ей отчет сдавать. Мол, жалко, она надеялась, что им в выходные удастся наконец куда-нибудь погулять пойти. Но хозяин, как оказалось, сам должен был куда-то по делам уехать, так что все равно с прогулкой бы ничего не вышло. В общем, в пятницу дама никуда не ходила, только что-то писала и считала. И в субботу тоже. А хозяин в субботу вещи собрал, попросил ее не забыть крыс покормить и уехал. Я даже обрадовался. Вот, думаю, пока хозяина нет, я как раз ей эти бумажки все и перепутаю. Этого она точно не выдержит и сразу уедет.
  
   Утром в воскресенье дама говорила с кем-то по телефону. Мол, заканчивает расчеты и утром в понедельник все документы обязательно привезет. Потом она еще долго сидела за столом и работала. Наконец, видимо, закончив, наша гостья отправилась обедать. Я сидел в клетке и слышал, как она гремела там кастрюлями и тарелками. Отлично, подумал тогда я, это самое подходящее время для того, чтобы закончить эту операцию.
  
   Я открыл клетку, вылез наружу и бегом помчался к столу. Наугад вытащил из стопки десяток листов (выбирал, где цифр было побольше) и уволок их в другую комнату. Уфф, вроде успел. Дама еще продолжала обедать, а я уже сидел в клетке, весело похрустывая зернышками пшеницы.
  
   Вскоре гостья вернулась в комнату и решила выпустить нас на прогулку. Я пробежался по полу, разминая лапы, а заодно изучил все новые предметы, что появились в комнате. Пара журналов, новые тапочки - ведь старые Ластик все-таки прогрыз, какая-то кофточка на кресле, какие-то баночки и флакончики. В общем, от этих женщин только мусор один. Пока я бегал, остальные крысы тоже занимались своими делами. И все мы ждали, когда же дама заметит, что бумаги пропали. Но она спокойно смотрела телевизор, совершенно уверенная, что закончила всю работу. Наконец, посадив нас в клетку, дама вернулась к столу. И тут увидела, что какие-то бумаги валяются на полу, а какие-то вообще исчезли. Она даже головой покрутила вокруг, будто надеялась увидеть кого-то еще дома. Но кроме нас никого в квартире не было. Дама еще раз пересчитала все бумажки, но лишь снова убедилась, что страницы с расчетами действительно куда-то исчезли. Она снова и снова перекладывала листки с места на место, искала в ящике стола и на полу, но страницы будто испарились. Потом дама опять с кем-то говорила по телефону и плакала, а кто-то (видимо, какая-то подруга) ее успокаивал. Увы, единственное, что дама могла сделать - это заново все пересчитать. Конечно, для этого пришлось бы сидеть за столом весь вечер, да и ночью, наверное, тоже.
  
   Дама села за стол и приготовилась еще раз делать уже проделанную работу. Мы сидели в клетке и смотрели, как гостья заново начинает что-то считать. Тут Ластик потянул меня за лапу и спросил: "Может, зря мы это? Не такая уж она и плохая, если честно..."
  
   Может и не плохая, но не нужна она нам. Я вообще-то ничего против нее не имею, но ни к чему нам такие перемены в жизни. Жили мы вместе с хозяином, и никто нам больше не нужен. Я собрался лечь на полку и поспать. И в тот момент, когда я запрыгивал на полку повыше, моя больная лапа опять дала о себе знать. Лапа соскользнула с полки, и я полетел вниз.
  
   Услышав грохот, дама подбежала к клетке. А я как раз барахтался в поддоне, пытаясь снова встать на лапы. Увы, лапа на глазах начинала опухать. Больно было ужасно. Я, конечно, не пищал, но все вокруг видели, что со мной явно что-то не в порядке. Дама взяла меня на руки и посадила на диван. Она осторожно ощупывала мое тело, пытаясь понять, что я себе повредил. Когда же дама увидела мою лапу, она даже побледнела. А потом, с тоской посмотрев на недоделанную работу, стала собираться в дорогу. И вот уже на диване появилась клетка-переноска, а наша гостья осторожно опустила меня туда. И мы поехали к ветеринару. Прошел час, а потом и второй. Я лежал и думал, что на столе остались незаконченные документы, а вместо того, чтобы работать, дама сидит со мной в клинике и еще меня успокаивает. Мол, не грусти Чипс, сейчас доктор тебе укол сделает, и лапка будет меньше болеть. Я и сам знал, что лапа пройдет. Подумаешь, ушиб, не в первый раз. Но именно в этот момент я впервые подумал, что сделал что-то неправильное. В конце концов, дама не виновата, что она нам не нужна. Она вон целый день работала, а я все взял и испортил. А ведь, хотя у нашей гостьи времени свободного мало было, она успела нас и накормить, и погулять пустить. И со мной вот возится... Ко врачу отвезла, да еще и сидит, жалеет, что мне больно.
  
   Врач действительно сделал мне укол и еще какие-то лекарства назначил. А дама сама чуть не плакала, когда меня кололи. По дороге домой она меня на коленях держала и говорила, что скоро мы домой приедем, мол, ты там, Чипсик, отдохнешь, покушаешь.
  
   Домой мы приехали поздно, я понимал, что даме сейчас совершенное не до меня, ей еще не один час работать. Но, тем не менее, она еще долго сидела со мной на диване, поглаживая меня по головке и говоря всякие ласковые слова. Потом, накормив и напоив меня, она, видимо вспомнив слова доктора, что мне вредно лазить по полкам и лесенкам, дама устроила мне лежанку в большой коробке. Саму же коробку она поставила недалеко от стола, чтобы видеть меня во время работы.
  
   Я закрыл глаза и притворился спящим. Лишь теперь наша гостья вспомнила, что не успела поужинать. И пока она на кухне грела чай и делала бутерброды, я привстал на лапы и писком привлек внимание друзей. Что ж, настало время исправлять свои ошибки. Конечно, сам я не мог бегать по комнате, но другие крысы могут вернуть все на место. Я следил за дверью кухни, в тайне надеясь, что друзья успеют все сделать, пока дама ужинает. Упитанный Хруст сильно надавил на дверку клетки, и, когда дверка открылась, уступил место Ластику и Бантику. Крысы выскочили из клетки и метнулись за припрятанными мною бумажками. И вот уже белый и черный крысы бегом несутся к столу, таща недостающие страницы. Наверное, листочки слегка помялись, пока крысы запрыгивали с ними на стол, но главное, что теперь они лежали на столе рядом с остальными. А запыхавшиеся Ластик с Бантиком все так же бегом помчались в клетку. Они как раз успели защелкнуть дверку, когда наша гостья вернулась в комнату.
  
   Я опять прикрыл глаза, всем видом показывая, что сплю. Дама еще раз взглянула на меня и, видя, что я не умер, а просто отдыхаю, вздохнула и пошла к столу. Она уселась поудобнее и уже хотела приступить к работе, как вдруг заметила покрытые пылью и изрядно помятые листки, лежавшие чуть в стороне от остальной пачки. Дама еще раз пересчитала все страницы и как-то задумчиво посмотрела на меня. А потом почему-то встала и, подойдя к коробке, погладила меня по спинке. Все-таки странные они, эти женщины...
  
   Эту ночь я провел в коробке у нее на кровати. Несколько раз за ночь дама просыпалась и проверяла, все ли у меня в порядке. А когда через день вернулся хозяин, моя лапа уже поджила, и я вернулся в клетку к друзьям.
  
   Ну что еще сказать... В общем, она теперь с нами живет. Не выгонять же ее, в самом деле. Может, ей вообще жить негде. А у нас все-таки место есть. Да и кашу она варит лучше, чем хозяин, и вкусненькое у нее легче выпросить. В конце концов, чем плохо иметь сразу и хозяина, и хозяйку? Я, во всяком случае, считаю, что так даже лучше.
  

Женщина в доме

  
   Кажется, я тут говорил, что женщина в доме не повредит? Наверное, я немного поторопился с выводами. Нет, нельзя сказать, что она нам так уж сильно мешает, но иногда проявляет какое-то странное стремление все убирать и чистить. Ну, скажите, чем может кому-то помешать кусочек сушки под диваном? У Хруста она там уже месяц лежала. И зачем это вдруг понадобилось отодвигать диван и ее оттуда вытаскивать? И еще про какую-то там пыль говорила... Пыль-то ей чем мешает? Она же под диваном спокойно лежит, никуда не попадает (если носом в нее не тыкаться), даже под ногами не мешается. Не нравится тебе пыль, так и нечего под диван лазить.
  
   Или вот еще. Почему ей можно класть кофту на кресло, а мне кусок кукурузы нельзя? И почему Бантику нельзя шишку под столом оставить? Или почему нельзя под диваном спокойно почитать газету - стоит только ее затащить под диван и выгрызть нужную заметку, как наутро уже все в мусоре валяется. Вот сумка ее вечно на диване валяется, а Хрусту попало за то, что он слегка на этой сумке ремешок погрыз. В общем, непросто с ней жить.
  
   Хотя, надо признать, кормить нас хуже не стали. Нет, кормят нас сейчас даже лучше, чем раньше. И хлопья всякие покупают, и фрукты-овощи. Я раньше и не думал, сколько нам белковой пищи надо есть, сколько углеводов - еда и еда, лишь бы вкусно было. А тут хозяйка следит, чтобы мы витамины получали, чтобы не переедали (ну это лишь одного Хруста касается), чтобы зубы у нас правильно стачивались. Корм какой-то дорогой она нам покупает, какие-то витамины разноцветные, фрукты разные. У хозяина мы чаще всего яблоки ели или морковку, а тут и персики, и абрикосы всякие... Кстати, фрукты и овощи она не только моет, но и чистит для нас, говорит, что так микробов меньше. Так что вроде все не так уж и плохо, но лучше бы она поменьше в наши дела лезла и дома пореже сидела. Наверняка у нее на работе дел полно, вот и работала бы себе спокойно. А то я уже третий день не могу отчет отправить - не могу же я при ней за компьютер садиться.
  
   А еще она нам хвосты моет и когти стрижет. Ну, скажите, это-то зачем делать? Ну, ладно, перед выставкой какой-нибудь это еще можно сделать, там за грязный хвост могут несколько баллов снять. И это глупость, конечно, но уж так получилось, что на выставке правила такие. А дома это зачем делать? Если б мне это было нужно, я бы сам себе хвост вымыл. Да и что толку его мыть, если я через пять минут снова буду по полу ходить, и хвост испачкается.
  
   Впрочем, деваться некуда, мы терпим. Нам еще повезло, я вот на крысином форуме читал, что некоторые хозяева своих крыс вообще целиком моют чуть ли не каждую неделю. Будто у крысы языка нет, чтобы самой вымыться.
  
   Вообще, должен сказать, мытье - это далеко не самое страшное. Во всяком случае, я это вчера понял, когда услышал разговор хозяйки и хозяина. Дело вечером было, когда наш хозяин с работы пришел. Сидят они на кухне, ужинают, а мы в комнате на диване валяемся. Дверь на кухню открыта была, так что мы могли слышать все, что там говорилось. Ну, вначале просто шум разный был слышен - то вода в чайник наливалась, то на плите что-то жарилось, то ложки всякие и тарелки на стол ставили. А потом стало тихо, какое-то время люди просто молча ели. А потом вдруг хозяйка говорит:
   - Знаешь, мне в последнее время кажется, будто, когда нас дома нет, кто-то компьютер включает. Понимаю, что это звучит странно, но уже который раз я замечаю, что когда я прихожу домой чуть раньше и подхожу к компьютеру, он оказывается почему-то включенным. Или компьютер выключен, но еще горячий, будто кто-то его только что выключил. А еще иногда я вижу, что предметы оказываются не там, где лежали. То книжка на полу вдруг лежит, а не на диване, то сушка под столом валяется, а я ведь только утром комнату убрала.
  
   Ну, я тут чуть с дивана не свалился. Вполне могли мы и забыть что-то, конечно, что тут еще сказать можно. Ведь я если слышу, как в прихожей кто-то дверь открывает, сразу компьютер выключаю и бегу в клетку, будто там весь день и сидел. Горячий при этом был компьютер или нет, я даже не знаю. Надо же, заметила она это... А тут еще Хруст сушки где попало разбрасывает, я и за этим следить тоже должен что ли?
  
   К счастью, хозяин только засмеялся над словами подруги, мол, спешила утром, вот и не заметила сушку во время уборки, а книжка сама упала на пол, когда резко дверью хлопнули. Ну и про компьютер тоже что-то сказал. Вроде бы разговор затих, но я понял, что нам теперь надо осторожней себя вести, а то придется вообще сидеть в клетке целый день. Ночью, когда хозяева уже спать легли, я в клетке всех собрал и рассказал о том, что сегодня услышал. Хруста специально про его сушки предупредил, чтобы не разбрасывал их где попало. Какое-то время я за хозяйкой внимательно следил, вдруг она еще что-то заметит, но, кажется, она и сама решила, что ей все показалось. А потом у нас Ластик заболел, и хозяевам не до брошенных Хрустом сушек стало, да и нам тоже.
  
   Началось все неожиданно. Вроде еще вчера Ластик носился по комнате и играл с Бантиком. А утром, когда нас на прогулку выпустили, оказалось, что он совсем вялый и даже есть не хочет. Хозяин вытащил Ластика из клетки и осматривать стал. А что его осматривать? Крыса как крыса, только почему-то шерсть взъерошена, а еще он как-то дышит странно, будто у него внутри хрипит что-то. Хозяева перепугались, начали обсуждать, кому с ним к врачу ехать. Хозяйка еще стала в клинику звонить, узнавать, когда наш врач принимает. Вроде договорились они обо всем, так что хозяин меня, Хруста и Бантика в клетку посадил, а Ластика начал в переноску сажать. А малыш пищит, боится. Еще бы, он же знает, что если в переноску сажают, значит, куда-то повезут, а он один ездить не привык. Вздохнул хозяин и клетку открыл. Поедешь, говорит, Чипс, ты с нами в клинику. Ну, если надо, могу и поехать. Тем более, что Ластик сразу успокоился, прижался ко мне и уснул. Маленький такой, несчастный лежит, плохо ему.
  
   К врачу мы быстро попали, повезло, народу в этот день в клинике совсем не было. Он осмотрел Ластика, послушал ему легкие и сердце и сказал, что простудился наш крысенок. Бронхит, говорит, у вас. Или даже пневмония. Мол, надо бы снимок сделать, но у нас рентгеновский аппарат сломался. Он что-то еще говорил, но я не разобрал, что именно. А Ластик со страху, кажется, даже свое имя забыл, что уж про слова врача говорить. В общем, два укола Ластику сразу сделали, а еще врач сказал: "Вам дома тоже придется ему уколы делать и таблетки давать". И на бумажке написал, какие лекарства нужны. А потом зачем-то еще и меня из переноски вытащили и слушать начали. Меня-то зачем слушать? Я же не чихаю и не кашляю, да и аппетит у меня нормальный. Но врач сказал, что местами у крысы шерсть редковата, поэтому нужно какой-то порошок давать. Мол, и остальным это тоже не помешает. Я чуть не рассмеялся: ведь эту самую шерстку мне вчера Хруст как раз такой редкой и сделал, когда пару клочков шерсти выдрал.
  
   После уколов Ластик почувствовал себя лучше и даже согласился поесть немного и побегать. Вечером всех нас выпустили гулять, а Ластика положили на диван. Мол, он болеет, ему по полу бегать нельзя. Ну, нельзя, так нельзя... Я ж не настаиваю. Я в лечении разбираюсь слабо. В общем, мы все бегаем (даже Хруст бегает), а Ластик лежит на диване, грустит. Мне его жалко стало, я рядом с ним лег. Лежу и разговор хозяев слушаю, но что-то я не все там понял. Почему-то они что-то про стул говорили, хотя какая может быть связь между стулом и Ластиком? Потом хозяин телевизор включил, стал новости смотреть, а хозяйка что-то непонятное на столе делает. Какие-то бумажки рвет, что-то давит и все время будто про себя ругает кого-то. Я прислушался, оказалось, это она таблетки на части делит. Только и слышно: "Ну, как такую крошечную таблетку на десять частей разделить?". В общем, вначале она всю таблетку в порошок истолкла, а потом этот порошок стала на кучки делить, и каждую кучку в отдельную бумажку заворачивать. Все завернула, положила в блюдечко, я уж подумал, что теперь она пойдет нам еду готовить, но она еще какую-то таблетку достала и стала ее тоже толочь и делить, на этот раз на четыре части. Оказывается, Ластику не одну таблетку сказали пить, а две разных. Делит хозяйка таблетку и врача ругает. Мол, крыса - зверь маленький, зачем ему так много лекарств ей давать. Таблетка эта огромная просто, этой четвертинкой можно человека накормить. Но все равно, как врач и сказал, все поделила и тоже положила, только уже в другое блюдце. Она еще пальцем до остатков порошка на столе дотронулась и вся аж скривилась. Какое же, говорит, лекарство горькое, как я крысу уговорю это есть... Хорошо, что Ластик задремал и всего этого не слышал.
  
   Ну вот, теперь вроде все, нас кормить будут. Хозяйка на кухню пошла за едой, так что Хруст, который до этого сидел под диваном и искал там несуществующую сушку, тут же вылез наружу, забрался на диван и уселся на подушке. А хозяйка вернулась в комнату, взяла с блюдечка бумажки с лекарствами и опять на кухню ушла. Через пару минут она выносит йогурт, только не в одной миске на всех, а в двух. Одну миску перед Ластиком поставили, а вторую перед Бантиком и Хрустом. Я на кресле сидел, но тут и я на диван запрыгнул. Конечно, в миску Ластика я даже нос не сунул, я-то понял, что там лекарства всякие. В общем, ем я с крысами йогурт, а Ластик один над своей миской пыхтит. Вначале он обрадовался даже, что ему одному еду дали. Он еще Бантику заявил, что вот, видишь, как меня хозяйка любит, мне специальную еду готовит, не то, что вам. Но, видимо, чем-то ему его еда не понравилась. Кое-как доел он свою порцию и к нам подошел. Что-то, говорит, сегодня йогурт какой-то противный попался, горький даже. А Хруст тут громко заявляет, что никакой йогурт не противный, а очень даже вкусный, это наверное Ластику нарочно что-то невкусное дали, потому что он стал толстый. Ну вот, думаю, нашел что сказать, Ластик же теперь может и отказаться лекарства есть.
  
   Оказалось, что мучения нашего друга на этом не закончились. Пока мы все по дивану бегали, хозяйка опять зачем-то на кухню пошла. Ну, мы наелись, так что особо и не смотрели, что она там делала. А тут я увидел, что она на стол шприц положила. Мне-то когда-то давно хозяин уколы делал, когда я на улице замерз, да и Хрусту один раз тоже. А тут хозяйка взяла Ластика на руки, шкурку на спине оттянула и ка-а-ак воткнет туда иголку. Ластик чуть к потолку не подлетел, причем вместе со шприцем. А ведь иголочка-то самая маленькая была, хозяйка специально такой шприц взяла, детский вроде. Вытащили из Ластика шприц, так он обиделся на всех, залез под подушку и сидел там до ночи, а вылезать отказывался. Ему хозяйка еще одно блюдце принесла, со вторым лекарством, но Ластик решил сделать вид, что он этого не заметил. Говорит, кормят хозяева всякой гадостью, да еще и иголками колоть пытаются. Мол, есть теперь ничего не буду, спрячусь под диван и там жить останусь. Пришлось ему объяснить, что если он лекарства есть не будет, то ему будут по десять уколов колоть. После этого он даже блюдце вылизал... Хозяйка так обрадовалась! Говорит, какой у меня крысик понятливый...
  
   Ну, я вижу, что Ластик лекарства съел, теперь можно и мне побегать. А хозяйка снова йогурт в блюдце наливает, и нас всех зовет. Посмотрел я - а там все какое-то серое... Ага, думаю, это она нам порошок тот, что для шерсти, намешала. Я попробовал - гадость, конечно, но не горько, можно и съесть.
  
   Увы, Ластик не знал, что его лечение только начинается. Как я из разговора людей понял, делать уколы и давать таблетки ему должны были не меньше десяти дней. Конечно, что-то сказали только три или четыре дня давать, но что-то ему придется терпеть заметно дольше. Утром нас пустили бегать по дивану, а Ластику опять принесли какое-то блюдце. Хруст тоже хотел поесть, но я ему тихонечко так сказал, что не стоит, это жуткая гадость. Хруст, едва лизнув, сразу понял, что это явно не деликатес. Уж на что он парень прожорливый, но тут есть отказался. А Ластик просто отвернулся от блюдца и лег на подушку с несчастным видом. Тогда хозяйка опять пошла на кухню и принесла другую миску. Вроде с детским питанием. Накинулся Ластик на еду, но вскоре понял, что и тут лекарство подмешали. Есть хочется, вот он и ел, хотя видно было, что удовольствия он при этом явно не испытывал. Теперь каждая кормежка превратилась для всех в испытание. Нам надо было успеть быстро слопать свою порцию, чтобы Ластику ничего не досталось, а то после нашей еды он свою точно есть не захочет. А уж уколы эти вообще жутким мучением оказались. Ластик как видел шприц, сразу убегал в самый дальний угол, вытащить его оттуда было почти невозможно. Один раз даже в такую щель забрался, куда вроде бы и пролезть не могло, хозяину пришлось стол отодвигать, чтобы его вытащить. К счастью, эти десять дней все-таки прошли, и все у нас опять стало, как раньше.
  
   Впрочем, пока хозяйка ластика лечила, ей не до уборок было. А тут опять время появилось, вот она и стала снова комнату пылесосить и сушки из-под дивана вытаскивать. А потом и вовсе сказала, что давно пора нам мебель поменять. Мол, диван уже никуда не годится, нужно новый купить. И вскоре в самом деле старый диван выкинули, а на его место поставили другой - красно-коричневого цвета, со всякими подушками и валиками. Вот только залезть под него не смог даже Ластик, настолько там щель была узкая. Мы все просто в шоке были, особенно Хруст. Вы бы слышали, как он вопил! Громче, чем Ластик от уколов. Мол, куда я теперь сушки прятать буду. Как будто в доме места мало! Сушки - они маленькие, их всегда спрятать можно. Да и сушки - это вообще неважно. Мне вот теперь газеты читать негде!
  
   Стал я с газетами под столом возиться. Затащу туда нужную газеты, выгрызу заметку интересную, а потом читаю. Вот только хозяину это почему-то не нравится. Он так хозяйке и сказал: "Почему это у нас теперь все время под столом газеты валяются? Раньше такого не было! Надо что-то придумать, а то у нас беспорядок все время, будто мы вообще не убираемся". Хозяйка стала думать, и потом говорит: "Надо нам крысам конуру купить. Мол, для собак и кошек такие делают, мы просто купим самую маленькую". А я даже не знаю, что это за конура такая. Меня Бантик спросил, а я и сказать ничего не мог. Но через неделю нам из магазина ее прямо домой привезли. Это теперь, оказывается, такая услуга есть - заказываешь всякие товары, и тебе их домой везут. Причем так можно даже крысиный корм заказать или клетки какие-нибудь. Хруст как про это услышал, сразу сказал, что надо нам адрес нужный узнать, тогда мы сможем всякие товары домой заказывать. Чипсы там или бисквиты для грызунов. С его брюхом, конечно, ему никакие чипсы не нужны, но адрес я на всякий случай узнал, вдруг пригодится.
  
   Ну, так вот привезли нам кучу пакетов с кормом и будку эту. Даже не будку, а какой-то большой домик с огромным входом и теплой подушкой внутри. Поставила хозяйка эту будку под стол и говорит: "Все, теперь все свои газеты и сушки грызите тут!". А мы-то и не против вовсе! Будка большая, места много, тепло в ней. Я газеты читаю, Хруст сушки грызет и даже Ластик с Бантиком свои припасы прячут. Вроде бы все довольны должны быть, но хозяйку такое положение дел не устроило. Она каждый день нашу будку проверяет и то, что ей не нравится, выкидывает в мусор. Мол, это яблоко уже гнилое, а эта сушка пыльная. А ей какая разница? Ей бы самой понравилось, если бы у нее в сумке копался? И говорил бы потом: "Эта помада плохая, я ее выкинул!" или "Эта книжка вам не нужна, я ее порвал!". Вот сомневаюсь, что она была бы довольна, а сама ведь так и поступает. И главное, я толком ничего против нее сделать не могу - все-таки она Ластика вылечила, да и меня тоже. Похоже, придется нам теперь к такой вот жизни привыкать...
  

Подкидыш

  
   День не заладился с самого утра. Нет, даже еще с ночи, когда какие-то топающие по клетке типы не дали мне нормально выспаться. Стоит ли удивляться, что я проснулся утром совершенно разбитый, а когда хозяин выпустил нас на прогулку, с удовольствием вместо этого забрался бы в гамак и снова заснул. Вдобавок к этому, я вдруг выяснил, что припрятанная с вечера в будке яблоневая веточка бесследно исчезла. Моему возмущению не было предела! Это же не сушка какая-нибудь, это действительно нужная вещь. Мы, крысы, как всем известно, всякими порошками и пастами зубы не чистим, зато грызем всякие ветки и прочее, и это позволяет нам содержать свои зубы в порядке. А яблоня в этом отношении особенно хорошо - имеет приятный вкус, не мягкая и не слишком твердая. В общем, идеально подходит для моих целей, именно потому я и выбрал из принесенных хозяином веток яблоневую. И ведь все знали, что ветка моя, так что случайно ее взять никто не мог. Даже хозяйка наверняка не стала бы ветку выкидывать, поскольку она была еще почти не обгры... погрыз... в общем, не использованная. И теперь ее не было! Да это все равно, как если бы хозяин пришел умываться и вдруг увидел, что кто-то украл его зубную пасту.
  
   Я решил, что непременно выведу злоумышленника на чистую воду. А в том, что это именно происки злоумышленника, у меня сомнений не было. Когда я спросил Хруста, Ластика и Бантика о моей ветке, все они дружно пропищали, что ветку не видели и не имеют ни малейшего понятия о том, где она может быть. Ну да ладно, вору от меня все равно не скрыться, я его найду, пусть даже мне придется ради этого из собственной шкуры вылезти!
  
   Новую ветку, на этот раз смородиновую, я аккуратно припрятал под подушкой в будке. Конечно, на этот раз веточка была похуже, тонковата, на мой вкус, но зато аромат у нее неплох, не хуже яблочного. Теперь осталось только проследить за Хрустом, Бантиком и Ластиком и выяснить, кто из них решил надо мной подшутить. Если и в этот раз ветка пропадет, я буду знать, кому надрать уши.
  
   Утром хозяева торопились на работу. Поэтому прогулка у нас получилась весьма короткой. Я, однако, этому был даже рад. И едва нас вновь отправили в клетку, я поспешил свернуться клубком в гамаке, старательно делая вид, что я не слышу споров Хруста с Бантиком по поводу того, кто доел кашу из миски. На пару часов я забыл обо всем, и, кажется, даже видел какой-то сон.
  
   Проснувшись, я решил тут же заняться работой. Благо на диване лежала оставленная хозяином газета - самое время прочесть, какие вопросы волнуют в эти дни людей. Я открыл дверку клетки и осторожно, чтобы не разбудить остальных, спрыгнул на стол. Добравшись до дивана, я начал изучать газетные заголовки. К сожалению, люди нередко умудряются называть заметки так, что из них совершенно непонятно, о чем идет речь. И тогда приходится читать всю заметку, тратя мое, весьма ценное, время на всякую ерунду. В этот раз я узнал о землетрясении в Китае, о наводнении в Пакистане и еще о нескольких природных бедствиях в разных частях земного шара. Наверняка, данные о них уже кто-нибудь из агентов передал в центральный офис. Я перевернул страницу, слегка при этом надорвав ее когтем. Ничего, хозяева все равно газеты потом выкидывают, не стоит из-за этого переживать. Наверняка они и не заметят, что лист порван. Я как раз нашел интересную заметку и уже хотел приступить к чтению, когда услышал, что в двери поворачивается ключ.
  
   Это одна из сложностей в жизни любого агента, живущего в человеческом доме: ты должен в любой момент быть готовым к внезапному возвращению хозяев. Я уже не успевал сложить газету так, как она лежала утром, но, решив не обращать на это внимания, лишь немного подтолкнул газету, чтобы она упала на пол. Тому из наших хозяев, кто сейчас войдет в комнату, потребуется какое-то время, чтобы снять куртку и обувь, за это время газета плавно спланирует на ковер, и люди наверняка решат, что сами уронили ее, когда убегали на работу. Сам же я за оставшееся время должен был успеть домчаться до столика, где стояла клетка, запрыгнуть на него, забраться внутрь клетки и захлопнуть дверцу. Все это я проделывал уже не раз, так что когда хозяйка (а это была именно она) вошла и включила свет, я уже лежал в гамаке с прикрытыми глазами, притворяясь, что крепко сплю.
  
   В большинстве случаев хозяева наши приходили домой только вечером, сейчас же до вечера было еще далеко. Я успел подумать, что, возможно, хозяйка наша заболела, поэтому сквозь прищуренные веки постарался посмотреть, не выглядит ли она больной. На вид хозяйка была здорова (хотя крысе и трудно разобраться с такими вещами) - она не сопела и не чихала, не прижимала к лицу носовой платок, однако мне показалось, что хозяйка все же чем-то взволнована или обеспокоена. "Вероятно, на работе какие-то проблемы", - подумал я тогда.
  
   Людям вообще свойственно придумывать себе какие-то проблемы. И работа в этом отношении у них идет на одном из первых мест. То ругаются с коллегами, то переживают из-за начальства, то бьются над решением какой-то задачи, не стоящей и минуты времени. Я не раз слышал, как хозяин жаловался на какого-то там Семена Ивановича, а хозяйка злилась из-за того, что Виктория Леонидовна вечно теряет какие-то документы. Наверное, и в этот раз дело именно в этом.
  
   Хозяйка ушла хлопотать на кухню, я не мог видеть, что именно она делает. Можно было снова заснуть, но сделать это мне мешала одна проблема, на этот раз вполне крысиная. Дело в том, что я явственно ощущал крысиный запах. Причем это был запах незнакомый, а откуда в нашем доме могла взяться незнакомая крыса? Я принюхивался, как мог, но так и не определил, откуда идет этот странный запах.
  
   Потом наступил вечер, и домой вернулся хозяин. Теперь уже я полностью стряхнул с себя остатки сна. Ведь люди часто разговаривают между собой, и из их общения агент может узнать немало полезного. Вот и сейчас, умывшись и переодевшись в домашнее, хозяин устроился в кресле с тарелкой чего-то вкусно пахнущего. "Это мясо с макаронами!" - уверенно произнес сквозь сон Хруст и перевернулся на другой бок. Вероятно, он был прав - по части еды нюх у Хруста был отменный. Мог бы хоть раз подумать о чем-то еще, кроме еды, подумал я тогда. Но мне было не до аппетитов Хруста, я навострил уши, вслушиваясь в беседу хозяев.
  
   - Это просто ужасно! - говорила хозяйка. - Они выкинули их на улицу, просто побросав в коробку! На улице еще холодно, и они лежали там, возможно, со вчерашнего дня.
   - Наверняка, - соглашался с ней хозяин, - ночью бросили, чтобы никто не видел.
   - Я открыла коробку, а там... только один и выжил... Крошечный, в нем и пятидесяти грамм нет, весь в блохах... Я пока его в переноску положила и тряпочек туда напихала, чтобы он согрелся.
  
   Он? Это она о ком? Выкидывать на улице в коробке, конечно, никого не стоит, но все-таки, о ком это они говорят-то?
  
   - Надо бы его от блох чем-нибудь обработать, - это уже хозяин сказал.
   - Надо. Но он так ослаб, что я пока не решилась на это. Пусть немного в себя придет, - ответила хозяйка.
   - Наверняка придется лечить. В такую погоду как бы дело пневмонией не закончилось.
  
   Пневмония - это очень плохо. Это я вам по собственному опыту говорю. Я когда-то давно на улице простудился, так вот потом у меня эта самая пневмония и была. Чуть лапы не протянул. Уколами меня тогда замучили, но у меня даже не было сил протестовать, так я ослаб. Даже дышать было больно. Не знаю, кому это там теперь грозила эта жуткая болезнь, но я от души ему сочувствовал.
  
   - Может, пусть с ним Чипс посидит? Он вроде к малышам хорошо относится, - это опять хозяин сказал.
   - Так ведь тогда Чипс от малыша блох наберется, придется потом и его от блох лечить.
   - Никто о крысе лучше не позаботится, чем другая крыса! А блохи - это ерунда, выведем!
  
   Это он очень верно сказал. Одна крыса о другой всегда сможет позаботиться. И шерстку вылизать, и согреть. Человеку такое не под силу. Ну не будет же хозяйка какой-то крысе языком шерсть лизать! Вот только с кем это я сидеть должен? И блохи... К блохам я относился плохо, даже очень плохо. У меня самого этих самых блох никогда, понятное дело, не было, но я о них все прочел, так что могу говорить со знанием дела. Блохи - это такие кусачие насекомые, которые могут поселиться к шерсти крысы и больно кусаться. Еще бывают всякие там власоеды и прочая гадость, но я о них даже думать не хочу. Когда эти жуткие твари кусают, все потом чешется, а тело при этом покрывается болячками. Нет уж, блохи мне совсем ни к чему.
  
   - Я даже не знаю... Может, и в самом деле пусть Чипс с ним посидит? А то пока малыш боится всего, я его даже толком накормить не могу. Забился в угол и не вылезает оттуда.
   - Давай я старую клетку принесу, поселим их пока на кухне, а там видно будет.
  
   И хозяин пошел за старой клеткой, которую потом долго мыл в ванной, видимо, решив, что в пыльной клетке крыса жить не может. Потом он вытер клетку полотенцем, да еще и феном все просушил. Поставил внутрь домик маленький, гамак повесил, поилку, кормушку - в общем, оборудовал жилье на крысы. Насколько я могу судить, по человеческой классификации это три звезды точно. Жить можно, хотя до класса "люкс" такие апартаменты и не дотягивают.
  
   Поставил хозяин на кухне клетку в угол, а затем подошел к нашей клетке и дверцу открыл. Давай, говорит, Чипс, вылезай. Помощь нам твоя нужна. Придется тебе несколько дней в другой клетке пожить.
  
   Я, конечно, уже понял, что меня сейчас в эту старую клетку посадить должны. Ох, не как мне это не понравилось. Без меня Хруст вообще распоясаться может. Начнет Бантику и Ластику нервы трепать, доказывая, что он теперь тут главный. И те начнут с ним отношения выяснять, и это вместо того, чтобы заниматься и книжки умные читать. И зарядку они без меня наверняка делать не будут. Эх, ну да что тут говорить....
  
   В общем, посадили меня в тут клетку, но я даже нормально устроиться еще не успел, как дверка снова открылась, и я увидел крысенка. Если, конечно, его так можно было назвать (в чем я сомневаюсь). Я когда-то писал, как у нас дома Ластик появился - он тогда еще совсем маленький был. По сравнению со мной, конечно. Так вот этот крысенок был меньше половинки Ластика. Худой, словно его не кормили с прошлого столетия, с реденькой шерсткой. Уродец, каких свет не видывал. Да еще и какие-то насекомые по нему шастают. Ну, думаю, все, Чипс, плохи твои дела. Теперь меня блохи есть будут. Напьются они моей кровушки, ой, напьются.
  
   А крысенок этот, как меня увидел, вообще от страха чуть с ума не сошел. Я его понимаю - я ж его в десять раз больше. Или даже в пятнадцать... Забился крысенок в домик и вылезать оттуда не хочет. Мне это, конечно, на руку - меньше блох с него на меня перескочит. Но только меня ж сюда не для этого посадили. Мне о малыше заботиться нужно! Проверять, чтобы ел хорошо, чтобы не лежал на холодной решетке или мокрых тряпках. Так что когда хозяйка в домик мисочки с едой поставила, я сразу и говорю:
   - Эй, парень, ты что это в угол забился.? Я, конечно, большой, но есть тебя я вовсе не собираюсь. Наоборот, я даже готов с тобой едой поделиться. Вот, давай посмотрим, что это у нас тут есть вкусного? Вот тут белое - это сливки. Я это пить не буду, это для малышей. А вот тебе в самый раз будет. Так что подходи и пей, пока я тебя за шкирку сюда не притащил.
  
   Крысенок, видимо, решил, что ему лучше и в самом деле подойти и выпить то, что налито в миске. Или он просто проголодался. Во всяком случае, из домика он вылез и бочком-бочком протиснулся к миске, стараясь близко ко мне не подходить. Полакав немного, малыш кинулся назад в домик, улегшись прямо напротив входа. Весь его вид говорил "Даже не вздумай ко мне подходить! Загрызу!". Это было забавно - особенно если учесть, что я мог перекусить его пополам без особого труда.
  
   Поскольку было уже поздно, я решил отправиться спать. В домик я не пошел (да я бы и не влез в него), вместо этого я забрался в гамак, громко рассуждая о том, как здесь тепло и удобно. И тряпочка мягкая, и внутри все такое бархатное. На самом деле гамак, конечно, был не из бархата, но я в тканях разбираюсь плохо, мне главное, что в гамаке спать хорошо. Хозяева свет погасили, я в гамаке лежу, а малыш в домике прячется. Наверное, час прошел, слышу, топает кто-то по лесенке. А потом осторожненько так ко мне в гамак лезет... Лапы холодные... Нос сопит... Подгреб я его к себе под брюхо, чувствую, согрелся он, заснул. Малыш спит, а я чувствую, как по мне его блохи скачут. И меня то за спину куснут, то за шею... А я лежу и даже повернуться не могу, чтобы крысенка не разбудить. Уж не знаю, как и вытерпел. Ночью малыш проснулся, пить захотел. А из поилки пить не умеет, пришлось ему показывать, как поилкой пользоваться. Напоил я его, потом носом в кормушку ткнул, пусть еще поест. Он ест, а я шкуру чешу, блох гоняю... Так мы с крысенком до утра время и проводили - то спим, то едим, то блох ловим.
  
   Утром хозяйка на кухню первой пришла, клетку открыла, чтобы проверить, как там наш покидыш, и тут меня заметила. Видит, как я себе шкуру расчесываю, сразу всполошилась. Говорит, нет уж, надо с этим что-то делать. Достала какой-то флакон из шкафчика, мне на спину к-а-ак пшикнет! Я чуть со стола не свалился. Все, говорит, сиди теперь, и не вздумай облизываться. Как будто я глупый совсем. Какая нормальная крыса захочет эту гадость языком лизать! Ну, думаю, сейчас она на малыша пшикать будет. Но она вместо этого какую-то ватку взяла, на ватку брызнула этой жидкостью из флакона, а потом стала крысенка протирать. Все, говорит, теперь придется его на руках держать, пока не высохнет. А малыш еще и вырываться начал - он же мелкий совсем, вертлявый, как будто у него и костей-то нету. Я на него прикрикнул, чтобы сидел смирно. Вроде послушался, замер. Смотрю, а ему еще и мисочку с манной кашей дали. Поел малыш - брюхо у него чуть ли не втрое увеличилось - и сразу уснул. Пока он спал, хозяйка в клетке убралась и нас туда посадила. Ну, то есть я туда сам залез, а спящего крысенка она сама в гамак положила. И на работу ушла.
  
   Сидел я так час, сидел два. Надоело мне. У меня, между прочим, дела важные есть. Выбрался я тихонечко из клетки, дверку прикрыл, чтобы крысенок за мной не выскочил, и в комнату пошел. И ведь вовремя я это сделал! Я только порог перешагнул, и тут вижу, как Хруст из будки мою смородиновую ветку тащит. Пыхтит, но ношу не бросает, в сторону кухни волочет. Вот только из-за ветки Хруст меня не видит, а я сижу тихо, стараюсь, чтобы он меня не заметил. Я даже немного в сторону отошел, чтобы ему не мешать. А Хруст ветку в угол бросил, а сам назад топать собирается. И тут я перед ним появляюсь. Ага, говорю, попался, вор! Вот кто мои ветки трогает!
  
   Схватил я его на шкирку зубами - несильно, но чтобы он вырваться не мог. Сдавайся, говорю! И тут блоха с моей шерсти прыгает прямо на Хруста. Наверное, она его укусила. Или ему это показалось. В общем, я потом в клетку к малышу вернулся, а Хруст в нашу клетку побежал. Вечером меня вместе со всеми на прогулку выпустили. Я на диване сижу, а Хруст возле будки улегся. И все чешется, чешется... Посмотрела на него хозяйка, а потом говорит:
   - Кажется, эти блохи теперь по всему дому бегают. Придется мне и остальных попшикать.
  
   В общем, Хрусту, как самому большому, раза три на холку пшикнули. Я даже на кухне этот запах чувствовал. А Хруст потом дня три скулил из-за этого. Мол, чуть ли не до смерти его блохи заели. А потом его едва не отравили. Ага, отравишь его, как же! Он из-за этого целую сушку сожрал, нервы успокаивал. Жаль, что Ластику и Бантику тоже из-за него пришлось от блох обрабатываться.
  
   А ветку мне хозяйка новую дала, сливовую...
  

Мотя

  
   Целых три дня прожил я вместе с подкидышем в маленькой клетке. Постепенно малыш успокоился, перестал прятаться в домике при любом шорохе, да и есть стал заметно лучше. Да что там лучше, он так лопал, что даже Хруст наверняка пришел бы в ужас. Когда бы я ни проснулся, всегда от кормушки раздавалось равномерное "Хрум, хрум, хрум". Конечно, крысенок все еще выглядел сущим заморышем, но хозяева уверяли друг друга, что малыш вот-вот из гадкого утенка превратится в прекрасного лебедя. К счастью, я читал некоторые человеческие сказки, поэтому знал, о чем они говорили. Мое мнение, до лебедя малышу пока еще очень далеко. Больше всего он был похож на таксу - длинное худое тельце с короткими лапками. Но на хозяев наших, вероятно, напала какая-то массовая слепота, иначе они не говорили бы, что малыш невероятно красивый. Впрочем, спорить с ними я не собирался.

Когда стало ясно, что крысенок каким-то невероятным образом сумел избежать простуды, хозяева решили, что настало время знакомить малыша с остальными членами крысиной стаи. И как обычно, эту трудную работу они решили поручить мне. Мол, давай, Чипс, объясни остальным, что малыша обижать нельзя. Ага, объяснишь им... Особенно Хрусту, который из-за любого куска готов соседу глотку перегрызть. Ну, почти перегрызть...

Выпустили нас всех на диван, а сами хозяева рядом с диваном уселись, чтобы за нами следить и вмешаться, если что-то пойдет не так. Эта часть их плана меня очень повеселила - и как, интересно, они собирались вмешаться? Пока они до крысенка дотянутся, любой из нас его уже три раз съесть успеет. Разумеется, если бы кто-то из нас в самом деле был таким кровожадным.

В общем, сел малыш посреди дивана и замер, двинуться боится. Да тут кто угодно испугался бы - вон какие крысы огромные вокруг. Ластик малышу обрадовался. Говорит, наконец-то мне будет с кем играть, а то вы все неповоротливые, побегать толком не можете. Я даже обиделся на него - что значит, бегать не можем. Это разве что Хруст не может, толстый он и ленивый, а мне просто бегать некогда, у меня дел полно. А так я хотя и старше, его еще и обогнать могу...

Больше всего я опасался, что Хруст малыша обидит. Но Хруст только на него взглянул и говорит нам всем: "Этот много все равно не слопает, так что пусть уж живет с нами". Ха, видел бы он, сколько этот крысенок съесть может! Однако я не стал Хруста сразу огорчать, у него еще будет время во всем разобраться.

Бантик на крысенка едва посмотрел и тут же отвернулся. Уж не знаю, почему, но малыш его совсем не заинтересовал. А может, ему показалось, что слишком много внимания все уделяют этому пришельцу ниоткуда. Он даже пробормотал, мол, крысенок как крысенок, ничего интересного. Мол, еще надо посмотреть, стоит на него вообще время тратить. После этого Бантик спрыгнул с дивана и демонстративно протопал к нашей тряпочной будке, где и расположился с обиженным видом.

- Эй, а зовут-то тебя как? - спросил Ластик.

Крысенок растерянно крутил головой. Что ж, если тебя вместе с братьями и сестрами выкидывают на улицу, маловероятно, что кто-то позаботился дать тебе имя. Может, мама крысенка и придумала, как его назвать, но малыш был в тот момент слишком мал, так что свое имя не запомнил.

- Похоже, придется нам самим ему имя придумать, - сказал я.
- А вдруг хозяева решат его как-то иначе назвать, у него тогда что, два имени будет? - поинтересовался Ластик.
- С хозяевами я уж как-нибудь сам разберусь, - махнул лапой я.

Всему эту молодежь учить нужно. И ведь вроде рассказывал им не раз, как именно нужно с хозяевами общаться. Тут главное, чтобы нам самим имя понравилось, а уж убедить людей, что именно такое имя они и искали, это проще простого. Разумеется, если вы владеете телепатией, что вообще-то всем крысам свойственно, пусть и в разной степени.

- Давайте его назовем Мурзиком! - предложил Ластик. - Веселое такое имя, жизнерадостное, ему подойдет.
- Да уж, веселое имечко, прямо для кошки, - хмыкнул Хруст. - Кто-то один его позовет, а остальные от страху с полок попадают.
- И ничего не попадают! - обиделся Ластик. - Но если Мурзик не нравится, пусть будет Уж. Он как раз длинный, словно уж.
- Ты его еще Анакондой назови, чтобы вырос подлиннее! - предложил Хруст, который лучше всех нас во всяких там животных разбирался.
Змей он, конечно, сам не видел, но картинки в книжках разглядывал часто, и раз Хруст говорит, что такая змея в мире существует, то так оно и есть.
- Может, его просто Малышом назвать? - заявил Хруст, скептически глядя на крысенка.
- Ну, уж нет! - возразил я. - Назовешь малышом, а он возьмет и вырастет больше тебя!

Разумеется, в это поверить было трудно - все-таки Хруст был огромный, мало какая крыса может с ним сравниться по размерам. Вот и Ластик засомневался, возможно ли такое, что наш безымянный малыш вдруг станет огромным зверем.
- Ты, наверное, ошибаешься, Чипс. Он не может вырасти настолько. У меня вообще есть сомнения, точно ли это крыса. Он, возможно, на самом деле мышь, хотя мне это все равно, лишь бы с ним играть можно было.
- А я тут читал, что крысы могут мышей есть, - задумчиво произнес Хруст и как-то по-новому взглянул на крысенка.
- А как узнать, мышь я или крыса? - тихо-тихо пискнул крысенок. - Я бы не хотел, чтобы меня съели.
- Никакая ты не мышь! - уверенно сказал я. - Пусть я и не разбираюсь во всяких там ужах и анакондах, но мышь от крысы я отличить сумею.
- А как ты их различаешь? - вновь пискнул малыш.
- Они другие! Пахнут не так, у них уши не такие, морда не такая!
- Ой, а давайте его назовем Мышь! - предложил Ластик.
- Нельзя! - Хруст покачал головой. - Я буду слышать это имя и думать, что можно его съесть. А есть нельзя! Так можно нервную систему вконец расшатать!

Да уж, расшатаешь его нервную систему! Тоже мне, нервный нашелся! Я уже хотел предложить несколько неплохих крысиных имен, но тут обратил внимание на то, что хозяева в этот момент тоже обсуждали, как назвать крысенка.

- Может, пусть будет Джерри? - спросил хозяин.
- Лучше Микки, в честь Микки-мауса! - сказала хозяйка.
- Или просто Подкидыш!
- Или Щелкунчик!

Я бы в ужасе. То мышиные клички, то вообще средство для колки орехов! А как можно назвать крысу Подкидышем - это малыш все жизнь будет вспоминать, как его на помойку выкинули. Надо быть полным остолопом, чтобы доверить людям выбрать имя для крысы! Это нам еще повезло, у нас хозяева нормальные. Представляю, что могут остальные выдумать. Я посмотрел на Хруста и Ластика, вижу, они тоже от человеческой глупости в шоке пребывают. А хозяева тем временем продолжали имена изобретать.
- Шерхан!
- Бэмби!
- Люцифер!
- Крысус!

Я понял, что если мы чего-то подходящего не найдем, то будет наш малыш зваться так, что в приличном обществе стыдно будет имя назвать. Ну, зачем называть крысенка именем тигра-людоеда? Они бы его еще Джеком Потрошителем назвали! А Бэмби - какое-то нелепое существо, дрыгающее задними лапами. У него на лапах даже пальцев нет! Про Люцифера я и говорить не буду, сами пусть своих детей так называют! А имечко Крысус тем более - не называют же люди своих детей Человечками.

Пока мы все были заняты придумыванием имени для малыша, он сам на какое-то время остался без присмотра. И когда я, наконец, посмотрел туда, где совсем недавно сидел крысенок, оказалось, что его там уже нет.

Эй, а малыш где? - спросил я Хруста и Ластика.
Те лишь развели лапы в стороны, мол, знать не знаем. Тут и хозяева всполошились, мол, куда это крысенок пропал, надо его найти. Хозяйка предложила всех нас в клетку убрать, чтобы они могли спокойно по комнате лазить, малыша искать. Я чуть от смеха с дивана не свалился - как же, найдут они! Я на крысином форуме недавно читал, как народ пропавших крыс ищет. Кто-то приманки по всей квартире раскладывает, кто-то живоловки ставит. Или садятся посреди комнаты и звать пытаются: кис-кис-кис! Будто мы котята какие-то. А уж в какие только места, если верить тому, что там пишут, крысы в доме только ни забираются! И ящики с бельем, и мусорные ведра, и старые ботинки! Вот скажите мне, зачем может понадобиться крысе лезть в старый ботинок? Это надо ее три дня не кормить, чтобы она с голоду начала ботинки грызть! И чем это нужно кормить крысу, чтобы ей показалось, что в мусорном ведре есть что-то вкусное!

- Может, он в параллельный мир перенесся? - спросил Ластик. - Или в другую вселенную? Или в виртуальную реальность?

Это он недавно фантастическими рассказами увлекся, вот и думает обо всякой ерунде.

Вижу я, надо в свои лапы дело брать. "Сидите здесь!" - приказал я Хрусту и Ластику, а сам с дивана на пол спрыгнул. Прошелся по комнате, принюхиваясь. Вроде нигде крысенком не пахнет. Подошел я к будке, где Бантик лежал, там малыша поискал. Нету его, нигде нету. Словно и в самом деле он в другую вселенную перенесся. Вернулся я назад на диван, сел и думать стал. На диване крысенком пахнет, а на полу нет. Это значит, что на полу его не было. А куда он мог с дивана отправиться так, чтобы по полу не идти? Правильно, никуда. Значит, он до сих пор на диване, только спрятался куда-то. Он же маленький, его легко и не заметить.

- Ну-ка слезайте все с дивана! - сказал я крысам.

Ластик вниз спрыгнул, а за ним и Хруст кое-как слез. Начал я по дивану бегать, крысенка искать. А как его найдешь, если тут всюду крысами пахнет, наш-то запах сильнее, чем у такого крохи. Да еще и людьми пахнет! Это ведь только сами люди считают, что у них запаха нет, но любая крыса знает, что это не так. К счастью, тут хозяин понял, что я быстрее малыша найду, чем они с хозяйкой, вот он и говорит:
- Дорогая, давай-ка с дивана слезем, пусть Чипс диван обследует.

Отошли они подальше, на пол сели и на меня смотрят. А я по дивану ношусь, как гончая, и ничего понять не могу. Вроде вот тут он, где-то совсем рядом, а не видно его!

Вдруг чувствую я, что подо мной что-то шевелится. Присмотрелся я, а это наш крысенок под диванную подушку залез. Подушка большая, а крысенок маленький, его под ней и не видно даже. Это ему еще повезло, что никто из людей на эту подушку не сел, а то бы от крысенка одно мокрое место осталось.

- Эй, вылезай! Ты куда это забрался, глупыш!

Сказал я это, а сам думаю: придется мне ему целую лекцию прочесть о том, как себя вести. У нас в школе такую когда-то читали: "Основы крысиной безопасности при жизни в одном доме с людьми" называлась. Как под ноги людям не попадать, как не попасть в палесос или не обжечься об горячую батарею, да и еще о многом так говорилось. Каждая крыса должна об этом знать, если не хочет, чтобы ее жизнь закончилась трагически. Конечно, хороший хозяин следит за тем, чтобы его питомцы не пострадали, но разве можно на людей полагаться в вопросах безопасности!

В общем, увидели хозяева, что малыш нашелся, и отправили нас всех в клетку. В нашу, большую. Крысенок теперь с нами жить стал. А имя? Да что о нем говорить-то! Мотей его назвали. Почему так? Даже не знаю, как-то само на ум пришло. А уж хозяев в этом убедить было проще простого...
  

Гималаец

  
  
   Если вы думаете, что достаточно притащить крысу домой, пустить ее в свою клетку и дать пару вкусных кусочков, чтобы эта крыса чувствовала себя обязанной вам по гроб жизни, то вы ошибаетесь. Я понял это в тот момент, когда растерянный Хруст метался по клетке, пытаясь отыскать спрятанную утром сушку. Никто из нас сушку взять не мог - мы все знали, насколько Хруст болезненно относится к своим запасам. Значит, сушку слопал Мотя. Впрочем, я тогда не стал ничего говорить, доверив Хрусту самому разбираться с малышом (я только следил, чтобы их беседа не превратилась в настоящую драку). В тот момент я думал, что меня это не касается.
   Но когда хозяева ушли на работу, и я, наконец, собрался заняться работой, оказалось, что кто-то порвал в клочья припрятанную мною газету. Хруст, Бантик и Ластик никогда не порвали бы газету, пока я ее не прочитал. Они знали о моей работе и, если и не помогали мне в ней, то уж точно не мешали. Значит, это была работа Моти.
   Думаю, все, кто меня знает, согласятся с тем, что я - крыс весьма спокойный и уравновешенный. Я никогда не выхожу из себя, не устраиваю драк и не склонен к мелочным придиркам. Но в этот раз я едва не выскочил из собственной шкуры, так мне хотелось схватить Мотю за загривок и порвать на части. Встреча в верхах! Землетрясение в Азии! Повышение цен на энергоносители! Обо всем этом я мог бы узнать из той газеты, а теперь мне придется выискивать время для поиска нужной информации в Интернете. И все из-за этого мышонка-переростка! Нет, я действительно был в гневе! К счастью для Моти, на глаза мне попалась вчерашняя газеты, которую я тоже не читал. Я улегся на ковре, изучая первую страницу. К тому времени, когда газеты была прочитала, мой гнев уже почти прошел. Впрочем, я, разумеется, отозвал Мотю в сторону и доходчиво объяснил ему, что именно с ним сделаю, если подобное повторится. Внешне наша беседа выглядела, возможно, не совсем мирно, но десятиминутное размахивание лапами не принесло никому из участников беседы ни травм, ни даже царапин.
   Следующие три дня я был занят работой и потому почти не обращал внимания на то, что творится в доме. Когда же я, наконец, освободился, я был поражен открывшейся мне картиной. Хруст лежал на ковре на боку, подложив передние лапы под морду. Он выглядел весьма довольным, хотя я не понял, что заставило этого обжору испытывать такое состояние. И тут я увидел, как через всю комнату крошечный Мотя тащил зубами фарфоровое блюдца с вишневым йогуртом. Капли йогурта стекали по блюдцу вниз, пачкая лапы крысенка и ковер, но малыша это не смущало. Он упорно двигался дальше, пыхтя от усердия.
   - Эй, что тут у вас происходит? - строго спросил я.
   - Еду несу. Хрусту, - пояснил Мотя, не разжимая зубов.
   - Зачем? - не понимая, спросил я.
   - Он голодает! - пояснил Мотя, на этот раз выпустив блюдце изо рта.
   - Что? - представить голодающего Хруста я не мог, даже если бы попытался включить мое весьма развитое воображение.
   Я оглянулся туда, где на ковре лежал Хруст и еще раз с сомнением посмотрел на его весьма упитанный животик. Было непохоже, что Хруст может вот-вот умереть от голодной смерти. Скорее ему грозила смерть от переедания.
   - С чего ты взял, что он голодает? - переспросил я.
   - Он сам сказал! - Мотя вновь взял блюдце в зубы и явно собирался тащить его по ковру в сторону Хруста.
   Я уселся на задние лапы, а передние сложил на груди.
   - Ну-ка давай по порядку. Что именно Хруст тебе сказал?
   - Хозяева решили, что я для своего возраста слишком худой, поэтому меня нужно откармливать. Вот они и стали отдавать мне ту еду, которую обычно ест Хруст. И ему теперь еды не хватает.
   Тот, кому еды не хватало, лежал на ковре с выражением бесконечного счастья. Именно такое выражение обычно и бывало у Хруста на морде, когда он ел йогурт.
   - Значит так. Ты сейчас сам съешь все, что лежит в этом блюдце, - заявил я.
   Потом я еще раз оценил количество еды и добавил:
   - Ну, или хотя бы столько, сколько захочешь. Если что-то останется, мы позовем Ластика и Бантика - им еда нужнее, чем Хрусту. А Хруст сам придет, потом. Если ему что-то оставят. А если не оставят, то обойдется.
   - А он не умрет? - переспросил Мотя.
   - Зачем ему умирать? Вроде пока он вполне неплохо себя чувствует.
   - Но он же голоден!
   - Хруст голоден всегда. Даже если он только что съел кусок с себя размером. Поверь, малыш, в этом доме еды хватит на добрый десяток Хрустов, так что делиться с ним своим завтраком тебе точно не стоит.
   Мотя снова с сомнением посмотрел на Хруста:
   - А как же шерсть?
   - Что шерсть?
   - Ну, Хруст сказал, что ему витаминов не хватает. Мол, у него из-за этого шерсть выпадает. И уши не держатся. Я видел, у него и в самом деле уши не такие, как у нас с тобой. Это из-за витаминов, да?
   Я посмотрел на лопоухие уши Хруста, которыми он так гордился, и ухмыльнулся:
   - Даже если он съест все витамины на свете, его уши все равно останутся такими же.
   Наш разговор прервала хозяйка, наконец, обнаружившая, что новый ковер покрыт пятнами от йогурта. И хотя, на мой взгляд, пятна от вишневого йогурта весьма неплохо смотрелись на кремовом ковре, похоже, люди мое мнение не разделяли. Блюдце было срочно перенесено на столик, а Мотя вместе с ним. Пока малыш ел, хозяйка тщетно терла пятна на ковре тряпкой, а затем и щеткой. Наконец, пробормотав что-то типа "Придется использоваться пятновыводитель", хозяйка отложила тряпку в сторону и взглянула на закончившего есть Мотю. Его шерсть была заметно светлее, чем ковер, и потому пятна от йогурта были на ней неплохо заметны.
   - Лови его, у него весь хвост в йогурте! - успела крикнуть хозяйка, прежде чем Мотя спрыгнул со столика на диван.
   Хозяин в тот момент читал книгу и не сразу среагировал на ее слова. К счастью, для дивана, он успел схватить крысенка прежде, чем тот, как обычно, молнией промчался по дивану.
   - Его нужно помыть! - заявила хозяйка! - Подержи его, сейчас я только принесу миску с водой.
   Мотю слова "миска с водой" почему-то не обрадовали, хотя он и не совсем понял, о чем идет речь. Когда же вернулась хозяйка, держа в руках пластиковую емкость с теплой водой, Мотя заверещал так, словно его собрались оперировать без наркоза. Я наблюдал за всем этим со стороны, мысленно радуясь, что я не стал объектом столь пристального внимания хозяев. Впрочем, мытье без мыла было далеко не самым страшным, что существует в этом мире, пусть в тот момент Мотя и думал иначе.
   - У него нос не отмывается! - громко сказала вдруг хозяйка. - Я тру, но он все равно темный. Я не думаю, что дело в йогурте, наверное, так уже раньше было. Мало ли в каких условиях он раньше жил. Может, это машинное масло или еще что.
   - Это могла быть краска от газет, если у него в клетке газеты лежали вместо подстилки, - предположил хозяин.
   - Это возмутительно! - подхватила эту мысль хозяйка. - Там же свинец! Он губителен для крыс! Придется мыть Мотю каждый день, пока краска совсем не сойдет.
   Мотя заверещал еще громче. Один раз выдержать купание он еще мог, но мыться каждый день - это было уже слишком.
   - А мы его не простудим? - поинтересовался хозяин.
   - Придется закрывать все окна и двери, а потом его хорошенько просушивать. Но делать нечего, не оставлять же это так, как есть. Я даже подумать боюсь, чем это может кончиться.
   - Кстати, дорогая, ты заметила, что шерсть возле хвоста у него тоже темная?
   К этому времени Мотя уже был вытащен из воды и завернут в пушистое полотенце. Правда, шерсть его была настолько мокрой, что было сложно понять, остались там темные пятна или нет. Пришлось подождать, пока Мотя высохнет.
   - Знаешь, дорогая, у меня такое чувство, что эти пятна - это не из-за газет, это у него шерсть такая.
   - Этого не может быть! Он сам белый, глаза у него розовые, то есть наш Мотя - альбинос. А у них вся шерсть белая. Никаких темных пятен быть не должно. Вон Бантик у нас именно такой!
   - А вдруг он не альбинос, а кто-то еще? Сейчас каких только крыс не навыводили!
   - И ты что, правда думаешь, что какую-то редкую крысу люди возьмут и выкинут?
   - Насколько я знаю людей, они еще и не то сделать могут!
   Разговор затих. Мотя был высушен и водворен в клетку, где тут же забрался в гамак к Бантику и вскоре заснул. Я тоже забрался на полку и лениво дремал, прислушиваясь к тому, что делали хозяева. Через какое-то время хозяин включил компьютер и долго что-то искал на сайтах о крысах. Наконец, он довольно хмыкнул и, повернувшись к хозяйке сказал:
   - Я все понял. Он гималаец!
   И он начал рассказывать хозяйке о белых крысах с темными носами. В общем, мыть Мотю на следующий день не стали. Так он и остался с темным носом, хотя, как мне кажется, не так это все и важно.
  

Доктор Хаус

   Хозяева смотрели кино. Нет, они, разумеется, и раньше кино смотрели, но это обычно был какой-то один фильм или передача, в крайнем случае, две или три серии. А тут хозяин принес целую стопку дисков и сказал, что все фильм хвалят, а серий много, так что лучше уже не ждать, когда та или иная идти будет, а спокойно смотреть в любое время без всякой рекламы.
   Про рекламу - это он зря. Хорошая штука. Во-первых, пока идет реклама, хозяева обычно звук выключают и идут на кухню. Чай там заваривают, бутерброды делают или салатик какой. Нам, естественно, тоже кое-что достается. А если вдруг хозяева есть не захотели и вообще отвлеклись и звук отключить забыли, так это тоже забавно. Телевизор, до этого работавший тихо, вдруг ка-а-ак заорет диким голосом: "У вас во рту размножаются микробы!". После этого даже спящий под столом Хруст просыпается. Он крутит головой, пытаясь понять, что же его разбудило. Именно в этот момент телевизор начинает орать снова: "Микробы под ободком унитаза!". Хруст вздрагивает и пятится, словно кто-то прямо сейчас заставит его ловить там этих микробов. Возможно, он даже мысленно их ловит. И все это, чтобы потом услышать: "Сюрприз! Супра!". Что такое сюрприз - это я знаю. А вот что такое супра, понять я так и не смог, тем более что при этом показывают то телевизор, то микроволновую печь, то еще что-то.
   Ну, да ладно, вернемся к фильмам - точнее, к одному фильму, но очень длинному. Про какого-то странного доктора, который чужие болезни угадывает. Стоит сказать, что я такие фильмы не люблю. Ничего в них полезного для крысы нет. Сам я никого лечить не собираюсь, так зачем тогда мне про чужие болезни слушать? Да и вообще, страшный это фильм. То там кто-то умирает, то показывают, как у человека кровь изо рта течет, то еще какие-то ужасы. Правда, я как-то раз видел, как в фильме крысу показывали - вот это я хотя бы могу понять, тем более что крысу там вроде как даже вылечили. Было бы лучше, если бы подобных серий сделали побольше. Но в целом фильм довольно нудный, да и хозяева, пока его смотрят, на кухню не ходят, а про нас почти забывают.
   Но хуже всего даже не это. Самое страшное - это то, что Хруст, глядя на все эти больничные дела, возомнил себя великим лекарем. Теперь он целыми днями ходил и ставил всем диагнозы. Скажем, увидел у Бантика болячку за ухом и говорит: "Это точно волчанка!". А что это за волчанка такая, какое она отношение к Бантику имеет? Наверняка ей только волки болеть могут, а не крысы, иначе бы ее так не называли. А Хруст все не успокаивается. Чихнул тут Мотя, так наш новоявленный доктор тут же диагноз выдал: "Это инфекция. Нужны антибиотики широкого спектра!". Ластик это услышал и у меня спрашивает: "А что это за антибиотики такие?". Я, в общем-то, и сам толком не знал. Но признаваться в этом не хотел, поэтому решил просто сказать, что это лекарства такие. Но Хруст вопрос Ластика услыхал и не удержался, полез малыша воспитывать, знания свои показывать.
   - Это стыдно не знать! - пищал он, - Кто угодно знает, что спектр - это цвета такие разные: красный, оранжевый..., ну и так до фиолетового. То есть надо пить лекарства из коробок разного цвета, по очереди. А раз говорят, что широкого спектра, то нужно не только семь основных цветов, но и другие всякие - черный там или белый!
   Мотя, который этот разговор тоже слышал, решил уточнить, все ли он понял верно:
   - А может, нужно не коробки разного цвета брать, а таблетки разные - красные, синие, желтые.
   Хруст подумал и ответил:
   - Да, так даже лучше будет.
   - А сколько дней пить-то нужно? - снова Мотя спрашивает.
   - А это зависит от того, сколько разноцветных таблеток есть. Если пять - то пять дней. Если десять - то десять. Берешь таблетку, откусываешь кусочек, на следующий день - кусаешь другую таблетку...
   Хорошо, что я вмешался. Говорю, никто никаких таблеток пока пить не будет. Мало ли кто разок чихнет, из-за этого никакие антибиотики не назначают.
   Тут Хруст сам громко чихнул. Это неудивительно, поскольку он носом в пушистый плед зарылся, я сам при этом всегда чихаю. В общем, подумал Хруст и говорит Моте:
   - Ладно, пока можно таблетки не есть. Но если опять чихнешь, тогда придется.
   Вечером хозяева нас на прогулку выпустили, я пытаюсь заставить крыс лапы разминать, по комнате бегать, а Хруст вопит: "Отстань! Ты мне важный фильм смотреть мешаешь!". Сам на диване валяется, и других от прогулки отвлекает. Я один по комнате бегаю, но и я краем глаза за фильмом слежу, хотя и не слишком внимательно. А хозяева мало того, что по две серии за вечер смотрят, так порой еще старые серии обсуждают. Мне-то что, а другие еще и к этому прислушиваются, как будто что-то понять могут.
   Хозяева нас в клетку посадили, сами спать пошли. Вижу я, что-то с Хрустом не так. Обычно он в клетке тут же к кормушке лезет, всех лапами расталкивает. Обязательно ему все первым нужно попробовать, даже если это знакомый корм, который мы каждый день едим. А тут лежит на полке, лапы свесил, есть идти не хочет. Подхожу я к нему, спрашиваю:
   - Ты что это из себя не пойми что изображаешь?
   А он мне отвечает, грустно так:
   - Я, Чипс, наверное, умру скоро.
   - Это что это ты вдруг умрешь? Ты здоров, у тебя ничего не болит. Ведь так?
   - Так, Чипс. Но я все равно умру.
   Я ничего не понимаю, пытаюсь его тормошить, даже сам ему из кормушки орех притащил. Но он орех съел, а потом снова лег на полку и глаза закрыл.
   - Эй, Хруст, ты объясни, в чем дело-то!
   - Бешенство у меня.
   - Бешенство? Ты что, последних мозгов лишился? Бешеные на людей кидаются, пена у них изо рта течет и все такое. А ты просто глупый.
   - Ты, Чипс, ничего не понимаешь. Бешенство по-другому называется "водобоязнь". А я как раз воды ужас как боюсь. Меня хозяйка как-то мыть пыталась, так я от ужаса чуть не умер. Значит, точно, это она и есть. Водобоязнь то есть. А она не лечится. Говорят, если бы вовремя прививки сделали, то шансы еще были бы. Но крысам от бешенства прививок не делают.
   - Если бы у тебя бешенство было, ты бы уже давно умер. А так ничего, живешь с этой своей водобоязнью и в ус не дуешь. А мыться я тоже боюсь, да и другие крысы тоже.
   В общем, кое-как успокоил я его. Целый час с ним рядом сидел, разговаривал, но в итоге повеселел Хруст, пошел к кормушке и минут двадцать там хрустел чем-то. А потом он и вовсе пить пошел. Видимо, вода из поилки не такая страшная, как в миске для мытья.
   Два дня было тихо. То есть, хозяева фильм смотрели, но мы были заняты своими делами и к тому, что происходило на экране, не прислушивались. Правда, когда я вечером решил, наконец, нормально поесть, я неожиданно обнаружил в кормушке большой ржавый гвоздь.
   - Кто гвоздь в кормушку сунул? - спросил я у крыс.
   - Это я! - пискнул Ластик.
   - Зачем он там? Я об него чуть лапу не проткнул. А мог бы зубы сломать!
   - А вдруг у нас железа не хватает? Я подумал, пусть гвоздь тут лежит. Если что, можно будет немного погрызть его, он точно железный.
   - А что, хорошая мысль, - вмешался Хруст. - Камень минеральный нам хозяева в клетку вешают, чтобы мы его грызли. Мол, чтобы с кальцием все было в порядке. А теперь у нас и железо будет.
   - Не будет у вас железа! - возразил я, выкидывая гвоздь на пол. - Крысы гвозди грызть не могут.
   - Но, Чипс, можно же было вначале попробовать, - предложил Ластик, - а вдруг получилось бы...
   - Вот завтра сам и попробуешь, когда хозяева на работу уйдут. Гвоздь никто не видел, он до вечера там валяться будет. Только меня грызть не заставляй, мне зубы жалко. Пусть лучше у меня железа не хватает, зато зубы на месте.
   Ластик утром гвоздь грызть не стал. Может, забыл, а скорее, тоже свои зубы пожалел.
   На следующий день по телевизору футбол показывали. Я обрадовался: все, думаю, сегодня никаких больниц, лекарств и прочего. Увы, рано я радоваться начал. Когда футбол закончился, рекламу пустили. "А что ты сделал для защиты своей печени?" - громко спрашивала какая-то женщины. Как оказалось, именно это и услышал задремавший было Хруст.
   - В самом деле, почему нам никаких лекарств от печени не дают? - обратился он ко мне.
   - А зачем нам эти лекарства? Мы что, жирное мясо едим или масло пачками?
   Тут я пристально посмотрел на Хруста. Я как-то видел, как он до масленки добрался и впился в кусок масла зубами.
   - Да нет, Чипс, я масло не ем, - покачал головой Хруст, - это я так, на всякий случай. Все-таки, печени нужна защита.
   - Ничего твоей печени не нужно, если ты не будешь лопать, что попало! - возмутился я.
   Я уже хотел махнуть лапой и уйти в сторону, как вижу, к нам Мотя бежит, довольный такой.
   - Ура! - кричит он, - Я уже розовую, белую и желтую таблетки раздобыл. Под диван засунул, на будущее.
   - Какое будущее? Зачем тебе эти таблетки? Ты хоть названия их запомнил? - недоумевал я.
   - Названия? Нет, я только на цвет смотрел. Спешил я - хозяйка искала от головной боли что-нибудь, вот коробку с лекарствами на столе и оставила, а я подбежал и утащил, что смог. Я там еще голубенькую видел, но отгрызть не успел. А еще там такая прозрачная штучка была, а внутри разноцветные шарики. Ее нужно брать или как?
   - Ничего брать не нужно! Таблетки должен врач назначать, а не Хруст, который в лечении понимает меньше, чем моя задняя лапа! Все, на сегодня больше никаких разговоров о болезнях! - твердо сказал я и гневно посмотрел вначале на Мотю, а потом на Хруста.
   - Зря ты так, - отчего-то совсем тихо сказал Хруст. - Все еще хуже, чем я думал. Я полагал, что это я болен, а на деле мы все при смерти.
   - Это как? - не понял я.
   - Да вот, ты сам послушай. Тут понятно говорят, даже ты поймешь.
   Ха, как будто я могу не понять то, что понял Хруст. Все-таки с мозгами у меня получше будет. Я вслушивался в текст очередной серии "Доктора Хауса", но не видел там ничего, что можно было бы отнести к нам.
   - Как ты не понимаешь! - разводил лапами Хруст. - Ты видишь, из-за болезни у этого типа все волосы выпали. А у нас что? Ты давно в гамак заглядывал? Там сколько волосков валяется? То-то!
   Хруст довольно улыбнулся, как будто в том, что мы вот-вот помрем, есть хоть что-то хорошее.
   - Глупый ты, Хруст! Это мы линяем просто. У крыс это бывает. Старая шерсть выпадает, а новая растет.
   - Значит, мы не умрем? - переспросил Мотя.
   - Это смотря кто. Большинство из нас - нет, а вот кое-кто может и умереть, если я еще про какую-нибудь смертельную болезнь от него услышу.
   Постепенно все успокоились. Хруст забыл о всяких там волчанках и антибиотиках, перестал обещать нам всем скорую смерть в жутких муках. Остальные тоже вернулись к обычной жизни. Правда, залезая под диван, я время от времени находил там разноцветные таблетки. Вероятно, на будущее.
  

Появление дворняжки

   - А больше никому ее нельзя отдать? - проговорил хозяин в трубку, обращаясь невидимому собеседнику. - А, ну да, конечно. Лучше бы обойтись без этого, сам понимаешь, Димон, мне она уж точно не нужна.
   Я навострил уши. Где-то что-то отдавали, и хозяин почему-то решил, что это нам не нужно. Наверняка зря решил. Такое уже было: как-то приятель предлагал ему кипу старых журналов, и хозяин заявил, что ему эта макулатура без надобности. Я потом несколько дней ходил в печали, ведь сколько интересного я смог бы узнать из этих журналов. И вот опять он от чего-то отказывается, а я никак не могу повлиять на его решение. Оставалось только вздохнуть и перебраться чуть поближе к дивану, чтобы хотя бы узнать, о чем шла речь.
   - Значит, других вариантов нет? - переспросил хозяин. - Что ж, привози тогда, не в приют же ее сдавать.
   Хозяин зачем-то закрыл глаза, потом вздохнул и, отложив телефон в сторону, сказал громко и отчетливо:
   - Нам отдают собаку.
   - Собаку? - переспросила хозяйка. - Зачем?
   - Мой двоюродный брат, Димка, ну ты помнишь, он у нас на свадьбе был, должен уехать в срочную командировку. На месяц или даже больше. А собаку ему девать некуда.
   Этого Димку я не знал. Свадьбу хозяин решил дома не устраивать, поскольку не был любителем семейных сборищ. "Соберемся где-нибудь в кафе, посидим часок или два, да и хватит. Ни шуму, ни мусора, да и убежать всегда можно, если надоест", - сказал он тогда. Хозяйка с ним была полностью согласна, так что нам, крысам, посмотреть на это мероприятие не удалось, о чем мы, должен сказать, не слишком жалели. И в самом деле, зачем нам гости, шум и еда, которую нам все равно не дадут. Хруст бы от одних запахов с ума сошел, ныл бы сутками напролет о своей несчастливой судьбе, будто его голодом морят.
   - Но нам-то что с этой собакой делать? - вновь спросила хозяйка.
   - Откуда я знаю? Я в собаках не больше тебя разбираюсь. Кормить, выгуливать, наверное.
   - А не может ее кто-то другой кормить и выгуливать?
   - В том и дело, что некому! Дома у Димки только бабушка, она, конечно, пока еще весьма бодрая, но его пса не удержит просто. Да и живут они на пятом этаже, дом без лифта, как бабуле его на прогулки водить или назад вести? Ну и если ко врачу там надо или еще что, бабушка точно не справится.
   - Так есть же эти, гостиницы для животных... Может, туда? - хозяйка с надеждой посмотрела на мужа.
   - Ты что! Это же бешеных денег стоит, откуда они у Димки? Он же все, что было, за квартиру выложил, чтобы с какой-то там родней разъехаться. Даже на нормальный ремонт не хватило!
   - А к нам, значит, можно и задаром, так что ли?
   - Ну что ты, в самом-то деле, - хозяин покачал головой. - Он же живой, пес-то. Ему и без того придется тяжело, когда Димка уедет. Привык он к хозяину. Димка его на улице щенком подобрал. Я помню, сколько им мучиться пришлось, пока друг к другу приспособились. То шторы рвал, то мебель грыз, то посуду на пол ронял. По ночам лаял и дверь когтями драл...
   - А у нас он что, тоже будет мебель грызть и дверь когтями драть?
   - Да нет, вряд ли, он же не щенок уже, а взрослый пес. Обученный. Димка с ним на какие-то собачьи курсы ходил чуть ли не полгода, чтобы пес мог по команде сидеть, стоять и прочее.
   - Полгода? Это собаке нужно полгода, чтобы сидеть по команде научиться? Мотя вот у нас этому за два дня научился! Слушай, может, он все-таки собаку кому-то еще отдаст, а?
   - Да некому! А командировка через два дня! Не на улицу же пса выпускать!
   - Нет, что ты! - испуганно произнесла хозяйка. - Какая там улица, что ты. Я ж не монстр все-таки.
   - Ну, поэтому я и сказал Димону, чтобы завтра привозил своего пса. Только сам пусть ему покупает все необходимое или из дома везет. Миски там, корм и что еще собаке нужно.
   - Ошейники, поводки, - добавила хозяйка.
   - Вот-вот, они самые.
   - Ой, а собака-то какая?
   - Дворняжка.
   Хозяева ушли на кухню, а мы впятером остались в комнате переваривать полученную информацию.
   - А что такое "дворняжка"? - спросил Мотя.
   - Порода эта такая у собак, - высказал свое мнение Бантик.
   - А что такое "порода"? - вновь спросил Мотя.
   - Ну, это какие у собаки уши, какая шерсть, короткая или длинная, окрас какой, - пояснил Хруст.
   - А у меня какая порода? - не унимался Мотя.
   - У крыс пород не бывает! - вмешался я. - У крыс разновидности!
   - Почему? У нас же тоже уши, шерсть...
   - Ну, тут все с генетикой связано, это наука такая, - откровенно говоря, я и сам не слишком разбирался во всех этих тонкостях, так что просто добавил, как можно более уверенным голосом, - В общем, не бывает у крыс пород!
   - А дворняжка - это какая порода? - вновь спросил Мотя.
   - Наверное, маленькая, - заявил Ластик, - Слово какое-то маленькое, ласковое: дворняжка. Большую собаку так точно не назовут. Вот мастифф - это большая собака, сразу ясно по названию. Я по телевизору видел, он прямо как слон.
   - Слон больше! - заспорил Хруст.
   - Ну, пусть не как слон, но все равно большая собака. И еще овчарки есть - они тоже большие. А шпиц - он маленький, чуть больше крысы, это и по названию видно.
   - А вестхайленд терьер какой? - фыркнул Хруст, который знал некоторые мудреные слова, в том числе и некоторые породы собак.
   - О, наверняка большой! Вон имя какое длинное! - пискнул Мотя.
   - А скай терьер?
   - Этот должен быть просто гигантским, как небо, - предположил я, - Ведь слово "Скай" значит небо.
   - Вот и ошиблись, не такие уж они большие, во всяком случае, для собак. И, кстати, дворняжка - это вовсе не порода. Дворняжка - это когда собаку на улице нашли или еще где-то, и у нее вообще никакой породы нет. И родословной нет!
   - Получается, я тоже дворняжка? - жалобно спросил Мотя. - И Бантик тоже?
   - Вот именно! - Хруст даже показал язык, так он был доволен. - У любого домашнего животного, кроме дворняжек, есть родословная, где написано, кто его родители, бабушки и дедушки, прабабушки и прадедушки, а заодно указаны братья и сестры. Вот у меня, например, все четко расписано. Там и английские крысы есть, и крысы из Финляндии...
   Чем Хруст мог хвастаться, так это своей родословной. У Бантика, подброшенного в ветеринарную клинику, ее не было, у Моти, найденного на улице, тоже. Даже у меня не было. А у Ластика родословная была, но там половина клеточек оставалась пустыми. Да и что там писать, я ведь не мог подсказать хозяевам, как зовут моих маму и папу. Впрочем, сам я к родословным относился без излишнего почтения, ведь мозгов наличие родословной не прибавляет.
   - Никакая ты не дворняжка, ты крыса! - уверенно сказал я Моте. - На крысиных выставках родословные не проверяют, так что ты даже чемпионом стать можешь. Конечно, если будешь меня слушаться.
   - А меня вот другое интересует, - задумчиво произнес Бантик. - Вы вообще-то в жизни собак видели?
   - Ну да, когда в клинике были, - кивнул я.
   - Вы их зубы видели? Любая собака, даже мелкая, пару раз зубами щелкнет - и крысы нет!
   - Ой! - пискнул Мотя.
   - А еще некоторые собаки специально выведены, чтобы на крыс охотиться! - ехидным голосом добавил Хруст.
   - И чему ты радуешься? - строго спросил я. - Тому, что эта собака, возможно, будет за тобой охотиться? Ты бы лучше думал, что нам делать.
   - А может, мы ее напугаем? И она сама уйдет! - предложил Ластик. - Мы это умеем!
   - Точно! - обрадовался Хруст, - Пугать мы умеем!
   - И чего вы таким образом достигнете? Собака на улицу убежит? - я осуждающе взглянул на Хруста и Ластика. - Чтобы собака на улице умерла с голоду или замерзла? Вот ты, Хруст, порой так себя ведешь, что впору тебя на улицу отправить. Но мы же не пытаемся тебя пугать. Или вы хотите, чтобы потом вам всю жизнь снилось, что из-за вас живое существо погибло?
   - Нет, я не хочу такие сны видеть! - пискнул Мотя, - Я веселые сны люблю: как я у Хруста сушку утащил или как я научился с дивана вниз прыгать.
   - Какую сушку? - завопил Хруст.
   - Так это ж сон просто, я же не на самом деле у тебя сушку съел!
   - Ну и нечего такие сны смотреть! Мои сушки трогать никому нельзя! - топнул лапой Хруст.
   Утро принесло дождь, а вместе с ним в дом пришел чрезвычайно худой человек с сероватым псом. Пес был мокрым и выглядел весьма понуро. Он был не слишком крупным, но и не мелким, хозяину примерно по колено.
   - Да ладно, Шанс, я ж вернусь! - причитал человек, то и дело гладивший пса по косматой голове. - Я ж тебя не брошу, ты же знаешь!
   Пес молчал.
   - Ну, ладно, пойду я, чего уж. Миски, корм и все остальное я вам оставил. Как кормить и гулять, объяснил.
   - Ну да, - с сомнением в голосе сказал хозяин.
   - Я звонить буду. И вы звоните, если что не так. Проклятая командировка... Я б не поехал, но мне за квартиру еще отдавать надо...
   - Да иди уж, - махнула рукой хозяйка.
   Человек ушел, а пес так и остался сидеть в прихожей.
   - Господи, мы же крыс убрать забыли! - завопила вдруг хозяйка и спешно стала хватать нас на руки и прятать в клетку. "Будто яблоки собирает", - почему-то подумал я.
   Я покорно дал отнести себя, делая вид, что сам ни за что не добрался бы до клетки так быстро, как на руках хозяйки. Дверка захлопнулась, и мы разлеглись на полках, наблюдая за собакой.
   - Огромный какой! - шептал Мотя. - А вы говорили, что маленький!
   - Для собаки он маленький, он для крысы большой, - пояснил я.
   Тем временем хозяин позвал пса в комнату и указал ему на полосатый матрасик в углу:
   - Место, Шанс!
   Пес плюхнулся на матрас.
   - Умная собака! - похвалил хозяин, гладя пса по голове.
   Мы фыркнули: вот уж, в самом деле, как будто нужно иметь много ума, чтобы запомнить, где твоя лежанка.
   - А меня больше всего волнует вопрос, как мне на компьютере работать, пока у нас этот зверь живет, - вслух рассуждал я. - Как-то мне не хочется бегать по комнате, пока он на свободе.
   - Это точно, могли бы собаку в клетку посадить! - влез в разговор Ластик.
   - Глупый, собак в клетки не сажают! - фыркнул Бантик.
   - А вот и сажают! Я по телевизору видел! - запищал Хруст. - Собак в клетка возят на всякие соревнования, к ветеринару. А у некоторых хозяев собаки даже днем в клетках сидят.
   - Ой, какая же должна быть клетка для собаки, чтобы там был и домик, и гамачок, и поилка, - удивился Мотя, - Наверное, она размером с комнату получится.
   - Да нет же, для собак таких хороших клеток не бывает! - уверял нас Хруст, - Никаких гамачков им не делают. Я тут видел клетку для собаки, так туда кроме собаки и ее подстилки ничего и не влезает.
   - А как же в такой целый день сидеть? - спросил Ластик.
   - Вот так и сидят. Свернутся клубком и ждут, пока хозяева придут и их выпустят. Я видел, как собака сидела в клетке, так клетка была меньше нашей. У собаки даже хвост снаружи торчал.
   - Бедные собаки, - протяжно пропищал Мотя. - Ни попрыгать, ни по лесенкам побегать!
   - Ага!
   - А что это за пакет такой большой, на кухне в углу стоит? - спросил Бантик.
   - Это корм для собаки! - пояснил я.
   - А я думал, что собаки мясо едят, - удивился Бантик.
   - Мы тоже мясо едим, - сказал я, - но обычно нам дают крысиный корм. А собакам дают корм собачий. Его из мяса делают.
   - Пожалуй, стоит попробовать, - решил Хруст.
   - И не думай! От собачьего корма у крыс живот может заболеть. Начнешь каждый день такой корм есть, и все, заболеешь.
   - Так я ж его не буду каждый день есть, только иногда. Но вначале я попробую, тогда и решу, есть или не есть.
   Собака меж тем встала и, разминая лапы, прошлась по комнате. Подойдя к нашей клетке, пес заглянул внутрь и, видимо, не найдя ничего для себя интересного, вновь вернулся на подстилку.
   - Ой, не доверяем мы ему, - решил за всех Хруст.
   А я решил проверить, насколько пес подчиняется командам. Разумеется, я о моих командах говорю, а не о тех, которые люди используют. Я даже не пытался произнести привычное для любой воспитанной собаки "Сидеть!" или "Ко мне!". Да и какой смысл пытаться это сделать, если заранее ясно, что собака услышит лишь "Пи!Пи!Пи!". Мои способности гипнотизера, как я уже не раз писал в своем дневнике, были весьма посредственными, особенно если сравнивать меня с лучшими нашими специалистами в Летописном доме. Там крысы знали способы, как заставить людей привезти в дом продукты, починить компьютер или покрасить стену, да еще и при этом даже не заметить снующих туда-сюда местных обитателей. Рассказывали, что когда кому-то из советников потребовалась срочная операцию, в Летописный дом был вызван ветеринар, который сделал все необходимое, совершенно уверенный в том, что рядом с больным крысом стоял его хозяин. Я не собирался делать что-то невозможное, поэтому просто мысленно попытался подозвать пса к нашей клетке и усадить у стены.
   - Эй, иди сюда! - несколько раз мысленно повторил я.
   Стоило ли удивляться, что собака не шелохнулась. Что ж, когда нам потребовалась новая клетка, хозяин тоже не с первого раза послушался и купил ее для нас.
   - Иди сюда! - повторил я.
   После пятого раза пес удивленно поглядел в нашу сторону и неуверенно шагнул вперед. Я уловил у него какие-то мысли о кусочках колбасы, хотя никакой колбасы я ему не предлагал.
   - Садись! - продолжал внушать я.
   Пес сел охотно, вероятно он привык, что когда его куда-то зовут, то потом предлагают сесть.
   - Слушается! - завопил над ухом Хруст, сбив меня с настроя.
   Пес встрепенулся и стал косить одним глазом в сторону нас с Хрустом.
   - Ты чего кричишь? Я его усыпить собирался. Он бы уснул, а мы могли бы при этом из клетки выходить, - едва не зарычал я.
   - Сейчас выходить нельзя, пока у нас хозяева дома, - уточнил Мотя.
   - Да понятно, что не сейчас, - отмахнулся я. - Мне просто нужно понять, получится ли у меня вообще эту громадину усыпить. Ладно, завтра попробую.
   Тем временем наступил вечер, и хозяин вместе с хозяйкой впервые собрались вести пса на прогулку. Хозяин прицепил к ошейнику собаки поводок и люди вместе с Шансом вышли из квартиры.
   - Вот оно! - в восторге я захлопал лапами, - вот время для моих дел! Пока они гуляют, я могу отчеты писать!
   Моя радость длилась недолго, поскольку минут через пятнадцать, дверь снова открылась, и вся компания вернулась домой. Я даже не успел вылезти из клетки, и это было хорошо, поскольку все равно ничего не успел бы написать.
   - Хорошая собака, все дела быстро делает, - услышал я голос хозяйки.
   Я фыркнул: что за странные высказывания, как будто нужно много времени, чтобы в туалет сходить. Почему-то крысы это регулярно делают, но вокруг них никто так не прыгает и не обсуждает сколько раз крыса это сделала за день и каково качество полученного продукта. И хвалить нас за это тоже не хвалят, хотя приличные крысы не гадят, где попало, а в специальный лоток.
   После прогулки собака уселась в метре от нашей клетки и принялась зевать. Временами она щелкала зубами, что не добавляло нам оптимизма относительно этого соседства.
   Потянулись невыносимо длинные, однообразные дни. Мы гуляли теперь лишь по вечерам, когда хозяин уводил собаку на длительную прогулку. Мои попытки гипнотизировать пса пока не увенчались успехом. Иногда мне казалось, что что-то получается, но следующий день показывал, что я далек от успеха. Теперь я мог лишь мечтать о том, чтобы отправить отчет в центральный офис. Бантик, Ластик и Мотя от нечего делать играли в какие-то глупые игры, но мог ли я их осуждать... Даже не любивший бегать Хруст загрустил.
   - Ничего, месяц пройдет быстро, - успокаивал я его, - а там, глядишь, и заберут этого пса.
   - Я буду дни на календаре отмечать, чтобы видеть, сколько еще осталось, - заявил мне Хруст.
   У него и в самом деле под диваном лежал календарь, который он как-то уволок со стола у хозяев. Календарь, правда, был прошлогодним, но так ли важно, в каком календаре дырки грызть. В конце прогулки Хруст всегда подбегал к календарю и делал в нем небольшую аккуратную дырочку напротив нужного числа.
   - Еще четыре дня осталось! - как-то вечером сказал нам Хруст.
   - Это немного, - подумав, решил Мотя.
   Мы все оживились, понимая, что ждать и в самом деле осталось недолго.
  

Дрессировка дворняжки

  
  
   - А собаки, они вообще разумные существа? - недовольным голосом спросил Хруст.
   Как раз перед этим я потратил около получаса, пытаясь заставить дворняжку отодвинуться от клетки хотя бы на пару метров. Безуспешно. Я уже начал сомневаться в том, что телепатия на собак действует. Может, у них там в голове какая-то защита стоит?
   - То есть? - не понял я.
   - Ну, вот крысы - они, это все знают, разумные животные. И люди тоже. А собаки? Они вообще мыслить могут? Или только мясо есть?
   Ну да, мясо - это для Хруста самое главное. Зачем нужны собаки, если мясо спокойно мог бы съесть сам Хруст.
   - Они команды выполняют. В цирке выступать могут. И в космос летали, - проявил эрудицию Бантик.
   - Подумаешь, мыши вон туда тоже летали. Только если с собаками потом и мультфильмы снимали, и книжки писали, то о мышах никто и не вспомнит, - фыркнул Хруст.
   - А может, это вообще не мыши, а крысы были, - предположил Мотя.
   - Очень может быть! - согласился Хруст.
   - Эх, а я бы тоже мог в космос полететь, - задумчиво сказал Ластик.
   - Ага, и так бы там и умер, - снова фыркнул Хруст.
   - Почему умер-то?
   - Так мышей в космос запускали, когда люди еще не умели корабли на Землю возвращать. Вот мыши так и летали, пока не умирали. А некоторые сразу умирали, если что-то в ракете не так было.
   - Тогда нет, - замотал головой Ластик, - умирать я не хочу. Мне и здесь неплохо.
   - Ладно, не мешайте вы! - закричал я на крыс. - Мне думать надо, что с дворняжкой делать!
   - Ты думай, Чипс, думай! Я тебе мешать не буду, - согласился Хруст. - Я ведь только хотел узнать, умеют ли собаки думать так, как мы.
   Я изо всех сил напрягал мозг, уговаривая собаку послушаться. Собака упорно смотрела в окно, где громко лаяла какая-то псина.
   - Нет, не умеют они мыслить, - заявил Мотя. - Если бы умели, то они бы говорить могли, а они только лаять умеют.
   - Ну да, а крысы (во всяком случае, по мнению людей) умеют только пищать и все, - резко ответил я. - Мы тоже, скажешь, мыслить не умеем?
   - Нет, это только люди не понимают нашей речи, а так мы говорим. И много!
   - А может, собаки тоже говорят, а мы их просто не понимаем?
   - Да разве это кто-нибудь понять может? Гав-гав-гав! - Мотин лай слабо напоминал собачий, но я не стал ему об этом говорить.
   Все опять замолчали, и я продолжил эксперименты над собакой. "Встань и иди к дивану!" - командовал я. Собака косила на меня глазом, но с места не двигалась. Я с тоской думал о том, что уже три недели не отсылал ни одного отчета в центр. О том, что не имею ни малейшего понятия, не было ли у моего начальства для меня каких-то поручений. Наконец, о том, что вообще происходит в мире, ведь из-за дворняжки хозяин вынужден был выходить из дома по нескольку раз, и нередко он даже новости по телевизору посмотреть не успевал.
   - А может, нам надо притвориться, что мы собаку боимся? - предложил Бантик. - Может, нашу клетку тогда унесут в другую комнату.
   Я уже и сам думал об этом. По крайней мере, там есть компьютер, и я мог бы работать и следить за событиями по Интернету. Останавливало лишь одно - уж очень мне не хотелось показывать свой страх перед какой-то собакой. Пусть даже этот страх был бы притворным.
   - Ничего, еще семь дырок осталось, и увезут от нас этого пса! - фыркал вечером Хруст, прогрызая очередное отверстие в своем календаре.
   За то время, что дворняжка жила у нас, Хруст, как мне казалось, набрал не меньше полусотни граммов. Это не слишком удивляло, ведь гуляли мы теперь меньше, а лопал Хруст еще активнее, чем всегда, заявляя, что ест, потому что нервничает из-за лая собаки.
   Звонок раздался, когда мы уже ложились спать - я лежал в гамаке, пытаясь вспомнить, что именно писал в своем последнем отчете. Бантик и Мотя тихо попискивали в домике, решая, кто где будет спать. Ластик копошился в другом гамаке, стараясь выкинуть из гамака салфетку, которую туда зачем-то притащил Хруст. Сам же Хруст все еще бродил кругами возле кормушки, не в силах решить, сыт он или нет. Нагулявшийся пес лежал в углу комнаты и все так же подозрительно глядел на клетку. Хозяин сидел на диване с кружкой чая и бутербродом в руках.
   - Да, я! - кружка была поставлена на стол, бутерброд хозяин оставил в руке, вероятно, опасаясь, что его съест собака.
   Разговор был коротким, и хозяин едва ли сказал в ответ десяток слов, но когда телефонная трубка легла на стол, я почувствовал, что что-то случилось.
   - Представляешь, Димка попал в больницу! - скорее удивленно, чем недовольно произнес хозяин. - Какие-то там камни нашли и еще что-то. Может, две недели продержат, а то и целый месяц.
   Хозяйка, не отвечая, посмотрела на пса. Тот, словно что-то почувствовав, весь сжался и с тоской глядел куда-то в пространство. Я бы тоже тосковал, если бы наш хозяин в больницу попал, так что тут я собаку очень даже понимал.
   - Они все-таки что-то понимают! - тихонечко пискнул Мотя, дергая меня за хвост.
   - Понимают, - соглашаясь, кивнул я.
   Было понятно, что избавиться от дворняжки в ближайшие дни нам не удастся, и значит, мне все-таки придется научиться дрессировать этого пса.
   Я закрыл глаза и попытался представить, как наш хозяин общается с собакой. "Сидеть! Лежать! Ко мне!" - припомнилось мне. А может, это и есть решение? Может, я зря пытался добиться чего-то, внушая псу длинные последовательности действий? Может, с собаками нужно общаться простыми командами?
   - Стоять! - мысленно произнес я.
   Дворняжка встала.
   - Сидеть! - настаивал я.
   Собака села и посмотрела на меня.
   - Лежать! - потребовал я.
   Пес лег.
   Утром я мог уже заставить собаку отойти от клетки и лечь в противоположном углу комнаты.
   - Ты ей, главное, про крыс скажи, что нас трогать нельзя, - напоминал мне Хруст.
   Как будто я сам этого не понимал!
   Постепенно я научился составлять такие команды, которые были понятны собаке.
   - Погляди, Хруст, пес все выполняет лучше, чем ты! - с довольным видом говорил я уже к вечеру.
   Конечно, это была просто шутка. Хрусту можно было сказать "Иди отсюда", и для этого не нужны были ни гипноз, ни телепатия. Но я радовался, что добился хотя бы каких-то успехов. "Завтра, когда хозяева уйдут на работу, я попробую пробраться к компьютеру", - решил я.
   Утром в преддверии опасного эксперимента я не мог ни пить, ни есть. Возможно, так было даже лучше - если ситуация повернется так, что мне придется убегать, то лучше это делать на голодный желудок.
   - Чипс, у тебя нет плохих предчувствий относительно сегодняшнего дня? - как-то очень витиевато спросил Бантик.
   - Да, ты не думаешь, что собака может тебя слопать? - откровенно спросил Хруст.
   - се будет в порядке! - отмахнулся я, хотя никакой уверенности не чувствовал. - Бантик и Ластик, если что, напишете обо всем в центр.
   Кажется, вторая половина моей фразы противоречила первой, то мне было все равно. Я уселся перед дверкой клетки и стал пристально смотреть на дворняжку, приказывая ей отойти от клетки к окну. Сработало!
   - Лежать! - приказал я. - Спи!
   Пес прикрыл глаза. Я не знал, уснул ли он на самом деле или лишь притворяется, но ждать больше было нельзя. Я мигом открыл клетку и уже на ходу крикнул Хрусту, что нужно закрыть за мной дверку.
   Я бежал! Не видя, что происходит у меня за спиной, я мчался вперед, стремясь протиснуться в щель под дверью раньше, чем меня настигнет собака. Возможно, пес спал, и спешка была лишней, но перед моими глазами все время вставали картины, где собака впивалась зубами в мое тело. Успел!
   Давно я не бегал так быстро. Я дышал так, словно никогда не участвовал в тренировках, мои лапы дрожали, но это не помешало мне включить компьютер. Минутой позже я уже отстукивал на клавиатуре сообщение в центр.
   - Вынужденная задержка с сообщениями из-за наличия собаки в доме. Проблема решается. Ситуация под контролем.
   Сегодня я не собирался готовить нормальный отчет, нужно было просто сообщить, что со мной все в порядке. Если эксперимент удастся, то завтра у меня будет время всерьез заняться работой. Пока же я быстро выключил компьютер и вновь направился к двери. Впереди было самое сложное - обратный путь.
   Я осторожно просунул голову под дверь, пытаясь разглядеть, где находится собака. Увы, мне ничего не было видно. Пришлось протиснуться в щель и вновь посмотреть вперед. Если дворняжка по-прежнему лежала у окна, она уже могла меня видеть. Я же по-прежнему не видел ничего - обзор мне закрывал диван. Пришлось осторожно подползти к дивану и выглянуть из-за него. Пес валялся на полу посреди комнаты. Прямо между мной и клеткой. Он не лаял, но и не спал. Более того, собака с каким-то интересом поглядывала в мою сторону.
   - Спи! - приказал я мысленно.
   Пес зевнул, но глаза не закрыл.
   - Спи! - повторил я.
   - Чипс, мы за тебя боимся! - пропищал мне Мотя.
   Как будто я сам за себя не боялся!
   Пока я мог успеть скрыться в соседней комнате. Мог вскарабкаться на диван или заползти под него. Но мне нужно было вернуться в клетку. И я собирался это сделать, чего бы это не стоило.
   - Лежать! - приказал я псу, который в этот момент начал привставать на лапах.
   Дворняжка плюхнулась на пол, и я мысленно поблагодарил ее хозяина, так хорошо воспитавшего пса. Не дожидаясь, пока собака вновь начнет двигаться, я помчался вперед. Перед собакой я взлетел вверх и в прыжке перескочил через дворняжку. Теперь собака была за моей спиной, и я мог лишь надеяться, что она не идет за мной следом.
   Я не мог бежать и при этом внушать псу какие-то мысли. Поэтому я просто несся вперед, надеясь, что мои друзья догадаются открыть мне клетку. Я влетел внутрь, а Бантик тут же закрыл за мной дверку. Я был спасен.
   - Ты у нас прямо герой, Чипс! - пискнул Ластик.
   Я оглянулся - пес спокойно спал в центре комнаты.
   - Наверное, когда я вырасту, я тоже собак дрессировать буду! - сказал Мотя.
   В тот момент мне не хотелось с ним спорить.
  

Кликер-тренинг

  
  
   Я проснулся от знакомого, изрядно поднадоевшего мне кошмара - я вновь писал то сочинение, из-за ошибки в котором лишился возможности стать летописцем. Сон этот снился мне много раз, не знаю уж почему. Я ведь давно переосмыслил свое предназначение и понял, что нахожусь именно там, где мне и следует находиться. Не знаю, смог бы я стать хорошим летописцем или нет, а вот свою нынешнюю работу я выполняю достойно. А уж то, что мой дневник помог многим крысам взглянуть на людей иначе, я знал не понаслышке. Так что не было причин видеть ночами старую классную комнату, где проходил экзамен, вновь и вновь проверять строчку за строчкой, отлично знаю, что все написано правильно, но почему-то оценка в итоге окажется ниже, чем должна быть.
   Была еще ночь, но я понял, что заснуть не смогу. На соседней полке пыхтел Хруст, Бантик с Ластиком и Мотей спали, тесно прижавшись друг к другу в гамаке. Я вылез из домика и, стараясь не шуметь, запрыгнул на полку перед дверцей. Я чувствовал, что должен выйти наружу. Возможно, небольшая пробежка вернет мне спокойствие.
   Я открыл клетку и выбрался наружу. В комнате было темно, но сквозь щель в шторах проникал свет, к тому же я вообще неплохо ориентировался в темноте. Я двинулся в сторону кухни - уж не знаю почему.
   - Привет! - услышал я чуть хрипловатый голос, а потом кто-то коснулся меня лапой.
   Я не сразу понял, что голос звучал у меня в голове. Дворняжка! Я совсем забыл о том, что в квартире живет собака. Днем помнил, а сейчас, расстроенный дурацким сном, забыл напрочь. Что ж, придется расплачиваться за свою неосторожность. Я замер, ожидая, что вот-вот с мое тело вопьются чьи-то зубы.
   - Ты чего не здороваешься? - послышался тот же голос.
   - Э... я не знал, что ты умеешь разговаривать! Когда я пытался с тобой заговорить, ты молчал.
   - Конечно, молчал! А кому охота так разговаривать: ложись, садись, иди! Надоело! Вот как с тобой хозяин разговаривает? "Чипс, лапочка, иди сюда!" или "Залезай на кресло, малыш!". А как люди с собаками разговаривают? "Место! Рядом! Фас!". Тьфу, слушать противно. Ну, ладно, люди, они мысленно говорить не умеют. Но еще не хватало, чтобы с нами крысы так разговаривали. Понял?
   - Конечно, не вопрос!
   Я слегка приподнялся и сел поудобнее.
   - Слушай, ты это... меня есть не будешь? - поинтересовался я.
   - Тебя? Я что, похож на кошку?
   - Вроде нет! - присмотревшись повнимательнее, сказал я.
   - То-то и оно. У меня вон, корм есть, - пес мотнул головой в сторону мешка с кормом.
   - Тоже верно, - согласился я. - Корм-то вкусный?
   - Да ничего, есть можно. Хотя сам попробуй.
   Я запрыгнул на мешок и вытащил из него одну гранулу. Вкус был непривычный, но в целом вполне терпимый.
   - Ел я кое-что и получше, но съедобно.
   - Вот-вот. Могли бы и кусок мяса дать. Сырого.
   Я представил себя жующим сырое мясо и понял, что лучше буду есть крысиный корм.
   - Сейчас тебе проще, никто тебя не заставляет команды выполнять. Наш хозяин тебя только гулять водит, - сказал я, просто чтобы завязать разговор.
   - Да я не против команд, - махнул лапой пес, - все лучше, чем молчать все время. Да и команды - это ж развлечение все-таки. Да еще и лакомства дают. Прошел барьер - кусок, прошел мостик - кусок. Хотя я могу и без куска все делать, я бегать и прыгать люблю. Да и хозяину полезно новые слова учить, а то вначале он кроме "Сидеть!" и "Ко мне!" ничего не знал. А теперь и "Кругом!" и "Скользи!"...
   - А "Скользи!" - это у вас что значит?
   - Это когда на спине лежишь, отталкиваешься лапами от дивана и по гладкому полу катишься. Мне нравится!
   - А научили как? - полюбопытствовал я.
   - Да сам как-то научился. А потом, когда я так делал, хозяин начал это слово произносить. Ну, вроде как меня пытался заставить его запомнить.
   - И что, запомнил, значит?
   - Да я с первого раза запомнил, но зачем показывать? Пока учишь что-то, тебе вкусняшки дают. А как уже научился, вроде уже давать ничего не нужно.
   - Да уж, сложная у вас, собак, жизнь.
   - Точно. Крыса жить проще - спишь да ешь.
   Я хотел рассказать ему о том, что не так уж проста моя жизнь. Про отчеты для центра, летопись и все такое, но промолчал. Тайна - она тайна и есть, а я не из болтливых. Я полакал воду из собачьей миски, сжевал еще один кусочек корма и хотел идти в клетку, когда пес заговорил снова. Видимо, скучно ему было, вот и решил использовать возможность поговорить.
   - Меня вот по старинке учили, а моего приятеля-боксера теперь по-новому учат. Кликер-тренинг называется.
   - Как-как? - не понял я.
   - Кликер-тренинг.
   - Это что за зверь?
   - Кликер - это штука такая, с кнопкой. Нажимаешь на кнопку - и раздается щелчок, клик называется. Значит, что ты все сделал правильно, и потом тебе лакомство дадут, это называется "положительное подкрепление".
   - А чего сразу не дать? Зачем зря время тратить? - решил уточнить я.
   Новое слово мне понравилось, хотя смысл этого таинственного действа пока был для меня туманен.
   - Не знаю, почему сразу нельзя. Но вроде так лучше работает, - ответила мне дворняжка.
   - Ну и чему так учат? Как это все происходит?
   - А вот представь, что человек хочет, чтобы собака лапой дверь открыла. Садится человек на диван и ждет, пока пес к двери подойдет. Как только пес догадался это сделать, человек жмет на кнопку, а потом дает собаке еду. Мол, угадал верно. Когда пес запомнил, что надо подходить к двери, человек ждет, пока собака лапой прикоснется к двери - и опять кнопку жмет. То есть каждый "клик" означает, что ты все верно делаешь и надо двигаться дальше.
   - А если собака вообще к двери не подходит? - спросил я.
   - Почему не подходит?
   - А зачем ей вообще к двери идти? Ей и на диване лежать хорошо. Или на полу.
   - Ну, можно нарочно за дверь миску с едой поставить, чтобы собака знала об этом.
   - Так если собака про еду знает, она и так сразу дверь откроет!
   - Значит, не еду ставить, а что-то еще. Главное, чтобы пес догадался.
   - А если не догадается?
   - Значит, глупая собака, - фыркнул пес, - я бы сразу догадался. И вообще, не хочешь слушать, не слушай.
   - Нет, ты что, мне очень даже интересно. А можно с помощью этого твоего кликера крыс тренировать?
   - Можно, конечно! Я слышал, что этот метод даже для людей подходит.
   - Отлично! Тогда можно нашего Хруста тренировать!
   Я пока не слишком представлял, что именно собираюсь делать, но уже понял, что можно получить в итоге - веселое развлечение для всех нас. Ну, кроме Хруста, конечно. Я попрощался с дворняжкой и вернулся в клетку, заранее представляя, как завтра прочитаю про этот самый кликер-тренинг в интернете.
   Утром, едва хозяева ушли на работу, я помчался к компьютеру.
   - Эй, а собака! - только и успел крикнуть Бантик.
   - С собакой я договорился! - ответил я, не оглядываясь.
   Я набрал нужные слова в поисковике и получил в ответ кучу ссылок. Наугад кликнул на одну из них. Мне предложили прочитать какую-то книжку. Что ж, почему не почитать, если написано будет понятно. Я быстренько пролистал первую главу. Все вроде было ясно - вначале нужно было просто дать объекту обучения понять, что щелчок означает, что ему скоро дадут еду. Правда, я не понял, зачем там предлагали взять для этого целых 25 кусков. Да Хруст на втором куске поймет, что кормить будут. А уж пяти кусков ему за глаза хватит! Теперь надо было найти собственно кликер. Говорят, его можно в магазине купить, но мне это не подходило. А раз настоящего кликера у меня не было, так что я решил использовать что-то другое. Тут я думал долго и уже совсем было собирался отказаться от этой идеи, когда вспомнил про старый выключатель от настольной лампы, который я как-то случайно обнаружил под столом. Видимо, хозяин выключатель поменял, а старый положил, чтобы выбросить потом. Как нередко бывает, "потом" так и не наступило. С выключателем, правда, была одна сложность - для меня кнопка была слишком большой. Но тут я придумал, что можно сделать.
   - Эй, Шанс! - мысленно обратился я к собаке. - Помочь хочешь?
   - А что такое?
   - Да вот хочу нашего Хруста тренировать. Ты бы мог вместо меня на кнопку нажимать на выключателе?
   - Да почему нет, давай этот свой выключатель! Это может быть забавно!
   - Вон там, под столом, сам посмотри.
   Я решил, что собаке проще будет самой принести выключатель, куда нужно, а мне надо готовиться дальше. Я вздохнул и поискал глазами Бантика.
   - Слушай, Бантик, ты мне не поможешь сушку грызть?
   Бантик широко раскрыл глаза.
   - То что, заболел?
   - Почему это заболел? - не понял я.
   - Так если ты сам не можешь сушку разгрызть, то наверняка заболел!
   Я махнул лапой, отметая даже вероятность такого.
   - Не в этом дело, мне просто нужно разделить сушку на много-много кусочков.
   - А зачем тебе это? - поинтересовался Бантик.
   - Да вот, хочу Хруста дрессировать. Кликер-тренинг будем осуществлять.
   - А что это?
   - Потом узнаешь!
   Не мог же я ему сказать, что и сам пока не очень в этом деле разобрался.
   Когда сушка была разделена на части, мы с Бантиком спрятали кусочки, чтобы Хруст их не нашел сразу. Кроме этого я притащил с кухни маленькую мисочку, чтобы именно в нее и бросать кусочки. С Шансом я договорился, что нажимать на кнопку он будет по моему сигналу. В общем, вскоре мы приступили к первому занятию.
   Упражнение было простое - пес нажимал на кнопку, а я при этом должен был кидать кусочки в миску, чтобы Хруст их ел. На всякий случай я сказал Ластику и Моте, что любому, кто тронет кусок в миске, я оторву лапы. Они клятвенно обещали, что не прикоснутся к нашей приманке.
   - Давай! - мысленно послал я сигнал псу.
   Выключатель щелкнул, и я, прячась за шторой, швырнул первый кусок в пустую миску. Удивленный Хруст приблизился к миске, делая вид, что ему совсем неинтересно, что это там лежит. Увидев кусок сушки, Хруст быстро посмотрел по сторонам, опасаясь, что кто-то из нас опередит его и ухватит лакомство раньше, а потом быстро ухватил сушку лапами и быстро-быстро сгрыз.
   Я услышал, как пес весело фыркнул. Увидев, что Хруст отошел от миски, я кивнул Шансу, показывая, что можно продолжать. Новый щелчок - и я вновь бросил кусок сушки в миску. Как мне показалось, Хруст очутился у миски до того, как кусок опустился на дно. Когда раздалось очередное "хрусть-хрусть", я уже с трудом сдерживался, чтобы не засмеяться. Бантик, Ластик и Мотя, которым я рассказал о том, что собираюсь предпринять, валялись на диване, делая вид, что ничего не видят и не слышат. Получалось у них не очень, но Хруст ничего не замечал.
   Клик! Третий кусок Хруст поймал лапой еще в воздухе. Мне стало интересно, расскажет он нам про волшебную миску, в которую сами собой падают куски сушки или нет. Я поспорил сам с собой на дольку яблока, что не расскажет, и знал, что выиграю. Четвертый клик окончательно доказал мне, что связь между щелчком и куском в миске Хруст уловил, так что дальнейшее подкрепление ему не требуется. Так что пятый кусок я съел сам. Мне за работу тоже подкрепление не помешает.
  
   Продолжение я отложил на следующий день, иначе, боюсь, психика бедного Хруста могла бы дать сбой. Или он поверил бы в существование крысиного бога, посылающего ему эти дары за примерное поведение. Открывая очередную книжку о тренинге, я уже решил, что завтра опять начну с кидания еды просто так. Только попрошу собаку сесть подальше от миски. Пусть побегает между кнопкой и миской.
   Составив предварительный план первой части занятий, я пробежал глазами еще несколько страниц текста. Думаю, прочитанных пяти страниц будет достаточно, чтобы представлять, о чем идет речь. Я вообще не понимаю, зачем люди толстые книжки пишут. Оказывается, с помощью кликера можно было научить крыс играть в футбол, научить дельфинов прыгать через обруч и еще много чего сделать. Думаю, через обруч у нас Хруст прыгать не будет, да и без футбола мы обойдемся, но выучить какой-то трюк будет весело. Когда Хруст в очередной раз отправился под диван изучать тамошние достопримечательности, я рассказал Бантику, Ластику и Моте о кликер-тренинге.
   - А почему эту штуку надо кликером называть, если это выключатель? - спросил Мотя.
   - Положено так. Выключатель щелкает, щелчок надо называть кликом.
   - А почему?
   - Люди считают, что тот звук, который раздается похож на слово "клик".
   - Почему? - снова спросил Мотя.
   - Откуда я знаю, почему. Уши у людей так работают, они вообще часто слышат не то, что есть на самом деле. Но это неважно, главное, что метод работает.
   - А ты точно все правильно понял? - решил уточнить Бантик. - Мы Хрусту не навредим этим тре-нин-гом?
   - А чем тут навредишь? Жмешь и кормишь, жмешь и кормишь, - сказал Ластик.
   - Да вроде все правильно понял, - сказал я. - Ну, а если и не совсем так, неважно. Главное, весело будет. Да и Хрусту жаловаться смысла нет - ему за работу еду давать будут.
   Когда все согласились, что ничего плохого с нашим приятелем от тренировки не случится, мы стали решать, чему же будем учить Хруста.
   - Пусть Хруст на задних лапах ходит! - предложил Мотя. - Или танцует.
   Я попытался представить танцующего Хруста - у меня не получилось.
   - Лучше пусть он лапами кверху ляжет! - сказал Ластик.
   Идея была неплохой, но скучной. Ну, ляжет Хруст на спину, поболтает лапками в воздухе, ну и что? Нет, нам нужно было что-то более веселое.
   - Может, пусть в газете дырки прогрызает? - спросил Бантик.
   Мы решили, что для начала и это сойдет. Причем дырок должно быть ровно три - чтобы было интереснее. Впрочем, как я уже говорил, начать я решил с повторения.
   Я махнул лапой Шансу, и тот надавил на кнопку. Клик! Я просил кусок сушки в миску. Хруст через всю комнату бросился к добыче. Слопав кусок, Хруст несколько раз обошел вокруг миски, видимо, надеясь на появление нового куска. Разумеется, я и не думал пока ничего бросать. Однако когда Хруст вновь отошел подальше, я опять дал знак собаке. Клик! Вторая пробежка за день! Так быстро и так охотно Хруст еще не бегал. Когда в пасти Хруста исчез четвертый кусок, я понял, что настало время использовать газету.
   Мы договорились с Бантиком, что я буду отвлекать Хруста, а он положит газету посреди комнаты. Я еще не успел придумать, о чем бы спросить нашего лопоухого друга, как тот подошел ко мне сам.
   - Слушай, Чипс, ты ничего странного в поведении собаки не замечал? - спросил он.
   - Вроде нет, - ответил я. - Я в собаках не разбираюсь, кто их знает, что для них странно, а что нет. А что такое?
   - Да он все время сидит и на кнопку нажимает.
   Я сделал вид, что не понимаю, о чем идет речь.
   - Какую кнопку? Зачем?
   - Откуда я знаю! Сидит и жмет.
   Я поглядел на собаку. Разумеется, в данный момент Шанс и не думал нажимать на кнопку.
   - Наверное, тебе показалось. Или, может, играет он так. Кто его знает, какие у собак игры приняты. Может, они все время сидят и на кнопки жмут.
   Я ждал, вдруг Хруст все-таки расскажет мне о появлении еды в миске, но тот молчал. Я двинулся прочь, чтобы подготовиться к тому, что снова надо будет кидать в миску корм. Скрывшись за шторой, я уже улыбался - похоже, Хруст решил, что корм в миске появляется из-за того, что собака давит на кнопку. Ну, как по взмаху волшебной палочки. В сущности, почти так и было, хотя волшебством тут и не пахло.
   Хруст тем временем добрался до центра комнаты и увидел вчерашнюю газету. Он шагнул вперед и наступил на газету лапами. Клик! Хруст резко повернулся и помчался к миске. Тут я понял, что при игре с газетой нам стоило положить ее поближе, а то пока наш приятель догадается, что нужно делать, вечер настанет. Хотя, с другой стороны, скинуть немного вес Хрусту не помешает.
   Клик! Пес нажал на кнопку, хотя я не давал ему сигнал. Я уже хотел было возмутиться, но тут увидел, что Хруст успел не только вновь наступить на газету, но ткнуться в нее мордой. Мне повезло, что пес оказался внимательней меня. Я мысленно сказал ему спасибо и попросил и дальше жать на кнопку без моего сигнала. А то пока он будет ждать, подам ли я сигнал, мы можем пропустить нужный момент.
   Слопав очередной кусок, Хруст лениво пробежался по комнате, время от времени поглядывая на миску. Разумеется, никакого корма в ней не появилось. Хруст обогнул комнату по периметру, затем решил пересечь ее по диагонали. В какой-то момент на пути его вновь попалась газета, и недовольный крыс снова ткнулся в нее мордой. Пес, вовремя среагировав, нажал на кнопку. Клик! Услышав щелчок, Хруст помчался к миске за "положительным подкреплением". Доев сушку, он вновь вернулся к газете. Кажется, Хруст начал понимать, что теперь его будут кормить за работу с ней. Пес позволил Хрусту заработать еще два куска сушки, а потом сказал мне, что незачем и дальше баловать крысу. Мол, теперь получит еду только за погрызы. Я с ним согласился - ведь не ради набитого брюха Хруста мы все затеяли.
   Когда довольный Хруст в очередной раз подошел к газете, совершенно уверенный в том, что вот-вот волшебная кнопка вновь отправит порцию еды в миску, мы с Шансом переглянулись. Кнопка бездействовала, и Хруст потянул край газеты на себя. Щелчок не раздался. Хруст разозлился и укусил газету. Клик! "Первая дырка есть!" - мысленно сказал я псу. Что теперь волшебная кнопка требует появления дырок, Хруст понял мгновенно. Вторая дырка появилась рядом с первой, и Шанс снова заставил крыса бежать к миске. Я, разумеется, успел подбросить туда кусок сушки. Когда же Хруст прогрыз третью дырку, ожидаемого щелчка не последовало.
   - Эй, ты чего не кликаешь? Он же дырку сделал? - спросил я собаку.
   - Вы же сами сказали, что дырок должно быть ровно три. Если сейчас дать ему корм за третью дырку, он потом подойдет и куснет газету снова.
   Пришлось похвалить пса за догадливость. Я понял, что не все с этим кликером-тренингом просто, тут еще и самому думать приходится.
   - Ну, что дальше делать будем? - спросил я Бантика, Ластика и Мотю, когда мы вчетвером валялись на диване после сытного обеда. Объевшийся Хруст в это время заполз под диван, чтобы отдохнуть в холодке.
   - Надо что-то такое выдумать, чтобы всем понравилось, - на всякий случай решил уточнить Ластик.
   - Да ясно, что всем! - махнул лапой я. - Но мы пока вообще ничего не придумали.
   - Пусть на задних лапах танцует! - настаивал Мотя.
   - Да как вы заставите его вообще на задние лапы встать? У него такое брюхо, что он и на четырех-то лапах ходить ленится, - возмутился я. - Вот придумаете, как это сделать, тогда ладно, будем учить этому.
   Все тут же начали предлагать разные способы, но все они были совершенно неподходящими.
   - А может, стоит кому-то из нас на задние лапы встать? - предложил вдруг Бантик.
   - Зачем? - не понял Мотя.
   Но я уже обо всем догадался.
   - Допустим, я встаю на задние лапы, раздается щелчок, Хруст видит это, бежит к миске и лопает еду.
   - Так еду же тебе кидали?
   - Ну и что, я сделаю вид, что этого не замечаю. Нам же главное, чтобы Хруст понял, что еду дают за то, что ты встал на задние лапы.
   Именно так мы и стали действовать. Когда Хруст вылез из-под дивана, я подошел к нему с каким-то вопросом. Получив ответ, я встал на задние лапы и потянулся. Шнас нажал на кнопку, раздался щелчок, и я увидел, что Хруст повернул голову в сторону миски. Поскольку теперь мне пришлось участвовать в тренинге, кидать корм в миску мы поручили бантику.
   - Ты чего, Хруст? - спросил я, глядя, как Хруст слегка приподнялся на лапах. Ну, как будто я ничего не видел и не слышал.
   - А? Что? - переспросил Хруст, не отрывая взгляда от миски.
   - Ну, ладно, я пошел! - произнес я, вновь вставая на задние лапы.
   От нового щелчка Хруст вздрогнул, я же, словно не замечая этого, запрыгнул на диван и улегся на подлокотник. Хруст помчался к миске, и я отчетливо услышал оттуда его "Хрусть-хрусть". Я замер на диване, надеясь увидеть продолжение забавы. Так и вышло. Хруст вернулся назад и, еще раз покосившись на собаку, попытался привстать на задних лапах. Получилось не слишком удачно, но пес все-таки нажал на кнопку. Слопав лакомство из миски, Хруст еще раз привстал на задних лапах, теперь уже более уверенно. Очередной щелчок и еще один кусок сушки исчез в пасти Хруста.
   - Все, хватит на сегодня, - сказал мне пес.
   - А почему хватит? - удивился я. - Пусть еще поработает.
   - Нет, я помню, боксер мне рассказывал, что долго тренироваться вредно - может живот разболеться от еды.
   Подумав, я вынужден был признать, что он прав. Мы договорились, что продолжим тренировки на следующее утро, когда хозяева уйдут на работу. Хруст на всякий случай еще пару раз попытался встать на задние лапы, но, не увидев лакомства, отказался от дальнейших попыток.
   Утром Хруст вышел на прогулку первым. Это было редкость, ведь обычно он предпочитал полежать после завтрака, "чтобы пища лучше переваривалась", как он любил говорить. Теперь же Хруст весьма резво помчался к миске, и был весьма разочарован тем, что миска оказалась пустой. Я же вдруг понял, что мы забыли приготовить "положительное подкрепление". Садиться сейчас и на глазах Хруста грызть сушку на куски показалось мне весьма глупой затеей, но что еще я мог сделать?
   - Бери собачий корм! - предложил мне Шанс. - Вчера как раз новый пакет открыли, там куски мелкие, для щенков. Хозяин твой сказал, что корма для взрослых собак в магазине не оказалось.
   - Так вредно же! Это же собачий корм! Он для крыс слишком жирный!
   - Так Хруст же не всю жизнь этим кормом питаться будет. Как-нибудь не умрет от пяти малюсеньких кусочков.
   Я вспомнил, что до этого сам съел пару кусков, и, как мне кажется, мое здоровье от этого не пострадало.
   - Ладно, пусть будет собачий корм.
   За неделю мы научили Хруста не только ходить на задних лапах, но и поворачиваться, совершая при этом круг. Еще три дня ушли на то, чтобы придать этому движению некое подобие танца.
   - А может, пусть он только под музыку ходит? - предложил Ластик. - Танцевать под музыку надо!
   На это ушло еще два дня. В первый день Хруст никак не мог понять, что теперь до тех пор, пока не звучит музыка, нет смысла даже вставать на задние лапы, не то что кружиться. Он уже совсем отказался от попыток заставить кнопку вновь выдать ему угощение, когда Бантик исхитрился и толчком сумел вернуть Хрусту вертикальное положение. Разумеется, чуть раньше Ластик включил телевизор на программу, где звучала музыка, а Шанс в нужный момент нажал на кнопку выключателя. Я буквально чувствовал, как в голове Хруста закрутились шарики. К выходным наш приятель Хруст уже крутился под любую мелодию. Не уверен, что эти движения были достаточно плавными и подчинялись мелодии, не уверен, что сам бы назвал это танцем, но не было сомнений, что Хруст старался.
   Вечером в субботу хозяева пребывали в прекрасном настроении. Они готовились ужинать, и поэтому поставили на стол тарелки с колбасой и сыром, нарезанным кусочками мясом, хлебом и прочей снедью. Поскольку за день до этого хозяева выяснили, что пес не собирается нас загрызть, нас выпустили погулять по дивану. "Конечно, под присмотром", - как сказала хозяйка. Мы лежали на спинке дивана и вместе с людьми смотрели на экран телевизора. Шла скучная передача, где политики спорили о том, как нужно строить будущую жизнь в стране. Я зевал, поскольку не видел в таких шоу ничего интересного. Остальные крысы были полностью со мной согласны.
   - Могли бы и нам колбаски дать, - пропищал Хруст.
   - Какой еще колбаски? - возмутился я. - У тебя и так живот скоро лопнет!
   - Вовсе он не лопнет! - возразил Хруст.
   Откровенно говоря, он был прав - за последнее время живот у Хруста заметно уменьшился.
   И тут хозяин переключил канал, и мы услышали звуки скрипки. В ту же секунду Хруст слетел вниз с дивана и закружился, изображая па одному ему ведомого танца.
   - Ой, он опять танцует! - пискнул Ластик.
   - Научили на свою голову! - фыркнул пес.
   - Надо же, наш Хруст, оказывается, умеет танцевать! - всплеснула руками хозяйка.
   - Поди ж ты! А я всегда был уверен, что он только есть умеет! - покачал головой хозяин.
   - Ах ты, наша умница, - проговорила хозяйка каким-то непривычно мягким голосом, - Иди сюда, солнышко!
   И она протянула Хрусту кусочек колбасы.
   - Знаешь, пожалуй, я тоже потанцую! - пискнул Мотя, сползая с дивана вниз.
   А я задумался: кто же кого вообще тут дрессирует? Мы Хруста с собакой или он нас? Или мы все вместе хозяев? Может, я что-то понял не так и мне стоит что-то еще почитать про этот самый кликер-тренинг?
  

ОКД

  
   С тех пор, как мы подружились с Шансом, наша жизнь заметно изменилась к лучшему. Теперь нам не нужно было тайком пробираться в соседнюю комнату, ежесекундно ожидая нападения. Наоборот, пес мог прокатить нас на спине - и некоторые особо ленивые личности этим пользовались, чтобы не напрягаться. Но больше всего меня радовала возможность поговорить с интересным собеседником, знающим мир вокруг нас. В отличие от нас, Шанс каждый день бывал на улице, и нередко приносил нам новости оттуда. Мне это было особенно полезно, поскольку общение с представителем другого вида давало мне возможность по-новому взглянуть на людей. Я не сомневался, что в центре оценят мои старания и сочтут добытые мною сведения полезными.
   Вначале только я мог понимать мысли собаки, и мне приходилось переводить остальным то, что говорил Шанс. Однако постепенно и остальные члены нашей маленькой стаи научились понимать собаку, и теперь мы могли беседовать все вместе.
   В этот день хозяева ушли на работу, а мы вылезли из клетки и устроились на диване, чтобы поговорить с Шансом. Как-то незаметно разговор переместился на тему дрессировки. Бантик и Ластик заинтересовались тем, как именно люди дрессируют собак.
   - И что, все собаки должны ходить в школу? - спросил Ластик.
   - Да нет, это уж как хозяин решит. Захочет - поведет собаку учиться, а не захочет, так и останется пес неученым. Я таких много видел - ни одной команды не знают, хотя чего уж проще ОКД пройти.
   - Что пройти? - решил уточнить я, услышав незнакомое слово.
   - ОКД. Это основная какая-то дрессировка, - пояснил Шанс.
   - Так и называется "какая-то"?
   - Да нет, там другое слово, только я его забыл. В общем, ОКД - это сокращенно. О - это основная, Д - дрессировка, а К -... это я не помню.
   - Крысиная! - радостно выпалил Хруст.
   - Почему крысиная? - удивился пес.
   - Так на букву К же!
   - На К может быть и кошачья! - фыркнул я.
   - Может, и кошачья, но крысиная лучше! - не унимался Хруст.
   - Не, не крысиная точно, - помотал головой Шанс. - Так точно было другое слово!
   - Да ладно, неважно, как это все называется, учат-то там чему? - вновь спросил Ластик.
   - Да всему! Сидеть, лежать, ходить рядом с хозяином...
   - А ты что, сидеть не умеешь? Я вот безо всякой школы сидеть могу!
   - Сидеть я тоже могу, там надо сидеть по команде. Тебе сказали, ты и сел. А не просто так!
   - А зачем нужно сидеть по команде? Я вот просто так сижу. Захотел - сел, захотел - встал. Нас, крыс, хозяева сидеть не заставляют!
   - Это для вас неважно, а для собак все иначе. Нам же надо с хозяином через дорогу ходить, где машины ездят. Или среди людей, среди собак. А там надо по правилам все делать. Знаете, как трудно все время рядом с хозяином ходить?
   Я посмотрел на свои лапы, потом на лапы собаки, потом представил длинные ноги хозяина.
   - Мда, наверное, и в самом деле трудно. Я бы не смог, - кивнул головой я.
   - Вот именно! - вздохнул пес.
   - И долго учат вас в этой вашей школе? - заинтересовался Хруст.
   - Долго! Несколько месяцев!
   - Несколько месяцев чтобы научиться ходить рядом и сидеть? - приоткрыл рот Ластик.
   Для него "несколько месяцев" было невообразимо долгим сроком.
   - Не только! Там еще учат лежать, подходить к хозяину, палку приносить по команде.
   - А палку-то зачем? - удивился Бантик. - Хозяин что, сам не может палку с земли поднять?
   - Да может он! Это для охотничьих собак, наверное, придумали - они так учатся дичь приносить. Ну, а людям нравится, когда собаки им что-то приносят. Газеты там или тапочки.
   - Мы хозяину тапочки не носим! - гордо ответил Хруст.
   - Еще бы, вы тапочки и поднять-то не сможете!
   - Это почему это не сможем? - возмутился за Хруста Ластик. - Вот сейчас возьму и принесу!
   Он и в самом деле спрыгнул с дивана и помчался в прихожую, где ухватил зубами один тапок и поволок его в гостиную.
   - Вот, видишь, принес!
   - Вижу, - согласился Шанс. - Ну, мы еще всякие барьеры преодолевать учимся...
   - Это какие еще барьеры? - снова вмешался Хруст.
   - Лестницы, мостики всякие. В общем, учимся прыгать и лазить.
   - А, это неинтересно! Мы, крысы, лазить с самого рождения умеем! Нам и команды не нужны, мы и так готовы все время лазить! - выпалил Хруст и махнул лапой.
   - С рождения? - фыркнул я. - Кое-кто уже забыл, что такое лазить и прыгать!
   - А вот и не забыл, мне просто не очень нужно, вот я и не прыгаю! А так - могу, легко!
   В подтверждение своих слов Хруст довольно-таки неуклюже плюхнулся на пол с дивана. Как я уже неоднократно говорил, прыжки - не самая сильная сторона Хруста. Вот в поедании колбасы на время он бы точно мог побить все рекорды.
   - Вот, прыгаю! - кое-как отдышавшись, сказал Хруст. - Без всяких там ОКД!
   - Не, это все не то, - Шанс лениво почесал задней лапой правое ухо. - Дома у всех все получается легко. А ты попробуй выполнить все упражнения на площадке, когда вокруг полно самых разных собак, и все бегают, лают.
   - Много собак? - переспросил Хруст. - Тогда, наверное, я бы не смог там прыгать. Я собак боюсь.
   - Всех? - сочувственно спросил пес.
   - Ага, - Хруст кивнул.
   - Это плохо. Я видел таких псов, которые всех боятся. Жалко зрелище, честное слово!
   Хруст сразу помрачнел, выглядеть жалким он не хотел даже в глазах собаки.
   - Стоп, как это всех, ты же Шанса не боишься? - пришел я ему на помощь.
   - Не боюсь! - согласился Хруст. - Я же его знаю!
   - Ну вот, значит, уже не всех собак, а только незнакомых.
   - Тогда ладно, - подумав, сказал пес, - К незнакомым и надо относиться настороженно, мало ли что у них в голове!
   Хруст воспрял духом и снова начал донимать пса вопросами.
   - А вот скажи, что еще на этом вашем ОКД делают?
   - Например, есть такая команда "Ко мне". Если хозяин ее сказал, ты должен мгновенно к нему бежать.
   - А если я занят? Сушку ем, например.
   - Все равно должен бежать, так положено. Причем не просто бежать, а еще и сесть возле левой ноги.
   - А у правой нельзя?
   - Нельзя! Только у левой. Так положено.
   - И даже если правая нога ближе? - спросил Бантик.
   - Даже если ближе.
   - Глупая команда! - фыркнул Хруст.
   Мы все с ним согласились.
   - А что еще вы там учите? - решил узнать Ластик.
   - Да всякое! - отмахнулся Шанс, - Например, есть такая команда "Место", сложная очень.
   - И что по этой команде делать надо?
   - Ну, вот скажет тебе хозяин "Место!", и ты должен тут же идти туда, куда он показывает.
   - И все?
   - Ну да.
   - А что сложного-то?
   - Так надо там сидеть или лежать, и никуда не уходить, даже если хочется.
   - А... А если ты вдруг пить захотел или есть?
   - Ну и что, все равно должен лежать, где сказали.
   - И долго?
   - Пока хозяин не разрешит уходить.
   - А он что, прямо так и говорит: "Пошли, Шанс, дальше"? - задал вопрос я.
   - Может, и так, конечно, но это когда мы с ним гуляем или дома занимаемся. А на тренировке всякие обычные слова не говорят, только команды.
   - Это как? - не понял Хруст. - А если хозяину надо, чтобы ты тапочки принес, а не шляпу, он как должен это сказать?
   - Откуда на площадке тапочки? - обиделся Шанс. - Там никаких тапочек нет! А если хозяин хочет, чтобы ты ему что-то принес, он должен это кинуть и сказать "Апорт!".
   - А просто в лапы дать не может? Обязательно кидать?
   - Обязательно! - подтвердил пес. - Бросил, к примеру, мячик и дал команду.
   - А если грязно? Мячик же перепачкается! - ужаснулся спавший до этого Мотя.
   - Ну и что! Служебная собака не должна бояться ни грязи, ни снега. Сказал хозяин, и ты должен бежать, сидеть, лежать...
   - Что, прямо в грязи лежать? - захотел уточнить Ластик.
   - И в грязи тоже. Или в луже, например.
   Мотя, видимо, представил, как он топает по грязи и тащит упавший в лужу мячик, он поежился, а потом начал тщательно вылизывать свою шерстку.
   - Не хочу я быть собакой! - заявил Хруст. - То надо в лужу ложиться, то грязные мячики таскать, а хозяин с тобой даже поговорить по-человечески не может. Лучше я крысой буду.
   И мы все закивали, потому что прав был Хруст. Лучше мы все крысами останемся, так оно правильней будет.
  

Апорт!

  
   Хозяева ушли в гости с ночевкой - стоит ли удивляться, что я решил использовать это время, чтобы выполнить кое-какую работу. Я составил подробный отчет для центра, рассказав о том, чего мне удалось достичь в общении с собакой. Ответ не заставил себя ждать: меня благодарили за проявленную смелость в общении с опасным животным и просили, если возникнет такая возможность, продолжить работу в этом направлении. "В этом мире живет немало собак, и нашим агентам будет полезно научиться с ними контактировать", - писал мне летописец Писк. Лично!!! Я был этим весьма тронут, ведь каждому известно, что у Главного летописца день расписан по минутам.
   После того, как послание Писка было мной прочитано, я какое-то время сидел, уставившись в пространство, а затем добрый час потратил на то, чтобы описать все, что я успел узнать о кликер-тренинге и ОКД. Спать я отправился достаточно поздно, поэтому с утра встал позже остальных.
   Первым, что я услышал, когда сумел продрать глаза, был возмущенный вопль Ластика:
   - Да я так и делаю!
   - Нет, не так! - еще более пронзительно ответил ему Хруст.
   Я недовольно фыркнул и двинулся к дивану - туда, где сейчас и восседали все члены нашего небольшого крысиного братства. Дворняжка притулилась неподалеку. Шанс устроился так, чтобы и лежать было удобно, и все, что происходило на диване, было хорошо видно.
   - А где все? - спросил я, имея в виду хозяев.
   - Утром прибежали, вывели Шанса погулять, долили нам воду в поилку и снова убежали, - отрапортовал Бантик. - Куда-то они с друзьями едут до вечера.
   - Вот-вот, крысу голодают, а они развлекаются! - недовольно пробурчал Хруст.
   Я покосился на почти полную кормушку.
   - Ну, почти голодают..., - начал оправдываться Хруст, - могли же мы случайно перевернуть кормушку, они же этого не знают!
   - Кормушка у нас к клетке привинчена, это что с ней нужно делать, чтобы она перевернулась? - поинтересовался я.
   - Да мало ли что! - неопределенно махнул лапой Хруст. - Я вообще кормушкам не доверяю! Скажем, вода могла туда попасть!
   - Вода? Любопытно знать, откуда она могла взяться в клетке? Поилка в стороне висит. Разве что ты подойдешь и лужу туда сделаешь...
   - Я не делаю лужи в кормушки! - возмутился Хруст, - У нас для этого туалет есть! Вон, лоток стоит, видишь?
   - Значит, ничего с кормушкой не случится, и нечего тут панику наводить! Лучше расскажи, что это тут у вас происходит?
   - Это меня учат через барьеры прыгать! Как овчарки! - радостно доложил Ластик. Только настоящих барьеров у нас нет, поэтому я через чашку прыгаю.
   - А что чашка на диване делает?
   - Ну... мы ее со столика на диван затащили. А иначе где нам барьеры брать?
   - Во-первых, могли бы и на полу через барьеры прыгать. Я, конечно, понимаю, что Хрусту лень на пол слезать, на диване ему удобнее, но вы-то зачем ему потакаете? А во-вторых, вместо чашки стоило взять что-то другое, а то чашку ненароком и разбить можно. Да и вода из чашки по дивану теперь разлилась. Хорошо еще, что там вода была, а не компот какой-нибудь, а то пятно бы на диване появилось. И что бы хозяева потом подумали? Что без них кто-то дома по дивану бегает и компот из их чашек пьет?
   - Да ладно, мы уже все равно заканчиваем, - потянувшись, лениво сказал Хруст.
   - А чем мы дальше заниматься будем? - вмешался в разговор Мотя.
   При этом все покосились на дворняжку.
   - Апор-ррр-ртирование будем изучать! - сообщил нам Шанс.
   - Это что такое? - решил уточнить Ластик.
   - Я ж вам уже рассказывал - палку в зубах носить или еще что-то. Лучше всего апортировочную гантель!
   - Что-то? - не понял Ластик.
   - Гантель! - повторил я. - Вон, у хозяина под кроватью лежит. Железная такая. Тяжелая!!!
   - Не, я эту гантель носить не буду! - сразу отказался Ластик. - Я ее в зубах не удержу!
   - Да нет же, не такую! - успокоил Ластика Шанс, - для апортирования деревянную гантель используют, она не такая тяжелая.
   - А деревянной у нас нет! - радостно сказал Хруст, мгновенно осознавший, что без гантели ничего делать не придется.
   - Пустяки! - Шанс небрежно почесал лапой ухо, - для начала можно учиться носить что угодно. Гантель - это уже для настоящих профессионалов.
   - Ты давай вначале нам все подробно расскажи, что носить можно, а что нельзя, как носить, куда, - попросил я дворняжку.
   Шанс посмотрел на забравшегося на спинку дивана Хруста и сказал:
   - Вы бы на пол слезли, что ли. А то мне неудобно на вас смотреть.
   - Слезаем! - скомандовал я.
   Все, включая Хруста, спрыгнули на пол.
   - Давай ты, Чипс, будешь выполнять роль хозяина, а остальные будут учиться выполнять апортирование! - предложил Шанс.
   Мне такое распределение ролей понравилось, и я тут же кивнул в знак согласия.
   - Носить можно пока что-то небольшое, чтобы вам не тяжело было!
   - Тяжело? Да я с двумя бананами в зубах на диван запрыгивал! - обиделся Хруст. - И мне совсем тяжело не было!
   - А я яблоко с кухни нес! - сообщил Ластик.
   - Не нес ты его, ты его по полу волок! - фыркнул Бантик.
   - А вот и нет!
   - Стоп! - сказал я всем, понимая, что сейчас все начнут хвастаться своими успехами в таскании тяжестей, и это все может затянуться на целый час. - Носить будете во-о-он ту палочку, что возле дивана лежит.
   - Это, между прочим, моя палочка! - возмутился Бантик, - Я ее вчера весь вечер от коры чистил!
   - Вот и отлично, удобнее будет ее носить, - закончил разговор я. - Все, хватит болтать, сели и слушаем Шанса.
   - Ну, так вот, слушайте! - начал пес, - Вначале вы должны сесть возле ноги хозяина и ждать, пока он бросит предмет.
   - Так, Ластик, подходи ко мне и садись, - предложил я.
   - Вот, сел. Правильно? - спросил Ластик.
   - Правильно! - кивнул Шанс. - Бросай!
   Я бросил палку вперед, и Ластик тут же помчался за ней.
   - Нет, все не так! - сообщил нам пес. - Без команды бежать не надо!
   - А почему? - не понял Ластик.
   - Потому что нельзя! Надо команду ждать.
   - Так ясно же, что хозяин не просто так палку бросил, зачем же время зря тратить? - полюбопытствовал я.
   - Может, он палку просто выбросить хотел?
   - Выбрасывают в урну, а не куда попало. У нас хозяин на улице не мусорит, - сказал я.
   На самом деле я не был в этом уверен, но все-таки предположил, что хозяин ведет себя правильно, а значит, не разбрасывает палки посреди дороги. Да и самому идти за палкой только для того, чтобы принести ее назад и бросить снова, казалось мне явной глупостью.
   - Все равно не положено без команды бегать. Надо сидеть и ждать, пока хозяин даст команду "Апорт!". Вот тогда надо бежать.
   - Ладно, - согласился я и поплелся за палкой.
   Я взял палку в зубы и отнес ее туда, где сидел Ластик. Потом уселся поудобнее и кинул палку вперед. Не скажу, что кинул далеко, но Шанс ведь ничего о дальности кидания не говорил.
   - Апорт! - скомандовал я.
   Ластик помчался за палкой. Стоит сказать, что палкой я ее назвал, явно проявив к ней излишнее уважение. Это был не особо толстый кусок ветки длиной не более пяти сантиметров. Притащить ее для любой крысы, если это, конечно, не еще слепой крысенок и не тяжело больной старый крыс, проблемы не составит.
   - Вот! - радостно пропищал Ластик, бросая палку мне под ноги.
   - Не так! - покачал головой Шанс.
   - Теперь-то что не так? Я по команде побежал! - возмутился Ластик.
   Я тоже возмутился (ведь это означало, что мне снова придется эту палку кидать).
   - Надо было вначале у ноги хозяина сесть, прежде чем палку отдавать!
   Нам пришлось повторить все сначала. Я бросил палку, дал команду "Апорт!", и Ластик рванул вперед. Несколькими секундами позже он плюхнулся возле моей ноги и вновь бросил палку на пол.
   - Теперь так? - спросил он у собаки.
   - Не-а! - довольный пес лениво облизнулся.
   - Теперь-то что?
   - Палку не бросают на пол, ее по команде отдают!
   - По какой команде? - на всякий случай спросил я.
   - Надо сказать "Дай!".
   - Ага, - запомнил я.
   Мы вновь повторили упражнение, но в этот раз Ластик уселся у моих лап, дождался, пока я заберу у него палку, и только потом спросил у собаки:
   - Теперь все правильно?
   - Не совсем! Ты поощрение не дал!
   - А что, ему обязательно поощрение нужно? Он же сам согласился бежать за палкой!
   - Все равно нужно. Положено.
   - Ладно, - признал я и попросил Бантика принести нам несколько семечек из кормушки.
   Я опять швырнул палку (в этот раз это получилось у меня довольно неплохо), а Ластик охотно притащил ее мне назад. Еще бы, он ведь знал, что я ему потом семечки дам.
   - Сколько давать-то? - поинтересовался я у Шанса.
   - Чтобы было достаточно для мотивации! - сказал пес.
   - Ластик, тебе одной семечки достаточно?
   - Лучше давай две. Для мотивации это точно будет лучше! - попросил Ластик.
   Что ж, две так две, мне не жалко.
   - Теперь все верно?
   - Да! - признал пес.
   - И что теперь делать?
   - Как что? Снова все повторять?
   - Зачем? - в один голос завопили мы с Ластиком.
   - Чтобы закрепить навык! - пояснил нам пес.
   - И сколько нам нужно будет его закреплять?
   - Не знаю точно, по результатам смотреть надо. Раз пять, наверное.
   - Ластик, тебе для закрепления навыка хватит пять раз за палкой сбегать? - спросил я.
   Ластик покосился на оставшиеся у меня от прошлого раза три семечки.
   - На пять раз у меня мотивации не хватит! Точнее, у тебя не хватит поощрения. За три семечки я могу только один раз сбегать!
   - Если поощрения не хватает, можно еще взять, - посоветовал нас Шанс.
   - Ну, уж нет, вредно сразу столько поощрения, то есть столько семечек, есть! - возмутился я. - Так что давай, беги один раз и хватит. Мне кажется, навык у тебя и так уже закрепился.
   - Лучше завтра его еще позакреплять, - доедая последнюю семечку сказал Ластик.
   - А я тоже хочу научиться палку за семечки таскать! - тихонечко пискнул Мотя.
   - Отлично, только иди и сам себе поощрение в клетке возьми и мне принеси. Не буду я за твоим поощрением бегать, - заявил я.
   Когда открылась дверь в прихожей, мы уже научили апортированию Мотю и Бантика и как раз закрепляли навык у Хруста. Хруст вопил, что ему для закрепления надо в два раза больше поощрения, но я на это не соглашался. Услышав шум в коридоре, мы опрометью метнулись прятаться в клетку. Шанс лениво прикрыл глаза, притворяясь спящим. Лишь горстка шелухи от семечек и валяющаяся возле дивана палочка напоминали о том, что здесь шла напряженная тренировка.
   - Все-таки тяжелая у собак жизнь, - сказал Ластик, - Больше часа пришлось трудиться, чтобы заработать несколько семечек.
   - Это точно, - согласился с ним Хруст, запуская лапу в кормушку.
  

Сплошная кинология

  
   Был ранний вечер. За окнами лил дождь. До прихода хозяев с работы оставалось еще почти два часа, а делать нам было совершенно нечего...
   - Слушай, Шанс, а что ты делаешь, когда гуляешь? - вдруг спросил собаку Мотя. - А то мы, крысы, на улицу не выходим, сидим себе дома, ничего не видим...
   Я промолчал, хотя мог бы кое-что сказать по этому поводу. Ничего хорошего на этой улице нет, был я там. Дождь, снег, ветер, лужи, кошки, толпы людей, машины, да много чего еще плохого можно назвать. А уж Моте-то, найденному на помойке, на улицу точно стремиться не стоило.
   - На улице? - Пес замялся, - Ну... дела делаю...
   Я фыркнул.
   - Дела? Это да, это важно. Вот у нас Чипс тоже все время дела делает - отчеты пишет разные и все такое, - кивнул головой Мотя.
   - Ну, да, - как-то неопределенно ответил Шанс, видимо представляя то дерево, которое нужно обязательно пометить на вечерней прогулке.
   - Ты лучше расскажи лучше, как ты к своему хозяину попал, - решил сменить тему я.
   - Да просто попал! Гулял себе на улице, а потом решил дорогу перейти - и вот тут меня и поймали, - пес скромно потупил взор, и я понял, что не все тут так просто.
   - Дорогу перейти, говоришь? И где это ты ее переходил?
   - Как где? Где дороги переходят? - Шанс оглядел нас всех, словно ожидая ответа, - Где гулял, там и переходил.
   Я увидел, как Мотя кивнул, соглашаясь с псом. Еще бы, откуда ему знать, как себя на улице вести нужно.
   - Вообще-то воспитанные собаки одни дороги не переходят. Да и идут они не где попало, а по переходу, - пришлось сказать мне.
   - Подумаешь! - пес махнул в мою сторону лапой, - Я тогда еще маленький был, не знал ничего. Да и видно там было плохо, я и не понял, где там переход.
   - Небось еще чуть под машину не попал, - продолжил я.
   - Ну...
   - Так и скажи уж, раз дело было.
   - Да я и не успел под машину попасть! Затормозила машина!
   - И что дальше? - Мотя даже подвинулся поближе к собаке, чтобы не пропустить ни слова из истории, которая казалась ему все более интересной.
   - Человек из машины вышел - это и был мой нынешний хозяин. Подобрал меня с дороги и домой повез. Лапу вылечил.
   - Какую лапу? Ты же сказал, что под машину не успел попасть? - спросил я.
   - Да нет, лапу я еще раньше повредил, за какую-то проволоку зацепился.
   - А дальше? - настаивал Мотя.
   - А чего дальше? Жить мы с хозяином стали!
   - Нет, ты подробно рассказывай! - потребовал я.
   Мне показалось, что всем крысам история собаки может оказаться полезной.
   - Привез меня хозяин домой, а у самого для щенка даже постилки не было, так и спал на какой-то свернутой тряпке, а потом на старом одеяле. Я потом у других собак спрашивал, где они спят - у бульдога громадный мягкий лежак с удобными бортиками, чтобы лапы класть, у йорка вообще домик с собаками.
   - Это еще как? - не понял я.
   - Ну, собаки на домике нарисованы. Такие нарядные, в бантиках. У йорка вообще много чего есть - пальто, ботинки, плащ от дождя, одних ошейников куча разных.
   - А зачем собаке это все нужно? - не понял Мотя. - Мы вот без всякой одежды ходим и ничего. А у вас вон какая шерсть длинная!
   - Ничего ты не понимаешь! Знаешь, как обидно ходить в каком-то грязном ошейнике, сделанном из старого ремня, когда вокруг все такие важные, все обновками своими хвастаются!
   - Так у тебя вроде сейчас ошейник совсем не старый и не грязный, а очень даже красивый, кожаный, - на всякий случай уточнил я.
   - Так это сейчас. А раньше... эх, смотреть было стыдно! И вообще тогда хозяин о собаках ничего не знал - ни чем кормить, ни чем поить. Представляете, мы когда домой приехали, он мне кусок колбасы дал! Кто, скажите, сейчас собак колбасой кормит?
   Мне показалось, о колбасе пес говорил вовсе не с негодованием, которое хотел нам продемонстрировать, а скорее с какой-то скрытой тоской.
   - Это да, - согласился Мотя, - Колбасу животным есть нельзя! Хотя Хруст у нас вечно с этим спорит.
   - Вот именно, что нельзя! А он не знал этого, хозяин-то!
   - Прямо как наш! - с какой-то странной гордостью сказал Мотя, - Наш тоже говорил, что ничего про собак не знает.
   - Ну, да. Только вашему проще - я-то теперь уже взрослый пес, ученый. А тогда щенок-щенком был. Помню, хозяин на работу ушел, а я от нечего делать стал дверь зубами драть. Всю обивку распотрошил!
   - Ух ты! - восхитился Мотя, - Я вот слегка кресло зубами тронул, так меня сразу Чипс назад в клетку отправил. И еще сказал, что повезло мне, что хозяев дома нет, они бы всех крыс без прогулки оставили.
   Да уж, не этому я надеялся своих друзей научить, не этому! Еще не хватало, чтобы грызунов кто-то учил, как мебель в квартире грызть!
   - А дальше что? - подошел поближе Хруст.
   Похоже, Хруста заинтересовало то, как дверь грызть можно.
   - Дальше я шторы с окна содрал, а еще стул погрыз.
   - А стул-то зачем? - фыркнул я. - Стулья вообще-то штука полезная!
   - Да так, случайно получилось. Сидел дома один, грустно мне было, вот и погрыз.
   - Если грустно - то да..., - задумчиво пискнул Мотя. - Мне бы одному тоже грустно было. Хорошо, что я не один живу. У меня и Чипс, и Хруст, и Бантик, и Ластик есть.
   Я подумал, что временами мне кажется, что нас даже слишком много. Хотя, конечно, я любил всех своих соседей по клетке. Даже Хруста, хотя я и сам не понимал, за что его можно любить.
   - Так ты что, так и грыз все в квартире, пока к нам не попал? - еще сильнее заинтересовался Хруст.
   - Да что ты! Меня б хозяин, наверное, давно бы из дома выкинул, если бы я так себя вел. Хотя, может, и не выкинул бы, не знаю. Но тогда он сильно разозлился. Я, говорит, только-только ремонт в квартире сделал, а ты, свинтус, вот что себе позволяешь! Я тогда сильно испугался. Все, думаю, только-только привык дома жить, миску вот мне новую купили, и вот опять на улицу, на мороз. Протянул хозяин руку, чтобы меня за ошейник схватить, ну я на него и зарычал - я ж подумал, что сейчас меня выгонять будут.
   - Так не выкинули же тебя! - как откровение, сообщил псу Мотя.
   - Ага, не выкинули. Хозяин куда-то написал про меня. Мол, так и так, что мне с собакой делать, подскажите. А ему там кто-то ответил, что дела ваши совсем плохи, пес ваш пытается дом-м-минировать.
   - Дом минировать? - заинтересовался Ластик. - А зачем? И как именно ты, Шанс, мог дом заминировать? Собачьим кормом?
   - Не, я тут по телевизору видел, как у одной тетки кошка стала на кухне гадить. Тетка эта так и говорила: "Зайду на кухню, а там сплошные мины!". Это их кошка оставляла! - выдвинул предположение Хруст.
   - Какие еще мины? - возмутился пес. - Никаких мин я не оставлял! Я ж не про мины говорил, а про ДОМИНИРОВАНИЕ, вот!
   - Это когда в домино играют, да? - спросил Бантик.
   - В какое еще домино?
   - Игра такая. Берутся кости и кладутся на стол, одна за другой. Если, допустим, на той кости, что лежит последней две точечки, то нужно следующей класть тоже ту, что с двумя точечками.
   Я почувствовал, что голова у собаки окончательно пошла кругом. Видимо, он мысленно представил, как обгладывает кости, а потом кладет их на стол, выискивая на них точечки.
   - Доминирование - это когда кто-то считает себя главным, - пояснил я. - И пытается всеми в доме командовать.
   - Это как ты, Чипс? - решил уточнить Мотя.
   Тут уже замялся я.
   - Да я вроде вас не грызу и не рычу на вас. И вообще, мы сейчас не обо мне, а о собаках говорим! Так что там дальше было, Шанс?
   - Да что дальше... Сказали хозяину, что нужно ему срочно к себе домой кинолога вызвать, пока хуже не стало.
   - А что могло бы хуже? - не унимался Мотя.
   - Откуда я знаю! - возмутился пес. - В общем, договорился хозяин, что к нам этот самый кинолог придет.
   - Чтобы кино смотреть? - заговорил лежавший чуть в стороне от нас Ластик.
   Я был уверен, что он задремал, настолько тихо он себя вел.
   - Почему кино? - спросил Шанс.
   - Так кинолог же! - подсказал Мотя.
   - Собакам кино не показывают!
   - Показывают! Я по телевизору видел - есть специальные передачи для собак. Включил - и твой пес смотрит. И еще можно диски с записями купить для разных пород собак - кому про охоту, кому про прогулки по полю или про соревнования всякие. Есть такой канал специальный, там много полезного рассказывают, что можно для животных купить или сделать.
   - Кинолог - он не кино показывает, а с собаками работает! - сказал вконец оторопевший пес. - Это наука такая - КИНОЛОГИЯ!
   - Тогда надо было называть нормально - собаколог или по-иностранному - доголог, сразу было бы понятно! - фыркнул Ластик. - Ладно, что там этот кинолог твоему хозяину сказал?
   - Да вроде ничего плохого. Говорит, нормальный у вас щенок, только заниматься с ним нужно. Тренировать его, команды учить, а иначе вырастет невоспитанное создание, с которым стыдно на улицу выйти. После этого хозяин стал меня на площадку водить на занятия.
   Все замолчали, и на какое-то время в комнате наступила тишина. Только на кухне капала вода - хозяин так и не удосужился починить кран.
   - А давайте все-таки кино посмотрим! - предложил Мотя. - Может, там что-то для собак показывают.
   Видимо, он все-таки не до конца поверил, что кинологи вовсе не показывают собакам кино. Или просто захотел немного развлечься в ожидании хозяев.
   - Да вряд ли! - засомневался Бантик. - Это только в других странах передачи для собак есть. У нас до этого еще не додумались.
   Я щелкнул пультом. Вспыхнул экран, и тут же раздался оглушительный лай - там овчарка преследовала преступника. Шанс сразу ответил овчарке лаем.
   - Вот видишь, и у нас передачи для собак есть! - захлопал в ладоши Мотя.
   Я подумал о том, что соседям хозяев может и не понравиться то, что у нас собака лает, и переключил канал. На смену овчарке пришли резвящиеся на травке симпатичные щенки, размером не намного больше крысы.
   - Не стоит заводить собак породы норвич-терьер, если в доме живут мелкие грызуны, - настаивал ведущий.
   - Хорошо, что ты не терьер! - сказал Мотя, - И вообще, выключи телевизор, Чипс. А то там сплошная кинология!
  
   Что ж, я был с ним полностью согласен - и это относилось не только к телевизору. Вся наша жизнь в последнее время - это одна сплошная кинология...
  

Фанты

  
   Мне уже стало казаться, что пес будет жить с нами всегда. А потом настал день, когда хозяин надел на Шанса поводок и вышел с ним из дома, вернулся он часа через два, но уже без собаки. Я потом слышал, как хозяйка радовалась, что Шанс теперь снова дома, и утром не нужно вскакивать на час раньше, чтобы выгулять пса. Что ж, она, конечно, права. Вот только почему-то всем нам сразу стало грустно. Оказалось, что незаметно для себя мы все успели привязаться к этой дворняжке. Все крысы полюбили слушать всевозможные истории из собачьей жизни, даже я с нетерпением ждал, когда Шанс начнет очередной свой рассказ о соседском боксере или об истеричной тетке с вечно тявкающим крошечным песиком непонятной породы.
   Прошел день, и еще один, а мои друзья все еще пребывали в жуткой печали. День уже клонился к концу, а никто даже и не пытался придумать какое-то развлечение.
   - Ладно, хватит лежать в тоске, словно вам всем и заняться-то нечем, - сказал я остальным. - В мире есть немало интересного помимо этой собаки! Нужно просто чем-то заняться!
   - Например? - спросил Бантик.
   - Ну, можно поискать в интернете какой-нибудь рассказ и почитать его вслух, - предложил я.
   - Ага, вот только как к этому отнесутся хозяева? - фыркнул Хруст.
   Мда, об этом я почему-то забыл. Для меня уже стало привычным, что по вечерам хозяева часто вместе выводили пса на прогулку, и я не задумывался о том, что теперь такая необходимость у них отпала.
   - Тогда надо придумать какую-то другую игру! - уверенно заявил я.
   - Какую? - заинтересовался Мотя.
   - Э... - я замялся.
   Откровенно говоря, никаких мыслей на этот счет у меня не было. Было лишь желание немного встряхнуть моих друзей и заставить их вернуться к жизни.
   - Давайте играть в фанты! - вдруг заявил Ластик.
   - Это как? - не понял Мотя.
   - Игра есть такая. Каждый участник должен дать какую-то принадлежащую ему вещь - фант. Ведущий прячет все вещи так, чтобы остальные их не видели, потом берет по очереди вначале одну, потом другую - а остальные придумывают, что должен хозяин вещи делать. C полки, например, спрыгнуть или три раза пропищать, стоя на задних лапах.
   - А что, хорошая игра, - кивнул Бантик, - можно и поиграть. А то скучно просто так сидеть.
   - Можно поиграть! - пискнул Мотя.
   - А какие вещи мы отдавать будем? У нас никаких вещей нет! - напомнил всем Хруст.
   - Почему это нет? Всегда можно что-то придумать! - сказал я, - Вот ты, Хруст, сушки любишь, ты кусок сушки отдашь...
   - Сушки? Зачем это я кому-то свою сушку отдавать буду?
   - Так ты же его отдашь только на время игры!
   - А потом назад заберу?
   - Конечно, заберешь!
   Хруст подумал и, придя к выводу, что сейчас он сушку все равно есть не собирался, значит, можно отдать ее для игры, пропищал, что согласен.
   - Прекрасно. Ластик изюм - он изюминку отдаст. Бантик...
   - Я дропсину отдам, я ее вчера не доел, - вмешался Бантик.
   - И где она лежит? - сразу же заинтересовался Хруст.
   Бантик промолчал.
   - Так, значит, сушка, изюминка и дропсина, - принял я. - Осталось что-то придумать для Моти...
   - Это почему только для Моти? А ты, Чипс, разве играть не будешь? - удивился Ластик.
   - Я ведущим буду!
   - Ну и что? Ты тоже должен какой-то фант дать!
   Как легко догадаться, мне вовсе не улыбалось ходить по заказу на задних лапах или делать еще какую-нибудь глупость для развлечения окружающих, но я не стал спорить и полез вместо этого в кормушку.
   - Ладно, черная семечка для Моти и белая для меня.
   Мы начали игру. Я собрал весь "призовой фонд" и спрятал его за спиной, чтобы никому не было видно, что я буду доставать. Спрятать было легко, там как раз край гамака находился и закрывал обзор остальным. Хруст, Бантик, Ластик и Мотя уселись на полке рядышком и стали ждать моих действий.
   - Так, что будет делать владелец этого фанта? - я наугад взял что-то и сразу понял, что это сушка Хруста.
   - Ой, это мы сами будем придумывать, да? - обрадовался Мотя. - А я и не понял, думал, что только ведущий все решать будет.
   - Да нет, мы все можем предлагать что-то, - на всякий случай пояснил Ластик.
   - А как быть, если один предложит на полку лезть, а второй - спеть песенку? - полюбопытствовал Мотя.
   - Значит, что первым предложили, то и надо делать, - отметая споры, заявил я.
   - Отлично! Тогда пусть хозяин этой вещи... три раз в гамак залезет, вот! - торопливо, чтобы его никто не опередил, пропищал Ластик.
   - Это как можно три раза в гамак залезть? - не понял Хруст. - Залез - и все.
   - Ну, залез, потом вылез, потом снова залез и снова вылез, и еще раз.
   Я показал всем кусок сушки и сказал Хрусту:
   - Залезай, это твой фант.
   - Ага, вот сразу Хруст! Так вообще нечестно! Почему это всегда именно я должен что-то делать?
   - Так это же не только ты, потом и другие будут, - попытался успокоить Хруста Ластик.
   - Другие потом, а я - сейчас, - продолжал пищать Хруст. - И вообще, отдавайте мою сушку, не буду я с вами играть.
   - Никаких сушек! - резко заявил я. - Фанты назад отдают только после выполнения задания. Так что, если хочешь получить сушку назад, лезь в гамак!
   Хруст знал, что со мной спорить бессмысленно. Поэтому, сопя и непрерывно ворча, что три раза - это слишком много, Хруст забрался в гамак, посидел там секунду или две, и выбрался снова наружу. Во второй раз он сопел еще сильнее, зато почти перестал ворчать (видимо, устал). В третий раз сил на ворчание у Хруста уже не было.
   - Все, давайте сюда мою сушку! - потребовал он, не вылезая из гамака.
   - Это почему это? Сам за ней спускайся! - сказал я.
   - Нет уж, моим заданием было три раза залезть в гамак, я и залез. А вылезать мне теперь из него необязательно.
   Подумав, я с ним согласился, но так как самому забираться в гамак с сушкой мне не хотелось, то я просто положил ее на полку.
   - Вот твоя сушка. Потом сам заберешь!
   Я вернулся назад, старательно переворошил оставшиеся фанты лапами и ухватил одну из семечек. Черную!
   - Что будет делать этот фант? - спросил я остальных.
   - Пусть мне в гамак сушку притащит! - потребовал Хруст.
   Мотя послушно побежал относить сушку Хрусту.
   - Так, что у нас дальше? - пробормотал я, нащупывая лапой следующий фант.
   Это была изюминка Ластика.
   - Этот фант пусть стишок расскажет! - потребовал тем временем Бантик.
   Я показал всем изюминку и выжидающе посмотрел на Ластика.
   - Стишок? А какой? Я в стихах не очень...
   - Любой! - милостиво разрешил Бантик.
   Ластик наморщил лоб, словно под складками должны были отыскаться нужные строки.
   - Э...
   - Давай-давай, что, трудно один стишок вспомнить? - ехидно пропищал из гамака Хруст. - Один стишок кто угодно рассказать может!
   - Да? Вот ты можешь? - захотел уточнить Ластик.
   - Я? - Хруст замялся. - Да что я, это ведь твой фант, а не мой. Если бы мне сказали стишок рассказывать, я бы что-нибудь вспомнил.
   - Ладно, я вспомнил, - Ластик горестно вздохнул, - правда, это детский стишок.
   - Неважно, задание было просто про стишок, какой угодно, - сказал Бантик.
   - Тащит сало крыса в норку,
   Трудно грызть у сала корку.
   Как же бедной крысе быть?
   Нужно зубки поточить!
   Ластик выпалил это на одном дыхании, а затем добавил:
   - Все!
   - А что, нормальный стишок! - заявил Мотя. - Мне нравится. Я вообще понятные стихи люблю. А то некоторые стихи читаешь, и неясно, зачем их вообще написали и о чем они. А тут все ясно.
   Я с трудом удержался, чтобы не рассмеяться. Да уж, с этим не поспоришь, понятно было все. Хотя я не думаю, что об этом творении стоит говорить, как о поэзии. Ладно, рассказал и рассказал, не стоит и говорить.
   - Так, что там у нас за фант теперь, что ему делать? - я ухватил лапой что-то липкое, судя по всему, недоеденную дропсину Бантика.
   - Сосчитать, сколько семечек осталось в кормушке! - Хруст, лежа в гамаке хитро улыбался, вероятно, думая, что придумал невероятно сложную задачу.
   - Бантик, твоя очередь! - сказал я.
   Я-то знал, что долго возиться Бантику не придется.
   - Три черных семечки и пять белых, - крикнул от кормушки Бантик.
   - Все, Чипс, теперь твоя очередь! - сообразил Мотя.
   - Это еще проверить надо, может, он давно свой фант перепрятал! - Хруст высунул морду из гамака, видимо, надеясь на то, что сейчас выяснится, что я всех обманул.
   Я пошарил лапой за своей спиной и вытащил белую семечку.
   - И что мне нужно делать ?
   - Спеть? - с сомнением проговорил Мотя.
   Я бы на его месте тоже сомневался. Петь я не умел совершенно, моим голосом можно было только кошек разгонять.
   - Нет, пусть лучше сказку придумает! - предложил Ластик.
   - А что, сказка - это здорово, - поддержал его Бантик.
   Я тоскливо посмотрел куда-то вниз, будто именно там должен был отыскаться текст той самой сказки.
   - Да-да, сказку! - радостно запищал Мотя. - Я сказки люблю.
   - О собаке! - неожиданно выпалил Хруст. - Пусть сказка о собаке будет!
   - Я же не могу прямо сразу придумать, - попытался отвертеться я. - На сказку время нужно. Давайте лучше я до десяти посчитаю или в ладоши похлопаю.
   - Нет, Чипс, ты лучше подумай хорошенько, а потом сказку расскажи. Нам спешить некуда, - выразил общее мнение Ластик.
   И я понял, что пусть Шанс и отправился домой, собачья тема для нас не закончилась. Я залез на верхнюю полку и стал думать.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   10
  
  
  
  
  
   88
  
  
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Атаманов "Альянс Неудачников-2. На службе Фараона"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) А.Климова "Заложники"(Боевик) А.Вильде "Эрион"(Постапокалипсис) М.Юрий "Небесный Трон 2"(Уся (Wuxia)) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) А.Кутищев "Мультикласс "Союз оступившихся""(ЛитРПГ) В.Бец "Забирая жизни"(Постапокалипсис) Т.Мух "Падальщик 3. Разумный Химерит"(Боевая фантастика) М.Атаманов "Альянс Неудачников. Котёнок и его человек"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"