Головёнкин Дмитрий Олегович: другие произведения.

Последняя сессия

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Жизнь студентов одного из московских институтов течет весело и непринужденно, до тех пор, пока в ней не появляется глубокий кровавый след... След оборотня


  
  
   П О С Л Е Д Н Я Я
  
   С Е С С И Я
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   ...Если сможешь - беги,
   беги так быстро, как ты никогда ещё не бегал!
   Но запомни, что нельзя убежать от того,
   кто всегда стоит за твоей спиной и дышит тебе в
   затылок, подобно старухе, держащей в своих костлявых
   руках остро заточенную косу,
   и ждущей лишь удобного момента,
   чтобы срубить тебе голову.......
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   ( Основано на частично реальных событиях...)
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Однажды в Москве, на переломе двух веков, когда никто не ждал ничего подобного, произошла эта история...
  
   Глава 1.
  
  
  
   На небольшой город тихо и незаметно опустилась чёрная, как вороново крыло, ночь. Ещё один день подошел к концу и, уставшие от своих повседневных дел, люди уже давно вернулись домой и мирно спали, набираясь сил для борьбы с проблемами нового дня. Что может он им принести? Что будет завтра? На этот вопрос ответить довольно нелегко, поскольку мало у кого существовала уверенность в том, что может произойти в ближайшем будущем. И никто особо не пытался об этом думать, не утруждая себя этими тяжёлыми мыслями. И поэтому просто спали, а кто-то, ещё не уснув, расслаблялся либо с бокалом вина и книгой, либо перед экранами своих телевизоров, глядя на всю ту чушь, которую обычно показывают по ночам.
  
   В целом, эта ночь ничем не отличалась от других, предшествующих ей ночей. Совсем свежий и молодой, но уже довольно глубокий снег, лежал покрывалом белого цвета везде, словно искусно выделанный ковёр. Был ещё только конец октября, а снега уже успело выпасть столько, что он покрыл всю поверхность земли. Это было довольно редким событием, чтобы в октябре уже вовсю навалило снегу, но в этот год случилось именно так. Совсем скоро он должен был превратиться в огромные и тяжёлые сугробы. А пока он лежал на земле мягким покрывалом и отражал свет, который проливала с тёмных небес луна.
   Луна...
  
   Всё небо днём было затянуто облаками, но только теперь они рассеялись, обнажив бриллиантовые россыпи звёзд, среди которых, как яркий прожектор светила луна. Небосклон было ясным и лишь изредка по нему грузно и неторопливо проплывали небольшие облака, которые царапали бледный диск ночного светила. Тогда на небе было видно порой только половину диска, а иногда он призрачно погружался в дымку целиком, что создавало поистине мистическую картину. Этим зрелищем можно было очень долго любоваться, если бы не северный холодный ветер, который пронизывал до костей всякого, кто бы рискнул остановиться поглядеть на это зрелище.
  
   Поэтому ко всему этому мистицизму ещё прибавлялся и ужасный холод. На улицах не было ни души.
  
   Зависнув высоко в небе, луна одиноко глядела на землю, а вокруг неё по всему небосклону раскинулись мерцающие звёзды. Всё было по-обычному спокойно, тихо, и не предвещало никаких изменений. Город спал. Лишь в редких окнах горел тусклый свет ночных ламп. Кое-где горели фонари, освещая небольшую площадь возле себя. И было тихо. Слишком и странно тихо...
  
  
  
  
  
  
  
   ***
  
   Огромная, почти в полтора человеческих роста, если встать на задние лапы, собака, хотя на собаку существо вряд ли было похоже, скорее большой волк, бесшумно, крадучись пробирался по улицам маленького городка, который находился всего в шести километрах от Москвы. Поскольку улица, по которой передвигалось существо была довольно хорошо освещена, то "волку" приходилось чуть ли не ползти по земле, дабы не выдать своё присутствие. По крайней мере, пока...
   Так как зверь был тёмной, почти чёрной окраски, то ему плохо удавалось двигаться по белому снегу незамеченным. Его большое, мохнатое тело, словно тень скользило по дороге. Массивная голова чудовища хищно озиралась по сторонам, проверяя, нет ли кого по близости, кто мог бы наблюдать за ним. Время от времени "волк" к чему-то принюхивался, припадал носом к земле, изучая следы на дороге.
  
   Шерсть его была очень густой и непременно хорошо согревала зверя в такой жестокий мороз. Крепкие, мускулистые лапы почти бесшумно ступали по снежному настилу, лишь издавая негромкий хруст и оставляя огромные следы. Голова существа являла собой нечто среднее между головой крупного волка и медведя: широкая приплюснутая морда с хищным оскалом, с большими клыками и короткими косматыми ушами. Именно из-за своих ушей существо становилось более похоже на медведя с волчьей помесью. В довершение сей ужасающей внешности были глаза. Два маленьких, горящих злобой отверстия. В темноте они светились животным жёлтым огнём и узкие вертикальные полоски зрачков не могли не вызвать страха у любого, кто встретился бы на пути зверя.
  
   Местность, по которой передвигался волк была открыта со всех сторон: высокоэтажные дома, стоявшие слева, завершали район, да и весь городок тоже, поскольку за ними проходила крохотная дорога, а за ней начиналось пустынное поле, в свою очередь переходящее в лес. Постройки справа были не столь высоки, но стояли чуть плотнее и дорожки, уходящие вглубь города были хорошо освещены и сильно продувались ветром. Прямо перед чудищем находилась небольшая коробка котельной. Перед котельной в ряд стояло несколько гаражей-ракушек, в которых заботливые водители хранили своих "железных монстров". Справа от котельной была крохотная будка-подстанция и между двумя этими постройками лежала узкая тропинка, ведущая к шоссе и районному рынку. Волк очень аккуратно, чтобы его не заметили, двигался как раз в проём между подстанцией и котельной.
  
   Маленькая девочка неожиданно проснулась от приснившегося ей кошмара. Она села на своей кроватке, испуганно глядя в тёмное окно. С того времени, как она с родителями переехала в новую квартиру на первом этаже, ей очень часто снились кошмары.
   Немного посидев и осознав, что это всего лишь дурной сон, девочка спрыгнула на пол и подошла к столику, на котором стоял графин с водой. Наполнив стакан, она встала у окошка, взгромоздившись на стул, и отодвинув занавеску, выглянула на улицу. Прямо под окном двигалось нечто большое и страшное. Ребенок так и застыл на месте, не в силах шевельнуться. Девочка выпустила из рук край занавески и она, качнувшись, вновь закрыла стекло.
  
   "Волк" не увидел, а скорее почувствовал лёгкое движение. Он резко повернул голову в сторону окна. Прильнув к оконному стеклу, он несколько мгновений всматривался в темнеющее пространство комнаты. Девочка не двигалась, глядя, как ужасное животное смотрит на неё. Жёлтые глаза сверлили стекло. Ей казалось, что между ней и этим страшным зверем не существует никакой преграды. Страх парализовал её маленькое тельце.
   Существо оскалилось, обнажив огромные белые клыки. Ему показалось, что за этим окном, кто-то наблюдает за ним. Но он ничего не видел. В комнате была темнота. Негромко рыкнув, зверь отвернулся и двинулся дальше.
  
   Наконец придя в себя, ребенок спрыгнул со стула и побежал в комнату родителей.
  
  -- Папа! Папа! -закричала она, - Там на улице чудовище!
  
   Когда отец, разбуженный дочерью, встал и, ведомый дрожащей рукой девочки выглянул в окно, он увидел лишь чей-то хвост, который резко скрылся за зданием котельной.
   "Наверное, какая-нибудь бродячая собака", подумал он, но в эту ночь больше не уснул, пытаясь унять дрожь дочери, бьющейся в истерике. Не мог уснуть он и потом, когда произошло другое...
  
   Зверь обогнул постройку и двинулся к гаражам, стоящим по другую сторону котельной, где было самое подходящее место для укрытия от людских глаз, а ещё больше подходящее для нападения...
  
  
  
  
  
   Глава 2
  
  
   Холодный ветер уже порядком надоел молодой влюблённой парочке, прогуливавшейся по проспекту Андропова возле небольшого залива Москвы-реки в юго-восточном округе столицы. Парень с девушкой, держась за руки неторопливо гуляли по набережной, сладко воркуя и вспоминая о том, как они познакомились. Им было хорошо вместе, но этот ужасный ветер дул так сильно, что они оба просто окоченели. Да ещё этот проклятый, не вовремя начавшийся, колючий снег. Немного постояв у плиты, за которой текла река, влюблённые решили пойти домой. За разговорами и воспоминаниями об их встрече они и не заметили, как уже были на месте, хотя расстояние от проспекта до дома, где жила девушка, было довольно большим. Но они так заговорились, что просто его и не заметили. Ещё бы, ведь сегодня у них было два месяца со дня их первого знакомства и впечатлений и чувств было предостаточно, чтобы о них поговорить.
   Поднявшись на пятый этаж, молодой человек остановился на лестнице перед дверью квартиры и потянул к себе девушку за рукав пальто. Она и не думала сопротивляться. Парень ласково обнял её за талию и его губы нежно коснулись её губ. Это был очень долгий и страстный поцелуй.
   Наконец они оторвались друг от друга. Он смотрел в глаза девушки, а его ладони ласкали лицо и немного кудрявые рыжеватые волосы.
  -- Ты знаешь, малыш...- парень немного волновался, - Знаешь... Я люблю тебя! Очень сильно люблю тебя! И хочу, чтобы мы с тобой всегда были вместе.
  
   Девушка неотрывно смотрела в его глаза своими очаровательными серыми глазами. Её тоже переполняли такие же чувства, но она позволила парню договорить то, что она так давно ждала услышать от него.
  -- Я безумно тебя люблю! Веришь или нет, но раньше я никогда не верил в Бога, но когда я повстречал тебя, то молил его о том, чтобы мы были с тобой вместе. И он услышал меня, - парня просто переполняло желание закричать на весь мир о том, что он любит её, только её, но он пытался хоть как-то сдержать себя, подбирая слова для выражения того, о чём ему хотелось кричать. - Да, любимая, это просто судьба, что мы встретили друг друга.
  
  -- Милый, я тоже тебя очень сильно люблю, - наконец произнесла девушка. И в глазах её можно было прочитать столько счастья, что хватило бы на весь мир.
  
   Она нежно обняла его за плечи и поцеловала кончик носа, улыбнулась и добавила:
  -- И я тоже хочу быть только с тобой!
  -- Ну, тогда до завтра?
  -- До завтра! - ответила девушка. - Привет родным и, смотри, аккуратно добирайся! Ты ведь у меня такой задира, - последнюю фразу девушка старалась произнести как можно серьёзнее, для чего она нахмурила брови и её милое личико приняло строгий вид.
  -- Есть, товарищ командир! - рассмеялся в ответ юноша. Он ещё раз поцеловал девчушку, пожелал ей спокойной ночи и стал спускаться вниз по лестнице. Спустившись на пару ступеней, он снова поднялся и снова поцеловал любимую. Эта процедура повторялась, по крайней мере, ещё раз пять. Было уже довольно поздно, а домой парню добираться предстояло ещё очень долго. Ещё бы, ведь они жили по разным концам города. Причём парень жил даже не в самой Москве, а в небольшом подмосковном городке и ему предстоял долгий путь. Но он очень не хотел с ней расставаться. Очень сильно не хотел...
  
   Дверь в квартиру девушки приоткрылась и на пороге появилась её мама. Она постаралась сделать строгий вид и сказала, что дочери пора домой, а наобниматься они и завтра успеют. Строгий вид ей сделать не удалось. Мать была очень добродушной и понимающей женщиной, да к тому же и к парню она относилась довольно хорошо и в душе она сильно радовалась, что её дочь встречается с ним, а не с какой-нибудь швалью.
  
   Но вот девушка ушла домой, на прощание заговорчески подмигнув юноше и, когда дверь квартиры закрылась, парень вздохнул, мгновение постоял на лестнице и поехал домой.
   Добравшись до станции метро, он сел в поезд и крепко уснул в почти пустом вагоне. На конечной станции его разбудили сотрудники милиции. Проверив документы и убедившись, что молодой человек трезв, они отпустили его, проводив глупой шуточкой насчёт того, что нечего подолгу кувыркаться с молодыми барышнями и что спать нужно ложиться сразу же после передачи "Спокойной ночи, малыши". Парень не стал спорить с людьми такого "сорта" и поспешил на остановку, дабы успеть на последний автобус. Идти пешком до дома ему не очень-то хотелось, поскольку идти бы пришлось, как минимум часа два, да ещё по такому холоду.
   К счастью на автобус он успел и, удобно устроившись на сидении рядом с печкой и прислонившись головой к замерзшему окошку, он уже не спал, чтобы не проехать мимо своей остановки. По обочине дороги то и дело стояли автомобили с зажжёнными фарами, а включённый яркий свет падал на выстроившихся в ряд девушек ( если их так можно было назвать) в мини-юбках по самое не балуйся, которые в своём минимуме одежды сильно мёрзли на холодном ветру. Проститутки уже давно "оккупировали" трассу Е-95, идущую на Питер, и теперь каждую ночь ( а иногда даже утром и днём) являли собой украшение тихого и когда-то очень чистого городка Химки.
   Парень ехал и скучающим взглядом смотрел на выстроившийся "отряд" ночных бабочек. Те подмигивали ему в ответ, а иногда даже показывали недвусмысленные жесты при помощи рук и языка. "Залюбовавшись" этим зрелищем, юноша чуть было не проехал свою остановку.
   Выйдя из автобуса, он вдохнул морозный воздух и его лёгкие сразу обожгло ледяное дыхание наступающей зимы. На остановке он вышел один и быстрым шагом пошёл к дому. Миновав засыпанный снегом городской рынок, он перешёл дорогу и, решив сократить путь, пошёл по небольшой пустынной площадке в сторону котельной...
  
  
  
  
  
  
  
  
   ***
  
   Существо, почувствовав новый запах, замерло. Его густая тёмная шерсть стала белой от снега, который не сильно, но верно сыпал с ночного неба. Втянув своим широким носом воздух "волк" оскалился и глухо зарычал. Пока он не видел своей жертвы и решил затаиться и выждать удобного для нападения момент. Низко пригнувшись, он почти пополз к плотно стоящим друг другу гаражам, протиснулся в щель между ними и замер. Теперь зверь увидел свою добычу. Тёмный силуэт быстро двигался по пустынной площадке и приближался к тому месту, где тропинка очень близко подходила к гаражам, а потом резко сворачивала вправо, уходя к домам. Как раз в этом месте и был самый подходящий момент для атаки.
   Человек приближался всё ближе и ближе и теперь существо могло отчётливо разглядеть свою жертву: это был молодой парень, который быстрым и уверенным шагом шёл через детскую площадку. "Волк" напрягся, втянул голову и прижал уши, одновременно собравшись всем туловищем, как одна большая пружина. Таким образом он готовился к внезапной атаке.
  
  
   ***
  
   Парень шёл очень быстро и не слишком внимательно смотрел вперёд, а иначе он смог бы заметить легкое движение в проёме между гаражей. А пока он беспечно двигался тёмным силуэтом в сверкающих снежинках.
   Дойдя почти до гаражей, юноша решил свернуть с тропы и пройти через двор рядомстоящего с его домом башни. Он свернул, прошёл несколько шагов и вдруг услышал громкий хруст снега и рычание за спиной.
   Зверь долго выжидал свою жертву и теперь, когда она была почти у него в зубах, неожиданно свернула с намеченного курса. Волк злобно зарычал и прыгнул, но прыжок не оказался, как заранее было задумано, смертельным. Существо приземлилось всего в трёх метрах от парня. Когда его мощные лапы коснулись мягкого снега, и раздался громкий хруст, "волк" замер, вглядываясь своими жёлтыми ужасными зрачками в человека.
   Юноша, услышав шум, обернулся и застыл от ужаса: рядом с ним, сверля его своими хищными глазами, находился огромный, устрашающе скалившийся волк. На мгновение парень потерял способность двигаться и как завороженный смотрел на зверя, прямо в его ярко-жёлтые глаза с вертикальными зрачками, но потом сработал рефлекс самосохранения и он рванулся в сторону своего дома. Он бежал так быстро, как никогда в жизни не бегал. Организм выбросил в кровь адреналин и сердце бешено заколотилось.
  
   Волк кинулся вдогонку, огромными прыжками преодолевая сразу довольно большое расстояние. Между ним и его жертвой было примерно пять метров, но расстояние неумолимо сокращалось. Парень бежал, почти не дыша, как бегают бегуны дистанцию в сто метров, и совсем рядом слышал хруст снега и громкое хриплое дыхание животного. Ещё совсем немного и он добежит до двери своего подъезда. Юноша резко свернул левее и побежал ещё быстрее. Ему показалось, что дыхание чудовища отдалилось и это придало ему сил. Внезапно он услышал глухой удар. На бегу обернувшись, он увидел, что свернувший за ним зверь поскользнулся и шумно упал на бок. Но тут же существо поднялось и, встав на задние лапы, возобновило погоню. Только теперь стоя, как человек.
  
   Двигаясь таким образом, зверь побежал быстрее, словно ему было привычнее бегать на двух ногах нежели на четвереньках. Расстояние между ними вновь стало сокращаться.
   Парень при виде мохнатого монстра, бегущего за ним на двух лапах с жёлтыми горящими глазами, пришёл в первобытный ужас. Тут же он разглядел и широкую морду с торчащими белыми клыками и поджатые передние лапы, заканчивающиеся острыми когтями. Дикий, полный ужаса вопль вырвался из его глотки, но бежать быстрее от этого он не стал.
   До подъезда оставалось всего-то несколько шагов, как вдруг, он почувствовал сильный удар в спину, отбросивший его вперёд. Парень упал, ударившись лицом об тротуар. Он мгновенно перевернулся на спину и выставил вперёд собой руки, пытаясь хоть как-то защититься, но увидел перед собой хищную морду зверя с открытой пастью и взметнувшуюся в лунном свете мохнатую когтистую лапу. Лапа молниеносно взмыла вверх и так же молниеносно опустилась на горло своей жертвы, навсегда прекратив пронзительный крик.
   Услышав этот крик, люди в доме поспешили занавесить окна и выключить свет, даже не думая о том, чтобы высовываться, дабы не приобрести неприятностей на свою и так забитую проблемами голову. Среди этих людей был и отец маленькой девочки, которая забилась в истерике ещё сильнее. Никто не видел, как огромный "волк", придерживая лапой тело своей добычи и громко чавкая, работал мощными челюстями, отрывая куски тёплого мяса.
   Насытившись, зверь протяжно завыл, подняв голову к луне. Вой, который заставлял замирать от ужаса сердца, повторился три раза и затем прекратился. Всё в городе стало, как прежде: холодный пронизывающий ветер, кружащийся снег, одиноко горящие окна домов. И лишь огромная тень мохнатого зверя бесшумно заскользила в тусклом лунном свете, миновав дорогу и двигаясь по заснеженному полю к лесу.
  
  
   ***
  
   Девушка вздрогнула. Она уже легла в свою тёплую кровать и почти заснула, как ей показалось, что она слышит какой-то крик, как-будто кто-то вскрикнул и крик этот мгновенно оборвался. Но кричали не на улице, кричали внутри неё. В душе что-то перевернулось, что-то было не так. Она не могла понять, что именно произошло, но что-то непременно случилось.
   Девушка попыталась заснуть, но сон не шёл к ней. В её голове крик продолжался снова и снова. Без сна она провела всю оставшуюся ночь. В её окно завораживающим белёсым светом светил бледный диск луны, проливая свой свет на кровать, на подоконник с цветами и на старенький потёртый ковёр.
   А утром, ранним пасмурным утром, она узнала, что её любимого больше нет...
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Глава 3
  
  
  
   С самого раннего утра весь район небольшого городка превратился в оживлённый улей. Всюду стояли милицейские машины с зажжёнными мигалками, толпа зевак собралась на пересечении двух дорожек и, перешёптываясь, глазела на представителей закона, облепивших растерзанный труп. Одни фотографировали, другие что-то записывали и негромко разговаривали друг с другом. Сразу, на что обратили внимание прибывшие работники органов, так это на ведущие через дорогу в поле, и по большей мере уже занесённые снегом, следы. Следы были явно нечеловеческими и напоминали следы большой собаки.
   Молодой милиционер, стоявший чуть в стороне, выглядел довольно бледным. Он прижался спиной к фонарному столбу, то и дело вытирая своё серое лицо носовым платком. К нему подошёл коллега, который был значительно старше, да и вид имел повнушительнее. На вид ему было примерно лет сорок, а огромный "комок нервов" почти вываливался из-за ремня его форменных брюк. Широкое упитанное лицо нагловато улыбнулось всеми своими пожелтевшими от сигарет и кофе зубами и с этой ухмылкой он обратился к молодому:
  -- Ну что, не слишком хорошо себя чувствуешь, сынок?
  -- Да нет, всё в порядке! -слегка дрожащим голосом ответил тот, -Просто я работаю-то совсем недавно и сразу такое...
  -- Да, парень, я хоть и давно уже в органах, но, признаться, и сам впервые такое вижу, -заявил толстяк. По лицу же его совершенно невозможно было сказать, что зрелище растерзанного человека, вызывало у него хоть какое-то чувство отвращения. Он посмотрел на покойника всё с тем же скалящимся выражением лица ещё раз и снова обратился к молодому:
  -- Как ты думаешь, кто мог с ним такое сделать, сынок? От него почти совсем ничего не осталось. От попавших под колёса скорого поезда и то больше остаётся. К тому же, ты обратил внимание на следы?
  -- А что в них такого необычного? -вскинул бровь молодой. - Обыкновенные следы собаки. Какая-нибудь дворняга позавтракала свежим...э...
  
   Толстяк только хмыкнул.
  -- Ошибаешься! Собака не станет есть человека, уж поверь мне, -он потер лоб пухлой ладонью. - Мои ребята пошли по эти следам в поле, а там почему-то в некоторых местах не четыре отпечатка лап, а только два. Но через какое-то расстояние снова четыре. Сомневаюсь, что собаки могут ходить на двух лапах. Чертовщина какая-то!
  -- Я не знаю, -ещё сильнее бледнея ответил милиционер. Его стошнило.
  
   Старший представитель власти брезгливо отошёл от него и его улыбка на мгновение исчезла, когда он почувствовал отвратительный запах рвоты. Но потом он снова со своей несходящей с лица ухмылкой направился в сторону фотографирующих работников милиции.
  
   В это время следователь, который уже успел собрать достаточно информации о происшедшем и опросить "свидетелей", составил рапорт об убийстве, где в строке "Предварительная причина смерти" написал: Нападение и убийство неустановленным колюще-режущим предметом с особой жестокостью. Однако точку в конце фразы он долго на решался ставить, поскольку не был уверен, что это убийство было одним из многих, какие встречались ему раньше. Словно не человек и даже не маньяк вроде Потрошителя искромсал тело парня, а какое-то свирепое животное.
   Всё это теперь предстояло выяснить, а не гадать и строить никчёмные предположения- это было не в его стиле.
   Следы, уходящие в поле, петляли до леса, огибая пару ангаров-автосервисов, потом круто уходили под гору и полностью исчезали среди поломанных деревьев. На этом месте стояли трое оперативников, гадая куда они могли подеваться.
  
   Следователь ещё раз оглядел труп, еле сдерживая подступивший ком в горле, убрал свои бумаги в папку и уехал в рабочий кабинет, где ему предстояло составить список людей, с которыми была знакома жертва, а так же начинать список подозреваемых в его убийстве, которым парень мог чем-то насолить.
  
  
  
  
  
  
   ГЛАВА 4
  
  
   День выдался пасмурным, но не очень холодным. Вчерашний ветер стал слабее и намного теплее. Только снег ещё спускался на землю, давая себе и людям передышку лишь на какие-то десять-пятнадцать минут.
   Солнце даже не думало пробиваться через свинцовые тяжёлые тучи. Вся Москва была погружена в поганую атмосферу начал зимы, когда серое небо то и дело одаривало людей мокрым снегом и промозглым противным ветром.
   Настроение людей было совсем таким же угрюмым и серым. Кто-то спешил на работу, опять опаздывая из-за того, что проспал, кто-то шёл на учёбу, а кто-то вёл своё чадо в школу или детский сад. Плакали дети, наотрез отказываясь идти в садик. Мамы уговаривали их пойти: одни мягко, пытаясь объяснить, что им нужно на работу, но потом они обязательно за ними придут и принесут чего-нибудь вкусненького, другие же, менее терпеливые и нервные, просто сильно дёргали детей за руку, прикрикивая на них, и грозя наказать за непослушание.
   Одним словом: суета, шум и волнение. Наступил новый день и мегаполис превратился в жужжащий улей.
  
  
   ***
  
   В восточной части Москвы, в знаменитом и старом районе Лефортово располагалось четырёхэтажное здание, принадлежащее Московскому Институту Развития Международного Туризма. Вид оно имело совершенно непристойный: жёлтые стены, вперемешку с серым цветом, с заляпанными и грязными стёклами и ржавыми решётками на окнах, украшавшими таким образом первый и второй этажи. Всё это имело довольно жалкий вид и создавало не слишком приятное впечатление. Речи о том, что вид постройки соответствует громкому названию института и быть не могло.
  
   В дополнение к такому жалкому виду было ещё само расположение: здание стояло в стороне от дороги и немного дальше жилых башен. Вокруг росли не бог весть какие деревья, в большинстве своём тополя, этим самым неизбежно создавая плотную тень вокруг института. Почти сразу за ним протекала чахлая речка Яуза, в которую уже давным-давно сливали и сбрасывали что попало, отчего она превратилась в жидкую помойку. На поверхности растянулась масляная плёнка, переливаясь неестественными цветами на свету.
   Внутренний вид не шибко отличался от внешнего: грязные серые стены, потрескавшиеся потолки и отвратительный запах хлорки, которой уборщицы пытались вымывать пол.
   На первом этаже располагался бедненький вестибюль, где за зарешеченным маленьком пятачке сидели гардеробщицы, скучающие и судачащие друг с другом о разных сплетнях. На этом же этаже находилась столовая, в которой ежедневно истязали свои желудки голодные студенты и приезжие туристы из других городов по обмену опытом. Последние останавливались в общежитии на третьем и четвёртом этажах всего на несколько дней.
   Второй этаж представлял собой учебную часть, где было всего пять аудиторий, если их так можно было назвать. Название они своё не оправдывали, поскольку тесные, беспорядочно заставленные исписанными столами и полуразвалившимися стульями, со сломанными дверными ручками и замками, они вряд ли могли называться солидным словом- аудитория.
  
   Третий и четвёртый этажи использовались под номера общаги. Внутри стояли кровати, своим видом напоминающие тюремные нары. В одном номере ютилось по четыре таких лежанок, тесно приставленных друг к другу. Матрасы и подушки в межсезонье были явно основательно обжиты и облюбованы местными насекомыми, поэтому жильцам приходилось сильно мучится чтобы избавиться от них после заезда, либо же оставалось смириться с этим недугом и героически терпеть их ночные набеги на живую и вкусную плоть.
  
   Больше всего страдать приходилось всё же тем же бедолагам-студентам, которые в отличие от приезжающих и уезжающих гостей были вынуждены жить здесь почти по целому году. Многие из студентов приходили на занятия из дома, но лишь те, которые жили либо в Москве, либо не далеко от неё. Но были и такие, которые приезжали бог знает из какой российской глубинки для того, чтобы получить "великолепное" образование и в будущем развивать международный туризм и условия для него, по всей видимости подобные тем, в которых они сами обучались.
   Единственное, что можно сказать положительного, так это то ,что дипломы этого института всё-таки чудесным образом котировались на рынке труда как в России, так и за рубежом. Поэтому многие шли сюда именно для того, чтобы получить эту несчастную корочку, а потом свалить "за бугор".
  
  
   ***
  
   В этот день, со значительным опозданием к началу учебного года, к зданию института подъехал красивый автобус Неоплан. Надпись на нём свидетельствовала о том, что он принадлежал институту и был, наверное, единственно солидно выглядящей собственностью оного.
   Автобус остановился прямо напротив центрального входа и из него вышло несколько студентов с вещами и ошарашенными глазами от того, куда вообще их завезли. Но им ещё больше предстояло шокироваться при виде здания изнутри. А пока, бормоча невнятные, но по-видимому очень изысканные ругательства, они поднимались по ступенькам на крыльцо и исчезали за тяжёлой дверью Дома Знаний.
   Эти только что прибывшие студенты приехали сюда из разных городов. Каждый из них был прислан сюда в качестве "подопытного", которому предстояло выучиться профессии, а потом, вернувшись к себе домой, рекламировать этот Великий институт и агитировать других своих земляков, чтобы они тоже бросили всех своих друзей, родных и приехали сюда, дабы в светлом будущем развивать туризм. Своего рода это был рекламный обмен, который в последствии так сильно изменил жизнь многих молодых ребят и девчонок, создал новые взгляды на жизнь и свёл их с разными полезными и не очень людьми.
  
   Прибыли ребята не к началу учебного года, а почти на месяц позже. Они должны были подключится к уже начавшемуся процессу обучения и семимильными шагами догнать своих товарищей. Эта задержка была объяснена администрацией института, как проведение более тщательной подготовки к их приёму и размещению...
  
   Все их собрали на первом этаже, усадив в просиженные и замызганные кресла, и коротко объяснили распорядок дня и правила поведения в учебном заведении. Молодые девчонки и ребята сидели с ошарашенным взглядом и слушали про то, что в институте запрещено курить, распивать спиртные напитки и слоняться по номерам своих соплеменников после 23.00.
   После проведения столь содержательной беседы постигатели наук поднялись на третий этаж, где их стали размещать в "люксы". Девушек селили отдельно от юношей и по разным сторонам коридора.
  
  -- Простите, а можно меня разместить в номере 24, - низкорослый паренёк с взъерошенными волосами вился возле администратора.
  -- Но там же только девушки? - возмутился тот.
  -- Вот именно! Я, понимаете ли, очень плохо себя чувствую в мужской компании... боюсь один спать по ночам... - запричитал студент, косясь на светловолосую девчушку из 24-го.
  
   Администратор -высокий мужчина с поседевшими волосами и в больших очках, проследил его взгляд, нахмурился.
  
  -- Мне на самом деле там будет лучше... -не унимался коротышка.
  -- Марш в комнату номер 36! -рявкнул на него администратор. И паренёк уныло поплёлся в свой новый дом по громкое улюлюканье сотоварищей.
  
   Когда вся эта шумная процессия закончилась и администрация покинула ребят в своих теперешних обителях, началась та жизнь, за которой нельзя просто так понаблюдать со стороны, в неё нужно попасть, жить той жизнью, быть одним из тех ребят ил девчонок.
  
  
   ***
  
  -- Блин, братцы! Ну что это за хлев-то, а? - возмущенно воскликнул парень невысокого роста, если не сказать, что вообще карлик. - Нет, вы только поглядите на это! В какую задницу нас поселили!? Это что же получается: я ехал сюда чёрт знает откуда, расстался со своей девкой, бросил свою рок-группу, а всё ради чего? Ради того, чтобы я жил как беглый барбос? Здесь даже потрахаться спокойно не дают - только попросил пустить меня к девчонкам в номер!...
  -- Да, пацаны, ну и условия! Здесь, наверное, даже крысы водятся, - задумчиво произнёс самый высокий из троих ребят, который имел очень смешной по форме рот и немного выпученные глаза, не блещущие особым интеллектом.
  -- Ага, одну крысу я уже вижу, - не унимался маленький. Высокий злобно посмотрел на него, но и только.
  
   В это время третий из "сокамерников" внимательно изучал свою кровать. Он сразу выбрал себе ложе поближе к выходу, чтобы в случае чего можно было легко ретироваться. Он значительно отличался от приятелей своей внешностью, поскольку определённо имел в роду корни народа солнечного Израиля. Немного смугловатое овальное лицо, нос с горбинкой и чёрные волосы с завитушками делали его весьма привлекательным и на его родине, а именно в Ростове, многие девушки сходили от него с ума. Ни на одной дискотеке он не оставался один, всегда находилась девушка, которая после недолгой беседы повисала у него на шее, даря жаркие поцелуи.
   Он был среднего роста и немного худощавый., но его лицо небритое несколько дней, всё-таки создавало шарм, против которого многие были бессильны. В дополнение к своей внешности он обладал аккуратностью и осторожностью и, что не мало важно - острым умом, что спасало его от ввязывания в сомнительные дела и авантюры. И по сравнению с двумя другими соседями по комнате он смотрелся более интелегентно.
   Сейчас же он осматривал свою кровать на наличие маленьких друзей. С сосредоточенным видом он просматривал матрас, то и дело приподымая его край и заглядывая внутрь. Наконец, убедившись, что надоедливые твари ещё не успели заселиться в настил и не потревожат его сон, он с облегчённым видом и с улыбкой на лице уселся на лежанку и стал внимательно осматривать комнату.
   Комнатка была небольшой, но достаточно светлой и даже уютной. Три кровати стояли почти впритык друг к другу: одна возле двери, которую уже занял представитель предприимчивой нации, а две другие по разным сторонам возле стен, но всё равно очень близко друг к дружке. Возле окна стояла небольшая обшарпанная тумбочка, чуть позже "приватизированная" опять же сообразительным мальцом и поставленная рядом с кроватью. Свои действия он объяснял тем, что здесь она будет лучше смотреться нежели у окна да и потом, не будет мешаться, если вдруг кто-то захочет насладиться прекрасным видом на улицу.
   Потом с удовлетворённым видом он достал из своей безразмерной дорожной сумки цветастый будильник и торжественно водрузил его на тумбочку, словно флаг на покорённый Эверест, сверив время с дорогими ручными часами.
  
   Кроме кроватей и несчастной тумбочки в комнате ещё были занавески, больше напоминающие отслужившие своё половые тряпки, стянутые какой-то верёвкой и привязанные к батарее, и шкаф, в отличии от другой мебели выглядевший совсем неплохо. Больше в комнате ничего не было.
  
   Внешность двух других ребят была такой же специфической. Парень со смешным ртом был самым высоким из них троих, худой, с вытянутым вперёд подбородком и курносый. Его карие глаза были очень выразительными, но вовсе не говорили о том, что парень выделяется особым умом. Скорее наоборот, он был немного глуповат и наивен. Всё, что ему ни говорили, он принимал за чистую монету и верил во всякую чушь. Эдакий Форрест Гамп. Тёмные волосы заканчивались забавным хохолком, а оттопыренные уши в сочетании с надутыми губами и выпученными глазами создавали поистине смешную физиономию.
  
   Коротышка же, в отличие от остальных помимо маленького роста тоже имел карие глаза, ещё более выразительные. Глаза напоминающие хитрющие глазки хорька или норки. Но несмотря на свой маленький рост он имел довольно агрессивный нрав и склонность к лидерству, которого он добивался любыми доступными ему способами. Однако если он чувствовал, что кто-то его в чём-либо превосходит, пытался поладить с ним, чтобы иметь защиту.
   Его хитрющее лицо украшал немного кривоватый нос, по-видимому кем-то подпорченный, и очень пухлые и красивые, по мнению многих девушек, губы. Тёмные редкие волосы были коротко подстрижены и слегка топорщились, обнажая оттопыренные уши, напоминавшие уши летучих мышей. Вообще, честно говоря, внешность он имел приятную, но его злобно-хитрющий взгляд и скверный характер всё сводили на нет.
  
  -- Вот дерьмо, куда я попал? - всё ещё бесновал низкорослый, злобно косясь на соседа, который хорошо устроился и улёгся на кровать, мечтательно уставившись в потолок.
   Двое ребят уже смирились со своей участью и просто лежали, каждый думая о своём и только маленький не мог успокоиться и метался из угла в угол, то и дело выкрикивая страшные ругательства в адрес института и его администрации. Потом, всё-таки, устав сквернословить, он сел на кровать и, решив сменить тему разговора, обратился к сожителям:
  -- Эй, парни, а ничего девиц-то поселили напротив нашего номер, а?
  -- Да, симпатичные, - отозвался парень со смешным ртом, который был забавен тем, что губы его были оттопырены и имели форму такую, как если бы он присосался к бутылке с бодрящим содержимым.
  -- А как вам та, что в короткой юбочке со светлыми волосами? - не унимался коротышка. Разговоры о девушках его всегда так увлекали, что порой он просто расходился не на шутку, позабыв обо всём на свете. Вот и сейчас он начал разговор с ребятами даже забыв спросить их имена.
  -- Парни, а как хоть вас зовут? - пришёл на помощь ситуации интелектуал, который до этого времени по большей части молчал и лишь мысленно производил оценку комнаты, лёжа на спине и закинув руки за голову.
  -- Нас не зовут - мы сами приходим! - гордо произнёс маленький, почувствовав себя вожаком.
  -- Меня Пашей зовут, -ответил со смешным ртом, совершенно не обращая внимания на выкрик коротышки. Он пожал протянутую руку. Коротышка же насупился в углу.
  -- Стас я! -пробурчал он, поняв, что на него перестали обращать внимание.
  -- А я Сергей, - с огромной гордостью произнёс тот, что был самым сообразительным из всей этой компании и, который первым предложил познакомиться. _ Ну что ж, будем знакомы, братцы!
  
  
  
   ***
  
   День прошёл довольно скучно: после недолгого времени, отведённого для отдыха и обустройства, всех прибывших собрали в актовом зале -самой большой из всех аудиторий- и подробно рассказали об учебном плане, о том, что ждёт их в учебном году.
   Ребята и девчонки сидели мало что слушая, а всё больше присматриваясь к сокурсникам, отмечая про себя симпатичных персон.
   После лекции студенты спустились в столовую и впервые познакомились со стряпнёй, которой им предстояло питаться в течении очень долгого времени. Еда была вполне сносной и проголодавшиеся смогли утолить голод, а те кто есть не хотел, давились ею, высказывая всё, что думают про эту забегаловку.
  
   Сергей, Стас и Паша сели за один стол. Стас специально выбирал себе место так, чтобы было видно всех присутствовавших в зале, особенно хорошеньких девушек. Спокойно есть он не мог, так как мимо столика то и дело проходили красавицы в коротких юбочках, аппетитно покачивая оголёнными бёдрами. Из-за этого, как только Стас подносил ложку с борщом ко рту, он застывал с нею на несколько мгновений, осоловевшим взглядом уставившись на красивые ножки.
   Сергей и Павел, заметив это начинали тихо хихикать.
  
  -- Ну что, герой-любовник, так и будешь пялиться на этих девчонок? - подначил коротышку Сергей.
  -- Так гляди и с голоду помереть недолго! - подхватил Павел.
  
   Стас посмотрел на них с таким злобным видом, какой только могло принять его симпатичное лицо, затем что-то пробормотал про себя и на миг опять уставившись на очередную красотку, проходившую мимо их столика, мечтательно сказал:
  
  -- Вот вы, обормоты, так будете сидеть до конца учебного года в своём бараке и душить одноглазую змею по десять раз на дню, а ещё чего хуже, станете гомосексуалистами, - он повернул голову в сторону ребят и посмотрел прямо в глаза Паше. - А я тем временем перемучу со всем Институтом и развлекусь со всеми классными девками. Они мне все дадут!
  
   Ребята так и опешили от таких слов.
  
  -- С чего ты взял, что они тебе дадут? - поинтересовался Сергей.
  -- Да! - поддакнул Паша, который, наконец, пришёл в себя от пронзительного взгляда Стаса. - Почему ты так в этом уверен?
  
   Стас заговорчески поглядел на них, выдержал паузу и ответил так же медленно и уверенно:
  
  -- Просто у меня есть то, чего нет у вас и у многих других пацанов здесь.
  -- И что же это? - спросил Павел, уже готовый услышать заветный секрет по охмурению девчонок.
  
   Ответить Стас не успел. Над их столиком нависла тень. Когда все трое подняли головы, они увидели наглую физиономию типа, который стоял, скрестив руки на груди и совершенно странно и нелепо расставив кривоватые ноги. Лицо его было почти круглое с высокомерными чертами. Надменные серые глаза смотрели прямо на ребят, а чуть вытянутые тонкие губы расплылись в противной ухмылке. В добавок ко всему этому, у парня был большой, слегка вздёрнутый нос, напоминавший крупную картофелину. Густые и торчащие во все стороны волосы говорили о том, что их хозяин не особо любит причёсываться по утрам.
  
   На парне был красный свитер, немного поблекший от старости и потёртые джинсы. Видок у него был ещё тот, но наглая ухмыляющаяся физиономия отодвигала его на задний план.
  
  -- Ты кто? - первым нарушил молчание маленький. В его голове промелькнула мысль о том, что этот парень мог быть дружком одной из девчонок, на которых он пялился, и что ему не понравился столь пристальный взгляд на его девушку. Значит, сейчас будет разборка. Значит, сейчас его будут бить. От этой мысли у него свело желудок и он икнул.
  
   Парень криво улыбнулся и стал переводить взгляд на каждого из ребят по очереди, сверля их своими глазами.
  
  -- Что это у нас тут такое? Новенькие? - наконец произнес он хриплым голосом. Паша и Стас оробели и сидели, немного ёрзая по лавке, не зная куда им деться от пристального взгляда незнакомца.
   Один только Сергей внешне был спокоен. Он не раз сталкивался с такими вот отморозками, жаждущих попугать новичков, где бы они не появлялись. Такие всегда стараются произвести на новеньких впечатление "крутых ребят" и распространить на них своё влияние. Как правило, это такие люди, которые ничего не значат среди своих сверстников или среди людей, знающих их довольно долгое время и очень хорошо. Поэтому им проще повлиять на людей, которые видят их впервые.
   Сергей сразу понял, что этот явно из таких.
  
  -- Что, есть какие-то проблемы? - так же нагло спросил Сергей.
  -- Запомни, мальчик, только евреи отвечают вопросом на вопрос, - незнакомец оказался ещё более наглым, чем можно было подумать.
  
   После таких слов Сергей поднялся, а Стас съёжился, приняв жалкий вид.
  
  
  -- Я пока не знаю, кто ты такой, но поверь, друг мой, за такие слова я подпорчу тебе морду! - сурово сказал он и шагнул к наглецу. Но не сделал и двух шагов, как ощутил быстрый сильный удар ладони по плечу, который вновь усадил его на место. Он опешил и снова вскочил, намереваясь заехать кулаком прямо в большой нос обидчика, но второй удар, ещё более сильный, припечатал его к лавке.
  
   Лицо Сергея исказилось от боли и удивления. Он был в шоке от того, как всё быстро произошло. Плечо ныло так, что он даже подумал, что у него сломана ключица. Незнакомец же стоял надменно улыбаясь, скрестив руки на груди. Нельзя было сказать, что он был здоровым малым, но и особо хилым его тоже назвать было нельзя.
  
  -- Да что с тобой, парень? Ты что, ненормальный? - заорал Сергей, потирая рукой ушибленное место.
  -- Не надо мне дерзить, мальчик!
  -- Что ты к нам цепляешься?
  -- Я? Да боже упаси! Я просто хотел завязать с вами знакомство.
  -- А ты что, голубой что ли, чтобы с нами знакомиться? - подключился в беседу Паша. Не отличаясь умом и ляпнув такое, он и не думал, чем для него могли бы обернуться эти слова.
   После сказанного Сергей вжался в стену, а Стас зажмурился и съёжился ещё больше. Теперь он был уверен, что избиение неизбежно.
   Незнакомец в ответ на это лишь криво улыбнулся и испустил из глотки жалкое подобие хохота.
  -- Нет, дурень, я не голубой. И советую тебе впредь не называть меня так.
  
   Паша притих и не стал ничего возражать. Все трое почти облегчённо вздохнули.
  
  -- Да уж, оригинальный у тебя способ знакомиться, -проворчал Сергей. Плечо стало потихоньку проходить. - Ну и раз уж так, может скажешь, как тебя зовут, таинственный незнакомец?
  
   Парень хмуро посмотрел на него и, шмыгнув своим большим носом, заносчиво сказал:
  -- Меня зовут Андрей, но лучше называйте меня Коха!
  -- А почему Коха? Это что, кличка такая что ли? -после долгого молчания оживился Стас.
  -- Да это моя кличка.
  -- А что она значит? - продолжал маленький, почувствовав, что ему уже ничто не угрожает и, постепенно входя в обычный ритм жизни.
  -- А ничего она не значит. Просто Коха и всё тут! Понял?
  -- Да ладно, Коха и Коха. Что ж тут не ясного?
  
   Коха немного нахмурил брови.
  -- Парни, вы в каком номере обитаете?
  
   Ребята переглянулись. Разве они говорили ему, что живут в общаге? Откуда он знает?
   Но промолчали и ни чего не спросили.
  -- В 36. А что?
  -- Да ничего. Просто я к вам как-нибудь зайду в гости. На чай. - Андрей снова осклабился и, подумав, добавил: С вареньем!
  -- Будем ждать с нетерпение! - спохватился Паша, но тут же получил тычок в бок от Сергея.
  -- Хорошо, заходи! - в свою очередь сказал Сергей. - Поболтаем.
  -- Да, поболтаем! - ответил Коха. С этими словами он развернулся и расхлябанной походкой направился к выходу из столовой.
  
   Над его походкой многие смеялись. Коха учился на втором курсе и все его одногруппники уже привыкли ко многим его выходкам, но не посмеяться над тем, как он потешно ходит резко выбрасывая вперёд кривоватые ноги.
   По пути к выходу он дал подзатыльник огромному верзиле, сидящему за столиком и что-то бурно рассказывающему своим соседям по трапезе, сопровождая свой рассказ обильной жестикуляцией. Но несмотря на свои внушительные размеры, он был спокойным. Поэтому он ответил на подзатыльник лишь скромным проклятием в адрес Кохи и вновь продолжил свой рассказ, ещё сильнее размахивая руками и тряся лохматой головой.
   Своей оригинальной походкой Коха прошествовал к двери и, сильно дёрнув её на себя, исчез из виду.
   Только теперь ребята пришли в себя от встречи со странным типом. Стас ожил и вновь принялся глазеть на девчонок. Паша доел свой сухой рис и теперь пил сок и растрескавшегося стакана рассматривая стены помещения. И лишь Сергей чувствовал смутное, пока ещё не ясное беспокойство того, что должно вскоре произойти и это что-то очень сильно может изменить их жизни. На душе была неясная тревога. Но вслух он сказал лишь:
  -- Ну и псих! А ещё и в гости собрался прийти...
  
  
  
   Глава 5.
  
  
   Учебный день почти завершился и студенты, которые в большинстве своём уже перезнакомились, заседали: кто в своих номерах, кто на скамейках на улице перед входом, под наполовину облетевшими ветвями клёнов, а кто в холле перед телевизором. В здании института остались в основном лишь те, которые жили в общежитии, а те, кто жили в Москве или недалеко от Москвы, почти все разъехались по домам. Оставались конечно отдельные личности, присоединившиеся к общаговцам и вместе с ними глушившие водку. Большая масса ребят разделилась на небольшие группки, и о чём-то оживлённо беседовали и делились своими впечатлениями.
   Перед телевизором в холле собралась довольно шумная компания, состоящая из пятерых ребят и трёх девчонок. Они смотрели музыкальный канал MTV и громко, а порой и пошло обсуждали клипы. Четверо из ребят вели себя развязано и дурачились, то и дело подкалывая друг друга или выкрикивая какое-нибудь ругательное словечко в адрес исполнителя очередной песни. Пятый же, самый непохожий на других, сидел молча. Серьёзное выражение лица говорило о том, что в данный момент его одолевают тяжёлые раздумья. Слегка нахмуренные брови и голубые глаза. Его кудрявые, коротко подстриженные волосы, аккуратно зачёсанные назад, подчёркивали острый подбородок с ямочкой.
   Начался новый клип известной группы "Руки Вверх", в котором полуголые девушки танцевали на пляже, зазывно вертя попками перед камерой. Незамедлительно последовала бурная реакция веселящейся компании ребят. Однако девушки фыркнув, отвернулись от столь непристойного зрелища и начали о чём-то беседовать между собой. Парни же разошлись не на шутку. Вскочили с кресел и стали танцевать, извиваясь в замысловатых движениях. Солидное количество выпитого пива давало о себе знать.
   Несмотря на серьёзный вид, Саша, а именно так звали пятого парня, не остался равнодушен к такому зрелищу. Он расплылся в улыбке и потянулся в кресле, с хрустом расправив широкую спину. Потом опустил ладонь на плечо одной из девушек со светлыми длинными волосами и сказал с улыбкой:
  -- Ладно, красавицы! Оставлю я вас пожалуй и пойду подышу свежим воздухом на улицу. Что-то я уже засиделся перед телеком.
  -- Да-да, Саша, сходи, - ответила ему девушка, - но в 11 я жду тебя в номере.
  -- В каком именно? - он хитро сощурил глаза. Девушка притянула его к себе и шепнула на ухо: - В моём, конечно!...
  -- Ладно, буду! Пока!
  
   Саша вышел на крыльцо, на котором вовсю дымили студенты, причём в большинстве своём девушки. "Да-а, времена изменились, - подумал Саша, - теперь курят не столько парни, сколько девчонки, совершенно не думая о том, что в скором будущем им предстоит стать матерями....."
   Тряхнув головой, он перестал размышлять над этим и прошёл мимо, услышав злорадный смешок за спиной.
   Сначала он было решил завернуть за угол здания и погулять среди уснувших деревьев, которые почти сбросили всю свою листву и приготовились к долгой зимней спячке, но потом передумал и пошёл к шоссе, где располагалось несколько магазинчиков, в том числе и "Кристалл". Выпивкой Саша не увлекался, но сейчас ему безумно захотелось холодного пива.
   Он шёл и думал. Думал о своей девушке, о людях окружавших его, о том как он попал в этот институт...
   Саша приехал сюда из Сирии, города Дамаск. Он не был арабом, просто его родители жили и работали там, а в Россию приезжали лишь изредка, чтобы навестить родственников. Отец Александра делал скрипки. Славные скрипки, дорогие. А мать пела в опере. И их семья была обеспеченной.
   Почему же тогда он приехал сюда? Этого он и сам не знал. Зачем начал получать сомнительное образование здесь в этом захолустье, когда мог преспокойно учиться в Дамаске, живя вместе с родителями? Он не знал. Не знали и не понимали этого его родители. Быть может, ему просто хотелось сделать что-то для себя, самостоятельно, принять собственное решение, пусть даже заведомо ошибочное, но своё решение, которое не будет зависеть ни от кого. Только от него самого.
   Родители долго не могли смириться с таким решением сына. Он много спорил с ними, но в итоге отец просто махнул рукой и, сказав ему напоследок: " Что ж, если такова твоя воля, сынок..... Ты сам кузнец своего счастья и хозяин своей жизни. Поступай как знаешь", отпустил его.
   И вот он живёт теперь в общаге вместе с остальными студентами. А поскольку родители его были состоятельными людьми и могли позволить себе частенько высылать сыну крупные суммы денег, то Сашу тут за это любили и уважали.
   Друзей у него было много, но друзьями их вряд ли можно было назвать, скорее хорошие приятели, которые пока водились деньги, были рядом. А вот девушка у него была одна - Лена. И именно с ней он намеревался провести сегодня жаркую ночь в её номере. Она была старостой группы и они познакомились с ней ещё на первом курсе, но поначалу у них всё шло не слишком гладко. Они никак не могли найти общий язык, часто ссорились. Но потом поняли что не могут друг без друга.
   Частенько Лена выручала его: в тот день когда он н мог прийти на занятия по различным причинам, она отмечала его в списках как присутствовавшего. Нельзя было сказать, что они любили друг друга, но сильная привязанность в их сердцах была.
  
   Саша шёл по улице, выпуская изо рта гутой пар, исходящий от его дыхания на морозном воздухе. Ночь предвещала быть очень холодной, но тут он снова вспомнил про Лену и у него сразу потеплело на душе. "Какая девушка!!!", - подумал он. "Как здорово, что судьба свела нас вместе!"
   Идя по узкой дороге с этими мыслями, он совсем не заметил мчащуюся на него машину с включенными фарами....
  
   ***
  
   Машина резко остановилась, взвизгнув тормозами, всего в нескольких сантиметрах от застывшего в ужасе, и распрощавшегося с жизнью, Саши. Это была блестящая BMW "пятёрка" цвета чёрный металлик. Из опустившегося окошка показалась довольная физиономия парня со слегка вьющимися русыми волосами и редко встречающимися в жизни глазами пронзительно синего цвета., полными восторга от только что проделанного фокуса. Широкое лицо его было довольно приятным, несмотря на то, что было покрыто лёгкой щетиной. Правильные формы лица. На вид около 23 лет. И что-то в этом лице выдавало в этом парне человека, который многое повидал в этой жизни, несмотря на свой сравнительно небольшой возраст. Человека, привыкшего смотреть прямо в глаза людям.
   Немного выпирающие скулы и строгие черты лица создавали шарм в сочетании с синими глазами и жизнерадостной улыбкой.
  -- Привет, Шурик! Всё мечтаешь? Так и до несчастного случая недалеко, - пробасил парень. Голос его был под стать внешности. Немного грубоватый, звучный, но приятный.
  -- Здорово, Лёха!, - ответил Саша, немного оправившись от только что пережитого, - Опять ты со своими шуточками, да?
  -- Ну, как полагается, - ухмыльнулся тот в ответ и подмигнул Саше. - а ты куда собрался то на ночь глядя?
  -- Да вот думал за пивком сходить, потом чуток прогуляться и обратно под тёплое крылышко Ленки. Погода то сегодня потрясающая!
  -- Понятно. Ну чё, давай я тебя подброшу, а потом вместе по пивку?,- предложил Алексей.
  -- Ага, а потом и к Ленке вместе пойдём? - передразнил его Саша.
  -- Да! - совершенно просто ответил Лёха, ещё шире расплываясь в улыбке, - похулиганим....
  -- Ишь ты какой прыткий! Фиг тебе! У тебя своя Катя есть, она ведь так ждёт тебя.....
  -- Э-э-э! Не надо вот только про Катю, лады? Не смешно уже, - возмутился Лёха.
  
   Катя, которая уже год увивалась за Алексеем и донимала его своими приставаниями, училась в одной группе с ними. Но Лёха был непреклонен, поскольку она была совершенно не в его вкусе. Нет, она была неплохой девчонкой. Хорошей собеседницей, внимательной, но совершенно не притягивала его. Особенно отталкивало Лёху её навязчивость и приставучесть. Да и внешность у неё была специфической. Девушке не повезло родиться красивой: слишком крупная фигура, тонкая верхняя часть и необыкновенно толстые ноги. Конечно это ни как не влияло на простое общение с этим человеком, но переходить на что-то более личное ему совершенно не хотелось. И всё их общение ограничивалось лишь приятельскими отношениями. Но Катю это совершенно не устраивало и она не теряла надежд заполучить Алексея. А Лёхе оставалось только терпеть постоянные её приставания и мужественно крепиться, стараясь не обидеть невинное создание. Все объяснения того, что между ними быть ничего не может оставались неуслышанными. Все ребята в группе по-доброму подшучивали над Лёхой.
  -- Нд-а, - протянул Лёха, - Слухай, а там что новенькие что ли приехали?
  -- Ага! Вот надо чаще тебе в институте появляться и всегда будешь в курсе всех событий, а то заявишься раз в две недели и снова пропадаешь.
  -- Ну дела, сам понимаешь, - ответил Лёха, - но у меня же есть хорошие осведомители, верно? Но ты прав, Шурик! Надобно мне туда заехать и познакомиться со всеми симпатичными девчонками, - он заговорчески улыбнулся
  -- Ой, Лёха! Тебе то девок не хватает? С такой тачкой и баблом можно таких девах цеплять.....
  -- Мне не нужны девахи, - возразил Алексей. - Санёк, мне хочется нормальных девчонок, понимаешь. Которым буду нужен я, а не моя тачка и бабки. Хотя это помогает завести знакомство.
  
   Лицо Лёхи приняло серьёзный вид. Даже немного грустный.
   Да, он многое имел: деньги, модные дорогие вещи, дорогую машину. Помогало ему в этом то положение в обществе, которое он занимал, но о котором предпочитал не распространяться. Но он этим никогда не козырял. Напротив, среди одногруппников он слыл своим в доску парнем. Простым и весёлым. Душой компании.
   Работать он не работал, но постоянно крутился в каких-то тёмных делах с Московской братвой. Отсюда шли и все его доходы и дорогие вещи. Но ему удавалось оставаться человеком, несмотря на то, чем он занимался.
   Да, он бывал порою груб, но только в "работе" и лишь там, где это было необходимо. Он любил жизнь и оставался добродушным и отзывчивым парнем.
   В институт Лёха пошёл, так же как и Саша для того, чтобы сделать что-то для себя. Он мог запросто купить любой диплом, но хотел добиться этого как все. Хотя и не появлялся в институте подолгу. Но зато когда приходил, отрывался там по полной. Однако, ему так и не удалось встретить по жизни ту единственную, которая устраивала бы его во всём, а самое главное ту, которую бы он по-настоящему любил, и которая любила бы его.
  -- Да, я тебя понимаю, - сказал сочувственно Саша, - только у тебя, Лёх, все ещё впереди, поверь мне!
  -- Я в этом уверен! - буркнул Лёха и его лицо вмиг повеселело, как будто в него влился заряд бодрости. - Ладно, Санёк, поеду я в общагу, развлекусь немного!
  -- Ладно, увидимся ещё! Удачи тебе!
  -- Тебе тоже! - подмигнул Алексей.
  
   Он рванул с места с визгом покрышек. Лёха всегда славился лихой ездой и те несчастные, которые по своему незнанию попадали впервые к нему в машину покататься, вылезали из неё потом побледневшими от шока. И больше никогда туда не садились. А ег оэто прикалывало и он продолжал отлавливать новеньких для своего очередного шоу.
   Помимо лихой езды, он ещё славился тем, что всегда, где бы ни был и как погано на душе у него ни было, он оставался весёлым, жизнерадостным, и что самое важное, умел вселить эту бодрость и это настроение окружающим. Как бы заразить их любовью к жизни. За это многие его друзья в шутку называли его Витамином.
   В институте одним из таких был его настоящий, проверенный друг Макс - гитарист институтской рок-группы. Макс учился в одной группе с Алексеем. Вместе они успели пережить как радости, так и горе. Но самое главное, что они всегда были вместе и могли рассчитывать друг на друга, чтобы ни произошло.
  
   Уже стемнело и на улице стало ещё холоднее. Студенты, курившие на улице, давно перебрались в тёплое помещение. Разбрелись по номерам и там гудели компашками.
   Лёха вышел из машины и его обдало морозным ветром. Он встрепенулся, поправил свою кожаную куртку и, оглядев свою машину, захлопнул дверцу и включил сигнализацию, послушно пискнувшую два раза, тем самым доложив хозяину, что машина теперь под охраной.
   Витамин довольно улыбнулся, поднял голову вверх и посмотрел на горящее тусклым светом окошко на четвертом этаже. Туда, где сейчас сидел его хороший приятель Вован. Наверняка в окружении новеньких симпатичных девчонок, попивая винцо и горланя свои песни под гитару о глубоком смысле жизни.
   "Надо бы завалиться к нему, может там чего интересное будет", - подумал Лёха. Он кивнул сам себе и направился ко входу блатной походочкой, вертя в руке ключи от машины и насвистывая какую-то старенькую песенку. Было ещё только восемь вечера и до законно разрешённых одиннадцати часов было ещё полно времени.
   Иными словами, веселье только начиналось....
  
  
   Глава 6.
  
  
   Из комнаты на четвёртом этаже доносился весёлый смех, а порой просто откровенное ржание.
   Один голос явно выделял из остальных. Это был глухой и очень низкий голос, который, не переставая, шутил. После очередной шутки он громко смеялся и, казалось, что он один смеётся над ней, поскольку просто заглушал всех остальных.
  
   В комнате явно шла грандиозная попойка. Все веселились и шутили, пили алкоголь и пели песни. Нормальная и цивилизованная вечеринка.
   Неожиданно в дверь постучали. Веселье мигом прекратилось, голоса стихли и послышался звук бьющихся друг об друга бутылок и возня. Стук в дверь повторился. В ответ на это из комнаты раздался слегка взволнованный голос парня:
  -- Кто там?
  -- Администрация! - незамедлительно последовал ответ, произнесённый хрипатым голосом.
  -- А мы вас не вызывали! - послышался низкий глухой голос, тот самый, который смеялся громче всех.
  -- Открывайте немедленно! Или будем ломать дверь!
  -- А мы ничего тут такого не делаем. Мы просто так.... - парень явно не на шутку перепугался.
  -- Ну всё - ломаем!
  -- НЕТ! Подождите! Мы сами откроем.. - в комнате послышалась возня и топот ног. Всё тот же глухой голос начал вопить, чтобы открыли окно и он спрыгнет на улицу. Кто-то в ответ стал ему объяснять, что он балбес с таким весом просто убъётся с четвёртого этажа. Парень стал возражать, что мол ему терять уже нечего, что, видимо, пришёл его час и он, как настоящий мужчина, должен сделать это. По звукам можно было догадаться, что его держат несколько человек, а он продолжает рваться к окну.
  -- Ну так что, нам ломать или сами откроете? - вновь спросил хрипатый голос за дверью.
  -- Кто это там? Погоди... это же...... - воскликнул кто-то
  -- Да я это, я! Не узнали что ли?
  -- Пароль? - совсем недавно взволнованный голос теперь изменился и стал важным и весёлым.
  -- Пьяный монах, чёрт тебя подери! Открывайте! Ну сколько можно ждать под дверью?
  
   Послышался поворот ключа в замочной скважине, и дверь отворилась. На пороге стояла фигура среднего роста, коренастая, с широкими плечами и не менее широкой спиной. Человек был одет в чёрную кожаную куртку и тёмные брюки. Его слегка вьющиеся волосы были аккуратно уложены назад. И у него были необычайно синие глаза.... На широком и добром лице играла улыбка. В крепких руках парень вертел ключи от машины. Это был Витамин
  -- Лёха, какими судьбами? - кинулся к нему парень, открывший дверь. - Где ты пропадал?
  -- Да так, дела были! А ты, Вован, как я погляжу, опять у себя пирушки закатываешь? - Лёха улыбнулся ещё шире и пожал руку своему приятелю.
  -- Ну, ты же знаешь, я такой! - ответил Вова. А Витамин уже заглядывал в комнату через плечо приятеля. Но это плохо получалось, поскольку Алексей был ниже его ростом.
  
   Надо сказать, что внешность Вовы была очень оригинальная и привлекала к себе внимание. Его светлые, почти белые волосы странно вились и иногда создавалось впечатление будто он кудрявый. Но это было совсем не так.
   Голубые, добрые и честные глаза, лицо немного округлой формы и широкий нос картошкой - таким был Вован. Но за совершенно невинной и безобидной внешностью скрывался очень серьёзный человек, с крутым характером и к тому же человек, отлично владеющий мастерством Вьет Во Дао!
   Однако по своей сути и в большинстве случаев, Вовка был весёлым пареньком, который любил отрываться, устраивать пьянки с друзьями и любящим женское общество. Ему безумно нравилось общаться с девушками и даже женщинами зрелого возраста, и делал он это, надо признаться, весьма умело и галантно. Одним словом настоящий джентльмен.
   Когда Лёха вошёл в комнату, то первым делом обратил внимание на девушек. Их было четверо. Они сидели на кровати и, увидев Витамина, начали дружно поправлять волосы и кидать в его сторону кокетливые взгляды. Вова познакомил его с ними. Девушек звали Оля, Люда, Марина и Даша. Лёха по очереди поздоровался с каждой из них, отмечая про себя их прелести. Больше всех ему понравилась Люда - девушка с длинными мелированными волосами и симпатичным личиком. Здороваясь, он подмигнул ей и она ответила ему милой улыбкой.
   Даша тоже заулыбалась и было видно, что Лёха ей очень понравился. Но внешность Людмилы привлекла его больше. В её больших карих глазах таилась какая-то необъяснимая загадка и тепло.
   Вместе с Людой Алексей и намеревался провести сегодняшний вечер. А может быть и ночь.... Но это уж как получиться.
  
   ***
  
   Когда собравшиеся в комнаты поняли, что к ним на огонёк пожаловала не администрация института, а их кореш Лёха, то все дружно принялись доставать из-под кроватей и других потайных мест, спрятанные бутылки с выпивкой. Через какое то мгновение на столике, стоявшем посреди комнаты, появилось около двух десятков пивных бутылок, бутылок 5 вина и огромное кол-во закуски, состоящей в основном из нарезанного копчёного мяса, сыра, колбасы и сушёных кальмаров.
   Веселье снова набирало обороты и всё возвращалось к тому состоянию, из которого компашку вывел внезапный визит Витамина.
   Он оглядел комнатку: две нелепые кровати с потёртыми покрывалами, круглый столик, весь залитый пивом и вином, две тумбочки в углу и застиранные до дыр занавески на окнах. Всё тот же стандартный набор, как и в остальных номерах. И только весёлый нрав Вована с его закидонами скрашивал обстановку.
   Лёха ещё раз пробежался глазами по присутствующим и широко улыбаясь, громко сказал:
  -- Я смотрю, что и Сэр Радуга тоже здесь! А ты как сюда попал?
  -- В гости пришёл, -буркнул толстоватый парень, именно тот, который собирался прыгать из окна. - А что нельзя?
  -- Лёша, оставь ты его в покое. Он и так чуть в окно не сиганул от страха, когда ты в дверь ломился, - сказал Вова. - мы его на силу удержали, такого лося
  
   Вован покосился на здоровяка. Он действительно был крупных габаритов, но был абсолютно спокойным и безобидным парнем. На самом деле его звали Антон, но так как он входил в общество толкинистов, то у него было и второе имя данное ему при посвящении - Сэр Радуга. Именно так его все и звали.
   Антон был очень толстым пареньком, с почти круглым лицом и добрыми карими, совсем щенячьими глазами. Его длинные, до плеч, волосы казалось не мылись неделями. Но не смотря на столь жутковатый вид, он был безобиднее мухи, но достать как она тоже мог кого угодно.
   Обычно он редко посещал шумные сборища. Большую часть времени он проводил со своими единомышленниками или в одиночестве, конструируя очередной деревянный меч. Именно поэтому Витамин был так удивлён его присутствием на вечеринке.
  
   Лёху усадили на самое почётное место в комнате - единственный шатающийся стул, и налили большую кружку крепкого медового пива.
   Витамин осушил кружку одним глотком и, вытерев рот тыльной стороной ладони, схватил с тарелки солидный кусок копчёного мяса и проглотил, почти не жуя. Поесть он любил, а особенно хорошо поесть...
   И вот уже водоворот веселья подхватил и понёс за собой захмелевшего от пива Лёху. Снова послышался хохот, пришедшего в себя Сэра Радуги, громкое ржание пьяного Вована, обнимающего сразу двух девиц. Полились шутки, песни и звон бутылок. Вечеринка продолжалась.....
  
  
  
   ГЛАВА 7.
  
  
   Трое сидели каждый на своей кровати, занимаясь своими делами. Все делали вид, что сильно заняты, не обращая внимания друг на друга, но всё же одно чувство объединяло их - чувство тревоги, которое не проходило с того момента, когда к ним в столовой подошёл Коха.
   Сергей полулежал на кровати, разглядывая свой будильник, и в душе надеясь на то, что в столь поздний час, а была уже половина одиннадцатого, Коха не придёт.
   Стас нервно возился с ворохом каких то бумаг и старых, неизвестно откуда взятых газет. Разложив их на своей лежанке, он то и дело брал одну из них, судорожно пробегал по строчкам глазами, и, грязно ругаясь, швырял её всторону. Что он пытался там отыскать? - не было известно никому.
   Паша в это время сидел на своей кровати, поджав по-турецки длинные ноги, и раскрыв рот, с интересом наблюдал за беснующим Стасом.
   Будильник размеренно отсчитывал секунду за секундой. Его тиканье казалось таким громким в создавшейся тишине, как будто ходили огромные куранты. Секунда за секундой, минута за минутой проходили в постоянно нарастающем напряжении, как натянутая струна. И если её перетянуть, то она может лопнуть.
   Наконец Паша не выдержал. Любопытство дало о себе знать, и он спросил Стаса:
  -- Слушай, а что ты такое делаешь, а?
  
   Маленький Стас в ярости покосился на Павла, фыркнул и сквозь зубы прошипел:
  -- Анекдоты ищу! Не видно что ли?
  -- А-а-а! - протянул Паша, поджимая губы и кивая головой, показывая всем своим видом, что он конечно всё понимает. - А ты, Стас, такой смешной с этим ворохом газет. Ну, прямо как крысёнок в помойном ящике! - совершенно прямо и не от большого ума пошутил он.
  
   Стаса от этих слов будто током дёрнуло. Он повернул голову в строну гогочущего товарища, оскалился и затем совершенно неожиданно швырнул весь ворох газет прямо в лицо Павла. Тот резко перестал смеяться и теперь сидел с ошеломлённым видом, глядя на коротышку.
  -- Ты дурак, да? - спросил он скалящегося Стаса. - Нет, ты скажи мне - ты психопатный, да?
  
   Он едва успел договорить последнюю фразу, как коротышка в одно мгновение коршуном бросился на него, прыгнув с кровати, цепляясь проворными руками за уши обидчика. Он терзал ему уши одновременно матерясь и пихая того в живот коленями. Павел заохал и повалился на бок, увлекая за собой коротышку, который прицепился словно пиявка. При падении они уронили тумбочку со стоящим на ней будильником Сергея. Когда два брыкающихся тела приземлились на пол, Стас оказался подмятым под своего противника. Паша начал его беспорядочно пинать руками в грудь, от чего маленький пришёл ещё в большую ярость и ещё сильнее вцепился в уши Павла. Теперь он просто взвыл от боли.
   На его счастье подбежал Сергей и стал разнимать их, однако Стас никак не хотел отцепляться от своего врага. Напрасны были попытки оторвать его, если только вместе с ушами. Коротышка вцепился в него как бультерьер. Паша теперь визжал словно поросёнок, прощаясь со своими органами. В голове у Сергея промелькнула мысль: " А не вылить ли на них ведро с холодной водой?" но додумать он не успел. В дверь постучали.....
  
   Возня в комнате мигом прекратилась и драчуны застыли в объятиях друг друга с открытыми ртами, тяжело дыша. У Сергея опустилось сердце. Просто прыгнуло куда то вниз. Стали подкашиваться колени.
  
   В дверь снова постучали. Он подошёл к ней и, не решаясь открыть её, замер. Стук повторился и он был настойчивее. Стоящий по ту сторону, явно раздражённо ожидал. Но молчал.
  
   Когда Сергей всё-таки распахнул дверь, то увидел на пороге улыбающуюся физиономию незнакомого парня. Он был среднего роста с русыми волосами, зачёсанными набок и карими добрыми глазами. Худое лицо было покрыто многочисленными прыщами. Брови почти срастались воедино на переносице, а нос был с небольшой горбинкой. В довершение ко всему, у парня были очень пухлые губы, которые когда он улыбался, растягивались и верхняя губа приподнималась, обнажая десну.
   Парень был очень худым и одет так же простенько как и выглядел: чуть великоватый тёмно-синий свитер, одетый поверх водолазки цвета хаки, плохо проглаженные брюки, висевшие сзади и чёрные ботинки, чем-то напоминающие казаки.
  -- Добрый вечер! - скрипучим голосом спросил парень. Сергей внимательно осмотрел непрошеного гостя и, удостоверившись, что это не Коха, расслабился.
  -- Тебе чего? - бесцеремонно спросил он незнакомца, который с интересом заглядывал в комнату. Взгляд его был обращён на лежащих на полу Стаса и Пашу. Он заулыбался и кивнул им, приветствуя. - Так чего тебе? - повторил раздражённо свой вопрос Сергей.
  -- Теперь я ваш сосед, - сказал парень, протягивая руку, - Я Никита. Будем знакомы? А что эти двое делают на полу?
  
   Незнакомец ко всему прочему оказался ещё слишком любопытным и говорливым. Он, не дожидаясь ответа, тут же спросил, давно ли они тут? Сергей не знал что и ответить. Он стоял, опустив руки. Стас, как всегда, не растерялся. Он вскочил с пола, поправил джинсы и выбившуюся рубашку и подскочил к новенькому.
  -- С чего ты решил, что будешь жить с нами в одной комнате? Ты кто такой?
  
   Но показательный наезд на новичка ему не удался.
  -- Так, ребята! Это Никита! Как я вижу вы уже познакомились, - раздался голос администратора из корридора. Мгновением позже он уже стоял посредине комнаты, - Никита приехал к нам из Ростова и будет учиться на первом курсе правового факультета. И конечно же жить с вами вместе в одном номере. Он хороший парень, так что не обижать его, понятно?
  
   Паша тупо кивнул, а неугомонный Стас сразу задал спасительный вопрос:
  -- А где же он будет спать? Тут же нет больше кроватей!!!!
  -- Вместе с тобой, клоун! - хихикнул Павел. В ответ на это коротышка покосился на него с такой злобой в глазах, что была бы эта злость материальна, то она раздавила бы Павла, разорвала в клочья. Паша затих и прикрыл свои пунцовые уши руками.
  -- У нас есть замечательные раскладушки, - ответил администратор. - Как говориться, в тесноте, да не в обиде. Никита, располагайся, а потом зайди ко мне за раскладушкой. Чувствуй себя как дома.
  
   Мужчина удалился, а новенький, подхватив сумку, прошёл к окну и начал обустраиваться. Он поставил свой чемодан довольно близко к кровати Стаса, на что незамедлительно последовала бурная реакция последнего:
  -- Чего ты ко мне прислоняешься? - зашипел он.
  -- А куда мне её ещё поставить? - удивлённо, но беззлобно ответил Никита.
  -- Запомни, мальчик, только евреи отвечают вопросом на вопрос! - парировал коротышка, стараясь подражать Кохе.
  -- Так, Коха в переводе Гоблина, прекрати к нему цепляться! - вмешался в назревающую войну Сергей. - Садись на свою клоповню и сиди тихо. Не зли меня!
  
   Стас хотел было что-то ответить, но только махнул рукой и встал у окна, упёршись взглядом в темноту на улице.
  -- Ну что ж, Никитос, располагайся! Вместе так вместе, - сказал Сергей. - Меня Серёгой зовут и, кстати, я тоже из Ростова.
  -- Приятно познакомиться, земляк!
  -- Это Паша, - продолжил знакомить его Сергей, - а это, - он перевёл взгляд на бормочущего у окна коротышку, - Стас.
  -- Я не ЭТО!!!!! - огрызнулся тот, не поворачивая головы.
  -- Он всегда такой, - покачал головой Паша. - Знаешь, как обычно говорят, что все маленькие и худощавые люди очень злобные по природе....
  -- Заткнись, крысёныш! - взъелся на него Стасик. Было похоже что снова назревает побоище. Наверное оно бы и произошло, если бы в дверь снова не постучались....
  
   Сергей подошёл к двери, размышляя о том, что это вернулся администратор, который не дождался пока Никита придёт за раскладушкой, и сам принёс её. Открыл её и застыл. За дверь стоял парень в красном поношенном свитере с синими полосками, джинсах и с наглой миной на лице. Он вертел в руках связку ключей. Это был Коха.
  -- Ну что, здорова! - сказал он и, сильно толкнув ногой полуоткрытую дверь, вошёл в комнату. - Вы какие то кислые как я погляжу. Что, не рады меня видеть? - он наигранно вскинул бровь.
  -- Почему же? Заходи! - промямлил Сергей, опустив глаза.
  -- Да я уже, в общем- то зашёл. - он прошествовал своей расхлябанной походочкой вглубь комнаты и только теперь заметил, сидящего на корточках и разбиравшего свои вещи из чемодана Никиту. Новичок поднял на него глаза и удивлённо уставился на Коху. Несколько мгновений они смотрели друг на друга, изучая. Потом Никита приветливо улыбнулся, поднялся на ноги и протянул Кохе руку. Тот игнорировал приветствие и вместо этого громко сказал:
  -- А это ещё что здесь такое?
  -- Я не Что! Меня зовут Никита. - ответил он ничуть не смущаясь, что его только что оскорбили.
  -- Ну и уродец! - сказал Андрей, поворачиваясь к нему спиной и презрительно кривя лицо. - Прямо Труша какой -то.
  
   Никита молча вернулся к своему занятию. Спорить с этим задавакой ему не хотелось.
  -- А это вот подарочек наш! - пожаловался Стас, который попытался найти подход к Андрею, дабы завязать с ним хоть какие-нибудь отношения. Он чувствовал в нём силу и благоразумно решил стать его другом нежели врагом. - Видишь, он тут прислоняется к моей кровати и носки с трусами своими повытаскивал из чемодана наружу - травить тут нас собрался!
  -- Заткнись, Шкет! Ты меня утомляешь, - рявкнул на него Коха. Стас оторопел и замолчал на полуслове. Потом попытался возразить:
  -- Не называй меня так! Я не Шкет...
   Андрей нахмурился и вперил в него свой тяжёлый взгляд, а потом спокойно произнёс:
   - Не зли меня, Шкет! Не стоит
  
   Стас притих и вновь обратился к окну. Коха подошёл к кровати Павла и одного его взгляда хватило, чтобы Паша слез с неё, уступая ему место. Андрей завалился на кровать и положил ноги в ботинках прямо на подушку. Взгляд его метнулся на Пашу, внимательно наблюдая за его реакцией. Паша поначалу дёрнулся к нему, но, потупив взор, сделал шаг назад. Павел пересел на место Стаса, но, снова получив от карлика убийственный взгляд, вскочил и встал в стороне, неуклюже сложив свои длинные руки за спиной.
  -- Нда-а, - протянул Коха, - скучновато тут у вас....
  
   Он уставился на грязные мыски своих ботинок, разглядывая налипшую грязь, покачивая ступнями из стороны в сторону, и о чём-то задумался. Но лишь на мгновение. Потом из этого состояния его вывел вопрос Сергея:
  -- А ты можешь нам что-нибудь предложить, Коха?
  
   Коха перестал рассматривать свои ботинки и перевёл взгляд на потолок, потрескавшийся в нескольких местах.
  -- Возможно, могу.... - ответил он. Стас с Пашей посмотрели на него с интересом. Один лишь Никита оставался непричастным к происходящему, а продолжал старательно доставать из чемодана вещи и раскладывать их на тумбочке аккуратными стопками.
  -- Для начала, я хочу предложить вам держаться нам всем вместе.
  
   Ребята непонимающе поглядели на него. Сергей мотнул головой и спросил:
  -- Для чего?
  
   Коха снова немного поразмыслил над ответом и, чуть погодя, ответил:
  -- Придёт время и вы всё узнаете. А пока нам нужно стать одной командой. Поверьте, в этом злачном месте тяжело удержаться обособленно. Я знаю, что говорю. Ребята, вы мне понравились, понравился ваш огонёк в глазах и жажда жизни. Мы похожи с вами. Так почему бы нам не держаться вместе?
  
   Ребята молчали. А Коха продолжал:
  -- Предлагаю как-нибудь устроить совместную вылазку. Можно поехать в бар, а потом отправится за девочками. Все вместе. Как вы на это смотрите? Затусим как следует, и одновременно с этим, получше познакомимся друг с другом. Уверен, что мы поладим. В столовой я сразу понял, что вы - ребята не промах. Ребята то что надо. И что очень скоро все учащиеся здесь поймут, что именно вы, ни кто-нибудь другой, а именно вы, станете тут главными.
  
   Услышав это, Стас оживился. Он гордо вскинул подбородок, расправил плечи, а в его карих глазах зажёгся алчный огонёк. Паша тоже заметно приободрился, заслышав про вылазку к девчонкам. Кохе удалось зажечь в них интерес. Один только Сергей стоял угрюмый и думал о чём-то своём.
  -- Что скажете, ребята? - спросил Коха, уставившись на Серегу. - Мы поладим?
  -- Я не совсем понимаю тебя, Андрей, - наконец произнёс Сергей. - Что ты хочешь от нас? Для чего ты к нам пришёл?
  -- Говорю же тебе, вы мне понравились, - ответил Коха таким тоном, каким объясняют маленькому ребёнку какую-нибудь вещь взрослые, которую он в силу своего возраста никак не может понять. Снисходительно. - Вы -особенные! А у меня, поверь мне, нюх на таких людей!
  -- И что же дальше? Нам теперь прыгать от счастья, что ты решил обратить на нас своё внимание? - Сергей выпалили это совершенно неожиданно для себя. Внезапно чувство страха перед этим странным типом покинуло его и всего его наполнила лишь рассудительность и трезвый ум. - Я весьма польщён! Спасибо! - вдобавок он театрально поклонился.
  
   Коха нахмурился.
  -- Хватит шутовства! Я тебе дело говорю.
  -- Из того, что ты сейчас нам наговорил, я, если честно, ничего не понял. Ты не сказал сути, - продолжил упорствовать Сергей. - Пока я понял то, что ты себе вбил в голову какую-то бредовую идею насчёт нашего воссоединения.....
  -- Хватит! Помолчи пока. Здесь я буду говорить! - резко отрезал Коха. - Не заставляй меня напоминать тебе, кто тут главный и кто говорит. Говорю я - вы слушаете.
  
   Сергей ухмыльнулся.
  -- Ты можешь запугивать нас сколько угодно. Можешь избить меня. Но мне всё равно интересно знать, почему именно мы, а не твои сокурсники? Или нам, новичкам, здесь легче мозги засрать?
  
   Сергей сам не понимал почему, но его понесло. И ему было совершенно наплевать, как отреагирует Андрей.
  -- Я смотрю, что ты потерял страх? - Коха приподнял бровь, сверля его взглядом. - Что ж видно этим тебя не запугать... да я и не собираюсь. Я пришёл с иной целью, но, смотрю, что вы пока не готовы к серьёзному разговору. - он метнул взгляд на притихшего Никиту, который прекратил раскладывать вещи и весь обратился в слух.
  
   Он медленно поднялся с кровати. Встал и ещё раз окинул тяжёлым взглядом ребят.
  -- Наверное, не время ещё, - сказал он. - Да и ситуация не совсем подходящая... предлагаю оставить этот разговор до лучших времён.
  -- И когда мы теперь увидимся, Коха? - тихо спросил Стас. В его душонке Андрею удалось задеть нужны струнки. Любопытство жгло его.
  
   Коха улыбнулся. И от этой улыбки Стаса передёрнуло. Это была улыбка, которая не сулила ничего хорошего.
  -- Скоро! Очень скоро, - он направился к двери.
  -- Как нам тебя найти? - неожиданно спросил Павел.
  
   Коха, не оборачиваясь, ответил:
  -- Я сам вас найду.
  
   Никита хотел тоже что-то сказать. Он открыл рот, но......
  -- Чего рот разинул, чучело? - небрежно бросил Андрей, всё так же не поворачивая головы и открывая дверь. - Пока!
  
   И он шагнул через порог. Дверь хлопнула. И его шаги гулко отдавались в тёмном коридоре. Они быстро удалялись и вскоре совсем затихли. Он ушёл, оставив ребят наедине со своими мыслями.
   Наступила ночь.
  
  
   ***
  
   Смех, крики и звон бутылок уже стихли и теперь в комнате стало относительно тихо. Хмельная вечеринка поубавила ход и плавно катилась к своему финалу. Но ещё оставалось немного вина и пива, которое ребята потягивали из одноразовых стаканчиков, сидя на кроватях и на полу. Закуски не осталось совсем - все тарелки были чисты как монашки душой.
   Пьяный Вова бесцеремонно развалился на кровати, положив взъерошенную голову на колени одной из девушек, а правую руку на талию другой. Он мирно спал, посапывая и, лишь изредка, вздрагивая. Девушки ласково поглаживали его волосы.
   Сэр Радуга сидел на полу, скрестив ноги, и держал в руке стаканчик с пивом. На первый взгляд казалось, что он был трезв и что алкоголь его совершенно не берёт, однако на самом деле он нагрузился так, что попросту не мог встать. Потому и сидел на полу с задумчивым видом, изучая содержимое стакана.
   На другой кровати сидел Витамин, прислонившись спиной к стене. После такого веселья ему стало жарко и он снял с себя футболку, оголив свой крепкий торс. Ноги он согнул в коленях и бессовестным образом водрузил на покрывало. Но по его виду можно было понять, что его это нисколько не заботило. Одна рука по- прежнему сжимала стакан с остатками вина, а вторая безмятежно покоилась на бедре Даши....
   Он ещё смутно подумал о том, что планировал провести вечер с Людой.... Так как же оказалось так, что рядом с ним Даша???? Лёха поморщил лоб, силясь вспомнить, как же так вышло, но безрезультатно. Хмельные мозги отказывались думать. Да и стоило ли думать? Ему в данный момент было хорошо и спокойно, так чего же ещё желать?
   Он оглядел комнату затуманенным взглядом и отметил про себя, что Вован спит. Потом он посмотрел на Антона. Тот тоже был встельку пьян. А потом он увидел Люду, которая сидела встороне от других - одинокая, безумно красивая и немного загадочная. Она медленно потягивала терпкое вино, прикасаясь своими соблазнительными губками к стакану. Витамин тряхнул головой и обратил свой взор на Дашу, которая нежно трепала его волосы. Она мило улыбнулась ему.
   Что-что, а с девушками ему везло. Он был видным парнем и представительницы слабого пола просто липли к нему, а он не упускал случая. Пока..... Пока не встретит свою единственную.
   Витамин поднялся с кровати и потянулся. Выпитое давало о себе знать и его качнуло. Но он удержался на ногах. Он прошёл по комнате, подошёл к Сэру Радуге и тронул его за плечо. Тот не отреагировал и продолжил сидеть, глядя в стакан. Лёха хмыкнул и вышел из комнаты, направляясь в туалет.
   Идя по коридору, и задумавшись о сегодняшнем вечере, он едва не сбил с ног девушку, неожиданно выскользнувшую из соседнего номера. Невысокого роста, стройная, и что самое главное успел отметить про себя Алексей, с волосами гранатового цвета. Девушка, не сказав ни слова, исчезла в двери женского туалета. Так же неожиданно, как и появилась.
   Витамин подумал, что ему всё это померещилось и, решив, что в следующий раз надо пить меньше, продолжил свой путь на непослушных ногах.
  
   Вернулся он в комнату уже налегке и, едва открыв дверь, заметил изменения. Вован уже не спал, а деловито восседал на кровати, прижимая к себе светленькую девушку, и что шептал ей на ушко. Девушка тихонько хихикнула, а потом встала и с улыбкой сказала:
  -- Фу, Вовочка, какой ты развратник!
  
   После этого она, аппетитно покачивая округлыми бёдрами, вышла из комнаты, подарив стоящему в дверях Лёхе, очаровательную улыбку. Он ответил ей тем же.
   Витамин вошёл в комнату и подсел к Вове.
  -- Ну что, опять девчонок совращаешь, змей? - спросил он.
  -- - Ну, я такой!!! - гордо ответил Вован, а потом шёпотом спросил: - А как тебе Дашка?
  
   Витамин совершенно забыл о ней пока ходил. Он повернул голову в её сторону и обнаружил её зазывно улыбающейся ему, эротично раскинувшись на кровати. Он отвернулся. Может быть в другой раз он и соблазнился бы на Дашу, но сейчас ему было не совсем хорошо после обильной выпивки. Лёха громко икнул.
  -- А что, Сэр Радуга всё так и сидит на полу? - задал он вопрос Вове.
  -- Ага, вот сидит уже давно и не говорит ни слова. Завис.
  
   Лёха хмыкнул, потирая шею.
  -- Ну вот, Вовка, и закончилась очередная твоя пьянка, - задумчиво произнёс он - А, кстати, который уже час?
  -- Половина третьего утра.
  -- Е-ёпть, скоро рассветать уже начнёт, учиться пойдём....
  
   Вован встал, подошёл к шкафу и вытащил из него гитару. Вернулся к Витамину и протянул ему инструмент.
  -- Лёша, сыграй чё нить для души, а? - попросил он.
  -- Да ты что, обалдел! Все же спят кругом.
  -- А ты тихо, - не отставал от него приятель. - Ну, спой что-нить лирическое!
  -- Да брось ты! Не буду я людей будить, - упрямился Лёха. - А то гляди и сторожа нагрянут, тебе же потом по башке надают.
  -- Не надают! Ну, спой! - упрашивал его Вова.
  -- Да, Лёшенька, спой, пожалуйста! - попросила его Даша.
  -- Спой, Алексей, я тоже хочу послушать! - присоединилась к ней Люда. И одарила его обворожительной улыбкой.
  
   Лёха растерялся. Он посмотрел на Дашу и по её глазам понял, то она на него конкретно запала. Ей то он, может быть, и отказал, но вот Люде не мог.
  -- Ну ладно! - сдался он. - А что спеть то?
  -- На твой вкус, - ответил Вова и, подмигнув Даше, добавил, - Знаешь какой у него голос... М-м-м, заслушаешься. Точно тебе говорю!
  
   Лёха взял гитару в руки, провёл большим пальцем по струнам, позажимал несколько аккордов, подстроил звучание и заиграл. Он играл блатную, но в то же время красивую песню Михаила Круга "Владимирский централ".
   Витамин довольно неплохо играл и ещё с детства мечтал играть в какой-нибудь группе, но, увы, жизнь постоянно меняет все карты и не всегда получается так, как нам хочется. Все его мечты насчёт музыки остались лишь мечтами. Но он часто играл для себя, для души, когда она того просила или же, как сейчас, в компании для друзей. Он даже пробовал сочинять свои песни, но это было крайне редко.
   Некоторым фенькам игры его обучил друг Максим, игравший в рок-группе института. Редко, но всё же бывало, что Лёха отдавал ребятам свои песни, чтобы они их играли и выступали с ними. Но его помощь не ограничивалась одними лишь текстами и идеями: почти все инструменты и оборудование для ребят купил он сам, на свои деньги. Безо всякой корысти Витамин спонсировал их и всячески помогал. Просто так, ничего не требуя взамен. Он считал, что если у него были деньги, то им негоже пылиться в карманах и сейфе, когда кто-то из его знакомых в них нуждается. Он относился к деньгам с некоторым презрением, справедливо считая, что это зло. Но прекрасно понимал, что и без них прожить было нельзя, иначе он заделался бы в монахи.
  
   Когда Лёха запел, то все и впрямь удивились его голосу. Бархатистый, громкий с благородной хрипатцой, он наполнял всю комнату спокойствием и безмятежностью. Девушки сидели, как заворожённые, а особенно, Даша. Она уставилась на Витамина своими большими карими глазами, словно хищница и поедала его взглядом. Лёха прикрыл глаза, игнорируя её.
   А песня всё продолжалась и ребята с восторгом слушали её. Один только Сэр Радуга по-прежнему безучастно сидел на полу, задумчиво взирая на дверь. Позже ребятами было единогласно принято - больше Антону столько не наливать.....
  
  
  
   ГЛАВА 8.
  
   Холодный вечер медленно, но верно перешёл в ещё более холодную ночь. Словно большая чёрная птица закрыла небо своим крылом, рассыпала по всему небосводу яркие звёзды и, вместо солнца, подвесила бледную Луну.
   Ночь выдалась безоблачной и поэтому Луна была видна во всей своей красе, окружённая своими вечными мерцающими спутницами-звёздами. Словно, стайка маленьких котят они ютились рядом со своей матерью, пугливо мерцая.
   Ещё один день завершился, и настало то прекрасное время суток, когда новый день ещё не начался, и можно было отдохнуть и набраться сил на завтра.
   В московском районе Кузьминки было ветрено. Ветер рвал и метал, завывал в трубах домов, швырял старые листья, которые ещё не успели сгнить, подбрасывал мусор и уносил его высоко вверх в ночное небо. Пронизывающий холод прогнал с улиц людей, загнав их в уютные и тёплые квартирки. И в городе стало безлюдно и уныло.
   Ещё совсем недавно выпавший снег растаял, так же неожиданно, как и появился. Были некоторые участки земли, где он сохранился, лежа небольшими кучками. Теперь вся земля была устлана прелыми листьями, которые напоминали бурый ковёр.
  
   Мужчина средних лет вышел из подъезда пятиэтажного дома вместе со своей собакой породы эрдельтерьер на поводке. Было ещё только около двенадцати и он решил прогуляться на свежем морозном воздухе. В тишине и спокойствии. И холодный пронизывающий ветер его совершенно не пугал. Тёплый плащ надёжно защищал его от холода.
   Он поднял голову и посмотрел в одно из окон. Света в окне не было. Значит жена легла спать.
   "Ну и пусть себе спит", - подумал он, - "По крайней мере, хотя бы молчит. Не достаёт своими криками и скандалами из-за пустяков"
   Мужчина только что разругался со своей супругой, и устав выслушивать этот нескончаемый поток брани и обвинений, решил прогуляться по парку с собакой и отвлечься от всего этого кошмара.
   Ещё раз взглянув на тёмное окошко своей квартиры, он подумал о том, зачем он вообще женился на этой ведьме, терроризирующей его постоянно и без передыху? Конечно, раньше она была стройной красивой женщиной, и он прекрасно помнил, как у них всё красиво начиналось. Романтические свидания, цветы, шампанское..... и что стало теперь? Теперь из улыбающейся красавицы, она превратилась в сварливую и неряшливую женщину. Да ещё и располнела после родов.
   В сердцах мужчина сплюнул и зашагал прочь от дома.
   "Вот ведьма. И теперь вот спокойно спит, прооравшись и успокоившись. Замечательно! Просто замечательно", - сказал он сам себе. - Ну и чёрт с ней, пусть спит, а лучше прогуляюсь. Надоело!
  
   С этими мыслями он поднял повыше ворот своего длинного плаща и устремился в глубь Кузьминского лесопарка. Псина весело устремилась вперёд, держа в зубах часть поводка, будто выгуливала сама себя. Пёс подпрыгивал на радостях, мотая верёвкой из стороны в сторону, и звонко лаял, радуясь неожиданной ночной прогулке.
   Мужчина пошёл по знакомой ему тропинке, уводящей вглубь и покрытой облетевшей листвой, всё дальше удаляясь от дома. Он шёл по тропинке, поддевая мысками ботинок слой листьев, и насвистывал одному ему известную мелодию.
   Собаку он спустил с поводка и та, звонка тявкая, мгновенно ринулась в сторону густо растущих дубов.
   Мужчина шёл медленно, размышляя о своей несчастной судьбе, изредка произнося вслух грязные ругательства в адрес своей супруги, тёщи и всех тех, кто хоть как-то был причастен к его жизни. Его сгорбленный силуэт уныло двигался среди деревьев освещённый матовым светом луны.
   За своими раздумьями он не заметил, как сошёл с тропинки и углубился в заросли деревьев. Он шёл, жадно вдыхая морозный свежий воздух, который странным образом пьянил его, заставляя расслабиться и позабыть обо всём.
   Когда он поднял глаза, то увидел перед собой церковь. Небольшую с синеватыми куполами, давно обветшавшую от того, что за ней уже давно не следили и не реставрировали.
   Это была церковь Божьей Матери, стоявшая неподалёку от Кузьминской усадьбы. Мужчина понял это сразу, поскольку подобное сооружение в этом районе было только одно.
   "Далековато я зашёл!", - подумал про себя он. - "А ведь даже и не заметил, как дошёл в столь отдалённое место. Вот до чего женщины способны довести".
   Он постоял немного, любуясь постройкой. В ночное время ему ещё ни разу не доводилось видеть её, поэтому он не стал упускать такой возможности. В этом месте парка фонарей не было вообще. Все они остались далеко встороне возле центральной аллеи и здесь, на окраине свет давала только полная луна. Было в этом что-то дикое и первобытное. Прямо, как в рассказах про искателей приключений, которые бесстрашно путешествуют по ночным лесным дорогам и встречают на своём пути заброшенные храмы или склепы.
   Мужчина чувствовал себя сейчас маленьким мальчиком, забравшегося ночью на старое кладбище. Холодок пробегал по телу, будоража кровь. Спустя какое-то время, он почувствовал, что начинает замерзать. Тогда он решил вернуться обратно. Да и поздновато уже было.
   Человек повернул назад и позвал свою собаку. К его удивлению, собака не отозвалась лаем и не подбежала к хозяину, виляя хвостом.
  -- Чёрт! - выругался он. - Не хватало ещё его тут впотьмах искать....
  
   Он набрал в лёгкие побольше воздуха и закричал:
  -- Айзик! Айзик, ко мне!!!!!
  
   Ему отозвалось эхо. Его крик унесло ветром в темноту и он несколько раз, ударясь об деревья, покружился по ночному парку и стих. Тишина. Даже, казалось, ветер поутих. Собаки же нигде не было видно.
  -- Айзик, чёрт тебя дери, ко мне! КО МНЕ!!! - заорал он вновь. Но как и прежде он услышал лишь далёкое эхо.
  
   "Дрянная псина", - подумал мужчина. - "Неужели потерялась? Да не должна вроде.... Совсем недавно же бегала рядом. Кажется...."
   Он постоял ещё немного, вглядываясь в темноту, но поняв, что этим он ничего не добьётся, пошёл обратно к дому, посвистывая, чтобы привлечь внимание заигравшейся собаки.
  -- Ну ничего, сам потом к дому прибежит, - бубнил он себе под нос. - Собаки умные, они запоминают дорогу. А может он уже сидит у подъезда и ждёт.
  
   Он ускорил шаг. Человек шёл очень быстро. Изредка он оглядывался и свистел. Но собака, как сквозь землю провалилась. Дорога оказалась знакомой: вот сейчас ещё пройти метров триста прямо, там будет Кузьминский пруд, пройти вдоль него, свернуть левее, а там уже и дом. Эти мысли придавали ему сил. Он даже позабыл про жуткий холод, который к этому времени уже сумел пробраться под его плащ и щипал за кожу.
   Проходя мимо толстого дуба с потрескавшейся корой, он обратил внимание на нечто, лежавшее прямо у подножия дерева. "Тряпки или ещё что-то вроде этого", - подумал он, замедляя шаг. В темноте было трудно разобрать, а лунного света не хватало. Он решил проверить что это было и подошёл к дубу. И тогда он увидел, что это был его пёс.
   "А-а-а, противная псина, решила поиграть с хозяином и затаилась под деревом" - мелькнуло в его мозгу.
   Человек осторожно подошёл к собаке и тронул его за бок. Его на секунду удивило то, что пока он приближался, собака не двигалась с места. Но потом он в ужасе отшатнулся. У пса не было головы, а живот был вспорот, и липкие внутренности расползались по почерневшим листьям.
  -- Господи!!!!!!! - прошептал он непослушными губами. Мурашки пробежали по коже. - Кто мог сделать такое?????
  
   Внезапно его мельтешащие мысли оборвал вой. Человек вздрогнул и мгновенно повернул голову в ту сторону, откуда донёсся звук. Дрожь пробежала по всему телу, свело желудок, и стали подкашиваться ноги.
   Вой повторился. И, как показалось мужчине, немного ближе. Сработал рефлекс самосохранения.
   "БЕЖАТЬ" - эта мысль забилась пульсирующей надписью красного цвета в его мозгу. Единственная мысль. - БЕЖАТЬ! ДОМОЙ!!!! КАК МОЖНО БЫСТРЕЕ..."
   Он рванулся с места так быстро, как не бегал со школьной поры. Замёрзшие листья захрустели под его ногами, ломаясь и рассыпаясь на мелкие кусочки. Холодный воздух обжигал лёгкие, раздувавшиеся, как кузнечные меха, но он не обращал на это внимания и бежал. В глазах был ужас. Первобытный ужас. Страх вытеснил из его мозга всё остальное.
   Снова он услышал вой. Выли протяжно и жутко. Никогда в жизни он не слышал ничего подобного. И этот вой раздавался из-за спины.
   Он на ходу расстегнул плащ, просто оторвав пуговицы, чтобы было легче бежать. Сердце бешено стучало, в голове гудело, а в глазах всё слилось воедино: деревья, кусты, еле различимая тропинка, небо, Луна.....
   Вой раздался снова. Теперь уже всего в каких-то двадцати- тридцати метрах от него. Совсем рядом. Мужчина услышал треск ломаемых кустов и тяжёлое хриплое дыхание какого-то животного позади себя. Уже не понимая, что делает, совершенно машинально, он обернулся и.....
   То, что он увидел, заставило его утроить скорость. Прямо за ним, быстро сокращая расстояние, бежало что-то огромное. В темноте он не видел, что именно это было. Лишь тёмный силуэт с горящими жёлтыми глазами хищника. И эти глаза были прикованы к нему.
   Паника охватила мужчину. Он истошно завопил и метнулся всторону. Зверь прыгнул, но проскочил мимо. В полёте, он попытался вцепиться когтистой лапой в свою жертву, но когти лишь зацепили плащ. Ткань с треском лопнула. Он всей массой врезался в густой кустарник. Человек лишь услышал громкий треск ломаемых веток, а потом разъярённый звериный рык.
   Человек припустил так, как не бегал ни один чемпион. Ужас придал ему сил. Вот впереди показалась полоска деревьев, а за ними начиналось шоссе. Но за спиной он услышал возобновлённую погоню. Обезумевший мужчина перескочил через жиденькие кусты и одним прыжком оказался на дороге. Тут же его ослепил яркий свет автомобильных фар, и последнее, что он успел увидеть, выставив вперёд руки - был дальний свет автомобиля.
  
   Машина ехала очень быстро и парень, сидевший за рулём новенькой девятки, просто не успел среагировать на внезапное появление человека прямо на его пути. Затем раздался глухой стук. Машина на всей скорости сбила мужчину. Взвизгнув тормозами, машина пролетела юзом несколько метров и остановилась. От удара вдребезги разлетелись фары, а капот сложился гармошкой.
   Сбитый мужчина, перелетев через крышу, бездыханным телом упал на асфальт. Побледневший парень сидел, вцепившись в руль и пребывал в сильнейшем шоке. Он никак не мог поверить в то, что только что произошло. Что он сбил человека.
   Из состояния шока его вывел мощный удар по крыше. Как-будто, что то тяжёлое свалилось сверху прямо на крышу машины. Металл прогнулся внутрь. Затем раздался клацающий звук, будто водили металлом по металлу. Звук перемещался от заднего стекла к лобовому. Парень в ужасе поднял голову и увидел как крыша прогибается под чьими-то тяжёлыми шагами. Ещё мгновение и в лобовом стекле показалась морда огромного волка, со злобно горящими глазами хищника.
   Водитель вмиг опомнился и заведя машину, резко дал задний ход. Волк по капоту скатился на дорогу, но тут же вскочил на лапы. Не отрывая взгляда от зверя, парень помчался по дороге задним ходом с максимальной скоростью. Волк кинулся за ним.
   Подскочив на канаве, парнишка случайно крутанул руль всторону. После такого манёвра, машину занесло и она врезалась в одиноко стоящий бетонный столб. От такого удара, старый столб треснул и повалился на машину, плюща крышу и кроша стёкла. Парня зажало в искорёженной груде металла, придавив обе руки. Ноги тоже застряли между обломков и он не мог даже пошевелиться.
   Прямо к нему медленно подходило настоящее чудовище с косматой головой и клыками, торчащими из раскрытой пасти. Видя, что человеку уже не выбраться, зверь перестал бежать и теперь играючи приближался к разбитой машине.
   Его широкая морда просунулась в проём, где совсем недавно было ветровое стекло, и раскрытая пасть потянулась к горлу парня. Тот обреченно завопил, попытался освободиться, но тщетно. Пасть волка медленно и бережно обхватила горло своей жертвы, оттягивая момент. Глаза парня округлились в ужасе и бессилии. Покатились слёзы и он издал последний крик в своей недолгой жизни. После этого челюсти зверя плотно сомкнулись и жертва задёргалась в конвульсиях. А на сиденье машины брызнула тёмная кровь...
  
  
  
  
  
  
  
   ГЛАВА 9.
  
  
   Новый день выдался более тёплым. Пронизывающий холодный северный ветер сменился на юго-западный и принёс с собой потепление и ливневый дождь, льющий с самого утра. На дорогах успели собраться многочисленные лужи.
   Небо было сильно затянуто свинцовыми тучами, не вызывая даже самой робкой надежды на то, что вскоре появиться просвет и выглянет солнце. Подгоняемые несильным ветерком, они медленно и важно плыли, орошая землю прохладным дождём.
   Начался новый день. Снова люди, укрывшись зонтами, съёжившись, спешили каждый по своим делам, не замечая ничего и никого вокруг. На хмурых, угрюмых лицах не было и тени улыбки. Да и не до радостей было: серое утро, дождь и, вследствие чего, грязь на улице были тем, что вызывало хорошее настроение.
   Уже с самого утра во всех киосках лежали газеты с кричащими заголовками, гласящими о том, что минувшей ночью в столице вновь произошло загадочное и зверское убийство.
   Люди с любопытством покупали их. Читаю статью, они гадали, что это за новый маньяк появился в городе, который сначала убивал, а потом расчленял трупы своих жертв.
   В час пик, когда поток народа достиг своего апогея, к картине раскрытых над головами зонтов прибавился ещё один атрибут нового утра - раскрытые газеты с шокирующими новостями.
  
  
   ***
  
   Парень среднего роста, с рыжими короткими волосами, вышел из метро на станции Площадь Ильича, и вместе с нескончаемым потоком людей направился к подземному переходу, проходящему под железной дорогой.
   Он шёл без зонта, и его тёмно-синяя куртка стала почти чёрной от воды.. капли стекали с овального румяного лица, струясь маленькими ручейками по слегка вздёрнутому носу, по пухлым губам, и капала с подбородка на чёрные джинсы, которые тоже все промокли и теперь противно прилипали к ногам.
   Как назло сегодня он забыл зонт и теперь весь промок до нитки. Парень шёл, загребая ботинками на высокой подошве мутную воду из луж. Та разлеталась в разные стороны. Люди, идущие на встречу, уворачивались от брызг и метали злые взгляды на него. Но весь его вид говорил, что парню всё по барабану.
   По пути к переходу он остановился у газетного киоска и стал выискивать что-нибудь интересное, внимательно изучая прилавок голубыми словами. Ему нравилось читать интересные газеты и журналы, но больше всего обожал всевозможные кроссворды, ребусы и прочие штуки, для решения которых нужно было подключать логику. Этими логическими мышлениями он обычно и занимался на нудных лекциях по какому-нибудь Культуроведению.
   На сей раз, его внимание привлёк не новый японский ребус, я яркий заголовок неизвестной ему газеты: "Загадочная смерть в Кузьминках". Оставив на прилавке 2-х рублёвую монету, он вытянул из стопки газету и, сунув её во внутренний карман куртки, зашагал по улице.
   Ровной и быстрой походкой, он всего за 10 минут дошёл до здания института, вымокнув весь насквозь, но пребывая в бодром настроении. Поздоровавшись со знакомыми, курившими на крыльце, он поднялся на второй этаж, где собрались студенты, ожидая занятий.
   Увидев знакомые лица одногруппников, сидящих на диванчиках возле окна, паренёк подошёл к ним, здороваясь с каждым за руку. С девушками он поздоровался кивком головы и неразборчивым бурчанием. Потом, прислонившись спиной к стене, он опустил голову на грудь, скрестил ноги и, достав только что купленную газету, погрузился в чтение.
   Читать ему долго не пришлось. Буквально через несколько минут появился преподаватель, вышедший из деканата. В руках у него были сразу несколько журналов посещения разных групп. Он открыл дверь аудитории и жестом попросил всех заходить внутрь. Пёстрой толпой студенты повалили в зал и стали рассаживаться по местам.
   Актовый зал, играющий роль аудитории, в которой обычно проводили лекции сразу для нескольких групп одновременно, был весьма просторным: метров 25 в длину и около 10 в ширину. Начиная от входа в зал и почти до самого конца, стояли ряды кресел, напоминающие кресла в кинотеатрах, скреплённые по три. В самой глубине зала одиноко стояла кафедра, с которой вещали преподаватели.
   Но самым странным и непонятным в этом зале было чёрное и жутко расстроенное пианино, стоявшее прямо за кафедрой. Для чего оно тут стояло, не было известно никому. Однако находчивые и зачастую пьяные студенты находили ему достойное применение. Иногда после занятий они собирались кучкой возле инструмента и начинали музицировать, сопровождая извлекаемые из него ужасные звуки не менее ужасным пением.
   Вдоль боковых стен висели колонки, довольно слабенькие, но способные вытянуть микрофон, в который преподаватели читали свои лекции. Находились и такие, которые пытались перекричать вопящих студентов без него, но это им как правило не удавалось. Так что утихомиривать задние ряды, на которых обычно собирались персоны, распивающие спиртное прямо на лекциях, приходилось именно при помощи микрофона.
   Вот и сейчас, когда начался новый учебный день, завсегдатаи задних рядов дружно разместились на креслах, звеня бутылками и шурша пластиковыми стаканчиками.
   Преподаватель - высокий худощавый мужчина лет сорока, с густой чёрный бородой, чинно прошёл между рядами с галдящими студентами, недобро покосился на последние ряды, которые в силу платного обучения были всё же неприкосновенными, и уселся на преподавательское кресло. Он разложил журналы и окинул зал, то ли усталым, то ли хмельным взглядом.
   Затем он провёл перекличку, отмечая отсутствующих, и, ещё раз оглядев студентов невесёлым взглядом, начал лекцию по истории экономических отношений.
  
  
   ***
  
   Максим - так звали рыжеволосого парня, занял место на предпоследнем ряду, где можно было спокойно погадать кроссворд и поболтать со знакомыми. Тут можно было и с лёгкостью отметить очередной студенческий праздник, которые обычно бывали каждый день. Нельзя сказать, что он был любителем халявы, но при возможности не отказывался.
   Статья в газете о загадочном убийстве его мало впечатлила ( такое обычно случается чуть ли не каждый день), зато анекдоты были новыми для него, искушённого в этом деле. Он весело хмыкнул. Затем поднял глаза на профессора, читавшего лекцию, и понял что ловить на этой лекции ему нечего. Он снова вернулся к кроссворду.
  
   Прошло минут 15 от начала лекции и Максим успел отметить про себя, что сидевшие сзади ребята уже как следует нализались и теперь вовсю буянили. Но возражать он не стал: во-первых силы были неравными, а во-вторых, он не любил наживать себе врагов. Поэтому счёл правильным промолчать.
   Внезапно, он почувствовал, как что-то тяжело плюхнулось на соседнее кресло, качнув весь ряд и толкнув его в плечо. Макс повернул голову, готовясь увидеть какую-нибудь пакость со стороны сидевших сзади, однако к своему удивлению увидел улыбающегося Витамина. Тот с довольным видом, с немного растрёпанными волосами и слегка припухшим лицом лыбился, глядя на своего лучшего друга, с которым они не виделись больше месяца. Конечно же, они встречались летом и проводили много времени вместе: выбирались за город, сидели в барах и пили пиво, но в последний месяц Лёха бесследно пропал, и все попытки Макса вызвонить его не увенчивались успехом.
  -- Здорово, Дружище! - пробасил Лёха на весь зал на что многие обернулись. Те, кто знал Витамина, кивнули в знак приветствия.
  -- Лёха, ты ли это? - воскликнул Максим. - Где ты пропадал, Чёрт? Я обзвонился тебе. Уж думал - не случилось ли что....
  -- Не волнуйся, Макс, ты же знаешь, что со мной всегда всё в порядке! Дела были кое-какие, пришлось отлучиться не надолго. Извини, что сам не звякнул. Закрутился. Сам то как?
  
   В ответ Макс крепко обнял Лёху по-мужски. Коротко и без лишних эмоций. Они хлопнули друг друга по спине. Увидев это, подвыпившие парни с заднего ряда уставились на друзей, хлопая окосевшими глазами. Наконец, один из них спросил, глупо улыбаясь:
  -- А чё это вы тут делаете? А?
  
   На его вопрос обернулся Лёха и спокойно ответил:
  -- Не видишь, обнимаемся мы?
  -- А-аа! Понял, шеф. Базара нет!
  
   Вдоволь наобнимавшись, и обратив на себя удивлённые взоры студентов и преподавателя, они начали негромко болтать и делиться новостями.
  -- А ты откуда такой взъерошенный явился? - поинтересовался Максим, разглядывая помятый видок друга.
  -- А-а, - махнул рукой Лёха, - вчера с вечера и до самого утра бухали у Вована. Он очередную попойку закатил.
  
   Витамин окинул взглядом аудиторию, ища глазами виновника произошедшего.
  -- Кстати, а где он сам?
  -- Наверное, в номере отсыпается....
  -- Не-е, я когда от него выходил, то он был в бодрствующем состоянии. Собирался на лекцию.
  
   Пробегаясь синими глазами по залу, Лёха так же заметил что Сэра Радуги тоже нет. Видимо тот вчера так перебрал, что ему было уже не до учёбы. Ещё Алексей увидел Дашу, сидящую на первом ряду и старательно конспектирующую лекцию. Сегодня она ему почему то казалась уже не такой привлекательной, как прошлой ночью.
   Лёха старательно пытался разглядеть Людмилу, которая понравилась ему. Но как не напрягал он зрение, Люды не было видно.
   Внезапно взгляд его упал на девушку, сидящую через два ряда от него. Обычная девчонка. Но её волосы гранатового цвета не давали ему покоя..... Он силился вспомнить, где он мог видеть её раньше.
   Макс, заметив напряжённое лицо Витамина, щёлкнул пальцами перед его носом. И это вывело Лёху из тяжёлых раздумий.
  -- Ты чего так задумался? На тебя это не похоже, - улыбнулся Максим.
  -- Видишь вон ту девчонку через два ряда? - спросил Лёха.
  -- С необычным цветом волос?
  -- Да.
   Макс поскрёб подбородок.
  -- Ну? И чего ты на неё так уставился?
  -- Да видел я её где-то, вот только не помню где....
  
   Друг поморщился, ещё раз посмотрел на девчушку, перевёл взгляд на Витамина, который как заворожённый смотрел на неё.
  -- Лёха, ты теперь так и будешь сидеть и пялиться на неё? - с улыбкой спросил Макс. - Ты так смотришь на неё, будто она привидение.
  -- Она и есть привидение.... - тихо, почти шёпотом произнёс Алексей. Старательно вспоминая, где же он всё-таки встречался с ней, он полностью расслабил тело и мимика, образовавшаяся на его лице, существовала сама по себе. Отдельно от тела. В то время, как мозги напряжённо работали.
  
   И тут он неожиданно вспомнил. Озарение молнией вспыхнуло в его голове. Не контролируя себя, он просто громко воскликнул, и его голос неимоверно громко раздался в аудитории:
  -- Точно, когда ночью в сортир шёл!!!!!
  
   Макс от неожиданности даже вздрогнул. Студенты мигом обернулись, с неподдельным интересом глядя на Витамина. Преподаватель строго поглядел на него поверх очков:
  -- Простите, что, молодой человек?
  
   Лёха в смущении начал глядеть по сторонам.
  -- А? Я?... Да нет... ничего.
  
   Зал разразился хохотом. Девушка с гранатовыми волосами тоже обернулась и встретилась своими серыми глазами с глазами Витамина. Он растерялся. Впервые в жизни он растерялся. И не мог придумать ничего более умного, как помахать ей рукой. Девушка улыбнулась в ответ и отвернулась, вернувшись к конспектам.
   Какая же это была улыбка! Такую улыбку Лёха ещё ни разу не видел: милая, искренняя , полная жизни. Он сидел с видом человека, который только что увидел ангела.
  -- Что с тобой? - спросил его Макс. - Ты чего орёшь, как дикарь, на весь зал? Напугал, блин.
  -- Она просто ангел.... - тихо произнёс он.
  
   Максим проследил за его взглядом. Потом приложил руку ко лбу друга:
  -- Э, Братишка, ты не перегрелся случаем? Видать, ты вчера хорошо побухал...
  -- Она, правда, как ангел.
  -- Лёха, да брось ты. Она вполне обычная. Из крови и плоти, такая же, как и куча других, которые к тебе липнут, - засмеялся Максим.
  -- Нет. Она не такая. Я это чувствую. Что-то в ней есть. Что-то особенное....
  
   Максим настороженно поглядел на него, всерьёз опасаясь за здоровье друга.
  -- Моя интуиция подсказывает мне, что она не как все. А я своей интуиции доверяю, - упрямо сказал Витамин.
  -- А моя интуиция подсказывает мне, что ты вчера просто перебрал. Завязывай с выпивкой, друган! - передразнил его Макс. Потом махнул рукой, видя, что Алексей по-прежнему смотрит вперёд и ни на что не реагирует, и вернулся к анекдотам в газете.
  
   Витамин продолжал смотреть только на неё. Девушка перестала писать и теперь задумчиво вертела ручкой в красивых пухлых губках. Её необычного цвета волосы так и притягивали взор Лёхи. Милые черты её личика так и стояли перед его взором: слегка вздёрнутый аккуратный подбородок, маленький носик, изящные ушки с серебряными серьгами причудливой формы, и серые глаза с красивым разрезом.
   Вот и всё, что успел запомнить Витамин за тот короткий миг, когда она повернулась и посмотрела на него.
   Словно почувствовав на себе его пристальный взгляд, девушка снова обернулась. Лёха вышел из состояния оцепенения и улыбнулся ей.
  -- Ты так смотришь на меня... Мы знакомы? - спросила она приятным мягким голосом. Но в голосе её не было раздражительности. Скорее это было любопытство. Она с интересом оглядела его. - Ты чего молчишь?
  
   И тихонько рассмеялась.
  -- А-а... хм.., у-у, ДА! - только и смог произнести Витамин. - Мы виделись в коридоре, сегодня ночью....
  
   Макс, услышав это, прыснул от смеха ,и его лицо побагровело от душившего его смеха. Лёха покосился на него.
  -- Понятно! - девушка вновь мило улыбнулась, отвернулась и вновь погрузилась в свои раздумья.
  
   Максим перестал хихикать и теперь сидел весь красный.
  -- Ты видел? - шёпотом спросил Алексей, не обращая внимания на его смеющиеся глаза.
  -- Видел что?
  -- Ты видел, какая у неё улыбка?
  -- Лёха, кажется, ты влюбился! - вынес приговор друг. - Но это так на тебя не похоже.
  -- Да иди ты! - шикнул на него Витамин. - Но она настоящий ангел. Очаровашка!
  -- Ты попал! Признаю, она милая, - согласился Макс. - Но смотри, совсем голову не потеряй! Женщины - они такие! Сделаю из тебя игрушку и пиши пропало..
  -- Ты мне собрался тут проповеди читать? Может тебе ещё с Вованом пообщаться, будете вместе с ним вести святой образ жизни... - усмехнулся Лёха.
  
   Макс поглядел на него, а потом его взгляд скользнул через плечо Витамина.
  -- Ну, не такой он уж и святой, Вован, как я погляжу.
  
   Лёха обернулся и увидел Вову, вошедшего в аудиторию, обнимая за талию хорошенькую девушку. Этой девушкой была Люда....
   Лёха даже присвистну. "Вот так дела! Она сидела встороне, изображая недотрогу, а тут вот на тебе - шагает с Вовой в обнимку? Ну ни фига себе!!!!"
   Вова подошёл к ним и усадил сначала на свободное место Люду, а потом сам сел рядом. По их счастливым лицам Алексей всё понял без слов. И понял, где так долго пропадал Вовка.
  -- Ну как, старый развратник, вижу ты хорошо время провёл, а?
  
   Вова немного смутился, покраснел, но потом спокойно ответил:
  -- Лучше и не бывает! А ты как после вчерашнего?
  
   До конца лекции оставалось совсем немного. Лёха решительно настроился, что после лекции, он познакомиться с девушкой с гранатовыми волосами поближе, узнает её имя, а если повезёт, то и получит номер её телефона. Однако планы его кардинально изменились, когда к нему обратился Макс.
  -- Лёша, слушай, а как у тебя сейчас с бабками? - глаза он опустил в пол.
  -- Братишка, а чего стряслось то?
  -- Лёха, ты прекрасно знаешь, что мне противит у кого-то что-то просить, но сейчас другая ситуация. Сейчас нет другого выхода..... - начал оправдываться Максим.
  -- Макс!, - резко перебил его Витамин. - Не оправдывайся! Говори по существу! Я тебе ни кто-то, я твой друг. Выкладывай, что стряслось? Чем смогу- помогу.
  -- Понимаешь, у нас в группе полетела басуха, - выпалил на одном дыхании рыжеволосый, не решаясь смотреть в глаза Лёхе. - Мы пробовали её починить, Олег даже своего другана-электронщика припахал, чтобы тот перепаял плату, но тот сказал, что она накрылась капитально... Мы с пацанами не наскребём денег на новую басуху. А у нас выступление через неделю....
  
   Лёха легонько толкнул его в плечо и прищурившись улыбнулся.
  -- Макс! Ты слышал что я тебе только что сказал? Перестань оправдываться! Друг я тебе или нет?
  -- Лёха, я всё понимаю.....
  -- МАКС! Я тебя щас покусаю!
  
   Максим замолчал.
  -- Вы где выступаете?
  -- В нашем баре, у метро, - тихо ответил парень.
  -- В Коралле, что ли?
  
   Макс кивнул. Витамин повернулся к Вове.
  -- Вован, выручай!
  -- Как? - встрепенулся Вовка.
  -- Узнай для меня, как зовут вон ту девушку! Видишь, впереди сидит с волосами гранатовыми цвета? - Вова кивнул. - Отлично! Узнай её имя и пригласи её и пару подружек погулять куда-нибудь.
  -- Когда?
  -- Когда-когда, - передразнил его Лёха, - На завтра, конечно. Сегодня я уже никак не успею. Дел полно.
  -- Хорошо, конечно выручу.
  -- Только сделай это как бы от моего имени. Ну, скажи что мне срочно нужно было уехать и я не успел с ней поговорить, а очень хотел её с подругами пригласить погулять... Сделаешь?
  -- Конечно, Лёша! Ты же меня знаешь!
  -- В том то и дело, что знаю, - Алексей бросил быстрый взгляд на Люду. - Поэтому давай без твоих фокусов, понял! Назначь, пожалуйста, встречу на семь вечера у входа на ВДНХ.
  -- Всё будет в лучшем виде, - улыбнулся Вова.
  
   Лёха хлопнул его по плечу и направился к выходу. Макс пошёл за ним. На полпути к выходу они услышали голос преподавателя:
  -- Куда это вы направились, молодые люди?
  
   Не останавливаясь, Лёха решительно махнул рукой и громко сказал:
  -- Мы уходим!
  
  
   Весь остаток дня они с Максом колесили по всему городу, заглядывая во все музыкальные магазины. В конечном итоге, они остановили свой выбор на одном дорогом салоне, где и была приобретена новенькая бас-гитара.
   Как повелось на Руси, покупку следовало обмыть и друзьями было принято решение пойти в какой-нибудь бар. Весь вечер и почти половину ночи они пили пиво и ели шашлыки в шикарном баре с оригинальным название "У последней черты". Отличная музыка, хорошее окружение ( Витамин повстречал там же своих корешей) и великолепная выпивка, сделали вечер очень приятным и он пролетел незаметно.
   Сильно захмелевший Макс успел здорово отличиться. Когда в баре начала выступать молодая рок-группа, его повлекло в родную стихию. Он забрался на сцену, распихал музыкантов, грозя физической расправой и, отобрав у одного из них гитару, начал играть простенькую и пошлую песенку на блатных аккордах. Своей выходкой он здорово посмешил народ и вскоре его обмякшее тело унёс со сцены Витамин.
  
   Чуть позже друзья в буквальном смысле слова выползли из бара и, поймав такси, отправились домой к Лёхе с единственным желанием - как следует выспаться.
  
  
  
  
   ГЛАВА 10.
  
   Новый день выдался на удивление солнечным и тёплым. Не такое яркое, как весной, солнце согревало осенний воздух. Редкие белые, причудливой формы облака лениво проплывали по синему небу, слабо подгоняемые тёплым ветерком, словно овечки вместе с пастухом неторопливо шли на луга с сочной зелёной травой.
   Люди на улице жмурились на солнце. Угрюмое настроение вместе с погодой сменилось на весёлое. И от вчерашнего уныния не осталось и следа.
   Этот день совершенно не был похож на день середины второго месяца осени.
  
   Витамин проснулся, когда солнце, и без того быстро катящееся по небу в это время года, уже давно вышло из зенита и теперь неуклонно двигалось на запад, в край закатов.
   Когда его опухшее лицо, после второй по счёту грандиозной попойки, с растрёпанными волосами и заросшее щетиной, резко появилось в зеркале ванной комнаты, Лёха аж отшатнулся. Потом он внимательно осмотрел себя, то и дело досадно качая головой, провёл ладонями по небритым щекам и глубоко вздохнул.
  
   В комнату он вернулся уже гладко выбритым и причёсанным, со стаканом тёмного пива в руках. Лёха поглядел на тело парня с рыжими волосами, бесформенно раскинувшееся на мягком диване. Это был Макс. Он лежал, закинув одну руку за спину, а вторую подложив под голову вместо подушки. Пухлый рот Максима был приоткрыт, и на бархатистую обивку дивана, стекала струйка слюны.
   Витамин скривился от такого зрелища. Он склонился над другом и легонько толкнул его в плечо.
  -- Макс, вставай! Подъём, дружище!!!!
  
   Ноль реакции. Он лишь перевернулся на бок и продолжил мирно спать, похрапывая. Лёха потряс его сильнее, но результат остался прежним. Тогда Алексей изо всех сил принялся тормошить Макса и громко орать:
  -- ПОДЪЁМ!!!!! РОТА, ПОДЪЁМ!!!!! АХТУНГ, АХТУНГ!!!!!
  
   Макс резко проснулся, вскочил на ноги и стал затравленно озираться по сторонам, соображая, где он и кто он.
  
   Друзья позавтракали. Пока Макс приводил себя в порядок, Витамин пожарил яичницу и сделал бутерброды с сыром, запеченные в микроволновке. Они сидели друг напротив друга и у каждого стояла большая кружка с пивом. Максим медленно жевал, уже остывший бутерброд и косился на гитару, стоявшую в углу и, каким-то просто чудом, не потерянную во время гуляния в баре. Видимо кто-то из корешей Лёхи, усаживая ребят в такси, положил туда и коробку с гитарой, ставшую виновницей гульбища.
   Придя в себя, ребята начали обдумывать план дальнейших действий. А именно готовиться ко встрече с девушками, которым Лёха через Вована назначил свидание. Свидание почти вслепую.
   Чуть позже подал голос сотовый Витамина: звонили его друзья и сказали, что его машину они на время взяли, но обещали, что вернут её целой и невредимой завтра утром. Лёха пожелал им удачи.
   Было почти шесть вечера, когда они стали собираться на встречу. Витамин жил на станции Речной вокзал и до ВДНХ было 30 минут дороги на метро. Прихорошившись, они выкатились из подъезда и направились к метро.
  
  
   На свидание приехало три девушки. Надо сказать, что Вова потрудился на славу. Все три, как на подбор стройные, с милыми личиками. Первая, невысокого роста с карими глазами, с тёмными длинными волосами, заплетёнными в косички-дреды. С высокой аккуратной грудью и, как успел отметить Алексей, слегка оттопыренными маленькими ушками, проколотыми не менее, чем в десяти местах, на которых висело целое множество всевозможных колечек и серёжек .
   Вторая девушка выглядела более консервативно: длинные светлые волосы, скатывающиеся на узенькие плечи, красивые голубые глаза, показавшиеся Лёхе очень добрыми. На ней были светлые джинсы в обтяжку, выгодно подчёркивающие её стройные бёдра и упругую попку и розовая кофточка с коротким рукавом. Хоть и был октябрь, но так же, как неожиданно похолодало в этом году, так и пришло тепло, словно спешило задержаться перед предстоящей зиомй. У девчушки было очень милое личико. Немного наивное, но, как известно внешность всегда обманчива, поэтому Витамин не спешил с выводами.
   При виде третьей девушки, Лёха просто растерялся... Он почувствовал себя вновь 16-тилетним пацаном под взглядом очаровательных серо-зелёных глаз, на которые спадали волосы гранатового цвета. Это была она....
   Ко всеобщему удивлению, сам организатор встречи, Вован, не приехал. Но ребят это особо не расстроила, да и Вове, наверняка было чем заняться со своей новой подругой Людой. И компашка весело направилась гулять по территории ВВЦ.
   Сразу произошло некоторое распределение ролей: Алексей шёл рядом с девушкой, которая с момента их первой мимолётной встречи, не давала покоя его душе. Как оказалось, у неё было красивое и достаточно редкое имя - Яна. Лёха сразу отметил то, что имя это было как бы двойным. Если прочитать его наоборот, то получалось Аня.
   Сегодня он мог как следует разглядеть её и она стала ему нравиться ещё больше: среднего роста, стройная, с красивыми ножками, которые так маняще приоткрывала аккуратная юбочка. Очаровательное личико, с немного резкими чертами лица, которые выдавали характер человека, привыкшего не сидеть и послушно ждать, что ему преподнесёт жизнь, а самому принимать решения и действовать. Она так и притягивала к себе Лёху, а он и не думал противиться этому влечению. На Яне была одета лёгкая светлая кофточка, которая отлично гармонировала с необычном цветом волос, и туфли на каблучке.
   Позабыв обо всём на свете, Витамин шёл с ней рядом, ощущая какое-то спокойствие и положительную ауру, исходящую от неё. Они болтали о разных пустяках, шутили. Лёха рассказывал о забавных случаях из его жизни и девчонки тихонько смеялись.
   Максим тоже не отставал. Он шёл вместе с двумя оставшимися девчатами и они говорили о музыке, об их группе. Иными словами, самые обычные разговоры, какие бывают, когда молодые ребята и девчонки гуляют вместе.
   Ребята долго бродили по ВВЦ, успели посидеть в какой-то кафешке, покатались на колесе обозрения. И под конец дня уютно устроились на скамейке, попивая пиво и подкрепляясь хот-догами.
   День подошёл к концу и до начала нового оставалось каких-то полчаса. Ребята разъехались по домам, а Алексей, как и планировал поехал провожать Яну. Но в общагу они поехали не сразу. Ему не хотелось расставаться с ней, а Яна была не против погулять ещё.
   Они поехали на Охотный ряд, прошлись по Красной площади, и вышли на набережную Москвы-реки.
   Вечер был на удивление тёплым. Дул несильный ветерок и на чёрном ночном небе не было ни облачка. Далёкие и необычайно яркие звёзды приветливо смотрели с высоты на парочку.
   Проходя мимо одной из Кремлёвских башен, Витамин схватил камешек и выцарапал на красном кирпиче: Яна и Лёха, увековечив свои имена на легендарной постройке. Улыбаясь, девушка взяла его за руку и оттащила от "памятника старины", опасаясь, что патрулирующие окрестность менты могут заметить это.
   Вместе они шли, болтали, бросая, полные неподдельного интереса, взгляды друг на друга. Так они дошли до Александровского сада, а оттуда направились на Старый Арбат.
   Проходя по саду мимо клумб с цветами, Витамин чуть отстранился от Яны и прыгнул прямо на дорожку среди клумб. Огромными прыжками он пересёк большое расстояние и добрался до места, где росли красивые маргаритки и ещё какие-то цветы, названия которых Лёха не знал. Его крупная фигура во всём черном сильно выделялась на фоне разноцветных насаждений, и рискуя найти проблем на свою молодую голову, он принялся срывать цветы.
   Огромный букет из пёстрых цветов он вручил Яне, преклонив одно колено, как рыцарь. Девушка улыбнулась, потрепала его по голове и, взяв его за руку, потянула его всторону. Они отправились на Арбат, где совсем немного послушали анекдоты у театра Вахтангова и самопальных музыкантов.
   Уже глубокой ночью они поймали такси и поехали в Лефортово. Машина быстро домчала их до здания общежития. Наверное, даже быстрее, чем хотелось Лёхе, который сидел рядом с Яной, затаив дыхание.
   Стоя на крыльце, они думали о том, как Яне миновать сторожей и пройти в номер. Наконец, решив действовать, Витамин вошёл внутрь. Вошёл один. Тут же на него накинулись бабульки-сторожихи, со страшными криками и угрозами вызвать милицию. Молча, без слов, Алексей протянул им несколько зелёных купюр. Это "заклинание" моментально успокоило бабушек и они продолжили только тихо ворчать, но уже не угрожали охранниками правопорядка. Лица их сменились на доброжелательные и они лишь попросили его очень тихо и быстро пройти в свой номер.
   Лёха вернулся к Яне.
  -- Спасибо тебе за этот чудный вечер! - сказал он, глядя в её прекрасные глаза.
  -- Тебе спасибо, Лёша! - проворковала она. - Я чудно провела время. И... -она посмотрела на свой букет, с которым не расставалась всё это время, вдохнула аромат цветов - И спасибо тебе за чудный букет. У меня он впервые такой. Необычный.
  
   Она тихонько засмеялась. Лёха тоже.
  -- Я надеюсь, что это не последний раз, когда мы выбрались? - спросил он.
  
   Яна игриво поглядела на него, прикрыв личико цветами. Её глаза, такие очаровательные, хитро прищурились.
  -- Посмотрим, как всё сложиться.... Спокойной ночи и удачно тебе добраться домой. И ещё раз спасибо за этот прекрасный вечер.
  -- Спокойной ночи, Яна! Буду очень рад увидеться ещё.
  -- Взаимно....
  
   Она легко повернулась и скрылась за дверями института.
   Лёха подождал пока она скроется из виду на лестнице, потом развернулся и побрёл к шоссе в надежде поймать тачку. Он шёл, окутываемый приятными мыслями о Яне, о сегодняшнем вечере, проведённом вместе и о том, что же будет дальше. Как всё сложиться...
   Добравшись почти под утро домой, он, не раздеваясь, рухнул на кровать и мгновенно уснул, провалившись в глубокий безмятежный сон. В сон, наполненный яркими сновидениями и образами, сменяющими друг друга с неописуемой быстротой. Он пропускал их, не задерживаясь ни на одном. Лишь только один образ, который был реальнее остальных, держался в его снах - образ Яны, которая улыбалась и звала Лёху за собой. Дул лёгкий ветерок, от которого её чудесные волосы гранатового цвета слегка трепетали, то спадая на прекрасные глаза, то развеваясь встороны. Сладкие губы шептали что-то, но Лёха не могу разобрать что именно и догонял её, а она, совершенно не двигаясь, всё равно удалялась от него.
   Но вот он догнал её, обнял её хрупкие нежные плечи и прижал к себе, внезапно почувствовав сильное тепло, исходящее от неё. Губы сами прильнули к её губам, жадно целуя их так, будто он целовал её не в первый, а в последний раз.
   После долгого поцелуя она немного отстранилась от него и улыбнулась. А потом прошептала слова, от которых у Лёхи перехватило дыхание:
  -- Знаешь, я люблю тебя!
  
   Лёха ничего не ответил. Он просто не мог поверить этому.
  -- Да, я люблю тебя! - повторила она.
  
   Вместо ответа он снова прижался к её губам и теперь уже долго-долго не отпускал их.
  
   Солнце уже почти взошло и за окном рассвело, озарив небо по-осеннему яркими лучами. Щебетали, сидящие на облетевших ветвях воробьи и дул утренний прохладный ветерок.
   Витамин спал, по-детски подложив ладони под голову, и улыбался.....
  
  
   ГЛАВА 11.
  
  
   Вечером, когда давно уже закончились лекции и студенты разъехались по домам, четверо ребят сидели в номере в общаге и играли в карты. Сдвинув две кровати друг к другу, они уселись на них, ведя жестокую борьбу в подкидного дурака. Напряжённые глаза вглядывались в зажатые в руках карты и парни обдумывали, как им пойти, чтобы завалить друг друга. Ещё бы, ведь они играли на печенье.
   Стас, облачившись в спортивные штаны и цветастую футболку, нервно грыз палочку от Чупа-Чупса, которую съел уже давным-давно. Карт у него оставалось меньше чем у других, соответственно шансов на победу было больше.
   После неудачного хода у Сергея прибавилось две карты, от чего он только зашипел и покачал головой. Павел же сидел с полным "веером". Сегодня ему явно не везло.
   Четвёртым игроком был Никита. Особым мастерством игры он обладал, но и в дураках ещё ни разу за весь вечер не оставался. Ребята смирились с его обществом в их номере. К тому же он оказался совсем неплохим парнем, по крайней мере никогда не совал свой нос в их дела и не доставал.
   Сбросив наконец свои последние карты, Стас аж взвизгнул от радости. Ему всё-таки удалось облапошить остальных ребят: одну карту он спрятал под футболку.
   Ничего не понимая, Сергей пересчитал карты и не досчитавшись одной, которая по его записям в уме должна была быть пиковой семёркой, вопросительно посмотрел на Стаса. Тот же с довольным видом уже сгребал к себе солидную горку печенья - свой выигрыш, наспех запихивая его в рот, пока не отняли.
  -- Одной карты не хватает, - возмущённо сказал Сергей, сверля взглядом коротышку.
  -- А я что могу поделать? - отмахнулся Стас.
  -- А куда она могла деться?
  -- Да откуда мне знать? Не брал я её!
  
   Стасик встал с кровати и направился к окну. Но вдруг карта вывалилась из-под футболки и упала на пол. Это была пиковая семёрка. Недоуменным взглядом ребята уставились на неё. Стас же, не обращая никакого внимания на неё, отвернулся к окну и стал торопливо поглощать печенье.
  -- Это что такое? - грозно рявкнул Сергей.
  
   Коротышка с непричастным видом повернулся к нему и безобидными, полными печали глазами, посмотрел ему прямо в глаза.
  -- Что случилось, Серый? - тихо спросил он
  -- Я тебе сейчас популярно объясню, что случилось, Шкет! - воскликнул Сергей.
  -- Не понимаю, чего ты так шумишь, - спокойно ответил Стас, совершенно не реагируя на обидное прозвище.
  
   Эта интонация привела Сергея в ярость.
  -- Ты всех нас надул, шулер хитрозадый!
  
   Стас вздохнул.
  -- Господи, ну это же всего лишь игра... Ну, съел я ваше печенье, ну и что дальше? Может, теперь вытряхните его из меня?
  
   Сергей вскочил с кровати и двинулся к Стасику, явно намереваясь воплотить в жизнь его идею. Вдруг дверь в комнату резко распахнулась.
   Наверняка бы в комнате началось побоище, которое грозило обернуться для Стаса весьма плачевно, но в комнату неожиданно ввалился Коха. Всё в том же красном свитере и потёртых джинсах.
  -- Что, соскучились уже? - спросил он, шмыгнув носом.
  
   Ребята вмиг позабыли о том, как Шкет наглым образом надул их в карты, о том, как они только что были готовы поколотить его. Теперь всё их внимание было направлено на Коху. Его визит был совершенно неожиданным.
  -- Ну, здорово, что ли? - громко сказал Андрей, заставив тем самым ребят вздрогнуть.
  -- Привет.... - нашёлся Сергей. - Не ожидали, что ты так скоро появишься. На лекциях тебя давно не видели.... Ты в институте то бываешь?
  -- Редко, - коротко бросил Коха. - Чем занимаетесь?
  -- В карты играем, - радостно ответил Шкет, уже съев всё своё выигранное печенье и дожёвывая остатки.
  
   Коха оглядел комнату, нахмурил брови и обратился к Сергею:
  -- А этот ваш.. Труша. Живёхонький ещё?
  -- А почему он должен быть НЕ живёхоньким? - прямо спросил Сергей, отвечая на суровый взгляд Кохи. - Он нормальный парень. Никому не мешает.
  
   Андрей хмыкнул. Никита же просто отвернулся в сторону. Лезть на рожон он не хотел поскольку был хилым пареньком и наглость Кохи его немного пугала. Потому он решил просто молчать.
  -- Ладно, парни, собирайтесь, - заявил Коха. - Поехали!
  -- Куда? - почти хором спросили они с неподдельным удивлением.
  
   Коха улыбнулся.
  -- Прокатимся!
  -- Так куда ты всё-таки нас тащишь? - упрямо спросил Сергей. Андрей же посмотрел на него с таким видом, будто на маленького непонятливого ребёнка. Но потом сказал:
  -- За девочками!
  
   Услышав это, Стас и Павел встрепенулись. Волна нестерпимого ожидания развлечений накатилась на них и больше им объяснять ничего было не нужно. Они с готовностью нацепили на себя куртки и ботинки и направились к двери. На лицах играли довольные улыбки, и они уже позабыли про недавнюю ссору.
   Сергей тоже поднялся и последовал за ними, но как-то нехотя. Когда они уже почти вышли из комнаты, то услышали скрипучий и жалобный голос:
  -- А как же я?.... - спросил Никита, продолжая сидеть на кровати среди крошек от печенья и разбросанных карт.
  
   Коха задержался на пороге, медленно обернулся и, вложив в свои слова всё своё презрение и злобу к этому человеку, сказал:
  -- А ты, урод, сиди тут и развлекайся сам. С нами тебе делать нечего, Труша!....
  
   Они вышли на улицу и их сразу обдало ледяным воздухом. Ребята съёжились на пробирающим до костей ветру и ждали пока спуститься Коха. За последние несколько дней вновь похолодало. Всё же зима начинала вступать в свои права, вытеснив жалкие остатки осени с её чуть тёплым солнцем и багряными листьями.
   Как оказалось, Андрей приехал на своей машине - поддержанном Volkswagen Passat, такого же броского красного цвета, как и его свитер. По всему ветровому стеклу проходила солидная трещина, а на передней двери со стороны водителя была безобразная вмятина, с содранной краской, которая уже начала покрываться ржавчиной.
   Но, похоже, Коху это нисколько не смущало. С важным видом он спустился со ступенек, достал из кармана джинсов ключи и отключил сигнализацию. Он сел в машину и жестом руки пригласил ребят садиться.
   Они сели и Коха начал заводить свой агрегат, который долго не желал заводиться и пыхтел, то схватывая, то снова еле урча. Андрей в злобе бубнил себе под нос ругательства, а Стас, сидевший сзади, потешался над ним, но осторожно, чтобы Коха ничего не заметил.
   Однако, немного поупрямившись, автомобиль завёлся. Громко взревев прогоревшим глушителем, машина рванула с места и помчалась по узенькой дорожке к шоссе.
  
   Небо стало совсем чёрным от наступившей ночи и от свинцовых туч, которые заволокли его. Ни звёзд, ни луны, ничего не было видно. Поднялся сильный ветер.
   Ребята мчались по пустынному ночному шоссе, соединяющему два города: Москву и Санкт-Петербург. Машин на трассе было совсем мало и Коха вёл свой Пассат на самой большой скорости, на которую только был способен его автомобиль. Не смотря на то, что машинке совсем недавно стукнуло уже 17 лет, она была ещё способна дать жару. Спидометр замер на отметке в 150.
   Машина эта досталась Андрею в наследство от умершего отца, которых скончался 4 года назад от сердечного приступа. В семье Кохи, жившей в отдалённом маленьком городишке, затерявшемся среди лесов и многочисленных полей за много сотен километров от Москвы, мужчин больше не было, а мать - женщина уже в возрасте, и двое младших сестёр машину водить не умели.
   После того, как умер отец, Коха совсем недолго пожил ещё вместе со своей семьёй и, окончив школу, уехал в Москву, чтобы там поступить в институт. Там он сразу же столкнулся с трудностями и соблазнами большого города.
   Денег на обучение у него не было, и ничего путного ему не светило. На нормальную работу его не брали. На всех собеседованиях ему отвечали отказом. Несколько месяцев он кое-как перекантовывался, подрабатывая в какой то забегаловке уборщиком, потом заправщиком на одной из городских заправок. Этих копеек более или менее хватало на то, чтобы немного поесть и оплатить ночлежку в комнате в коммунальной квартире, в которой он отсыпался после тяжёлых трудовых дней, на жёстком диване без матраца.
   Да это были ещё те деньки. Но домой возвратиться он не мог. Не мог потому, что не представлял себе, как он будет смотреть в глаза своих сестёр и матери. Он не мог допустить того, чтобы они считали его неудачником.
   Но совершенно случайно, ещё работая заправщиком, в ночную смену он познакомился с одним очень солидным мужчиной среднего возраста. Тот подъехал на своём новеньком Land Cruiser на заправку и обратил своё внимание на замёрзшего паренька, который кутался в рабочую телогрейку и дышал на озябшие ладони. Мужчина оставил ему свою визитку с телефоном и сказал, чтобы Андрей позвонил ему.
   И Коха позвонил. Слово за слово, и они начали общаться с ним. Поскольку жил Андрей более чем бедно, а проще сказать просто существовал, то он старался, как можно больше времени проводить в компании с таким обеспеченным приятелем. Они встречались, мотались по барам, пили коньяк в квартире у Бориса, именно так звали его нового знакомого, общались за жизнь.
   Борису нравилось жизнелюбие Кохи, его сильное желание добиться чего-то в жизни, его решимость...
   Но, как оказалось чуть позже, Андрей привлекал богатого знакомого не только этим. Коху повергло в шок признание Бориса в том, что он предпочитает молодых парнишек женщинам...
   В тот вечер, сидя в шикарном баре, Борис прямо сказал ему, что поможет ему во всём: пристроит в институт, оплатит его обучение, купит новую машину, взамен старой, устроит его жизнь лучшим образом. Но за это Андрей должен был стать его любовником.
   Ошеломлённый Коха тогда чуть было не свалился со стула от такой новости. Первым его желанием было двинуть мерзавцу по морде, сломать челюсть и уйти. Борис же, будучи человеком умным и тактичным, предложил ему всё как следует взвесить и обдумать прежде, чем принять решение.
   В ярости и негодовании Коха выскочил из бара. Он мысленно возблагодарил Бога за то, что это выяснилось раньше, чем могло случиться непоправимое. Ведь сколько раз он оставался у Бориса дома и частенько в нетрезвом состоянии.
   И Андрей продолжил жить, как жил ранее: за гроши, которых ему едва хватало на еду, он грузил мешки с удобрениями. Через несколько дней его выселили из старого дома, который пустили под снос и вдобавок ко всеми он ещё остался и без крыши над головой. Пару ночей он ночевал в своём Пассате, кутаясь в телогрейку. Печку он включить не мог, т.к. на бензин у него просто не было денег.
   Пройди ещё какой-нибудь день-два и он бы просто умер бы, но совершенно случайно, он нашёл в кармане своей куртки визитку Бориса.
   Почему он поступил так, а не иначе, Коха объяснить не мог, но вскоре он переехал жить к своему покровителю.
   Борис обходился с ним очень хорошо: сытно кормил, одевал, водил по дорогим ресторанам, потом, как и обещал, устроил его в институт и даже хотел купить Андрею новую машину, но Коха наотрез отказался от неё, сказав, что оставит эту в память об отце. Жизнь закрутилась, и у Андрея было всё замечательно. Богатая жизнь, дорогие развлечения. Он сиял на людях и перед своими знакомыми в институте и все завидовали ему, его беспечной жизни, только они и представить не могли, как ему всё это достаётся. И получалось так, как обычно выходит в жизни: сегодня имел он, а завтра имели его.
   Оставаясь в одиночестве, он рыдал. Но продолжал жить, как жил.
   Прошло некоторое время и его "нежный" покровитель странным образом скончался. Каким-то чудом, все его сбережения и всё имущество вместе с дорогой квартирой достались Кохе. Он продолжал учиться в институте и стал таким, каким он был сейчас, сидя за рулём старенького Пассата, мчащегося по ночному шоссе.
  
  -- А куда же мы всё-таки едем? - громко спросил Сергей, чтобы перекрыть гул двигателя, работающего на полную мощность. Он внимательно всматривался вперёд, силясь понять, где они.
  
   Вопрос Сергея оборвал воспоминания Кохи о его нелёгком и постыдном прошлом. Он, не отрывая глаз от дороги, резко бросил:
  -- Это Ленинградка.
  -- Да, это мы уже поняли, - перебил его Стас, вертясь на месте по сторонам. Он крутился из стороны всторону, пытаясь рассмотреть дома и супермаркеты, стоящие вдоль дороги и мелькавшие мимо с сумасшедшей скоростью.
  -- Шкет, не перебивай меня! Я ещё не дорассказал, - невозмутимо продолжил Андрей. - Чуть дальше будет неплохой барчик, там мы сегодня и потусуемся.
  
   Ребята переглянулись. Лицо Стаса всё светилось от счастья. В своём родном городе он был частым посетителем подобный увеселительных заведений.
  
   Коха остановил машину возле бара со странным названием "КУ-КУ". На вывеске были изображены нарисованные музыканты в ковбойских шляпах с гитарами и танцующие обнажённые девицы.
  
   Когда они вошли внутрь, то в носы им сразу ударил тяжёлый запах табака и пота, исходящий от разгорячённых тел, дрыгающихся под музыку. Помещение бара было погружено в полумрак и небольшие столики, ютившиеся вдоль стен, были едва различимы. Посередине бара находился танцпол, который в данный момент был переполнен.
   В глубине бара находилась барная стойка, за которой работала, как успел отметить наблюдательный Стас, симпатичная девушка с длинными золотистыми волосами, спадавшими на её короткий топик.
   Ребята осмотрелись и, проследовав в глубь зала, удобно расположились за пустым столиком, коих сегодня было не так уж и много. Не успели они и словом перекинуться друг с другом, как к ним подбежала миловидная официантка с блокнотиком в руках.
  
   - Что будете заказывать, мальчики? - нацепив на лицо дежурную улыбку, спросила она.
   - А у вас все тут такие симпатичные работают, как ты? - спросил Стасик, у которого в глазах зажглись похотливые искорки. Он поедал девушку глазами и его взгляд был прикован к глубокому вырезу кофточки, в котором заманчиво колыхались крупные груди.
   - Да, малыш, но не для тебя! - резко выпалила она, а потом вновь повторила свой вопрос.
   - Красотуля, если не хочешь, чтобы этот день был последним рабочим днём для тебя в этом баре, то научись вежливости и не хами моим друзьям! - сурово сказал Коха, сверля официантку хмурым взглядом. Под этим взглядом девушка поёжилась. Он не был похож ни на один взгляд, который она привыкла видеть у клиентов за долгое время работы здесь. Этот взгляд лишал воли.
   Ребята замерли. Сергей посмотрел на Коху и он увидел, или же ему это только показалось, что глаза Андрея на долю секунды сверкнули. Он тряхнул головой. Нет, это был всего лишь луч дискобола, который скользнул по его лицу.
  -- Извините меня! - ответила она, потупив взгляд. - Вы что-то будете заказывать?
  
   Коха кивнул, а Стас, довольный этой маленькой победой, довольно хмыкнул.
   - Для начала - по парочке лучшего пива, что у вас есть, мне и моим друзьям. Потом три закуски из кальмаров, а мне бифштекс, но слегка недожаренный.
  
   Девушка записала заказ в блокнот и уже собралась идти на кухню, но Коха окликнул её:
   - Очаровательное создание, ещё одна просьба.....
   Она обернулась и в нерешительности подошла к столику.
  -- Да.... Слушаю Вас! - она старалась не смотреть Андрею в глаза.
  -- Девушка, можно ещё Вас попросить принести сигару и.... Улыбнитесь, пожалуйста!
  
   Девушка постаралась выдавить из себя улыбку, напоследок кинула презрительный взгляд на Шкета и поспешила поскорее покинуть столик со странными посетителями.
  
   - Вы видели, как она на меня посмотрела? Видели? - заверещал Шкет, - Она меня хочет! Точно вам говорю - она меня хочет!...
   - Заткнись, недоносок! Что, первый раз в нормальном баре? - рявкнул на него Коха. - Ты ещё слюни тут пусти!
  
   Стас обиженно посмотрел на него и опустил глаза.
   - А на ней, кстати, лифчика нет... - пробурчал он тихонько, но никто его не услышал из-за зазвучавшей громкой песни.
  
  
   ***
  
  
   В тот день Лёха проспал не только весь остаток ночи, но и больше половины следующего дня. Проснулся он поздним вечером, когда осеннее солнце уже давным-давно опустилось за горизонт, и холодный вечерний ветер врывался в его комнату через открытое окно, леденя кожу.
   Всё это время ему снилась она. ЯНА. Такая милая, прекрасная и почему-то ставшая такой родной.
   Пока пробудившийся Витамин приходил в себя, умылся, причесался и залпом выпил большую кружку кефира, за окном стало, ещё темнее. Когда он посмотрел на часы, то с удивлением отметил, что было уже половина девятого вечера.
   Зазвонил его сотовый и братва сообщила ему, что его БМВ уже стоит в его гараже, вымытый и отполированный.
   Лёха нацепил свою неизменную чёрную кожаную куртку, взял ключи от гаража и отправился за машиной. Сегодня в одном из ресторанов гуляли его кореша и он намеревался присоединиться к ним, чтобы обсудить кое-какие дела.
  
  
  
   ***
  
   Заказ принесли быстро. Принесла его уже другая официантка. Проголодавшиеся ребята накинулись на еду, ловко орудуя вилками, запивая кальмаровый салат отличным тёмным пивом.
   Кохе принесли, как он и просил, недожаренный бифштекс, который он с наслаждением съел в считанные секунды.
   Насытившись, они молча сидели и смотрели по сторонам, не спеша, потягивая пиво.
   - Отличная тут жратва. Не то, что в наше столовой, а парни? - сказал Стас.
   - Отличная то отличная, да вот только кто теперь за неё платить будет? Денег то у нас с вами немного, - напомнил товарищам Сергей.
   Паша застыл с кружкой в руке. Вопрос денег они на самом деле как то упустили. Не подумали. Он покосился на Сергея, ожидая ответа.
   - Ну и что с того? - беззаботно ответил Шкет, который, живя в своём городе, частенько кушал нахаляву в подобных заведениях, а потом убегал оттуда и больше не появлялся. Он и сейчас был готов удрать в любой момент, не обращая внимания даже на здоровенного вышибалу, сидящего возле входа - всегда же есть окно!
   - А то, что за все удовольствия нужно платить! - парировал Сергей.
  
   Коха от этих слов немного напрягся.
   - Перестаньте кудахтать! - рыкнул он на них. - Я вас сюда пригласил, я и плачу.
  
   Спустя пару часов, ребята вышли из бара и, подогретые большим количеством пива, решили поехать за девочками! Громко смеясь и распевая песни, они пьяной гурьбой вывалились из табачного облака бара на морозный воздух и уселись в машину. Языки их заплетались, а тела наотрез отказывались слушаться. Они толкали друг друга, норовя уронить, и это их забавляло.
   Один лишь Коха не был пьян. Но за сегодняшний вечер, он как-то поменялся. Стал более мягким. Вместе с ребятами он ехал в машине, пел с ними песни и смеялся.
   Радостный и встельку пьяный Шкет орал во всю глотку, что всё это круто и что они самые крутые парни. Сергей немного попритих и сидел, молча глядя в окно. А Коха, вдруг, вспомнил как два года назад, он почти так же радовался роскошной жизни, а потом рыдал по ночам после расплаты за такую жизнь.
   Он тряхнул головой, отгоняя эти мысли, и попытался снова весело хохотать вместе с остальными.
   Их веселье было немного подпорчено Павлом, которому в машине стало плохо от чрезмерного количества выпитого пива. Он едва успел высунутся в окно, когда его начало тошнить.
   Коха не обратил на него внимания и продолжил гнать машину по пустой дороге, из окна которой на потеху проезжающим мимо водителям, свешивался Паша, орошая шоссе содержимым своего желудка.
   Так они промчались мимо дорожного знака, говорящего о том, что они покинули Москву и въехали в подмосковные Химки. Вдоль дороги на обочине начали попадаться одиноко стоящие девушки и припаркованные машины с включенными фарами, возле которых вертелись откровенно одетые девицы - местные проститутки.
   Проезжая мимо одной из таких "точек", Коха притормозил и, свернув на обочину, встал в очередь за тремя машинами.
   - А чего это мы остановились? - непослушным языком выговорил Сергей.
   - Ну что, ребята, снимем девочек? - ухмыльнулся Коха. Стас глупо улыбнулся, а пришедший в себя Павел, лишь слабо кивнул, вытирая платком холодный пот с бледного лица.
   Наконец, дошла очередь и до них. Длинноногая красотка в короткой юбке, виляя бёдрами, подошла к машине и просунулась в открытое окошко.
   - Привет, мальчики! У-у-у, как вас тут много, - присвистнула она, увидев на заднем сидении Пашу и Сергея. - Хотите девочку?
   - Ну а как ты думаешь, принцесса, зачем мы сюда приехали? - ответил Коха. - Что тут у вас есть, чтобы обслужить таких принцев?
   Девица ухмыльнулась, внимательно изучая взглядом эту странную компанию. По её мнению они очень походили на тех отморозков, которые часто пытаются воспользоваться их услугами нахаляву. И она сухо спросила:
   - А бабки то у вас есть?
   - Обижаешь, красавица! - ответил Коха. Он достал из кармана куртки пачку зелёных купюр и помахал ею перед носом проститутки. Лицо девицы мигом изменилось и она снова игриво улыбнулась и проворковала:
   - Чудненько, Господа! Выбирайте!
  
   Она отошла от машины и хлопнула в ладоши. Из припаркованных машин начали вылезать шлюхи, словно тараканы изо всех щелей в квартире, когда хозяева выключают свет. Они выстроились в ряд, освещённые светом фар Пассата и стали поправлять волосы, юбки или ещё что то. Было их около трёх десятков, любых, даже на самый извращённый вкус: светленькие, тёмненькие, высокие и не очень, худенькие и откровенно толстые, с длинными и короткими волосами и даже нашлась парочка абсолютно лысых. Всех их объединяла профессиональная манера держаться, энергично жуя жвачку и смотря отрешённым взглядом куда-то вдаль.
   При виде такого рассадника, Шкету пришлось совсем худо. Он весь затрясся от страсти и теперь зыркал своими бешеными глазами на весь этот отряд. Он никак не мог определиться, кого же всё-таки взять. Стас был готов воспользоваться всеми сразу.
   Павел от такого зрелища, открыл свой и без того широкий рот и глупо уставился на проституток.
   Сергей вместе с Кохой внимательно присматривался к девицам, выбирая посимпатичней. Похоже, ему начинала нравиться такая весёлая и разгульная жизнь, и он входил во вкус. В итоге он остановил свой выбор на девушке с короткими светлыми волосами, в чёрных джинсах и красной кофточке, подчёркивающей её большую грудь. Коха тоже.
   Неугомонный Стас выбирал долго. Он никак не мог остановиться на какой-либо одной девушке, все его притягивали, но ни денег, ни тем более сил, на них всех не хватило бы. Тяжело вздохнув, он ткнул дрожащим пальцем на длинноногую девицу с короткой стрижкой в белом платьице.
   - Кристина, пАдАйди к машине! - с хохлятским акцентом прокричала мамка.
   Деваха подошла к машине и встала около неё в зазывной позе.
   - Ну кА, покажи нам попку! - распорядился Коха. - Что там у тебя?
   Девица, ни сколько не смутясь, повернулась задом, задрала юбку и прильнула задницей к открытому окошку. Со всех сторон к ней потянулись дрожащие руки, спешившие пощупать её плоть.
   От такого зрелища Стас чуть не потерял остатки разума, ибо симпатичная упругая попка и белые кружевные трусики оказались прямо перед его носом. И когда приятели потянули к ней свои руки, он завизжал, схватил девицу за зад и начал с силой втаскивать её в машину. Проститутка заголосила, стала упираться руками и ногами, но Шкет вовсю затягивал её внутрь.
   Однако сильная затрещина, которую ему отвесил Коха, остудила его пыл. Он схватился за голову и злобно покосился на него.
   - Ты чего, Коха?
   Второй удар по лбу успокоил его окончательно и показал кто тут хозяин.
   После удачного выбора, Коха расплатился с сутенёрами, плечистыми бритоголовыми детинами и, усадив девчонок в машину, они поехали на поиски дешёвого мотеля, где за копейки можно было снять номера и оттянуться.
  
  
   ГЛАВА 12.
  
  
  
   Наступил конец рабочей недели и в сердцах москвичей и гостей столицы было как-то легко и спокойно. В душе поселилось приятное чувство ожидания выходных, обещавших быть тёплыми и солнечными. От этого чувства становилось легче работать, хотя время тянулось очень медленно, как это обычно бывает, когда ждёшь чего-то хорошего. Кажется, что проходит целая вечность...
   Была пятница.
  
   Огромный красный шар уже высоко поднялся в небе, согревая своими лучами, остывшую за ночь землю. Быть может, это были последние такие яркие и тёплые деньки, поскольку приближался ноябрь, и вот-вот должен был выпасть настоящий снег, который покроет уснувшую землю, на долгие три, а может и на все четыре месяца.
   С огромным опозданием, когда до окончания второй пары оставалось меньше пяти минут, Лёха заявился в институт, оставив свою машину около входа. За эти дни Витамин отпустил небольшие усы и бородку, и теперь немного напоминал мушкетёра.
   На лекцию он заходить не стал, а прямиком отправился в столовую, где скоро должны были собраться все его одногруппники. Он уселся за широкий стол в конце зала и, чтобы не скучать, купил себе малость перекусить. Эта малость состояла из трёх порций макарон с мясными тефтелями, аппетитно политых грибным соусом и пяти пирожков с рисом и яйцом. Сложив всё это на один поднос, он сел за стол и стал жадно поглощать еду, ожидая приятелей.
   Ждать пришлось недолго. Буквально через несколько минут в столовую с громким топотом, будто бежало стадо слонов, влетел тяжелодышащий Сэр Радуга. Видимо он первым сорвался с лекции и помчался в столовую, опережая всех остальных, опасаясь, что ему может не хватить еды.
   За ним уже повалили остальные голодные студенты, галдя и выстраиваясь в огромную очередь.
   Зоркие глаза Витамина узрели рыжеволосого паря в серой водолазке, который, отпихивая наиболее наглых, пробивался к Вове, стоящему почти в самом начале очереди. Тот же с тихим видом, заговаривая зубы остальным своим собратьям рассказами о благовониях, о красивых порядочных девушках и том, как важно в этом мире творить добро и уважать ближних своих, медленно, но верно пробирался ближе к кассе и к удивлению раздумывающих над его громкими словами, оказываясь впереди них.
   Наконец Вован и запыхавшийся от толкотни Макс, торжественно неся подносы с едой, присоединились к Алексею.
   - Привет, Лёха! Где ты снова пропадал? - спросил Максим, приобнимая друга.
   - Да как обычно... дела... - коротко ответил Витамин. - Ты видел её сегодня?
   - Кого? - удивился Макс
   - Ай, ну Яну, конечно, кого ж ещё! - нетерпеливо ответил Лёха. - Она была сегодня?
   - Не обратил внимания, а что случилось?
   - Да ничего... Просто я как тогда её проводил, так больше и не видел, - пробурчал Лёха. Он призадумался, потом повернулся к Вове и, театрально нахмурив брови, спросил: - А ты где пропадал? Почему на встречу тогда не приехал, Змей?
   Вова хитро улыбнулся. Ответить он уже ничего не успел, поскольку к их столу подошла компания ребят - одногруппников Витамина. И среди них была Катя. Девушка, которая была без ума от Лёхи.
   - О, Боже... - только и смог тихо сказать он, хватаясь за лоб и опустив глаза.
   Присаживайтесь, друзья! Места всем хватит! - заголосил Вован. Места однако не хватило и пришлось сдвигать два стола вместе.
   Всего их было пятеро: три девушки, одна из которых Катя и два парня, давно знакомых Витамину - Саша, приехавший из Сирии, и среднего роста, но широкоплечий и плотно сложенный Михаил по прозвищу Стероид.
   Девушки уселись вместе, а Катя подсела поближе к Алексею, поедая его своими светло-голубыми глазами. От этого взгляда Лёхе стало не по себе, и он чуть было не поперхнулся пирожком.
   - Ой, Лёшка, что-то тебя совсем в институте не видно в последнее время, - приятным голоском проговорила Ксения, ещё одна знакомая из группы Лёхи. У неё было чуть вытянутое личико с веснушками, длинный острый носик и большие голубые глаза, прямо как у Мальвины. Немного выдающаяся вперёд нижняя челюсть, говорила о её гордом характере и крутом нраве. - Ты так изменился. Поправился что ли? И бородку такую.... - она защёлкала пальцами, подбирая нужное слово, - Такую... благородную отпустил!
   Алексей внимательно осмотрел себя.
   - Поправился? Это вряд ли, - покачал он головой. - Это всё вот это! - он подёргал себя за усы.
   - Всё верно, хорошего человека должно быть много, - наконец подал голос молчаливый Стероид.
   - Точно, Миша! Вот и я подумал, а не стать ли мне чуточку больше? - весело заявил Вова, уплетая ватрушки. - А то, понимаешь ли, исхудал я что-то.
   - Меньше надо трах.... - начал было Максим, но неожиданно замолчал, понимая, что среди них есть девушки, а им это может не понравиться.
   - А мне кажется, Лёшенька, ты совсем не изменился, - томно проговорила пухленькая Катя, поправляя свои большие очки и приглаживая волосы. - Ты каким был, таким и остался: милым и обаятельным.
   Лёха лишь вздохнул. Он привык к такому обращению к себе со стороны Кати, но сегодня он был что-то не в духе и решил её неугасаемый даже со временем пыл.
   - Я не милый и не добрый! Я злой! Я очень злой! - прошипел он сквозь зубы, корча страшную рожу. - Я граблю и насилую женщин.
   Однако ответа который последовал на это он никак не ожидал. Он думал, что Катя обидится и замолчит, но не тут то было:
   - Ой, хоть бы изнасиловал разок, а то только лишь угрозы, угрозы.... - вздохнула Катя.
   Лёха опешил и сидел раскрыв рот. А Катя ему задорно подмигнула.
   Пацаны громко заржали. А девушки с нескрываемым любопытством уставились на подругу.
  
   ***
  
   - Ребята, а вы знаете, что я совсем недавно выяснила? - тараторила Ксения, и не дождавшись ожидаемых вопросов, продолжила, - Оказывается, что некоторые компании, выпускающие кремы и бальзамы после бриться, добавляют в свои изделия специальные вещества, способствующие ускоренному росту волосяного покрова на лице, то есть щетины.
   - Ну и что? - безразлично спросил Витамин. Эта её болтовня начинала его утомлять. Ксения просто не давала никому сова вставить. И ребята за обедом вынуждены были слушать её монолог.
   - Как это ну и что? А то, что побрившись, ты используешь бальзам после бритья, правильно?
   - Ну? - буркнул Лёха.
   - А в него специально добавлены вещества, стимулирующие быстрый рост волосков. Соответственно, ты, сбрив щетину, снабжаешь свой организм стимуляторами роста волосяного покрова и через несколько часов она снова появляется на лице, вынуждая тебя бриться снова и повторно использовать бальзам. И так по кругу.
   - Ну а проблема то какая? - уже начинал злиться Лёха. Беспрестанная болтовня Ксении его окончательно утомила.
   - А проблема в том, - не унималась Ксюша, - что ты будешь вынужден очень часто бриться и так же часто покупать бальзам после бриться, принося тем самым прибыль нечестной компании. Понимаешь?
   - Слушай, Ксюха, да какая мне блин разни... - его ругательство прервал звонок, оповещающий начало третьей пары.
   Он встал из-за стола и широкими шагами направился к выходу. Макс последовал за ним.
  
  
  
  
   ***
  
   Шла лекция по истории, которую вёл, наверное самый любимый всеми студентами, за свой внешний вид и манеру поведения молодой преподаватель. Среднего роста, с курчавыми чёрными волосами и жиденькими усиками, он повергал в состояние дикого хохота всех присутствовавших на его лекциях своими шутками и анекдотами, рассказываемыми прямо посреди занятий.
   Среди студентов ходили слухи о том, что историк самый, что ни наесть голубой. И эти слухи имели под собой основание. Алексей Игоревич, так звали историка, вёл занятия нежным и высоким голоском, а после занятий спешил домой, идя по коридору и, виляя ягодицами, обтянутыми узковатыми джинсами. Но на его лекции приходили почти все, хотя бы для того, чтобы от души похохотать.
  -- .. и вот, в 410 году, Вестготы взяли Рим штурмом и разграбили его. Затем направились в Галлию и Испанию. После разгром Рима, Западная Римская Империя существовать перестала, а основные провинции были потеряны.... - свои немужским голоском вещал препод о падении Римской Империи.
  
   Лёха вместе с Максом сидели почти на последнем ряду и негромко обсуждали одну волнующую их тему - музыку. Буквально через несколько недель, группе Макса предстояло выступать в "Коралле" и сейчас нужно было как следует репетировать. Бар этот принадлежал друзьям Витамина, и Лёху осенила потрясающая идея, чтобы на день студента, который приходился на 17 ноября, там организовать вечеринку, на которой соберутся все желающие студенты. Ну и соответственно выступила группа. Да и братве это было на руку - сотня или даже больше клиентов - совсем неплохо для бара. Оставалось обсудить лишь детали.
   Макс достал из кармана маленький плеер и предоставил одно "ухо" наушников Витамину а другое воткнул себе в ухо. Он настроил волну на самую популярную среди молодёжи станцию "Бронзовый Град", где, кстати, работала мама одного из учащихся с ними, но лишь из другой группы. Это радио слушала сейчас чуть ли не половина тех, кто не собирался изучать падение Римской Империи.
  -- Диджей Огнеупорный Кирпич, напоминает вам, дорогие слушатели, что только сегодня мы разыгрываем четыре билета на самую модную дискотеку, посвящённой дню Студента, на которой будут рулить DJ Mendez и DJ Alligator, - вещал ведущий. - Вы можете получить их, ответив всего лишь на один лёгкий вопрос: Как назывался город, в который после падения Западной Римской Империи были отосланы знаки Имперской власти? Итак, ответив на этот несложный, хе-хе, вопрос, если вы конечно изучали историю, господа, вы получите четыре, повторю четыре билета на самую крутую ночную дискотеку. Так как же назывался этот город? Я жду ваших звонков по телефону 265-....
  
   Дальше произошло просто нечто. Студенты, слушающие "Бронзовый Град", повскакивали со своих мест и огромной толпой бросились к преподавателю, обгоняя друг друга и размахивая руками. Всем хотелось узнать у всезнающего Алексея Игоревича ответ на вопрос, чтобы получить нахаляву столь ценные билеты.
   Историк, как раз вёл разговор о нашествии вандаллов на Рим, которые огромной дикой ордой налетели на него и разграбили, как вдруг глаза его расширились при виде бегущей на него этой самой орды. Он совершено не был готов к тому, что его слушатели резко вскочат с мест и ринутся на него ни с того ни с сего. Впереди всех бежал огромный Сэр Радуга, размахивая тетрадкой, и глаза его подозрительно сверкали.
   Молодому преподавателю ничего не оставалось делать, как подхватить свой поношенный дипломатик и юркнуть в коридор через запасную дверь. Толпа же устремилась за ним и только топот ног раздавался по зданию.
   Остальные вертели по сторонам головами, ничего не понимая.
  -- Ну что, Максик, идём на дискотеку? - улыбаясь, спросил Лёха. А потом обратился к Ксюше, сидящей впереди, которая всегда всё знала. - Ксюх, а как назывался город, в который свезли знаки Имперской власти после падения Западной Римской Империи?
  
   Та посмотрела на него изумлёнными глазами.
  -- Вообще то, Константинополь, а что?
  -- Ничего, милая, спасибо тебе за халяву!
  
   Он достал мобильник и набрал номер радиостанции.
  -- Макс, мы идём колбаситься! И есть повод вытащить Яну!...
  
  
   ***
  
  -- Господи, как же чешется то, а? - простонал Шкет, скребя обеими руками между ног.
  
   Павел, Сергей и Никита, которого, не без помощи Стаса, многие в институте стали называть Трушей, громко хохотали над ним, потешаясь на тем, как их приятель, словно шелудивый барбос, катается по своей кровати и начёсывает, наверное, даже до крови, свою промежность.
  -- Это вы во всём виноваты, подонки! - чуть не плача от обиды и боли простонал Шкет. - Это вы нарочно подсунули ту заразную шлюху! Уроды!
  -- Шкет, не забывай, что ты сам громче всех орал, что она только твоя и чтобы никто к ней не прикасался. Забыл совсем? - сквозь смех сказал Сергей и снова зашёлся истерическим хохотом, видя, как Стас вновь впился дрожащими пальцами в пах и стал яростно там скрести.
  -- Что вы ржёте, твари? Вы всё мне специально подстроили, а теперь прётесь, гадёныши! - вопил Шкет, в безуспешной борьбе с насекомыми он был готов растерзать любого в клочья, но только всё новые и новые атаки вшей заставляли кататься его по кровати, визжа от боли.
  -- Стасик, а ты их керосинчиком или бензином, - плача от смеха заявил Паша.
  
   Шкет завертелся на месте.
  -- Подонки, я вам всем устрою! Я вам их в кровати напущу и вы у меня ещё не так зачешетесь! - грозился он.
  -- Ладно, ребят, хорош над ним издеваться, а то ведь и впрямь возьмёт и всех нас нарочно заразит, - примирительно сказал Никита, - у него ума хватит.
  -- Убью! - взвизгнул Шкет и кинулся на Трушу. С большим трудом Сергей вместе с Павлом ухватили летящего Стаса и усадили его обратно на кровать.
  -- Успокойся! Он то в чём виноват? - рявкнул Серёжа. - Ты теперь Кохе скажи спасибо за этот подарочек.
  -- Я и его убью! - хныкал Шкет. - Дайте только до него добраться! Подонки!
  
  
  
  
   ГЛАВА 13.
  
  
   Дни пролетели совсем незаметно, словно их и не было вовсе. Как-будто непонятный и неспокойный сон оставили они в памяти Витамина, размытые вином следы. Но одно он помнил чётко - все эти дни с ним была прекрасная Яна, с которой они сначала пошли на дискотеку по выигранным случайно билетам, а потом встречались каждый день на его машине по Москве. Лёха показывал ей все самые красивые места в городе: они побывали на поклонной горе, в парке Горького, съездили в музей-заповедник Коломенское с его замечательными уютными парками и в Кусково, где осенью особенно красиво.
   Хоть Лёха и прожил в Москве не более десяти лет, но знал в ней почти каждую улочку и мог интересно обо всём рассказать. Яна была в восторге от этих прогулок, поскольку раньше никогда не была в Москве, да к тому же и экскурсовод у неё был хороший.
  
   Когда человеку хорошо, то время летит совершенно незаметно, отсчитывая дни недели и числа месяца. А и без того короткие осенние деньки просто молнией проносились мимо.
   Лёха даже вспомнил, как один его давнишний приятель, которого уже два года, как не было в живых, говаривал, что всё в этом мире относительно: "Вот, например, возьмёшь в руку ручку, сядешь перед раскрытой тетрадью в школе и минуты покажутся долгими часами. А положишь руку на бедро красивой девушки и часы покажутся минутами. Всё в этом мире относительно...".
   Вот и теперь, когда пролетел почти месяц с их первого свидания, ловко устроенного Вовой, Лёха задумался о скоротечности столь драгоценного времени и никак не мог поверить, что на самом деле прошло столько времени.
  
   На улице стало окончательно холодно. Похоже, что осень, всё же отступила и передала свои права белоснежной королеве - зиме. Земля покрылась мягким пушистым снегом, приятно хрустевшим под ногами. Совершенно белый, ещё нетронутый ядовитыми химикатами, которыми городские власти посыпают дороги, он лежал на всём, чем только можно: на тротуарах, на козырьках подъездов домов, на крышах и ветвях, уснувших до весны, деревьев.
   Холодный иней покрыл окна в домах. Снега навалило буквально за несколько, уже по-зимнему, коротких дней. Было приятно наблюдать, как он неторопливо и плавно кружась в морозном воздухе, тихо оседал на промёрзшую землю, весело играя в свете ночных фонарей.
   Радостные дети уже вовсю катались на ледяных горках, залитых в московских дворах, наполняя день смехом и громкими визгами. Настроение людей, спешащих с раннего утра на работу, тоже заметно изменилось в лучшую сторону. Зимняя свежесть не могла не навести на них приятного ощущения чего-то нового. С громким хрустом их шаги раздавались в свежем, даже опьяняющем воздухе.
  
   До дня Студента оставалось всего ничего. Уже через день должна была состояться грандиозная вечеринка, затейщиком, которой был Витамин, и в которую были посвящены уже все учащиеся института.
   Максим планировал провести эти два дня в каморке, отведённой администрацией под репетиционную комнату, для того чтобы как следует сыграться вместе с другими участниками группы: бас-гитаристом, его тёзкой Максимом, соло-гитаристом - Жорой, ударником - Виталиком, и самым большим из них человеком, не только в плане значимости, но и в плане физических размеров, Олегом, который был солистом группы с немного хриповатым, но красивым бархатистым голосом.
   Перед тем, как начать репетицию, Максим с друзьями уговорили бутылочку Гжелки и, придя в состояние, когда творчество прёт из человека неудержимым потоком, взяли в руки инструменты и стали зажигать.
  
   Лёха же опять пропал куда-то по своим тёмным делам и приехал в институт лишь под вечер. Он прямиком направился в каморку к Максу, где уже вовсю шла репетиция. Ещё поднимаясь по лестнице на второй этаж, он услышал громкий голос Олега, который выдавал такое, что многим современным липовым "звёздам", способным лишь раз в жизни спеть вживую, да и то лишь для записи фонограммы, даже не снилось.
   Лёха постоял у двери, дождался пока ребята закончат мочить свой новый шедевр и, только потом зашёл внутрь комнатки. В нос сразу ударил тяжёлый запах сигарет.
   К великому удивлению Витамина, в каморке кроме участников группы, находилось ещё пятеро девушек.
   - Здорово, ребят, - поприветствовал музыкантов Алексей. - Добрый вечер, очаровательные девушки! Как дела?
   Девицы - все очень симпатичные, мило заулыбались и одарили Витамина кокетливыми взглядами.
   - О-о-о!!!! Здорово, Лёха, - завопил Макс! - А мы тут почти уже закончили, как на нашу музыку, словно прекрасные бабочки, прилетели эти милые девушки. Они новенькие, в смысле первокурсницы....
   Он хитро подмигнул Лёхе.
   - Мы решили, что их присутствие повысит творческий потенциал группы, - заявил Олег, смахивая волосы со лба. После такой выкладки, он даже вспотел.
   - Понятно! - сказал Витамин. - Ну что ж, тогда я думаю нам стоит ещё немного подзарядиться, а вам, ребята, если вы конечно не против, придётся разучить новую песенку...
   С этими словами он вытащил из-за пазухи запотевшие от мороза две бутылочки Парламента и торжественно водрузил их на столик.
   - Лёха, ты просто убийца! - засмеялся Максим. - Какая же после такого репетиция получиться?
   - Ничего, получиться. Я в вас верю! К тому же, как я погляжу, нас тут много... - заговорчески подмигнул Алексей, имея в виду новеньких симпатичных девчонок, с интересом наблюдавших за происходящим.
  
   Лёха стал доставать из пакета, принесённого с собой, различную закуску, а Максим помогал ему раскладывать всё на столике.
   - Да, кстати, я тут сочинил один стишок небольшой.... - начал Витамин. - Посмотри, Макс, может сыграете... если понравиться. Музыку я тоже более или менее придумал - посидел немного дома, побренчал на гитаре.
   - Дай-ка взглянуть! - попросил Олег, забирая листок со стихами у Лёхи. Он принялся с серьёзным видом читать написанное, чуть шевеля губами.
   - Я тут подумал, может, успеете отрепетировать её до Дня Студента, а там сыграть? - как то неуверенно произнёс Витамин. - Я эту песню для Яны написал....
   - А что, по-моему, здорово! - заявил Олег, который закончил читать, и принялся распечатывать принесённую Алексеем бутылку.
   Максим тоже ознакомился с текстом и, удивлённо приподняв бровь, сказал, что это самое классное из того, что когда либо придумывал Витамин. И сказал, что они начнут репетировать эту песню прямо сегодня.
   - Ну-ка, какие там аккорды, Лёш? - спросил он. Лёха, взял гитару и сделал несколько проигрышей. Показал Максу ритм и аккорды и передал ему гитару. - Сейчас попробуем!
  
   И Макс начал играть. Сначала неуверенно, но потом всё больше приноравливаясь. Ему начал подыгрывать свою партию на соло-гитаре Жора - полный и очень высокий парень с длинными волосами, собранными в хвост. Тут же ритм подхватил Виталик, сосредоточенно стуча палочками по того натянутым барабанам, создавая несложный по его мнению рисунок для этой мелодии. Последним к игре подключился басист Максим и теперь, пока ещё не складно, но довольно прилично, получалась красивая лирическая мелодия, в которой не хватало солиста.
   Но и Олег не заставил себя долго ждать. Отложив в сторону, уже открытую бутылку, он взял в руки микрофон, встал в свою коронную позу, широко расставив ноги, и запел. Его красивый голос раскатывался по небольшой комнатушке, отражаясь от стен.
   Надо сказать, что Олег был очень видным парнем: высокий, стройный, с чёрными волосами средней длины. Многие девушки в институте просто липли к нему, предлагая свою любовь и ласку. Сросшиеся на переносице брови лишь усиливали его шарм. Олег был родом из Солнечной Грузии, но его кавказский акцент мелькал лишь в разговоре, а когда он пел, то от акцента не оставалось и следа.
   Девушки, в изумлении раскрыв рты, слушали ребят и не могли произнести ни слова. Это было что-то!
   - Прикольно, пацаны! Мне нравиться! - сказал Виталик, которому по большому счёту, было всё равно что стучать, главное чтобы стучать.
   - Да, классно! - согласился Максим-басист
   - СУПЕР! - в один голос сказали девушки.
   - Ну, ребят, будем репетировать! У нас с вами есть два дня до праздника, включая этот, - вынес приговор Макс.
   - Отлично, а теперь предлагаю отметить успешное начало великого дела! - улыбаясь заявил Витамин. Он принялся разливать водку по одноразовым стаканчикам - традиционной таре студентов.
   Каждый взял свой стакан и все уставились на Лёху, который решил сказать важный тост:
   - Братцы, водка - это наш враг! Но кто сказал, что мы боимся врагов?
  
   Ребята засмеялись, а потом все разом опрокинули стаканчики и закусили копчёной нарезкой.
   Посидев ещё немного вместе с друзьями, Лёха ушёл к Яне. При этом он строго настрого запретил Максу афишировать эту песенку до начала праздника. Это был сюрприз.
   Вместе с Яной они поехали гулять по вечерней Москве.
  
  
   ***
  
   Коха вошёл в дверь совершенно неожиданно. Впрочем, кА и всегда. Ребята были в полном замешательстве, поскольку он не появлялся в институте почти месяц. И почти месяц они ничего о нём не слышали и он не тревожил их своим появлением. Они занимались каждым своими делами: Сергей читал после занятий книжки, попивая ароматное пиво; Павел, всё так же безуспешно клеился к девушкам из своей группы, считая, что он уже настоящий мужчина ( после проведённой ночи с проституткой, которая кстати, после этого сказала, что больше ни за какие деньги не ляжет в кровать с подобным типом), и может доставить девчонкам незабываемое удовольствие, о чём он прямо заявлял и в ответ получал лишь недвусмысленный жест, состоящий из среднего пальца; Труша ( кличка за ним прочно закрепилась) существовал, никого не трогая, постоянно получая пинки от подвыпивших ребят и издевательства от девушек, по поводу его внешности. Вобщем был тенью.
   Стасик же, в отличии от своих приятелей, всё это время занимался кропотливым трудным делом: выводил из промежности вшей, заработанных при первой же вылазке с друзьями.....
  
   Но вот однажды, когда было уже довольно поздно и ребята собирались укладываться спать, ещё незакрытая на щеколду дверь резко распахнулась, и на пороге появился Коха в своём неизменном красном свитере.
   - Как дела? - шмыгнув носов спросил он.
   Ребята вздрогнули.
   - Привет! Да нормально всё.... - ответил Сергей. - А где ты так долго пропадал? Не заходил совсем....
   - Да так, дела кое-какие были, - надменно бросил Андрей. - А вы, я погляжу, уже баиньки собрались?
   - Да! - гордо заявил Шкет, взбивая свою облезлую подушку, чтобы она была попышнее. Он всё ещё жестоко злился на Коху, за то, что тот, убеждая его, что Стас ничего не подцепит, что эта точка проверенная, обманул его. Но говорить об этом Стас ему ничего не стал - боялся.
   - Детское время ещё, парни! - возмутился Коха. - Собирайтесь! Поедем!
   - Куда на этот раз? - воинственно спросил Шкет, гордо подбоченясь, стоя в одних больших боксёрских трусах, посередине комнаты.
   Коха хихикнул, глядя на него, но потом серьёзным голосом сказал:
   - Сегодня поедем ко мне на хату! Будет клёво! Обещаю, вы не пожалеете.....
  
   Через некоторое время ребята шагали к уже знакомому Фольксвагену, на котором, как им показалось, прибавилась ещё одна вмятина на задней двери.
   Как всегда, невостребованный Никита, закутался с головой в тёплое одеяло и уснул, выставив наружу только нос и слушая в наушниках "Бронзовый Град".
  
   Машина неслась на большой скорости по Садовому кольцу. Дворники работали на полную катушку, счищая с ветрового стекла внезапно поваливший снег.
   Ехали молча. Лишь изредка пытался заговаривать с Кохой Стас, но тот был сегодня каким-то молчаливым и задумчивым и только кивал в ответ на вопросы Шкета.
   Он снова вспоминал своё позорное прошлое, своего богатого покровителя.
  
   - Ну вот, приехали! - сказал Коха, выруливая к подъезду многоэтажного дома. Ребята завертели головами, осматривая роскошный дом.
   Они вышли из машины и зашли внутрь. Поднявшись на лифте на пятый этаж, ребята очутились на широкой лестничной клетке, по сторонам которой располагалось четыре квартиры. Самая массивная дверь с дорогой отделкой, оказалась дверью, ведущей в квартиру Андрея.
   Важно растолкав приятелей, он вертя ключами в руках, подошёл к двери. Громко щёлкнув, замок открылся и Коха, распахнув тяжёлую металлическую дверь, жестом пригласил ребят внутрь.
   - Это, что - твоя берлога? - восхищённо протянул Шкет. Коха лишь хмыкнул.
   Они прошли внутрь, сняли обувь в холле и вошли в гостиную. На лицах нарисовалось неподдельное изумление, когда они увидели всю ту роскошь, которая царила в огромной комнате.
   Богатая мягкая мебель, состоящая из роскошного дивана и двух кресел с бархатной обивкой, дорогая мебель из редких пород дерева, битком набитый старинными книгами книжный шкаф и изящная, вроде как позолоченная люстра, освещавшая просторный зал. В дополнение ко всему этому, стены были увешаны картинами и персидскими коврами с затейливыми узорами. В глубине комнаты, в специальной нише стоял телевизор с огромным плоским экраном и расставленные в специальном порядке напольные колонки для домашнего кинотеатра.
   От всего этого великолепия у ребят зарябило в глазах.
   - Коха, вот это да-а..... - сказал восхищённо Сергей. - Ты прямо как король живёшь! Откуда у тебя эти редкие картины? Это же оригинальные полотна.... К-к-ак?... э-э-э... они же стоят безумных денег?
   Сергей мысленно пытался сопоставить эти дорогущие картины, каждая из которых стоила столько, сколько приличный загородный коттедж со всеми удобствами, и обычный прикид Андрея, в котором он появлялся в институте, а так же его потрёпанная машина. Всё это сбивало его с толку.
   - Откуда? От Верблюда! - улыбнулся Коха. - А ты что-то смыслишь в картинах?
   - Да так... немного.....
  
   Довольный произвёдённым впечатлением, Коха улыбался, глядя как его приятели вертят головами, поражённые красотой и богатством его жилища. А когда-то и он, точно так же, как и они, с ошарашенным взглядом взирал на всё это великолепие, впервые придя домой к Борису.
   - Вот это да! - заворожено произнёс Паша. - Ты живёшь один? Откуда у тебя столько денег, чтобы приобрести всё это?
   - Это неважно, - отрезал Андрей. - Важно то, что если вы будете со мной, то и у вас будет всё не хуже, чем у меня.
   Ребята уставились на него с любопытством.
   - Круто!!! - заорал Шкет и с разбега плюхнулся на диван. - Маэстро, вина и девочек! И поживее! - скомандовал он воображаемому слуге, войдя в роль обладателя этих богатств.
   Павел последовал его примеру и важно водрузился на шикарном кресле, почти наполовину утонув в его мягких объятиях.
   - Присаживайся! - сказал Коха Сергею, который продолжал стоять, озираясь по сторонам.
   - А что мы будем делать? - спросил он настороженно. - Ты говорил, что будет что-то особенное.......
   - Будет! - твёрдо сказал Андрей. - Но только чуть позже! Нам надо поговорить. Всем вместе. А пока я схожу на кухню и принесу чего-нибудь выпить, а вы располагайтесь и чувствуйте себя, как дома. Я скоро!
   С этими словами он удалился, оставив Сергея со своими мыслями о том, как сегодня Коха разительно отличался от того Кохи, который предстал перед ними в тот день в столовой.... А ещё он никак не мог понять как этот парень, носящий постоянно один и тот же потрёпанный свитер, содержит такую квартиру.....
   - Наверное, сегодня опять девочки будут! - весело сделал предположение Павел.
   Шкета, как током передёрнуло. Вмиг он почувствовал уже позабытое ощущение зуда в паху. Он одарил Пашу испепеляющим взглядом и перестал скакать на мягком диване.
   Сергей остановился у полки с книгами и внимательно изучал библиотеку. К его удивлению на полках он обнаружил настолько редкие книги, что просто не мог в это поверить.
   В комнату вошёл Коха. В руках у него был поднос с рюмками и изящный хрустальный графинчик с коньяком. Он поставил поднос на стеклянный столик и начал разливать содержимое графина по рюмкам. Потом он жестом пригласил ребят разбирать стаканчики. Тут же на подносе лежала мясная и рыбная нарезка для закуски.
   Когда все взяли свою рюмку, Коха окинул взглядом всю компашку и заговорил:
   - Ребят, предлагаю выпить за нас, за эту маленькую компанию с большим будущим! Пусть каждый из нас знает, что в этой компании он частица, без которой она не сможет быть одним целым. За нас!
   - За нас!!!! - хором повторили ребята.
   И они выпили. Сергею вкус коньяка показался каким то странным. Он попробовал его, отхлебнув немного, и пополоскал во рту.
   - Ты чего не пьёшь? Что то не так? - спросил его Коха
   - Да нет..... просто какой то странный привкус.......
   - Э-э-э, дружище! Да ты, я смотрю, никогда не пил настоящих коньяков! - засмеялся Коха. - Именно таков коньяк с 30-ти летней выдержкой!
  
   Сергей недоверчиво посмотрел на него.
   - 30 лет???????? - воскликнул Шкет. - Не может быть! Вот это да!
   А потом чуть слышно шепнул Паше на ухо:
   - А на вкус как дерьмовая борматуха.
   И они оба засмеялись.
  
   - Думаешь, я хочу вас отравить? - спросил, улыбаясь, Коха. Сергей пожал плечами. -Серёг, я же его вместе с вами пью? Ты чего? Пей и не дури!
  
   Сергей ещё немного постоял в задумчивости а потом всё же выпил коньяк до конца. И на этот раз странный привкус вроде как пропал.
  
   Ребята сидели на диване и в комнате негромко играла музыка. Коха восседал в кресле, словно барон на троне, Сергей сидел с ним рядом в соседнем, а Паша со Стасом удобно устроились на диване. Они выпивали и закусывали копчёной осетриной и ароматным мясом, закопченным с дымком.
   - Ну а всё-таки, для чего ты нас привёл сюда? - спросил у Кохи слегка захмелевший Сергей. - Не для того ведь, чтобы похвастать своей хатой? Или для этого?
   Коха пока молчал, сосредоточенно глядя куда то вдаль.
   - Эй, Коха! Проснись! - Сергей тронул его за плечо и Андрей резко обернулся. Так резко и неожиданно, что Сергей невольно отпрянул назад. В глазах Кохи полыхнули огоньки.
   И тут он заговорил. Галдящие Паша и Шкет сразу замолкли.
   - Ребята, сегодня я собрал вас здесь для того, чтобы поговорить с вами. И поговорить вот о чём.....
   - Давай, валяй! Мы слушаем, - вякнул Стас, который опьянел и вёл себя развязано.
   - Шкет, заткнись и слушай! Я дважды повторять не буду, - пригрозил ему Коха.
   - Итак, я собрал вас сегодня здесь чтобы предложить вам кое-что.... Сегодня вы побывали у меня и увидели много интересного. Наверняка вы задались вопросом: откуда это всё у меня? Верно?
   Ребята кивнули. Коха удовлетворённо хмыкнул.
   - И я хочу вас спросить: вы хотите, чтобы у вас было так же? Хотите ездить на нормальных тачках, развлекаться с красивыми женщинами, кушать хорошую еду и пить нормальные напитки?
   Они кивнули. А что они могли ещё сказать. Кто не хочет в свои 20 с небольшим лет иметь всё и сразу?
   - Отлично! И вы знаете что?, - продолжил Коха - Если мы будем держаться вместе, то у каждого из вас будет всё это. А может быть даже и в сто раз лучше этого.
   Коха хотел зажечь огонёк любопытства в глазах приятелей и, судя по выражению лиц ребят, ему это удалось.
   - Коха, а что нам для этого надо делать? - спросил его Сергей. Его рассудительность не давала ему покоя, в отличие от обезумевших от таких красочных перспектив Стаса и Шкета. - Просто так ведь ничего не бывает! И ты это прекрасно знаешь.
   - Всё что вам пока надо знать, так это то что нам нужно держаться вместе. Мир слишком сложен, чтобы существовать в нём по одиночке....
   - Андрей, ты всё какими то загадками говоришь! Скажи толком всё! - не унимался Серёжа
   - Придёт время и вы всё узнаете! А пока знайте лишь то, что нам надо держаться вместе и быть одной командой.
   - Коха, я например не буду подписываться под незнамо чем. Ты извини конечно, но я должен знать во что ввязываюсь, - стоял на своём Сергей. Стас и Павел лишь глупо молчали.
   - Ты ни во что не ввязываешься! Я говорю лишь о том, что мы должны стать одной командой и держаться вместе, - возразил Андрей
   - Коха, за "держаться вместе" я не смогу купить себе всё это, - Сергей обвёл рукой комнату. - Что ты нам предлагаешь? Говори конкретно!
   Коха немного помолчал, глядя в глаза ребят, которые смотрели на него с нескрываемым любопытством.
   - Скажем так, я предлагаю организовать свою команду, у которой будет большая власть. И с помощью этой власти мы сможем получить всё, что угодно. Всё, что захотим. Понимаете меня?
   - Не совсем... - протянул Шкет.
   Коха закатил глаза.
   - Андрей, ты хочешь втянуть нас в криминал? - жёстко спросил Сергей
   Коха посмотрел на него и впился глазами в его глаза. Так прошло несколько секунд.
   - Я не криминал, хочу вам предложить.... Все эти бандюки - это лишь мелкие сошки, по сравнению с тем, что будет у нас. У нас будет гораздо больше, чем просто тупые бритые головы и стволы. И с этим мы сможем заполучить свой кусок. Большой кусок
   - О чём ты?
   - Ты это узнаешь в своё время. Всё что я сейчас хочу услышать от вас - это то, что вы готовы стать одной командой, перестать склочничать и держаться вместе. Вы готовы к этому? Это будет первый шаг.
   - А почему бы нет? - сказал Шкет. Он был серьёзен. Весь его вид говорил о том, что он не шутит. Таким его Сергей никогда ещё не видел.
   - Я тоже не против! - кивнул Паша. - Что мы теряем? Пока ничего.
   - Да, но перспективы пока весьма размывчаты... - запротестовал Сергей. - Я так и не понял, о чём ты, Коха?
   - Я говорю лишь о том, что вместе мы сможем многого достигнуть. Мы сможем заполучить всё что захотим. И от вас я ничего не требую, а только лишь говорю о том, чтобы мы держались вместе. Разве это так много? По-моему мы неплохо проводим время вместе. Нам весело. Разве это плохо?
  
   Сергей молчал. В голове его роились разные мысли. Противоречия. Но мозги были странно затуманены. Он не мог понять себя. Как будто это был не он.
  
   И он кивнул. Да, сам того не ожидая от себя, он кивнул в знак согласия.
   - Вот и чудно! - улыбнулся Коха. - Парни, а пока предлагаю нам выпить ещё по рюмочке за нашу новую коалицию.
  
   Он встал с кресла. Слегка качнулся.
   - Я пока схожу на кухню за новой бутылочкой... а вы..... ну, пока киношку посмотрите что ли! Серёга, диски вон на той полке. Разберётесь!
   И он удалился, оставив ребят одних.
   Сергей, как то позабыл о свои недавних сомнениях. Коха ему почему то больше не казался каким-то злодеем, как раньше. Он включил телевизор и, порывшись в DVD дисках, нашёл старенький, но в своё время любимый многими, фильм "Звёздные войны". Включив диск и добавив звуку, он поудобнее уселся в кресле.
   - Порнуху!!! Порнуху давай! - завопил Паша, но его выкрики потонули в громком свисте летающих шатлов и перестрелке истребителей повстанцев с Имперскими звездолётами.
   Колонки, расположенные по всему залу оглушали ребят, создавая ощущение присутствия в самом фильме.
   Потрясённые этим, они не сразу заметили вошедшего в комнату Коху.
   Загадочно улыбаясь, он глядел немигающими глазами на веселившихся парней и думал о том, что скоро, очень скоро они помогут обрести ему такую власть, о которой можно только мечтать.
   Когда Сергей обернулся, то по нему пробежала дрожь при виде Андрея, застывшего с бутылкой коньяка в руке и с отсутствующим взглядом взиравшего на них..
  -- Эй, с тобой всё в порядке? - прокричал Серёжа, стараясь перекричать телевизор.
   Коха не ответил и продолжал стоять в том же оцепенении. Сергей помахал рукой перед лицом Андрея и крикнул ещё громче:
  -- Я говорю, с тобой всё нормально? Ты какой то странный!
  
   Коха вышел из своих сладостных раздумий и посмотрел на Сергея. В его глазах всего на какую то долю секунды вспыхнул странный огонёк, но мгновенно потух, а вместо него осталась пугающая пустота.
  -- А? Да... Всё нормально.... - пролепетал он. - Давайте выпьем, что ли?
  
   Он убавил звук телевизора и поставил бутылку на столик. Разлив содержимое, он бережно передал емкость каждому из ребят и, подняв свою, замер, пронзительно всматриваясь в глаза каждого из них поочереди.
  -- За что пьём? - спросил Стас.
  
   Коха немного помедлил. Странно улыбнулся и сказал свой длинный тост:
  -- Выпьем за то, чтобы каждому из нас было хорошо! За то, чтобы каждый получил то, чего так желает! За власть! За безграничную власть и богатство! За могущественную силу, которая поможет обрести эту власть, а самое главное - поможет удержать её!
  
   Ребята ошеломленно глядели на него и ничего не могли понять. Первую половину тоста они поняли сразу, но вторая наводила на мысли что Коха либо не в своём уме, либо уже надрался до чёртиков. Но они выпили
   После этого тоста последовало ещё несколько, но уже не таких замысловатых. Когда же бутылка была пуста, ребята почувствовали, что они изрядно захмелели и устало откинулись на спинку мягкого дивана. Один только Коха не подавал признаков опьянения. Он гордо стоял у окна, всматриваясь в темноту.
   Пьяные языки, которые сильно заплетались, тихонько переругивались друг с другом. Приятелям было хорошо и они, весело смеясь, толкались на диване.
  -- Ну чё, Коха, давай к нам! Чё ты там стоишь один? - проорал Шкет и вдруг зашёлся громким беспричинным хохотом.
  -- Да! Давай сюда! - поддержал его Паша.
  -- - Позже, - жёстко отрезал Коха. - А сейчас пора веселиться!
  
   Он отошёл от окна, выключил в комнате свет, оставив работать лишь телевизор, и встал напротив ребят. В его глазах светился недобрый огонёк, но пьяные ребята этого не заметили.
  -- А-а-а! Хочу веселиться! - завопил Шкет.
  
   Коха улыбнулся. Неожиданно он отвернулся от них и стал медленно оседать на пол, хватаясь руками за грудь. Его стало трясти, и по телу прошла сильная судорога, заставившая Андрея громко вскрикнуть. Парни уставились на дёргающееся тело Кохи и не могли понять, что с ним происходит.
  -- Эй, Коха, что с тобой? - недоуменно спросил Сергей.
  -- Андрей, ты перепил что ли? - захихикал Павел. - Давай доведём тебя до туалета, а то ты щас весь ковёр обрыгаешь!
  
   Коха закричал и его крик перешёл на рык, потом дёрнулся ещё раз и затих. Его красный свитер лопнул в нескольких местах и обрывки валялись неподалёку. Сергей встал с дивана и, покачиваясь, подошёл к нему.
  -- Андрей, что случилось? Давай мы тебе.... - спросил он и осёкся.
  
   Он тронул его за плечо и вдруг Коха резко развернулся и вскочил на ноги. Но это был уже не Коха. Огромное косматое существо стояло перед ребятами, хищно скаля огромные жёлтые клыки. Глаза вспыхнули ярким огнём на его свирепой морде. Треснувшая одежда лохмотьями свисала с его мощного тела, а в разрывах виднелась густая тёмная шерсть. Зверь издал громкий рык.
   Сергей отшатнулся от него и упал на диван. Он попытался встать, чтобы побежать прочь отсюда, но не успел: большие острые зубы вцепились в его лодыжку, прокусив мясо, и отхватив маленький кусок.
   Павел, который смог, несмотря на опьянение, перепрыгнуть через стоящее рядом с диваном кресло, бросился к двери. Но тяжёлая лапа зверя сбила его с ног и он, сильно стукнувшись головой об стену, упал без сознания.
   Воспользовавшись моментом, пока чудище накинулось на Павла, Шкет, уже абсолютно протрезвевший, словно акробат перепрыгнул через голову оборотня и ринулся к окну. Ему было уже всё равно: пятый это этаж или десятый - лишь бы спастись. Он запрыгнул на подоконник и попытался открыть фрамугу, но она не поддавалась, как он ни старался. Тогда он решил во чтобы то ни стало убраться подальше от этого проклятого места через форточку - благо позволял рост.
   Шкет распахнул створку и стал протискиваться на улицу, пыхтя и чертыхаясь. Однако, едва протиснувшись в крохотную форточку, Стас застрял, и как он ни извивался и не дёргался, но пролезть дальше он не мог. Лишь голова и руки его были уже на улице, а вся задняя часть осталась внутри квартиры. И он завопил от ужаса.
   Оборотень, прокусив ногу Павла, бросился к пытающемуся сбежать через окно Шкету. В два огромных прыжка он достиг окна, в котором словно пойманная в сеть рыба, трепыхался Стас. Подпрыгнув, зверь вцепился клыками в ягодицы карлика.
   Нечеловеческий крик, полный ужаса и боли, разрезал ночной холодный воздух, заставив, уснувших на ветках деревьев, ворон взлететь с насиженных мест и громко закаркать.
   Стас взвыл от боли, дёрнулся и сознание покинуло его, окутав непроглядной тьмой всё вокруг.
  
  
   ГЛАВА 14.
  
  
   Огромный волк с бурой шерстью гнался за ним, не отставая ни на шаг. Он бежал тёмными дворами, переулками, ища защиты у людей, но никто не шёл на помощь, оставив его одного, беспомощного, несчастного и уставшего, на произвол судьбы и во власти преследующего его оборотня.
   Поскольнувшись на льду, он упал лицом на промёрзшую землю. Когда он перевернулся на спину, то увидел нависшего над ним чёрной тенью, волка, скалившего свои жёлтые клыки.
   Он ещё попытался ползти, как вдруг почувствовал резкую боль, пронзившую его зад.
  
   Стас проснулся в холодном поту и вскочил на своей кровати, закутавшись в тёплое одеяло. Он никак не мог понять, где он и что с ним произошло.
   С пустыми большими глазами он сидел, уставившись на мирно сопящих с своих тёплых кроватях Сергея и Павла. Они спали безмятежным спокойным сном, а в углу комнаты несильно похрапывал Никита на своей раскладушке.
   Шкет посмотрел в окно, за которым начинало рассветать. Там вовсю валил белый пушистый снег, оседая на ветках деревьев и бесшумно падая на землю, занесённую первыми маленькими сугробами. Наступала зима.
   Стас пытался вспомнить, что было накануне, но в памяти всплыло лишь то, что они вместе с Кохой ехали куда-то на его машине... Вот только КУДА? Кажется, они приехали к нему домой, что-то пили..... а потом.... А потом он ничего не помнил. Ничего, не считая того, что он точно знал - ему было больно и страшно. Да ещё этот непонятный странный сон..... УЖАС!
   Он встрепенулся и сильнее закутался в одеяло. В комнате было прохладно, несмотря на то, что отопительные батареи грели на полную мощность. Из окна сквозило.
   Стас встал с кровати, одел мягкие пушистые тапочки, и не скидывая одеяла, потопал к кровати Павла. Тот открыл воспалённые глаза, как только Шкет навис над ним тенью.
  -- Тебе чего? - спросил он спросонья.
  -- Вставай! Дело есть, - ответил Стас.
  
   Павел последовал примеру приятеля и тоже завернулся в одеяло. Таким образом, две "куколки" уже топали к кровати Сергея с явным намереньем разбудить его.
   Спустя несколько минут уже три "кокона" сидели на кровати Сергея с опухшими лицами и обсуждали вчерашнее похождение.
  
   - Вы хоть что-нибудь помните, а? - спрашивал Шкет ребят.
   - Ничего! Ровным счётом, ничего! - прошептал Сергей. - Я только помню, что Коха пришёл к нам и мы вместе поехали к нему домой. Там мы пили что-то....
   - Коньяк, - уточнил Стас.
   - Точно, коньяк. А потом.... - Сергей замялся и начал тереть смуглый лоб, силясь вспомнить то, что было вчера. - А потом....
  
   Он вдруг испуганно посмотрел на приятелей и, откинув одеяло, выставил ногу, где на смуглой коже виднелся небольшой розовый шрамчик.
   - Откуда это? - спросили в один голос Стас и Павел.
   - Я не знаю, но раньше этого не было, - растерянно пробормотал Серёжа.
   - А почему ты вдруг про него вспомнил? - допытывался Шкет.
   - Не знаю я!!! - нервно отмахнулся Сергей. - Просто вспомнил и всё!
   Он начал потирать шрам. А потом поспешно спрятал ногу под одеялом и насупился.
   Тут же достал свою ногу Павел и с бледным лицом уставился на похожий, уже затянувшийся, рубец на своём теле.
   - Господи, и у меня тоже!- испуганно воскликнул он. - Да откуда это у нас, чёрт возьми?
  
   Внезапно Шкет стал белее всех их вместе взятых. Он спрыгнул с кровати, подбежал к окну и, сдвинув одеяло, склонил голову через плечо и медленно осел на пол.
   - Что?! Что там!? - загалдели ребята.
   Белый, словно только что выпавший снег, Стас только прошептал:
   - У меня тоже.....
  
   В памяти мгновенно всплыл жуткий сон и перед глазами ясно предстала оскаленная морда громадного волка с жёлтыми свирепыми точками вместо глаз.
   От шума пробудился Никита, всё это время спавший на своей жёсткой раскладушке. Он посмотрел на закутанных в одеяла ребят мутными сонливыми глазами и еле слышно пробормотал:
   - Не спиться вам, что ли? Шутники, блин!
  
   После чего он перевернулся на другой бок, укрылся одеялом с головой и захрапел.
  
  
   ***
  
   Ещё один день оставался до Дня Студента - грандиозной вечеринки, на которой будут присутствовать все, или же почти все студенты института.
   Многие уже утомились в ожидании праздника и старались побыстрее скоротать скучное время.
  
   Утро началось с того, что вереница сонных студентов из общаги потянулась по лестнице к аудиториям, негромко переговариваясь и делясь новостями. К зданию подъезжали машины, на которых подкатывали "крутоватые" студенты. Пикая сигнализациями, они с важным видом направлялись ко входу и исчезали за тяжёлыми дверями, за которыми начиналась совершенно иная, непохожая ни на что, жизнь, полная приколов, и свойственных только ей проблем и радостей.
   Ослепительно сверкая на фоне белого снега и тусклого солнца, едва пробивавшегося через тяжёлые серые облака, ко входу института подкатила чёрная БМВ.
   Из машины вышел парень в чёрной кожаной куртке, одетой поверх тёплого свитера. Его синие глаза окинули местность, студентов лениво топающих по узкой тропинке к дверям и, удовлетворённо хмыкнув, парень направился к дверям, почёсывая на ходу затылок.
   Леха поднялся на второй этаж, где собралось уже много народу, поздоровался со всеми, кого знал и кого не знал и, отыскав взглядом в галдящей толпе Максима, подошёл к нему.
  
   - Здорово! - проорал он, пытаясь перекричать толпу.
   - Опаньки! Лёха! - ответил друг. - А я то думал, что ты сегодня не приедешь? Чего так рано то?
   - Чего это? - возмутился Витамин. - У меня теперь тяга к знаниям появилась.
   - Знаю я, к чему у тебя тяга! - засмеялся Макс. - Кстати, Яна тут была недавно и один хмырь около неё всё вертелся.
   - Кто? - резко спросил Алексей, меняясь в лице.
   Макс замялся. Он понял, что сказал лишнее.
   - Макс, КТО? - повторил Витамин, недобро сощурив глаза.
   - Петя, с правового факультета......
   - Что он делал? - спросил Витамин, а в глазах его уже полыхал огонёк.
   Макс молчал.
   - Макс, скажи, что он делал? - рявкнул Лёха.
   - Приставал к ней и приглашал пойти с ним погулять......
  
   Витамин тихонько зарычал. У Лёхи не раз были разногласия с этим вертлявым типом, но все они дальше словесной перебранки не заходили. Но теперь, когда этот выскочка просунул свои тощие лапки непосредственно на территорию Витамина, можно было ожидать самого нехорошего.
   - Где этот паразит? - заорал Лёха, окидывая бешенным взглядом холл.
   - Да ладно тебе, не буйствуй! - попытался успокоить его Максим, но напрасно. - Он руки не распускал. Просто на словах.....
   - Дружище, я спросил, ГДЕ ОН? - сквозь зубы прошипел Лёха. Ярость охватила его и трясла тело, словно электрический разряд.
   - В тридцать пятой, - тихо ответил Макс, понимая, что зря он затеял всю эту котовасию и, что сейчас будет самое страшное, ибо Витамин пришёл в ярость. Максим уже однажды видел его в таком состоянии, поэтому знал чем может закончиться это шоу.
   Леха молнией ринулся в 35-ю аудиторию и через несколько мгновений уже волочил за собой за шиворот извивающегося и брыкающегося отборным матом парня, который был чуть ли не на голову выше Витамина, крепко сбитый. Однако ярость утроила силу Алексея.
   Под громкие вопли и улюлюканья студентов, Лёха протащил негодяя к лестнице, не замедляя шага, поволок его на третий этаж прямо по ступенькам в сторону туалета. Жестом он показал толпе оставаться на своих местах и не мешать правосудию и скрылся в сортире.
   Через несколько минут после шумной возни и страшных ругательств, доносившихся из-за двери, а так же шума сливного бачка, Лёха вышел в коридор, поправляя куртку и растрепавшиеся волосы.
   - Ты чего с ним сделал? - спросил Максим, который был сам не рад, что всё так вышло.
   - Ничего! - пожал широкими плечами Витамин. - Просто теперь парень отдыхает. И ни к одной девушке он больше не подойдёт!
   - Ты что?.... ты ему оторвал.......
   - Нет! Просто теперь от него будет так вонять, что ни одна девчонка к нему ближе, чем на десять метров не подойдёт.
  
   На лекции сидели молча. Максим был увлечен очередным кроссвордом, а Лёха сидел вместе с Яной и мило шептался с ней, осыпая её комплиментами.
   Как и всегда, многие сидели, делая вид, что записывают лекцию, которую вёл писклявый маленький старичок длинными кудрявыми волосами, чем-то напоминавший актёра Линькова, а сами настроили свои плееры на Бронзовый Град, где крутили самые последние хиты известнейших групп.
   За этими привычными занятиями и прошёл весь короткий учебный день.
  
  
   ***
  
   Трое не находили себе места, метаясь по небольшой комнатке, как тигры в клетке. Изнутри их всех просто разрывало от какого-то странного чуждого разуму чувства. Но самое ужасное - они не могли понять, что с ними происходит, а потому от этого становилось ещё мучительнее. Их охватила паника. Им было страшно....
   Никита же величаво восседал на раскладушке, поджав ноги. Он уже который час упрашивал ребят сыграть с ним в карты, и чуть было не был разорван на куски беснующимся Стасом. Драку едва удалось предотвратить.
   Ближе к вечеру, примерно около восьми, в дверь постучали. На пороге, ко всеобщему, кроме Шкета, удивлению, стояла симпатичная девчушка с длинными розовыми волосами, спадавшими на хрупкие узенькие плечики. Девушка была одета в синие обтягивающие джинсы и яркую футболку.
   Стас чмокнул Кристину ( так её звали) и на её предложение пойти на ночь в клуб, согласился. Быстро собрав свои вещи, он позабыл о терзающем его чувстве страха, и хлопнув дверью ушёл.
   А ещё чуть позже в комнате появился Коха.......
  
   Прямо с порога он громко рявкнул, обращаюсь:
   - Иди погуляй!!!
   Никита удивлённо уставился на него, округлив глаза.
   - Я к кому обращаюсь? А ну катись отсюда, Труша!!!!!
  
   Никита, тяжело вздохнув, поднялся с раскладушки, не решаясь поспорить с Кохой, и исчез за дверью. Его шаркающие шаги удалялись в коридоре.
   Коха поудобнее устроился на кровати Сергея, закинув ногу на ногу и прислонившись спиной к стене. Он окинул ребят суровым взглядом.
   - Как чувствуете себя парни? - спросил он.
   Приятели долго молчали и не решались заговорить. Коха смотрел на них, сверля глазами, словно воспитатель, грозно глядя на провинившихся сорванцов, которые закинув руки за спину, уставились глазами в пол, избегая взгляда старшего.
   - Почти, как всегда, - прервал наконец затянувшееся молчание Сергей.
   - Почти? - удивился Андрей. - А почему почти?
   И снова повисло молчание.
  
   - Кстати, а где Шкет? - только сейчас Андрей заметил, что в комнате не хватает ещё кого-то.
   - Он в клуб поехал на всю ночь, - ответил Паша. И добавил, - С подругой!
   - Что???? - встревожился Коха. Он вскочил с кровати, как ужаленный и бросился к окну. - В какой клуб?
  
   Павел с Сергеем смотрели на него и ничего не понимали. Коха подскочил к окну и посмотрел на небо. Над тяжёлыми тучами висела полная луна.....
   - В какой клуб он поехал? - заорал он.
   - Не знаем мы! - встревожено ответил Сергей. - Он нам ничего не сказал. Просто оделся и ушёл, хлопнув дверью....
   - Идиоты! - прошептал Коха. Он обхватил голову руками и начал тереть пальцами виски.-Чёрт, мне следовало знать наперёд, что дело может повернуться вот так..... Почему вы не остановили его? А?
  
   Парни удивлённо поглядели на него.
   - Коха, а в чём дело? Что случилось?
   - Что случилось? - передразнил он Сергея - А то, что этот мелкий обормот может вляпаться по-крупному. Я же не знаю, какой период инкубации будет у каждого из вас.... Чёрт, мне надо было подумать об это заранее.
  
   Он с силой стукнул себя кулаком по колену. Ребята вздрогнули. Потом он, успокоившись, поднял на них тяжёлый взгляд и посмотрел каждому по очереди в глаза.
   - Коха, может, объяснишь в чём дело? О чём ты? Что происходит? - твёрдо сказал Сергей.
   - Я могу вам объяснить, что происходит, - ответил Коха. - Готовы ли вы выслушать меня? И выслушать внимательно! Все вопросы будет задавать потом.....
  
  
  
   ***
  
  
  
  -- Коха, так ты хочешь сказать, что мы теперь стали оборотнями? - смеялся Сергей. Лицо его даже покраснело от приступов хохота.
  -- Что вы смеётесь, идиоты? - прошипел Коха?
  -- Большего бреда я ещё не слышал! - чуть отдышавшись, произнёс Серёжа. - Ты что, пил сегодня Андрей?
  
   Андрей залепил ему несильную оплеуху. Сергей резко замолчал и вперил в него свирепый взгляд.
  -- Слышь, ты! Ещё раз распустишь руки, я дам тебе сдачи, - яростно прорычал он. - Я не стану терпеть твои дебильные выходки. Ты кем себя возомнил?
  
   Андрей даже бровью не повёл. А лишь схватил Сергея за воротник футболки и тряхнул его как следует. Паша молча наблюдал за происходящим.
  -- Да пойми же ты наконец! - угрюмо сказал Коха. - Всё, что я говорю вам - правда! Я специально вас укусил, чтобы обрести помощников. Я увидел в вас ребят, которые хотят того же, что и я! ВЛАСТИ! ВЛАСТИ И БОГАТСТВА! Ты ведь хочешь этого?
  
   Он притянул Сергея к себе, так что его лицо оказалось всего в нескольких миллиметрах от лица Кохи. Глаза впились в него сверлящими иглами.
  -- Ты хочешь этого?
  -- Да...... - пролепетал Сергей, теряя волю при этом взгляде. Это был взгляд не человека. Взгляд зверя.
  
   Андрей отпустил Сергея, и тот отпрянул от него и плюхнулся на кровать. Паша сидела рядом с открытым ртом.
  -- Так послушайте же меня, что я вам хочу сказать. Теперь мы стали одной командой. Имея эту силу, этот дар, мы сможем запросто взять под контроль все сферы влияния, которые сейчас находятся под властью преступных группировок. И этим городом будем править только мы с вами. Мы разбогатеем.
  -- - А почему ты раньше этого не сделал? - задал вопрос Павел.
  -- Говорю же вам, мне нужны были помощники, - ответил Коха. - Одному мне не под силу справиться с этим. Один - это слишком мало. Теперь же нас четверо.....
  -- А почему именно мы? - поинтересовался Сергей.
  -- Именно в вас я разглядел тех, кто больше всего подходит для этого.
  -- Так значит, ты просто использовал нас? Мы нужны тебе лишь для того, чтобы осуществить твои идиотские замыслы? А ты нас спросил вообще, хотим ли мы этого?
  
   Коха замолчал.
  -- Вообще я не верю в весь этот бред! - махнул рукой Сергей. - Оборотни, колдовство, чёрная магия..... этого не бывает. Это всё сказки. Скажи только, чем ты оставил на наших телах эти дурацкие отметины? Ножом? Надеюсь, он хотя бы стерильным был? Не хватало ещё только какую-нибудь заразу подцепить...... Ну что ты замолчал, Коха?
  -- Я устал повторять вам одно и тоже! Ты можешь не верить во всё это. Но я скажу в последний раз. Я точно знаю: вы- те кто мне нужны. И я вас укусил. А человек, которого укусил оборотень сам рано или поздно становиться оборотнем. Это лишь вопрос времени. Всё зависит от организма, когда он пройдёт инкубационный период и начнёт превращение. Это может произойти хоть сегодня, и моя задача научить вас контролировать это превращение...
  -- Коха, ты бред несёшь... - начал Серёжа
  -- Заткнись! - рявкнул Андрей. - Скоро ты в этом убедишься!
  -- А если ты ошибся во мне? А если мне это попросту не нужно?
  -- Тогда мне не остаётся ничего другого, как убить тебя, чтобы ты не ходил по миру с этой силой внутри, - пожал плечами Коха.
  
   Сергей оторопел.
  -- Андрей, ты просто ненормальный! Тебе лечиться надо!
  
   Он пропустил эти слова мимо ушей.
  -- Пойми, обладая этой силой, мы сможем запросто вытеснить криминальные структуры всего города, и не только этого города.... Мы их попросту уничтожим. И они будут бессильны против нас вместе со всем своим оружием. Они не смогут причинить им нам никакого вреда. Мы станем неуловимыми тенями. Но для начала я должен научить вас контролировать эту силу. Скажи, Серёга, и скажи ты, Павел, разве вы не хотите стать богатыми и не хотите иметь власть? Большую власть? Такие молодые ребята, как вы не могут этого не хотеть. У вас вся жизнь впереди, и она сейчас в ваших руках! Но только вместе мы сможем победить. И вам нужно научиться контролировать это, чтобы избежать непроизвольных превращений. Вот только Стас, как назло успел слинять до того момента, как я собирался поговорить с вами. Но будем надеяться, что с ним будет всё в порядке и он не вляпается в неприятности. Он же ещё не готов к превращению, а оно может начаться в любой момент...
  -- Как- то с трудом во всё это вериться..... - протянул Павел. - Я оборотень! Р-рр--р-р-р-р!
  
   И он засмеялся. Только Сергей не смеялся.
  -- Твои слова похожи на сказку. Этого не может быть! Я не верю в это!
  -- Что ж, придётся вам показать кое-что, чтобы вы наконец-то поверили моим словам.....
  
   Коха подошёл к двери и закрыл её на замок. А через мгновение лицо его начало меняться, а руки стали покрываться густой бурой шерстью......
  
  
  
  
   ***
  
   Витамин, как всегда, весь вечер провёл, гуляя по Москве с Яной, обняв её за хрупкие плечики своей мощной рукой. Они бродили по вечерней набережной, беседуя. Пушистый снег бесшумно ложился на смешную шапочку Яны, на её длинные ресницы и на забавную рыжую шубку, в которой, как пошутил Лёха, она была похожа на лисёнка, залепленного снегом. Он нежно снимал с неё снежинки и был с ней, как мальчишка. Никогда с ним такого ещё не было. Сколько девушек он встречал в своей, путь недолгой, но всё же, жизни, но ни с одной он не чувствовал себя так, как с Яной.
   И всё чаще он понимал, что она нужна ему, что когда её нет рядом, ему грустно и одиноко, несмотря на то, что вокруг много его знакомых и друзей. Как будто есть всё, но не хватает самого главного...
   Но он боялся признаться себе в этом. Боялся признаться, что начинает привыкать к ней, что всё больше попадает в некую приятную зависимость.
   Лёха всегда старался особо не прикипать ни к кому, поскольку много раз, как говориться, жизнь треснула его физиономией об косяк, и он знал, чего стоит пережить разрыв с тем, к кому ты сильно привязался.
   Знал. Прекрасно знал, но ничего не мог с собой поделать....
  
   Когда город окончательно потонул в свете тусклых фонарей и в снежинках, кружащихся в их свете, когда на улицах стало безлюдно и одинокие машины всё реже и реже попадались на дорогах, они вернулись обратно к общаге.
   Максим с ребятами всё ещё репетировали в своей тесной каморке, так как завтра им предстояло серьёзное выступление на вечеринке и никаких накладок не должно было быть.
   Приятные мелодии тихо раздавались в пустых тёмных коридорах общаги. Многие студенты уже спали, убаюканные ими, а другие занимались тем, чем хотели, предвкушая грядущий праздник.
   Проводив Яну до номера, Лёха вышел из здания и поднял голову вверх. На четвёртом этаже в одиноком окне горел свет. В нём виднелся силуэт девушки с густым облаком волос.
   Силуэт приложил указательный палец к губам, а потом к стеклу, за которым внизу стоял Лёха. Витамин улыбнулся и последовал этому примеру. Застыв на некоторое мгновение, Яна отпрянула от окошка, и через секунду свет погас.
   Лёха чуть постоял и зашагал к машине. Он сел, прислонившись чисто выбритой щекой к запотевшему стеклу двери, и задумчиво уставился на тёмное окно, за которым осталась его мечта.
   Что-то необъяснимое, тяжёлое и не понятное поселилось в его груди, от чего стало грустно. Он опять остался один...
   Как бы он сейчас хотел стать невидимой тенью, бесплотным духом, взлететь наверх и, проникнув через окно в комнату, оказаться рядом с ней. Сидеть всю ночь у её кровати, не спать, лишь бы слушать её ровное дыхание и быть с ней....
   - Тьфу ты, блин! Романтик нашёлся, тенью стать захотел! - пробурчал Витамин себе под нос. - Дурак ты, Лёха и уши у тебя холодные. Превратился ты в незнамо что.
  
   Он тряхнул головой и оторвав, уже основательно замёрзшую щёку от стекла, завёл машину.
   - Романтик, блин! - хмыкнул он и, резко дав газу, так что машину крутануло на месте, помчался в ночь, исчезнув в потёмках.
   Он не знал, что всё это время Яна не отходила от своего окна, а прильнув к нему, смотрела на сидящего в машине Лёху. И они смотрели друг на друга, совершенно того не зная.
   По щеке девушки покатилась одинокая слеза. Она скатилась на подоконник и разбилась об него.
   - Господи, почему я так сильно люблю его?.....
  
  
   ***
  
   Вечер, начавшийся более или менее хорошо, плавно перешёл в ночь, наполненную сплошными неудачами и скандалами, которые обступили Стаса плотным кольцом. Всё его весёлое настроение, словно корова языком слизала, и в один момент из жизнерадостного парня он превратился в понурого и расстроенного донельзя мальчишку.
   Поначалу всё шло просто замечательно: он отрывался с Кристиной в приличном клубе под названием Джефф. Вместе они выпивали, танцевали, вобщем веселились на полную катушку, под отрывную музыку.
   Всё бы ничего, да только совершенно случайно, Шкет, энергично вращаясь на танцполе, слегка толкнул подпившего здоровяка. Того задело столь некрасивое отношение к себе и он, ни слова не говоря, поднял Стаса высоко над землёй и отнёс его в туалет, где сунул, аккуратно причёсанной головой прямо в унитаз и спустил воду.
   На танцпол Шкет вернулся весь мокрый и потрёпанный. Настроение резко упало. Но оно окончательно перемахнуло за нулевую отметку, когда, вернувшись, он увидел Кристину, танцующую медленный танец с каким-то модным парнем, нежно обнимающим его за талию.
   Когда он подошёл к ним, его всего распирало от ярости, но эта ярость оказалась бесполезной: сладить с этим крепышом и парочкой его крепко сбитых дружков, сидящих неподалёку, было не под силу одинокому Стасу.
   Когда же его горящие от гнева глаза увидели, что захмелевшая Кристина прильнула своими губами к губам этого недоноска с мобилой на ремне, чаша терпения переполнилась и Шкет, гордо вскинув мокрую голову, ушёл с дискотеки.
   Он сел в метро ( благо оно ещё работало) и, терзаемый неописуемыми чувствами, теребившими его душу, поехал назад в общежитие. Глаза его безразлично уставились в стекло напротив, где виднелось его жалкое, поникшее всем телом, отражение.
   В столь поздний час вагоны поезда были почти пусты. Лишь несколько человек сидело на жёстких сиденьях, окутанные сладкой дрёмой.
   В вагоне, где ехал Стас, сидела лишь одна старая бабулька с двумя авоськами, полными пустых пивных бутылок, бережно собранными в местах скопления гуляющей молодёжи. Старушка мирно клевала носом на соседней лавочке, справа от Стаса, а он, уставившись отсутствующим взглядом в стекло, мчался домой и думал: " Ну почему жизнь так несправедлива к нему? Почему у многих есть то, о чём он может только мечтать, но люди этого не ценят, а он, как бы ни старался, как бы ни рвал задницу, никак не может этого заполучить? Почему те многие девушки, которых он успел повстречать в своей короткой жизни, так легко предавали его, в одно мгновение превращаясь из милых созданий, в откровенных стерв? Почему так? ПОЧЕМУ?
   Эта мысль билась в его воспалённом мозгу, и ему просто хотелось расплакаться от обиды. И он бы расплакался, если бы не странная дрожь, пробежавшая по всему телу, которая заставила каждую клетку его организма встряхнуться. Следом за ней жестокая судорога скрутила всё его маленькое тело. Стас закричал от нестерпимой боли.
   От этого крика проснулась задремавшая старушка и уставилась своими крохотными глазками на Шкета, дёргающегося на скамейке.
   Глаза Стаса округлились от ужаса, когда он увидел, что на руках начала расти густая тёмная шерсть. Он повернулся к старушке спиной и громко завлпил от страха. Его нос начал удлиняться и принимать очертания волчьего. Шкет попытался руками вдавить его обратно, но тщетно. Его напоминавшие вампирские уши тоже вытянулись и стали похожими на уши волка. Лицо с громким хрустом стало деформироваться, покрываться шерстью и вытягиваться. В отражении на стекле он с ужасом увидел как оно ломается и в нём исчезает человеческий облик, а вместо него появляется лик зверя. Стас попытался снова закричать, но вместо крика из глотки вырвался вой.
   Вдруг он почувствовал на своём плесе чью-то руку.
   - Внучек, что с тобой? Тебе плохо? - старушка, не выпуская из дряхлых рук увесистых авосек, встала с насиженного места и подошла к нему.
   Неожиданно, мальчик, которого она видела перед собой всё это время, обернулся. К её великому ужасу, его некогда симпатичное лицо теперь стало лицом животного, злобные маленькие глазки светились диким кровожадным огнём, а из открытой пасти торчали белые клыки.
   - Гры-хр-р-р-р! - глухо заворчало существо. Одежда на груди его была порвана в клочья.
   Старушка перекрестилась и, швырнув в нечисть авоськами, с завидной скоростью ринулась к двери, соединяющей вагоны. Дверь была заперта. Бабулька начала в испуге колотить сухими руками в стекло, за которым в другом вагоне ехала троица бомжей. Они, увидев отчаянно бьющуюся в стекло старушку, выпучили удивлённо глаза и тупо смотрели на неё.
   Внезапно она резко дёрнулась, как- будто, кто-то с силой потащил её книзу, а глаза её чуть ли не вылезали из орбит. Оборотень вцепился зубами в дряхлую плоть и беспощадно терзал её.
   Поезд выехал из тоннеля и начал тормозить у пустынной станции, где его ожидали припозднившиеся пассажиры, когда бомжи увидели, что на стекло, в которое билась старая женщина, брызнула тёмная кровь и несчастная пропала из виду.
   Когда поезд остановился и двери открылись, люди, входящие в вагон, увидели огромного лохматого пса, из клыкастой пасти которого капала кровь. Они в ужасе отпрянули от вагона, а оборотень, громко взвыв, выскочил на платформу и бросился на четырёх лапах вдоль поезда, жалобно поскуливая. Через несколько мгновений он скрылся в тёмном тоннеле, оставив в пустом вагоне истерзанный труп старушки, так и не доехавшей до дома...
  
  
  
  
  
  
  
  
   ГЛАВА 15.
  
   Впервые за несколько дней, на небе появилось яркое, но холодное солнце, лучи которого падали на глубокие сугробы, искрящиеся, словно дорогие самоцветы. Было холодно, но крепкий морозец приятно ласкал раскрасневшиеся лица москвичей.
  
   Стас проснулся от жуткого холода, сковавшего его обнажённое тело. Он резко открыл глаза и перед его затуманенным взором поплыли грязные, покрытые инеем, стены какого-то сооружения. Его всего трясло от холода, но заколотило ещё сильнее, когда он вокруг себя нескольких облезлых собак, одна из которых лежала рядом с ним, запрокинув голову с застывшими остекленевшими глазами. Судя по всему собаку сдохла и только благодаря морозу не начала ещё разлагаться и вонять.
   Стас подскочил, больно стукнувшись головой об низкий потолок. Собаки дремавшие рядом, проснулись и, ощетинившись и глухо ворча, отошли в угол, скаля зубы.
   Ничего непонимающий Шкет попятился назад и начал колотить кулаками в стену, которая была из металла, взывая о помощи.
   Его замёрзшее тело посинело и он почти ничего не чувствовал и с трудом передвигал ноги. Сквозь небольшие щели в стене он видел яркие солнечные лучи, значит было уже утро. Значит, он провёл здесь весь остаток ночи?........
   Он забарабанил ещё сильнее и начал орать. Он ничего не помнил, что произошло с ним и не понимал как оказался в этом странном месте, голый и замёрзший. От этого ему стало страшно.
   Бродячие псы начали, грозно рыча, осторожно приближаться к нему.
  
  
  
   - Вась! Ва-ася! - потряс своего воняющего перегаром приятеля, который спал на узкой лавочке в строительной бытовке, пожилой мужчина с красной упитой физиономией и посиневшим крупным носом. - ВАСЯ, вставай, едрить тебя в покрышку!
   Но Вася не просыпался. Мужчина потёр раскалывающуюся с похмелья голову и выглянул в маленькое окошко бытовки. Шум и крики из железной будки с отловленными собаками не прекращался, а наоборот усиливался.
   - Мужики! Петрович! Просыпайтесь! - старался разбудить своих приятелей пьянчужка. - Там в клетке орёт кто-то. Надо пойти посмотреть.
   В ответ послышалось нечленораздельное бормотание и мат.
  
   Мужчина и два его товарища работали собаколовами и отлавливали бродячих собак, чтобы потом их усыплять. Работа была, если не сказать скучной, то уж совершенно малоприятной, и каждую ночь, которую они проводили в своём маленьком холодном вагончике, напивались до поросячьего визга дешёвым самогоном.
   Собачник протёр красные с перепоя глаза и ещё раз посмотрел в окно, в сторону загона с собаками. Там же колотили так, будто рвалась наружу целая армия демонов из преисподней.
   Он припомнил, как вчера, уговорив бутыль самогона, он со своими товарищами только решил пойти на боковую, как вдруг, прямо к их вагончику выскочил барбос и начал метаться словно бешеный. Им тогда пришлось изрядно попотеть, чтобы отловить этого шакала. Несколько минут они, как угарелые с криками "Лови гада! Лови его! Отсекай его, Вася! Давай его сачком, Петро!" носились за ним по стройке с сачками, пока, наконец, не загнали его в угол и не накрыли сетью. Тогда с перепоя они не обратили внимания, что пойманная собака была не совсем обычной и они, как всегда запихнули пойманный экземпляр в клетку с остальными сородичами. Пойманный пёс сильно брыкался и норовил укусить собачников, но сильный удар старой хоккейной клюшкой, обрушившийся на его косматую голову, угомонил его и погрузил в долгое беспамятство.
   - Вася, Петрович! Да проснитесь же вы! Там орёт кто-то, словно демон!
   Минутой позже, трое опухших собачников, качаясь, шествовали в железному вольеру, сотрясающемуся от ударов и воплей.
   Три красные физиономии подошли и остановились возле дверцы.
   - Кто тама? - хрипатым голосом спросил Петрович.
   - Ты что, дурак? Собаки не умеют говорить, - возмутился Вася. - Щас, ответят тебе!
   И он захохотал. Но к их удивлению из клетки послышался голос парня. Человеческий голос!
   - Выпустите меня отсюда! Выпустите!!!! - взмолился Шкет, заслышав голоса.
   Мужики переглянулись. В глазах царило полное недоумение.
   - Петро, ты кого это поймал? Ты по что человека к зверью посадил?
   - Ни хрена, Василий! Я человеков туда не сажал......
   - Мужики, а может это и не человек вовсе?..... - выдвинул предположение третий. - Может это демон? Не могли мы человека отловить.
   - Фиг ли по пьяни то делов не навертишь.... - ответил тот, кого звали Петро.
   - Откройте!!!! Ну пожалуйста, откройте! - орал Шкет, заглушаемый злобным гавканем собак. - Откройте, они ж меня сейчас загрызут.
   - Петро, не открывай! - испуганно сказал Вася. - Не открывай, Петро! Демон это! Не человек!
  
   Петрович, долго не решаясь, всё же отворил дверь и тут же отскочил от двери. Из вольера, едва не сбив Петровича с ног, вылетел совершенно голый парень.
   - Матерь Божия! Антихрист! - заголосил Вася и начал креститься.
  
   Стас выскочил из заточения и пустился бежать, молотя босыми ступнями по свежевыпавшему снегу. Бежать, всё равно куда, лишь бы подальше отсюда. Он бежал по узенькому переулку и перепуганные прохожие расходились в сторону, пропуская обезумевшего парня с посиневшей кожей.
   Трое собаколовов стояли с открытыми ртами, силясь сообразить, что только что произошло. Но пропитые мозги единогласно сошлись на версии, что им это всё привидилось после ядрёного самогона. И они со спокойной душой отправились спать досыпать, позабыв закрыть вольер, из которого уже выбегали на волю отловленные псы.
  
  
   ***
  
   Закончились занятия и вереница студентов потянулась из института к бару "Коралл", находящемуся неподалёку, на станции метро Площадь Ильича. Настал День Студента, так давно ожидаемый всеми.
   Уже стемнело, когда последние студенты исчезли за дверями бара, окунаясь в приятную атмосферу праздника и веселья.
   Максим со своими друзьями-музыкантами пришёл туда чуть раньше всех, чтобы успеть установить аппаратуру и настроиться на ответственное выступление.
   Лёха подкати к бару на своей БМВ вместе с Яной, одетой в красивую, тоненькую белую кофточку и коротенькую юбочку, ничуть не скрывающую её стройные ноги.
   Столы в баре решено было сдвинуть вместе, наподобие длинного пиршественного стола , которые обычно сооружают на Кавказе на празднествах. В середине бара оставили достаточно места для танцев. На почётном месте рядом с барной стойкой, располагалась сцена, на которой предстояло выступать институтской группе "Навсегда".
   Когда на столах появились блюда и выпивка и все уселись на свои места, День Студента объявили открытым.
   Звон кружек с пивом и рюмок с водкой смешался в один единый фон с весёлой музыкой Бронзового Града. Радостный естественный смех залил всё помещение, напрочь, прогоняя все проблемы и тревоги, оставляя их за дверями "Коралла".
   Макс с музыкантами пока сидел вместе с остальными студентами, смеялся, шутил и доходил до кондиции перед выступлением. Где-то в конце длиннющего стола, скрывшись в полумраке бара, образовалась "могучая кучка" с Витамином во главе. Вокруг него собрались все его друзья и знакомые: тут можно было увидеть и аккуратно причёсанного по такому случаю Вована, обнимающего Людмилу; и громко хохочущего над каждой шуткой Сашу вместе с Леной; и грозно восседающего огромного Стероида, уплетающего большой кусок мяса и запивая его, специально приготовленным для него протеиновым коктейлем, с которым он никогда не расставался; и пухленькую Катю, взирающую на Лёху глазами полными тоски и нежности, и полными гнева и ревности на Яну; и Ксению, без умолку тараторящую о своих новых полезных открытиях; и Никиту, успевшего сдружиться со многими, хотя дружбой это вряд ли можно было назвать, скорее просто знакомство; и Дашу, потягивающую томатных сок и примостившуюся рядом с Лёхой, несмотря на то, что тот был здесь с Яной. Даже неунывающий Сэр Радуга тоже был здесь, пока ещё тихий, но постепенно начинающий расходиться.
   Шум веселья прервал звук лёгкого постукивания вилкой о стакан. Это Лёха, прося слова, встал из-за стола и окидывая помещение бара пытливым взглядом. Постепенно гам затих и на него уставилось множество глаз в ожидании.
   - Ребята! - громко сказал он. В затихшем зале его голос раскатывался громом. Все внимательно слушали его, не думая перебивать. Яна восхищённо смотрела на него, затаив дыхание - Пацаны и девчонки! Сегодня мы собрались тут по поводу. Как вы все уже знаете, сегодня Великий день - День Студента! Это наш с вами день. Сегодня мы все студенты и впереди у нас целая жизнь, которую мы строим сами!
   Он оглядел затихший зал. И улыбнулся.
   - Народ, я не оратор и не умею красиво говорить, но хочу сказать лишь, что сегодняшняя вечеринка посвящается вам, студенты! Я хочу выпить за это прекрасное время, когда у нас всё ещё только начинается и всё ещё впереди. Перед ногами лежит дорога, дорога в самостоятельную жизнь, на которую мы только ступили и пройти по ней предстоит ещё очень много. И я хочу выпить за то, чтобы идя по этой дороге, каждый из нас совершил как можно меньше ошибок и в итоге добрался до поставленной цели!..... - он сделал паузу. Потом снова улыбнулся и сказал: - За нас, ребята! За студентов!
   - Верно, Лёха! - подхватил его Вова, поднимая свою безразмерную кружку с пивом - За нас!
   - Урр-а! - своим басом проорал Сэр Радуга!
   - ЗА НАС!!!!!! - подхватила вся толпа. И от этого крика сотни глоток, казалось что рухнут стены. Послышался звонкий стук стаканов и кружек, снова поднялся гам. Веселье закрутилось.
  
   - За тебя, малыш! - тихо шепнул Лёха на ушко Яне среди всего этого веселого звона шума и восторженных криков. - За тебя!
  
   Веселье набирало обороты, сыпались самые разные тосты, среди которых хватало и пошлых. Счастливый Витамин сидел с довольным видом, взирая на веселящихся студентов и он был неописуемо рад, что смог устроить этот праздник, о котором потом будут столько говорить и вспоминать.
   "А вдруг, этот день возьмёт, да и перевернёт, изменит чью-нибудь жизнь к лучшему? Вдруг именно в этот день произойдёт решающее событие в чьей-то судьбе?" - думал Лёха и от этой мысли ему становилось тепло. Он всегда хотел сделать в своей жизни что-нибудь такое, о чём потом будут вспоминать всю жизнь. И вот, наконец, вроде бы ему это удалось. С блаженным видом он смотрел на ребят и гордость поселилась в нём.
   В тот день Лёха даже не подозревал, что именно сегодня произойдёт очень крутой поворот и ни в чьей-нибудь, а именно в его жизни.
  
   - Нет, вы представляете? - воскликнула Ксюша, которая вновь начала вещать о своём новом сенсационном открытии. - Я тут совсем недавно раскопала то, что в одной из самой известной сети закусочных в нашей стране творятся жуткие вещи!
   - Что, такие уж прям и жуткие? - спросил захмелевший Вован с улыбкой на лице.
   - Там что, собак едят? - буркнул Лёха. И народ вокруг него поморщился.
   - Собак не едят, - продолжила Ксения, - но оказалось, что в этих закусочных в блюда добавляют некие вещества, способные вызвать насыщение, совершенно не являясь питательными.
   - О боже.... Опять! - взмолился Лёха, но Яна его легонько ущипнула и он затих.
   - Так вот! - не успокаивалась Ксения. - Вы едите продукты, как бы насыщаетесь, но на самом деле вы НЕ насыщаетесь а потом от этих добавок у вас возникает привыкание и вы будете постоянно приходить в эти закусочные и снова и снова платить деньги и обманывать свои желудки!
   - Не порядок! - прогудел Стероид, для которого питание было, чуть ли не основой жизни.
   - Конечно непорядок! А тем более, что работники кафе умудряются, наливая лимонад в стаканчики, наложить столько льда, что вы покупаете за немалые деньги сплошной лёд...
   - Милая, - перебил захлёбывающуюся девушку Лёха, стараясь бы как можно более сдержанным. - Давай, я тебе выделю денег и ты построишь себе ма-а-аленькую лабораторию на необитаемом острове, где-нибудь далеко-далеко отсюда и будешь там проводить свои исследования и анонсировать их обезьянам?
   Ксения обиженно насупилась. Назревавшую ссору предотвратила Яна. Она встала с бокалом вина в руке и произнесла тост:
   - Ребята, а давайте выпьем за то, чтобы каждый из нас нашёл своё место в этой нелёгкой жизни и стал тем, кем он стремиться стать. А самое главное, обрёл мир и душевное спокойствие с самим собой. Ведь это тоже немаловажно.
   -Золотые слова! - воскликнул, уже хорошо набравшийся Сэр Радуга. Он попытался даже встать, но его качнуло и он громко рухнул на пол.
   - Молодец, Яна! Здорово сказано! - поддержал её Вова.
  
   Вечеринка набирала обороты. Все пили, ели и громко смеялись. И вот настало время выступления группы "Навсегда". Слегка подвыпившие ребята взобрались на сцену и взяли инструменты. Олег, появившийся на сцене в элегантном чёрном костюме, лишний раз подчёркивающий его статность, проверил микрофон. Было заметно, что он сильно волновался, но старательно скрывал это от остальных. От внимательного взгляда Витамина это не укрылось. Лёха посмотрел Олегу прямо в глаза, подмигнул и поднял большой палец вверх.
   Когда ребята заиграли, а играли они на редкость слаженно, почти не допустив ни одной ошибки, студенты перестали разговаривать и во все глаза уставились на сцену.
   Спев парочку энергичных песенок, они сделали перерыв. Тут к микрофону подошёл Максим и громко объявил, что следующая песня, которую они исполнят, написана одним очень известным парнем из института для прекрасной девушки. Он хитро посмотрел на Яну и подмигнул ей.
   Лёха залился краской, когда Яна устремила на него свой восхищённый взор.
   - Это ты написал???? - удивлённо спросила она.
   - Не-ет,это кто то другой.... - отмазался Лёха.
   - Не ври! Это ты! Я знаю. - ответила и ласково улыбнулась.
  
   Заиграла красивая медленная музыка. Многие ребята стали приглашать девушек на танец.
   - Потанцуем? - Витамин взял Яну за руку и поднялся из-за столика.
   - Почему нет? - ответила она и тоже встала.
  
   Они вышли на середину и Алексей обнял её за тонкую талию. Яна обвила нежными ручками его шею и, смотря друг другу в глаза, они начали танцевать.
   Запел Олег.
  
   Опустилась ночь на город,
   Одинокая звезда.....
   За окошком дождь и холод,
   В доме только ты и я...
  
   Приятный голос Олега звучал из колонок.
   Кроме веселящихся студентов в баре сидело несколько совершено посторонних людей, тихо заседавших за своими столиками. Музыка им определённо понравилась и несколько пар закружились вместе со студентами.
  
   - Какой чудный вечер сегодня, - прошептала Яна, прильнув щекой к щеке Витамина. - Так всё романтично получается...
   - Что? - спросил Лёха. Непонятная дрожь пробежала по его телу. Это была приятная дрожь.
   - Как здорово, что ты всё это устроил, - сказала она.
   - Ну... ничего такого я толком не сделал.... - отмахнулся Витамин, смутясь и краснея.
   - Нет. Просто ты- классный парень, - Яна отстранилась от его щеки и посмотрела в его синие глаза, в которых таилось много того, чего она пока ещё не знала. Она смотрела в них и ей, казалось, что два глубоких, два бездонных и чистых озера подхватили её и затягивали всё глубже и глубже в этот водоворот страсти и любви. Но она не собиралась противиться этому.
  
  
   Обниму тебя за плечи,
   Тихо-тихо прошепчу,
   Ты моя, моя навеки,
   Рядом быть с тобой хочу...
  
  
   Музыка уносила их, заставляя позабыть обо всём.: о том, что подвыпившие студенты постоянно, спотыкаясь, легонько толкают их; о том, что дюжие ребята - кореша Лёхи, улыбаясь во весь рот, пялятся на своего братана, танцующего с девушкой; о том, что за столиком сидит Катя и озлобленным взглядом сверлит их обоих.
   Им было всё равно. Сейчас для них существовало только музыка и они сами.
  
  
  
  
   Никому не открывай,
   Двери в наш с тобой мирок,
   Никогда не забывай,
   Голос этих нежных нот...
  
  
   - Лёша! - Яна с улыбкой снова заглянула в его глаза. - Мне так хорошо с тобой...Я.. Я просто не могу подобрать нужных слов....
   Он приложил палец к её губам.
   - Тише. Не нужно никаких слов, - прошептал он ей на ушко. - Ничего не говори!
  
   Она прижалась к его широкой груди и нежные пальчики погрузились в его вьющиеся волосы.
  
  
   Пусть за окнами невзгоды,
   Пусть стучит дождь по стеклу,
   Пусть ненастная погода....
   Я лишь тебя одну люблю!
  
   - Я люблю тебя! - прошептала она и посмотрела на него. - Милый мой, Лёшка, я очень сильно тебя люблю!
  
   Внутри Лёхи, как-будто что-то взорвалось, словно хрупкий сосуд разлетелся на тысячи маленьких кусочков, выпуская на свободу своё содержимое, которое наполнило его всего неописуемым чувством. С этим чувством могло бы сравниться, разве что чувство восторга, огромной радости, ожидания чего-то самого сокровенного, того, что раньше казалось несбыточным.
   Он прижал её к себе, провёл ладонью по нежному личику, по гранатовым волосам, по хрупким плечам, а потом заворожено прошептал ей:
   - Я тоже... Яночка, я тоже... Я больше жизни тебя люблю.
  
  
   Я в твоих глазах глубоких,
   Утонуть хочу сейчас,
   Как в морях, морях далёких...
   Нежность добрых, милых глаз...
  
   Она подняла голову и заглянула в синие озёра, которые снова и снова увлекали её за собой, манили. Он обнял её за талию и они остановились прямо посреди площадки для танцев, сопровождаемые многочисленными любопытными взглядами студентов и даже музыкантов.
   Яна подалась вперёд и её жаркие губы коснулись губ Лёхи, обжигая их сладостным огнём. Всё вокруг перестало существовать. Всё, как будто исчезло. Мир пропал, оставив вместо себя лишь серебряный звон и пустоту. И в этой приятной пустоте они стояли вдвоём, не замечая никого и ничего вокруг.
   Они целовались.
  
  
  
   Ночь сменил рассвет и вскоре,
   Скрылась в небесах Луна,
   А в уютном нашем доме
   Вместе только Ты и Я!....
  
  
  
  
   Максим, всё это время наблюдавший за другом и, в тоже время, умудрявшийся играть, облегчённо вздохнул про себя, увидев, что они поцеловались. "Ну, наконец-то!", - подумал он.
   Помещение бара взорвалось аплодисментами и криками.
   - Супер! Круто! - свистели студенты и громко улюлюкали.
   К сцене уже спешили случайные посетители бара, чтобы выразить своё восторг музыкантам.
   Не переставая обнимать Яну, Леха подошёл к ребятам и поравнявшись с ними, громко прокричал:
   - Молодцы, пацаны! Супер! Спасибо вам!
  
   Наконец сбылась давняя мечта Максима: он стал знаменит, пусть хотя бы среди своих знакомых, но это уже был первый большой шаг в серьёзное будущее. Сейчас он ликовал, был в центре внимания вместе со своими товарищами, купался в этом миге маленькой славы.
   Он был счастлив. Это был кураж!
  
   Спустя некоторое время, когда студенты снова устроились на насиженных местах, а кто-то уже поехал домой по своим делам, в баре воцарилась ровная, спокойная атмосфера.
   Из колонок лилась медленная приятная музыка, стаканы наполнялись вновь и вновь, но уже не так резво, как поначалу. Все тихо- мирно сидели, болтали. Но как обычно бывает, всегда находиться парочка кретинов, которые умудряются испортить всем настроение.
   Именно так и произошло, только кретинов было несколько больше. С громкими пьяными улюлюканьями и нездоровым смехом, в бар ввалилось человек двадцать здоровых, круглолицых детин с короткими стрижками в армейских ботинках и штанах защитного цвета.
   Самый мордастый из них и, по видимому, главный, тупо уставился на сидящих студентов и, криво усмехнувшись, проорал своим приятелям:
   - Опаньки! Пацаны, а тута детишки заседают!
   Хмыри недобро уставились мутными глазами на гуляющую молодёжь и в толпе пронёсся хохот.
   - Ха! Здесь и девочки-малолеточки есть! - пробасил коренастый парень с широким мясистым носом.
  
   Витамин глухо заворчал, словно разъярённый волк. Он ненавидел таких подонков, которые сбившись в шакалью стаю, начинали приставать к тем, кого меньше или кто слабее их. Он их презирал и считал, что таких гадов надо искоренять.
   Яна положила ему руку на плечо, поняв, что он сейчас чувствует, и тихонько сказала:
   - Не надо!
   Лёха яростно сверкнул синими глазами на толпу недоносков, но пока остался на месте. Был всё же шанс разойтись без кровопролития.
   Бритоголовые стали осматриваться вокруг, кидая внимательные взгляды на ребят. Они разделились и шли вдоль столов, присматриваясь к сидящим за ними.
   - Чурки есть? - грозно проорал один из них! - Я спрашиваю, щеглы, чурки тут есть?
   В баре повисла тишина, нарушаемая лишь громким и тяжёлым стуком солдатских сапог и бряцанием металлических цепей, которые болтались на штанах и на бутцах отморозков.
   Лёха переглянулся с Максом. Тот утвердительно кивнул ему в ответ, поняв его мысли без слов. Затем Витамин перевёл взгляд на Вована, который хоть и был пьян, но вполне мог действовать. Вова незаметно подмигнул и начал снимать свой дорогой цветастый свитер.
   Взглядом Лёха обвёл ещё нескольких "доверенных" лиц, которые так же кивнули ему в ответ и готовы были по команде Витамина ринуться в драку.
   - Ну чё, притихли, молокососы? Я спрашиваю, чурки среди вас есть? - повторил свой вопрос бритоголовый.
   - Пацаны, черножопым тут не место, так лучше сразу нам их отдайте и остальные не пострадают, - хрипатым голосом сказал низкорослый "нацист".
  
   И тут взгляд мерзавцев упал на сидящего в дальнем конце стола Олега.
   - Пацаны, вон там один чёрный сидит!
   Как стая шакалов они повернулись в сторону Олега и походкой убийц направились к нему. Тот начал потихоньку вставать из-за стола, гордо расправив плечи. Он решил принять удар лицом к лицу, не тушуясь и не прячась.
   - Глядите, парни, а он здоровый! - засмеялся один. - Я думал хачики все мелкие.
   - Заткни пасть, ублюдок! - с небольшим грузинским акцентом ответил Олег, вперив налившиеся кровью глаза на отморозков.
   - Ты чё, вякнул, чёрножопый? - рявкнул тот, который, по всей видимости, был главным. - Ща мы тебя уделаем!
   И он быстрым шагом направился к Олегу. Олег приготовился к атаке.
  
  
   - Остуди свой пыл, тупоголовый! - грозный бас прокатился по всему залу. Но бритоголовые не остановились, а продолжали идти на Олега.
   - Я СКАЗАЛ, СТОЯТЬ ЧЕРТИ! - невероятной силы окрик, раскатился по бару. Подонки остановились и посмотрели в сторону того, кто это выкрикнул. Их глаза встретились с синими глазами Витамина, который встал из-за стола.
   - Не понял. Ты чё то вякнул, герой? - блатным голосом произнёс главарь шайки.
   - У тя со слухом не лады, лысый? - спокойно ответил Лёха.
   - А ну повтори! - проревел отморозок.
   - Кто ты есть, говнюк, чтоб я тебе повторял? - всё так же спокойно отвечал Витамин.
  
   Глаза главаря налились кровью и он засопел как бык.
   - Ты чё, блядь, попутался? За черножопых встал? - бешено проорал он.
   - Пасть заткни! А то взорвёшься. - бесстрастно сказал Лёха и улыбнулся.
  
   Яростно взревев, лысый направился в сторону Лёхи быстрым шагом, пригнув голову и набычившись. В глазах сквозила ненависть и желание убить. Витами не двинулся с места и даже бровью не повёл. А остался стоять, как стоял.
   - Молись, тварь! - прошипел скинхед, на ходу достав складной нож из кармана куртки. Мерзавец, злобно рыкнул и нажал на кнопку на корпусе ножа. В тусклом свете бара сверкнуло выскочившее лезвие
  
   Яна вскрикнула.
   - Лёха, осторожно, у него нож! - крикнул Вова.
   Витамин не шелохнулся.
   - Не поранься сам, шакал! - улыбаясь, сказал он.
  
   Когда до Лёхи оставалось всего пару метров, главарь шайки рванулся вперёд, выставив для удара руку с зажатой финкой. В тот же момент сидящий на пути негодяя Макс, выставил ногу и сделал подсечку. Двигаясь по инерции вперёд, лысый полетел вперёд и упал прямо под ноги Лёхи. Витамин, не мешкая, схватил стоящий рядом стул за ножку и что есть сил, опустил его на голову негодяя. Стул разлетелся в щепки, а лысый затих, раскорячившись на полу. Убил он его или нет, сейчас Лёху это не беспокоило. Всё его внимание было приковано к остальным бритоголовым, которые сбились в кучку посреди зала, приготовившись к драке. В руках у подонков засверкали цепи и намотанные на кулаки ремни.
   Студенты повскакивали со своих мест, схватив, кто стул, кто железную вешалку. Началось месиво.
   - Лёшка! - вскрикнула испуганная Яна, хватая Витамина за рукав рубашки.
   - Зайка, я быстро! Мне надо идти! - ответил он. - Макс, набери братву! Быстро!
  
  
   Он кинул Максиму свой сотовый и бросился в самое пекло боя.
   Ударами тяжёлых ботинок он с Вовой отпинал троих молодцев, вовсю колошмативших толстенького паренька с параллельного курса в белоснежном костюме, который упал и теперь его добивали ногами. Костюм был уже тёмно-серым от грязи.
   - Серый, ты как? - быстро спросил его Витамин.
   - Выживу, - хрипя ответил избитый парень. Было видно, что ему крепко досталось. Всё лицо у него было в крови, видимо несколько ударов ногами, пришлись ему по лицу.
   - Держись! Мы скоро!
  
   С истошным устрашающим криком Вован ворвался в самую гущу противника и теперь сильными отработанными ударами из стиля Вьет Во Дао крушил мерзавцев направо и налево. Под его крепкими руками уже слегли двое подонков с вывернутыми челюстями и, не останавливаясь на достигнутом, Вова прыгнул на третьего зазевавшегося негодяя, ударом ноги повергнув его на пол, и там вырубил его, стукнув кулаком по затылку.
   Лицо его было совершенно спокойным в то время, как внутри кипела злоба. Он оглянулся в поисках нового врага и обнаружил его. Среднего роста, плечистый бритоголовый, он зажал в углу, слабоотмахивающегося от него Сашу и вовсю осыпал его ударами металлической цепью. С пронзительным криком Вова подпрыгнул и ударом ноги с разворота влепил подонку по шее. Тот лишь отшатнулся и поглядел на каратиста налитыми кровью глазами.
   - Замочу, падла! - взревел он и кинулся на Вована, размахивая цепью.
   Как только цепь в очередной раз метнулась вперёд, Вова уклонился, захватил цепь и дёрнул её на себя. Бритоголовый дёрнулся вперёд и нарвался на сильной пинок коленом в грудь, который сбил его дыхание. А за ним последовал кик ногой по лицу, который сменил картинку перед его глазами со светлой на тёмную.
  
   Витамин бился сразу с двумя. Увернувшись от удара цепью, который шёл ему в висок, он влепил пару коротким ударов в нос одному, потом пригнулся, пропустив звенящую цепь над головой, лягнул ногой в колено второго и, резко выпрямившись, провёл апперкот. В воздух взлетели выбитые зубы вперемешку с кровью и негодяй без сознания упал. Потом Лёха развернулся навстречу второму, который уже поднимался, и со всего размаху ударил его ботинком в лицо. Запрокинув голову назад, бритый кувырком отлетел в угол.
   Лёха кинулся на следующего, который стоял к нему спиной и вовсю метелил Макса. Удары сыпались на него один за другим. Детина был здоровенный и Максу против него приходилось туго. Он не мог ответить и просто отступал назад, закрыв голову руками. Витамин прыгнул сзади, обхватив рукой шею мерзавца, одновременно пнув его под колено ногой. По его задумке, здоровяк должен был рухнуть назад, но вместо этого он остался стоять. Прекратив бить Макса, он схватил Лёху за руку, вывернул её и схватив Лёху за горло, поднял над полом.
   - Убью, гадёныш! - прошипел он.
   Лёха безуспешно пытался высвободиться, но рука громилы словно тисками зажала его горло. Витамин стал колотить его свободной рукой, но без толку. Он начинал задыхаться. А рука сжималась на его горле всё сильнее.
   Макс, немного придя в себя, бросился на помощь другу. Он с разбегу ударил скина ногой в спину, но тот даже внимаия на него не обратил.
   - Макс..... - захрипел Лёха. - Мак.....
   - Держись брат! - крикнул Максим. Он начал что есть сил лупить здоровяка по голове, но тщетно.
   И тут бар оглушил дикий крик. Макс обернулся и увидел, что прямо на него несётся Сэр Радуга с занесённым над головой деревянным мечом, который он сделал сам. Максим поспешно отскочил в сторону, уступаю дорогу тяжёлой артиллерии. С громким звучным хлопком меч опустился на голову амбала и Лёха почувствовал, как ослабла его хватка. Здоровяк так и застыл с округлёнными глазами, а мгновеньем позже грузно повалился на пол.
   - Ты в порядке? - спросил Витамина Антон.
   Лёха кивнул, растирая шею и кашляя.
   - Ты как всегда вовремя, Тоха..... - хрипя сказал Лёха.
   - Держись! Я на подмогу парням! - и Сэр Радуга, крутя над головой тяжёлый меч, с воплями ринулся в атаку.
  
   Огромный стероид времени даром тоже не терял. Его здоровенная фигура расшвыривала мерзавцев, угощая их бестолковые головы увесистыми кулаками. Он схватил одного за шкирку, поднял над головой и с размаху швырнул на барную стойку. Скин врезался в ряд бутылок. Послышался звон битого стекла и его накрыло с головой тарелками и стеклом. К Стероиду подбежал ещё один крепыш, который хотел вмазать ему кулаком в нос, но Миша перехватил удар, потянул его на себя и припечатал его кулаком к стене. Одного удара вполне хватило, чтобы успокоить парня надолго.
   Больше половины скинов уже валялось на полу с разбитыми носами и свёрнутыми челюстями, а кое-кто и со сломанными конечностями, однако стоявшие на ногах, вели упорный бой, кидаясь на студентов, среди которых тоже были потери.
   В дальнем углу Олег - солист, схватил за руки одного хлопца, завернул их ему за спину и держал, пока Максим щедро одаривал поганца ударами кулаков. Когда тот поник, Олег отпустил его ион упал.
   - В следующий раз, будешь знать , как наезжать на нас, шакал! - гордо сказал Олег с грузинским акцентом и презрительно плюнул на поверженного.
  
   Наконец, когда последний подонок упал на колени, умоляя о пощаде, в баре стало более или менее тихо. Негромко играла музыка, стонали побитые и причитали девушки.
   Сильным ударом Лёха поверг последнего негодяя в тёмноту и, обняв тяжелодышащего Макса за плечо, поплёлся к столику, где его ждала Яна.
   - Лёшка! - она бросилась к нему навстречу! - Лёшка, ты в порядке? У тебя рубашка в крови.....
   Лёха оглядел себя. Только сейчас он понял, что его хорошенько потрепали.
   - Малыш, я в порядке! Кровь не моя.
   - Круто мы их уделали, а, Макс? - улыбаясь спросил он.
   - Ага... Круто.... - тихо ответил тот, оглядывая себя. Красивый свитер его был весь растянут и в нескольких местах был порван. А на джинсах темнели пятна крови, но чужой крови.
   - Ребята! Все целы? - крикнул Лёха, оглядываясь. - Помощь кому нужна?
   - Вроде все в порядке, - ответил Вова, обходя поле поля. - Обычные рядовые ранения: сломанные носы и разбитые губы. Всё в норме.
   - Ладно. Переживём! - хрипло сказал Лёха. - Блин, вот гады, всю рубашку изорвали...
  
   Рубашка, в которой он бился, свисала с него жалкими обрывками, что говорило о том, что в ход шли ножи, но тело к счастью не было задето. Правый рукав и вовсе отсутствовал, а красивые русые волосы совершенно растрепались, спадая на глаза. Он весь вспотел и пот капал со лба.
   - Малыш, ты у меня весь мокрый... - причитала Яна, вытирая его лицо салфеткой. - Ты точно в порядке?
   - Зай, ну правда всё нормально, - смущённо ответил Витамин. - Ну всё, всё, перестань....
   Он взял её ладошку с зажатой салфеткой и легонько поцеловал. Макс смотрел на него и улыбался.
   - Чего ты лыбишься? - беззлобно спросил Лёха. - Смотри, мы тут пол бара порушили, пока дрались.
   И в самом деле, больше половины столов было поломано, а у стульев не хватало ножек. Кругом валялись разбитые бутылки и посуда.
   - Блин, пацаны, наверное злиться будут..... - протянул он, скребя рукой подбородок.
   - Лёша! - это был перепуганный управляющий баром. - Я ментов вызвал. Они будут здесь с минуты на минуту. Старшаков я пока в известность не ставил, проще это повесить на этих раздолбаев. Оформим, как нападение на бар, лохов закроют, а бар восстановят их родственники. Братву не будем подключать, всё сделаем официально. Так что вам пока надо свалить. И побыстрее.
   - Всё, народ! Уходим! - гаркнул Витамин. - Сворачиваемся, Вован! Собирайте раненных и сваливаем! Праздник окончен! Поживее, а то сейчас менты нагрянут.
  
   Внезапно, Яна схватила его за руку и потянула за собой.
   - Ты куда? - удивился Лёха.
   - Пойдём!
   - Куда?
   - Куда-нибудь, только подальше отсюда. Не будем омрачать так хорошо начавшийся вечер, - она потянула его за собой. Он накинул висевшую на спинке стула куртку и они ушли.
   Студенты засуетились. Собрали вещи и быстро начали уходить из бара.
   Никто из них и не заметил, как три тёмные фигуры, ещё до начала драки юркнувшие в туалет, проследовали к выходу из бара и скрылись за его дверями...
  
  
   ***
  
   Холодный воздух обжигал красные лица парня и девушки, которые словно дети резвились на набережной Москвы-реки, кидаясь друг в друга снежками и звонка смеясь.
   Несколько фонарей и звёзды, мерцающие в ночном небе, тускло освещали небольшую площадку на пустынной пристани, запорошенной пушистым снегом.
   Девушка бросила комок в парня и, смеясь упала в сугроб, поднимая руками в смешных вязаных варежках фонтан из снега. Парень подбежал к ней, поднял на руки и стал кружиться с ней на месте. Она громко завизжала и попросила поставить её на землю, на что парень остановился и, не отпуская, поцеловал её в манящие губы.
   - Нет! - после долгого поцелуя, наконец, сказала она. - На морозе целоваться нельзя!
   - Тогда поехали ко мне? - осторожно предложил парень. - Там, правда, не особо теплее - отопление отключили, но всё же лучше, чем на улице...
   Девушка озорно засмеялась и сказала:
   - Поехали.
   - Ты серьёзно? - удивился парень. - Ты правда хочешь поехать ко мне?
   - Ну вот, сначала звал, а теперь отказываешься от своего предложения? - она наигранно надула губки.
   - Да нет... просто... э-э - промычал он.
  
   Они сели в чёрный БМВ и машина понеслась по пустому шоссе, ярко освещённому фонарями. В свете фар кружился и падал на дорогу снег....
  
  
   ***
  
   - Ты где был? - грозно спросил Стаса Коха, нахмурив брови.
   Шкет сидел на своей кровати, укутавшись с носом в одеяло и дрожал. В образовавшейся тишине был лишь слышен его слабый стон и постукивание зубов.
   - Я спрашиваю, где тебя носило всё это время?
   - Я-я...Я.... - стуча зубами просипел Шкет. Его колотил сильный озноб.
   - Что я--я--яяя-!? - передразнил его Коха.
   - Я-я-я... Был... в м-м-метро... а п-п-п-отом в-в-в-в собач-ч-чнике.... - только и смог сказать он.
   - Так, ребята, живо водки ему. Иначе он коньки двинет, - скомандовал Андрей.
  
   Сергей принёс припасённую бутылку и, откупорив её, Коха налил полный стакан.
   - На, выпей - полегчает, остолоп!
   Скрюченными пальцами Стас взял стакан и приложился к нему посиневшими губами. Опустошив его, он выдохнул и поискал глазами, чем бы закусить. На что спасительная рука Кохи протянула ему крабовую палочку. Он наполнил стакан вновь.
   - Пей ещё! - приказал он.
   - Что? - изумился трясущийся Шкет.
   - Пей, я сказал! А то насильно залью!
  
   Стас обречённо посмотрел на водку, но начал пить. Он почувствовал, как водка, протекая по его организму, согревает его несчастное тело, словно оживляет, придаёт сил. Когда на донышке оставалось всего несколько капель, он поставил стакан на столик и снова укутался в одеяло, выставив наружу лишь синий нос. Внезапно его ослабевшее тело накрыло такое опьянение и Стас, как будто воспарил над реальностью. Где-то вдалеке он слышал голоса приятелей, но они были так далеко отсюда, а всё тело наполнилось неописуемой лёгкостью. Он сидел, как оглушённый и начал улыбаться. Губы непроизвольно расползлись в улыбке. Он икнул.
   - О, бля! Готовый уже! - прогоготал Паша.
   - И пускай! - ответил Коха. - После того, сколько он провёл голышом на морозе, нормальные люди не живут. Переохлаждение и пиз...ц! А пьяным, недаром говорят, нихрена не делается. Море по колено.
   - Ну как? - обратился к Стасу Сергей.
   - Есть хочу. - послышалось из-под одеяла.
   - Вот прохиндей! - воскликнул Серёга. - Ладно, ничего с ним не будет. Живуч, как собака....
   И они все вместе засмеялись.
  
   - А теперь, Стас, расскажи, что произошло? Всё что помнишь! - спросил его Коха, когда Стасик немного пришёл в себя.
   И Шкет поведал им о том, что с ним стряслось. Всё что вспомнил. Опустив только свой позор в клубе.
   - Значит, я оказался прав! - подвёл итог Андрей. - Твой организм оказался самым слабым. И пока подобное не произошло с вами двумя - он указал на Павла с Сергеем, - я научу вас контролировать эту силу. Сегодня же!
  
  
   ***
  
   За окном простиралось тёмное-тёмное небо с мигающими звёздами. В комнате было ещё темнее. Лунный свет дарил романтичный тусклый свет двум танцующим влюблённым.
   Крепкие руки Витамина покоились на талии Яны, прильнувшей к его груди. Они танцевали медленный танец. Из музыкального центра негромко лилась песня группы Scorpions под названием "You and I".
   А они танцевали и снова существовали только вдвоём во всём мире и никого больше.
   Лёха тонул в прекрасных серых глазах Яны, а она была поглощена глубиной его синих, нежно лаская изящной рукой его волосы.
   - Солнышко, я люблю тебя!- прошептал ей Витамин.
   - А я тебя обожаю! - прошептала он в ответ.
  
   Лёха и не помнил уже, как они, танцуя, оказались возле дивана и, как потом, упали на него. Лёжа на широком диване, он видел перед собой лишь милое личико девчушки, которая навсегда украла у него покой, её глаза и губы, шептавшие слова любви.
   Он перевернулся на спину так, что Яна оказалась сверху и, осыпая жаркими поцелуями губы, шею и плечи, медленно расстегнул пуговицы на белой кофточке, которая спустя мгновения лежала на полу. За ней последовал беленький лифчик, обнажив маленькие и крепкие груди с затвердевшими сосками.
   Покрывая поцелуями шею Яны, он опускался ниже, пока наконец, губы его не коснулись твёрдых сосков. Закрыв глаза, Яна тихонько застонала, запустив пальчики в Лехины волосы. Он продолжал ласкать её, целуя грудь и гладя по упругим бёдрам.
   Медленно сползла на пол юбочка и колготки, оставив её в одних тоненьких чёрных трусиках. Яна жарко и страстно целовала Лёху, нежно покусывая его ухо, отчего он просто сходил с ума.
   Широкая ладонь Алексея медленно скользила по упругой и горячей коже любимой. Он провёл ею по плоскому животику, по упругим бёдрам, по попке, и когда рука скользнула к тоненьким трусикам, Яна, всё это время страстно целующая Витамина, замерла и посмотрела ему прямо в глаза.
   - Лёшка, я хочу, чтобы ты научил меня любить, - прошептала она немного смущённо.
  
   Лёха на мгновение перестал её ласкать и взглянул в самую глубину её глаз.
   - Конечно, малыш, - чуть слышно сказал он и в его голосе были заметны нотки, вызванные волнением. - Конечно, солнышко!
   - Я хочу, чтобы ты был у меня первым, - шепнула она ему. - Только ты! Потому что я безумно тебя люблю! Я никогда и никого так не любила!
   Последние её слова потонули в ласках. Они целовались так, словно целовались в последний раз в жизни. Словно они больше никогда не увидят друг друга.
   Чёрные трусики опустились на пушистый ковер на полу, открыв взору Лёхи крутой изгиб упругих бёдер и узенькую тёмную полоску внизу живота девушки.
   Возле дивана была разбросана теперь не только одежда Яны, но и Алексея. Когда Лёха осторожно вошёл в неё, Яна дёрнулась и тихонько вскрикнула. Её пальчики впились в спину Витамина. Он начал двигаться в ней, начала медленно и осторожно, но постепенно всё убыстряясь. И вот уже редкие вскрики Яны сменились стонами удовольствия. Два пылающих тела, сплетясь, двигались в одном ритме.
   Когда он кончил, приятная жаркая волна накатила на девушку и накрыла её с головой. Она задрожала, лёжа под рычащим от удовольствия Лёхой.
  
   Только лишь под утро, когда первые осторожные отблески солнца, предвещавшие солнечный день, крадучись появились на небе, они уснули, крепко обнявшись. Голова Яна с растрёпанными волосами гранатового цвета мирно покоилась на плече Алексея.
   Они спали, улыбаясь во сне.....
  
  
  
  
   ГЛАВА 16.
  
   самом деле, больше половины столов было поломано, а у стульев не хватало ножек.ая на глаза. шли ножи, но тело к счастью не был
  
   Прошло несколько дней, объединившихся в долгие недели. В эти дни, на небе шла жестокая борьба между тяжёлыми свинцовыми тучами, беспрестанно посыпающими землю мокрым снегом, и ярким, но холодным солнцем.
   После этой бесконечной войны, во время которой погода менялась в один миг, наступила хмурая пора, сопровождаемая крепким морозцем и снежными тучами.
   За это время в городе многое изменилось. По-разному изменилась жизнь людей: у кого-то произошли события, кардинально повлиявшие на их дальнейшую судьбу, кто-то нашёл свой долгожданное счастье, а кто-то его потерял. Иными словами, по суровым и безоговорочным правилам жизни продолжалась игра, в которой могло произойти самое невероятное.
   За эти долгие дни, многое успело произойти и в жизни студентов Института Развития Международного Туризма....
   Долгое время практически все они обсуждали великое побоище в Коралле, День Студента и то, как в скором будущем, как им было обещано руководством института, они должны были поехать на специализированную подготовку по спортивному туризму в подмосковное местечко под названием Петраково.
   Вова с тем же энтузиазмом и размахом устраивал у себя в номере пьянки, но уже не обнимая всех девушек подряд, а сладко нежась в объятиях Люды; Макс вместе с группой продолжал репетиции в тесной каморке, отрабатывая новые шедевры, многие из которых были творениями Витамина, в последние время сильно изменившимся на любовной почве и подолгу пропадавшего со своей обожаемой Яной.
   Огромный Стероид, в последнее время сильно раздавшийся вширь, продолжал упорно поглощать неизмеримые запасы пищи в сочетании с высококалорийными коктейлями. Сэр Радуга, после того, как в той знаменательной драке раскололся его любимый деревянный меч, сконструировал себе новый, как он окрестил его - чудо-меч Трипамадор, и теперь пропадал на сборищах толкинистов, которые устраивали турниры, на которых бились элитные рыцари, за руку и сердце прекрасной миледи.
   Саша с Леной вели размеренную совместную жизнь, теперь уже в отдельном номере. Ксения с ещё большим упорством ударилась в разоблачение злостных козней, кои, как она считала, существовали, чуть ли не на каждом шагу.
   Даша, после недолгого, но откровенного разговора с Витамином, напрочь позабыв про Лёху, начала роман-игру с Никитой, успевшего стать всеобщим посмешищем из-за одного неприятного случая со слабительными препаратами, втихую подсыпанных ему в какао недоброжелателями.
   Вобщем, жизнь продолжалась, набирая обороты, кипя и испытывая людишек на прочность.
  
   Не обошли перемены стороной и четверых, постоянно держащихся вместе, совершенно обособленно от других. Изредка, кто-нибудь их них перекидывался словечком- другим с сокурсниками, но на этом их общение заканчивалось.
   Отщепенский Квартет, как их окрестили студенты, совершенно не замечал, Трушу, живущего с ребятами в одном номере, а тот перестал удивляться их шумным вылазкам посреди ночи, зачастую сопровождавшимся прыжками в окно.
   Да, иногда, по ночам, ближе к полуночи, они втроём поспешно покидали комнату, а возвращались лишь под утро, бодрые и довольные.
   Коха в тот же вечер, когда еле живой Стас вернулся голышом в номер, начал тренировать ребят контролировать свой дар, которым Коха наделил их. Иногда они выбирались на вылазки, на которых они учились и оттачивали мастерство убивать - беспощадно и жестоко. Под чётким руководством Кохи они охотились на ночных прохожих и на бомжей, которых было навалом в самых глухих местах Москвы, где их не могли обнаружить.
   За последнее время прилавки с газетами пестрили заголовками о загадочных убийствах, происходящих по ночам в самых разных районах города и в ближайшем Подмосковье. Теперь всё расследование взяло на себя ФСБ, представители которой считали, что обычной милиции это не под силу. В городе начался переполох по поводу нового неуловимого маньяка, который орудует только ночью.
   Как и планировал Коха, они стали одной командой....
  
  
  
   ***
  
   В этот морозный и на удивление солнечный денёк, Витамин, как всегда сидел на очередном нудном занятии, негромко переговариваясь с Максимом, а рядышком с ним сидела очаровашка Яна, усердно конспектируя лекцию.
   Все эти дни счастливая улыбка не сходила с его лица. Он был счастлив, как никогда раньше и наслаждался этим чувством.
   - Макс, а чего это ты такое читаешь? - спросил он друга, который измученный монотонным бормотанием лектора, выудил из своей сумки свежекупленную газету.
   - Да вот купил Спид-инфо, думал почитать на досуге.
   - Ну-ка! - Лёха выхватил газету из рук Макса. - Дай-ка поглядеть дяде, что там пишут.
  
   Он раскрыл новенький номер популярного издания и его изумлённым глазам предстал целый разворот, посвящённый конкурсу молодых красавиц обнаженном виде. Яркие откровенные снимки запестрили перед ним.
   - Ёжкин кот!.... - воскликнул он.
   - Ни фига себе девочки! - подхватил его Макс.
   - Чего это вы там разглядываете, а? - на их возгласы повернулась Яна.
   Увидев какой срам они там изучают, она покачала головой.
   - Фу, развратник!
   - Да? - удивлённо вскинул бровь Лёха. - Сегодня вечером я тебе покажу каким я могу быть развратником....
   И он игриво потискал Яну. А Максим тем временем достал новую газетёнку с новостями, гласящими о новом зверском убийстве, произошедшем в Таганском районе.
   - Что это? - спросил Витамин, отпустив, наконец, девушку.
   - Снова кого-то грохнули, - проворчал Макс. - Недалеко от нас, между прочим.
   Улыбка сошла с лица Лёхи, когда он увидел на фотографии растерзанный труп молодой женщины и её маленькой дочки.
   - Господи, какая же сволочь это творит? - прошипел он. - Убить такого мало.
   - Молодая женщина с 5-ти летней дочерью возвращались из гостей поздним вечером. Прямо недалеко от дома в Тихом тупике, где они жили, на них было совершено нападение.... - начал тихо читать Максим. - Теперь розыском преступника, или группы соучастников, что не исключено, занялось ФСБ. По их мнению, это и несколько других убийств - дело рук очередного маньяка.... Хм, только вот неясно, почему если это просто очередной психопат, дело взяла на себя столь серьёзная организация? Почему не милиция этим занимается?
   - Кто бы это ни был - он подонок и должен сдохнуть! - зло бросил Лёха.
  
   Когда лекция закончилась, студенты лавиной направились в столовую, подкрепить силы и отдохнуть. Как всегда, впереди всех с громким улюлюканьем мчался Сэр Радуга.
   Яна с Лёхой за ручку спустились на первый этаж и сели за столик в столовке, где собрались их знакомые. Они мирно беседовали и ели, когда в столовую влетели четверо парней. Отщепенский Квартет.
   Предводителем этих чудаков был всем известный Коха. Каким-то образом Витамину, проучившемуся в этом институте уже год, ещё ни разу не приходилось сталкиваться с этим типом никаким боком. Да он видел неоднократно, что есть в их заведении парень в нелепом красном свитере, с потешной внешностью, но никаких дел с ним Лёха не имел. Так, может быть, продолжалось бы и дальше, но всевозможные приключения всегда находили Лёху сами, не спрашивая: хочет он этого или нет.
   На этот раз именно так и вышло.
   Самый высокий из этого квартета, Павел, хохоча и толкаясь со Шкетом, мчался через ряды столов и, пробегая мимо стола, за которым сидел Витамин, чуть было не снёс его. Лёха только поднял взгляд на это "чудо", когда задрожали тарелки.
   - Э-эй! Полегче, приятель! Смотри куда скачешь! - крикнул он вдогонку Павлу. Но тот даже ухом не повёл.
   Добежав до конца столовой, они со Шкетом пиная друг друга в шутку, побежали обратно. На обратном пути Паша всё-таки задел стол. Упал на пол стакан с чаем Витамина. Но, как и в первый раз, он не остановился а помчался дальше, гогоча.
   Но Лёха, оказался проворнее. Он молнией вскочил из-за стола и, выбросив руку вперёд, схватил убегающего Павла за шиворот и дёрнул на себя
   Павла развернуло и стальная рука увлекла его назад, уложив спиной на соседний пустующий столик.
   - Ты чего, стрекозёл, совсем оборзел? - рявкнул Лёха. Он навис над ним, схватив за грудки. Добежав до конца столовой, они со Шкетом пиная друг друга в шутку, побежали обратно.и, пробегая мимо стола, за которым сидел В - Ты разлил мой чай и чуть не снёс еду моих друзей!
   Паша лишь глупо моргал, а Шкет предусмотрительно юркнул всторону.
   На плечо Витамина легла маленькая ладошка Яны, действуя на него успокаивающе.
   - Пошёл вон отсюда, дебил! - чуть мягче сказал Лёха. Рывком поднял Павла за шиворот со стола и оттолкнул от себя. Алексей повернулся к нему спиной и уже собрался было продолжить прерванную трапезу, как Павел резко выхватил из-за пазухи куртки пистолет и направил его в спину Витамина. Вокруг охнули студенты, а Яна вскрикнула. Лёха медленно обернулся и увидев, что прямо в лицо ему смотрит дуло пистолета, рассвирепел. С громким рычанием он молнией бросился вперёд, так быстро, что Павел не успел среагировать, схватил его за запястье, одновременно выхватывая оружие, которое, как он успел заметить за долю секунды, оказалось газовым, вывернул Павлу руку и, ударив его локтём в грудь, повалил на пол.
   - Ты, что, говнюк, вконец охренел? - яростно прошипел Лёха, схватив того за горло широкой ладонью и вплотную прижавшись лицом к лицу негодяя. Его полные ярости глаза сверлили Павла. - Не смей наставлять оружие на человека если не уверен, что выстрелишь, понял? Решил во взрослые игрушки поиграться? Ну давай, поиграемся!
   Он схватил перепуганного Пашу за волосы на затылке и воткнул ему пистолет в раскрытый рот.
   Долговязый Павел заверещал и его глаза округлись от ужаса.
   - Что, тварь, страшно? Страшно, я тебя спрашиваю! - Витамин разошёлся не на шутку.
   - Лёшенька, не надо!!!!! - закричала Яна. - Прошу тебя, не надо!
  
   Павел завизжал, как поросёнок, насколько ему позволял занятый рот. Из глаз покатились слёзы. Перед собой он видел только налитые кровью глаза Лёхи.
   - Молись, говнюк! - процедил Витамин. И Павел зажмурился.
   - ОТПУСТИ ЕГО! - резкий надменный голос, раздался в полной тишине.
  
   Лёха резко обернулся и увидел шагающего к нему Коху.
   - Я сказал, отпусти его! - спокойно, но властно повторил он.
   - А ты ещё кто такой, чтобы мне указывать? - вскинул бровь Витамин, не выпуская из рук Павла, всё так же лежащего на полу с дулом пистолета во рту.
   - Меня зовут Андрей! Отпусти моего друга немедленно, - в голосе Кохи слышались ледяные нотки.
   - Чего?.... - недоуменно протянул Алексей. Он отпустил Пашу, который весь побледнел и его лицо было заплаканным, и начал подниматься, чтобы проучить и этого выскочку.
   Коха шёл к нему с немигающим взглядом.
   Чем бы всё это закончилось неизвестно, но в столовую вошли представители администрации, вызванные перепуганными поварами.
   Лёха едва успел рывком поднять Пашу с пола и оттолкнуть от себя, затолкав пистолет ему в штаны сзади, от чего тот в ужасе завизжал. Павел отскочил всторону и спрятался за спиной Кохи, который остановился и свирепым взглядом глядел на Витамина.
   - Что здесь происходит, господа? Что за шум? - поинтересовался высокий статный мужчина.
   - Всё нормально, - бросил через плечо Коха. - Простое недоразумение.
   Лёха, обняв Яну пошёл к выходу, а в спину ему долго смотрел Андрей. И в глазах его был только холод и злоба.
   Теперь они с Лёхой пересеклись.
  
  
  
  
  
   ***
  
   Несколько коротких дней пролетели с бешеной скоростью, оставив лишь воспоминания о себе. Всё шло по-прежнему. Витамин больше не пересекался с этим чокнутым квартетом, а если они и встречались, то они держались от него на почтительном расстоянии. Все кроме Кохи. Он, проходя мимо Лёхи, буравил его тяжёлым взглядом.
   А в жизни Лёхи произошло ещё одно событие, погрузившее его в философию, размышляя над тем, почему в этом мире всё так несправедливо.
   Однажды, сидя на лекции, он получил анонимную записку. Ровным красивым почерком, явно рукой девушки, там было написано всего несколько строчек. Но тем не менее, они сильно осели в душе Алексея..
  
   Расстаться можно и любя,
   Боль рассосётся понемногу,
   Но только, обманув себя,
   Мы обмануть не сможем Бога...
  
   Всего четыре строчки... Всего четыре строчки, короткое четверостишие, но оно заставило Лёху серьёзно задуматься над собой. Он догадывался от кого эта записка. Ещё больше он был потрясён, когда узнал, что Катя переводиться из института и уезжает в другой город, где будет учиться в другом высшем заведении.
   Да, жизнь порой очень несправедлива к людям. Одни счастливы, а другие нет. Одни богатые, а другие бедны. Одни имеют всё, не прилагая к этому особых усилий, а другой из шкуры вон лезет, но ничего не может добиться. Кто-то любит человека, готов для него горы свернуть, живёт этим человеком, просыпается с именем этого человека и с ним же засыпает, а при виде любимого даже сердце замирает, но тот другой совершенно не интересуется им и все порывы, все старания для него ровным счётом ничего не значат. Тот, кто любит отдаёт всё, а в ответ не получает ничего.
   А бывает, что человек живёт себе, живёт, пытается завоевать понравившегося человека и не знает даже, что кто-то совсем рядом с ним, сходит по нему с ума.
   Одна мысль засела в голове Лёхи. Всего одна.
   НУ ПОЧЕМУ ЖИЗНЬ НЕ МОЖЕТ БЫТЬ ТАКОЙ ПРОСТОЙ, КАК ЧАШКА ЧАЯ???
  
   Зачем всё так сложно?
  
   Эти тяжёлые раздумья целиком поглотили Лёху. С отсутствующим видом он сидел на лекции, не замечая никого и ничего вокруг.
   Яна, заметив, что с ним происходит что-то неладное, взяла его за руку ( она всегда так делала, чтобы успокоить Витамина) и ласково провела своей нежной ладошкой по его напряжённому лицу.
   - Милый мой, я тебя люблю! - прошептала она. - Сильно-сильно люблю! Правда.
   Он посмотрел в её серые глаза, которые сейчас казались зеленоватыми, и улыбнулся.
   - Да? А насколько сильно ты меня любишь?
   - Во-о-от так! - воскликнула она и обняла его что есть сил.
   - Ну-у-у! - обиженно протянул Лёха, - Всего то? А я то думал....
  
   Яна ещё сильнее сдавила Алексея, так, что милое личико её слегка покраснело от натуги.
   - Ну вот, теперь другое дело! - довольно заявил Витамин. - Только я вот, люблю тебя ещё сильнее! Хочешь, покажу?
   - Нет! Ты же меня раздавишь, медведь мой! Может быть, есть какой-нибудь другой способ?... - игриво промурлыкала Яна.
   Лёха широко улыбнулся.
   - Да. Я знаю один способ... Но не здесь!
  
   Они сбежали с лекций и поехали домой к Витамину. Машина с визгом рванула с места и помчалась по узкой дорожке, ведущей от института к шоссе.
   Неожиданно, на узком разъезде, где могла проехать лишь одна машина, навстречу им выехал красный Фольксваген с Кохой за рулём и со всей его командой. Лёха, резко затормозил и БМВ остановилась, подняв клубы снега. Остановился и Пассат.
   По бокам дорожки шёл большой откос, так что речи о том, чтобы проехали обе машины, и быть не могло. Кому-то из них нужно было уступить дорогу, сдав назад.
   Витамин этого делать явно не собирался.
   - А ну с дороги, примат! Отгоняй назад свою погремушку! - прокричал он через открытое окошко.
   Две машины стояли друг перед другом на расстоянии пятидесяти метров, ревя моторами.
   - Что делать то будем, Коха? - испуганно спросил Павел, из-за которого, собственно и начался этот сыр-бор.
   Коха ничего не ответил, а только глухо зарычал и начал сильно газовать. Весь его вид говорил о том, что уступать дорогу он ни за что не станет.
   - Давай! Дави его! Дави гнуса! - подзадоривающее вопил Шкет, потрясая кулаками.
  
   - Что ты собираешься делать? - тихо спросила Яна.
   - Проехать, - решительно ответил Лёха. Взгляд его был прикован к взгляду Кохи.
   Машины ревели на месте, словно два бизона перед кровавой схваткой.
   - Пристегнись! - сказал Алексей, включил первую передачу и до пола утопил педаль газа.
  
   Машина резко рванула с места, подняв сзади облако снега.
  
   - Жми, Коха! - закричал Стас. Андрей нажал на газ и Пассат рванулся вперёд, вышвыривая из-под колёс куски снега и льда.
  
   Две машины неслись навстречу друг другу, готовые столкнуться лоб в лоб. Два водителя видели перед собой лишь ненавистное лицо противника.
   Перепуганный до смерти Павел сжался в комок на заднем сидении. Сергей последовал его примеру.
   - Лёша, нет! Не надо! - испуганно закричала Яна, но Витамин её не слышал. Он полностью отключился от внешнего мира.
   Расстояние между автомобилями неумолимо сокращалось. Побледневший Шкет, который поначалу веселился и подзадоривал Коху, поняв, что приняло серьёзный оборот и что ему сейчас грозит вполне реальная угроза, притих и затравленно глядел на Андрея.
   - Коха, ты что? Не надо! - стал причитать он, глядя то на него, то на чёрный силуэт БМВ стремительно приближавшийся к ним. - Не надо! Тормози!!!!
   Но Коха его не слышал. Он жал на газ.
   - Что, затеял игру "Кто первым свернёт"? - процедил сквозь стиснутые зубы Витамин. - Ну, давай поиграем, сволочь!
   Всего несколько метров отделяли их друг от друга. Ещё мгновение и они врежутся. На бледном личике Яны застыл ужас. Она закрыла глаза. Павел завопил не свои голосом при виде хищной морды БМВ, которая была уже прямо перед ними.
   Два метра.... Один...
   - Не-е-ет!!!! - истерично заорал Шкет и, вцепившись в руль двумя руками, резко крутанул его всторону, после чего потерял сознание от страха.
   Фольксваген бросило всторону, он вылетел с дорожки, протаранив сугроб, и кубарем покатился по откосу, вздымая тучи снега.
   Витамин, победно закричав, промчался мимо, но успел заметить яростное лицо Кохи, мелькавшее в кувыркающемся автомобиле.
   Несколько раз перевернувшись, машина ненадолго зависла на боку и, словно неуверенная, то ли ей опрокинуться на крышу, а то ли так и остаться на помятом боку, тяжело перевернулась на крышу, уперевшись краем в толстый ствол тополя.
   Страшно матерясь, Коха вылез из машины и оглядел повреждения своей машины. По щеке текла кровь из разбитого затылка, которым он сильно приложился об крышу во время безумного сальто. Несколько ссадин и синяков довершали картину.
   С машиной дела обстояли хуже: крыша сильно помята, во многих местах на кузове содрана краска, лобовое стекло покрылось многочисленными трещинами, но самым страшным было то, что обе фары были разбиты.
   "Такие мощные, такие красивые... Такие...", - Андрей в сердцах пнул ногой по мятой двери двери.
   От удара в машине послышалось шевеление и из неё вылезли Павел и Сергей. Оба с огромными шишками на лбу и разбитыми носами.
   - Урод! - жалобно простонал Паша. - Настоящий урод! Этот подонок нам за всё ответит!
   - Да! - согласился Серёжа, вытирая кровь с лица.
   - А где этот паразит? - грозно спросил Коха.
   - Смотался он, Коха! По газам и уехал.. - затараторил Паша.
   - Да я не про того осла. Я спрашиваю, где Шкет этот вонючий? - рявкнул Коха и направился к перевёрнутой машине.
   - Погоди, Андрей! Он же нам жизнь спас... - запротестовал Сергей.
  
   Коха подошёл к тачке, с силой распахнул дверцу и просунул голову в салон. Через мгновение он нёс на руках бледного, словно покойника, и израненного Шкета, который был по-прежнему без сознания. Ткнув его физиономией в снег, Коха отошёл всторону и, скрестив руки на груди, уставился на обездвиженное тельце, которое тихонько застонав, начало приходить в себя.
   - Подымайся, гнус! Будем тачку переворачивать! - заорал на него Андрей.
  
  
  
   ***
  
  -- Ты идиот, Лёша, - плакала Яна. Тушь размазалась по её лицу, но она не вытирала её. - Ты нас чуть не убил.
  -- Прости меня, Котёнок..... - виновато прошептал Витамин. - Я.... Я.... Не знаю, что на меня нашло...
  -- Если ты не дорожишь своей жизнью, то хотя бы подумай обо мне! - на лице девушки был испуг и обида. Слёзы текли на щёчки и на шубку из её красивых глаз. - Мне страшно. Я так испугалась. Для чего ты это сделал, скажи мне, для чего?
  
   Лёха пытался успокоить её, но тщетно. Она рыдала, отойдя от шока.
  
   В тот день они так и не занялись любовью.
  
  
  
  
  
  
  
  
   Глава 17
  
   Прошло два дня с того момента, когда Витамин окончательно перешёл дорогу Кохе и его дружкам.
  -- Итак, друзья мои, я думаю, что настал тот день, когда вы завершили свою подготовку, - Андрей расхаживал по комнате перед ребятами, сидевшими на диване, на том самом диване, на котором они сидели в ту злосчастную ночь, когда Коха обратил их в оборотней. Они сидели молча, слушая своего вожака. - Скажу вам, что вы уже достаточно натренированы и, думаю, полностью готовы к тому, чтобы сделать серьёзный первый шаг. Тот случай с этим ублюдком Витамином, как его зовут, был вовсе не случайностью. Это был знак! Призыв к действиям!
  -- А что мы ему можем сделать, Коха? - спросил Павел. - Он у всех на виду и просто так его замочить не сможем, согласись?
  
   Коха улыбнулся.
  -- Ты прав, Павлик! Абсолютно прав. Он на виду, но это ещё не помеха для того, чтобы его убрать, поверь мне! А убрать его пора. Такой плевок в лицо я не потерплю.
  
   Он стиснул кулаки.
  -- Погоди, Андрей, - встрял в разговор Сергей. - А стоит ли сходить с намеченного курса нашего плана, только потому, что тебе причинил личную обиду этот козёл? В тебе говорят эмоции, а в нашем деле нужен точный расчёт, а не эмоции.
  -- Тс-с-с! - Коха приложил палец к губам. - Ты не понимаешь! Этот Лёха никто иной, как один из старшаков влиятельной московской группировки. Убрав его, мы сделаем первый шаг в том направлении, которое запланировали. Одного за другим мы будем убирать этих бандюков и подминать под себя все сферы влияния. Мы избавимся от всех конкурентов.
  -- Уж больно как-то сказочно получается... - тихо сказал Сергей, потупив взгляд.
  -- Ты мне уже не веришь? - резко спросил Коха. - Я думал, что я достаточно убедительно тебе рассказал обо всём. И к тому же ты забываешь, что в нас есть сила. Сила, которой эти жалкие бандючки противостоять не смогут даже вместе со всем своим оружием. И потом, всё это оружие и новые приверженцы нашего направления будут у нас. Мы расширим круг посвящённых, но это пока в дальнейшем, а пока.....
  
   Он остановился посреди комнаты, стоя спиной к ребятам и скрестив руки за спиной.
  -- А пока, этот ублюдок должен умереть! И мы сделаем это так, что никто ничего не заподозрит.
  
   ***
  
   Лёха снова появился в институте весь сияющий от счастья и от прекрасной жизни, которая не предвещала никаких катаклизмов.
   Но в эту злосчастную среду произошло нечто, что обернуло жизнь Витамина в сущий кошмар.
   После занятий Лёха с Яной прогуливались за институтом по набережной реки Яузы, а неподалёку от них притаилась в тени деревьев фигура в тёмном пальто. Это был Коха. Он стоял, прислонившись к тополю и зорко следил за парочкой.
   Дождавшись, когда они нагуляются и Лёха проводит Яну до дверей институтской общаги, Коха преградил дорогу Лёхе, который шёл к своей машине, вертя в руке ключи.
  -- Привет! - сказал он вкрадчиво.
  -- С дороги, лох! - спокойно сказал Витамин, не останавливаясь. Он хотел было столкнуть Коху со своего пути, но не тут то было. Андрей стоял, словно каменная гора. - Ты чё, тварь, слов не понимаешь? Исчезни!
  -- Я по делу пришёл, - тихо ответил Андрей, осмотревшись по сторонам.
  -- У меня нет дел, с лохами!- отрезал Лёха. - Исчезни!
  -- Позавчера ты разбил мою тачку, - бесстрастно продолжал Коха
  -- Я? - наигранно удивился Алексей. - Если ты и твои шуты не умеют ездить, это твои проблемы. Вишь, как тебя тогда занесло на скользкой дороге.
  
   Он засмеялся, глядя в глаза врага.
  -- Шутить будешь потом, выпендрёжник. Из-за тебя моя тачка разбита. Поэтому ты мне заплатишь за её ремонт, - жестко сказал Андрей.
  -- Чего? Ты не попутался? - взбесился Витамин. - Хрен ты у меня чего получишь, говнюк! А ну пшёл вон, пока я тебе в репу не двинул!
  -- Я тебе ещё раз говорю, - не обращая внимание на оскорбления, продолжил Коха. - Ты либо заплатишь мне за ремонт машины, либо с тобой будут разбираться мои люди.
  -- Ты чего несёшь, сука? - от этих слов Лёху переклинило. - Твои люди? Ты, мальчик не по рангу наехал! Ты видать рамсы попутал, засранец?
  
   Он провёл короткий, но сильный удар в солнечное сплетение. И как только Коха согнулся пополам, добавил жёсткий удар снизу по челюсти, от которого Андрея отбросило назад. Он упал на снег. Лёха не глядя на него, зашагал к машине.
  -- Мои люди разберуться! - передразнил он Коху. - Да вертел я твоих циркачей! Говнюк!
  
   Он подошёл к машине и начал открывать дверцу, когда резкий окрик заставил его оглянуться.
  -- Фраер, забьём стрелу!
  
   Коха стоял всего в нескольких метрах от него. Из разбитой губы текла кровь. Но он стоял на ногах твёрдо, как будто только что не падал от сильного удара.
  -- Тебе чего, мало, чёрт? - Лёха развернулся и направился к нему, собираясь снова ударить.
  -- Махать руками будешь на стрелке, - ответил Андрей. - Это дело чести!
   Витамин остановился.
  -- Я не забиваю стрелок с лохами.
  -- Забьём стрелу! - Коха вытер кровь и облизнул руку. Он хищно улыбнулся.
  -- Нет!
  -- Ты разбил мою машину, ты, не дав мне договорить, ударил меня.. У меня есть полное право забить тебе стрелу, чтобы окончательно разобраться с тобой и доказать свою правоту.
  -- Пошёл вон! Не нарывайся, чтобы мне пришлось тебя уделать!
  -- Это уже стало делом чести, - жёстко проговорил Коха. - И если ты откажешься от этой разборки, то завтра все вокруг будут знать, что ты, Алексей, весь такой крутой и важный, пакостишь людям, которые вокруг тебя, и не отвечаешь за свои слова и поступки. И увиливаешь от выяснения отношений, когда человек, которого ты обидел и даже ударил, забивает тебе стрелку....ай-яй-яй, что скажут люди вокруг? Тебя попросту перестанут уважать, герой.
  
   Он поцокал языком и злорадно улыбнулся. Глаза Лёхи сузились, он подошёл вплотную к Андрею, уперевшись грудью в него, и его лицо, ставшее вдруг каменным, замерло всего в нескольких сантиметрах от лица Кохи.
  -- Ты понимаешь, что бросаешь вызов серьёзным людям, и что у тебя будут серьёзные проблемы на этой стрелке? - тихо сказал он, сверля синими глазами глаза Андрея.
  -- Ты смотри, чтобы у тебя проблем не было, - так же тихо ответил Коха.
  -- Ты мне угрожаешь, мальчик?
  -- Нет. Я всего лишь предупреждаю.
  
   Повисла долгая пауза. Шёл бой. Молчаливый бой. Одними только глазами.
  -- Хорошо! Ты получишь эту стрелку, - наконец сказал Лёха. - Где и когда?
  
   Коха ухмыльнулся.
  -- Завтра. В полночь. Я буду ждать тебя на люблинском кладбище с южной стороны.
  
   Витамин засмеялся.
  -- Ты что, балда, сказок начитался? Больше ничего придумать не мог?
  
   Но Коха уже развернулся и зашагал прочь. На ходу он коротко бросил через плечо:
  -- Я буду не один.
  -- Уж поверь мне, я тоже! - крикнул ему вдогонку Лёха, а потом тихо добавил - Идиот полоумный....
  
   Неожиданно к нему подбежала Яна. Шубка её была расстёгнута и она запыхалась.
  -- Лёшка, что случилось? Ты дрался? Кто это был? - задыхаясь, сбивчиво заговорила она. - Малыш, что произошло?
  -- Зайка, всё в порядке! - ответил он, успокаивая её. - Ты чего полураздетая выскочила?
  -- Леш, я видела в окно, как ты дрался! - в её голосе слышалась тревога. - Скажи мне, кто это был?
  -- Да говорю тебе, всё в порядке! - он улыбнулся.
  -- Не ври мне! Я знаю, что ты врёшь! Кто был этот человек?
  -- Да пьянь какая-то! - отмахнулся Лёха. - Малыш, успокойся, всё в порядке. Давай я тебя провожу домой.
  -- НЕТ! - крикнула она. - Скажи мне, что случилось, или я никуда отсюда не уйду?
  -- Да ничего не случилось, - устало выдохнул он.
  -- Я не слепая. Я чувствую, что что-то не так.... - она тревожно вглядывалась в его синие глаза, пытаясь понять, что твориться у него внутри.
  -- Так! Тогда я унесу тебя отсюда силой, - он засмеялся, подхватил Яну на руки и закружился с ней.
  
   А потом он нежно поцеловал её в губы. После долгого поцелую он оторвался от неё и прошептал:
  -- Яночка, всё будет хорошо! Поверь мне! Всё будет хорошо!
  
   Но тревога в её глазах не исчезла.....
  
  
  
  
  
   ***
  
   Большая и маленькая стрелки часов почти поравнялись на цифре 12, когда четыре машины: Шевроле Тахо, Нисан Патрол и Опель Омега, с ярко горящими фарами подъехали в условленное место. Среди них была и чёрная БМВ.
   Безоблачное небо, покрытое алмазной россыпью звёзд, то и дело разрезали тёмные силуэты встревоженных птиц, наполняя морозный колючий воздух их вскриками. Зависнув высоко над землёй, проливала свой бледный свёт мёртвая Луна. Всё вокруг замерло в гробовой тишине, которую изредка нарушали хлопки крыльев и негромкого завывания ветра, гуляющего между могильными надгробиями.
   Машины остановились, выстроившись в ряд. Фары светили ярко, выхватывая из кромешной тьмы накренившиеся памятники и поваленные кресты.
   Из машин вылезли крепкие ребята в тёплых куртках и пальто с поднятыми воротниками. Всего их было тринадцать человек, включая Витамина. Сегодня с ним сюда приехали его самые близкие кореша, которые не раз проходили вместе с ним через всевозможные передряги. и на которых он мог всегда положиться, как на своих братьев.
   Лёха внимательно оглядел место, где Коха назначил ему стрелку. Пустошь. Заброшенный уголок старого кладбища, куда совершенно не попадает свет от дороги и ближайшие жилые дома находятся достаточно далеко отсюда.
   Кохи с его людьми не было.
  -- Ну чего, где этот засранец? Уже почти 12, - поёжившись. спросил высокий широкоплечий парень, у которого через всю левую щёку проходил багровый шрам, видимо полученный в одной из разборок.
  -- Спокойно Бык, скоро приедет, - ответил Лёха.
  -- Ты в этом так уверен? А если он не приедет? Если кинул? Я тогда самолично ему кости поломаю...
  -- Говорю тебе, успокойся Витёк! Приедет. Уж больно он настаивал на этой тёплой встрече. Не понимаю только почему.....
  
   Они потоптались возле машин, негромко переговариваясь. Потом Лёха с Быком решили осмотреться, что и как вокруг, пока ещё не подъехали те, с кем им предстоит пообщаться. И пока оставалось неизвестным, чем могло закончиться это общение, но парни были готовы ко всему.
   - Пацаны, побудьте здесь! Мы с Витьком посмотрим, что тут к чему, - сказал Лёха парням. И они, неторопясь, зашагали вглубь кладбища.
   Они шли бок о бок с поднятыми воротниками курток, засунув руки в карманы. Изо рта шёл пар. Морозец крепчал к ночи. Под ботинками поскрипывал снег.
   - Слышь, Витамин, вот скажи мне, а чего ты во всё это влез, а? - неожиданно спросил его Бык.
   - О чём ты? - переспросил Лёха. - Ты про этого отморозка что ли?
   - Да не-е, - хрипло ответил Бык. - Я всё давно хотел тебя спросить, чего ты с этими тёмными делами связался? Зачем тебе это? Чё нормально работать не стал?
   Лёха молча шёл вперёд. Потом он покачал головой.
   - Не знаю. Я уже и не помню, как это всё вышло.
   - Ну а всё же? - настаивал Витя.
   - Ну а как это обычно бывает? Тебе ли не знать? Всё с малого начиналось, потом затянуло.
  
   Они шли, разговаривая, но в то же время внимательно осматривали местность.
   - А ты не подумывал сойти?
   - Чего ты несёшь, Витёк?
   - А что? Я вот например задумывался об этом. неужели мне всю жизнь кулаками махать, да лохов прижимать? Я вот, например, творческая натура....
   - Ха! Ты? - засмеялся Витамин. - Творческая?
   - Да! Я!
   - Не смеши меня, Бык! С такой физиономией как у тебя только стихи и писать или картины рисовать..
   - А что?
   - Ну-ну! - смеялся Лёха. - Ты давно в зеркало смотрелся? С таким лицом тока народ пугать. Да к тому же не бритый.....
   - А чё? - возмутился Бык. - Я может, в кино могу сниматься. Там такой типаж сейчас востребован. А чё? В самом деле! Точняк, пробьюсь в кино. Стопудняк!
   - Опустись с небес на землю, Витя! То, чем мы сейчас занимаемся - это и есть творчество! Вот она жизнь-то! Не в кино! Расти, поднимайся. Голова есть - добьёшься многого.
   Бык покачал головой.
   - Нет, Лёха! Тут ты не прав. Не жизнь это. Так - мелочность. Деньги, тачки, тёлки - это всё конечно да. Но что мы о себе на земле оставим? Что? Да нихрена мы не оставим. Едва нас не станет о нас позабудут.
   - Э-э, Брат! Ты не перегрелся? - пошутил Лёха и попытался дотронуться ладонью до лба Быка. Но тот отстранился.
   - Ты шутишь, Витамин, а я серьёзно говорю. Вот мы сейчас шатаемся с тобой ночью по кладбищу, на холоде... а оно стоит того? Стоит ли так жить? Так рисковать? Я не перегрелся, но меня всё чаще посещают мысли о том, что мне хочется сделать в жизни что-то такое, чтобы меня помнили. Пусть не столетия, но мне не хочется кануть в вечность серой тенью. Я хочу достичь чего-то особенного. Не это жизнь - слоняться, как шпана по кладбищам и по барам в компании быков, как я.
   - Шпана? - покосился на него Витамин. - Шпана? Бык, здесь с тобой рядом люди, которые не похожи на тех людей, что окружают тебя на улице каждый день. Там лицемеры. Здесь же с нами люди, которые не бросают слов на ветер, которые отвечают за свои слова. и которые не станут малодушничать. Малодушные, ты сам знаешь, долго не живут. Так не это ли жизнь?
   Бык промолчал.
   Они отошли достаточно далеко от машин, у которых остались их друзья. Свет от фар уже не доставал до сюда и Витамин с Витей остановились в потёмках. Вокруг стояли безмолвные кресты. И было тихо.
   - Лёх, а что за фрукт стрелку то нам забил? - спросил Витя. - Серьёзный человек?
   - Ты смеёшься? - ответил Лёха. - Чудак какой-то. Но упёртый. Давай, говорит, стрелу забьём, давай забьём! Так настаивал, что я не смог ему отказать.
   Он засмеялся.
   - А что ты так беспокоишься?
   - Да я не беспокоюсь, просто пытаюсь понять, чем опять всё это закончиться...
   - Стареешь, Бык, - хмыкнул Лёха.
  
   Внезапно громкий треск раздался где-то неподалёку. В небо с громким карканьем поднялась стая разбуженных ворон. Парни, оставшиеся у машин, как по команде достали из-под курток оружие и замерли, вглядываясь в темноту.
   Лёха и Бык тоже выхватили из-за пазухи пистолеты и остановились.
   - Что это было? - тревожно спросил Бык.
   - Кажется, наши друзья пожаловали! - хмуро ответил Лёха, а затем крикнул остальным. - Пацаны, будьте на стрёме. Кажись лохи приехали.
   Вдруг, напряжённый воздух разрезал вой. Совсем недалеко. "Волки?", - успел подумать Витамин. "Откуда здесь в городе волки?"
   Совсем рядом раздался глухой рык и что-то большое тёмное кинулось на него из темноты.
   - Лёха, берегись! - крикнул Бык, кинувшись наперерез.
   Витамин машинально отскочил назад и тут же был сбит с ног чем-то тяжёлым. Он упал лицом в снег, выронив при этом оружие. На какой то миг от удара в глазах у него потемнело. Когда он поднялся на ноги, то обнаружил, что он остался один. Вити рядом не было.
   Всю поляну огласил свирепый звериный рык. Со стороны стоявших машин, свет от фар которых слепил Лёху, слышались крики людей и пистолетные выстрелы. Витамин побежал назад к машинам. Фары слепили и он ничего не видел, что происходило там, где были его друзья.
   Он видел что-то... Но не мог понять что. Вся поляна превратилась в ад: крики ужаса, стоны, выстрелы, мат, рычание, вой....
   По дороге он споткнулся обо что-то и когда посмотрел себе под ноги, то увидел тело круглолицего паренька, Коляна. У него было разорвано горло и тёмная, почти чёрная кровь фонтаном била из огромной раны.
   В ужасе Лёха отбросил тело и помчался к машине, зажав в руке пистолет. Он слышал, что выстрелы звучат всё реже и реже.
   Когда он подбежал к машине, то увидел мёртвые тела друзей, раскиданные по поляне перед машинами. Грудные клетки были разодраны, а у некоторых вспороты животы, из которых на белый снег вываливались, дымящиеся внутренности. Витамин ещё слышал голоса некоторых из парней, отбежавших от машин в темноту и палящих без разбору, пытаясь попасть в неведомых врагов.
   Вдруг он услышал еле различимый стон. Он бросил взгляд в сторону, откуда он доносился, и увидел Быка, лежащего возле Нисана Патрол. Тот спиной прислонился к большому колесу джипа, а правой рукой зажимал ужасную рану на животе, из которой лила кровь. Кровь лила прямо через пальцы и снег вокруг него был весь красный.
   Лёха кинулся к нему и осторожно поднял друга. Бык захрипел от боли и обхватил его за шею.
   - Витя, идти сможешь? Что тут твориться?
   Бык только слабо кивнул. Витамин, придерживая друга, повёл его к своей машине. Каждый шаг ему давался с трудом. Лицо было бледным как мел. Одного взгляда на него было достаточно, чтобы понять, что рана была более чем серьёзной.
   - Давай, давай братишка! Посиди пока в машине, я пацанам помогу, - сказал Лёха, усаживая Быка в БМВ.
   - Нет.... Лёха.... - просипел Витя. - Валить отсюда надо....
   - Что? - крикнул Лёха. - Бык, кто это был? Кто это сделал? Ты слышишь? Кто это сделал?
   - Это не люди... Браток.... - он зажмурился от боли. - Чёрт, как больно....
   - Витёк! Кто это был? Скажи мне!
   Лёха, усадив Быка на переднее сиденье БМВ, рванулся туда, откуда ещё слышались крики и выстрелы оставшихся в живых друзей, но Витя крепко схватил его за руку.
   - Лёха, нет! Надо валить отсюда.
   - Что ты несёшь? Там пацаны. Я должен им помочь.
   - Вит, тебя убьют!
   -Пусти!
   Но Бык держал его крепко, несмотря на то, что сам слабел с каждой секундой.
   Раздался последний выстрел. Потом повисла тишина.
   - Лёха, поехали отсюда. Им уже не поможешь.... - Витя захрипел.
  
   Витамин взглянул в темноту. Ни криков, ни выстрелов. Ничего. А потом он услышал голос Жеки. Было слышно как тот два раза выстрелил, ругнулся и его матерные слова оборвались, заглушённые звериным рыком.
   - Что за чёрт? - он выстрелили в темноту и отчётливо услышал, как рычание сменилось собачьим поскуливанием.
   Он не стал дожидаться, когда из темноты выскочит то, что убило его друзей, а швырнул разряженный пистолет в темноту, перескочил через капот машины и буквально впрыгнул за руль.
   БМВ, подняв клубы снега, пронёсся по узкой дорожке ведущей с кладбища, выскочил на заснеженное шоссе и понёсся в сторону центра города.
   Витамин кинул быстрый взгляд на истекающего кровью друга, по-прежнему зажимавшему свою страшную рану. На сиденье повсюду была кровь.
  -- Ты как? - спросил его Лёха.
  -- Бывало и получше..... - тихо ответил Витя.
  -- Держись, Браток! Мы сейчас по-быстрому в больничку! Понял? Держись, Бык!
  
   Тот едва заметно улыбнулся. Глаза его были прикрыты, и он тяжело дышал.
  -- Витя, что это было там на поляне?
  -- Я не знаю, Вит... Они... выскочили из темноты, - он облизнул пересохшие губы. Машина неслась по нечищеной дороге на огромной скорости. Её мотало из стороны в сторону, но Лёха умело удерживал её, не давая вылететь с шоссе. - Они появились... совершенно неожиданно...и... принялись вырезать братву...
  -- Кто? Бык, скажи мне кто это был? - в голосе Витамина звучал один лишь гнев. В ушах до сих пор стоял предсмертный крик его друзей.
  -- Не кто.... Это... это было похоже на... - Бык захрипел и повалился набок.
  -- БЫК? Не смей умирать! Не смей, парень! - в сердцах заорал Витамин. Он отвлёкся от дороги и попытался поднять друга. Но ему плохо удавалось удерживать машину на скользкой дороге, которая неслась на скорости уже больше 140 и одновременно пытаться перевернуть крепко сложенного друга. - Витёк, скажи мне, что это было? На что это было похоже?
  -- На... волков...... - тихо произнёс Бык и глаза его вдруг замерли. Лицо посерело, а некогда красивые карие глаза безжизненно уставились куда-то вдаль. Правая рука так и осталась лежать животе, зажимая рану. Но он больше не дышал....
  -- Бык!!!!!!!!!!! Братан! Не смей, парень! - в отчаянии заорал Витамин. - Витёк, нет! НЕ-е-е-ет! Только не умирай, братан!
  
   Лёха заплакал, не отводя глаз от бездыханного тела друга. Это была его вина. Ведь это он вытащил сюда своих друзей, а теперь они все мертвы. А он жив. Он жив. Он привёл своих друзей на смерть.
   Эта мысль билась в голове, жестокими ударами сотрясая мозг. Он плакал. Впервые за долгие годы он плакал. В сердцах он вмазал кулаком по приборной панели. Треснул дорогой пластик. А в следующую секунду его ослепил свет фар выехавшего из-за крутого поворота грузовика.
   Грузовик был уже совсем рядом и сигналил ему. Не успев даже подумать, Витамин машинально крутанул руль вправо и БМВ, снеся заграждение, вылетел с дороге и полетел в кювет. На огромной скорости машина промчалась по откосу и на полном ходу врезалась в толстое дерево.
   Последнее, что успел увидеть Лёха, это белый взрыв перед его глазами, который расцвел белоснежным цветком подушки безопасности. Удар в лицо. И его окутала тьма....
  
  
  
  
  
  
   ГЛАВА 18.
  
   На следующий день институт потрясли ужасные известия.
  
   Максим с Яной усердно названивали Витамину на мобильный, но никто не отвечал. Вместе они съездили к нему домой, но там никого не было.
   Яна рассказала Максу, что в тот вечер она видела в окно, как Витамин сначала разговаривал с каким-то странным типом, а потом вдруг ударил его. Но когда она выбежала к нему на улицу, то тот человек уже ушёл, а выражение лица Лёхи её обеспокоило. Её сердечко чуяло что-то неладное, но Лёха ничего не говорил. И то, что сегодня он не появился в институте её насторожило. Она начала паниковать и Максиму едва удавалось её успокоить, говоря, что Вит ни раз уже пропадал надолго, но потом появлялся и что волноваться не стоит.
   И только под конец учебного дня ребятам сообщили о том, что Алексей разбился на своей машине. А ещё сказали то, что ему просто чудом удалось остаться в живых и что сейчас он находиться в Склифе в тяжёлом состоянии.
   Яна потеряла сознание.
  
  
   ***
  
   Непроглядная тьма сменилась расплывчатым очертанием белого потолка с желтоватыми пятнами. Голову пронзила жуткая боль, от которой Лёха застонал. Сознание медленно возвращалось к нему, принося с собой невыносимую тупую боль в мозгу и гул в ушах.
   С большим трудом он немного повернул голову, и едва смог разглядеть несколько больничных коек, стоящих вдоль серых стен. На них кто-то лежал.
   Как в замедленной съёмке, Витамин повернул голову и снова уставился в потолок. Он не понимал где он, он не понимал как тут оказался и не понимал, что с ним произошло. Один лишь гул в ушах и боль. Как будто кто-то бил по его голове молотом, словно в барабан.
   Он почувствовал тошноту. Все его рёбра ломило при каждом вдохе и Лёхе приходилось вбирать в себя воздух маленькими порциями, чтобы всё не так болело.
   Пугающее чувство от того, что он не понимал что с ним произошло заставило биться сердце сильнее. Боль в голове только усилилась. Он застонал и снова впал в беспамятство.
  
  
  
  
   ***
  
   Трое склонились над скорченным телом, накрытым тонким одеялом. Они молчали, уставившись на раненного Павла, уже который час не приходящего в сознание. Пуля попала ему в спину, чуть ниже области сердца. Шальная пуля.
   Паша потерял много крови прежде, чем Коха с приятелями привезли его домой на Садовую-Каретную. В больницу они его привезти не могли, так как сразу бы возникло подозрение. Человек с пулевым ранением просто так не может остаться незамеченным. Наверняка потом им займётся милиция. А этого Коха допустить не мог.
   В номере общаги ему находиться тоже было нельзя, ибо тогда весь институт узнал бы про их вылазку. Поэтому решено было привезти его на квартиру.
   Паша лежал на широком диване и не приходил в сознание. Бледное лицо его стало совсем белым, словно мел. Он хрипел, стонал и бредил. Но кровотечение из раны прекратилось.
  
  -- Дьявол! Мы упустили этого ублюдка! - неожиданно заорал Коха.
  -- И что нам теперь делать, Андрей! - испуганно спросил Сергей. Мысль стать самым властным и подмять под себя город уже не казались ему такими светлыми. Он боялся. То, чем закончилась их вылазка, вдребезги разбило состояние эйфории, в котором они все находились до этого момента. Они убивали и им это нравилось, но теперь, когда их товарищ лежит подстреленный на грани жизни и смерти....
  -- А разве вы сами не знаете что? - зло бросил Коха. - Надо найти его и завершить начатое.
  -- Но как? Где нам теперь его искать? - заскулил Шкет. Он вообще едва держал себя в руках.
  -- Ну что вы ноете, как бабы. Смотреть на вас жалко. Небольшой промах и вы уже раскисли.
  -- Промах? - встрепенулся Сергей. - Павла ранили. И это ты называешь промахом? Он может умереть. Как мы объясним это в институте. И как мы теперь выпутаемся из того, во что ввязались?
  -- Да не кипиши ты? - надменно сказал Андрей. - Что ты раньше времени панику поднимаешь? Во-первых, этот ублюдок не знает, что это были мы на этой стрелке. Он видел лишь животных. Какие подозрения на нас? Мы чисты. Мы просто не смогли приехать и всё. А во-вторых, если мы не явились на ту стрелку, то по закону чести он должен нас вызвать на повторную стрелу, где по идее должен будет с нами разобраться. А вот там то мы его и прикончим. Витамин ушёл от нас в этот раз, но ему не удастся избежать смерти в следующий. Это я вам гарантирую!
  -- А ведь верно! - немного успокоившись кохиными словами сказал Шкет. - Серёга, а ведь на самом деле верно! Витамин не знает, что это были мы на кладбище. Как я об этом сразу не подумал.
  -- Да потому что ты чуть от страха обосрался, когда началась заварушка, - съехидничал Сергей. - Вот у тебя остатки мозгов и отключились.
  -- А сам то! На себя глянь! Смелый, блин нашёлся, - парировал Шкет.
  -- Ладно вам, уткнитесь! - приказал Коха. - Теперь надо всё тщательно обдумать. Чтобы не вышло осечки в бущуем.
   И они развеселились, осознав, что и впрямь ничего плохого в их положении сейчас нет. Что опасность им не угрожает. Коха вновь вселил в их умы уверенность и безмятежность. И они твёрдо решили довести начатое до конца.
   Они пили на кухне водку, и совершенно забыли о Павле, который остался одиноко лежать в комнате.....
  
  
   ***
  
   Когда Лёха вновь очнулся, то увидел встревоженные лица людей, склонившихся над ним. Лица казались ему знакомыми, но он никак не мог вспомнить кто это.
   Боль в голове поутихла или по крайней мере не была такой сильной как тогда, когда он ненадолго пришёл в себя в первый раз. Но непонятное тяжёлое ощущение овладело им. Ему казалось, что всё это ему только сниться. Это один долгий кошмарный сон будоражит его мозг. Но он никак не может проснуться.
   Он чувствовал, что это происходит вовсе не с ним, с кем-то другим, что он не живёт, а просто наблюдает за всем этим со стороны.
  
  -- Где я? - чуть слышно прошептал он. Его мутный взгляд блуждал. Его разбитые и распухшие губы с запёкшейся кровью едва шевелились.
  -- Милый, ты в больнице... Как ты? - бросилась к нему на грудь Яна, от чего острая боль обожгла всё тело.
   Лёха скривился.
  -- Братишка, ты как? - взволнованно спросил Макс.
  
   Витамин посмотрел на него непонимающим взглядом. Он не знал кто эти люди и почему они пришли к нему и разговаривают с ним. Боль начала возвращаться, понемногу завладевая им.
  -- Ребята... я не знаю кто... вы? - тихо прошептал он.
  
   Яна с Максом замерли в шоке.
  -- Брат, да это же мы! - сказал Максим. - Ты что, не узнаешь нас? Это МЫ!
  -- Лёшка, любимый, это же я! Я!- по лицу девушки покатились крупные слёзы. - Любимый....
  
   Она прикоснулась ладошкой к его лицу.
  -- Это я, родной!
  
   Лёха закрыл глаза. Губы его дрогнули.
  -- Я ничего не помню, - простонал он. - Совсем ничего не помню. Я даже не знаю кто я?
  
   Яна принялась целовать его в разбитые губы.
  -- Малыш, вспомни меня! Меня то ты помнишь!?
  
   В ответ Лёха отвернулся и заплакал, словно ребёнок. Он ничего не помнил и всё то, что говорила эта девушка и парень для него было абсолютно чуждо и незнакомо. Его затрясло.
   Позже, он вновь отключился и пробыл без сознания двое суток.
  
   Когда Максим вывел расплакавшуюся Яну в коридор, они сели на скамейку у двери в палату и долго там сидели молча. Она уронила ему голову на грудь и рыдала. А он гладил её волосы, пытаясь как-то успокоить.
   К ним подошёл седой мужчина в белом докторском халате, с аккуратной маленькой бородкой. Врач рассказал им, что Лёха попал в ужасную аварию и что он просто чудом остался жив. Лёху едва удалось вытащить из раскорёженной машины, после чего его немедленно доставили в больницу, где врачи сделали всё возможное, чтобы удержать его на этом свете. Врач так же рассказал, что у него оказалась сломанной нога, несколько рёбер, многочисленные повреждения внутренних органов, а так же сильнейшее сотрясение мозга, в результате чего и имеет место быть амнезия. Но тут же поспешил успокоить, что явление это временное и что память вернётся к нему, но не сразу. Потребуется лишь время. Возможно, он и не вспомнит какие-то отдельные детали до конца, но в целом, всё будет хорошо и волноваться по этому поводу не стоит.
  
   "Всё будет хорошо!..... Именно с этими словами, Лёха попрощался с ней в тот вечер. Однажды она уже слышала эту фразу, а теперь... Теперь он лежит весь переломанный и ничего не помнит.
  
   "Всё будет хорошо!" - так и билось в воспалённом мозгу Яны. "Всё будет хорошо!".
  
  
  
  
  
  
  
  
   ГЛАВА 19.
  
  
   Лёха очнулся от того, что ему на глаза падал яркий луч зимнего солнца. Он судорожно оглянулся по сторонам, пытаясь понять, где находиться. После чего резко поднялся, и тут же нестерпимая боль обожгла грудь и спину. Он застонал и снова опустился на койку.
   В голове творился хаос. Мысли путались. Сильная боль в голове прошла, но осталось ощущение, будто кто-то взял и потряс его черепную коробку, словно баскетбольный мяч, а потом приладил её на место.
   Так он пролежал до вечера, уставившись безразличными глазами в потолок. Вечером дверь в палату открылась и внутрь ввалилась толпа парней. Они, несмотря на бурные протесты медсестёр и главврача, ворвались в палату и окружили койку Витамина, смотревшего на это с удивлением. Все были, как на подбор: коротко стриженные, крепко сложенные, с решительными лицами, они производили впечатление людей, зарабатывающих себе на жизнь отнюдь не работой в офисе.
  -- Ну, ты как, братан? - спросил один из них и легонько хлопнул его по плечу. Но и этого хватило, чтобы Лёха скривился от боли. - Прости, Витамин, не знал!
  -- Вит, ты как тут оказался?
  -- Лёха, что стряслось с тобой и пацанами?
  
   Парни сыпали вопросами.
  -- А вы кто, ребят? - спросил Лёха.
  
   В палате повисла тишина. Они смотрели на него изумлёнными глазами.
  -- Да ты чё, братан, своих корешей не признаёшь? - спросил его один из них.
  
   Лёха моргнул и после непродолжительной паузы покачал головой.
   - Ребят, я вообще ничего не помню.... Я даже не знаю кто я такой.
  -- Вит, я не знаю, кто это и за что сделал, но мамой клянусь, я эту падлу голыми руками замочу, - яростно сказал высокий лысый парень в кожаной куртке.
  -- Лёха, брат, что случилось на той стрелке? - тихо и серьёзно спросил невысокий, но коренастый парнишка.
  -- На какой стрелке? - удивлённо спросил Витамин. - О чём вы, пацаны?
  -- Ты же сам нам тогда сказал, что какой-то лох забил тебе стрелу. Мы все тогда хотели поехать с тобой, но ты сказал, что это просто лох какой-то, хочет пообщаться, и потому ты взял только своих подшефных пацанов. А потом ты оказался здесь, а мы только сегодня похоронили братву. Всех что были с тобой. - а потом немного помолчав добавил, - Бык тоже умер. Он с тобой в одной тачке был.....
  -- Что? - прохрипел Лёха. Новый приступ головной боли вперемешку с необъяснимым чувством вины, которого он не осознавал. Вновь эта пугающая пустота.
  -- Лёха, брат, что произошло? - в глазах невысокого парня не было ничего, кроме сосредоточенности и внимания. - Что за дела ты решил там прокрутить в одиночку?
  -- Я не понимаю о чём вы.... - бессильно ответил Витамин.
  
   В палату вошёл лечащий врач. Он с трудом протиснулся через толпу парней, стоявших вокруг койки.
  -- Молодые люди, у вашего друга сильная, но к счастью временная амнезия. Потребуется время, а самое главное, полный покой, для того, чтобы мозговые функции пришли в норму. Он обязательно поправиться. А пока я вынужден попросить вас всех покинуть помещение. Своим присутствием и расспросами вы можете только навредить ему...
  -- Ты гляди, отец, шоб мы тебе не навредили... - начал было молодой здоровый парнишка, но тут же его несильно ткнул в бок тот, что постарше и он замолчал.
  -- Извините, доктор! Молодость, сами понимаете. - он улыбнулся. Но улыбка человека, чем то отдалённо напоминающего Тайсона, лишь напугала врача.
  
   Правда нехотя начала исчезать за дверью. Последним вышел невысокий парень, который рассказал Алексею про ту злосчастную стрелку. На выходе он обернулся, глянул на Лёху и тихо сказал:
  -- Вит, ты не подумай чего плохого, но факт остаётся фактом. Ты молчком отправился на какую-то стрелу, не поставил в известность старшаков.. а теперь пацаны мертвы, ты один остался жив. Пойми меня правильно! Ты знаешь, я тебе друг, но верховой желает знать, что к чему и почему так вышло. И тебе придётся ответ держать.... Поправляйся, брат!
  
   И он вышел. И уже из коридора Витамин услышал как он грозно сказал врачу:
   - А ты, отец, смотри шоб с ним там всё ништяк было, понял? Головой отвечаешь!
  
  
   В голове творился кавардак. Мысли бились одна за другой.
   "КТО? КТО ЭТИ ЛЮДИ?" "Вина.....". "На мне лежит вина" "КАКАЯ?"
   Я ВИНОВЕН.....
   Лёха учащённо задышал. Сердце бешено забилось. Тело сотрясала дрожь.
   Перед глазами вдруг совершенно из ниоткуда возникло лицо какого человека с крупным носом. Он смотрел на Витамина. А потом начал смеяться. И смех этот был каким-то диким, и Лёхе он показался очень знакомым. Внезапно лицо начало искажаться, задрожало, как отражение в луже, а потом вместо него Лёха увидел морду странного зверя. Глаза существа немигающе смотрели прямо на него. И в них Витамин увидел лишь гнев и ничего другого. Потом и это видение пропало и перед глазами поплыла мгла. А через какое то мгновение из темноты выплыли четыре фигуры в странных одеждах и с масками волков на лице. Они закружили вокруг Лёхи, выкрикивая что-то, он никак не мог понять что именно. Он старался уследить за ними, а бешенный хоровод всё продолжался. Голова его закружилась, перед глазами всё поплыло и Витамин отключился..
  
  
   ***
  
   Прошёл почти месяц. Близился Новый год. Зима теперь стала настоящей зимой, теперь Ледяная Королева вовсю властвовала над городом, занеся тротуары сугробами и покрыв дороги наледью, с которыми безуспешно бились дорожные службы.
   Как и обещал врач, спустя некоторое время, Витамин начал вспоминать. Память частями возвращалась к нему, и в голове то и дело всплывали отрывки воспоминаний, сливаясь в одну нить событий.
   Он вспомнил Яну и Максима, которые все эти дни проводили возле его койки, пока он был без сознания, вспомнил и кто он такой и кто были те парни, что приходили к нему. Он вспомнил всё, за исключением той злосчастной ночи, когда все его друзья погибли, а он остался в живых.
   Не вспомнил он и Коху, назначившего ту стрелку.....
  
  
   ***
  
   Яна нежно держала его ладонь в своих маленьких ладошках и рассказывала любимому о том, что сейчас происходит в институте. Все эти дни она буквально не отходила от него.
   Она рассказывала ему про нового преподавателя по экскурсоведению, когда дверь в палату распахнулась и внутрь влетел Вован со спортивной сумкой на плече с видом переполошившегося воробья, гребень которого ( в данном случае- волосы) торчали в разные стороны.
  
  -- Так! - прокричал он на ходу. - Я вижу, что современная медицина не то чтобы спасает человека, а самым откровенным способом губит его к чёртовой бабушке!
  
   Он, даже не поздоровавшись с Лёхой, Яной и Максом, подскочил к тумбочке, взглянул на ворох таблеток, лежащих н ней в маленьком блюдце, и нахмурил брови. Затем уверено взял их и под удивлённые взгляды ребят смахнул в мусорное ведро.
   Потом он порылся в своей большой сумке и извлёк из неё несколько странных палочек. Они были разных цветов. Вова с серьёзным видом навтыкал их куда только мог рядом с койкой Витамина и поджёг их кончики зажигалкой. После чего он достал из сумки какие-то амулеты и развешал их на проводах над головой Лёхи. Один амулет в виде многоконечной звезды он положил на грудь Алексея, наблюдавшего за его действия с неподдельным интересом.
  -- Вован, ты чего? - улыбаясь, спросил его Лёха.
  -- Я подготавливаю всё для проведения ритуала, который излечит тебя!
  -- Чего? - в один голос спросили Макс с Яной.
  -- Что слышали! - самодовольно ответил Вова. - Я не могу допустить, чтобы эти докторишки упустили моего друга. Я вылечу его сам!
  -- Вовка, ты чего несёшь? - засмеялся Витамин.
  -- Спокойно, у меня всё схвачено! - отмахнулся Вован. - Буду лечить тебя восточными средствами. Помогают 100%!
  
   Ребята уже открвенно рассмеялись, глядя, как Володя порхает над телом Лёхи, выкрикивая какие-то заклинания словно заправский колдун. Палата наполнилась едким запахом благовоний. Старый дед, лежащий в другом конце комнаты со сломанной ногой на вытяжке, закашлялся и начал осыпать Вову проклятиями.
  -- Вовка, гаси свои вонючки! Ты щас тут весь народ потравишь! - встревожился Лёха.
  -- Кому не нравиться - попрошу удалиться!
  
   Володя снова покопался в сумке и достал оттуда маленькую коробочку.
  -- Что это ещё такое? - удивлённо спросил Витамин. - Что ты хочешь со мной сделать?
  -- Спокойно, Лёха, это всего-навсего китайские иглы. Я тебе сейчас проведу сеанс иглоукалывания.... - ответил Вова, бережно доставая из коробочки тонкие маленькие иглы и раскладывая их на тумбочке. - Нужно воткнуть их в определённые точки и завтра ты уже будешь бегать, как новенький. Я не понимаю вообще, почему врачи раньше тебе этого не сделали? Всё норовят таблетками травить?
  -- Э-э! Э-э! Вован! Не надо! - замахал руками Витамин. - Дружище тормознись. Ты же знаешь я терпеть не могу иголки.
  -- Надо себя перебороть. Это тебе точно поможет!
  -- Нет! Вовка, нет! Слышишь? - зашевелился Лёха, но Вова уже навис над ним с маленьким приборчиком для втыкания игл, высматривая, куда бы её воткнуть. - Макс, ну чё ты сидишь? Успокойте его, а? Он же сейчас меня всего поперетыкает! МАКС! А-а-а!
  
   Неожиданно, Вова замер и его серьёзное лицо покраснело. Он прыснул от смеха! Ребята с удивлением смотрели на него, ничего не понимая.
  -- Чего ты угораешь? - спросил Лёха, который только что извивался на кровати, пытаясь избежать уколов.
  -- Ха! Лёха, ну это же была только лишь шутка! - смеялся Вова.
  -- Шутник, блин! - обиженно сказал Вит. - Знаешь же, что я иголки терпеть не могу.
  -- Зато, Вит, ты посмеялся! А смех - лучшее лекарство! Поверь мне! И вообще, я рад тебя видеть, Братишка!
  
   И он обнял Алексея! Вместе они потом долго смеялись над тем, как Володя разыграл их. И на самом деле Лёха чувствовал себя гораздо лучше.
  
  
  
   Витамин быстро шёл на поправку. Вскоре, он смог вернуться к прежней жизни. Однако прежней её назвать было уже нельзя. Нечто значимое и важное всё-таки уже произошло.
   Оно ждало Лёху...
   После больницы он сразу встретился с важными людьми, которые вызвали его на беседу по поводу того, что произошло с ним и его людьми. Старшаки долго и внимательно слушали Лёху. Но никаких деталей он вспомнить так и не смог. Но поскольку Витамин был далеко не последним человеком в определённых кругах и пользовался своим авторитетом и доверием, то ему было дано время всё обдумать, вспомнить и потом сообщить, что и как. До того момента, Витамина отстранили от дел и временно вывели из расчётов.
  
   А тем временем в квартире на Садовой- Каретной умер Павел. Умер, так и не придя в сознание.....
  
  
  
  
   ***
  -- Давай, поднимай, Шкет! Понесли! - командовал Сергей, который основательно изменился с того дня, как только попал в институт. - Пошевеливайся!
  
   Посреди ночи они тащили на себе грубый мешок, в котором лежал труп Паши. Как только тот умер, было решено избавиться от трупа. И вот теперь, когда за окном была обычная холодная московская ночь, двое тащили тяжеленный мешок с умершим приятелем из квартиры на улицу, где их ждал красный Фольцваген Пассат. Коха сидел за рулём и дожидался их.
  
  -- Ты будешь тащить или нет, змей паршивый? - ругался на Шкета Серёжа. - По-твоему я должен один его тащить?
  -- Да тащу я его, тащу! - промямлил Шкет, который в последнее время стал очень нервным. Это было связано с их роковой вылазкой на люблинское кладбище, когда Витамин подстрелил Павла. После этого случая со Стасом случился, чуть ли не нервный припадок. Он почти потерял веру в Коху и, если бы тот не взял ситуацию в свои руки, Шкет убежал бы. Убежал бы всё равно куда, лишь бы подальше от него.
  -- Онанизмом ты занимаешься, а не тащишь! - ругнулся Сергей. - Бери давай за тот край и понесли. Коха ждёт уже.
  
   С большим трудом они преодолели расстояние с пятого этажа на первый по лестнице ( лифт не работал). Оставалось пройти ещё один пролёт, выйти из подъезда и погрузить мешок в багажник машины, а там ерунда.
   Стас шёл первым и находился чуть ниже Сергея. Неожиданно, от перевеса, из мешка высунулась посиневшая рука покойника и легла на горло Шкета.
  -- Аа-а-а-а-а! - заорал Стас не своим голосом. Глаза его выпучились от страха и он выпустил мешок из рук. Тот с глухим стуком упал на бетонный пол, второй конец мешка выскользнул из рук Сергея, который от громкого крика сам изрядно напугался, и тело покатилось по ступенькам вниз.
  -- Заткнись, идиот! - рявкнул на него Сергей. - Ты хочешь весь дом перебудить?
  -- Он хотел удушить меня. Он схватил меня за горло, - визжал Стасик. - Смотри, он убегает от нас!...
  -- Утихни, придурок!
  -- Он ожил! Гляди, он ожил.
  -- Придурок! - заорал на него друг. И влепил ему оплеуху. Но Стас никак на это не отреагировал. Он продолжал тупо смотреть на прыгающий по ступенькам мешок, закусив нижнюю губу.
  -- Он шевельнулся! - верещал Стас, тыча дрожащим пальцем в сторону мешка. Пальцы другой руки он в ужасе закусил зубами. - Я правда, видел, как он шевельнулся...
  -- Э-э-э! - протянул Сергей, - Да ты никак умом тронулся?
  -- Правда, я это даже почувствовал! - не успокаивался Шкет. - Я нёс его, а он вдруг взял и шевельнулся и схватил меня за горло!
  -- Хорош, трепать языком, тварь! - Сергеё схватил Стаса за шиворот и как следует тряхнул. - Бери мешок и потащили! Или ты хочешь, чтобы нас посадили?
  
   От этих слов Стас вздрогнул. Он тут же пришёл в себя. Они вместе нагнали катящийся мешок почти в конце лестницы. Шкет нехотя и очень осторожно взялся за свой край и они выволокли его на улицу, где погрузили в багажник, а потом отвезли труп в глухой подмосковный лес и там закопали.
  
  
  
  
   ГЛАВА 20.
  
   Холодные сумерки быстро окутали город, погрузившийся в тусклый свет фонарей. Шёл снег и пушистые снежинки мелькали и кружились в воздухе, они как будто танцевали под неслышимую людям музыку. Морозный ветерок подхватывал их, то вздымая в высь, а потом вдруг отпускал и тогда они падали на землю туда, где нашли своё пристанище тысячи и миллионы таких же снежинок.
   Люди кутались в тёплые одежды. Красные отмороженные носы отогревали вязаные варежки, которыми они закрывались. В тот день термометр показывал - 34 по Цельсию.
   В маленькой каморке помимо музыкантов сидело ещё несколько ребят. Под красивую медленную музыку Лёха с Яной сидели обнявшись, Вова, удобно устроившись в кресле, потягивал красное вино "Слёзы монашки" и чём-то размышлял. А Саша с Леной, забившись в уголке, целовались.
   Очередная репетиция закончилась и ребята начали складывать инструменты в коробки. Многометровые провода , словно змеи устилали пол. Их аккуратно сложили и поместили на полку.
  -- Классно, Макс! - восхитился Витамин. - Вы с каждым разом играете всё лучше и лучше. Надо бы скоро серьёзно подумать о раскрутке вас на радио. Можно подключить к этому делу Димона - у него мать, кажись, на Бронзовом Граде работает....
  -- На радио? - призадумался Максим. - На радио крутиться - это дело хорошее. Но до этого нам надо ещё подрасти....
  -- Подрасти? - удивился Лёха. - Макс, не скромничай, вы отлично играете. Поверь мне. И я на самом деле планирую протащить вашу группу на радио. Не всё же вам по подвалам играть. Надо расти! И я в этом обязательно помогу.
  -- Посмотрим...
  -- А чего смотреть? У вас есть записи?
  -- Ну, есть.
  -- Они у вас с собой? - Максим кивнул. - Так, давай их сюда. Ты знаешь, что я не люблю почём зря языком болтать, а предпочитаю делать. Так что не будем откладывать дело в долгий ящик и займёмся этим уже завтра.
  -- Завтра? - искренне удивился Максим.
  -- Да-да! Именно завтра, - передразнил его Витамин. - Я уже завтра постараюсь всё разузнать и подключить к этому делу нужных людей. И надеюсь, что уже в ближайшем будущем мы все вместе будем с радостью слушать вас на популярном радио.
  -- Ну...
  -- Что ну? - перебил Максима Лёха. - Макс, ты же всегда хотел стать знаменитым. Так надо делать шаги навстречу!
  -- Посмотрим.... - протянул Максим.
  -- Да, что ты всё заладил сегодня: посмотрим-посмотрим? - Вит, потрепал друга по плечу. - Ты чего сегодня такой вялый? Что-то случилось?
  -- Да нет, - отмахнулся тот, - просто как-то неважно себя чувствую... не знаю... не могу объяснить, но на душе как-то нехорошо.
  -- Э-э-, да что с тобой, друган? - встревожился Лёха.
  -- Лёх, сам не знаю, но думаю наверное просто переутомился. В последнее время учил много, нервничал... вот наверное и накопилось. Отдохнуть нужно....
  -- Так, макс! Давай я тебя отвезу домой! - предложил Лёха. - Прокачу тебя на своей новой машинке. Не БМВ, конечно, но на первое время и наша девятка покатит.
  -- Не-не, я сам доберусь, - запротестовал Максим. - Чё я, инвалид что ли? Будешь ты ещё туда-сюда мотаться? Ты вон лучше с Яной езжай, она без тебя, пока ты в больнице был, истосковалась совсем. Верно я говорю?
  
   Он подмигнул ей. В ответ Яна лишь смутилась, и её личико слегка покраснело.
  -- Правда, Макс, давай Лёха тебя отвезёт, - предложила Яна. - На улице мороз такой, а ты будешь в электричке трястись. А я с вами съезжу.
  -- Точняк, поехали Макс? - сказал Лёха.
  -- Спасибо, я лучше своим ходом. С тобой опасно кататься... - пошутил Максим.
  -- Да брось ты, нормально доедем. Медленно поведу.
  -- Нет, Вит! Я прогуляюсь, станет получше, а то завтра совсем раскисну. На электричку я успеваю. Всё будет хорошо, брат, не переживай. - Макс улыбнулся.
  -- Ну... как знаешь, братишка! - Лёха подошёл к нему и крепко обнял. - Давай, береги себя, Макс! Осторожнее!
  
   Он похлопал его по спине, а потом взял Яну за руку ( она тоже по-дружески чмокнула Максима в щёку) и они вышли из каморки.
  -- До завтра!
  -- До завтра, ребята!
  
   Максим надел тёплую куртку, перекинул через плечо лямку от чехла с электрогитарой и вышел на улицу.
  
  
  
   ***
  
  
   Макс бродил по пустынной платформе в ожидании "долбанного" поезда, который должен был прийти ещё десять минут назад. Он решил ехать не прямиком с вокзала, т.к. не успевал на поезд вовремя, а на автобусе доехал до платформы Новодачное, которая находилась на отшибе города, чтобы там сесть на электричку, перехватив её по пути.
   " И чего я не согласился поехать с Лёхой? Сейчас был бы уже дома, в тепле...". Он ужасно замёрз. Нос и уши уже просто ничего не чувствовали. Мороз настырно пробирался под тёплую куртку. Ноги в ботинках задубели и Максим ходил туда-сюда, чтобы хоть как-то разогреть их. Под ногами громко хрустел снег.
   В попытке согреться он начал скакать по заснеженной платформе, как главный герой в фильме "Ирония Судьбы или С лёгким паром", когда того выставили на улицу.
   Он был совсем один на платформе. Ни души. Только скрип снега под ногами, завывания ветра в кронах деревьев, что росли вдоль железнодорожных путей, да отдалённый гул шоссе.
   В одиночестве Макс пропрыгал минут пять, но не согрелся. Поезда не было.
   "Вот, блин идиотец! Точно надо было с Лёхой ехать... А что если поезд уже ушёл", - думал он. Но, что сделано-то сделано.
   Он посмотрел на часы - без четверти двенадцать. Скоро полночь. Он невольно подумал о нечистой силе, выходившей в мир ночью, но потом, улыбнувшись, выбросил столь нелепые по его мнению мысли из головы. Но перспектива тащиться до дома пешком, его вовсе не радовала. Он с тоской посмотрел в сторону города: был ещё вариант вернуться обратно в институт и переночевать прямо в каморке..... Он устало вздохнул.
   Максим поднял голову и посмотрел на почти безоблачное небо. Где-то далеко-далеко мерцали звёзды. Он сразу вспомнил детство...
   Когда он был маленьким, то, как, наверное, многие мальчишки, мечтал стать космонавтом и полететь на какую-нибудь далёкую-предалёкую планету, где его ждало неизвестное. Он всегда старался понять, что же там за покрывалом небес. Неужели космос безграничен? Нет, этого просто не может быть! У всего есть предел, пусть такой, который нам людям не понять умом и не осознать, но он есть. Всё конечно.
   А может, быть вовсе нет? Этот вопрос постоянно всплывал в его мозгу. А что если этого предела нет? Что там, за этими далёкими звёздами есть ещё звёзды, а за ними ещё и ещё?..... И так до бесконечности. Но далее его мозг будто бы отключался, будто бы срабатывала некая защита, блокировка, установленная свыше, мешающая нам понять и осознать бесконечность, а может быть помогающая нам не сойти с ума, ибо наш маленький мозг просто не в состоянии понять такой масштаб и может запросто помутиться.
   Но этот вопрос не давал ему покоя с самого детства..... Детство.
   Мысли Максима переключились на воспоминания о том, как он маленький рыжий мальчуган резво бегал с друзьями по двору, играл в салочки и прятки, строил крепости зимой, а потом, разделившись на две команды, атаковал её снежками, а другая оборонялась. Вспомнил, как слонялся по летним пыльным улицам с длинной палкой, воображая, что это меч и что он добрый герой, сражающийся со злодеями, которыми для него были столбы, длинные стебли борщевника и кусты...
   Беззаботное далёкое детство. Время, когда нам казалось всё таким простым и непонятным одновременно. Время, когда мы не думаем о смерти, потому что считаем, что смерть это гость лишь для стариков и, что к нам она не может прийти, потому что ещё рано, потому что мы маленькие, и, как, мы чуть не сходим с ума, когда смерть забирает кого-то из наших друзей, с которыми мы только вчера играли. Время, когда с нами рядом мамы и папы, которые решают за нас все проблемы, оберегая нас.
   Детство, ушедшее навсегда и оставшееся в далёком прошлом, которого уже никогда не вернуть...
  
   Невольно на него накатилась грусть.
   С неба ровным мягким светом светила своим единственным жёлтым глазом Луна.
   Он засмотрелся на неё и снова о чём-то задумался.
  
   Из этого состояния его вывел шум. Приближался поезд. Яркий свет стремительно приближался к платформе. Электричка начала тормозить.
   Спустя минуту он уже ехал в промёрзшем вагоне, в котором всё же было теплее нежели на улице. Он достал из рюкзака старую газетку с наполовину разгаданными кроссвордами и, под ровный стук колёс поезда, ехавшего до его станции всего с тремя остановками, погрузился в чтение.
  
   Спавший в соседнем вагоне бомж с длиной и спутанной бородой, в которой застряли остатки его "сытного" обеда, состоящего из заплесневелых кусков хлеба и картофельных очисток, так успешно добытых в мусорном ящике на вокзале, удобно устроился на лавочке. Он улёгся на неё с ногами, положил рядом узелок со всеми своими немногочисленными пожитками и дремал под мерный стук колёс. На весь вагон разило застарелым потом и мочой.
   Из этого блаженного состояния его вывел громкий стук и звон разбитого стекла. В тот же миг раздалось оглушительное рычание и двери вагона содрогнулись под страшным ударом.
   Бомж поднял заспанные глаза и увидел за дверным стеклом оскаленную морду лохматого чудища.
   - Матерь Божия! - только и успел воскликнуть он. Потом оборотень распахнул дверь лапой и прыгнул на несчастного.
   Пронзительный вой одновременно с душераздирающим воплем раздался из соседнего вагона, заставив Максима вздрогнуть. Он высунулся в проход и посмотрел туда, откуда донёсся звук. И замер.
   За стеклом двери, отделяющей вагон от тамбура виднелось огромное косматое существо с жёлтыми глазами, горящими хищным огнём. Оборотень зарычал и когтистой лапой распахнул дверь.
   Он медленно, словно играя, вошёл в пустой вагон и двинулся к Максу, скаля зубы. Макс оцепенел от ужаса. Рот раскрылся, чтобы закричать, но крик так и застыл в груди.
   Потом он вскочил на ноги и машинально выставил перед собой чехол с тяжёлой гитарой. Он размахнулся для удара. Сильнейший удар, напрочь сваливший бы любого человека, пришёлся прямо по оскаленной морде волка. Гитара, самая дорогая вещь Максима, сломалась пополам. Зверь ощетинился, клацнул зубами и приготовился к смертоносному прыжку.
   Макс бросился к противоположной двери. Выбежал из вагона, пересёк тамбур и помчался в другой вагон. За спиной он слышал хриплое дыхание животного, которое неслось за ним. Мохнатые когтистые лапы сжимались и разжимались в предвкушении скорой добычи.
   Максим успел миновать два вагона, слыша за спиной громкое сопение зверя, как под ноги попала пустая бутылка из-под пива. Он прокатился на ней вперёд и грохнулся прямо лицом на грязный пол. Инстинктивно он перевернулся на спину. Но зверь уже нагнал его и его туша нависала над жертвой. Макс выставил вперёд руки, но это было уже бесполезно. Последнее, что он увидел, была свирепая морда странного животного с оскаленной пастью. Он резко рванулась к нему и клыки впились ему в горло. На сиденья, на пол и на стёкла брызнула кровь.
   Победный вой раздался в вагоне, когда трое дюжих ментов, совершающих очередной обход поезда, оцепенели от ужаса, взирая на огромного волка, стоящего на задних лапах и мочившегося по-человечьи на грязный пол, на котором лежал растерзанный парень с рыжими волосами.
   Заметив людей, оборотень опрометью кинулся в другой вагон и исчез за дверями остановившейся на станции электрички.
   Позднее они, решив, что благоразумнее смолчать про то, что они видели на самом деле, т.к. их вполне могли посчитать за идиотов, которые пьют или шыряются при исполнении, заявили органам, что нашли парня уже мёртвым и холодным. И больше ничего не видели.
   И все трое потом долго просыпались посреди ночи в тёплых постелях, рядом с жёнами от того, что им снились кошмары, в которых был огромный косматый зверь с жёлтыми дикими глазами.
  
  
  
   ГЛАВА 21.
  
  
   Яна нашла Витамина в баре "Коралл", в том самом баре, где они отмечали День Студента и где впервые поцеловались. Была уже ночь и мороз усилился, покрыв железные поручни лестницы перед входом в бар инеем. Народу в баре в столь поздний час было совсем мало, а те кто был, небольшими компашками сидели, попивали или что-то покрепче, окутанные облаком табачного дыма.
   Когда Яна вошла в бар, то увидела Лёху, одиноко сидящего за столиком в самом углу. Он курил, хотя раньше она за ним этого не замечала. Перед ним на столике стояла наполовину выпитая бутылка водки, наверняка, как подумала девушка, не первая за сегодняшний вечер, и какая-то нехитрая закуска. В гранёном стакане, заполненном до краёв, плескался напиток, в котором Лёха топил своё горе.
   Новость о смерти Максима - его самого лучшего друга, застала Лёху по пути к кафе, где он должен был встретиться с братвой. Позвонили на сотовый и следователь сказал, что номер телефона они нашли в записной книжке погибшего и теперь связываются со всеми, кто знал умершего.
   Сердце сжалось. Лёха гнал от себя страшные мысли о том, что Макс действительно мёртв. Он всё ещё надеялся, что это какая-то ошибка, что они что-то перепутали... Алексей не мог поверить в то, что с другом могло произойти что-то ужасное.ростно вЛёхи быстрым шагом, пригнув голову и набычившись
   Но самое страшное подтвердилось, когда Витамин приехал на опознание в морг. Перед ним, накрытый белой простынёй, которая пропиталась кровью, лежал его лучший друг.
   Крик бессильной ярости огласил помещение морга. Лёха превратился в настоящего демона, который рвал и метал. Он впал в неистовство. А когда он покинул морг и сел в машину, то просто разрыдался, не в силах себя сдержать.
   Как он доехал до бара, он уже не помнил. Но он приехал сюда с единственной целью- напиться до беспамятства, забыться, умереть....
   Одним глотком он осушил стакан и снова затянулся сигаретой. Глаза его были пусты и ничего не выражали. Он находился где-то далеко отсюда. И лишь в душе засела сильная боль, которая не утихала.
   Яна прошла через весь зал и подсела к нему, накрыв его ладонь своей маленькой ладошкой. Её личико было совсем бледным, глаза были красными, и это говорило о том, что она проплакала очень долгое время. Лёха посмотрел на неё мутными холодными глазами, в которых не было привычных любви и нежности.
   - Не трогай меня сейчас! - тихо сказал он.
   - Лёшка, пошли домой. Тебе нужно отдохнуть, - спокойно сказала Яна.
   Витамин никак не отгреагировал.
   - Не возражаешь, если я выпью с тобой? - спросила она. - Мне это тоже сейчас очень нужно...
   Он промолчал и лишь неопределённо махнул рукой и снова затянулся сигаретой.
   Яна налила себе четверть стакана и выпила одним глотком.
   Какое то время они сидели молча. Она смотрела на него, а Лёха безразлично глядел в пустоту.
   - Послушай, любимый, тебе стоит поехать домой, выспаться.... Потом тебе будет легче.
   - Ничерта мне не станет легче! - внезапно заорал Лёха и посетители бара удивлённо обернулись в их сторону.
   - Лёшенька...
   - Я сам знаю, отчего мне будет легче! - перебил он Яну. - Оставь меня! Дай мне нажраться, как следует!
   Яна прекрасно понимала, в каком состоянии он сейчас находиться, но от его резких выкриков она вздрогнула.
   - Пойми, родной, этим ничего не исправишь! - решительно ответила она. - Что с того, если ты напьёшься до беспамятства? Неужели это вернёт Макса? Нет! Это уже произошло и ничего нельзя поделать! Слышишь? НИЧЕГО!
   - Замолчи! - рявкнул он. - Хватит! Тебе то какое до этого дело? Он не был твоим другом.
   - Ошибаешься! - закричала в ответ Яна. - Он стал для меня таким же близким человеком, как и для тебя. Всё то время, что ты пробыл в больнице после аварии, он был единственным близким мне человеком, который меня поддерживал и не давал сорваться. Он стал мне другом. Я привязалась к нему. Но что же делать, раз так произошло? Пить? День за днём напиваться?
   Лёха не ответил.
   - Нужно жить дальше, Лёшка! - продолжила она уже тихо. - Нужно жить. Пойми!
   Она налила себе ещё и выпила. Всю её била дрожь.
   - Малыш, я понимаю, как тебе сейчас тяжело... Я знаю, каково это - потерять друга.
   - Откуда тебе знать? - бросил он, наливая очередной стакан до краёв. Он уже был чертовски пьян, но продолжал упрямо накачивать себя дальше. - Откуда тебе это знать, а?
   Он выпил и закурил новую сигарету. Яна посмотрела на него, а потом вновь взяла его за руку.
   - Лёшка, перестань. Хватит терзать себя. Его уже не вернёшь, но ты по-прежнему жив и ты может многое сделать во имя его. У него же осталась группа, нереализованные планы.... Ты нужен им. - она погладила его по заросшей щеке. - Я не думаю, что Макс хотел бы видеть тебя таким.
   - Откуда ты знаешь, каким бы хотел видеть меня Макс? А? Откуда? - прорычал он сквозь зубы. Разум его был затуманен алкоголем и он уже ничего не соображал. Лишь слепая злоба, ненависть ко всему овладела им.
   - Ты прав, я не знаю, но мне так кажется. Мне кажется, что если бы он сейчас мог с тобой поговорить, то непременно бы сказал, чтобы ты не вешал носа. Разве не так он тебе всегда говорил, когда что-то тревожило или удручало тебя? Мне кажется...
   - Ах, тебе кажется? - прохрипел он, а потом его голос сорвался на крик. - Тебе только кажется? Мне тоже лишь казалось, когда мне позвонили и сказали, чтобы я приехал на опознание в морг. Мне казалось, что это всё чушь собачья, что с Максом ничего не могло случиться. Он был совсем молодым парнем и ему бы ещё жить да жить... Мне казалось. До тех пор, пока я не приехал и не увидел его своими собственными глазами.
  
   Он с силой долбанул кулаком по столу так, что стакан задребезжал. Яна вздрогнула.
   - Я приехал и увидел друга, своего единственного настоящего друга, который был изодран на куски. - в глазах Витамина не было ничего, только боль, ненависть и слёзы. - Это был Макс, с которым я только вчера разговаривал и шутил. И он был мёртв! Только вчера смеялся, а сегодня лежит в этом грёбанном морозильнике...
   - Зачем ты мне всё это говоришь??? - заорала Яна. Из глаз её катились крупные слёзы. - Зачем? Твою мать, он был так же дорог мне, как и тебе! А кто будет жалеть и успокаивать меня? КТО? Ты пьёшь, а мне что делать? Нажираться вместе с тобой и слушать, как ты тут сопли распускаешь?
   Она начала рыдать в истерике.
   - Яна, я мог настоять на том, чтобы подвезти его и тогда бы ему не пришлось ехать на этой долбанной электричке. И он бы не нарвался на этого психопата, который искромсал его, словно телячью тушу....
   - Сколько ещё ты будешь корить себя? Сколько!?
   Потом повисла пауза. Лишь тихо играла музыка в баре, да переговаривались посетители.
   - Пошли домой! - прошептала она. Тушь размазалась по лицу.
   - Оставь меня в покое! Дай мне забыться! - он снова закричал.
   Яна задрожала.
   - Малыш, зачем ты так? - еле шевеля от обиды губами произнесла она. На них по-прежнему смотрели любопытные посетители бара. Лёха заметил это и тут он просто взбесился. Он вскочи из-за стола на непослушных ногах и запустил почти пустой бутылкой в сидящих. Но он был пьян и бутылка полетела всторону и вдребезги разлеталась об стену. А потом он заорал во всё горло:
   - Ну, что уставились, падлы?! Что? Интересно блядь? Все вон отсюда! ВОН!!!!!!
   Люди с удивлением смотрели на него и не двигались. Словно дикий зверь, Витамин схватил пару стульев и бросился вперёд, а потом с силой приложил их об соседние столики. Полетели щепки о сломанные ножки.
   - АА-А-А-А-АА-! - он ревел, как раненный медведь.
   Люди похватали свои вещи и поспешили покинуть бар, пока Витамин громил всё то, что попадало под руку.
   В бессильной ярости Лёха застонал, а потом его стон вдруг перешёл на жалобный рёв. Так порой ревут медведицы, когда охотники убивают её детёнышей.
   Он сидел на полу, закрыв лицо руками, и дрожал. А потом встал и, пошатываясь, направился к выходу и исчез за дверями.
  
  
  
  
  
  
   ***
  
   Пролетели дни, не оставив и следа, кроме только колючей щетины, покрывшей опухшее от выпивки лицо Алексея. Все эти дни он беспробудно пил.
   Холодный январский ветер, завывавший в городских трубах, разгоняющий белёсые стада снега и закручивающий снежные вихри, разыгрался на кладбищенском пустыре, с завываниями проносясь между гранитных надгробий с крестами и фотографиями умерших. Он трепал неприкрытые светлые волосы на голове парня в чёрном длинном пальто, вид которого говорил о том, что он переживает тяжёлое горе.
   С большого, сделанного по специальному заказу, надгробия на него взирали озорные глаза паренька, губы которого навсегда застыли в лёгкой улыбке. Под фотографией была надпись:
  
   Ты из жизни ушёл так внезапно,
   Но в наших сердцах ты жив и любим..
   Смерть твоя осталась никому непонятной,
   Но тебя мы помним, любим, скорбим....
  
   Красные глаза Витамина скрывали солнечные очки. Он постоял немного, молча, глядя на фотографию, задумчиво провёл рукой по плите и тихо прошептал:
   - Я помню и люблю тебя, братишка....
  
   А потом он резко развернулся и пошёл прочь.
  
  
   Наступил новый год. Год, который должен был принести большие перемены. Год, который навсегда остался в памяти Витамина...
  
  
   ***
  
   Яна не находила себе места. Она пыталась несколько раз звонить любимому, но телефон был отключен, а квартира, в которой жил Лёха и в которой они впервые любили друг друга, пустовала. Алексей просто исчез.
   В тот день она сидела, не замечая никого и ничего, в своём небольшом номере в общаге и вспоминала. Вспоминала Лёху, вспоминала те дни, когда они были вместе, шутили, смеялись, целовались...
   Она вспомнила его широкую добродушную улыбку, его синие глаза. "Неужели, я больше никогда его не увижу?" - с тоской думала она,- "Неужели, всё это могло так нелепо закончиться?"
   Она вспоминала Макса, которого тоже успела полюбить, как друга. В груди её клокотало. Она была одна, совсем одна, несмотря на то, что вокруг её было много людей все эти дни.
   В комнате, в которой Яна проводила долгие однообразные дни, чуть слышно играло радио, как всегда настроенное на "Бронзовый град". Песни звучали одна за другой, но девушка их не замечала, глядя в окно, за которым метель подхватывала падающие снежинки и крутила их, разбрасывая вокруг.
   Только вдруг ведущая сказала о том, что один парень безумно любит свою единственную, самую лучшую девушку на свете по имени Яна.
   На какое-то мгновение Яна решила, что ей это показалось. Оно посмотрела в сторону приёмника, но потом отвернулась, вернувшись к угрюмой панораме за окном. А по радио зазвучала до боли знакомая мелодия. Яна вздрогнула. Под эту мелодию они танцевали в баре с Лёхой на Дне Студента.
  
   Опустилась ночь на город,
   Одинокая звезда.
   За окошком дождь и холод,
   В доме только ты и я....
  
   Она не верила своим ушам. Этого просто не могло быть. Но это было на самом деле.
  
   Никому не открывай,
   Двери в наш с тобой мирок,
   Никогда не забывай,
   Голос этих нежных нот.
  
   Пусть за окнами невзгоды,
   Пусть стучит дождь по стеклу,
   Пусть ненастная погода...
   Я лишь тебя одну люблю...
  
   В дверь постучали. Когда она открыла её, то увидела за ней Лёху. Его синие глаза смотрели на неё, а в руках был огромный букет ярко красных роз. Цвет любви.
  
   Я в твоих глазах глубоких,
   Утонуть хочу сейчас,
   Как в морях, морях далёких,
   Нежность добрых милых глаз...
  
   Несколько мгновений они стояли молча, не решаясь произнести ни слова.
  
   - Яна, я просто хочу сказать тебе, что я безумно люблю тебя... - тихо сказал Лёха. - Если сможешь, прости меня. Прошу тебя, прости...
   Он смотрел в глаза Яны полные слёз.
   - Я прошу тебя, поверь мне один единственный раз - я больше никогда не сделаю тебе больно... Я был козлом, эгоистом, но умоляю тебя, забудь прошлое и прости...
   Со слезами, девушка кинулась ему на шею и стала целовать. Потом она чуть отстранилась и начала говорить:
   - Лёшка, я...Я...
   Он прислонил палец к её губам и шепнул:
   - Тс-с-с! не говори ничего, ладно? Не сейчас...
  
   Букет небрежно упал на небольшой столик, а они упали на диван, жадно целуя друг друга.
  
   Ночь сменил рассвет и вскоре,
   Скрылась в небесах луна,
   А в уютном нашем доме,
   Вместе только ты и я....
  
   Макс был бы рад - его группа выступала по радио....
  
  
  
  
  
   ГЛАВА 22.
  
  
  
   Зимние холода сменились весенней оттепелью, наполнившей всё вокруг звуками капели и журчанием ручьёв. Снег таял, оставляя вместо себя лужи. Серыми, грязными кучками он лежал, ожидая своего последнего часа, когда он исчезнет окончательно. Ненадолго правда, всего лишь до следующей зимы, но то уже будет молодой, совершенно белый и пушистый снег.
   Воздух наполнился свежими, чуть сладковатыми запахами набухающих почек деревьев. Всё вокруг дышало свежестью. Жизнь в городе просыпалась....
   А спустя несколько недель в Москву, пережившую суровую и кровавую зиму, пришла настоящая весна. Она выдалась ранней, поскольку за окном был только конец марта, но жара уже была около 20 градусов. Деревья оделись в зелёные одежды, шелестя молодыми листьями при дуновении лёгкого ветерка.
  
   Все эти дни, начиная с января, когда Лёха вернулся к Яне, тяжело пережив смерть близкого ему человека, Макса, прошли на удивление спокойно. Наступило затишье.
  
   Жизнь студентов института развития международного туризма шла своим чередом. Пережив зимнюю сессию, они расслабились и вовсю наслаждались беззаботной и весёлой жизнью студентов.
   Группа "Навсегда", с болью пережив смерть Максима, продолжила своё существование, и ребята продолжали играть и записывать музыку, которую к тому времени вовсю крутили на радио. Всё это не без помощи Витамина.
   Он делал всё, чтобы память о Максе жила, а его любимое дело продолжалось.
  
   Жизнь текла дальше и, как поётся в одной известной песне: шоу должно продолжаться.
  
  
   ***
  
   Трое обдумывали план, как им наиболее безболезненно и тихо убрать Витамина. Первая задумка Кохи, который планировал сломить Лёху морально, а потом улучить момент и убить его. Но это ему не удалось. Лёха пропал из вида.
   Убить Яну? Нет, это тоже ничего не решит, и к тому же будет слишком заметно. Нет. Нужно убирать самого Витамина. И потом, неужели он ничего не помнит из того, что произошло? Почему он не назначает ответную стрелку, да и вообще не смотрит в их сторону? Он же должен был хоть как то отреагировать на то происшествие?....
   Всё это никак не укладывалось в голове Кохи. Он никак не мог понять, почему Витамин ведёт себя так, словно ничего и не произошло. Но в голове его по-прежнему зрел план убийства.
  
   Лишившись одного "бойца" в команде, Коха начал решать, где им раздобыть замену. Решение пришло неожиданно...
  
  
  
  
  
  
  
   ***
  
   В ту ночь Никита спал плохо. Он всё время ворочался, кряхтел, не мог никак уснуть. И лишь под утро, когда до рассвета оставалось всего каких-то пару часов, он провалился в тревожный сон.
   Ему снился Ростов - город, из которого он приехал сюда почти полгода назад. Снилась мама, младшая сестрёнка, друзья и та девушка, в которую он был тайно влюблён. Неожиданно, её образ сменился образом Даши, с которой он проводил время в институте. Она почему-то смеялась над ним и строила гримасы.
   Проснулся он неожиданно. Его разбудил громкий шорох. В комнате пахло псиной. Он открыл глаза и осмотрелся. В дальнем углу комнаты он увидел какие-то тени. И у теней были жёлтые глаза. Вдруг они отделились от стен и стали приближаться к нему. Никита до последнего момента верил, что всё это сон. Закричать он не успел. Одно существо закрыло ему рот своей огромной когтистой лапой, а второе, обнажив клыки вцепилось ему в плечо.
   А потом он впал в беспамятство от боли.
  
  
   ***
  
   Вечер, как всегда прошёл в компании друзей. Лёха вместе с Яной заседали в номере у Вовки, который давно уже окрестили "кабаком у Вована". Как всегда все выпивали, смеялись, пели под гитару. Время летело незаметно, но за окном стало темно. Хоть день и прибавлялся, но темнело ещё очень рано.
   Сегодня в институте ребятам объявили о том, что послезавтра их поделят на две группы и одна из этих групп поедет в Петраково на прохождение стажировки по спортивному туризму, а вторая половина останется в институте и продолжит обучение. Через месяц они должны будут поменяться.
   Выходило так, что Вова, Яна и Витамин оставались в Москве, в то время, как Саша с Леной, Никита с Дашей, Стероид, Сэр Радуга и ещё многие из знакомых Лёхи, уезжали на стажировку. Эту вечеринку Вован решил устроить, как прощальный вечер, поскольку увидеться им предстояло лишь через месяц.
   Но за окном темнело...
  
   Проводив Яну до номера, Лёха прильнул к её губам и долго-долго не отпускал. Сегодня Яна решила остаться у себя в номере, хотя обычно она жила вместе с Лёхой у него на квартире.
   Попрощавшись, он сел в свою недавно купленную девятку цвета "Ночной Бриз" и уехал.
  
   Было примерно два часа ночи, когда он с рёвом подкатил к воротам охраняемых гаражей, которые находились на пустыре, поодаль от жилых домов. Въезд преграждал опущенный шлагбаум.
   Лёха посигналил сторожам, но ответа не последовало. Удивлённо, приподняв бровь, он снова посигналил, но результат был тем же.
   "Неужели опять нажрались?", - мрачно подумал Витамин.
   Алексей вылез из машины, в которой на всю катушку громыхала зажигательная музыка, и направился к шлагбауму. Он прошёл в будку, в которой горел свет, но внутри никого не обнаружил.
   - Что за чёрт? - в сердцах выругался он. - Где же эти охраннички? Отлить что ли пошли?
   Он сам нажал на кнопку поднятия шлагбаума и вернулся к машине. Он въехал на территорию гаражей и совсем не заметил стоящий поодаль от въездных ворот красный Пассат. Фары его были потушены. А в машине сидели трое и наблюдали. Они ждали...
  
   Лёха загнал девятку в бокс, протёр пыльные стёкла тряпкой и, с восхищением посмотрев на свою новенькую тачку, заделанную по полной программе, стал закрывать ворота. Конечно это была не БМВ, к которой он так привык, но на этот сложный финансовый период катило. Он часто вспоминал свой Бумер, которые не один год исправно служил ему. Вот это была машина!
   Он уже запирал тяжёлые ворота, когда позади него, в густых порослях кустарника, засветились хищные глаза. Оборотни замерли. Они ждали когда Лёха закроет гараж и пройдёт мимо зарослей. Тогда-то они и собирались напасть. Задние лапы напряглись перед прыжком.
  
   Лёха повернул ключ в замке и уже хотел было развернуться и пойти домой, как вдруг пронзительно запищала сигнализация его девятки.
   - Что за чертовщина? - пробурчал он.
   Но он отворил дверь и вошёл внутрь. Машина пищала и мигала фарами, хотя он не ставил её на сигнализацию.
   - Странно... - подумал Лёха. - С чего это вдруг она запищала? Отключена ведь...
   Он подошёл к машине, открыл капот, но не нашёл ничего такого, чтобы заставило систему сработать.
   Витамин отключил её и ещё некоторое время стоял, соображая, что произошло.
   - ВАЗик-ТАЗик, чего пищим?! - шутливо сказал он.
   Он не заметил тёмный силуэт, подошедший к нему сзади. Когда ему на плечо легло что-то тяжёлое, Лёха вздрогнул и резко обернулся.
   - Тьфу ты, бес, напугал! - выдохнул Витамин, увидев знакомое лицо. Это был его хороший знакомый и сосед по гаражу.
   - Привет, Лёха! - спросил его крепко сложенный парень со светлыми прямыми волосами. - А мы идём с ребятами и вдруг слышим у тебя сигналка орёт и двери гаража нараспашку, думаем неужто кто Лехину тачку спи...ть собрался? Ну ты как?
   - Да по-маленьку!
   - Слышал, ты долго в больничке валялся? Чё стряслось?
   - В аварию попал. - грустно ответил Лёха. - Вот, Бумера своего разбил в нулище...
   - Да хрен бы с ним, с Бумером, главное сам жив остался! Сейчас то как?
   - Нормуль! А ты чего ночью тут делаешь?
   - А мы с ребятами собрались на рыбалку поехать на Рыбинское, вот и думаем пораньше выехать, чтобы в пробках не стоять с дачниками, - Витамин поглядел через плечо Гришы ( так звали паренька) и увидел ещё четверых ребят, которые топтались у входа в гараж. -А ты домой, Лёх?
   - Угу! - кивнул он.
   - Ну так давай с нами. Мы тебя до дома подкинем. Что ты будешь один ночью по пустырю шататься?
   - А чё, давай! - охотно согласился Лёха.
  
   Они выгнали из соседнего гаража Гришину Шевроле Таху, на которой он частенько выезжал на рыбалку да на охоту, и стали садиться....
  
  
   Оборотень, тот, что был самым крупным, глухо зарычал. Появление у гаража группы людей совершенно не входило в их планы. Они могли бы сейс кинуться на них и растерзать одного за одним, но был шанс, что Витамин опять ускользнёт от них. А этого он допустить не мог. Коха хотел ударить наверняка. Поэтому он зарычал в ярости.
  
   Когда Лёха уже открыл дверцу джипа и хотел залезть внутрь, он услышал рычание из кустов. Он замер и внимательно пригляделся. Кусты чуть заметно шевельнулись. Но было так темно, что больше он ничего видеть не мог.
   - Ты слышал это? - спросил он у одного из ребят.
   - Что?
   - Там в кустах, что-то шумело......
   - Собаки наверное! Их тут много у гаражей бегает.
  
   И они попрыгали в машину.
  
   Наутро у гаражей были найдены два трупа. Это были сторожа автостоянки...
  
  
  
   ГЛАВА 23.
  
   Минуло два дня.
  
   К зданию института подъехало два автобуса Neoplan, которые вскоре заполнились студентами. На лицах светилась радость. А радоваться было чему. Они уезжали на целый месяц в глухое место, где не было лекций, а лишь свобода, спортивные мероприятия и много-много пива!
  
   А тем временем, Коха со своими подельниками были окончательно доведены до крайней стадии бешенства.
   В институте над ними глумились все кому не лень. И никакого уважения, о котором они так мечтали, не было и в помине. Совсем недавно Коху и Сергея пригласила к себе в номер одна очень симпатичная девица с четвёртого курса. Пригласила совершенно неожиданно для них, объяснив это тем, что у неё уже давно не было мужчины, а ей страсть как хочется мужской ласки и тепла. А потом добавила, что ей безумно хочется попробовать секса с двумя мужчинами одновременно....
   Это предложение не заставило ребят долго раздумывать и уже через несколько минут они были у неё в номере и выпивали. А ещё через некоторое время девица предложила им начать пошалить. Она предложила им пока раздеваться и ложиться в кровать, а сама якобы вышла в туалет на минутку.
   Коха с Сергеем, подогретые пивом, недолго думая, скинули с себя одежду и улеглись вдвоём в койку, ожидая красотку и предвкушая веселье. Однако, когда дверь в номер отворилась, то на пороге стояла не их красавица, а толпа хохочущих студентов, которые гоготали над ними, тыча пальцами.
   Так мало того, что эту потеху лицезрели почти все учащиеся института, так их ещё и сфотографировали, а снимки потом развесили по всему зданию и даже у метро.
   Коха был вне себя от ярости. Такого позора ему ещё не приходилось испытывать и это его сильно задело за живое. Теперь же все в институте будут потешаться над ним, тыкать пальцем в его сторону и говорить: Смотрите, вот идёт гомик!
  
  
   В тот день они порешили, что пора кончать со всем этим. Пора уничтожить ублюдков и сделать первый настоящий шаг навстречу своей великой цели. И они стали ждать того дня, когда половина студентов уедет в Петраково, а вторая половина останется здесь. Уничтожить тех, кто насмехался над ними, когда они будут поделены - это проще, чем сразу всех одним ударом.
   Ещё совсем немного и наступит пора мести. Мести за все унижения, которые им пришлось перетерпеть.
   - Подонки должны умереть! - прорычал Коха, стукнув кулаком по стене. - ВСЕ!
  
  
  
   ***
  
   Многие из приятелей Витамина уехали в Петраково. Но оставался неунывающий Вован, в чьём номере, собственно, они вместе с Яной и провели весь вечер.
   Но в этот вечер с Володей творилось что-то странное. Он смеялся, выпивал, но что-то с ним было не так, не как обычно. И Витамин это заметил.
   - Вован, что-нибудь случилось? - поинтересовался он, прихлёбывая белое вино, разливавшееся по его телу тёплыми волнами.
   Володя пожал плечами и устало покачал головой.
   - Да, вроде всё в порядке.... - ответил он.
   - Брось! Я же вижу, что-то произошло, - настаивал Витамин. - Колись, чё случилось? С Людкой поругались?
  
   Лёха отпил немного вина и уставился на приятеля. Под его синими глазами Вовка немного смутился и отвёл свой взгляд всторону.
   - Да нет... - протянул он. - С Людой у нас, слава Богу, всё хорошо....
   - Тогда что? - спросил Лёха. - Говори, Вован, мне ты можешь довериться, ты же знаешь.
   - Знаю! Но...
   - Что, но? - Лёха, выдержал паузу. - Итак, что случилось?
   - Я... Я точно не знаю....- вздохнул Вова. - Просто мне кажется.... То есть, я чувствую...
   - Что, что ты чувствуешь? - удивлённо вскинул бровь Витамин.
  
   Володя взглянул на него таким серьёзным взглядом, какого Лёха ещё у него ни разу не видел.
   - Обещаешь, что не будешь смеяться надо мной? - спросил он.
   - Конечно! О чём базар? - ответил Лёха. - Выкладывай, что там у тебя стряслось?
   - Точно не будешь? - не унимался Вова. Он недоверчиво покосился на Витамина.
   - Да точно, точно!
   Володя вздохнул и, проведя ладонью по лбу, словно смахивая капельки пота, сказал:
   - Лёха, я чувствую некое возмущение....
   - Чего? Что ещё за возмущение? - не по-детски удивился Витамин.
   - Я чувствую возмущение в энергетических полях, которые окружают нас, - воскликнул Вова. Лёха же просто молча смотрел на него, ничего не понимая.
   - Да-да, я чувствую сильное возмущение в ауре, окружающей нас. Тёмные силы сгустились, нарушая кармический баланс, и я это ясно ощущаю! - сказал он и в его голосе звучали тревожные нотки. Лёха же по-прежнему молчал. - Хм, вижу что ты не веришь мне.... Считаешь это бредом? Но я это чувствую и всё тут.
   Лёха молчал. Ответить он не мог. Он всё ещё переваривал сказанное приятелем, а потом вдруг громко рассмеялся.
   - Ты чего хохочешь? - обиженно спросил Володя. - Ты обещал!
   Но Витамин не мог остановиться.
   - Что-то плохое должно произойти, а ты ржёшь, - огрызнулся Вова, после чего отвернулся от Лёхи.
   - Прости, братан, - чуть отдышавшись, сказал Витамин.
   - Ты не поверил.... - покачал головой Вова.
   - Ты, Вован, не обижайся, - Лёха примирительно похлопал его по плечу. - Просто для меня это очень странно звучит, понимаешь? Я же не шаман какой-нибудь...
  
   Володя отдёрнул плечо.
   - Ну,ну, извини.... Володь, я думаю тебе нужно просто расслабиться. Выпей винца, отдохни. Не забивай ты себе голову!
   - Лёха, как ты не понимаешь! - запротестовал Вова. - Я чувствую, как злые духи объединяются, чтобы принести зло в наш мир....
   Он посмотрел в смеющиеся глаза Витамина и понял, что тот только веселиться от его слов.
   - А-а-а! Ну тебя... - махнул он рукой.
   - Вовка, отдохни! Ты слишком увлёкся своей белой магией.
  
   Витамин подошёл к Яне, которая сидела встороне, потягивая приятное вино и беседую с Людмилой.
   - Солнышко, нашему Вовчику нужно непременно отдохнуть! Думаю его надо передать в тёплые руки Людочки... - он заговорчески подмигнул ей. - А мы с тобой пока можем прогуляться, скажем, до твоего номера... Что скажешь?
   - С удовольствием? - согласилась Яна.
  
   Они, держась за руки, вышли из комнаты Вовки, причём на ходу Витамин легонько ущипнул Володю, который стоял к ним спиной, уперевшись взглядом в стену. Тот так и подскочил на месте, и покосился на Лёху.
  
   Витамин с Яной прошли в обнимку по тёмному коридору к её номеру. Когда они подошли к двери и Яна только хотела её открыть, Лёха крепко схватил её за плечи и притянул спиной к себе. Она обернулась и увидела, как блестят его глаза в темноте.
   - Лёшка, ну ты чего? - тихо проворковала она, прильнув головой к его груди. Витамин шумно дышал и его ладони начали поглаживать её животик через тонкую кофточку. Яна обхватила его голову обеими руками, и тонкие пальчики залезли в густые волосы.
   - Маленькая моя, я так тебя хочу... - прошептал он ей на ушко. Его горячие губы чуть касались её ушка и от этого по телу побежали мурашки.
   - Прямо здесь? - проворковала она.
   - Уху-у... - выдохнул он. Его ладно поднялись выше и начали ласкать груди Яны. Сквозь тонкую кофточку он чувствовал, как затвердели её соски. Он накрывал груди своими ладонями, чуть приподнимал их, а потом пальцами легонько пощипывал соски.
   Яна засмеялась, а потом сладко застонала, когда Лёха, продолжая ласкать её грудь, начал нежно целовать её в шею. Она рукой приподняла волосы кверху, чтобы ему было удобнее это делать, и закрыла глаза.
   - Лёшка, ты меня заводишь....
   - Я знаю, - тихо ответил он, не переставая целовать её. - Ты меня тоже....
  
   Яна, плотно прижавшись к нему попкой, начала тереться ею о его промежность. Лёха почувствовал как его член начал твердеть и штаны стали тесными. Огруглый, упругий зад в обтягивающих штанишках, сводил его с ума. Он заводился всё сильнее и стал нежно покусывать ушко Яны. Его язык быстро пробегал по её шее, а потом начинал ласкать мочку её уха.
   Яна застонал от удовольствия. Всё её тело покрылось приятными мурашками. Одной рукой она обхватила шею Витамина, а вторая спустилась вниз, туда где сзади ей в попку упиралось что-то твёрдое. Она стала поглаживать его через джинсы и почувствовала, как он подрагивает, готовый вот-вот выпрыгнуть наружу.
   - Пойдём, в комнату? Я больше не могу терпеть... - улыбаясь, сказала Яна.
   - Угу..... - занятый поцелуями ответил Алексей.
   - Снова "угу"? - засмеялась она, и вдруг задрожала и слабый стон вырвался из её губ, когда ладонь Витамина скользнула к ней между ножек.
   - Угу....... - Лёха продолжал одной рукой ласкать её грудь, прижимая к себе, а второй начал массировать её киску через штанишки.
   - Зай, я больше не могу.... - пожаловалась Яна, сквозь стоны. - Зая-яя! Ну пошли скорей ко мне....
  
   Тут из номера по соседству выскочила девушка в пижаме. Это была Ксюша. Увидев ласкающихся ребят, она оторопела и, не зная, зайти ли ей обратно или продолжить идти туда, куда направлялась, она остановилась, хлопая глазами и заливаясь краской. Витамин заметил её и, не отрываясь от дела, с улыбкой сказал:
   - Привет, Ксюх! Ну что стоишь? Присоединишься к нам?...
   Лицо Ксении густо покраснело и она начала мычать, силясь что-то сказать, но ей это не удавалось. Спотыкаясь она ринулась обратно в номер. Когда она захлопывала дверь своего номера, ребята успели услышать слова возмущения:
   - Господи Иисусе.... Разврат то какой! Пошляки....
  
   Витамин с Яной засмеялись.
   - Дурашка ты, Лёха! Почём зря, девчонку смущаешь? - сказала Яна.
   - Ну а может быть я серьёзно?... - ответил он и тут же поспешил увернуться от маленького кулачка Яны, который в шутку метил ему в грудь.
   Витамин подхватил Яну на руки и пинком распахнул дверь в номер. Войдя внутрь, он закрыл её ногой и направился к кровати, стоящей у окна.
   - Ну теперь держись у меня... - пообещал он Яне, укладывая её поверх одеяла. Волосы гранатового цвета разметались по подушке. Вся комната была залита мистическим лунным светом.
  
   Он снял с себя футболку и принялся стягивать с Яны штанишки. Когда они полетели вслед за его футболкой на спинку стула, он склонился над девушкой и начал покрывать поцелуями её стройные бёдра. Сантиметр за сантиметром, постепенно спускаясь ниже. Яна лежала перед ним в одних тонких чёрных трусиках-стрингах и в кофточке и вид её аппетитного тела сводил Лёху с ума. Едва касаясь кожи губами, он начал подниматься от стоп вверх, провёл языком по внутренней поверхности бёдер и, раздвинув руками ножки Яны, устремился к её губкам. Проведя языком по тому месту, где под кружевными трусиками была её киска, он заметил, что она была очень влажной от возбуждения. Яна вздрогнула и застонала. Лёха, как бы оттягивая долгожданный момент, некоторое время целовал её прямо через трусики, проводил кончиком языка, поглаживая пальцами, а когда Яна схватила его за волосы ладошкой и буквально притянула к себе, не в силах больше терпеть эту пытку, он аккуратно сдвинул полоску трусиков всторону и прильнул губами к влажной киске.
   Комната наполнилась сладостными стонами. Яна двигала бёдрами в так его язычку, который умело ласкал её клитор, забирался внутрь, заставляя её дрожать от удовольствия. Ладонь Витамина забралась к ней под кофточку и мяла грудь, щипали напряжённые соски. А палец второй он вставил ей во влагалище и начал двигать им внутри, сначала медленно, а потом всё быстрее. Яна таяла от его ласк.
   И когда язычок Лёхи быстро-быстро забегал по её киске, поднимая одну волну удовольствия за другой, накатывающиеся приятным теплом, Яна не выдержала. Её пальчики крепко стиснули волосы Витамина и она с силой прижала его к себе, закричав. Она почувствовала, как там внутри у неё всё сокращается, и это чувство было настолько приятным, что она не могла сдержать восторженных криков.
   Когда она пришла в себя от оргазма и посмотрела на Лёха затуманенным взглядом, то увидела, что он улыбается.
   - Малыш, я кончила, - потягиваясь, сказала она. - Но...
   - Что, но?
   - Мне этого мало... - промурлыкала она.
   - Да-а-а?
  
   Она толкнула его на кровать и села сверху.
   - А теперь я хочу тебя помучить...
   - ОГО? - удивился Лёха. - Кого я пригрел?
   - Кого? - лукаво спросила она его, расстёгивая ремень на его джинсах.
   - Ненасытную нимфоманочку.
   - Ну а что ты хотел?... - игриво сказала она. - Или тебе не нравиться?
   Она сделала нарочито обиженное лицо маленькой девочки и закусила нижнюю губку.
   - Господи! - прошептал Витамин. - Ты с ума меня сводишь..... продолжай.....
  
   Она склонилась над ним. Её горячие пальчики высвободили его возбуждённый член, который буквально выпрыгнул к ней навстречу. Но она не спешила...
   - Как там говорят?...- промурлыкала Яна. - Настоящая женщина должна быть дамой на людях, хозяйкой на кухне и шлюхой в постели?...
   - Ну ничего себе! - удивился Витамин. - Какие подробности в тебе раскрываются....
   - Так вот я хочу быть твоей шлюхой....
   Это завело Витамина так, как никогда раньше. Он тихонько зарычал. А Яна облизнув пухлые губки, сначала провела по его члену язычком, снизу вверх, а потом полностью погрузила его в ротик. Настал черёд Лёхи застонать от удовольствия, пока её горячие губы скользили вверх-вниз. То и дело она выпускала его из ротика и начинала кончиком языка ласкать уздечку, проводила языком по головке, а потом неожиданно проводила всем язычком от самых яичек до кончика члена. Перед глазами у Витамина поплыло. Удовольствие было неописуемым. А Яна, лаская его, смотрела прямо ему в глаза, улавливая то, что ему нравиться больше всего.
   Больше он терпеть не мог. Зарычав, Лёха приподнялся и оторвав Яну от этого занятия, буквально сорвал с неё кофточку, подхватил на руки и положил на спину. А потом, подняв вверх ножки и обхватив одной рукой за лодыжки, вошёл в неё. Яна ощутила в себе его горячий член, который буквально ворвался в неё и задохнулась от удовольствия. Алексей начал двигаться ней, и движения эти были, то резкими и глубокими, то медленными и нежными. И Яна повинуясь им, то начинала громко стонать, то чуть затихала. Её груди колыхались в такт его движениям.
   Потом Лёха развернул её упругой попкой к себе, а сам вошёл в неё сзади. Набухший от возбуждения член протиснулся в её киску, заставив Яну выгнуться. Лёха двигался в ней так настойчиво и так напористо, одновременно лаская её клитор пальцем, что она не могла долго терпеть и волны оргазма накрывали её одна за одной. Она кричала от удовольствия. Вся комната наполнилась стонами и страстным рычанием.
   Она почувствовала, как его член внутри её разбух и двигался всё быстрее. Лёха тяжело задышал и крепко сжал её ягодицы. Но она выскользнула из его крепких и развернулась лицом к нему. Взяла его разгоряченный член в руку и прильнула к нему ртом. Витамин прижал её голову к себе. Понадобилось всего несколько быстрых движений рукой и ротиком, чтобы почувствовать, как головка члена напряглась и стала очень твёрдой и горячей. Тогда Яна выпустила его изо рта, но продолжила двигать рукой, пока на поверхности головки не показались первые капельки спермы.
   Лёха запрокинул голову назад и зажмурился, зарычав. Яна открыла ротик, подставив его навстречу неудержимому потоку, который вот-вот должен был выплеснуться наружу, и прикрыла глаза.
   Комнату огласил победный рёв Лёхи, и Яна почувствовала, как всё её лицо заливает горячая жидкость, которая мощными толчками извергалась наружу. Она попала ей в рот, на губы, на волосы, на ресницы. Но это было так приятно. Яна продолжала ласкать его рукой, и этому бурному потоку не было конца. Уже в который раз она кончила одновременно с любимым. В конце она снова взяла в ротик его вздрагивающий от напряжения член и слизала последние капельки.
  
   Оба, обессиленные бурным сексом, они лежали, обнявшись на кровати, залитой лунным светом, и смотрели друг на друга. Не говоря ни слова. Просто смотрели друг в другу в глаза и слова им были не нужны...
  
  
  
   ГЛАВА 24.
  
  
   После того, как они занялись сексом ещё несколько раз, никак не насытясь друг другом, Лёха с Яной спали, обнявшись и укрывшись тёплым пледом.
   На утомлённых лицах играли счастливые улыбки. Они были счастливы. У них было почти всё, что нужно для счастья. А для этого ведь нужно не так уж и много: Любить и быть любимыми!
   На небольшую, но очень удобную кровать лился бледно-матовый свет луны, взирающей на спящих влюблённых. Вся комната пропахла сексом.
  
   Лёха неожиданно проснулся и открыл глаза. Он посмотрел на Яну - она крепко спала. В окно заглядывала луна. Он проснулся от какого-то шума. Или ему это показалось? Наверное, показалось.
   Хотя, нет, вот опять, словно кто-то скребётся в дверь.
  
   Он сел на кровати, прислушиваясь к доносившимся из-за двери звукам. Было совершенно тихо. Но тишина казалась какой-то напряжённой, неестественной, будто бы всё затихло перед надвигающимся ненастьем.
   Витамин тряхнул головой, отгоняя остатки сна. Нет, скорее всего этот шум за дверью ему лишь показался.
   Но новый звук, похожий на скрип, заставил его насторожиться. Ему представилось, как какое-то тяжёлое существо тихо крадётся по коридору, но лишь клацанье когтей по кафельному полу выдаёт его присутствие.
   Теперь Лёха уже не сомневался, что за дверью кто-то есть. Он внимательно вслушивался. Звук, казалось, отдалялся.
   Витамин встал с кровати и наощупь отыскал свою куртку, из внутреннего кармана которой он достал пистолет. Мелкими осторожными шагами он подошёл к двери и остановился в нерешительности. Перед ним была лишь хилая дверь, отделяющая его и неведомое существо, что кралось по коридору.
   Витамин передёрнул затвор и резко распахнул дверь. Высунув голову в коридор, он увидел жёлтые глаза зверя, которые смотрели на него в упор.....
  
   А потом он проснулся.
   Холодный пот капельками выступил на лбу, а всё его тело дрожало от озноба. Судорожно вдыхая воздух, он огляделся по сторонам: рядом, склонив свою головку, спала Яна, посапывая, словно маленький ребёнок. А из окна выглядывал безразличный бледный диск луны, проливая свой свет на кровать, где спали влюблённые.
   Витамин вздрогнул от этого странного чувства "де жавю". Перед глазами отчётливо стояли жёлтые глаза зверя, которого он увидел в своём сне....
   А потом он услышал, что в их дверь что-то скребётся, скобля когтями по дереву. Лёха моментально вскочил с кровати и в потёмках нащёпал свою куртку, висящую на спинке стула. Из внутреннего кармана он вытащил пистолет ТТ и, крепко сжав его в руке, осторожно двинулся к двери.
   Подойдя вплотную, он остановился и замер. Перестал дышать, чтобы как следует расслышать звуки, доносившиеся из коридора.
   Так и есть! За дверью кто-то шуршал и настойчиво скрёбся чем-то острым.
   Усилием воли, Алексей отогнал от себя страх, а потом решительно и молниеносно распахнул дверь, одновременно направив дуло пистолета в неизвестного врага.
   Велико было его удивление, когда, распахнув дверь, он никого не увидел. Коридор был пуст. Лёха опустил глаза вниз и разглядел тёмную фигурку какого-то существа, которое, ничуть не испугавшись резкого открытия двери, пронзительно мяукнуло и, важно задрав пушистый хвост, нагло вбежало в комнату.
   Ошарашенный Витамин посмотрел кошке вслед. Та деловито прошлась по комнате, остановилась и посмотрела на него своими зелёными глазами. Лёха закрыл дверь и, после отпустившего его напряжения, захохотал.
  
   От его хохота проснулась Яна. Она привстала на кровати, недоуменно протирая сонные глаза, и уставилась на Лёху, который стоял прислонившись к стене с пистолетом в руке и заливался смехом . спавшее одеяло обнажало её очаровательную грудь.
   - Лёшка, ты чего хохочешь посреди ночи? - спросила она. - Что с тобой?
   Лёха, не переставая смеяться, указал рукой с зажатым пистолетом на чёрную, словно уголёк, кошку, которая, выставив хвост трубой, деловито шагала к их кровати, а потом вдруг запрыгнула на неё и примостилась в ногах Яны.
   - Смотри, какое чудо к нам пожаловало! - улыбаясь сказал Лёха.
   - Ассоль!!!- воскликнула Яна. - Ты чего это по ночам шастаешь, озорница? Как ты сюда попала, малышка?
   Девушка стала гладить кошку за ухом, а та довольно замурлыкала, зажмурив свои зелёные глаза.
   Ассоль- совершенно чёрная, без единого светлого пятнышка, короткошёрстная кошка, совсем недавно появилась в здании общежития и сразу завоевала любовь и симпатию всех его обитателей. Повара в столовой всегда оставляли для неё самые лакомые кусочки мяса, а старушки гардеробщицы устроили ей в углу гардероба некое подобие домика для кошек из старых коробок из-под обуви и тряпок. И никто, нигде и никогда не видел, чтобы эта внезапно появившаяся в общаге гостья где-нибудь нагадила.
   Лёха, одетый в одни трусы-боксеры, прыгнул на кровать, накрылся тёплым одеялом и прижался к Яне.
   - Так вот значит как? Теперь моё место занимает эта приблудница? - он кивнул в сторону кошки, немигающим взгядом смотревшую на него.
   - Дурачок.... - Яна потрепала его по голове. Он прильнул к ней и поцеловал в губы.
  
   Но их ласки прервал протяжный вой, раздавшийся из коридора. Этот вой подхватило ещё несколько глоток, сливаясь в один. То, что произошло в следующий момент, никак не могло уложиться в голове Витамина.
  
  
  
   ГЛАВА 25.
  
  
   Общага наполнилась шумом, криками и топотом множества ног. В коридоре кто-то громко завопил от ужаса, но этот крик тут же оборвался. Началась суматоха. Здание превратилось в ад. Крики парней и визги девушек, заглушало свирепое рычание каких-то неведомых существ.
   - Лёшка, что происходит? - Яна встревожено села на кровати, испуганно уставившись на дверь. Она схватила его за плечо своими тонкими пальчиками. Мимо их двери кто-то пробежал, а вслед за ним послышался грузный топот. Затем раздался душераздирающий крик. Девушка вздрогнула, впившись руками в плечо любимого, и прижалась к его спине.
   - Что за чёрт?...... - только и смог прошептать Лёха.
   Он вскочил на ноги, быстро натянул джинсы и вновь, во второй раз за эту ночь, схватил пистолет. Жестом он указал Яне оставаться на месте. Яна, дрожа, юркнула под одеяло. Кошка, подскочив, шмыгнула под кровать, ища спасения в темноте.
   Алексей остановился у двери, не решаясь открыть её. Рука с зажатым в ней пистолетом легонько дрожала.
   "Что же, чёрт возьми, там твориться?" - билась единственная мысль в голове Витамина.
   Его раздумья прервал пронзительный вопль, который, как ему показалось, донёсся из соседней комнаты, где жила подруга Яны.
   Он выдохнул и резко распахнул дверь, вскинув оружие. Прямо перед ним промелькнула тень. Лёха проследил за ней ошеломлённым взглядом и с ужасом осознал, что это то же самое существо, которое ему привидилось во сне. В раскрытой двери соседней комнаты он увидел истерзанный труп подруги Яны. Окровавленное тело лежало, наполовину вывалившись в коридор, а на бледном лице застыли безжизненные глаза, полные ужаса.
   Оборотень, проскочив мимо опешившего Лёхи, который позабыл про пистолет, резко развернулся. При этом его задние лапы занесло на скользком полу, и он чуть не упал. Но зверь только проскользил по плиточному полу небольшое расстояние, развернулся и, сверкнув жёлтыми глазами, бросился на Алексея.
   Витамин едва успел захлопнуть дверь, как мощный удар обрушился на неё, чуть было не сорвав с петель. Яна закричала.
   - Господи, Малыш, что это?
   - Я не знаю! Одевайся! Быстро!
   Лёха подбежал к ней и помог подняться, сунув ей в руки её одежду. Она стала поспешно натягивать на себя сарафан и туфли, которые почему-то стали вдруг сильно жать.
   Хлипкую дверь сотрясали всё новые и новые удары. Казалось, что она вот-вот разлетится в щепки. Но пока она чудом держалась, скрипя и треща от натиска, пытающегося ворваться в комнату зверя.
   Лёха судорожно пытался что-нибудь придумать, найти выход из этого кошмара. Рука по-прежнему сжимала пистолет, но только теперь Лёха не чувствовал с ним себя так уверенно. Ему казалось, что остановить этого монстра такой маленькой игрушкой невозможно.
   А дверь продолжала прогибаться под страшными ударами. Зверь бился в неё и ревел. Вот уже несколько щепок вылетело из неё, и в образовавшейся дыре был виден тёмный силуэт, который с остервенением бросался на преграду.
   На мгновение Витамину показалось, что в отверстии показался налитый кровью глаз зверя. И он уставился прямо на него. А потом Лёха с ужасов для себя услышал глухой горловой голос, который издало это чудище. Голос, человеческий голос, издаваемый звериной глоткой. Он был страшен и звучал словно из трубы. Будто некий компьютерщик обработал человеческий голос, пропустив его через специальную программу для звуковых эффектов.
   - Теперь я тебя достану! Теперь тебе не уйти. Несколько раз ты уходил от меня, но на этот раз я доберусь до тебя и разорву на куски, жалкая тварь!
   Глаза Витамина округлились. И тут он вспомнил всё....
   Перед глазами в одну секунду пролетели с бешеной скоростью яркие картинки прошлого. Вперемешку. Хаотично. Но смысл их был ясен.
   Картинка ночного кладбища, озаряемого вспышками пистолетов, больничная койка, драка с Кохой у подъезда института, пустынная платформа, по которой ходил Макс, похороны друга..... Всё это пролетело перед глазами Лёхи. И он понял всё. Память вернулась к нему полностью вместе с осознанием того, кто стоял за всеми этими кровавыми убийствами.
   Лёха дико закричал и начал палить из пистолета в то место, где находился зверь. Пули с хрустом вгрызались в дерево, оставляя зияющие дыры.
   Оборотень перестал штурмовать дверь и Витамин подумал, что убил эту нечисть, но новая, ещё более яростная атака возобновилась сразу после того, как Витамин разрядил всю обойму.
   Дверь натужно скрипнула в последний раз, хрустнула и с грохотом ввалилась внутрь. Косматый огромный зверь ввалился следом за ней, присел на задние лапы и приготовился к смертельному прыжку.
   Яна случайно бросила взгляд на подоконник, по которому в отчаянии металась обезумевшая чёрная кошка. Она билась лапами в стекло, шипела и протяжно мяукала.
   - Лёшка, сюда!!!! - закричала Яна!
  
   Витамину хватило мига, чтобы оценить обстановку. Он изо всех сил швырнул опустевшее оружие в оборотня и, подхватив девушку на руки, бросился к окну. Пистолет гулко стукнулся об голову зверя. Тот оскалился и прыгнул вперёд, выставив когтистые лапы.
  
   Витамин с Яной на руках, вскочил на кровать и, оттолкнувшись от неё, прыгнул в окно, пригнув голову к туловищу и закрывая рукой голову подруги. В тот самый момент когти зверя вспороли куртку витамина на спине, едва не зацепив кожу. Яна только и успела укрыть лицо лёхиной курткой, как множество мелких острых осколков брызнули во все стороны.
   А потом они оба стремительно полетели вниз. Ей показалось, что они летят в бездонный колодец. Её внутренности подступили к самому горлу. А дальше послышался треск ломаемых веток. Затем был сильный удар - это отломанная толстая ветка больно стукнула Яну в бок. А потом она отключилась...
  
   Когда Лёха прыгнул то, разбив стекло и по счастливой случайности не получив серьёзных порезов, он успел заметить, что внизу росли мелкие деревца и кусты. Это было к лучшему. Ведь прыжок с высоты четвёртого этажа, да ещё и с девушкой на руках, мог оказаться для него весьма плачевно. Да и со сломанными ногами они были бы обречены. А так, растительность, хоть и болезненно, но притормозила их падение.
   Проломив с десяток сучьев, Витамин рухнул в заросли кустов, но девушку из рук не выпустил. Едва приземлившись, он вскочил на ноги и посмотрел на верх. Сначала в кромешной темноте он услышал пронзительный визг, а потом разглядел чёрный комок с горящей парой глаз, летящий на него сверху, растопырив все свои четыре лапы.
   Ассоль- любимица всех проживавших студентов, выпрыгнула из окна вслед за Лёхой. Она приземлилась ему на плечо, разодрав куртку коготками, а потом спрыгнула на землю, уставившись огромными зелёными глазами на Витамина.
   И в этот момент Лёхе показалось, что перед ним не обычная кошка, а нечто до боли знакомое и родное. Что-то такое, чего нельзя объяснить словами. Но он мог поклясться и потом часто вспоминал с годами то, что кошка, обыкновенная чёрная кошка, посмотрела на него, подмигнула зелёным глазом, слегка улыбнулась, а потом чётко и ясно сказала:
   - Эй, брат, не стой на месте! Беги к машине!!! Тебе нужно жить! Свидимся ещё.....
   Кошка развернулась и бросилась в темноту, увязая маленькими лапками в жиже после дождя.
  
   Лёха внезапно понял, что это была за кошка и почему она пришла к нему этой ночью... однако времени на размышления над этим не было. В оконном проёме показалась косматая голова оборотня. Он скалился, рычал, но прыгнуть не решался. Его свирепые глаза смотрели прямо на Лёху. В них был вызов.
   И Лёха принял его. Но не сейчас. Позже. А пока, подхватив Яну, он опрометью кинулся к стоящей неподалёку машине.
   Он уже был далеко отсюда, когда Коха со своими подельниками, решив замести следы преступления, облили здание института бензином из заранее припасённых канистр и подожгли его со всеми лежащими в нём истерзанными трупами.
   В ту ночь небо озарилось яркими всполохами пламени, пожирающего всё, что попадалось ему на пути из комнаты в комнату и всё, что безжалостные убийцы принесли ему в жертву.
  
  
  
  
   ГЛАВА 26.
  
  
  
   Весёлый смех и радостные вопли студентов ничуть не угасли даже после того, как им объявили, что их не повезут в обещанное Петраково, а отправят в другое красивое место - посёлок Кубинку, неподалёку от Наро-Фоминска.
   По большому счёту, уже начавшим пить и отрываться студентам было всё равно куда их повезут, лишь бы подальше от стен института и чтобы было что выпить и с кем трахнуться.
  
   Уже ближе к обеду автобусы остановились у небольшого пятиэтажного корпуса серого цвета. Выходя из салона, ребята окунались в жаркое марево, наполненное запахами хвои и небольшого торфяного озера, что расположилось неподалёку. Хотя вода в нём и была чёрного маслянистого цвета, но в этих местах его называли Голубым озером.
   Номера в корпусе- бывшем пионерском лагере мало чем отличались от номеров общаги. Но всем было абсолютно всё равно. На первом месте сейчас стояло веселье и гудёж, которые набирали обороты с каждой минутой.
   Близилась ночь и ребята "упаковались" по номерам, собравшись в компании, попивая пиво и играя в карты. Лишь некоторые из студентов всё ещё возились со своим багажом, разбирая вещи.
   Среди них были Олег - солист рок- группы, ударник- Виталик и соло- гитарист - Жора. Парни возились с рюкзаком огромного размера, в котором лежала рыболовная сеть.
   - Господи, Олег! - воскликнул Жора, увидев огромный моток сети, вынутой из тяжёлого рюкзака. - Да такой сетью можно всё озеро перегородить!!!
   - Ну и хорошо! - отозвался Олег, который сосредоточенно проверял состояние снасти. Помимо пения, он был ещё и заядлым рыбаком и этой ночью решил отправиться на озеро с ночёвкой. Для этой цели у него в другом, ещё более огромном, рюкзаке была припасена надувная лодка на четыре места.
   - Круто! Да мы тут всю рыбу переловим! - обрадовался Жора, разглядывая сеть и лежащие на кровати спиннинги. - А куда нам её столько?
   - Да не суетись ты! - спокойно ответил Олег. - Воблы насушим. Под пиво поди неплохо пойдёт?
   - АГА!
   - Так, ну что, выдвигаемся на озеро? - спросил он ребят.
   - Что, прямо сейчас? - недоверчиво спросил Виталик.
   - А чего ждать то?
   - Ночью?
   - Так ведь самое оно! Рыба ночью гуляет, - спокойно отвечал Олег.
   - А где мы спать будем? - поинтересовался Жора.
   - В лодке! Где же ещё? Если кто-то против, пожалуйста, можете оставаться в номере. Я пойду один.
   - Не-е, мы с тобой! Не охота тут со всеми бухать, лучше уж порыбачить, - протянул Виталик.
   - Значит идём?
   - Идём....
  
  
  
   ***
  
   Красный Фольксваген мчался по Минскому шоссе по направлению к Кубинке. Трое парней с угрюмыми лицами сидели в автомобиле, думая каждый о своём. Каждый вспоминал своё прошлое.
   За рулём был Коха. По-прежнему мрачен и сосредоточен. То, что они задумали сделать, вновь не окончилось со стопроцентным успехом. Да, они уничтожили общежитие, убили почти всех, кто в нём был. Почти! Вот именно, что почти!
   Эта мысль не давала ему покоя. Витамин вновь ушёл от него. Ушёл прямо из-под носа. А ведь он был так близок к нему....
   Но ничего! С ним он ещё разделается. Придёт час. А пока, нужно было завершить то, что они начали. Нужно убить остальных. Никто не должен выжить. И к ним их вёл Никита. Сам того не подозревая, он подавал им сигнал, понятный только им троим. Словно маячок он вёл их по ночной дороге.
   Пока он вёл машину по пустому шоссе, освещённому редкими фонарями, он вспоминал своё унизительное прошлое.....
  
   ... он вспоминал тот день, когда, гуляя по московскому зоопарку, он подошёл к клетке с волками. Он хорошо помнил, как один волк вёл себя не так как все. он лежал в стороне, в то время, как другие его сородичи метались по клетке, и выглядел больным. Сердце, тогда ещё совсем юного и доброго Андрея, сжалось от сострадания. Он подошёл ближе. Волк никак не реагировал, лишь слегка приподнял бровь. Но его морда по-прежнему лежала на лапах, наполовину высунувшись сквозь прутья заграждения. Андрей замер в нескольких сантиметрах от животного, не решаясь подойти ближе. Зверь продолжал лежать и лишь поднял на человека свои печальные глаза. В них не было хищного огня. В них была боль.
   Коха, который тогда ещё не был Кохой, а был просто Андреем Лавровым, постоял в нерешительности, глядя в глаза волка, но, решив, что зверь не причинит ему вреда, подошёл вплотную к вольеру.
   Волк не шелохнулся, а лишь внимательно следил за ним. Его нос слегка подрагивал, улавливая запах человека. Остальные хищники занервничали, прижали уши, но поспешили отдалиться в другую сторону клетки.
   Андрей стоял в нескольких сантиметрах от больного животного и чувствовал тепло исходящее от его тела и резкий запах. Но он не чувствовал опасности. Сам не понимая почему, он её не чувствовал от этого грозного лесного хищника. То, что он сейчас видел перед собой, был лишь больной несчастный зверь, от которого отвернулись сородичи, оставив его одного лежать в углу вольера. Нахлынувшая жалость пересилила страх и он поднял руку и прикоснулся ладонью к морде волка.
   Волк вздрогнул. Резко пригнул уши и покосился на руку. В тот момент Андрей тоже вздрогнул, но не отошёл. Он начал гладить зверя, прикоснулся к его носу, который был горячим и сухим на ощупь. И животное понемногу успокоилось, прикрыв глаза и подставив мохнатую голову ласкам.
   Андрей не понимал, зачем он это делает, но продолжал гладить зверя. Мысль о том, что ему удалось укротить хищника, обрадовала его. И он улыбнулся.
   - Мой хороший.... - прошептал он, поглаживая волка за ухом. - Заболел?
   Люди, проходящие мимо, одаривали Коху восхищёнными взглядами, и это было чертовски приятно. Детишки тыкали на него пальцем и говорили своим родителям: ВОЛЬК! Смотьи, мам, вольк!
   Андрей чувствовал себя героем. Зверь полностью был в его власти. Он просунул руку внутрь клетки и погладил холку.
   Он не сразу сообразил, как в одно мгновение волк вскочил на лапы и его челюсти сомкнулись на руке Кохи. Всего один короткий миг и его кисть обожгла нестерпимая боль. Он инстинктивно дёрнул руку обратно, но зубы хищника крепко впились в мясо. И он закричал. Закричал от ужаса, боли и неожиданности, с которой волк вцепился в него. Охнули мамы, взвизгнули дети. А перед собой Андрей видел оскаленную морду зверя, который грыз его руку, а по клыкам стекала кровь. Его кровь.
   Охваченный паникой, Коха что есть сил рванул руку на себя, буквально вырвав её из пасти взбесившегося хищника. Клыки разорвали руку до кости. Окровавленная кожа свисала лохмотьями.
   В тот же момент волк прыгнул на него. Его голова с гулким стуком ударилась о металлические прутья клетки. Морда просунулась вперёд на несколько сантиметров и челюсти громко лязгнули перед самым лицом Андрея, который в ужасе отшатнулся, прижимая к телу истерзанную руку.
   А потом волк поджал хвост, глаза его округлились и он, жалобно скуля, бросился в дальний угол клетки, стукнулся головой об стену, развернулся и, пошатываясь, поспешил в конуру. И исчез в темноте.....
  
   В голове Кохи всё перемешалось. Плакали испуганные дети, кричали какие-то люди.... Земля перед глазами кружилась... И Андрей побежал. Всё равно куда. Но подальше от этого места, прочь....
  
   .... Он отчётливо помнил, как нарывала его рана и то, как она потом стремительно заживала. И он помнил, как потом вдруг стало ломить его кости, как их стало выгибать, как они начали менять свою форму. Он помнил, как его руки перестали быть руками и становились уродливыми лапами, как ноги отказывались держать его и колени прогибались внутрь. Он чуть было не обезумел от охватившего его страха. Шерсть начала покрывать всё его тело. Челюсти заломило, а зубы удлинялись, превращаясь в клыки. Мозг пульсировал, отдавая тупой болью, сознание его было окутано дымкой, сквозь которую мысли не могли пробиться. Их заменили чужие мысли, инстинкты. То были мысли зверя. И зверь этот был голоден.
  
   ....Он вспомнил свою первую охоту, когда он задрал счастливую влюблённую пару, прогуливающуюся по ночному парку. Он вспомнил и последующие, приносящие крики ужаса и боли, а так же кровь и свежее, ещё тёплое мясо, которое он так полюбил.
   Незаметно для Бориса, он исчезал по ночам и охотился. А на утро возвращался домой сытый и довольный.
   Но в один вечер Борис застал его за превращением.... Это был последний его вечер....
  
   А через несколько дней он обнаружил, что его подъезда дежурят крепкие ребята. Несколько раз они звонили в дверь. Но Андрей затаился. Он понимал, что его бывший покровитель Борис состоял в какой-то местной группировке, но не знал, кем именно он был и кто были те люди, что приезжали на квартиру.
   Почувствовав за собой силу и власть, Коха решился на важный шаг в его жизни. Поняв, что от него не отстанут, он сообщил одному из этих людей, что Борис временно уехал, но просит встречи, на которой он хочет сообщить нечто важное. В одну ночь, Андрей, приняв обличие зверя, убийцы, вырезал всех тех, кто приехал на ту встречу. Их окровавленные тела часто снились ему по ночам.
   Именно с того момента он жил идеей найти сообщников, вместе с которыми он мог бы уничтожить всех представителей банд и самостоятельно обрести контроль над их сферами влияния.
   С этими мыслями он продолжил жить, разделавшись с группировкой, во главе которой стоял ненавистный Борис, заставивший его терпеть унижения и позор....
  
  
   Красный Фольксваген нёсся по шоссе, неся трёх безумцев, влекомых сигналом четвёртого.
  
  
  
   ГЛАВА 27.
  
   В небольшой комнатке на третьем этаже горел свет. Даже в коридоре были слышны смех и звон бутылок, доносившиеся из-за двери.
   - Вот! Именно таким образом нас и надувают все эти компании по производству чипсов, - закончила Ксюша свою очередную поучительную лекцию. Она так увлекалась рассказом , что только теперь заметила, что собравшиеся ребята зевают и уже не слушают её. Она окинула их суровым взглядом и обиженно высказала: - Неучи вы! И ничего вам неинтересно. Вам только пиво да девок подавай, мужланы!
   - это ты верно заметила, Ксюх! - воскликнул Стероид, уплетающий связку бананов. - Девок нам сейчас нужно, как никогда! Ну-ка, красавица!....
  
   Он было потянул к ней здоровенные ручищи, пытаясь сгрести её в свои объятия. Он просто пошутил, но Ксения восприняла это как угрозу. Она резко дёрнулась и закричала:
   - Убери от меня свои лапы, самец!!!
   Стероид так и замер на полпути, округлив глаза от звонкого визга.
   Саша и Никита, успевшие сдружиться, которые сидели вместе со всеми в номере, переглянулись, а потом встали и вышли за дверь. Но буквально через полминуты они снова вернулись с хитрыми лицами, старательно пряча улыбки.
   - Ксюша, - обратился к ней с умным видом Саша, выпалив первое, что пришло на ум, - а как так получается, что при рассмотрении судом гражданских споров, возникает необходимость продления или отсрочки ведения дела?
   - ЧТО? - девушка удивлённо вскинула брови.
   А тем временем, Никита обошёл столик и встал у неё за спиной, пряча в ладони флакончик с сильнодействующим слабительным.
   - Ну, ты можешь объяснить мне, как такое получается? - сбивчиво спросил её Саша. Он еле сдерживал смех и если бы он расхохотался, то весь план пошёл бы прахом.
   - Что ты затеял? К чему это? - подозрительно сощурив глаза, спросила Ксюша. Она взяла в руку чашку с соком ( а крепче соков они никогда ничего не пила), и придвинулась к собеседнику. Тот мельком глянул на Никиту. Теперь влить ей слабительного в чашку не представлялось возможным.
   Но Никита знаком показал, что всё под контролем.
   - Ну-у... мне.... - тянул Саша. - Смотри сюда!
   Он указал на свои наручные часы.
   - Вот здесь!
   - А что там? - недоверчиво спросила девушка.
   - Ну вот, посмотри....
   - Саша, что ты затеял? - строго спросила она.
   - Ну, приглядись!
   Ксюша осторожно приблизилась к нему, не выпуская стакан из рук.
   Этого мгновения хватило, чтобы Никита успел опрокинуть флакончик прямо в пакет с соком, к которому никто кроме Ксении не притрагивался. И вместо положенных 18 капель для нормального эффекта, в пакет угодило полфлакона.
   Ксения нагнулась над запястьем Саши, а тот поглядел на Никиту. Он подал знак, что в порядке - дело сделано.
   - Ну и что там с часами? - раздражённо спросила Ксюша.
   - Прикольные стрелки, правда! - только и смог выдавить из себя Саша и взорвался безудержным хохотом.
   Девушка брезгливо посмотрела на него. Никита тем временем спокойно вернулся на своё место. Народ, сидевший в комнате тоже тихонько хихикал, предвкушая потешное зрелище.
   - Ты видно совсем головой тронулся? - гневно спросила она. - Лечись! А вы чего ржёте? НЕУЧИ!
   И облизав, пересохшие от волнения губы, она сделала большой глоток реактивной смеси.
   Сидевшие в комнате, затаили дыхание в ожидании.
  
   А началось всё уже через 10 минут. Ксения резко побледнела, схватилась руками за урчащий живот и проворчала себе под нос:
   - Да что же это такое делается-то?
   Потом она пулей выскочила в коридор, издавая на ходу позорные звуки.
   Комната взорвалась диким смехом.
   - Блин, ну может быть хоть после этого она станет немного попроще? - давясь от смеха, сказал Саша.
   - Ага. Главное только, чтобы теперь это у неё в хроническое не перешло! - гоготал Стероид.
  
  
   ***
  
   Ребята отправились на рыбалку, водрузив на плечи тяжёлые рюкзаки со снастями и провизией, которую им собрала Лена - девушка Саши. Он тоже плёлся с ними, неся рюкзак с сетью. Все они оделись в тёплые ветровки и джинсы, только Саша нацепил на себя камуфляжные штаны, такого же цвета куртку, а на голову одел ковбойскую шляпу. Рядом с ним шла Лена.
   Было уже темно, но ночь ещё не наступила. Бледный диск луны ярко светил, зависнув над макушками сосен, которые росли вокруг пансионата. За соснами начинался глухой лес.
   Ребята подошли к озеру. Было слышно, как маленькие волны плещётся, накатываясь на песчаный берег. Где-то вдалеке раздался крик чайки. Потом послышался всплеск и хлопки крыльев. Видимо птица поймала рыбу и полетела в своё гнездо, где её ждали голодные птенцы. Эти гнёзда усыпали маленькие островки суши, которые местами торчали из воды, густо поросшие травой.
   Рыбаки сбросили свою амуницию на песок и стали распаковывать лодку. Жора и Виталик принялись надувать "судно" насосами. Олег собирал раскладные вёсла.
   - Сашка, ну останься ты! - упрашивала его Лена. Он не отвечал и возился с удочками. - Ну куда тебя понесло на ночь глядя? Ты обо мне подумал?
   Молчание.
   - Я же буду одна мёрзнуть в кроватке..... - Лена решила пойти на женскую уловку.
   Ребята покосились на заколебавшегося Сашу. Тот на мгновение замер, но потом продолжил разбирать снасти.
   Жора с Виталиком уже наполовину надули лодку и теперь она гордо вздымалась на песке.
   - Ух, ты! Настоящий Титаник! - воскликнул Виталик.
   - Ты качай давай сильнее, она ещё больше будет! - гордо ответил Олег.
  
   Лена решила предпринять последнюю решающую попытку удержать Шурика.
   - Сашк, если ты останешься, то этой ночью я устрою такое, что ты никогда не забудешь....
   Саша бросил удочки и посмотрел на Лену.
   - Но мы же договорились с ребятами..... я.....
   - Не сдавайся, Санёк! Мы с тобой! - завопил Виталик.
   - Ах ты гад! - взвизгнула Лена и, выхватив у Олега весло, кинулась на него. Виталик едва успел увернуться и побежал в кусты. Девушка швырнула весло вдогонку, а потом резко развернулась и ушла. Саша посмотрел ей вслед. Его терзали сомнения. Он хотел было уже всё бросить и пойти за ней, и только страх опозориться перед друзьями заставил его остаться. Он продолжил разбирать снасти.
   - Хм... обиделась! - проворчал Олег. - Ты если хочешь идти, иди Сань!
   - Нет! - ответил Саша. - Я остаюсь. Мы же договорились идти на рыбалку. Значит идём.
   - Верно, Шурик! - сказал Виталик, вылезая из кустов и озираясь по сторонам. - Мужская дружба превыше всего!!!
  
   Через некоторое время парни надули лодку и спустили её на воду. Потом погрузили в неё все рюкзаки, закрепили вёсла и отчалили.
   Они плыли, почти бесшумно загребая вёслами воду, и выбирая место, где им причалить. Вскоре они заметили небольшой островок и стали подгребать к нему, чтобы устроить лагерь.
   Но вдруг в небе раздался пронзительный крик и они услышали хлопки крыльев над головами.
   - Чёрт! Чайки! - заорал Олег. - мы нарвались на их гнездо с птенцами. Держитесь! Сейчас такое будет.....
   Ребята покрепче сжали вёсла и задрали головы вверх, вглядываясь в ночное небо.
   - НЕТ! Пригните бошки! Вверх не смотреть, глаз лишитесь! - рявкнул Олег.
   - Чёрт! - взвизгнул Виталик и втянул голову в плечи, натянув на голову куртку. Остальные прикрылись, кто чем мог.
   - Отплываем отсюда!
   Но было поздно. Птицы начали камнем падать на головы горе- рыбаков, растопырив перепончатые лапы с коготками и угрожающе раскрыв клювы. Они стукались о прикрытые головы ребят и снова взмывали вверх. И снова падали на них. Безмятежная ночь над озером наполнилась противным криком птиц.
   - Надо отплывать отсюда, иначе они не отстанут! - кричал Олег. Они напару с Сашей работали вёслами. Жора же с Виталиком упали на дно лодки, укрывшись рюкзаками.
   - Санёк, греби шустрее!
   Саша изо всех сил работал свои веслом. И куртка сползла с его головы, открыв темечко.
   Тут одна птица взлетела вверх и камнем полетела прямо на голову Саши. Олег успел заметить, как она грозно раскрыла острый клюв и метила прямо в макушку. Она неумолимо приближалась к нему. Олег немного приподнялся, поднял весло и, размахнувшись, что есть сил ударил птицу. Полетели перья. Из клюва чайки вырвался хрип и, отлетев далеко всторону, она плюхнулась в воду.
   - Спасибо! - прошептал насмерть перепуганный Шурик.
   - Пожалуйста! Больше не зевай! - ответил Олег, осматривая треснувшее весло.
  
   Они отплыли подальше от злосчастного островка и чайки перестали их атаковать. Они ещё покружились немного в небе и вернулись в гнёзда. Когда шум стих, Виталик с Жорой выбрались из укрытия, оглядываясь по сторонам.
   - Эх, бойцы, млин! - проворчал Олег.
   - А мы чего?
  
  
   Наконец они причалили к противоположному берегу озера. Хотя берегом это было назвать нельзя. Настоящая трясина. Эта "земля", поросшая густой травой и ивняком, колыхалась под ногами при каждом шаге и грозилась вот-вот порваться. Но на счастье, ребята нашли неподалёку плавающие по озеру деревянные щиты, вытянули их на "сушу" и обосновались на них, не рискуя провалиться в воду. Они втащили на островок лодку и стали распаковывать багаж. Вместе со снастями, на поверхности показались несколько бутылок водки и пива.
   - Ого! - присвистнул Саша.
   - Это не ого, а неотъемлемая часть рыбалки! - ответил Олег.
   Они подготовили и закинули удочки, а чуть позже Виталик с Олегом поплыли на лодке ставить сеть. Из их лагеря, где остались Шурик с Жорой, которые попивали пиво, беседуя, были долго слышны ругательства - это Олег кричал на Виталика, который никак не мог сообразить, как нужно ставить сеть, и чуть было не запутал её.
   Когда основная часть работы была закончена, а сеть выставлена, ребята напрочь позабыли про удочки ( всё равно на них крупнее бычка ничего не клюнет) и уселись на борта лодки, поджав ноги и распивая припасы.
   Для Саши, который редко принимал участие в подобных мероприятиях, это было пиком блаженства. Тёплая, спокойная ночь. Чуть слышно плещется вода, набегая на их покачивающийся островок, изредка раздаются всплески играющей рыбы. Тихо, безмятежно и мистично. Только иногда проходит скорый поезд, с грохотом пролетая по рельсам, которые проходили вблизи озера, прямо через лес. Вокруг глухой лес, который спит, окружив ребят плотным кольцом тёмных силуэтов деревьев. А над головой ночное небо. Совершенно чистое. В котором мерцают звёзды. Звёзды отражаются и в гладкой поверхности озера, создавая впечатление фантастического мира, в котором два неба.
   Совсем вдалеке, сквозь деревья проглядывается жилой корпус пансионата, в котором сейчас наверняка идёт веселье, не сравнимое конечно с тем, что сейчас окружает рыбаков.
   А высоко в небе зависла луна. Саша ещё никогда не видел её такой огромной. Только здесь она предстала во всей красе. На ней были отчётливо видны кратеры, которые усеяли всю её бледную поверхность.
   - Классно, пацаны! - мечтательно произнёс Виталик, прихлёбывая тёмное пиво. Он развалился на корме лодки, свесив ноги за борт, где босые ступни приятно щекотала молодая трава.
   - Это точно! - согласился Олег. - На самом деле, это даже лучше, чем трахаться!
   - А может быть ты просто неправильно трахаешься? - Виталик не упустил возможности съязвить.
   - Ну конечно, это ж ты у нас только мастер! - парировал Олег. - Скачешь по бабам, как кобелёк! А одной единственной то и нет!
   - А на фига мне одна единственная?
   - Э-эх! Молодой ты ещё! Зелёный!
   - Пока есть силы надо трахаться! - гордо заявил Виталик, вздёрнув нос.
   - Ага! Вот на таких как ты и зарабатывают венерологи..... - ответил Олег
   - Пацаны, хАрош ерундить, а то щас я кому-нить.. ИК! Снова слабительного прысну, шоб попроще стали. Вон, адну уже вывели и..из строя... - захихикал пьяный Шурик. На свежем воздухе его сильно развезло и он глупо улыбался, стараясь удержаться на борту лодки.
   - Я те ща прысну! - отшутился Олег. - Мигом в озеро полетишь!
   И они все громко засмеялись.
  
   - Нет, а всё-таки классная это штука - мужская дружба! - заявил пьяных Жора, который удобно расположился в середине лодки, задом провалившись на дно, а его ноги свисали по борту.
   - Точно! - ответил Олег. - давайте ещё выпьем, братцы! За друзей! Как говориться: они предадут нас последними!
  
   И тут они услышали звон колокольчика. Это подала сигнал донка.
   - Обана! Клюёт! - всполошился Жора. - Наверное, здоровенная рыбина! Надо пойти проверить!
   Они все повылезали из лодки и, шатаясь на трясине, направились к удочке. Колокольчик звенел всё сильнее. Донку шатало из стороны в сторону и она была готова вот-вот вырваться из удерживающего её крепления.
   Пьяные в дым рыбаки остановились возле неё, соображая, что делать.
   Наконец, Олег сказал:
   - Так! Я, короче, держу удочку, а ты, Санёк, будешь проходить боевое крещение. Будешь вытягивать леску. Но учти, рыбина походу здоровая и будет сопротивляться. Понял?
   Саша кивнул. Он если честно плохо соображал, как нужно вытягивать эту самую леску и что вообще надо делать. Но всё же кивнул.
   - А ты, Виталик, держи сачок наготове. Не дай бог её упустишь. Утоплю!
  
   Олег схватился за удочку двумя руками и поудобнее устроился на деревянном щите. Саша же надел специальные перчатки, чтобы не поранить руки, и начал медленно вытягивать натянутую, словно струна, леску. Она поддавалась с трудом. Видимо и вправду на крючок попалось нечто большое.
   Виталик держал сачок наготове, напряжённо глядя на воду, в предвкушении увидеть чудо-рыбу.
   Удочку зашатало ещё сильнее и Олег с трудом её сдерживал. Саша даже немного протрезвел, вытягивая улов. В своей ковбойской шляпе он казался знатоком дела.
   Оставалось ещё немного и рыба должна была показаться на поверхности во всей красе. Уже вовсю летели брызги от ударов её хвоста. Это было что-то очень большое.
   Неожиданно, деревянный щит, не выдерживая веса троих ребят, начал медленно, но верно погружаться в воду, прорвав трясину. Виталик взвизгнул и, выпустив сачок из рук, прыгнул на другой щит, лежащий неподалёку.
   Опору под ногами Олега и Саши качнуло. Саша сделал непроизвольное резкое движение рукой и леска лопнула со звонким хлопком, а он сам отлетел назад, упал со щита и рухнул на трясину, которая под его весом порвалась и он ушёл под воду.
   - Санёк!!! - закричал Олег. Он бросил, переставшую дёргаться донку и склонился над провалом в трясине, в котором плескалась тёмная вода. Саши видно не было. Лишь его ковбойская шляпа плавала на поверхности.
   - Твою мать! - заорал он. - Чего стоите? Помогите мне, живо! - прикрикнул он на застывших ребят, которые тупо смотрели на дыру.
   Не дожидаясь помощи, он запустил руки в воду и стал шарить в поисках приятеля. Но его там не было. Он не на шутку испугался. Олег принялся судорожно искать тело под водой, но ничего не находил. Шурик словно исчез.
   Внезапно, его ладонь коснулась чего-то мягкого. Он схватил это и потянул наверх. Предмет на удивление легко поддавался. И тут на поверхности показалась куртка защитного цвета. Самого Саши не было. Олег отшвырнул куртку и принялся вновь шарить руками под водой. Рядом с ним примостился Жора.
   - Ой! - воскликнул он. - Я кажется что-то нашёл.
   Он начал вытягивать что-то на поверхность. И через мгновение из воды показалась голова Саши. Едва его лицо вылезло на поверхность, он начал отплёвываться от набившихся в рот воды и водорослей и судорожно глотать воздух.
   Ребята вместе вытащили его на щит и помогли ему подняться на ноги. Он стоял пошатываясь. Ноги отказывались его держать и он чуть снова не упал в воду. Но Олег удержал его.
   - Фу, чёрт! - выдохнул он, видя, как его друг усердно кашляет, выплёскивая из себя воду. - Дружище, ты так нас больше не пугай....
   Шурик только слабо кивнул. Лицо его было бледным. Он весь дрожал от холода и страха. Немного протрезвевший Жора надел ему на голову его шляпу, которая намокла и теперь края её нелепо свисали, пуская струи воды.
   - Пошли сушиться! - сказал Олег. Он помог Саши дойти до лодки. У воды остался один Виталик, который печально смотрел на озеро.
   - Эх.... Такую рыбину упустили.....
  
   Рыбаки сняли с себя мокрую одежду и развесили её на ветках, растущих на трясине ив. Саша теперь сидел в боксерах, накрытый телогрейкой ( вода в это время была ещё очень холодной) и в своей неизменной шляпе. Олег был в полосатой майке и сейчас очень напоминал бывалого моряка.
   Так хорошо сложившаяся идиллия ночной рыбалки на озере, была безвозвратно разрушена происшедшим. Оставалось теперь только пить, чтобы хоть как то скоротать ночь и постараться вернуть душевный настрой.
  
   Через некоторое время выпивка закончилась. Но разогретые организмы требовали новых тостов. Тогда было решено отправить кого-нибудь в пансионат по обходной тропинке через лес, за добавкой. Идти нужно было через лес, недалеко, но при этом предстояло пересечь несколько метров трясины, выйти на железную дорогу и по ним дойти до тропинки, ведущей к корпусу.
   Кинули жребий. Выбор пал на Сашу. Он вздохнул, но ничего не оставалось делать, как собираться в путь. Жребий есть жребий. И он начал собираться.
   Подогретый, во всех смыслах, водкой он начал выбираться из лодки, но, как только его левая нога ступила на трясину, то она снова не выдержала веса и прорвалась, а нога целиком ушла под воду.
   - Бля! Ну скока можно???? - Саша едва успел ухватиться за борт лодки, чтобы снова целиком не уйти в воду. Он вытащил ногу. Намокшие штаны свисали тряпкой.
   - Что-то слишком уж много приключений за сегодняшний вечер.... Бьюсь об заклад - на этом они не закончатся.
   - Ты там как? - раздался пьяный возглас Олега.
   - Нормально, - ответил Шурик.
   - Дойдёшь?
   - Надеюсь... - буркнул Саша себе под нос.
   - Давай по быстрому! - крикнул Виталик. - Не заставляй нас ждать, брателло!
  
   И из лодки послышался гогот. Рыбаки снова развеселились. Только Саше было не до веселья. Пьяное тело отказывалось его слушаться, но он начал осторожно пробираться в сторону железной дороги. Провалиться ещё раз ему ой как не хотелось.
   - Шурик, осторожнее! - раздался голос Жоры. - Там возле большого куста яма. Я туда писать ходил и увидел её...
   Плюх!
   - Твою мать! Спасибо! Понял уже, - ответил Саша, снова уцепившись за спасительный куст. Теперь под воду ушла его левая нога.
   Чертыхаясь, он брёл к рельсам. Намокшие штаны противно прилипали к ногам и были сплошь покрыты вонючими водорослями. Медленно, шаг за шагом, он пробирался к твёрдой почве, хватаясь руками за чахлый кустарник.
   После долгого и опасного пути он, наконец, выбрался на рельсы и сразу в нос ударил приятный запах шпал. Этот запах напоминал ему о далёком детстве и всегда ассоциировался с железнодорожными вокзалами и путешествия.
   Он посмотрел на уходящие вдаль пути. Они, освещённые лунным светом тянулись через лес и уходили в темноту. Словно в никуда. Лишь совсем далеко виднелись несколько зелёных точек - то были семафоры.
   - Зелёный свет! - подумал Саша, - значит поезд уже прошёл и скоро должен пройти следующий. Надо поторопиться, чтобы не спрыгивать с путей на откос!
   Он оглянулся назад, туда, где осталась лодка. Её не было видно, лишь тёмное расплывчатое пятно среди зарослей ивняка. С того места доносились пьяные голоса его друзей. Они громко смеялись и шутили.
   Зато отсюда, с небольшого возвышения было отлично видно всё озеро. Огромным неподвижным пятном оно простиралось на большое расстояние. На поверхности начинал собираться туман, который лениво плыл над водой, собираясь в большие клубы. Деревья, словно ночные призраки, выстроились плотной стеной вокруг озера. И где-то вдалеке сквозь них пробивался свет окон пансионата.
   Он вздохнул и поплёлся по шпалам. Было тихо, лишь многочисленные сверчки в зарослях по бокам железной дороги нарушали тишину, да треск высоковольтных проводов, тянущихся вдоль линии.
   Позади себя Саша услышал какой-то треск. Он резко обернулся, но ничего не увидел в темноте. Сердце опустилось, а по телу побежала дрожь. У него появилось ощущение, что там, в темноте за ним кто-то следит. Не дожидаясь, пока этот кто-то появиться, он побежал. Сердце бешено колотилось в груди. Он бежал, не оглядываясь назад. Всё, что он сейчас хотел, это побыстрее выбраться из леса и оказаться в здании.
   Неожиданно, его нога зацепилась за что-то, лежащее между рельсов, и Саша на полном ходу полетел вперёд, машинально выставив вперёд руки. Он упал и проехался всем телом по камням, которые разодрали его ладони и грудь. Шурик открыл глаза и тряхнул головой. Придя в себя, он поднялся на ноги и осмотрел свои руки. Они сильно горели, а в тусклом свете луны были видны многочисленные ссадины, которые сочились кровью.
   Саша выругался. И тут он сначала ощутил дрожание рельсов, а потом услышал грохот, доносившийся из-за спины. Шум стремительно нарастал. Он повернул голову и увидел ослепительно-яркий свет, мчащийся на него из-за поворота. В тот же миг раздался громовой гудок поезда. Саша едва успел отпрыгнуть всторону, когда состав на большой скорости промчался по тому месту, где он стоял мгновение назад.
   Шурик вновь упал на острые камни и боль с новой силой отозвалась в теле.
  
  
   Он шёл по тропинке и под его ногами хрустели сухие ветки и шишки. От каждого хруста он вздрагивал всем телом и испуганно озирался по сторонам. Ощущение, что здесь в лесу он не один не покидало его.
   В кромешной тьме он не заметил, как большая тень отделилась от стоявшего рядом с тропинкой дерева и молнией метнулась к нему. В следующий миг Саша почувствовал, как что-то накинулось на него сзади, заломив руки за спину. Одновременно с этим, он ощутил некий предмет, который упирался ему в горло. Шурик хотел закричать, но не смог. Сердце рухнуло куда-то вниз...
  
  
   ***
  
   Красный Пассат съехал с шоссе и остановился чуть поодаль от дороги, надёжно скрытый густыми кустами от посторонних глаз. Трое вылезли из него и принялись с шумом втягивать свежий лесной воздух, наполненный ароматами хвои и трав. Их лица были полны беспокойства. Они то и дело оглядывались и обменивались настороженными взглядами.
   Коха поднял голову, впившись немигающим взглядом в Луну, и стоял так достаточно долго. А потом принюхался и посмотрел на своих подельников, которые в ожидании замерли и не двигались, наблюдая за ним.
   - Вы готовы? - спросил он. Ребята молча кивнули. - Тогда пора!
   Все вместе они упали на землю. Их тела сотрясались и начали изменяться. Трещали кости, клочками начала пробиваться сквозь кожу волчья шерсть, которая поблескивала в лунном свете.
   Некогда человеческие головы вытянулись, превращаясь в звериные с острыми клыками, торчащими из пасти. Глаза зажглись свирепым огнём. Пальцы скрючились и превратились в острые когти.
   Когда превращение закончилось, на том месте, где только что были люди, теперь стояли чудовища.
   По понятному только им сигналу Кохи, они разделились и отправились каждый в своём направлении. Три молниеносные тени бесшумно нырнули в дремлющий лес и скрылись среди кустарника и поваленных деревьев.
   Охота началась....
  
  
  
   ***
  
   - Стоять! - рыкнул голос за спиной. - Ты кто такой?
   Ответом на вопрос было нечленораздельное мычание, издаваемое перепуганным насмерть Сашей, который был зажат стальной хваткой.
   - Ты кто такой, я спрашиваю? Отвечай! Ну! - зло зашипел человек сзади.
   - Я-я... а.. .э.....
   - Пароль! Назови секретный пароль!
   - Ч-что? К-какой, па-па-пароль?.... - пролепетал Шурик. Глаза его вертелись в глазницах от ужаса. Он уже плохо соображал, где он, и что с ним происходит. Единственное что он сейчас желал, так это поскорее проснуться и забыть об этом кошмаре. От опьянения не осталось и следа.
   - Ты попал во владения Сэра Радуги и его верных рыцарей! - громко и чётко пробасил незнакомец. - Назови пароль и тогда ты беспрепятственно пройдёшь в поселение! Если нет, то ты будёшь казнён немедленно, как неприятель!
   Предмет, приставленный к горлу Саши, оказался деревянным мечом. При этих словах ночной страж сильнее надавил на своё оружие и Саша почувствовал, что ему уже трудно дышать.
   - А-а-а-! Я Са...ш-ш..а - прохрипел он.
   - Какой ещё.... - проворчал детина. - А! Шурик!!!!! Это ты что ли???? Не признал тебя поначалу. То-то я смотрю голос уж больно знакомый.
   Таинственным незнакомцем оказался Сэр Радуга собственной персоной, а оружие, котрой он столь бесцеремонно приставил к горлу Саши, был тот самый легендарный меч Трипамадор, который Антон мастерил больше года.
   Антон отпустил несчастного парня и тот принялся потирать шею и разминать, чуть было не сломанные руки.
   - Ты что, совсем с башкой не дружишь, Антон? Охренел что ли? - первоначальный страх отступил и теперь его место заняла злость. Злость на Антона, злость на самого себя, что так испугался и показал свой страх и злость на весь этот чёртов день, что не задался с самого начала. Саша буйно размахивал руками и кричал. - Вымахал, блин, здоровый лось, а ума как у младенца!!!
   - Ну ладно тебе, Сань! - обиженно проговорил Сэр Радуга.
   - Ну ладно? Какого хрена ты налетел на меня? - не успокаивался тот.
   - Ну-у...
   - Баранки, бля, гну! - Саша совсем рассвирепел. Руки ужасно болели, а крик, как известно, взбадривает организм и придаёт сил. И потом, нужно было разогнать весь тот адреналин, что в таком количестве выбросился в кровь. - Остолоп!
   - Сашка, прости! Я не хотел тебя так напугать.... - извинялся Антон, потупив взгляд.
   - Напугать? Ты не напугал меня, - не задумываясь соврал Саша. - Просто твои тупые шутки меня выбесили! Тебе что, заняться больше нечем, как только бегать ночью по лесу с этой дурацкой палкой и нападать на людей?
   И тут Антон вскипел.
   - Это, - он угрожающе потряс мечом, - не палка. Это Трипамадор. И им, между прочим, можно запросто снести башку врагу. А по лесу я не бегаю. Мы с моими людьми встали лагерем неподалёку, чуть левее этой тропы, чтобы охранять покой таких как ты, пока они безрассудно пьют в номерах. А я сейчас часовой.
   - Какие враги, Антон! Ты видно совсем с головой не дружишь! - Саша махнул на Антона рукой. - Глупый ты, Радуга! И твои верные бойцы тоже бестолочи!
   Зло сверкнув на Радугу глазами он зашагал прочь, исчезая в темноте.
   Обиженный Антон долго смотрел ему вслед. В душе кипела злоба.
   - Смотри, чтобы тебя ненароком не задрала какая-нибудь лесная нечисть! - прокричал он вдогонку, потрясая мечом. - Потом тогда не говори, что я тебя не предупреждал.
   Ответа не было.
   - А-а, чтоб тебя... - проворчал он, развернулся и направился к лагерю, где отдыхали его люди.
   Сквозь заросли ельника чуть различимо пробивался подрагивающий свет от костров. Перед кострами сидели единомышленники Антона, пили вино и рассказывали друг другу забавные истории из своей "рыцарской" жизни, в который правда переплеталась с вымыслом, но никто даже виду не подавал, что сомневается в правдивости этих рассказов.
  
  
  
   ***
  
   Вечеринка в комнате, которую Саша покинул, уходя на рыбалку, ещё продолжалась и по всей видимости была в самом разгаре. Ещё поднимаясь по лестнице, Шурик услышал весёлый смех и голоса пьяных людей.
   Он хмыкнул, немного постоял возле двери, а потом вошёл внутрь. В нос ударил тяжёлый запах сигарет и спирта. Первым, кого он увидел, была Лена, развалившаяся на диване. Она была сильно пьяна. А рядом с ней лежал какой-то парень, которого Саша даже не знал ( видимо кто-то из параллельной группы). Он обнимал Лену за талию и целовал её в шею, а та даже не думала сопротивляться, а лишь закатила глаза.
   Саша так и застыл на пороге. Это было как удар ножом в спину. Просто пустота. Вы представляете, как может рухнуть окружающий вас в мир в одно мгновение? В этот момент мир вокруг Саши рухнул. Это не было обидой, не было ревностью. Это было как будто картинку перед глазами, состоящую из множества маленьких частей, как пазл, резко уронили и она рассыпалась. И не осталось ничего.
   Лишь глубоко в груди где-то сильно кололо.
   Подойти и что-то сказать? А что? Что он может ей сказать? Сказать, как она могла так поступить? Зачем она разбила его любовь?
   Глупо. Она всё равно ничего сейчас не понимает. Она же встельку пьяна.
   Но зачем??? Зачем она так сделала?
   Всё это вертелось в голове Саши, с грохотом ударяясь об стенки. К горлу подступил комок. Это пришла обида, злость, ненависть. Это воспалилось то самое Я, которое живёт в нас. Наше ЭГО. Она, раненное обманом, пыталось выбраться наружу, закричать, ударить, унизить.
   Но для чего? Не лучше ли просто уйти? Развернуться и уйти. Остаться выше этого. Эти мысли потихоньку толкали Я назад. Но оно, разражённое, с большой неохотой уходило.
   Саша с трудом сдержал слёзы. Он закрыл глаза, чтобы не видеть всех этих людей, которые смеялись, не замечая его. Чтобы не видеть лицо Лены с закрытыми газами, отдавшееся хмельному наслаждению. Чтобы не видеть её приоткрытых губ, с которых слетали слабые стоны. Эти губы, которые видел лишь он, проводя с ней ночи.
   Он сжал задрожавшие губы. Ноги сами развернули его и он вышел из комнаты, не закрыв за собой дверь. ЭГО было побеждено.
   - Сань, погоди! Я с тобой, - окликнул его голос. Этот голос раздался словно под водой. Вокруг была лишь тишина, созданная состоянием отрешения, и вдруг этот голос. Он медленно обернулся и увидел Мишку-Стероида. - Сашка, погодь!
   - Чего тебе??? - грубо кинул Шурик, отвернувшись.
   -Саш..... -Стероид запнулся. - Ну... Ты не расстраивайся особо... Я просто не стал лезть в чужие дела... Все отдыхают...
   - Хватит.....
   - Ну.. я хочу сказать, что я не поддерживаю её.. просто.... - виновато проговорил Миша.
   - Тс-с-с! - Шурик поднял вверх палец. Его всего трясло. - Ни слова, ладно?...
   - Я...
   - Ни слова! - перебил он Мишу.
   А потом он решительно зашагал к выходу.
  
   Стероид проводил его тяжёлым взглядом. Вздохнул и побрёл в другую сторону.
  
  
  
   Саша шёл по знакомой тропинке через лес, как раз в том месте, где на него совсем недавно налетел Антон. В душе была пустота. Он просто шёл. Всё равно куда. Просто он знал, что его ждут на озере, а может уже и не ждут... всё равно. Он просто шёл вперёд. Лишь бы не оставаться в пансионате.
   Забрав из холодильника две бутылки водки, он одну затолкал в карман куртки, а вторую откупорил, твёрдо настроенный на то, чтобы напиться. И он шёл, периодически прикладываясь прямо к горлышку бутылки.
   Проходя мимо лагеря "воинов", со стороны которого доносились песни, голоса и запах жареного мяса, готовящегося на углях, Саша невольно засмотрелся на шумную гурьбу толкинистов, с наслаждением проводящую время.
   Он подумал о том, что, как всё-таки хорошо не думать ни о чём плохом и неприятном, не подвергаться жизненным стрессам, которые повседневность постоянно побрасывает в наши и без того не слишком солнечные дни, а вот так вот простенько расслабиться, отдохнуть, позабыть про все напасти и посидеть в кругу людей, схожих с тобой интересами и жизненными ценностями. Просто отключиться от этого мира, посидеть, потягивая вино, поболтать о пустяках и насладиться жаром яркого пламени костра, бережно ласкающего небольшие поленца.
   Так он постоял немного, наблюдая за людьми, которые были видны сквозь деревья. Потом сделал большой глоток из бутылки и вновь зашагал в темноту.
  
   Он дошёл до того места, где деревья расступаются, открывая взору полотно железной дороги. Рельсы всё так же отражали лунный свет. Высоко в небе светила Луна. Её свет падал на отполированные за многие годы проходящими поездами рельсы и равномерно растекался по ним, исчезая вместе с ними в темноте. По-прежнему вдалеке горели зелёные точки светофоров. И было абсолютно тихо: ни шороха, ни треска, ни пения сверчков. Ничего, кроме тишины, которую, казалось, можно было даже увидеть, пощупать - настолько она была плотной и живой.
   Саша стоял один посреди всего этого мистического великолепия и наслаждался. Он только сейчас почувствовал какую-то легкость и невесомость. Он был неотъемлемой частью всего этого. Мозги его затуманились алкоголем.
   От переизбытка чувств Шурик выругался. Он сплюнул, достал из кармана горсть жаренных семечек и начал их грызть, уставившись взглядом куда-то вдаль.
   Спустя несколько минут тишину нарушил далёкий гул, нарастающий с каждым мигом. Это шёл скорый поезд. Свет его фонаря уже начал появляться из-за поворота, освещая блестящие рельсы.
   Сам не понимая зачем, Саша нагнулся и поднял с земли несколько увесистых булыжников, что лежали между шпалами, и положил их на пути. Так они вместе с друзьями в детстве хулиганили, вспомнил он. Подкладывали на пути камешки или монетки, а потом ждали в засаде когда поедет поезд. А когда он проходил, они толпой бежали к рельсам, чтобы посмотреть, что осталось от того, что там лежало.
   От воспоминаний он улыбнулся. Потом Саша отбежал всторону и стал ждать. Ждать пришлось недолго. Вот состав на полном ходу выскочил из-за поворота и с грохотом промчался мимо того места, где затаился Саша. Послышался скрежещущий звук и из-под громыхающих колёс со скоростью пули вылетели камни, высекая снопы искр. Один, самый крупный, пролетел прямо над головой Саши и с хрустом протаранил растущие неподалёку кусты.
   Через несколько секунд поезд скрылся вдали и лишь отдалённый гул выдавал его совсем недавнее присутствие. А Саша мысленно поблагодарил бога за то, что легко отделался за свою глупую выходку и булыжник не снёс ему голову.
   Снова стало тихо. Но вдруг, в кустах, куда полетел камень, что-то заворочалось и заросли заходили ходуном. В ночном лесу раздался рык.
   Саша, как стоял, так и застыл. Руки, в одной из которых была горсть семечек, а во второй начатая бутылка водки, непроизвольно разжались и зёрна посыпались на землю, а бутылка со звоном разбилась о землю.
   Его глаза округлились от ужаса, когда он увидел, что кусты бешено зашатались и затрещали под тяжестью того существа, которое пробиралось через них к нему. Хмель мигом вылетел из головы.
   Не издав не единого звука, Саша опрометью кинулся к ближайшему столбу, что стояли вдоль железной дороги. Несмотря на то, что столб был совершенно гладким, он словно паук, взлетел на самый верх и, лихорадочно вцепившись в дерево руками и ногами, замер, испуганно смотря на шатающиеся кусты.
   А через мгновение в свете луны он увидел, что от него скрывали заросли. Огромный косматый зверь с широкой мордой и горящими ненавистью и злобой глазами, вылез на насыпь. Он опустил морду и понюхал землю, а потом голова его медленно поднялась, а хищные глаза впились в человека на самой верхушке столба. Зверь оскалился и зарычал.
   Саша впился в столб руками изо всех сил и не мог даже пошевелиться от парализовавшего его ужаса. Волосы встали дыбом. Сердце замолотило так часто, что казалось вот-вот выскочит из груди. Он знал, что в лесах водятся звери, но то, что он видел сейчас просто не поддавалось описанию. Это был не зверь. Это было настоящее порождение ада. Огромное и жаждущее крови.
   Мысли путались. Уровень адреналина в крови зашкалил. Зверь медленно, не отрывая взгляда от жертвы, приблизился к столбу и сел, задрав голову кверху. Из приоткрытой пасти потекла слюна и оборотень протяжно завыл. От этого воя всё внутри Саши сковало первобытным страхом.
   - Господи, - в истерике прокричал он. - Убирайся! Убирайся прочь!
  
   Зверь начал подпрыгивать, пытаясь достать когтистой лапой до своей жертвы. Но на такую высоту он подпрыгнуть не мог. Столб был более 6 метров в высоту.
   Поначалу Александр скупо обрадовался этому. Где-то внутри теплилась надежда, что зверь устав подпрыгивать оставит его в покое и уйдёт обратно в лес. Но существо не собиралось сдаваться. Грозно рыча, зверь встал на задние лапы, ухватился передними за исцарапанное дерево и начал подниматься, впиваясь острыми когтями в древесину.
   Увиденное повергло парня в ужас. Он посмотрел вниз и увидел оскаленную морду, которая приближалась к нему. Одной рукой Саша продолжал держаться за столб, а второй начал судорожно шарить в кармане куртки, пытаясь найти что-нибудь, что помогло бы ему спастись. Непослушные пальцы нащупали что-то холодное и он вытащил наружу бутылку водки, которую нёс друзьям. Не раздумывая, он запустил ею в карабкающегося монстра. Бутылка со звоном ударилась о морду зверя и разбилась, разлетевшись осколками. Зверь рыкнул, облизнулся и вновь продолжил свой путь наверх.
   До жертвы оставалось всего ничего. Волк взревел и дёрнулся вперёд, взмахнув когтистой лапой. Саша едва успел подтянуть ноги к себе, когда когти выдрали из гладкого столба куски дерева.
   Саша понял, что через мгновение зверь доберётся до него и его жизнь закончиться. Ему ничего не оставалось делать, как только схватиться руками за висящий на верхушке столба провод и повиснуть на нём. Александр знал, что если взяться за провод, по которому проходит ток, рукой и при этом не касаться земли и второго провода, то ничего не случиться.
   К счастью, вес парня не был слишком большим и провод выдержал его. Саша принялся перебирать руками, отползая дальше от столба, по которому карабкался зверь. Шурик быстро двигался и он почувствовал, что спасение близко. Ну не мог же зверь повторить за ним подобный трюк. Это немыслимо.
   Но тут оборотень прыгнул и парень почувствовал жгучую боль в ноге. Ощущение было, будто его изо всех сил дёрнули вниз за ноги. Но он удержался. Руки крепко держались за провод. Саша глянул вниз и обомлел: оборотень повис на нём, уцепившись когтистыми лапами за ноги. Тут же послышался звук, напоминающий щелчок хлыста - это порвался провод. Шурик вместе с повиснувшим волком полетел вниз, а над его головой шипел и извивался, плюя искрами оторванный конец провода.
   Когда он ударился о землю, его правая нога хрустнула. Кость сломалась и её сломанный конец вылез наружу, порвав мясо. Саша заорал от боли. Но его крик прекратили челюсти зверя, которые сомкнулись на его горле, навсегда прекратив мучения.
  
  
  
  
   ***
  
   - Чёрт, ну и где же его носит? - пробормотал Олег. Язык заплетался. Когда Саша ушёл за добавкой, они втроём допили всё пиво. И весь этот коктейль вперемешку с водкой сильно ударил в голову.
   Они развалились в лодке и ждали товарища, любуясь окружающей красотой. Без водки было скучновато.
   - Блин, его тока за смертью посылать! - пожаловался Виталик. - Где его черти носят? Выпить охота ещё.... Ты как, Жорик? Хряпнем ещё по чуть-чуть? Жорик?
   Но Жорик молчал, провалившись в глубокий сон. Его уже ничего не волновало: ни рыбалка, ни поставленная сеть, ни выпивка, ни, облепившие его лицо, комары. Он просто спал.
   Олег с Виталиком посмотрели на спящего приятеля, потом поглядели в сторону горящих окон корпуса, грустно вздохнули и замолчали.
   - Кинул он нас! - первым нарушил молчание Виталик. - Как пить дать кинул!
   - Не-е! - покачал головой Олег. - Шурик не мог. Не такой он человек!
   - Да самый что ни на есть такой! - возразил Виталя. - Он и так нехотя плёлся с нами. А как шанс выдался свалить, так и продёрнул.
   - Не верю.....
   - Друзей предал, гад! - прошипел пьяный ударник. - Ну ничего!
  
   Он немного приподнялся в лодке и погрозил кулаком куда-то вдаль. Но ноги отказывались держать и он снова рухнул в лодку.
   - Всё, блин, накрылась наша рыбалка! Давай лучше спать укладываться, - продолжал он негодовать.
  
   Олег восторженно принял его предложение. Он и сам чертовски устал. Они попытались разбудить Жору, но бесполезно. Тот спал, как убитый. Тогда они поставили стойки на борта лодки и обтянули их сверху брезентом, превратив плавучее средство в удобную палатку. Снаружи, по пьяной лавочке, они решили замаскировать их лагерь и забросали лодку ветками и травой, превратив лодку в насыпь из мусора.
   Проклиная Жору, который растянулся на дне, заняв собой много места, они кое-как пристроились рядом, уперевшись в борта лодки коленями и заснули, убаюканные кваканьем лягушек в озере, редкими всплесками воды и ленивыми позваниями колокольчиков от донок, стоящих вдалеке.
  
  
  
   ***
  
   Было ещё темно. До рассвета оставалось несколько часов. Они спали, провалившись в неспокойный сон, когда к привычной какофонии ночных звуков добавился ещё один. Хлюпающий, чавкающий звук доносился со стороны железной дороги. Будто кто-то пробирался через трясину к их лагерю. Чьи-то осторожные шаги выдавала вода, которая хлюпала при каждом шаге.
   Олег всегда спал очень чутко, а потому он первым услышал этот странный звук и насторожился. Он лежал в лодке и не шевелился. Лишь в темноте поблескивали белки его настороженных глаз. Сам он весь обратился в слух.
   Так и есть: кто-то пробирался по болоту. Вот хлюпанье послышалось чуть левее лодки, затем послышался шорох задетой травы.
   "Точно, кто-то нас решил посетить посреди ночи", - подумал Олег. Сначала он решил, что это вернулся Саша с выпивкой. Наверное мы провалились в сон, а он вернулся. Видно прошло совсем мало времени. Но потом он почувствовал резкий звериный запах. Значит это был не человек.
   Так как места здесь были глухими, Олег не исключал, что их ночной гость мог запросто быть забредшим на озеро медведем или рыскающим в ночи волком. Главное надо было сохранять спокойствие и тишину. Хорошо, что только он один проснулся, а Виталик с Жориком спят, а то бы подняли сейчас шум, закричали. Вот тогда бы было плохо. А так сейчас зверь попьёт водички из озера и уйдёт обратно в лес. Хорошо что ещё додумались замаскировать лодку. Так куча веток и травы не привлечёт внимание животного.
   Осторожные шаги слышались совсем рядом. Зверь подходил прямо к лодке.
   И тут, как назло, пукнул и заворочался Жора, вследствие чего проснулся недовольный Виталик. Он только было открыл рот, чтобы извергнуть страшные ругательства, но Олег бесшумно метнулся к нему и зажал рот ладонью.
   Ничего не понимающий Виталик замычал и попытался вырваться. Но Олег крепко его держал. Когда тот удивлённо уставился на него, вместо ответа Олег лишь кивнул в сторону, где крался зверь. Виталик перевёл удивлённые глаза в ту сторону, куда ему указала приятель и они округлились от ужаса. В свете Луны, падающем на брезент палатки, они увидели силуэт с раскрытой пастью. Они смогли хорошо различить огромные клыки торчащие из неё. Нечто двигалось прямо мимо их лодки.
   Олег только и смог сделать, что приставить указательный палец к губам, призывая Виталика к тишине, а потом убрал ладонь от его лица. Тот лишь испуганно кивнул.
   Тень прошла мимо лодки и шаги начали отдаляться. Но, наверное, Жоре привиделось во сне что-то смешное и он стал громко хохотать во сне.
   У Олега опустилось сердце. Через мгновение, он всё же успел сделать единственно правильную вещь: он выскочил из палатки и, что есть сил толкнул лодку, спихивая её на воду. Он бросил короткий взгляд в сторону зверя и этого было достаточно, чтобы понять: то был ни волк и не медведь. Это было чудовище, кошмар из страшных историй, который стал реальностью.
   Олег уже успел оттолкнуть лодку к воде и она, подняв тучу брызг, закачалась на потревоженной водной глади. Сам он успел вскочить внутрь.
   Но оборотень уже мчался к ним огромными прыжками и, грузно приземлившись на щит у воды, в последний момент он зацепил когтями резиновый борт. Дыра была небольшой, но лодка всё равно была обречена.
   Проснувшийся Жора проснулся и попытался вскочить на ноги, встревоженный вознёй, но пошатнулся и упал, придавив собой замешкавшегося Виталика. Тот завопил не своим голосом.
   - Хватайте вёсла!!!! - прокричал Олег. - Надо грести! Лодка сейчас сдуется.
   Парни не реагировали.
   - Господи, что это??? - прошептал Жора, не отрывая взгляда от островка, по которому метался зверь.
   - Вёсла!! - снова крикнул Олег. - Берите вёсла и гребите!
   Сам он схватил одно весло и начал лихорадочно грести к берегу.
   - Веталь, зажми дыру! - заорал он на приятеля, который вопил не своим голосом, пытаясь выбраться из-под Жоры. - Зажми её, осёл! Потонем!
   Эти слова моментально подействовали на него и он вскочил, дрожащими руками пытаясь заткнуть пробоину, которая со свистом выпускала воздух.
   - Олег, что это? Что это было?
   - Я не знаю. Но это не животное. Это существо из ада!
  
   Лодка всё же спустила довольно много воздуха и теперь её борта обвисли, грозя зачерпнуть воды. Зверь же бешено метался по берегу и рычал. Жертвы всё же успели уйти от него. И тут к нему из зарослей ивняка присоединился второй волк. Они переглянулись и, словно сговорившись, одновременно прыгнули в воду и поплыли за лодкой.
   Увидев это, Виталик бросил пробоину и начал в панике шлёпать по воде руками, пытаясь помочь Олегу грести. Теперь лодка окончательно сдулась и набрала воды. Олег бросил на Виталика злой взгляд, а потом запустил в оборотней веслом.
   - Прыгаем! - крикнул он. - Поплывём к берегу вплавь!
   И он выпрыгнул. Приятели последовали его примеру. Жора плавал плохо и, словно тонущий отъевшийся кот, то и дело скрывался под водой, захлёбываясь. Он и стал первой жертвой чудовищ. Его истошный крик только придал двум оставшимся в живых ребятам сил.
   Однако, как быстро они ни плыли, оборотни плавали быстрее и расстояние между ними стремительно сокращалось. Парни отчётливо слышали хриплое дыхание позади себя и шум, загребаемой сильными лапами, воды. Беглецы находились сейчас примерно на середине озера и глубина здесь достигала пяти метров. Это было как раз то место, где ребята выставили сеть. Об этом как раз и вспомнил Олег, когда почувствовал, что его нога за что-то зацепилась. Он начал отчаянно дёргаться, пытаясь освободиться, но тем самым только сильнее запутывался. Сеть полностью оплела его ступню и не давала продвинуться вперёд. Он бросил заискивающий взгляд на проплывающего мимо Виталика. Тот всё понял без слов и стал подплывать к нему. Но Олег вдруг закричал:
   - Нет! Не подплывай ко мне! Здесь сеть.
   - Я помогу тебе выпутаться! - ответил Виталик, отплёвываясь от воды, который попала в рот.
   - Нет! Ты не сможешь её распутать. Плыви, отсюда! Слышишь? Плыви!
   - Олег, я не могу уплыть. Ведь ты...
   - Я сказал, плыви! Спасайся сам, Веталь! - крикнул на него Олег.
  
   Виталик мешкал. А оборотни подплывали ближе.
   - Плыви, остолоп! - взревел Олег. - Пошёл!
  
   Вода попала ему в рот. Запутавшись в сети, он с трудом оставался на поверхности. Его голова периодически скрывалась под водой, а потом снова оказывалась на поверхности.
   Испуганный Виталик бросил на друга последний взгляд и, что есть сил, поплыл к берегу. А два оборотня неумолимо приближались к барахтающемуся в воде Олегу. Их мокрые и злобные морды торчали над водой, а сильные лапы с острыми когтями размеренно работали под водой. Четыре жёлтых глаза уставились на жертву. Олег замер и весь похолодел. Стиснув зубы, он прошипел:
   - Ну, плывите сюда, твари! Плывите...
   В воде он нащупал сеть и сжал её в руке. Перед тем, как умереть, он хотел забрать порождений ада с собой. Всего метр разделял зверей и человека, запутавшегося в сети, поставленной им же самим. И как только первый волк дёрнулся вперёд, чтобы вцепиться в горло жертве, Олег вскинул перед собой руки, в которых сжимал сеть и накинул часть её на монстра.
   Лапы оборотня попали в ячейки и запутались там. Но в тот же момент второй оборотень подплыл сбоку и распорол ему когтями грудь.
   - Сволочь... - прохрипел Олег и в отчаянии стукнул тварь кулаком в нос.
   Волк взвизгнул, но потом щёлкнул пастью и резко дёрнул головой всторону. Между зубов мелькнула оторванная кисть. Следующая атака была смертельной. Клыки оборотня вцепились в горло жертвы.
   Виталик успел отплыть достаточно далеко от того места, где оставил Олега. Но силы его были на исходе. В панике он махал руками, поднимая тучу брызг. Он хрипел, воздуха не хватало. Вода постоянно попадала ему в рот, заставляя кашлять. Но когда он услышал леденящий душу крик Олега, он словно забыл о своей усталости и с новыми силами поплыл вперёд.
   Он решил обернуться, хотя так боялся этого. Боялся увидеть, что чудовища совсем рядом, что их пасти раскрыты и они вот-вот его схватят. Но он обернулся. Оборотни перестали преследовать его. Они остановились, и Виталик отчётливо увидел, как один волк помогает другому выпутаться из накинутой на него сети.
   Он снова продолжил свой путь. Его ноги стали касаться дна. До берега оставалось всего несколько метров. Он чувствовал, что он спасён. Но когда посмотрел на берег, парень увидел, как из леса на пляж вышел ещё один оборотень. Этот был значительно крупнее тех, что напали на них на островке. Его шкура была чёрной, а не бурой как у тех.
   Виталик остановился и завопил. Он стал звать на помощь. Но его никто не слышал. Волк подошёл к воде и, как брезгливо, нехотя, опустил в неё лапу. Но тут же её отдёрнул. Видимо вода для него оказалась слишком холодной.
   - Пошёл прочь! Убирайся, скотина! - Виталик заплакал от бессилия и из глаз его покатились слёзы, которые перемешивались с водой из озера. - Уходи! Уходи.. Пожалуйста....
   Волк глухо зарычал и прыгнул в воду. Ему надоело играть, нужно было как можно скорее завершить начатое.
   Виталик развернулся и поплыл обратно на середину озера. Он увидел, как те два зверя, что возились с сетью, наконец-то справились с помехой, и теперь устремились к нему. Сзади его тоже настигал волк. Тогда паренёк набрал побольше воздуха в лёгкие и нырнул, припав ко дну. Открыв в воде глаза, он посмотрел вверх и в лунном свете увидел большую тень, проплывающую над его головой. Он лежал на дне до тех пор, пока грудь не заболела от недостатка кислорода, а в глазах не начали вырастать радужные круги. Тогда Виталик оттолкнулся от дна и выскочил на поверхность, жадно хватая ртом воздух. В тот же миг, он увидел как большой чёрный волк, который вовсе не уплыл, а просто кружил рядом, рванулся к нему с молниеносной быстротой. Парень завизжал и попытался плыть к берегу, но было уже слишком поздно. Оборотень раскрыл пасть, а потом нырнул под воду и исчез в чёрной глади.
   Виталик затравленно озирался по сторонам, пытаясь отыскать зверя. Но видел только двух других, которые были ещё далеко. Он только хотел было направиться к берегу, как почувствовал, что нечто коснулось его ступни, а потом ощутил страшный удар в живот, от которого его подбросило над водой. У него перехватило дыхание. Он подлетел высоко вверх, а когда начал падать вниз, то успел заметить широко раскрытую пасть с торчащими клыками. В следующий миг его поясница попала между челюстей и те сомкнулись с устрашающей силой, переламывая позвонки. Он даже не успел вскрикнуть. А несколько мгновений спустя, части его разорванного тела опускались на дно озера, становясь шикарным пиром для его обитателей.
  
   Когда волки вылезли на берег и встряхнулись, размётывая вокруг себя тучу брызг, над озером раздался протяжный вой. Звери вновь разделились.....
  
  
   ***
  
   Утомлённые долгими рассказами и вином, верные рыцари Сэра Радуги начали громко зевать. Их неумолимо тянуло в сон. Многие уже попадали на постеленные прямо на земле одеяла и теперь сотрясали ночную тишину, нарушаемую лишь треском костра, богатырским храпом.
   Их оружие - деревянные мечи и секиры, мирно покоились рядом. Настоящие воины никогда не расстаются со своим оружием. Вино уже давно закончилось, а запечённое на углях мясо съедено. Парни утомились и хотели спать. И через какое-то время все спокойно почивали на одеялах, напрочь позабыв про свою миссию. Покой мирных граждан теперь находился в их собственных руках.
   Все спали и на их лицах продолжали плясать отблески догораемого костра. Все спали и ни один из них не видел здоровенного волка, крадущегося через их лагерь....
  
  
   ***
  
   Волк прошёл мимо спящих людей, совершенно не обратив на них внимания, и двинулся в темноту. В ту сторону, где находился жилой корпус.
   Его глаза были безжизненно устремлены вперёд и совершенно ничего не выражали, а из незакрывающейся пасти торчали пожелтевшие клыки.
   "Ну, ничего! Теперь-то я повеселюсь над вами!", - думал мозг, под волчьей шкурой. - "А особенно над тобой, Санёк. Ведь ты у нас такой бесстрашный. В нечистую силу не веришь. Посмотрим, как ты после такого запоёшь. Как ты повизжишь от страха....."
   Из-под шкуры послышалось злорадное хихиканье. Это смеялся Сэр Радуга, одетый в шкуру поверженного им самим, ещё когда он с отцом ездил охотиться в Сибирь, волка. Волк был здоровенным и поэтому "одёжа" пришлась Антону впору. Он сшил себе из неё некое подобие маскарадного костюма, в котором частенько пугал девчонок в деревне. Сейчас он был решительно настроен пробраться в этом облачении в корпус и навести там страху на студентов.
   С этими развесёлыми мыслями он бежал на карачках по лесу. По его задумке, ему предстояло незаметно пробраться в корпус, а потом тихо подползти к какому-нибудь окну и начать ломиться в него с рычанием. Переполох, который, как он планировал, должен был подняться посреди ночи, обещал быть более, чем просто грандиозным.
   Антон ещё раз улыбнулся своей изобретательности и продолжил нелёгкий путь, так как передвигаться в костюме волка на четырёх лапах, как волк, было занятие не из простых, особенно для него с его грузным телосложением.
  
   Наконец, он добрался до своей цели. Пригнувшись, искусно изображая волка, Сэр Радуга подполз к окну и уже хотел было заглянуть в него, как вдруг, услышал шорох позади себя. Он резко развернулся и уставился на идущую к нему тень сквозь проделанные для глаз отверстия в шкуре.
   К нему неторопливо и беспечно шёл здоровенный мохнатый зверь. У Антона всё похолодело внутри. Всё, что начиналось как шутка, перерастало в большие неприятности. Он судорожно сглотнул.
   Зверь подошёл к нему, а потом Сэр Радуга чуть было не потерял рассудок:
   - Эй, Шкет, это ты что ли? - человеческим голосом сказал оборотень.
   Антон не поверил в то, что он услышал и мотнул головой.
   - А, Серый, не признал тебя поначалу... эк тебя распёрло от свежего мяса! - потом оборотень подошёл ближе и обнюхал Антона. - А чего это от тебя так пасёт, словно от кучи навоза? Ты где лазил?
   Сэр Радуга был на грани нервного срыва. Он завизжал и на четырёх лапах бросился прочь.
   - Придурок, не ори так громко! - зашипел на него Коха. Он было дёрнулся за ним, но потом решил, что не стоит. Антон уже скрылся среди деревьев. - Больной ублюдок!
   И зверь повернул косматую голову в сторону здания...
  
  
  
   ***
  
   Антон вихрем ворвался в свой уснувший лагерь и, не снимая шкуры, а лишь откинув её с головы, схватил свой верный меч и принялся носиться по поляне, расталкивая своих бойцов.
   - Подымайтесь, братцы! Беда!!!! - вопил он, тормоша спящих, которые просыпались и тут же в ужасе шарахались всторону при виде огромного волка с человечьей головой и мечом в руке. Но потом узнавали в этом существе своего командира и успокаивались.
   - Что стряслось, милейший? - поинтересовался один.
   - На меня напали! - тараторил Антон.
   - Кто? - удивился второй, оглядываясь вокруг. - Я никого не вижу....
   - Они в лесу!!!! - Сэр Радуга метался между проснувшихся парней, потрясая мечом.
   - Кто в лесу? - растерянно спросил светловолосый парнишка с деревянной секирой.
   - Нечистые! - вытаращив глаза, кричал Антон. Взгляд его был направлен в гущу деревьев.- Исчадья ада!!! Я видел их. Видел своими глазами. Они...
  
   Но договорить Сэр Радуга не успел. На поляну, освещенную тусклым светом от догорающего костра, выскочили два косматых зверя. Оторопевшие воины застыли. А, оборотни, тем временем, бросились в их сторону.
   - К бою!!!!! - прогремел над лагерем приказ Радуги.
  
   Он был первым, кто отважно бросился на врагов, замахиваясь мечом. Все остальные последовали его примеру. На поляне закипела настоящая битва. Нет, не битва... Резня, в ходе которой нещадно гибли люди.
   Зверь увернулся от удара мечом и прыгнул всторону. Второй же, наоборот, кинулся вперёд. В прыжке его лапа взмыла вверх и резко опустилась на лицо одного из бойцов. С дикими воплями тот повалился на землю и затих. Антон яростно наступал, размахивая оружием. Пусть оно было деревянным, но достаточно тяжёлым, чтобы проломить голову чудищу. Он теснил оборотня к кривой берёзе. Зверь уворачивался от ударов и выпадов, но продолжал отступать. Он скалился и огрызался, но нападать не решался.
   Второй зверь носился по поляне с быстротой молнии и, словно мясник, кромсал людей. Лапа без устали взмывала в воздухе и опускалась на головы, разрывая плоть, а челюсти щёлкали, перегрызая кости.
   Уже четверо из восьми бойцов лежало на земле в луже собственной крови. Зверь умело расправлялся со своими слабозащищёнными жертвами. Тенью он носился по лагерю и убивал одного за другим. Он ловко уходил от ударов секир, подпрыгивая и отталкиваясь лапами от деревьев с чудовищной быстротой оказывался за спиной жертв.
   Антон продолжал теснить рычащего оборотня к дереву. Загнав тварь в угол, он намеревался произвести решающий удар. За спиной Радуга слышал крики и вопли умирающих товарищей, которые были не столь умелы, по сравнению с Антоном. Это придавало ему злобы и сил. И он всё быстрее и мощнее атаковал противника.
   Вдруг вскрикнул и захрипел последний из его воинов - светловолосый парнишка. Выронив из ослабевших рук секиру, он повалился прямо в костёр, захлёбываясь собственной кровью, которая хлестала из разорванной шеи.
   Но вот, Радуга, наконец загнал тварь в ловушку и та, уперевшись телом в гладкий ствол, испуганно оглянулась. Отступать было некуда. Оборотень, сверкнув глазами, приготовился к прыжку. Радуга, почувствовав скорую победу, последний раз взмахнул мечом и развернул оружие боком, намереваясь снести волку голову. Он отвёл руку для удара назад и сделал выпад.
   В этот момент оборотень пригнулся, а затем прыгнул, целясь клыками в шею. Но Антон никогда не был бы победителем в турнирах, если бы не принял во внимание такой поворот событий. Он отпрянул всторону и рубанул пролетавшего мимо него оборотня по загривку. От сильного и отработанного удара, волк взвизгнул и упал на землю. Но он был ещё жив. Тряхнув раненной головой, он вскочил на лапы и приготовился атаковать вновь. Однако, мощный удар сверху вниз прекратил его жизнь.
   Меч со свистом рассёк ночной воздух и опустился на голову зверя. Лопнул череп и во все стороны брызнули мозги. Чудище дёрнулось пару раз и затихло. Тяжело дыша, над ним стоял Сэр Радуга и с восхищённым видом смотрел на свой Трипамадор.
   - Ну надо же.... Как его зашибло! - восхитился он.
  
   Потом он посмотрел на поверженного врага, и его чуть не стошнило. Прямо перед ним лежал голый смуглый парень с развороченной головой. На его теле росла густая тёмная шерсть, которая очень быстро исчезала, вростая обратно в кожу. Антон не верил своим глазам. Этот миг, когда он отвлёкся, стал для него роковым...
   Второй оборотень предательски напал со спины и его мощные челюсти сомкнулись на шее недавнего победителя. Послышался хруст позвонков и глаза толкиниста навсегда застыли, приняв удивлённое выражение. Он не успел даже почувствовать боли, как его душа поднялась над угрюмыми деревьями и исчезла в небе.
   И снова победный вой раздался в лесу.
  
  
  
   ***
  
   Никита с Дашей покинули комнату, в которой проходила попойка и вышли на улицу. Мысль о том, чтобы уединиться и, как можно, скорее задвинула все остальные мысли на задний план. Сейчас им хотелось лишь одного - поскорее слиться друг с другом.
   В лицо дунул прохладный ночной ветерок, ласково потрепав волосы влюблённых. Они сошли с крыльца пансионата и Никита, прижав Дашу спиной к стене, начал её целовать. Жадно и неистово.
   - Нет, Никитка... не тут. - слегка противилась девушка. Она с трудом сдерживала напор парня, который проникал языком ей в рот. - Никита... Никита, нас тут увидят.
   - А где ты хочешь? - он на миг оторвался от её губ.
   - Ну.. Я не знаю. Давай отойдём подальше.
  
   Он отстранился от неё, посмотрел в её горящие глаза и, взяв за руку, потащил всторону леса.
   - Никита, там темно! - упиралась Даша. - Мне страшно.
   - Не бойся, Киска! Со мной тебя никто не обидит... - и он улыбнулся.
  
   Они отошли достаточно далеко от здания. Туда, где начинался лес. Пьянящая тишина окутала их, а бледный свет Луны создавал романтичное настроение.
   Никита прижал Дашу к дереву спиной и, продолжая целовать, задрал её юбочку. Его ладонь нащупала тонкую полоску трусиков, которые бесстыже намокли. Нетерпеливо сдвинув их всторону, он ощутил тепло её влажной киски, покрытой жёсткими волосиками.
   Даша застонала и посильнее прижалась к нему всем телом. Когда же он вошёл в неё, она резко вздрогнула, а потом их тела задвигались в одном ритме.
   Когда над лесом, в ночной тишине пронёсся протяжный вой, девушка вздрогнула и всё её тело покрылось мурашками.
   - Что это было? - её голос был сбивчивым. От услышанного настроение продолжить заниматься сексом улетучилось. Но Никита не отвлекался от процесса. Он будто не услышал этот вой. Сильными толчками он продолжал входить в неё. - Никит, подожди! Ты слышал это?
   - Слышал что? - тяжело дыша произнёс он. Но над лесом снова повисла тишина.
   Но Даша уже не могла расслабиться. Она отчётливо слышала этот вой. Была ночь, они одни в лесу, а ведь где-то рядом могли быть дикие звери. Она попыталась оттолкнуть Никиту, но он был слишком увлечён и не отреагировал. Она успела мельком подумать, что всё это становиться похоже на изнасилование. Она отчётливо представила себе, что это именно так и происходит. Её партнёр словно не видел её и просто пользовался ею. Её это так сильно возмутила, что она решила ущипнуть его за спину. Может быть хоть это остановит его.
   Её рука потянулась к нему и когда пальчики коснулись его спины, Даша почувствовала, что тело Никиты вдруг покрылось чем-то жёстким. Резко запахло каким-то животным.
   А когда она пригляделась к нему, то увидела, как всё тело её любимого стремительно покрывается тёмной шерстью. В лунном свете она блестела, и было видно, как волоски пробиваются сквозь кожу.
   Её охватила паника. Она заколотила кулачками по голове Никиты. И только тогда он словно вернулся в реальность. Словно до этого он был в каком-то другом мире.
   - Дашка, ты чего??? - удивлённо крикнул он, уворачиваясь от ударов.
   - Уйди от меня! - вопила она, бившись в истерике. - Слышишь, уйди!
   Она посмотрела на его руки. Они начали вытягиваться, превращаясь в когти. От этого зрелища она завизжала.
   - Что случилось???? - недоумевал он.
  
   Даша только ткнула пальцем на него. Всё её тело сотрясала дрожь. Когда Никита обернулся через плечо, он всё понял. Он понял, что её так испугало. И внутри у него всё похолодело. Он виновато посмотрел на девушку, но та закрыла глаза и вопила. Всё, что он смог сделать, это развернуться и броситься прочь. И он побежал.
   Он бежал, не зная, куда бежит. Всё равно куда. За спиной он слышал отчаянный вопль Даши, которая билась в истерике. Разум покинул её.
   Ещё сидя в номере, попивая вино, он замечал за собой, что руки его начинают покрываться шерстью, и ему приходилось их прятать под столом. Но тогда он справился с превращением, он пересилил себя. Но поддавшись страсти с любимой, превращение взяло вверх.
   Он бежал. Мимо мелькали деревья, а он нёсся, ломаю кусты. Всё его тело уже покрылось шерстью, руки вытянулись, превратившись в когтистые лапы. Глаза стали жёлтыми и звериные зрачки горели огнём. Теперь начали претерпевать изменения ноги. Он почувствовал, как подогнулись колени, и Никита рухнул на землю, несколько раз перевернувшись через голову. Он ударился головой об корень дерева и перед глазами поплыли круги. А спустя всего несколько мгновений, на земле стоял косматый зверь. И его вела вперёд звериная сущность.
   Он побежал к пансионату. Там его уже ждали.
  
  
  
   ГЛАВА 28.
  
  
   Невозмутимый Стероид зашёл в свою комнату. Не спеша переоделся, облачившись в тренировочный костюм, повязал на голову бандану, украшенную черепами, воткнул в уши наушники от плейера, в которых на всю катушку гремел тяжёлый рок, и, подхватив спортивную сумку, широким шагом направился в подвал здания, где находился тренажёрный зал.
   Особых проблем с тем, чтобы попасть в качалку посреди ночи, у него не возникло. Спортзал никто не охранял, а тонкая металлическая решётка, заменявшая дверь, не представляла собой преграду для Стероида. Поднатужившись, он раздвинул прутья и проник внутрь.
   Зал был небольшим, не более пяти метров в длину и столько же в ширину, но Мишу устраивало и это. Главное, чтобы железо было, а уж где тренироваться - это неважно.
   Он включил свет, совершенно не переживая за то, что его могут обнаружить, и, бросив сумку на деревянную лавку, извлёк из неё пластиковую бутылку, наполненную густой жидкостью кофейного цвета. Он вообще ничего не боялся и вёл довольно спокойный и размеренный образ жизни, без суеты и напрасной траты нервов. Он наслаждался жизнью в её проявлении относительно его самого. Всё делал вальяжно и не спеша. И никогда ни о чём не задумывался.
   - Пора принимать дозу! - сказал он самому себе и, взболтав бутылку, приник к её горлышку.
   Удовлетворённо рыгнув, он отложил сосуд всторону и прогремел:
   - Ну вот! Теперь я готов.
  
   Довольным взглядом он окинул помещение, сплошь уставленное тренажёрами и, подхватив с пола пару увесистых гантелей, начал качать бицепсы.
  
  
   ***
  
   Оборотни собрались у входа в здание и теперь сидели, ожидая прихода товарища. Никита не заставил себя долго ждать и вскоре примкнул к ним. Он выбежал из леса и, не понимая, что делает, направился туда, где его уже ждали. Словно неведомая сила влекла его к ним и он не мог противостоять ей.
   Новость о смерти Сергея, которую ему сообщил Стас, не слишком расстроила Коху. Он не сильно переживал по этому поводу. Что ж, если он оказался не достаточно быстрым и ловким, то это лишь его проблемы. Естественный отбор, который царил в животном мире.
   Никита по очереди обнюхал каждого из сородичей, а потом подошёл к чёрному волку и вопросительно уставился на него. Коха посмотрел ему в глаза и увидел в них страх, который прятался за животной личиной. Раньше, когда они совершали совместные вылазки по ночам и Никита присутствовал при этом, он убивал без угрызений совести. Но то были совершенно незнакомые ему люди. Сейчас же всё было по-другому...
   - Ты готов? - холодно спросил его Коха, не отводя от Никиты своего немигающего взгляда.
   Тот лишь тупо кивнул.
   - Отлично! Тогда это будет твоим настоящим боевым крещением. Ты должен будешь убить всех тех, кто так гнусно насмехался над тобой всё это время. Ты должен отомстить за обиды. Понял?
   Волк вновь кивнул.
   - Мы разделимся, - продолжил Андрей. - Чтобы никто не смог уйти из здания. Ты, Шкет и ты, Никита, берите на себя верхние этажи и гоните их вниз, а уж я то сумею о них позаботиться. Только всё нужно сделать предельно быстро.
  
   Бесшумными тенями они скользнули внутрь здания...
  
  
   ***
  
   Стероид как раз закончил очередной подход на трицепсы и теперь, сняв майку, стоял перед зеркалом, рассматривая свои раздувшиеся ручищи. Он попозировал и так и эдак, напрягая мускулы. Из наушников по-прежнему громыхала тяжёлая музыка.
   Оставшись удовлетворённым результатом своего нелёгкого труда, он хотел было продолжить тренировку, но вдруг боковым зрением заметил какое-то движение позади себя.
   Миша резко обернулся и охнул. Через раздвинутые прутья решётки высунулась косматая голова зверя. Спустя мгновение всё его тело, покрытое чёрной шерстью, протиснулось через брешь и оказалось внутри.
   Стероид отскочил в угол зала, а оборотень медленно приближался к нему. Оправившись от шока, Миша схватил с пола десятикилограммовый блин и поднял его над головой.
   - А ну, вали отсюда, уродина! - прорычал он, отводя руки для броска. В следующий миг, блин, запущенный сильной рукой, стремительно полетел в чудовище.
   Оборотень даже не удосужился увернуться от летящего в него блина, а лишь, щёлкнув пастью, поймал блин на лету. Было видно, как челюсти его напряглись, и зверь перекусил его пополам.
   У Стероида встали дыбом волосы. Но совладав со своим страхом, он подхватил со стоек железный гриф и встал с ним в боевую стойку, будто держал не штангу, а меч.
   - Ну-ка, тварь, иди сюда! - оскалился он.
   Волк глухо зарычал, оскалил зубы и двинулся на свою жертву. Миша отступал, не выпуская гриф из рук и не сводя глаз со зверя. Он пятился до тех пор, пока не упёрся спиной в стену. Дальше отступать было некуда.
   - Давай, давай, сволота! - крикнул он и, подавшись вперёд, с размаху ударил оборотня по морде. Но зверь в последнюю секунду нагнулся и снаряд прошёл над головой. Гриф со всего размаху стукнулся об бетонную стену. Удар отпружинился и боль пронзила предплечья.
   Стероид громко застонал от боли и выронил гриф. А через мгновение волк прыгнул на него, ударив лапами в широкую грудь. Миша повалился на пол. На обнажённом теле остались глубокие кровоточащие раны от когтей. Поддавшись накатившему на него ужасу, Стероид пополз к выходу, цепляясь руками за пол. Челюсти зверя сомкнулись на ноге культуриста. Послышался хруст перекусываемой кости и ступня отделилась от тела.
   Миша взревел от боли. Смерть уже касалась его своими ледяными руками, но он продолжал ползти. Стероид уже ощущал её за спиной. Он обернулся и увидел стоящую над собой высокую сгорбленную фигуру в длинном чёрном одеянии. Из-под накинутого на голову капюшона на него смотрели красные огоньки глаз. И от них веяло холодом. Внезапно фигура задрожала и превратилась в огромного чёрного зверя, который навис над парнем.
   Это придало ему сил. Вперившись взглядом в раздвинутые прутья решётки и превозмогая боль, он полз к ней.
   Зверь снисходительно посмотрел на корчащегося в муках человека и одним резким ударом когтистой лапы прекратил его страдания.
  
  
  
   ***
  
   Если кто-то из студентов, живших в тот день в номерах здания на берегу Голубого озера, и не верил в конец света и в вероятность ада на земле, то в ту злосчастную ночь в это поверили все. Ведь то, что творилось в жилом корпусе, можно было справедливо назвать адом.
   Этажи наполнились криками и визгами людей, хрипами и стонами, отдельными обрывками фраз и звериным рычанием. Студенты в панике бежали кто-куда, ища спасения от безжалостных чудовищ, которые носились по коридору, планомерно убивая людей.
  
   Звери напали неожиданно. Их появление вмиг разбудило всех учащихся и они, не успев толком одеться, повыскакивали из своих номеров. Среди всей этой кутерьмы бегала взлохмаченная Ксения, в пижаме и пушистых тапочках в виде собачек. С головы её набекрень свисал ночной колпак. Девушка летела по коридору в сторону лестницы. Но вдруг на пути у неё возник здоровенный волк. Она резко развернулась и с завидной прытью устремилась обратно вглубь коридора.
   Но тут какой-то парень, обгоняя Ксению, сбил её с ног и, даже не обернувшись, убежал вперёд. Пока она лежала, по ней успели пробежать ещё несколько человек. Она уже хотела было подняться на ноги, как сильные челюсти схватили её за ворот пижамы и отшвырнули с пути. Пролетев, словно пушечное ядро, Ксюша выбила собой дверь и кубарем вкатилась в номер.
   Это был номер Даши. Девушка сидела на кровати, забившись в угол. Глаза её были заплаканы, а в руках она сжимала наполовину пустую бутылку водки. По всему было понятно, что она сильно пьяна. Видимо после того, как произошёл инцидент с Никитой, Даша решила забыться, прибегнув к помощи спиртного.
   - Ч-ч-то, такое...? - заплетающимся языком проговорила Даша, уставившись на Ксению, распластавшуюся на полу. - Что ты делаешь у меня в комнате?
   - Не время, пить, подруга! - взвизгнула Ксюша. - Бежим!
   - Куда.....? - Даша явно пребывала в прострации и не понимала, что происходит вокруг.
   - На нас напали, - крикнула Ксения, вскакивая на ноги.
   - Кто?
   Не успела она спросить, как мимо дверного проёма промчалось лохматое существо. Оно на ходу сбило с ног убегающего парня и быстрым движением вспороло ему горло.
   От увиденного хмель моментально вылетел из головы девушки и она истошно завизжала. Ей вдруг захотелось куда-нибудь спрятаться, исчезнуть из этого кошмара и она нашла лишь один единственный выход - просто закрыв глаза руками.
   Внезапно повисла тишина, лишь вдалеке ещё слышались крики и топот ног. Даша потихоньку открыла глаза и то, что она увидела, заставило её потерять дар речи. Перед ней стоял обнажённый Никита, весь в крови. Его тело покрывала бурая шерсть, которая постепенно исчезала. Из приоткрытого рта текла струйка крови. Не его крови. Никита шагнул к ней, протягивая окровавленные руки.
   - Не-ет! - взвизгнула она и заметалась на кровати. - Не подходи ко мне! Не подходи!!!
   Ксения, наблюдавшая за всем этим с открытым ртом, испуганно хлопала глазами, переводя взгляд с Никиты на Дашу и обратно.
   - Дашенька, это же я, - тихо сказал он, подходя к ней. - Это я! Ты не узнаёшь меня?
   - Не подходи ко мне, урод! - билась в истерике девушка.
   - Дашка, это же я - Никита! Я не сделаю тебе ничего плохого.
  
   Он попытался взять её за руку, но она отдёрнула руку, словно это был не человек, а ядовитая змея, и сжалась в комок.
   - Я могу всё это объяснить, Дашка.... - пролепетал Никита. - Пойми, я не хотел этого. Это всё Коха...
   Ксения наконец-то опомнилась, вскочила на ноги и стремительно рванулась в коридор, огибая, стоящего на её пути Никиту. Она успела выскочить из комнаты и пробежать несколько метров, но огромная тень вдруг накрыла её собой и в тот же миг послышался её душераздирающий крик. Ночной колпак отлетел всторону, пижама окрасилась в алый цвет, а синие глаза безжизненно застыли, навсегда унося с собой весь пережитый ужас в другой мир.
   Через мгновение в комнату влетел чёрный волк и остановился, удивлённо глядя на голого Никиту и бьющуюся в истерике Дашу.
   - Что ты медлишь? Убей её! - зарычал он.
   - Я.. не.. подожди, Коха, - испуганно пролепетал парень.
   - Нет времени ждать, - оборвал его оборотень. - Скоро сюда нагрянут мусора, а нам надо ещё добить сбежавших. Закругляйся!
   - Я... я не могу этого сделать. Она моя подруга. Пусть она живёт. - взмолился Никита. - Она всё равно никому ничего не расскажет. Правда, малыш?
   Он вопросительно посмотрел на неё, но она лишь тихонько скулила, уткнув голову в колени. Казалось, что разум покинул её.
   - Если ты этого не сделаешь, это сделаю я - рыкнул Коха и двинулся к девушке.
   - Стой! - крикнул Никита.
   - Все должны умереть. Все без исключения. - холодно произнёс оборотень, приближаясь к Даше.
   - Коха, нет! - взмолился тот, кого многие продолжали называть Труша.
   Но было поздно. Зверь спружинился и прыгнул, выбросив вперёд когтистую лапу. Никита бросился к ней и упал на Дашу, закрывая её своим телом. В следующее мгновение он вскрикнул и повалился на пол с разодранной спиной. Из ужасных глубоких ран потекла тёмная кровь.
   За окном послышался вой милицейских сирен - это подъезжали к корпусу бойцы спецотряда, вызванные кем-то из уцелевших студентов. Ребята из СОБРа выскакивали из машин, бряцая автоматами, и окружали здание.
   Промахнувшись, Коха уже не успел расправиться с Дашей. Он бросился в коридор, спасаясь бегством. Вылетая из комнаты, он наткнулся на неподвижно стоявшего в коридоре Шкета. Тот округлившимися глазами смотрел на него, и Коха понял, что Стас всё видел, что произошло в комнате. Но это его сейчас не заботило. Клацнув зубами, он прорычал:
   - Сваливаем, Шкет, коли шкура дорога!
  
   И два оборотня рванулись к выходу. Пробежав мимо, опешивших бойцов СОБРа, которые даже не успели ничего сообразить, они помчались в лес, где темнота, уже немного растворённая близившимся рассветом, скрыла их.
  
  
   ***
  
   - Никитка, хороший мой, только не умирай. Прошу тебя! - Даша склонилась над тяжело хрипящим парнем и плакала.
   Он закашлялся и изо рта потекла кровь, стекая по груди на розовый халат девушки. На сером лице блестел пот. Глаза бесцельно блуждали по комнате. Он задыхался. Ему хотелось вдохнуть в лёгкие хоть немного воздуха, но не мог. Ему хотел вырваться, побежать, на него вдруг накатила тревога, паника... но встать у него не было сил. Он в бессилии сучил ногами по полу.
   - Прошу тебя, милый, не оставляй меня! - навзрыд закричала Даша. - Не умирай! Слышишь, не умирай!.....
   Блуждающий, отрешённый взгляд Никиты на какой-то миг остановился на ней. Он посмотрел прямо ей в глаза, слабо улыбнулся, потом громко засипел и.... затих. Затих навсегда.
  
   За окном послышались выкрики спецназовцев, топот сапог. Они вошли внутрь здания, усеянного растерзанными трупами, и теперь прочёсывали его в посиках уцелевших.
   Наступал рассвет. Наступал новый день, который Никите и ещё многим парням и девчонкам увидеть было уже не суждено никогда.
   Эта ночь ещё долго снилась Даше, когда она пыталась уснуть на жёсткой койке психиатрической лечебницы. Она всё ещё слышала эти крики. Они звучали у неё в голове.
  
  
  
  
   ГЛАВА 29.
  
   День, выдавшийся дождливым, завершался. В городе зажигались фонари, и машины с включенными фарами всё реже и реже попадались навстречу.
   Дождь хлестал, как из ведра, ударяясь в лобовое стекло новенькой девятки цвета ночной бриз. Дворники едва успевали справляться с потоками воды. Леха ехал по Ленинградскому шоссе в сторону области. Туда, где жил его друг и криминальный авторитет по кличке Барон. Роман Баронов, так было настоящее его имя, жил в загородном коттедже в пятидесяти километрах от Москвы. В шикарном кирпичном доме, за высоким бетонным забором, построенном на воровские деньги, по периметру которого была выставлена охрана, часто собиралась братва, чтобы обсудить новые дела или отпраздновать только что законченные.
   Всего несколько часов назад, на сотовый Лёхе позвонил парень, который среди братвы получил погоняло Ушастый. Ушастый был юрким, невысоким пареньком лет восемнадцати. И братва ценила его за то, что он умел оказаться, как говориться в нужном месте, в нужное время и разузнать всё, что было необходимо. Он был почётным информатором. Незаметно для конкурентов, ему мастерски удавалось "развесить" свои уши и добыть полезные сведения.
   - Здорово, Витамин! - поприветствовал Лёху Ушастый. - Помнишь, ты просил меня на днях разузнать про одного лоха, Коха, кажись его кличут?
   - Ну? - насторожился Витамин.
   - Так вот записывай....
  
   Лёха утопил педаль газа в пол и машина рванула вперёд.
  
   Девятка подъехала к железным глухим воротам. Перед въездом стояло 4 охранника. Все вооружены. Лёха открыл окошко и поприветствовал их. Охранники открыли ворота и Витамин въехал на территорию поместья.
   Когда он припарковал машину и вышел на улицу, к нему подошли двое здоровенных парней с наушниками в ушах.
   - Босс, прибыл Витамин! - сказал один из них по рации. Потом он утвердительно кивнул. - Привет, Лёха! Извини, обычная процедура.
   - Не вопрос, Толян! - Витамин поднял руки встороны и охранники обыскали его сверху донизу.
   И только после этого его пригласили подняться на крыльцо.
  
   Дверь открыл сам Роман. Леха не видел его примерно полгода и теперь заметил, что тот слегка осунулся. На узком лице прибавилось морщин, а под зелёными глазами образовались тёмные круги. Во взгляде невозможно было прочесть ничего. И это настораживало. Словно холодная непроницаемая стена. Авторитет был одет в тёмные брюки и бордовую рубашку с галстуком. Правое запястье украшал толстый золотой браслет, а на безымянном пальце левой руки красовалось обручальное кольцо с бриллиантом, которое он не снимал с того времени, как развёлся с женой. Он был невысокого роста, крепко сбитый, с начинавшими выпадать волосами.
   На вид Роману было около пятидесяти. На самом же деле его настоящий возраст не знал никто. На лице авторитета навсегда наложило отпечаток тяжёлое прошлое, когда власть, которую он имел сейчас, приходилось завоёвывать. Прошлое, которое навсегда останется с ним.
   - Здравствуй, Алексей! - произнёс Барон ровным звучным голосом. Его голос был властным, но в то же время ровным и спокойным. Голос человека привыкшего к повелеванию.
   - Здравствуйте, Роман Дмитриевич! - ответил Витамин, разглядывая авторитета и отмечая те изменения, которые легли на его лице. Видимо в последнее время Барин мучался бессонницей.
   - Сколько лет, сколько зим... - протянул Роман. - Давненько тебя не видел. Где пропадал?
   - Дела были... - несколько смущённо сказал Лёха, выдерживая испытывающий взгляд проницательных глаз. Тот словно рентгеном исследовал Лёху.
   - Ах, дела... будь они не ладны... - пожаловался авторитет. - Что ж, это я старый держу тебя в дверях? Проходи, Лёша, в дом. Устал, поди, с дороги? А братва тебя уже дожидается. Разговор есть...
   Витамин шагнул через порог и очутился внутри дома. Он снял в прихожей куртку и повесил её на вешалку, рядом с которой стояло двое охранников, дежуривших на входе. Роман провёл его знакомым путём через длинный коридор в гостиную.
   Просторный зал, в середине которого стоял широкий овальный стол, был обставлен по высшему классу: на стенах висели дорогие редкие картины и гобелены ручной работы, под высоким потолком висела хрустальная люстра, а вдоль стен висели позолоченные канделябры со свечами. В дальнем углу комнаты горел, потрескивая поленьями, большой камин. В комнате было тепло и уютно, особенно после сырости на улице.
   Лёха шагнул в гостиную и увидел, что за накрытым блюдами столом сидит несколько человек. Все крепко сложенные, на лицах читалось упрямство и воля. Их глаза были устремлены на Лёху.
   - А вот к нам и Алексей пожаловал, - проговорил Роман, усаживаясь за стол.
   -Привет, братва! - поздоровался Витамин.
   - Ты присаживайся, Лёша! В ногах правды нет.... - пригласил Барон.
  
   Лёха невольно вспомнил фразу, которую как-то слышал от одного знакомого: "В заднице тоже..." Он хотел было даже улыбнуться, но сдержался. Это было здесь ни к чему. Он сел.
   - Угощайся! - сказал Роман.
   - Спасибо! - тихо ответил Витамин.
   Пока Лёха накладывал себе в тарелку еду и наливал вино в бокал, за ним молча наблюдали два десятка пар глаз. В зале на несколько мгновений повисла тяжёлая тишина. Но потом её нарушил Барон.
   - Ну и что же ты нам скажешь, Алексей?
   - Да я вот и приехал к Вам, чтобы поговорить..... - тихо ответил Лёха.
   -Ну так и говори. Думается мне, что тебе есть что сказать, - Роман сверлил его зелёными глазами. И Витамин чувствовал себя, как под прицелом. - Вот и братва сегодня собралась, послушать тебя.
   Алексей обвёл мрачным взглядом сидящих за столом, которые молча глядели на него, прервав трапезу.
   - Ты Лёшенька, знаешь, что мы все услышать от тебя хотим, - продолжил Роман. Лёха молчал. - Смерть за тобой. Ребятки наши из-за тебя погибли. И ребятки хорошие.
   Барон пригубил красного вина из хрустального бокала. Витамин какое-то время молчал. Он обдумывал, что ему сказать.
   - Роман Дмитрич..... - начал Лёха
   - ЧТО РОМАН ДМИТРИЧ???? - взорвался авторитет. Лицо его всё покраснело. Он весь затрясся от негодования. Спокойный голос вмиг стал суровым и властным. Потемневшие от ярости глаза впились в Лёху. - ЧТО РОМАН ДМИТРИЧ????
   Лёха набрал в лёгкие побольше воздуха и собрался с духом, чтобы дать достойный ответ. Он понимал, что в последнее время он наломал дров. Он круто наломал дров. Из-за него погибли люди. Хорошие парни. И что за это ему придётся отвечать. И сейчас каждое неверно сказанное слово могло обернуться для него очень печально. Барон промашек не любил. И наказывал строго.
   - Вы сами знаете, как всё получилось. Ребята за меня пошли....
   - За тебя пошли? За тебя пошли, гадёныш???? - трясясь от гнева, Барон вскочил из-за стола и подскочил к Витамину, сжав кулаки. Лёха не двинулся с места. - Куда пошли-то? На что? Ты во что вляпался, Витамин???? Какого хрена ты тут наворотил??? Ты по что парней наших положил?
   Лёха понимал, что ответ, что они поехали на стрелку к лоху, не относящуюся к делу, Барона приведёт в бешенство. Но как было убедить его, что это был не просто лох. Теперь, когда у Алексея была информация от Ушастого о том, что некто Андрей Лавров, он же Коха, пытался подвинуть воровской мир и подмять под себя сферы влияния группировок, нужно было как-то убедить в этом Романа.
   - В городе есть человек, который пытается устроить передел в криминальном мире, - сказал Лёха. - Именно с ним тогда была эта стрелка, где погибли ребята.
   - Что? - взревел Барон. Лицо его побагровело. - Ты чего несёшь? Какой передел?
   - Передел власти.
   - Какой ещё передел? Нету такой информации! НЕТУ! - но в голосе Барона промелькнули нотки сомнения. Это было хорошо. Значит ещё не всё потеряно.
   - У Вас этой информации ещё нет. Ещё рано... - он заметил, как Роман попытался что-то возразить, но потом остановился. - Да, несмотря на то, что Вы всегда всё узнаёте первым, ещё рано.
   - Что ты этим хочешь сказать? - словно только что он не кричал, голос Романа в мгновение ока стал снова тихим. Это был его конёк. Он умел вывести собеседника из равновесия такой резкой сменой тона. Роман присел на край стола, скрестил на груди руки и внимательно посмотрел на Лёху.
   - Я хочу сказать, что в городе появился человек, который стремиться уничтожить братву, - проговорил Витамин. По толпе мужиков за столом, слушавших этот разговор пошёл недовольный ропот.
   - Откуда у тебя такие сведения? Почему ты раньше об этом никому из нас не говорил? - спросил Барон.
   - У меня не было доказательств того, что это правда. Мне бы никто не поверил.
   - А погибшая братва на той стрелке - это и есть доказательства? - голос Романа был так же спокоен, но жёсток.
   - Парни поверили мне. И они пошли за мной. И они знали на что идёт. Они знали, чем может окончиться эта стрелка... Знали, но они пошли со мной, и не оставили меня одного, когда мне это было нужно. И они погибли из-за меня. - голос Лёхи звучал твёрдо, но спокойно. Все остальные молчали. И лишь потрескивание дров в камине нарушало тишину.
   - Это были наши лучшие парни... - задумчиво сказал Барон, глядя куда то, сквозь Витамина. - А хороших ребят сейчас трудно сыскать.
   Роман почесал подбородок и пожевал губами. Потом крякнул и спросил:
   - А откуда такая информация, Лёша?
  
   И Витамин рассказал ему всё то, что для него выяснил Ушастый. Ему он доверял.
   Авторитет, которому Лёха очень понравился с самого начала их знакомства, внимательно слушал его и замечал то, что этот юный, совсем ещё молодой парень, успевший многое повидать в своей недолгой ещё жизни, умеет располагать к себе людей, умеет убеждать их в том, во что сам верит.
   - Но теперь парней нет в живых, продолжал Лёха, - Но я по-прежнему жив. И я хочу отомстить за них.
   - Отомстить? - протянул Барон. - И ещё ребятишек положить? Сколько тебе ещё выписать народу на трупы?
   Роман сделал нарочито удивлённые глаза.
   - Мне не нужны люди, - упрямо ответил Лёха. - Я хочу это сделать сам. Один. Это моя разборка.
   - Не геройствуй, Лёша!
   - Я не геройствую. С этими людьми у меня свои счёты. И отвечать за свои дела я буду сам.
   - О! Слова не мальчика, но мужа! - воскликнул Роман. - В самом деле - люди очень мстительные существа. Никогда ведь не успокоятся, пока не отомстят обидчику. А только кому мстить то, Лёша? Кому? Мы ведь так и не узнали что за тварь это сделала.
   Роман вздохнул.
   - Теперь знаем... - сквозь зубы сказал Лёха. Два десятка глаз вопросительно уставились на него. - Да, теперь я знаю кто это. И клянусь Богом, я отомщу ему, чего бы мне это не стоило.
   Он замолчал на несколько секунд и оглядел сидящих за столом. Те внимательно глядели на него.
   - И кто же это сделал? - тихо спросил Роман, сцепив пальцы. Он явно разволновался, но старательно скрывал это.
   Витамин выдержал паузу и, устремив взор на авторитета, ответил:
   - Скажу только одно - это сделал не человек.
   Брови Романа удивлённо поползли вверх.
   - Что ты хочешь этим сказать?
   - Я хочу сказать только то, что знаю, где эту тварь можно найти.
   - Поехали, замочим эту гниду! - братва повскакивала со своих мест, готовая к расправе. Но Барон властно вскинул руку и жестом призвал всех сесть на место.
   - Так ты заявляешь, что знаешь, где найти подонка? - спокойно спросил Роман.
   - Знаю! - твёрдо ответил Лёха. - Но есть одно "но".
   - Слушаю тебя.
   - Это моя разборка. Я это сделаю один.
   Роман ненадолго задумался.
   - Не глупи, Алексей! Пусть ребятки поедут с тобой. Это дело, по-видимому, серьёзное.
   - Я справлюсь один! - настаивал Лёха.
   - В тебе говорит твоя молодость. Послушайся совета опытного человека.
   - Я нисколько не сомневаюсь в вашей мудрости, Роман Дмитрич, но всё же настаиваю доверить это дело мне. Я заварил эту кашу, так позвольте мне её и расхлёбывать.
  
   Барон снова задумался и согласился.
   - Я очень надеюсь на твой успех в этом деле, - сказал он. - Береги себя! Жаль будет потерять такого человека, как ты, Алёша. Раз уж ты так решил, то не стану тебя переубеждать. Это поступок мужчины. Всегда нужно самому отвечать за свои дела. Но помни, что у тебя всегда есть друзья, готовые тебе помочь.
   - Спасибо, Роман Дмитрич! Я это знаю, - ответил Витамин. - Мне понадобиться от Вас кое-какая помощь. Я ведь за этим и приехал.
   Он поднялся из-за стола.
  
   Они вышли из дома. Дождь вовсю молотил по медной крыше. Роман раскрыл огромный зонт и передал его Витамину, чтобы тот нёс его. Вместе они направились в сторону одиноко стоявшей в саду деревянной подсобке.
   Они вошли внутрь. Пахло деревом и краской. Окон в помещении не было и свет от фонарей с улицы не проникал сюда.
   Роман закрыл за собой дверь и включил свет. Зажглась одинокая лампа на потолке. Затем он сдвинул всторону плетёный настил на полу и перед глазами Витамина предстала небольшая дверца прямо в полу.
   - Товарец из-под полы... - шутливо проговорил Барон и откинул створку.
  
   Вглубь подвала вели крутые ступеньки. По ним Лёха и Роман, несший в руках керосиновую лампу, чтобы освещать дорогу, спустились глубоко под землю.
   "Насколько же тут глубоко?" - подумал Витамин.
   - Склад находиться на глубине десяти метров, - словно угадывая его мысли, ответил Барон. - Рабочие специально вырыли его таким глубоким, чтоб понадёжнее было. Не леденцы же мы тут храним, в самом деле?!
   Они спустились довольно глубоко, когда под ногами появилась забетонированная опора. Было сухо, но всё равно пахло подземной сыростью.
   - Ну и бункер! - восхитился Лёха.
   Отблески пламени от лампы плясали на бетонных стенах и на толстенной железной двери с мощными петлями. Дверь, которую невозможно было пробить и пушечным снарядом, имела кодовый замок. Роман набрал нужную комбинацию цифр и замок, щёлкнув, открылся.
   - Ну-ка, помоги старику! - сказал Барон.
  
   Вместе они, кряхтя, открыли дверь. Роман первым шагнул внутрь помещения и свет керосинки озарил многочисленные полки, заставленные оружием. Дальний конец подвала терялся во мраке. Авторитет покопался в углу возле двери, что-то щёлкнуло и загорелись лампы, освещая ярким светом всё хранилище.
   - Ого! - присвистнул Лёха. - Да тут можно целую армию можно снарядить.
   - А мы и есть - армия, - ответил Роман. - Выбирай! Бери то, что тебе понадобится.
  
   Весь подвал был уставлен деревянными полками с оружием. Алексей двинулся вдоль них, выбирая. Вот, справа от входа, стоят несколько автоматов Калашникова, рядом пристроились ящики с патронами. Чуть поодаль, лежат снайперские винтовки в специальных чехлах и охотничьи карабины. За ними небрежной кучей набросаны пистолеты самых разных калибров и марок.
   По левую сторону, были аккуратно сложены автоматы УЗИ. На полке ниже покоились грозные ручные пулемёты, а в самом конце склада стоял, накрытый покрывалом вертолётный пулемёт Дракон и несколько ящиков с пулемётными лентами для него.
   - Да это не склад, а настоящий музей оружия! - воскликнул Лёха.
   Раскрыв рот, он бродил мимо полок, не зная, что ему взять. Словно в дорогом супермаркете, Витамин ходил мимо полок, касаясь руками холодной стали, которая так притягивала его. Барон стоял у входа, скрести на груди руки, прислонившись спиной к стене, и наблюдал за ним.
   Он медленно шёл мимо гранатомётов, штурмовых винтовок М-16, ракетниц, луков с разрывными стрелами, мимо ящиков с гранатами и минами.
   Витамин прошёл мимо сверкающих охотничьих ножей, лезвия которых блестели. Велико было его удивление, когда позади ящиков с минами, он обнаружил настоящий боевой средневековый меч, великолепной ковки. Бережно взяв его в руки, Лёха вынул его из ножен и сделал несколько взмахов. Сталь со свистом рассекла воздух.
   - А тебе идёт! - раздался голос Барона.
   - Я что, похож на Конана-Варвара? - улыбнулся Витамин и, засунув меч в ножны, убрал его на место.
   - Ну как, определился, что возьмёшь?
   Лёха хмыкнул.
   - Была бы моя воля, я бы всё взял. Обожаю оружие.
   - Давай, я помогу тебе, - авторитет подошёл к нему, прихватив по пути один из калашей.
   Проверив затвор, он протянул его Алексею.
   - Держи - это то, что нужно! А вот и запасной магазин к нему. Пользоваться умеешь?
  
   Лёха ухмыльнулся.
   Прихватив с полки два пистолета "Пустынный Орёл", выстрел из которого способен уложить быка, Витамин сунул в карман куртки гранату и, прошествовав далее, остановился возле полок с ножами. Он долго решал, какой из них взять, но голос Романа вывел его из раздумий:
   - Возьми вот этот! - сказал он, взвесив в руке здоровенный военный нож, одна грань которого была зазубренной, а посередине проходил желобок для стока крови. - Он лёгкий, но в тоже время сталь у него отменная. Бумагу на лету режет.
  
   Вскоре, Витамин с Бароном поднялись наверх, намертво заперев за собой железную дверь.
   - Спасибо Вам, Роман Дмитрич! - сказал Лёха. - Спасибо Вам за помощь и за то, что верите мне!
   - Чтобы выжить, приходиться учиться понимать людей, Алёша, - тихо ответил авторитет. - Это ты поймёшь с возрастом...
   Он отвёл взгляд всторону, а потом вдруг неожиданно дрогнувшим голосом сказал:
   - Ты, главное, береги себя, парень! Будь осторожнее. Я не знаю, что за тварь прикончила наших ребят, но... я верю тебе, Лёша. Верю!
  
   Витамин был готов поклясться чем угодно, но он увидел, как глаза Барона заблестели. То ли это был отблеск света от фонарей, то ли слеза, но он это видел.
   - Не волнуйтесь, Роман Дмитрич, всё будет хорошо. Я доведу дело до конца. - Лёха улыбнулся своей широкой улыбкой, которая зажигала в сердцах людей тепло и вызывало ответную улыбку. Но вместо ответной улыбки, Барон поспешно отвернулся.
   - Ну, всё! Ступай... Ступай с Богом. - голос его странно дрожал. - Удачи тебе....
   И он быстро зашагал к дому. Грудь щемило. Нехорошее предчувствие засело в сердце старого вора. Вора, который втайне от всех и даже от самого себя, относился к Лёхе, как к сыну....
   - Спасибо! - прокричал ему вслед Витамин. - Свидимся ещё!
   Барон не ответил.
  
   Зажглись фары девятки, заревел мотор и машина, проехав через распахнутые ворота, резво помчалась по ночному шоссе. Леха ехал навстречу очередному витку в его жизни. Опасному витку.
   - Храни тебя Господь, парень.... - прошептал Роман. Он остановился на крыльце дома и позабыв про зонтик, стоял под дождём, провожая взглядом машину, с визгом покрышек выскочившую на дорогу.
   Даже когда машина скрылась из вида, он ещё долго стоял на крыльце и смотрел на дорогу. Рубашка его намокла и холодный дождь пробирался по телу. Но Барон словно не замечал его.
   Потом он вернулся в дом и, оставив братву гулять, закрылся в своей комнате один с бутылкой виски и не выходил оттуда до самого утра.
  
  
   ***
  
   Стас спал на мягкой кровати в квартире Кохи и всю ночь ему снились кошмары. Один хуже другого. Он видел себя волком, пожирающим самого себя. Он грыз свои лапы и улыбался.
   Потом ему привиделся умерший Павел. Он просил помочь ему обрести покой, избавить от страданий. Мертвец предстал перед ним в самом скверном виде: посиневший, с распухшими губами, из которых сочилась чёрная кровь, с отваливающимися кусками плоти. Паша протягивал к Стасу свои кривые, полуразложившиеся руки и молил его о помощи.
   Затем к Павлу присоединился Сергей, вид головы которого вызвал у Шкета тошноту. Но его не стошнило. Сергей ещё не начал разлагаться, но выглядел всё равно ужасно.
   - А-а-а-а! Что вам от меня нужно? - кричал во сне Шкет, пытаясь убежать от них. Но покойники упрямо преследовали его. Он бежал, но ноги его казались увязли в чём-то липком. Движения были замедленными и неуклюжими, словно его спутывала сеть.
   - Помоги нам! Помоги!
   - Отстаньте от меня! - верещал Стас.
   - Помоги нам обрести покой!
   - Как? - спросил он чуть не плача от страха.
   - Убей Коху! Убей его! - это говорил Павел. При каждом движении с его губ падали куски гниющей плоти. - Отомсти ему за нас. Ты же видишь - он всех нас предал. Всё совсем не так, как мы планировали. Теперь мы трупы. Убийцы. Изгои. И нам нет места ни в раю ни в аду....
   Стас смотрел на них и ему стало жаль своих бывших приятелей. Ну да, они ругались, даже дрались иногда, но всё же они были единственными людьми, которые были с ним рядом. А Коха? Кто для него Коха? И кто для Кохи он сам? Куда он завёл его, во что впутал его против воли. Стас чувствовал себя в болоте. Прогнившем вонючем болоте, которое засасывало его...
   Неожиданно к двум трупам присоединился третий. Это был Никита. С ним дела обстояли ещё хуже. Он был абсолютно голым и по всему телу болтались обрывки кожи и мышц.
   - Стас! - позвал он, вперившись в Шкета немигающим взглядом затянувшихся белой пеленой глаз. - Стас, посмотри на меня! Это я, Никита. Ты не узнаешь меня?
   - Уйди..., - пролепетал Шкет. - Прошу вас, уйдите все. Оставьте меня в покое!
   - Это Коха. - упрямо продолжал Никита загробным голосом. - Это он убил меня. Это он лишил меня жизни и любимой девушки. Он отобрал у нас самое ценное - наши жизни... он предал нас, обманул.
   - Посмотри на нас, Стас! - присоединился Сергей. - Разве это обещал нам Коха? Разве такое будущее нас ожидало? Покончи с ним, Стас, пока не поздно. Пока с ним, пока ты ещё жив. Ты - последний кто ещё остался жив.
   - Уйдите! - взмолился Шкет.
   - Убей Коху! Только тогда мы обретём покой, а ты спасёшься. Убей его! - зловеще шептали мертвецы. Они окружили Стаса и он, зажатый со всех сторон, упал на землю и съёжился.
   - Но как? Как я это сделаю? - испуганно спросил Стас.
   - Вырежи его сердце и съешь его! - сказал Павел, закатив глаза. - Сделай это!
   - Сделай.... Сделай.... - хором начали повторять покойники.
  
  
   Стас проснулся в холодном поту, а слова мертвецов всё ещё стучали молотом в ушах. Он поднялся с кровати и невидящим взором обвёл тёмную комнату. Из соседней комнаты он слышал храп Кохи.
   Словно зомби, Шкет прошёл на кухню на непослушных ногах и вытащил из ящичка для столовых приборов разделочный нож. Зажав в трясущейся руке клинок, он повернулся к двери из кухни и побрёл в спальню Кохи.
   Стас бесшумно вошёл в комнату и посмотрел на спящего Коху. Тот лежал, по-детски разметав руки по кровати. Всхлипнув, Шкет, как можно тише, стал приближаться к спящему. Он подошёл к нему вплотную, ещё раз взглянул на безмятежное лицо, выдохнул и, откинув с Андрея одеяло, навис над ним с острым ножом. По лицу его текли слёзы.
   Рука взметнулась вверх, а потом резко опустилась вниз. Лезвие ножа метило прямо в сердце. И тут глаза Кохи открылись и на Стаса уставился звериный зрачок. В ту же секунду его запястье с ножом перехватила сильная рука и сдавила с чудовищной силой. Нож выпал и упал на белую простынь. Шкет взвыл от боли.
   - Ах, ты подлая тварь! - рявкнул Коха, вскакивая с дивана. Он с силой пихнул Стаса коленом в живот, от чего тот охнул и упал лицом на кровать. Андрей тут же заломал ему руки за спину и навалился сзади всем весом. - Ты что задумал, гнида? Зарезать меня решил? По подлому? Во сне?
   - Пу-усти! - визжал Шкет.
   - Грязный Иуда, - зло прошипел ему на ухо Коха. - Это так ты мне платишь за всё, что я для тебя сделал?
   - Пу-усти! Я... Я их видел! Это они меня попросили.
   - Кто? Кто тебя попросил, предатель?
   - Мертвецы! Они пришли ко мне во сне! - голосил Стас.
   - Полоумный! Ты совсем с катушек съехал? Я тебе щас устрою, гад!
   - Не-ет! Отпусти! Они меня заставили.... - молил Шкет, извиваясь под Андреем, как змея.
   - Молчи, курва! Тебе конец!
  
   И Коха начал душить несчастного. Тот сопротивлялся, яростно брыкаясь свободными ногами, но стальная хватка Кохи всё сильнее и сильнее сдавливала его горло....
  
  
   ***
  
   Лёха лишь ненадолго заехал домой, чтобы попрощаться с Яной и сказать ей, что ему нужно будет ненадолго уехать по срочным делам. Он пообещал ей вернуться сразу, как только всё уладит.
   Яна настаивала на том, чтобы он взял её с собой, но Витамин решительно отказывался.
   - Малыш, всё будет хорошо! Я скоро вернусь. Обещаю тебе. Ты только дождись меня, ладно?
   Он ласково поцеловал Яну, провёл ладонью по нежной щеке и вышел из дома.
   На улице, уже сидя в машине, он позвонил своему старому проверенному знакомому.
   - Эдик? Привет, старина! Это Витамин. Слушай, Эд, я тебя хочу об одной услуге попросить... Не перебивай! Вобщем, у меня тут одна разбора серьёзная на горизонте... Да. Барон в курсе. Дослушай, а! Вобщем, Эдик, если со мной что-нибудь случиться.... Да погоди ты!!!! Если со мной что-нибудь случиться - позаботься о Яне. Сделай так, чтобы вся моя доля досталась ей. Да. Я тебе доверяю, старина! Бывай...
  
   С затаённой внутри тревогой, Витамин ехал к дому на Садовой-Каретной, где как сообщил ему Ушастый, жил человек - Андрей Лавров. Лёха же знал его под кличкой Коха.
  
  
  
   ГЛАВА 30.
  
   хни и побрёл в спальню Кохи.зделочный нож.
   Девятка остановилась перед подъездом кирпичного дома. Леха заглушил двигатель и погасил фары. Он сидел, глубоко дыша, и пытался снять сильное напряжение, овладевшее им. Но это плохо помогало.
   Была глубокая ночь. Дождь прекратился, но воздух был по-прежнему наполнен отвратительной сыростью. Капли, сорвавшиеся с ветвей деревьев, которые росли во дворе дома, падали на крышу и на лобовое стекло, и в полной тишине их удары казались тяжёлыми ударами молота по наковальне.
   Витамин застегнул чёрную кожаную куртку и, подняв воротник, вылез из машины. Он подошёл к багажнику и, убедившись, что на улице никого нет и за ним никто не наблюдает, открыл его и извлёк автомат Калашникова. Быстрым и умелым движением Лёха отсоединил приклад и закинул его внутрь машины. Затем он достал пистолеты, проверил магазины и, передёрнув затворы, заткнул за пояс кожаных штанов, предварительно поставив на предохранители. Следом за пистолетами, к поясу приторочился армейский нож в чехле.
   Витамин захлопнул багажник, спрятал автомат под курткой и, ещё раз осмотревшись вокруг, направился к подъезду. На двери стоял кодовый замок, но подобрать комбинацию цифр для Алексея не составило труда: нужно было лишь повнимательнее присмотреться и отыскать продавленные кнопки, которые от постоянного использования жильцами заметно просели.
   Леха вошёл внутрь и стал подниматься по лестнице. В полной тишине он слышал удары своего сердца, громыхавшего в груди. Он приближался к ненавистному врагу, врагу, который отнял у него слишком много. Который унёс жизни его друзей и ни раз посягал на его собственную жизнь и жизнь его любимой. И за это он должен умереть. И пусть эта смерть будет для него жестокой, такой же, какую сеял он, не щадя никого.
   Пришла пора мести. Совсем скоро, ещё немного. Леха отсчитывал ступеньки - их судя по количеству пролётов, оставалось ещё 21. столько же, сколько ему было лет. Ровно через 21 ступеньку он отомстит мерзавцу и тогда сможет продолжить жить, не опасаясь, что в одну злосчастную ночь отвратительное чудовище убъёт кого-то ещё из его близких.
   Пятнадцать.
   В голове стучало от нарастающего напряжения. В горле пересохло. Ещё ни разу в жизни Лёхе не приходилось стрелять в человека. Или при встрече это будет не человек, а зверь????
  
   Десять.
   Ещё один лестничный пролёт и дверь. Я отомщу за всё. Ты начал эту войну, но я её закончу.
  
   Четыре.
   Руки напряглись, сжимая холодную сталь оружия. В глазах вспыхнул яростный огонь.
  
   Две.
  
   Всё.
  
   Перед Витамином стояла лишь тяжёлая металлическая дверь, за которой был он.
   Нужно было всё сделать быстро, чтобы проснувшиеся от выстрелов соседи не успели вызвать милицию, пока Лёха не закончил дело. Но сначала надо успокоиться, привести мысли в порядок, отключить их, оставив лишь инстинкты. Ярость и гнев никогда не бывают хорошими советчиками. Ярость надо погасить.
   Алексей глубоко вздохнул. Внутри его всего трясло. Усилием воли, уняв душившую его ярость, он расстегнул куртку и достал автомат. Сняв его с предохранителя, Витамин передёрнул затвор и приложил палец к спусковому крючку.
   Он мысленно помолился и направил ствол на дверной замок. Пора! Назад дороги нет.!
   Лёгкое нажатие на курок и оружие затряслось в руках, а из дула вырвалось пламя. В ночной тишине раздался оглушительный грохот и автоматная очередь прошила стальную дверь, превратив замок в лохмотья. Ещё несколько выстрелом и простреленные петли разлетелись на куски. Тяжёлая стальная дверь рухнула на пол.
   В нос ударил запах пороха.
   Предусмотрительный же Коха установил ещё одну дверь, но то была деревянная дверь. Одним яростным ударом ноги, Витамин вышиб её и она с глухим треском ввалилась в квартиру.
   Не теряя ни секунды, Витамин вбежал в помещение, держа автомат наготове. Он ворвался в комнату и, к своему великому удивлению, обнаружил полуголого Коху, душившего на кровати своего подельника.
   Увидев Витамина с автоматом в руке, Андрей вздрогнул и замер. Он увидел своего врага. Тот возвышался над ним в его же собственной квартире с оружием в руках. И сейчас с ним, с Кохой, будет покончено. Но как же он нашёл?.....
   Лёха, не колеблясь ни секунды, направил дуло калаша прямо ему в голову, посмотрел в глаза и прочёл в них ужас.
   - Сдохни, тварь! - Лёха нажал на курок.
  
   "Боже, как досадно.... Не успел...." - промелькнула мысль в голове Кохи.
   Он зажмурился. Щёлкнул боёк.
   Но выстрела не последовало. Осечка. Леха чертыхнулся. Этого замешательства хватило. Коха прямо с места прыгнул прямо в окно. Послышался звон разбивающегося стекла и во все стороны брызнули осколки, а Андрей полетел вниз с третьего этажа.
   Алексей выбросил из патронника несработавший патрон и машинально сунул его в карман штанов. Теперь его взгляд упал на дрожащего в испуге Стаса.
   - Только не убивай меня! - ещё не успев оправиться от нападения Кохи, верещал он. - Это всё Коха. Это он всех убивал. Только не стреляй в меня пожалуйста!
   Если бы автомат выстрелил сразу, Витамин бы не раздумывая убил бы обоих. Но сейчас, после замешательства, он не мог просто пристрелить этого пускающего сопли идиота. Глухо рыкнув, Витамин схватил скулящего Шкета, поднял его над головой и швырнул в разбитое окно.
   Стас вылетел на улицу и всем своим маленьким телом рухнул на крышу припаркованной возле дома какой-то машины. Завыла сигнализация. Послышались голоса встревоженных жильцов. И Витамин поспешил выбежать на улицу, чтобы там завершить начатое.
  
   Коха мягко приземлился на траву, а его полёт смягчили кусты шиповника. Он весь изрезался стеклом и колючими ветками и по его обнажённой спине ручьём текла кровь. Поднявшись на ноги, он помчался к своему Фольксвагену. Ударом кулака, Андрей выбил боковое стекло и, открыв дверцу вскочил внутрь. Запасной ключ зажигания он всегда хранил под солнцезащитным козырьком, и сейчас он был как никогда кстати.
   Машина завелась. Но тут он услышал, как кто-то колотиться в пассажирскую дверь.
   - Коха, не бросай меня! Он меня убьёт! - услышал он всхлипывающий голос Стаса.
   Поначалу Андрей хотел было уехать, оставив Шкета - этого гнусного предателя на растерзание разъярённому Витамину, но потом подумал, что Шкет, попав в руки бандитов, под изощрёнными пытками может выложить всё, о чём им знать не обязательно.
   Рыкнув, он открыл дверцу и помятый, трясущийся Стас, юркнул внутрь. В тот же момент Коха увидел выбежавшего из подъезда Лёху. Андрей нажал на газ и Пассат рванулся вперёд.
   Лёха заметил ослепительный свет фар, мчащийся на него. Он вскинул автомат, но машина была уже слишком близко, чтобы успеть пристрелить водителя и отпрыгнуть всторону. Тогда Витамин подпрыгнул вверх, оказавшись прямо на капоте Пассата, перекатился через крышу и упал на асфальт позади машины. Фольксваген скрылся за поворотом.
   Лёха поднялся. В колене вспыхнула резкая боль, но он невзирая на неё, побежал к своей девятке. Через несколько секунд он уже преследовал Коху.
   Две машины неслись по пустым ночным улицам города, поднимая тучу брызг из луж. Они съехали с Садового кольца и помчались по проспекту Мира. Девятка, хоть и была новой, но уступала в мощности иномарке. Коха нёсся по шоссе, обгоняя редкие автомобили, с визгом прыгая из ряда в ряд. Леха следовал чуть позади.
   Сначала Алексей хотел выпустить очередь по беглецам, но побоялся зацепить ни в чём не повинных людей, поскольку шальные пули могли попасть в другие машины или в окна домов. Оставалось только, стиснув от злости зубы, не отставать и сильнее давить на педаль газа.
   Коха бросил взгляд в зеркало заднего вида: две горящие точки - фары девятки, не отставали. Андрей утопил газ в пол и Пассат, чихнув, прибавил ходу.
   С рёвом они промчались мимо поста ДПС у МКАДа и понеслись по шоссе в область. Машин здесь не было и у Лёхи появилась возможность стрелять. Он локтем разбил боковое окно и, держа руль одной рукой, высунул автомат в окно, прицелился и выстрелил. Калашников затрещал, извергая сноп огня и пули вгрызлись в багажник Пассата.
   Шкет подпрыгнул на своём месте от неожиданности.
   - Чёрт, он по нам стреляет! - завопил он.
   Коха не ответил, лишь сжал зубы и сильнее надавил на газ. Стрелка спидометра уже давно перевалила за 160 и теперь подрагивала на 175, не решаясь двинуться дальше.
   - Дьявол! Старьё! - заорал он. - Быстрее никак?
   Похоже планы Витамина были весьма серьёзными...Кто же его навёл на хату? Неужели этот маленький выродок? Ладно, позже разберусь. И с предателем тоже. А пока надо попытаться смыться.
   Следующая очередь пробила номер, а пара пуль угодила в заднее стекло. Оно разлетелось вдребезги, засыпав осколками всё сидение. Стас вжал голову в плечи и завизжал.
   Машины неслись на большой скорости и расстояние между ними оставалось прежним. Но мотор девятки был уже на пределе. Мимо, как сумасшедшие, мелькали редкие фонари и плетущиеся авто. Дождь слабо моросил.
   Леха втянул руку в салон и отшвырнул автомат на пассажирское сидение. Патроны закончились, а менять обойму у него не было возможности: приходилось крепко держать руль, поскольку на мокрой дороге машина на большой скорости плохо держала дорогу. Витамин вынул из-за пояса пистолет. Прицелившись, он выстрелил. Пуля прожужжала в воздухе и впилась в зеркало заднего вида Пассата. Оно взорвалось осколками и Коха машинально резко крутанул руль. Машина вильнула и выскочила на встречную полосу.
   Время спохватившись, Андрей вернул авто на свою сторону, едва избежав лобового столкновения со стареньким Ниссаном.
   - Что, страшновато стало, гнида? - прошипел Витамин сквозь зубы. Он вновь прицелился.
   Второй выстрел из Пустынного орла пришёлся в панель приборов. Пуля с хрустом вгрызлась в пластик и раскрошила встроенные часы. Коха скрипнул зубами. Что-что, а стрелять этот молодец явно умел. И может быть, следующая пуля найдёт себе пристанище не панели приборов или зеркале, а в его собственной голове. Это Кохе не очень понравилось. Он начал петлять по шоссе.
   Снова выстрел. Пуля на этот раз разнесла лобовое стекло, прошелестев рядом с ухом Кохи. Мгновенно в лицо беглецам полетела грязь и дождь. Ударом ноги, Шкет выбил остатки стекла, мешающие вести машину.
   - Что же нам делать? - спросил он Андрея. - Так он нас подстрелит.
   - Заткнись! - рявкнул на него Коха.
   Стас ошалело посмотрел на него.
   - Ты ненормальный, - прошептал он. - Ты просто больной. Мне стоило понять это раньше. Ты фанатик своей безумной идеи. Зачем мы только согласились участвовать в этой нелепой затее?
   Коха молчал. Но желваки ходили на его лице.
   - Да, ты псих. Ребята оказались правы - ты всех нас предал. Обрёк на гибель.
   - Замолчи, я сказал! - нервы Андрея были на пределе.
   Но Шкет словно впал в беспамятство, всё бормотал и бормотал.
   - Как же они были правы, чёрт возьми. А теперь они мертвы. И ты виноват в этом.
   Коха не выдержал и со всей силы ударил Стаса кулаком в лицо. От удара тот потерял сознание и сполз с сидения вниз. А через секунду, пуля пробила подголовник, где совсем недавно находилась голова Стаса.
   Коха вновь крутанул руль и Пассат завилял на скользком шоссе. Леха догонял. И теперь целиться было гораздо проще - машина мерзавца была всего в пяти метрах.
   Девятка ехала чуть правее и следующий выстрел Витамин провёл по двигателю. Пуля пробила крыло и скрылась внутри, а потом из под капота повалил дым.
   Андрей выругался, но смог выровнять автомобиль. Он видел Лёху. Теперь тот был совсем рядом. Его ненавистное лицо было напротив Кохи. Витамин зло улыбался и в этой улыбке оборотень прочитал свой приговор.
   Дым из-под капота валил столбом. Машина была обречена. Обороты начали падать. Витамин поравнялся и резко крутанул руль влево. Машины столкнулись. Пассат повело всторону. Лёха вновь крутанул руль и они притёрлись. Послышался скрежет и на мокрую дорогу посыпались искры. На короткий миг авто разошлись, но лишь для того, чтобы сойтись вновь. Подобно двум диким быкам, они сталкивались друг с другом, сминая металл.
   В очередной раз Лёха бортанул Коху и прижал его Пассат к разделительному бетонному бордюру. Полетели искры, сопровождаемые скрежетом. Коха оказался зажатым.
   - Что, мразь, готов сдохнуть? - прокричал сквозь разбитое окно Лёха. Одной рукой держа руль, Алексей свободной рукой пошарил в кармане и достал гранату. - Вот тебе и конец наступил, выродок!
   Леха оскалился и зубами выдернул чеку.
   - Это тебе за Макса, тварь и за братву!
   Граната, разбив стекло Пассата влетела в машину и закатилась под сидение. В тот же миг Лёха крутанул руль вправо и девятка оторвалась от машины Кохи.
   - Передавай привет Люциферу! - прокричал он издалека.
   Глаза Кохи округлились от ужаса. Неужели конец? Так бесславно!... он бросил руль и начал судорожно шарить руками под сидением. Время для него замерло. Пальцы беспорядочно рыскали в пустоте, ничего не находя. Оставался всего какой-то миг до того момента, когда взрыв прекратит его существование. От этой мысли он успел похолодеть.
   Но тут его пальцы нащупали округлый предмет. Он вытащил смертоносный овал и, не раздумывая, отшвырнул на дорогу. Подпрыгивая, граната покатилась прочь и через долю секунды оказалась почти под колёсами девятки. Потом прогремел взрыв и небо вспыхнуло ослепительным заревом.
   Девятка взмыла в воздух. В разные стороны полетели оторванные колёса и металлические части. Через несколько метров машина рухнула на дорогу, закувыркалась. В салоне заполыхал огонь.
   Коха ликовал. Его улюлюканья и радостные крики разносились посреди всего этого ада. Он остановил потрёпанную машину и вылез наружу. Холодный моросящий дождь нисколько не смущал почти голого Андрея, наоборот, он так радовался ему. Он радовался всему, что видел сейчас вокруг себя: этому дождю, плотной стене леса, стоящего вдоль дороги, чёрному клубу дыма, поднимающегося к небу, языкам пламени, ласкающим разбитую машину Витамина. Он воздел руки вверх и заплясал, топая босыми ногами по лужам. Он даже забыл про лежащего в беспамятстве Шкета.
   Но радость его быстро угасла, когда он увидел Лёху, выбирающегося из горящей машины. Витамин отчаянно колотил ногой в смятую дверь, пытаясь выбить её. Дверь поддалась и он с трудом вылез из машины. Лицо его залива кровь, куртка лохмотьями свисала с плеч. Он попытался подняться на ноги, но не смог и рухнул на землю. Из последних сил Лёха полз подальше от горящего авто, который вот-вот мог взорваться. Витамин успел отползти достаточно далеко, когда прогремел взрыв, разорвавший машину на части. А потом он отключился.
  
  
  
   ***
  
   адость его быстро угасла, когда он увидел Лёху, выбирающегося из горящей машины.тоящего вдоль дороги, чёрному клубу дыма, п
  
   Сквозь туманную пелену боли, он слабо чувствовал, как его кто-то с силой пнул ногой в живот, затем схватил за ворот куртки и поволок по асфальту. Потом снова темнота.
   Через некоторое время он с трудом приоткрыл глаза. Вокруг был мрак. Лишь из нескольких маленьких отверстий над его головой, лился яркий свет, причиняющий глазам режущую боль. Витамин зажмурился. В голове шумело так, будто кто-то нещадно долбил по ней молотком. Всё тело ныло, словно по нему проехался каток.
   Лёха начал прокручивать в голове все события, что произошли с ним за последние несколько часов. И от этого голова заболела ещё сильнее. Он припомнил, как приехал на квартиру к Кохе, как потом тот выскочил в окно. Потом он преследовал его. Лёха вспомнил, как он швырнул ему в машину гранату, а потом его девятку швырнуло вверх, как спичечный коробок.
   То место, где находился Алексей, трясло и побрасывало. Совсем рядом натяжно гудел мотор. Витамину пришла догадка, что Коха засунул его в багажник своей полуразбитой машины и везёт куда-то.
   "Но почему он сразу меня не убил?" - подумал Витамин. И этот вопрос остался без ответа.
   Лёха попытался пошевелиться, но это ему не удалось - руки и ноги были крепко связаны прочной верёвкой, порвать которую не представлялось реальным. Оставалось только ждать....
  
   Ждать пришлось довольно долго. Машина продолжала ехать и ехать. И, когда Лёха уже начал думать, что эта поездка никогда не закончиться, машина плавно остановилась и мотор затих.
   Через крышку багажника Витамин слышал щебетание птиц и шелест листвы, с которой играл тёплый ветерок. Пахло свежестью и по всей видимости, подумал Лёха, они были очень далеко от Москвы. Следовательно, Коха завёз его в какую-то глухомань. Но для чего? Убить то можно было и ближе.
   Было очень спокойно и тихо. Ни единого постороннего звука, кроме звуков природы, которая расцветала в конце мая.
  
   Хлопнула дверца. Кто-то вышел из машины и направился к багажнику. Витамин слышал лёгкое шубуршание травы. Через секунду крышка над его головой открылась и в глаза Витамина ударил яркий солнечный свет. Он зажмурился, а когда открыл глаза, то увидел над собой лицо Кохи, который ухмылялся. Он уже не был раздетым. Теперь Андрей облачился в серые штаны и красную футболку с коротким рукавом.
   Одним рывком, Андрей вытащил Лёху из багажника и бросил на землю. Алексей огляделся. Было солнечно, на небе не единого облачка, ни следа не осталось от вчерашней пасмурной погоды. Вокруг высилась густая трава, раскачивающаяся под тёплым ветром, где-то вдалеке начинался лес. Величественные ели исполинского роста, важно выступали вперёд, заграждая путь к лесному массиву. Совсем недалеко журчал, то ли ручеёк, то ли небольшая речка. От неё тянуло прохладной свежестью.
   Жужжали всевозможные насекомые, порхали бабочки, но только сейчас Лёхе было не до этой романтики. Сильный пинок в живот заставил его застонать и отвести взгляд от простирающегося на многие сотни метров цветущего поля.
   Витамин повернул голову и взглянул на скалящегося Коху.
   - Ты удивлён, что всё ещё жив? - спросил Коха, улыбаясь. Лёха попытался подняться на ноги, но безуспешно. Связали его как надо. Тогда он попробовал растянуть путы, но тоже безрезультатно.
   - Даже не пытайся освободиться, ублюдок! - раздался голос Кохи. - Я сам лично тебя связал, а уж я в этом деле хорошо разбираюсь. Поверь мне!
   - Поганая тварь... - Витамин в бессильной ярости извивался на траве. - Развяжи меня, выродок. Я раздавлю тебя, как жука...
   - Что ж, а ты очень буйный, как я погляжу. Придётся тебя немножко поутихомирить, - проговорил Коха и изо всех сил пнул Лёху ногой в грудь. Витамин охнул и замолчал, пытаясь вдохнуть.
   - Так-то лучше, - сказал Андрей. - Эй, Шкет, иди сюда! Хочешь тоже немного поразмяться?
   Лёха повернул голову и только теперь увидел, стоящего неподалёку Стаса, с мертвенно бледным лицом, который испуганно наблюдал за происходящим.
   Шкет мотнул головой.
   - Что ж ты не идёшь? - спросил Коха. - Куда подевалась твоя прыть, Шкет? Не ты ли так хотел замочить этого гада? Вот он! Тут. Связанный. Теперь можно всласть поглумиться над ним.
   Он снова пнул Лёху. Витамин закашлялся и изо рта потекла тонкая струйка крови.
   - Ладно, теперь нам надо с тобой серьёзно поговорить, - Андрей схватил Алексея за волосы и рывком поставил на ноги. - Шкет, помоги-ка мне оттащить этого козла к дыбе!
  
   Стас, словно зомби, подошёл к нему. Вместе они подхватили Витамина и понесли его к столбу, врытому в землю прямо посреди поля.
   - Вот мы и пришли, - зловеще улыбнулся Коха, кивком указывая на столб. Они бросили Лёху на землю. - Тебе придётся здесь немного повисеть до тех пор, пока мы полностью не обговорим правила игры.
   - Какой ещё игры, кусок позора? - сквозь боль в груди огрызнулся Лёха.
   Андрей нахмурился. Теперь он напомнил Шкету того самого Коху, каким он предстал перед ними в тот злосчастный день, в столовой. Как многое успело измениться с того дня.
   - Не груби мне, мальчик! - ответил он.
   - Ах ты, ублюдок! А ну, развяжи меня! Я тебе покажу, кто из нас мальчик! - рявкнул Алексей. Он яростно брыкался на земле, пытаясь достать ногами до негодяя. Но Коха лишь отступил на шаг.
   - Замечательная у тебя игрушка! - не обращая внимания на выпады Витамина, Андрей достал из-за пояса Лёхи "Пустынного Орла" и стал вертеть его в руках. - Где ты достал такой? Люблю оружие! Да и ты, я вижу, к нему не равнодушен?
   - Сволочь, я до тебя доберусь! - взревел Витамин.
   - Ну-ну! Не кричи так. Не нервничай. Нервы, они сокращают нашу жизнь.... - Коха перестал рассматривать пистолет и холодно взглянул на Алексея. - Скоро мы с тобой поиграем. Я очень люблю подвижные игры. А ты?
   - Мудак! - прорычал Лёха.
   - Эх, ты не исправим.... - вздохнул Коха. - Бандит, он и есть бандит. Сплошные ругательства и ни грамма культуры. Жаль... Ведь вроде бы ты парень не глупый. Могли бы вместе проворачивать дела... но, видно, не суждено.
   Он взял пистолет за ствол.
   - Мы тебя привяжем к столбику... А пока, надо, чтобы ты успокоился.
  
   И он с размаху ударил, брыкающегося Витамина, рукояткой по затылку. Всё вокруг заволокло красным туманом, и Лёха впал в беспамятство.
  
  
   Витамин очнулся и открыл глаза. Голова нещадно гудела. Его вырвало.
   Сколько прошло времени с момента отключки, он не знал, но, судя по тому, что солнце клонилось к закату, дело шло к вечеру.
   Другим неприятным обстоятельством было то, что он был крепко привязан к столбу. Руки, вздёрнутые вверх, стягивали прочные бичевы, а ноги охватывал металлический обруч.
   Почему же они до сих пор не убили меня? Чего они ждут? Витамин никак не мог этого понять.
   Солнце уже наполовину исчезло за горизонтом и край неба окрасился в ярко-красный цвет. На цветущее поле отбрасывали причудливые тени великаны-ели. Скоро должна была спуститься ночь.
   Нужно непременно что-нибудь придумать. Нельзя оставаться здесь на ночь, подвешенным, словно жертвенный бык.
   Алексей попытался растянуть верёвки, стягивающие руки. Волокна глубоко впивались в плоть, но он не обращал внимания на боль. Главное было освободить руки. Со свободными руками дальше будет проще. Однако все его попытки освободиться не увенчались успехом.
   В отчаянии Лёха заорал и стал бешено дёргаться, но это не принесло результата. Витамин застонал, опустил голову на грудь и закрыл глаза.
   Прошло довольно много времени, когда он заслышал шум мотора, доносившегося издалека. Алексей открыл глаза и действительно, по полю мчался, поднимая пыль, красный Пассат. Машина остановилась рядом с привязанным витамином и из неё вышли Коха со Шкетом.
   - Ого, ты уже пришёл в себя? - сказал Коха, приближаясь к Лёхе. - Тогда теперь ты готов выслушать моё предложение.
   Он приблизился к нему и схватил рукой за подбородок, резко вздёрнув его кверху. У Алексея клацнули зубы.
   - Ты наверное удивлён, что я до сих пор не убил тебя? - Андрей вопросительно посмотрел на Витамина. Тот молчал, устремив взор в землю. - Конечно, удивлён! А знаешь, это ведь исправимо...
   Шкет стоял поодаль и тупо глядел на них.
   - Знаешь, урод, я бы запросто мог прикончить тебя ещё тогда, когда ты вылезал из своей поганой машины, - прошипел Коха, почти вплотную прижавшись к лицу Лёхи. - Да я мог бы тебя уже сотню раз замочить, гнида! И тогда бы мне не пришлось дожидаться этого дня. Но я об этом не жалею! - вдруг резко сменил тон Андрей. Голос его стал весёлым и бодрым. - Как говориться, с паршивой овцы хоть шерсти клок. Так вот с тебя я этот клок и получу...
  
   Он замолчал и посмотрел в синие льдинки Лёхи. В них был лёд. Холодный и мрачный.
   - Ну, что же ты молчишь? Скажи что-нибудь.
   Но Витамин молчал.
   - Ну! - Андрей сильно стукнул Алексея кулаком под рёбра. - Ну, говори, тварь!
   Он провёл несколько ударов по рёбрам и завершил избиение сильным ударом в челюсть.
   - Говори, сука! - но в ответ Лёха лишь хрипло засмеялся.
   - Дурак ты, Коха..... - ответил он, сплёвывая кровь и вместе с ней выбитый зуб.
   Коха зло улыбнулся. Но в глазах на секунду промелькнуло смятение.
   - Нет. Дурак- ты. Ведь именно ты влёз во всё это дерьмо, именно ты потерял всех своих друзей и именно ты скоро подохнешь. - Коха замолчал на миг, а потом решил нанести моральный удар. - Когда я убивал того рыжеволосого выродка, он так орал.....
   Но он не получил ответной реакции Витамина, которую ожидал. Лёха висел, уронив голову на грудь и молчал.
   - Да, ты скоро сдохнешь, - продолжил Коха. - А потом, мы вернёмся в город и разыщем твою дрянную сучку и убьём её. Предварительно оттрахав, как следует во все дыры.... На пару со Шкетом! - и Коха захохотал.
   На мгновение Витамин напрягся. Едва заметно. Но потом расслабился. Не дал злости выйти. Вместо того, чтобы прийти в ярость, чего и добивался Андрей, он поднял голову и спокойно, даже как-то отрешённо сказал:
   - Я убью тебя.
  
   Их глаза схлестнулись. И та молчаливая синева в глазах Лёхи заставила Коху отвести взгляд.
   - Посмотрим... А пока, я хочу предложить тебе поиграть в одну очень занимательную игру.
   - Что, всё детство в жопе играет? - съязвил Лёха
   Андрей сотворил некое подобие улыбки.
   - Язык у тебя колкий, вот только не долго тебе шутить осталось, падла. Я буду охотиться на тебя.
   - А этот коротышка будет у тебя за спаниеля? - засмеялся Витамин, кивая в сторону Стаса. Но очередной удар в челюсть заставил его охнуть и выплюнуть ещё несколько выбитых зубов. Из разбитых губ текла кровь.
   - Хватит шутить! - закричал Коха. - Я предлагаю тебе сделку. У тебя есть два варианта: ты можешь умереть быстро и почти безболезненно или медленно и в муках. Выбирай!
   - Я предпочитаю третий вариант - удавить тебя волчара позорная - с трудом шевеля разбитыми губами, проговорил Алексей.
   - Третьего, к сожалению не дано. Мы отвяжем тебя. Ты будешь убегать, куда захочешь. Даже буду более, чем благосклонен к тебе, я позволю взять тебе одну из твоих игрушек, - он положил руку на рукоять пистолета, торчащего за поясом. - Тебе даётся фора в три часа. После это мы начинаем охоту. Если тебе повезёт, и ты продержишься до рассвета - ты победил.
   - И каков будет приз? - спросил Лёха.
   - Тогда я убью тебя быстро. - ответил Коха. - Но!... Если мы найдём тебя раньше- ты будешь умирать долго, и будешь Дьявола молить, чтобы он поскорее прекратил твои мучения.
   Лёха сплюнул кровь.
   - Не слишком богатый у меня выбор, а?
   Коха не ответил. Он повернулся спиной к Алексею и отошёл на несколько шагов.
   - Да, и ещё! - сказал он. - Тут неподалёку, всего в километрах пяти на север, есть заброшенный посёлок. Доберёшься туда - получишь бонус.
   Т он ухмыльнулся.
   - Какой? - прохрипел Витамин.
   - Сам поищёшь... Шкет, отвяжи его!
  
   Стас подошёл к Лёхе и принялся разрезать верёвки тем самым ножом, который отдал Барон. Коха же достал пистолет и направил его на Алексея. Когда с путами было покончено, Лёха бессильно упал на землю. Андрей со Стасом запрыгнули в машину и завели мотор.
   - Я делаю тебе поблажку, - прокричал Андрей Витамину. - Я разрешаю тебе взять хоть все твои игрушки. Надеюсь, это будет забавная охота. Доставь мне удовольствие. Смотри, не разочаруй меня! Хотя бы посопротивляйся немного, договорились?
   С этими словами он швырнул на траву пистолеты и армейский нож, нажал на газ и машина, взревев, рванула прочь.
  
   Лёха стоял на коленях, закрыв руками разбитое лицо. Тело его ныло, а в ушах стоял гул. Он убрал руки от лица и посмотрел на небо. Темнело. Солнце уже скрылось из виду и лишь яркие отблески, уходящего на покой светила, не давали тьме вступить во власть. Но это будет продолжаться недолго. Скоро наступит ночь.
   По небу проплывали редкие облака, в угасающих лучах казавшиеся причудливыми зверями. Они неторопливо летели по небу, в котором начинали зажигаться первые звёзды.
   Лёха вспомнил, как однажды вечером, гуляя с Яной, они шли по набережной Москвы-реки и девушка сказала ему, что если взглянуть на небо и увидеть в нём первую, одну единственную звезду, то нужно загадать желание. И оно обязательно сбудется.
   Теперь же он стоял на коленях посреди, медленно погружающегося во мрак поля, и смотрел в небо, на котором горела одна яркая звезда. Она, словно первый утренний луч, появилась на небе раньше всех остальных, будто спешила занять своё место на бескрайнем небосводе, пока остальные не подоспели.
   Леха смотрел на неё, как на живое существо. И мысленно загадал самое заветное желание. Он так хотел верить в то, что оно обязательно сбудется. Он просил Всевышнего только об одном: чтобы тот позволил ему отомстить. Отомстить за друзей и за всех тех неповинных людей, ставших жертвами полоумного идиота.
   Алексей с трудом поднялся на ноги и собрал брошенное оружие. Всё тело невыносимо болело. Но больше всего подводили сломанные рёбра, которые при каждом вдохе отдавались тупой болью.
   Время шло и у него этого времени с каждым мигом становилось всё меньше и меньше. Поначалу, Витамину захотелось упасть на землю, закрыть глаза и умереть. Он был вымотан. Но потом, перед глазами, словно живые, появились Максим и Бык. Они укоризненно смотрели на него. Они молчали, но и без слов Лёха понял, что они хотят, что бы он выжил.
   Потом они исчезли и вместо них появилась Яна. Так же молча она глядела на него и на её щеках блестели крупные слёзы. Девушка протянула к нему руки, будто звала к себе.
   Через мгновение и это видение исчезло, а перед глазами Витамина было лишь цветущее поле, мерно растворяющееся в наступающей мгле, и глухой лес.
   Лёха скрипнул зубами и, держась рукой за ноющие рёбра, побрёл в сторону леса. Он видел просёлочную дорогу, по которой приехал и уехал Коха, но он понимал, что идти по ней нельзя. Коха наверняка поджидает его там, так как это единственное место куда мог пойти человек, ищущий выход. Там бы его ждала верная смерть.
   Бежать! Надо бежать! Но куда? Надо добраться до любого ближайшего посёлка или шоссе, где есть люди. Там он сможет найти помощь.
   Превозмогая боль, он побежал. Алексей миновал поле и остановился у края леса. Он обернулся, но не увидел ничего, кроме темноты. Всё позади него тонуло в ночи.
   Вдруг над верхушками деревьев появилась луна. Её матовый свет пролился на землю. Видеть стало несколько лучше. Но охота продолжалась, а секунды форы исчезали одна за другой. Скоро они закончатся и тогда....
  
   Витамин тряхнул головой, отгоняя неприятные мысли. Он ещё раз взглянул на луну, на тёмное поле, развернулся и вошёл в лес.
   Здесь, за плотной стеной деревьев начинался другой мир, совершенно не похожий на тот, что остался позади Алексея. Раньше ему доводилось бывать в настоящем дремучем лесу, но теперь он не мог не поразиться великолепием ночного бурелома. Первое, что бросилось в глаза, это то, что район этот был совершенно не обжитым и людей поблизости не обитало. Об этом свидетельствовало огромное количество поваленных деревьев и совершенная нетронутость леса. Если здесь и были люди, то они обязательно бы оставили после себя хоть какие-нибудь следы. Но ничего не было. Однако, Витамин не терял надежды найти поселение.
   Деревья огромными тёмными силуэтами высились над ним. Сквозь гущу ветвей пробивался лунный свет. Было совершенно тихо. Ни единого звука. Казалось, что всё вокруг замерло. Леха слышал биение своего сердца.
   Витамин с огромным трудом пробрался сквозь преграду из поваленных деревьев и побежал в заросли папоротника. Ноги то и дело запутывались в широких листьях и Лёха успел несколько раз сильно упасть. Каждое падение для него отзывалось адской болью в груди, но он только стонал, поднимался на ноги и вновь бежал. Ветки, едва различимые в темноте, больно хлестали его по лицу, царапая кожу. Но Алексей бежал, не обращая на это внимания. Времени оставалось очень мало, и скоро, если Коха не соврал, звери отправятся за ним по следу. В этом он не сомневался. Эта мысль придавала сил и заставляла двигаться вперёд.
   Прошло достаточно много времени, когда Витамин выбежал на небольшую поляну. Деревья росли вокруг небольшого пятачка земли, не решаясь заступить за невидимую линию. Получалась проплешина посреди чащи. Полянка эта густо поросла осокой или чем-то похожим на неё.
   Леха выбежал на этот круг, залитый лунным светом, и решил немного передохнуть. Сумасшедший бег со сломанными рёбрами, избитым телом, да ещё и с препятствиями в виде пней и корней деревьев, скрытыми травой, отнимал много сил и Алексей едва держался на ногах.
   Но едва ступив на поляну, ему вдруг показалось, что земля под ним качнулась. Витамин замер и вгляделся под ноги. Земля, как земля? Растёт трава, набросаны упавшие ветки, но только вот из под ног его засочилась вода...
   Лёха сделал шаг назад, но тут почва под ним разверзлась и он, потеряв опору, провалился вниз. Он почувствовал, что провалился в воду, а в нос ударил зловонный запах прелости и гнили. Инстинктивно он успел ухватиться рукой за ветку какого-то деревца, росшего рядом, прежде, чем с головой ушёл в болото. Он вынырнул, отплёвываясь от набравшейся в рот вонючей воды и, не выпуская ветки из рук, постарался выбраться из трясины. Но не тут то было. Болото начало затягивать его. И лишь тонкая ветка, за которую он хватался, не давала ему утонуть.
   Витамин изо всех сил напряг руки, пытаясь подтянуться, но ветка лишь жалобно хрустнула, но не переломилась. Он судорожно хватался за росшие рядом кустики травы, но та лишь выдиралась из земли с корнями.
   "Если бы я только мог дотянуться до ветки покрепче..." - обречённо подумал Лёха.
   А болото продолжало его затягивать. Ему оставалось или ждать, пока ветка не выдержит и жижа не затянет его, или пока сюда не придёт Коха и великодушно не прикончит его, как мыша в мышеловке.
   Однако, Витамин всегда любил, когда есть третий вариант. Можно было бы попытаться резко выпрыгнуть, потянув за ветку, и успеть ухватиться за ту, что покрепче. Такая как раз росла недалеко от той, которая держала его сейчас. Вот только попытка эта будет у него одна. Если он не сможет ухватиться, то после рывка он уйдёт обратно в болото и на этот раз навсегда.
   Терять особо было нечего и он решил рискнуть. Сосредоточившись и сконцентрировав всё внимание на спасительном сучке, толщиной в руку, он мысленно помолился и резко рванулся вверх.
   Витамин лишь на несколько сантиметров вынырнул из болота, но этого хватило, чтобы пальцы крепко ухватились за дерево. Одновременно с этим, тонкий прутик, всё это время державший Лёху на плаву, сломался. Дело оставалось за малым. Нужно было лишь напрячь мускулы рук и вытянуть тело из жижи. И это удалось.
   Весь мокрый и грязный, с налипшими ошмётками грязи, Витамин вылез на твёрдую землю и облегчённо вздохнул. Он прижался щекой к дереву, как старому доброму другу и несколько мгновений стоял так, благодаря его. Потом, смахнув с лица остатки болотной гнили, он продолжил бегство, огибая поляну-ловушку.
   Лёха потратил много времени, выбираясь из этого треклятого болота, поэтому теперь приходилось бежать быстрее. Срок форы истекал. Ломая кусты, Алексей мчался, не разбирая дороги. Куда бежать, он не знал, поэтому просто бежал вперёд.
  
  
  
   ***
  
   Зверь остановился у края леса и принюхался. Этот запах был ему знаком. Он отчётливо чувствовал его и теперь знал, куда побежала жертва, будто не запах, а нарисованные в воздухе стрелки указывали путь.
   Нос оборотня с шумом вдыхал след. Глаза, светящиеся жёлтым, напряженно всматривались в темноту.
   Да, он действительно глуп! Он поступил точно так же, как поступил бы любой. Он убегает. Глупец! Пусть бежит. Ему всё равно не уйти. Запах выдаёт его. Ну что, это будет достаточно заурядно....
   Он ещё раз принюхался, а потом ночную тишину нарушил протяжный вой. Его подхватил второй оборотень.
   Глухо зарычав, звери тенью скользнули в лес и скрылись в темноте.
  
  
  
   ***
  
   Витамин бежал долго, сохраняя бешенный темп, и теперь усталость брала вверх. Ноги, словно ватные, отказывались бежать дальше. Он остановился и, привалившись спиной к дереву, решил немного передохнуть. Грудь часто вздымалась и воздух с хрипом вырывался из лёгких. Сломанные рёбра болели, и при каждом вдохе Лёха кривился от боли. Лицо заливал пот.
   Лёха глядел в небо, в котором светила одинокая луна. Сейчас она казалась ему какой-то особенной, необыкновенной, жестокой...
   Дыхание постепенно выровнялось. Но усталость занозой в теле мешала Алексею сосредоточиться и обдумать план дальнейших действий. А думать нужно было. Надо было обязательно что-нибудь придумать. Бежать дальше он просто не мог. Ему казалось, что сделай он ещё хоть шаг, то просто рухнет без сил и уже не сможет встать. Оставаться на месте и ждать - означало верную смерть.
   Однако, стоящие мысли никак не лезли в голову. И вообще в голове творился полный хаос. Леха стоял, держась рукой за бок, и продолжал смотреть в ночное небо, словно пытаясь найти в нём ответ или подсказку. Небо же было безмолвным и абсолютно равнодушным ко всему происходящему на земле.
   И тут в ночном лесу раздался звук, похожий на плач ребёнка. Витамин вздрогнул и весь напрягся, превратившись в одну большую пружину, готовую вот-вот распрямиться. Он перестал дышать, затравленно озираясь по сторонам и пытаясь определить, откуда донёсся звук.
   Плач раздался вновь. Плач жалобный и одинокий. Плач, заставляющий похолодеть внутри. Он повторился ещё раз и ещё. Потом ему откликнулся другой, откуда-то издалека. А потом всё стихло.
   Витамин успокоился. Теперь он сообразил, что это кричали совы. Их крик, раздающийся в ночном лесу, очень похож на плач ребёнка и возвещает о начале охоты.
   Он прикрыл глаза и стоял так некоторое время. А потом он услышал вой. Тот словно смерть пролетел над верхушками спящих деревьев, немного покрутился в ветвях, над Лёхой, и стих.
   Как ошпаренный Витамин рванул вперёд. Охота действительно началась. На него. Лёха нёсся, ломая кусты и снося головой низкорастущие сучки.
   И снова за спиной у него раздался вой. Теперь он был ближе. Витамин ускорил темп. Фора закончилась и Коха вышел на охоту в обличье зверя. Оставалось лишь бежать.
   Витамин выбежал на открытый участок, сплошь заросший папоротником. Здесь он на миг остановился, чтобы определиться с направлением. Поозиравшись по сторонам, и не придя ни к какому конкретному решению, он побежал прямо.
   Он пробежал через поляну, протаптывая в зарослях тропу, и остановился перед завалом из деревьев, соображая, как пересечь его. Вой за спиной избавил его от долгих раздумий.
   Лёха начал продираться сквозь острые ветки, которые рвали на нём куртку и штаны. Преодолев завал, он побежал вверх по небольшому склону. Но вдруг, нога его предательски зацепилась за корягу и Витамин на полном ходу упал и покатился вниз по склону оврага. Этот головокружительный полёт продолжался всего несколько мгновений, показавшихся Лёхе долгими минутами. Наконец, он выкатился на ровную поверхность и замер, уткнувшись лицом в прошлогоднюю листву.
   Вокруг стало тихо-тихо. Казалось, будто ничего и не было. Не было этой сумасшедшей гонки, этого бурелома на пути. Можно было подумать, что всё это лишь приснилось. Но только пульсирующая боль в голове колотилась, как колокол.
   Он попытался подняться на ноги, но не смог. В очередной раз раздался вой зверя. Где-то уже совсем близко. Лёха обернулся в ту сторону, но в кромешной тьме не увидел ничего. Он предпринял очередную попытку встать, но вывихнутая нога отозвалась нестерпимой болью, и он, застонав, рухнул на землю, уткнувшись исцарапанным лицом в вонючие листья.
  
   Волк бежал, низко пригнув голову к земле. Его нос чуял запах жертвы. Она должна была быть где-то рядом. Витамин наверняка услышал вой и это, безусловно, заставило его помчаться без оглядки вглубь леса.
   Запах Лёхи вёл оборотней безошибочно. Он бежал быстро, огибая деревья и старые пни, торчащие в зарослях папоротника. Словно тень, звери скользили во тьме.
  
  
   В бессилии Витамин грохнул кулаком по старому пню, в кровь, разбив костяшки пальцев. Лёха вытащил из-за ремня пистолеты, приготовившись отбиваться. Но когда он оттянул затворы, проверяя патроны, словно ледяной душ на него налетело опустошение. Патронники были пусты...
   - Чёрт, как же я не посмотрел раньше? - обречённо закричал на себя он. - Грязная тварь, он поглумился надо мной....
   Обернуться его заставил вой, донёсшийся с вершины оврага, с которого только что упал Витамин. Зверь был уже тут.
   Ну вот и всё.... Неужели конец? - успел подумать он. Он попытался ползти, но понимал, что обречён. Пытаться бежать - не было смысла. Поддавшись первобытному инстинкту самосохранения, он поглубже зарылся в гнилую листву и руками набросал листьев сверху, замерев от ужаса. Лёха покрепче сжал в руке нож, приготовившись перед тем, как отправиться на тот свет, унести с собой подлого убийцу.
   Он услышал, как хрустнула ветка под лапой оборотня. Тварь спустилась на дно оврага и приближалась к нему. Вот послышалось его хриплое дыхание. Он подходил к тому месту, где лежал Лёха. Витамин сжался. Он перестал дышать, чтобы ни единый звук не выдал его.
  
   Неожиданно зверь потерял запах. Запах, который всю дорогу вёл его и был вполне отчётлив, просто исчез. Вместо него появился тошнотворный запах гнили и болотная вонь. Оборотень остановился в замешательстве. Он никак не мог понять, что произошло. Куда мог подеваться Витамин??? Рядом с ним остановился второй оборотень, поменьше. Он непонимающе поглядел на чёрного волка.
   Леха лежал совершенно тихо. Сквозь листья он видел двух чудовищ, остановившихся всего в паре метров от него. Удары его сердца оглушительно громыхали в его ушах и он боялся, что твари услышат их. В руке он по-прежнему сжимал нож.
   Чёрный волк огляделся по сторонам. Он начал ходить кругами по дну оврага, принюхиваясь. Но никаких следов не обнаружил. Оборотень прижал голову к земле и прислушался. Тишина. Тогда он начал лапой раскапывать листья, совсем рядом с тем местом, где затаился Лёха. Внутри у Алексея всё сжалось. Ещё несколько сантиметров и он зацепит когтями его руку. Витамин приготовился кинуться на зверя. Но тот вдруг перестал копать листву и, взревев, помчался в чащу. Второй устремился за ним. Убегая, он наступил лапой на руку Лёхи, слегка поцарапав кожу.
   И вновь настала тишина. Леха лежал в куче прелых листьев и не верил, что остался жив. Пережив такое нервное напряжение, Витамин заплакал. Его всего трясло и слёзы сами катились из его глаз. И он не мог остановиться.
   Внезапно, в воздухе, прямо над головой Алексея, появилось свечение. Яркий синеватый свет залил весь овраг, отбрасывая отблески на спящие деревья. Леха смахнул слёзы и уставился на небольшой сгусток чего-то непонятного, который разрастался и принимал очертания вполне различимого существа. Когда Витамин понял, кто перед ним стоял, то чуть было не рухнул без сознания. Перед ним, улыбаясь, стоял Максим. Его рыжие волосы окутывала призрачная дымка, а глаза поблескивали.
   - Вставай, Лёха! Тебе пора идти! - голос Максима был таким нереальным, будто доносился извне. Он поднял руку и коснулся ладонью горячего лба Алексея. - Вставай, дружище! Ты что, хочешь жить вечно?
   Призрак улыбнулся и Витамин узнал улыбку своего друга. Он подался вперёд, вытянул руку и хотел было коснуться его, но дух отстранился.
   - Не время лежать! Свидимся ещё, но позже... Я всегда буду с тобой. - Призрак начал таять. - Не забывай, теперь я твой ангел-хранитель... Тебе туда!...
   Он вытянул руку всторону и Витамин обернулся туда, куда указывал ему призрак. А когда повернулся, то дух исчез. Пропал, будто его и не было вовсе.
  
  
   ***
  
   Идти пришлось долго. Звери умчались в противоположную сторону и какое-то время их не стоило опасаться. Ночь отступала и в небе начали появляться первые всполохи солнца. Огненное зарево вырастало на востоке, обещая жаркий и солнечный день. Постепенно гасли, одна за одной, звёзды. А Луна, которая ночью казалась такой яркой, поблекла и была готова вскоре исчезнуть.
   В лесу начиналось оживление. Запели птицы, зажужжали беспокойные насекомые. Начиналась дневная жизнь, совсем не такая мрачная и пугающая, как ночью. Жизнь, полная суеты и проблем.
   Алексей шёл всю ночь. Бежать он не мог - вывихнутая нога напоминала о себе тянущей болью. К боли в груди он привык и теперь она не казалась ему такой сильной. Теперь не приходилось напряжённо вглядываться в темноту, чтобы не зацепиться ногой за очередной пень или корягу. Однако теперь, его будет проще найти. На свету он станет отличной мишенью. Нужно было спешить, пока оборотни не напали на его след.
   Леха снял разодранную куртку и, оглядев её, швырнул в кусты. Сейчас она годилась лишь для того, чтобы ею мыть полы. Ночная беготня по лесу превратила её в решето. Теперь, он остался в чуть менее драных кожаных штанах и серой футболке.
   Солнце уже поднялось высоко и зависло в зените, припекая лучами голову Лёхи. В животе у него урчало так, словно там поселилась сотня маленьких демонов, требующих корма. Алексей уже не помнил, когда он в последний раз ел. На его счастье, по пути ему попалось несколько кустов с неспелой малиной.
   Он брёл весь день, измученный голодом и усталостью. Солнце начинало клониться к закату и скоро опять должна была наступить ночь. И он очень боялся этого. Боялся, что на этот раз она может стать для него последней.
   Лёха решил забраться на какое-нибудь высокое дерево и осмотреться. Он удивился, как такая простая мысль не пришла к нему в голову раньше. Видимо, усталость притупила все чувства.
   Витамин с кряхтением забрался на высоченную сосну и, добравшись до верхушки, посмотрел вниз. Голова сразу же закружилась и он отвёл взгляд. Лёха поудобнее пристроился на макушке и огляделся. И его сразу захлестнула волна незнакомого ранее чувства. Далеко, на сколько хватало глаз, простиралось зелёное море леса, мерно покачивающегося под ветерком. Казалось, что это не лес, а зелёный океан плавно колышется и огромные волны перекатываются на поверхности. А над этим океаном простиралось безоблачное синее небо, в котором чёрными точками носились птицы.
   От такого зрелища у Алексея перехватило дыхание. Он позабыл обо всём. он ощущал себя невесомой частичкой всего этого великолепия, пушинкой посреди бескрайнего моря. И впервые он восхитился богатством и красотой своей страны. Богатством, таящимся не в деньгах и драгоценностях, а в живой красоте, которую, к сожалению, не каждому суждено увидеть.
   Лёха повернул голову и увидел то, от чего на душе сразу потеплело. Западнее того места, где находился он сам, лес кончался и начиналось поле, застроенное неуклюжими домиками. Это было как раз то, что он искал.
   Но обрадоваться он не успел. Внизу, прямо под тем деревом, на которое он забрался, раздался треск и из зарослей ельника вышел чёрный волк. Его шкура блестела в ярких солнечных лучах. Оборотень остановился и принюхался. Следом за ним на открытую площадку вылез второй зверь.
   Лёха замер и внутри у него всё похолодело.
   "Чёрт, столько бежать и, чтобы потом так нелепо попасться в лапы этим ублюдкам?"
   Однако звери даже не глянули вверх.
  
   Незадолго до этого оборотни наткнулись на брошенную Алексеем куртку и теперь вновь вышли на след. Но тут след вновь обрывался. Твари грозно зарычали и помчались в чащу.
   Витамин пришёл в себя лишь когда они скрылись из вида. С треском и хрустом они продирались сквозь кустарник. Не веря в то, что Бог вновь смилостивился над ним, Алексей ещё раз глянул в сторону видневшегося селения, потом посмотрел туда, куда отправились оборотни, и начал спускаться. Тропа проломанных оборотнями кустов шла чуть левее того места, где ему предстояло бежать.
  
   Коха потерял уже всякую надежду на то, чтобы отыскать беглеца. Он даже начал ругать себя за то, что вообще затеял эту игру. Но, что сделано, то сделано.
   "А этот придурок начинает мне нравиться... Похоже, я ошибся в нём. Охота получатся не такой уж и скучной. Хватает адреналину. Но пора это заканчивать. Я жутко голоден..."
   Две большие фигуры неслись по лесу, вспугивая птиц и ломая кусты. И тут, волк услышал звук, совершенно не похожий на другие. Это был такой же звук, который издавали они со Шкетом, продираясь по лесу. Треск. Кто-то бежал. Не так далеко от них. Это наверняка он. Оборотень рыкнул и резко свернул вправо. Второй последовал за ним.
   Витамин бежал по поляне, поросшей крапивой, которая нещадно жгла оголённую кожу. Впереди уже было видно, что лес редеет, и сквозь просвет Лёха видел поле с маленькими домиками. Он выскочил из леса и оказался перед цветущим полем с гутой травой. Позади Алексей услышал громкий треск и, обернувшись, увидел, как шатаются из стороны в сторону молодые ели под натиском приближающегося зверя. Не раздумывая ни секунды, Витамин рванул к ближайшему домику с наполовину разобранной крышей. Он бежал и высокая трава мешала ему, путаясь в ногах. Бросив взгляд через плечо, он увидел, как твари выскочили из леса и понеслись за ним, полностью скрывшись в траве. Лишь сильное её колыхание выдавало, что они там.
   Витамин вскочил на крыльцо и, вбежав в дом, захлопнул за собой дверь, которая к счастью не была заперта. Внутри никого не было. На полу валялись разбросанные жестяные банки, несколько помятых вёдер и затупленный топор. В этом помещении давно никого не было, о чём свидетельствовала паутина, висящая везде, где только можно. Здоровенные жирные пауки затаились под потолком, подкарауливая неосторожную добычу. Голые стены, мусор повсюду и окно без стекла - всё это кричало о том, что здесь никто не живёт.
   Леха схватил топор, а в другой руке сжал нож. Он встал возле стены напротив двери и приготовился защищаться. Но в дверь, к его удивлению, никто не ломился. Было тихо и безмятежно. И это настораживало.
   "Куда они подевались? Почему они прекратили погоню?"
   Он решил подождать немного. Но и потом ничего не происходило. Тогда он подошёл к двери и подпёр её грубообработанной доской. Теперь стоило осмотреться. Кто знает, может быть удастся найти что-нибудь полезное среди всего этого хлама. Не выпуская оружия из рук, Витамин начал внимательно изучать помещение.
   И тут Лёха вспомнил, как Коха говорил ему про какой-то заброшенный посёлок. Неужели это был он???? Неужели здесь никого нет и всё это ловушка? Западня, в которую загнал его Коха? Неужели всё идёт по плану этого безумца.
   В животе неприятно закололо.
   - Спокойно.... - успокаивал он самого себя, потирая виски. - Он что-то говорил про бонус..... Так... наверное здесь что-то должно быть....
  
   Его взгляд случайно упал на пол и он заметил, что одна доска явно выделяется из ряда других. Она была вся исцарапана, а края повреждены, будто кто-то пытался выковырять её из пола.
   Взмах топора и во все стороны полетели щепки. Ещё один и доска, хрустнув, сломалась. Витамин отбросил обломки всторону и увидел за ними углубление, на дне которого лежал автомат Калашникова, тот самый автомат, его автомат, а рядом лежал рожок с патронами и записка. Алексей развернул клочок бумаги и, едва разбирая корявый почерк, прочёл:
  
   Поздравляю, ты всё ещё жив. Но, не хочу вселять в тебя напрасную надежду - это не надолго. Вот тебе игрушка с барского плеча. Ты честно продержался оговоренный срок, а потому я великодушно даю тебе шанс. Но свою быструю смерть ты в любом случае заслужил. Я приду за тобой...
  
   Лёха выругался, и разорвав листок, отшвырнул его всторону. Потом он в сердцах грохнул об стену автоматный рожок. Тот гулко стукнулся и упал на пол и из него выскочило несколько патронов и они закатились в щель между досками. Пока Лёха ползал по полу, пытаясь выковырять патрон из щели, из кармана его штанов выкатился ещё один патрон, тот самый патрон, который дал осечку, когда Витамин собирался отправить Коху на суд божий.
   - А-а, старый знакомый! - устало усмехнулся Алексей, вертя его в руке. - Ну что же ты меня тогда так подвёл? Выстрели ты тогда, и сейчас бы ничего этого не было бы.... Ну что, дать тебе ещё один шанс? А? Уговорил...
   И он затолкал его в рожок к другим. Витамин щёлкнул затвором, дослав патрон в патронник.
   - Ну а теперь, молись, мразь! Сейчас я тебе устрою!
  
   Он пинком снёс доску, подпирающую дверь, а следующим ударом ноги, в злобе вынес саму дверь. Лёха вышел на улицу, сжимая в руках грозное оружие, но никого не увидел. Он огляделся по сторонам, но увидел лишь простирающееся на сотни метров поле, пестрящее цветами клевера, да несколько заброшенных домиков, похожих на тот, что служил ему укрытием.
   - Эй, тварь лохматая! Ты где? - проорал Витамин что есть сил. Но в ответ услышал лишь эхо, ответившее ему из леса. - Выходи, псина шелудивая! Поиграемся!
   И снова только эхо. Леха держал палец на спусковом крючке. Но стрелять пока было не в кого. Он осторожно обошёл домик. И там никого. И тут он краем глаза заметил мимолётное движение слева от себя. Он посмотрел туда, но ничего не увидел. Мгновением позже, такое же движение справа. Тот, кто там двигался, двигался очень быстро. И снова тень молниеносно промелькнула слева и скрылась в высокой траве. Трава качнулась, и можно было подумать, что она шелохнулась от ветра. Однако, Лёха знал, что это был не ветер. А потом он увидел чёрную спину оборотня, который пробирался по ней.
   "Ага, окружить меня вздумали?" - догадался Алексей. - "Попробуйте!"
   И он выпустил очередь в то место, где крался волк. Автомат стрещал, из дула вырвался огонь, но зверь продолжал двигаться, как ни в чём не бывало.
   Поначалу Витамин подумал, что промахнулся, и он выстрелил вновь, прицелившись поточнее. Но результат был тем же. А потом оборотень встал на задние лапы, возвышаясь над высокой травой и замер, уставившись жёлтыми зрачками на Лёху.
   "Не может быть!!!!! Он подсунул мне холостые патроны..... вот и всё...." - успели прокрутиться мысли в голове Витамина.
   Он продолжал стоять на месте, загипнотизированный взглядом зверя. И не мог пошевелиться. Все его члены сковал ужас.
   А тем временем, второй волк незаметно подбирался сзади. Он двигался совершенно бесшумно, ступая на задних лапах. Пасть его раскрылась и из неё показались смертоносные клыки. Лапы были готовы в любой момент исполосовать Лёху острыми когтями. До Витамина оставалось всего несколько шагов. А Лёха стоял, не в силах пошевелиться.
   Вдруг из-под лап крадущегося монстра, с громким верещанием выскочила птица, чьё гнездо было свито в траве. Она взмыла в небо и начала пронзительно кричать. Алексей вышел из оцепенения и резко развернулся, одновременно вскидывая оружие. Но было поздно. Оборотень кинулся на него и в прыжке повалил Лёху на землю. Тот упал, но успел сильно ударить оборотня ногой в живот, от чего он взревел и отлетел назад. Однако, чудовище быстро вскочило на лапы и приготовилось к новому прыжку.
   Сам не понимая, что он делает, Витамин схватил уроненный автомат и направил его на зверя. Лёгкое нажатие на курок и из ствола вырвался огонь. Всё произошло слишком быстро, чтобы успеть испугаться. Зверь прыгнул, метя когтями в лицо, и накрыл Лёху тенью. А Алексей, не убирая пальца с курка, продолжал стрелять по инерции, не причиняя волку вреда. Но лишь до тех пор, пока под боёк не попал тот самый патрон, давший осечку. Он был боевым. В грохоте выстрелов этот выстрел ничем не отличался, вот только на груди, в бурой шерсти оборотня, появилась рваная рана и во все стороны брызнула кровь. Всего пара сантиметров отделяло когти зверя от Лёхи, когда сильный удар отшвырнул тварь назад.
   Витамин вскочил на ноги, и резко обернулся туда, где стоял чёрный волк. Но теперь там никого не было. Оборотень убежал.
   Когда Алексей подошёл к раненному зверю, то увидел лежащего на примятой траве обнажённого Шкета, а на груди его зияла рана, из которой пульсирующей струйкой вытекала тёмная кровь. Весь он был бледен, как мел, а его тело завершало превращение. Когтистые лапы уменьшались, превращаясь в руки, когти и клыки втягивались обратно, а жёсткая бурая шерсть стремительно исчезала. Стас был ещё жив. Он цеплялся за ускользающую от него жизнь, но исход был предрешён.
   - Вот... и всё.... - прошептал он, еле шевеля губами, глядя в угасающее небо. Солнце уже совсем скрылось из виду и лишь за горизонтом горели яркие всполохи. Начинали появляться звёзды и Луна.
   Стас смотрел на неё и в его затуманенных глазах блестели слёзы. Он плакал. Витамин стоял над ним и молчал. Вдруг Стас посмотрел на Лёху тоскливым взглядом:
   - Ты... прости, Лёха, что всё так вышло...- Его голос дрожал. - Знаешь, если бы я мог вернуть время назад, я бы всё сделал по-другому.... Я бы изменил свою жизнь.. Жаль... что не суждено....
   Он закашлялся.
   - Если бы только можно было вернуться в прошлое... Хоть на миг... - чуть слышно говорил Шкет. - Я знаю, что ты обо мне думаешь. Но я хочу... чтобы ты знал, Лёха - не я убил Максима. Это сделал Коха.... Боже, если бы я только мог предвидеть, что всё это так закончиться.... Я хочу жить....Я не хочу идти во тьму! Мама, мне... страшно......
   Он всхлипнул и затих. Его глаза безжизненно уставились в небо, в котором пролетала стая птиц. Его маленькое тело дёрнулось и замерло навсегда.
   Стас умер.
  
  
  
  
  
  
   ***
  
   Лёха огляделся. Далеко, на сколько хватало глаз, простиралось поле. Но теперь помимо домов на нём, Витамин рассмотрел ещё кое-что. На спрессованной тяжёлыми машинами земле, стояли проржавевшие БТРы с вмятинами от пуль на бортах. На них специальной краской были нанесены какие-то цифры. Теперь Лёха твёрдо знал, что поле с заброшенными постройками было военным полигоном, на котором проводятся учения. Значит, здесь бывают люди! Вот только когда они появятся? Это был другой вопрос.
   Побродив по полигону, Витамин умудрился найти несколько неотстрелянных патронов, которые идеально подошли к Пустынному Орлу. Теперь он был хотя бы вооружён.
   Чуть поодаль от БТРов стояли деревянные макеты людей, сплошь изрешеченные пулями, а ещё дальше, пылилась обгоревшая башня танка и замаскированная землянка с бойницей.
   - Что ж, отличное местечко, чтобы поиграть в войнушку, - тихо проговорил Витамин. - Значит, решил поохотиться, гад? Ну, так теперь я на тебя поохочусь....
   И он улыбнулся так, что от этой улыбки у любого побежал бы холодок по спине. Лёха знал, что Коха где-то рядом. Он знал, что тот не отступит и в любой момент может напасть со спины. Но Лёха был к этому готов.
  
  
   ***
  
   Как и ожидал Алексей, оборотень прыгнул со спины, намереваясь вцепиться клыками в шею. Но Лёха успел отскочить всторону, едва почувствовав колебания воздуха за спиной. Он быстро вскинул пистолет и, не целясь, выстрелил в волка. Пуля угодила в бедро зверя и он оглушительно взревел от боли. Второй выстрел оказался не таким удачным и пуля впилась в землю, совсем рядом с головой монстра. Пока Лёха прицеливался, чтобы с третьей попытки снести твари голову, Коха вскочил и, не взирая на раненную ногу, из которой текла кровь, бросился в высокую траву и запетлял по ней, убегая в лес.
   Но Витамин чувствовал, что он вернётся. Обязательно вернётся...
  
   Пока Коха убежал зализывать рану, у Лёхи было время, чтобы подготовиться в новой его встрече. На некоторое время про Коху можно было забыть и не беспокоиться, что он нападёт. Рана была серьёзной и ему понадобится время на восстановление. Было уже совсем темно и над полем повисла тишина, нарушаемая лишь треньканием сверчков в траве и уханьем сов, начинающих ночную охоту. Подобно им, Лёха начинал свою.
   Он сидел в одном из домиков на полу, скрестив ноги, и армейским ножом затачивал толстые осиновые колья. Осину он выбрал не потому, как она росла по самому краю леса, а вглубь уходить он не решался. Всё же было неизвестно, где сейчас находился зверь.
   Покончив с кольями, Алексей разложил на полу маскировочную сеть, так кстати найденную в землянке на полигоне. Благодаря друзьям-военным, он научился у них различным спецназовским штучкам. Не в совершенстве конечно, но простейшие растяжки он поставить мог.
   Далее последовал ритуал маскировки, но он отличался от обычного армейского тем, что тут важна была не столько невидимость, сколько отбивание запаха. Всё-таки он собирался воевать против зверя, у которого было отменное обоняние. Поэтому всю свою одежду Алексей вымазал в кабаньем помёте, найденным на опушке. Его самого едва не выворачивало от тошнотворной вони, но деваться было некуда.
   Витамин глиной вымазал лицо и руки и теперь во мраке ночи сам был частичкой темноты. Передёрнув затворы и заткнув пистолеты за пояс, а так же закрепив нож на бедре, он встал, с хрустом потянулся, разминая мышцы, и вышел из укрытия. Осмотревшись, и не увидев опасности, Лёха отправился устанавливать ловушки.
  
  
   ***
  
   Зверь лежал на ворохе прошлогодних листьев и старательно зализывал рану на лапе. Кровь перестала течь, но вся конечность затвердела. Наступать на лапу Коха мог, но это отзывалось сильной болью. Похоже, была задета кость.
   "Ублюдок! Он подстрелил меня. Но откуда у него патроны? Я же их все вытащил. Может быть Шкет? Вряд ли.... Его самого подстрелил этот гад. НО КАК? Ведь там же были только холостые патроны!!!!! Непонятно. Ничего не понятно. - мысли вертелись в голове оборотня. - Дьявол, надо было сразу его хлопнуть. На кой чёрт я затеял эту игру?.... Теперь нужно постараться убить его. Наверняка. Безо всяких ухищрений."
   Зверь бережно зализывал рану и размышлял о том, как ему осуществить задуманное. Время шло. Пора!
   Оборотень поднялся и, прихрамывая, направился в сторону полигона.
  
  
  
   ***
  
   Лёха стоял посреди поля и глядел на небо. Трава легонько шелестела от тёплого ночного ветерка и дурманяще пахли цветы. В другой бы раз Алексей расслабился и отдался наслаждению столь романтичной ночи, но сейчас он был весь напряжён и превратился в одно большое ухо.
   Пока было тихо. Но это только пока. Скоро он придёт, обязательно придёт. Витамин чувствовал это. Ну что ж, он готов к этой встрече, как никогда раньше. Теперь оставалось ждать, а ждать Лёха умел.
   Алексей стоял, растворившись во мраке и его слегка вьющиеся волосы трепал ветерок. Внезапно тишину нарушил протяжный вой.
   "Идёт!" - забилась тревожная мысль в голове Лёхи. Он пригнулся и исчез в высокой траве.
  
  
   ***
  
   Зверь шёл медленно, выверяя каждый шаг, чтобы ни одна тростинка, ни одна сухая ветка не хрустнула под мощными лапами. Влажный нос подрагивал, находя и отсеивая посторонние запахи. Он хотел определить место, где спрятался Витамин. В том, что он не убежал с полигона, Коха был уверен.
   И тут в нос ударил едкий запах. Чуткий орган мгновенно уловил его и распознал. Это был запах кабаньего помёта. Зверь поспешил уйти всторону от этой вони.
   Косматая туша прошла совсем рядом и глаза, вдруг появившиеся из темноты и гущи полыни, проводили её ненавистным взглядом. Оборотень прошёл мимо замаскировавшегося Витамина и не заметил его. Зато Лёха его заметил. Теперь он знал что не ошибся. Волк здесь. Он вернулся за своей жертвой. Но только он её не получит.
   Бесшумной тенью, ползком, Алексей скользнул вслед за тварью, держась на расстоянии. Прежде, чем выстрелить, Лёха хотел быть точно уверенным, что не промахнётся. Поэтому он выжидал.
   Неожиданно волк исчез из вида. Там, где он только что находился, была пустота. Лёха замер, пробегая взглядом по местности, но оборотня не было. Он хотел было повернуть назад, но вдруг всем телом почувствовал, что сзади кто-то стоит. Витамин замер, решая, что ему делать. Так оно и было. А мгновением позже он услышал тяжёлое сопение и ощутил горячее смрадное дыхание позади себя.
   "Он сзади", - промелькнуло у него в голове - "Он каким-то образом обошёл меня... Видимо почувствовал слежку"
   Витамин замер в нерешительности, что предпринять дальше. Выхватить пистолет и попытаться успеть выстрелить???? Не успеть....
   Оборотень немного потоптался на месте. Когда он шёл, то ему показалось, будто за ним кто-то следит. Выбрав момент, волк незаметно скользнул всторону и, сделав крюк, вышел сзади предполагаемого преследователя. Но теперь он никого не видел и только противный едкий запах кабаньего дерьма. Опять этот запах? Он что, повсюду? Зверь фыркнул. Жёлтые глаза хищно оглядели местность, но не найдя угрозы, он хотел было продолжить свой путь. В этот момент Витамин резко развернулся, выхватывая пистолеты. Грохнул выстрел. Волк едва успел отскочить всторону, и пуля лишь опалила шерсть на загривке. От раскатистого грохота лес наполнился криками встревоженных птиц.
   Леха успел разглядеть здоровенный чёрный силуэт, стремительно бросившийся в траву, и выстрелил туда, где она колыхалась больше всего.
  
   Коха мчался прочь, кляня себя за свою беспечность. Ему приходилось убегать, совершая длинные прыжки из стороны всторону, чтобы Витамин не смог попасть в него. Раненная нога вопила болью. Прыжок влево, и пуля просвистела в сантиметре от его уха. Ещё один выстрел и оборотень сделал скачок вправо. Витамин палил с двух рук. Он видел только, как колышется трава, где бежала тварь, самого зверя Лёха не видел. Стрелять приходилось наугад.
   Волк зигзагами рванул к лесу. Витамин бежал за ним, стреляя на ходу. Грохнул очередной выстрел и оборотень, взметнув пыль, резко остановился. Пуля с жужжанием впилась в землю перед ним. Затем он резко дёрнулся вправо и следующий выстрел пришёлся как раз в то место, где Коха только что находился.
   Лёха запыхался от этой погони, но не сбавлял темпа. На этот раз Алексей не мог позволить Кохе уйти. Он бежал за ним, умудряясь стрелять так, что у последнего замирало сердце при каждом хлопке в ожидании своей погибели.
  
   Оборотень поменял направление и теперь побежал, петляя между домиков. Он перепрыгивал валявшиеся на земле брёвна, деревянные щиты, служившие укрытиями во время учений. Обезумев от настойчивого преследования, Коха вскочил на крыльцо и одним прыжков влетел в домик. Пуля с хрустом вгрызлась в перила, выбивая из сухого дерева фонтан щепок.
   Он на несколько мгновений остановился в тёмном помещении, чтобы перевести дух и полизать вновь начавшую кровоточить рану. Но услышав топот ног по деревянному полу, подскочил и уже хотел было выскочить в окно. Но Витамин уже был внутри и наставил пистолет. Щелчок. В одном из пистолетов закончились патроны.
   - Твою мать.... - протянул Лёха, вслед выскакивающему оборотню, швырнув оружие вдогонку.
   Лёха выбежал на улицу, достав второй ствол. Первое, что он увидел, была высокая трава, волной накатывавшая на него. Зверь несся на него, широко раскрыв пасть.
   Алексей понял, что не успеет выстрелить и побежал прочь. Витамин вбежал в лес и свернул влево. В этот момент оборотень прыгнул, но промахнулся. Пока он вскакивал, парень успел скрыться из виду, но волк видел, куда тот спрятался. И зверь бросился в ту сторону.
   Он выбежал на поляну и на небольшой бугорке увидел Витамина. Жертва стояла к нему спиной и не двигалась. От него исходил этот ненавистный запах, который вёл их со Шкетом прошлой ночью. Не раздумывая ни секунды, оборотень прыгнул, прижав уши и раскрыв пасть. Послышался хруст и оторванная голова покатилась в овраг.
   Но прежде, чем Коха успел сообразить, что это была ловушка, и что настоящий Витамин, а не деревянное чучело с откусанной головой, потянул за, перекинутую через сук, верёвку, сеть, расставленная на земле сомкнулась на нём и резко взмыла вверх.
   Мышцы на руках Лёхи вздулись буграми, но он поднял вверх зверя , а потом примотал конец верёвки к дереву. Оборотень бился в сети в метре над землёй. Потом глаза их встретились. Жёлтые и дикие пытались сжечь своей ненавистью ярко-синие.
   - Попался, выродок? - хрипло сказал Витамин. Оборотень взревел. - Это тебе за всех моих друзей. Отправляйся в преисподнюю!
   Лёха поднял пистолет. Но тварь взмахнула лапой и острые когти распороли сеть. Падая, зверь толкнул Алексея и тот упал, выронив пистолет. Коха рухнул на землю, но сразу вскочил. Его пасть дёрнулась к жертве, но Витамин отпрянул назад и клыки лишь зацепили футболку, разорвав ткань на груди. Лёха изо всех сил отпрыгнул назад, перескакивая через бугорок, и вновь упал мягкие лапы молодых елей.
   Поднявшись, как медведь, на задние лапы, Коха двинулся к нему, попутно отшвырнув ногой упавший пистолет подальше. Теперь уже всё. Выродку конец.
   Но тут лапа его зацепилась за замаскированную тонкую проволоку. Послышался короткий щелчок. На какой-то миг всё вокруг замерло. Но потом, с гулом рассекая воздух, с земли, расшвыривая опавшие листья выскочило бревно с приделанными к нему осиновыми кольями. Зверь не успел ни отпрыгнуть всторону, ни увернуться, и колья с хрустом воткнулись в его тело, разрывая шкуру и мясо. Во все стороны брызнула кровь. Она легла на деревья, на землю, на лицо лежащего на земле Витамина. А потом над лесом прокатился оглушительный рёв, полный боли и страдания.
   Обмякнув, тело оборотня соскользнуло с кольев и с глухим звуком упало на землю. Волк не двигался.
   Алексей тяжело поднялся. Всё его лицо было забрызгано кровью, но это была чужая кровь - кровь врага. Он поднял с земли пистолет, проверил патрон и подошёл к Кохе. Тот был ещё жив, но жизнь стремительно ускользала от него. Пасть зверя была приоткрыта и из неё вываливался прокушенный язык. Глаза твари уже не светились хищным огнём, а лишь тускло смотрели вникуда. На широкой груди зияли рваные раны от кольев и из них нескончаемым потоком лилась тёмная кровь. В воздухе стоял её солоноватый запах.
   Оборотень умирал. Его тело начало меняться: чёрная шерсть начала исчезать, а кости меняли свою форму. Однако превращение до конца так и не осуществилось. Голова и лапы по-прежнему оставались волчьими.
   Леха подошёл к нему и поставил ногу на горло. Его глаза полыхали синим огнём и на грязном, перепачканном глиной и кровью лице, они были подобны глазам демона.
   - Вот и закончилась моя охота, слышь ты, тварь! - прорычал Витамин. Он поудобнее перехватил пистолет и направил дуло в голову зверя.
   - Жаль.... - тихо прохрипел Коха. Глаза его по-прежнему безучастно глядели вникуда.
   - Что ты там лопочешь? - рявкнул Лёха и сильнее надавил ногой на горло. Коха засипел.
   - Нет... всё-таки и вправду жаль, что я не убил тебя раньше, когда вполне мог это сделать.... - вдруг глаза его ожили и уставились на Алексея. - А все те убитые мною так кричали и просили бога о помощи. Но он их не послушал... Даже твоего Максима....
   И он закашлялся в приступе хриплого смеха.
   - Ну что ж, второго такого шанса у тебя уже больше никогда не будет! - усмехнулся Лёха.
   - Все мы смертные и рано или поздно умрём. Ты не исключение, - сказал оборотень. Его голос вперемешку с рычанием звучал, как пророчество. - Мы встретимся с тобой в аду!
   Лёха хмыкнул и изо всех сил надавил ногой на горло твари.
   - Возможно, - ответил он. - Но мы будем вариться в разных котлах!
  
   И он, не отворачиваясь, разрядил все оставшиеся патроны в голову оборотня. Пули с хлюпаньем вошли в мозг и навсегда прекратили существование Кохи.
  
  
  
   Витамин вышел из леса и побрёл по полигону. На востоке начинали вспыхивать вспыхивать первые утренние солнечные лучи. День обещал быть солнечным и жарким. Гасли, тускло исчезая в небе звёзды и бледнела полная Луна, так безразлично взиравшая на всё то, что произошло ночью.
   Витамин шёл раскинув руки встороны, позволяя траве ласкать раскрытые ладони. Так он шёл, пока не вышел на узкое шоссе. Через некоторое время он поймал машину, хотя и не знал, куда ведёт эта дорога. Приветливый водитель подвёз Лёху до ближайшей железнодорожной станции, по пути не слишком утомляя Алексея своими разговорами и расспросами. Они ехали почти что молча. Думая каждый о своём....
  
  
  
  
  
   ***
  
   В купе на двоих, при слабом свете ночной лампы под потолком и под мерный стук колёс скорого поезда, сидели молодой парень с ярко-синими глазами и русыми, слегка вьющимися волосами, и совсем ещё юная, прекрасная девушка с волосами гранатового цвета и едва заметными веснушками на милом носике. Они молчали, но им не нужно было слов. Парень нежно обнимал девушку, а она прижалась щекой к его плечу и своей маленькой ладошкой гладила его широкую сильную ладонь.
   Поезд мчал их в Питер, где жили родители девушки.
  
   - Лёшка, я так тебя люблю! - прошептала она, заглянув ему в глаза.
   - Я это знаю, Малышка! - ласково ответил парень.
   - Нет, не знаешь. С каждым днём я люблю тебя всё сильнее и сильнее! - она крепко сжала его ладонь. - Так здорово, что мы с тобой поженимся! Я просто счастлива!
   Она улыбнулась и посмотрела в окно.
   - Я тебя просто обожаю, - тихо сказал Витамин и, приподняв голову Яны со своего плеча, легонько взял её за подбородок, притянул к себе и поцеловал в губы.
  
   За окном мелькали фонари и деревенские домишки, в окнах которых горел свет. Была ночь.
   - Лёша, а расскажи мне какую-нибудь историю, - потягиваясь попросила Яна.
   - Историю? Да я и не знаю никаких историй, - ответил Алексей.
   - Ну, всё равно, расскажи мне что-нибудь! - она легла на кровать, положив голову парню на колени, и закрыла глаза.
   - Ну...хорошо. Я попробую, - тихо сказал Лёха. Его пальцы забрались ей в волосы, нежно перебирая их и лаская.
  
   Он улыбнулся.
  
  
   На небольшой город тихо и незаметно опустилась чёрная, как вороново крыло, ночь. Ещё один день подошел к концу и, уставшие от своих повседневных дел, люди уже давно вернулись домой и мирно спали, набираясь сил для борьбы с проблемами нового дня..................
  
  
  
  
  
   Но только в этой истории, рассказанной Лёхой, всё было по-другому. Не было ни Кохи, ни его друзей, не было грозных ночных тварей. И тот Лёха, парень с синими глазами не испытал горечь потери близких друзей...
   Лёха посмотрел на Яну: она спала, улыбаясь во сне. Ей снилось, что они вместе с Алексеем, смеются и плескаются в прохладной речке. Светит солнце. И всё у них хорошо.
   Витамин глянул в окно. Там было темно и лишь изредка мелькали фонари. В небе светила одинокая Лёна, как всегда пасущая стадо звёзд-овечек.
  
   Поезд мчал их навстречу неизвестному будущему. Что оно принесёт им? Этого Лёха не знал. И никто этого не знал. Будущее будет лишь таким, каким мы его сделаем сами, выбрав тот или иной путь из предложенных нам судьбой.
   Поезд мчал их в Питер. Под мерный стук колёс исчезали минуты, перетекающие в часы.
   Лёха посмотрел в окно и увидел за стеклом пару хищных жёлтых глаз, неотрывно следящих за ним. Он весь напрягся, моргнул, и глаза исчезли. Он часто их видел. Особенно по ночам. Будто, даже умерев, Коха следил за ним, чтобы в один удобный момент напасть.
  
   Лёха взглянул на сладко спящую у него на коленях Яну. Он погладил её личико, улыбнулся и чуть слышно прошептал:
   - Всё будет хорошо, маленькая моя! Всё будет хорошо...
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   КОНЕЦ.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Рассказ посвящается всем студентам Российской Международной Академии Туризма.
  
   Почти все имена и фамилии вымышлены....
  
  
   Москва. 2000 год.
   Перепечатано и отредактировано в 2006 году.
   Головёнкин Дмитрий.
  
  
  
  
  
   От автора.
  
  
   Вот и подошла к концу эта история. Правда ли это или вымысел - я не берусь спорить. Каждый принимает её такой, какая она есть или как это ближе его сердцу.
  
   Каждый из нас рано или поздно проходит какой-то этап, рубеж. И проходя его, словно закрывает очередной том книги, книги его жизни. Под толстыми переплётами остаётся всё то, что мы переживали. Все те истории, что случались с нами, те люди, с которыми мы общались и все те, кого мы любили. Они не исчезают бесследно. Все они остаются жить на страницах наших книг. И там, мы общаемся с ними снова и снова. И снова и снова мы переживаем все приключения, запечатлённые историей. Нашей историей. У каждого из нас она разная.
   А может быть всё совсем не так? Может быть всё то, что было бесследно исчезает во мраке прошлого? Или беспощадно съедается некими Лангольерами- чистильщиками времени, поедателями прошлого? Что если всё то, что было нам когда-то дорого и те, кого мы когда-то любили, просто стираются?
   От этих мыслей мне порой становиться страшно. Мне хочется верить, что всё совсем не так. Что и Лёха и Яна и Максим и все остальные ребята существуют. Они существуют в прошлом. Существуют в книге, в этом, пусть маленьком и тесном, но уютном мире, который я создал для них, как дом. И что снова и снова Лёха встречает Яну, снова и снова они гуляют не первом свидании и снова и снова начинается и заканчивается эта история.
  
   Время идёт. Всё вокруг меняется. Те люди, с которых взяты образы героев рассказа, выросли. Они повзрослели, давно закончили институт и у всех у них разная судьба, которая раскидала кого куда. И когда неумолимое время отсчитало для всех нас последние секунды той поры, когда мы все были вместе, жили общей жизнью, все они встали и под тяжёлое молчание, обернувшись на последок в дверях, вышли из этой "студенческой общаги". С кем-то мы общаемся до сих пор, но кто-то, переступив порог "общаги", навсегда ушёл в жизнь. В жизнь за пределами. Их лица растворились в толпе. Лица, которые мы воспринимали, как что-то естественное, стали чужими и далёкими. Много ли они значили для нас? Наверное нет. А может быть что-то значили? Ведь все они - часть нашего прошлого.
   Те, с кем мы продолжаем общаться, они уже не те. И никогда ими не станут. Всё течёт и всё изменяется. И лишь на страницах наших книг жизни они остаются прежними...
  
   И какая же порой ностальгия одолевает по тем далёким временам. Всё же мы начинаем ценить что-то, когда мы это теряем. Обидно. Как бездумно мы порой разбрасываемся тем, что имеем, принося это в жертву будущему, которое неопределенно. Ведь счастье, когда оно у нас в руках мы не замечаем. Мы всё чаще живём будущим, забывая про настоящее. Мы гоним драгоценное время вперед, торопим события.... А ведь этого завтра может не быть.
   Мы видим себя в будущем. Как мы замечательно отдохнём на море летом, как мы будем делать то или это. Но вот наступает тот момент, а мы не воспринимаем его, как что-то долгожданное и особенное. Мы вновь в предвкушении грядущего...
  
   А что наше прошлое? Вспоминая слова умирающего Стаса, этого маленького паренька, обычного парня, на беду которого жизнь пересекла его с Кохой, когда будучи уже на пороге перехода в иной мир, он так хочет, чтобы у него была возможность вернуться в прошлое и всё исправить... Я иногда думаю о том же. Но это невозможно. А жаль. Кто из нас не хотел бы хоть раз, хоть на минуту вернуться в прошлое и по новой пережить счастливые моменты или набраться смелости и решимости и изменить ход событий. Но кто знает, что из этого получилось бы.
   Но одно могу сказать уверенно: люди могут путешествовать во времени. Ты можешь со мной не согласиться. Но когда мы предаёмся воспоминаниям о прошлом, когда мечтаем о будущем, мы путешествуем во времени. Мечты и воспоминания - это путешествия сквозь время и миры. А наш мозг - это замечательная машина. Машина времени.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Далее, Уважаемые, если у вас хватило терпения или смелости дочитать сиё произведение до конца, прошу Вас оставить свои отзывы. Просьба не стесняться в выражениях и писать всё то, что думаете. Правду и только правду. Мне это будет приятно и полезно.
   Спасибо большое.
   P.S. не забывайте подписываться под отзывами.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   ОТЗЫВЫ:
  
  
   1) и Саша на полном ходу полетел вперёд, машинально выставив вперёд руки.нии.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   8
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Крымова "Скандальная невеста, или Попаданка не подарок"(Любовное фэнтези) М.Юрий "Небесный Трон 3"(Уся (Wuxia)) Р.Брук "Silencio en la noche"(Антиутопия) В.Соколов "Прокачаться до сотки 3"(Боевое фэнтези) А.Кочеровский "Баланс Темного"(ЛитРПГ) А.Ригерман "Когда звезды коснутся Земли"(Научная фантастика) А.Гаврилова, "Дикарь королевских кровей 2"(Любовное фэнтези) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) Д.Деев "Я – другой"(ЛитРПГ) А.Ардова "Жена по ошибке"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"