Голубков Аркадий Иванович: другие произведения.

Черный Монах

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
Оценка: 10.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Приключения мага Бальтазара продолжаются! Старинный монастырь терроризирует призрак Черного Монаха. Он карает послушников за нарушения обетов и правил. И вот обитель оказывается на грани закрытия. Бальтазар торопиться разгадать тайну Черного Монаха, раскрыть секреты монастыря и найти утерянные сокровища.

  ***
  Теплое августовское утро. Мягко светит восходящее солнце, окрашивая восток во все цвета алого и золотого. Маг Бальтазар сидел в своей "нехорошей" квартире и блаженно попивал кофе из маленькой чашечки, не забыв грациозно оттопырить мизинец. Он был одет в красный халат, на голове у него была сеточка для волос.
  Бальтазар смотрел телевизор. Тот, как и почти вся бытовая техника достались Бальтазару в "наследство" от предыдущих хозяев, которые в панике сбежали от злобного духа квартиры.
  Впрочем, по телику нечего примечательного не показывали. В Розовске был только один местный канал: "Розовск-ТВ" и сейчас по нему разорялся телеведущий, который рассказывал, как нынешний мэр, в поте лица старается благоустроить город, чтобы всё было хороши и все хорошо жили.
  Мэр и вправду очень старался последние две недели. Толпа таджиков с КамАЗом укладывала новенький асфальт посреди города. Не снимая старый. И красила фасады домов. Вместе с окнами. И забота о каких-то жителях здесь была совершенно не причем. Все потому-что в Розовск неожиданно собрался нагрянуть губернатор с депутатами облдумы, проверить куда тратились средства щедро расточаемые областным правительством.
  Но так, как средства пошли на срочный ремонт дачи мэра и покупку нового Кадиллака для его жены, то мэр действительно очень старался все благоустроить и не спал по ночам. Ведь вместе с губернатором должны были приехать сотрудники облпрокуратуры. Так, для проверки.
  Бальтазар откровенно скучал. Он привык постоянно что-то делать. Безделье было не его кредо. А сейчас никаких заказов не было, как назло, вот и оставался только телевизор.
  Кабельным он не удосужился обзавестись, а его комнатная антенна принимала только три канала. По второму показывали рыбалку круглые сутки, вид деятельности для неандертальцев, по мнению Бальтазара. По третьему же крутили день и ночь тупые американские мультики, где страдающий тяжелой степенью кретинизма кот уже семьдесят лет не мог поймать откровенно маргинальную мышь.
  Неожиданно комнату огласило карканье. Бальтазар скосил глаза вбок и обратил свой взор на висевшую в углу клетку с черным вороном, который вдруг подал голос.
  Клетка эта была сделана из красной меди и все её прутья были покрыты вязью мельчайших рун и оккультных глифов.
  Надо сказать, работа была проделана адская. Попробуй-ка, при помощи гравировочной машинки вырезать шестьсот шестьдесят шесть заковыристых символов, в строгой последовательности, да еще и нельзя было допустить не единой ошибки, иначе все это будет бесполезно.
  Черный ворон, который все это время сидел на жердочке неожиданно заворочался и закаркал.
  - Молчать! - Ледяным тоном приказал маг. Но ворон лишь громче закаркал в ответ.
  - Tace, spiritus despectus! Ego enim in carcerem vos constringam in barathrum inferni ad inoboedientiam! Ego Balthasar magus, ego praecipio tibi in nomine Dei veri. Absit. Amen!
  Громко и внятно произнес маг. Ворон тут же замолк, лишь странные надписи на клетке едва заметно сверкнули.
  А все потому-что это был никакой не ворон. Темный дух, один из многих из свиты демонического короля Белета[1], которого Бальтазар вызвал для одной работы, для одного очень состоятельного клиента. Но дух заартачился и работа едва не полетела в тартарары. В отместку Бальтазар заключил его в этот артефакт-удержатель зачарованный заклятьем Соломона, царя-мага[2].
  - Достали, придурки! - Пробурчал маг. И только он собрался отпить из чашки, как в дверь неожиданно и притом очень громко и требовательно забарабанили.
  ***
  Дверным звонком Бальтазар тоже не удосужился обзавестись, поэтому посетители вынуждены были стучать, пока хозяин не откроет.
  - Кого там еще нелегкая принесла? - Недовольно пробурчал маг, глядя на настенные часы. Они показывали полдесятого. Вообще в квартире почти ничего не изменилось с тех пор как Бальтазар в нее въехал. Его и так все устраивало. Только появился небольшой алтарь вызова и магические знамена на стенах.
  Вообще Бальтазар был не материалист. Есть где поесть, где поспать и где... осуществить прочие потребности и того достаточно.
  Бальтазар встал со стула, поправил халат и сеточку на волосах. Затем накинул на клетку отрез ткани и закрыл черным покрывалом зеркало на старинном комоде. Этот комод был настоящим произведением краснодеревщицкого искусства. Еще дореволюционного производства. Именно из-за него, а точнее из-за зеркала которое в нем было и не мог покинуть этот бренный мир дух Яна Орлова повесившегося перед зеркалом из-за неразделенной любви. Сюжет достойный Шекспира.
  Но иногда в зеркале отражался повешенный Ян. Так что Бальтазар накрывал его тканью каждый раз, когда у него были посетители. Особенно после того, как одну немолодую клиентку, из-за такого нелицеприятного зрелища, увезли с сердечным приступом в больницу. Бальтазар тогда думал, что это конец его маленькому оккультному бизнесу, но оказалось, что выйдя из больницы дама растрезвонила об этом всем знакомым и подругам и клиентов в итоге у Бальтазара стало еще больше. Черный пиар-тоже пиар.
  Маг вышел в коридор и столкнулся лицом к лицу с духом уже упомянутого Яна. Тот выглядел как и в день смерти. В кедах, серой футболке и джинсах. С смазливым лицом, белыми стянутыми в хвостик на затылке волосами и фиолетовой полоской на шее.
  - Исчезни! - Шикнул на него Бальтазар. - И не показывайся! Живо!
  Призрак медленно растворился в воздухе.
  "Придурок!"-мысленно добавил Бальтазар.
  Маг подошел к двери и распахнул ее. У него отвисла челюсть. Он ожидал увидеть кого угодно. Но не попа.
  Священнослужитель был облачен в черную рясу и скуфью[3]. На груди у него был громадный серебряный наперсный крест. Седая борода, на глазах очки, в руках портфель, а на запястье золотые часы.
  В общем настоящий православный, российский священник. В простонародье-поп.
  - Вам кого? - Поинтересовался Бальтазар, заинтригованный таким-вот появлением. Вряд ли служитель культа просто ошибся дверью.
  - Вы экстрасенс по имени Бальтазар? - Ответил вопросом на вопрос пришелец.
  - Да. А вы, я надеюсь, не из подразделения Инквизиции? - Усмехнувшись произнес Бальтазар.
  Священник сдержано улыбнулся.
  - Нет. Позвольте войти. - И не дожидаясь разрешения вперся в квартиру оттолкнув хозяина выступающим из под рясы животом.
  - Ну, милости прошу. - Произнес задвинутый в угол Бальтазар. - Заходите. - Он указал на двери в зал. - Туда, пожалуйста.
  - Благодарю. - Строго ответил священник и прошагал прямо в предложенную комнату. Бальтазар закрыл дверь и проследовал за ним. Тот уже расположился в комнате и с интересом изучал ее.
  - Кофе? - Произнес Бальтазар, глядя на свою пустую чашку.
  - Да, чаю, если можно.
  - Хорошо, я сейчас. - Бальтазар отправился на кухню заваривать чай незваному гостю, а сам усиленно раздумывал, зачем здесь появился священник.
  Бальтазар сидел на стуле напротив окна и смотрел как его гость пьет чай, изучая взглядом предметы интерьера.
  - Простите, любезнейший...
  - Отец Андрей, иеродиакон[4] Розовского Свято-Екатерининского женского монастыря.
  - Ничего себе? - Присвистнул Бальтазар, - а от меня вам чего надо?
  Отец Андрей тяжело вздохнул.
  - Видите-ли любезнейший Бальтазар. Я понимаю, что моя просьба не может показаться вам странной. Но... - Посетителю, видно, было не просто подбирать слова. - Видите ли, в вашей визитной карточке было указано, что вы являетесь демонологом и специализируетесь на всевозможных сверхъестественных явлениях. М-м... так, вот. Видите ли, я здесь по воле нашего настоятеля отца Михаила. В общем нам нужен экстрасенс.
  - Для чего? - Спросил несколько ошарашенный Бальтазар. - Насколько мне известно, мы с вами как бы "по разные стороны баррикад".
  - Ну да, это действительно очень необычная просьба. И я могу вас искренно уверить, что мы никогда не пошли бы на это, если бы не обстоятельства.
  - Какие обстоятельства? - Уточнил Бальтазар.
  - Вы слышали о Черном Монахе? - Спросил отец Андрей.
  - Нет.
  - Мда. Так вот. Видите ли, что наш монастырь раньше, был мужским и назывался по другому...
  - Простите, отец Андрей, если можно покороче... - Прервал своего гостя Бальтазар, видя что тот собирается пуститься в долгое повествование.
  - Да, да, конечно. Вы правы. Думаю, что отец Михаил расскажет вам все поподробнее. В общем есть легенда о Черном Монахе, который якобы живет в монастыре и карает всех его жителей за непотребство...
  - За что? - Не понял маг.
  - Непотребство. Ну, например, за неисполнение послушания или нарушения каких-то уставов. - Пояснил отец Андрей и продолжил. - В общем, за неподобающее поведение. Долгое время мы это скрывали. Да и этот пресловутый Монах не появлялся долгое время и в итоге превратился в этакую городскую легенду, которая привлекала в монастырь новых посетителей.
  Но последнее время он вновь появился. Только за последнюю неделю он довел до сердечного приступа сестру Елену, руководителя монастырского казначейства. А еще напугал двух молодых монахинь до того, что они хотят отказаться от служения и вернуться в мир. Вы понимаете? Это же кошмар какой-то. Если от него не избавиться, монастырь просто закроется. Ведь там некому будет служить. Мы уже получили оповещение из епархии, где говорится, что было бы хорошо, если мы решим эту проблему и чем скорее, тем лучше. Вот поэтому мы к вам и обратились.
  - А сами вы пытались с этим справиться? - Поинтересовался Бальтазар.
  - А как же. - Грустно вздохнул отец Андрей. - Я же сказал, что на этот шаг, то есть обращение к вам, нас толкнула безысходность. Без обид.
  - Да какие тут обиды. - Произнес Бальтазар, машинально суя в рот сушку, дело его интриговало и заинтересовывало все больше и больше. Он, пожалуй, взялся бы за него и без денег. Просто ради профессионального интереса.
  - Как я уже сказал, отец Михаил расскажет вам больше. Я лишь посланник. Так вы поедете? - Спросил отец Андрей.
  - Да. - Без колебаний ответил Бальтазар.
  - Хорошо. Тогда приезжайте завтра. После обедни[5]. Проще говоря, после обеда. Вы на машине?
  - Да. Я на колесах. - Ответил Бальтазар.
  - А куда ехать знаете? - Учтиво спросил отец Андрей.
  - Разберусь.
  - Вот и хорошо. - Гость поднялся. Поднялся и Бальтазар. - До свидания. До завтра.
  - До завтра. - Ответил маг закрывая за гостем дверь. - Вот это поворот. - Произнес он прислоняясь к двери спиной.
  ***
  Проводив визитера, Бальтазар решил немного развеяться, в предвкушении завтрашнего дня.
  Он направился прогуляться по городу. Розовск был совсем небольшим уездным городком. Чтобы пересечь его полностью, требовалось не больше часа да и то прогулочным шагом. Впрочем, бесцельно шататься по городу Бальтазар не собирался. Он решил содержательно провести отдых.
  На соседней улице он приобрел бидончик разливного пива из бочки, как в СССР и вяленого толстолобика. Не то чтобы он этим увлекался. Нет. Просто решил вспомнить свою студенческую беззаботную молодость.
  Бальтазар шагал по тенистой улице скрытой сенью деревьев. Иногда по дороге проезжали машины. Было послеобеденное время. На улице стояла удивительная тишина и благодушие. В Москве такого не встретишь. Даже на окраине.
  Недалеко от улицы академика Струмилина, где и проживал Бальтазар, дорога была разрыта. Рядом со стареньким советским экскаватором МТЗ, расположилась группа рабочих в засаленных жилетках. Работники местного МУП "РЖЭК".
  Судя по размерам разрытой ямы и по ленивым переговорам работников, состоящим в основном из непечатных выражений, горячей воды можно было не ждать в ближайшие сутки.
  Как минимум.
  Проходя по двору Бальтазар неожиданно заметил Ирину. Свою соседку, которую он затопил в первый же день своего проживания. Не по своей вине-это все были проделки призрака Яна. Ира жила этажом ниже. Она была в разводе и воспитывала сына, получая небольшие алименты от своего экс-благоверного. У Иры было одно хобби в жизни-найти нового мужа.
  Бальтазар обещал ей ужин, в обмен на отказ от претензий по поводу залива. Но воз и ныне там.
  Вообще Ира его раздражала. Бальтазар был асексуален. Его мало что интересовало в жизни кроме новой магии и прочих оккультных дел, а отношения с женщинами и отношения вообще он считал просто тратой личного времени.
  Сейчас на ней была новая безрукавая блузка цвета мокрого асфальта. Юбка-миди и туфли на высоком каблуке. Ее волосы выкрашенные в ярко рыжий цвет развевались на легком ветерке.
  Бальтазар кинул взгляд на спасительную темноту подъезда. До него рукой было подать. Он даже рассмотрел новый сарафан Зины, одной из трех старух вечной сидящих у подъезда. Но дойти до него не столкнувшись с Ирой он бы не успел. Тем более, что она увидев его замахала ему рукой.
  Не долго думая, маг развернулся и зашагал в обратном направлении не снижая темпа.
  - Постойте, Бальтазар! - Крикнула ему вслед Ира. Маг ускорил шаг. Он перешагнул через импровизированный заборчик из старых покрышек и стремительно двинулся через двор. Сзади слышался быстрой цокот каблуков. Ира была не из тех, кто легко упускает свое.
  "Проклятье!"-подумал Бальтазар. Он прошагал через песочницу, безжалостно раздавив своими черными ботинками пару куличиков, с любовью вылепленными двумя девочками-дошколятами, чем вызвал бурю эмоций и соплей и крик похожий на вой пожарной сирены испущенный их бабушкой, которая за ними присматривала сидя на скамейке рядом.
  Не обратив на это не малейшего внимания, Бальтазар пересек двор и только зайдя за угол дома напротив рискнул оглянуться. К счастью Ира давно отстала. Бальтазар выдохнул и убедившись, что за ним нет "хвоста" направился домой.
  ***
  Так или иначе, день свой Бальтазар провел более или менее хорошо. Он собирался посмотреть Игры Разума, но Интернет постоянно подвисал, что очень раздражало, а пиво было очень далеким от того, что продавали в СССР. Только толстолобик не подвел.
  Наступил вечер. Точнее сразу ночь. Это был странный феномен Розовска. Здесь никогда не бывало сумерек. Только что было светло и сразу тьма. Пытливый ум Бальтазара долгое время пытался разгадать эту тайну, но и через несколько месяцев проживания в этом городке, он не приблизился к ней ни на шаг.
  Бальтазар уже собирался пойти на боковую, но тут в дверь снова постучали.
  - Ну это уж слишком! - Пробурчал он себе под нос. - Второй непрошенный гость за день. Это уже перебор!
  За дверью оказалась Ира. Вот так неожиданность! На ней был халат-один из тех стеганных чудовищ, которым, по неизвестным для мироздания причинам отдают предпочтение большинство женщин за тридцать.
  - Добрый вечер! - Заявила она.
  - Добрый... - Неохотно ответил Бальтазар. - Что не спиться?
  - Так время еще детское! - Весело отозвалась соседка.
  - Чего вам? - Спросил маг.
  - Я войду? Спасибо. - Ира зашла внутрь квартиры. - А чего у вас темно?
  - Электричество экономлю. - Бесстрастно объявил хозяин квартиры. - Я уже спать собирался. Так чего вам?
  - Ну видите-ли, я тут познакомилась на днях с прекрасным мужчиной и...
  - Поздравляю! - Съязвил Бальтазар. - А я тут причем. Хотите устроить трехстороннее свидание?
  - Ну что вы! - Отмахнулась от него Ира. - Я просто... Эээ... ну вы понимаете. - Заговорщицки подмигнула она ему.
  - Нет.
  - Понимаете. Я хотела бы его... ну как это сказать... приворожить что-ли.
  Бальтазар поморщился. "Типичные переживания разведенки с прицепом." - подумал он, а еще подумал, что его соседка, наверное самый утомительный человек в мире.
  - Я этим не занимаюсь. - Сухо ответил он. - Вообще, для подобного ритуала необходимо вызывать специального духа Гойэтии и работать с ним. А сейчас у меня очень много дел. - Бальтазар не слукавил, разве он был виноват, что отец Андрей опередил Ирину.
  - Жаалко! - Протянула Ира. - Я очень на вас надеялась. А что и вправду ничего нельзя сделать?
  - Я же сказал. - Начал раздражаться маг, он очень не любил, когда его профессионализм ставился кем-то под сомнение. - Хотя... - Тут ему в голову пришла идея.
  - Стойте тут. - Приказал он заинтригованной Ире и пошел на кухню. Там Бальтазар некоторое время рылся в ящиках стола и наконец извлек на свет нужную ему скляночку. Кисловатый запах подтвердил, что это то, что ему нужно.
  - Вот. - Произнес он передавая Ире флакончик. - Это Масло Афродиты[6], сильнейший афродизиак[7].
  - Итак слушайте и запоминайте! - Строго произнес Бальтазар. - Это средство не создает любви, а только привязанность вызванную магией. При злоупотреблении последует расплата.
  Возьмите сие средство и добавьте тринадцать капель в еду или питье привязываемого. Сделать это лучше всего на закате. На растущую луну. Для эффективности лучше будет если вы предварительно добавите в флакончик каплю своей свежей менструальной крови-так оно будет еще сильнее.
  За двенадцать часов до принятия афродизиака у привязываемого должен состояться половой акт с привязывающим.
  После того, как привязываемый примет это вы должны произнести следующие заклинание: "Как Луна зарождается, так и любовь зарождается в [имя] ко мне. Афродита дарует любовь [имя] к [имя]. Да будет так!" Сделать это можно и про себя. Но лучше вслух. Силы этого зелья хватит примерно на месяц. Затем можно провести ритуал снова. Здесь примерно на пять-шесть ритуалов. Я написал слова на бумажке, чтобы вы их не забыли.
  Бальтазар протянул Ире сложенный вчетверо листок. - Вот.
  Ира приняла его, как правоверный католик Святой Грааль[8] из рук Папы Римского.
  - А это сработает? - Спросила она.
  - Да. Если все сделать правильно.
  - Хочу предупредить вас! Это средство имеет свой побочный эффект. Как я уже говорил, магия эта очень сильная и может иногда вызывать сильный абьюз[9] со стороны привязываемого, а также если привязываемый склонен к алкоголизму, то это может усилить его тягу. Так что применяйте осторожнее. И еще! Самое главное! Теперь мы с вами в расчете. Я больше вам ничего не должен ни за залив, ни за несостоявшийся ужин! Это ясно? - Строго спросил маг.
  - Да! Да! Конечно! - Закивала Ира. Она любовалась флакончиком и кажется пропустила половину из сказанного Бальтазаром. Впрочем это уже её проблемы.
  Выпроводив надоедливую соседку Бальтазар развернулся и столкнулся лицом к лицу с Яном.
  - Черт бы тебя побрал! - Сердито выругался маг. - Тебе что заняться нечем?
  Ян кивнул. Бальтазар посмотрел на него с сожалением. Выйти из квартиры дух не мог. Его любимым развлечением оставалось следить за новым хозяином. Это раздражало Бальтазара. Ведь дух понятия не имел о личном пространстве и мог появиться где угодно и когда угодно. Хоть в туалете, хоть в душе. Впрочем Ян все же был очень полезен. Он занимался уборкой квартиры и выполнял роль дворецкого. Хотя готовить он не мог по той причине, что при жизни Ян не научился этому искусству, а после смерти было уже поздно. Есть же сгоревшую яичницу, к тому же по вкусу как Мертвое море не захотелось бы даже голодающему.
  Маг прошел на кухню. Он взял пакет гречи и пакет риса и высыпав на стол смешал их. Увидь такое бабки, что сидели у подъезда, у них право слово случился бы удар. Но маг был не из впечатлительных.
  Взяв две миски он поставил их на стол указал Яну.
  - Разбери крупу.
  А затем отправился спать. "Что ж занятие на ночь у него есть."-подумал маг.
  ***
  День грядущий застал Бальтазара за рулем его старенького Опель Инсигния. Облаченный в свой любимый черный костюм-двойку, со стянутыми в практичный хвост волосами и очками-авиаторами на глазах маг зрел на поглощаемую автомобилем трассу.
  - Поверните налево! - Сообщил механическим женским голосом навигатор. Руль завертелся под ладонями и авто легко соскользнуло на грунтовку. Машину запотряхивало. Маг успел разглядеть стоящий на обочине указатель, надпись на котором гласила: "Св. Екат. Жен. Монастырь. 3 км " и стрелка согнутая в виде буквы "Г".
  Монастырь был похож на огромную крепость. Впрочем именно с оборонительной целью их и строили в средние века на Руси. Огромные, белые стены. Красивые, блестящие на солнце купола церквей. Перезвон колоколов. Бальтазар вышел из машины и жуя губами окинул величественную громаду монастыря своим взглядом. "Интересненько"-подумал он.
  Бальтазар шел по засыпанной свежим гравием дорожке к центральному собору. По дороге ему встретилась монашка.
  - Простите, сестра. Не подскажете, где тут у вас настоятель отец Михаил обитает?
  Монашка вежливо и доброжелательно улыбнулась.
  - Идите туда, пожалуйста. Обойдете храм и там налево. Увидите желтое здание с зеленой крышей-там черная дверь, за ней и найдете отца Михаила.
  - Спасибо.
  Бальтазар последовал совету монашки и действительно скоро нашел нужного ему человека. Как оказалось, отец Михаил был на своем рабочем мести и уже ждал мага.
  Настоятель оказался высоким мужчиной, лет шестидесяти на вид. С черной бородой, поседевшей от времени. У него было очень крепкое рукопожатие и Бальтазар заметил на его руке татуировку "ВДВ".
  - Войска дяди Васи?[10] - Спросил он. - Насколько мне известно, священнослужителям запрещено служить в армии.
  - Да. - Улыбнулся отец Михаил. - Только это было еще до того, как я стал священником.
  Да вы присаживайтесь. Чаю?
  - Да, спасибо. - Сдержано ответил Бальтазар.
  Подали чай с сахарным печеньем и сливовым вареньем.
  - Угощайтесь! Это мы сами все готовим. Кроме чая. - Заявил отец Михаил.
  - Ну надо полагать, вы меня не чаи с вареньем пить пригласили. - Произнес Бальтазар.
  - Да. - Нахмурившись ответил отец Михаил. - Видите-ли. Еще до наш монастырь был построен еще до революции. В конце XVIII, по приказу императора Павла I Петровича[11].
  Тогда Розовска еще не было, тут была деревня Павлово. Монастырь тогда именовался Мужским Вознесенским монастырем. И, да, он был мужской. После революции 1917 года, когда большевики пришли к власти, монастырь продолжал работать...
  - Простите, это все конечно, очень интересно, но можно ближе к теме. Кто этот Черный Монах и почему вы не можете от него избавиться? - Спросил Бальтазар в лоб.
  - Так вот, - продолжил отец Михаил, - история сего злокозненного Черного Монаха неразрывно связанна с историей монастыря, так что, вам придется запастись изрядной толикой терпения и дослушать все это до конца.
  Отец Михаил отхлебнул из чашки и видя, что его собеседник больше его не перебивает, и превратился весь в слух, степенно продолжал.
  - Монастырь закрылся в 1934 году. Монахи разъехались. Территория монастыря был превращена в зернохранилище для ближайшего колхоза. Но один монах все же остался. Его звали отец Зосима. Отец Зосима продолжил нести Божье послушание. Он был уже старенький. Он устроился сторожем на склад, но продолжал охранять сокровища монастыря. Видите-ли, в монастыре, точнее в монастырском храме, сохранились ценные иконы в золотых окладах XIX века, различная церковная утварь из золота и серебра и золотые ризы, расшитые, между прочим торжокскими золотошвеями[12]! И все это было спрятано при закрытии монастыря в одном из его подземелий. А подземелий этих было много. Только отец Зосима знал где они спрятаны.
  Во время ежовщины[13], отец Зосима выжил, хотя тогда многих священнослужителей попало, скажем, в места не столь отдаленные.
  Но потом началась Великая Отечественная война. Фашисты очень быстро дошли до Павлово. Тогда, во времена СССР, деревня, правда называлась Красный Путь. Немцы ее сожгли и в пятидесятые годы на ее месте, по приказу Хрущева построили Розовск.
  Так вот. Все люди сбежали из колхоза. Эвакуировались. А отец Зосима остался. Он продолжал охранять клад монастыря. Уж не знаю откуда эсэсовцы[14] узнали о кладе. Но вскоре они пришли в монастырь. Я знаю, что отца Зосиму пытали. Но он ничего не сказал, да и не сказал бы, но в то время с ним был еще один человек. Отец Зосима был уже очень в больших годах и ему требовалась помощь. Ну вот и взял он себе в помощники одного человека из деревни. А фашисты его припугнули, мол не будешь нам помогать-тебе крышка. Его в шестидесятые поймали, этого предателя и судили за коллаборационизм. Он-то все и рассказал про отца Зосиму.
  Монах рассказал этому "помощнику", где спрятан клад, а тот уже передал фашистам. Но тут началось московское контрнаступление Рабоче-крестьянской Красной армии под Москвой[15].
  Фашисты не предполагали, что это серьезно для них. Они думали, что сейчас Вермахт перегруппируется и разобьют наших. Поэтому сокровищ они с собой не взяли, а оставили их в подземелье.
  А отца Зосиму, за то, что он отказался сотрудничать, они приковали в подземелье вместе с сокровищами и оставили его "сторожить", пока "хозяева" вернуться.
  К счастью, они не вернулись. Наша доблестная Красная армия разбила немцев под Москвой, затем под Сталинградом, и завершила коренной перелом под Курском. Мой отец, Иван Петрович Коновалов, был призван в самом начале войны. Защищал Ленинград, воевал под Курском и освобождал Венгрию. Потом воевал на Дальнем востоке. Был награжден Орденами Отечественной войны I и II степени, орденом Славы III степени и медалями За Отвагу, За Взятие Будапешта, За Победу над Германией и За Победу над Японией.
  - Да, все это конечно, очень интересно, но причем тут Черный Монах. - Спросил Бальтазар, подливая себе еще чая.
  - Так вот. - Продолжил отец Михаил. - Монастырь был закрыт с 1934 по 1989 годы. Во времена Перестройки его снова открыли. Только он сменил имя. Стал называться Свято-Екатерининский женский монастырь. И стал женским. Как вы поняли.
  Впервые Черный Монах появился году в 1990 году. Говорят тогда он довел до инфаркта некого диакона, который воровал и перепродавал имущество монастыря. Мол, однажды, среди ночи этот вороватый диакон пошел с мешком сахара в свою келью и ему повстречался этот Черный Монах. Этот человек никогда не рассказывал, что там было, он только твердил два слова: "Черный Монах", "Черный Монах" и поседел за одну ночь.
  Я стал настоятелем в 2003 году. И поначалу все эти рассказы про Черного Монаха меня не смущали. Ну говорят и говорят. Тем не менее однажды, две сестры крупно поссорились, уж не знаю за что. В общем они разругались прямо посреди храма, да еще и во время обедни. Я провел с ними воспитательную беседу. Но Черный Монах рассудил иначе. Он появился, тогда, посреди ночи и одна из монахинь и покарал их.
  - Как? - Спросил Бальтазар.
  - Они не говорили. - Ответил настоятель. - Но потом они отказались от своих обетов и ушли из монастыря. Навсегда.
  - За последние двадцать лет Черный Монах появлялся раз пять и каждый раз после того, как кто-то грубо нарушит правила монастырской общины.
  - То есть вы хотите сказать, что этот Черный Монах наводит тут своеобразный порядок? - Спросил маг.
  - Да. - Ответил отец Михаил. - Только этот порядок очень сильно нам мешает. Вы не подумайте, что мы тут "разлагаемся". У нас строгие правила. Но, сами понимаете, что это человеческое общество. И как во всяком человеческом обществе возможны, эксцессы. Монахи тоже люди. Хоть люди и духовные.
  Но этот злокозненный дух просто нас изводит. Ряд монахинь заявили об отказе от обетов, после последнего его появления. Епархия требует разобраться, а не то ревизия и долгие разбирательства. Ведь их только деньги интересуют. Платит монастырь подати исправно, жалоб нет-и ладно.
  - А сами вы пробовали его изгнать? - Поинтересовался Бальтазар. - Ведь прибегать к колдовству-грех с точки зрения Церкви.
  - Поверьте, - безапелляционно заявил отец Михаил. - Если был бы хоть малейший способ решить эту проблему, мы бы и без вас обошлись.
  Но этого Монаха изгнать не получается. Никак. Мы и очищающие молитвы читали и экзорцизм[16] применяли. Ничего. По моему становится только хуже. За последний месяц он появился дважды.
  - Очень любопытно, - заявил Бальтазар. - Расскажите-ка мне про эти появления поподробней.
  - Первый раз он появился девятнадцать дней назад. Тогда сестра Елена работала после ужина в своей келье. Она у нас руководит монастырским казначейством. Тогда этот Черный Монах ее и доконал.
  - Она умерла? - Насторожился Бальтазар.
  - Нет. Что вы. Насколько я понял этот Черный Монах никого не убивает. Только запугивает. До полусмерти. Так вот, видите-ли, мы несколько подозревали сестру Елену в странных манипуляциях с финансами. Дебет с кредитом у нее постоянно не сходились. Раньше у нас за финансы отвечала сестра Ксения. Но она уже в силу возраста не может работать. Ей за восемьдесят.
  А Елена эта, честно говоря, выскочка. В общем хотел я уже провести ревизию. Но Монах меня опередил. Сестра рассказывала, что он появился прямо из стены. Огромный такой, страшный. И твердил только одно: "Покараю!" сестра потеряла сознание. Ее на скорой увезли.
  - Так вам этого Монаха благодарить надо! - Рассмеялся Бальтазар. Он за вас дисциплинарной подготовкой подчиненных занимается.
  Но отец Михаил не оценил шутки.
  - Нет. Сестра Елена конечно человек не очень приятный. Но я перепроверил все ее финансовые документы. Она ничего криминального не делала. Просто, плохо считала.
  Одним словом, она не мошенница, а просто некомпетентный работник. Но это уже моя вина. Нужно было внимательнее наблюдать за своим подведомственным клиром. Тогда бы ничего предосудительного не вышло. Мы переведем сестру Елену на другую работу, а ей найдем замену. Когда она выйдет из больницы.
  Так что получатся, что это Монах стал карать не за проступки, а просто так. И это очень плохо.
  - Понятно. - Коротко резюмировал Бальтазар. - Но вначале вы рассказали про некого отца Зосиму. Я так полагаю не спроста. Вы имеете основание связывать его трагическую кончину с появлением Черного Монаха?
  - Ну не то чтобы имею основание. Просто в монастыре ходят слухи, что покойный отец Зосима и есть тот самый Черный Монах. Что его неупокоившаяся душе карает всех кто нарушит правила те или иным способом.
  - Ясненько! А последнее появление Монаха? Опишите его.
  - Ну тут все просто. - Ответил отец Михаил. - Монах последний раз появился пять дней назад. Тогда две молодые сестры вместо несения послушания в виде ночной молитвы пошли гулять по монастырю. Там он их и пуганул. Как всегда до полусмерти.
  - Хорошо. - Бальтазар отставил пустую чашку. - Я хочу поглядеть на места последних появлений Монаха.
  - Видите-ли любезнейший. - Уклончиво начал отец Михаил. - Я думаю, вы знаете о том как наша Церковь относиться к людям вашей профессии. Так что я бы очень хотел, чтобы эта история осталась сугубо между нами. Ведь иначе...
  - Совершенно не беспокойтесь! - Заверил отца Михаила Бальтазар. - Все это останется сугубо между нами. Больше того, я даже не возьму за свою работу денег.
  - Спасибо, это очень великодушный поступок. Но есть второе условие. Я очень не хочу чтобы вы применяли тут свое колдовство.
  - Но как, простите, мне его изгнать? - Возмутился Бальтазар. - Ради чего вы меня сюда пригласили, не истории же слушать?
  - Не истории... - Согласился отец Михаил. - Но все таки. Вы для начало просто посмотрит все. А в идеале подскажите нам как быть. А уж успокоить мятежного духа мы и сами сможем.
  Бальтазар поморщился.
  - Давайте так договоримся. Я сначала все осмотрю, а потом мы решим что делать. Хорошо?
  - По рукам.
  - Вот и договорились.
  ***
  Монастырь действительно был произведением искусства. Особенно главный храм святой Параскевы Пятницы[17]. Это был величественный собор с пятью куполами расписанными синей краской и усыпанными золотыми звездами. Свет солнца отражался в золотых крестах.
  На территории монастыря было очень спокойно и умиротворенно.
  Тут чувствовалось особое спокойствие. Оно будто шло из стен и воздуха. Стены эти словно отгородили его от суеты и суматохи внешнего мира.
  Мимо проходили монахини, которые занимались своими делами. Они почтенно здоровались с архимандритом и с потаенным интересом любовались колоритным незнакомцем.
  Проходя мимо казармы в которой располагались кельи послушниц Бальтазар ощутил странное чувство.
  Словно по наитию он повернулся и пошел к одной из келий. Отец Михаил не слова не говоря последовал за ним.
  У кельи Бальтазар остановился и коснулся ладонью. От кельи шла мощная энергия. Положительная энергия. Настолько сильная, что у Бальтазара по спине пробежали мурашки.
  - Кто тут находиться? - Спросил маг у архимандрита.
  - Схимонахиня[18] Агния. - Ответил отец Михаил. - Но она никого не принимает.
  Бальтазар толкнул дверь и та поддалась. Маг вступил во полутьму кельи. Там пахло ладаном и мелиссой. Маг прошествовал далее. Какая-то незримая энергия давила на него все сильнее. В определенный момент он ощутил, что не может вздохнуть. Бальтазар мысленно воззвал к магическому кругу-главному инструменту любого демонолога. Давление ослабло, но не прошло полностью.
  - Что пришел? Проходи. - Голос раздался из темного угла кельи. Он был настолько древним, что невозможно было определить мужской он или женский.
  Бальтазар сделал два шага. Следом вошел отец настоятель.
  - А ты Михаилъ, не входи.
  Архимандрит кивнул и бросив быстрый взгляд на спину Бальтазара вышел. Маг остался один на один с святой сестрой.
  Чиркнула спичка и зажглась лампада. В ее скудном свете Бальтазар смог разглядеть высохшую фигуру схимницы. Он была действительно древней. Едва можно было бы предположить сколько ей лет на самом деле. На ней был черный куколь[19] схимонаха украшенный белыми крестами и святыми изречениями.
  Лицо старухи скрывал капюшон. Она стояла вполоборота к Бальтазару и он при всем желании не мог разглядеть ее лицо.
  - Темный маг. Ты думаешь, что повелеваешь адскими силами. Но этот они тобой повелевают. Тьму вижу в тебе. За тобой идет один из тех, кого ты в своей гордыне считаешь своим рабом. - Голос схимницы звучал словно скрип несмазанных петель. - Не думаешь ты о спасении души своей. А только о мелких мирских заботах. Мѣнѣ, мѣнѣ, текелъ, Фаресъ[20].
  - Если у тебя есть что сказать-говори и уволь меня от проповедей. - Глухо произнес Бальтазар. Но слова монахини глубоко запали ему в душу. Словно всё то темное, что он прятал в глубине души, все его тайные переживания и страхи сейчас выползли наружу. Та плотина что удерживала их, которую он выстраивал годами готова была сейчас прорваться и даже стальная воля мага гнулась перед святой непорочностью святой.
  - Я скажу тебе, что ты хочешь услышать. - Усмехнулась сестра Агния. - Власти сего мира сошли с ума. Война, голод и смута повсюду. Если они не прекратят это-их мир закончиться. Их мир умрет. Но смерть не конец. Так учит на святое Евангелие. Это лишь начало для мира нового. - Монахиня произнесла еще что-то но так невнятно, что Бальтазар, как не напрягался не смог разобрать и полслова.
  -Скоро тебе понадобятся все твои силы. Женщина придет. В синем. Она заставит тебя пройти через серу и огонь. Упокой брата моего. Ждет он давно.
  Бальтазар силился понять, скрытый смысл слов схимницы. Но она вдруг опустилась на колени перед иконами.
  - Спаси и сохрани!
  Тихая и смиренна молитва полилась из ее уст. Бальтазар ощутил, что время его аудиенции окончено.
  Медленно и осторожно он попятился назад. И почти не слышно, ровно как вор вышел из кельи прикрыв дверь.
  На улице его ждал отец Михаил. Судя по всему он был очень взволнован.
  - Что она сказала? - Требовательно спросил он.
  - Мне нужно полчаса. - Словно в никуда ответил Бальтазар. Лицо священника прояснилось.
  - Хорошо.
  ***
  Отец Михаил сидел под сенью старой липы и наслаждался столь редкой минутой покоя. Когда к нему подошел маг. Он выглядел как совершенно непроницаемым. Абсолютно идеально.
  Что бы не было в келье схимницы, но Бальтазар смог это преодолеть. И достаточно быстро.
  - Знаете-что, я тут пораскинул. Мне нужно увидеть этого Черного Монаха. Дабы понять как действовать.
  - Ну-у-у... - Протянул настоятель. - Это не так просто. Черный Монах не появляется по заказу. Может пройти много времени, прежде чем он появиться.
  Бальтазар почесал бородку.
  - Говорите он появляется если в монастыре твориться какое-нибудь непотребство. Хм. Это можно устроить. Дайте мне времени до полуночи и мы воочию узрим нашего Черного Монаха! Не будь я-темный маг Бальтазар!
  Отец настоятель выглядел несколько обескураженным.
  - Что значит непотребство? Простите-но никакого непотребства в моем монастыре быть не может и не должно. Я не позволю осквернять святыню!
  - Будьте покойны! - Отмахнулся Бальтазар. - Никакого криминала. Я решу проблему. Сегодня.
  Отец Михаил боролся с искушением. С одной стороны решить проблему было бы очень заманчиво. Но какой ценой? Это уже другой вопрос.
  - Не беспокойтесь! - Вновь поспешил успокоить его Бальтазар. - Никакого криминала. Все будет в "рамках".
  - Ну если в рамках. - Согласился отец Михаил. Но по правде на сердце у него было неспокойно. Какие рамки могут быть у чернокнижника. Он не знал. Да и знать-то собственно не хотел.
  ***
  Вечерело.
  Сумерки еще не вступили в свое право. Но солнце уже катилось к закату. Окрашивая белые стены древнего монастыря а зловещий алый цвет. Бальтазар сидел на капоте своего авто и щелкал семечки.
  Он посмотрел на свои часы швейцарской фирмы Swatch. Они показывали полдевятого. "В десять пора начинать"-подумал он.
  Магнитола в Опеле играла Rasputin Boni M. Шелестела своими водами речка невдалеке от монастырских стен.
  Примерно около десяти вечера зашло солнце и стало темно.
  Идеальная пора для тайного чародейства и колдовства.
  Бальтазар отошел подальше от стен монастыря. Дабы их энергия не повредила его маленькому ритуалу.
  Бальтазар присел на корточки. Он достал атам[21] и начертил на земле круг с вписанной в него пентаграммой. Затем порезал ладонь и окропил его своей кровью а после произнес.
  - Ego Balthasar magus. Obscurum appare spiritum. In nomine Lileath deae Ishtar. veni et fac voluntatem meam. Magno ritu ac sacro Circulo adiuro, nec non et iusiurandum quod mihi dederam. Appare! Appare! Appare! Absit.
  Воздух в круге сомкнулся. И появилась красивая женщина лет двадцати на вид. Она была в черном комбинезоне из силикона. У нее были черные волосы и серые глаза. Грудь пятого размера и алые губы изогнутые в полуулыбке.
  - Ты вызвал меня. В такой час. - Сказала она томным голосом в котором чувствовалось желание.
  - Да. - Холодно произнес демонолог. - Повинуйся, С'атира!
  С'атира была суккубом[22]. У Бальтазара был заключен с ней контракт. Точнее не с ней, а с ее госпожой богиней всех суккубов и инкубов-Лилит. Поэтому С'атира была "прикомандирована" к Бальтазару и он мог вызвать ее в любое время по желанию.
  Девушка заметно скисла.
  - Чего тебе надо?
  - Просто сходи со мной туда и все. Затем можешь уйти. - Бальтазар указал на монастырь.
  - Ты что спятил? - Возмутилась С'атира. - Мне туда даже не войти. Зачем это.
  - Для дела. - Уклончиво ответил Бальтазар. - Войти туда я тебе помогу. В общем помоги мне. Так нужно.
  - Я не знаю зачем это тебе нужно, - отозвалась девушка. - И не понимаю зачем ты вызвал меня сюда, и вообще не горю желанием...
  - Хватит! - Рявкнул маг. - Твое желание здесь последнее, что меня интересует. Ты будешь делать то, что я велю! И точка!
  - Ага! Как название нового ресторана! - Хмуро отозвалась С'атира.
  Они подходили к воротам монастыря. И с каждым шагом С'атира все больше куксилась.
  - И все-таки зачем это? - Вредным голосом спросила она.
  - Просто побудь тут и все. - Ответил Бальтазар. - Нужно только твое присутствие и ничего больше.
  Она остановились перед самыми воротами.
  - Все дальше не могу. - Сказала девушка.
  Бальтазар вздохнул. Никто не говорил, что будет так просто.
  - Ego Balthasar mage, potestatem dabo spiritui obscuro, ingrediendi portas loci sago. In nomine Domini Sabaoth. Absit.
  - Живо! - Скомандовал он и С'атира проскользнула в ворота. Следом вошел Бальтазар.
  - Теперь найдем отца Михаила. - Он заметил, что С'атира приняла облик монашки и воровато озираясь последовала за Бальтазаром.
  Архимандрит сидел в своем кабинете и разбирал финансовые документы. Без бухгалтера было тяжело.
  В дверь постучали.
  - Войдите. - Сказал он. На пороге появился Бальтазар.
  - Вы? - Отец Михаил потер уставшие глаза.
  - Охота на злобного призрака официально начата! - Произнес Бальтазар. - Присоединяйтесь! И пару ассистентов с собой возьмите, пожалуйста!
  Минут через двадцать Бальтазар в сопровождении отца Михаила, отца Андрея и еще молодого дьячка шли по мрачным коридорам монастырской казармы. Позади всех топталась С'атира.
  - Скажите, любезнейшая! - Обратился к ней отец Андрей. - Вы ведь недавно приняли постриг? Я ваш что-то не помню.
  - Конечно, красавчик. - Дьяволица улыбнулась. Отец Андрей как-то странно на нее поглядел и больше никогда к ней не обращался.
  - Вот здесь Черного Монаха и видели последний раз. - Сказал отец Михаил. Они остановились в очередном темном тупике монастырской казармы.
  - Хорошо! - Сказал Бальтазар. - С'атира, твой выход!
  - Сестра С'атира? - Подозрительно спросил настоятель. - Что-то не припомню такого имени в святцах.
  Девушка вышла вперед. Она стала озираться по сторонам.
  - А делать что?... - Полушепотом спросила она.
  Но неожиданно воздух похолодел. Бальтазар ощутил спинным мозгом: ОНО!
  Стена покрылась эвдемоническим льдом. Из из нее вышла фигура в черном монашеском одеянии. Но это было скорее порождение кошмара. Монстр с чертами человека. В черной скуфье. С развевающимися не неощутимом ветру волосами и пылающими зеленым глазами.
  Бальтазар услышал тихий стук.
  Он обернулся. Молодой дьячок выбыл первым из их строя отправившись в спасительно беспамятство.
  Настоятель и диакон держались. Мрачно отступая перед сверхъестественным.
  - НЕПОТРЕБСТВО! - Прорычал Черный Монах, обращая свой взгляд на сестру-монашку. - НЕЧИСТЫЙ ДУХ В СВЯТОМ МЕСТЕ! ПОКАРАЮ!!!
  - Ой-ёй! - Пробормотала С'атира, - чет мне пора похоже!
  - Иди! - Спокойно произнес Бальтазар, едва он успел произнести последнюю букву, как девушка исчезла.
  - Это еще что? - Взревел отец Михаил. - Изыди, порождение Врага! - Он обращался уже к Монаху, но того это не трогало. Он продолжал наступать.
  - Отвлеките его! - Шепнул настоятелю Бальтазар.
  - Как?!!!
  - Почем я знаю как? Отвлеките!
  Пока святые отцы читали изгоняющие и защищающие от нечистой силы акафисты[23], Бальтазар спешно извлек из-за пазухи мешочек черного цвета, он достал оттуда кусочек белого мела. И вдобавок вооружился атамом.
  Бальтазар начертил на полу круг такого размера, чтобы в него мог спокойно встать взрослый человек и вписал в него четыре линии соединенные в крест обращенный своими концами по сторонам света. Затем он сделал шаг назад и скомандовал.
  - Отходим!
  Все трое попятились. Дух же продолжал темнеть и расти. Его макушка уже почти касалась сводов потолка.
  "Ну же, ну же. Давай!" - думал Бальтазар. Глядя как Монах двигается вперед. "Ещё чуть-чуть! Попа-ался!"
  дух вступил в круг и Бальтазар не дал ему ни секунды на размышление, начав твердить заклинание.
  - Ego Balthasar magus. In nomine Domini mei, et vestro, adjuro. Mitescere, spiritus cali, servitutem tuam tolera! Quemadmodum Dominus in prima die tenebras dispulit verbo suo, ita malitiam vestram discutiam. Non me, sed Dominus Deus tuus iubet, mitescere et loquere ad nos in lingua latina, ut intelligamus! Verbum meum fortis est - nemo potest interpellare! Ita sit! Absit.
  После каждого слова он взмахивал атамом. Едва он закончил, как дух стал уменьшаться, и вскоре сравнялся с ним ростом, и даже стал меньше.
  Черты духа преобразились. Он стал выглядеть нормально. Его глаза уже не светились инфернальным зеленым светом.
  Это был старец лет восьмидесяти на вид. В старом монашеском одеянии. С добрым, морщинистым лицом и седыми волосами и бородой.
  Мороки исчезли. Неестественный страх пропал и сменился умиротворением и спокойствием, какое бывает после молитвы.
  - Отец Зосима! - Тяжело дыша прохрипел отец Михаил.
  Старец кивнул.
  "Упокой брата моего. Ждет он давно." - возникли, неожиданно, в голове Бальтазара, слова святой схимницы.
  - Ведите нас. - Произнес Бальтазар.
  Монах легко преступил черту круга способного удержать высших демонов и тенью заскользил по коридорам древней святыни.
  - А этот? - Пепельными от ужаса губами спросил отец Андрей, указав на валяющегося на полу дьячка.
  - Пригляди за ним! - Скомандовал настоятель. Отец Андрей, согласно кивнул, ему не улыбалось идти за жутким призраком, восемьдесят лет терроризировавшим монастырь.
  Бальтазар-же с отцом настоятелем отправились за Монахом.
  Он вел их по коридорам, пока наконец, они не достигли какой-то подсобки, где хранился уборочный инвентарь. Монах легко прошел сквозь стену. Бальтазар ощупал ее. Стена как стена.
  Камень, побелка.
  - Похоже, здесь схрон. - Констатировал он. И обернувшись к отцу Михаилу добавил. - Ломать придется!
  Тот машинально закивал.
  ***
  Утро в монастыре началось не с молитвы. И не с кофе. А со стука отбойного молотка и грохота кувалд. Под их тяжкими ударами прочная кладка ломалась.
  Сюрпризы начались уже с первых ударов. Под потрескавшейся побелкой обнаружилось, что значительная часть кирпичей намного "моложе" остальных. А через два часа каторжной работы они обнаружили проход в подземелье.
  Вооружившись фонариками они сошли в подземелье.
  Тут было темно и глухо. От старой пыли невозможно было дышать.
  Первым шел отец Михаил, за ним закрыв лицо носовым платком маг.
  Неожиданно настоятель остановился. Да так резко, что Бальтазар натолкнулся на него.
  - Ну! - Нетерпеливо произнес он. - Что там?
  - Посмотрите! - Тихо произнес отец Михаил.
  Бальтазар обошел внушительную фигуру отца настоятеля. И обомлел. Впереди открывалась рукотворная пещера. Размером с его квартиру. Без перегородок. Вдоль стен были расставлены столы. Еще дореволюционной работы. На них стояли иконы в золотых киотах покрытые слоем вековой пыли. Чаши. Кадила. В углу аккуратно сложены облачения для всех обрядов. Ткань правда вся уже истлела. Едва ли их можно было использовать для Богослужений. Золотые ковчежцы, сосуды, венцы. Ризы и ящики с свечами.
  - Господи! - Не удержался от возгласа отец Михаил. Бальтазар отвлекся от мысленного каталогизирования старинных сокровищ и обернулся к отцу. Тот держал в руках какой-то запыленной отрез ткани. Бальтазар не сразу узнал Антиминс[24], одну из главных святынь в Православии.
  - Чудо! - Произнес отец Михаил. - Он не истлел! Воистину чудо Господне!
  - Да! - Ответил Бальтазар. - Но ему вот так не повезло!
  Он указал в угол. Отец Михаил взглянул туда и едва не выпустил из рук святыню. Там, в углу, был прикован цепью к стене человек. Точнее то, что от него осталось. Пожелтевший и покрытый мукой пыли истлевший скелет в обрывках какой-то неопознаваемой одежды.
  Возможности отковаться или сбежать у него не было.
  Судя по позе святой монах окончил свой век в молитве.
  В пыли и в грязи, пьянея от затхлого воздуха они вылезли из мрака подземелий. Но с истинными сокровищами в руках.
  ***
  Прошла неделя.
  Наступил очередной погожий денек. Было третье сентября.
  В монастыре было оживленно. Хоронили легендарного Черного Монаха.
  На старом кладбище, под сенью лип собрались многие монахини и священнослужители. Также были и светские власти. Журналисты из Москвы.
  Викарный епископ московской епархии облаченный в белые одеяния. Легкий ветерок трепетал хоругви. Рядом со свежевырытой могилой стоял закрытый красный гроб. На его крышке лежал траурный венок из желтых иммортелей связанных черным крепом.
  Архимандрит отец Михаил и весь монастырский клир был тут же. Они стояли на второй линии. На третье двумя черными цепями выстроились монахини.
  Слева от гроба стояли чиновники. Губернатор. Следователи Следственного комитета. Журналисты и просто прихожане, кто решил почтить память отца Зосимы.
  Мэр сиял как медный грош. Он стоял подле губернатора стоящего с непроницаемым лицом бюрократа. Мэр приветливо улыбался журналистам, которые изо всех сил щелкали затворами фотоаппаратов и светили телекамерами.
  Мэр держал в руках красную коробочку. Отца Зосиму посмертно наградили орденом Мужества. За мужество и отвагу проявленные в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками в годы Великой Отечественной войны.
  Мэр изредка бросал восторженные взгляды в сторону губернатора. Вот, мол, какие у нас тут герои жили. А вы-чуть что и проверка!
  Бальтазар стоял в последней линии. В своих любимых очках-авиаторах. Он прибыл по личному приглашению отца Михаила.
  Он перематывал их недавний разговор.
  " - Ну спасибо вам! - Сказал отец Михаил. - Удружили! И от Черного Монаха нас избавили, и отца Зосиму упокоили. И все монастырские сокровища нашли. Мы их уже в службах используем. - Не без гордости добавил отец Михаил. - Сам Патриарх заинтересовался нашим монастырем! Мы отправили его Святейшеству самую дорогую и красивую икону в дар! Теперь нас включат в патриарший список монастырей и храмов рекомендованных для посещения верующих. А губернатор решил развивать тут туризм!
  Но вы должны понимать, что все что здесь было, должно остаться между нами!
  - Ну разумеется! - Ответил Бальтазар.
  - Спасибо вам еще раз! Такой страсти я даже в Афгане не видел! - Отец Михаил покачал головой.
  Он хитро посмотрел на Бальтазара и извлек из столика бутылку коньяка.
  - По пятьдесят! - Заявил он плеснув в пару бокалов.
  - Где служили? - Поинтересовался Бальтазар.
  - Срочную в ВДВ. А затем пятнадцать лет в ВВС. Воевал в Афганистане. Был представлен к званию Героя Советского Союза. Но получил орден Красного Знамени. Подполковник в отставке.
  - Ну за упокой души отца Зосимы! - Сказал отец Михаил."
  Бальтазар разглядывал правительственных гостей. Среди безликих бюрократов он заметил женщину со светлыми вьющимися волосами. В строгом сером брючном костюме. Она почему-то ему не понравилась. Он ощутил исходящую от нее угрозу.
  Решив, что с него достаточно зрелища, Бальтазар развернулся и направился к выходу. Уже за спиной он услышал залп почетного караула.
  Бальтазар шел вдоль монастырских стен. Звонили колокола. Пройдя мимо вереницы Мерседесов, Ауди и БМВ с мигалками он наконец нашел свой старенький Опель. На пассажирском сидении сидела ослепительная брюнетка.
  - Не помню, чтобы разрешал тебе залезать в мою машину. - Произнес он садясь за руль.
  - Да ладно тебе. Бука какая! - Насмешливо произнесла С'атира, - поехали уже.
  Взревел мотор и Опель помчался по дороге поднимая за собой пыль.
  ***
  Недалеко от стен монастыря, на берегу реки стоял старый дуб. Он стоял здесь почти столько же, сколько и эти стены. Посаженный заботливой рукой первого настоятель. Дуб уже засох. Но все еще был жив. Под ним стояла одинокая фигура, на которую не кто не обращали внимание.
  Отец Зосима улыбаясь глядел на стены монастыря. Его послушание наконец-то закончилось. Пора уходит в иной мир.
  Все меняется. И этот мир измениться. Скоро.
  
  
  Примечания
  
  1. Белет-в демонологии, один из царей ада, командующий восемьюдесятью пятью легионами демонов.
  2. Соломон-третий еврейский царь, правитель объединённого Израильского царства в период его наивысшего расцвета. Сын царя Давида и Вирсавии, соправитель Давида в первые два года своего царствования. Во время правления Соломона в Иерусалиме был построен Иерусалимский Храм - главная святыня иудаизма. Считался могущественным магом и демонологом.
  3. Скуфья-повседневный головной убор православного духовенства и монахов. Имеет вид остроконечной шапки, как правило, черного цвета.
  4. Иеродиакон-православный монах в сане диакона.
  5. Обедня-одно из богослужений Православной Церкви, совершаемое вместо литургии в случаях, когда по каким-либо причинам невозможно литургию.
  6. Афротида-древнегреческая богиня красоты и любви, включавшаяся в число двенадцати олимпийских богов. Также почиталась как богиня плодородия, вечной весны и жизни.
  7. Афродизиак-вещества, стимулирующие или усиливающие половое влечение или половую активность, в противоположность анафродизиакам, которые препятствуют получению сексуального удовольствия или подавляют влечение.
  8. Святой Грааль- одно из орудий Страстей - чаша, из которой Иисус Христос вкушал на Тайной вечере и в которую Иосиф Аримафейский собрал кровь из ран распятого на кресте Спасителя.
  9. Абьюз-отношения, в которых партнёр нарушает личные границы другого человека, унижает, допускает жестокость в общении и действиях с целью подавления воли жертвы.
  10. Шутливая расшифровка аббревиатуры ВДВ Воздушно десантные войска. В честь их основателя генерала армии Василия Маргелова (1908-1990)
  11. Павел I Петрович (1754-1801) Император Всероссийский (1796-1801)
  12. Торжо́кское золо́тное шитьё (торжоскские золотошвеи)-русский народный художественный промысел в городе Торжке Тверской области, Россия.
  13. Большой террор (Ежовщина)-термин современной историографии, характеризующий период наиболее массовых политических репрессий в СССР 1937-1938 годов. Назван так по имени Николая Ежова (1895-1940) Наркома Внутренних дел СССР (1936-1938).
  14. Военизированные формирования Национал-социалистической немецкой рабочей партии (НСДАП). Первоначально СС предназначались для личной охраны лидера НСДАП Адольфа Гитлера и входили в состав штурмовых отрядов.
  15. 5 декабря 1941 года Красная армия перешла в контрнаступление по всему фронту под Москвой, проведя при этом ряд успешных фронтовых наступательных операций и отбросила немцев на 150-300 километров от столицы. Битва за Москву - один из переломных моментов во Второй мировой и Великой Отечественной войнах. 5 декабря - день начала советского контрнаступления под Москвой - является одним из дней воинской славы России.
  16. Экзоцизм-обряд в рамках различных религий и верований, состоящий в изгнании из человека бесов или другой вселившейся в них нечистой силы путём совершения определённого ритуала той или иной степени сложности.
  17. Параскева Пятница-в народной традиции православных славян мифологизированный образ, основанный на персонификации пятницы как дня недели и культе святых Параскевы Иконийской, именуемой Пятницей и Параскевы Сербской.
  18. Схимонахиня-монахния принявшая Великую схиму. Великая схима-это совершеннейшее отчуждение от мира для соединения со Христом. Монах, принявший великую схиму, иначе- великий ангельский образ называется Схимонах или Схимник. Пострижение инока в великую схиму совершается торжественно и дольше, чем в малую. Великосхимник даёт особые обеты, при этом ему снова изменяют имя.
  19. Куколь схимника- головной убор, отличительная черта облачения монаха, принявшего великую схиму. Выглядит как глубокий остроконечный капюшон черного цвета с двумя длинными, закрывающими спину и грудь, полосами материи. Белым на куколе вышиты изображения креста, крылатых серафимов и текст Трисвятого ("Святый Боже, Святый Крепкий, Святый Бессмертный, помилуй нас"), что означает непрерывную молитву. Надевается поверх мантии.
  20. Мене, мене, текел, фарес-слова, начертанные на стене таинственной рукой во время пира вавилонского царя Валтасара незадолго до падения Вавилона от рук Кира. Дословный перевод: "исчислен, взвешен и найден очень легким"
  21. Атам -магический ритуальный нож, применяемый в современных языческих ритуалах для аккумулирования и хранения магической энергии. Основные функции атама-управление энергией, её накопление.
  22. Суккуб-демон похоти и разврата, посещающий ночью молодых мужчин и вызывающий у них сладострастные сны. Инкуб-демон являющийся женщинам. Лилит-демоница в еврейской мифологии. В каббалистической теории - первая жена Адама.
  23. Акафист- жанр православной церковной гимнографии, представляющий собой хвалебно-благодарственное пение, посвящённое Господу Богу, Богородице, ангелу или (чаще всего) тому или иному святому.
  24. Антиминс-в православии четырёхугольный, из шёлковой или льняной материи, плат со вшитой в него частицей мощей какого-либо православного мученика, лежащий в алтаре на престоле; является необходимой принадлежностью для совершения полной литургии. Одновременно он является также и документом, разрешающим совершение литургии.
Оценка: 10.00*3  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"