Гольцев Алексей Михайлович: другие произведения.

Монстры жизнь или долг

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
Оценка: 3.42*7  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Прода от 24.02.2016г. Пишем одновременно по одному сюжету с Кариди Екатериной Руслановной. С её версией можно ознакомиться по ссылке:http://samlib.ru/k/karidi_e_r/ Оцениваем, комментируем. Автор наконец - то дописал до ближайшей логической точки.(не прошло и года)


Монстры - жизнь или долг.

Песня без слов, ночь без сна,

Все в свое время - зима и весна,

Каждой звезде - свой неба кусок,

Каждому морю - дождя глоток.

Каждому яблоку - место упасть,

Каждому вору - возможность украсть,

Каждой собаке - палку и кость,

И каждому волку - зубы и злость.

Снова за окнами белый день,

День вызывает меня на бой.

Я чувствую, закрывая глаза, -

Весь мир идет на меня войной

День вызывает меня на бой. Группа Кино.

Глава 1.

  
   Елки, берёзки, осинки и я, в пути несчастная Нинка. Сижу на потёртом кресле в пригородном автобусе и хочу убежать от проблем. У всех в жизни есть проблемы, но люди их как - то решают. Я же устала, устала от всего, всего что на меня свалилось. Я устала постоянно бороться, разочарововаться, грызца с другими людьми, родными и не очень. Но обо всём по порядку.
   Я сирота, воспитывалась в детском приюте. Что такое приют, говорить не надо, как правило равнодушие воспитателей, жестокость детей друг к другу. Тогда это казалось нормально, мы сбивались в стайки по интересам и защищали друг друга. Иногда случалось счастье и кого то брали на усыновление. Но это было редко, мне не повезло, меня ни кто не удочерил. Обычная угрюмая, нескладная и недоверчивая русоволосая девочка нафиг ни кому не нужная ни тогда не сейчас. Тем более в маленьком городке затерянном на севре центральной полосы.
   После достижения совершеннолетия меня выпихнули из приюта. Положенную сироте жилполщадь не дали. Ещё в подростком я определила для себя цель, вырваться из нищеты, ни от кого не зависеть. Искать спонсора, был не вариант, у всех состоятельных мужчин нашего городка были жёны и любовницы. Я не скатилась, не подсела на наркоту, не стала шлюхой. Повезло поступить в мед колледж готовящий помощников санитарных врачей. Хорошо что в шараге было общежитие. В отличии от других студентов, приходилось работать в нескольких местах и ещё параллельно учиться. Дружественных отношений с сокурсниками не завела, о личной жизни думать не приходилось.
   Меня считали угрюмой и необщительной. Только перед выпуском познакомилась, с парнем который полностью меня устраивал. Вернее это была полностью его инициатива. Ладный, коренастый, спокойный, учился на пожарного в том же городе что и я. Чем я ему понравилась не представляю. Большое лицо. Солидный нос, глаза большие желтоватые. Мощные ноги, крупные бедра, голени, ступни, выше пояса наоборот всё изящное. Русые волосы до лопаток, второй размер груди, росту метр семьдесят. Не уродина, но в нашем потоке было много девушек гораздо более ухоженных и красивых.
   Когда он начал оказывать знаки внимания, была в затруднении. Нескладные комплементы, дешёвые гвоздики всё это было в новинку. Опыта любовных отношении, свиданий и всего такого прочего у меня не было. Постепенно мы узнавали друг друга получше. Василий оказался парнем с руками, починил проводку, поправил кривую гардину, сделал массу вещей что бы моя жизнь была уютнее и комфортнее. На мой вопрос зачем он это делает ведь скоро я съеду отсюда, дурашка сказал что он любит меня и не может видеть, как его принцесса живёт в этой халупе. Моё сердце дрогнуло, в первые я почувствовала что кому то нужна, что меня любят не требуя ни чего в замен.
   Тем же вечером я ему отдалась, на старой кровати застеленной выцветшим покрывалом. Это был мой первый раз, когда я чувствовала себя абсолютно счастливой. Удовольствие от секса, простых нетерпеливых движений любимого, под влиянием чувств превратился в нечто неописуемое. Ураган страсти, нежности и какого - то непонятного чувства заставляющего на каждую ласку партнёра отвечать двумя. Василий сначала был удивлён и немного растерян, но вскоре освоился и взял процесс в свои сильные руки. В голове у меня порхали богини любви, прикосновением своих крыльев даруя блаженство. Приближалась кульминация, я как будь то потеряла сознание на яву. Я полностью раскрылась ему на встречу, отдавая себя не требуя ни чего в замен. Моё тело чувствовало прикосновение партнера, его движения, запах. Я чувствовала толчки его плоти у себя внутри. Потом была тишина и море кайфа, сначала чисто животное удовольствие, переходящие в нечто огромное поднявшиеся из глубин груди, затопившее мой разум. Благодарно поцеловала его в губы чувствуя солёный вкус его пота. Мои соседки напуганные нашими криками боялись заходить в комнату.
   Уже позже, приведя себя в порядок, куря на балконе включился разум. На сколько низко же я пала, что отдалась за мелкий ремонт, да ещё открылась перед ним до самого донышка, как не открывалась ни перед кем другим. Ты отдалась не за мелкий ремонт, напомнил о себе разум, а за надёжного человека который любит тебя и делает всё что бы завоевать тебя. В конце концов если вы не сойдётесь всегда можно разойтись, да и секс был что надо.
   Наш первый раз словно что то разбудил во мне. Всё чаще я мечтала не о том как выберусь из нищеты, а о Васе. Как мы встретимся, будем гулять общаться, целоваться и не только. Подобным образом общались мы только у меня. Вместе с Васей жила мать и сестра. Тёща и свекровь явно были недовольны Васиным выбором, но пока ни чего не говорили и не предпринимали. Пока у меня с ними был вооруженный нейтралитет. Нам тяжело будет жить в месте. Я знала, нам нужно своё жильё. Если мы оба будем работать, нам обязательно дадут кредит и мы купим жильё. Пусть маленькое, неказистое, но своё.
   Вася абсолютно спокойно воспринял, что я воспитывалась в детском доме и за душой у меня почти ни чего и нет.
   После того как мы окончили свои шараги, мы поженились.
  

/-/

   - Когда будешь нормально зарабатывать, долго будешь сидеть на мужиной шее, - разорялась Елена Сергеевна.
   На работу по специальности устроиться пока не получалось, приходилось подрабатывать уборщицей. Это приносило какие - то деньги, но мой муж получал больше. Вообще моя тёща Елена Сергеевна, с самого начала была недовольна, абсолютно всем, как Тигра из Винни - Пуха. Как я готовлю, как убираю, что трачу скудные деньги на косметику, а не отдаю их на хозяйство, как она в своё время. Но в отличии от Тигры, она почти каждый день наезжала, приходилась откусываться. Ставила в пример свою младшенькую - Свету.
   Золовка Светка, подпевала что я таскаю её косметику, ворую деньги. Я ни когда не воровала у своих, за "крысятничество" в приюте жестоко били. Проще попросить или побыть "чайкой" клянча у людей необходимые вещи. Светка работала парикмахером, зарабатывала относительно неплохо, что служило очередным поводом окунуть меня в грязь.
   Хуже было то что видя что наезды на меня не особо действуют, Елена Сергеевна стала сворачивать кровь Васе. Он пытался как -то примерить нас, но тёща и золовка пропускала всё мимо ушей. Видя что ему и так тяжело я ни чего ему не говорила, но чувствовала, что он чувствует себя виноватым. Снять жильё стоило дорого, у нас ни чего бы не оставалась на себя. После пары месяцев такой жизни, Вася меньше уделял мне времени, больше проводил со своими друзьями за пивом.
   - Сиди и не вякай, зае*ала уже нам кровь сворачивать, откусывалась я. Это тебе не то, это не так.
   - Это мой дом, лярва приютская, будешь хавальник раскрывать, выгоню на улицу овцу криворукую. Ни кожи ни рожи.
   - Ё*аря найди старуха, я грохнула сковородку с картошкой на стол, чтоб дурь из тебя всю вы*бал.
   - Потаскуха подъездная, начала тварь...
   - Обоснуй, моему терпению пришёл конец, если не обоснуешь прямо тут пере*бу...
   В дверь позвонили, фыркнув пошла открывать.
   - Это я, улыбка Светки сразу потухла, а это ты. Сходила бы покрасила патлы. Хотя у тебя денег даже на трамвай нет.
   - Пи*ду покрась, огрызнулась я.
   Светка что то проворчала, прошла в квартиру. Аппетит пропал, хлопнув дверью вышла в подъезд. Оставаться дома и откусываться от двух сучек не было никакого желания. На автомате заглянула в почтовый ящик, в нем лежало письмо на моё имя из администрации. К моему счастью Светка поленилась заглянуть в почтовый ящик, иначе письма я могла и не увидеть. Открыв письмо узнала что меня приглашают побеседовать относительно моей очереди на жильё. Это было странно, в последний раз мне прямо сказали что денег нет и жильё я получу когда у правнуков Путина будут правнуки. Сунув конверт с письмом вышла на улицу.
   Рядом с подъездом на лавочке сидели старушки. Я присела рядом и поздоровалась. Мы друг друга хорошо знали. Когда дома всё достанет до чёртиков, я выходила во двор, садилась рядом с ними. Разговаривала с ними, периодически вставляя свои ценные комментарии. Бабульки относились ко мне хорошо, непритворно сочувствовали моим жизненным проблемам. Пока их было двое Дарья Андреевна, баба Даша, и Алёна Сергеевна, баба Алёна.
   - Доброго вечера, поздоровалась я.
   - Доброго доченька, если его можно назвать добрым, отозвалась баба Даша.
   Сухонькая, желчная старушка живущая в соседнем подъезде. Любительница найти микронную соринку в чужом глазу.
   - Доброго, отозвалась баба Алёна, опять кровь свернули, поинтересовалась она.
   Баба Алёна была полной противоположностью бабы Даши. Полная добродушная старушка с вечно отёкшими ногами.
   - Опять, вздохнула я.
   - Эх будь я на твоём месте показала Ленке где раки зимуют, прокомментировала баба Даша, за патлы да об стену.
   - В тюрьму неохота, отозвалась я.
   - Да, на воле то лучше, баба Даша поёрзала на скамейке, эх не завидую Ленке когда у тебя терпелка кончиться.
   - Ленка не понимает, откликнулась баба Алёна, всё что мы делаем к нам возвращается. Хорошее и плохое.
   - Ага.
   Ритуал приветствия закончился. Дальше пойдут разговоры про наше тяжёлое житиё бытиё, а я буду сидеть, смотреть как на площадке играют дети и грустить.
   - У нас опять пол дня из горячего крана течёт холодная вода, жулики ЖЭКовские опять что то мухлюют. Завелась баба Даша, сходила в ЖЭК, говорю совесть потеряли, где кипяток?
   - И что?
   - Говорят в чайнике, а сейчас у нас ремонтные работы и мы пускаем холодную воду в место горячей что бы трубы не ржавели.
   - Я говорю, что совсем дура что ли, а за горячую платить как за холодную?
   - А они что поинтересовалась я.
   - Технология такая, говорят твари бессовестные. Вы не нервничаете, говорят, скоро всё будет нормально. Как же нормально, возмутилась баба Даша, вторую неделю байда такая. Плюнула прямо на пол и пожелала чтобы их дети только пидарам давали и ушла.
   - Бесполезно это Даша, баба Алёна покачала головой, я губернатору написала, а ответа нет.
   - И не будет, помяни моё слово, все там жулики, припечатала баба Даша.
   Вокруг были звуки обычного городского двора, шелест листьев от порывов ветра, детские крики, шорох шин от проезжающих машин. Дальше разговор перешёл на жуликов всех мастей, потом детей и внуков. Усыплённая разговором впала в какой - то транс. Время пролетело незаметно, говорливые бабульки постепенно расползлись по своим домам, а я сидела, курила, наслаждалась тишиной.
  

/-/

   Равнодушие, вот и всё что я увидела в глазах женщины к которой меня вызвали на беседу относительно жилья. Но удивило меня не это, а то что у меня таки будет своё жильё. Грустным голосом (как будь - то от себя оторвала) чиновница сообщила, жильё находиться в деревне Большие Овраги. Моя десятиюродная родственница о которой я услышала первый раз в жизни Клавдия Ивановна оставила мне дом. В смешанных чувствах выйдя от чиновницы остановилась перед картой района находящийся в фойе здания. Деревня располагалась в такой глуши, что мама не горюй. Висящие рядом расписание автобусов оптимизма не добавила. Автобус туда ходил раз в неделю, следующий рейс был завтра с утра. Что за дом мне достался чиновница не сказала, скорее всего какая - нибудь гнилая разваливающаяся халупа. Будет куда сослать тёщу, я хмыкнула.
   Так или иначе, нужно будет съездить, посмотреть "родные пенаты". Так, я посмотрела на часы, нужно как - то взять отпуск на недельку за свой счёт. Сообщить Васе, может ему удастся отпроситься с работы. Поехали бы вместе, муж у меня с руками, если дом не сильно запущен возможно имеет смысл его восстановить. Самое главное, я хоть на какое то время избавлюсь от своих домашних.
   С отпуском всё получилось хорошо. Меня отпустили. Радостная и довольная я подходила к пожарной части где работает мой муж. Поздоровавшись с вахтёром прошла во внутрь. Я уже не раз была у мужа на работе и знала все проходы в здании. В комнате отдыха его не было, говорят вызвали подписывать ведомость, в бухгалтерии тоже не было, вызвали к начальнику. У начальника его не было, так же почему - то не было и секретаря. Озадаченная я вышла в коридор. Блин и где его теперь искать. Телефон не отвечал, может муж забыл зарядить. Единственный путь, тупо заглядывать во все двери подряд, найдётся здание всего в два этажа. Начала я с верхнего этажа где и находилась. Скоро почувствовала себя дурой, постоянно произнося одну фразу: Здравствуйте, вы Васю не видели?
   Наконец мне улыбнулась удача, моя коллега, уборщица подсказала где он может быть.
   - На складе, получает новую экипировку. Постоянно ходит туда получать, а всё не может ни как, с ухмылкой произнесла коллега. Если успеешь то может и поймаешь его.
   Ждать пока муж обернётся не было ни какого терпения. Склад находился в подвале, массивная металлическая дверь была не заперта. В конторе ни кого не было, одиноко жужжал включённый компьютер. Решила ещё разок набрать Васе. Не берёт. Грустная вышла из конторки, краем уха услышав телефонный звонок точь в точь как у мужа. Звонок привёл меня в коридор где у двери лежала пожарная форма мужа, я отключила дозвон. Из за соседней двери послышалось какой то шум. Что за фигня? На автомате открыв дверь я ох*ела, мой Вася лежал на куче пожарных костюмов и тр*хал какую то белобрысую девку.
   - Вася?!?? Произнесла я.
   Он повернул голову, это был мой муж. Красноватое от возбуждения лицо мгновенно побелело.
   - Вася не спи, раздался женский голос.
   В душе кипела буря возмущения пополам с нецензурными ругательствами. От возмущения перехватывало горло. Пока я терпела наезды и выходки его матери эта тварь тр*хала всяких шмар.
   - Ни чего не хочешь сказать, это единственное что я смогла произнести.
   - Я эээ, отдыхал, промямлила эта тварь, я устал от всего и отдыхал.
   Что то щёлкнуло у меня в голове, эмоции отступили на второй план, заключённые в клетку из ледяного спокойствия.
   - Вася ну ты чего, недовольно протянула девка, из -за Васиного тела она не могла меня видеть и была недовольна его остановкой.
   Так быть недолжно, пронеслось в сознании.
   Я схватила муженька за шкварник и как котёнка с силой бросила в сторону. В душе шевельнулось удивление, раньше я не была такой сильной и не швыряла восьмидесяти килограммовых мужиков как котят.
   Так и должно быть, пронеслось в сознании.
   Краем глаза заметила движение, рефлекторно вскинула руку. Об неё ударился пожарный багор. Больно не было. Белобрысая девка вместо того что бы тихо слинять решила напасть на меня. Клетка спокойствия прочно удерживала бушующие эмоции в моей душе. Девка предприняла повторную атаку.
   Так быть недолжно, пронеслось в сознании
   Я посмотрела ей в глаза. Здохни тварь, мысленно приказала я. Она закрыла глаза, у неё подкосились ноги, она рухнула на пол. Её лицо побледнело, глаза закрылись. Внутреннее спокойствие ушло так же резко, как и пришло. Господи что я наделала, а если я их убила. Я достала зеркальце и поднесла к носу соперницы. Зеркальце запотело, она дышит, значит жива, только в обмороке. Пришло облегчение, я ни кого не убила. Я судорожно заметалась по помещению, я не знала что мне делать. Решение пришло неожиданно. Уехать в деревню, посмотреть тот дом который мне достался, отдохнуть морально и физически.
   Елки, берёзки, осинки и я, в пути несчастная Нинка. Я даже не стала заходить домой за вещами, а сразу ломанулась на вокзал. Там то меня и накрыл откат. Боль от предательства мужа, ненависть к нему, ненависть к тёще. Ненависть ко всему миру переходящая в беспросветную тоску. Я просто тупо смотрела в окно и незаметно для себя задремала.
  
   Прода от 03.07.2015г.

Глава 2.

   Автобус выбросил меня на нужной остановке, и покатил дальше. Закурив, я принялась рассматривать куда забросила меня судьба. Обшарпанная транспортная остановка, дорога в ямах и трещинах, ржавая надпись "Большие овраги", окружающие леса. Ласково светило солнышко, дул тёплый ветер, пели птички, настроение после сна в транспорте чуть поднялось. Неторопясь пошла по дороге в деревню. Хотя не дорога, а направление. Лужи, глубокие колеи, Свисающие над дорогой ветви деревьев и комары. Пока дошла до входа в деревню прокляла всё на свете, запачкала грязью свою обувь, а комары отгрызли половину моего веса. Твари пикировали с зловещим жужжанием, садились и сразу вонзали свои мерзкие жала в мою исстрадавшуюся плоть. Я с матюгами давила гадов, но на освободившиеся место садились другие.
   Невольно вспомнилось прочитанное однажды фентези. Героиня месяцами жила в лесу, ходила по чистым полянкам, ногтями расковыривала деревья, пила берёзовый сок. Встречающиеся на её пути звери сами ломали себе шеи и героине оставалось только выпотрошить их пилочкой для ногтей.
   Открывающийся вид мне сразу понравился, нормальные чистые домики, крепкие заборы. Трава вдоль заборов была выкошена. Дорога была чуть получше чем в начале. Сверилась с документом, мне нужно было идти на улицу Ясеневую дом третий. Сразу возникла проблема, не было ни каких надписей, ни номеров дома, ни названия улиц. Народу тоже не было, хотя не удивительно, все или работают или отсыпаются после вчерашнего. Странно что в деревне вообще не было собак. Когда я проходила по улице ни одна шавка не соизволила залаять. А когда отчаявшись найти нужный мне дом, зашла в первый попавшийся участок, не нашла ни то что собак, вообще ни кого. Я конечно покричала, походила по участку выкликивая хозяев. Ни кого не было. Дом был не закрыт, вообще дикость для нашего времени. Стоя в сенях покричала, ни кто мне ни ответил. Как девушка культурная, в сам дом проходить не стала, покинула этот участок, зашла на следующий. Та же картина, чистые не запертые дома, было видно что люди ушли совсем недавно, на огородах растут картошка, морковь и всякие другие разности. Странно.
   В порядке бреда возникла мысль, здесь живут корейцы которым повезло выбраться из объятий тоталитарного коммунистического режима товарища Ким Чен Ына. На радостях, они следуя идеям чучхе, сожрали всех собак. А потом пошли строить светлое капиталистическое будущее.
   Смех смехом, а дом надо найти. Дорога привела меня в какие то поля. Вокруг росла всякая трава, и одиночные деревья. Я не страдаю топографическим кретинизмом, но чувствую что заблудилась. Если не найду ни кого из людей просто сяду у дороги буду курить пока не умру от голода. Присев на травку и закурив стала думать о разных разностях. Точнее пыталась, мысли сбивались на свою неудавшуюся жизнь, бесконечные ссоры со свекровью, на подлую измену мужа. И на странные эмоциональные перемены при ссоре с ним. Наверное это шок, организм довели все пережитые мной стрессы и так как я молода, они проявились не болячкой, а изменением эмоционального восприятия.
   Неожиданно в поле зрения появилась обычная русоволосая девушка, одетая в спортивный костюм, волосы были перевязаны платком. Будет у кого спросить дорогу.
   - Здравствуйте, я поднялась в полный рост, не подскажите как пройти...
   Девушка дёрнулась и испуганно посмотрела на меня.
   - Здравствуйте, нерешительно проговорила она. Я тут новенькая, я не знаю.
   - А может, знаешь того кто знает?
   - А мужа спрошу, он знает, пойдём.
   Вернувшись в деревню, девушка оставила меня на улице, а сама прошмыгнула в дом. Вернувшись через пару минут, торопливо спросила:
   - А ты здесь жить или как?
   - Или как, не знаю ещё.
   - Там опасно, при этом она произвольно махнула рукой. Мы должны держаться вместе.
   Странная девушка, почему мы должны держаться вместе? Она лесбиянка или сектантка?
   - Наверное, пробормотала я.
   - Даже не сомневайся, понизила голос девушка, по одиночке трудно, а вместе проще.
   - Ага, я решила сменить странную тему, можешь расскажешь как дойти.
   - Возвращаешься той дорогой как мы шли, идёшь дальше не обращаешь внимания на отходящие тропинки, идёшь до конца. В конце, дорога разделяется на две. Идёшь по правой, девушка задумалась, до третьего дома. Это твой.
   - Спасибо, поблагодарила я, стараясь запомнить маршрут.
   - И помни, наставительно произнесла девушка, на той стороне страшно, а вместе любимее и лучше.
   Девушка ушла, стало страшно когда я осмыслила фразу. Я быстренько пошла подальше от странного дома и странной девушки. Господи куда я попала. Что значит фраза "на той стороне страшно, а вместе любимее и лучше". Здесь что секта. Воображение как будь то ждало этой фразы. В подсознании пронеслись жуткие картины, вот я пришла в мой дом, навела в неё порядок, уснула. Ночью ко мне ворвались возбуждённые лесбиянки, одетые в традиционные корейские наряды, с венками из полевых цветов на голове. Они схватили меня, обрядили в корейское платье, и потащили на шабаш...
   Заметила, что я не иду, а бегу по дорожке. Мысленно дала себе пару оплеух, нельзя так раскисать, нервов не хватит. Нужно присесть покурить и успокоиться. Как раз от дороги отходила небольшая тропинка. Прошла по ней немного присела на землю, закурила. Хорошо, как нет ни каких блудливых мужей, злобных свекровей, чокнутых девчонок. Зашуршала трава на тропинку недалеко от меня выбрался большой петух. Живность тут есть. Высоко поднятая голова, украшенная красным гребнем, зелёно красный окрас перьев, мощный хвост. На ногах внушающие уважение шпоры. Следом за ним выбрался весь его гарем из куриц. Петух осмотрелся, попопококал и проорал победное кукареку. У меня заложило уши.
   Я невольно улыбнулась, подумалось почему опущенных называют петухами. Благородная красивая птица, красиво поёт, громко только. Я поднялась с земли, ладно петушок у тебя свои дела у меня свои. Петух ощутимо напрягся, припал к земле, внимательно на меня уставились.
   - Не бойся петушок, твой гарем мне не нужен, усмехнулась я.
   Петуху такая фамильярность не понравилась, он потихоньку стал ко мне приближаться.
   - Всё ухожу, миролюбиво пробормотала я. Повернулась, сделала пару шагов, раздалось шуршание, рефлекторно повернулась. На меня расправив крылья летел петух, рефлекторно отмахнулась руками, сбив петуха. Падая он умудрился меня клюнуть в бедро. От неожиданности, упала на задницу.
   - Сука тра*анная, вырвалась у меня.
   Вскочив, попыталась пнуть наглую птицу, петух увернулся и зашёл ко мне с тыла. Теперь мне пришлось уклоняться от его атаки. Курицы отбежав на безопасное расстояние, наблюдали за битвой своего повелителя. Мы с петухом, нарезали круги по дороге пытаясь достать друг друга. Тварь неожиданно оказалась очень шустрой, мои пинки редко достигали цели, атаки петуха удавались чаще. Времени что бы выломать палку петух мне не давал. Попыталась вызвать то чувство ледяной клетки спокойствия, которое даст мне сил. Фокус не удался, может потому, что эмоции были недостаточно сильны, может потому что меня отвлекал петух. Какое то время мы кружили около друг друга. Я пыталась прижать его к деревьям, лишить маневренности и запинать, но хитрая птица разгадала мои намерения и не давалась. Я начала уставать и запыхалась. Эта тварь казалось, ни сколько не устала. Если так пойдёт и дальше я совсем ослабею и петух заклюёт меня до смерти. Отогнав петушару пинком, развернулась и бросилась бежать. Обернувшись через минуту, петуха не заметила. Ну всё, пришло время мести и она будет страшна. Выломав палку побольше, вернулась на место нашего побоища. Петуха след простыл.
   Несколько минут громко говорила в мир всё что я думаю о петухе, о этой ё*аноой деревне, о моём ё*анном муже, о моей свекрови, какими видами извращённого секса они должны заниматься друг с другом без продыху и с использованием подручных предметов. Выговорившись пошла искать мой дом.
   Девушка не соврала, следуя её инструкции быстро нашла нужный мне дом, мой дом. Обычный одноэтажный деревенский дом с белёными стенами. Зашла на территорию, на ней помимо дома находилась баня и сарай для скотины, на грядках росли всевозможные овощи, грядки были чисто выполоты. Видимо моя дальняя родственница умерла совсем недавно, хозяйство не успело прийти в упадок.
   Вернувшись во двор увидела выходящего из сарая петуха. Он что- то попопокал себе под нос, за ним тянулись куры. В моей душе поднялось пламя мести, за все раны и унижения нанесённые его сородичем. Схватив метлу со всей дури зарядила по нему. Куры в панике разбежались, петух растерянно заметался по двору. Похоже эта птичка была миролюбивой, но мне было пофиг. Наконец я загнала его в курятник, петушок забился в какое то гнездо и затих там. Сунув руку в его гнездо вытащила птичку от туда за ногу. Петух висел, как половая тряпка только тихо попококал. Неожиданно в душе поднялась жалость, птичку жалко. Она же не может отвечать за своих родичей. А я, такая сякая, выместила на нём все свои неудачи.
   - Встретишь того петуха, скажи ему что он пи*ор и что я его курятник шатала, обратилась я к петуху. А теперь иди.
   Отпущенная птичка шустро залезла обратно в гнездо и затихла. Только теперь до меня дошло, что я говорю с петухом. Совсем крыша поехала. Нужно осмотреть дом. Дом внутри был чистый, было слышно, как работало радио. Стены без всяких украшений, просто голые брёвна. Вдоль стен стояло несколько шкафов, был виден уголок кровати. Телевизора я не увидела. Неожиданно из соседней комнаты вышла женщина, от 40 до 60 лет на вид, загорелая, одетая в олимпийку и джинсы.
   - А вы кто и откуда здесь, поинтересовалась я, здравствуйте.
   - Здравствуйте, удивлённо протянула женщина, новенькая?
   - Какая новенькая, возмутилась я, приехала посмотреть положенный мне дом. А вы наверное были близки с Клавдией Ивановной, продолжила я, раз ухаживаете за всем.
   - Положенный тебе дом, девушка ты ни чего не перепутала, возмутилась женщина, я - Клавдия Ивановна.
   - Тааак, угрожающе протянула я, хочешь создать мне проблемы? По всем понятиям это мой дом, у меня документы есть.
   - Проблемы, ты просто не успеешь создать, отговорилась женщина, у меня тоже есть документы.
   - На дом, с иронией произнесла я, у цыганки в переходе купила?
   - На дом и на себя, жди.
   Женщина ушла в соседнюю комнату. Этот дом мой и без боя я его ни кому не отдам. Мне нечего терять и некуда идти. Всех порву!
   - Вот мои документы, она продемонстрировала паспорт и портянку формата А4.
   - Дай посмотреть, я протянула руку, не астроном за пол метра таращиться в буквы.
   - Дай свои, женщина протянула руку, порвёшь еще.
   Передав друг другу документы мы стали их изучать. Паспорт действительно был на имя Клавдии Ивановны, фотография была похожа, только женщина на фотографии выглядела моложе оригинала. Адрес прописки женщины, совпадал с тем адресом, который был в моей бумажке.
   В документах на дом владельцами в равных долях были записаны Клавдия Ивановна и какой то Викентий Андреевич. Хм, обратила внимание, что наши фамилии совпадали, мы с этой тёткой родственницы что - ли, Санта - Барбара блин. Интересно, почему меня вписали владельцем этого дома, толи чиновничья ошибка, толи эти твари специально так сделали и вычеркнули меня из очереди на нормальное жильё.
   - Хм, объегорили тебя, сказала женщина, возвращая мне документы.
   - Похоже на то, вынужденно согласилась я, по документам получается мы родственники?
   - Даже больше чем ты думаешь, сказала женщина.
   - Что, не поняла я.
   - Не бери в голову, к слову пришлось.
   Что же мне делать, хм. В принципе времени прошло не так и много. Если есть автобус нужно попытаться уговорить эту женщину поехать со мной в город со всеми документами. Если нет, договориться с тем, у кого есть машина, не за так естественно. Посмотрим вместе в глаза чиновничьей твари, которая творит такой беспредел. А заодно глаз на ж*пу натянем.
   - Не скажешь когда следующий автобус, спросила я.
   - Через неделю, доченька.
   - Я не твоя дочь, огрызнулась я. Как через неделю, дошло до меня.
   - Именно так, пояснила женщина, и в любом случае выбраться отсюда непросто. Автобус ходит раз в неделю, машин в деревне ни у кого нет, разве что договориться с торговцами которые еду возят.
   - А трактор, в отчаянии произнесла я.
   - Смешная ты, родственница, ухмыльнулась женщина. В нашей деревне рабочего трактора не видели лет 20.
   Пипец просто, из деревни не уехать, магазина что бы купить еды нет, ночевать негде.
   - Да не смурнись, родственница, посочувствовала женщина, поживёшь у меня какое - то время. Не жалко. Завтра всё равно приезжает торговая лавка, может повезёт, договориться, вернёшься домой. Решишь свои проблемы.
   - Просто так поселите и кормить будите?
   Прямо прикол: дайте воды попить, а то так есть хочется, что переночевать негде.
   - Не просто так, женщина вздохнула, с хозяйством поможешь, по мере необходимости. А то, у себя в городах совсем оторвались от природы. Накормлю и даже копеечки не возьму, женщина ухмыльнулась.
   - Не боишься, меня покоробил этот весёлый тон, чужого человека в дом пускать.
   - Не а, отмахнулась женщина, нет в тебе злобы, горячность есть, злобы нет, приживёмся. А завтра если бог даст домой поедешь.
   - Нельзя мне домой идти, вырвалось у меня, засудить могут.
   - Убила что ли кого, женщина пригляделась, не похоже.
   - Избила, только это моё дело.
   - Твоё, так твоё, не стала настаивать женщина, слова назад не беру, живи.
   - Спасибо, поблагодарила я. Нина, представилась я.
   - Клавдия Ивановна, но для тебя тётя Клава. Теперь пойдём поедим, а то как с утра встала, не присела.
   Тётя Клава оказалась неплохим человеком, накормила, напоила чаем, обрядила в старый спортивный костюм, нашла обувь гавнодавы. Вспомнилась песня:
   Еду на дачу, беру лопату, х*ячу, х*ячу.
   Потом тётя Клава показала своё приусадебное хозяйство. Оказывается помимо петуха, она держала коз и овец. Были большие поля, засаженные всеми овощами которые растут у нас, много плодовых деревьев, кусты земляники. Всё в хорошем состоянии, не заросшее сорняками. Осталось удивляться, как одна женщина со всем справляется одна.
   - Жить захочешь, не так раскорячишься, пояснила тётя Клава. Поле под картофель, вскапываю не сама, поскромничала женщина, мужиков прошу. А всё остальное сама, полю траву, сено кошу, скотину забиваю.
   Потом пришлось поработать, свежее го*но после скотины убрать, прополоть кое чего, вечером грядки поливать. Работали в ручную, как крепостные крестьяне в 18 веке или негры на плантации. В роли надсмотрщика и учителя сельхоз премудростей выступала тётя Клава. Я не жаловалась, прекрасно понимая, что даром ни чего не даётся. Затевать с ней ссору, глупо. За неё вступиться вся деревня. Денёк поработаю, а там глядишь договорюсь с торговцами и уеду. В городе ночевать буду на вокзале, а мыться в бане. Продержусь как нибудь.
   В сельхоз работах была какая - то своя особенная магия. Выдернула молодые сорняки из земляники, растение поднялось, ей легче и тебе ягод больше. С тяпкой прошёл картошку, колорадских жуков по собирал, глядишь и день прошёл не зря. Курям и петуху, будь он неладен, подсыпала корму, яиц будет больше. За те сельхоз достижения, что я проделала на огороде, в любой ММО РПГ смело дают первый уровень, + 50 к силе и +10 известности.
   У меня сегодня не день, а игра "Весёлая Ферма", думала я, умываясь после трудового дня. Тем временем какой то мужик пригнал тети Клавин скот. Живность организованно потопала в сарай заменяющий собой хлев, курятник и собственно сам сарай.
   - Новенькая, дружелюбно произнёс мужик.
   - Ага, на автомате ответила я.
   - Натерпелась поди, посочувствовал мужик.
   - А ты откуда знаешь, посмотрела я на пастуха.
   Ну и рожа между нами говоря, черты лица крупные, вся загорелая. Зубы крупные, неестественно белые, хотя куревом от него тянет. И стоят они как у акулы в два ряда.
   - Не секрет, хмыкнул мужик.
   - Разговоры разговариваем, племянницу мою кадрим Семёныч, вклинилась в разговор тётя Клава. Смотри вся живность разбежится.
   - Ага, мужичок нам кивнул, счастливенько.
   - Племянница, уточнила я.
   - А кем тебя представлять, не говорить же что пришла мой дом отбирать. Не поймут, усмехнулась женщина. Сегодня хорошо поработали, нужно хорошо поесть, айда в дом.
   После ужина навалилась усталость, немного посидев и поговорив отправилась спать. Завтра мне будут нужны все силы.
  
  
   Прода от 16.09.2015г.

/-/

   Тётя Клава разбудила меня с восходом солнца, утреннюю дойку скотины ни кто не отменял. Я привыкла рано вставать, но вставать в такую рань - чересчур. Зевая на зависть любому бегемоту, пошла умываться. Завтрак полагался только после дойки. То ещё удовольствие, сначала подготовить чистую посуду под молоко, сказать пару добрых слов скотине, потом омыть их вымя, что бы молоко было без запаха, специальными движениями доить живность. Оказывается дойка не такой простой процесс, как я думала, от моих неловких движений, козы возмущённо мемекали, переступали с место на место, пытались убежать. Тёте Клаве пришлось их успокаивать. Но под чутким руководством тёти Клавы процесс постепенно пошёл.
   - Уже получается, женщина одобрительно покивала, ты тренируйся, не придёться страдать, сцеживая оставшиеся молоко, когда у тебя будут маленькие.
   Высказывание тёти Клавы отогнало сонно - рабочее состояние в котором я находилась и разбудило воспоминания. Как хорошо, что у нас с Васей нет детей. С ужасом думаю, как мне пришлось бы страдать будь у меня маленький. Терпеть издевательства свекрови, измены мужа ради того что бы у маленького был отец. Не знаю, волнение поднялось из груди, я шмыгнула носом. Хотя не нужно об этом думать, нужно думать о сегодняшнем дне. Как уговорить добрую тётю Клаву, поехать со мной к чиновнице, как убедить её помочь мне.
   - Ты чего, женщина проницательно посмотрела в мою сторону.
   - Задумалась о своём житие бытие.
   - И что надумала, тётя Клава обтёрла вымя козы чистой тряпкой.
   - Нужна ваша помощь, честно призналась я, без вас чиновник меня слушать не станет, а если придёте вы, со своими документами...
   - Я бы помогла, но кто будет за скотиной следить, её же доить надо, ухаживать. Огород хрен с ним, но скотина внимания требует.
   - А если попросить соседей помочь, предложила я.
   - Это не возможно, по многим причинам которые я не хочу называть, со вздохом произнесла женщина.
   - Что совсем не как, со страхом спросила я.
   - Неа.
   Притихший на время диалога с женщиной страх, снова поднял голову. Даже если я выберусь, как я буду доказывать что хозяйка жива и здорова. Своих документов она мне точно не даст, а ближайший ксерокс находиться за 300 километров. Не силой же их отнимать. Женщина отнеслась ко мне с добром, хотя могла просто на х*й послать.
   Мои мысли скакали как бешенные белки: документы, добраться до города, разговор с чиновницей; документы, поездка в город разговор с Васей; документы....задёргался глаз. Паника достигла своего предела, я не могла двинуться с места.
  
   Так быть недолжно, пронеслось в сознании
  
   Внезапно появившиеся спокойствие словно клетка, прочно удерживала бушующие эмоции в моей душе. Паника резко трансформировалась в злость.
   - Что это за тра*анная деревня, если б*я ни кто сука не может помочь соседу, вырвалось у меня. У всех, на х*й б*я дел, как конь нат*ахал, что за адская вагина производит таких дегенератов. Жо*орукие ху*сосы, подпёздыши туалетные, затычки задницы зеленого Зелибобо. Да е*ись оно всё трое*учим про*бом, старый козлопидар, твоя сука бабка, которая летом в бане до смерти замёрзла.
   От моих криков, казалось тряслись стены и крыша, живность словно взбесилась, не слушая криков тёти Клавы они всем стадом в панике рванулись к выходу. Мирно квохтающая птица в панике теряя перья, как ракеты метались по сарайке в поисках выхода.
  
   Так и должно быть, пронеслось в сознании.
  
   - Тише будь, холодный уверенный голос тёти Клавы зазвучал у меня в голове.
   Голос тёти Клавы, как ушат холодной воды подействовал на меня. Эмоции ушли, осталось одно спокойствие.
   - Тише будь, раздухарилась мать твоя курица, всю живность распугала. Пойдём собирать её, успокаивать. Что то ты кипишная кака - то, спокойней будь.
   - Простите, повинилась я. Вспомнилось...
   - Может расскажешь что стряслось, мыслю я не по поводу документов переживаешь, поинтересовалась женщина.
   А была, не была, пока собирали и успокаивали скотину и птицу, я рассказала тёте Клаве всё: как жила в приюте, как пыталась устроиться в жизни, как встретилась с Васей, как жила с ним, тёрки с его родичами, про его измену. Рассказала, как внезапно мне привалил во владение домик тёти Клавы, стало легче. Раньше я ни когда не выговаривалась другим людям, считала что открывать свою душу другим людям - признак слабости и глупости. Изливая душу другим людям, ты даёшь им власть над собой. Даже хорошо относящийся к тебе человек может стать твоим врагом. А я не могла себе позволить быть слабой.
   Когда я только переехала к Васе, в самом зените наших отношений я попыталась чуть раскрыться, почувствовать себя женщиной не только физически, но и психологически. Почувствовать себя хозяйкой домашнего очага, муж которой прикроет семью от всех житейских бурь. Но не срослось, атмосфера отношений с Васиными родичами напрочь убили всё желание раскрываться, я замкнулась в своей раковине. Пришла мысль, что если бы мне дали нормальное жильё, хоть комнатку в коммуналке, всё было бы по другому.
   - Дерьмо случается, резюмировала тётя Клава.
   После моего рассказа, с лица женщины пропала улыбка, задумчивые морщины пересекли её лицо. Мн, да раскаивалась я, загрузила женщину своими проблемами.
   - Не парьтесь из - за меня, эти проблемы мои и только мои.
   - Парятся в бане, ответила женщина так и быть помогу тебе, поеду с тобой в город.
   - Спасибо, на моём лице возникла улыбка, но почему. Почему вы мне помогаете.
   - У каждого свои бабайки в шкафу, я помогу тебе и возможно мне станет легче, призналась тётя Клава, и хватит об этом пойдём завтракать.
   На первое был борщ, вкусно пахнувший варёным мясом с переливами овощных ароматов. Сначала был какой то общий аромат, но принюхавшись он распался для меня на запах свежей разваренной картошки, почти неразличимый из - за аромата свёклы, твёрдый морковный запах. Было что - то ещё, но я не смогла распознать потому как свежесорванные укроп и петрушка, как вуаль прикрывали весь остальной запах. Мелко порезанные овощи плавали в бордовом бульоне, ещё больше возбуждали аппетит. Шматок сметаны вброшенный в тарелку, выглядел как одинокая льдина, отколовшаяся и заплывшая на свою беду в тропическое море, где закатное солнце предвещает наступление ночи. Ложкой я размешала сметану, имея маломальский опыт в приготовлений пищи могу сказать, что попробовав суп тёти Клавы, любой шеф повар с удовольствием взял бы её работать к себе на кухню.
   На второе была большая кастрюля вкуснейший гречневой каши, с золотистыми свиными шкварками пожаренными с луком. Шкварки перемешанные с кашей, истекали "соком" дополняя вкус и аромат гречи. Когда в ложку попадало много шкварок и мало каши, казалось, я попадаю в кулинарный рай. Прожёвывая шкварки неосознанно вытирала рукой подбородок, меня не оставляло ощущение, что сало стекает у меня по подбородку.
   Все кулинарные шедевры я запивала обычным чаем с мёдом. Обоняние не отошедшее от вкусового разнообразия борща и каши, подавленное новым ароматом медового разнотравья "сдалась на милость победителя". За всю свою жизнь я ни где и ни когда так вкусно не ела.
   Помыв посуду стали собираться в магазин, сдавать овощи, птицу и иные дары своих огородов за деньги. Тётя Клава пояснила, что такие порядки были уже лет 20, раз в неделю приезжала автолавка. Сданную продукцию жители меняли на деньги, продукты или на водку.
   Наконец мы пришли. Автолавка представляла собой большую грузовую машину. Водитель, он же продавец откидывал тент, а деревенские вставали в очередь. Чётких цен не было, тётя Клава пояснила, с водителем можно торговаться. Когда мы пришли собралось достаточно плотная толпа. С удивлением заметила, отсутствие пожилых людей. Деревенские на удивление выглядели примерно одинаково, женщины и мужички лет тридцати. Почти не удивилась некой звероподобности местных жителей. Сложение интересное - у всех крупные мощные ноги, крупные бедра, голени, ступни, и при этом довольно легкий 'верх'. Вспомнилась присказка: с такими ногами, на руках ходить нужно.
   Мысль мелькнула и исчезла. Тётя Клава тем временем перездоровалась со всеми, мимоходом представив меня. Женщины смотрели дружелюбно, мужчины - заинтересованно. Я тоже здоровалась, но имена местных жителей почти сразу вылетели у меня из головы. Меня занимали другие мысли, сколько возьмёт водила за доставку в город, сколько займёт беседа с чиновниками, где мне найти угол подешевле. И самое главное, как продержаться до зарплаты. Подошла наша очередь.
   - Тоже с яйцами, весело спросил мужик - продавец.
   Обычный мужичок лет пятидесяти, в поношенной куртке и брюках.
   - С ними проклятыми, тётя Клава поставила корзины с яйцами в машину, хоть я не мужик, а яйца есть.
   - На самом деле мужчина и женщина сделаны из одного теста, водитель стал считать яйца и складывать в поддоны. Просто мужчина на два яйца сдобнее. А это кто с тобой.
   - Племянница из города приехала, треба отвести в город - отвезёшь.
   - Позже, отмахнулся водитель.
   Тётя Клава сдала яйца, я подала ей мешок молодой моркови.
   - Тоже с яйцами, поинтересовался водитель.
   - С морковью, отозвалась я.
   Таким образом мы неспешно сдавали весь свой товар: яйца, морковь, картофель, лесные ягоды. Водитель завешивал товар, считал его стоимость и одновременно трепался с тётей Клавой. Краем уха позади себя слышался разговор соседей по очереди:
   Два грузина разговаривают, один другого спрашивает:
- Кацо, почему у Гоги такие пышные волосы?
- Да он голову яйцами моет.
- Во акробат, а!
   Раздались взрывы смеха, дети природы, подумала я, хорошо им, ни каких волнений. Тем временем мы сдали все, что принесли с собой. Тётя Клава стала закупать необходимые продукты. И почему - то закупила десяток бутылок водки. Странно, на пьющую не похожа. Зачем ей столько водки, может водка разновидность местной валюты.
   - Девушка будешь что - нибудь брать, из задумчивости меня вывел голос водителя.
   - Пачку Винстона синего, заказала я.
   - Что - то мало берёшь, водитель протянул мне пачку, если курево кончиться взять будет негде, я приеду только через неделю.
   - Мне хватит, я всё равно отсюда уезжаю.
   - На чём, заинтересованно спросил водила.
   - Отвези тётю Клаву вместе со мной в город.
   - Не положено, забухтел водитель, мне нужно заехать в пару мест, а если хозяин узнает, мне дадут п*зды.
   - Не за так, я заплачу, сколько просишь.
   - Я не извозчик, водила сердито на меня посмотрел, хоть десять кусков заплати.
   Да он офигел, за десять тысяч можно раз двадцать съездить туда и обратно. Кроме того если я ему столько заплачу я буду на мели.
   - Пять кусков, назвала я свою последнюю цену, нас двоих только до города, я твёрдо посмотрела на мужика.
   - Ты глухая, нет значит нет, не положено.
   Разговоры за моей спиной стихли, деревенские жадно грели уши.
   - На не положено - х*й наложено, я начала заводиться, хорошо восемь кусков.
   - Следующий, громко прокричал мужик.
   - Павел не будь жлобом, вмешалась тётя Клава, девочке позарез надо в город.
   - Её проблемы, отмахнулся водитель, если хозяин узнает, меня попрут с работы, ты будешь содержать меня и моих детей.
   - Павел, мы ни кому не скажем, хоть раз в жизни сделай добро людям.
   - Будете ещё что - то покупать, мужичок смотрел на нас равнодушными рыбьими глазами.
   - Павел, я посмотрела ему в глаза, нам до зарезу надо в город...
   - Ты в уши долбишься, мужик начал заводиться, нет значит нет. Я не е*у дочку миллионера. Если надо ехать ищи другой транспорт. Если всё купила - проваливай.
   - Хорошо, я взяла себя в руки, сколько ты хочешь за то что - бы отвести нас в город.
   - Фуу, выдохнул мужик, как же с тобой туго, даже если миллион баксов заплатишь, не повезу.
   - Почему?
   - Не положено.
   - Почему?
   - Потому!
   - Нина пойдём, что ли домой, видишь перевелись мужики на Руси.
   - Это точно, я подхватила игру, трусоватые какие - то стали, ленивые.
   - Да насрать вообще, отмахнулся мужик.
   Просто пиздец, ледяная дрожь змеёй проползла по позвоночнику. Этот еблан не хочет меня ни куда везти, что же делать. Все планы пошли коту под хвост. Что же делать? Попробовать раздуть панику, что бы пришло то ледяное спокойствие, может оно мне поможет.
   - Слушай сюда, я посмотрела мужику в глаза, меня не е*ёт, что тебе не положено. Ты отвезёшь нас в город, я сказала...
   Одновременно попыталась попеременно вызвать чувство паники и ледяной клетки. Но у меня ни чего не получалась, может потому, что я уже сегодня паниковала или может просто устала бояться. У меня на душе просто была усталость и равнодушие, всё надоело, водила похоже это понял.
   - Уймись, нахер, тоже мне хор Пятницкого.
   Тётя Клава оттащила меня в сторону.
   - Придумаем что - нибудь, видишь какой мудак попался, пойдём домой.
   Возражать не было сил, я покорно потащилась за тётей Клавой. Поймала взгляд какого - то парня заинтересовано смотрящего на меня. Русые волосы, резкие черты лица, как и у всех местных, одет в старенький пиджак, рубаху в полоску, брюки. Намётанным взглядом заметила, что ботинки и низ брюк требует чистки. Равнодушно отвернула голову. Он скорее всего не женат. Брюки и пиджак чистые, но не глаженные. Нормальная женщина не выпустила своего мужика в примятой одежде. Не до парней сейчас, хоть и симпатичных.
   Небо будь то соответствуя моему настроению затянуло тучами. Мысли как тяжёлые валуны ворочались в голове. Скорее всего, как придём домой, придёться собираться и топать пешком, может на трассе удастся поймать машину. Спутница странно на меня посмотрела, я что сказала мысль в слух.
   - Даже не думай, куда ты пойдёшь.
   Похоже я проговорилась, маловероятно, что у тёти Клавы прорезался дар телепатии.
   - В город пойду, спасибо конечно вам за всё, но я не могу вечно жить у вас. Кроме того нужно решать проблему с жильём.
   - Ну и как ты решила добраться до города, полюбопытствовала женщина, на ковре самолёте.
   - Пешком.
   - Ха-ха-ха, женщина заливисто рассмеялась, пешком, Нина ты представляешь расстояние от нас до города, километров 400 минимум. Что ты будешь есть на пути, где ты будешь спать, или будешь христарадничать. Не дури.
   - Может повезёт, машину поймаю, не сдавалась я.
   - Ага конечно, у нас как в Германии широкие дороги и круглосуточно машины ездят. Не говоря о том что любой встречный мужик может тебя изнасиловать и убить. Дураков много.
   - И что вы предлагаете?
   - Думать надо, например попросить того же Пашу передать письмо куда надо, но не сейчас, сейчас он нас слушать не станет.
   - Х*й недроченный этот Пашка, что б его Джигурда отодрал. Не могу я ждать, если не выйду на работу - уволят.
   - А нужно ли тебе всё это: пахать за гроши, постоянно лаяться с родичами мужа, нервничать на пустом месте.
   - А что мне остаётся.
   - Оставайся пока у меня.
   - А вам то какая выгода?
   - Ну хотя бы помощь по хозяйству, в прочем я тебя не держу. Ты девушка взрослая, Нина, думай сама. Не всё меряется выгодой, есть ещё сострадание, взаимо помощь, хорошее воспитание и другие добрые человеческие чувства.
   Остаток пути мы шли в молчании. Я обдумывала все варианты действий. В словах тёти Клавы был свой резон. Действительно одной путешествовать опасно, может случиться всякое. А моя спутница пешком со мной не пойдёт. Чудо, что она согласилась поехать. Имеет смысл передать письмо, потом ждать ответа. Как вариант, сотовый всё равно тут не ловит. А с другой стороны, сколько тётя Клава продержит меня у себя. Как минимум, до конца уборки урожая, одной работать тяжко да ещё при отсутствии толковой механизации.
   - Тётя Клава, я обратилась к женщине, что бы не было ни каких вопросов, сколько можно будет у вас жить.
   - Столько сколько захочешь.
   - Серьёзно, я с удивлением воззрилась на женщину.
   - Абсолютно, даже если ты была бы безрукой и безногой инвалидкой я бы тебя оставила.
   - Хм, почему вы так добры ко мне?
   - Везде ищешь выгоду и подводные камни, женщина задумалась, видно в городах без этого не прожить.
   - Давайте, не будем растекаться мыслью по древу, я задала вопрос.
   - Нина, давай без давайте, хорошо. В жизни у меня было несколько дурных поступков которые я хочу исправить. Потом, то как меня воспитали, я не могу оставить в беде человека, не пропащего, который борется, но ему нужна помощь. Затем поможешь мне с хозяйством. Надеюсь я ответила на твой вопрос.
   - Да.
   Некоторое время мы молчали, я обдумывала слова женщины. Я уверена она не солгала. Но всю жизнь прожив в городе, не видя во круг себя ни чего хорошего, я решила, что кроме чёрного цвета в жизни нет других цветов . На помощь мне, пришли когда то выученные стихи:
  
   Кружится жизненная вьюга,
Творит над нами чудеса,
Всех отделяя друг от друга,
Разбив людей на полюса.
  
Одних возносит к небесам аж.
Других бросает же на дно.
Попав туда лишь, понимаешь,
Что жить средь низших - нелегко.

Для них померкли идеалы.
Судьба их всех согнала в круг.
И ночь для них лишь покрывало,
А вор и плут - их лучший друг.
  
Ведь раньше были же вы люди!
Вы жили так же, как и все.
Но до конца съев жизни блюдо,
Остыли, в темный ил осев.
  
Вы не желаете поверить,
Что можно все еще вернуть.
И не х
отите вы проверить,
Как можно встать на верный путь.
  
Вы одичали, озверели,
Забыли истины судьбы,
Как шансы жизни сладко пели,
Как можно по-иному жить.
  
Нельзя забросить все подальше
,
И руки на груди сложить.
Отмыться можно и от фальши.
И с камнем в прошлом можно жить.
   Автор: Жук Мариям
   Я встряхнула головой, любимые мной стихи помогли прогнать хандру. Закрыв одни двери, жизнь всегда открывает другие, не нужно как пьяный мудак, ломиться туда, где не пускают. Я успокоилась, стала собой.

/-/

   - Ну, ну будет, успокаивала меня тётя Клава.
   Придя домой и распихав все принесённые продукты стали заниматься хозяйством. Мне как более выносливой досталась колка дров и надо же такому случиться, попала себе обухом топора по ноге. Мой мат разносился на всю деревню, досталась всем: топору, полену, шоферу Паше, Васе, его родичам, деревне, раздолбанным дорогам. Все поименованные, слились друг с другом в фантосмагорическую картину достойную кисти Валеджо.
   День подходил к концу, за делами по хозяйству не было времени рефлексировать, сокрушаться о своей судьбе. Я написала письмо, а тётя Клава через кого - то передала письмо водителю, что - бы он отправил по почте. Вечерело, мы готовились ужинать, я накрывала на стол. Внезапно ощутила на себе взгляд. В хате материализовался какой то дед. Иначе не скажешь, я не услышала, как он вошёл в дом.
   Высокого роста, несмотря на старость. Лицо толком было не разглядеть, глаза закрывали мохнатые, полуседые брови, под носом произрастали усы, напоминавшие будёновские, имелась в наличии и борода, тоже полуседая. Удивительно, но голову прикрывала шапка ушанка. И как ему не жарко. На плечах у деда была надета рубаха непонятного цвета и года выпуска, достаточно потрёпанный пиджак. Коротковатые штаны были заправлены в длиннющие шерстяные носки, для верности перевязанные тесёмочками. На ногах дед носил галоши. Наверное художники именно так изображают домового, а патриотически настроенные украинцы - русского ватника.
   - Дедушка, вам кого, спросила я.
   - Что, дед задумался, зачем - то спрятал руки в карманы. Аааа, я это, премного извиняюсь, барышня, могу я увидеть Клавдию Ивановну?
   - Тетю, уточнила я.
   - Да.
   - Ее нет, зайдите позже.
   Голос не совсем вязался с потрёпанным видом пенсионера, на вид я бы не дала ему больше 60 лет. Если бы лицо гостя привести в порядок...
   Я не закончила додумывать мысль, раздавшийся из - за спины душераздирающий стон отвлёк меня. Дед полунаклонился в перёд, тревожно ворочая головой.
    - Вам плохо, дедушка, вырвалось у меня.
   Дед пожевал челюстями, и надтреснутым жалобным голоском попросил присесть. Мн - да, старость - не радость. Заботливо усадила "ветерана" на стул, принесла ему водички. И говор у него странный, так теперь ни кто не говорит, хотя приятно конечно, "барышней" меня ни кто ещё не называл. Сколько же ему лет, решила поухаживать за стариком. Тем временем вернулась тётя, пока я накрывала на стол они с Григорием Семёновичем, так звали дедка, говорили обо всём и не о чём. Потом сели ужинать, у деда оказался совсем не старческий аппетит, съел он примерно столько сколько мы с тётей Клавой вместе взятые. Дед ел аккуратно, не свинячил, что вызывало определённое уважение.
   По жизни мне встречались самые разные старики. Некоторые считали , что остальные люди должны смотреть им в рот только потому, что прожили 50 или 60 лет. При этом выставляя на показ и похваляясь своей дряхлостью и болячками. Вызывая у меня лишь брезгливое отвращение. Не нужно запускать себя, если пенсия позволяет не работать, найди себе дело, не сиди как сыч на своём квадрате. Другое дело, такие, как Григорий Семёнович. Было видно, что дед всю жизнь робил на земле, старость его согнула, но не сломала. Он не поглупел, не базлал как некоторые: "вот раньше девушки всегда помогали своим матерям и отцам, не то что теперь", а был весёлым и остроумным собеседником. Травил старые, как своя борода анекдоты и истории:
   - Или вот ещё история: Сорока украла блестящую челюсть пенсионера Иванова. Уже вторую неделю зубастая тварь прилетает к нему в гости и издевательски улыбается!
   - Ну дети, тётя Клава улыбнулась, может по стопочке за знакомство.
   Григорий Семёнович с укоризной посмотрел на тётю Клаву: не трави душу, ведь так хорошо сидели.
   - Я пас, не люблю алкоголь, отказалась я.
    - Ээээ... Мне, пожалуйста, на донышко. Наперсточек, не более. Здоровье, знаете ли, не позволяет.
   Она налила себе и ему в стаканчик граммов тридцать, сказав: ну давайте!
   - Минуточку уважаемая Клавдия Ивановна, помилосердствуйте, что это за тост.
   - Григорий Семёнович, тост как тост, недоумённо пожала плечами тётя Клава.
   - Тост должен быть такой, дед прокашлялся, что бы после него ещё пять минут можно было обсуждать все его особенности, позвольте я скажу:
   На том свете Ленин Сталин и Хрущёв и у всех на груди буквы ТК, пошли к Богу и спрашивают, что сие означает. Бог им говорит: ты Ленин творец коммунизма, ты Сталин тиран коммунизма и замолчал. Хрущёв спрашивает, ну а я то кто, Бог ему отвечает, а ты тварь кукурузная. Так выпьем за то, что - бы все твари жили только на том свете.
   После выпитой рюмки дед необычайно оживился забормотал что - то про не выключенный утюг, стал собираться.
   - Вы ещё зайдёте поинтересовалась я.
   Дед на пару секунд застыл, потом как рявкнет.
     - Да. Всегда, пожалуйста!
   И выскочил за дверь.
   - Прямо как молодой, ехидно сказала тётя Клава, ещё бы немного и отправляй его в клуб на танцы.
   - Зря вы так, Григорий Семёнович старый, отвык пить.
   - Мне бы так постареть, вздохнула тётя Клава, ладно пойду, уберу всё со стола.

/-/

  
   Григорий Семёнович ещё несколько раз приходил к нам в гости. Он оказался превосходным собеседником, чутким человеком умеющим выслушать, дать совет. Само собой получилась, что я рассказала ему всю мою историю. Не знаю, сколько бы продолжалась моя сельская жизнь, пока не случилась одно событие, в корне поменявшее неторопливое, наполненное каждодневным трудом моё существование.
  
   Прода от 16.12.2015г.

Глава 3.

   Лето подползало к середине, после обильных дождей пошли грибы. Мы с тётей Клавой как истинные крестьяне, у которых даже драное ведро не выбрасывается, а используется для любого подходящего дела, какое может придумать человеческий мозг, не упустили возможности запасти съестного на зиму. Далеко уходить было не нужно, в пределах получаса ходьбы от деревни были хорошие грибные места. Приходилось раньше вставать, но оно того стоило, буквально за пол часа набрать целый мешок маленьких, размером с палец белых грибов, красноголовиков. Причём резали не все подряд, оставляя некоторые на семена. С набранной добычей приходили домой, где и перерабатывали её. Сначала мы ходили вместе, но я быстро выучила грибные места и проходы к ним. Тётя Клава не боялась отпускать меня одну.
   Грибные места были общедоступны, не только мы собирали там грибы и неудивительно, что грибики стали заканчиваться. Если честно я была этому рада, вставать раньше обычного на пару часов, бродить по лесу стало надоедать. Но возвращаться с половиной мешка было стрёмно. Я обошла все известные места и теперь пыталась найти новые. По словам тёти Клавы дальше были ещё грибные места. Заблудиться я не боялась, тётя Клава научила меня ориентироваться в лесу. Кроме того у меня открылось чувство направления, я точно могла сказать в какой стороне деревня.
   И сейчас я шла через берёзовый лес, неся до половины набранный мешок. Светало, выпавшая роса отмечала мой пройденный путь, начали перекликаться проснувшиеся птицы. Над головой у меня смыкался зелёный купол из листьев, берёзовые стволы напоминали колонны неведомого храма. Ощущался аромат утреннего леса, запах свежей травы, сдобренный холодком выпавшей росы, запах берёзовых листьев. Рельеф стал понижаться, начали появляться первые комары. Берёзовый лес закончился, сменился соснами, похоже я вышла к кромке болота. Разнотравье сменили появившийся багульник, а следы чьих то копыт как - то замеченных мной, след неведомого зверя.
   След трёх палый, три пальца смотрели в перёд один назад. Пальцы неведомой зверушки заканчивались когтями, которые оставили заметный след. Земля была достаточно сильно вмята. Я тревожно осмотрелась, лес не изменился, всё так же пели птицы. Я не охотник, но знаю точно, таких тварей оставляющих подобные следы у нас не водиться. Походив около следа нашла ещё цепочку следов. Некто дошёл до болота, понял, дальше не пройти и побрёл назад.
   Сотового что бы сфотографировать след, у меня с собой не было. Нужно было возвращаться назад, но любопытство подгоняло пойти по следу. Ну я и пошла, оглядываясь и прислушиваясь. Вдруг я открыла новый вид животных. Новый вид конечно может меня сожрать, рассуждала я, но если буду осторожна всё окончиться благополучно. А если найти доказательства существования нового вида можно неплохо заработать. Мной овладело лихорадочное возбуждение. Может быть новый вид назовут в честь меня: Monstres Ninus Vulgaris. След тем временем не прерывался, а отдалялся всё дальше от болота. Чувство внутреннего направления говорило, что я потихоньку приближаюсь к деревне. Моя фантазия не стояла на месте, может быть это не новый вид животных, а какой - то ящер провалившийся к нам из прошлого. Или какой то вид человека - ящера. Или сбежавший эксперимент инопланетян - рептилойдов.
   Тем временем след, не доходя полукилометра до деревни, стал обходить её по кругу. Какое то время я шла по следу, пока не раздались голоса. Похоже не только я нашла след. Поставив мешок с грибами на землю крадучись пошла на голоса. Осторожно выглянув из - за деревьев, увидала стоящую на поляне кучку людей. Присмотревшись, различила несколько знакомых деревенских лиц. А потом случилась вот что, неизвестно от куда ещё несколько деревенских вывели группу обнажённых людей. Одного мужчину, нескольких женщин и троих детей.
   Я не знала что и думать, если бы не присутствие детей можно было подумать что местные собираются устроить групповушку на природе. Мысли о следе и оставившего его монстра вылетели у меня из головы. Тем временем, деревенские говорили что - то успокаивающее - "прибывшим". Мужчина не хотел успокаиваться, ни чего не говорил, но махал руками. Следуя его примеру его спутницы забеспокоились. В любом случае это странно. Я задумалась, в любом случае то что происходит здесь это ненормально. Раздался какой то рык. Посмотрев на поляну, я оху*ла, в центре поляны стоял всамделешний динозавр, очень похожий на тираннозавра. Большая голова, мощные задние ноги, длинный хвост и крохотные передние ноги. Красноватый цвет шкуры на голове, плавно переходил в зелёный на туловище, который в свою очередь переходил в бурый на хвосте. Страха почему то не было, наоборот было непонятное чувство узнавания, словно я повстречала однажды виденного дальнего родственника. Угасающее лихорадочное возбуждение сменилась на восторженный интерес. Разум твердил мне, что это неправильно.
  
   Так и должно быть, пронеслось в сознании.
  
   Тем временем, все отбежали на некоторое расстояние что - то сердито крича динозавру. Он в ответ испустил сильный рык переходящий в ультрозвук, моя грудная клетка затряслась как будь то я нахожусь на рок концерте напротив мощной колонки. Хотя я была дальше всех. Тем временем смутно знакомый мужик выскочил прямо под нос чудища и стал нецензурно и громко что то ему говорить. Жаль мобильника нет, такое видео, русский мужик укрощает динозавра, куда там бабе с конём. Динозавр открыл пасть и резко опустил голову к мужику. Сердце пропустило удар, он же его сожрёт. Стало больно правой руке, посмотрела, от волнения содрала кору с берёзы на которую я опиралась. Раздался глухой удар, динозавр мотал головой, мужик потирал кисть руки, заваливаясь в перёд. Не успела я моргнуть глазом как на поляне стояли уже два динозавра. На лапе у одного из них болталась какая то синяя тряпка. Его штаны, догадалась я. Стало страшно, восторженный интерес исчез, сменившийся паническим ужасом, ноги резко ослабли, я повалилась на траву. В произошедшем на поляне было что - то мистическое, чуждое нашему миру.
  
   Так быть недолжно, пронеслось в сознании.
  
   Тем временем, монстры порычав какое - то время друг на дружку вернулись к своему прежнему обличию. Тихо я сделала шаг назад, потом ещё один, подхватив мешок с грибами отправилась в сторону деревни. В голове было пусто, эмоции пропали, будь то их и не было. Я не могла поверить в происходящее, кто все эти люди, вся ли деревня состоит из чудовищ, разумны ли они и если разумны то насколько, и самый главный вопрос - что мне делать.
   Подумав решила, что скорее всего вся деревня состоит из монстров. Врятли чудища будут жить рядом с людьми, шанс раскрытия истинной сущности "соседей", повышается многократно. Нет сомнений, что они разумны по крайне мере в человеческом облике. Из деревни нужно уезжать тут сомнений нет, то что меня пока ещё не сожрали не моя заслуга, а их недоработка. Опять же тётя Клава, не удивлюсь если она тоже монстр. Почему она меня не тронула. Холодной рукой сжало сердце - может она меня откармливает. Если тётя Клава не людоед всё равно мне с ней не по пути, люди не должны жить рядом с монстрами, нужно быть осторожной. В любом случае нельзя жить так, как раньше, нужно уезжать.
   Я нервно хихикнула, в фантастике которую я читала в редкие минуты отдыха, у главной героини таких проблем не было. Все мужики нелюдских рас при виде ГГ растекались сиропом, соревнуясь между собой кто больше прогнётся под главную героиню. Благородные тысячелетние эльфы, мудрые драконы, кровожадные вампиры по воле авторесс теряли самих себя, превращаясь в озабоченных сперматоксикозом школьников. Самому услужливому в конце книги, героиня даёт, с презрением объевшегося сметаны кастрированного кота. Попутно получив по ходу пьесы, бессмертие эльфа, боеспособность вампира и магию дракона. А женский пол, если он присутствует в книге, бледным картоном ходит за глав героиней, заменяет ей прокладки и вообще ведёт себя как последняя зоновская ковырялка. Одно дело читать книжки и хихикать над тупостью автора, совсем другое нечто подобное в жизни. Те же брачные обычаи. Даже у народов земли разные брачные обычаи. В Тибете например, девушка должна переспать с определённым количеством мужчин прежде чем её возьмут замуж. А что тогда говорить о нелюдях.
   Не о том думаю, нужно решать как можно быстрее уехать отсюда. Пока в моей голове крутились умные мысли, я подошла к нашему дому.

/-/

   - Всё очень просто, доченька, ты не человек а такой же "монстр", как и те которых ты видела.
   - Что?
   - Да именно так, вспомни последние события, странные изменения в настроении, увеличение физической силы. Ты такая же, как и мы - не человек.
   Разговор с тётей Клавой был не для меня не простым. И не потому, что она увиливала от разговора, просто мне самой было трудно принять, что я не человек. Тётя Клава мне всё объяснила, оказывается мы небыли коренными жителями этого мира, мы пришли из другого мира спасаясь от "дикарей". В нашем мире началось что - то наподобие великого переселения народов, люди массово мигрировали в поисках лучшей жизни. Для меня было странно, что мы могущие превращаться в больших и сильных ящеров, проигрывали каким - то дикарям. Тётя Клава мне объяснила, что причин по которым нас "выдавливали" из нашего мира было несколько.
   Первая и самая главная, мы не могли объединиться, природный механизм заложенный в нас мешал этому. Деревня, в которой я жила, это исключение подтверждающее правило. Мы хищники, мы можем объединяться только для создания семьи, в нас слишком силён "зверь". Так же свою роль играет невозможность реализовывать свои желания. В нашем случае желание доминировать. В нашей системе ценностей это приоритетное желание. Негативная сторона состоит в том, что в случае нереализованности увеличенное желание дает не развитие, а неприязнь к ближнему - желание получать наслаждение для себя в ущерб другим. Таким образом, неприязнь к ближнему увеличивается у всех, независимо от особенностей их менталитета. Плюсом идёт "звериная" составляющая, которую как бы хорошо ты не контролировал, всё равно вылезет причём в самый неожиданный момент.
   У людей неприязнь к ближнему сдерживалась законом, потом его стало не достаточно, и тогда возник более сильный ограничитель неприязни - культура: она ограничивает неприязнь через сопереживание, на основе гуманных ценностей. У нас нет ни законов, ни культуры, есть только набор правил, который нужно выполнять, что бы не сожрали. Но когда наш вид стали вырезать, нам пришлось хоть как то объединиться что бы выжить.
   Второй фактор логично вытекал из первого. У нас не было развитой системы связи между семьями. Семья, как правило состояла из трёх человек: самец самка и детёныш, иногда два. Семья, научив своего отпрыска всему необходимому для выживания: охотиться, менять форму с человеческой на животную, обычаям и традициям, по достижении половой зрелости выгоняла подросшего отпрыска. И он дальше путешествовал в одиночку, искал себе пару и основывал собственную семью. Раньше не было нужды поддерживать какие - то связи между представителями своего вида.
   Третий фактор наличае некоторого количества артефактов позволяющих переходить из нашего родного мира в новый мир. Ни кто не знал, откуда взялись эти артефакты, как они работают, но их наличае позволяло не только переходить владельцу артефакта, но и переводить с собой ещё некоторое количество народа. Артефакты выглядели как простые бусы, из засохших ягод надетые на ниточку.
   Сказать что я была в шоке, ни чего не сказать. Какое - то время я тупо сидела на диване. Я не человек, я непонятно кто, но чёрт возьми за что мне всё это. Почему у меня не может быть нормальной жизни, как у всех остальных. А с другой стороны, я уже нахлебалась нормальной жизни среди людей. Для разнообразия можно пожить и для себя, я ведь молодая и у меня всё впереди. Никаких мыслей не было. Тётя Клава понимая моё состояние не трогала меня и занималась своими делами.
   Постепенно я успокоилась, мысли перешли на воспоминания. Вспомнилась, что у меня были похожие бусы. Когда я была маленькой, жила и воспитывалась в детском доме, на шее у меня висели именно бусы из засохших ягод. Когда я спрашивала откуда они взялись, мне рассказали, что меня принесли вместе с ними. Я выросла, и перестала их носить, мне казалось, что это как - то по детски, но я их не выбросила. Они тихо лежали у меня в вещах, наверное лежат и сейчас. Нужно вернуться в город и выручить их, если мои вещи ещё не выбросили.
   Оделась в нормальную одежду, навела макияж и вышла из дома. Тётя Клава меня не останавливала, я объяснила ей, что возвращаюсь за бусами, они могут быть ключом к порталу. Женщина отпустила меня попросила быть осторожнее. Дойдя до сельского магазина неожиданно увидела машину, с другим водителем, приехавшим по каким - то своим делам. Мне удалось договориться что бы меня довезли до ближайшего райцентра, где ходит автобус, а через сутки встретить и отвести обратно сюда.
   Пришла в себя только на автобусной остановке в райцентре. Шок отступил, и вернулась способность адекватно оценивать окружающее. Я с любопытством осматривала местные достопримечательности: находящиеся вокруг дома, изъезженный пяточок для разворота автобуса, древнюю автобусную остановку, под которой сидели несколько человек. Настроение почему - то ползло вверх, хотя ни какой явной причины для этого не было. Вот оно приключение, которое бросает тебя из привычного серого мира в новый незнакомый мир полный новых красок. Я с волнением новичка открывшего неведомое, буду изучать его, обыскивая каждый уголок в поисках сокровенных тайн. Как в детстве открыв какую нибудь приключенческую книгу погружусь в новый неизведанный мир, как индеец буду читать след моей новой жизни. Тем временем подошёл автобус.
  
   Так и должно быть.
  
   Подумалась мне, ведь если задуматься жизнь - приключение дарованное нам неизвестным. Мы сами выбираем для себя свой путь: повседневной рутины, страдающего неудачника, азартного приключенца, любимого человека. А эмоции получаемые при прохождении пути и есть одна из причин того почему мы проходим свой путь. Вторая причина это полученный опыт. Что то меня на философию потянуло. Но сейчас не время уходить в себя, нужно выручить мои вещи, благо подъезжаем к городу.
   Визуально город не изменился, всё такой же грязный муравейник с людьми муравьями озабоченные своими ежеминутными желаниями. По спине пробежала стайка мурашек и навалилось чувство чужого присутствия. Так бывает когда за тобой наблюдают, это я прочувствовала на себе. Вспомнила фильмы про шпионов, оглядывалась и осматривала всё за своей спиной, пытаясь запомнить людей. Попетляла по городу, несколько раз обернулась, вроде новые люди знакомой одежды не заметила. Но чувство чужого присутствия не пропало. Решила вот что, зайду в свой подъезд, подожду с минутку и резко открою дверь тут то, он или она попадётся. Но не получилось, зайдя в свой подъезд, постояв с минутку и резко открыв дверь ни кого перед собой не увидела. Может это и к лучшему. Быстро поднявшись в квартиру, осмотрелась, как же все запущено. Мои вещи лежат в прихожей в каких - то старых сумках и их явно готовят на выброс. Вовремя я успела. Пошарив по сумкам нашла заветные бусы. Прикоснувшись к ним не какой мистической энергии не почувствовала, просто шероховатая поверхность засохших старых ягод, я бережно одела бусы себе на шею. Тихо прошла в нашу с Васей комнату. На месте моих вещей лежали чьи то женские вещи. Вася явно времени зря не терял. План мести родился мгновенно, метнувшись на кухню схватила перечницу с самым мелким ситом. В приюте это было одно из самых безобидных развлечений для нас. Осторожно наперчила нижнее бельё Васи и другой девушки таким образом, что бы перчинки были очень мелкими и их не было видно. Но поднеся бельё к носу почувствовала характерный запах перца. Раздражение в интимных зонах, взаимные обвинения друг друга в измене и заболевании неприличной болезнью гарантировано. Если они не заметят запаха перца. Хотя не должны, он ощущался только если поднести своё бельё близко к носу, но кто из нас нюхает бельё прежде чем одеть. Теперь настала очередь белья свекрови и золовки, долг платежом красен за все придирки и издевательства я отвечу от души. Быстренько закончив своё чёрное дело, собрала свои вещи и выпорхнула из подъезда. На душе пели птицы, я почувствовала себя отмщенной.
  
   Так и должно быть.
  
   Пронеслось в сознании. Возвращение домой прошло гладко, хотя меня не покидало чувство чужого взгляда, но вычислить соглядатая я так и не смогла. А на вокзале в шумной толчее он куда то пропал или может я просто привыкла.
  
   Прода от 24.02. 2016г.

/-/

   А дома меня ждал целый кагал, трое детей какого то знакомого тёти Клавы: Шерр, Рарк и Хуру. По нашему будут: Ярослав, Роман и Харитон. Дети были какие - то странные: молчаливые, одетые в какую - то одежду явно большего размера, с подогнутыми рукавами. Они напоминали беспризорников пойманных милицией и посаженных в детский дом. Дети не шутили и не смеялись и смотрели на меня с явной опаской. Наладить контакт не получилась, как только я приехала и переоделась, почти сразу тётя Клава припрягла меня к ведению хозяйства.
   Заодно она мне объяснила, что дети сидящие дома - беженцы с той стороны. Их родителей убили, но детей подобрали и помогли перейти в этот мир поисковая партия с нашей стороны, и они не умеют говорить. Как пояснила тётя Клава, для нашего вида устная речь не является обязательной. Мы можем общаться чем - то наподобие направленной эмпатии, в продвинутом варианте транслировать картинки прямо в мозг. Но если соединить эмпатическую связь и устную речь, наш вид учиться разговаривать очень быстро.
   Далее, дети не шебутные, потому что бояться. Они на чужой территории, они самые слабые в "нашей семье". "Нашей семьёй", они считают тётю Клаву и меня, т.к. мы пахнем примерно одинаково.
   - Но почему они нас бояться, я всё равно этого не понимала. Я не желаю зла этим детям и они должны это чувствовать.
   - Они чувствуют, тётя Клава вытерла пот рукой, но по обычаям которым их научили: дом и участок в котором мы живём, это наша охотничья территория, и если они будут ходить по ней и сделают что - то не так - их ждёт трепка.
   - Тётя Клава, вы им не разрешаете ходить, где они хотят.
   - Дура что ли, я им всё разрешила, но они бояться. Я их провела по всему участку, показала, что где лежит, что можно, а что нельзя делать, но они пока опасаются выходить. Чёрт возьми, с ожесточением произнесла женщина, мне даже пришлось несколько раз повторить что - бы они сами ходили в туалет, а не терпели.
   - Вот оно как, задумчиво протянула я.
   - Ага, согласилась тётя Клава.
   - Ну что же, продолжила женщина, хорошо поработали теперь надо хорошо поесть, айда ужинать.
   - Правильно, согласилась я, а во время ужина пообщаюсь с парнями, а то они зашуганные какие - то.
   И вот мы собрались в большой комнате, еды полный стол. Дети с начала стеснялись, а потом разохотились. Пусть едят не жалко, врятли они объедят добрейшую тётю Клаву. Да и жалеть еду последнее дело. Через полчаса, судя по осоловелому взгляду, дети наелись до отвала. Я и тётя Клава вели неспешную беседу, я ей все рассказала, как доехала, как побывала в бывшем своем доме, как отомстила. Горечь от пережитого неожиданно вернулась, я как будь - то снова вернулась в прошлое. Вернувшись в дом Васи и его родителей, где я долгое время жила, во мне всплыли воспоминания. Не самые хорошие, подсознание будь - то издеваясь надо мной подсовывала самые неприятные. Самое лучшее средство от плохих воспоминаний, хорошо поработать физически, что бы не оставалось сил раз за разом прокручивать в голове ненужные подробности. Но время было позднее, я просто мысленно отпустила плохие воспоминания сосредоточясь на разговоре. Заодно показала бусы. Тётя Клава ни какой мистической энергии не почувствовала, а сказала отложить куда - нибудь что бы не потерять.
   - Не бойтесь, не потеряю, а вообще я хочу смотаться на ту сторону. Люди вон в Турцию, Египет ездят, а я чем хуже.
   - Нина ты серьёзно, наши мужики не менее чем впятером ходят, да и то опасаются.
   - А я осторожно, одним глазком, а что такого, заспорила я. Врятли эти душегубы караулят с той стороны портала, да и потом, я взрослый человек могу за себя постоять.
   - Нинка ты дура, или так искусно притворяешься, набычилась тётя Клава. На той стороне пещерный век, если тебя поймают в человеческом облике - изнасилуют до потери пульса, в зверином облике - убьют и съедят, а то и все сразу. Почему ты думаешь, что наши сюда бегут, а не туда.
   - Не надо попадаться, холодно отчеканила я, все как у нас. Я умею драться, я не в теплице росла. Я пережила грязь, побои, агрессию и нищету, надо будет дикарей переживу. И хватит об этом.
   - Нет, вы слышали, буквально зашипела тётя Клава. Видите ли переживёт она. Может ты и дралась, но ты не убивала, у тебя на глазах не рвали твоего, тётя Клава задумалась, знакомого на части, а ты стояла рядом и ни чем не могла ему помочь. Потому что эти е*анные в с*аку дикари плясали у тебя перед носом. Ты прижималась брюхом к земле, пи*дила дикарей головой, хвостом. Зубами перекусывала их пополам, а в это время рядом твоему собрату втыкали копьё в бок.
   Я взглянула женщине в глаза, её зрачки превратились в щёлки, зрачок из обычного стал вертикальным. Взгляд тёти Клавы не обещал ни чего хорошего, он сочился раздражением и неодобрением. А за её взглядом стоял раздраженный зверь. Я как будь - то увидела его в живую, большого землисто красного ящера, увидела его опыт и силу. Он, как и его хозяйка был раздражён. Дети съёжились на лавке напуганные нашей перепалкой. Во мне тоже начало просыпаться раздражение. Я была благодарна женщине, она для меня много сделала, но сейчас тётя Клава лезет не в своё дело. Я уже взрослая и сама могу решать за себя. Не думаю что на той стороне опаснее чем в криминальном районе глухой ночью, просто нужно знать правила выживания в социуме. Самое первое правило, если ты слаб, не попадайся на глаза сильным, пока у тебя не появится силы ответить. Не бойся, чувствуй страх, но не бойся, он отнимает у тебя половину сил. Наибольшую злобу у меня всегда вызывали люди, которые присваивают себе право решать за других.
   - Я вас услышала тётя Клава, твёрдо сказала я, а теперь послушайте меня. Ни когда не нужно решать за других. Вы пол года ходили с ножом в рукаве опасаясь изнасилования от слабо знакомого отморозка, которому показалась, что раз вы знакомы то должны дать ему. И причем не эскимо, а самое дорогое что у тебя есть, я потихоньку зверела. И ни кто не хотел вам помочь, просто потому что всем по*уй. А вы спали всего несколько часов в сутки, в течении трёх месяцев вылавливая воровку которая забралась к вам и украла все честно нажитое. А потом дрались с ней насмерть, выдирая волосы, царапая лицо, разбивая нос в кровь. А потом сонная эсесовка, так мы называли воспитательницу, орала на нас матом какого х*я мы не даём ей спать и не можем решить свои проблемы по тихому.
   Я не отрываясь смотрела в глаза женщине, наверное мои зрачки тоже превратились в щёлки. Наверное сквозь моё обычное лицо проступила маска древнего ящера. Я не секунды не сомневалась, я поступаю правильно. Как гром раздался интеллигентный стук в дверь. Мы с тётей Клавой одновременно обернулись к двери.
   - Надо открыть.
   - Открывай, сказала женщина.
   Я открыла дверь, за дверью стоял дедушка Григорий. Я как никогда была рада его видеть. Он пришёл удивительно вовремя, если бы не он неизвестно куда бы завила нас перепалка.
   - А, дедушка, заходите. Только вы не пугайтесь, у нас такой кагал, - я хмуро улыбнулась.
   Мы прошли в комнату, дети с интересом глянули на вошедшего, но потом занялись своими делами.
   - Приветствую вас, начал старик, молодые люди, Клавдия Ивановна, Нина Владимировна.
   Мы хором ответили на приветствие.
   - Нина Владимировна, вы, я слышал, на днях в город ездили, - поинтересовался старик.
    - Да.
   - Что там новенького?
    - Не знаю, Григорий Семеныч, я по делам ездила, вздохнула я. На долго не задерживалась, да и что там может произойти.
   - Ну не знаю, может какой - то фильм в городской синемотеке появился, и вообще, давайте пройдёмся и вы мне все расскажите.
   Мы вышли во двор и сели на лавку. Звёзд или луны было не видно, небо закрывали тяжелые дождевые тучи. Они ещё больше подчёркивали мрачность окружающей нас атмосферы, единственными источниками света было искрящиеся окна, в нашей и соседских хатах.
   - Неудачная поездка, все сложилась не так, как хотелось, начал старик.
   - Ничего ужасного, навестила бывшего мужа, тот похоже собирается жениться, на той бабе с которой я его застукала. Счастья им, просто когда я зашла, увидела свои вещи готовящиеся к отправке на помойку, меня как будь - то саму выбросили... Ладно забыли.
   - Бывает, меня начал утешать старик, найдёте Нина Владимировна ещё суженного себе, мы всей деревней попируем у вас на свадьбе.
   Классный все - таки мужик Григорий Семенович, хоть и замшелый дед. Хотя, мудрость наверное приходит к людям с дряхлением тела, когда не остается сил на зависть, злость и мелкие интрижки.
   - Пока об этом не думается, а кстати дедушка вы знаете кто я? Кто Клавдия Ивановна?
   - Шутить вздумала со стариком, дед ухмыльнулся, конечно знаю.
   А зубы у старика нормальные, крепкие и белые, мелькнуло в голове. Пересилив себя, я рассказала деду все. Как воспитывалась в детском доме, как пробивалась в жизни, как встретила свою первую любовь и самое большое разочарование в жизни. Рассказала о том, как приехала к ним в деревню, как встретила след монстра, как узнала о том, что являюсь представителем другой эволюционной ветви. О том, что у меня есть ключ к порталу в параллельный мир, а тётя Клава меня не пускает.
   - Я не е*анутая, не смейтесь, это правда. И ещё я обязательно пойду туда, во что бы то ни стало.
   - Если событие нельзя предотвратить, его нужно возглавить, философски проговорил Григорий Семёнович, я поговорю с Клавдией Ивановной.
   Я со всей силы обняла старика, у того аж шапка съехала на бок. Пришлось потянуть не ожидающего обнимашек старика в избу.
   - Вы бы полегче Нина Владимировна, я же не железный.
   - Кости мне все помяла, пояснил дед.
   Кажется тётя Клава нас в момент раздедуктировала.
   - Пойдёшь с Григорием Семенычем, обречённо сказала женщина. И слушайся его! Все, что он скажет! Поняла?!
    - Поняла, моё слово твёрже гороха.
   - Хорошо, а теперь пойдём, благо дети спят.
   Женщина открыла незаметный лючок в полу и мы выдвинулись. Простой земляной ход вёл нас на встречу приключениям. Проход был достаточно низок, дед несколько раз приложился головой, матерясь сквозь зубы. По сколам на стенах и каменным зубцам свисающим сверху я решила, что сородичи не сами прорыли этот проход, а расширили небольшую пещеру. Несколько раз мы натыкались на отдельные проходы ведущие в неведомые дали, тётя Клава пояснила, эти проходы ведут к другим домам. Вообще по её словам из портальной комнаты существует множество выходов. В летнее время в основном пользуются выходом в лес, а зимой - выходами проложенным в каменной толще по которому шли мы. Благо лучше идти по узкому лазу, но в относительном тепле, чем переться пол километра до собственной хаты по морозу. По пути нам встретилось несколько сородичей, они странно смотрели на Григория Семеновича, но кроме короткого приветствия, ничего не говорили. Наконец мы вошли в портальный зал. Я почему то ждала нечто необыкновенное, как Тайная комната в Гарри Поттере: статуи разных гадов, тьма и зловещие шорохи по углам. Возможно даже скелета василиска, ну или на худой конец динозавра какого. Ни чего такого не было, простой круглый зал с высоким потолком и кучей отверстий в стенах, вероятно ходов. Мое внимание привлекла узкая трещина в стене, сквозь неё просвечивали лучи солнца и шёл тёплый воздух наполненный ароматом лугового разнотравья. Я подошла поближе что бы одним глазком посмотреть, что такого на той стороне, но кроме зелени и теней ни чего не увидела. Интересно как мы будем просачиваться в эту щель если туда даже мой палец не пролезает.
   - Нина, ты точно хочешь, попасть на ту строну, ещё раз спросила тётя Клава.
   - Без сомнений.
   - Когда-нибудь впоследствии, если с тобой случится несчастье Нина, -
   многозначительно сказала тётя Клава, - вспомни, что я сама предупреждала тебя и сделала все, что могла, чтобы предотвратить это несчастье. А теперь иди.
   - Нина, одежду снимай, достань ключ и повесь на шею, раздался смутно знакомый голос. Да не накручивай, пусть свободно висит. Вот так... Ничего, что до пола.
   Тем временем с моим провожатым стариком случилось что - то странное, он распрямился, стал выше ростом, у него изменился голос.
   Он тем временем разоблачился сам, сняв верхнюю одежду, превратился в молодого симпатичного мужчину.
   - Григории э-э-э, это что такое было, вырвалось у меня - Амаяк Акопян и его ляжки масяськи.
   - Тип того, улыбнулся Григорий, хотел познакомится поближе, но в свете неожиданных обстоятельств вашей жизни, пришлось немного изменить образ, тьфу ты привык по старому общаться. Короче что бы не испугать пришлось импровизировать.
   - Ясненько, протянула я. Голова была пустая, мыслей и чувств не было ни каких, ни возмущения, ни внезапно вспыхнувшей любви, хотя парень был хорош: высокий, сильный и даже умеющий выслушать чужую проблему. Или это у него образ такой, хотя в данный момент о мужчинах и не думалось ни в каком виде.
   - Нина пора, напомнил Гриша.
   - Ах да. Пришлось разоблачиться: куртку, штаны, носки, я свернула в компактный узелок. Нижнее белье снимать не стала не смотря на уверения остальных что при переходе на другую сторону я могу перекинуться в ящера и оно порвётся. Ожерелье я одела на шею.
   - Давай руку, скомандовал Гриша, идёшь вперёд, видишь цель - переход на ту сторону, не видишь препятствия, поехали!
   Рука у парня оказалась неожиданно тёплой. Мы сделали несколько шагов в перёд: яркий свет, жуткая тряска. Мне казалось что я утратила тело, я была одновременно везде и нигде, в одной точке и размазанной по всему пространству вселенной. Мы вывалились на какую то поляну, кругом росли незнакомые растения, одуряющее пахло какими - то перетекающими друг в друга цветочными ароматами, звонко пели кузнечики. Солнце стояло в зените. Я хотела приподняться на руки, но обнаружила, что почему то стою на двух ногах, рядом раздалось фырканье. Мамочка, рядом со мной стоял большой динозавр, наверное тираннозавр Рекс, он сморщил ноздри и несколько раз чихнул.
   - Ни как не могу привыкнуть к запахам после перехода, раздалось у меня в голове. Я заоглядывалась по сторонам.
   - Да тут я, я посмотрела на Гришу, он подмигнул мне.
   - Я тоже могу разговаривать, "громко" подумала я.
   - Конечно, раздался голос парня в моей голове. Ну что пойдём осматривать окрестности.
   - Ага.
   - Только "носки" сними.
   - Какие?
   Я автоматически глянула в низ, остатки моего нижнего белья кокетливо прикрывали одну мою ступню. Я несколько раз дернула ногой, но проклятые обрывки цеплялись за чешуйки и не снимались.
   - Тебе идёт, протелепатировал Гриша.
   - Отцепись смола, я наступила второй ногой на бельё и только после этого смогла отодрать его.
   - На сцене Нина, представляет новую коллекцию, ню 2011, начал Гриша. Нина облачена в зелёную кожу на ногах, которая постепенно окрашивается в красный и выгодно подчёркивает талию.
   - Балабол.
   Я потихоньку пошла, потихоньку, потому что надо было привыкнуть к своему новому телу. Сначала я ковыляла как престарелая бабка, т.е. динозавриха, но потом приноровилась. Гриша шёл рядом и периодически джентельменски поддерживал меня своим боком. Привыкнув к своему телу, почувствовала на грани сознания чьи - то радостные эмоции. Постепенно они становились все сильнее. В них ощущалась радость от сильного тела, море энергии, радость свободы, желание поохотится. Гриша сказал, что это эмоции моего зверя, и что мне к вечеру нужно будет вернуться в нормальное человеческое обличие. Что бы зверь не отодвинул мой разум от управления телом.
   Вокруг не было ни какой опасности, я с интересом рассматривала местную флору и фауну. В основном на глаза мне попадались красивые крупные бабочки и жуки. Несколько мелких ящериц при нашем приближении срывались с нагретых солнцем камней и скрывались в кустах. Зорким глазом заметила вдалеке несколько газелей которые спокойно паслись. Зрение у меня стало гораздо сильнее чем раньше, фоновым шумом в мозге и груди отзывался зверь. Игнорируя позывы моего внутреннего я, продолжила осматривать окружающие нас склоны балки. Они поросли небольшими деревьями, а вместо травы выступали какие то папоротинки. Когда я спросила, цветёт ли он Гриша с ехидной миной сказал что ни когда не видел цветущего папоротника.
   - Гриш... А у нас тут из животного мира враги есть?
    - Нет, - ответил он, - Мы тут вершина пищевой цепи... Были когда-то.
   Но все равно не стоит расслабляться. Тебе нужно ещё многому научиться. Пора начать осваивать родной мир. Только идти вслед за мной и не высовываться!
   - Ага, мне здесь так нравится! Всё... такое красивое! А небо! А воздух... сладкий, только давай попьём, я заметила лужицу в воде. Зверь внутри довольно рыкнул, намекая, что пора принять на грудь, пусть даже из лужи.
   - Не пей из лужи, предостерёг парень, я чую где то поблизости есть хорошая вода.
   Мы постепенно спускались с плато, папоротник с небольшими вкраплениями луговых трав сменило буйное разнотравие. Мой нюх улавливал десятки новых запахов у которых нет названия в человеческом языке. Они перетекали, сменяя друг друга, смешиваясь друг с другом. Возникла ассоциация, что я носом пью волшебный квас который не как не кончится. Иногда, я отходила от моего попутчика рассматривая интересный цветок или нюхая особенно ароматное воздушное течение. Гриша не мешал мне только в пол глаза следил что - бы я не наделала глупостей. На него можно положится. Ну вот перехвалила его, только я собиралась задрать большого вкусного дикобраза, который потея от страха спрятал голову под камень и выставил игольчатый зад. Инстинкт мне подсказывал, что нужно резко взмахнуть ногой, по особому поставить коготь, что - бы он его распорол и дикобразу будет каюк. Не срослось, мой провожатый стал расписывать опасность травмирования дикобразьими иглами. Пришлось оставить зверя в покое, да и солнце опускалось к горизонту. Только я хотела просветить моего попутчика, на счёт отдыха, как заурчал мой живот.
   - Гриш, я есть хочу и попить было бы неплохо.
   - Щас дойдём до пещер, рядом с ними есть нормальный водоём, туда приходят на водопой копытные, протелепатировал Гриша. И кстати, как только найдём пещеры примешь человеческий облик.
   - Хорошо, согласилась я, а чем опасно долгое пребывание в зверином облике.
   - Себя потеряешь, лаконично пояснил сородич, будешь бродить как дикий ящер, пока не поймают и не съедят.
   - Ясненько.
   Мы продолжили путь. Где то я уже слышала подобное, вроде в школе мы изучали рассказ, уже не помню какого автора, про дикого помещика. Тот не от большого ума, приказывал своему палачу Герасиму, топить своих крепостных. В конце помещик остался один, одичал, зарос диким волосом и его посадили в зоопарк. Герасим в конце тоже утопился. А вспомнила, писателя звали Тургенев, говорят, что он утопил с десяток собак, добиваясь реалистичности сцен утопления. Хотя, скорее всего врут, ну не мог "солнце русской поэзии" утопить невинных животин. Хотя может и не Тургенев, не помню, да и не сильна я в литературе, эх мозги мои ящеричные. Пока я растекалась мыслью по древу мы дошли.
   В каменистом склоне было несколько отверстий разного размера, Гриша подошёл к самой крупной. Я стояла позади него, но до меня донесся сильный звериный дух.
   - Домик занят?
   - Сейчас освободится, пещерный лев нам в соседях не нужен.
   Гриша набрал побольше воздуха, до половины просунул голову в нору и выдал рычащую руладу пополам с инфразвуком. В ней очень доступно, на эмоциональном уровне, описывалось что будет с представителем семейства кошачьих, если он не покинет свои апартаменты. Леву как ветром сдуло.
   - Преображайся в человека, туша сородича мгновенно исчезла, а на её месте появился голый мужик с узелком в руке. Гриша деликатно повернулся ко мне спиной, попутно натягивая штаны. Стеснялся наверное, или думал что мне будет неприятно видеть его нижнюю анатомию. Но я думала не о прелестях моего сопровождающего. Мне было интересно, каким образом громадная динозавровая туша за мгновение ока превращается в обычного человека. Я то думала, что превращение происходит, как в фильмах про оборотней, их тела корёжит и ломает, они испытывают или небывалый душевный подъём или сильные муки, в зависимости от фантазии режиссёра. А тут чик и готово, ловкость рук и ни какого мошенничества.
   - Нина не спи, поторопил меня Григорий.
   - Ах да, я очнулась от своих размышлений, а как перекидываться обратно.
   - Просто представь себя снова человеком, попробуй что - нибудь сказать вслух.
   - Ага.
   Некоторое время у меня ни чего не получалось, из рта вырывалось рычание пополам с хрипами. Потом вдруг раз и я уже босая стою на травке.
   - Рад что у тебя получилось, обрадовался Григорий.
   - Не смотри на меня - я резко рванула в пещеру сверкая голой задницей.
   - И в мыслях не было, раздался ответ.
   Ну - ну, значит ощущение взгляда проходящего по моей спине, попе и ногам мне показался. В пещере было темно, сильно пахло зверем и кровью. Я быстро одела футболку, спортивный костюм, носки и кроссовки, привела в порядок волосы. Жалко, что нижнее бельё пропало, ну да ладно.
   Я довольная и уверенная в своей неотразимости вышла из пещеры. Гриша тем временем зачем то притаскивал к пещере большие тропические листья.
   - Помогай, скомандовал парень, не одному же таскать.
   - А зачем их притаскивать?
   - Что - бы спать на них, на земле спать холодно и вредно для здоровья.
    - А здорово, когда мужик сам знает, чего надо делать.
   Григорий только глаза подкатил. В четыре руки мы быстренько натаскали целую гору листьев в пещеру. Нашли ровный участок покрытый песком и приготовили постель. Потом Гриша показал где находится источник воды, я с наслаждением напилась. Далее зажарили мясо на костре, его взяли в той же пещере, прежний владелец недавно задрал антилопу и не успел доесть. Гриша почему - то решил что сырое мясо лучше жаренного. И даже забросил себе пару кусочков в рот, но я быстро это пресекла. Нашипела на него по поводу отсутствия элементарных правил поведения за столом и отправила собирать дрова. Костер я разжигать умела и через десяток минут перед входом в пещеру горел костёр. Насадив на палочки нарезанные Гришей кусочки стала жарить: без соли, без майонеза и кетчупа, но я не переживала, сойдёт. Кое кто вообще хотел сожрать его сырым. Гриша ходил рядом и бросал голодные взгляды на мясо. Ну, прям дикарь какой - то. Для себя я решила, буду слушаться Гришу когда речь идёт о выживании, превращении из человека в ящера, но в кулинарию пусть не лезет. И приучается есть нормальную пищу в походных условиях.
     - И как ты себе это представляешь? Как я вот этими лапками тебе костер разожгу, возмущался Гриша. Нина, мы ящеры! Понимаешь? Мы здесь не люди, а ящеры! Человеческая форма временная, для мелкой работы. И мясо едим сырым! В крайнем случае - тухлым!
   - Покусаю, я острой палочкой тыкала мясо проверяя её готовность. От каждой культуры надо брать самое лучшее, увещевала я Григория. Зажаривание мяса на огне не только придаёт мясу вкус и аромат, но и убивает паразитов, глистов например. Вот хочешь, расскажу про бычьего цепня.
   - Веришь нет, не согласился Григорий, но я за свою жизнь съел столько сырого мяса, что полностью состоял бы из твоих цепней.
   - А может и состоишь, ты же не стеклянный, потрохов не видать, усмехнулась я. А они там так и ползают так и шебаршатся.
   - А ты проверь, парень взял меня за руку.
   Сильная тёплая и мускулистая рука и не скажешь что ящером недавно был.
   - Не мешай, я освободилась, сейчас самый ответственный момент. На чистый листик складывала готовые куски.
   - Руки!!! Иди руки мой, что как дикарь то, Гриша не удержался и ухватил кусочек.
   Парень со смешком пошёл к водоёму. Дитя природы блин, ничего я научу тебя, есть нормально приготовленную еду и руки мыть. Ну по крайне мере когда я рядом, уж больно радостная рожа была у вернувшегося Гриши. Парень продемонстрировал мне влажные руки, сел рядышком.
   - Вот это правильно, похвалила я, сразу на человека стал похож.
   - Завтра будет новый день, отозвался Гриша, сегодня ты учила меня, а завтра будет моя очередь учить тебя.
   - Спасибо, поблагодарила я, без тебя мне было бы трудней в новом мире.
   Парень не нашел что ответить, и оставшиеся время ужина его глаза иногда сверкали в свете костра. Я закурила сигарету, горький, специфический табачный дым наполнил мои лёгкие. Все же хорошо тут, таинственно шелестит трава, налетают умирающие порывы тёплого ветра, ало - красным покрывалом тлеют угли костра; где - то в дали несколько раз раздался рык какого - то хищника, крики ночных птиц. Из под козырька пещеры я видела, как в небе весело перемигиваются звёзды. Потом мысли перешли на более приземлённые вещи, почему Гриша возится со мной, изображает театр сотни масок в одном лице. Жизненный опыт мне говорил - если парень активно вьётся вокруг девушки, то значит ему от неё что - то надо. Да и женская интуиция шептала мне что он неровно ко мне дышит.
  
   Так и должно быть, хороший самец пропадает.
  
   А вот и зверь проснулся, я то все думала откуда у меня в голове появляются эти мыслеформы - эмоции. Так должно быть, так не должно быть, вот сама на нём и женись, а у меня сердце ещё болит.
  
   Так не должно быть, самец хороший, соперницы отобьют.
  
   - Завались, специалистка. Я отправила зверю волну возмущения, сама как нибудь разберусь.
   Зверь в подсознании пофыркал и затих.
   - Пора спать, Григорий направился к ложу, если пойдёшь спать сейчас, подбрось дров в костёр
   - Доброй ночи, а я ещё посижу, природа тут замечательная.
   - Смотри завтра рано вставать, менять форму, тренироваться, тебе нужно отдохнуть.
   - Выкурю ещё сигаретку и лягу спать.
   - Доброй ночи.
   Парень снял куртку, лёг на покрывало из листьев, укрылся одной половиной куртки, другую оставил для меня. Все - таки он хороший парень, руки не распускает, заботится, но пока к Грише у меня нет романтических чувств только человеческая благодарность. Сердце все ещё болит от предательства любимого человека, и я боюсь впускать в свою жизнь кого - то ещё. Боюсь, что новый возлюбленный тоже окажется сволочью. Ладно посмотрим, пора спать, а что бы лучше спалось вспомнить одно из правил джедаев: нет страстей, есть ясность мыслей. Нужно взять себя в руки и не крутить в голове негативные воспоминания. От этого ни чего не изменится.
   Я выкинула окурок в костёр и зевая поплелась спать, завтра будет новый день.
  
  
  

Оценка: 3.42*7  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"