Голышков Андрей С.: другие произведения.

Клинки Керитона гл. 40-42

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Новинки на КНИГОМАН!


Peклaмa:


Оценка: 9.68*26  Ваша оценка:


Глава 40 . Второй

  

-- У тебя совсем нет друзей, Странник?

-- Это помогает мне выжить.

-- И тебе не одиноко?

-- Я не один, нас двое.

Сто историй о Чёрном Страннике. Преподобный Вамбон Акомирунг

Правда вещь опасная. Для одних она слаще вина,

для других горше полыни -- а между тем она одна и всегда та же.

Рио Бо. Формы и причуды. Гэмотт-рам как искусство жизни

  

Н.Д. Конец осени. 1164 год от рождения пророка Аравы

Седогорье. Долина Эльдорф

   -- Ну что, мой юный друг, никак не можете выбрать даму сердца? -- хохотнул Саима, когда Тэйд, наконец, очнулся. -- Как-то ты себя странно в последнее время ведёшь, Хорбут тебя подери.
   Они сидели за столом, вернее, это Саима сидел, Тэйд же обнаружил, что полулежит, закинув ноги на скамью; он огляделся, тряхнул головой и глуповато улыбнулся. Отряхнул куртку, поправил воротничок.
   "Не следовало мне пить так много..."
   -- Ох-ох, -- негромко пожаловался будущий сиурт, оттирая о салфетку лоснящиеся от жира пальцы. -- Больно у них пулярки копчёные знатные -- и не лезет уже, а всё хочется!
   Вполне довольный жизнью и сытным ужином, Саима так и просидел весь вечер и полночи за столом, в компании верного пееро, благо, всё, что требовали его душа и желудок, находилось именно здесь, причём в изобилии.
  

Страшный медведь живёт в чаще лесной,

Он сотни людей отправил в мир иной.

Охо-хо-хо, Бу-бу-бу-бу...

А я не хочу так просто умереть,

Беру свой лук и точу свой меч.

Охо-хо-хо, Бу-бу-бу-бу...

   -- А где Нира? -- прервал бурчание Саимы Тэйд.
   -- Танцует с Рат-Варо и двумя его единоутробными, -- на лице онталара отразилось меланхолическое выражение, -- или, может, ещё с кем-то.
   -- А Эл-Лэри?
   -- Сие, мой друг, мне неведомо. Нам надо поговорить.
   -- Давай поговорим. Есть что-нибудь выпить?
   -- Хватит.
   -- Да ладно тебе, -- сконфузился Тэйд, расчёсывая пальцами непокорную шевелюру.
   -- Хватит, -- надавил Саима. -- Ты же, я надеюсь, не собираешься воспользоваться предложением Саэт-Оинта и остаться?
   -- Да нет.
   -- Да или нет?!
   -- Нет.
   -- Тогда красавицу Эл-Лэри тебе придётся навсегда выкинуть из своего сердца. Тэннар Великий! Посмотри, как она чиста и прелестна -- воистину божественное создание. Удивительно, как она не похожа на остальных ринги, -- лицо Саимы прямо так и светилось искренним восхищением. -- Она -- само совершенство. Если ты, мой друг, немедленно не погасишь эту, пока ещё ничтожную, искорку, вспыхнувшую в твоём сердце, то, будь уверен, пламя любви вскоре поглотит тебя, и ты уже не сможешь уйти.
   -- А девятипалый, между прочим, прав...
   Они обернулись: позади них, в нескольких шагах, стояла То-Виам. Девушка молча приблизилась, соблазнительно качая бёдрами, и осторожно, с бесподобной грацией, доступной лишь сэрдо, присела на краешек скамьи.
   -- Тебе не следует влюбляться в Эл-Лэри. Ничего хорошего из этого не выйдет.
   -- Я и не думал влюбляться, -- мгновенно отрёкся Тэйд, может, гораздо быстрее, чем хотел.
   -- А для этого и не надо думать: как правило, всё случается само собой и чаще всего помимо нашей воли, -- заметила мелодичным голосом прекрасная ринги.
   -- Тогда зачем ты говоришь мне об этом? -- пылко отреагировал юноша. -- Или думаешь, что я соврал?
   Тот же вопрос был и во взгляде Саимы.
   -- Зачем же сразу "соврал"? Ты можешь вполне себе искренне верить в сказанное. Разумеется, речь не об этом, -- То-Виам не забывала раскланиваться с проходившими мимо парами и отвечать на улыбки молодых ринги. -- Дело вовсе не в Эл-Лэри, -- сказала она негромко, видимо, пытаясь смягчить суровую истину. -- Я говорю об этом потому, Тэйд, что вы должны уйти из Таэл Риз Саэт, и как можно скорее.
   Слова девушки-ринги прозвучали как гром среди ясного неба.
   -- Что? -- чуть не поперхнулся Саима, ножка пулярки в его руке так и застыла на полпути ко рту.
   -- Почему должны? -- Тэйд непроизвольно встал. -- Когда это мы так задолжали? Не скажу, что собирался остаться, но твои слова меня озадачили. Теперь я вынужденно сомневаюсь в правильности своего решения.
   -- Так надо! -- не мудрёно ответила хозяйка вечера. -- Здесь вам угрожает опасность.
   -- У меня сложилось такое впечатление, что опасность нам угрожает везде, -- напомнил Саима и рука его, несмотря на недавние нравоучения, прочитанные Тэйду, потянулась к кувшину с вином.
   -- Да, это так. Опасно везде, и дела обстоят гораздо серьёзнее, чем вы представляете. Но, уверяю, всё самое худшее, что может произойти с вами за пределами Таэл Риз Саэт, покажется детскими шалостями в сравнении с тем, что неминуемо ожидает вас здесь -- вблизи руин Кеара. Угроза исходит не от ринги... ни в коем случае... Угроза исходит от вас, -- в её карих зрачках бились тревога и отблески пролетавшей мимо светлячковой лампы.
   Тэйд, хочешь не хочешь, а вынужден был вслушиваться в её слова.
   -- То, что может произойти, не в меньшей мере, угрожает и всем нам... Это именно та причина, по которой я завела этот разговор.
   -- И что это за угроза? -- спросил Тэйд.
   -- Вы -- первые люди...
   По мгновенной, едва различимой паузе Тэйд почувствовал, что ринги соврала.
   -- ...посетившие Таэл Риз Саэт за последнее столетие. Попали вы сюда неслучайно -- это было решение Высшего ринги, и мы стремились сделать ваше пребывание здесь как можно комфортнее. Что скрывать, не все в Таэл Риз Саэт были рады вашему появлению. Не сказать, что бы открыто заявляли об этом, но и радости особой не выказывали.
   -- Гостеприимный вы, как я погляжу, народ. С виду все такие гладенькие, а поглубже копни... -- Саима развёл руками, в одной из которых была обглоданная кость, в другой бокал с вином.
   То-Виам выслушала хулу онталара, недовольно надув губки. Но возражать на этот раз не стала, предпочтя просто продолжить:
   -- Чиар, один из лучших наших магов, был приставлен следить за вашим магическим благополучием...
   -- Чиар? Ты про Саэт-Чиара сейчас? -- остановил её Тэйд.
   -- Да.
   -- А ты, получается, просто Виам?
   -- А ты сообразительный! -- хмыкнула ринги, -- Да, так мы друг друга и называем.
   -- А можно и нам так вас называть?
   -- Разумеется, -- удивлённо воскликнула Виам.
   Тэйд помолчал полминуты, мысленно перекраивая имена ринги на легко произносимый человеческий лад, и попросил:
   -- И ты так всех ринги называй. Хорошо?
   -- Хорошо, -- легко согласилась просто Виам и, смахнув слетевшую с правого века ресничку, продолжила: -- Чиар должен был ослабить и отсечь излишние потоки Уино, так или иначе, по сути своей пытавшиеся соединиться с любым свободным магом, будь то экриал или сиурт... Помните, что с Тэйдом в Кеаре было? К сожалению, хотя как могло быть иначе, Чиар недооценил силу взаимодействия потоков, и справился со своей задачей лишь частично. Произошло непредвиденное. Некая сила извне в стремлении слиться с Уино источника прорвала защиту и хлынула в долину. Чиар совершил серьёзную ошибку, -- Виам заговорила немного быстрее чем обычно, нервно при этом сплетая и расплетая пальцы, -- он был слишком самонадеян, это одна из немногих отрицательных черт нашего характера. Впрочем, виноваты мы все, нельзя было доверять дело такой важности одному торено. Чиар же, всё ещё не понимая в полной мере всей мощи надвигавшейся опасности, попытался в одиночку сдержать поступавший в долину Уино. Он стоял до последнего столько, сколько мог, и лишь когда силы окончательно оставили его, уверился в невозможности управиться в одиночку и испросил у Высшего помощи. Саэт-Оинт послал двух лучших своих торено, а так же двух торено Моона -- самого мощного нашего мага. Но и их силы оказалось недостаточно...
   -- Торено -- это, прости, кто? -- Тэйд решился спросить то, что давно уже интересовало их всех.
   -- То, что вы называете копиями. Другая личность, сущность, если хотите... Я и Дин -- торено Риэл, так понятнее? -- видя недоумение в глазах собеседников, объяснила она.
   -- Не могу поверить, -- не удержался от комментариев Саима, -- вы, веками хранившие Силу колодца Сароса, не можете совладать с жалким ручейком Уино, что устремился вслед за Тэйдом. Тогда, может, пора спросить, как на протяжении многих лет это удаётся ему?
   -- Угроза возникла как бы случайно, -- спокойно сказала Виам, -- из ничего, из стечения множества, наслоившихся друг на друга обстоятельств, из слияния потоков, так или иначе оказавшихся в одной точке... да, да, бывает и такое, невероятно редко, но всё-таки случается... Это серьёзный для нас вызов и теперь на поддержании должного уинового баланса заняты все наши маги...
   Саима присвистнул.
   То-Виам кивнула, снисходительно отнесясь и к этому столь бурному проявлению эмоций, и продолжила:
   -- ...увы, стороны всё ещё не уравновешены. Хотя всё к этому идёт. Нам помешало другое: за два дня до вашего прихода на северной границе Седогорья был стихийный выброс Уино с мгновенным его поглощением. Очень странное явление. Возможно, оно и явилось причиной возникновения уиновой лавины. Шестеро из нас: Тхо, Хольн и четверо торено Варо отправились за горы, дабы выяснить причину столь огромного поглощения, -- она помолчала, поглядела на Тэйда, в её глазах было что-то такое, что вряд ли могло ему понравиться. -- Они до сих пор не вернулись.
   По наступившей вдруг тишине стало ясно, что девушка-ринги поразила-таки их. Саима застыл. Тэйд сжал губы.
   -- Никто не знает, где они и что с ними произошло. Это самые опытные наши маги, и нам не хватает их. Теперь, когда Уино пробивает защитные барьеры, всем стало ясно, что нас слишком мало, чтобы сдерживать прорывающуюся к вам Силу. Угроза слишком велика... Надеюсь, не надо объяснять, что будет с тобой и всеми нами, если эта лавина доползёт до Таэл Риз Саэт? -- её голос упал до шёпота: -- Знаете, что такое Всплеск, мальчики?
   Несомненно, и Тэйд, и Саима знали, что это такое, но слова ринги звучали так зловеще, что Тэйд вздрогнул от неожиданности и непроизвольно втянул голову в плечи.
   -- Маленькому человечку, -- менторским тоном заявила ринги, -- нужно совсем немного Уино, чтобы вспыхнуть и превратится в огненное облако. Крохотное для Ганиса, большое и гибельное для Истока. Но вот к маленькому человечку устремляется огромный поток бесконтрольного Уино, и возможный Всплеск грозит обратиться большим взрывом... Это плохо не только для человечка, вина которого заключается лишь в том, что он такой "есть" и может послужить огнивом этой безумной неконтролируемой массе, но и для семи дюжин ринги, живущих в Таэл Риз Саэт. Уино может уничтожить сэрдо так же легко, как и тебя, человек. Я не говорю о нескольких тысячах жителей близлежащих городов и деревень. Им, думаю, перепадёт не меньше. В Таэл Риз Саэт сосредоточено такое количество Уино, которое способно превратить в каменную пустыню местность на лиги вокруг... Если не весь Ганис.
   -- Это я виноват? -- Тэйд снова сел, с каждым новым словом Виам хмель выветривался из его головы. -- Сомневаюсь.
   -- Нет, -- ухмыльнулась ринги. -- Вернее, не ты один... Отец не говорит нам всего, но и я, и другие ринги чувствуем гораздо большую угрозу, исходящую от Инирии.
   -- От Инирии?
   -- Сила, как я чувствую, тянется не к тебе, Тэйд са Раву, а к вашей подружке Инирии. Что-то в ней есть такое... или у неё... Не расслабляйтесь, Уино с удовольствием полакомится и вами, -- Виам понизила голос, переждала, но поскольку никто не спешил с вопросами, продолжила: -- К сожалению, мой отец упрям и никогда не сознается в собственном бессилии и будет бороться до конца... пока мы все не погибнем. Вот почему вы должны как можно быстрее уйти из Таэл Риз Саэт.
   -- Прямо сейчас?
   Виам едва заметно улыбнулась. Это было так неожиданно, что Тэйд вдруг решил, что всё сказанное ею до этого было злой шуткой, что сейчас она рассмеётся и пожурит его за чрезмерную наивность... но нет...
   -- Прямо сейчас у вас не получится.
   Ринги замолчала. Прошла минута, две, три...
   Онталар поперхнулся и зашёлся кашлем.
   -- Что скажешь, Саима? -- Тэйд дёрнул бровями, пытаясь согнать с лица тревогу и успокоить мысли.
   -- Я-то что должен сказать? Если так скорбны ожидающие нас вероятия, надо уходить. По мне, так и нечего тут высиживать -- теперь и идём.
   -- Я же сказала -- сейчас не получится, -- с внезапной резкостью отрезала хозяйка вечера.
   Саима отодвинул тарелку с недоеденным салатом и скрестил пальцы:
   -- Что нам в таком разе делать?
   Виам не ответила, спросила сама:
   -- Вы готовы услышать главное?
   -- Да, -- ответил Саима.
   -- Хорошо. Надеюсь, сегодня у меня, наконец, получится убедить вас. Я уже говорила, что на защите Таэл Риз Саэт стоят две трети наших магов, но это ещё не всё. Вместе с ринги на защите обители стоишь и ты, Тэйд.
   -- Что?!
   -- Что?!!
   -- В это трудно поверить, но ты -- не сам Тэйд, а его торено. Настоящий Тэйд находится с Высшим и нашими магами в подземелье, у источника Сароса.
   -- Что?! -- Тэйд поперхнулся, роняя изо рта кусочки салата, который жевал, скорее, по инерции.
   -- Да ладно, -- Саима, которому начал надоедать этот разговор, похожий на невесёлый розыгрыш, потянулся к трубке. -- Я тебе не верю.
   -- Удовольствуйся этим, ученик сиурта.
   Тэйд промолчал, он пытался понять, как ему стоит реагировать на подобные заявления.
   -- Это действительно так, -- категорично заявила Виам. -- Как думаешь, Саима, сколько дней вы находитесь в Таэл Риз Саэт?
   -- Что значит "сколько дней"? Второй. Мы вчера...
   -- Двенадцатый, -- оборвала его ринги и, предвещая лавину вопросов, предложила: -- Попробуйте в это поверить и многие из вопросов тут же обретут ответы.
   -- Пытаюсь. -- Тэйд был, мягко говоря, сильно удивлён.
   -- Это не так просто, -- наморщил лоб Саима.
   -- Так или иначе, вы можете дослушать до конца и понять суть происходящего, или же поднять меня на смех и продолжать пить своё вино. Кто знает насколько хватит твоего друга, Саима... Я могу продолжить?
   -- Двенадцать дней, так ты сказала? -- буркнул Саима и, заглянув в полупустой бокал, ужаснулся: -- А я помню только два, да и то смутно.
   -- А почему ты говоришь нам об этом только сейчас? -- спросил Тэйд.
   -- Потому что Варо и два его торено следят за вами и делают они это, поверьте, очень исправно. По приказу Высшего, разумеется.
   -- А сейчас?
   -- А сегодня нам с девочками удалось их немножечко напоить. Лэри, Дин и Муо, её вы не знаете, отвлекают Варо и его торено. Пока успешно, но на долго ли? А по этому, надо полагать вам это понятно, мы должны поспешить, -- с лёгким но нескрываемым раздражением, словно маленьким детям пояснила Виам. -- Я могу продолжить?
   "Ты ей веришь, Саима?" -- спросил Тэйд одними глазами. И онталар тем же образом, пусть и не со всей уверенностью ответил ему: "Да".
   -- Продолжай, -- попросил Тэйд.
   -- Слушайте меня очень внимательно, -- безжалостно начала ринги, -- потому что от этого зависит ваша жизнь... и не только ваша, -- она оттолкнула проплывавший мимо, гонимый лёгким ветерком с озера, светлячковый светильник. -- Я не знаю, каким образом отец удерживает тебя первого, Тэйд. Мне лишь ведомо, что он использует его как мощнейший проводник и усилитель Силы.
   -- Но это же верная для Тэйда смерть! -- возмутился Саима.
   -- Ты недооцениваешь его способности, он держится без малого уже десятые сутки.
   -- Сколько? Ты сказала, он сам согласился?
   -- Да. Иначе у Высшего ничего бы не вышло.
   -- Виам права, парни. Похоже, что три часа назад я видел "первого тебя", Тэйд совсем в другом месте.
   Они не заметили, как, а главное -- когда, за их спинами появился Нёт. Дауларец сидел на парапете с большим блюдом на коленях и с аппетитом древесного кота поедал содержимое, промакивая его кусочком хлеба.
   -- Честно сказать, я думал, что у меня галлюцинация, но сейчас понимаю, что это был именно ты.
   -- Я вам не верю, -- севшим голосом возразил Тэйд.
   -- А вот это плохо, -- покачала головой Виам.
   -- Я видел тебя, Тэйд. Не у источника, туда мне дороги нет. Я видел тебя и Саэт-Оинта в белой башне, на острове. Я ещё подумал, что ты как-то неважно выглядишь.
   -- Виам, можешь подробнее объяснить, зачем Тэйд понадобился Высшему? -- задал вопрос Саима.
   -- Могу, почему нет. Чиар, Инно и Моон создали магический купол, способный предотвратить попытки враждебных сил, проникнуть в Таэл Риз Саэт. Однако купол подвергается постоянным атакам, и они не могут удерживать его столь долгое время. Дело в том, что их возможности весьма ограниченны. Да, мы все довольно искусны в магии, и те же Чиар и Моон, задавшись они целью, смогли бы сравнять с землёй небольшой городок. Правда, после подобного выброса они были бы похожи на выжатые губки, в отличие от которых неспособны в один приём восстановить весь свой запас Уино. На это у них ушло бы несколько дней, а то и весь месяц. Дело вовсе не в том, чтобы нашёлся маг, способный сплести нужное заклинание, а в том, чтобы поддерживать его достаточно длительное время. А после того, как пропали торено Варо, Тхо и Хольн, способных на подобные действия у нас нет. Экриал же может пропустить через себя достаточное количество Уино и практически без потерь передать его нашим магам. Я уже говорила об этом пять минут назад.
   -- Почему-то тогда это прозвучало не так серьёзно, -- Саима поджал губы, скрестил на груди руки и посмотрел на Оллат сквозь ветви над головой. -- Не могу понять, как Тэйд выдерживает подобное.
   -- Не только Тэйд. Чиар, Инно и Моон толком не спят уже девятые сутки, они могут позволить себе лишь короткие перерывы, час--два, не больше. Им помогают другие маги. Восстанавливают их физические силы, поддерживают их морально, на это они способны. Тэйду приходится нелегко, но поверьте, для него созданы все возможные условия. Непосредственно над источником соткан малый купол, ограждающий их от возможного внутреннего вмешательства. Высший не исключает и такового.
   -- Скажи, а экриал они вообще... сильнее обычных магов? -- спросил дауларец.
   -- Да причём тут это, Нёт? -- одёрнул друга Саима.
   -- Ничего я отвечу, -- скупо улыбнулась Виам. -- В этих вопросах не бывает явного перевеса одной из сторон: все приблизительно равны по силам. Приблизительно. Маги прикованы к одной из стихий. Как правило, это одна из трёх первооснов: Вода, Воздух или Твердь. Экриал же не привязываются ни к одной из стихий и способны оперировать любой, исходя лишь из своих ощущений и опыта.
   -- Разве возможность использовать неограниченное количество Уино не даёт экриал никакого преимущества? -- спросил Тэйд.
   -- Не всегда. Мастерство мага, его знания и опыт иногда куда как важнее.
   -- Почему?
   -- Смешной вопрос... Это не состязание на выносливость и количество высвобожденного Уино, Тэйд. В битве между двумя приблизительно равными по силе магами, как правило, выигрывает наиболее быстрый и искусный. Это, надеюсь, понятно?
   -- Угу.
   -- Это понятно, -- промокнул соус кусочком хлеба Нёт. -- Кто быстрее и сильнее ударит тот и победит. Мне другое непонятно, Виам...
   -- Что?
   -- Ты предлагаешь нам убраться из Таэл Риз Саэт?
   -- Не так грубо, но можно сказать и так.
   -- Прихватив Тэйда Первого с собой?
   -- Разумеется.
   -- Ты хочешь сказать, что мы своими действиями должны поспособствовать разрушению щита? -- поняв, куда клонит Нёт, спросил Саима. -- И ускорить гибель Таэл Риз Саэт?
   -- Так? -- вопросом подтвердил догадку Саимы Нёт.
   -- Я похожа на идиотку?
   Саима сложил ладони и с загадочным видом принялся рассматривать брешь на месте отсутствовавшего пальца. Многозначительно промолчали и Тэйд с Нётом.
   -- Ты недооцениваешь наших магов, ученик сиурта. Всё, что я о них говорила, касается лишь Высокой магии. Когда я применительно к ринги говорю о чарах средней руки, то имею в виду заклятия такой силы, которая ни тебе, ни твоему учителю Маану пока ещё даже не снились... После того как исчезнет Тэйд, Чиар и остальные смогут продержать щит как минимум ещё двое суток. За это время вы будете очень далеко, не без моей помощи, разумеется. А когда объект вожделения враждебной Силы окажется вне Таэл Риз Саэт, исчезнет необходимость и в самом щите.
   -- Ты уверена? -- с сомнением спросил Тэйд.
   -- Да.
   -- И как это у него получится? -- ухмыльнулся Саима. -- У объекта вожделения. Это, как я понимаю, Инирия?
   -- Это, ученик сиурта, не твоя забота. Будь покоен -- окажетесь так далеко, что...
   -- Но-но, очень уж далеко не надо.
   -- Назови место, которое тебя устроит?
   -- Обитель Шосуа, -- более чем небрежно бросил Саима.
   -- Шосуа так Шосуа. Согласись, я сделала вам очень неплохое предложение.
   -- Да, тут не поспоришь -- весьма заманчивое.
   -- Поверить не могу, -- начал за своё Тэйд, -- я торено. Но как, Виам?
   -- Тебе на самом деле не без разницы копия ты или настоящий? -- попытался его успокоить Нёт. -- Ты-то себя кем ощущаешь?
   -- Кем-кем...
   "А, правда, кем я себя ощущаю? Кто я? Тэйд! Самый настоящий. Другого и быть не может".
   -- ...собой, -- ни разу не покривив душой, ответил он. -- Никакой я ни торено. Я Тэйд са Раву.
   -- Вот и будь собой, -- безжалостно отрезал дауларец. -- Саима, плесни-ка Тэйду са Раву винца, чего сидишь как пень с глазами, видишь же, не по себе другу.
   -- Сейчас сделаю.
   -- И мне тоже, вон бокал, -- Нёт дёрнул куда-то вправо ногой.
   -- Спасибо за поддержку, -- с трудом сдерживая улыбку, поблагодарила дауларца Виам.
   -- А Тэйд... как он... это... один здесь, другой там? -- с трудом сформулировал вопрос Нёт.
   -- Каким-то образом отец смог передать Тэйду частицу своего дара и создать его торено. Делалось это для того, чтобы никто из вас ничего не заподозрил. Каждую ночь, когда вы ложитесь спать, ваша память возвращается на сутки назад, и вы лишаетесь всех воспоминаний о дне прошедшем: это, чтобы вы думали, что этот день всего лишь второй ваш день в Таэл Риз Саэт.
   -- Как такое возможно? -- спросил Саима.
   -- Дииоровые браслеты на ваших руках. Рат-Варо дал вам их, когда вы появились в Таэл Риз Саэт...
   -- Нам было сказано, что это магические ключи. Что без них все двери для нас будут закрыты.
   -- Да, это так. Но, помимо этого, Высший дополнил браслеты заклятием наделяющим их способностью впитывать в себя ваши воспоминания.
   -- Как это происходит? -- спросил Тэйд, рассматривая дииоровый браслет на своём правом запястье.
   -- Во сне.
   -- А если я не буду спать этой ночью? -- не унимался Саима.
   -- Высший подумал и об этом: помимо прочих, на браслеты наложено заклятие вынужденного сна. Ты будешь спать, поверь. Заснёшь, даже если оно подействует, когда ты будешь висеть над пропастью.
   -- Так вот почему я когда не надо засыпаю, -- буркнул Нёт. -- Понятно теперь.
   Виам кивнула ему.
   -- Но ведь браслет можно просто снять? -- предположил Тэйд.
   -- Да? Попробуй.
   Тэйд ощутил, как с первой его мыслью избавиться от браслета и без того тугое дииоровое кольцо, словно почувствовав опасность, сжалось, плотно охватив запястье. Тоже, судя по сосредоточенному кряхтению Саимы, произошло и с его браслетом.
   -- Как быть? -- спросил Тэйд.
   -- Я могу снять, не здесь и не сейчас, чуть позже.
   -- Погоди, Виам, а Инирия? Где она? -- Тэйд протянул пустой бокал Саиме. Попросил: -- Ещё.
   -- Не беспокойся, с твоей ненаглядной кейнэйкой всё в порядке. Она сейчас с девочками. Мы думали, что лучше рассказать ей всё, предварительно заручившись вашей поддержкой. Мне думается, будет проще, если мы сделаем это вместе.
   -- Значит, я не Тэйд, -- без пущей уверенности процедил новоявленный торено. -- А его копия? Но как такое возможно, я же не ринги, -- он хлопнул ладонью по столу так, что подскочила посуда. -- Как?
   -- Не я придумала этот порядок вещей, Тэйд. Надеюсь, у тебя хватит ума это понять. Я не знаю, как такое стало возможным. Ты не Тэйд, но и не иной. Ты его отделённая часть. Чувствуешь разницу?
   -- Не совсем.
   -- Отцу нужно было избавить тебя от сомнений и противоречий, которые мешали принять нужное ему решение, и он сделал это в свойственной нам манере: разделил тебя на равные сущности. Что осталось в Тэйде Первом, что у тебя -- разобрать сложно. Но вы по-прежнему одно целое, говоря что-то тебе, я понимаю, что рано или поздно, а точнее в момент слияния, это передастся и ему... А ты не хотел бы остаться торено? Посмотри на нас с девочками, это же так прекрасно.
   -- Мне так не показалось...
   -- Что ты имеешь в виду?
   -- Вы разные. И, по-моему, не всегда ладите, так?
   -- По мелочам, да. Но что касаемо серьёзных вещей, поверь, мы одно целое. Кстати, о характере, уверена, Тэйд не позволил бы себе флиртовать и целоваться с двумя девушками сразу. И вина он пьёт не в пример меньше, и никогда не позволил бы себе...
   -- Да хватит уже! Пока я не увижу второго себя, я отказываюсь верить в твои сказки... вернее... о... э... не знаю, -- он с ожесточением принялся тереть ладонями глаза. -- Рассказывай дальше. Но не говори мне больше, что я не я... Пожалуйста.
   -- ...и никогда не позволил бы себе кричать на девушку, пусть она и говорит то, что ему не по нраву, -- гнула своё ринги.
   -- Прости.
   -- Хорошо, тем более что для того, чтобы этот день не стал повторением предыдущего, и мне не пришлось заново объяснять всё завтра нам надо поспешить. Через час жду вас на острове у башни. Туда же Дин приведёт Инирию. Надеюсь, вместе у нас получится убедить и её. После чего мы займёмся вашими браслетами. Сделаем так, чтобы ваша память не потеряла и этот день.
   -- Погоди, ответь сперва, как ты собираешься освобождать Тэйда? -- спросил Саима.
   -- Завтра я проведу вас к источнику и отвлеку отца. Чтобы поговорить со мной, он вынужден будет впустить меня под купол, а значит, открыть проход. Не думаю, что у него хватит внимания на что-то ещё, кроме меня и щитов. Твоя задача состоит лишь в том, чтобы любыми способами добраться до Тэйда Первого и всего лишь коснуться его.
   -- Его охраняют?
   -- Нет. Полагаются на внутренний купол. Для того он и создан.
   -- Так просто?
   -- Да.
   -- Тогда попробуем, -- Тэйд вздохнул. -- Хотя сомневаюсь...
   Виам встала и пытливо заглянула ему в глаза.
   -- А ты не сомневайся.
   -- Последний вопрос, -- Саима пошкрябал щёку. -- Почему мы должны довериться тебе, ринги?
   -- Вы не должны, -- отрезала Виам. Она шагнула к лестнице, ведущей мимо фонтана вниз, и тут неожиданно обернулась. -- И ещё, Тэйд. Тебе давно пора найти настоящего учителя, -- её пальцы огладили отливавший перламутром поручень. -- Маан са Раву не в силах тебе помочь, даже будь у него все восемь томов книги Рау'Сала... при всём моём уважении, -- добавила она поверх вспыхнувшего взгляда Саимы и возбуждённого ворчания Вира. -- Или ты думаешь переждать? Собираешься до седых волос бряцать цепями и трусливо вздрагивать от шороха ночного зверя или криков филина? Смотри, досидишься до того, что страхи сведут тебя с ума, лишат разума да, пожалуй, и самой жизни. Я вижу перед собой маленького мальчика, наивное дитя, незнающее ни жизни, ни людей, ни сэрдо. Сила твоя огромна, и если ты не научишься управлять её потоком, не овладеешь необходимым мастерством, то и с ума сойти не успеешь, как Уино прикончит тебя. Скрыться тебе не удастся, как ни старайся -- оно убивает всех, кто не в состоянии совладать с ним...
   Ты экриал. Это дар. Это сила. Это вечность. Ты знаешь, что ты единственный выживший Исток за последние десять лет, из проявленных, разумеется? Нет? Так знай, вас двое: ты и совсем маленький мальчик, он не в счёт -- ему нет ещё и года. Выживет он или нет, ведомо только Великим, а ты жив, и твой дар необычайно силён. Или ты ещё до сих пор не понял этого? Почему они устроили на тебя охоту, скажи? Два скрама! Никогда даже не могла предположить, насколько великим должен быть маг, чтобы на его поимку отрядили двух Пустых! И это ты, Тэйд. Ты! Стыдись. Сколько, ты думаешь, всего экриал на Ганисе?
   Тэйд пожал плечами:
   -- Понятия не имею.
   -- Подумай.
   -- Может, столько же, сколько сиуртов?
   -- А сколько сиуртов? Хотя бы приблизительно. Скажи, я действительно не знаю. Сотня, две?
   -- Если всех посчитать...
   -- Всех считай, всех.
   -- Я не знаю. Какая тебе разница? -- Тэйд прижал ладони к вискам. -- С полсотни, я думаю, наберётся.
   -- Больше, -- буркнул Саима, -- в одной обители Шосуа около трёх дюжин, а сколько по миру разбрелось.
   -- А экриал не больше десятка, и это, заметь, в лучшем случае. Ты рождён, чтобы стать Великим, а ведёшь себя, как... -- несмотря на спокойный тон, глаза Виам гневно пылали, пальцы выбивали дроби. -- Тебе же, Саима са Вир, -- она властным жестом остановила приподнявшегося над столом онталара, -- не мешает определиться, на чьей ты стороне, и решить, наконец, есть у тебя друг, или нет. Понимаешь меня, ученик сиурта?
   -- Все говорят, что я должен научиться управлять Уино, и никто не говорит, как, -- затравленно прохрипел Тэйд. -- Но никто не берётся учить меня, а сам я не имею понятия, как и чему должен учиться.
   -- Я уже сказала, тебе пора решить, нужны ли тебе такие друзья. И если нет, то срочно искать себе новых, -- она смерила обоих ледяным взглядом и, не говоря больше ни слова, удалилась, пропустив вперёд проходившую мимо припозднившуюся пару ринги.
   -- Нам надо многое обсудить, -- пробормотал опешивший от речей Виам Саима. -- Очень многое...
   -- Не сегодня, -- понуро отмахнулся Тэйд.
   -- Надо ещё как-то рассказать всё Инирии, -- сказал Нёт, вставая.
   Тэйд ничего ему не ответил, он устал и был уже не в состоянии мыслить здраво, а, пожалуй, что просто не в состоянии мыслить хоть как-то. Он опустил голову: "Виам сказала правду. Чистую правду".

Глава 41 . Попутчик

  

Н.Д. Конец осени. 1164 год от рождения пророка Аравы

Хаггоррат. Гасор

  
   Кинк проснулся от того, что ему стало холодно. Некоторое время он лежал, кутаясь в одеяло, прислушиваясь к грохоту за окном; ему было так хорошо всего несколько мгновений назад -- снилось что летает, а тут этот треклятый гром, и дождь.
   "Хорошо дядьке Левиору -- спит вон как убитый". Мальчишка поглядел туда, где стояла вторая кровать. Вздохнул тяжко, зажмурил глаза, снова пытаясь вернуться в прекрасный сон -- не помогло.
   Немного согревшись, он встал и направился к окну. На улице сверкали молнии, дождь лил как из ведра. Кинк подошел к столу, нащупал огарок свечи, кресало и трут. Он уже пристроил кованую загогулину в заранее облюбованную щель в торце столешницы (даже при должной сноровке разжечь огонь одной рукой было непросто) и тут странные звуки заставили его насторожится.
   "А ведь это не за дверью", -- он испуганно сжался в комок, и вдруг чья-то ладонь зажала ему рот, и одновременно с этим вспыхнул огонь в камине. Кинк зажмурился, на миг ослеплённым ярким светом, а когда снова открыл глаза, то увидел Левиора и двоих братьев-охранников, они стояли напротив друг друга. Остриё меча Уха находилось в пальце от левого глаза Левиора, клинок среднего брата едва ли не чертил на шее экриал кровавые руны. А ещё была балестра, её Ухо держал в левой руке -- остриё болта направленно Левиору в живот. Экриал был невозмутим и спокоен как придорожный валун -- кончик его меча подпирал подбородок Уха, левая рука была пуста.
   Третий -- младшенький, находится у Кинка за спиной и зажимал его рот ладонью.
   -- Как, хвост Хорбутов, ты это сделал, -- Ухо переводил возбуждённый взгляд с огня в камине на Левиора и обратно?
   "Как ВЫ! это сделали? Я уже минут пять, как проснулся и за всё это время не услышал и шороха, -- подумал Кинк, но тут же всё себе сам и объяснил: -- Братья-охранники пришли немножечко нас пограбить, поняв, что я проснулся, затаились в выжидании подходящего момента. Холоднокровные гады! Дядька Левиор, видимо, загодя каким-то образом учуяв непрошенных гостей, встал и наблюдал -- что они делать будут. Вот так, похоже, дело было, -- разложил всё по полочкам смышлёный мальчуган. -- Ну, что я могу вам всем сказать -- дождались!" -- Он выдохнул, с ужасом понимая, что все клинки находятся так близко от своих целей, что достаточно одного неловкого движения, чтобы поранить противника и спровоцировать на кровопролитие.
   -- Ты в порядке? -- спросил Левиор, и хотя в глазах его плясали зелёные бесы, голос был ровен и холоден. 
   -- Терпимо, -- как можно бодрее откликнулся Кинк -- ему передалось спокойствие Левиора.
   "Я один вижу облачко из крохотных зелёных искорок у его плеча, а? Похоже, что так. А если нет, то почему "эти" ещё здесь, а не улепётывают, поджав свои облезлые хвосты? Или они никогда не слышали об экриал?"
   -- Брось меч, Белый, -- сиплым окриком, больше походившим на рык раненного зверя прервал его размышления Ухо.
   -- Зачем? -- изумился Левиор.
   -- Ты слабоумный?!
   -- Да, и могу заорать.
   -- Не заорёшь. Побоишься. Да и кому ты нужен? Думаешь, кто-то прибежит тебе на помощь? А заорёшь так... видишь балестру? А меч? -- он развернул ладонь, кончик клинка дёрнулся -- зловеще сверкнув отраженным светом огня в камине. (Левиор никак не среагировал, будто ничто ему не угрожало) -- Так вот, этим мечом -- чик, и глаза у тебя нет, чик -- и кишки наружу. Заколю как свинью, -- нервно хохотнул Ухо, но по невозмутимому взгляду Левиора поняв, что слова его не возымели никакого действия добавил: -- Нас трое, у нас преимущество. Даже если ты убьёшь одного, что вряд ли, двое других порежут тебя на лоскуты, и мальчишку тоже.
   -- И кто же, по-твоему, будет тем счастливчиком, которого я убью первым?
   -- Не знаю, -- ухмыльнулся, точно скалящийся хошер Ухо. -- Думаю, ты не решишься...
   -- Начать с тебя? Или с него? -- Острие клинка Левиора переместилось, зависло в воздухе у лица среднего братца (это было очень неожиданно -- никто даже не дёрнулся!). Средний брат сглотнул и закашлялся, запоздало отклонился назад. -- Держи голову прямо, чахотка, -- подбодрил его Левиор, великодушно возвращая меч в первоначальную позицию.
   -- Не дури, -- скрипнул зубами Ухо, вновь почувствовав себя в опасности. Он не отрывал взгляда от сверкающего лезвия, пытаясь при этом сосредоточиться на том, чтобы кончик его клинка находился вровень с правым глазом Левиора, а наконечник балестрового болта указывал ему в живот, а не в пол. Руки Уха дрожали, клинок гулял, то и дело, опускаясь к подбородку Левиора. Балестра клонилась, норовя нырнуть вниз. Ухо дёргал рукой, выправлял её, балестра повиновалась, но через мгновение начинала неотвратимое движение вниз.
   "Должно быть это Хорбутски тяжело. Не пять минут они здесь в темноте стояли а больше".
   Ухо дёрнулся, острие его клинка придвинулось еще ближе. Кинк невольно вообразил, в какую ярость впадет Левиор, если охранник будет настолько неловок, что подбреет его щетину, только-только подросшую и наконец заслужившую право именоваться бородой.
   "Как он ещё до сих пор не выстрелил? -- подумал мальчишка. -- Пальцы то не железные, а балестра, хоть и небольшая, наверняка тяжеленная. Никаких сил держать её так долго не хватит. Что же дядька Левиор медлит -- опасно же так вот...". Он настолько был уверен в превосходстве Левиора, что ни на мгновении не усомнился в удачном для них исходе поединка. И даже то, что лезвие меча младшенького щекотало горло Левиора, мальчишку ни сколько не беспокоило.
   -- У вас ничего не выйдет, -- буднично заявил Левиор, не обращая внимания на скачущее перед его носом остриё, -- я не страшусь смерти. А потому всё это ровным счётом ничего для меня не значит.
   Разумеется, он лукавил, но как искусно это делал!
   -- Я тоже, -- (а вот это прозвучало бездарно) рука Уха дрожала от напряжения, он нервно облизнул губы, затем произнёс с желчью: -- А вот мальчишка твой, я уверен, так не думает.
   -- Если он умрёт, то боюсь, именно о смерти вы будете меня молить, и она вам, обещаю, не будет дарована.
   По плохо выбритой щеке и шее охранника текли ручейки пота.
   -- Я приказал тебе бросить меч, -- теряя остатки самообладания, рыкнул он и встряхнул балестрой. -- Брось, сказал! Или я за себя не ручаюсь! -- Последняя фраза застряла у него в глотке, потому что младший его брат, покорный взгляду Левиора выронил меч и безвольным кулем, будто в его теле не было ни одной кости, повалился на пол.
   Поняв, что свободен Кинк поспешно отступил в сторону, за спинку стула.
   Зрачки Уха расширились. В наступившей тишине, звук спущенной тетивы показался Кинку щелчком хлыста погонщика мулов в узком ущелье. Ухо неуклюже взмахнул рукой, но вместо того чтобы поразить противника выронил меч из сведенных судорогой пальцев, и он подкатился к ногам Левиора.
   -- С вашей стороны было крайне недальновидно угрожать мне оружием. -- Левиор поднял левую руку, в кулаке которой был зажат балестровый болт. Он без усилий сломал его в пальцах, отбросил его в сторону -- и тут же меч Уха, окончательно меняя расклад сил, скакнул в его опустевшую ладонь. Левиор крутанул клинками в двух руках, с такой скоростью, что те превратились в сплошные сверкающие круги (как же быстро он это делал!). -- Вы доставили мне многие неудобства, вместо того чтобы спать я вынужден ломать голову над тем как бы позатейливее вас освежевать. Зачем мне это?
   Глаза старшего из братьев наполнились ужасом.
   -- Хватит ломать комедию. Вы меня утомили, -- Левиор сделал шаг назад и в сторону. Братья не шелохнулись, теперь они походили на статуи -- двигались только их глаза. -- Вас кто-то послал? Моргни если это так?
   Ухо повёл взглядом влево, потом вправо, сим простым действом обозначая отрицание.
   -- Хорошо, я понял. Полагаю, вы вспомнили нашу первую встречу, произошедшую два дня назад, и, посчитав, что были незаслуженно мною унижены, решили поквитаться?
   Ухо опустил глаза.
   -- Прошу меня за это простить.
   Кадык Уха дёрнулся. Он поспешно заморгал.
   -- Что будем с ними делать, Кинк?
   Глаза охранника нервно забегали.
   -- Ты же не убьёшь их как этого? -- мальчишка кивнул на тело младшего из братьев.
   -- "Как этого"?! -- брови Левиора взлетели кверху. -- Он жив!
   -- Да?
   -- Хорошо, Кинк, я понял тебя. Выйди в коридор, взгляни, не разбудили ли мы кого? Или может какой-то благородный гасорец уже спешит нам на помощь? -- тон Левиора был ровен и спокоен, однако глаза его откровенно смеялись.
   Кинк метнулся к двери. В коридоре было темно, и, разумеется -- ни души. Мальчишка добежал до лестницы и обратно. Его не было чуть больше минуты, а когда вернулся -- все трое братьев стояли у двери, разумеется, без оружия. Оно было сложено аккуратной горочкой в углу.
   -- Вы свободны, -- сказал Левиор, глядя Уху в глаза. -- Всегда помните о своей клятве, Иам-Шамат не любит никого, но клятвопреступников он ненавидит ЛЮТО!..
  
   -- Перед тем как ты начинаешь колдовать, дядька Левиор, глаза твои светятся зелёным, -- сказал Кинк, когда они остались одни.
   -- А что я могу сделать? Мне жмуриться в этот момент что ли?
   -- Нет, -- улыбнулся Кинк, -- так даже лучше. Страшнее. А ещё песчинки уиновые, вот здесь, за плечами...
   -- Ты их видел?!
   -- Да.
   -- Плохо.
   -- Почему?
   -- Да, я пошутил, -- отмахнулся Левиор, однако глаза его больше не улыбались.
  

***

  
   -- Градд Рима ещё отдыхает?
   -- Он уехал, -- размашисто плюхнулся на скамью Гейб Ваграут.
   "Странно".
   -- Без тебя? -- удивился Левиор.
   -- А что в этом такого? Я не его слуга, -- прохрипел феа, отвечая на перезвон жреческих колокольцев треньканьем дюжины колец в ушах. -- Он нанял меня в Охоме. Я должен был сопроводить его до Гасора. Вчера градд Рима договорился с другим человеком, утром они уехали.
   "Надо уточнить у хозяина трактира -- так ли это?"
   В обеденном зале в этот ранний час было пусто: Левиор, Кинк, Гейб да сынок трактирщика за стойкой. Помещение было погружено в полумрак, тусклый свет попадал в зал через единственное окно с приоткрытыми ставнями.
   О ночных визитёрах Левиор никому рассказывать не стал -- не видел в этом никакого смысла, и Кинку наказал никому не говорить. За отпущенных стражей не опасался -- нехитрое мысленное внушение навсегда заставило их позабыть о событиях минувшей ночи.
   -- Возвращаюсь в Охом, -- продолжал Гейб, покручивая одно из ушных колец. Он потянул голову вправо и Левиор увидел шрам на его жилистой шее -- не обычный рубец, а зловещий зигзаг, с рваными краями, стянутыми серебряными скрепами. -- Вам не нужен проводник и охранник? Не дорого.
   -- Нет.
   -- Уговорили -- раз по пути нам, готов предложить свою компанию совершенно бесплатно. -- Гейб достал кисет и принялся набивать табаком трубку с длинным костяным чубуком. Резная чашка трубки представляла собой голову кабана чиабу, меж кривыми сходящимися в верхней точке клыками которого были зажаты три желудя.
   "Герб Санторов, -- отметил про себя Левиор, -- надо узнать, откуда у него эта трубка".
   -- По двое здесь не ходят, -- продолжал Гейб. -- А вы не Красный и не Чёрный сулойам.
   -- В чём разница? -- попробовал сопротивляться Левиор.
   -- Да бросьте, брат Дисаро. Наслышан я о вашей "любви" друг к другу. Вы-то, может, в них души и не чаете, да вот они и вас, и друг дружку больно люто ненавидят. Так что надёги вам на них никакой, и значит, рано или поздно придется друзьями обзаводиться. А коли вы в Верран идти собрались...
   -- А ты откуда про Верран знаешь?
   -- Градд Рима о вашей с ним беседе рассказал, я и подумал...
   -- Ничего ещё я не решил.
   -- Ну так решайте, -- безразлично вздохнул Гейб, уминая большим похожим на сардельку пальцем табак в трубке. -- Мне с вами, или без, всё едино, главное чтоб без дела не сидеть. Вместе пойдём -- буду рад, одному трюхать придётся -- тож грустить не собираюсь, завтра со сранья в Охом и двину. Благо все дороги сотню раз вдоль и поперёк перехожены.
   Левиор несколько мгновений напряженно вглядывался в его загадочное лицо, а затем, всё для себя решив, спросил, шутейно перекладывая бремя ответственности на мальчишку:
   -- Что скажешь, Кинк?
   -- Ничего так, -- ухмыльнулся тот, косясь на шрам Гейба, -- бывалый видать дядька. Боевой, -- резюмировал он. -- Я не против.
   -- Ну вот и отлично, -- сдул со стола табачную пыль феа. А если серьёзно, то попутчик я полезный и совсем не обременительный. Все дороги как свои пять пальцев знаю. Неутомим аки чиабу, силён как хошер, проворен словно древесный кот. Ем мало, сплю ещё больше, спеть могу и сплясать сумею. А уж коли кружечку вайру поднести надумаете... А, если две...
   -- Это сейчас серьёзно было? -- спросил Левиор.
   -- Нет, -- хрипло рассмеялся Гейб, несколько раз дёрнув вправо подбородком, так будто ему мешал воротник.
   -- Ну что же, попробуем подружиться. Вот только мы пешком идём. Ни лошадей у нас нет, ни тяргов. Ослик один, справный, но он поклажу несёт.
   -- Я тоже пешком хожу, -- пробубнил Гейб, с тихим попыхиванием раскуривая трубку -- голову кабана чиабу окутала синеватая дымка. -- И поклажу свою сам горбачу.
   -- А это что... -- Кинк робко показал пальцев на шрам Гейба.
   -- Ха-ха, -- хрипло крякнул тот. -- В Меноуре дело было, с шак-шалком одним по-пьяни повздорил.
   -- С шалком? -- начал было Кинк, но осёкся. Левиор легонько пнул его под столом ногой. Улыбнулся одними глазами: побереги, мол, уши, малой, этот дошлый феа тебе сейчас таких сказок понарасскажет.
   -- Да! С шалком, чтоб его! -- натурально так взвился феа. -- Не верите?!
   -- С шалком? -- переспросил Кинк, потрясенный услышанным.
   -- С бентугой, если совсем точно. Эта зверюга вполовину меньше шалка, но и злее разов так в десять.
   -- Да? -- вытаращил глазёнки Кинк -- А шалки добрые что ли? Кто они вообще такие? Люди или сэрдо?
   Феа дёрнул подбородком.
   -- Какие люди, сынок! Ты чего?!
   -- Я же не знаю, кто это? -- как бы извиняясь за невежество, промямлил Кинк. -- Второй раз о них слышу. Почти ничего и не знаю.
   -- Эм-м... как тебе объяснить... Шак-шалки не люди и не сэрдо... как бы... в общем... э-э, зверь разумный, -- не вынимая трубки из рта начал Гейб. -- Тело у него как у человека, мощнее только, голова как у гиены. Общаться они между собой могут. Язык у них хоть и примитивный, как по мне, так всё больше рыки да ор напополам с жестами, но понять, при должном навыке, можно. Есть среди дауларцев люди такие -- нагры, -- заклинатели духов, что-то вроде Чёрных сулойам, они, в основном, с гиеноподобными и общаются. Слышал я, что могут даже связать себя и зверя: шалка или бентугу, узами, покрепче родственных. Приручат, как тярга или кота древесного. Шак-шалк тогда, хоть и дурной изначально, преданней собаки становится. Не знаю только -- наврали мне или может на самом деле так. Анготор Рима говорил, что учёные давно спорят: "есть ли у шалков разум или нет"...
   -- И до чего договорились? -- заинтересовался Левиор.
   -- Ни до чего. Не определились ещё.
   -- А живут они где? В Меноуре? -- спросил Кинк.
   -- И в Меноуре и в Зинтрохе, и в Дауларе. В горах в основном, отдельно от людей, разумеется. Как цоррбы. Хотя нет, цоррб он почти как человек, даром что здоровый и волосатый, а так, всё тоже самое. О них-то, сынок, слышал? Про цоррбов рассказывать, надеюсь, не надо?
   -- Ага, -- радостно закивал Кинк. -- Слышал. Брат Дисаро рассказывал.
   -- Хорошо хоть так, -- криво ухмыльнулся Гейб. -- А то я же не градд Рима -- сам толком, что к чему не очень понимаю. Что ж брат Дисаро тебе про шалков не рассказал. От чего вы, уважаемый, мальчонку не просвещаете? -- с укором взглянул он на Левиора. -- В жизни оно всяко бывает -- и о шалках знать должен и о бентугах. О цоррбах вот рассказали, а не особо и надо было. Цоррбы по сути своей твари безобидные. Живут как люди -- одежду носят и даже оружие. На хошерах некоторые из них ездят. Дома настоящие строят. Цоррб, если разобраться, в отличие от бентуги, телок безобидный.
   -- А шалки?
   -- Что шалки? -- фыркнул Гейб, он вынул трубку изо рта и уставился на тлеющий внутри неё гольфу. -- Шалки звери -- из одёжи на них только шерсть, из оружия -- клыки да когти. Хотя, по мне так, что шалк, что цоррб -- звери говорящие и не более, хоть ты шочерс и булту на них нацепи, да трубку курить обучи.
   Подошел сын трактирщика -- нечесаный, в грязном замызганном фартуке. Забрал пустые тарелки, поинтересовался: не хотят ли гости ещё чего-нибудь отведать? Вид у него был такой будто он только что откусил половину яблока и понял, что съел червя (не подумайте только что довольный).
   Гейб потребовал кружку эля. Левиор заказывать ничего не стал, Кинк был с ним солидарен -- больно уж неопрятно хозяйский сынок выглядел, да и "несло" от него знатно, -- если и было у мальчишки желание что-то съесть, то оно мгновенно пропало.
   -- А почему, градд Ваграут, Гасор такой бедный город? -- спросил Кинк, глядя в спину хозяйскому отпрыску.
   -- Так это... он богатым никогда и не был.
   -- Не был, -- согласился Кинк, -- но и такой нищеты как сейчас я раньше не замечал.
   -- Много ты видел.
   Кинк пожал плечами. Гейб скосил взгляд на его пустой рукав.
   -- Всё золото Хаггоррата на побережье, -- сказал феа, чертя трубкой в воздухе тлеющий полукруг. -- Дальше люди не живут. Опять упущение, брат Дисаро. Вы, поди, лучше моего обо всём этом знаете.
   -- Расскажите вы, градд Ваграут, -- попросил Кинк, -- у тебя хорошо получается. А то брат Дисаро мне всегда отвечает, что всё у нас распрекрасно. Что богатство и бедность понятия относительные и что всё зависит не от количества золота в кошельках и обилия вкушаемой пищи, а от нашей на всё это точки зрения. А ещё о том что Ихольару дал нам всего ровно столько что бы мы жили в полном достатке, не зная ни нужды ни бед. А всё что с нами нехорошего в этой жизни происходит от мыслей нехороших и страстей необузданных.
   Гейб так поглядел на Кинка, что Левиору показалось, будто он сейчас встанет на колени и освятит мальчишку святым тревершием. Странная мысль, если учесть, что находились они не в Зарокии, а в Хаггоррате, и за тревершие здесь можно было схлопотать на орехи. А посему ожидать от Гейба такого, в любом случае, не следовало.
   Феа же вопреки его ожиданиям отреагировал вполне для хаггорратских реалий адекватно:
   -- Как это? -- поскрёб он тиуированное темя. -- Чего сказал? Повтори.
   -- Не обращай внимания. Это наши с ним разговоры. Ты просто расскажи, о чём он просит.
   Гейб кивнул. Перекатил трубку с одного угла рта на другой. Попыхтел нарочито неторопливо.
   -- Хаггоррат -- Империя четырёх морей.
   -- Пяти, -- поправил его Левиор.
   -- Синку'эле'Турун имеете ввиду?
   -- Да, пустоши Синку'эле'Турун или море Смерти -- пятое море Хаггоррата.
   -- Хорошо, пусть будет пять... Всё золото сосредоточенно на побережьях. Остальное -- никому ненужные земли, где люди предоставлены сами себе и вынуждены жить в отсутствии государства, как живут в Меноуре или в Дауларе. Поезжайте вглубь страны лиг эдак на сто-стопятьдесят -- нищий на нищем сидит и нищим погоняет. Гасор покажется вам раем. Ни Великому собранию ни огетэрину нет никакого дела до того что творится в провинциях, их интересует только количество полученных налогов. Наместники провинций чувствуют себя хозяевами этих земель. Им плевать на каноны и традиции, в каждой провинции свои негласные законы, своя армия, свои прикормленные сулойам...
   -- А ты смелый феа, Гейб.
   -- Встречали других?
   -- Нет.
   -- Я тоже, хвала Тэннару, не встречал. Вы попросили рассказать что да как, -- крепыш вынул трубку изо рта, положил на стол, -- я рассказываю.
   -- Да, но Гасор не так далеко от берега, -- вернул разговор в прежнее русло Кинк. -- Не больше же ста лиг? В половину меньше.
   -- Гасор это немного другая история, -- почесал переносицу Гейб. -- Горы, Тлафирские пустоши, здесь практически ничего не растет, а в местных горах невозможно ничего добыть. Совершенно никчёмный кусочек земли, зажатый между морем, пустошами и горами. По этому участку не проходит ни один торговый путь. Для перемещения с запада на восток все предпочитают морские пути, на север едут через Кухор. В старинные времена каменная змея под названием Матиоронский тракт ползла до самого Ерма, через ниогерские поля и виноградники, через болота Тлафира и варглавские солончаки. Она связывала бывшую столицу -- Дихарт с западными границами Хаггоррата. Теперь Матиоронский тракт заброшен. -- Говоря это, Гейб двигал трубку пальцем, в задумчивости выравнивая её относительно края стола. -- Был тут один торговец -- водил караваны, неплохо, кстати, зарабатывал. Но рисковал сильно и как результат в прошлом году караван ограбили горные сарбахи. Кого-то из людей убили, кого-то взяли в плен. Собирались потребовать выкуп, но не найдя ни родственников ни друзей готовых заплатить -- убили и их. Всех. Поговаривают, что прежде чем убить, хозяина каравана пытали и...
   Левиор поспешно остановил феа резким движением руки: всё, хватит и так наговорил больше чем надо. Гейб недоуменно двинул плечами: сами, мол, попросили. Оба поглядели на Кинка, в глазах мальчишки блестели редкие гостьи -- слёзы.
   -- С тех пор, -- растерянно пробормотал Гейб, -- ни одного каравана этой дорогой не ходит. Прежний огетэрин давно махнул рукой на этот кусок никчемной земли...
   --...не думаю, что в существующих реалиях у нового огетерина достанет времени и желания им заниматься, -- вздохнув, дополнил его речь Левиор.
   -- Именно так, -- в холостую зачмокал трубкой Гейб, видимо, позабыв, что она погасла.
  

***

  
   Поднялись на заре. Выйдя во двор Левиор был приятно удивлен -- оказалось, что Гейб Ваграут ждёт их у коновязи в полном походном облачении. Пояс феа был увешан сумочками всех возможных форм и размеров. Из-за спины выглядывали дужки среднего размера балестры, там же видимо находился и колчан с болтами. В руке феа держал странный посох...
   "Или не посох?"
   Левиор не знал что это. Скорее всего, то что Гейб сжимал в руке было оружием. Но выглядело оно очень странно. Ухватистое отполированное до зеркального блеска древко, опоясывали несколько рядов медных колец: гладких и рифлёных, разной ширины, от узких -- в два раза тоньше человеческого пальца, до широких -- в пол-ладони. На одних нанесены простые узоры на других -- руны, третьи были гладкими как стекло. Посох немного расширялся к вершине, с которой свисали несколько переплётённых между собой цепочек крючками закреплённых на широком выпуклом кольце в середине. Там же висели тройные ножны с узкими ножами с костяными рукоятками.
   -- Что это? -- спросил Левиор, взглядом указывая на диковинный посох.
   -- Грепоцеп.
   -- Оружие?
   -- Что ещё! -- хохотком подтвердил его догадку феа.
   -- На войну собрался? -- спросил Кинк, морща нос и потирая лицо.
   -- У меня кажон день война.
   -- В чём дело, Кинк, -- пожурил мальчишку за непочтение Левиор.
   -- Нормально, -- остановил его движением ладони Гейб. -- Я не против.
   -- Просыпайся, говорун, -- поторопил мальчишку Левиор, поправляя вьюки.
   Кинк зевнул, зябко поёжился, буркнул что-то невнятное.
   Хрипло прокричал петух, замычала недоенная корова, разлаялась собака.
   Левиор потрепал ослика по холке, угостил морковкой. Лохмоух благодарно (а может и просто так) завилял хвостом.  
   Оказавшись за воротами, эквес Левиор Ксаладский обернулся, окинул хмурый городок прощальным взглядом.
   -- Да хранит вас всех Великая Рыба, -- искренне пожелал он и заспешил к отдалившимся уже на два десятка шагов сотоварищам.

Глава 42. Странные сны

  

-- Твои хозяева добры, -- мрачно заявил голос из темноты.

-- Добры? -- возмутился адепт. -- Нет. Они не добры. Они жестоки. Они беспощадны к тем, кто их любит, и милостивы к тем, кто им противостоит.

-- Жестоки к тем, кто служит?

-- Особенно к тем, кто служит. Хотя порой мне кажется, для них нет никакой разницы.

-- Хорошо... я буду милосерден и подарю тебе жизнь. А за это ты, презренный, ответишь на все мои вопросы.

Адепт ухмыльнулся, смиренно опустил припухшие от бессонницы веки.

-- Вопросы? Но ведь это ты -- главный вопрос, ты, Чёрный Странник!

Сто историй о Чёрном Страннике. Преподобный Вамбон Акомирунг

  

Н.Д. Конец осени. 1164 год от рождения пророка Аравы

Седогорье. Долина Эльдорф

  
   Над Мёртвыми песками зарождался новый восход, где-то вдали, на востоке, над зигзагами горизонта дрожало зелёное марево.
   Палящий свет Сароса никогда не пугал Инирию. Она видела всё: восстающие барханы на западе и переливчатые, покрытые ветровой рябью, тауповые пески и горы за ними на востоке. Котёл с потрескавшимся днищем и стенками, где некогда плескался Океан Вечности, на севере, и пустыню на юге. Впрочем, будем объективны, пустыня на юге была всегда -- сто, двести, тысячу лет назад -- большая Ридозская пустыня -- так её звали тогда. Давным-давно, ещё в прошлой жизни.
   Сейчас Инирия видела всё, что творится в мирах образуемых и ограниченных кроной Великого Древа: в многочисленных ярусах, где на могучих ветвях вырос целый город, похожий на осиный улей; в Подъветвье, деревни которого напоминали наземные поселения древних; в катакомбах и шахтах, называемых Дикими Корнями, где прижились самые восприимчивые к Уино -- онталары и кану, те немногие из них, кто смогли выжить.
   Великое Древо Аллай-Дэата приютило всех от мала до велика: птиц и зверей, людей и сэрдо, всех, кто жил на этих землях раньше, и тех, кто сумели дойти (а порою и доползти), дабы укрыться под его сенью. Оно приняло каждого, дало кров и пищу, стало надёжным укрытием и гаванью новой жизни. "Остров среди песка -- наша новая Империя -- Великое Древо -- наша Аллай", -- так говорили о ней, трепеща и благоговея.
   Инирия чувствовала это, видела, знала и ни о чём не сожалела. Но сегодня, помимо прочего, она увидела вот что:
   Далеко-далеко, так, что разглядеть можно было лишь с третьего или даже четвёртого яруса, что выше полёта некоторых птиц, шли люди. Много.
   А ближе... Гораздо ближе брела к Великому Древу странная парочка: среднего роста фигура -- мужчина в чёрном балахоне, и некто, походкой и повадками отдалённо напоминавший большую обезьяну.
   Было не ясно, заодно ли эти двое с толпой, что шла по их следам, расстояние меж ними казалось слишком большим -- день или даже два пути, и то, если знать твёрдые тропы в этой аспидно-бурой глади, что звалась Мёртвыми песками.
   Путник, похоже, их знал.
   С поднебесной высоты фигуры в песках казались крохотными.
   Медленно вырастал за их спинами Сарос, лаская своими первыми лучами могучую крону Великого Древа, что как губка вобрало в себя всю влагу, предназначавшуюся окрестным землям, и навсегда обезводило их, сделав мёртвыми.
   Проносились мимо гонимые ветром высохшие шары качима. Стрекотали чешуехвостые гекконы, спеша побыстрее зарыться в не раскалившийся ещё песок, шныряли туда-сюда по своим делам каменные тиртахи.
   Длинная тусклая тень путников потемнела и укоротилась почти вдвое, когда они остановились на границе Мёртвых песков, в том месте, где гнулась под ветрами первая, ещё сухая, лишённая влаги трава и ныряли в землю крайние, потрескавшиеся от жары корни.
   Путник покосился на Сарос и, отпустив обезьяноподобного, которого всё это время держал за руку, шагнул в спасительную тень.
   Он выбрал корень побольше, сел. Достал из сумы козий мех и, не снимая глубокого капюшона, принялся пить жадными глотками.
   -- Дшли, хзяин, -- выдохнул обезьяноподобный.
   -- Дошли, Грёр, -- ответил путник, протягивая скраму мех.
   Тот отстранился, покачал головой.
   В отличие от человека, Пустой смотрел на Сарос, не пряча глаз, но нежась под его палящими лучами.
   Из-за деревьев показались люди.
   -- Здоровья и блага тебе, Колдарб из Дома Мурус, -- медленно, не поднимая головы, произнёс путник.
   "Откуда только узнал, кто стоит перед ним?"
   -- Здравствуй, Странник. Те люди, в песках, с тобой?
   -- Не беспокойся, они не пойдут дальше.
   -- Они умрут там.
   -- Тебе их жаль?
   -- Да.
   -- Дом Мурус лишился власти? -- Странник поднял голову. Капюшон надёжно укрывал его лицо, видны лишь были узкие прорези глаз, сплошь изумрудных, без капли белизны.
   "Это от Уино", -- догадалась взиравшая с высоты на происходившее Инирия.
   -- Хочешь меня обидеть?
   -- Такое возможно?
   -- Вряд ли.
   Колдарб, тучный старец с блестящими навыкате глазами и трагическими складками в уголках рта, был в традиционных одеждах своего Дома (белое на светло-зелёном, из украшений -- лишь бесценная ситировая цепь с кулоном, стилизованным изображением Великого Древа).
   -- Скажи мне, Странник, -- другой голос, -- кого ты привёл с собой в Аллай? Скрама? Твой спутник -- скрам?
   -- Он мой слуга, Тисаб из Дома Винол. И он скрам.
   -- Он действительно видит будущее?
   -- Будущее видят многие, он же способен заглянуть в прошлое. Не в то прошлое, что выдумал себе каждый из нас, а в то, что действительно было.
   -- Зачем вы здесь? -- спросил названный Тисабом, тыльной стороной ладони вытирая высокий, вспотевший над ситировой маской лоб.
   Он был совершенно лыс, высок и широк в плечах (большая редкость для жителей Древесной Империи).
   -- Мне нужен ситир.
   -- Совсем сдурел? -- поперхнулся Тисаб.
   Мудрый Колдарб предусмотрительно подался назад, остальные его спутники, их было четверо, остались стоять на своих местах.
   ...Ситир был нужен на Ганисе всем -- металл, некогда бросовый, дешёвый и никому не нужный, а теперь единственный способный сдержать Уино, подобно дымам костров, ограждавших людей и сэрдо от древесной мошки...
   -- Отнюдь, -- Странник выставил в сторону правую руку, завращал, наматывая на раскрытую ладонь свободно парившие в воздухе частицы Уино. -- Таким, как мы, всегда есть, о чём говорить, Тисаб. Но, мне кажется, Дом Винол мог прислать кого-нибудь поумнее тебя, -- ещё мгновение, и в его добела сжатом кулаке заискрился магический хлыст (шесть локтей длины).
   -- Тебе это не поможет здесь, -- голос Тисаба, прежде властный и уверенный, дал предательскую трещину.
   -- Ты так думаешь? -- Странник повёл рукой -- зелёная змея дёрнулась, зашипела, оставляя на песке дымный след...
  
   ...Инирия застонала -- у неё был жар.
  

***

  
   ...За стеной, в точно такой же комнате, ворочался маявшийся духотой Тэйд... Ужасная ночь -- ему казалось, он никогда не уснёт. Он думал о ринги и торено, о Инирии и Эл-Лэри, о Саиме и Маане са Раву, о Райзе и Элон.
   Он так и продолжал рассуждать про себя, когда, не уловив момента прихода сна, задался последним осознанным вопросом: "Ситир или ламесса?"...
  
   ...Он не знал, что ему нужно больше: бесценный металл или Бродячий корень. И то и то было сейчас важнее его жизни. Потому он и пришёл к Великому Древу. Один. Да, один -- Грёр не в счёт.
   -- Мы будем говорить или будем меряться силой? -- Тэйд не узнал голоса, таким тихим и усталым он ему показался.
   -- Мы будем говорить, -- взволнованно засопел толстяк, недовольно качая головой. -- Ты не мог бы убрать это, Странник? Я не чувствую себя в безопасности.
   -- Так и задумано, Колдарб. Так и задумано, -- он незаметно провернул одно из колец на вуруме, совмещая нужные руны и переводя её в боевое состояние -- вершник обычного с виду посоха заблестел, оплавился как мягкий металл, становясь тонким глевийным лезвием.
   "Корень ламессы или ситир? С чего лучше начать торг?"
   Повисла долгая пауза, такая, что даже ветер перестал шевелить листья Великого Древа и прислушался.
   -- Могу я пригласить вас к себе в гости? -- заискивающе предложил Колдарб, косясь на сверкающее острие. -- Люди Дома Мурус будут рады такому важному гостю.
   "Так уж и рады?"
   Пальцы разжались сами собой -- хлыст рассыпался мириадами уиновых искорок. Лезвие глевии, подчиняясь движению пальцев хозяина, сверкнуло в последний раз и стекло в посох.
   -- Да, я пойду с тобой, Колдарб. И отныне буду говорить только с Домом Мурус, -- торжественно произнёс он, отряхивая ладонь о ладонь и отмечая, как зло сверкнули из-под масок (необходимость, скрывавшая лицо от уиновых ожогов) глаза Тисаба и ещё двоих: представителей Домов Руум и Юбит...
  
   ...Тэйд беспокойно заворочался, кто-то тряс его за плечо.
   -- Ну что ещё? -- отмахнулся он.
   -- Тэйд, вставай.
   "Саима?"
   -- Чего тебе? Отстань.
  

***

  
   ...Инирия перевернулась на бок, подтянула к груди колени, превращаясь в крохотный дрожащий комочек...
  
   ...Странник уже вставал, когда вперёд протиснулась коренастая фигура -- феа шмыгнул носом, бесстрашно сбросил капюшон.
   -- А с Братством ты тоже говорить не будешь? -- голос из-за маски был хрипл и низок.
   -- Домор, и ты здесь! -- приободрился путник.
   -- Братство Ситира приветствует тебя, Чёрный Странник.
   -- Здоровья и тебе, Домор Камнеклещ. Тебя я рад видеть больше других.
   Сделав по шагу навстречу друг другу, человек и феа обнялись.
   -- Прошу за мной, -- через паузу пригласил толстяк Колдарб. -- Не забудь, Странник, тебя принимает Дом Мурус.
   -- Хорошо, Колдарб, я помню об этом.
   Они прошли сквозь арку, образованную огромными корнями.
   Под сенью ветвей было ощутимо прохладнее.
   Гость, наконец почувствовав себя в безопасности, скинул капюшон, снял маску... и тут Инирия узнала его...
   "Как же он постарел, о Великие! Эти глаза, эти шрамы".
   -- Вы позволите? -- голос уже не казался чужим и далёким.
   Толстяк Колдарб понимающе кивнул.
   -- Никак не можешь забыть её, Странник? -- тяжко вздохнул Домор, дружески подталкивая гостя в спину. -- Теперь её зовут Великая Аллай, и она любит нас всех, уж не взыщи.
   Тот не ответил, отдал вуруму скраму...
   "Какой странный у него посох".
   ...сделал осторожный шаг вперёд, и, протянув обе руки, коснулся её дрожавшими ладонями...
  
   ...Она вздрогнула и проснулась.
   -- Нира, вставай, Саима и Нёт пропали, -- Тэйд тряс её за плечо.
   -- Ты?
   -- Я, Нира, я. Что с тобой?
   -- Но ты... там... такой...
   -- Просыпайся уже.
   -- Да, хорошо. Как это пропали? Нёт-то понятно -- его и так днём с огнём не сыщешь. Но Саима?!
   -- Не знаю я, только нет обоих. И Вира нет. Саима ничего вчера тебе не говорил?
   -- Нет, -- она опустила ноги на холодный пол. -- Хорошо. Иди, я сейчас.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

2

  
  
  
  

Оценка: 9.68*26  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  Л.Миленина "Полюби меня " (Любовные романы) | | Ф.Достоевский "Отморозок Чан" (Постапокалипсис) | | О.Герр "Жмурки с любовью" (Любовные романы) | | Д.Сугралинов "Level Up 2. Герой" (ЛитРПГ) | | В.Рута "Идеальный ген - 3" (Эротическая фантастика) | | Галина Осень "Начать сначала" (Фэнтези) | | М.Эльденберт "Поющая для дракона. Книга 3" (Любовная фантастика) | | М.Боталова "Академия Невест" (Любовное фэнтези) | | Л.Летняя "Магический спецкурс" (Попаданцы в другие миры) | | М.Ваниль "Доминант 80 лвл. Обнажи свою душу" (Романтическая проза) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Арьяр "Академия Тьмы и Теней.Советница Его Темнейшества" С.Бакшеев "На линии огня" Г.Гончарова "Тайяна.Влюбиться в небо" Р.Шторм "Академия магических близнецов" В.Кучеренко "Синергия" Н.Нэльте "Слепая совесть" Т.Сотер "Факультет боевой магии.Сложные отношения"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"