Ormona: другие произведения.

Рецензия на рассказ А.Теребентьева "Цена свободы"

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa


Теребентьев А. В. "Цена свободы"
http://www.litsovet.ru/index.php/material.read?material_id=273455
  
   "Что может быть прекрасней полёта в небесах?" - этой фразой начинается рассказ. И сразу настраиваешься на что-то романтическое, возвышенное. Весь первый абзац посвящен описанию полета, и автор справился со своей задачей неплохо.
   Но дальнейшее развитие событий, а тем паче - стилистика, язык, то есть весьма важные для небольшого рассказа составляющие - всё это начало меня настораживать уже со второго абзаца.
   Главный герой сюжета - орел. Оговорюсь сразу: я очень люблю рассказы о животных. В детстве моей любимой книгой был сборник новелл Сетон-Томпсона. Кажется, этот сборник был в детстве у всех, да и многие вспомнят фильм, снятый по мотивам его повести "Домино". Писатель пользовался самым что ни на есть простым языком, понятным и детям, и взрослым, но его строки порождали Характеры героев, будь то люди или звери. Достоверные Характеры, пусть даже он и утрировал низменность некоторых человеческих качеств для более точной и лаконичной передачи событий.
   Когда я начала читать о том, как орел охотился на зайца, то, несмотря на языковые корявости, все еще надеялась на историю в стиле Сетон-Томпсона. Хотя, конечно, такие фразы, какие приведены ниже, сильно портили впечатление:
  
   "Большая тёмно-бурая птица кружила над полем в поисках добычи и вглядывалась в каждый сантиметр местности. Это парил степной орёл. Коричневые глаза и серовато-чёрный клюв придавали птице грозный вид. Лапы жёлтого цвета находились в состоянии готовности. Казалось, не одно живое существо не могло проскочить незамеченным мимо хищника, но прошло уже около часа. Добыча не появляется. Тогда орёл решил подлететь ближе к лесу, что расположился не так далеко от поля. Искать пищу среди густых и зелёных деревьев бессмысленно, а вот возле леса шансов на поимку намного больше".
  
   Да, у того же Томпсона тоже упоминались футы и прочие единицы измерения, с которыми вряд ли будет знакомо животное, тем более дикое. Поэтому хотя "сантиметр" и отозвался слабым протестом в душе, я решила, что это все же придирки, хотя можно было бы попробовать синонимическую замену. Однако публицистическо-милитаристский фразеологизм "в состоянии готовности" уже меня саму привел в состояние готовности отослать автора к Розенталю, а точнее - к его книге "А как лучше сказать?" Потому что с этого места и далее в рассказе пойдут примеры, достойные войти дополнением в упомянутое учебное пособие.
   Но вернемся к сюжету. Какой-то мужчина ловит взрослого орла в надежде его приручить. Мужчина тоже взрослый, но в этом начинаешь сомневаться, едва прочитав вот эти фразы:
  
   "Из кустов с радостными воплями выскочил мужчина.
   - Ааааааа, попался!!!
   Он бегал вокруг клетки и радостно подпрыгивал".
  
   Несомненно, люди обладают разными темпераментами, но в этом случае мне видится поведение десятилетнего пацана. Кроме повтора эпитетов, здесь еще и неверно подобрано определение, характеризующее действия ловца: слово "радость" ассоциируется с чем-то светлым, непосредственным, несущим добро. А то, что там происходит дальше, в категорию доброты ну никак не вписывается. Сюда бы больше подошло что-то, связанное со злорадством, восторгом, торжеством - вот все это вполне может характеризовать и злые проявления: "злой восторг", "торжество зла" - вполне сочетающиеся между собой слова. Но не "радостное зло". Чувствуете?
   Что происходит дальше? Ловец сажает орла в сарай и пытается его приручить, пользуясь какой-то странной методикой. К чему дядьке все эти хлопоты, из текста непонятно: он говорит, что поставил себе цель поймать птицу с того момента, как впервые ее увидел, но вот сама мотивация поступка так и осталась за кадром. Скажем, на лапе орла золотой перстень с бриллиантом в пятьдесят карат - это было бы понятно: алчность двигала поступками Семена. Или орел какой-нибудь редкой разновидности, за которого отвалят большую кучу денег - то же самое. В конце концов, прирученный орел нужен, чтобы заставить его взлететь на какой-нибудь недосягаемый уступ скалы и что-то там добыть для хозяина - чушь, но хоть бы так. Хотя бы! А здесь же совсем ни-че-го. Понимаете, автор? И это читательское недоумение играет совсем не в вашу пользу.
  
   "Немного подумав, мужчина решил попробовать погладить птицу и начал протягивать руку. Орёл не стал ожидать прикосновения и резко клюнул за палец. Мужик с криком отскочил назад, с пальца хлынула кровь".
  
   Признаться, я удивилась тому, что ему не пришлось пришивать этот палец на место. Мне доводилось видеть результаты того, как кусается орел - и то он укусил не от испуга, не обороняясь, а скорее случайно: в вольере он давно привык к ухаживающим за ним людям. Однако человека увезли к хирургу с открытой раной и переломанными пальцами. Орлы ведь клювом кости разламывают, когда едят. Толстые, конечно, не переломят, а вот мелкие - запросто.
   А еще я удивилась, как ваш персонаж выжил в лесу, если у него не хватает соображения понять, что гладить такую птицу, по меньшей мере, опасно? И еще один аргумент за то, что это не мужчина, а мальчишка-живодер, отловивший не орла, а кошку или шавку. И всегда живший в городе.
   Осознав наконец, что приручить птицу не получится, мальчик-мужчина Семен решает продать орла в городе. Зачем ему эта возня с поездкой в город, тоже неясно. Совершенно понятно (да хоть из разговора с приятелем), что большой выручки продажа птицы не принесет и что проще всего просто орла отпустить. Но и дальнейшее происходит чересчур сумбурно: человек настолько неловок, что пернатый хищник постоянно его кусает, вырывается, убегает. Впрочем, в дальнейшем азарт Семена уже понятен, хоть это все равно скорее азарт мальчишки-живодера, но не взрослого мужа.
   Все заканчивается тем, что орел, вырвавшись, улетает. Но описано это так, что мне не верилось. Например, вот:
  
   "Колючки разрезали несколько верёвок. Он взмахнул крыльями, и путы разлетелись в стороны".
  
   Колючки - это ведь колючки. Они могут проколоть, но не разрезать. Чтобы разрезать, нужно лезвие, нужно усилие, а там иголки. Проведите ради интереса эксперимент - бросьте что-то, обмотанное веревкой (пусть даже гнилой), в заросли репейника. Уверяю: результаты вас удивят.
   Я не хочу сказать, что ничем не обусловленной человеческой жестокости нет места в этом мире. Увы, есть. И существует даже похожий рассказ - у Сергеева-Ценского - называется "Гриф и Граф". Драматическое произведение, где выверено каждое слово, и все работает на образы, на характеры. Там мальчик-подросток ловит старого стервятника. Описание полета очень хочется привести для примера. Это захватывает и не отпускает, и вот какими приемами пользуется автор для создания образа и настроения:
  
   "В это утро гриф долго кружился над берегом, пока заметил выброшенного прибоем дельфина. Распластанные на сажень крылья, носившие его уже тридцатую весну, - до чего же они казались ему прочными!.. Чуть шевельнул ими, - и вот уже перемахнул через Яйлу в степь, откуда море только едва синеет в дымах, и вон - направо - один большой город, налево - другой, прямо к северу - третий...
   А внизу видно каждую овцу из отар, каждого зайца, барабанящего утреннюю зорю передними лапками на полянке... Но у овец еще нет ягнят, - это будет через месяц, - а заяц забьется в кусты при малейшем шуме над головой... Это не добыча - это только приманка для глаз.
   Тридцатая весна, тридцатая весна!.. Тишина, ширина, и всходит солнце над огромнейшим морем... И, бросивши вниз раза четыре свой горловой клекот, долго в это утро любовался гриф своими горами, своим морем и своим солнцем, пока опустился на свою добычу: кто мог бы отнять у него этот подарок ему моря к тридцатой весне? Никто, конечно".
  
   Разумеется, автор может мне сказать, мол, некорректное сравнение: то ли классик, то ли начинающий писатель. Но поверьте, что я не попрекаю и не издеваюсь. Мы все учимся именно у них, опытных, у них подмечаем приемы, которые и они когда-то искали и добывали для себя - чтобы стать классиками. Так на кого же еще равняться, как не на них? И уж тем более, когда так похожа тема.
   Видите? Сергеев-Ценский тоже использует меру длины - сажень. Тоже использует меру времени - тридцатая весна. Но почему-то в контексте и то, и другое смотрится органично. Может быть, это из-за того, что "сантиметр" - слишком уж длинное, иностранного происхождения, слово?
   И все же, согласитесь, в "Грифе и Графе" люди - простые деревенские люди, близкие к природе, относящиеся к ней несколько потребительски, но, в общем-то, без злобы - не измываются над пойманным грифом. Там идет противостояние пса по кличке Граф и птицы, а люди лишь фон для трагедии двух "божьих тварей". И если бы у вас вся междоусобица происходила между орлом и собакой Прагой, не было бы никакой натяжки (кроме языковых огрехов). Но между орлом и взрослым человеком?!
   В рассказе Сергеева-Ценского жалко и пса, жалко и грифа - причем грифа жаль благодаря тому самому коротенькому описанию в середине рассказа, о тридцати веснах. Если бы не было его, жаль было бы лишь погибшую собаку.
   А у вас, признаться, хоть есть накал страстей, но большого сочувствия не вызывает никто из персонажей - ни Семен, ни его друг, ни собака Прага, ни спасшийся орел. Потому что всё как-то искусственно и неправдоподобно.
   Что можно сделать в этом случае? В конце концов, не бросать же сюжет, верно? А это значит, что нужно серьезно подумать над мотивировкой поступков Семена. Да пусть бы он хоть спьяну этого орла поймал, а напился бы и озлобился из-за какой-то объективной причины: жена, например, бросила или в городе обманули, подсунули фальшивые деньги (это я условно). Но злоба его должна быть понятной для читателя. Иначе это не человек, а схема, причем действующая совершенно хаотически. Хоть чуть-чуть приоткройте мир Семена! А с орлом и его стремлением на волю можно не усердствовать: как раз здесь достаточно пары-тройки ярких мазков - и птица проступит на полотне, как проступает гриф в том рассказе.
   Ну а дальше я, по обыкновению, вернусь к тексту, выделяя неудачные слова и словосочетания в предложениях. Может быть, вы надумаете вернуться к тексту и переработаете его с учетом замечаний
  
   "Заяц сомневался ещё некоторое время, но любопытство осилило страх".
   Пересилило.
  
   "Орёл в сию секунду ринулся камнем вниз и за считанное время уже оказался не далеко от жертвы".
   Нарушение идиомы "в считанные секунды". К слову, "секунда" в контексте с животными смотрится так же противоестественно и инородно, как "сантиметр".
  
   "Путь лежал на родной дом, расположенный в горной местности".
   В родной дом. Или "к родному дому". Насчет "горной местности" (хорошо еще, что не "пересеченной"!) - читать Розенталя!
  
   "Удобно расположившись в родном хлеве, хозяин принялся жадно поедать добытый ужин".
   Простите, где? Значение слова "хлев" тут: http://dal.sci-lib.com/word042023.html и тут: http://dic.academic.ru/dic.nsf/ushakov/1081358
   "Специальный сарай для домашнего скота. Коровий хлев. Овечий хлев".
   У орла все-таки гнездо...
  
   "Улов выдался хороший, ведь заяц питательнее и вкуснее мелких грызунов".
   Инородное слово для фразы ("питательнее"). Оно было бы к месту в книге о вкусной и здоровой пище с указанием количества углеводов. Но орел вряд ли подумает именно так. Да и часть фразы про улов (тем более, "улов" как-то больше ассоциируется с рыбалкой, а не с охотой) тоже кажется мне корявой: "день выдался хороший" - вот это было бы уместно. Вспомните у Киплинга: "Славная была охота!"
  
   "Наевшись вдоволь, охотник тщётно вычистил перья, и для безопасности несколько раз облетел место своего обитания".
   Что за слово такое?! Я знаю понятие "тщетно", что означает "напрасно". Я знаю слово "тщательно". А что значит "тщётно"?
  
   "Не надоедали все эти горы, поля и леса. Каждый день был особенным, не смотря на некоторую однообразность".
   Подождите, так он был особенным или похожим на все остальные (т.е., однообразным)? Какая-то логическая нестыковка, вы не находите?
  
   "За лесом появилось большое озеро, а на берегах пили воду различные звери. Они имели достаточно большие размеры и не подходили в качестве добычи".
   Это водяное перемирие? Я представила себе картину: летит коршун Чиль - "Мы с тобой одной крови, лягушо-о-о-онок Маугли!" - а внизу в сожженных засухой джунглях вьется ручеек, и вся живность Индии собралась на водопой после объявленного слоном перемирия.
   Я понимаю, что это просто орел сверху видит много того, что не охватит взором наблюдатель с земли, да еще и не обладающий орлиным зрением. Но позволю себе еще раз обратить ваше внимание на текст Сергеева-Ценского, как он подает то же самое в своем рассказе:
   "...и вон - направо - один большой город, налево - другой, прямо к северу - третий... А внизу видно каждую овцу из отар, каждого зайца, барабанящего утреннюю зорю передними лапками на полянке..."
   И нет ненужного и нелепого юмористического эффекта. Нет этого чудовищного "достаточно" в сочетании с "большие размеры", что создает еще более чудовищную конструкцию "достаточно большие размеры".
  
   "Осмотрев большую часть периметра, охотник так и не обнаружил живности. Тут орлиному взору бросилась странная конструкция, которой раньше здесь не было. Ею оказалась клетка в форме пирамиды, сделанная из железных прутьев".
   Вы понимаете, что все выделенные мной слова думает орел?!
  
   "Под окном стоял письменный стол, но запрыгнуть на него никак не получится".
   В лесном (деревенском) сарае?
  
   "Орёл не двигался и смотрел на мир за окном. Нахлынули воспоминания о свободной жизни, полётов над окрестностями и охоте в поисках добычи пищи. О синем небе, к которому так привык. В глазах орла отображалась печаль и грусть. Охотник понимал, что его лишили свободы, лишили жизни. Он долго ещё смотрел в окно другого мира, но тут заскрипела дверь".
   Смотрите, что получается. Орел у вас один в комнате (сарае). Наблюдателей нет. Вы погружаете читателя в мир воспоминаний птицы, в ее ощущения. И вдруг ни с того ни с сего кувыркаете наружу, да так нелепо, что теперь вообще непонятно, от чьего лица все это говорится: орел ведь не может видеть себя со стороны, не знает, что в его глазах отображается, да и слова-то такого не знает. И это поданное свысока, уже всевидящим автором, объяснение того, что именно понимал орел о лишении свободы и жизни... Да читатель сам, через поведение орла, должен об этом догадаться!
  
   "Небо было абсолютно чистым, без единого облачка. Как же всё это дорого и родимо душе пленённого".
   Тоже как-то искусственно. Выглядит, как нагнетание эмоций, нужных автору, но не испытываемых читателем, поскольку в тексте ничего такого не видно. Да и сочетание "родимо душе" смотрится угловато.
  
   "Клюв стукнулся об окно и раздались звуки разбитого стекла".
   Это еще ничего, мне вот где-то встречался "шорох разбитого стекла". К слову, а почему так отстраненно - "клюв стукнулся"? Как будто это не волеизъявление самого обладателя клюва... Словом, фразу нужно переделать.
   Да, и перед союзом "и" в данном случае требуется запятая.
  
   "От шока хищник не мог сдвинуться с места".
   Почему мне вспомнился Сергей Зверев?..
   Шок - это не так давно просочившийся в молодежный сленг медицинский термин. А в сочетании с существом из дикой природы это вообще что-то противоестественное.
  
   "Казалось, что сейчас сердце просто разорвётся на части от такого огромного количества адреналина".
   См. предыдущее замечание.
  
   "Птица запищала и, развернув шею, клюнула врага за руку".
   Клюнуть можно только во что-то. За что-то - укусить. Кроме того, орел, как и гриф, в таком случае зашипит или вскрикнет, он же не птенец и не котенок, чтобы пищать. Развернуть можно машину, сверток. В данном случае уместно было бы "повернув". Но не "шею", а "голову", поскольку сама шея и является "посредником" в этом действии. Шею - "изогнув".
  
   "На теле остались многочисленные шрамы, напоминавшие о том дне".
   Перья так и не отросли, что ли? Откуда ему известно про шрамы? И как они, шрамы, могут убить (чувство любопытства) - см. дальнейшее:
  
   "Эти шрамы, да и сама ситуация, на всю оставшуюся жизнь убили в птице чувство любопытства".
   А тут я даже соглашусь с Норой Галь и признаю, что в этом предложении слово "ситуация" выглядит ужасно.
  
   Вывод такой: рассказ надо переделать тщательнейшим образом. Пока он просто не выдерживает никакой критики. Уж простите за резкость, уважаемый автор.


Популярное на LitNet.com К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) А.Робский "Убийца Богов"(Боевое фэнтези) К.О'меил "Свалилась, как снег на голову"(Любовное фэнтези) В.Кретов "Легенда 3, Легион"(ЛитРПГ) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) С.Панченко "Ветер"(Постапокалипсис) А.Тополян "Механист"(Боевик) Е.Кариди "Сопровождающий"(Антиутопия) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"