Гончаров Олег Васильевич: другие произведения.

Приключения Левого башмачка

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
Оценка: 7.00*3  Ваша оценка:


   Олег Гончаров
   В переводе
   Раисы Гончаровой

"Приключения Левого башмачка"

(Сказка в двух действиях)

Действующие лица:

   Дарьюшка - хозяйка башмачков
   Левый, Правый - башмачки
   Антон - умный кот Дарьюшки
   Вольф - зарубежный волк
   Белый, Серый - зайцы-хулиганы
   Угу - сова
   Венуста - волшебница
   Дятел - почтальон

Действие первое

Сцена первая

  
   Комната девочки Дарьи. Ночь. На переднем плане два башмачка. Где-то в углу начинает скрестись мышь.
  
   Левый. - (Толкая Правого в бок.) Ты слышишь, кто-то скребётся...
   Правый. - (Сквозь сон.) Оставь, Левый, это мышь...
   Левый. - Мышь? Это такая маленькая, серенькая с острыми зубками?
   Правый. - Да, Левый, она действительно маленькая, серенькая и с острыми зубками. Спи...
   Левый. - Хорошо, сплю... (Через минуту.) Слушай, Правый, а что она, эта мышь, ест?
   Правый. - (Сердито.) Мышь ест всё.
   Левый. - Так, может, она и башмаки ест? Мы же с тобой сделаны из хорошей свиной кожи! А подмётки? Они же у нас из пористой импортной резины! А что, если мышь подумает, что наши подмётки не из пористой резины, а из пористого сыра? Или же ей захочется свининки?
   Правый. - Чего ты раскричался, Левый? Никто тебя не будет есть. В холодильнике хранится много чего намного вкуснее, чем не совсем новые башмаки. Колбаса, например. Между прочим, ее также делают из свининки...
   Левый. - Как интересно ... Так мы с колбасой родственники? Как интересно! Слушай, Правый, а мышь может залезть в холодильник?
   Правый. - Нет, не может.
   Левый. - Это хорошо, Правый... Тогда, может, будем ночевать в холодильнике?
   Правый. - Ты в своем уме, Левый? Кто же башмаки ставит в холодильник? Мы же не продукты!
   Левый. - Это мы для людей не продукты, а для мышки мы
   продукты! Я не хочу, чтобы меня ели! У меня больше планы на будущее!
   Правый. - Ишь ты! И какие это у нас планы на будущее?
   Левый. - Не у нас, а у меня!
   Правый. - Но ведь мы же пара, Левый! И у нас должны быть одинаковые планы...
   Левый. - Не согласен, Правый... Мы с тобой разные, а, значит, и
   будущее у нас может быть разным.
   Правый. - Что ты хочешь сказать?
   Левый. - То, что мне надоело ежедневно обуваться на Дарьины ножки! Эта девочка не умеет правильно носить свою обувь. Вот, посмотри, она совсем посбивала краску с моего носка! А еще, она криво ходит левой ногой и стаптывает набок мою импортную подошву! А еще она...
   Правый. - Погоди, погоди, но ведь Дарья-то и меня стаптывает!
   Или, возможно, ты лучше, чем я?
   Левый. - Вероятно, лучше, потому что я имею собственное мнение относительно своего дальнейшего существования. Я не хочу через полгода очутиться в том огромном сером мешке со старой обувью, который стоит, припорошенный пылью, в кладовке.
   Правый. - Так что ты надумал, Левый?
   Левый. - А ничего! Пойду путешествовать!
   Правый. - Куда?
   Левый. - Куда глаза глядят!
   Правый. - Куда глаза глядят? А это очень далеко от нашего дома?
   Левый. - Конечно! Куда глаза глядят, это когда ты идешь, идешь, а потом еще идешь и, когда смотреть уже становится не на что, это и есть то место... Я так думаю...
   Правый. - Разве возможно так далеко зайти?
   Левый. - Ну, тогда я не пойду уж слишком далеко. Путешествовать можно и по кругу. Главное, чтобы в том кругу время от времени все менялось.
   Правый. - А как же я? Дарьюшка ведь не сможет ходить в одном башмачке...
   Левый. - Тебя бросят в тот самый серый мешок со старой обувью. Что поделаешь, Правый. Я же говорю тебе, что мы разные. Я
   пойду другим путем!
   Правый. - А ты не боишься, что тебя укусит бездомный пес, либо переедет невнимательный автомобиль? Вне дома такое часто
   случается... Тем более что ты такой маленький...
   Левый. - (Грустно вздыхает.) Твоя правда, Правый... Вот если бы я был ростом, как Дарьюшка, тогда бы меня никто не кусал и не переезжал...
   Правый. - Таких больших башмаков не бывает! Ты представляешь, какие б тогда были ножки у нашей Дарьюшки? (Из темноты к башмакам выходит волшебница Венуста.) Ой! Ты кто?
   Венуста. - Я волшебница этого дома, Венуста...
   Левый. - (Удивленно.) Этого дома? Разве в каждом доме живет своя волшебница?!
   Венуста. - Конечно, нет! Волшебницы живут лишь в тех домах, где царит согласие, где воздух пропитан добротой, где откровенная улыбка и нежное слово повсеместно побуждают его жильцов к хорошим делам. У нас именно такой дом...
   Правый. - А вот Левому у нас не нравится, и он решил идти путешествовать!
   Венуста. - Я все слышала, башмачки... Все до последнего слова...
   Левый. - Подслушивать нехорошо, волшебница! Это знают все... Даже башмаки.
   Венуста. - Если бы я не подслушала ваш разговор, то и не узнала бы, Левый, о твоем желании стать большим.
   Левый. - А что, ты можешь сделать так, чтобы я вырос?
   Венуста. - Конечно, Левый... Однако мне кажется, что быть большим башмаком не так уже и хорошо...
   Левый. - Почему?
   Венуста. - А что хорошего в том, когда вокруг тебя люди и только ты один среди них башмак! С оббитым носком и стертой набок подметкой! Но... если ты все же желаешь...
   Левый. - Ты даже себе не представляешь, как я желаю стать большим кожаным башмаком на импортной подошве! Даже себе не представляешь, Венуста!
   Венуста. - (К Правому.) Прости, но я не могу сделать большим башмаком только Левого... Ты должен выбрать, Правый...
   Левый. - (К Правому.) Слушай, друг, хочешь, я подарю тебе свой
   шнурок? Он немного новей твоего... Или... Или я подарю тебе свою стельку ... А? Или же пойдем путешествовать вдвоем! Я могу тебя взять с собой... Соглашайся!
   Правый. - Никуда я, Левый, с тобой не пойду... И шнурок мне твой совсем не нужен, потому что у меня есть свой, точно такой же. Просто однажды Дарьюшка утопила меня в луже и поэтому твой шнурок выглядит лучше моего, чище вроде...
   Левый. - Вот видишь! Тебя здесь топят в грязных лужах, ходят тобой по битому стеклу и бьют тебя носком об мяч! Вот бы Дарьюшку носом об мяч! Знала бы она тогда, как это больно! Так ты со мной, Правый?
   Правый. - (Грустно.) Я не с тобой, Левый, но ведь я твоя пара...
   Пусть будет по-твоему... (К Венусте.) Давай, волшебница, я готов!
   Венуста. - (К Левому.) А ты готов?
   Левый. - Готов как башмак!
   Венуста. - Тогда ближе к делу! (Подымается ветер, мерцающий ночной свет постепенно тухнет, что-то скрипит, испуганно пищат башмаки и вот, наконец, мы видим в неровном свете каких-то маленьких фонарей Левого и Правого. Они действительно выросли! Стихает ветер, все вокруг затихает.) Ну, вот и все, мои любимые... Левый, ты доволен?
   Левый. - (Ощупывая себя.) Еще не знаю, волшебница... Я... я стал таким большим! (Смотрит на Правого.) Какой-то ты не такой, Правый...
   Правый. - Я вырос, Левый... Видишь, я даже выше, чем стол...
   Левый. - Ты так вырос? (Внимательно смотрит на Правого.) О, понял, что в тебе не так! Вот здесь у тебя неровно прошито. Когда мы были маленькими, я этого не замечал. Ты, Правый, немного бракованный. Тебе так не кажется?
   Правый. - Ну и что? Я же не собираюсь выходить на люди... Мне все равно...
   Левый. - (Продолжает себя ощупывать.) На мне сейчас, наверное, столько кожи, как на целой свинье! Интересно, сколько сейчас пойдет на меня крема? Я же не могу отправляться в путешествие не почищенным! (К Правому.) Надеюсь, ты мне поможешь?
   Правый. - Ты что-то забыл, Левый...
   Левый. - Забыл? Чтобы что-то забыть, нужно сначала подумать, а я еще не успел этого сделать.
   Правый. - Ты забыл поблагодарить... Венусту...
   Левый. - (Холодно.) Спасибо, Венуста. Между прочим, могла бы
   немного одновременно и обновить меня! (Из темноты выходит
   кот Антон.) Матушка Колодка, а это еще кто?
   Антон. - Я кот Антон. Что здесь у вас происходит? Почему я вырос и почему я могу разговаривать?
   Венуста. - (Смеясь.) Потому что ты, котик, попал под влияние моего волшебства! Тебя опять превратить в маленького? Это я мигом!
   Антон. - (Подымая лапу.) Погоди! А ты кто?
   Венуста. - Я волшебница этого дома, Венуста. Это я по ночам, когда мне грустно, заплетаю в косички твои усики и разлохмачиваю твою шубку...
   Антон. - А я думал, что это мыши!
   Венуста. - Так тебя превращать в маленького или нет? Скоро утро и мне пора уходить...
   Антон. - А Дарьюшка не испугается? А что, если она подумает, что я тигр? (Поворачивается к башмакам.) Вы как думаете, башмачки? (Волшебница тихонько удаляется прочь.) Я похож на тигра?
   Левый. - (Обойдя вокруг кота.) Нет, Антон... Ты похож на большого кота... (Оглядывается.) О, а где же наша волшебница? (Кот и Правый также оглядываются.)
   Антон. - И действительно... Она исчезла... (Ощупывает себя.) И что же мне теперь делать? Я стал таким большим и лохматым! Где Дарьюшка возьмет столько молока? И где я буду спать? Мы же теперь не поместимся вдвоем на ее кровати!
   Левый. - На полу будешь спать! Не велик господин... Нас двоих Дарьюшка еще ни разу не брала к себе в постель. А мы намного нужнее, чем ты, лохматый кот!
   Правый. - Были...
   Левый. - Что были?
   Правый. - Были нужнее, чем кот Антон... были. А сейчас мы Дарьюшке не нужны. Дарьюшка может целиком в меня забраться! Я сейчас больше похож на кораблик, нежели на ее башмачок...
   Левый. - (Пристально глядя на Правого.) На кораблик, говоришь?
   (Думает.) На кораблик... А что, хорошая идея! Плыть гораздо легче, чем идти пешком... Я буду путешествовать по реке! Ура! Я буду корабликом!!! (Воодушевлено поет.)
  
   Я красивый левый башмачок
   Я не стар, я не в летах.
   Дам вперед любому сто очек,
   Мчась вперед на всех ветрах.
   Поплыву стрелой за горизонт,
   Словно лодка по воде.
   Там, уверен я, произойдет
   Перелом в моей судьбе.
   Правый и кот Антон. - Почему?
   Левый. - (Продолжает.)
   Потому что я красивей,
   Потому что я умней,
   Потому что я смелее
   Даже тысячи котов!
   В Голливуде Стив, не споря,
   На холмах или у моря
   Обо мне рекламный ролик
   Снимет, чтоб я был здоров!
   Правый и кот Антон. - Кто?!
   Левый. - Темень! Стив Спилберг! Всемирно известный кинорежиссер!
   Антон. - Ты, Левый, самый обыкновенный хвастунишка!
   Правый. - Это, Антон, беда всех левых...
   Левый. - Вы меня сбили! Я так красиво пел, что мне даже самому понравилось. О! А за окном уже утро! Мне пора путешествовать...
   Правый. - Ты даже не попрощаешься с Дарьюшкой? Полагаю, она очень огорчится...
   Левый. - А... придумаешь что-нибудь... Тем более что Дарьюшка может утопить меня в своих слезах. Я же знаю, как она будет горько плакать!
   Антон. - И почему это раньше мне не пришла в голову мысль немного поцарапать тебя?
   Левый - (Не на шутку испугавшись.) Ну, ты, шути, да меру знай... Меня нельзя царапать... У меня большое будущее! С моими способностями я могу даже попасть в книгу рекордов Гиннесса! Понятно? Счастливо оставаться! Привет всем! (Удаляется.)
   Правый. - Ишь ты... самый обыкновенный башмак, а так
   куражится!
   Антон. - Пускай идет... Примерно в это время наш сосед выгуливает своего бульдога... Несчастный хвастунишка! (В это время подымается с кровати сонная Дарьюшка.)
   Дарьюшка. - (Ничего не понимая.) Вероятно, я еще сплю? Я стала такой маленькой?
   Правый. - Нет, Дарьюшка, это мы с котом Антоном стали такими
   большими!
   Дарьюшка. - Ты умеешь разговаривать, башмачок? Как интересно! А почему же ты раньше никогда со мной не разговаривал? Ты что, раньше не умел разговаривать?
   Правый. - Почему же... Умел... Мы с Левым всегда общались...
   Дарьюшка. - А почему же я не слышала?
   Правый. - Потому, что мы разговаривали на своем, башмачьем языке. А теперь, когда мы стали большими, благодаря стараниям волшебницы Венусты, мы начали понимать друг друга. Дарьюшка. - Как интересно! А это, как я понимаю, мой котик Антон! Какой великан! Похож на котигра!
   Антон. - На кого?
   Дарьюшка. - На котигра. Это когда тигр совсем не тигр, а большой кот, похожий на тигра, но он не тигр. Ясно?
   Правый. - Ты такая умная, Дарьюшка, что мне аж ничегошеньки не ясно...
   Антон. - А можно, Дарьюшка, я останусь просто котиком Антоном? Котигром мне совсем не хочется быть...
   Дарьюшка. - Как хочешь, Антон... (Оглядывается вокруг.) А куда девался еще один мой башмачок? Он что, не вырос, или где-то потерялся?
   Правый. - Пошел путешествовать, твой второй башмачок... Вбил себе в голову мысль, что он станет всемирно известным башмаком! Хвастунишка!
   Дарьюшка. - Путешествовать?! Но ведь так же нельзя, башмачок!
   Правый. - Меня зовут Правый...
   Дарьюшка. - Так нельзя, Правый! Он должен был спросить у меня разрешение!
   Антон. - Он вырос и обнаглел, Дарьюшка...
   Дарьюшка. - Ты хочешь сказать, что когда я вырасту, также
   обнаглею? Мне кажется, что поведение зависит от воспитания.
   Вон Правый вырос и ничего. И ты вырос, Антон.
   Антон. - Но ведь башмаки не получают никакого воспитания! Это, наверное, та свинья, из кожи которой он был сделан, при жизни вела себя как свинья. Оно и передалось... Это у него, вероятно, наследственное...
   Правый. - А как же я? Мы же с Левым сделаны из одной кожи!
   Антон. - Ты уверен?
   Правый. - Мне так кажется... Я не помню... Я помню себя лишь с
   того дня, когда Дарьюшкина мама купила нас с Левым в магазине...
   Антон. - Ну, а я тебе о чем говорю!? Тебя сделали из кожи совсем другой свиньи! Из кожи благородной свиньи!
   Дарьюшка. - Разве ж свиньи бывают благородными?
   Антон. - А почему бы и нет! Если бывают благородными башмаки, то почему не может быть благородных свиней?
   Дарьюшка. - Или котов...
   Антон. - Благодарю, Дарьюшка... или котов!
   Дарьюшка. - (Грустно.) И все же мне жаль Левого... Он был таким удобным! И он всегда хорошо попадал в мяч...
   Правый. - Это потому, что ты левша. Если бы ты была правшой, я бы тоже хорошо бил по мячу.
   Дарьюшка. - А что, если Левого собьет сонный автомобиль? Сейчас еще утро! Или же к нему прицепится какой-либо задиристый пес? Или...
   Правый. - Так что ты предлагаешь, Дарьюшка?
   Дарьюшка. - Я предлагаю немедленно отправиться в путь и спасать Левого!
   Антон. - А если у него все хорошо? Между прочим, Дарьюшка, Левый не собирался путешествовать пешком... Он решил плыть по реке, изображая из себя кораблик.
   Дарьюшка. - Это ужасно! Он ведь может утонуть!
   Правый. - (Немного подумав.) И точно, может... Когда ты утопила меня в луже, я так сильно промок, что мне пришлось сохнуть целых двое суток!
   Дарьюшка. - Прости, Правый, я не хотела, но ведь лужи всегда перебегают именно в те места, где мне хочется погулять! Они нарочно это делают?
   Правый. - А мне всегда казалось, что не лужи ищут тебя, а как раз
   наоборот!
   Дарьюшка. - (Смутившись.) Ну, ладно, поговорим об этом позже, а сейчас кто со мной?
   Антон. - На поиски?
   Дарьюшка. - На поиски!
   Правый. - Тогда, я также с вами!
   Дарьюшка. - Я - девочка...
   Правый. - Я - башмачок...
   Антон. - А я - коток с когтями!
   Поют все вместе:
   Коль вдруг коснется вас беда,
   Не бойтесь, все мы с вами!
  
   Дарьюшка. - Я - девочка...
  
   Правый. - Я - башмачок...
  
   Антон. - И я - коток с когтями!
  
   Все вместе: Поддержат вас в недобрый час
   И делом, и словами!
  
   Дарьюшка. - Я - девочка...
  
   Правый. - Я - башмачок...
  
   Антон. - И я - коток с когтями!
  
   Все вместе: Пусть позовут вас сто дорог,
   Сердцами все мы с вами!
   Дарьюшка. - Я - девочка...
   Правый. - Я - башмачок...
   Антон. - И я - коток с когтями! (Под музыку уходят прочь.)
  

Вторая сцена.

  
   Темный лес. На поляне хорошо ухоженный домик волка Вольфа... Вольф сидит на резном стульчике и громко бьет в барабан, время от времени, заглядывая в ноты, которые лежат на пюпитре.
  
   Вольф. - (Сбившись с ритма.) Ну, ты подумай! Опять сбился... (Отбивает такт ногой и считает вслух.) Айн, цвай, драй! Айн, цвай,
   драй! Один, два, три! Один, два, три! Вот видишь, выходит очень
   красиво, а как только начинаю играть на барабане - сбиваюсь! Это, наверное, барабан неправильный... Точно... Это же украинский барабан, а я не украинский волк... Я немецкий волк! А из этого вытекает следующее: немецкий волк должен играть на немецком барабане, потому что украинские барабаны неправильные! (Осмысливает сказанное им же.) О, майн гот! Какой же я умный!!! (Пауза.) Тогда из этого вытекает следующее: Если я такой умный, то почему же я сижу в этом темном лесу? В котором нет ни света - обещали, правда, провести - ни сотового телефона, ни горячей воды, ни канализации и вообще никакой цивилизации! Хоть волком вой! (Поднимает голову и воет.) ... Ху! Аж легче стало! Волк без вытья, это уже не волк, а Бог весть что... Майн либе Вольф... Мой дорогой Вольф... А еще мне здесь, в темном лесу, очень грустно... Друзей среди местных волков у меня нет, потому что местных волков нет. Их всех поотстреливали охотники и другие браконьеры. Всех до одного! Это же какой геноцид, люди добрые! И причину же нашли! Мол, волки мяса слишком много кушают! А что же я должен кушать? Солому? Но ведь я же не лошадь... Я волк... поэтому я должен кушать мясо с борщом, а не наоборот, и тем более, не борщ без мяса! Так вот... Местные умники всех волков перестреляли, а меня сюда прислали в виде гуманитарной помощи! (Пауза.) Между прочим, обещали хорошо кормить! (Чуть не плачет.) Соврали... (Затягивает ремень на брюках.) Посмотрите... За последний месяц три отверстия прокрутить пришлось! И вообще: я сюда приехал работать волком, а не бедствовать! Я уже год не смотрел телевизор! (На поляну выходит сова Угу.)
   Угу. - Доброго вам дня, гер Вольф! Воем понемножку?
   Вольф. - Я волк, поэтому и вою, сосед Угу...
   Угу. - Понимаю... Но... простите, если наши дела и дальше так пойдут, вы у нас не только завоете...
   Вольф. - А какие у меня дела? Вот обещали на днях разрешить охоту на кабанов... Поросятинки поедим, господин Угу...
   Угу. - Совы не едят поросятинку... Совы едят мышей... (Тяжело вздыхает.)
   Вольф. - Я слышал, господин Угу, что молодые мыши из нашего
   темного леса убегают в город за вкусными объедками... Это правда?
   Угу. - (Вздохнув еще тяжелее.) Ой, правда, господин Вольф, правда... А ведь зима не за горами! Одна надежда на брата. Он в городе работает совой в зоопарке. Обещал устроить меня на работу... На должность орла...
   Вольф. - У вас слишком большие глаза.
   Угу. - Это мелочи... Я уже темные очки приобрел... А вы, случайно, домой не собираетесь, господин Вольф?
   Вольф. - К сожалению... Контракт, господин Угу, есть контракт... Должен терпеть...
   Угу. - Наш темный лес это вам не Германия... (Слышны крики о помощи, волк и сова убегают с поляны и через минуту втаскивают на нее мокрого Левого.)
   Угу. - (Вытирает лоб крылом.) Ух, какой тяжелый башмак!
   Вольф. - Он намок.
   Угу. - Вы полагаете, это он кричал? Но, насколько мне известно, башмаки не умеют ни кричать, ни, тем более, разговаривать!
   Вольф. - Приехав сюда, я уже не удивляюсь ничему... В вашей стране могут заговорить даже башмаки!
   Левый. - (Открыв глаза.) Я еще живой?
   Угу. - (Потихоньку прячется волку за спину.) Пожалуй, что... Пожалуй, что... Вы кто?
   Левый. - (Поднимается.) Разве не видно? Я башмак... Левый...
   Вольф. - В Европе не любят левых...
   Левый. - Но ведь я не в Европе, господин зверь. Я дома... Я левый башмак...
   Угу. - А почему вы такой большой? Вы, наверное, ненастоящий...
   Левый. - Кто это ненастоящий? Я?! Да будет вам известно, что меня сделали из натуральной свиной кожи! На-ту-раль-ной! Ясно?
   (Волк подходит к башмаку и начинает принюхиваться.) А чего это вы, господин зверь, так принюхиваетесь?
   Вольф. - (Облизываясь.) А так... Просто интересно... Разрешите представиться: господин Вольф! Между прочим, я волк...
   Левый. - Волк? Надеюсь, вы не кушаете башмаки?
   Вольф. - Еще не пробовал... А это (Показывает лапой на Угу.) господин Угу. Он сова.
   Левый. - А, да... да... Я узнал... У меня дома, на шкафу, точно такой же господин Угу стоит. Только он не живой, он - чучело...
   Дарьюшка говорила, что у него внутри одна вата... (Угу теряет сознание и падает на лапы Вольфу.) Господину Угу плохо? (Собирает с себя воду и брызгает на Угу.) Он такой нервный...
   Вольф. - А вы такой невежливый! (Ставит Угу на ноги.) Между прочим, можно было бы и поблагодарить нас. Если бы не мы, вы бы уже кормили рыб на дне реки!
   Левый. - (С неохотой.) Ну, спасибо... Еще что-то?
   Вольф. - Нет, ничего... ничего... А как вы очутились в воде?
   Левый. - Я путешествовал... Я был как будто кораблик... Знаете, еще сегодня утром я был обыкновенным маленьким башмаком.
   Я стоял возле Дарьюшкиной кровати и мечтал о далеких краях. Об интересных приключениях, о славе...
   Угу. - (Придя в себя.) Так как же вы выросли?
   Левый. - Волшебница Венуста помогла. Это она сделала меня большим! А еще она сделала большими Правого и кота Антона.
   Вольф. - Это уже интересно, господин Левый... А где можно найти волшебницу?
   Угу. - А зачем она вам, господин Вольф?
   Вольф. - Я вижу, что у вас легче договориться с волшебницей, чем с местным начальством! Я хочу смотреть свой телевизор!
   Угу. - Понимаю... (К Левому.) И куда же вы плыли?
   Левый. - К своей мечте!
   Вольф. - У вас есть мечта? Интересно, какая может быть мечта у обыкновенного башмака?
   Левый. - У меня прекрасные мечты! Они большие, кожаные и немного импортные! Они... (Начинает петь.)
  
   У башмачка желаний очень много!
   Все потому, что Левый не простак.
   Хоть с виду он похож на недотрогу,
   На самом деле все это не так!
   И мой удел - не место под кроватью;
   Меня всю жизнь зовет далекий мир.
   Ведь я в душе законченный мечтатель,
   А не башмак, заношенный до дыр!
   Мечтаю я, что стану знаменитым
   И в этом, господа, есть свой резон,
   Ведь моего, признаюсь, колорита
   Достаточно на целых сто персон!
  
   Вольф. - (Дождавшись конца выступления.) Зер шлехт! Очень плохо, господин Левый... Ваше чрезмерное хвастовство принесет вам немало хлопот.
   Левый. - Я не хвастливый, господин Вольф. Я объективный! И что бы там не говорили, я очень колоритная фигура!
   Угу. - А вы не желаете посмотреть на себя в зеркало? Вы мокрый, господин башмак, и с вас смылся весь крем!
   Левый. - Ну и что? Я высохну!
   Вольф. - (Украдкой обнюхивает Левого.) Что-то долго разрешение на охоту не несут... А я уже прилично проголодался...
   Левый. - И чего это вы, господин волк, все принюхиваетесь? Кожа как кожа...
   Вольф. - Да... да... Свиная кожа... Хорошая свиная кожа... Она, наверное, мягче, чем мой ремень...
   Левый. - Что? Чем ваш ремень? Дайте я потрогаю... (Пробует помять ремень волка.) Конечно мягче! Не бойтесь, я вас не укушу!
   Угу. - Нам только этого и не хватает, чтобы башмаки кусались...
   Вольф. - Вы правы, господин Угу... (К Левому.) На вас так много вкусненькой, пардон, я хотел сказать мякенькой кожи, что у меня аж дыхание сперло! И с вас совсем слез крем! Я считаю, что вам следует немного погостить у меня в домике... Пока вы не обсохнете (Делает вид, что размышляет.) А, впрочем, я могу растопить камин и вы, сидя возле него, обсохнете вдвое быстрей! Как вам мое предложение?
   Левый. - Чудесно, господин Вольф! Я действительно чувствую себя не очень хорошо... Возможно, я даже заболел...
   Вольф. - (Радостно.) Тогда пошли скорее в дом, а то кушать так хочется, что аж в глазах темнеет!
   Левый. - А вы не обращайте на меня внимания и завтракайте... (Шатаясь, идет к волку в дом.)
   Вольф. - (Подмигивая Угу.) А вы не сомневайтесь, господин башмак, я так и сделаю... (Заходит с Левым в дом.)
   Угу. - (Чешет затылок.) И где бы это мне найти такого же глупого башмака на обед? (Тяжело вздохнув, идет прочь.)
  

Сцена третья.

  
   К домику волка подходят Белый и Серый. Оба в черных кожаных куртках с массой заклепок, на головах, между ушами, рыжие "банковские" хаеры. У Белого в лапах огромные нунчаки, у Серого на обеих лапах большие кастеты.
  
   Белый. - Ну, так что, братец Серый, дадим этому гуманитарному волку на орехи? Он единственный в нашем темном лесу, кому мы с тобой еще не намяли бока!
   Серый. - И не скажи, братец Белый! Один он и остался! Бобра мы побили?
   Белый. - Побили!
   Серый. - Лисе хвост на узел завязали?
   Белый. - Завязали!
   Серый. - Медведя отколотили?
   Белый. - Еще и как отколотили! Третий день берлогу строит! Сам видел...
   Серый. - Так медведи же летом не спят!
   Белый. - У нас и летом уснет! Если не хочет ходить с синяками -должен спать! Мы в нашем темном лесу самые старшие!
   Серый. - Самые храбрые!
   Белый. - Самые крутые!
   Серый. - Нет, Белый, мы даже крутее самых крутых! Ты разве где-то слышал, чтобы зайцы собирались побить самого волка?! То-то же и оно, братец! Мы с тобой суперкрутые. Зайцы - ниньзя! Ях-ха-а-а-а! (Ошалело машет лапами.) Вот так мы его, того надменного заграничного волка! (Поет.)
  
   Прячься по кустам, лесной народ,
   В глубину лесных окраин!
   Потому что наш пришел черед
   Показать, кто здесь хозяин!
  
   Белый. - И у нас короткий разговор
   С каждым, кто не уважает
   Нас, крутых и модных! Мы на спор
   Волка бить пришли! Пусть знает,
  
   Вместе: - Что мы непобедимы,
   Что мы неуязвимы,
   Мы - самые крутые! Мы - зайцы хоть куда!
   Нунчаки и кастеты
   Вас превратят в котлеты!
   Конечно, больно это, но это ерунда!
  
   (С домика волка пулей вылетает Левый.)
   Левый. - (Не своим голосом.) Ой, спасайте! Едят!!! (Следом за башмаком из домика выскакивает и волк.)... Как мне больно! Меня почти съели!
   Вольф. - Неправда, господин Левый! Я лишь откусил от вас небольшой кусочек!
   Левый. - (Забежав за калитку.) А зачем вы это сделали? Разве в гости зовут ради того, чтобы потом этого гостя съесть?! Вы хищник, господин волк!
   Вольф. - Ваша правда, господин башмак... Я хищник, и это у меня от рождения!
   Левый. - Тогда вам не место в лесу! Все порядочные хищники уже давно перебрались в города! Или, возможно, вы этого не знали?
   Вольф. - (Заметив зайцев.) О! Зайчатинка!!!
   Белый. - (Размахивая нунчаками.) Что ты сказал, старый козел?
   Вольф. - (Облизываясь.) Прошу прощения, зайчики, но я не козел, я, извиняюсь, волк... Если бы я был козлом, то у меня, извиняюсь, вот здесь, (Показывает на лоб.) были бы рога...
   Серый. - (Мрачно.) Сейчас будут, старый козел...
   Вольф. - (Пятясь.) Только без лап, господин заяц... только без лап... Я иностранный подданный!
   Белый. - Вот мы сейчас и наподдаем этому подданному по бокам! Вперед, Серый!
   Вольф. - (В спешном порядке взбирается на крышу своего домика.) Стойте! А за что вы хотите меня отлупить? Я же вас обоих впервые вижу!
   Серый. - Твое счастье, волчище! Если бы мы встретились с тобой немного раньше, ты бы уже был не один раз побитым! Поверь мне...
   Вольф. - Но ведь разве можно прийти вот так к незнакомому
   волку, причем иностранному волку, и побить его? Порядочные хулиганы не прибегают к драке без причины. Или, может, вы
   не порядочные хулиганы?
   Серый. - А зачем сильному быть порядочным?
   Белый. - И, действительно, зачем? Если я буду бить тебя ежедневно вот этими нунчаками, ты меня и так будешь уважать! Лучше слазь с крыши ... Обещаю сильно не бить.
   Вольф. - Благодарю, господин заяц. Мне и здесь неплохо...
   Левый. - Слазьте, слазьте, господин волк! Неужели вы испугались каких-то двух зайцев? Когда-то у Дарьюшки жил дома рыжий кролик. Кролик, это почти заяц, только немного умнее зайца...
   Белый, Серый. - Почему?
   Левый. - Потому что он не шастает по лесам в поисках пищи. Пищу ему приносят люди.
   Серый. - Если бы кролики были умнее нас, зайцев, то давно бы удрали от людей!
   Левый. - Но почему? Живи себе на всем готовом!
   Серый. - Каждый должен кормиться сам, потому что, когда тебя кто-то берется кормить, значит, этот кто-то, когда ты станешь толстеньким и заплывешь жиром, тебя съест! (Внимательно смотрит на Левого.) А ты, собственно, кто? Я в нашем лесу таких зверей не встречал...
   Вольф. - Господин Левый не зверь.
   Левый. - (К волку.) Не задабривайтесь, господин хищник! Я и сам в состоянии позаботиться о себе! А вам лучше спрятаться от этих зайцев в дымоходе! Трусишка!
   Белый. - Ну, ты, не очень там... Тебе известно, кто мы такие? Мы здесь самые крутые! (К Серому.) Мы бобра побили?
   Серый. - Побили!
   Белый. - Мы лисе хвост на узел завязали?
   Серый. - Завязали! На морской!
   Белый. - Мы медведя отлупили?
   Серый. - Классно отлупили! Так отлупили, что он даже времена года перепутал! Летом собирается в спячку укладываться...
   Вольф. - У него что, крыша поехала?
   Белый. - Сейчас и у тебя поедет, если ты сам с крыши не слезешь!
   Серый. - (К башмаку.) Если ты не зверь, то кто ты?
   Левый. - Я - башмак. Только я очень большой башмак, а маленькие башмачки люди носят на ногах... Понятно?
   Серый. - (Смотрит на свои лапы.) То есть на лапах? А зачем?
   Левый. - Я полагаю для красоты... Я же красивый? А еще я кожаный... Я сделан из свиной кожи...
   Белый. - Из свиной кожи говоришь?
   Левый. - Именно так! Правый говорил, что мы родственники...
   Серый. - Тогда мы побьем и тебя, башмак...
   Левый. - За что?!
   Белый. - Позавчера дикая свинья как-то не так на меня хрюкала...
   Левый. - Ну и что? Это же не я хрюкал...
   Серый. - Но ведь ты сам говорил, что ты родственник свиньи! Родственников мы также бьем...
   Вольф. - Очень удачная мысль, господа зайцы! Очень удачная... Зачем вам бить меня, если рядом с вами стоит левый башмак!
   Серый. - Ненавижу левых!
   Левый. - В таком случае я могу побыть и правым...
   Белый. - Ненавижу правых!
   Левый. - Вам не угодить!
   Серый. - Вот если бы ты был никаким...
   Левый. - Если вас это устроит, я могу побыть и никаким... Между прочим, если вас это интересует, я умею хорошо бить носком!
   Белый. - Ха! А у меня нунчаки!
   Серый. - А у меня кастеты!
   Вольф. - Все равно не побьетесь...
   Левый. - Помолчи, провокатор!
   Серый. - Это кто же не побьется?
   Белый. - Мы не побьемся?
   Вольф. - А то кто же?
   Серый. - (Бьет Белого кастетом в зубы.) На, волчище, смотри!
   Белый. - Ах, ты так?! (Лупит Серого по спине нунчаками.) Ну, держись! (Некоторое время зверски избивают друг друга.)
   Левый. - (Через некоторое время.) Да будет вам! (Разводит окровавленных зайцев в разные стороны.) Озверели... (Зайцы в изнеможении падают на пол и некоторое время приходят в себя.)
   Белый. - (Подымает голову и к Вольфу.) Ну так что, съел? Ты же говорил, что мы не подеремся...
   Серый. - (Садится.) Вот это дали друг другу! (Ощупывает себя.) Все тело болит!
   Белый. - (Немного подумав.) Слушай, братец, а чего это мы с тобой дрались?
   Серый. - (Разводит лапами.) Ну, так... (Пауза.) А... действительно... Чего? Мы же хотели побить этого иностранного волка, а... а потом хотели побить этого нахального левого башмака, а... а подрались почему-то между собой... Ты, Белый, не знаешь, почему так случилось?
   Белый. - Ты же меня первый ударил! Значит, должен знать ты, а не я!
   Серый. - Я тоже не знаю... (Из леса выходит дятел-почтальон.) О, посмотри, братец, почта пешком ходит!
   Дятел. - (К зайцам.) Кто это вас так? (Смотрит на Левого.) Неужели этот башмак-переросток?
   Вольф. - Да нет, господин Дятел! Это они друг друга отлупили...
   Дятел. - Потому как некого больше лупить в нашем лесу?
   Белый. - Помолчи, почтальон... Или, возможно, ты уже забыл, как я тебе перья из хвоста повыдергивал?
   Дятел. - (Не обращая внимания на Белого.) Господин Вольф! А я вам разрешение на охоту принес! Слазьте и распишитесь...
   Вольф. - (Радостно.) Какая чудесная новость, господин Дятел! (Слазит с крыши.) Какая чудесная! Дайте мне разрешение и побыстрей! Дайте... (Хватает бумагу и громко читает.) Господину Вольфу... разрешается охота в пределах темного леса... да... да... (Перебегает глазами по рядкам.) ... А... вот именно это! Нормы... Да... Зайцев... зайцев восемь штук на месяц! (К Белому и Серому.) Слышали, зайчатина? Вашего брата я могу съедать аж по восемь штук на месяц! Нет, есть все-таки правда на свете! (Прячет бумагу.) Сейчас я вставлю свои охотничьи зубы, надену охотничьи когти и - на охоту! Надеюсь, вы меня дождетесь, ушастые хулиганы?
   Серый. - (Оглядываясь.) Ну, ты, волчище... ты не очень... Ты знаешь кто мы?
   Вольф. - Знаю! Вы самая крутая печень в целом нашем темном лесу!
   Белый. - А у меня есть нунчаки!
   Серый. - А у меня есть кастеты!
   Вольф. - А у меня есть желание вкусно поужинать! (Громко
   смеется.)
   Белый. - (Льстивым голосом.) Господин Вольф... Но ведь вы же цивилизованный волк! Иностранец... Неужели вы нас будете кушать? А как же ваше европейское воспитание?! Европейская мораль, в конце концов?
   Вольф. - Если хочешь кушать, господин Заяц, воспитание закрывает глаза, а мораль подает нож! (Идет в домик.) Вы меня спасли, господин Дятел... Я чуть было не перешел на башмаки!
   (Исчезает за дверью.)
   Дятел. - (К зайцам.) Надеюсь, вы еще умеете быстро бегать?
   Серый. - Быстро бегать? Конечно, умеем, однако сейчас нужно не бежать, а удирать! (Сам к себе.) ... Удирать... удирать... (Закатывает глаза.) А так хорошо было!
   Белый. - И не говори, братец!
   Серый. - Бери, что хочешь, бей, кого хочешь! И никто тебе ничего, потому что охота запрещена... А сейчас что? Восемь зайцев на месяц?! Мама!!! Как я боюсь!!!
   Белый. - (Трагически.) Прощай неприкасаемость! Прощай райская жизнь!
   Левый. - Вы о "Баунти"?
   Серый. - Чего?
   Белый. - Какое еще там "Баунти"?
   Левый. - Я по телевизору видел... Это конфета такая, шоколадная, которая растет на одном острове... А еще там растут кокосы, которые растут на пальмах, что растут на том острове. А еще, когда эти кокосы падают тебе на голову и разбиваются, то из них течет молоко! Представляете? Кокосы дают молоко!
   Серый. - Хватит нас дурить, Левый! Молоко дают коровы!
   Левый. - Темнота! Это у нас молоко дают коровы, а там, на том острове, цивилизация! Это ж заграница!
   Белый. - У меня идея!
   Серый. - У тебя?
   Белый. - У меня, Серый!
   Серый. - Какая?
   Белый. - (Разводит лапами.) Вот такая! И очень красивая!
   Серый. - Тогда говори...
   Белый. - Давай с тобой ... захватим заложников... (Смотрит на
   Левого.) или одного заложника и выдвинем наши требования! То есть станем террористами!
   Серый. - (Воодушевлено.) Здорово! Красивая идея! Если тебя лишают неприкасаемости - лучше всего податься в террористы! Правда, риск огромный...
   Белый. - Кто не рискует, тот не ест морковку!
   Серый. - Точно, морковка! Берем заложников, бьем им морды и выдвигаем наши требования: миллион морковки наличными, вертолет...
   Белый. - Вертолет?
   Серый. - Я пошутил... Миллион морковки наличными и свободное отступление в соседний лес!!! В противном случае - у заложника будет столько синяков и шишек, сколько в нашем темном лесу деревьев!
   Белый. - И кустов!
   Серый. - Именно так, братец! (Слышны голоса, мяуканье кота.)
   Левый. - (Прислушивается.) Вероятно, это Дарьюшка! Я узнаю ее голос! (Оглядывается по бокам.) Мне нужно спрятаться! Мне нужно... (Убегает с поляны в лес.)
   Белый. - Эй! Ты куда?! (На поляну выходят Дарьюшка, Правый и кот Антон.)
   Дарьюшка. - (Радостно.) Ой! Зайчики!
   Антон. - Они какие-то странные... (Принюхивается.) ... Пахнет обувным кремом...
   Правый. - (К зайцам.) Приветствую вас, господа... Вы, случайно, не встречали здесь Левого башмака?
   Серый. - (Глядя в небо.) А что это такое?
   Правый. - Это такое же, как я, но я Правый, а он Левый... Понятно?
   Белый. - Это такой огромный, коричневый, со сбитым носком?
   Дарьюшка. - Да, да!
   Белый. - Нет, не видели... (К Антону.) А ты, случайно, не тигр?
   Антон. - Нет, я кот Антон...
   Белый. - Это хорошо...
   Антон. - Хорошо что?
   Серый. - Хорошо то, что ты не тигр и не кушаешь зайцев...
   Антон. - Я кушаю мясо... Иногда. Например, мышей...
   Белый. - Так вот кто поедает мышей нашего старого совы Угу! А
   он думает: где его мыши? Короче говоря: у тебя есть разрешение?
   Антон. - На что?
   Серый. - На мясо!
   Антон. - Нет...
   Белый. - Тогда мы берем вас в заложники, потому что волку только что принесли разрешение на отлов и съедение, а мы не хотим, чтобы нас с братцем ели!
   Дарьюшка. - Ой, как весело! Мы будем играть у террористов и заложников? Да? Тогда, чур, я буду террорист!
   Белый. - Девчонка не может быть террористом! У тебя есть нунчаки? А кастеты? ... Нет? Вот видишь... А у нас с Серым есть! Это, во-первых, а, во-вторых, не вас же собираются съесть! (На пороге домика появляется волк Вольф.)
   Вольф. - (Увидев зайцев.) Как хорошо, что вы дождались меня! Премного благодарен. Мне не придется бегать за вами по темному лесу...
   Дарьюшка. - Так вы волк? Настоящий? Ой, как весело!
   Серый. - Сейчас тебе будет грустно, девочка...
   Вольф. - Потому, что я вас буду кушать?
   Белый. - Нет, волчище... Девочке и ее спутникам сейчас станет грустно оттого, что мы берем их в заложники! Понял?
   Вольф. - Не совсем...
   Серый. - С этой минуты мы - террористы! А это - (Показывает на Дарьюшку, Правого и кота Антона.) наши заложники!
   Вольф. - Вас же посадят в зоопарк!
   Белый. - Лучше пожизненная неволя, чем твоя сковородка! Давай, гони миллион морковки наличными и навесной замок!
   Вольф. - А замок зачем!?
   Серый. - Чтобы закрыть тебя в твоем домике, покуда мы будем бежать к соседнему лесу. В соседний лес еще не прислали волка из-за границы! Там некого бояться!
   Вольф. - А если я не соглашусь?
   Белый. - Мы будем их бить... очень больно... Ты же знаешь, какие мы крутые! Мы бобра побили?
   Серый. - Побили!
   Белый. - Мы лисе хвост...
   Вольф. - Прекратите! Пусть будет по-вашему...
   Дарьюшка. - Тогда вы не настоящий волк! Настоящий волк не боится зайцев!
   Антон. - Правильно!
   Правый. - Целиком справедливое замечание, господин якобы волк...
   Вольф. - Я - не якобы! Я настоящий волк, но я джентльмен! И я также на родине смотрел кино о террористах. Там также согласились выполнить все их требования, а потом обманули и не дали ни денег, ни самолета!
   Серый. - Так вот ты какой, волчище! Хорошо, что сам сказал... Но с нами этот номер не пройдет!
   Белый. - Именно так, господин иностранный волк... не пройдет! Быстро гони морковку!!!
   Вольф. - Но ведь у меня нету столько морковки! Миллион морковки! Вы хоть знаете, сколько это?!
   Серый. - Конечно, знаем... целый миллион.
   Антон. - А зачем вам столько морковки? Вы же с Белым не съедите такую тьму-тьмущую морковки!
   Серый. - А мы попробуем!
   Белый. - А то, что не съедим, оставим своим потомкам в наследство! Вот!!!
   Правый. - Морковь в наследство?! Не смешите меня, господа зайцы... Она же сгниет... Что это за наследство, которое имеет способность портиться?
   Серый. - Это ничего... Главное - сделать широкий жест.
   Белый. - И чтобы это попало в газеты...
   Вольф. - Ну, все, зайцы! Мне надоело слушать ваши пререкания и я очень хочу есть. (К Дарьюшке и ее спутникам.) Отойдите в сторону, господа. Я сейчас начинаю охоту! (Дарьюшка, Антон и Правый отбегают в сторону от зайцев.)
   Белый. - Это не по правилам, господин Вольф!
   Серый. - Мы так не договаривались!
   Вольф. - А мы с вами вообще ни о чем не договаривались!
   Белый. - (Пятясь.) Господин Вольф, а вы не могли бы сначала
   съесть вот эту ничью девчонку?
   Дарьюшка. - Я не ничья! Я папина и мамина! Вот! А еще я бабушкина и дедушкина!
   Вольф. - Я не могу съесть эту девчонку, Белый, потому что у меня нет разрешения.
   Серый. - Простите, но ведь ваш родственник съел когда-то Красную Шапочку без какого-либо разрешения! Ам-м-м... И все!
   Вольф. - И ты знаешь, что было дальше?
   Белый. - Конечно! Вашего родственника застрелили охотники!
   Серый. - (Бьет Белого кастетом по спине.) Замолчи, дурак! Вечно ты все испортишь! А что, если господин Вольф не читал этой сказки?
   Правый. - Эту сказку знают даже башмаки...
   Белый. - В таком случае, я удираю!
   Серый. - Я тоже!
   Белый. - А по дороге мы поймаем того тщеславного башмака, который удрал в лес, и оторвем у него подметку!
   Серый. - И прогрызем ему носок!
   Белый. - И растерзаем на кусочки его шнурки!
   Серый. - И утопим его в реке! (Быстро убегают.)
   Вольф. - (Бросается вдогонку.) Вот я вас!
   Дарьюшка. - Какой ужас! Они утопят Левого в реке!
   Правый. - Они оторвут у него подметку!
   Антон. - И прогрызут ему носок!
   Дарьюшка. - Но ведь мне жаль Левого!
   Правый. - И мне также!
   Антон. - Я всегда играл его шнурками... А зайцы их растерзают!
   Дарьюшка. - Тогда почему же мы стоим здесь, если Левому грозит такая опасность?! Вперед, друзья! На помощь! (Все трое исчезают среди деревьев.)
  

Сцена четвертая

  
   К домику, еле перетаскивая ноги, подходит запыхавшийся волк Вольф.
  
   Вольф. - (Падая на стул.) Ох, и устал! Здесь даже зайцы какие-то неправильные! Совсем не обращают внимания на то, что на них
   охотится пожилой волк! Могли бы бежать и помедленнее... (К домику с трех сторон подходят Дарьюшка, Правый и кот Антон. Все трое также тяжело дышат.)
   Дарьюшка. - (В отчаянии.) Его нет!
   Антон. - Он исчез!
   Правый. - Исчез! (Замечает волка.) Господин волк, надеюсь, вы уже съели тех невежливых зайцев?
   Вольф. - Нет...
   Дарьюшка. - Тогда почему же вы здесь сидите! Разве вы не хотите спасти мой башмачок?
   Вольф. - Нет... Я не могу никого спасать на голодный желудок!
   Антон. - Тогда почему вы не поймали тех хулиганов? Вон у вас какие большие зубы и когти! Их необходимо было быстро съесть. Вы что, не умеете быстро кушать?
   Вольф. - Я умею быстро кушать, но я уже достаточно пожилой волк и не могу быстро бегать! А те зайцы уж слишком шустрые. Вероятно, ваши зайцы такие же неправильные, как и ваши барабаны! У вас здесь все неправильное! (Сам к себе.) ... Неправильное... неправильное... И, действительно ... Почему все вокруг может быть неправильным, а я должен быть правильным?
   Как ты считаешь, девочка?
   Дарьюшка. - Я полагаю, что тебе видней...
   Вольф. - Какая умная девочка!
   Дарьюшка. - Спасибо... Моя бабушка всегда мне это говорит...
   Вольф. - (Замечтавшись.) Бабушка, говоришь? (Сам к себе.) Как тогда сказал Серый: Без какого-либо разрешения? Тогда, может,
   и мне без какого-либо разрешения? (К Дарьюшке.) Послушай, девочка... э-э-э-э... Вы бы не смогли почесать мне за ухом?
   Дарьюшка. - Зачем?
   Антон. - Вы же не собака, господин волк...
   Вольф. - Ну... Я почти собака... Я даже немножко умею гавкать... Показать?
   Антон. - Нет... Нет... Ни в коем случае!
   Вольф. - Почему?
   Антон. - Я не имею никакого желания драться на дерево! И я не люблю собак!
   Дарьюшка. - (Подходит к Вольфу.) Не слушайте Антона. Это он
   просто не хочет, чтобы я чесала вас за ухом!
   Правый. - Мне кажется, что ты поступаешь неправильно...
   Вольф. - Башмаки тоже могут ошибаться... (Подставляет Дарьюшке свое ухо и берет ее за руку.) ... А, может, и нет...
   Дарьюшка. - (Вырываясь.) Что ты хочешь сказать?
   Вольф. - Я хочу сказать, что очень хочу есть! Прости, но моим обедом будешь ты!
   Дарьюшка. - Но разве я виновата в том, что ты не смог догнать тех двух зайцев?! Я не хочу быть твоим обедом! Ты не имеешь права!
   Вольф. - (Тяжело вздыхая.) Что поделаешь, девочка... Разве же у вас, в городе, иначе? Вероятно, и у вас съедают именно тех, кто менее всего рассчитывает быть съеденным?
   Дарьюшка. - Я не знаю, потому что я еще маленькая! Но, все равно, ты не можешь меня съесть, потому что мой отец тебя побьет! Выбивалкой!
   Вольф. - (Смеется.) А откуда он узнает об этом?
   Антон. - Я ему расскажу!
   Вольф. - А я и тебя съем!
   Правый. - Тогда я!
   Вольф. - А тобой я полакомлюсь зимой, когда кушать в темном лесу вообще нечего!
   Правый. - В таком случае я буду защищать Дарьюшку!
   Вольф. - А ты умеешь бить носком?
   Правый. - Нет... но... но я попробую!
   Вольф. - Если ты не умеешь бить носком, то я тебя не боюсь!
   Антон. - Тогда Дарьюшку буду защищать я!
   Вольф. - А я сейчас залаю...
   Антон. - (Испуганно.) Не нужно! Я терпеть не могу собак!
   Вольф. - Вот видишь, Дарьюшка, защищать тебя некому. Башмак не воин, а кот боится лая собак... Придется тебе садится на мою сковородку... (Тащит девочку в домик.) ... И перестань вырываться. Я приправлю тебя немецким кетчупом! Это очень вкусная вещь, уверяю тебя... (Из лесу на поляну выходит Левый.)
   Дарьюшка. - Ой, Левый нашелся!
   Антон. - Левый?
   Правый. - Левый?
   Вольф. - Что? Какой Левый? Ах, Левый! Разве ты не встретился с
   зайцами?
   Левый. - Те хулиганы уже, вероятно, давно добегают к соседнему лесу! Ане отпусти девчонку!!!
   Вольф. - Еще чего? Я очень хочу есть!
   Левый. - А я хочу отлупить тебя носком!
   Вольф. - Ты не имеешь права... Я иностранец!
   Антон. - А ты не имеешь права есть Дарьюшку!
   Вольф. - Это совсем другое... Я же ее не буду бить, а буду жарить. Понял?
   Дарьюшка. - Можно подумать, что быть поджаренным намного приятней, нежели быть побитым! (Из лесу на поляну, неся на плечах огромный мешок, выходят зайцы Белый и Серый.) ... Ой, зайчики!
   Антон. - (Восторженно.) Где вы это взяли? (Облизывается.) Целый мешок "Кити Кет"!
   Белый. - На обочине лежал...
   Вольф. - (Отпуская Дарьюшку.) Не верю собственным глазам! Зайцы?!
   Серый. - Нет, не зайцы!
   Вольф. - А кто?
   Белый. - Дураки!
   Вольф. - Люблю самокритичных зайцев! А что это у вас, зайчатинка, на плечах? Где-то я уже это встречал... (Пытается вспомнить.)
   Антон. - Так это же кошачья еда! Вкуснятина! "Кити Кет"!
   Вольф. - Точно! (Зайцы бросают мешок на землю и отходят в сторону.) А зачем вы это принесли сюда?
   Белый. - Мы подумали...
   Вольф. - Что подумали?
   Серый. - Что, если это едят коты...
   Вольф. - Так это буду кушать я?
   Белый. - Правильно, господин Вольф! Вы будете кушать кошачью еду и не будете есть нас!
   Вольф. - Вы в своем уме? Я же волк!
   Антон. - (Разрывая мешок.) Ну и что? Я тоже должен был бы кушать только мышей, но я больше всего на свете люблю вот это! (Засовывает голову в мешок.)
   Дарьюшка. - Антон! Как тебе не стыдно! Это же для господина волка!
   Вольф. - Вольф, с вашего разрешения... (Антон вытаскивает голову из мешка.) Неужели это так вкусно?
   Антон. - (С полным ртом.) ... Ага...
   Дарьюшка. - И, главное, не нужно никого есть!
   Вольф. - (Облизываясь, подходит к мешку.) ... Вы так полагаете?
   Антон. - (Проглотив пищу.) Я знаю! (Вольф осторожно всовывает голову в мешок, набирает лапами кошачьей еды, нарочито безразлично пробует, а, распробовав, почти залазит в мешок и, громко чавкая, кушает.) ... Ну, я же говорил! (Все весело хохочут.)
   Вольф. - (Насытившись.) Вкуснятина!!! Все! Меня спасли! Я теперь выживу!
   Зайцы. - И не нужно на нас охотиться!
   Дарьюшка. - И нет надобности жарить на сковородке маленьких девочек!
   Антон. - И котов!
   Правый. - И целыми останутся кожаные башмаки! (На поляну выходят старый сова Угу и почтальон Дятел.)
   Угу. - Дайте и мне попробовать!
   Дятел. - И мне! Я это только по телевизору видел! (Оба припадают к мешку.)
   Вольф. - Э-э-э-э... тише! Это моя еда! ... Это мне принесли! Мне это тоже нравится!
   Дарьюшка. - А вы вам будем эту вкуснятину из города привозить! Согласны?
   Вольф. - Еще бы! ... Мяу! (Прикрывает лапой рот.) Я что-то сказал?
   Антон. - (Удивленно.) Вы сказали: "Мяу"!
   Вольф. - Как странно! Мяу!
   Угу. - (Вытащив голову из мешка.) Ничего странного, господин Вольф, вы же наелись кошачьей еды! Мяу!
   Все. - Что?!
   Вольф. - (Начинает смеяться.) Сова Угу тоже сказал: "Мяу"!
   Дятел. - Точно сказал, я сам слышал! Мяу!
   Антон. - (Хватаясь за живот.) И Дятел тоже мяу!
   Общее веселье, смех, музыка, занавес.
   Конец второго действия
  
   14.09.1998г. - 08.09.1998г.
   Бобрица
   30
  
  
   7
  
  
  
  

Оценка: 7.00*3  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Д.Куликов "Пчелиный Рой. Уплаченный долг"(Постапокалипсис) В.Пылаев "Видящий-4. Путь домой"(ЛитРПГ) В.Старский ""Темный Мир" Трансформация 2"(Боевая фантастика) А.Вильде "Эрион"(Постапокалипсис) М.Тайгер "Выжившие"(Постапокалипсис) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) Н.Лакомка "Я (не) ведьма"(Любовное фэнтези) А.Кочеровский "Утопия 808"(Научная фантастика) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) А.Ардова "Брак по-драконьи. Новый Год в академии магии"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"