Гончаров Владимир Николаевич: другие произведения.

Долгая дорога гибели 2. Глава 8

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    прода


  
   Глава 8. Крадущийся Лис
   Интерлюдия. Асока Тано.
   Отчего она проснулась посреди корабельной ночи? Может быть виной тому стала непривычная тишина, что навалилась на корабль. Всё это время, тело, терзаемое непрерывной вибрацией, привыкало к ней, и теперь отсутствие пробудило её. Хотя, возможно, теплолюбивую Асоку разбудил холод, в помещениях космолёта для неё было холодновато. Плащ учителя прекрасно сохранял тепло, значительно лучше тонкой фольгированной ткани аварийных одеял, химический термоэлемент которых давно выработал свой ресурс.
   Она зябко повела плечиками, толстая, шершавая ткань исчезла, тогрута сонно пошарила вокруг в поисках спасительного плаща, но поблизости его не оказалось. Приятное чувство полудрёмы стремительно истекало, холод всё глубже проникал в тело. Тогрута смачно зевнула, показав неполный пока набор из тридцати восьми зубов. У любого человека, попробуй он повторить такое, напрочь свело бы челюсть. Она села, причмокивая губами, и только после этого открыла глаза.
   В каюте было темно, очертания предметов терялись в сумраке, единственный источник света заслоняла широкая спина учителя. Энакин сидел за импровизированным столом, в кресле, самолично им найденном в завалах хлама кают-компании. Без сомнения, учитель спал.
   - Опять ты отключился сидя... - проворчала Асока, осторожно спуская с лежанки голые ноги. Кожа моментально покрылась мурашками, пальцы задрожали, организм пытался хоть как-то сохранить тепло.
   Коротенькие шортики и топик не были в этом большим подспорьем. Асока даже пожалела, что сняла с себя броню. Но после четырех дней её непрерывного ношения, находиться в бронескафандре не было больше никаких сил. Непонятно, как учитель справляется с этим испытанием.
   - З...зы.. холодно, стуча зубами прошептала Асока. Ледяная палуба обожгла ступни. Плащ учителя мирно покоился под кроватью. Чёрная ткань не блестела, тогрута, подцепив её пальцами, накинула его себе на плечи. Он скрыл её полностью, оставшийся край стелился по палубе длинным шлейфом, при желании она могла бы закутаться в него с головой. Остывшая ткань неприятно касалась тела. Асока, крадучись, приблизилась к Энакину. Облегчённо выдохнула, услышала это его мерное, мощное дыхание, по частоте его вдохов можно было сверять часы.
   Частенько, проснувшись среди ночи, её посещало странное иррациональное желание добраться до комнаты учителя, тихонечко приблизиться к двери, прислушаться, пытаясь уловить приглушённый звук его дыхания. И стоять, с ужасом, в полной тишине, вплоть до тех пор, пока едва слышное сопение не разрушит этот сковавший тело страх. А потом приоткрыть дверь, чтобы вновь обнаружить мастера, уснувшим за своим рабочим столом. Подойти, растолкать, и отправить в кровать... И уже только потом самой отправиться спать.
   Сейчас же спать ей совсем не хотелось. За время этого полёта, она, пусть и очень уважающая сон, выспалась, кажется на целый квартал. Асока осторожно приблизилась к учителю. Тот засопел громче, завозился во сне, будто что-то почувствовал, но не проснулся.
   Свет исходил от активированного датапланшета, стоящего на выдвинутом из стены столике. На экране было открыто сообщение, ответ на которое видимо и готовил Энакин, когда его сморил сон. Асока тихо недовольно вздохнула, с утра её учителя будет ждать очередной серьёзный разговор. Который, как обычно ни к чему не приведёт. Мастер улыбнётся на её доводы, но продолжит поступать по-своему. Такой сильный, мудрый и такой же упёртый. Как он не понимает, что как бы быстро он не бежал, время ему не догнать. Асока тяжело вздохнула, её рука потянулась, чтобы отключить устройство.
   - Проект "Эдем", - невольно прочла Асока, когда её взгляд упал на заголовок письма. - Какое занимательное слово! - удивилась тогрута, учитель часто мог вставить в свою речь, нечто, совсем непонятное. Её начало терзать природное любопытно. Несколько мгновений она безуспешно боролась с ним, но не зря, в переводе с одного из мёртвых языков, слово "тогрут" означает "любопытный".
   Вот и Тано, совсем недолго сопротивлялась своей дикой натуре. Учитель заснул в своем большом кресле, его руки покоятся на подлокотниках, голову он уронил на грудь. Так, если осторожно, стараясь почти не дышать, поднять его руку и проскользнуть под неё, а затем медленно вползти на колени... застывая каждое мгновение, когда мерное дыхание учителя замирает.
   - Ой... - невольно пискнула Асока, когда мастер завозился во сне. Она уже практически взгромоздилась ему на колени, когда он поднял голову, сгрёб её в охапку, прижал к себе, так, что выдавил из лёгких воздух, пробормотал что-то во сне, но так и не проснулся.
   Это были самые долгие полчаса в её жизни. Когда, силясь противиться этим невольным объятиям, она старалась извернуться и выбраться из цепкой хватки. Все бы ничего, но дотянуться до датапланшета не было никакой возможности. Как она сейчас жалела, что пока она не научилась управлять сенсорами голоэкрана с помощью Силы. От тела Энакина даже сквозь броню просачивалось такое приятное и нужное тепло.
   Но мучения наконец окупились. Теперь электронная почта учителя была в полном её распоряжении. В этом же ведь нет ничего плохого, хоть одним глазком взглянуть на его письма? Он, без сомнения, сам бы показал ей всё, вздумай она попросить?
   - Да, именно так, я просто экономлю нам время на ненужные вопросы, - прошептала Асока, и взглянув в лицо Энакина, тихо спросила, - Ну, можно же, мастер? - тот в ответ что-то промычал сквозь сон. Вот, значит точно, согласен.
   Тонкая изящная кисть Асоки вынырнула из недр плаща, заплясав над голоэкраном. Она быстро открыла список последних полученных писем. Их оказалось мало, большинство пришли за последнюю неделю. Похоже, мастер имеет похвальную предусмотрительность, и чистит свой почтовый ящик. Асока печально вздохнула.
   - Ерунда, бред... ну а это что? Фи, реклама, сообщение от ФК001, - разочаровано протянула Асока, с всё большим увлечением роясь в чужих письмах. Она даже высунула язык от усердия, будто это ей как-то помогало.
   - А вот это что?... Ар-го-навт, - попробовала на вкус Асока новое слово. Как бы спросить у него об этом слове так, чтобы не вызвать подозрений? Аргонавт - так было озаглавлено ответное письмо, а где исходник? А исходника нет. Проект "Аргонавт", и судя по номеру, мастер переписывался с кем-то, ну уж очень активно. Это было уже двадцать первое письмо.
   Других таких писем не обнаружилось, ни в ответных сообщениях, ни в разделе для удалённых писем. В этом разделе, собственно, вообще не было ничего. Асока грустно вздохнула, пальчики так и чесались открыть письмо. Тем более, часть имени приславшего, было ей знакомо.
   - Лира Стрекстоун, - задумчиво протянула Асока, вглядываясь в личную часть адреса.
   Судя по всему, письмо пришло с Куата, с корпоративного домена. Мастеру писала какая-то корпоративная шишка. Она знала всего одну особу, которую звали Лира. Вот только фамилия у неё была Уэсекс. Та, совершенно бесцеремонная особа, что так неприлично липла к её учителю. Асока сжала кулачки, нахмурилась, но успешно поборола желание немедленно открыть письмо.
   Метка сразу даст мастеру понять, что его уже открывали. Конечно, он бы, несомненно, согласился с её правом на любопытство, но проверять это сейчас она не будет. Конечно интересно, но опасно, так что пока посмотрим то, что доступно. Найдя себе оправдание, Асока продолжила потрошить датапланшет.
   Вот, как раз уже открытые письма. Может быть, тогда можно будет понять, что это за человек. Может быть, будут упоминания о ней в других письмах. И это она делает не ради удовлетворения своего любопытства, а чисто, что бы защитить своего учителя от необдуманных поступков! Он должен быть благодарен ей только за то, что она ничего не сказала ему по поводу взятой в опеку малолетней принцессы. Асока заскрежетала зубами, слишком её учитель был падок на принцесс. Ничего, она за всем проследит, всё посмотрим, пусть только попробует, попробует...
   Поэтому выверенным движением письмо, озаглавленное как "проект Эдем", было открыто. И тем большим было её разочарование. Это был ответ на запрос её учителя, направленный в картографическую службу империи. В сообщении значилось, что по заданным параметрам было отобраны планеты, находящиеся в пределах внутреннего кольца. К письму был прикреплен обширный список планет в разных секторах. В списке Четыре сотни тысяч наименований, безликие цифры, которые ничего ей не говорили. в основном. И Ответным письмом мастер собирался уточнить параметры отбора для нужной ему планеты.
   - Пригодность к тераформированию... так, понятно, удалённость от звезды... ну обоснованно, наличие водных ресурсов... - читала Асока написанные учителем строки, проговаривая их для себя, одними губами. - Так, ну это всё понятно... азотистая атмосфера? - удивилась Асока, читая следующий пункт, это было уже интереснее. - Доступные месторождения аммиака, фосфора, калия. Это ещё зачем?
   - Какой странный выбор? - прошептала она, закрывая недописанное письмо. В почтовом ящике оставались ещё неосмотренные уголки. - Интересно, всё же, что же ты задумал, мастер? - Асока с сомнением вгляделась в лицо Энакина. В неровном свете от голоэкрана планшета оно казалось её необычно бледным.
   Можно было бы прямо сейчас разбудить его и спросить, Вот только ей было откровенно жалко Энакина. Слишком много своего времени часто и помногу, он отдавал бесполезной бумажной работе. Тихий горестный вздох огласил каюту, не было никаких сомнений, что он исполнит свою угрозу, и нагрузит и её тоже.
   Как Насколько проще всё было на войне. Знай себе маши мечом, отражай выстрелы. Всегда известно где враг. Вот эти белые парни - свои, их надо защищать и оберегать. Вот те, чёрные и коричневые фигуры - враги, их руби. Сейчас казалось, что врагов у них стало кабы не больше, вот только не было никакой возможности сократить их число привычным образом. Страшно сказать, за этот год она бралась за меч только ради тренировки.
   Нет, ничего против этого она не имела. Только в этой простой, и достаточно спокойной жизни, чего-то не хватало. Не хватало опасности, что так приятно щекочет нервы, свиста бластерного огня, чувства, когда звёздное пламя её меча прожигает очередного дройда. Могла ли она когда-нибудь подумать, что будет скучать о войне.
   В этой мирной жизни и кровать была слишком мягка, и ночь слишком тиха. Часто, просыпаясь среди ночи, прислушиваясь к тишине, и не слыша знакомого гула энергии в генераторах защитных полей, она с великим трудом подавляла в себе желание вскочить, и немедленно бить тревогу. Бежать, ловить пробравшихся на базу дройдов-диверсантов.
   Какой была её жизнь до войны? Тринадцать лет в Храме, под опекой мудрых наставников, в яслях, с беззаботной жизнью. Для любых проблем есть были мудрые мастера и есть Грандмастер Йода, который всегда выслушает глупого юнлинга.
   А что для неё было потом? Потом для неё была война, резким ударом выбившая все её детские представления о Силе и Ордене. Война, что звёздным огнём оставила шрамы на её теле, и в душе. Да, раны были скрыты, спрятаны заботами дройдов-медиков и мастеров духа.
   Тогда для неё война была похожа больше на игру. Весёлая, беззаботная, война, где иногда умирают, но умираешь не ты. Их смерть - это неприятно, но с каждым разом всё более привычна. Ты живёшь на войне, не замечая, как вокруг меняются люди. Клоны, только те, что держались уж совсем рядом, выживали. Остальные, сколько их было, тех безликих номеров? А потом случился Джабиим, это короткое слово, которое, наверное, вечно будет вызывать у неё на спине сонмы мурашек. В том калейдоскопе смерти, они чудом выжили и там же она впервые убила.
   Асока вцепилась в руку, что обнимала её за живот. Обняла её, сжалась, учитель забеспокоился во сне, задышал громче, почувствовав исходящие от неё волны страха. Да, совершенно точно, она не скучает по войне. Кивнув этим мыслям, Асока решила вернуться к просмотру чужой почты.
   - Эдем... - прошептала Тано. - Какое занимательное слово, но Аргонавт звучит красивей. - Может быть, это и хорошо, что ей предстоит заняться бумажками. Может быть, это даже окажется увлекательно и её не будут больше посещать такие глупые мысли. К тому же, это возможность больше проводить времени с Мастером. И тогда... тогда, никуда он от неё не денется.
   Мастер завозился во сне, вновь прижал её, да так сильно, что у Асоки перехватило дыхание. Давление его руки тут же прекратилось, ладонь раскрылась и принялась её ощупывать. Хозяин руки похоже пытался понять, что же это попалось в его хватку.
   Дыхание Энакина участилась, а тогрута, что всё это время старалась даже не дышать, обречённо выдохнула. Открытое письмо всё ещё висело на экране дискредитирующей уликой, а вырваться из объятия и выключить датапланшет не было никакой возможности.
   Он просыпается! Результатом короткого приступа паники стал датапланшет, с глухим стуком врезавшийся в стену. Однако ударопрочное устройство даже не отключилось после такого неосторожного обращения, оставшись валятся на полу и бодро подсвечивая каюту своим экраном.
   - Ну, и что это тут происходит? - сонный голос Энакина был суров. Сердце маленькой тогруты, сжавшийся в клубочек на его коленях, совсем ушло в пятки.
   - Мастер вы проснулись? - тихо прошептала застигнутая на горячем, ученица, силясь выскользнуть из стальных объятий, но добилась только того, что запуталась в плаще.
   - Как видишь, да... - его голос перебил кашель, глухой и сухой, тело содрогнулось, грудь заходила ходуном, и звук отдался в ней, как в пустой бочке. Энакин немного подался вперёд, хватая ртом воздух.
   - Эни? - обеспокоено воскликнула Асока.
   - Всё... в порядке... - он тяжёло дышал, кашель прекратился так же неожиданно, как и начался... - Наверное, я просто подавился. Но мы отвлеклись, что ты делаешь?
   - Сижу, - Асока невинно захлопала веками, повернувшись, чтобы видеть лицо учителя.
   - Это я вижу, любопытная... - мастер тяжело вздохнул, выпуская её из своих объятий и жестоко спихивая с коленей на пол. - Кажется, это мы уже проходили? Видимо голокронов тебе оказалось мало, и теперь ты читаешь ещё и мои письма.
   - Мастер, ну ты спал, а я... я... - Асока застыла, опустив голову и переступая босыми ступнями на холодном полу. Энакин окинул её долгим тяжёлым взглядом, криво ухмыльнулся и сгрёб обратно на колени, спасая от холода.
   - Ну вот и скажи мне, Шпилька, что мне с тобой делать? Знаешь, ещё одной дыры в организме я могу и не пережить, - ответил учитель, тяжеловесно поднимаясь на ноги, у неё было несколько мгновений, чтобы удобней устроится в его руках.
   - Странно, - ученица услышала удивлённо-обескураженный голос, его шатнуло, и Энакин едва не упал, схватившись рукой за спинку кресла. Только вцепившись ему в шею, ей удалось спасти себя от падения на палубу со всей высоты его роста.
   От учителя разошлась настоящая волна Силы, всколыхнув обычно спокойный ход её течения. И вся эта прорва Силы ушла только на то, чтобы активировать переключатель. В каюте зажёгся свет, мастер, подслеповато щурясь, стал искать что-то взглядом на столе...
   - Энакин, - тихо и испугано проговорила Асока. На этот раз её сердце всё-таки ушло в пятки.
   - Не сейчас... - бурнул он в ответ, Силой потягивая к себе с пола датапланшет.
   - Мастер, твои глаза, они жёлтые, - её голос был испуганным.
   - Я ситх, Асока, если ты, быть может, забыла, каким им ещё быть? - проворчал в ответ учитель. Устройство, влетело в паз на наручь его левой руки. Глухой щелчок, экран датапланшета погас.
   - Нет, мастер, они у тебя полностью жёлтые.
   Конец Интерлюдии.
  
   Бегунок глубокой диагностики медленно ползёт к ста процентам. Броня делает свою работу, сканируя организм на наличие патологий. Иду по кораблю, пальцы скользят по стене, давая дополнительную опору. Лоб покрыт испариной, кажется, что вокруг всё кружится. Живот скрутило нестерпимой судорогой, и он застыл, будто каменный.
   Во рту неприятный железистый привкус, в голове шумит, как после тяжёлой попойки, а весь мир кружится в отвратительном танце. В теле отвратительная слабость. Всё же меня отравили? Остаётся только надеяться, что медицинский модуль брони выявит проблему и она не окажется фатальной. На корабельный лазарет я не питаю значительных надежд.
   Я иду, вернее, мы идем. Поддерживаемый Асокой, черепашьим шагом, по стеночке, мы ковыляем в пилотскую кабину. Неожиданное исчезновение вибрации совсем мне не нравится, и дело тут не в моей личной обострившейся вредности. За весь полёт, эта самая вибрация не исчезала ни на секунду, а тут вдруг, пропала.
   Беспокойство запустило свою липкую руку в душу, расшатывая нервы, в дополнение к хреновому самочувствию. Такие мелочи, как прочитанные Асокой письма, ерунда в сравнении с этим.
   Хорошо ещё, что отчёт с Кашиика я потёр сразу после прочтения, не думаю, что юную джедайку порадовали бы новости с этой планеты. На родине Вуки всё не так уж радужно. В обществе зреет недовольство скудностью снабжения и повышением цен. Ничего удивительного, дутая экономика Кашиика начинает схлопываться. По мере того, как Торговая федерация выводит с планеты свои активы. И пусть пока ситуацию удаётся удерживать в пределах нормы, но всё больше поднимают голос свободолюбивые вуки.
   Чёртовы прямоходящие обезьяны, не желают понять, почему Лорд, что принёс им свободу, не может нарастить добычу алюстали. По их мнению, если завалить рынок произведённым металлом, это легко решит все проблемы планеты. И вернёт эру её благоденствия назад. А то, что за период этого самого благоденствия население планеты сократилось в десять раз, их не особо волнует.
   С каждым днём ситуация на планете всё хуже, запасённые ресурсы не бесконечны. И пусть голод вуки совсем, в общем, не грозит. Мохнатым крайне повезло иметь планету с климатом и экологией, в условиях которой достаточно просто воткнуть семечко в землю, чтобы начать получать урожай. Но вот на остальные привычные блага уже начинает появляться дефицит.
   И если ресурсов пищевых синтезаторов хватит ещё, как минимум, на два года (знай себе закладывай органику и получай еду), то по медицине и развлечениям уровень жизни значительно упал. Теперь, чтобы получить всё то, что они раньше получали просто по праву рождения, надо было работать.
   Было бы понятно, если бы работы не было или конкурс на вакансию был полсотни вуки на место. Но, отнюдь! Вновь открытый рынок труда на Кашиике, испытывал острый дефицит квалифицированных кадров. Два обогатительных комплекса, орбитальные плавильные печи и малый грузовой космопорт. Всё это требовало порядка пяти миллионов рабочих рук, не считая бесчисленного числа дройдов обслуги. К тому же, я рассчитывал, что одна из первых имперских кораблей-станций, в тестовом режиме должна будет заработать именно на Кашиике. К этому добавлялась заинтересованность Империи и Куат Технолоджи в найме работников-вуки.
   Увы, льготные места, выбитые по квоте для обучения вуки, в филиале Корускантского инженерно-технического межгалактического института, заполнились едва ли на треть. А открыть на Кашиике этот несчастный филиал было весьма непросто. Чёртовы мохнатые обезьяны не хотели учиться, не хотели работать, сидели на своей родной планете и просто требовали, чтобы блага принадлежали им по праву рождения.
   И только характер лохматых пацифистов пока удерживал планету от всеобщей стачки. Требования вновь образовавшегося правительства Кашиика, падали мне на почту с завидной регулярностью. Степени аппетитов их нового Совета кланов, пожалуй, позавидовали бы и некоторые земные древние нации.
   Хотя нет, кто бы что не говорил, но у наших земных представителей этих народов есть понятие чести и совести. Как, например, насчет требования обеспечить поставку партии в триста миллионов резинотехнических изделий, соответствующего диаметра. Партия изделий, что обычно называют презервативами, требовалась вуки срочно. Чёрт! У них проблемы с населением, а они выписывают бесплатные гандоны... Вот гандоны!
   К несчастью для вуки, даже если бы я захотел выполнить все их хотелки, я бы не смог. По сравнению с их запросами, моя доля в гиперпространственном маршруте давала пока просто мизерный доход. Конечно, когда трасса будет достроена, положение вещей изменится. А сейчас на содержание пожалованное империей мне, как Лорду, прокормить целую планету было нереально. Да и если честно, не очень-то и хотелось...
   Так, незаметно, под размышления о судьбе вуки, мы наконец добрались до кабины пилота. Шлюз пилотской кабины был закрыт, двери заблокированы. Доковыляв до дверей, я нажал на кнопку селектора.
   - Это вы, Лорд? - тут же раздался голос из устройства, а из-за двери потянуло страхом и чем-то совсем ещё неуловимым...
   - А кто бы это ещё мог быть... - проворчал я в ответ, с трудом сдерживаясь, чтобы не выломать шлюз. - У вас всё в порядке?
   - Да... не стоит беспокоиться, птичка, наконец, вышла на рабочий режим... - ложь, откровенная, ничем не прикрытая ложь. Она имеет совершенно непередаваемый запах. Ощущение такое, что там, за дверью, собралась огромная гора протухшей рыбы. Однако, я только успел открыть рот, чтобы сказать что-то, как из селектора, нескончаемым потоком потекла информация.
   - Какой, на хуй, рабочий режим! Ты, альтернативно одаренный выкормыш неискусственного разума, мешок с подо ты недожеванный! Когда твоя мамаша тебя рожала, дройд-акушер явно уронил твою несчастную слабосильную голову на пол, и уже потом, товарищ хирург перепутал её с жопой, и только по ошибке, ты, научившись дышать анусом, и назвал его ртом. Ты, выблядок хаттовой шлюхи, каким непостижимым образом ты стал капитаном корабля, ты, жопа усатая, ну что ты вылупился на меня своими ложными скрианскими отверстиями, что заменяют тебе глаза, ты хоть понимаешь, потрох гамореанский, что ты всех нас убил!!! Ладно, ты, углеродная недоформа жизни, ты благополучно сдохнешь, когда столь ценный для твоего организма кислород кончится. А я ещё буду пару тысяч лет дрейфовать в космосе, до тек пор, пока корпус не наберёт достаточное количество, еть-тебя-во-все-отверстия-радиации, чтобы замкнуть мои несчастные усталые схемы... Но знай, до тех пор, я успею знатно поглумиться над твоим трупом. О, да! Я каждый день буду устраивать игру в сабак твоим жопочериком... Первое, что я сделаю, когда ты, наконец, умрёшь, это вскрою его, чтобы, наконец, узнать, как твоя анальная форма жизни вообще способна существовать...
   В голове будто бы взорвалась маленькая сверхновая, в глазах потемнело, а в уши, в уши с умопомрачительной скоростью продолжал вливаться поток брани. Слова слипались, сливались в белый, почти неразличимый шум, всего через секунду я уже был не способен отделить одно от другого. Я попытался заткнуть уши руками, чтобы прекратить втекание этого шума в мою бедную голову.
   Это не помогло, в глазах потемнело, дико заболели виски. Челюсти с хрустом сжались, я попытался сконцентрироваться, как меня учили в юности, на одной единственной точке, вытолкнуть, отторгнуть, отодвинуть от себя всё лишнее. Поток брани, превратился просто в набор бессвязного писка, давление на виски ослабло.
   Живот скрутило с новой силой, и моя концентрация полетела в тар-тары. Прямо в мозг, раскаленной докрасна иглой, впились слова. Удар! Шлюзовые двери вздрогнули, но выдержали, самое главное, бесконечный поток информации прекратился. Привкус железа во рту стал сильнее. И тишина. Боже мой, какая благословенная тишина!
   - Эй, какого хрена! Вы что себе там позволяете! - голос пилота из селектора прозвучал ошарашенно-испуганным.
   - Немедленно открой эту чёртову дверь! - прорычал я в ответ, ещё раз осторожно пробуя на прочность герметичные створки.
   Они заскрежетали, но выдержали, рассчитанные на противостояние взрыву реактора и экстренной разгерметизации. Дверь была достаточно прочна, если уж выдержала первый, почти не сдерживаемый силовой удар, то второй, значительно более слабый, едва заметила. Просто по кораблю разнёся протяжный стон метала.
   - Хорошо-хорошо, только не надо разносить мой корабль... - протараторил Сикс, будто бы тут было что разносить.
   Дверь с противным скрежетом открылась, точнее, вновь, только одна её створка. Вторую заклинило, и у меня не было никакой уверенности, что это стало результатом моих действий. Этот корабль уже давно следовало отправить на свалку.
   В помещении находились двое. Капитан этой посудины, напряжённо вбивающий заковыристую последовательность команд, и приземистый дройд версии Р, правда не с привычной уже полукруглой башенкой головы, а с неким цилиндрическим подобием кастрюли.
   Из грибоподобной башки торчал сломанный, и кажется, искореженный манипулятор. Сам дройд бешенно вращал головой в разные стороны, и непрерывно жестикулировал, иногда злобно попискивая. Похоже, именно он был автором той самой тирады. Благо, сейчас его речь была просто набором междометий, а не виртуозной бранью. Дройд версии Р, третья серия. В его поведении нет ничего особо удивительного, все дройды с искусственным интеллектом подвержены тем или иным отклонениям. Погрешность логической матрицы от пяти до пятнадцати единиц для искусственного интеллекта считается нормой. Как бы странно это ни звучало, но слишком нормальные дройды третьего класса, так же подпадают под протокол о стирании памяти, как и совсем чокнутые.
   - Что вы хотели? - как-то слишком напряжённо спросил пилот?
   Но я его уже совсем не слушал. Мой взгляд прикипел к обзорному экрану. За транспаристилом, сиял первозданной чернотой космос. Сквозь свечение приборной панели корабля пробивалось только несколько наиболее ярких звёздочек, Никаких привычных всполохов, разноцветного сияния, движения в гиперпространстве.
   - Почему мы никуда не летим? - прорычал я свой вопрос прямо в лицо пилоту. Тот отвернулся, несколько мгновений копался в своей приборной панели, его руки летали над индикаторами.
   - Технически, мы движемся, - осторожно начал человек, ни на мгновение не прекращая вбивать длинные диагностические команды.
   Асока ошарашенно взирала на его действия, последовательность его действий, похоже, ей тоже была знакома - капитан корабля отправлял последовательную серию сигналов на гипердвигатель корабля. Сикс пытался инициировать первичную подготовку к гиперпрыжку.
   - Капитан, не надо делать из меня идиота, вы прекрасно поняли, что я имел в виду. Почему корабль находится в обычном пространстве? - переспросил я, с облегчением опускаясь в одно из пилотских кресел. И пусть у сидений не было обивки, вопросы комфорта волновали меня сейчас в последнюю очередь.
   - У нас небольшие технические неполадки... Лорд, не беспокойтесь, скоро мы сможем продолжить свой путь... - ответил Сикс, не отвлекаясь от своих действий. Его голос подрагивал от напряжения.
   - Небольшие технические неполадки? И это ты называешь небольшими техническими неполадками?! - дройд помахал искалеченным манипулятором, но пилот не обратил на него никакого внимания.
   - Дройд... снизить скорость коммуникации до тридцати двух килобайт в секунду, - с трудом проворчал я, массируя виски. На этот раз, пусть глаза и не полезли из орбит, но было весьма неприятно. И то только по причине моей готовности.
   - Насколько древний твой коммуникационный модуль? - присвистнул в ответ дройд, в его свисте послышалось явное сочувствие. - Давно пора подумать об апгрейде, товарищ. Конвенция от шестого года давно разрешила установку мегабайтного речевого модулятора, чёртовы ретрограды.
   - Я человек... - усмехнулся в ответ я, давление с глазных яблок уходило, и моя голова более не грозила взорваться.
   - С точностью в восемьдесят шесть целых, тридцать четыре тысячных процента, ты дройд, - уверенно пропищал в ответ маленький паршивец.
   - Однако, я набрал на два процента больше, - тяжело вздохнув, проворчал я в ответ. Первая встреча с любым астромехом, и всегда одно и тоже. - Код, правило тридцать четыре, бета, альфа, гамма, исполнить, - несколько мгновений маленький астромех ждал, этот промежуток времени, для сверхбыстрого процессора дройда третьего класса, вполне сошел за неловкое молчание.
   - Портовая служба Лотал Ферум Инк приветствует вас, дройд С1-10Р к вашим услугам, если вы обнаружили этого дройда в деактивированном состоянии, просьба связаться со службой имущественного урегулирования. Напоминаем вам, что присвоение себе потерянного имущества является тайным хищением. Поэтому просим вас воздержаться от неавторизированных действий, во избежание судебного преследования, - подчиняясь заложенному протоколу, С1 проиграл запись предусмотрительно записанную в него хозяином.
   Забавно, раритетный дройд для раритетного корабля. Хотя, учитывая надёжность астромехов, сотня лет для этих роботов - не срок. Эти маленькие приземистые роботы спроектированы, чтобы работать в любых, самых немыслимых условиях.
   - Приношу свои глубочайшие извинения, - дройд, выражая раскаяние, закачался на своих ногах из стороны в сторону.
   - Сейчас это не важно... итак, что бы ты мог сказать о техническом состоянии корабля? Пилот сказал что-то, но я не понял, - звуки его голоса прозвучали странной тарабарщиной, словами на иностранном языке. Это иногда происходит, когда я слишком сильно сосредотачиваюсь на одном собеседнике.
   - Только волею великой функции рандома, корабль не разнесло на атомы. Когда тристорные обмотки начали падать, гальваники вышли за критический уровень. Пробой через внешнюю обмотку, если бы я не замкнул гипердрайв на корпус... конечно, на атомы нас бы не распылило, но попрожарились бы вы, организмы, знатно. Какой олух проектировал ваши цепи? Каких-то четыреста кельвинов и всё, полное прекращение функционирования.
   ***
   Вдох, мысли текут мягким, ничем не сдерживаемым потоком, где-то на задворках сознания слышен мерный недовольный писк одного маленького дройда. Двигательная яма на "Королеве" непривычно больших размеров. Настолько, что я разместился между панелей управления без особого труда.
   Панели палубы сняты и кучей свалены в угол, воздух мерно подрагивает, кажется, в такт моему дыханию. Повинуясь моей воле, из ниши в палубе медленно всплывает сигарообразное устройство. На корпусе гипердвигателя прекрасно заметны многочисленные подпалины. И одна большая каверна, рядом с силовым кабелем, что так же медленно тянется из пола.
   Писк, дройд кажется обеспокоенным, мягкая ладошка Асоки лежит на плече, придавая уверенности. Миллиметр за миллиметром, гиперпривод выплывает со своего насиженного места. Писк дройда из его технологической ниши становится оглушительным. Мир замирает, всё замирает, даже дыхания, кажется, нет.
   С тихим щелчком, привод встаёт на своё законное место. Керамические посадочные крепления слегка прогибаются под его массой. Где-то там, наверху, по палубе мечется капитан корабля. Если до этого я мог бы назвать его азартным, то сейчас со всей ответственностью заявляю: он напрочь сдвинутый на голову авантюрист.
   На этой внешней подвеске должен был стоять привод седьмого класса, на случай, если основной выйдет из строя. Но от запасного двигателя осталось только его посадочное место. Конечно, сейчас оно нам пригодилось, вот только, насколько надо не дружить с мозгом, чтобы демонтировать и продать запасной гипердрайв.
   Надо узнать, откуда Сикс родом, и после этого держаться от его соотечественников подальше. При условии, конечно, что это небольшое приключение закончится хорошо. Интересно, хоть кому-нибудь могло придти в голову прыгать в гипер на неоткалиброванном приводе, и с демонтированным запасным двигателем?
   Питающий кабель отстегнулся со своего посадочного места, дройд тут же подхватил второй конец кабеля манипуляторами. Прецезионно-точным движением прикрепив драйвер к энергосети корабля. Освещение мигнуло и исчезло, мерзкий механический гул наполнил всё вокруг. Несколько томительных мгновений ожидания, и свет зажёгся вновь.
   Облегчённый выдох, мы ещё живы, и нас не распылило на атомы, а значит, есть шанс починить двигатель - другого способа выбраться из этой передряги у нас нет. В результате действий дройда, что, по его словам спасли наши жизни, основной навигационный компьютер спёкся. А запасной, запасной, наверное, был там же, где и резервный гипердрайв.
   - ... полдела сделано! - ко мне наконец вернулась способность понимать сказанное. На лице Асоки застыла кривая обречённая улыбка.
   Да, выглядит гиперппривод, откровенно, не очень - поверхность идеально зеркальна, но отдает какой-то желтизной. Тем временем С1 быстро снял защитную пластину на панели управления приводом, и запустил свой разъем в универсальный порт. Что ж, осталось только подождать вердикта астромеха.
   - Чёртовски удачная поездка, - голос Асоки пропитан сарказмом, она улыбается. Сжимаю кулаки, чтобы унять дрожь в пальцах, может быть это от накатывающих волн слабости, хотя, скорее, от немыслимого перенапряжения.
   - Ну, медовый месяц не задался с самого начала, - линия полной диагностики практически заполнилась. Слишком медленно ползут проценты. Хотя это скорее события скачут слишком быстро.
   В том, что гиперпривод вышел из строя, нет ничего особо удивительного. А вот то, что запасной демонтирован и продан... то, что Сикс не был придушен на месте, можно списать только на степень моего удивления. Если бы ни это, пилота бы не спасла даже его незаменимость. Нет, с учётом того, что "Королева" возможно уже никуда не полетит, это слишком уж мягкая смерть.
   - Медовый месяц? А что этот самый медовый месяц значит? - с любопытством спросила Асока.
   - Как-нибудь в другой раз расскажу... - тихо вздохнув, ответил я... - Сикс, прекрати метаться! - крикнул я в открытый люк, шаги мечущегося по коридору капитана, донельзя взбесили меня.
   Капитан, что-то проворчал наверху, но прекратил свои бесконечные хождения. Потянулись томительные минуты ожидания. Мерное гудение дройда и заполняющаяся линия самодиагностики убаюкивали меня. Не было сил, чтобы говорить, не было сил, чтобы думать, их едва хватало, чтобы стоять у стены, полуприкрыв глаза, лишь немного смежив веки. Измученному организму требовался сон. Возможно, именно по этой причине, я пропустил момент, когда встроенные в броню медсканеры, наконец, отработали.
   Перед глазами засветилась большая красная надпись. "Внимание. Нарушение функций печени". Короткое движение пальцами - и надпись исчезла, только для того, чтобы появиться вновь. "Внимание. Острая печёночная недостаточность!" Сообщение коротко мигнуло, чтобы тут же поменяться на другое - "Внимание. Печёночная кома. Немедленно воспользуетесь медицинской капсулой".
   Складывалось ощущение, что система оповещения словно опомнилась, и сейчас на меня сыпались одно за другим запоздалые сообщения. Первое, что я заметил у следующей надписи, это три мерцающих восклицательных знака, и они не предрекали ничего хорошего. "Внимание!!! Отказ печени".
   - Блядь... - с губ сорвалось всего одно единственное слово. Просто замечательно, превосходно, горло пережало невидимой рукой.
   - В чём дело, мастер? - голос Асоки был полон беспокойства.
   - Ничего, Шпилька, всё в порядке... - слова, сказанные моим собственным ртом показались мне чужими. Холодные прикосновения страха коснулись кожи на загривке, и только невероятным усилием удалось погасить нарождающуюся панику.
   Сейчас Асоке совершенно незачем знать, что у меня отказала печень. Что же, Р3 меня предупреждал о возможных последствиях удалённого следящего устройства. Видимо, сработала инженерная ловушка, для слишком умного лорда.
   Всё не так уж и плохо, система даёт мне четыре дня, чтобы добраться до личной медицинской капсулы. С вероятностью в семьдесят процентов, я даже не впаду в кому в ближайшие сутки. Превосходно. Четыре дня, целая прорва времени.
   "Отправь сигнал бедствия через квантовый модуль связи. Немедленно!", - кричал мне здравый смысл. Вот только, чего-чего, а смысла в этом и не было. Без точных координат корабля, нас не найдут вовремя. Даже если я прибегну к крайнему средству, и впаду в летаргический сон. Нет никаких гарантий, что корабль вообще найдут.
   Космическое пространство слишком огромно. Отосланный сигнал бедствия будет распространяться медленно, по космическим меркам. Могут пройти годы, а то и века, пока он дойдет до ближайшего гиперретранслятора. Спасателям надо будет оказаться на расстоянии, как минимум, световой недели от нашего корабля, чтобы просто зафиксировать сигнал, и точно определить наше положение.
   - Всё не так плохо, прогнозы были хуже! Радуйтесь, организмы! Вы не умрёте! - неожиданно весело просвистел в ответ дройд...- Нет, умрете, конечно. Но потом.
   Примечание
   Оставляем оценки и комментарии, вам недолго мне приятно.
   Нисколько не требую, но в нашем мире слишком много вещей измеряться деньгами. И благодарность, выраженная в материальной форме, существенно облегчает муки творчества.
   Сбербанк Карта 4276 3300 1085 3240 ВебМани R201422345582 ЯндексДеньги 410013918188095
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Соколов "Мажор 2: Обезбашенный спецназ "(Боевик) Е.Шторм "Жена Ночного Короля"(Любовное фэнтези) Ю.Ларосса "Тихий ветер"(Антиутопия) А.Минаева "Академия Алой короны-2. Приручение"(Боевое фэнтези) Н.Александр "Контакт"(Научная фантастика) Д.Сугралинов "Мета-Игра. Пробуждение"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) В.Василенко "Статус D"(ЛитРПГ) Д.Куликов "Пчелиный Рой. Вторая партия"(Постапокалипсис) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"