Горбачев Олег Вячеславович: другие произведения.

Bit или не Bit? Вот в чем вопрос

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние конкурсы на ПродаМан
Открой свой Выход в нереальность
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Peклaмa
Оценка: 6.20*37  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Уважаемые читатели, вашему вниманию предлагаю свое первое творение - это фантастическая история, в которой обычный парень (программист) нашего времени находит мат-программный код привязки каждого человека в пространстве. Этот код позволяет осуществлять перемещение в пространстве. Спасаясь от спецслужб, главный герой с друзьями отправляется в путешествие, но оказывается в другом мире. Разыскивая дорогу домой, он узнает секреты природы своих перемещений, а так же раскроет тайны миров, через которые лежит его путь. Это история о взломе мироздания.
      P.S. В школе по русскому языку имел 3-, так что не обессудьте. Цель произведения - для начала, научиться правильно излагать свои мысли текстом и хоть немного научиться грамматике. Это так сказать моя первая проба клавиатуры.....

 []

Bit или не Bit? Вот в чем вопрос.

 

Оглавление:

Глава 0000 Что может быть проще пространства.

Глава 0001 Эльфы тоже люди.

Глава 0010 Раб мой бойся меня.

Глава 0011 Где твой бластер чувак?.

Глава 0100 Дом милый дом .

Глава 0101 Спящие Боги .

Глава 0110 Личная темница .

Глава 0111 Мир без людей .

Глава 1000 Сотвори ближнего своего .

Глава 0000 Что может быть проще пространства.

 

    Я опаздывал на встречу с друзьями, в наше любимое кафе "Вепрь". В этом тихом, недорогом местечке с хорошей кухней и атмосферой старинного охотничьего домика у нас заведено отдыхать и отмечать праздники и личные победы. Сегодня, в пятницу, мы собирались 'обмыть' конец рабочей недели и прибавку к зарплате моего лучшего друга Сани.
   Саня - юрист в солидной компании, молодой, но уважаемый и ценный сотрудник, потому зарплату ему повышают довольно часто. Саня - очень ответственный человек, из тех, кто следует принципу 'мужик сказал - мужик сделал' и ни перед кем не прогибаются. Он всегда вежлив и аккуратен. Надо ли говорить, что именно Саню мне ставят в пример родители?
   Полная противоположность Сани наш друг Дима. Несостоявшийся журналист, а ныне админ компьютерной сети в ГорГазе. Его жизненное кредо: меньше работы, больше свободы. И ему это вполне удается. Загружен он не сильно - обслуживает несколько компьютеров из бухгалтерии, в основном режется в компьютерные игры и сидит в чатах. Лишь когда у какой-нибудь квочки (так он зовет своих тетенек) сбоит принтер или 'глючит' 1С, он с видом человека, которого челядь по пустякам отвлекает от решения важнейших проблем цивилизации, дергает проводок, трясет картридж, а затем с гордо поднятой головой возвращается к игре в "линейку".
   Дима до сих пор сидит на шее у родителей. Этот факт, как и отсутствие личной жилплощади, его не смущает. Случайных подружек он водит на квартиру ко мне или Сане. Девчонки при этом считают его владельцем наших квартир. В их представлении Дима богатый, состоявшийся парень. Его подружки даже не догадываются, как далеки они от истины.
   Мы трое родились и выросли в одном дворе. Учились в одном классе и дружили с детства. Хотя потом наши дорожки разошлись (разные университеты, затем место работы), но мы сохранили крепкую дружбу и проводили свободное время вместе.
   Меня с детства безумно тянуло к компьютерам. Я мог до ночи, в ущерб учебе, разбирать по косточкам новые программные продукты, взламывать сервера и маршрутизаторы местного провайдера. Тогда у меня было хобби - коллекционирование компьютерных вирусов. Я вылавливал, а потом трепанировал чужие вирусы и, как маньяк, злорадно потирая руки, конструируя свои. Прошел детский максимализм, сменились герои, хобби и увлечения. Я стал инженером компьютерных сетей. Теперь работаю ведущим кризис администратором магистральных сетей и серверов, в крупной сетевой компании. Занимаюсь решением проблем на сетях и серверах крупных провайдеров и банков. Без ложной скромности скажу, что считаюсь одним из лучших в этом деле. Руководство меня ценит, зарплатой не обижают и закрывают глаза на мои маленькие вольности....
    Вот уже больше года у меня новое хобби, которое полностью захватило меня с головой. Я коллекционирую аномальные пакеты в сети и файлы на серверах. Именно один из таких файлов меня и задержал на работе сегодня. Выловил его я с сервера налогового управления. Такие файлы в сети большая редкость. Они никому не мешают, вредоносных кодов не содержат, много места и ресурса не отбирают и никак вообще себя не проявляют. Вы спросите, какого же лешего я привязался к ним? Отвечу - да потому,  что не могу понять, откуда они берутся и для каких целей используются. У них нет времени создания, нет привязки  к каким-либо программам или процессам. Эта загадка не дает мне спокойно смириться с их жизнью в сети. И еще! У всех таких файлов есть нечто общее: одна и та же структура - у них есть код одинаковой длины, начинающиеся всегда со значения "04", а конечные двенадцать символов частенько совпадают в разных файлах, которые я находил в совершенно изолированных друг от друга сетях. Эти файлы очень живучи. Удалить их невозможно  даже при помощи низкоуровневого форматирования! Они снова и снова проявляются. Такие файлы я копирую к себе и пытаюсь разобраться с ними на досуге. Только после копирования они умирают. Это я так называю тот процесс, что данные в них перестают изменяться, хотя до копирования на мой носитель жили своей жизнью, и данные в них постоянно изменялись. Уничтожить эти файлы все же можно и довольно несложно, достаточно переставить сервер территориально в другую комнату или этаж и аномалии как небывало. Ну и что вы скажите после этого? Не шаманство ли это? За этими раздумьями я припарковал машину и спустился в кафе.
           Зайдя в кафешку, окинул взглядом зал. Тишина и спокойствие. Массовое гуляние пока не началось.  Саня сидит за нашим столиком, приветливо улыбается на мое приветствие. На столе у него не густо: запечатанная бутылочка коньячку, нарезанный лимончик и сок. Видать основной заказ еще не успели приготовить. Так можно и коньяк приговорить пока эти повара подсуетятся с нашим заказом. Димка обнаружился невдалеке, сидящем в компании двух скучающих девушек, которые неспешно,  едва касаясь губами чашечек кофе, снисходительно слушали Димкин треп.  По их виду видно, что кофе они будут пить еще долго, а Дима, похоже, их не впечатлил.
Присаживаюсь рядом с Саней, обмениваемся  рукопожатиями.
     -Давно он циркачит, - спрашиваю Саню, кивая в сторону Димки.
     -Да уже минут пятнадцать. Сейчас выдохнется и придет к нам раны коньяком зализывать.     
Не успели мы откупорить бутылку, как напротив меня нарисовался Димка. - Прювет Андрей, а мы уже заждались тебя.
    - Привет Димыч, видел, как ты меня дожидался. Что облом с девчонками? -  усмехнулся я.
    - Пока просто временное отступление. Пехоту отбили, нужна артиллерийская поддержка,  - подмигнул нам Димка.
    -  Если девушка однозначными знаками показывает тебе Димыч, что ты ей неинтересен, не стоит портить им вечер твоими ухаживаниями, - поучительно вставил Саня.
    - А ты Андрюха, меня поддержишь? - спросил меня Дима.  
    - Я пасс, - поддержал я Саню, - тем более мы собирались отмечать Санину прибавку, а не снимать девчонок.
    - Одно, другому не помеха, - парировал Димка. - Ладно, сам все сделаю, дай только ключи от своей машины и три сотни, - сказал он, протягивая руку ко мне.
    Без слов выкладываю ключи от машины и три купюры на стол. Димка сгребает все и со словами, - без меня бутылку не вскрывать, - покинул кафешку. Саня, пожав плечами, откупорил бутылку и по чуть-чуть наполнил три бокала. Чокнувшись с моим бокалом и одиноко стоящим Димкиным, он продекламировал: - За мою премию, дай Бог не последнюю, - выдержав секундную паузу, он сделал небольшой глоток.  Я, опрокинул целиком всю не большую дозу, закусывая лимончиком.
    - Держу пари, Димыч умчал за цветами, проговорил Саня, потягивая коньяк, - его артиллерия  не удивляет разнообразием.
    - Согласен! Только почему его артиллерия всегда оплачивается с моего бюджета, мне не жалко, только так он и задумываться не будет, чтобы найти себе более оплачиваемую работу. 
    - Димыч говорил, что занимается съемом исключительно ради тебя. Хочет найти тебе достойную  девушку и залечить твою старую сердечную рану, - проговорил Саня, загадочно улыбаясь, не забывая добавлять коньяк в наши бокалы. Это он имеет, введу тот случай месячной давности, когда я очередной раз неудачно влюбился. Сане хорошо посмеиваться с его складом характера. Мне кажется, он никогда и не влюблялся, поэтому не ему меня учить. Саня легко знакомится с девушками, всегда добиваясь успеха. Может потому, что реально, без эмоций оценивает свои шансы, а может, потому что, смазливый - девчонкам такие нравятся. Саня ведет себя с  девушками всегда корректно, вежливо, предусмотрительно. Есть в нем что-то аристократическое, может этим  и берет их. Встречаясь с очередной дамой, он сорит деньгами, балуя ее, хоть в повседневной жизни очень расчетлив и бережлив - лишнего ничего себе не купит. Со стороны, кажется, что он влюблен. С пассией своей он никогда не сорится, но проходит от трех до четырех  месяцев и он расстается с ней по своей инициативе, мотивируя для нас это тем, что дальше их отношения могут перерасти только в брак, а он к браку еще не готов. Что он говорит, своим экс девушкам не знаю, но не грубит им точно, не такой он человек. Димка же открытая книга, баламут и гуляка. Для него в отношениях с девушками  главное чтобы все быстрее закончилась постелью. Я же, стоит мне начать встречаться с девушкой, через какое-то время обязательно влюбляюсь в нее. Если не добиваюсь ответных чувств - прихожу в уныние.  Для меня  проще взломать самый неприступный сервер, чем понять, что же нужно этим женщинам.   
        
Не успели мы распить по третьей, как явился официант с закусками. Судя по поступающим тарелкам, ребята заказали домашние колбаски в горящем огне - блюдо выгладило аппетитно и эффектно. Еще картошечку по домашнему и пару салатиков. Все что нужно для голодного холостяка после трудовой недели. На запах яств, в дверях показаться Дима, как и ожидалось с букетом роз. Он демонстративно подошел к столику девчонок, держа перед собой цветы. Кивнув рыженькой как поручик, он  галантно подарил ей букет. Задержавшись возле девчонок не больше минуты, Дима вернулся за наш стол. В битве между сердцем и желудком победил последний. Не чокаясь с нами, Дима одним глотком выпил свой коньяк, закусив колбаской. После чего небрежно отдал мне ключи от машины. Мой железный конь будет ночевать возле харчевни - это была последняя трезвая мысль за вечер....
    Пьянка удалась! В душевной компании друзей мы перешли плавно на водку, а закончили пивом на подходе к моему дому. В кафе обсудили все глобальные вопросы мирового значения, плавно перешли к теме о дамах, потом о работе, в итоге я долго  пытался объяснить друзьям принципы коммутации и маршрутизации. Димка частенько покидал нас, подсаживаясь к девчонкам. После его отлучек на столе девушек  появлялись то бутылка дорогого шампанского, то фрукты, щедро преподнесенные Димой, опять с моего бюджета.   Увы, девушки не проявили благосклонность к Димке, и мы героически шли домой в мужской компании. Димка однозначно решил ночевать у меня, чтобы не расстраивать маму своим пьяным видом, хоть с телефонного разговора Галина Сергеевна и так все поняла о своем сыне. После пьянок Дима предпочитал отсыпаться в моей двухкомнатке, а никак не в Саниной съемной однокомнатной.   Саня остановил такси и, попрощавшись с нами, умчался к себе. А я, слегка пошатываясь, не забывая поддерживать Диму, поплелся к себе домой. Мой друг всячески мешал его тащить, продолжая свои  пьяные нравоучения по правилу съема от великого ловеласа Димича. Как я не старался держаться в норме и пить по чуть-чуть, все равно перебрал, не говоря уже о Диме. Он, как правило, всегда перебирал. Кто из нас всегда чувствует свою меру, так это Саня. Еще в юности Саня пару раз сильно напивался - один раз на выпускном, другой на первом курсе под новый год. С тех пор он четко чувствует свою норму и при мне ни разу не перепивал. Дойдя до нужной кондиции, он либо прекращал пить, либо пил совсем по чуть-чуть - для компании, и никакие заявления про слабака или "ты меня уважаешь" на него не действовали.
        Мы с Димкой добрались домой без приключений. Он, конечно, поварил немного воду перед сном - то ему шампанского бутылку в постель подавай, чтобы сбить пробкой назойливый вертолет, который прилетает к нему, только он закроет глаза, то ему срочно поболтать нужно...
         Выходной день, а я проснулся в семь утра. Не могу  долго спать после пьянки.  Хорошо Димке, будет сопеть часов до одиннадцати. Сделав себе кофе, сажусь за комп. Покопаюсь немного в новом аномальном файле, который вытащил с сервера налоговиков. Голова слегка болит, думать не хочется, но новая головоломка уже успела увлечь.  Вырисовывалась интересная закономерность в данных аномальных файлов. Такое впечатление, что в файле данные слежения за объектами, схожие с данными которыми обмениваются базовые станции мобильной связи. Имеется номер зоны "04",  он во всех файлах один и тот же, дальше идет  номер соты, потом координаты от центра соты, в конце уникальный двенадцати символьный код объекта. Если это так, то свой уникальный код я практически вычислил. Он должен повторяться во всех сотах, где я вылавливал аномальные файлы и находился рядом с сервером, с которого его вытягивал. Вот сейчас и проверим. Удаленно подключаюсь к серверу налоговиков, слава богу, на их сервере крутится софт производства нашей фирмы и моего производства в частности. Я всегда оставляю себе лазейку для удаленного администрирования, чтобы не срываться ночью с дому для устранения проблем у клиента, а разрулить все прямо с дома. Файл на месте и моего предположительного кода в соте нет, а ведь был же! В течение пару часов, ломаю команды и запросы, которые можно прогнать через файл. Результаты скудные: три команды с форматами данных, одна из  них предположительно поиск, другая help, треться наверно  изменение данных. Тяжело разобраться в хелпе, если все в двоичном коде, и нет никаких ассоциаций с буквами и словами. Глотнув  холодного кофе, пробую вести поиск предположительно своего кода. Код нашелся в другой соте. Координаты его были не подвижны. Стоит пойти выключить мобильник. Интересно, что тогда будет с моим кодом? Запускаю непрерывное  сканирование своего кода и иду выключать мобильник. Возвращаюсь  в комнату с выключенным мобильником. Смотрю на монитор. Удивительно! Мобильник выключен, а программа отследила мой поход на кухню за мобильником и назад к компьютеру. Не может быть! Если я не ошибаюсь, тогда я нашел дырку в серьезной программе, серьезных людей, позволяющую контролировать местоположение людей без каких-либо электронных устройств - это не вероятно! Сделав поход к спящему Димке и назад, по совпадениям координатам вычислил код Димки. Его координаты замерли в одном положении, не мешая своему хозяину мирно посапывать. Больше не могу сидеть на месте, меня переполняют эмоции. В течение пяти минут пробую пробудить друга. Сдаюсь. Включив мобильник, звоню Сане.
    Саня выслушал меня спокойно, спросил: -  что мы еще пили вечера и трезв ли я, необходимо ли что-то купить к завтраку? Сказал, что о чем я говорю - невозможно реализовать технически и чтобы я успокоился, он сейчас приедет и во всем сам разберется. Сажусь снова за компьютер. Через какое-то время за спиной послышался хриплый голос Димки:
    - Утро доброе коллега. Все работаем, а гость между прочим, кофеем не поеный стоит. Потому-то все твои девушки убегают от тебя, что по утрам только и видят твою спину за компьютером, а не чашечку кофе у кровати. Ничего я займусь твоим воспитанием.
    Я никак не прореагировал на его сарказм, посмотрел только данные Димкиного кода, они живо менялись в такт рассаживания их хозяина по комнате.
    - Димычь, у тебя мобилка сейчас собой, - спрашиваю его, не отрываясь от монитора. Дима на миг застыл, обрабатывая вопрос, потом ответил: - нет, он в куртке, еще вчера аккумулятор сел, кстати, у тебя зарядка к Nokia есть?
    Я
ничего не ответив, начал рассказывать о своей находке, демонстрируя все на мониторе. Диму технические нюансы не особо заинтересовали, он сразу начал выдавать свои теории, что все это может значить и кому эти файлы могут принадлежать. Зазвенел дверной звонок и к нам присоединился Саня. Вникнув в суть вопроса, он отмел наши теории о появлении и работе файлов. Особенно раскритиковал Димкину теорию о параллельных мирах и злобных инопланетянах. Так же отверг мою теорию о Матрице и виртуальных пространствах. Взамен выдвинул свою теорию, по которой все это принадлежит мощной спецслужбе некой влиятельной державы и нам лучше во все это не лезть. На что мы с Димкой в один голос ответили - мы  уже влезли и нужно лесть до конца.
    - Андрей, а ты можешь мой код удалить или спрятать? - спросил Димка, подвигая свой стул ближе ко мне и деловито заглядывая в монитор.
    - Не могу. Не нашел пока такой команды, могу попробовать перемещать твой код в другие соты и на другие координаты.
    - Давай перемещай, - похлопал меня по плечу Димка.
    Я скопировал координаты своего кода с сохраненного в пятницу файла налоговиков, добавил Димкин код и отправил на исполнение. За моей спиной раздался вопль Сани. Оборачиваюсь. Димки в комнате нет.
    - Что случилось?! Куда делся Димка?! - заорал я.
    - Он растворился просто в воздухе! Пропал в одно мгновение, - уже спокойно ответил Саня. - Посмотри по своей системе, где он.
     
Мы оба прильнули к монитору. Запускаю программу поиска кода.  Димкин код обнаружился по координатам серверной Налогового управления. Координаты часто меняли свои данные в пределах одной комнаты. Вдруг координаты остановились, мы с Саней напряглись. Тишину комнаты взорвал Сани мобильник заунывной мелодией. Саня, взглянув на номер вызывающего, мгновенно показал экран мне - городской незнакомый номер. Нажав кнопку ответа, Саня сухо произнес, - слушаю,... это он! В налоговой! Ревет сигнализация, а он орет, чтобы срочно забрали его домой!
            Мои пальцы так быстро никогда не печатали. Через пару минут Димка стоял в центре комнаты. Не говоря ни слова, он сходил в коридор, взял сигареты и вернулся в комнату уже с дымящей сигаретой. Протянул пачку нам. Я курю очень редко, да Саня тоже только по пьянке, а в квартире я вообще никому не разрешаю курить, но сейчас безропотно взял сигарету и протянул пачку Сане. С минуту курили молча, первым не выдержал Димка.
    - Обалдеть! Я только что сделал километров 30, и даже моргнуть не успел. Чуть в штаны не наложил, когда оказался в той комнате, особенно когда сирена врубилась. Это ж так и банки можно грабить!
    - Эта история все хуже и хуже пахнет,- хмуро проговорил Саня. - Нас должно больше волновать, чья это система и что нам теперь со всем этим делать. Случайно все эти файлы возникнуть не могли.
    - Твою теорию о спецслужбах опровергаю, - быстро заговорил Димка, - это транспортная система древней цивилизации, которая проступает через нашу компьютерную сеть или мы все живем в виртуальном пространстве некой Матрицы, а Андрюшины файлы - это дыры в ее программе. Но в последний вариант верить не хочется, не хочу быть растением, живущим в колбе и подключенным к компьютеру, хочу быть героическим хакером, ломающим деревянную локалку с каменными компьютерами.
    - Мало данных для нормальных выводов,- сказал Саня, затушившая бычок.
    - Так давайте соберем эти данные, проведем эксперименты. Я еще поломаю файлы, - предложил я, выбрасывая окурок, который  уже успел дотлеть до фильтра.
    - Давайте для начала позавтракаем, за едой все спокойно и обдумаем, - предложил Саня.
     Дружно накрыли стол, продолжая обсасывать волнующую тему. Димка извлек из холодильника бутылку водки и водрузил ее в центе стола.
    - Я пить не буду! Смотреть на нее, после вчерашнего, не могу, а работать выпившим я не умею. Голова не так варит,- сразу отрезал я.
    - Сань, а ты?- молитвенно посмотрел на Саню Димка, - мне надо нервы подлечить после телепортаций, а сам пить не хочу.
    - Я поддержу, - сказал Саня, доставая на всякий случай три рюмочки.
Я быстро вкинул в себя кулинарные творения Сани и, не слушая его нравоучений и запугиваний язвой желудка, убежал к компьютеру. Ребята еще добрых минут сорок трапезничали на кухни, оттуда доносилось бурное обсуждение темы. Я же потел над программой для работы с файлом, но пока работа затормозилась. Система позволяла мне довольствоваться только сбором статистических данных и системных сообщений. В комнату зашел Димка и сходу заявил, чтобы я переместил его в ближайший супермаркет за еще одной бутылкой водки, при этом он был уже изрядно на веселее, видать вчерашние дрожжи добавили градусов к утрешним. Сзади него стоял совершенно трезвый и ухмыляющийся Саня, видно было, что он практически не пил. Тем временем Димка продолжал: - ты мне должен сделать доступ к этой системе и с нормальной графической оболочкой, чтобы иконочки - Дом, Работа, Саня, Андрей.
Я пробежался пальцами по клавиатуре, и продолжение Димкиного монолога прозвучало уже со спальни.
    - Я тебе бы не советовал сильно баловаться с этой системой, пока мы не разберемся, что к чему, но один раз для пробы закинь и меня в соседнюю комнату. - Сказал Саня.
Я подготовил скрипт и через мгновение мы все  находились в спальне.  
    - Это впечатляет, - произнес Саня, направляясь на кухню. - Димыч, я угощусь у тебя сигареткой?
Я сел рядом с Саней, тоже угощаясь с Димкиной пачки.
    - Сань ты мне поможешь в кое-каких экспериментах?  На Димку уже надежды нет, а у меня пару идей возникло.
    - Да не вопрос. До понедельника я совершенно свободен.  Говори, что надо. Пришел Димка тоже закурил, налил себе рюмку водки.
Я продолжал, - Мне вот что интересно, как и где мы получаем свои номера, кто их нам дает и когда человек умирает, его координаты замирают на месте захоронения или перестают отвечать на запросы поиска?
    - И что ты хочешь от меня?
    - Я хочу, чтобы ты потерся возле роддомов, и больниц с мобильником, сообщая, возле кого находишься. Интересуют новорожденные, беременные и умершие.
    - Хорошо. Будут тебе беременные и роддомы. Не будем затягивать. Раньше сядем, раньше выйдем, - сказал Саня, вставая, - я готов!
    - А я? - тоже встал Дима.
    - А ты останешься здесь мне помогать, тем более мобильник у тебя разряжен. 

            Саня колесил по городу до вечера, а в воскресенье Димка забрал мою машину и я получал информацию с двух источников. Я делал привязку координат и сот к реальной карте города, с этой работой вопросов  и трудностей не было. А вот роддом преподнес сюрпризы. Новорожденные все уже имели индивидуальный номер, кроме того, почти все беременные имели задвоение номера - свой и ребенка. Как и на каком сроке беременности, плод получал свой номер? Димка просидел полдня, в реанимации прикидываясь родственником больного, а я отслеживал более 20 неподвижных объектов, которых сумел привязать к территории реанимации. Ближе к вечеру по одному  из  объектов реанимации прошли ряд ранее не замеченных запросов и команд, после чего на поиск этого кода система перестала  выдавать ответы. На этом решили закончить, мне хватало данных для работы, а завтра всем на работу. Димка, было, возмутился, - зачем нам при таких возможностях на жалкую роботу ходить, - но Саня был непоколебим, - эту неделю будем работать, потом посмотрим, надумаешь увольняться, не забудь заявление об уходе написать. Я лично нормально уйти собираюсь, а не по-английски.
    Ребята разъехались, а я опять засел за компьютер, очень хотелось разобраться в запросах и командах которые проскочили перед смертью человека. Уже собираясь ложиться спать, я еще раз задал поиск умершего объекта. Невероятно! Код ответил! Найти его было бы практически невозможно, у объекта была ранее не встречавшаяся новая сота. Прощупав координаты, обнаружился еще один код с такими же координатами, прям как в случае с беременными. Я не мог сейчас просто лечь и заснуть, мне необходимо было иметь подтверждение своих догадок, неужели это реинкарнация или переселение души? Ребят тревожить не хотелось, уже было слишком поздно. Набираю  небольшой скриптик по которому я должен перенестись поближе к искомому объекту, а через пять секунд совершить обратный прыжок. Нажимаю клавишу ввод, запуская скрипт к исполнению. Мгновение и я стою в темной комнате, глаза еще не успели привыкнуть к темноте, но и так угадывается силуэт девушки мирно посапывающей на кровати. Из-за одеяла не разобрать беременная она или нет, потягиваю руку - пощупать ее животик, но тут яркий свет ослепляет меня. Стою уже в своей комнате. Решаю больше не тревожить девушку, оставлю немного  загадок на завтра. 

На следующий день я продолжил свои исследования на работе. Степан Яковлевич, мой начальник, никогда в мои дела не мешался, не особо вникая, чем я занимаюсь, работой или развлекаюсь. Мой начальник понимает, что на мне держится больше половины всех проектов фирмы и хоть зарплата у меня чуть меньше, чем у него, а премиальные за завершенные проекты значительно превышают доход всего отдела, шеф, как хороший психолог всякими путями старался удержать меня в отделе. Я понимаю, что моя работа стоит на много больше, чем достается мне, но тоже не наглею. Я все-таки  еще молодой специалист, без большого имени и связей.
    Практически не задумываясь над тем, с чем же я все-таки столкнулся  и как это можно связать с известной философией и религией, я, не отрываясь от монитора, разбирал коды аномального файла. Часа в два дня отвлекся, оказывается я, благополучно пропустил обед. Перед моим  столом стоит секретарша Степана Яковлевича и держит в руках поднос с горячим обедом.
    - Спасибо Настя, но я не хочу обедать, - прохрипел я. Уже и горло успело пересохнуть.
    - А Степан Яковлевич мне строго настрого приказал покормить тебя, - промурлыкала Настя, не принимая никаких возражений.
Шеф дает понять, что видит мой усердный труд и ценит меня. Ладно, прервусь для обеда. 
За едой, продолжал размышлять и пытался упорядочить, что удалось узнать. Получается, что после смерти человека, проходит некое сообщение или запрос через систему, после этого приходит команда, либо на очистку памяти, либо на перекачку воспоминаний куда-то. Нет,  скорей всего просто очистка, для передачи воспоминаний очень маленький массив. А дальше либо пересылка души новому телу, либо назначение плоду номера освободившегося после смерти предыдущего человека. Чтобы сделать окончательные выводы, нужно провести эксперименты с умирающим объектом. Попробовать запретить команду очистки или смерти. На себе такие эксперименты проводить не хотелось, а по близости, никто не умирал. Ах, какие перспективы открываются!  Зазвонил местный телефон.
    - У аппарата, - пробубнил я, глотая остатки отбивной.
    - Андрей тут тебя в холле спрашивают. Можешь спуститься?
    - А кто спрашивает?
    - Не знаю,  не представились. Два мужика в солидных костюмах, наверно клиенты. - Я сейчас занят. Пусть с ними кто-то с продажников пообщается.
    - С продажниками они уже общались, теперь хотят с тобой.
    - Ладно. Сейчас спущусь, - грустно сказал я, ложа трубку.
В холле увидел двух парней поджидающих меня у входа. Подхожу к мужикам и здороваюсь первым.
    - Андрей Сергеевич Теплов? - протянул мне руку в приветствии один из мужиков.
    - Он самый, - ответил я, пожимая руку в ответ.
    - У меня для Вас есть очень интересное предложение, но сначала давайте пройдем  к машине. Я хочу вам кое-что показать, - сказал первый, продолжая трясти мне руку.
Иду к машине вслед за собеседником, продолжающим нести всякую лесную бредятину про мою персону. Дойдя до машины, останавливаемся, задняя дверь открывается и меня в доли секунд вкидывают вовнутрь. Там уже сидит здоровенный детина  в черной форме. На нем бронежилет, а дуло его короткого автомата направленно мне в грудь. Одним движением охранник приковал наручником мою руку к своей. С другой стороны сел мой улыбчивый собеседник, неспешно закрыв дверь. Машина плавно тронулась.
    - Андрей Сергеевич, не желаете ли мне, что-нибудь рассказать? - спросил мой улыбчивый собеседник.
    - Кто вы такие и что вам от меня нужно? - спросил я, сдерживая дрожь и визгливые нотки в голосе.
Улыбчивый развернул свое удостоверение перед мои носом, продолжая вещать: - госбезопасность. А еще раз спрашиваю. У вас есть, что рассказать нам такое, что заинтересует нашу службу? Надеюсь, вы патриот, Анатолий? 
    - Конечно я патриот, только не пойму к чему вы клоните. Я не владею никакой информацией, способной заинтересовать вашу службу.
    - Хорошо, поговорим в конторе, - ответил он, теряя ко мне интерес.
 

            Меня привели в просторный кабинет, предложили сесть. Громилу от руки не отцепили. Боятся они меня, что ли? В кабинет зашел не высокий лысеющий мужчина лет пятидесяти и без вступлений начал говорить.
    - Здравствуйте Андрей Сергеевич. Меня зовут Геннадий Викторович. Вы попали в неприятную историю, но я помогу вам все уладить, если конечно вы готовы сотрудничать с нами. Нам про вас все известно и чтобы сократить время на ваши препирательства, я вам кое-что покажу и кое-что расскажу.  nbsp;&усмехнулся я.
&&- подмигнул нам Димка.
&&Если девушка однозначными знаками показывает тебе Димыч, что ты ей неинтересен, не стоит портить им вечер твоими ухаживаниями, - поучительно вставил Саня.
&&
&
&
&&брал номер, переговорил, положил трубку и исчез.
    - Мы нашли того, кому он звонил.
 На экране показали Саню, он был прикован к такому же детине, как и я. Выглядел Саня скверно, губы разбитые, оба глаза  - заплыли от синяков.
    - Это ваш товарищ, Александр Малышев. Он проявил завидное упорство и не дальновидность, на наши вопросы отвечать отказывался. Только строчил жалобы и претензии. И вы видите, к чему привело его упорство. Личность, которая ему звонила, нам все равно удалось найти, это оказался тоже ваш друг Дмитрий Поздняков.
На экране появился перепуганный Димка с перепачканным лицом. Он тоже был прикован к аналогичному детине, но без побоев на лице.
    - Ваш товарищ Дмитрий, оказался более сообразителен и покладист, - продолжал следователь, - он не стал отпираться. Отпечатки его пальцев оставленные в серверной, запись с камеры наблюдения, а так же вид вашего упертого друга Александра, убедил его все нам рассказать. Он поведал нам удивительные вещи, что вы Андрей Сергеевич, якобы разработали некую программу, позволяющую отслеживать нахождение людей, а так же совершать их мгновенное перемещение. В связи с этим мы приняли меры предосторожности и теперь к каждому из вас в прямом смысле прикреплен боец. Что скажете в свое оправдание? Дмитрий сказал нам правду? Вы готовы дать нам свои пояснения и сотрудничать с нами в дальнейшем? Уверяю вас, если то, что говорит Дмитрий правда, и вы согласны сотрудничать, то обижены вы не будете. 
    - Где мои друзья? - спросил я.
    - Конечно с ними все в порядке, заулыбался следователь, - они здесь, недалеко, Александру уже оказана необходимая медицинская помощь. 
    - Все, что сказал Дима, правда. Я буду с вами сотрудничать, - пробубнил я.
    - Вот и отлично, я не сомневался в вашей благоразумности. С чего начнем? не желаете ли продемонстрировать систему слежения и перемещения на одном из наших бойцов? - спросил следователь, вставая из-за стола.
    - Да пожалуй, - тихо произнес я, вставая, - для демонстрации мне понадобится только компьютер с выходом в интернет.
    - Чай? Кофе? Может, чего покрепче? - дружелюбно спросил следователь.
Я только отрицательно покачал головой.
    - Тогда, ждите меня здесь.
Через полчаса следователь вернулся и продолжил беседу.
    - Это наш подопытный боец, - представил мне следователь зашедшего парня. - Его будете отслеживать и перемещать. Это наш программист,  - указал он на зашедшего худощавого парня с ноутбуком, - он будет следить за вашими действиями.
Программист поставил передо мной ноутбук и став за моей спиной произнес:
    - Интернет беспроводный, логирование я включил, все действия и команды будут записываться, я буду наблюдать за вами.
    - Приступайте Андрей Сергеевич, - произнес следователь, - извините за неудобство, но ваша рука останется пристегнутой к охраннику.
Видя, что мне неудобно работать одной рукой, мой конвоир поднес свою руку  с наручником ближе к ноутбуку.
    - Андрей Сергеевич, в случае если вы захотите нас обмануть и улизнуть от нас, этот боец приведет вас назад. Так Семенов? - сказал следователь, разваливаясь в своем кресле.
    - Так точно, - мгновенно отреагировал мой конвоир.
            Я заплясал пальцами по клавиатуре, ни обращая внимание на слова следователя. Залогиневшись одновременно на домашний и робой компьютеры - скопировал необходимые мне программы и файлы. После чего разорвал удаленное соединение хитрым способом. В результате на рабочем и домашнем  компьютерах запустились программы на низкоуровневое форматирование жесткого диска с записью во все кластеры нулей. Затем подключился к серверу налогового управления и ввел на исполнение подготовленный скрипт. По поему плану,  Саню, Димку и меня должно перекинуть в такую же соту и с такими же координатами как у нас сейчас, только в другую зону. Вместо зоны "04", я всем поставил "01". Одна надежда, что номер зоны соотносится с континентом, в противном случае охранники приведут нас назад. А может, мы переместимся и без конвоиров. Только бы  не попасть на середину океана или на Северный полюс. Нажимаю ввод и обеими руками приподнимаю ноутбук.

 

 

 

Глава 0001 Эльфы тоже люди.

 

   Лицо обдало горячим воздухом. Я упал на спину в густую траву, держа ноутбук перед собой. Рядом на траве лежит и матерится Семенов. Внезапно он резко вскочил на ноги, приставил автомат к моему горлу и заорал, - ты, что сука вытворяешь?
    - Ты мне руку, больно вывернул, - заорал я в ответ, кривясь от боли.
    -  Я тебе, сука сейчас и голову сверну. Где мы?
    - Не знаю, - честно признался я. - Это твоя работа доставить нас  назад в вашу контору, вот и доставляй.
После моих слов, Семенов успокоился, встал и осмотрелся. Мы оказались на окраине дикого поля. Семенов достал мобильник, взглянул на экран.
    - Покрытия нет, - он сплюнул на землю и положил мобильник в карман.
С минуту повозившись с гарнитурой рации, Сименов начал вызывать диспетчера. Ему ответили немедленно.
    - Первый на связи, - произнес он в микрофон, - нет, у меня с диспетчером связи нет.  Действуем по планы  Б2. Я выпущу сигнальную ракету. Дуйте с Третьим ко мне.
Семенов достал сигнальный пистолет и выпустил в небо красную ракету. Через несколько минут со стороны леса вышло двое коллег Семенова, ведущих прикованных наручниками Димку и Саню. Ребята хмуро следовали за своими конвоирами. Саня ели волочил ноги, видать ему сильно досталось. Димка шел с опушенной головой и даже не поднял взгляд, когда наши группы встретились. Вояки быстро перепаковали нас в цепь. В начале и конце колоны стояли Второй и Третий, между ними один к другому наручниками сковали нас. Ноутбук забрал Семенов. Он теперь шел впереди сам,  метров за сто перед нами.
    - Привет братва, - заговорил я первым.
    - Что-то подобное от тебя и ожидал, - улыбнулся Саня, и тут же поморщившись  от боли, - и где мы находимся? Я так понял, связи и инета нет?
    - Ни связи, ни инета. Мы предположительно в 01 зоне, где эта зона находится территориально, не знаю.  - Ответил я.
Тут подал голос Димка:
    - Простите меня пацаны, я подлец и предатель...
    - Димыч, перестань причитать, - перебил его Саня, - я и сам готов был все им выложить, только тебя очень быстро нашли и от меня отстали. Они и так бы все раскрутили. Я только на Андрея надеялся, думал искать нас будет. Мобилки то наши, не отвечали.  Скажи Андрюха - что тебе мешало нас к себе телепортировать?  
    - Я в программе ковырялся, увлекся, - со вздохом ответил я.
Наручники дернулись, - прекратить болтовню, - гаркнул Третий.
    За час похода нам  не встретилось ни единой живой души, ни дороги, ни тропинки.  Семенов планировал найти речку и по ее берегу выйти к селению, но его плану не судьба было свершиться. Выйдя на очередной пригорок, мы увидели узкую грунтовую дорогу.
    По дороге пошли  компактной толпой. Солнце припекало, нашим конвоирам было не сладко в темной форме, да еще и в бронежилетах.  Третий в очередной раз ругнулся на тех, кто комплектовал экипировку. Наших конвоиров укомплектовали бронежилетами, дополнительными магазинами к АКМС, пистолетом с дополнительными обоймами, прямо как на войну собирали, а флягой с водой не додумались укомплектовать. Третьего больше всех доставала жара и жажда.  Внезапно Семенов остановился. Знаками дал команду - сойти с дороги и залечь в ближайших кустах. Впереди навстречу нам двигалась группа людей. Семенов отдал ноутбук Второму, снял свой автомат с предохранителя и, не прячась  двинулся навстречу группе. Их было человек десять. Шли они  колонной по два. Двое последних тащили двухколесную тележку. Заметив Семенова, восьмерка незнакомцев бросилась к нему, вытягивая на бегу палки из-за спины.  Семенов что-то им прокричал. Люди остановились метров за двести до Семенова и в него полетели стрелы. Семенов отреагировал мгновенно. Бросившись на землю, он  откатился в сторону с дороги. Люди что-то заорали и побежали к Семенову. Раздались одиночные выстрелы. При каждом выстреле один из нападающих  падал. Восемь выстрелов - восемь тел на земле. В следующее мгновение, Семенов поднялся и бежал к тележке. Оставшиеся у телеги люди выхватив мечи с криками бросились навстречу ему. Семенов разделался и сними, двумя точными выстрелами из пистолета. Оглядев поле боя, он по рации дал нам команду двигаться к нему. Проходя мимо поверженных врагов, мы не могли оторвать от них взгляд. Это были не совсем люди, скорее всего совсем не люди. Ростом выше среднего человека на две головы, лица с хищными клыками во рту, похожи на морды летучих мышей. Вертикальные узкие зрачки глаз остались открыты после смерти, что особо ужасало. Их волосатые пятипалые руки оканчивались мощными острыми когтями, они даже после смерти продолжали сжимать рукоятки оружия. Одеты чужие воины были в одинаковые кожаные доспехи. С вооружения имели только мечи и луки. Подойдя к Семенову, наши конвоиры начали нервно переговариваться.
    - Что за хрень здесь происходит? Где мы? - спросил Третий.
    - Что-то я не слышал, чтобы такие твари водились на Земле, - пнув ближайший труп ногой, проговорил Второй.
    - А с чего вы решили уважаемый Второй, что мы на Земле, - спокойно прервал их разговор Саня.
    - А, по-твоему, где?  - развернулся к Сане Второй.
Саня все так же  спокойно продолжал выкладывать факты:
     - Светило здесь другого размера и цвета, у тех насекомых, которых я успел здесь увидеть всего по четыре лапки, а аборигенам можно сниматься в ужастиках. Нужно еще факты?
    - Слышь, Андрей, - сухо заговорил Семенов,- пристрелить тебя здесь? Давай, возвращай нас домой или я тебя этим зубастикам скормлю, - Семенов пнул ботинком по морде ближайшего трупа.
    - Знал бы способ вернуться, сам бы уже предложил, - отступил я на шаг от Семенова. - Судя по оружию этих гоблинов, инета здесь наверно еще с тысячу лет не будет, а я только в компьютерах селен.
    - Ты у меня еще отгребешь свое, - сквозь зубы прошипел Семенов, вкладывая пистолет в кобуру.
    - Так что будем делать? Куда идти? - спросил Второй.
    - Для начала нужно просто выжить здесь. По ходу узнаем об этом мире больше, а там видно будет, - как всегда спокойно сказал Саня.
    - От наручников освободите нас, - тут же встрял Димка, - куда нам здесь бежать?
Семенов нехотя отдал команду снять с нас наручники.
    - Валите к трупам - соберете мечи и луки, обыщите гоблинов,  - приказал нам Семенов, - и без глупостей. Если кто бежать задумает, тот получит пулю в правую ногу.
Второй с Третьим приступили к осмотру телеги. Там они нашли два кожаных мешка с одинаковым клеймом. Один мешок поменьше  был набит золотыми украшениями, другой побольше с золотыми монетами. Разглядев чеканку на монете, Третий присвистнул, - люди у этих даунов, тоже есть.
На монете был профиль человека с бородой. Еще в тележке обнаружился больший кусок копченого мяса, три  буханки хлеба, головка сыра и бурдюк с каким-то пойлом. Третий открыл бурдюк, принюхался, набрал напиток в рот, погонял его во рту и глотнул.
    - Кислятина конечно, но пить можно, что-то вроде нашего сухого винчика, - сказал Третий, уже по полному прикладываясь к бурдюку.
    - Эй, - закричал Саня Третьему, - я бы не советовал тебе пить это. Может у этих гоблинов метаболизм другой.
    - Вот я и проверю, если со мной будет все в порядке, то и вам дам. Я не жадный, - заржал  Третий.
    - Так, чего до сих пор стоим здесь? - гаркну на нас Семенов, - какая была команда? Старшим в вашей группе назначаю Александра. Будете бузить, опять наручники на всех надену.  Мухой умчались трофеи собирать
Я с друзьями пошел собирать оружие. Подняв один из мечей, я  повертел его в руках.
     - Для меня тяжелый,  я дома тяжелей чашки кофе ничего не подымал, - оценил оружие я, - к тому же сомневаюсь, что смогу хладнокровно вогнать это в живое существо.
Димка,  повертев меч в руках, вогнал его в землю, - для меня тоже тяжеловат.  
К Димке подошел Саня, и присев на корточки внимательно посмотрел на рукоятку меча.
    - Обратите внимание, - обратился он к нам, - какие на рукоятке глубокие  царапины от когтей. Это были не слабые ребятки, нам до них далеко. К тому же, для того чтобы мечом махать и палить из лука, нужно не только силу иметь, а еще и умение. Вряд ли мы даже втроем и с оружием устоим против одного из этих гоблинов. Собираем трофеи и идем к нашим воякам, пусть каждый занимается тем, что умеет лучше всего.
    - Я чувствую в себе боевой дух,- проговорил  Димка, волоча за собой два меча, - мечом махать не смогу, но если мне дадут пистолет или автомат - я себя покажу.
    - Ты думаешь, если в своих компьютерных стрелялках героем был, то сможешь также гоблинов укладывать как Семенов? - обгоняя Димку, сказал Саня.
Оценив трофеи взглядом, Второй одобрительно кивнул, - молодцы! Сваливайте все в телегу. Сейчас выдвигаемся дальше. Вы двое телегу будете вести, Александр пока отдыхает.

    До вечера шли  без происшествий, если не считать того, что Третьего сильно развезло от пойла. Ему было настолько плохо, что мы его усадили на тележку. Пить с бурдюка больше никто не рискнул. Заночевали в овраге у дороги, там же нашли родник. Семенов организовал караул на ночь. Пол ночи дежурил Второй, вторую часть ночи должен был дежурить Семенов.
    Утром меня разбудил назойливый солнечный луч.
    - Проснулся? - не громко спросил Семенов, - бери меч в телеге и иди сюда, поможешь могилу выкопать.
    - Зачем? - так же тихо спросил я.
    - Третий помер ночью, так и не просыпаясь.
Мы, молча, рыли могилу.
    - Как его звали? - спросил я.
    - Не знаю, - ответил Семенов, а Второй добавил:
    - Мы все с разных подразделений. На время выполнения операции имеем только позывные.
    - А как нам к вам обращаться? Может познакомимся, раз мы тут застряли? -  спросил я, ловя момент разговорчивости Второго.
    - Меня зовут Семен, - протянул мне руку Второй, - жалко Третьего, по глупости погиб.
Я пожал руку Семену. К нему я испытывал больше симпатии, чем к Семенову. В отличие от моего конвоира у Семена были веселые, как бы усмехающиеся глаза. Возрастом он не на много старше меня, а светлые волосы и редкие веснушки вовсе молодили его. Хоть он был таким же здоровым бугаем как Семенов, сила его казалась добродушной.
    - Дурак был, потому и сдох, - выругался Семенов, - где его только учили? Был у нас в учебке такой придурок. Нашел у нашего водилы бутылку из под ликера, а ней розовая жидкость. Открыл бутылку, понюхал - спиртом пахнет. Думал выпивку наш водила заныкал, взял и выпил ее. Глаза залил и радуется, что  забухал на халяву. Так и не понял, от чего загнулся. А в бутылке этой наш водила антифриз хранил. Вот такая история про двух придурков.
    - А вас как зовут? - спросил я невпопад Семенова, когда пауза затянулась.
    - Толян, меня зовут, - хмуро ответил Семенов.
    - Я, правда, не хотел, чтобы так все получилось, - начал оправдываться я, - думал, переместимся в Америку или еще куда, но никак не в другой мир. А оно вон как вышло. Простите меня, пожалуйста.
    - Бог простит, - все так же хмуро ответил Толик.
Я замолчал, не зная, что еще сказать. Толик мне не понравился с первого взгляда. У него неприятный колючий взгляд. Глаза темно карие, волосы как смоль черные. Кожа смуглая, загорелая, явно служил где-то на юге. Тонкие губы всегда крепко сжаты, искривляются в улыбку только, когда насмехается над кем-то. Желваки на щеках играют, словно он  постоянно злится. Такому наверно не впервой убивать. Вон как лихо гоблинов завалил и даже не моргнул.
    Проснулись Димка с Саней подменили Семена и Толика. Пока мы рыли могилу, я рассказал ребятам, что узнал нового. За это время вояки сложили амуницию Третьего в телегу, боеприпасы разделили между собой. Похороны были короткими. Постояв минуту молча, мы засыпали могилу и ушли.
До полудня мы шли по дороге в неизвестность, пока не увидели над лесом легкий дымок.
    - Впереди цивилизация, - заметил бдительный Димка.
    - Постойте на опушке леса, - остановил всех рукой Семенов, - а я схожу, посмотрю, что там впереди.
Но не успел Толик углубиться в лес, как наткнулся на девчонку среднего возраста с лукошком в руках. Девочка была одета в длинное расшитое узорами платье, на голове цветастая косынка. Белобрысая увидев Семенова, сразу испугалась, но потом, рассмотрев его лицо, успокоилась и что-то залепетала на своем певучем, не понятном языке.  Семенов по рации подозвал нас.  Мы улыбались и пытались языком жестов наладить с девчуркой контакт, но она не понимала нас, а мы ее. Внезапно Саня вытянул из мешка золотую монетку и протянул ее девчонке. Та, приняв монетку, взяла Саню за руку и решительно повела его за собой. Мы безропотно последовали за ней. Пройдя по лесной тропинке сквозь чащу, оказались на краю небольшого поселения. На миг остановились, рассматривая странные небольшие домики с плоскими, наклонными крышами. Наша спутница уверенно повела нас вглубь поселения. По дороге на нас оглядывались поселенцы, провожая любопытными взглядами. Не задерживаясь, и не отвлекаясь, мы двигались за девчонкой, пока не оказались перед отдельно стоящим домиком, обвешанным резными рисунками. Что там было вырезано и для каких целей нам было непонятно. Зайдя в дом, увидели бородатого старика, похожего на волшебника из сказок. Черный колпак и плащ, длинная седая борода. На полках полно колбочек и книг. Он что-то пропел нам и девчонке, потом они, какое-то время общались друг с другом. Итогом беседы стала наша монета, выложенная девчонкой на стол перед носом колдуна.  Он сразу оживился. Набрав в кубок воды, и добавив туда порошок, он решительно протянул напиток нам. Семен сразу возразил:
    - Я эту дрянь пить не буду. Мало ли что он туда намешал.
Зато Димка, не ожидал от него этого, решительно взял кубок и одним глотком выпил все содержимое. По его глазам прошел легкий туман, а потом он залепетал с колдуном на его птичьем языке.
    - Что здесь, в конце концов, происходит? - прерывая их пенье, спросил Семенов.  
Но балагур Димка, полностью взял переговоры в свои руки и не обращал на нас внимания. Он о чем-то ворковал с колдуном, много жестикулируя и указывая на нас пальцами. Закончив с колдуном, жизнерадостный Димка, подошел к нам.
     - Все! Я обо всем  договорился, - деловито объявил Димка. - Мы зашли в лавку дипломированного волшебника этого городка. Девочка приняла нас за чужеземцев, не владеющих языком, но увидев, что мы при деньгах, решила отвести нас к местному волшебнику. Он торгует волшебными зельями, что-то вроде нашего аптекаря. Все волшебство производится в столице.  Мне он дал эликсир позволяющий познать язык собеседника. Цена снадобья один золотой, но мне кажется, старик нас надувает, пользуясь тем, что мы приезжие. Колдун предлагает нам  купить у него эликсир для всех, при этом постарается сделать нам небольшую скидку. Он говорит, что в продаже есть еще эльфийский эликсир, который, в отличие от его товара, позволяет выражаться более интеллектуальными словами и понимать животных, но стоит на девять монет дороже. Если мы захотим эльфийский товар, то купить его можно в столице, в этом случае он напишет нам рекомендательное письмо для скидки. Ему я сказал, что мы втроем студенты, направляемся в столицу учиться в их университет, а вы двое - наша охрана.
    - Скажи ему, что мы купим волшебный эликсир у него для всех, - сказал Семенов, отсчитывая четыре золотых.
Старичок обрадовался, отсчитал девочке три медных монетки и выпроводил ее из дома. Сам же принялся готовить нам зелье. Уже через несколько минут мы пробовали на слух новые слова.  
Мы по очереди, задавали вопросы волшебнику, он подробно отвечал, не забывая рекламировать и предлагать свой товар. Волшебник говорил, и перед нами открывались удивительные картины этого мира. Элоя - столица Верхнего королевства, находится в трех днях пути от их городка. В Элоя есть три университета, самый популярный  и дорогостоящий это королевский университет магии и волшебства. Власть в их государстве принадлежит наследному принцу крови Эллу Справедливому. Более реальной властью обладают его советники при дворе:  маги, волшебники, казначеи и богатые торговцы.  Второй властью в стране, является колдун Селл. Ему починена армия гризов, которые защищают королевство от внешних и внутренних врагов. По описанию колдуна - гризи очень походили на тех гоблинов, которых Семенов расстрелял на дороге. Магии перемещения в их королевстве нет, а если бы такие заклинания существовали, то наверняка принадлежали бы к разряду очень дорогой и редкой - истинной магии. Зато в его лавке можно недорого купить, другие волшебные зелья и магические амулеты не менее полезные чужеземцам. Из всего предложенного, Семенов купил нам эликсир, залечивающий свежие раны и напиток дающий ночное виденье на три часа. Выйдя из лавки довольного волшебника, Саня подошел к Семенову и предложил избавиться от тележки, а так же по возможности не пользоваться больше огнестрельным оружием. Мы, оказывается, ограбили не последнего человека королевства. Боюсь, будут поиски виновных.
    - Так Гаврики, - обратился к нам Семенов, - теперь каждый за себя. Хотите выжить - держитесь нас. Из-за конфликта на дороге мы скоро попадем в розыск, а у нас еще и золотишко Селла.
    - Протестую,- возмутился Димка, - они первые начали.
    - Семен! - прервал Димку  Толик, - телегу в лесу спалить, я иду в оружейную лавку купить оружие, походные сумки, и местную одежду для маскировки. Вы втроем идете на местный постоялый двор, тащите туда все наше барахло, снимаете комнату и заказываете обед. Все..., ждете нас.
Через пару часов мы дружно обедали за большим столом, ведя военный совет на родном языке.
    - Старик явно нагрел нас на деньги, -  с набитым ртом рассуждал Димка, - за ночлег и этот пир мы заплатил всего одну серебряную, а Анатолий за все снаряжение только пять.
    - Меркантильный ты Димыч, - проговорил Саня, - тебя никак не затронуло существование волшебства и магии в этом мире и то, как мы здесь очутились. Зато цена на магию не устраивает. Меня, к примеру, очень впечатлило обучение языку, и я намериваюсь разобраться в этих процессах. Думаю, не поступить ли мне в школу волшебства?
    - Согласен с Саней, - поддержал его я, - неплохо бы научиться волшебству. Пока вижу только один способ вернуться домой - это постичь секреты магии этого мира.
    - Так и решим, - подвел итог Семенов, - финансы разделим поровну. Вы пойдете учиться и будем надеяться, вернете нас домой. Мы с Семеном пойдем служить к местным военным, у них должны быть другие войска кроме гризов. Нам нужно ассимилироваться здесь, не исключаю того, что мы здесь задержимся.  
    - Со всеми согласен, - сытый и довольный промурлыкал Дима, - только я учиться не хочу. Андрей все равно из нас самый умный, ему всегда учеба легко давалась, а я ничего лучше Андрея не придумаю. Полностью верю в Андрея, не пройдет и месяца, как мы будем дома. Поэтому я хочу вести богемную жизнь - развлекаться и тратить свою часть денег. Так хоть один раз в жизни хорошо отдохну.
    Утром  мы выехали из города в нанятой карете, запряженной двумя вполне земными лошадьми. По дороге было на что посмотреть. Встречались вполне земные животные и  довольно экзотичные. На одном из сельских полей Димка указал мне на крестьянина, распахивающего поле запряженной в плуг огромной ящерицей. Возница нам пояснил, что на ящере усмирительный амулет, который позволяет пахарю с легкостью управлять этим страшилищем.  Несколько раза мы останавливались на отдых в постоялых дворах. Димка, входя в роль заморского богача, щедро переплачивал и давал на чай, чем вводил то в ступор, то в не передаваемый восторг местных лавочников и метрдотелей. Здесь было не принято переплачивать, и даже богачи торговались за каждую монету - считая, что их желают надуть. Позже мы все, кроме Димки, приняли правила игры и вдохновенно торговались, чтобы не выделяться из общей массы.

    В столицу въехали в утренних лучах солнца. Город показался нам экзотически красивым. Небольшие каменные домики не более двух этажей, узенькие улочки и большой, величественный замок, возвышающийся над городом. Разместившись в уютной гостинице,  имеющей свой небольшой дворик с фонтаном и палисадником, мы отправились устаивать свою жизнь в новом мире.
    Толик и Семен отправились пытать счастье попасть служить в элитную королевскую гвардию. Это оказалось не простое дело. Вечером Семен все подробно нам рассказал. Вначале их проверили на магическом шаре - что-то наподобие нашего детектора лжи. Они положили руки на стеклянный шар с белым дымом. Если они начинали лукавить или врать - дым в шаре окрашивался алым цветом. Все вопросы сводились к одному - замышляет ли претендент зло короне или нет, будет честно служить Эллу, и сможет ли отдать свою жизнь за корону? Потом проверяли их боевые навыки.     Капитан гвардии, который их оценивал, был в восторге от ведения рукопашного боя наших бойцами.
"- Вы ребята незаменимые телохранители", - пересказывал нам Семен разговор капитана с ними: "Удивительно! Как это у вас получается?" - восхищался нами капитан, когда мы в очередной раз без всякого оружия положили его лучших бойцов, вооруженных  учебными мечами. Его здоровяки валялись на земле, так и не понимая, как это нам удается раз за разом укладывать их  без всякого оружия. Когда настало время показать наши умения ведение боя  на мечах, луке, а так же верховой езде - мы сплоховали. Я хоть как-то держался в седле, а Толька опозорился по полной.  Капитан был шоке,  как такие умелые бойцы, показавшие себя отлично без оружия, так бездарно владеют мечом и луком, а верхом ездят, как будто коня видят впервые. Толик решил дать ему взятку, а он понял все по-своему. Махнув на нас  рукой, капитан сказал: "- Если господа при деньгах, то я могу написать вам необходимые рекомендательные письма и направить вас к хорошим инструкторам, которые обучат вас мастерству боя на мечах и с луком, а так же верховой езде. И обзаведитесь хорошими рекомендательными письмами, те что вы показали не вызываю сомнения в вашем высоком происхождении. Мало кто может позволить себе заказать свой портрет такого качества в рекомендательном письме, но письменность в нем мне совсем неизвестна." - Прикинь, мы ему пропуска в нашу контору показали, - Семен, насмеявшись от души, продолжил, - а потом он и говорит: "- Если у вас нет здесь влиятельных знакомых, которые могут вас порекомендовать, я могу познакомить вас с вельможами, которые за определенную сумму напишут вам необходимые письма. Я надеюсь видеть вас в рядах нашей гвардии." - Мы тепло распрощались с капитаном и вернулись в гостиницу. Так, что собеседование мы прошли успешно. Думаю, скоро станем гвардейцами короля! А у вас как все прошло?
    -У меня с Саней прошло все значительней проще, - рассказывал я, - заплатив в канцелярии университета требуемую сумму, мы стали обладателями грамоты, сообщающей, что мы являемся уважаемыми студентами университета волшебства и магии. Завтра пойдем на первый урок!
    Не ожидал, что все так быстро адоптируются к новой жизни. Я с Саней каждый день ходил на занятия в университет учиться магии. И в этом не было ничего сказочного. Вспомнились студенческие годы. Тупые, непонятно зачем придуманные домашние задания. Студенческие шалости и вечерние попойки. Здесь все было так же, разве что профессора чуть построже.
    Наши бойцы занимаются у платных инструкторов. По словам Семена, у них все получается. На мой взгляд, в седле они уже держаться уверенно.    
    Дима заказал шикарный камзол шитый золотом, модный плащ и инкрустированный драгоценными камнями элегантный кортик. Создав себе имидж скучающего высокородного отпрыска дальнего зарубежья, он посещает балы и приемы богатых мира сего. Обладая большой фантазией и имея большой багаж прочитанной приключенческой литературы, он безбожно врал о своих похождениях, развлекая дам и занимая достойное положение в обществе. Не прошло и месяца, как он уже слыл законодателем мод. После того как наш франт появился на одном из приемов с тростью, каждый уважающий себя молодой человек общества теперь считал необходим иметь такой же аксессуар  как у него.
Спустя трех месяцев нашего обучения, о магии мы знали так же мало, как и до поступления в университет. Нас учили письму и математике, истории и мироустройству, но о волшебстве и магии говорили очень мало. Наши бойцы успешно поступили в гвардию и теперь делились новыми впечатлениями о службе. С их рассказов выходило, что в обязанности гвардейцев входило сопровождение принца на охоте и балах, приемах и раутах, охрана и развлечение царственной особы. Семенов понемногу преподносил капитану мысль, о необходимости создания при их подразделении тайной полиции, занимающейся поиском внутренних заговоров и врагов короля. Считая Селла потенциально опасным внутренним конкурентом короля, Семенов не разделял беззаботного безразличия к этой проблеме капитана.  
    Наша учеба шла своим чередом. Мне хорошо давались все предметы, и я был на хорошем счету у профессоров. В отличие от многих студентов я позволял себе спорить с преподавателями и доказывать свою точку зрения. Особо меня ценил профессор математики и прикладной магии Милл. Как-то я показал ему несколько простых способов решения сложнейших математических задач, после этого он стал прислушиваться к моим советам. Нас с Саней в университете считали высокородными, получившими очень хорошее образование в свой стране. Сане хорошо удавалась роль высокородного. Ему даже ненужно было играть, манеры у него всегда были на высоте. Саня умел элегантно общался с дамами, поддержать интересную беседу на званых обедах. Даже то, как он ел и пил - выдавало в нем благородное воспитание.  Саня даже здесь был всегда вежлив и предупредителен. На рауты он всегда являлся с достойным подарком для хозяев. Все подчеркивало в нем благородство. Многие студенты стремились завести дружбу с Саней, даже копировали его манеру поведения. Сегодня Саня был приглашен на ужин, к одному из богатейших банкиров Элоя и я думаю не спроста. У банкира имелась не замужняя дочь. Саня и меня звал с ним за компанию, но я  решил форсировать события с образованием. На сегодняшний вечер у меня были свои планы. Подойдя к лаборатории профессора Милла, я вежливо постучал в дверь.  После долгого ожидания дверь все же  открылась, за ней показалась взлохмаченная голова профессора прикладной магии.
    -Ааа, Андрю, заходи. Чего пожаловал?
    - Профессор, может у вас есть дополнительная работа для меня? Мне очень нравится ваш предмет, и я хотел позаниматься дополнительно.
    - Похвально, похвально, молодой человек. Я за вами давно наблюдаю. С вас будет толк! Я как раз подыскиваю себе личного ученика. Хоть я и хотел взять себе кого-то из старших групп, я могу пересмотреть свое решение в вашу пользу. Но для этого вы должны проявить себя. Сейчас я работаю над одним сложным заклинанием, в котором необходимо знать местоположения небесных тел в определенные моменты времени. У меня есть исходные данные от астрономов, но расчеты очень трудны и кропотливы. Ты самый мой способный ученик и если справишься с расчетами - станешь моим личным учеником, и мы начнем заниматься с тобой по индивидуальной программе.
    - Я с удовольствием попробую свои силы.
    - Молодец! Держи исходные данные. - Профессор передал мне небольшую стопку бумаг, лежавших у него на столе, - если будет, что непонятно - не стесняйся, заходи.  
Профессор одобрительно похлопал меня по плечу, выставляя из лаборатории.
 Выйдя в коридор, я взглянул на исходные данные и ужаснулся. Даже с моими методами расчетов это очень кропотливая долгая работа. А мы программисты, что касаемо рутины, народ ленивый. Нужно срочно что-то решать с подзарядкой батареи от ноутбука. Решение этой задачи у меня  было, но до этого времени острой надобности в ноутбуке не было. Поэтому я не торопился восстановить работоспособность ноутбука. На уроке естествознания преподаватель показывал нам растение, которое оригинально защищало свои листья. Стоило поднести руку к листку, как по пальцу бил электрический разряд. Растение называлось - грозовик. Профессор тогда показывал, как его можно безболезненно срезать и как переносить. Оно использовалось для изготовления некоторых редких зелий, но мне было необходимо для других целей. На листьях этого растения находились  иголочки, на концах которых накапливалось электричество. Это растение  больно жалило тех, кто задумал  полакомиться им. Я собирался использовать электричество вырабатываемое растением для запуска ноутбука. Купив у садовника три горшка с грозовиками, я высадил их в саду гостиницы, прямо под своим окном. После этого направился к ювелиру. Там я долго объяснял мастеру, что мне нужно от него. В итоге остался в мастерской, контролировать процесс. У ювелира я хотел изготовить моток медного провода минимальной толщины, которую он сумеет изготовить, и  другой моток потолще, с медным проводом, тщательно окрашенным лаком. Готовое изделие удалось забрать только через два дня. В этот день я не пошел на занятия, а остался в гостинице выполнять электромонтажные работы. Я аккуратно опутал иголочки грозовика  тонким медным проводом, используя для этого подобие деревянных китайских палочек.  Разрядив на землю полученную гирлянду, я присоединил концы тонких проводников  к одному из толстых, лакированных проводов ведущих в дом. Второй толстый проводник, примотал к заземляющему штырю. Впрыгнув в окно своей комнаты, не желая тратить время на проход через парадный вход, приготовился к эксперименту. Закоротив токоведущий провод с заземленным, я получил эффектный электрический разряд. Закоротив их в следующий раз, я не получил ожидаемого эффекта, похоже заряд накапливается медленно. Соединив два проводника тоненьким кусочком медной волосинки наподобие жучка предохранителя, я уставился на него в ожидании эффекта. Через время волосинка раскалилась, начала дымить и перегорела.
    - Тока маловато, возможно нужно больше грозавиков, - увлекшись, произнес  я вслух. Конечно, для одновременной работы и заряда аккумуляторов тока не хватит, но только для заряда должно хватить. Хорошо, что в этой модели ноутбука встроенный сетевой блок. При комплектации ноутбука с внешним сетевым блоком шансов зарядить аккумулятор было бы меньше. Когда я переместился в этот мир с ноутбуком в руках, сетевой шнур от него остался в кабинете, тоже могло случиться и с внешним сетевым блоком.  Сделав необходимые подключения, я удовлетворенно взглянул на индикатор заряда аккумулятора. Заряд пошел, какой я молодец. Попробовав включить ноутбук, я убедился в своих предположениях - тока на одновременный заряд и работу не хватает. Придется подождать, пока зарядится аккумулятор. Сидеть и ждать, глядя на индикатор заряда - скучно, поэтому взяв перо и бумагу, начал разрабатывать алгоритм для будущей программы по расчету траектории движения планет этой системы. Через полчаса я отвлекся, проверить запуск ноутбука. Прогресс на лицо, ноутбук уже включался и сообщал о недостаточном заряде аккумуляторов. Я лег на кровать и продолжил составлять программу.  Пришел Димка, оглядев мое творение, одобрительно сказал:
    - Молодец, можно будет скоро в игры порубиться. А если серьезно, ты уже собрался нас домой отправлять, раз ноут развернул?
    - Нет, я пока  ни одного заклинания не знаю. Боюсь, пока мы здесь застряли, а ноутбук мне нужен для учебы.
    - Ну, вы программисты народ балованный, без компьютера уже и магию выучить не можете. - Рассмеялся от души Димка.  
Помолчав и не услышав моего ответа, я полностью погрузился в программу, Димка продолжил:
    - Андрюха, ты человек щедрый?  
    - А куда ты свои деньги дел? неужели уже промотал? - спросил я, понимая, к чему он клонит.
    - У меня еще чуть меньше половины осталось, - возмутился Димка, - я  наоборот, за ум решил взяться. Бизнесом займусь. Только чуть твоих денег хотел в долю взять. Видишь ли, запросы у меня теперь высокие, опять-таки - имидж нужно поддерживать,  а имеющихся денег хватит разве что месяца на три.  
    - Так ты, решил взять у меня деньги, чтобы тебе  хватило их хотя бы до конца года? - перебил его я.
    - Да нет же. Говорю для бизнеса. Я хочу харчевню возле дворца выкупить. Поставлю там рулетку, картишки, девочки для господ - одним словом казино хочу сделать. Лохи здесь не пуганые, с игр одни кости, про казино никто не слышал, даже налога на игорный бизнес нет. Ты не подумай,  налоги буду платить исправно как трактирщик. Я уже перетер все с хозяином харчевни, а советнику по торговле шикарный подарок преподнес, только денег чуть не хватает. Ты представь, у них в харчевнях даже музыкантов нет, это же скука. А у меня будет грандиозное открытие, с концертом и бесплатной выпивкой. Потом заведу каждодневные концерты, театральные представление, шоу и конкурсы, ну как у нас дома в солидных заведениях.
     - Идея нормальная. Деньги дам. Только на всякий случай переговори с Саней на эту тему, он из нас единственный - здравомыслящий, без ненужных эмоций. А теперь дай мне на конец, закончить программу!
    Димка удалился. Через час я уже быстро набивал программу на клавиатуре, стараясь отладить ее до того как разрядится аккумулятор. Я и не думал, что мог так соскучиться по компьютеру. В душе - щенячий восторг!
Пришли наши вояки со службы, увидев мое творение - воодушевились.
    - Молодец Андрей! - Похвалил меня Толик, - вижу, ты скоро нас домой отправишь.
    - Пока буксую на месте, - пожаловался я, - ноутбук запустил для учебы.
    - Все равно молодец. Хоть делом занимаешься в отличие от некоторых. Ты не торопись, нам пока и здесь нормально, - улыбнулся Толик, - в прошлый раз поторопился и вот куда всех забросил.  
В сравнении с их прошлой работой, нынешняя служба нашим воякам казалась развлечением и отдыхом. Даже Семенов, на мой взгляд, стал другим - мягче, веселее. В этом сказочном королевстве мы стали роднее друг другу - пять земляков в ином мире.   
Поздним вечером в гостиницу вернулся довольный Саня.
    - Хорошо быть студентом, - радостно сообщил он мне, - всегда есть хорошая отмазка от брака - пока не доучусь, не могу отвлекаться на серьезные отношения.
    - Вы все развлекаетесь барин, а я здесь работой занят, - показал я свое творение Сане, - меня даже Семенов похвалил!
    - Ой, молодец, какой, - в шутку похвалил меня Саня, - помощь нужна?
    - Пока нет. Думаю сегодня все закончить. Ты Димку выдел?
    - Да.
    - Он с тобой про свой бизнес говорил?
    - Конечно. Разве наш баламут может что-то в себе держать. Удивительно, что еще в городских сплетнях ничего про это не слышно.
    - Так ты одобряешь его затею.
    - Не то слово. Я еще и денег ему дал.
    - Вот жук! Он и у меня денег взял.
    - У него все в доле, - рассмеялся Саня, - Семен и Толик ему тоже денег дали. За Димку не волнуйся, я думаю у него все получиться. Он деньги не только взял, но и дал кому полагается. Давно не видел его таким увлеченным,  а это в бизнесе залог успеха.
    - Пугает меня его неожиданная инициативность. Зато может отвлечется от небывалого разгула, - подытожил я, возвращаясь к программе.  
 
    На следующий день программа и результаты расчетов были готовы.  Добрых полтора часа я выписывал и вырисовывал результаты на бумагу, сетуя на отсутствие принтера. В этот же вечер отнес результаты профессору Миллу. Он был очень удивлен столь быстрому результату.
    - Мой мальчик, я думал, ты потратишь на расчеты не меньше сезона. Как тебе удалось так быстро получить результаты?
 Я покраснел, не зная, что ответить. Я так  увлекся процессом работы, что совершенно не принял во внимание, как будет выглядеть со стороны столь резвые расчеты. Но Милл уже вовсю  проверял расчеты.
    - Андрю, встретимся завтра, мне нужно хорошенько проверить результаты. Эти пиктограммы, отличное решение для наглядности. Завтра вы обязательно должны мне поведать, о ваших методах расчетов, - проговорил он, не отрывая взгляда от станиц.  
На следующий день Милл забрал меня прямо с лекций - объявив всем, что отныне я его личный ученик. Мы шли по коридору в лабораторию Милла и я едва поспевал за этим резвым стариком.
    - Я проверил твои расчеты - говорил, не оборачиваясь на меня Милл, - не нашел ни одной не точности, все безупречно. Как я и обещал, теперь займусь твоим обучением. Остальные лекции можешь не посещать, к нашей специальности они имеют мало отношения.
    Я, молча слушал, не перебивая профессора. Зайдя в свою лабораторию, Милл  усадил меня за  стол и начал выкладывать передо мной книги.
    - Это словарь эльфийских слов. Придется выучить без магии. Вся наша магия заимствована из эльфийской. Все новые заклинания - это только комбинация старых магических слов, произнесенных в определенных ситуациях, при использовании определенных предметов. Это сборник известных мне магических обрядов, заклинаний и волшебных эликсиров. Последняя книга пуста, здесь будешь выполнять мои задания по магии, и составлять свои заклинания. Все ясно?
    - Как быстро я должен  выучить эльфийский язык?
    - Чем быстрее, тем лучше. Прояви такое же усердие, которое ты показал при расчете моего задания. Как выучишь эльфийские буквы и звуки, у меня будет тебе новое математическое задание. Мы будем искать с тобой новые магические слова. Они строятся по определенному закону. Каждый звук имеет свой  вес - от четверти капли до четырех полных капель. Любое магическое слово весит двенадцать  капель. Полное заклинание состоят из двенадцати магических слов общим  весом  сто сорок четыре капли. Заклинание строится по четырем основным законам.  Вот эти математические формулы и есть те законы формирования  слов и заклинаний. - Закончил Милл, торжественно вручая мне табличку с написанными золотом формулами.
    - Я могу брать эти книги домой для занятий?
            - Желательно, чтобы ты учился в моей лаборатории, но при необходимости можешь взять книги домой, если внесешь залог в 100 золотых.

    Поначалу я учился у Милла в лаборатории, прилагая немало усилий и рвения. Языки всегда довались мне легко. Когда эльфийский язык покорился мне, настало время применить компьютерный анализ к полученным знаниям.  Взяв книги Милла под залог в гостиницу, я на неделю засел за ноутбук. Первым делом я разработал программу по подбору магических слов и доступных сочетаний в заклинаниях. Результат  получился настолько объемный, что переписывать магические слова с экрана на бумагу, я попросил Саню. К Димке было бесполезно обращаться за помощью. Он полностью погрузился в свой новый проект с казино. Димкино заведение уже громко заявило о своем существовании на все королевство, и было самым модным местом в Элоя. Не стоит и говорить, что казино приносило ему огромные доходы, еще больше затягивая  его в работу. В нашем мире Димка не мог похвастаться таким успехом в бизнесе, а здесь реализовав себя, просто прыгал от восторга. Наши вояки развернули агентурную сеть по всему королевству и уже получали информацию обо всех действиях Селла. Вырисовывалась неприятная картина. Селл вел переговоры с племенами орков за спиной принца, и это ничего хорошего не предвещало для королевства.
    Милл много внимания уделял моему обучению, считая, что его семена знаний ложатся в благоприятную почву. Я его не разочаровал. Когда утром Милл пришел в лабораторию, я его уже ждал у дверей.
    - Ааа, мой мальчик. Ты уже здесь, - приветливо улыбнулся он мне, - как твои успехи?
Я зашел в лабораторию и  выложил на рабочий стол мою книгу с новыми магическими словами и заклинаниями.
    - Вот все что мне удалось подобрать, - скромно сказал я, - новые магические слова и заклинания, которые удалось вывести, используя данные вами критерии.
    - И для чего используются эти заклинания и магические слова?
    - Я не знаю, да если честно, опасаюсь экспериментировать. Я только вычислил все возможные сочетания символов и слов.
 Просмотрев результаты моих расчетов, Милл удивленно проговорил:
    - Андрю, ты проделал колоссальную работу, но результаты я представлял себе мене объемными и более осмысленными.
    - Я могу сделать выборку по ключевым словам или комбинации слов, если это поможет.
    - Нет необходимости, мы не знаем для чего они могут быть использованы. Заслуженные маги годами работают над новым заклинанием, порой получая совсем неожиданные результаты, а здесь такое огромное количество новых слов и заклинаний, отвечающих всем требованиям построения и стиля.
    Налив в два кубка шикарное Эльское вино, Милл сел в кресло и погрузился в раздумья. Я взял второй кубок и тихонько сел на стул, не мешая Милу размышлять.
    - Это все очень серьезно, - внезапно очнувшись, снова заговорил Милл. - Вот, что мы сделаем. С завтрашнего дня собирайся в путь. Поедешь к старейшине эльфов Элладу. Ты повезешь ему свою книгу. Спросишь у него совета, как нам поступить с этими открытиями. Я все ему подробно напишу, а тебе дам карту с дорогой в эльфийские владения. Если тебе нужны деньги на дорогу, я напишу в канцелярию академии необходимое письмо.
    - Деньги у меня есть. Я хочу взять с собой в дорогу студента Александра.
    - Хорошо, можешь идти готовиться в дорогу, я обо всем договорюсь.

    Весь следующий день мы собирались в дорогу. Дима пригнал к гостинице  легкую повозку, запряженную двумя отменными конями. Семенов расщедрился и выделил нам в дорогу оружие Третьего. Проведя двухчасовой инструктаж, он доверил Сане - автомат, а мне - пистолет. Поздно вечером, я аккуратно пересадил грозовики в походные горшки и укрепил их на повозке. Взяв с собой ноутбук и запас продуктов, мы утром выехали из города. Ехали, неспешно болтая ни о чем и  вспоминая нашу прошлую беззаботную жизнь. На выезде из нашего королевства посетили уютную харчевню, и с нами теперь путешествовал бочонок отменного Эльского вина. Путешествие на повозке  утомляет однообразием. От мерного покачивания и поскрипывания повозки у меня начали слипаться веки. Саня что-то монотонно рассказывал, а меня неудержимо клонило в сон.
    - Саня, я ложусь спать, - сказал я другу, не в силах больше бороться со сном.
    - Ложись. Это тебя от вина разморило.
Я уполз в конец повозки. Подложив под голову тюк с одеждой, я сладко задремал. Мне даже что-то снилось. Поэтому я не сразу поняли, что это Саня трясет меня за плечо.
    - Саня,  давай остановимся у дороги и поспим, - первым делом предложил я, когда смог сфокусировать взгляд на лице друга.
    - Ты ничего не слышишь? - встревожено спросил он.
    - Нет! - ответил я, переворачиваясь на другой бок.    
    - Точно кто-то кричит. - Не успокаивался Саня.
    - Так сверни с дороги и посмотри, может, помощь кому нужна. - Сон окончательно ушел и я недовольный сел рядом с Саней.
    Наша повозка  свернула с дороги и по поляне поехала в сторону крика. Саня деловито протянул мне пистолет. Автомат, он как заправский вояка, положил на колени, предварительно сняв с предохранителя и передернув затвор. Миновав поляну, мы объехали редкую просеку и тут же наткнулись на колону людей, связанных между собой веревками. Люди выглядели оборванными и измотанными. Колону сопровождала небольшая стая орков. Один из ублюдков периодически бил кого-то в колоне, после чего раздавался очередной крик.  Увидев нашу повозку, орки бросились вперед, улюлюкая и подвывая. Саня остановил коней, я на секунду растерялся. В следующее мгновение мой друг спрыгнул с повозки и присел на одно колено, изготавливаясь к стрельбе. Увидев безоружных и не убегающих людей, орки перешли на шаг и стали демонстративно разматывать веревки. Димка медлил, рассматривая противников через прицел. Когда до орков оставалось метров пять, я опомнился. Подхватив свой  пистолет, я тоже  направил его в сторону противника. Неожиданно с лева раздались одиночные выстрелы автомата. Кони вздрогнули, повозка дернулась.  Я посмотрел на Саню. Все происходило как при замедленной съемке. Я даже увидел, как одна за другой вылетают отстреленные гильзы. Саша был спокоен, он не торопился, тщательно прицеливаясь, валил одного за другим орков. Я повернул голову в сторону нападающих.  Орки опомнившись, выхватывали оружие, но бой уже был предрешен. Итог короткой бойни - семь трупов и трое раненых. Раненые орки корчились от боли на земле, пугая своим воем наших коней. Я подбежал к группе перепуганных людей и принялся перерезать их путы. Люди сбившись в кучу, не двигались. Они до сих пор  не поняли, что же произошло.  Один из бывших пленных опомнившись, кинулся добивать раненых орков их же оружием. Я подошел к Сане, положил ему руку на плечо и спросил - как ты, дружище?
    - Да в принципе нормально. Раньше думал, что первое убийство другого разумного меня шокирует, оказалось ничего не испытываю. Сердце, конечно, колотится в груди. Вот руки немного трясутся. Адреналин с ушей капает,  а больше ничего. Ни угрызений совести, ни жалости.
    - Может потому, что это орки? - спросил я.
    - Может, - ответил Саня, - направляясь к группе пришедших в себя людей.
    - Мир вам люди, - произнес Саня, пряча автомат за спину, - мы странствующие волшебники и не желаем никому зла. Если вам нужна помощь, мы можем разделить с вами наши продукты и лекарственный эликсир для раненых.                
             - Спасибо вам добрые волшебники, - ответил за всех седой старик, - мы с благодарностью примем любую помощь. Но нам нечего дать вам взамен.
    - Ничего не надо! - Ответил Саня. - Люди должны помогать друг другу.
    - Воистину, мудрые слова Святого Эндрю, - ответил старик, поклонившись.
    Пожертвовав несчастным часть продуктов, немного эликсира и остатки вина, мы распрощались с ними.  Когда наша повозка тронулось, Саню окликнула молодая девушка. Я натянул поводья, останавливая коней, а Саня, спрыгнув с повозки, подошел к девушке. Они о чем-то переговорили, и через пару минут Саня вернулся с небольшим свертком в руках.
    - Она, что тебе себя в благодарность предлагала? - Пошутил я, - а ты негодник эдакий - отказал?
    - Она нам амулет их древнего бога подарила. Говорит, он будет оберегать нас в дороге.
    - Дай посмотрю.
    - Она сказала,  на нем написано истинное имя их бога. К этому богу с молитвами можно обращаться...
Саня протянул мне сверток. Развернув его, я увидел небольшой медный медальон, с отчеканенным  числом, состоящим из 12 обычных цифр.
    - Невероятно! - проговорил я, - Саня, смотри - наша десятичная система исчисления. Здесь уже кто-то побывал с нашего мира.
Саня внимательно рассмотрел медальон, и в недоумение почесал затылок.
    - И что теперь из этого следует? - спросил Саня.
    - Если на медальоне истинное имя  их бога, та я наверняка знаю наши истинные имена. Набор цифр такой же длины я использовал при нашем перемещении. Как думаешь, совпадение? Нужно будет, обязательно разузнать об этих истинных именах у корифеев магии этого мира.
    Саня, только кивнув в ответ, а я положил амулет в походную сумку. Мы снова отправились в путь. Саня правил конями, а я, памятуя наставления Семенова, занялся чисткой автомата. До эльфийского замка оставалось не больше дня пути и, судя по карте маршрута, больше не предвиделось ни селений, ни харчевен. Остановившись у живописного озера на пикник и отдых, мы доели остатки наших запасов. Теперь одна надежда - на гостеприимных эльфов, или нам придется заняться охотой на обратном пути. Уже на подъезде к замку мы вначале услышали громкие раскаты, а потом и увидели вспышки молний, хоть небо было ясным.
    - Что они там с магией экспериментируют,  - сказал я, останавливая коней.
    - Сворачивай с дороги, и правь к пригорку, поднимемся на него и  посмотри, что у них там происходит.
Свернув с дороги, я остановил повозку у дерева. Привязав коней, я побежал догонять Саню, который уже успел забраться до середины пригорка. Саню  удалось догнать уже на вершине. Он пристально смотрел в сторону замка. Эльфийский дворец, как будто вырастал из леса. Он был величествен, а архитектура его не походила ни на что ранее виданное мой. Замок выглядел как гигантское каменное растение. Он естественно вписывался в ландшафт. Никаких прямых и повторяющихся форм. Все постройки пестрят яркими цветами, обвиты лианами и растениями. Эту неповторимую красоту портили только орды орков, расположившиеся вокруг замка. Отряды орков, временами пытались атаковать замок. Они бросались на стены с разных сторон, после чего в нападающих  били короткие молнии. Большая часть нападающих летела вниз с горящими обломками лестниц. Небольшая часть нападающих успевала прорваться на стены, где их встречали защитники замка. Через какое-то время прорвавшихся орков сбрасывали вниз. Что тупым орком понадобилась от эльфов? Можно только гадать. Само существование в этом мире орков, эльфов и волшебников было для меня большой загадкой. Как могло случиться так, что в этом мире живут существа, которые так щедро описаны в нашей литературе. Цифры на медальоне нашей системы исчисления только добавляли вопросов к этому миру.      Эльфы здесь были не многочисленным народом. Хоть они и были невероятными долгожителями, у эльфов была очень низкая рождаемость. Эльфы старались не участвовать в войнах, а предпочитали мирно решать возникающие конфликты. К тому же они обладали сильной природной магией и были не слабыми воинами. Поэтому если кто-то решиться напасть на них, то он сполна получит по наглой орчьей морде. Мы ранее не видели эльфов, они старались не покидать своих владений, но я много читал о них и сейчас имел шанс, воочию убедится об их способностях. Как долго длилась осада, и как долго орки  готовы испытывать свою военную удачу, было не понять.
    - Что будем делать? Ждать пока орки обожгутся и уберутся восвояси? - спросил я.
    - Не думаю, что они быстро откажутся осады. Оркам можно даже не атаковать, просто взять эльфов измором. - Ответил Саня. - Для нас, самое правильное решение вернуться назад в Элоя и рассказать все сильным мира сего. Пусть они сами решают.
    - Я думаю, в Элоя и без нас узнают о нападении. Не смотря на то что у Элоя и Эллада нет военных соглашений по взаимопомощи, скорей всего принц Элл направит Селла на помощь эльфам.
    - А ты помнишь, Семенов говорил, что Селл ведет тайные переговоры с орками. Может это все его игра?
    - В любом случае, я не вижу, как мы можем повлиять на ситуацию, такую армию не перестрелять с автомата. Наша информация ни на что не повлияет. Мы не знаем конечных намерений Селла и методов их достижения.
    - Смотри, на опушке леса располагаются полевые кухни, - указал мне Саня, - может сотворишь яд, и мы отравим им пищу? Ты же практически состоявшийся волшебник.
      - Я не знаю, как сотворить яд, а хорошее сонное зелье могу сделать. Все ингредиенты можно найти в лесу, и действует оно не сразу, никто не заподозрит. Только как его в котлы добавить?  Нас сразу спеленают, если мы там покажемся, и шуметь с оружием тоже нельзя.
    - А идейка не плоха. А не отравить ли нам источник, откуда они воду берут? - не успокаивался Саня.
    - Можно попробовать. Я пойду собирать ингредиенты, а ты разведай, где они воду берут. Встречаемся возле повозки.
    Вечером мы уже знали, где орки берут воду. Это был не большой родничок, вытекающий прямо из-под большого валуна. Зелье тоже было готово. Операцию решили начать сутра. Ночью почти не спали. Первую половину ночи караулил Саня, потом я. Перед рассветом мы расположились возле родничка. Услышав бряцанье ведер, я быстро высыпал зелье в родник. Мы залегли в подготовленном с вечера укрытии. Из леса вышли четыре орка с ведрами. Напившись сами, они принялись набирать воду. Мы лежали ни шевелясь. Только бы повара не заснули до того как накормят армию. Орки ушли, и мы вернулись к повозке.
Я переложил все самое ценное в походную сумку, Саня занялся оружием и боезапасом. Боезапаса было немного - два полных и один полупустой  рожки к автомату и три полных обоймы к пистолету. Еще вчера Саня наготовил нам место в лесу для наблюдения за орками. Под большим поваленным бревном он положил шкуры, на которых нам предстояло пролежать четыре часа. Нам было хорошо видно кухню и замок с нашего укрытия. Утром отряди орков, по очереди приходили к полевой кухне. Позавтракав, освобождали место другим. Мы с нетерпением ожидали результата. Было, не понятно подействовало ли зелье на поваров или они всегда в это время уходили спать в палатки.
Димка ткнул меня в бок локтем.
    - Смотри на отряд слева. Некоторые из них ложатся спать прямо на землю.
Бодрствующая часть отряда, было засуетилась, но через какое-то время угомонившись, последовала примеру отдыхающих собратьев.  То там, то тут орки стали массово ложиться на землю и засыпать. До нас донеслись первые встревоженные крики. Один атакующий отряд заснул прямо на лестнице. Пространство вокруг замка покрылось мирно спящими орками, только возле центральной палатки продолжала кипеть жизнь. Эти орки или ели отдельно, или имели амулеты против сонного заклятья. Не заснули около сотни орков. Среди них выделялись фигура низенького орка в перьях - наверно колдун, и здорового орка в золотом шлеме - скорей всего вождь. Колдун, подойдя к одному из спящих, визгливо вскрикнул и начал копаться в своей сумке.
    - Саня, сними пернатого, а то он нам всю армию сейчас разбудит.
    - Для меня далеко, но я попробую, - сказал Саня, направляя автомат в сторону колдуна.
    Саня с полминуты прицеливался, в присевшего возле спящего орка колдуна. Затаив дыхание, он выстрелил. Земля позади колдуна взметнулась пылевым облачком. Колдун встал, визгливо заорал, указывая в нашу сторону. Саня выстрелил еще раз - опять промах. В нашу сторону уже бежали орки, выхватывая свое оружие. С  третьего выстрела, Саня все-таки попал в колдуна. Пернатый, вскинув руками, улегся рядом со спящим. Мы встретили приближающихся орков  шквалом огня. От грохота выстрелов в ушах звенело, воздух наполнился сладковатым запахом пороховых газов.  Не знаю, попал ли я в кого-то, но когда орки отступили и укрылись за телегами, часть нападающих остались валяться бездыханными телами.          
    - А эти поумней, тех которых ты расстрелял в лесу, - прокомментировал я отступление орков.
    - Боюсь, нам не хватит боеприпасов на всех, так что стреляй, когда они подойдут ближе.
В нас полетел град стрел. - Засекли они нас, - прокричал я, вжимаясь в землю. В деревья перед  нами, позади нас и в бревно за которым мы прятались, вонзились стрелы. После второй волны стрел, Саня вскрикнул: - в меня попали!
Я быстро оглядел Саню. В его ноге торчала стрела, и ткань на ноге быстро напитывалась кровью.
    - Передвинь ко мне ногу, я помогу.
Саня, кряхтя, переполз ногами ко мне. Одним резким движением, я вырвал стрелу. Саня заорал, еще сильнее, чем когда получил стрелу в ногу. Плеснув эликсир для заживления на рану, я наложил ему тугую повязку.
    - Глотни эликсира, - протянул я Сане колбу.
Саня выглядел неважно, лицо бледное, на лбу капельки пота. Он все еще не отошел от боли, а тут, как назло орки снова двинулись гурьбой.
    - Дай автомат, ты плохо выглядишь.
    - Я справлюсь, - возразил Саня, занимая первоначально положение.
Короткими очередями, заработал автомат. Я поменял обойму и уже хотел присоединиться к Сане, когда боковым зрением уловил движение позади нас. Приглядевшись, увидел три крадущихся фигуры.
    - Обойти решили, - ругнулся я, разворачиваясь для стрельбы по тылам.
Первого орка, я снял быстро. Заметив, что он прячется за деревом, я прицелился в место рядом с деревом  и нажал на спуск, только орк высунулся. Второго мои пули настигли прямо через кусты. С третьим пришлось повозиться. Он залег и не желал подставляться. Саня уже разделался со своими целями, но мне не торопился помогать, сказал только:
    - У меня осталось пол рожка патронов, не знаю, как мы переживем следующую атаку.
Мой последний орк внезапно подскочил, и побежал от нас вглубь леса, сильно петляя и пригибаясь.  Я успел выстрелить три раза, но даже не зацепил резвого орка. Он скрылся в гуще леса.
    - Орки снова активизировались, - привлек мое внимание Саня.
    - Только они, по-моему, драпать готовятся, а не нас атаковать, - приглядевшись, заметил я.
И действительно, Орки паковались и спешно удалялись. От замка в нашу сторону двигался отряд эльфов. Молодцы! Догадались, все-таки вылезти со своего замка. Отряд эльфов, дойдя до трупов орков, которых мы прикончили, разделился. Часть отряда отправилась в погоню за сбежавшими орками.  Другая часть осталась на месте, пристально вглядываясь в нашу сторону. Мы с Саней встали и пошли к эльфам. Саня ели шел, сильно хромая на раненую ногу, я его поддерживал, но это ему мало помогало.
Выйдя к эльфам, я сразу взял инициативу в свои руки.
    - Мы прибыли из Элоя с письмом к старейшине Элладу от пnbsp;
&рофессора Милла. Так как вы были в осаде, а возвращаться нам не хотелось, мы решили поучаствовать в вашей войне. Основную массу войска нам удалось усыпить с помощью сонного зелья, а от остальных мы отбивались до вашего подхода.
    - Народ Эллада благодарен вам за помощь. Добро пожаловать в наш замок. Мы закончим начатое вами дело. Нужна ли вам помощь?
    - Да, помощь нам не помешает. Мой друг ранен, и ему трудно передвигаться. Еще нужно позаботиться о наших конях. Они остались в лесу с повозкой.
Я передал собеседнику пакет с письмом и моей книгой. Нас проводили в замок.
Разместились мы в уютной комнате с живописным видом на водопад, который был расположен прямо во дворе замка.
    - Мне кажется, они нас не сильно восторженно приняли, как для освободителей целого замка,  - заметил я, рассматривая бокал вина на солнце.
    - Не бери дурного в голову, - ответил Саня, доливая себе еще вина, - может это типично, для их нордического характера. Много у тебя было раньше знакомых эльфов?
    - Кроме Димки, играющего в линейку, не одного. А ты заметил, что они все выгладят нереально правильными? Все как будто нарисованные одним программистом -аниматором. У девушек идеальные фигурки, как в Димкиной "Линейке". Парни все мужественные красавцы. Так не бывает. И с орками та же беда. Все как под копирку - черные и отвратные.
    - Я думаю, мы для них тоже все на одно лицо. Ты сильно сгущаешь краски. Как говорил дядюшка  Фрейд: - бывают сны, просто сны. Ты лучше ответь мне на такой вопрос - почему замок зовется именем старейшины. Похоже, что он в этом мире самый большой долгожитель. Может от него все эльфы и произошли?
    - Да, прямо как граф Дракула, - засмеялся я.
В дверь постучали. Появился молоденький эльфенок и напыщенно и чопорно произнес: - старейшина Эллад приглашает вас отобедать с ним. Следуйте за мной.
Поставив бокалы, мы последовали за малышом. Шли не долго. Пройдя по широкому коридору, оказались на большом открытом балконе, где и был накрыт праздничный стол. За столом уже восседали эльфы. Все они выглядели одинаково молодо, и мне трудно было кого-то определить в старейшину. Малыш представил нас хозяевам. Затем представил каждого эльфа нам. Эллада он представил  первым. Этот эльф сидел, как подобает главе, в центре стола, от остальных эльфов отличался разве что взглядом. Его внимательные глаза, слегка усмехались, но без той надменности, которая читалась в глазах  у всех эльфов от мала до велика. Его острые уши выглядели дрябло, наверно это признак возраста.  Нас усадили напротив старейшины. Все ели, не произнося ни слова. Мы тоже, подражая им, ели молча. Странно, не прозвучало даже тостов за успешную победу. А кухня у эльфов была ни дурственна. Подкрепившись, мы перешли к фруктам и вину. Только теперь за столом потекла непринужденная беседа.
    - Дорогой Андрю, - обратился ко мне старейшина, - я прочитал письмо моего друга и коллеги профессора Милла, а так же просмотрел ваши записи. Вы добились значительных высот в нелегком магическом искусстве. Верю, вы добьетесь еще больших высот, особенно если продолжите ваше образование у нас в Элладе.
    - Я с радостью продолжу свое образование у вас, после того как закончу учебу у профессора Милла, - уклончиво ответил я.
Старейшина никак не прореагировав на мой ответ, продолжил:
    - С вашего разрешения, я распоряжусь переписать те новые магические слова и заклинания, которые вам удалось вычислить. Мы хотели бы продолжить исследование в ваше отсутствие.
    - Конечно, старейшина Эллад. Если вам нужны разъяснения и моя помощь, я с радостью помогу вам до отъезда. В свою очередь я прошу вас дать мне кое-какие разъяснения об изначальной или истиной магии. Меня интересует магия перемещения и природа истинного имени.
Я протянул старейшине медальон, подаренный спасенной девчонкой.
    - По словам одной девочки, на этом медальоне написано истинное имя одного древнего бога.
Старейшина взял медальон с моих рук и долго разглядывал  номер  на медальоне.
    - Это имя вовсе не древнего бога, а очень хорошего человека, великого мага и моего друга - Эндрю. Был бы он с нами, он бы мог ответить на многие твои вопросы. Во всем мире только он один и занимался истиной магией, только он в ней что-то понимал. Эндрю был одержим идеей, построить идеальное общество, где бы  люди, эльфы, гномы, орки и другие народы жили в мире. В его идеальном мире не должно было быть место для болезней и нищеты, для несправедливости и лжи. Он считал, что магия может обеспечить процветание, долголетие и счастье всем. Его любили простые люди, он никому не отказывал в помощи, исцелял больных и готовил уникальные лечебные зелья. Но счастье для всех разное. Многие люди тогда счастливы, когда они живут лучше, чем другие, когда могут унижать и использовать более слабых. Этого не мог понять старина Эндрю.
    Старейшина надолго замолчал, погружаясь в воспоминания.
       - И что с ним стало? Он умер? - нарушил молчания я.
    - Нет, не умер, - продолжил Эллад, - к тому времени, используя истинную магию, он постиг бессмертие и вечную молодость. Но в своих исследованиях он зашел сильно далеко, решившись пройти через нору сфинкса, он исчез. Больше его никто не видел. По его теории нора сфинкса - это проход в другие миры. Думаю, что он до сих пор странствует по мирам.
    - Так вы ничего не можете нам рассказать про истинную магию?
    - К сожалению нет. У меня есть книги истинных заклинаний Эндрю, правда они зашифрованы и пока никому не удалось их расшифровать. Вы можете ознакомиться с этими книгами, но только у нас в замке.

    В Элладе мы задержались значительно дольше, чем планировали. Получив книги Эндрю и во всю используя ноутбук для дешифровки, я уже имел много информации, но не спешил  ей делиться с эльфами. Саня очень увлекся одной эльфийской девушкой, с простым русским именем Алла. Он все шутил, что любит экзотику и никогда не простил бы себе, если бы был в сказке и не переспал бы с принцессой. Но я, то видел, что он влюблен. Возможно первый раз в жизни. Все то, как он добивался ее внимания, как ухаживал за ней, как смотрел на нее -  говорило о его чувствах лучше всяких слов. Я-то его знаю с детства.   Вот и сейчас, залетел ко мне в комнату, спрашивает о моих успехах, а у самого глаза горят, и говорить он хочет только о ней.
    - Ну и что нового у наших Ромео и Джульетты? - спрашиваю я, намекая, что это общество, никогда не одобрит их отношений и им не суждено быть вместе.
    - Зря иронизируете, сударь,- не теряя улыбки, ответил Саня, - я ее скорей всего в наш мир заберу, там мы устроимся в лояльной к эльфам стране.
    - А Джульетта согласна?
    - Конечно, только я не говорил, что мы с другого мира, только то, что в нашей стране разрешены такие браки. Не понравится у нас, можно будет назад вернуться. Думаю, тебе это не составит большого труда? Да кстати, как проходят расшифровки рукописей дядюшки Эндрю?
    - Знаешь Саня, ты повадками стал походить на Димыча. Или ты влюбился или отравился тестостероном.
    - Ни то и ни другое, я просто счислив. Только воздух, только небо. Живем  в сказке, волшебство на каждом шагу. Я просто жизни умею радоваться. Давай рассказывай про истинную магию. Как там драконы бороздят просторы большого Элоя.
    - У меня все нормально. Раскопал уже заклинания про бессмертие и вечную молодость. У него здесь самое сложное - это определение истинного имени. А наши имена, у меня в ноутбуке записаны. Вот думаю на ком из вас заклинания испробовать.
    - Пробуй на мне, - сразу предложил Саня, -  а то Алла не стареет, мне надо за ней марку держать.
    - Про перемещения ничего не нашел, - продолжал я, - только про нору сфинкса расплывчатая теория. Эта нора - переход в следующий мир. Если мы находимся в 01, то через нору можно пройти в 02. Он считает, что в каждом мире есть такая входная и выходная нора. Наши миры как бусы, надетые на нить. Эндрю даже разработал методику поиска входной и выходной норы. Так, что нам нужно будет пройти через нору сфинкса во второй мир. Потом там отыскать такую же нору в третий мир, а там и до нашего четвертого не далеко. У нас дома, с помощью моего файла, я уже развернусь без таких сложностей. В нашем мире я смогу перемещать, кого захочу и куда захочу.
    - В этом всем есть серьезный минус, - уже серьезным голосом сказал Саня, - мы не знаем, работает ли теория Эндрю и в какую сторону идет перемещение. Может со второго ты попадешь в первый, а с первого в нулевой.
    - Согласен, поэтому придется рискнуть. И рисковать буду я. Если я доберусь до нашего мира, то верну вас в считанные секунды.
    - А если нет?
    - Тогда ты  с Димкой продолжишь мои исследования, и если повезет добраться домой, вернешь меня и вояк. Но я думаю у меня все получиться. Моя методика перемещения с помощью аномального файла очень схожа с тем, что здесь называют истинной магией. Помнишь, я тебе рассказывал про команды, которые последовали в файле после смерти человека? Так заклинание бессмертия можно перевести на командный файловый язык как: если конец, то  не рестарт память, не перемещать, не новая оболочка, восстановить последнюю сохраненную оболочку. И все эти команды применяются к твоему уникальному коду. Дали бы мне больше времени дома, я бы это и там распутал. Все просто, как дважды два!
    - Убедил, давай делай меня бессмертным и вечно молодым, - улыбнулся Саня, -  а как оживление происходит? Раны затягиваются и кости срастаются прямо на глазах?
    - Эндрю пишет, что после смерти мгновенно оказывался в месте, где он был от 10 до 14 часов назад. В той же одежде, в которой находился в то время. Очевидцы его смерти, рассказывали, что его тело мгновенно исчезало с последним вздохом. Воскрешение в новом теле проходило с запозданием в четверть часа, для него же проходило все в одно мгновение. Его слуга, описывая покушение на Эндрю, рассказал следующие : "- в хозяина вонзилась стрела, когда он прогуливался верхом возле замка. Он слетел с коня и исчез, не долетев до земли вместе со стрелой. Я развернул своего коня к замку и укрылся за воротами. Поднявшись в гостиную, я увидел, как возник хозяин за обеденным столом в домашнем халате и суповой ложкой в руке. С ложки продолжал идти пар от бульона, хотя на столе было пусто."
    Выслушав меня, Саша вполне серьезно заметил: - ты только, когда применишь  все заклинания к себе, не экспериментирую со своей смертью, а то вдруг это все легенды. А я тобой дорожу, ты у нас один.
    - Хорошо, - так же серьезно, ответил я.              
    Изучив всю необходимую информацию с книги Эндрю, я приступил к изготовлению магических принадлежностей.  Первым я изготовил компас, который указывал на местоположение норы сфинкса. Выглядел он как маленький стеклянный шарик, внутри которого плавали маленькие искорки, которые сгущались в направлении норы.  Вторым изготовил магические пластины, с помощью которых планировал сделать всех нас вечно молодыми и бессмертными. На пластинах каждый символ должен был  написан определенным веществом, иметь точно рассчитанный размер и находиться в определенном месте. Для дальнейшей работы мне нужен был помощник.  Выключив ноутбук, я пошел искать своего друга в дебрях внутреннего  эльфийского сада. Саня нашелся у фонтана, воркующий с Аллой.
    - Приветствую вас Алла. Разрешите, я заберу у вас Александра, - произнес я, поклонившись. - Прошу вас, пожалуйста, повлияйте на него. Он совершенно стал мало времени уделять обучению.
    - Я ему тоже об этом часто говорю, - заливаясь смехом, ответила Алла, - но он редкостный лентяй. Я постоянно ставлю вас в пример ему. В свои юные годы, вы добились больших успехов в магии, и вас очень ценит старейшина Эллад.
    - Хорошо, хорошо, - сказал свое слова Саня, - иду заниматься. Алла, ты просто не знала меня раньше. Какой рассудительный и усидчивый я был, но посетив ваш славный город, я совершенно изменился.  
    Попрощавшись с Аллой, я увел Саню с собой.
    - По моим расчетам мы можем сегодня вечером приступить к магическим действиям, - перешел я сразу к делу, - еще мы должны выбрать нужное место. Все действие должно быть произведено на изгибе реки.
    - Я знаю такое место, мы с Аллой гуляли за замком и там есть как раз такое место.
    - Тогда сегодня  приступим.
    - Элладу расскажешь о достижениях?
    - Пока нет. Как-то они холодно к нам относятся.
    - Ты просто плохо понимаешь эльфов. Проявлять свои чувства у них принято, только к близким или родным. Ты думаешь, они нам не благодарны за помощь при осаде? Ошибаешься.   Эллад не дал бы тебе книги Эндрю, если бы,  не был благодарен нам.
      - Я думаю, он дал книги в надежде, что удачливый мальчик расшифрует их.
Каждый из нас остался при своем мнении.
Вечером в условленное время мы расположились на изгибе реки. Проделав магические действия над Саниной табличкой, я наблюдал, как она медленно превращаясь в искристую пыль, улетает  в направление по течению реки.
    - Все свершилось, - прохрипел я, - что чувствуешь?
    - Ничего не почувствовал, кроме приятного волнения, когда искорки полетели в реку.
    - Так и должно быть. Сейчас все тоже проделаю со своей табличкой. А потом с Димкиной и с табличками наших вояк.
На счет истинных имен Семена и Толика у меня были сомнения. Когда я готовился перебросить нас в 01 зону, то вначале просканировал через файл свое окружение и окружение моих друзей. Номер, в котором я предполагал истинное имя Толика, мог вполне оказаться номером программиста, который следил за мной и тоже находился в непосредственной близости от меня. Но все, же можно рискнуть.   Закончив с последней табличкой, я стал собирать вещи.
    - Поздравляю тебя Саня, теперь мы все официально бессмертны и вечно молоды. Завтра я собираюсь вернуться в Элоя, а потом направиться через нору сфинкса в следующий мир. Ты как? Со мной?
    - Мне в Элоя делать нечего. Я лучше здесь буду учиться. Замолвишь за меня словечко Элладу?
    - Конечно, и ноутбук оставляю тебе. Продолжишь дешифровки книг и окажешь помощь Элладу с новыми магическими словами и заклятиями.
Следующий день я посвятил сбором и прощанием с эльфами. А через день, утром отправился в Элоя. Провожал  меня только Саня. Крепко обняв, и  пожелав мне удачи, он перекрестил меня, по старому православному обычаю.
    Обратный путь был однообразен и скучен. Я только один раз достал пистолет, когда увидел группа вооруженных людей, но они ко мне не имели претензий и только поприветствовали, когда мы поравнялись. По дороге я много размышлял, о строении мироздания, но это все были больше фантазии, чем логические теории. Временами, поглядывая на магический компас-шар, я по изменению угла указания пытался определить расстояние до норы. Но из-за отсутствия нормальной стрелки в магическом шаре у меня на карте получилось  много вариантов, которые я обвел одним кругом.  Полученное облако находилось примерно в трех ста километрах от Элоя. Это было почти удача. Я предполагал, что нора может оказаться значительно дальше.
Прибыл в Элоя я поздним вечером. Он мне показался даже немного родным. В гостинице меня встретили только наши вояки. Они очень обрадовались, и реши срочно отметить мой приезд в Димкином заведении. Димка уже жил в своем казино постоянно. Он и бойцам предложил к нему переехать, но те отказались, сославшись, что у него там сильно шумно и для нормальной жизни неприспособленно. Оказавшись в этом мире, мы стали очень дружны и близки с нашими бывшими конвоирами. Наверно люди с одной страны сильно сближаются, попав на чужбину. Тем более на такую далекую и не похожую на наш мир чужбину. Димка принял нас, как радушный хозяин. Он тут же бросился расспрашивать меня о нашем с Саней путешествии. Я прервал все расспросы, сказал:
    - Давай где-то расположимся в более тихой обстановке и я все расскажу сразу всем.
Димка быстро отдал распоряжение, и прислуга засуетилась, а мы двинулись в отдельный кабинет. А  Димка изменился. Куда делся тот бесшабашный баламут? Теперь он настоящий хозяин,  не испортили бы его эти деньги.
    - Располагайтесь кто где хочет, - завел нас в кабинет Димка, - сейчас принесут все необходимое. Теперь расскажешь все?
Расположившись в мягком кресле, я начал свой рассказ. Осветив вначале подробно наше путешествие к эльфам и бой под стенами  Эллада, я перешел к любовному увлечению Сани. Про нападение на эльфов орками в столице уже знали, но вот про, то, что им помогли мы, было новостью. История про Саню очень развеселила Димку, и мы хорошо проводили время, совсем как в старые - добрые времена  в "Вепре".  В конце я рассказал о своих исследованиях и про нору сфинкса. Димка тут же отреагировал.
    - Друзья, наше бессмертие и вечную молодость нужно прилить. У меня есть бочонок самого дорого вина в королевстве - "Поцелуй Солнца".
    - Ну, ты и жмот Димка, - поддел его  Семенов, - до этого значит, на друзьях экономил, а я тебе еще деньги на казино давал.
    - Я не жмот, просто "Поцелуй Солнца" для таких моментов берег. А сколько я бесплатно поил твоих друзей гвардейцев?
    "Поцелуй Солнца"  я пил первый раз. Это вино стоило тех денег, которые за него выкладывают богачи. Я сделал всего один глоток, а какой эффект. Напиток вначале немного опалил губы и язык, потом тепло по горлу спустилось в живот. Во рту остался такой вкус, словно там разорвалась капсула с фруктами, и я ощутил привкус разных фруктов. В животе теплело, нахлынула и мягко отошла волна опьянения. Я сделал еще глоток, снова переживая эти чувства.  
Гуляли всю ночь. Было произнесено куча тостов и обещаний вечной дружбы. К утру, мы закончили бочонок вина и перебрались спать в гостиничные комнаты. Проспавшись и приведя себя в порядок, я отправился к профессору Миллу. Университет встретил меня гомоном студентов, прямо как разворошенный улей. Студенты готовились к сдаче годовых экзаменов. Я же более не собирался, ни учиться, не тем более экзаменоваться. К Миллу, я шел из-за уважения и не хотел уйти не попрощавшись. Профессор встретил меня радостно, долго обнимая, не переставая говорить о своих новых заклинаниях.
    - Мой мальчик, как я рад, что ты вернулся. Используя твои новые магические слова, я вывел три новых заклинания и четыре усовершенствовал. Пойдем скорей в мою лабораторию, я все тебе подробно расскажу. Как там старина Эллад? Какие новости у Эльфов?
Я протянул Миллу письмо Эллада и по дороге рассказал о нашем походе, не посвящая профессора в мои новые открытия.
    - Профессор Милл, я хотел просить вас отпустить меня на пару месяцев. Мне нужно посетить родной дом, чтобы решить семейные проблемы.
    - Очень жаль, Андрю, что тебе нужно уезжать домой в канун экзаменов, но семья превыше всего. Признаюсь, мне хотелось похвалиться твоими успехами в обучении перед коллегами. Но это мы сможем сделать и в следующем учебном году.  Перед отъездом   не забудь заглянуть ко мне. Я подберу тебе в дорогу хороших заклинаний.
    Попрощавшись с профессором, я отправился в гостиницу. Не хотелось затягивать с походом к норе сфинкса, нужно отправиться в путь не позднее третьего дня. Семенов изъявил желание идти со мной, не принимая никаких возражений от меня. Он считает, что я без него пропаду. Перед гостиницей меня догнала карета. Я вжался в стену, пропуская карету, но та внезапно остановилась возле меня. Не говоря ни слова с кареты выскочили два амбала и  запихнули меня в мешок. Я, набрал полную грудь воздуха, чтобы заорать, но сильный удар по голове заставил меня все выдохнуть. В глазах блеснули искры, в ушах зазвенело, и все звуки стали удаляться. Дежавю - пролетела последняя мысль.  Я плавно провалился в темноту.  

    Очнулся на подстилке из соломы. Голова болит и кружится, в горле пересохло, а правая рука, на которой лежал, затекла. Мешка на голове уже нет. Руки свободны. Сел на пол. Огляделся по сторонам. Маленькое окошко, дубовая дверь, комната два на два метра без мебели. Я в камере! И кто и за что меня суда посадил? Подойдя к массивной двери, пару раз ударил по ней. Это отняло последние силы, и я снова сел на солому.  Отдохнуть долго не дали. Не прошло и четверти часа, как за мной пришли. В камеру заглянуло двое гризов. Не говоря ни слова, они потащили меня по коридору. Стены серые, через определенные промежутки - двери камер, точно тюрьма. Гризы завели меня в комнату, усадили на стул и тут же удалились. В комнате за большим столом сидит седой человек в черной рясе. Он, улыбнувшись, произнес:
    -  Выпейте это зелье, вам полегчает.
Не обманул. В голове моментально прояснилось. Между тем, седой продолжал.
    - Я следователь Орл. Вы обвиняетесь в убийстве солдат Селла и краже его имущества, охрана и перевозка которого была поручена убитым солдатам. Ваши соучастники тоже задержаны и сейчас дают показания. Основания к вашему аресту послужили допрос мертвых гризов, совпадение методов убийства солдат Селла и то, как были убиты вами орки около замка Эллада. При обыске ваших жилищ были найдены украденные вещи. Вам грозит каторга и возмещение всех потерь магистра Селла. Зная финансовое положение вашего друга Димы, я не сомневаюсь, что вы сможете возместить все потери. Но от каторги вас это не спасет. Что вы можете сказать в свое оправдание?
    - Солдаты Селла, первыми напали на нас, мы только защищались, - выпалил я, дивясь своей разговорчивости. Видать в зелье был эликсир правды.
    - Они защищали имущество господина и не причинили бы вам вреда, если бы вы развернулись к ним спиной и не излучали столько агрессивности. Гризы, очень чувствительны к эмоциям агрессии. Но этот вопрос сложный и я допускаю, что вы как чужеземцы могли не знать наших порядков. Поэтому вопрос по убийству солдат Селла будет решаться на королевском суде. Кража же имущества доказана.
Признаете свою вину в краже?
    - Да признаю, - ответил я не в силах сдерживать голос.
    - Вот и отлично. У меня есть предложение для вас. Великодушный Селл готов простить ваш проступок, если вы будете сотрудничать с магистром. Раскроете ему секрет вашего оружия, и вернете украденное имущество. Что мне передать магистру?
    - Передайте, что я не могу ответить на его великодушное предложение, не согласовав решения с моими друзьями. Эта тайна принадлежит не только мне и я не вправе сам ей распоряжаться.
    - Очень умно и благородно, - ответил Орл,- я передам ваш ответ магистру Селлу. А сейчас прошу вас вернуться в камеру.
Из-за колоны позади меня, вышли двое гризов, которые и отвели меня назад в камеру.  
    Длинный, худощавый гриз принес в камеру сверток и кувшин воды. В свертке был сыр и хлеб. Есть не хотелось, но я все же решил перекусить. Отламывая не большие кусочки хлеба и сыра, я медленно жевал их размышляя.
    Арестовали Саню или нет? Смогли они добраться до него? Что наговорили мои друзья под эликсиром правды? Как теперь выпутаться с этой скверной ситуации? За этими грустными размышлениями потянуло в сон, первый признак, что зелье правды заканчивает свое действие. Я не стал бороться со сном, свернулся калачиком на соломе, и заснул.
 Выспаться не дали. Проснулся от того, что меня кто-то трясет за плечо. Открыл глаза. Два гриза увидев мое пробуждение, тут же подхватили меня под руки. Все тот же коридор и в конце комната для допросов. Посередине комнаты четыре стула, на двух стульях уже сидят наши вояки. Еще в комнате следователь и куча гризов. Значит, ожидаем самого Селла. Мне протянули чашку со знакомым по запаху зельем.
    - Пейте, - произнес Орл, - мы не будем терять время, на пустую болтовню. Магистр хочет, чтобы вы говорили искренне и то, что думаете.
В сопровождении двух гризов вошел Димка. На нем тоже не было видно побоев. Хороший знак. Когда мы уселись на своих местах, Орл продолжил:
    - Магистр Селл, сейчас прибудет для беседы с вами. У Вас есть некоторое время, чтобы вывести вашу общую позицию по вопросу сотрудничества с нами. Напоминаю, особенно магистра интересует ваше оружие. От ваших решений зависит ваша свобода и дальнейшее благополучие.
Первым заговорил Семенов, сразу взяв на себя обязанности председателя.
    - Я думаю, всем нам предъявлены одинаковые обвинения и поступили аналогичные предложения. Вопрос в том - кто, в чем признался и что обещал следователю. Я вину не признаю. Сказал, что являюсь военным другого мира, имею приказ охранять и доставить вас на базу. Законы этого королевства не признаю. Свои действия считаю самообороной. Присвоенное имущество считаю трофеем. Сотрудничать с Селлом и к тому же раскрывать секреты оружия не намерен. Считаю, что Селл хочет захватить власть в королевстве, и я в этом не намерен участвовать. Я давал присягу принцу Эллу, обещал защищать и оберегать его. Я обвиняю Селла в государственной измене. Он ведет тайные переговоры с орками за спиной принца и советников.
    - Я тоже не признаю своей вины, - продолжил Семен. - В гризов я не стрелял, имущество получил с рук своего командира. От сотрудничества отказываюсь.
Следователь перевел взгляд на Димку, давая знак, что его очередь высказываться.
    - Я тоже сказал, что никого не убивал и денег не брал, - начал говорить Дима, косясь на Семенова, -   всех убил Анатолий и деньги раздавал тоже он. Деньги вернуть я могу, но только, то, что было у гризов. Никаких дополнительных компенсаций делать не буду. Оружие не мое и я им не распоряжаюсь.
Похоже, я оказался самым мягкотелым и единственным, кто признал вину. Все даже под эликсиром правды считают себя не виновными. А если бы и Саню замели, то он тоже не признал бы вины и еще искренне обвинил бы их.  Следователь перевел взгляд на меня и я, прокашлявшись, начал свою речь.
    - Я полностью признал свою вину и в краже и в соучастии убийства солдат. Следователю обещал, что открою секрет оружия и пойду на сотрудничество, если это одобрят мои друзья. Еще, обещал вернуть все украденное.
Я перевел дыхание и посмотрел на друзей. Димка смотрел округлившимися глазами, Семенов одобрительно кивнул и я продолжил.
    - Я думаю, что передача оружия Селлу не повлияет на нашу основную цель. Наша цель вернуться домой и нам нет дела до их дворцовых интриг. Мне лично без разницы, кто будет у власти в этом королевстве.
    Сзади раздались хлопки в ладоши, и к следователю подошел Селл, продолжая хлопать.
    - Очень правильная позиция, господин Андрю, - тихим спокойным голосом, произнес Селл.
Я первый раз так близко видел магистра и второго человека королевства. Он приезжал  к нам в университет для напутственного слова, но тогда мне не удалось хорошо рассмотреть его. Со слов Семенова, это был злобный, худощавый старик. Мне же он показался не таким уж и старым. Седой худощавый мужчина, лет пятидесяти с внимательными, спокойными глазами. Взгляд скорей заинтересованный, пытливый и не как не злобный.          
 Внимательно посмотрев в глаза каждому, он остановил взгляд на мне, продолжил:
        - У вас свои цели, у меня свои и они не пересекаются, как я понял. Больше того, я могу вам помочь, если вы откроете тайну вашего оружия. Вас изгнали из вашего королевства? Я помогу вам восстановить справедливость. Вы не можете попасть домой из-за орд орков? Я договорюсь о вашем безопасном проходе, через темные земли.
    - Мы вам не верим, - вмешался Семенов,- вы нам много можете наобещать. Давай говорить на равных. Выпей эликсир правды, покажи свои истинные намерения.
Селл перевел взгляд на Семенова и кивнул.
    - Я не веду против вас тайной игры. Если это поможет нашему диалогу, я готов говорить открыто. Не думайте, что узнаете от меня что-то секретное. Если я посчитаю, что чего-то вам не следует знать, я просто промолчу.
Селл сам себе налил зелье из кувшина, с которого поили нас. Сев напротив нас он выждал, пока подействует зелье.
    - Ну что продолжим диалог? - улыбнулся магистр.
    - Ты планируешь с помощью нашего оружия захватить власть в королевстве и захватить корону? - спросил Семенов.
    - Мне это не зачем, - засмеялся Селл,- власть в нашем королевстве и так принадлежит мне. И мне не зачем устранять этого милого мальчика Элла. Кто тогда займется этими скучными приемами и вечными проблемами с вассалами и советниками? Нет Элл именно тот человек, который должен представлять королевство. Он благороден, красив, справедлив и дипломатичен. Где я такого еще найду?
    - Для чего вы планируете использовать наше оружие и нас? - прямо спросил Семенов.
    - Вы мне не нужны, мне нужно ваше оружие для решения внешней проблемы, которая вот уже двадцать лет не дает мне, спокойно спать.
    - О какой проблеме вы говорите? - спросил Семен, включаясь в разговор.
Селл лишь молча, отрицательно покачал головой.
    - Вы заберете мое казино и деньги? - вставил свое слово Димка.
    - Мне это не нужно, деньги в таких масштабах меня не интересуют. Я думал даже оставить вам то, что вы забрали у меня, если мы договоримся.
    - Что будет с нами, после того как ты получишь, что хотел? - снова спросил Семенов.
    - Все зависит от вашей позиции ко мне. Я хочу видеть вас среди своих друзей, а Андрю может даже, как коллегу. При нейтральном отношении ко мне, я отпущу вас, но компенсирую все, что вы взяли у меня, включая стоимость каждого убитого солдата. Некоторое время вы будете у меня под присмотром. При негативном ко мне отношении, я вас всех устраню, включая вашего друга в Элладе.
    - Ну, что все предельно ясно, - подвел итог Семенов, - я склоняюсь к позиции Андрея.
    - Думаю, ничего страшного огнестрельное оружие в этом мире не сделает. Я даю добро, отдать все оружие Селлу. - Сказал Семен.
    - А сколько стоит один гриз? - спросил Дима у Селла.
    - Не больше восьми золотых, - улыбнувшись, ответил Селл.
    - Тогда я за мирное урегулирование нашего конфликта. Я думаю смогу расплатиться за Семенова.
    - Мое мнение вы знаете, - сказал я, - в оружии не разбираюсь, поэтому этот вопрос решать Толику.
    - Наше решение, - подвел итог Семенов, - я научу вас пользоваться оружием и расскажу, как оно устроено. Мы отдадим все имеющееся у нас огнестрельное оружие и боеприпасы. Дальнейшее сотрудничество с вами, как и помощь от вас, нас не интересует. Я лучше пойду работать охранником в казино Димы. Взятое нами имущество мы не возвращаем и за убитых солдат компенсацию не платим. Стоимость нашего оружия в вашем королевстве значительно выше тех убытков, которые вы понесли.
    - Я не сомневался, что мы договоримся. Соглашаюсь с вашими предложениями. Когда вы выполните свои обязательства, вы будете свободны, и ничто не будет угрожать вашей жизни. Теперь позвольте мне спрашивать. Сколько огнестрельного оружия у вас? Где вы его взяли? И где я могу еще найти такое оружие?
    - У нас в Элоя два автомата и три пистолета. В Элладе у Сани еще один автомат. Оружие мы достали из металлических сейфов, больше там оружия нет. Во всем этом мире, я думаю, больше нет огнестрельного оружия.
    - Это не беда. Я думаю, мы сможем с помощью магии или кузнецов сделать такое же. А теперь покажите мне, как им пользоваться. Вы же не намерены его использовать против нас?
    - Я все объясню и не применю оружия против вас, - выполнил необходимый ритуал Семенов.
В комнату вошли гризы и разложили на столе оружие, боеприпасы, бронежилеты, мобильные телефоны, рации и всякую мелочь. Селл подводил Семенова к вещам и подробно спрашивал об их назначении и устройстве. От Семенова не отходили два огромных гриза, постоянно принюхивающихся к нему. Селл потерял интерес к мобилкам и рации, когда узнал, что они не функционируют.  Оружие было разобрано и собрано несколько раз. Семенов подробно рассказывал о назначении каждой детали. Селл очень хорошо соображал, хоть это и была чуждая его миру механика. Когда пришло время показать оружие в действии, они вышли в коридор. В конце коридора установили деревянного болвана в железных доспехах. Сначала в мишень выстрелил Семенов, подробно описывая правила ведения огня, потом попробовал сам Селл.
    - Это удивительное оружие и очень простое в использовании, - говорил Селл, возвращаясь с Семеновым в комнату, - мы бы могли и сами разобраться с ним, после длительных экспериментов. Слабое место этого оружия, только малое количество боеприпасов. Но я думаю решить эту проблему магией подражания. С каких элементов состоит патрон?
    - Медь, свинец, селитра, уголь и сера - основные элементы, - ответил Семенов.
    - Не так уж и сложно, - забирая с рук Семенова патроны, сказал Селл. - Осталось последнее дело. Андрю, напишите вашему другу Александру, чтобы он отдал автомат и боеприпасы подателю письма. И подробно объясните ему, сложившуюся ситуацию, чтобы не возникло трудностей, и никто не пострадал. Дописывая письмо, я почувствовал, как все больше тянет в сон. Зелье прекращало свое действие. Я передал письмо Селлу. Он быстро пробежал по письму глазами, удовлетворенно кивнул.
    - Вы можете быть свободны,  - сказал Селл, борясь со сном. - Вас доставят в гостиницу. Я все же надеются, что в дальнейшем мы сможем стать если не друзьями, то хорошими партнерами.
    - Жизнь покажет, - ответил я прощаясь.
Карету трясло и подбрасывало, но это не мешало нам заснуть в ней. Добравшись до гостиницы, мы отправились спать по своим комнатам, даже не обговорив сложившуюся ситуацию.
    Утром, не сговариваясь, все собрались у меня. Переговорив, решили, что выпутались из неприятностей легко, лишнего не наболтали и за свою безопасность можем не переживать.
    - Я собираюсь через пару дней отправиться к норе сфинкса, ты со мной? - спросил я Семенова.
    - Конечно мы теперь без серьезного оружия, но я и с местным уже неплохо справляюсь. Поедим вместе. Ты хоть и маг начинающий, но тебя любой сопляк с ножиком обидеть сможет. Молнии метать не умеешь, ураган насылать тоже, чему вас там, в уневере только учат.
    - Я по таким пустякам не размениваюсь. Вот кого бессмертным сделать или по мирам скакать - это по мне. Завтра у профессора Милла заклинаний в дорогу наберу и можно в путь собираться.
    - Берите мою повозку и коней в дорогу, - предложил Димка, - я вам припасов соберу, вина хорошего.
    - Поедим верхом, - заявил Семенов, - видел карту, которую набросал Андрей, так ни одной дороги в тех местах нет, повозка не везде пройдет.
    - Значит, придется и мне осваивать верховую езду, - подытожил я.
    Сборами занимался Семенов, оставив мне высокие материи. Его еще раз вызывал к себе Селл для консультаций по оружию. Он предупредил, что мы отправляемся в путешествие и будем пробовать добраться домой. По вопросам об оружии посоветовал обращаться к Семену. Селл нам не препятствовал, только поинтересовался - не нужна ли помощь или сопровождение. Семенов отказался.
    Утром следующего дня мы неспешно двинулись из города в направлении указанном  искрами  внутри стеклянного шара. Прощание было не долгим. Я пообещал, что мы скоро все встретимся.
    - Не пугайтесь, если я вас неожиданно выдерну из постели ночью и поставлю пред свои очи, - на прощанье я развернул коня и помахал друзьям.
      Ехали, неспешно. Я плохой наездник и мы часто останавливались размять ноги. Семенов не терял надежды обучить меня тонкостям верховой езды.
На очередном привале, я решил разговорить Семенова.
    - Толик, а ты женат? - спросил я, - кто у тебя дома остался?
    - Родители в пригороде, с девушкой в гражданском браке живу. Она все ребенка завести хотела, а я себя не чувствую главой семьи.
    - А у меня родители дома наверно извелись. Где их блудный сын затерялся? Вот у меня с девушками не складывается. Хоть я себя не представляю без семьи, но они у меня не задерживаются. Я когда работаю - сильно увлекаюсь и могу целый день за компьютером сидеть, ни на что не реагируя. Редкой  девушке такое понравится.
    - Ошибаешься. Моя просто рада, когда я дома. Я могу на компьютере рубиться с монстрами, а она просто придет в комнату, сядет и смотрит на меня. Говорит - счастлива, что я ее и дома.
    - Любит она тебя.
Толик помолчал и продолжил:
    - Пора дальше двигать, не хочется мне в лесу ночевать, нужно к этой деревеньке успеть добраться, - указал он  место на карте.  
Мы снова двинули в дорогу, но разговор как-то уже не клеился. Вечерело, а мы еще не добрались до деревни. Впереди нам преградил дорогу коренастый человек с длинным кинжалом в руке.
    -Эй, господа, вы на прицеле моих лучников, - проорал здоровяк, - хотите жить, бросайте оружие на землю, оставьте коней и несите свои мешки ко мне.
    - Подчиняемся этому Робин Гуду, - тихо сказал Толик, - когда подойдем к нему ближе я начну действовать, а ты ложись на землю и откатывайся в кусты.
Я кивнул, спускаясь на землю. Мы же бессмертны, а руки у меня дрожат. Странно, такого мондража не было, когда на нас под Элладом, орки перли. Там мы долго готовились, а здесь все было внезапно. Пройдя половину пути, заметил, как сзади нас из леса вышли двое лучников, перекрывая нам дорогу к коням. Когда до здоровяка оставалось метра два, он остановил нас.
    - Бросайте ваши пожитки вперед, а сами три шага назад.
    - Поехали, - тихо прошептал Толик.
Бросаю вещи на землю и как заправский каскадер падаю на бок, качусь в кусты. Толик бросив мешок в здоровяка, кувыркнулся ему под ноги и сделал подсечку. Лучники выстрели одновременно, но Толик уже успел прикрыться здоровяком. В здоровяка угодила одна стрела, но он, хрипя, продолжал размахивать кинжалом. Мне тоже нужно действовать.  Достав из мешочка на поясе маленькую ампулу, давлю ее пальцами, бормоча заклинание. Это обещанные Миллом дорожные заклинания. Если все правильно сделаю, то сейчас должна появиться шаровая молния, подвластная моим приказам и указаниям пальца. Перед моим носом вспыхнул огненный шар, обдавая жаром лицо. Медленно направляю его в сторону лучников. Шар слушается плохо, словно китайская радиоуправляемая игрушка, то улетая по инерции в сторону, то опаливая ветки отскакивая от них. Лучники на миг замерли, уставившись на шар. Толик воспользовался заминкой и метнул кинжал в ближайшего врага. Левый стрелок сел на колени, удивленно глядя на кинжал, торчащий у него с груди. Вторым лучником занялся я. Не давая ему, опомнится, гоняю  его вдоль дороги своим огненным шаром. Лучник ловко пригибается и прыгает в сторону, каждый раз уходя от шара. С  меня плохой укротитель шаровых молний, я был только на двух лекциях по боевой магии и учился в основном по книгам. Мой противник, скорей всего мог, ухитрится сбежать от шара, но споткнувшись через труп своего товарища, упал. Моя молния, тут же настигла его. Раздался хлопок и посыпавшиеся искры осветили тропинку. Второй лучник лежал рядом с первым. Отвратительно запахло паленым мясом. Подойдя к Толику, взглянул на его руку, она была вся в крови.
    - Ты ранен?
    - Ерунда, стрела прошла через этого упыря, - он толкнул ногой труп здоровяка, - и зацепила мне руку. Но обработать надо.
Я метнулся к своему мешку, доставая лечебное зелье и ткань для перевязки. Промыв рану зельем, под нравоучения и советы Толика, сделал перевязку. Толик сделал один больший глоток заживляющего зелья, вернул флягу мне.
    - А ты молодец, не растерялся. Хорошо поджарил ублюдка. Я даже сам на миг обалдел от твоих спецэффектов.
Я ничего не ответил, пошел собирать вещи. Это был первый человек убитый мной, и мне как не странно, было его жалко.
    - Давай похороним их, - предложил я.
    - Не стоит, мы и так из-за них задержались. Лес сам все подчистит. Да ни кисни ты так. Они сами виноваты. Посмотри на их одежду, видишь отверстия сзади. Ее сняли с убитых. Я думаю, на их счету хватает невинных душ. И нас они не отпустили бы. Получили бы мы с тобой по стреле в спину и щеголяли бы ублюдки в наших новеньких камзолах.
    - Не щеголяли бы, - промычал я под нос.
     - Что? - переспросил Толик.
    - Я говорю, не щеголяли бы, - уже громче повторил я, - наши тела должны пропасть  вместе с одеждой, ели нас убьют.
    - Это если ты все правильно наколдовал, но я не собираюсь это проверять. Вариант, при котором нам пришлось бы снова идти сюда километров сорок, без коней и поклажи, меня тоже не устраивает.
Пока мы собирались, совсем потемнело. Вырезав две длинных тонких палки, я обмакнул их по очереди в колбах ОЛ и ИЛ, после чего прочитал заклинания над ними. На концах палок появилось яркое, белое свечение. Одну из палок я протянул Толику.
     - Это конечно не фонарик, зато батарейки менять не надо.
Толик приняв от меня светящуюся палку, запрыгнул на коня.
    - Ну ты прям Гарри Потер, - придерживая моего коня, рассмеялся Толик.
    - Скажи  Андрей, - пристраивая своего коня рядом с моим, спросил Толик, - а это волшебство будет работать в нашем мире? Вот ученые удивятся, увидев твои фокусы.
    - Я думаю, волшебство будет так же работать в нашем мире, как и здесь. Со слов Эндрю, наши миры, осколки одного мира, нанизанные на нить мироздания. По этой нити нам предстоит пройти в другие миры.
    - Заешь Андрей, если у нас с тобой все получится, и мы доберемся домой, я уже не смогу работать в безопаске. После того, что я знаю и могу, мне неинтересно будет работать там. Я лучше по мирам путешествовать буду. И ты не торопись дарить миру новые знания, если наши появится в этих мирах, то засрут их.
Толик еще много говорил и рассуждал, возможно, на его разговорчивость повлияла стычка в лесу, а может, хотел меня подбодрить. Мы и не заметили, как добрались до деревни. Подъехав к ближайшему домику, Толик пару раз ударил рукояткой ножа по воротам.
    - Эй, хозяин, пусти постояльцев на ночь.
В доме послышалось шевеление, и через некоторое время мы услышали старческий голос:
    - Кто вы? и что вам нужно?
    - Мы мирные путешественники, - взял в свои руки переговоры Толик, - нам нужен ночлег.  Прояви гостеприимство и получишь пять серебряных.
Ворота открылись, и старик взялся придерживать коней, чтобы услужить нам.
    - Покорми и напои коней, - властно сказал Толик, - кто еще живет с тобой?
    - В доме только я и внучка. Занимайте комнату, мы с внучкой переночуем в хлеву.
    - У вас большой дом, мы поместимся все вместе, - возразил я.
    - Моя внучка сильно больна, ее мучит кашель  - это помешает вам отдохнуть, добрый господин. Мы лучше переночуем в хлеву, - поклонился старик.
    - Не стоит больному ребенку спать в хлеву, - ответил я, - у меня есть с собой лекарственные зелья и я неплохо разбираюсь в волшебстве. Веди меня к своей внучке, посмотрим, что с ней.
Старик схватил меня за руку, потащил в дом.
    - Благодарю вас за вашу доброту, господин волшебник. Я возил внучку в город, показывал ее нашему волшебнику. Он за зелье запросил пол золотого, но мне таких денег не собрать, даже если продам дом. У нас в  деревне есть только повитуха. Она заваривала травы для внучки, но они ей не помогают.
    - Принеси воды, руки обмыть, - перебил я старика.
Старик побежал выполнять мою просьбу. Поставив посередине комнаты святящуюся палку, я подошел к лавке, на которой лежала девочка лет десяти. Она терла кулачками глаза, привыкая к яркому свету.
    - Привет принцесса, как тебя зовут, - улыбнулся я ей.
    - Алль, только я не принцесса, - серьезно ответила она. - А вы волшебник?     
    - Немножко волшебник. Дедушка сказал, что ты болеешь. Что у тебя болит? Что беспокоит? Как себя чувствуешь?
    - Мне тяжело ходить и дышать. А если сильно вздохну, то потом кашляю с кровью. Голова кружится, в глазах иногда темнеет и постоянно холодно.
Пришел старик с водой. Обмыв руки, я спросил у старика:
    - Давно она болеет?
    - Уже скоро полгода будет. Вначале ей не сильно плохо было, а теперь с каждым днем все хуже и хуже.
    - Это плохо, - покачал головой я. - Магией легко лечить свежие раны и болезни. На такие запушенные нужно много зелья, даже не знаю, хватит ли у меня его. Но я попробую.
Зашел Толик, увидел в каких количествах, я смешиваю эликсиры и зелья. Укоризненно покачал головой.
- Ты так весь наш запас используешь, - бубнил он, разлаживая наши меховые подстилки на пол.  
В полученную смесь я вылил всю флягу заживляющего раны эликсира. Увидев такое расточительство, Толик только многозначительно покашлял. Старик округлил глаза, видя какое количество эликсиров я смешал.
    - Господин волшебник, сколько стоят все эти эликсиры? - спросил старик дрогнувшим голосом.
    - Не больше пяти золотых, но пусть это тебя не беспокоит, я не возьму с тебя денег, - ответил я, продолжая приготовления.
Обильно смочив перевязочную ткань полученным коктейлем, я перевязал ею грудь и спину девочки. Нашептывая заклинания, протянул девочке кувшин с оставшейся смесью.
    - Выпей все и повторяй тихонько слова, которые я тебе скажу сейчас на ушко, пока не заснешь.
Девочка заснула быстро, и мы расположились за столом перекусить.  После случая в лесу хотелось хорошо выпить вина. Я предложил, Толик не отказался. Старик достал с печи котелок с кашей. Еда простая, но вкусная. Мы добавили на стол вяленого мяса, головку сыра и бурдюк вина.
    - Чего стоишь в углу, - позвал старика Толик, -  чай не наказанный. Бери чашку, ложку,  садись к нам, ужинать будем. Нам третьего не хватает, чтобы бурдюк вина раздавить.
Старик не понял, зачем нужен третий и зачем нужно давить бурдюк, но пожелание господ выполнил быстро.  Толик разлил одно из самих дорогих вин королевства в три чашки, произнес тост:
    - За здоровье девочки.
Чокнувшись с Толиком и стариком, я выпил свое вино. Старик, не понимая нашего ритуала, подражая нам, тоже произносил пожелания и чокался. Бурдюк благородного вина закончили быстро. Толик выложив серебряную монету на стол,  предложил старику сгонять в ночной магазин за вином. Старик денег не взял, но через пять минут появился с небольшим бочоночком вина. Местное вино было значительно хуже по вкусу, но крепостью не уступало. Ужин перерос в ночную попойку. Старик, не забывая чокаться, постоянно благодарил нас за доброту. Я рыдал на плече у Толика, каясь в убийстве лучника в лесу. Толик со стариком меня успокаивали.
    - Да ты хоть представляешь, скольких я положил? - успокаивал меня Толик, пытаясь что-то пересчитать, загибая пальцы.
    - Это же были известные во всей округе душегубы, - успокаивал меня старик, - тебе добрые люди еще спасибо скажут.
Уснули под утро, прямо возле стола на своих лежанках.
Проснулся я далеко за полдень. В доме было пусто. Выйдя во двор, я увидел маленькую Алль, которая усердно вычищала наших коней. Увидав меня, старик упал на колени.
    - Помогай тебе добрый Эндрю, во всех твоих делах. Да не видеть тебе, не болезней, не печалей....
Я поднял старика.
    - Давай пропустим все это. Девочка здорова? Вот и славно.
    - Здорова, добрый господин, полностью здорова.
    - Ты лучше скажи, где мой компаньон?
    - Ушел припасов купить, вас велел не беспокоить. Я ему предлагал, своих припасов собрать, но он отказался.
Подбежала девочка.
    - А я, ваших коней вычистила.
    - Вот молодец, держи две монетки за это, - протянул я ей две серебряных монетки, - как себя чувствуешь?
    - Очень хорошо, хочется бегать и петь, - ответила Алль, - только денег не надо, я сама решила коней почистить, чтобы вам приятно было.
    - Бери, бери, - настоял я, - а то кони рассердятся, они у нас норовистые.
Во двор зашел Толик. Через плечо у него висело два полных мешка.
    - Привет собутыльник, как самочувствие? Похмелиться не хочешь?  - улыбнулся мне Толик.
    - Вина три дня  в рот не возьму, - поморщился я, - если я сейчас хоть глоток этой гадости выпью, то меня потом в дороге укачает.
    - Сегодня уже никуда не поедим, - успокоил меня Толик, - завтра с утра пораньше выедим. Нам осталось до цели меньше суток дороги.
    - Старик, в том направлении ближайшая деревня на каком расстояний? - указал рукой направление Толик.
    - В этом направлении деревенские не ходят, - ответил старик мрачным голосом, - через день пути в этом направлении начинается  гиблая долина. Мало кто оттуда выходил живой. Господам лучше обойти это место. Я проведу вас обходной дорогой.
    - Мы хотим посетить именно эту долину. Можешь рассказать, чего нам опасаться там? - спросил Толик.
    - Я никогда не был в гиблой долине, - помолчав, проговорил старик, - мой отец рассказывал, что там собирается вся нечисть нашего мира. Древние заколдовали долину, чтобы нечисть не могла покинуть ее и тревожить наш мир. Глупый Полл ходил туда. Был он молод, горяч. Поспорил с друзьями, что проведет ночь в гиблой долине. Вернулся через два дня, совсем седой и с выбитым глазом. С тех пор стал немного не в себе. Рассказывал про чудовищ, которые хотели сожрать его душу.
    - Этот Полл, еще жив? Можно с ним поговорить? - спросил я.
    - Если господа желают, я приведу его, - поклонился старик.
    - Желают, - ответил Толик, - веди сюда этого Полла.

    Алль готовила нам жаркое с молодого барашка. У деревенских мясо на столе большая редкость, но Алль лихо справлялась с ним на жаровне. По дому пошел приятный запах, нагоняя аппетит. Старик с Поллом пришли в аккурат к тому моменту, как Алль подало жаркое на стол.  На столе уже дымилась запеченная рыба, а Толик  нарезал свежий хлеб и сыр. Мы предложили всей честной компании отобедать с нами. Местные не могли позволить себе такое изобилие даже на праздник, поэтому толпились в дверях, не решались сесть за стол.  Мы же вдвоем с Толиком столько еды не съедим и за два дня.
    - Давайте не тратить время зря. - Сказал я, насильно усаживая Алль за стол и кивком указывая мужикам  на их места.
    - Принцесса, тебе сейчас нужно больше кушать, - с напускной строгостью приказал я, накладывая ей в тарелку самые красивые кусочки.          
    - А жаркое знатное получилось, - нахваливал Толик, - под такую закусь грех вина не выпеть.
    - Я сегодня не пью, - отрезал я.
Мужички оживились, подставляя свои стаканы. Общее застолье объединяет и роднит людей, поэтому через время завязался разговор. Полл, оказался вполне адекватным человеком. Встречал я людей и мене сообразительных, чем Полл и с большими тараканами в голове и никто не давал им таких прозвищ. Он был не дурак хорошо выпить и поесть, а по мере поглощенного, становился все более разговорчивым.
     - Я то по долине не больше двух часов ходил, - продолжал Полл свой рассказ, не забывая при этом, во время подставлять свою чашу, - а мне говорят, что меня два дня не было.  Но ужаса натерпелся, никому не пожелаешь. Все  там против человека и звери и растения и земля сама.  Только привязаны кошмары к своим местам. Вырвешься от чудовища, а оно тебя не преследует, вернется назад и смотрит. Будто говорит: "только сунься ко мне - порву". Если воздух становиться вязкий как кисель и  вдыхается тяжело, то бежать с того места нужно. Замешкаешься, придавит, что-то невидимое к земле - не шелохнуться, не вздохнуть, так и лежишь, пока не пройдет. А было иду мимо бревна, а оно в змею толстую превращается. Обвила она меня за пояс и ноги заглатывает. Я на одних руках выполз оттуда. Отполз от логова ее, она в бревно опять перекинулась и лежит на прежнем месте.  Куст был еще живой, проходишь мимо такого, а он возьмет и наброситься на тебя, намериваясь к себе затащить. Один из таких мне глаз выбил!
    - Как же ты выбрался с долины? - спросил Толик.
    - Если бы далеко вглубь зашел, то не выбрался бы. Я только по краю прошел. И хитрость у меня была. Никому не рассказывал, а вам расскажу. Добрые вы господа. Попал я на одну поляну. Поляна, как поляна. Травка не высокая, волнами от ветра ходит. Но только стал я на ту травку, как она растаяла у меня под ногами. Сама земля меня засасывает, и выбраться не куда. Куда не станешь, еще глубже ноги под землю уходят. Снял я тогда веревку, вокруг пояса намотанную, и набросил ее на сук. Так себя по веревке и вытащил. Привязал я тогда к веревке палку и стал бросать ее в сторону, куда идти буду, а потом назад к себе подтягиваю. Схватит, кто палку или провалиться она под землю, не иду значит туда. Другую дорогу ищу. Встречал еще человека мертвого. Стоит он привязанный к дереву - кости из под обвешавшей одежды видны. Говорит он мне скрипучим голосом - "отвяжи меня от дерева, золото тебе дам, спаси меня добрая душа ", а у самого челюсть чуть не отваливается, на остатках кожи держится.
    - Ну и что? Отвязал? - увлекшись, спросил старик.
    - Нет, конечно. Я как услышал голос его, сразу деру дал оттуда. А почти на выходе из долины, собак встретил. Черные как ночь и по человечески говорят. Я со всех ног побежал к выходу с долины. Только черту переступил так они, и перестали гнаться за мной.
    - Какую черту? - Спросил я.
    - Я так место называю, где долина начинается. Как будто кто-то землю переделил. Там и трава, желтея и деревьев сухих много. А самое главное, солнце светит как через сумрак и холодам веет. Только переступил грань, сразу теплом обдало, солнце яркое - аж глаза режет.
    - А собаки, что говорили? - спросил Толик.
    - Кричали: "Ты не наш, лови чужака, убирайся от сюда - падаль человеческая"
    - Не ходите туда добрый господин, - захныкала Алль, заворожено до этого слушая.
    - Завтра утром выезжаем, - подвел итог Толик, вставая из-за стола, - сами и посмотрим, что там за собаки.
    - Не бойся принцесса,  - успокаивал я девочку, - мы настоящие волшебники, и не пристало нам бояться всяких собачек. Я махну волшебной палочкой, они и исчезнут. Вот держи волшебную палочку. Я ее заколдовал. Мокнешь ее в воду ночью, она будет светить тебе, пока вода не высохнет. И никакие чудовища тебе будут не страшны.
Алль бережно приняла подарок и радостно убежала.
    Рано утром, как и планировали, мы двинулись в путь. Дорога была тихой и спокойной. Ни тропинок, ни дорог уже не было. Мы пробирались через лес, пока не наткнулись на мелководный ручеек. По ручейку идти оказалось значительно проще, к тому же по нему, мы практически не откланялись от маршрута. К вечеру вышли на большую поляну, искорки в шаре сгрудились в один комочек и указывали в сторону сухого леса впереди. Пришпорив коней, мы рванули вперед,  Конь Толика вырвался вперед, но после пятиминутной скачки резко остановился. Толик спрыгнул на землю, присел, разглядывая траву. Догнав  его, я тоже спрыгнул рядом.
    - Что тут? - спросил я.
    - Похоже на границу, о которой говорил Полл. Видишь, дальше трава другого цвета.
Не говоря не слова, я сделал шаг за границу, повернувшись к Толику, восторженно произнес:
    - Добрались. На этой стороне значительно темнее, чем с твоей, и температура ниже. Не намного, но чувствуется сразу после перехода.
Достав путеводный шар, я убедился, что искорки внутри закружились вихрем. Теперь нужно ориентироваться по поведению вихря. Если он будет набирать темп вращения, значит, мы идем в нужном направлении. Переступив черту к  Толику, снова уставился на шар. Искорки опять сгрудились в комочек, указывая за мою спину.
    - Сегодня уже не поедим дальше, - сказал Толик, запрыгивая на коня, - давай вернемся в лес и заночуем. Утром выедем. Что твой компас говорит? Скоро доедим?
    - Практически на месте. По ту сторону границы искорки в шаре уже вихрем кружатся.  Осталось дойти до места, где они остановятся. Там я произнесу заклинания и считай, что мы в другом мире.
    - Что за заклинание? Я выучить смогу?
    - Человека с интеллектом всему можно научить, - улыбнулся я, - заклинание не сложное, научу. В переводе с истинного на наш, звучит, как прошение к сфинксу воспользоваться проходом по его норе.
    Заснули поздно. Вначале разучивали заклинание, а потом обсуждали, как по гиблой долине пойдем.
Утром, немного перекусив, двинулись через границу. Толик шел впереди, бросая перед собой привязанную палку, протягивая ее по земле. Ничего страшного я не увидел. Один раз земля разверзлась и проглотила нашу палку вместе с веревкой. В другой раз на нашу палку напал агрессивный куст, но Толик виртуозно спас нашего проводника, оставив куст ни с чем. Я шел сзади, указывая направление.  
    Впереди поплыл воздух, земля раскалилась докрасна, в нашу сторону пришел порыв раскаленного воздуха с искрами и пеплом. Там в один миг сгорели деревья и кусты. Кони заржали, внезапно я оказался на земле. Мой конь рванул, не разбирая дороги. Я надрывно орал, пытаясь выпутаться из зацепившегося за стремя плаща. На очередной кочке дыхание сбилось, и я замолк, тщетно пытаясь вдохнуть. Наконец плащ не выдержал и разорвался, моя безумная скачка закончилась. Оглянувшись, я не увидел ни коня, ни Толика. Поднялся на колени, потихоньку выдыхая в пол глотка воздух. Жутко болела грудь, похоже, я сломал несколько ребер. Морщась и постанывая, побрел назад, по следам сломочных веток и вывернутых кусков дерна. Кроваво сплюнув, пощупал язык. Серьезно прикусил его, как буду читать заклинание? Наконец увидел Толика. Он,  выбрасывая палку, быстро двигался навстречу мне. Увидев меня, он стал двигаться более осторожно. До встречи нам оставалось меньше двадцати метров, когда Толик закричал:
    - Беги... Сзади...
Какой там беги, я ели иду. Оглянувшись, рванул с последних сил. За мной ползли, извиваясь как змеи, три лианы. Далеко отбежать не удалось. Споткнувшись, упал. Почувствовал лиану на колене. Извиваясь, как угорь на сковородке, пытался вырваться, но к первой лиане добавились еще две. Царапая лицо и руки, меня протащило по земле к большому пеньку. Мой крик оборвался, когда из груди вырвалось щупальце лианы. Это конец, успел подумать я, перед тем как кровавая пелена залила глаза.

    Я резко раскрыл глаза продолжая орать. Лежу под деревом в лесу, у ног остатки вчерашнего костра. Я на месте нашей последней ночевки. Сердце судорожно бьется в груди, спина вся мокрая. Ощупал себя. Все в порядке, ни одной царапины, мой плащ на мне, сумки нет. Ощупав на груди путеводный шар-компас, облегченно вздохнул. Там в лесу до смерти, я его или потерял или разбил. Первый испуг прошел, и пришло осознание, того что я только что избежал смерти. От этого на душе стало весело, и я заорал на весь лес:
    - Какой я молодец. Я хакнул само мироздание. Я Дункан Маклаут из клана админов. Я не боюсь гребоной смерти.
Почесав затылок, подумал, что умирать все-таки очень больно и страшно.  Отряхнув плащ, пошел в сторону гиблой долины. Переступив, через границу, пошел по тропинке примятой травы. Не нужно быть следопытом, чтобы в нетронутом поле найти наши следы. Увидев, Толика идущего навстречу мне, я приветливо замахал ему обеими руками. Толик, ускорил шаг. Мы встретились и крепко обнялись.
    - Живой, чертяка! Признаться, я, сомневался, что сработает заклятие бессмертия. Какие ощущения? Как себя чувствуешь? - спросил Толик, пристально разглядывая меня с головы до ног.
    - Умирать  - очень больно и страшно. Очнулся в месте нашей ночевки, при всем, что на мне. Сумки нет, подстилки тоже. Настроение радостное. В такие моменты начинаешь ценить просто жизнь. Смотрю на деревья, траву, небо и радуюсь!
    Мы снова пошли вглубь долины.  На пройденной нами дороге, ничего не изменилось. Опасные участки оставались на своих местах, ранее пройденный путь оставался безопасным. Толик стал помечать безопасный путь одной зарубкой, а опасные участки двумя. Мы подошли к месту, где я потерял своего коня. Земля впереди уже остыла, теперь - это был пустынный островок, диаметром метров пять, с обугленными ветками по краям. Протестировав проход, палкой на веревке, мы решительно двинулись по углям. Пройдя метров триста, увидели марево плывущего воздуха вокруг нас.
    - Вперед, быстро: - прокричал Толик, моментально срываясь с места.
 Я рванул следом за ним. Сзади обдало жаром. Буквально выпрыгнув с огня, я обернулся. Позади нас бушевало пламя, а мой плащ слегка дымил. Толик пытался успокоить своего коня. Тот хрипло ржал, пытаясь вырваться,  но Толик не торопился идти дальше, без тестирования на безопасность пути. Взглянув на путеводный шар, я потянул его Толику.
    - Смотри, как искорки крутит. Мы  уже близко к норе.
Толик кивнул, сматывая веревку.
    - Мне кажется подозрительной поляна впереди, - заявил я, - слишком травка однородная.
    - Давай брошу еще раз палку, для проверки.
Толик, еще два раза проверил путь на безопасность.
    - Обходить не охота, там везде кустарник колючий, - после проверки, заявил он,- держи коня, сумку и конец веревки. Я попробую пройти, если что случиться, вытаскивай меня за веревку.
Толик отошел вглубь поляны на длину веревки. Остановившись, попрыгал на месте и махнул мне рукой. Я вел коня, стараясь не отступать от Толикиного маршрута.
    - Держи, - протянул я конец веревки, когда вплотную подошел к Толику.
Он бросил палку в указанное мной направление и медленно потянул ее к нам. Тут все и началось. Я почувствовал, как ноги мои начали проваливаться под землю. Конь дернулся, пытаясь, выпрыгну из ожившей земли. Толик размахнувшись, зашвырнул свой мешок к дереву в конце поляны. За ним последовала палка с веревкой. Толик уже был по пояс в земле, поэтому ножны с мечем, не добросил и до середины. Теперь оружие тонуло в зеленом ковре. Конь хрипел, он много дергался и теперь почти весь ушел под землю.
    - Прости дружок, -  дотянувшись к нему, я погладил его по шее.
Он уже не хрипел, а с глаз его текли слезы. Первый раз видел, как плачут кони. У меня тоже помакрели глаза.
    - Андрей, ты там случайно ничего не напутал, когда на меня ворожил? - спросил Толик. - Умирать жуть как не хочется.
У Толика над травой торчала одна голова. Наш конь уже скрылся под гладью травы. Я один возвышался над всеми, по пояс в земле.
    - Не переживай, я все делал по шаблону. Встретимся через несколько минут. - Успокаивал его я.
Когда Толик погрузился в землю по глаза, его голова заветрелась, пытаясь освободиться. В глазах его был ужас и боль. Потом все стихло, трава над ним разгладилась. Я остался один на поляне. Почти не двигаясь, я погружался очень медленно. Умирать не хотелось. Момент, когда и я уйду под землю всячески оттягивал, в тайне надеясь, что прейдет Толик и вытащит меня. Сзади послышался смешок. Я обернулся, надеясь увидеть Толика. Возле куста сидела огромная черная псина. Посмеиваясь с меня, она сидела на краю поляны.
    - Ты умрешь. Зря ты сюда пришел. - Прошипела псина.
    - Да, должно быть умру, но очень скоро вернусь. Я ищу нору сфинкса. Знаешь где это?    
    - Нет, я не знаю такого места.
    - Кто ты и как тебя зовут?
    - Я Друг, меня сделал хозяин, чтобы играть со мной.
    - А я Андрей. Хочешь поиграть со мной?
    - Нет, я играю только с хозяином и люблю только его, а тебя я ненавижу.
    - Кто твой хозяин и где он сейчас?
    - Он великий творец и повелитель миров. Его здесь нет. Он давно не играл с нами. Мы скучаем по нему. - Псина печально склонила голову.
    - Он человек?
    - Нет, он, такой как ты.
    - Но, я человек. Значит он тоже человек, или он погож на человека?
    - И хозяин, и ты похожи на людей, но вы не люди. Я вижу. Ты не привязан и ты один. Я не привязана. Хозяин не привязан и тоже один. Твой друг, который был с тобой - человек. У него есть поводок и их двое.
    - Я не понял. Что ты имеешь ввиду? Как двое? Что за поводок?
    - Я устала. Давно так долго не говорила. Поговорим позже. Ты можешь приходить разговаривать с нами. Ты такой же, как мы. Мне интересно с тобой, но я тебя ненавижу. Я люблю только хозяина. Прощай.  
Псина развернулась и ушла в лес. Над поляной уже торчала одна моя голова. Чесался нос, и потом заливало глаза. Я уже не надеялся на спасенье, но снова умирать не хотелось. Псина хоть немного отвлекала от неминуемой смерти, теперь же я остался наедине с собой. Что имела ввиду псина? Почему я один, а Толика двое? Почему она думает, что я не человек, и какого поводка у меня не хватает? Хорошо это или плохо? Не в силах больше бороться с зудом носа, чихнул. От этого значительно провалился в землю. Теперь я понял, почему так извивался Толик в конце. В рот и нос набилась земля, грудь разрывало и жгло. С глаз брызнули слезы, и как Толик я завертел головой, не в силах смириться с такой кончиной. Почувствовал землю на голове. Все, я больше не мог пошевелить ничем. Умирать похороненным заживо очень страшно. В следующее мгновение теряю сознание.

    Не открывая глаз, три раза жадно вздохнул полной грудью.       
    - Эффектно появился, - услышал я голос Толика, - я тебя уже заждался.
Толик был в приятном расположении духа. Я же уже не чувствовал той эйфории, которую испытал после первого воскрешения. Внутри была пустота и усталость.
    - Давай сегодня уже не пойдем в долину, - сказал я
    - Пойдем утром, - согласился Толик, - жаль, что мешок мой там остался, сейчас бы горло винцом промочить не помешало. Знал бы, что так все выйдет, оставил бы провианта немного здесь, а коней не стоило с собой брать.
    - Эндрю ничего не писал, о гиблой долине, - сказал я. По его словам это в полнее обычное место, которое можно найти только с помощью нашего шара. В шаре искорки реагируют на магический фон.
    - Никаких претензий к тебе. Андрей, мне не нравиться твое настроение. Ты как в воду опущенный.
    - Когда я там остался один, ко мне пришел странный собеседник. Помнишь, Полл рассказывал о говорящих собаках. Так я перед смертью говорил с одной из этих псин.
Я подробно пересказал Толику свой разговор с псиной.
    - И что тебя смутило в разговоре? - спросил Толик. - То, что собака не признала в тебе человека? Не бери дурного в голову. Я с ходу тебе выдам пару теорий по поводу твоих страхов.  Эндрю проходя здесь, наколдовал всякой всячины, и мы теперь имеем гиблую долину. Собак тоже он создал. Твоя псина не отнесла тебя и своего создателя к людям, по тому, что вы пережили смерти. Я на тот момент еще не умирал, и псина отнесла меня к простым людям. Если псина, увидит меня теперь, то тоже скажет, что я без поводка и один.
    - А может мы, что-то теряем, после воскрешения?
    - Да. Я помню. У тебя нет поводка и второго я. Я к примеру, не чувствую себя ущербным после воскрешения.
Разговор угас, и я погрузился в раздумья. Даже не заметил, как заснул.
    На следующий день мы снова шли по гиблой долине. Пройденный ранее маршрут оставался безопасным, поэтому к месту, куда Толик выбросил свои вещи, пришли быстро и без происшествий. Добравшись до вещей, мы первым делом перекусили. Настроение сразу поднялось, и долина уже не внушала такого опасения.
    Закинув в очередной раз тестовую палку, Толик присвистнул. Палка и часть веревки исчезла, словно ее обрезали. Оставшийся конец веревки был натянут, будто бы его держала пустота. Толик потянул веревку на себя и вытянул всю ее с палкой на конце. Проделав операцию с забрасыванием палки несколько раз, заметили место после которого и веревка и палка исчезали. При этом общий безобидный пейзаж оставался неизменным - лужок, кустик и пару деревьев. Граница аномалии проходила через одно из деревьев, и было заметно, как предметы, брошенные в дерево, исчезали прямо в нем.
    - Мы уже дошли к месту перехода в другой мир? - спросил Толик.
    - Не знаю, по стеклянному шару мы очень близко, но еще не на месте. Да и проход должен открыться только после произнесенного заклинания.
Внезапно пейзаж изменился. На месте безобидных деревьев теперь находилась огромная змея. Открыв свою пасть, в которую без труда поместилась бы лошадь, она медленно двинулась в нашу сторону. Я бросился прочь в сторону от змеи, но Толик крепко схватил меня за руку, удерживая на мести.
    - Это иллюзия, - сказал он, бросая в змею палку. Палка исчезла в теле змеи, а конец веревки торчал у нее с брюха.
Потянув за веревку, он вытянул и палку. Змея продолжала извиваться, и скалить на нас зубы, не обращая внимания на нашу реакцию. Толик бросил палку в направление, куда я планировал спасаться бегством, и тут же в палку вонзилась множество белесых нитей, раздирая ее на части. Спасти удалось только веревку.
    - Как ты догадался, что змея не настоящая? - спросил я, переводя дыхание.
    - Я еще раньше обратил внимание, что иллюзорные деревья не отбрасывают теней. А когда змея появилась, я обратил внимание, что все предметы вокруг отбрасывают тени, а она нет. Вечером в пасмурный день я бы на это не обратил внимания.
    - Мне  кажется, что кто-то намерено, размещал здесь  ловушки, и я думаю, что это хозяин собачек.
    - Согласен, - кивнул Толик, - все опасные места расположены с определенной целью и логикой.
Идти сквозь змею не решились, пошли в обход. Через час блужданий я остановил Толика.
    - Все пришли, - указал я на застывшие искорки в шаре, - теперь молчи, я буду петь заклинание .
Толик послушно замер, а я на распев произнес заклинание. Когда я закончил, в воздухе передо мной образовалось черное, как сам мрак пятно, в него потянуло воздух, подхватывая сухие листья и пыль.
    - Я пойду первым, - предложил Толик.
Киваю в согласие.
    Как только Толик скрылся во мраке, пятно свернулось. От такого поворота я немного растерялся, но через минуту уже снова пел заклинание. Пятно развернулось в том же месте, и я решительно шагнул в него. Не было полета по туннелю, усыпанному звездами. В следующий миг, я просто ступил на песок в новом мире. В ночном небе ярко светили звезды.

 

 

 

 

 

Глава 0010 Раб мой бойся меня.

 

    - Добро пожаловать домой, чертяка, - поднял меня с земли Толик.
    - До дома еще далеко, - отряхнул я плащ, - но то, что перемещение удалось - это хороший знак.
    - Ты на звезды посмотри и на луну. Ничего не напоминает? И комары здесь наши, - прихлопнул Толик одно из доказательств на своей шее.
Взглянув на небо, я застил. Над нами светила, до боли знакомая луна. Хоть я и не астроном, но знакомые созвездия  большой и малой медведицы - узнал.
    - Значит, моя теория была частично не верна, - ответил я, - это к лучшему. Осталось найти людей и интернет кафе. А там и до родных мест не далеко. Не успеешь досчитать до десяти, а ты уже дома в теплой ванне с холодным пивом.
    - Не тереби ванной душу, мне она давно сниться. Может, двинем, не дожидаясь утра? По моим биологическим часам сейчас полдень. Спать совершенно не хочется. Я еще дня три буду перестраиваться на другой часовой пояс.
    - Я тоже ни в одном глазу. Самому не терпится вперед рвануть. Светящуюся палку сотворить не смогу, нужные компоненты для заклятия сгинули в гиблой долине. Зато в поясном мешочке, есть капсулы с зельем ночного виденья. Мне их только в воде нужно растворит.
    - Воды нет. Вино подойдет?
    - Не знаю. Но рисковать не хочется. Лучше давай водоем поищем.
    - В нашем мире пить с водоема более опасно, чем баловаться с магией. Я готов рискнуть выпить зелье на вине. Под мою ответственность!
    - Хорошо, рискнем. В худшем случае потеряешь зрение на четыре часа.
Растворив капсулу в вине, протянул напиток Толику. Смачно причмокнув, он выпил зелье одним глотком. Внезапно схватился за горло, Толик захрипел и завалился на колени. Я подскочил к нему, намериваясь раскрыть ему рот и вызвать рвотный рефлекс. Толик громко рассмеялся, катаясь по земле.
    - Да пошутил я. Действует зелье, вижу как днем. Работает даже лучше, чем когда пробовал его на воде, - продолжал смеяться Толик.
    - Дурак ты Толик, и шутки у тебя солдафонские. У меня чуть сердце с груди не выскочило, а тебе весело.
    - Не думал, что я тебе так дорог, - не успокаивался Толик.
Не теряя время на пустую болтовню, смешиваю себе зелье и тоже выпиваю его. Темнота медленно отступила, луна засветила так ярко, что на ней невозможно удержать взгляд.
    - Куда пойдем? - спросил я.
    - Видишь пригорок прямо по курсу. Идем туда, там с высоты осмотримся.
Не смотря на глупую выходку Толика, настроение было приподнятое. Ушел страх перед гиблой долиной, теперь наш переход воспринимался как опасное приключение, а вовсе ни мука. Грудь переполняла гордость и удовлетворение. У нас все получилось, несмотря на то, что наши планы казалось невероятными и фантастическими.   Выйдя на пригорок, огляделись.
    - Да, не густо с ориентирами, - сказал Толик, вглядываясь вдаль, - хотя вон один огонек мерцает.
Почти на грани  видимости, то вспыхивая, то теряясь, мерцал маленький огонек. Выбор не велик. Мы пошли в сторону огонька.
    - Да, занесло нас в глушь, - размышлял вслух Толик, - даже неизвестно в какую страну. А мы одеты как на карнавал в стиле семнадцатого века. С волюты только золото и серебро.
    - Не переживай. С языком у нас проблем не будет. Главное властям не попадаться, документов то у нас нет. А выход в интернет, в наше время можно и в глуши найти.
       Хорошее дело для путешествия иметь на себе языковое заклинание. В Элое его редко кто покупал, считая, что приезжие должны тратить деньги на постижения их языка. Даже сельский волшебник, который продал нам его, не удосужился принять его сам - экономя деньги. 
    - У меня, к примеру, документы есть, - возразил Толик, - только я не хочу никому объяснять, как я здесь очутился, и в контору возвращаться, особого желания тоже нет. Я теперь личность незаурядная и для меня у начальства только две дороги: либо под колпак спецслужбам, либо ученым на эксперименты.
Подойдя ближе к огоньку, уловили запах дымка и жареного мяса.
    - Подойдем тихонько и сначала рассмотрим - с кем имеем дело, - понизив голос, сказал Толик.
Подойдя ближе, рассмотрели человека у костра. Пламени не было, но и угли сильно слепили глаза. Прищурившись, я разглядывал мужчину со спины. Он жарил на костре тушку какого-то животного. Человек выглядел как бомж, был он худой и лысый. Одет был бомж в светлый комбинезон с нарисованным на спине номером 1723.
    - Похож на беглого зека, - шепнул мне на ухо Толик, - ложись на землю. Я его сейчас быстро спеленаю.
Толик аккуратно, выбирая место для следующего шага, подкрался к человеку. Потрескивал костер, а бомж, беспечно напивал что-то себе под нос. Мгновение и 1723 уже лежит лицом на земле со скрученными за спиной руками.
    - Андрей, иди суда и затуши угли, глаза режет от костра.
Я побежал выполнять поручение. Толик с пленным уже переговаривался. Я пока их не понимал. Чтобы сработало заклинание позволяющее постичь речь собеседника, нужно находиться от него не дальше одного метра, только тогда сознание может подтянуть нужную информацию с носителя языка. Судя по обрывкам доносившихся  фраз, говорили они по-французски. Подойдя к пленнику, я положил ему руку на плечо. Через мгновение нежный французский язык стал для меня понятен. Но знание языка не внесло ясность. Пленник нес полный бред. Он не был похож на матерого зека, сбежавшего с тюрьмы при этом уложившего пару охранников. Это был молоденький, перепуганный парень. Он постоянно молил о пощаде, бормоча: - не бейте меня, этого больше не повториться.
    - Так дело не пойдет, - сказал Толик, усаживая пленника спиной к дереву. - Ты молчишь, я задаю вопрос - ты отвечаешь. Понял?
Пленник кивнул. Костер был затушен и он практически не видел наших лиц, зато мы его видели великолепно. Ему было лет пятнадцать, лицо перепачкано, по щекам текут слезы.
    - Как тебя зовут? - медленно и не громко спросил Толик.
    - Жан, номер 1723, - всхлипывая, ответил парень.
            - Ты сбежал с колонии?
    - Да, я сбежал от хозяина, но этого больше не повториться.
    - От какого хозяина? Что-то я не понял.
    - От хозяина южного Прованса, господина Луи.
Толик, многозначительно посмотрел на меня. Я пожал плечами на его немой вопрос. Присев напротив пленника, я продолжил  допрос вместо Толи.
    - Какой ближайший отсюда город?
    -  Сержан, - удивленно ответил парень.
    - Какой сейчас год?
    - 1354 от основания протектората, - уже не скрывая удивления, ответил Жан.
    - Это не наш мир, - переходя на свой язык, сказал я Толику.
    - Да уже понял. Не дурак. Доставай свой шар, посмотрим, где следующий переход. Достав стеклянный шар, мы дружно уставились на него. Искорки указывали в сторону костра. Судя по тому, как искорки расплылись в облачко, до точки перехода очень далеко.
    - Господа, вы не ловчие? - набравшись смелости, спросил Жан.
    - Нет, мы не ловчие, мы мирные путешественники, - ответил я, - и мы не причиним тебе вреда. Сейчас мы развяжем тебя и поговорим как друзья. Ты расскажешь о себе.
       Жан утвердительно кивнул в ответ. Он уже держался уверенней. Испуг сменился любопытством. Зелье ночного виденья, заканчивало свое действия, и мрак вокруг потихоньку сгущался. Разведенное на вине зелье имело более сильный эффект, но время действия сократилось  вдвое. Толик, развязав Жана, полностью переключился на костер, намериваясь все-таки дожарить тушку зайца. Сыграв свою роль злого полицейского, допрос Жана он полностью перепоручил мне. Я же играя роль доброго полицейского, налил парню вина и дал большой ломоть хлеба, с сыром и мясом. Проглотив бутерброд за считанные секунды, он начал рассказ. Мы его не перебивали, лишь иногда направляя рассказ в нужное нам русло. По мере рассказа вырисовывалась картина этого мира. Здесь процветал рабовладельческий строй. Людей в этом мире очень мало и они ценятся - как товар. Власть здесь  принадлежит хозяевам округов. Основная  часть населения - рабы. Есть малочисленная прослойка свободных людей, которые тоже могут владеть рабами, но их достаток ограничен единицами рабов. Свободный человек может легко стать рабом за нарушение закона или за долги, а это совсем не сложно, судя по тому, сколько у них налогов для свободных людей. Раб же уже никогда не сможет стать свободным, в этой жизни. Среди рабов тоже есть своя иерархия. Высшая каста - личная прислуга господина, потом идут военные и охрана, за ними артисты и ученые, потом ремесленники, ниже - крестьяне, замыкают рейтинг - разменные. Разменные, проживают в охраняемых лагерях и являются банковским счетом господина, ими расплачиваются при больших сделках или просто подчеркивают свой высокий статус. Рабы высшей касты, как правило, не продаются и являются фамильным имуществом. Солдата можно купить по цене, в зависимости от квалификации, до одного золотого крейса, что приравнивается к двадцати пяти разменным рабам. Наш новый знакомый, в юности был свободным человеком, но когда отцовский торговый корабль не вернулся с плаванья, он и вся его семья угодила в рабство за долги. Его отец продолжает заниматься торговлей, только теперь весь доход получает господин Луи. Жан в свое время получил хорошее образование и поэтому смог получить статус ремесленника.  Его мать ничего особого делать не умела, и была определена в прачки. Такое понижение статуса она перенесла очень плохо. Пришла в полное уныние, много болела и недавно умерла. Жан хотел положить в могилу матери ее фамильный медальон и поэтому полез в хозяйский дом, где и был благополучно схвачен. Ему грозило физическое наказание и понижение до уровня разменных. Хозяин благосклонно разрешил ему проститься с матерью на похоронах, после чего он должен был принять наказание. Жан, простился с матерью и после похорон сбежал с южного Прованса. Теперь он шел в северный Прованс. Любой господин с радостью примет потерянного раба и не будет стремиться вернуть его прежнему хозяину. У него была заготовлена легенда, по которой он якобы потерялся в лесу и вышел к другому протекторату. При новом хозяине у него был шанс снова стать как минимум ремесленником.  Толик показал одну свою золотую монету, поинтересовался, можно ли обменять ее на местные деньги. Оказалось, что наш золотой раз в пять больше по весу их крейсов, и его можно обменять в банке господина. Только главное не забыть, потом оплатить налог с путешественников, а то очень скоро можно оказаться рабом и без денег. Понятия документов или удостоверений личности в их государстве нет, вместо этого рабам присваиваются индивидуальные номера. Свободные носят при себе медные жетоны, на которых гравируется их положение и имущество. Для путешественников нужно было изготовлять новые жетоны в каждом протекторате, подтверждая свое положение, демонстрацией своего имущества и рабов. Мы проговорили до рассвета, а утром простившись с Жаном, пошли своей дорогой.
       Отойдя  метров на триста в сторону, Жан остановился, развернулся и побежал к нам.
    -  Господа путешественники, возьмите меня с собой, - прокричал Жан, догоняя нас. - Вы сможете предъявить меня как свою собственность, когда будете  регистрировать свое имущество, а потом выгодно продадите меня как квалифицированного раба. Это даст мне более высокий статус, чем, если я прейду сам, как потерянный раб.
    - Хорошо, пошли с нами, - ответил я, - а почему б тебе не зарегистрироваться как свободный путешественник?  Денег на регистрацию мы тебе дадим.
    - Что вы?  Никак нельзя, - испугался Жан, - я уже стал рабом, и если провозглашу себя свободным, то потеряю свою карму.
    - Почему так боишься ее потерять? Это что-то связанное с вашей религией? - заинтересовался Толик.
    - Как, вы ничего не знаете про карму? - удивился Жан. Да как вы вообще живете в своих диких землях?
    - Расскажи нам о карме, просвети нас, - улыбнулся Толик. - Да, и с чего ты решил, что мы дикари? Мы довольно образованные путешественники.
    - Я слышал ваш разговор между собой. Вы говорите как росы с диких земель. Мой отец и с ними тоже торговал. А за карму нужно беспокоиться всю жизнь. Для свободных - ни убей, да ни укради чужого, для рабов - то же самое и еще почитай да не ослушайся господина своего.
    - Да,  ни много запретов, - усмехнулся Толик,  а что ж ты карму свою и побегом и воровством кулона так подпортил?
    - Кулон я не смог украсть, - опустив голову, ответил Жан, - я хотел маме в могилу его положить, чтобы она переродилась свободной. Она этого очень желала, а ее родовой кулон помог бы ей. У нас в роду все были свободными. С кулоном у нее было бы больше шансов снова родиться свободной. Если бы я смог украсть кулон, то испортил бы свою карму и родился в следующей жизни,  может даже зверем. А смена хозяина не сильно очернит карму.
    - И что же тут плохого - весело жить человеком, а потом умереть и родится животным? - спросил Толик.
    - Ты говоришь прямо как эндристы, да не переродится им больше, - почти с гневом ответил Жан. - Хоть я и смутно помню свои прошлые жизни, но я был всегда достойным свободным человеком. Как радуется младенец, осознавший, что родился свободным, после долгих перерождений рабом. И как стыдно другому ребенку вспоминать себя животным.
    Толик только присвистнул, и между ними завязался теологический диспут. С их споров передо мной открывались все новые и новые удивительные особенности этого мира. Оказывается люди, в их мире рождаясь, помнили свою прошлую жизнь и часто даже рождались в своих семьях. Рабы в основном всегда рождались рабами, свободные - свободными. Чтобы рабу родится свободным - нужно вести праведную жизнь рабом, но чаще рождались свободными рабы, которые в прошлых жизнях уже были свободными. Мог так же и свободный родиться рабом, если он в прошлой жизни сильно очернил свою карму, раб же в таком случае мог переродиться  животным и при последующем перерождении в человека забыть все свои предыдущие жизни, помня только существование зверем. Таких рабов призирали. В детские годы их приходилось заново всему учить, начиная от элементарных вещей - как испражняться, заканчивая правилами поведения и речью. Мы же такой порядок вещей считали правильным, а то, что двухгодовалый ребенок может поучать своих родителей, и за ним ненужно присматривать - считали дикостью. Хоть физическое состояние и гормональный фон накладывал на детей определенные ограничения и вносили коррективы в их поведение, им не нужно было заново всему учиться, поэтому образовательная система здесь практически отсутствовала. По мере взросления воспоминания о прошлой жизни смазывались, а некоторые и забывались, но опыт и знания, особенно которыми постоянно пользуешься, накапливались.  Странно, что у народа, которому не нужно заново учиться, так не далеко шагнула наука. Странностей хватало в этом мире. Численность населения практически не изменялась, зачатие у женщин было возможно, если где-то умрет человек ее статуса. Если у свободной женщины рождался бывший раб или зверь, считалось что человек, либо искупил свою вину, либо был большим праведником, но такое случалось очень редко, в основном  у рабов рождались рабы, а у свободных - свободные. Пока Толик с Жаном болтали, я достал с мешка Толикину сменную рубаху. Прямо на ходу соорудил заклинание письменности, и присев прямо на траву нанес витиеватую цифру - один, на спину рубашки. Ребята, остановившись, обернулись.
    -  Что ты там застрял? - спросил Толик.
    - Держи Жан рубашку, - продемонстрировал я свое творение. - Теперь ты под номером один, а твой комбинезон мы немного изменим.
После того как Толик попробовал себя в качестве модельера и дизайнера, Жан стоял перед нами в штанах с бретельками, переделанными с его комбинезона и в довольно изысканной рубашке с цифрой один на спине. Рубашка, конечно, была великовата, но благодаря шнуркам и подвязкам получилось очень даже стильная, как на мой взгляд. Нас Жан считал дикарями, но относился к нам очень уважительно. Когда Толик в шутку объявил его своим почетным рабом номер один, он принял это в серьез и стал относиться к нему с особым почтением.
    - Знаешь Жан, - сказал Толик, обняв его за плечо, -  я тебя не продам. Ты не заменимый человек для путешественников. Кто нам все разъяснит? Кстати, что у вас полагается давать рабам за службу?
    Жан к разговору отнесся серьезно.
    - Я с огромной радостью буду служить вам господин. Сама карма послала меня для вас, никогда не встречал таких добрых господ как вы. Рабу положено давать еду, питье, одежду, кров и отдых на ночь. Все остальное на усмотрение хозяина.
    - А если хозяин не может это обеспечить? - спросил я
    - В таком случае он должен продать раба, но многие рабы готовы терпеть лишение с господином, чем быть проданными и попасть в разменные. Разменным быть унизительно, от туда запросто можно попасть в зверя, после перерождения.
    - Не переживай, лишенья не привидятся, - похлопал себя по кожаному кошелю с золотом Толик.              
           - Скажи Жан, а кто такие эндристы? - спросил я.
Жан на мгновение задумался, потом, словно опасаясь, что его кто-то услышит, тихонько сказал:
    - Они считают, что все люди должны быть свободны и никому не подчиняться. Когда рабов и хозяев не будет, люди будут жить счастливо и перерождаться в зверей будут только за воровство и убийство или если плохими поступками совсем зачернят свою карму.
    - Боюсь, что, если даже все люди станут свободными, счастья у них не добавится. Появится другая форма рабства, - заметил Толик. - Так за что их так невзлюбили? Верили б люди в свое, кому это мешало?
    - Они творили страшные вещи, - понизив голос, произнес Жан, - объединившись, в ущерб своей кармы, они решили убить всех хозяев и распустить рабов. Эндристы шли от протектората к протекторату, убивая на своем пути всех хозяев и распуская рабов. Когда они подошли к владением великого Леонсия, их встретила армия солдат. Был страшный бой и все эндристы погибли. Распущенные рабы были найдены и присоединены к владениям хозяев, где возродились убитые господа. С тех пор каждый протекторат имеет своих солдат или охрану. Идеи эндристов иногда всплывают в разных протекторатах, но с ними нещадно борются охранники господ.
    - А почем их называют эндристами? - спросил я.
    - Из-за старинной сказки про Эндрю. В давние времена жил такой волшебник, он был могуществен и непобедим. Захотел Эндрю всех рабов у господ забрать и поселить в своих землях. Чтоб жили они у него как свободные, своими семьями. Эндрю не старел и не умирал, кармы не боялся и был бесстрашен в битвах. Хозяев он не убивал, а просто отбирал рабов и припасы. Через некоторое время остались господа жить без рабов, работая крестьянами, как простые люди. А Эндрю с рабами отстроил самый богатый в мире протекторат с огромным домом в центре, огражденный каменными стенами. Рабы жили у него как господа, работая только на себя. Каждая семья имела свой дом, землю и хозяйство. Ремесленники за свою работу получали деньги и жили все весело и счастливо. Но был у Эндрю друг Ренье, из бывших господ. Он принял идеи Эндрю и стал его правой рукой. Эндрю полностью доверял Ренье и даже хотел оставить на него  правление протекторатом, когда уйдет в далекое путешествие. Но Ренье предал его. Он заточил Эндрю в подземелье, мучил и морил его голодом, чтобы узнать тайну вечной молодости и не подвластности карме. После заточения Эндрю, Ренье стал жестоким господином и творил много страшных вещей не боясь зачернить свою карму. Он надеялся, что Эндрю не выдержит и выдаст ему свою тайну, после чего он станет не подвластен карме. Но шли годы, а Эндрю не открывал своих тайн. Когда Ренье состарился, он приказал замуровать камеру Эндрю, в надежде возродиться и прийти снова мучить Эндрю. Карма распорядилась по-другому с Ренье. Он возродился животным и до следующего возрождения человеком все забыл. После смерти Ренье, пришли господа и разобрали своих рабов, к тому времени протекторат пришел в упадок и рабы уже давно не жили семьями. Эндристы получили свое название, потому что хотели построить утопическое общество, как у Эндрю. - закончил Жан. 
    - Печальная история, - подытожил Толик. - Так, где находитесь, этот протекторат и замок Эндрю?
    - Это же сказка для детей, перерожденных со зверей, - улыбнулся Жан, - не было никогда Эндрю и волшебства тоже не существует.
    - Все ясно, - проговорил я, - скажи Жан, а в каких протекторатах есть такие большие дома как сказочный замок Эндрю?
    - Я знаю таких пять, - ответил Жан, - каждый богатый господин, владелец большого протектората хочет построить себе такой большой замок, как в сказке про Эндрю.
    - А старинные замки из этих пяти есть?
    - Да. Самые старые  - это замки протекторатов Дамас и Виоль.
    - Мы хотим посетить эти замки, - подмигнул я Толику.
    - Это возможно, - ответил Жан, - но лучше туда будет отправиться на корабле, потому, что оба замка находятся на побережье океана.
       Мы шли еще три дня, пока не вышли к протекторату Руан. За это время все порядком устали и войдя в город, уже ничего не хотелось кроме отдыха в хорошей постели. Но необходимо было соблюсти формальности регистрации. Мы обменяли наше золото на местные деньги и зарегистрировались сами. Обмен оказался на удивление честным. Нам обменяли наше золото по весу один к одному и взяли за услугу обмена сорок медных монет. За нашу регистрацию мы заплатили по серебряной монете, за регистрацию Жана одну медную. По словам Жана, мы были очень богаты. За наши деньги можно купить небольшой протекторат с двумя сотнями рабов. Поэтому мы не стали мелочиться и за семьдесят серебряных наняли целый дом с прислугой для отдыха. Дом был не плох. Я в течение часа, наслаждаясь, попивал вино, лежа в чане с теплой водой. Забытое ощущение легкости и чистоты наполнило мое тело. Прикрыв глаза, я погрузился под воду. Вынырнув с воды, шумно вдохнул. Открыв глаза, я увидел в комнате молодую девушку с кувшином в руках.
    - Желает ли господин добавить горячей воды? - улыбнувшись, спросила она. 
    - Да, конечно, желаю, - улыбнулся я в ответ.
Девушка плавно подошла и вылила кувшин в чан, медленно перемешивая воду рукой. Даже через простое льняное платье угадывалась ее ладненькая фигурка, да и личиком она была очень красива. Сглотнув подступивший к горлу ком, почувствовал, как напряглось мое желание под водой.
Заметив это, она сказала:
    - Если господин желает любовной утех, я могу вас развлечь, но вам необходимо будет внести десять медяков управляющему.
Секса у меня не было уже давно, а с такой прекрасной девушкой вообще никогда. Поэтому я, недолго раздумывая, со словами, - господин очень желает, - выпрыгнул из чана. Брызги воды разлетелись в разные стороны. Девушка заливисто засмеялась. Я быстро обтер свое тело льняным полотенцем и медленно приблизился к ней. Считая себя сексуально воспитанным и подкованным, я не набросился на милое создание сразу.
    - Как тебя зовут, красавица?
    - Маню, - ответила она, снимая с себя платья и ни капли при этом не стесняясь.
    - Меня зовут Андрей. Я не видел ни одной девушки, красивей тебя Маню, - сказал я, привлекая ее к себе. Не торопясь и тем более разжигая себя, я целовал ее мягкие податливые губы. Спустившись поцелуями по шейке к груди, вдохнул ее пьянящий аромат. Никакого запаха косметики и духов, просто тонкий запах ее тела. Подхватив Маню на руки, несу ее к кровати. Толи я окреп в странствиях, толи коктейль гормонов в крови превысил все допустимые нормы, но она показалась мне легче пушинки. Я никогда раньше не покупал любовь и даже не предполагал, как положено вести себя с рабынями в таких ситуациях. Я целовал и ласкал ее так, как бы делал это со своей девушкой. Чувства захлестнули и опьянили меня. Продолжая целовать ее грудь, опускаю свою руку между ее ножек. Сока любви нет, значит она не достаточно возбуждена. Что же, торопиться не будем. Нежно, едва касаясь пальцем, начинаю ласкать  ее волшебный треугольничек. На такую ласку последовала более бурная реакция. Она часто задышала, временами выгибаясь всем телом. Там стало влажно, и я с восторженным трепетом вошел в нее. Продолжая ласки пальчиком волшебную точку, я вонзался в нее снова и снова. Давно не испытывал ничего подобного, хотелось чтобы эта игра продолжалось вечность. Маню, обхватив меня за бедра, и с силой прижала к себе. В следующий миг она, выгнувшись дугой, задрожала, испуская сладостный  стон. Тело ее  расслабилось, глаза закрылись, на губах застыла улыбка. Погладив Маню по волосам, я  поцеловал  ее в губы. На мой поцелуй, она ответила иначе, чем когда мы целовались в первый раз. Маню словно боялась потерять мои губы, искала их своими поцелуями. Не торопясь и растягивая удовольствие, я закончил вслед за ней. Лежа радом, как сытый кот, я поглаживал ее волнующие изгибы. Любуясь ее телом, я прошептал ей на ушко: - Спасибо Маню, ты необыкновенная. Ты как цветок в пустыне.
На глазах у нее проступили слезы.
    - Почему ты плачешь? Я обидел тебя? - заволновался я.
    - Нет, господин, мне очень хорошо с вами. Никто не говорил мне таких слов. Вы не подумайте, я помню свои прошлые жизни и в своих прошлых жизнях была свободной. Как бы я хотела снова быть свободной, и чтобы ты был моим мужчиной.
    - Маню, а хочешь, я тебя выкуплю, и ты снова будешь свободной?
    - Это невозможно в этой жизни, - грустно ответила она, - а в следующей жизни неизвестно кем я буду и смогу ли отыскать тебя. Это только в сказках влюбленные находят друг друга в следующей жизни и живут потом свободными долго и счастливо.
    - Расскажешь мне такую сказку?
    - Ты любишь слушать сказки? - загадочно спросила Маню.
    - Я люблю слушать твой голос.
    - Хорошо. Слушай. - Произнесла Маню, понижая голос. - В одном далеком протекторате, на берегу бирюзового моря жила семья вольных торговцев. Многие годы они молили Карму послать им ребенка, и  вот в их дом заглянуло счастье. Родилась у них прекрасная девочка Лиз, умная и образованная. Родители в ней души не чаяли, ничего для нее не жалея. У торговцев был друг - вольный мореплаватель. В плаванье с собой он брал своего маленького сынишку Роберти. Когда мореплаватель по торговым делам заходил в их город, дети вольных подолгу играли вместе. Так случилось, что когда дети подросли, то полюбили друг друга. Родители были счастливы объединить семью торговцев с мореплавателями. Такой брак не только детей бы сделал счастливыми, но и семьям был очень выгоден. Карма уготовила детям счастье. Все должно было сложиться у них хорошо, если бы злой Рок не воспользовался красотой Лиз. Девочка была так прикраса, что в нее влюбился Крош - хозяин протектората, в котором они жили. Возжелал он жениться на Лиз, но родители не решились отнять счастье у детей и отказали Крошу. Тогда хозяин протектората разгневался  и сказал, что Лиза все равно будет его, если не женой, то рабыней. Родители Роберти и Лизы успешно вели дела и не испугались угроз Кроша. А хозяин протектората задумал злодейство. Решил он через торговца и мореплавателя продать большую партию вина в заморские страны, а сам пошел к старухе Эндрю. Злая Старуха жила в лесном домике и как Эндрю не боялась ни Кармы, ни Рока, потому что продала душу злому Року за бессмертие. За кошель золота, она пообещала потопить корабль мореплавателя. Так и случилось. Корабль мореплавателя пропал в пучинах вод вместе с товаром. Погиб возлюбленный Лиз,  а она с родителями, за долги, попала в рабство к Крошу. Только не стала Лиз любовной утехой злого хозяина. Пошла она к берегу моря и попросила Карму забрать ее к любимому. Ударила в берег сильная волна и унесло Лиз в пучину вод. А через время в далеком протекторате в семье мореплавателя родилась дочь, а в семье торговца сын. Это были Лиз и Роберти. Они выросли и поженились. Жили они долго и счастливо, а после смерти снова встретились. Так они и по сей день живут вмести, и в каждой новой жизни любят друг друга. С того времени появился в мире старый шакал - перерожденный Крош. Когда где-то в мире встречаются влюбленные и ласкают друг друга в ночи, то шакал воет на луну, а если влюбленные ругаются, над долиной слышится смех шакала.  
    - Хорошая сказка, - произнес я  печально. - А хочешь, я выкуплю тебя и заберу с собой. В моем мире мы сможем жить как Лиз и Роберти - долго и счасливо.
    - Вы очень добрый господин и если вы меня выкупите, я последую за вами, куда бы вы ни шли. А сейчас, давайте я вас покормлю. Где вы желаете кушать? Здесь или  с вашим другом?
       Мы седели на террасе и неспешно трапезничали. Жан обедал с нами за столом, от чего весь светился от гордости.
    - Как тут ни прекрасно, но завтра нужно выдвигаться, - заметил Толик. - Жан уже купил нам на местном складе лошадей, так что поедим с ветерком. А какие тут цыпочки в услужении. Я с парочкой поразвлекся. Сервис здесь на высоте и главное не дорого. Чего молчишь партнер? Я слышал ты тоже, развлекался.
    - Это другое, - уныло сказал я, - ее зовут Маню, и я хочу, выкупив, взять ее с собой.
    - Дело твое. Но ты о девочке подумал? У нас предстоит не прогулка, а сложная дорога по не известным мирам. Вспомни гиблую долину. Мы-то выйдем сухие из воды, а для девчонки это путешествие может стать последним. Хочешь, когда все кончиться, зашлешь меня сюда, и я сам приведу тебе эту крошку без лишних хлопот.
    - Ты как всегда прав Толик, но может хоть на день, задержимся здесь?
    - Да хоть на два. Мы сами себе босы, когда захотим, тогда и пойдем.
Жан до этого внимательно слушавший наш разговор подал свой голос:
    - Господин Толик, разрешите говорить.
    - Давай договоримся с тобой Жан, раз навсегда, - повернулся к нему Толик, - я назначаю тебя самым моим главным слугой и поваливаю тебе - веди себя с нами как равный свободный человек. Это такая моя причуда. Уяснил?
    - Хорошо господин.
Толик нахмурил брови.
    - Хорошо Толик, - поправил себя Жан, и продолжил, - Андрей, вы можете выкупить Маню и оставить ее жить здесь, на таких условиях за какие заплатите, но только закончатся деньги на ее содержания, она может снова оказаться в собственности старого хозяина.
Я не стал ждать и решил уладить все имущественные дела прямо сейчас. Взяв с собой деньги и Жана в качестве консультанта, я пошел к дому местного господина. Такие серьезные вопросы как покупка и продажа рабов решались только между господами. Аудиенции не пришлось долго ждать. О нашем приходе хозяина предупредили заранее. Поэтому, когда мы пришли в дом протектората, хозяин лично поджидал  нас во внутреннем дворе. Это оказался добродушный толстячок с лысеющей головой. Он никак не походил на злобного рабовладельца из фильмов. Обменявшись приветствиями и пожеланиями, я перешел к сути вопроса. Когда мы перешли к торговле, глаза толстяка загорелись, видно было, он любил поторговаться. Я торговаться не умел, поэтому заплатив за Маню двойную цену, смог только выторговать скидку на содержание девушки в течение года по лучшему разряду. Толстяк сиял от удовольствия, как он удачно провел сделку, и на радостях пригласил меня с Толиком отужинать с ним. Как просто здесь  заключаются сделки. Никаких письменных договоров и долговых расписок, все построено на взаимном доверии. Договорились два уважаемых человека, расплатились и никаких претензий и обманов. Обе стоны бояться очернить свою карму недобросовестным бизнесом.
    Когда мы вернулись в арендованный дом, о нашем приобретении здесь были предупреждены. Маню встречала меня на входе, и ее лицо сияло от счастья. Чем больше я с ней общался, тем больше привязывался к девушке. Я объяснил, что пока не могу взять ее с собой, но очень скоро вернусь, чтобы забрать ее навсегда. Уединившись с Маню в комнате, я сначала долго убеждал ее вести себя со мной на равных, как свободные люди, а потом мы отдались любовным утехам.
    На званый ужин, также были приглашены другие уважаемые хозяева этого протектората. Еще бы, не каждый день в протекторате бывают путешественники. Чужеземные торговцы и то событие! А сколько удивительных историй могут рассказать путешественники. Так  что, оглядев стол изобилия разнообразных яств и сидящих за ним жаждущих развлечений хозяев, мы морально уже были готовы развлекать байками местный бомонд. Толик увлек почтенную публику укладом и колоритом японской культуры, на рабовладельческий манер. Я рассказывал о Египте. Про могущественных фараонов и достижения их цивилизации. К нашим рассказам, публика относилась скептически, принимая их как сказки. К концу ужина я кратко рассказал о наших планах - посетить протектораты Дамас и Виоль, а потом отправиться дальше на юг. Узнав о нашем маршруте, местный торговец, предложил купить у него небольшой корабль, который будет, незаменим для нашего путешествия. Цена вместе с командой нас вполне устроила, оставалось только посмотреть, действительно ли так хорош корабль, как о нем говорил хозяин. Когда мы возвращались в свой особняк, торговец вызвался проводить нас. Оставшись наедине, он перешел к более доверительной беседе. Его интересовали цены на определенные товары на юге континента.
    - Господа путешественники собираются вскоре вернуться к нам за своей собственностью, так я готов  заплатить вам хорошие деньги за информацию о стоимости некоторых товаров на юге. А хотите я лично буду содержать Маню, до вашего приезда и это вам не будет ничего стоить, - уговаривал нас торговец.
    - Давайте ваш список, - согласился Толик, - вы получите самую подробную информацию, которую мне получиться добыть, а за содержание Маню, Андрей уже заплатил. Не хорошо будет расторгать договор.
    - Это конечно да, - согласился торговец, - тогда позвольте вас предостеречь. Виоль очень хорошее место, и у вас там не будет проблем. Но вот  Дамас страшное место. Лучше вам его не посещать. Хозяин Дамаса, господин Дамьен, окружил себя охраной из перерожденных зверей. Его охрана не боится запятнать свою карму. Их руками Дамьен творит бесчинства. Много торговцев лишилось своего имущества в его землях. Он может отдать приказ убить как своего нерадивого раба, так и мирного странника. Как такого демона только терпит Карма и позволяет ему перерождаться свободным? В его протекторате половина рабов перерожденных со зверей - это позор для уважаемого господина.
    -  А как он поддерживает порядок в своем протекторате, если люди не бояться очернить свою карму? - заинтересовался Толик.
    - Простые рабы, ремесленники и крестьяне, чтят карму, а его охрана получает удовольствие от жизни. Они живут у него как свободные, имея самую лучшую еду и женщин. Еще он дает охране дурманящие сознание благовония, которое дарит неземные наслаждение. Кто отведает сладостный дурман, тот более не сможет спокойно жить без него. Ради этого дурмана, охрана готова выполнять любые приказы своего господина.
    - Вы бывали в Дамасе? - спросил я.
    - Что вы, конечно нет. Мой дед считал это место исчадием зла и Рока. Он верил, что Дамас и был королевством колдуна Эндрю.
    - Так история про Эндрю ведь сказка, - заметил Толик.
    - Конечно сказка, - согласился торговец, -  я тоже не верю в колдовство, только мой старик говорил, что смутно помнил Эндрю. Будто он жил тогда в Дамасе. Но я думаю это все игры памяти после долгих перерождений. Вы же знаете, как это бывает, увиденное событие или услышанная история много перерождений назад воспринимается как событие происшедшее с тобой. А старик совсем выжил из ума от своих воспоминаний. Как говорил мудрец Эрих: воспоминания - вот из-за чего мы стареем. Секрет вечной юности - в умении забывать.
    Мы дошли до особняка и тепло попрощались с торговцем. Уже поднимаясь в дом, Толик сказал:
    - Нормальный мужик, это торговец. Стоит прислушаться к его совету. Зачем вообще нам нужно посещать этот Дамас?
    - Я думаю, стоит попытаться найти следы Эндрю. Мы ему обязаны бессмертием. В идеале, я хочу найти его и задать несколько вопросов по строению мироздания.
    - Хорошо, заедем, - сдался Толик.
Мы попрощались у моей комнаты, и уже через несколько минут я не вспоминал ни об Эндрю, не о торговце. Я полностью отдался чувствам и наслаждениям с Маню. Чем больше я проводил времени с ней, тем более привязывался. Ранее не имея, столь теплых отношений с противоположным полом, я пьянел и наслаждался каждой минутой с Маню. Два дня выделенные мне Толиком для отдыха пролетели как мгновение. Тем временем Жан с Толиком решили все хозяйственные вопросы, связанные с нашим дальнейшим путешествием. Купленный нами корабль, оказался довольно сносным, а команда бывалой и умелой. За немалые деньги мы разжились картой этого мира, и я уже нанес на ней первые ориентиры. Материки, начертанные на карте, очертаниями очень напоминали земли нашего мира. На карте было только два материка Евразия и Африка, об остальных местные топографы  либо не знали, либо их здесь не было. Точка перехода в следующий мир находилась, где то в Африке. Для более точных выводов, необходимо прочертить линии направления с других мест.
    Настал день отбытия. Уезжать не хотелось, но все было решено заранее. Я не хотел выглядеть в глазах Толика полным слюнтяем и размазней, поэтому в этот день действовал особенно решительно и мужественно. Маню почувствовала мое волнение по дрожи в руках, когда мы прощались. В ее глазах стояли слезы. Я говорил сухие слова прощания. Обещал, что очень скоро вернусь, и все будет хорошо. Она молчала и только кивала в такт моих слов.

    Моя хандра и меланхолия закончились  только на корабле, когда маленькое суденышко первый раз подбросило на волнах. Ранее меня никогда не укачивало, не в транспорте, не на самолетах. Качели же переносил всегда легко, впрочем, и удовольствия от них особого не испытывал. В данный момент меня тошнило на корме. Я едва успевал перевести дыхание и отдышаться, когда новый спазм заставлял меня снова наклоняться за борт. Мои внутренности болели, рвать  было уже нечем. Пена и волны за кораблем не успокаивали, а наоборот еще сильнее наматывали мои мозги, временами превращаясь в моем сознании в языки пламя от гигантского костра. Тогда я снова накланялся за борт, кормить рыб. Я более не думал о Маню, хотелось только одного - чтобы скорее закончилось это путешествие. Подошел Толик и протянул кувшин.
    - Глотни, может, полегчает.
    - Не могу, - только простонал я.
Толик увел меня в каюту и уложил на гамак, где я благополучно забылся.
Проснувшись от страшного сушняка, с трудом разлепил веки. Каюту не качает, что не может не радовать.  Самочувствие хорошее, только слегка болит голова. Встав, я побрел на палубу. Каждый шаг отдает колющей болью в моей бедной голове. Морщусь при каждом шаге, но продолжаю идти. На  палубе обедают Толик с Жаном. На столе у них зажаренная целиком утка. Утка выгладит отвратительно. Часть ее была объедена и светила скелетом, с мяса на стол стекла лужица жира.
    - Пить, - прохрипел я.
Жан мухой подносит мне кружку вина.
Я жадно, большими глотками осушаю кружку. Жан наполнил ее снова, и я уже растягивая удовольствие, медленно поглощаю живительную влагу. Сидя за столом и наслаждаясь третьей кружкой, почувствовал, как медленно уходит головная боль и проясняется сознание. Яркие краски уже не раздражают, жизнь потихоньку налаживаться. Замечаю на утке аппетитную румяную корочку, а жир, вытекающий с нее, нашептал мне, что она скорей всего очень даже сочная. Отломив кусок хлеба, обмакиваю его в жир. Хлеб - изумителен, меня даже не раздражает жир, потекший по рукам. Наплевав на чистоплотность, отламываю зажаренную ножку руками. Покрутив аппетитный кусочек в руках, как голодный пес проглатываю его в считанные мгновения. А она отменно приготовлена! Хрустящая корочка, сочное, хорошо прожаренное мясо.
    - Ну и здоровы жрать вы барин, - улыбнулся Толик.
    - Кто не работает, тот ест, - пробубнил я с набитым ртом, парадируя фильм -  операция Ы.
&;nbsp;   - А мы считай, ужо добрались. Видишь бухту впереди? Нам туда. Хорошо ветер был попутный и сильный. Если бы, такой как сейчас дул, то мы еще дня три ползли бы.
    - Да лучше три дня ползти,  вино лакая, чем так лететь и мучатся.

     Спустившись на твердую землю, я приободрился. Земля продолжала покачиваться, словно я все еще стоял на палубе корабля. Вина я выпил немного. Чего ж так штормит? Но уже через несколько минут и несколько шагов все успокоилось. Жана мы оставили на борту с командой, не хотелось рисковать мальчонкой. Особого плана у нас не было. Посетить замок Домас, пообщаться, если получиться, с Дамьеном.
       Дамас оказался вполне нормальным протекторатом. На полях работают люди, над кузнями дымят трубы. Люди почтительные, замок красавец - стены белой плиткой обложены, на них мозаика узоров. Окна огромные, в витражах цветным стеклом созданы загадочные картины кармических перерождений людей. Защитная стена выстроена для общей композиции, а не для отражения нападений. Мы прошли обычную регистрацию и получили временные жетоны личности. В этом протекторате решили надолго не задерживаться. Поэтому первым делом попытались попасть на аудиенцию к местному господину.  Как нестранно, ждать долго не пришлось, местный правитель радушно пригласил отобедать с ним.
    На этом званом обеде присутствовал только Дамьен и мы. Первое, что бросалось в глаза - так это богатая обстановка в доме. Красивая резная мебель, позолоченная лепка и фрески на потолке  - подтверждали слухи о сказочном богатстве местного хозяина. Обеденный стол ломился от изысканных угощений и яств. Вначале разговор пошел в привычном русле. Мы рассказывали о виденных чудесах, Дамьен дивился и расспрашивал нас о подробностях наших путешествий. На мой взгляд, вполне нормальный правитель. Он хвалился своим богатством и нововведениями. Дамьен создал в своем протекторате первые общественные ясли, и школы для перерожденных со зверей. Мы не затрагивали скользких тем  о составе его охраны и о нехорошей славе здешних мест. Он как радушный хозяин заботился о своих гостях. Когда мы заканчивали обед, я спросил, как бы невзначай:
    - Господин Дамьен, ходят слухи, что в древние времена в ваших землях проживал великий волшебник Эндрю. Как вы относитесь к таким сказкам?
    - Я не считаю историю про Эндрю сказкой, - ответил, улыбнувшись Дамьен, - именно на нашей земле происходила та интереснейшая история, которую все считают сказкой. Многие люди и рабы, проживающие на этой земле, помнят волшебника Эндрю.
    - И вы помните? - оживился я.
    - Нет, я не помню, но в моем замке хранится книга написанная рукой самого Эндрю. Жаль, что  ее никто не может прочесть. Книга написана забытым языком.
    - Вы можете показать нам эту книгу? - спросил Толик.
    - Могу. Пройдемте в библиотеку.
В библиотеке, нас подвели к пьедесталу, на котором под стеклом лежала развернутая книга. Мне хватила одного взгляда, чтобы узнать в ней письмена на языке Элоя. Это была амбарная книга. На открытой странице перечислялись количество запасов  продуктов к текущему взрослому и детскому населению.
    -А где же замурован сам Эндрю? - спросил я, теряя интерес к книге.
    - Я думаю, что в истории про Эндрю хватает много сказочного. Вот его смерть относится к сказке. Я не первую жизнь живу в этом замке и знаю его до каждого кирпичика. Многие мои родственники потратили уйму время в поисках склепа Эндрю, но так никто его не нашел. Думаю, он умер как все люди и прошел перерождение. И не был он волшебником, а был смертным как все мы. Просто он был тем человеком, который не побоялся очернить свою карму, чтобы изменить мир. Если бы он не делал всю грязную работу своими руками, то правил бы здесь по сей день.
    - Спасибо господин Дамьен, - произнес Толик, - было очень приятно разделить с вами обед, но нам пора продолжить свой путь.
    - Мне тоже было очень приятно побеседовать с вами. Небесно чистой вам кармы, - попрощался Дамьен.
    Без лишних проволочек мы отправились назад к кораблю. На полпути нам преградили дорогу семь вооруженных людей. Одеты они были в одинаковую форму, что для здешних войск было редкостью. Один воин, видимо командир, был вооружен мечом. Второй луком. Пятеро оставшихся солдат, рангом поменьше, вооружены длинными пиками.  Во взгляде воинов не было злобы или ненависти. Это не был взгляд нахальных разбойников. Обычные спокойные глаза, людей выполняющих свою работу.
    - Господа, отдайте свое имущество и можете идти своей дорогой, - спокойно проговорил парень с мечом.
    - На каком основании? И кто вы собственно такие? - переходя на крик, проорал практически в  лицо ему Толик.
    - Вам это знать не обязательно, - спокойно ответил парень, - если вы окажете сопротивление или попытаетесь убежать, мы вас убьем и заберем ваше имущество.
    - Мы друзья господина Дамьена и возвращаемся с обеда, который разделили с вашим господином,  если вы пошлете человека к вашему господину, я думою мы уладим наш конфликт. - Спокойно произнес я.
Чувствую - зря не послушал Толика и решил заглянуть в этот протекторат.
Рано посчитал Дамьена порядочным правителем. Сволочь он редкостная.
    - Так вот за обед и нужно заплатить, - заржал один из копьеносцев, а другие его поддержали.
    - Хорошо мы заплатим, - ответил Толик, а мне добавил уже по-русски: - Сейчас возьмешь мой кошель и беги в направлении кустов позади нас. Я этих гавриков раскидаю. Нужно преподать им урок по несению боевой службы. У главного меч в ножнах, лучник стрелу не удосужился на тетиву положить, копьеносцы должны были пики на нас направить, а не облокачиваться на них. Все понял?
Я кивнул. Схватив кашель Толика, отпрыгиваю назад. Толик моментально преобразился. Словно пантера, он одним движением оказался за спиной главного, тот только успел вытащить свой меч. Толик, управляя руку главного, проткнул мечом лучника. Командир воинов, продолжая держаться за эфес меча, провожал взглядом оседающее тело товарища. Раздались первые крики, но копьеносцы медлили, заворожено уставившись на стремительно развернувшиеся события. Толик взявшись за подбородок и волосы главного, с хрустом сломал  ему шею. Потеряв к нему интерес, Толик вытащил меч с хрипящего тела лучника. Опомнившись, я, петляя, побежал к кустам. Оглянувшись на бегу в очередной раз, увидел только четверых копьеносцев наседающих на моего друга. Толик на полусогнутых ногах постоянно маневрировал, стараясь, чтобы его не взяли в кольцо. Стояло одному из копьеносцев сделать ошибку, как Толик немедленно контратаковал. В погоню за мной, никто не бросился. Вломившись в кусты, я нос к носу столкнулся со второй группой солдат. Сердце с груди чуть не выпрыгнуло, по спине пробежал холодок. На миг я растерялся. В следующее мгновение, взяв себя в руки, подскакиваю к лучнику и со всей силы бью его локтем в челюсть. Сзади меня кто-то обхватывает. Брыкаюсь, словно в меня вселился демон. Головой бью в лицо обидчику - хватка ослабевает. Вырвавшись, прыгаю к ближайшему копьеносцу, тот отгораживается от меня пикой. Помня, как это делал Толик, падаю на землю, пытаясь сделать подсечку. Но копьеносец моментально отскакивает назад, я оказываюсь один на открытом пространстве. Лежу на земле, вокруг пятеро солдат. Они направляют в меня пики. Сзади что-то просвистело, и я мотнул головой от удара в затылок. Зубы клацнули, в ушах зазвенело. Ощущаю, как теплая струйка попекла по шее за воротник. Проведя рукой по затылку, смотрю на свою ладонь. Она вся в крови. Рука расплывается, земля падает на меня. Пытаюсь выставить руки вперед, но они не слушаются. Так и не дождавшись столкновения с землей, проваливаюсь в темноту.

    Сильная вонь ударила в нос. Зашумело в ушах. Медленно, словно кто-то накручивает регулировку громкости  - нарастает звук капающей воды. С трудом приоткрыв  глаза, смотрю перед собой. Огромные капли, разбиваясь об камень, брызгают мне в лицо. Во рту язык присох к небу. Кривясь со стоном, открываю рот. Сделав один глоток с лужи, ощупываю себя. На голове повязка. Моего кошеля нет, как и Толикиного. Вся одежда при мне. Стеклянный шар - путеводитель приятно оттягивает цепочку на шее. Голова болит, но особенно беспокоит затылок. Там пульсирует боль, не давая мне сосредоточиться. Осматриваю свою комнату. Маленькое окошечко под потолком, кованая дверь. Потолок, стены и каменный пол покрыты плесенью. Я опять угодил в заточение. В камере очень сыро и холодно. На потолке висят капли. Они, стекаясь в одну, срываются на пол. Возле противоположной стены небольшая дырка в полу, похожая на отхожее место, именно с нее и тянуло той зловонью, которая привела меня в чувства. Смесь затхлого духа гниения, экскрементов и тухлых яиц.  Запах был настолько отвратный, что я отступаю к двери. Сзади раздался скрежет засова и скрип ржавых петель. Кованая дверь открывается, и в камеру заходят солдаты. Их пики направлены  в мою сторону. За ними входит сухой старичок с письменными принадлежностями и маленькой тумбочкой в руках. Следом за ним идет девица с подносом, на котором кувшин и еда. Помяв губами, старичок неожиданно тоненьким голоском спрашивает:
    - Господин умеет писать?
    - Да, но только на своем языке.
    - Ваш товарищ умет читать на вашем языке?
    - Да.
    - Тогда, если вы хотите выбраться живым и невредимым, напишите вашему другу письмо следующего содержания: - Я жив и невредим. Если ты не прекратишь нападать на замок, меня будут мучить, а потом убьют. Если ты хочешь меня спасти, то принеси к мосту перед замком 365 золотых монет. Это компенсация за убитых тобой 73 солдат господина Дамьена.
    - От куда такие цифры?
    - Солдаты господина Дамьена воспитываются с детства и стоят в пять раз больше обычных рабов-воинов. - Пояснил старичок. - При стычке в лесу погибло 7 воинов, позже ваш друг дважды атаковал замок и убил еще 68 воинов. Каждый воин господина стоит 5 золотых монет.
    - Где же он нашел подмогу? - спросил я у самого себя.
    - Каждый раз он нападал сам, - ответил старик, - твой друг наверно продал карму демонам. При каждом нападении, он убивал много наших солдат, а потом непонятным образом пропадал с места боя. Но такого больше не повториться. Наш господин закрыл ворота замка, а на стенах расположил лучников. Дамьен больше не посылает воинов в открытый бой, а твой друг более не атакует.
    - Давайте бумагу, я напишу письмо.  - Протянул я руку к старику. - А как вы проверите, что я написал? Вы же не умеете читать наши письмена.
    - В ваших интересах написать, то, что я вам сказал, иначе вы мучительно умрете, а ваш друг может погибнуть от стрелы, спасая вас.
    - Да милейший. Сколько я уже здесь? - спросил я, беря письменные принадлежности.
    - Вас доставили вчера после обеда. Сейчас утро следующего дня.
Мои ладони стали влажными от волнения. Сбежать от сюда, убив себя, уже не выйдет, но может это и к лучшему. Не знаю, как можно здесь убить себя, да и не очень-то и хочется.
    - Те деньги, которые были со мной, когда меня пленили, пойдут в счет убитых солдат? - спросил я.
    - Нет, эти деньги взяты, как компенсация за неудобства, которые вы доставили господину Дамьену.
Я продолжил свое письмо. Описав ситуацию, в которой нахожусь и что мне известно, попросил дать мне недельку, попробовать выбраться самому. Если у меня не получиться освободиться, буду надеяться только на Толика. Освободиться за выкуп не могло быть и речи. У нас с собой на двоих было не больше сотни монет, на корабле мы еще оставили сотню золотых. Можно попытаться сторговаться с Дамьеном до одного золотого за солдата, но думаю это бесполезно. Я предложил Толику, как бы согласиться дать выкуп, но через месяц, когда привезут необходимую сумму.
       Забрав у меня письмо, старик удовлетворенно посмотрел на не знакомые письмена. Девушка, положив поднос на пол - удалилась, за ней ушел старик и солдаты. Лязгнул засов, и я остался один. Напившись с кувшина и немного перекусив, достаю путеводный шар, проверить, цел ли он. Шар в норме. Искорки клубятся в одном направлении. Хотя нет! Несколько искорок висят отдельно, почти на самом дне шара. Неужели все-таки повредил? Хорошенько стряхнув шар, я пристально уставился в него. Все искорки заняли свое положение в общем облаке, неожиданно три искорки отделились от облака и спустились в низ, не долетев до дна - замерли. Я прошелся по камере, наблюдая за поведением искорок в шаре. Основное облако неизменно указывало в сторону стены с окном, три отщепенца более резво меняли свое положение, указывая в направление пола и правой стены. Судя по метаниям этих искорок, до объекта, на который они указывают не более десяти метров. Искорки, заключенные в шаре тяготели не только к точке перехода а и к самим себе. Значит, в указанном направлении находится такой же шар как у меня. А если я в местной тюрьме, то второй шар находится в месте заточения Эндрю. Вряд ли он оставил бы его без присмотра. Я бы точно со своим не расстался. И как мне добраться до камеры Эндрю? Больная голова соображала медленно. Я мысленно начал, перебирать какие заклинания знаю, и какие можно применить для побега. Выходило, что никакие. Почти все заклинания требовали определенных ингредиентов, я же здесь ничего не имел, кроме еды, кувшина, соломы на полу и одежды на мне. Начало вечереть и в камерnbsp;е стало совсем мрачно. В подносе остался жир от мяса. Сделать себе светильник что ли? Оторвав шнурок от рубашки, я обмакнул его в жир, оставив торчать вверх один хвостик. Для заклинания вызова огня ингредиенты не нужны. Это заклинание я заучил особенно хорошо. Хотелось с помощью него, когда мы вернемся домой, шокировать девчонок, прикуривая от пальца. Присев над подносом, нашептываю заклинание, растирая большой палец об указательный. Когда я закончил стих, между указательным и большим пальцами, прямо из воздуха, вырос небольшой язычок пламени. Быстро, пока заклинание  питавшее его не иссякло, я пересадил пламя на конец шнурка. Теперь можно сходить в туалет, не боясь промазать мимо дырки. Да, только светильник к дырке лучше не подносить. Насколько я помнил со школы запах тухлых яиц - это сероводород, а он может и взорваться. И тут меня осенило. Нужно взорвать сероводород. Если и не разнесу замок в щепки, хоть от этого запаха избавлюсь. После небольших приготовлений  у меня в руках оказался еще один шнурок, привязанный к камешку. Забившись в дальний угол возле двери, бросаю камешек с привязанным к нему горящим шнурком в отхожую дырку. Открыв широко рот и прикрыв глаза и уши, замер в ожидании. Ничего не произошло. Я оглядел камеру. Мой шнурок горел в противоположном углу камеры. Я сходил за своим зажигательным снарядом и занял исходное положение для метания по дырке. В этот раз горящий шнурок провожал взглядом и закрыл глаза и уши только после того, как пламя скрылось в дырке. Раздался страшный грохот, пол под ногами качнуло, меня обдало липкой жижей. Взрывной волной меня хорошо проложило об стену. От взрыва зазвенело в ушах. Наклоняясь и приседая, восстановил дыхание. Вытер лицо плащом. Оглядел свою камеру. Стены и потолок забрызганы темной, мутной жижей. Вонь стала еще белее резкой. Подойдя к бывшему отхожему месту, оглядел результат свой деятельности. Теперь через мою камеру проходил канал. Плиты, прикрывавшие канал, лежали на его дне. Подобрав самодельный светильник, я снова поджог его. Спрыгнув в канал, не пригибаясь, пошел по направлению течения мутной воды. Быстро прошел под соседней камерой. Плиты, прикрывавшие канал в этой камере были на месте, но они ели держались. Каждую секунду, ожидая обвала, я брел по липкой жиже. Ноги вязли по колено, от зловония слезились глаза, и кружилось голова. Меня два раза вывернуло тем, что я съел на ужин. В следующей камере плиты обвалились в канал, и этот отрезок я прошел значительно быстрее, стараясь идти по обломкам. Следующая камера  располагалась значительно ниже пола остальных. На четвереньках я прополз под стеной и оказался  в следующей камере. Плиты здесь тоже обрушились. Проходя по каналу, я по пояс возвышался над полом этой камеры. Осветив комнату своей лампадкой, я замер. В этом помещении не было двери, вместо окна, под потолком - одна бойница. Стены в камере процарапаны эльфийскими письменами, на полу стоит два одинаковых кувшина. Рядом с ними лежит полбуханки хлеба. Это камера Эндрю! Но куда он делся и откуда здесь хлеб? Я взглянул на путеводный шар. Три одиноких искорки теперь указывали в направление по течению канала и по уровню выше пола. Прямо на глазах искорки стали перемещаться в сторону стены с окном. Видимо второй обладатель шара покидал территорию замка. Я поспешил покинуть эту камеру и пошел дальше по каналу. Наклонившись, прополз под стеной, но подняться не смог. Сверху были плиты прикрывающие канал. Ползти с помощью одной руки, и держать лампадку - неудобно. Через пару метров пути, я поскользнулся и ушел в противную жижу с головой. Лампадку утопил. Сейчас не помешало бы ночное виденье, а так приходится двигаться на ощупь. Я уже не чувствовал зловония, либо мое обоняние отключилось, либо я привык. Только сознание никак не хотело привыкать к окружающей гадости. Каждый раз, опуская руки в жижу, и ощущая, как между пальцев проскакивает какая-то живность, я вздрагивал. О том, что там может лазить даже не хотелось думать. Неожиданно моя голова уткнулась в стену, а правая рука не найдя опоры, ушла в прохладный поток. Ощупав пространство впереди, я решился поднырнуть под стену. Набрав полную грудь воздуха, я поплыл по каналу. Теперь он был значительно шире, и здесь не было той вязкой жижи, но он был заполнен водой до потолка. Я плыл наугад. Воздуха уже не хватало.  До боли сжимая  губы, я сдерживался, чтобы не вздохнуть воду. Легкие разрывало и жгло, вспомнилась гиблая долина, и как я тонул в земле. Снова умирать и проделывать пройденный путь не хочется. Почувствовал боковое прохладное течение и, не обнаружив потолка над собой, я устремился вверх. Сознание уже покидало меня, но я продолжал грести. Лицо обдало прохладным ветром и я, опомнившись, шумно вздохнул. Какое это наслаждение дышать таким ароматным, свежим воздухом. Держась на воде, я смаковал, вдыхая через нос. После зловония канала этот запах казался самым дивным, что есть в мире.
    Выбравшись из воды, я в последний раз посмотрел на зловещий  замок. Легкой трусцой, я  побежал в сторону леса. Поглядывая в стеклянный шар, выбираю направление, которое указывают три одиноких искорки. В том, что я преследую Эндрю, не было сомнения, но вот в кого превратился старик за годы заточения, было неизвестно. Возможно, он теперь злобный сумасшедший. Как он жил все эти годы? Откуда брал продукты? Невозможно просидеть взаперти  много сотен лет и сохранить прежний рассудок.
    Впереди заметил фигуру идущего человека.
    - Эгей, подождите, - прокричал я.
Фигура остановилась, и человек развернулся лицом ко мне. Чем ближе я подходил, тем все больше подробностей удавалось разглядеть. Это был абсолютно голый молодой человек лет двадцати пяти. Он был ужасно худ, по нему можно изучать анатомию скелета. На лице у него юношеская редкая бородка. Черные спутанные волосы, спадают с плеч. Глаза внимательные и добрые, в них не видно мудрости прожитых лет, скорей огонек юношеского озорства. В руке он держал стеклянный шар, размером чуть больше моего. Губы его подернула легкая приветливая улыбка.
    - Судя по запаху и вашей мокрой одежде, вам тоже удалось сбежать с темницы, - медленно заговорил он, плохо проговаривая слова.
    - Да, - ответил я, - хочу вам предложить бежать со мной. На причале меня ждет корабль, и я могу предложить вам одежду и  пищу. Меня зовут Андрей, - я протянул ему руку.
    - А меня Эндрю, - он взял меня за локоть, - куда идти?
    Сориентировавшись по своему стеклянному шару, я указал направление к кораблю.
    - Я вижу, ты пользуешься указателем магического поля, - заинтересовался Эндрю.
    - Да, я его сделал в Элладе по описанию с книги волшебника Эндрю Элойского. Не тот ли вы волшебник?
    - Да. Я волшебник Эндрю с Элоя, но как ты смог расшифровать мою книгу? - лукаво улыбнулся он.
В этом человеке не было ни капли безумия, и я решил рассказать ему всю свою историю, начиная с моего родного мира. Его очень поразил рассказ о моем мире. Эндрю много расспрашивал и уточнял подробности, пока мы шли по ночному лесу. Я рассказывал о наших приключениях в его мире, он слушал спокойно, только один раз Эндрю улыбнулся, когда я рассказывал про старейшину Эллада. Рассказ про гиблую долину, его очень заинтересовал. Когда Эндрю проходил через нору сфинкса, ничего подобного в той долине не было. Это было самое обычное место, только с чуть большим уровнем магического поля. Рассказ об этом мире Эндрю не заинтересовал. Он  только заметил, что это тупиковая цивилизация и ему не стояло задерживаться здесь. Нужно было сразу пройти в следующий мир и не тратить свое время. В итоге его потуги не сдвинули этот мир с мертвой точки, а он чуть было не лишился рассудка. О себе и своем заточении, Эндрю почти не говорил, как и не спешил отвечать на вопросы. Он ссылался на то, что отвык разговаривать и ему пока очень сложно излагать мысли словами. К тому же он истощен физически и ему очень сложно, идти и говорить. Эндрю пообещал все подробно рассказать и ответить на все мои  вопросы, когда он немного приведет себя в порядок и сможет спокойно за чашечкой вина поговорить с нами. Я закончил свой рассказ описанием побега с камеры. Эндрю только посетовал на то, что ему не пришла в свое время такая простая идея побега с замка. 
На подходе к причалу нас окликнул Толик:
    - Удачливый ты чертяка! Не думал, что сможешь так быстро сбежать.
    - Привет Толик, - обернулся я, - а ты тут нас всю ночь ждал?
    - А ты как думал? - обнял меня Толик, - мокрый, чертяка. Ну и запах от тебя. Ты что через канализацию полз?
    - Я и не на такое готов, чтоб сэкономить сотню другую золотых, - кивнул я.
    - А я тут караул из морячков организовал. Будет меня боцман и говорит, что идут к нам два человека, один из них голый. Думаю, кто это у нас ночным нудизмом занялся? А это ты с товарищем. А зачем ты замок господина Дамьена взорвать хотел? Грохнуло так, что даже на причале слышно было. Такую историческую ценность разрушил.
    - Стоит твой замок! Что с ним случиться? Ты лучше расскажи, как ты умудрился 73 солдата Дамьену укокошить?
    - Приврал твой Дамьен, от силы человек сорок отправил перерождаться, остальные раненые. Разозлил он меня очень, а в гневе я страшен. Лучше ты расскажи, как сбежал и кто твой обнаженный друг? - спросил Толик, указывая на Эндрю.
    - Это человек, которому мы обязаны бессмертием. Великий волшебник Эндрю!
Эндрю кивнул Толику в приветствии.
    - Рад познакомиться, меня зовут Анатолий. Много слышал о вас хорошего. Прошу на палубу.
    - Когда отплываем? - спросил я.
    - Если мелкой местью заниматься не будем, то завтра утром, - ответил Толик.
    - Я считаю, что не стоит на это терять времени, - сказал я, - что вы думаете Эндрю? У вас есть здесь дела?
    - Я не хочу потерять еще, целую вечность, разыскивая виновных и навязывая справедливость в этом мире, - ответил Эндрю, - чем раньше мы покинем этот мир, тем лучше.
    С первыми лучами солнца мы отплыли в путь. Эндрю напел заклинание, и весь путь нас сопровождал равномерный попутный ветер. Качка была небольшой и не доставляла мне мучений. На третий день пути Эндрю сам предложил собраться втроем на палубе, выпить вина и обговорить на все интересующие нас темы. Долго меня упрашивать не нужно. Через пятнадцать минут Жан организовал на палубе столик с выпивкой и три кресла. Выпив по кружечки вина, мы обсудили прелести вольной жизни и уродство цивилизации этого мира. Эндрю высказал свое мнение, о том, что в идее кармы заложен большой потенциал. Память о прошлых жизнях накладывает на сознание людей положительный отпечаток, но рабовладельческий строй этого мира полностью губит все достижение кармы. Потом поспорили по поводу утопических идей Эндрю, сделать весь мир идеальным и счастливым. Каждый остался при своем мнении. Когда градус ударил в голову, я стал прямо засыпать Эндрю вопросами.
    - И как вам удалось не сойти с ума за эти столетия?- спросил я, подливая всем вина.
    - Я много раз лишался рассудка, друг мой. Разбивал голову и сводил счеты с жизнью, но человек такое существо, что привыкает ко всему. Смирившись с жизнью заключенного, я стал даже получать удовольствие от жизни. Я провел много времени в размышлениях и исследованиях. Усыпляя свое тело, я отправлял дух путешествовать по миру. В этих путешествиях я и проводил все свое время. Мир духов удивителен и разнообразен, он совсем не походит ни на один из наших миров. В нем свои правила и законы. В тело я возвращался, только чтобы привести себя в порядок и поесть.
    - А где вы брали пищу?
    - Вы не очень внимательно читали мою книгу! Восстановить после смерти можно не только человека, хотя это самое сложное заклинание. У каждого предмета в нашем мире есть истинное имя, зная его можно не только управлять веществом, но и создавать или копировать предметы. Весь наш мир - это поток информации о том, что и где находится в определенный момент времени. Нужно всего лишь постичь эту информацию и научиться вставлять нужные данные в общий поток. Именно так вы совершаете ваши мгновенные перемещения, мой друг. Именно так мы обрели бессмертие. Когда мои тюремщики приносили мне пищу, я не стал кушать, а постиг ее. Вставив информацию о пище в информационный поток, я заставил появляться ее в своей камере в определенное время.
    - Если все так просто, почему ты не попробовал постичь стены камеры? Потом удалить их с потока и выйти спокойно на волю? -  спросил Толик.
    - Я пробовал постичь и камни и стены, но они сильно завязаны с землей, на которой стоят и с замком целиком. У меня не получилось охватить все строение своим разумом.
    - Эллад говорил, что вы лучший специалист по истинной магии. Может, объясните, чем она отличается от традиционной? - спросил я.
    - Охотно. Традиционная или эльфийская магия - это разрешенные создателем изменения мироздания. Творец заложил такие возможности в наш мир, чтобы мы могли улучшать его на свое усмотрение. Наш Создатель соткал полотно мироздания из материи вокруг нас и наших судеб. Но как все творцы был больше увлечен общей картиной мира и не уделил много внимания мелочам. Поэтому, если присмотреться повнимательней к нашему миру можно рассмотреть маленькие щелочки в полотне мироздания  между волокнами. Истинная магия позволяет разглядеть недоработки творца и вставить свои волокно в Его полотно.
    - А творец не обидеться, что ковыряют и портят его полотно? - спросил Толик.
    - Думаю, Он ни обратит внимание на такие мелочи, когда любуется целиком на все полотно. Вот если мы найдем щель и расковыряем ее до дырки, он может заметить и истребить вредителей. А пока мы не нарушаем красоты мироздания, можно быть спокойными за наши судьбы.
    - Будучи подростком в своем мире, я увлекался тем, что искал дыры в чужих творениях, - продолжил тему я, - потом я вырос и стал зарабатывать тем, что латал дыры в чужих полотнах и потихоньку плел свои. Со своего опыта скажу: создавать свое намного интересней, чем ломать или исправлять чужое.
    - Я так понял, ты говоришь, о сети счетных машин вашего мира? - уточнил Эндрю. - Ты прав создавать свое намного интересней, но чтобы стать творцом мироздания, нужно познать, как Создатель плетет полотно мира. Магию творения мира, я назвал - магий творца.
    - О магии творца, вы не писали в своей книге, - заинтересовался я.
    - Я только в начале пути ее познания. Эти исследования я начал в заточении. Творить мироздание можно только в нижнем пространстве, по отношению к местоположению творца. Мой и этот мир творились с мертвого мира. Мертвый мир творился с мира духов. Отделяя свой дух от тела, я смог посетить мир духов, но не смог спуститься в мертвый мир. Мир Создателя похож на наш, только там полный мрак и вся земля покрыта льдом и снегом. Мой дух дважды пролетал над мертвым миром и каждый раз я ощущал непонятное волнение.
    - Ты научишь меня путешествовать в мир духов, мертвый мир и чувствовать поток? - спросил я Эндрю.
    - Ты способный парень! Я возьмусь научить тебя тому, что знаю. Для начала, помогу открыть тебе внутренний взор и слух, чтобы ты мог познавать поток. Я научу твой дух покидать тело и путешествовать в мире духов, но творить в потоке и в мире духов ты должен будешь научиться сам. - Эндрю взял бокал в руку и надолго замолчал, думая о чем-то своем.
    - Скажи, - обратился я к скучающему Толику, - тебе пришлось умирать, когда ты пытался меня вытащить с плена? Мне говорили, что ты загадочно исчезал в бою.
    - Да, пару раз меня убивали. Но это не так страшно и больно как в гиблой долине. В порыве боя не чувствуешь боли и страха, есть только азарт и опьянение боем. Когда ты бессмертен, сражение воспринимается как игра. Я так мог всю армию Дамьена покрошить в капусту. Так бы и сделал, если бы они не сообразил закрыться в замке.
 
       Со следующего дня Эндрю занялся моим обучением. Начал он с того, что сказал:
 &;nbsp;  - Забудь то, чему учили тебя маги Элоя. Они ничего ни смыслят в магии и строении мира. Доверься мне, мой друг. Я введу твой разум в состояние сна наяву и там научу тебя видеть и слышать душой.
Эндрю говорил монотонным тихим голосом. Он  пытался загипнотизировать меня. Я не сопротивлялся его воли, а наоборот пытался глубоко прочувствовать его слова. И действительно, через время сознание начало плыть. Посторонние звуки и цвета ушли, остался только голос Эндрю в моей голове. Его образ заполнил все пространство вокруг меня. Эндрю описывал, как выглядит поток, как он звучит. Его голос требовал, чтобы я выхватил из круговерти вокруг меня звуки и краски потока, но я не мог зацепиться за них. Только я пытался ухватиться за суть, как ощущенье потока покидало меня. Эндрю разбудил меня поздно ночь. Я даже не заметил, как прошел день.
    - На сегодня хватит, - сказал он, - с первого раза не должно было получиться. Ты еще новичок в мире сна наяву.
Не получилось и во второй и третий раз, но при четвертом сеансе я сумел ухватиться за ускользающую ниточку и разум мой захлестнул поток. Все вокруг изменилось. Голос Эндрю стал ели слышан.
    - Ты видишь поток? - спросил Эндрю.
    - Я чувствую калейдоскоп красок и звуков, которые летят навстречу мне, пронзают меня и улетают дальше.
    - Это и есть поток. Оброти внимание на закрученные вихри - это люди, волны предметы.
Оглядевшись, я увидел несколько крутящихся волчков цветных линей и капель. Все они отличались гаммой, строением и звуком. Оценив свой волчок и остальные, нашел в двух других вихрях одинакового цвета  замкнутых линий.
    - Молодец, ты выделил нас с Толиком от остальных, - услышал я голос Эндрю, - ты видишь кольца бессмертия и молодости.  А теперь попробуй рассмотреть цвет кармы у нашего экипажа.
Я обратил внимание на другие вихри, среди них выделялся один более светлых тонов.
    - Это Жан? - спросил я.
    - Да, после смерти он снова родиться свободным, его незаслуженно опустили до рабов, и при перерождении он снова займет свое положение. На этом хватит. Попробуй замедлить поток, который мчится сквозь тебя.
Я усилием воли стал тормозить реку,  пронзающую мой вихорь. Мой вихорь  помчался назад в пустоту. В следующее мгновение вокруг остался только образ Эндрю и тоненькая цветная ниточка,  развивающаяся, словно на ветру, у моих ног.
    - Проснись, - услышал я властный голос Эндрю.
Сначала я услышал шум моря и волн, бьющихся о борт, потом скрип палубы и шелест ветра. Я открыл глаза. Эндрю смотрел на меня и улыбался.
    - Молодец! Самое сложное, ты постиг. Осталось тебе научиться самому входить и выходить с потока, понимать, что ты видишь и менять поток.
       Я всегда обучался легко и в потоке я тоже все схватывал на лету. Определить истинное имя действительно оказалось сложным. В потоке имя - это цветная полоска, с уникальными оттенками. Там  я легко научился отличать людей по оттенкам их имени, но вот изобразить имя в реальном мире не смог. В свое время Эндрю тоже пытался нарисовать имя, смешивая краски в палитре, но у него так ничего не получилось. Поэтому он перевел оттенки в цифры. Ноль это белый и так далее с шагом в единицу до черного. Имел бы я компьютер в потоке, смог бы расшифровать и разобрать цвета по косточкам. А так приходилось рассчитывать только на свою память и сообразительность.
    Наш путь по воде подходил к концу, и так как столько свободного времени, как на корабле, у нас могло не быть, Эндрю предложил отложить изучение потока и совершить путешествие в мир духов. По его словам тот мир был увлекательнее  потока.
    Эндрю снова погрузил меня в гипноз, только когда мы искали поток - это было как бы погружение в него, то путешествие в мир духов было взлетом.  Он взял меня за руку и потащил вверх. Мы летели как во сне. В какой-то миг я потерял Эндрю. Теперь я летел сам. Мрак вокруг стал сгущаться, сжимая мой путь в белый туннель. Это мне напомнило описание людей переживших клиническую смерть. Такое сравнение испугало меня. Темп полета замедлился. Все вокруг стало меняться. Чувство полета остановилось, и я провалился в белую мглу. Потеряв все ориентиры, я барахтался, как муха в молоке. Прошла целая вечность, пока я не услышал голос Эндрю:
    - Держись за мою руку, я тебя вытащу.
Он подхватил меня, и мы помчались еще выше. Мимо проплывали обрывки непонятных образов. Иногда это были предметы, здания, какой-то загадочный ландшафт. Иногда что-то вообще фантасмагоричное. Неожиданно стремительный полет закончился. Мы стояли босяком на зеленной траве под цветущим деревом, прямо перед нами стол и два кресла. Сразу за деревом крутой спуск к небольшому озеру, за которым возвышался красивый замок.
    - Где мы? - спросил я, - и почему ты так постарел?
    - Я выгляжу так, как ощущаю себя. Здесь неограниченное и податливое, словно воск пространство. Я создал клочок своего мира в мире духов. Мне кажется, мой мир должен выглядеть именно так.
    - Души людей после смерти попадают сюда? - спросил я, усаживаясь в кресло.
    - Не знаю. Я здесь не смог найти своих умерших друзей. С мира рабов сюда, тоже никто не попадал, они перерождаются.
    - А кто-то кроме нас здесь есть?
    - Да здесь очень много душ, но виденье мира у них иногда так розниться от нашего, что я не смог их понять, а обстановка в которой они живут меня пугает. Иногда встречаются духи очень похожие на нас. Они говорят, что жили раньше на земле в физических телах, но они описывают мир совершенно не похожий на твой и мой. Не стоит об этом задумываться, потому что время здесь бежит по-другому, и прошлое иногда путается с будущим. В мире духов можно успеть сделать значительно больше, чем на земле, поэтому обучение мы продолжим здесь.
     Мир духов, действительно очень отличался от потока. В потоке все законы были точны и поддавались математической логики, здесь же даже законы были пластичны, и их можно менять. Казалось бы - это должно все упростить, но мне с потоком было проще справиться, чем с абстрактным миром духов. Наверно сказывалась компьютерная специализация.
    Толик очень скучал в дороге. Он сделал игральные карты и даже обучил игре Жана, но это не особо красило его досуг. Для меня же, время в дороге промелькнуло как один день. Когда пришло время, сходить на берег, Толик ликовал, я же не разделял его веселья. Теперь у меня не будет столько времени для занятий с Эндрю.
    Жана с судном отправили в родной протекторат. Он должен был вернуть корабль бывшему хозяину, а сам поступить в распоряжение Маню.      
    Нам предстояло пройти по саванне около пятисот километров, но с нами был самый лучший волшебник всех времен и народов. Припасов и воды с собой взяли немного, рассчитывая на умение Эндрю создавать кувшин воды и хлеб с помощью волшебства. Эндрю по дороге научил меня создавать управляемые шаровые молнии без всякого зелья. Этим оружием мы собирались защищаться от диких животных. Дорога оказалась очень утомительной и долгой. На протяжении всего пути мы так и не встретили ни одного человека, за то и  неприятностей тоже не нашли.  Под конец пути мы так вымотались, что чуть не прошли место перехода. Остановившись на привал, я по привычке взглянул на шар. Облачко искр сгрудилось в один комок и указывало назад.
    - Мы прошли мимо, - тонким фальцетом вскрикнул я.
Отдых отошел на задний план, все хотели скорей пройти норой сфинкса. Выпив воды с кувшина, мы без отдыха двинулись по указателю. Когда комок искр распался в воронку, я облегченно вздохнул. В этой долине сфинкса не было таких аномалий и ловушек как в мире Эндрю. Через три часа пути мы нашли место перехода. Первым решил идти Толик, за ним Эндрю, последним я. Эндрю произнес заклинание, и знакомая черная дыра повисла над землей. Струйка песка потянулась в черную кляксу. Толик решительно сиганул в черноту. Произнеся заклинания во второй раз, за ним последовал Эндрю. Я остался один. Во весь голос, попрощавшись с этим миром, я пропел заклинание и прыгнул в черноту.


 

          

 

Глава 0011 Где твой бластер чувак?.

 

Как быстро люди привыкают к чудесам. Этот переход, я воспринял как само собой разумеющееся. Конечно, интерес ко всему новому никуда не делся. Я с интересом посмотрел на окружающий пейзаж. Толик с Эндрю тоже заинтересованно разглядывали все вокруг. Первое что меня поразило - это запах. Мы находились в лесу на поляне, но пахло большим городом. Запах разогретых дорог, пластика и городского смога житель большого города ни с чем не спутает, особенно когда резко появляешься  в таком месте с нетронутого технологией мира. Лес и поляна тоже были, мягко говоря, странными. Деревья ухоженные, определенной длины и растут на равных промежутках. Поляна идеально ровная, трава однородная и как бы подстрижена газонокосилкой.
    - Это либо парк, либо искусственная посадка, - нарушил молчание Толик.
    - На дикие, безлюдные места, это точно не похоже, - согласился я. - Куда пойдем?
Вперед  на гомон города, или по указателю шара в противоположном направлении?
    - До перехода очень далеко, - сказал Эндрю, вглядываясь в свой шар, - нужно сначала познакомиться с местными жителями. Узнать этот мир лучше, прежде чем принять окончательное решение.
Вечерело. Мы шли в направление на монотонный гул города. Когда сумерки начали сгущаться, за деревьями мы увидели первые огни. Каково же было наше удивление, когда  мы вышли на огонек. Осветительный фонарь парил в воздухе между деревьями, без каких либо видимых опор. Мы подошли ближе к нему, фонарь увеличил свое свечение в несколько раз.
    - Это не магия, - на миг, закрыв глаза, сказал Эндрю.
Мы пошли к следующему фонарю. Цепочка фонарей висела на равных расстояниях друг от друга, тропинка уходила вдаль, плавно заворачивая за деревья. Когда мы подходили ближе к очередному фонарю, его свечение медленно нарастало, задние угасали до равномерного дежурного свечения. Под ногами все та же ровная подстриженная трава. Мы шли больше часа, вдалеке, над деревьями, заметили огни большого города, но конца лесному парку не было. Несмотря на стремительный бросок по пустыни в предыдущем мире, мы продолжали держать прежний темп, желая выйти к городу и увидеть - куда же нас занесло в этот раз. Судя по автоматическим фонарям, висящим в воздухе - это технологически развитый мир, значительно выше, чем наш родной.  Когда я полностью выдохся и готов был попросить сделать остановку для отдыха, мы, наконец, вышли из парка. Перед нами открылась удивительная картина. Насколько хватало взгляда, стояли небольшие двух - трех этажные домики разнообразных форм и стилей. Расположены они были друг от друга непривычно далеко. Возле каждого домика ландшафтные особенности. В основном возле домов находились небольшие водоемы с песчаным берегом и группой деревьев, а некоторые имели небольшие искусственные водопады и горы. Все дома, деревья и водоемы имели декоративную  подсветку. Такая роскошь поражала, что удивляло, так это отсутствие дорог. Везде между домами все та же зеленная, подстриженная травка. Транспорта на земле и в воздухе не видно. Людей на улицах  немного. В поле видимости, я насчитал не более десяти  прохожих и всего четыре дома, возле которых суетились хозяева. Минут десять, мы, молча, стояли на краю парка, переваривая увиденное. Потом, не сговариваясь, пошли к ближайшему дому, у которого парень кормил лебедей на своем водоеме. Проходя мимо пустынного домика в форме спирального цилиндра, встретили первых прохожих. Мужчина и женщина с мальчуганом  лет шести, шли в направление парка. Одеты они были в откровенное, облегающее трико веселенькой расцветки. Внешность и фигуры у обоих были идеальны, словно у четы кинозвезд.  Я не смог отвести взгляд от девушки, они  удивленно таращились на нас. Мальчуган звонко засмеялся, указывая на нас пальцем. Девушка поймала его за руку, одернула и приструнила. Мужчина кивнул нам и произнес:
    - Hi.
Я поднял правую руку, тоже приветствуя их. Мальчонка, залепетал что-то маме, вырывая руку. Готов поспорить говорили они на английском. Вот так номер. Английский я знал хорошо, но познать местный диалект было необходимо.  Парень, который кормил лебедей, тоже был одет в трико и имел внешность суперзвезды. Так я скоро начну себя считать ущербным. Заметив нас, хозяин домика прервал кормление и направился к нам. Поравнявшись с нами, он остановился, откровенно оглядывая нас с ног до головы. Я остановился в метре от него, ожидая пока подействует языковое заклинание.
    - Классный у вас костюм, - улыбнувшись, произнес парень, - вы на карнавал собрались?
    - Нет, скорей возвращаемся с карнавала, - улыбнулся в ответ я.
    - Меня зовут Джордж, - протянул он руку, - заходите, выпьем по стаканчику тропика.
    - Меня зовут Андрей. Мои  спутники  - Анатолий и Эндрю, - представил я своих друзей и пожал протянутую руку.
Джордж повел нас к дому. Когда мы подошли к беседке, там, на столе, уже стояло четыре запотевших высоких бокалов наполненные ярко зеленой жидкостью. Напиток искрился светящимися пузырьками, от чего весь бокал излучал зеленое свечение. Расположившись в беседке, мы разобрали бокалы.
    - В это время здесь очень скучно, - заговорил первым Джордж, делая маленький глоток, - нет шумных вечеринок и развлекательных мероприятий. Наш городок - царство пенсионеров.
Я сделал два больших глотка. Напиток алкогольный, но приятно освежающий. После тропика во рту осталось приятное послевкусие и свежесть, словно после мятной жвачки. В горле и животе похолодело. Действительно, напиток, освежающий для жаркой погоды.
    - Я вижу, вы неплохо повеселились, - продолжал Джордж, - у вас такой натурально старинный наряд. Где это вы были? Может, я еще успею повеселиться там?
    - Это было увлекательное веселье,  - заговорил мягким голосом Эндрю, - слушайте меня, я все вам расскажу.
Со второго предложения я понял, куда клонит Эндрю. Он хочет ввести парня в трас и допросить его без проблем под гипнозом. Я не стал мешать, а когда Эндрю начал допрос, помог ему задавать правильные вопросы. Многое рассказанное Джорджем было непонятно из-за специфических терминов, но то, что хотели узнать, мы выяснили. В этом мире существует всеобщая транспортная сеть, позволяющая мгновенно перемещаться в любую точку мира, где расположены терминалы приемников. Такое обстоятельство упрощало наше путешествие по этому миру. У Джорджа дома, как у большинства людей, есть свой транспортный терминал приема передатчика. Работает транспортная сеть по принципу искусственного пространства. Между приемником и передатчиком, на время перехода формируется туннель искусственного пространства с нулевым расстоянием между кабинами перехода. Так же у них есть всеобщая информационная сеть, что-то наподобие нашей сети интернет. Только пользоваться и управлять всем этим добром, как и всей техникой этого мира, можно только через личный информационный шлюз. Такой шлюз можно приобрести или модернизировать в любом ближайшем информатории. Личный шлюз может купить любой желающий по цене от пятисот териев или получить социальный шлюз бесплатно. Продать антикварное имущество и золото можно на скупке в каждом городе. Один грамм золота стоит примерно восемьдесят териев. С рассказов Джорджа стало ясно, что мы не сможем лично пользоваться всеобщими сетями, пока не обзаведемся своими шлюзами. Нами было принято решение - для  начала обзавестись местной волютой, потом приобрести шлюзы и отправиться к точке перехода. Сложностей путешествия по данному,  развитому миру не предвиделось, но узнать тонкости их цивилизации не мешало. Толик тоже решил задать вопросы по укладу их мира. Правонарушители, как и служители правопорядка в этом мире были, но  законопослушным гражданам их опасаться нет причин. Государство - демократическое, одно на всю планету, правительство - межконтинентальный совет, выбираемый всеобщим голосованием. Есть армия и внешний враг, но с этим не все понятно. В их солнечной системе существует марсианское независимое государство - бывшая колония Земли. Восемьсот лет назад Марс был колонизирован автоматизированными горнодобывающими и производственными заводами. В колонии было только двадцать пять человек обслуживания.  Все заводы - это отдельные агрегаты и машины,  управлялись новейшим программным комплексом с элементами искусственного интеллекта. Как произошло, что программный комплекс обрел самосознание, никто не понял, но в итоге вся колония изъявила желание развиваться и работать без людей и управления с Земли. Люди были выдворены с планеты и поставки сырья прекратились. На Марс в сопровождении охраны, отправилась группа программистов, для решения возникшей проблемы, но закончилось все конфликтом между охраной и машинами. После провала попытки программистов восстановить управление, правительство Земли приняло решение уничтожить колонию. Посланные к Марсу боевые корабли встретили активную оборону и были частично уничтожены. Большую часть автоматизированных боевых ботов Земли перехватили по управлению с Марса, и они перешли под контроль колони. После этого разразилась четырехсотлетняя война между Землей и Марсом. Вокруг Земли выстроили оборонительное кольцо, произвели модернизацию противометеоритной защиты. Марс создал передвижные военные базы, полностью независимые и управляемые собственным искусственным интеллектом, адоптированным для войны. После сорока лет ожесточенных боев, конфликт зашел в тупик. Обе стороны крепко удерживали свои позиции. Война перешла в пассивную холодную фазу. Как люди, так и машины накапливали мощь и не вступали в открытый конфликт. Спустя триста лет Земля все-таки признала независимость Марса, и предложило дружбу и взаимовыгодную торговлю вместо войны. Как ни странно, но машины и люди смогли договориться и уже больше пятисот лет хорошо уживаются в солнечной системе. Только, вот автоматизированные боевые базы не приняли мира с людьми. Их интеллект был создан только для войны и не смог адоптироваться к новым условиям. Эти базы по сей день продолжают атаковать Земные корабли и нападают на новые колонии Земли. Колония Марса отказались от своих боевых баз, но и попыток вывести их из строя, больше не делают. После заключение перемирия марсиане попробовали отозвать свои  боевые базы, но те агрессивно восприняли попытку колонии выключить и законсервировать их. На сегодняшний день политическая обстановка в системе была следующей: Земля и Марс заключили договор о не нападении и взаимовыгодной торговли. Боевые базы отделились от колонии, продолжают партизанскую войну против Земли, нападают на земные торговые корабли и сохраняют нейтралитет к колонии Марса. На колонию Марса не нападают, но и к себе Марсиан не подпускают. Земные рейдеры пытаются отследить и уничтожить оставшиеся базы, но не всегда успешно. Боевые базы научились хорошо маскироваться и прятаться от превосходящих их сил, нападая только на слабые цели. Все это было очень интересно и познавательно, но нам совершено не нужно. Наша главная цель - следующий переход в наш родной мир.
    Эндрю разбудил Джорджа, внушив ему, что мы приятно поболтали. Вечеринка, где мы были, уже давно закончилась, и Джордж обещал отправить нас через свой терминал к скупке, где сейчас день и можно без проблем продать наше имущество.
    Джордж очнулся, удивленно посмотрел на свой бокал.
    - Что-то мы засиделись, - сказал он, - я обещал вас подбросить к скупщику, идемте к терминалу, я уже подготовил переход.
Когда он успел подготовить переход? Он сидел постоянно с нами. Может, Джордж только думает, что подготовил переход? Большой компанией мы зашли в дом. Я удивленно посмотрел на пол в доме. Здесь та же трава, как и на улице. В холле  стоит стеклянная душевая кабинка, переливаясь изнутри бело-лунным светом. Джордж открыл кабинку. Вместо задней стенки марево городской улицы.
    - Давайте прощаться, - сказал Джордж, пропуская нас в кабинку. - Да внесите меня в свою адресную базу, было приятно поболтать с вами. Заходите в гости, всегда буду рад пообщаться и выпить чего-то покрепче.
Я решил первым идти сквозь марево. Махнув на прощание рукой, уверенно шагаю вперед. Лицом и телом ощущаю некое сопротивление, словно пытаешься проломиться через полиэтилен. Еще один шаг и я на людной улице. Здесь высотные здания, тротуар многоярусный. Яркий солнечный свет заставил прикрыть глаза. Прохожих много, нашу компанию вежливо обходят. Все люди имеют привлекательную внешность и идеальную фигуру, одежда, в основном, облегающая. Своей угловатостью и не идеальностью выделяются только дети и подростки.    
    - Вы терминалом не пользуетесь? - спросил меня мальчонка лет двенадцати.
Я отрицатель покачал головой.
    - Тогда разрешите, я пройду, - улыбнулся он.
Мы посторонились от терминала. Малец поблагодарил и зашел в кабинку. Задняя стенка кабинки пошла маревом, изображая почти такую же улицу. Мальчуган резво прошел сквозь марево, стенка после его прохода снова стала стеклянной.  
Здание скупки мы определили моментально. Большая прозрачная витрина, за которой разложены разнообразные предметы с бирками ценников сама бросалась в глаза. Над витриной надпись готическим шрифтом - Change Shop. Как только мы зашли в магазин, к нам тут же вышел улыбающийся красавчик.
    - Я вижу, вы не придерживаетесь канонов моды, - похлопав в ладоши, сказал он, - я тоже не приверженец традиционной моды, но работа обязывает, - красавчик скорчил гнусную мину. - Но для вас я могу найти массу экстравагантного товара, чтобы подчеркнуть ваш неповторимый стиль.
    - Простите, но мы хотели продать, а не купить, - перебил его Толик.
    - Великолепно, покажите, что у нас на продажу, - мгновенно перестроился продавец.
Толик выложил на прозрачный стол кошель с золотом и инкрустированный камнями  кинжал. Торговец некоторое время рассматривал товар, после чего продолжил:
    - Я беру все. Осталось только договориться о цене. Вы же понимаете, что эти предметы не несут исторической ценности. Драгоценные камни в оружии и золото в монетах,  безусловно, натуральные. Я не могу заплатить за эстетическую ценность вашего товара. Увы, я заплачу только за ценность материала, из которого они изготовлены, - развел руками торговец.
    - Сколько вы предлагаете? - спросил Толик.         
    - Четыре тысячи пятьсот териев, - развел руками торговец.
    - Заплатите пять тысяч и считайте товар ваш, - твердо заявил Толик, сгребая все назад.
    - Вы умеете торговаться, - улыбнулся торговец, - я согласен. Активируйте свой шлюз, и  я сброшу вам деньги.
     - У нас пока нет шлюза, мы возьмем наличными.
    - Хорошая шутка, - рассмеялся торговец, - нужно будет запомнить.
    - Но у нас действительно пока нет шлюза, - серьезно сказал Толик, - деньги нам нужны на покупку шлюза.
Глаза торговца округлились.
    - Извините, я сейчас, - пробубнил он и скрылся в соседней комнате.
Мы остались одни. Пошли долгие минуты ожидания. С комнаты, куда ушел торговец, вышли четверо мужчин в одинаковой форме. Сзади зашли еще четверо, через дверь. Они были одинаково обвешаны, непонятно каким образом, держащимися на их черном трико предметами. По тому, как демонстративно они направляют на нас какие-то предметы, я понял, что это оружие и мы под прицелом.
    - Не двигайтесь, - спокойно сказал один из них. - Я офицер Фантин. У вас не обнаружено идентификаторов личности. Мы предполагаем  в вас правонарушителей, которые избавились от своих идентификаторов, чтобы избежать наказания. Прошу вас пройти с нами. После того как ваши личности будут определены и если за вами не числится правонарушений, вы будете освобождены. Вы имеете право вызвать вашего адвоката или воспользоваться услугой государственного защитника. Если вы хотите сделать заявление или признание, можете говорить, я записываю задержание.
    - Является ли правонарушением, отсутствие идентификатора? - спросил я.
    - Нет, но законопослушному гражданину незачем удалять свой идентификатор.
    - Тогда, я хочу сделать заявление. Мы не совершали правонарушений на этой планете. Мы не имеем идентификаторов и шлюзов по своим религиозным убеждениям, но желаем зарегистрироваться и получить шлюз, чтобы в дальнейшем не иметь проблем с правопорядком.
    Офицер, выслушав меня, предложил  пройти к транспортному терминалу. Мы решили не сопротивляться задержанию и не портить отношения с местными властями. Нас выстроили в колону, и мы друг за другом прошли в белесое марево перехода. Я прошел последним. Сделав шаг через переход, я оказался в камере. Да это была именно камера. Комната с белыми стенами, потолком и полом. Окон и дверей нет. Стены излучают мягкое свечение. В отличие от моих предыдущих темниц, эту можно было без преувеличения отнести к хоромам.  Здесь была большая кровать, стол со стулом и санузел. На столе стояли тарелка и чашка в прозрачной упаковке. Справив свои нужды и помывшись, вскрываю упаковку на тарелке и чашке. Приятно запахло тушеным мясом и горячим кофе. Расправившись с обедом, ложусь спать. Я совершенно не волновался о нашем заточении. Не хотелась даже думать, о  том, что говорить следователю. Я так устал за последние дни, что уснул практически мгновенно.
    Разбудил меня мелодичный перезвон. Когда я проснулся и уселся на кровать, приятный женский голос попросил меня стать внутрь круга последи комнаты, для следования на беседу с моим защитником. Я подчинился и через мгновения оказался в другой комнате.
За столом сидит молодой парень лет двадцати, напротив него стоит свободный стул. Парень встал и  поприветствовал меня. Я кивнул в ответ.
    - Меня зовут Аскольд. Я ваш государственный защитник. Рад сообщить, что за вами и вашими друзьями не числиться правонарушений, и вы можете быть свободны. Но есть определенные сложности. Ваши ДНК не зарегистрированы в общей базе и специалисты центра не смогли найти даже ваших ближайших родственников. Вы вправе сохранить в тайне где и как жили все это время. Вы вправе исповедовать вашу религию и продолжить вашу жизнь в затворничестве. Хочу предупредить вас, что мировое общество, очень заинтересовалось тайной вашей жизни и религии, многие информ сети готовы заплатить любые деньги за рассказ о вашей жизни, но вы вправе сохранить это в тайне и мы обеспечим ваше право. Если вы захотите жить в нашем обществе, вам придется пройти собеседование с психологами, на предмет адаптации к укладам нашей жизни. При необходимости за вами закрепят личных учителей и консультантов. В нашем обществе нереально жить без шлюза и идентификатора, без них невозможно управлять и пользоваться автоматикой, даже заказ и покупка продуктов возможна только через команды со шлюза. У нашей команды есть опыт адаптации людей из Общества Возрождения Истоков, которые пожелали влиться в наше общество. Общества Возрождения Истоков, как и вы, отвергают идентификаторы, шлюзы и любую автоматизацию. Живут в единении с природой и принимают в пищу, то, что сами вырастили, но дети не всегда желают следовать дорогой родителей. Я не говорю, что наше общество идеально. Многие люди устав от цивилизации, и разуверившись в жизни, удаляют идентификатор и шлюз, уходят жить в общество Единения с Природой. Это их право. Вы можете озвучить ваше решение или взять время на раздумье.
    - Сейчас, я не готов рассказать о нашей жизни и религии, но очень желаю попробовать жить в вашем цивилизованном обществе, иметь идентификатор и шлюз. Мы имели имущество, продав которое, за вырученные деньги хотели приобрести себе шлюз.
    - Не переживайте,  деньги за ваше имущество будут переведены на ваш счет, когда вам зарегистрируют идентификаторы. Расходы по создание шлюза и на вашу адаптацию, возьмет на себя государство. Мне сообщают коллеги, что ваши друзья изъявили желание присоединиться к нашему обществу и как вы отказались от интервью с репортерами информ сети.
    - Когда мы приступим к адаптации, и где будем жить?
    - Вы можете жить в нашем центре, вместе с вашими друзьями или каждый в индивидуальной комнате. Самостоятельное посещение вами городов, пока ограничено, но при необходимости можно совершить прогулку в сопровождении консультанта. На этом наша беседа закончена, я вас проведу к вашим друзьям.

    Нас поселили в уютном двухэтажном домике на берегу моря в каком-то захолустье. Мы жили одни, но с постоянной опекой психологов и консультантов. По всем их тестам мы с Толиком полностью подходили к жизни в обществе, а Эндрю нужна была психологическая коррекция. Нам всем необходимо пройти дополнительное обучение, но уже после монтирования шлюза. Эндрю пытался хитрить с ответами, желая быстрей пройти психологические тесты, но местные психологи каждый раз выдавали не утешительное заключение - подсознательно вы не принимаете технологическую жизнь. Эндрю, было, хотел ввести психолога в сон и внушить, что он прошел тест, но я попросил его, этого не делать. В самом худшем случае, Эндрю можно не ставить шлюз, достаточно нам с Толиком его иметь и мы сможем провести Эндрю к точке перехода. По тесту профориентации мне, как и дома подходила профессия программиста, Толику - офицер полиции, Эндрю - врач психотерапевт.
    Настал день, когда нудные тесты и нравоучения закончились и мне с Толиком предложили установить шлюзы. Психолог Эндрю, пока не разрешил ему ставить информационный шлюз.
О процедуре шлюзования я много слышал, но когда нас привели в лабораторию центра мониторинга, меня охватило волнение. Первым пройти шлюзование вызвался Толик, он абсолютно не волновался. Я остался в лаборатории наблюдать за процессом. У Толика зафиксировали на голове массивный шлем и уложили его на силовую кушетку. Он завис в воздухе над коконом. Доктор закрепил на руках Толика иглы от капельниц. В кровь Толика начали поступать микроэлементы, из которых в мозге будет выращен шлюз под действием точечного излучения шлема. Шлюз представлял собой  большие количество автономных микропроцессоров, которые выращивались на нейронах под действием шлема. Энергию шлюз брал напрямую от нейронов хозяина. Самый простой информационный шлюз состоит из одного миллиона двадцати четырех тысяч микропроцессоров, более дорогие могут иметь до миллиарда процессоров. Эти процессоры объединялись внутри мозга в единую вычислительную сеть. Основная функция шлюза - дистанционное управление программными устройствами посредством мысли и получение информации извне, обработка и подача ее в приемлемой форме прямо в сознание. Шлюз позволял воспринимать информацию как наложенную на зрительные, слуховые так и на тактильные нервы. С его помощью можно напрямую - мысленно обращаться к информационной базе, и визуально получать ответы системы. Шлюз имел вычислительную мощь раз в сто больше наших компьютеров, но использовался в основном как устройство  для передачи информации между человеком и информационными центами. Люди почти не хранили данные и программы в адресном пространстве своих шлюзов, а пользовались вычислительной мощью и хранилищем информационных центрав, обращаясь к ним через беспроводную нейро сеть. Новости, фильмы, игры, все хранилось и запускалось в информационных центрах, а люди только подключались удаленно к сервисам по средствам шлюзов. В этом мире почти не выводилась информация на мониторы и бумагу, все пользовались визуализацией на ментальное зрение. Обмен информацией проходил тоже только через информационный шлюз. К шлюзу подвязывали идентификатор личности. Наличных в их мире уже давно не было, все расчеты проводились посредством виртуальных транзакций через сеть.
    Пока я размышлял, Толик обзавелся шлюзом и теперь тестировал свои новые возможности с доктором. Следующим на очереди был я. Толик вышел в другую комнату, а я занял его место. Доктор надел шлем мне на голову, и я ощутил, как он жестко присосался к моей коже. Я лег в ложе и ощутил упругость поля под собой. Сердце бешено колотилось в груди. Я не боюсь уколов, но мысль, что в меня вливают какую-то гадость, и сейчас будут выращивать в моем мозгу чужеродное устройство, пугала меня. Закрываю глаза и пытаюсь расслабиться. Сначала разными участками кожи чувствую, как меняется температура вокруг. Потом по телу пробежала волна легкой боли, щекотки и удовольствия. Безо всякого перехода свистопляска с ощущениями закончилась. Я стал различать непонятные звуки то одним ухом, то другим, то очень тихо, то надрывно громко. В голове взорвалась какофония звуков,  словно ребенку доверили поиграть синтезатором. Когда звуки стихли, в глазах замелькал калейдоскоп ярких цветов, изменяя яркость от ели заметных до ядовито ярких тонов. Наконец все стихло.  Я просто лежал и ждал когда закончиться процедура инстоляции.
    - Можете встать, - услышал я голос в нутрии себя, перед глазами возник образ доктора. Открыв глаза, я увидел физический  образ доктора, перекрытый его виртуальным образом. Он протянул мне руку помогая встать.
    - Первичная процедура инсталяции  успешно завершена, - услышал я голос доктора в своей голове, при этом его губы оставались неподвижны.  Наведенный образ доктора шевелил губами в такт словам, реальный оставался  неподвижным.
Закрываю глаза и с интересом разглядываю виртуальный образ доктора. Его изображение вращается, подвластный моей воли, показывая доктора в разных ракурсах. Открываю глаза и усилием воли заставляю исчезнуть виртуальный образ доктора.  
    - Пользоваться шлюзом вы научитесь позже, - продолжил говорить он уже реальным голосом. На его губах появилась легкая улыбка. Скорей всего он заметил мои потуги выдворить его виртуальный образ с моего сознания.
    - Мы протестируем шлюз, и вы можете возвращаться домой, - закончил объяснения доктор.  
    Следующую неделю нас обучали пользоваться шлюзом, информационной и транспортной сетью. Это оказалось не сложнее интернета, немного непривычно, но очень интересно. Нам с Толиком пока было далеко до продвинутых пользователей их сети, но мы быстро учились и уже делали значительные успехи по серфингу в виртуальной сети.
    Как только я освоился с поисковой системой и разобрался с картами местности, то первым делом вычислил место перехода в следующий мир. Поделившись результатами с друзьями, мы решили отправиться к норе сфинкса этим же вечером. Транспортный терминал вывел нас в Африку. Территориально нора сфинкса находилась почти в том же месте где и в мире рабов. Каково же было наше разочарование, когда пройдя три часа пешком в направление перехода, мы уткнулись в забор военной базы. На картах в сети эта база не значилась. Пройдя некоторое время вдоль забора, удостоверились, что точка перехода расположена на территории этой базы. Когда Толик попробовал перебраться через забор, к нам тут же примчалась летающая машина охраны. С нее вышел военный  и вежливо попросил нас убраться подальше от забора. Он пояснил, что это база военно-космической защиты планеты, и доступ на нее ограничен для простых граждан. Делать нечего, пришлось вернуться в наш новый дом. Там мы с двойным усилием преступили к дальнейшему обучению. Единственный способ добраться до точки перехода - стать военным космической обороны, считал Толик. Мы решили попробовать трудоустроиться в этом мире. Мой психолог очень удивился, когда узнал мое желание поступить на военную службу.
    - Среди пилотов военно-космических сил, большой процент погибающих в бою, - отговаривал меня он, - вы очень не опытны в фильтрации информации сети. То, что вы узнали о войне с искусственниками - это пропаганда, ничего нашей планете не угрожает. Уверяю вас, я могу подыскать вам более интересную работу, которая в полной мере раскроит ваши возможности и удовлетворит ваши потребности принести пользу обществу.
    - Мое религиозное верование, требует, чтобы я защищал планету и людей от любых угроз, - настаивал я.
После долгих дебатов, наш психолог сдался и согласился направить в военно-учебный центр рекомендацию на меня и Толика. В течение недели мы получили пакет информации с требованиями к претендентам и курс экзаменационных испытаний военно-учебного центра. На подготовку и принятие решения нам отводился месяц. Серьезных требований к здоровью и образованию центр не выдвигал. Претендент должен был уметь быстро обрабатывать полученную информацию по шлюзу и управлять одновременно несколькими устройствами, не терять самообладание в критических ситуациях. Примерные тесты прилагались в пакете.
    К концу месяца я уже был продвинутым пользователем сети. Восприятие новых знаний упрощалось в инфо сети. В этом мире достаточно лишь загрузить пакет информации, и новые знания становились доступными, оставалось только осмыслить их, запоминать  надобности не было. Разобравшись в алгоритме работы и формате данных шлюза, я с ходу нашел пару дыр в его системе безопасности. Потратив еще неделю, научился локально программировать шлюз. Первым делом я  написал коротенькие программки и закрыл дыры в системе безопасности от несанкционированного доступа к моему шлюзу. Ценную информацию я старался размещать в адресном пространстве своего  шлюза. Такое размещение информации пригодится, когда мне придется  пользоваться шлюзом как простым персональным компьютером вне этого мира. Толик, в отличие от меня, занимался только тестами военной школы. Мне же они показались очень простыми, и я  не стал тратить время на них, полностью погрузившись в программирование шлюза. Я пытался сделать из шлюза полноценный персональный компьютер, способный продуктивно работать без внешней сети. Здесь никто такой задачи перед собой  не ставил, полностью полагаясь на мощь внешней сети планеты или на стационарные вычислительные системы космических станций в космосе. А задача была очень проста. Все сводилось к необходимости подтянуть основные базы и справочники во внутреннее адресное пространство шлюза - свободного места там хватало, главное не тянуть всякий ненужный мусор. В данный момент я занимался тем, что писал операционную процессорную оболочку для удобства работы с данными и процессорами шлюза. Не теряя  время на новые идеи, я сделал визуальную оболочку операционной системы  для своего шлюза похожую на Windows -  с окнами, иконками и проводником. Просто я так привык. Время за программированием летело незаметно. Я даже не заметил, как настал день явиться на приемный экзамен в военную школу. Отложив свое увлечение, я  решил отдохнуть и хорошенько выспаться перед экзаменом. Вся моя подготовка, в отличие от Толика, сводилась к работе в сети, а не тупое занятие на виртуальных тренажерах. Экзаменационные тесты не должны были растянуться надолго, по моим подсчетам мы справимся за сутки. Явившись в экзаменационный класс, мы были приятно удивлены - претендентов собралось не много. Абитуриентов было не больше дюжины. Парни и девушки лет шестнадцати, не скрывая волнения, толпились возле класса. Толик и я выделялись из общей толпы своим возрастом и напускным спокойствием. У меня по спине пробежал волнительный холодок. Вспомнились экзамены в школе и институте - иногда страшные до дрожи в коленках, иногда бесшабашные с бодуна и пустой головой. Как лихо мы сдавали экзамены на четверном курсе, готовясь только накануне, не брезгуя мешать пиво с водкой для закрепления материала. На губах сама собой проступила улыбка. Толик не понял, чему я улыбаюсь, но тоже  озорно улыбнулся - может мне в ответ, а может чему-то своему. По словам нашего психолога больше половины претендентов не проходят испытание, но меня такая статистика совсем не напрягала.
    В назначенное время дверь класса открылась, и претенденты поспешили в класс занять свои места в ложементах,  следую подсказкам своих шлюзов.  Мне достался ложемент с номером семь, Толику третий. Я не суеверный, но посчитал такое распределение хорошим знаком. Расположившись в своем ложементе, я погрузился в виртуальное пространство первого теста. Это было похоже на компьютерную игру - симулятор. Задача проста - управлять маленьким быстроходным корабликом, летящим сквозь космическое пространство. По условиям теста я должен лететь, придерживаясь траектории пунктирной линии, облетая препятствия и избегая столкновения с другими корабликами. Через час задача усложнилась, теперь я управлял одновременно двумя корабликами, а чуть позже тремя. У меня хорошо получалось, и к концу теста я не потерял ни одного кораблика.
Изображение космоса рассыпалось. Голос инструктора поздравил меня с успешным завершением первого теста и предложил приготовиться к следующему.
    "Получен запрос на передачу пакета по закрытому административно каналу" - сообщила моя новоиспеченная оболочка шлюза.
Мне передают принять пакет по каналу, который я посчитал дырой в безопасности шлюза и административно закрыл его.
    "Принять? Отвергнуть?" - повторно задала вопрос  программа.
    "Принять" - выбираю я, и вокруг все меняется.
Это похоже на сон, в котором не знаешь, что спишь. Я бы и не понял что сплю - напомнили иконки рабочего стола, которые я расположил для удобства в поле зрения. Покрутив головой, огляделся. Я в рубке боевого корабля. Вокруг открытый космос. Рубка временами сотрясается, после чего на мгновение пропадает освещение. За иллюминатором громада чужого корабля, от него отделяются светящиеся точки и летят в моем направлении. Когда точки достигают моего корабля, раздается ужасный гул и на время опять пропадает свет. И тут накатило понимание. Я же уже давно закончил учебу и это мой первый боевой рейд! Наше звено наткнулось на базу искусственников, и приняли бой. Эти гады применили какое-то новое оружие, из-за чего у нас вышли из строя шлюзы. Именно от этого легкая амнезия и потерянность в пространстве. Привычных иконок рабочего стола больше не вижу. Как же я теперь буду управлять своим боевым кораблем?! Он же управляется только через шлюз! А как я им управлял через шлюз? В голове пустота. Это, наверное, последствие амнезии от выхода из строя шлюза. Посмотрев в иллюминатор, я увидел еще один кораблик, по которому ведется огонь. "Искусственники повредили наши шлюзы, а теперь планомерно расстреливают нас" - промелькнула запоздалая догадка. Я потерянным взглядом пробежался по рубке - все совершенно не знакомо, ничего не могу вспомнить. И тут я заметил на полу окровавленное тело Толика. Он без сознания - лежит неподвижно.  Подхожу к нему и через рукав тонкого скафандра  попробую нащупать пульс. Безрезультатно. Ничего не почувствовал. Из-за шлема к шее тоже не добраться.   Плохой из меня медик, даже не знаю чем помочь другу. Лицо Толика в кровоподтеках, но если он не исчез - значит жив. И я если умру, то исчезну и окажусь в месте, где был четырнадцать часов назад. А где я был все это время?  Не помню. В любом случае окажусь подальше отсюда, и буду висеть в пустоте, пока не подойдут спасатели. Запаса жизнеобеспечения скафандра должно хватить на время, пока меня будут искать. Эта мысль успокоила, но умирать не хотелось. Что я могу сделать в этой консервной банке, если она управляется только через шлюз? Может здесь есть инженерный пульт или ручное управление на такой случай? В голове как провал - не могу ничего вспомнить. Буду действовать по методике научного тыка, хуже все равно не будет. Сняв с пояса табельный излучатель, оказывается, у меня есть личное оружие, стреляю по замкам фальшь панелей. Срываю декоративные крышки и сваливаю их в середину рубки. Оглядываю открывшуюся картину. Фальшь панели скрывали массу незнакомых блоков и устройств. Некоторые подсвечиваются зеленым светом, некоторые желтым, небольшое количество красным. С некоторых блоков с красной подсветкой идет легкий дымок. Я предположил, что зеленым подсвечиваются исправные блоки, желтым -  резервные, а красным - вышедшие из строя. Блоков с красной подсветкой не много, значит дело наше не безнадежно. А вот, что-то похоже на ручное управление. За одной фальшь  панелью обнаруживается устройство похожее на байк. Большое сиденье, на которое можно лечь животом. Есть место для ног. Вместо руля пластиковые перчатки. Не теряя времени, ложусь на байк. Ноги упираются в педали. Руки удобно погружаются в перчатки. Пластиковые перчатки податливы, легко перемещаются при легком нажиме. Внутри них нащупываю упругие кнопки, как раз под каждый палец.   Для удобства  голову ложу на сиденье. В ту же секунду перед глазами зажигается  обзорный объемный экран. Чернота космоса, огромный корабль расстреливает маленькое суденышко, оно огрызается только вспышками защитного поля, но его время уже сочтено. С его корпуса временами вырывается пламя, после чего суденышко кидает в противоположную сторону. Судя по схематическому рисунку, вертящемуся в углу экрана, мой кораблик, пока в норме. Я наугад начинаю вертеть перчатками, нажимая все кнопки подряд и вдавливая педали ногами. Мой кораблик оживает. Его резко кидает вверх и в сторону. В глазах на миг темнеет, а меня неведомая сила прижимает к сиденью. Бросаю нажим на педали, и дурнота медленно отходит. Слегка нажимаю на педали и снова ощущаю легкую перегрузку. Не зря я так много играл в компьютерные игры. Через некоторое время проб и ошибок, я уже уверенней управляю своим кораблем, временами даже огрызаясь выстрелами. Огромная громада вражеского корабля переключается на меня. Теперь все искорки выстрелов летели только в мою сторону. Я мечусь без всякой системы, уходя наугад от летящих в меня искорок. Своими истерическими метаниями старюсь не дать противнику прицелиться в меня. Я же стреляю практически наугад, почти не снимая палец с кнопки управления огнем и выдерживая только общее направление на противника. Наш второй кораблик по инерции потихоньку относит от пространства боя, но искусственник уже не обращает на него внимания. С противным воем на мой экран вывалилась предупредительная надпись. Большими красными буквами на весь экран сообщается, что генераторы перегреты и в них начался необратимый процесс. Экипажу рекомендуется покинуть корабль. До взрыва остается две минуты и как в кино на экране побежали секунды, отсчитывая обратное время. Сам ли я перегрел генераторы или в меня попали - не понятно, но это уже конец. Решение пришло моментально. Тот парень в раненом кораблике живет только один раз, я же с Толиком благополучно оживу. Вдавив педали, я на полной скорости погнал свой кораблик на таран вражеской громады. Как говорил Толик, в лихорадке боя совсем нестрашно. Есть только азарт и пьянящая горячка боя. Успеть бы только! Я улыбаюсь злой усмешкой и молюсь только об одном - успеть достать врага до взрыва. Когда вражеский корабль заполнил весь экран, искусственник разгадал мой маневр, перестал стрелять и сделал безуспешную попытку убраться прочь, но было уже поздно! Перед столкновением я улыбаюсь, и даже не закрыв глаза, успеваю произнести: - есть!
    Медленно поднимаюсь с ложемента и впервые мгновения даже не понимаю, где нахожусь. Мы же в классе экзаменационного отбора! Один из претендентов сидит на полу и рыдает, другой возле двери в истерике требует его выпустить. Остальные на вид спокойны, но мой сосед справа нездорово бледен.
Толик махает  мне обеими руками. Он весел как никогда.
    - Как тебе развлечение? - подходит он ко мне. - Что там у тебя было?
    - Да ничего особенного. Сражение в космосе, но так все реально, я даже не понял, что нахожусь в симуляции. Пострелял немного, потом протаранил базу искусственников.
    - Молодец,  - искренне похвалил Толик, - а я так и не смог заставить свою железку двигаться. Пришлось выйти  в открытый космос и лететь на абордаж базы с излучателем в руке. До нее долетел, только не смог внутрь залезть. База сначала дружественный кораблик разнесла, потом мой, а через время улетела. Я так и не смог удержаться за ее борт. Повисел в космосе некоторое время, а потом за мной прилетела спасательная шлюпка, и игра закончилась.
    Зашел инструктор и объявил, кто прошел психологический тест, а кто нет. В комнате осталось пять претендентов. Когда провалившие экзамен вышли, инструктор подошел к нам.
    - Разрешите вас поздравить. Вы  прошли один из самых сложных тестов с элементами гипно-внушения. Вы испытывали эмоции, которые могли испытать в реальном бою. Ваша задача была не потерять самообладание в безвыходной ситуации, наша задача была оценить вашу психику в экстремальных условиях. Впервые в истории этих тестов претендент Андрей смог уничтожить вражескую базу, а претендент Анатолий остаться в живых. Признаюсь, даже я не предполагал возможности использовать старинное ручное управление.  Наши виртуальные корабли копируют реальные образцы, и если вам это удалось в виртуальном тесте, то это возможно и в реальности. Наши корабли строятся на автоматических верфях, и не каждый инженер вникает в тонкости их строения, все это возлагается на автоматику обслуживания, в результате чего даже я не догадывался о скрытых возможностях наших кораблей. Претендент Анатолий тоже показал интересную тактику, хоть и очень опасную. Ее также можно применить в реальном бою, только нужно будет оборудовать десантника эффективной защитой и оружием, для такой атаки. Ваши открытия мы добавим в программу обучения. Вам остается пройти последний тест. Прошу занять места в ложементах.
    Последний тест был  скучным. Я находился в пустоте виртуального пространства, все внешние каналы связи шлюза были перекрыты. Раз в минут сорок, тридцать, приходил сигнал: красный, желтый или зеленый. При появлении красного сигнала я должен был включать тревогу, при желтом - предупреждение, зеленый игнорировать. Первые два часа я стойко ожидал сигналы и правильно реагировал на них, но потом почувствовал, что еще немного и усну. Хорошо, что я подтянул в свой шлюз кучу программ, доков и инфы. Я не собирался честно проходить этот тест. Моя основная цель - точка перехода, а не достойная служба в войсках. Я только не решил, поиграть в игру или заняться делом,  дописать начатую программную оболочку. Между развлечением и работой, победила последняя. Еще часов пять я занимался программированием, временами отвлекаясь на тест. Сначала я добавил до входящих сигналов теста, звуковое оповещение, чтоб не прозевать ненароком сигнал. Вот и первые плюсы от того,  что я оборудовал свой шлюз автономными программами. Несмотря на мои хитрости, через время все равно захотелось спать. Я пошел еще дальше. Написал короткую программку, которая за меня принимала решения, как реагировать на входные сигналы теста и выдавала правильные действия. Эта программка меня позабавила, и сон на некоторое время отступил. В итоге, намного позже, я даже не заметил, как заснул. Проснулся я через шесть часов и сразу долго не мог понять - где я. Сообразив, я первым делом просмотрел статистику своих ответов во время сна. Тестовые сигналы приходили не реже одного раза в час. Выключив программу автоответов, я самостоятельно принял два сигнала и выдал на них ответы. У меня резко свело живот, я ужасно хотел в туалет. Более не в силах терпеть я прервал тест, вскочил с ложемента и умчался в санузел. Испытав не земное облегчение, я с улыбкой на устах вернулся в класс для тестов. В классе меня ждали два инструктора. Только сейчас я понял, что, убегая в санузел, не увидел других претендентов на ложементах. В душе похолодело, наверно остальные давно закончили тест, как же я теперь  объясню свои выдающиеся результаты?
    - Поздравляю вас Андрей, вы закончили последний тест с лучшим результатом. Мы хотим предложить вам учиться на боевого пилота. Что скажете?
    - Благодарю вас. Я оправдаю ваши надежды. А как прошел тест  мой товарищ?
    - По всем тестам у вас были самые выдающиеся результаты, и я не сомневаюсь в ваших успехах боевого пилота. Ваш друг Анатолий, как и вы, показал отличный результат по тесту на самообладание и выдержку в боевых условиях, но первый тест прошел на уровне восьмилетнего ребенка. Возможно, у него очень малый опыт работы через шлюз и в будущем он сможет повторить попытку, если будет больше работать в сети  и добьется более высокой скорости реакции через шлюз. Мы предложили ему пройти обучение на охранника военных баз - это больше подходит его психологическому портрету.
    - Мы будем учиться в разных местах?
    - Вы будете учиться на орбитальной базе, он на Земле. Да не стоит так огорчаться. Будете общаться через сеть, а раз в неделю можете отдыхать на Земле и встречаться с вашим другом.

    Кто мог подумать, что я окажусь в космосе. В сети я узнал, что в космосе, а так же между Землей и орбитой не работает всеобщая транспортная. Все из-за трудностей синхронизации между передатчиком и приемником. Для синхронизации на Земле использовалась волоконно-оптическая  среда передачи, в отличие от волокна, используемого в нашем мире, в их волокне была сердцевина из искусственного алмаза. Теоретически, транспортную сеть можно было построить и в космосе, но из-за больших расстояний, стоимость ее очень возрастала, по мере удаления от Земли, а надежность значительно падала.  Подойдя к космической лифтовой кабине, я через шлюз послал запрос на ее использование. Стеклянная дверь отошла в сторону, приглашая войти. Я расположился в удобном кресле. Дверь закрылась, и кабина начала набирать скорость. Я выбрал режим полной прозрачности лифта и теперь наслаждался зрелищем. Земля стремительно удалялась из под ног. Дыхание перехватило от восторга. До чего красивое зрелище! Здания, лес, дома и люди уменьшились до игрушечных размеров. Нано углеродные трубки, по которым карабкался лифт, настолько малы, что их не было видно и казалось кабина, сама собой летит ввысь. Лифт пронзил облака, вверху показалось темное пятно переходной платформы. Когда Земля уменьшилась до огромного шара, и я смог охватить ее одним взглядом, понял, как она прекрасна. Постепенно скорость лифта снизилась,  и я ощутил, как теряю вес. Мои внутренности поднялись под горло, я сглотнул, останавливая порыв завтрака вырваться на свободу. Платформа надо мной закрыла все пространство. Шахта  открылась, и лифт втянуло вовнутрь. В середине платформы было легкое притяжение. Резко разгибать ноги было опасно, того и глядишь, можно налететь головой на потолок. Меня встречал молоденький, лет восемнадцати, лейтенантик.
    - Добро пожаловать в космическую академию, - небрежно, как старый космический волк произнес он, - меня зовут Лео. Я буду твоим инструктором. Следуй за мной, я доставлю тебя на Орбиту.
В парне было столько напыщенности и гордости, словно он был чистокровный князь, а я холоп безродный. Я, пожав плечами и пользуясь поручнями, пошел за ним. Мы пришли в пустынный бокс, там стоял только один маленький самолетик с обрубленными крыльями. Аппарат был двух местный. Лео занял место пилота, я пассажира. Перед Лео не было привычного штурвала или приборной доски, как и большого экрана или иллюминатора. Все управление и контроль осуществлялось, через информационный шлюз, но возможно и здесь где-то было скрытое ручное управление. Мой новый знакомый не был разговорчив, всю дорогу до орбитальной академии мы летели молча. Орбита встретила меня безлюдными, холодно-белыми коридорами. Притяжение ощущалось - и то хорошо. Пол, стены и потолок светятся бледным белым светом, по сторонам коридора двери. Больше всего на Орбите раздражало отсутствие обзорных иллюминаторов и однообразие. В Академии считали, что все многообразие, красоту и общение, можно получить через шлюз, зачем на Орбиту тащить натуральные предметы, в которых нет непосредственной нужду. Оказавшись здесь без своих товарищей, я впервые ощутил одиночество и необходимость в живом человеческом общении. Когда-то давным-давно считал, что могу долго обойтись без общества, довольствуясь только компьютером и общением в инете. На деле оказалось иначе. Даже общаясь  через местную сеть, используя все прелести шлюза, я чувствовал себя как в тюрьме. Где же дружный армейский коллектив, прописание новичка или хотя бы злобный однокурсник, издевающийся над новичками? Все сидят по своим норам. Обучаются и общаются через шлюз, развлекаются тоже в сети. Если бы ненадобность справлять свои нужды и принимать пищу, они наверно и не выходили бы с сети. Обучение пока было только виртуальное, иногда с использованием гипнотического канала, для ощущения реальности происходящего. Я показывал хорошие результаты. Лео относил мои успехи  к свои преподавательским заслугам. В Академии  он был моим наставником. За время обучения я так и не смог сблизиться с Лео, впрочем, как и с другими курсантами. С Толиком мы постоянно общались через сеть. У него дела шли на много лучше. Через шлюз, охранников учили, только опрашивали датчики сигнализации. Личного общения с коллегами у Толика хватало. Он там чувствовал себя в своей тарелке. Теперь мне кажется, что поступив в военно-космические силы планеты  - я ошибся. От нашей цели я оказался на много дальше, чем когда был на планете. По окончанию Академии мне предстояло управлять подвижной боевой станцией - своего рода авианосцем. Оператор такой станции сидит в безопасности за толщей боевой брони, патрулируя пространство. При обнаружении противника, выпускает управляемых ботов, которые и ведут непосредственный бой. Оператор управляет ботами по шифрованному каналу и через них ведет непосредственный бой. Мастерство оператора определяется количеством ботов, которым оператор может управлять одновременно. Я пока уперся в тройку, но думаю смогу увеличить количество до семерки, используя свою новую программу, наложенную на информационный шлюз. Увы, боевая станция - неспособна сесть на планету, боты могли. Так, что теперь Толик был на много ближе к нашей цели, чем я. Он хотя бы мог попасть служить на ту базу, где находится нора сфинкса, я же вряд ли туда попаду даже по долгу службы. Эндрю так и не поставил себе шлюз, но мы с ним продолжали общаться в мире духов. Там он продолжал мое образование, я и сам, когда было свободное время, уходил в поток или мир духов, продолжая свои исследования. Теперь у меня в голове имелся свой компьютер, и дешифровка калейдоскопа цветов в потоке упрощалась.  Я многое узнал и многому научился. Без хвастовства скажу, я превзошел самого Эндрю. Для меня уже не было проблемой запомнить цветовой код предмета в потоке и создать его снова и в другом месте. Я просто копировал информацию о нем в шлюз, а потом зарисовывал его в новом месте, выхватывая цветовую палитру с самого потока или с других предметов. В потоке я стал повелителем, но перемещение между мирами пока не освоил, не хватало цветовой информации о моем мире. Хотя перемещение внутри этого мира без использования их транспортной сети я освоил. Для перемещения необходимо было только запомнить цветовую гамму того места, в которое нужно попасть и переместить в потоке свой вихрь в это место. В реальном мире я мгновенно перемещался в пространстве в выбранное место. Я откровенно восхищался возможностями потока. Эндрю не разделял моего восторга, считая, что мир духов более интересен для исследователя и более перспективен, поэтому потоку он практически перестал уделять внимание. Мне же поток нравился, он подавался управлению и программированию - такая магия по мне.
    Полугодовое образование пролетело незаметно. Толик уже служил в охране базы, к сожалению, не в той, которая была нам нужна. Я тоже заканчивал свое обучение. Как не жалко было тратить время на написание программы управления ботами в автоматическом режиме через мой шлюз, я все-таки дописал ее. Меня абсолютно не интересовали рекорды управления ботами, но хотелось утереть нос своим надменным коллегам. Лео был лучшим пилотом и мог хорошо управлять пятеркой ботов. На виртуальном экзамене, я разбил его в пух и прах  своей семеркой. Мог бы и большим количеством управлять, но не хотелось сильно выделяться от остальных.  Я с нетерпением ждал, когда нас выпустят на боевые дежурства,  там я смогу без помех поэкспериментировать с перемещением ботов в пространстве через поток. Когда я отточу свое мастерство в потоке и научусь рассчитывать цветовую гамму пространства на удалении от себя, тогда можно вернуться на Землю и расстояние от забора до норы сфинкса преодолеть через поток.
    Боевые дежурства, не заставили себя долго ждать. Сразу после экзаменов в моем идентификаторе появилась запись, что я являюсь дипломированным пилотом и принят на службу в космические войска в звании лейтенанта. Со следующего дня на мой счет начали капать денежки. Мелочь, а приятно. Оплата поминутная, на боевом дежурстве в тройном размере. После успешного экзамена нам полагался недельный отпуск на Земле, и я все-таки расшевелил коллектив отметить конец учебы стариной студенческой традицией - массовой попойкой. Оказалось, что мои бывшие коллеги-курсанты вполне нормальные ребята, умеют и общаться и пить и развлекаться в реале. Пока были трезвые, говорили о девчонках и подвигах до учебы, по мере опьянения все больше говорили о новой работе и пилотировании. В итоге решили, что именно мы разгромим остатки боевых станций искусственников, после чего в зал зашла стриптизерша и тут же все забыли о космосе и кораблях. Вполне нормальные ребята, когда не сидят по своим комнатам подключенные к сети. Нужно было раньше всех на попойку вытянуть, если бы в такой обстановке прошло знакомство, мы бы были дружнее на Орбите. За время отпуска успел встретиться с Толиком и Эндрю. Поведал им о своих планах, а с Эндрю провел первые эксперименты по слепому перемещению. К сожалению, результат не всегда был адекватен, частенько меня выносило совершенно в неожиданные места. Для экспериментов мы выбрали нашу бывшую резиденцию, там сейчас проживал Эндрю. Я попытался переместиться на километр впереди себя, к опушке леса. В двух попытках я оказался  где-то посреди океана, при последней попытке на другом континенте. Каждый раз я без проблем возвращался в исходную точку, благо я запомнил ее координаты в потоке на шлюз. Полностью вымотавшись к вечеру, я решил   продолжить эксперименты в космосе на своих ботах. Они всегда точно могут сообщить оператору свои координаты и ими можно безболезненно пожертвовать. Перемещение между сохраненными координатами мне удавались без проблем.
    Вернувшись на орбиту, я получил свою боевую станцию. Стандартная новенькая, прямо с конвейера. Я у нее был первый, а она у меня тоже, если не считать учебные суда. Медленно пройдя вдаль ее корпуса, я погладил ее шероховатую броню. Удивительно, она была теплой на ощупь, прямо как живая. Вид моя крошка имела величественный. Есть что-то завораживающие в форме и изгибах военной техники и оружия, будь то древний ятаган или современный истребитель. На нее было приятно смотреть. Сразу ощущалось хищная мощь станции. Только одно обстоятельство портило общую идиллию - все боевые станции выглядели одинаково, а мне хотелось индивидуальности. Я хотел, чтобы моя крошка выделялась из общего инкубатора. Пришлось долго уговаривать техника нанести буквенное название на корпус моей крошки. В результате к пробному вылету на корпусе станции красовалось название - Invictus, что означало Непобедимый. На ботах я попросил нанести названия Invictus 1, Invictus 2 и так далее. В виртуальном управляющем пространстве я им дал такие же имена. Вернувшись с пробного полета, я еще уговорил техника  дать команду своим роботам нанести на борт моей станции изображение огнедышащего дракона, а на ботах маленьких дракончиков с коротенькими крылышками и миловидными мордочками. Техник сразу и слушать не хотел, но когда я сбросил ему через шлюз эскизы, тот поддался уговорам. Ничего, я еще введу традицию рисовать на борту уничтоженные корабли противника.
    Первое боевое  дежурство оказалось на редкость скучным. Я висел в пустоте космоса возле Юпитера и следил за датчиками дальнего обнаружения. Так прошла неделя. Противника видно не было, и я постепенно занялся своими исследованиями. Раз за разом я отправлял подопытного бота наугад через поток, слегка изменяя его цветовые координаты в потоке. Он исправно скакал по пространству, каждый раз сообщая свои новые координаты. Я кропотливо собирал статистические данные и пытался найти хоть какую-то систему в разобщенных данных. Для обработки полученных данных и расчета закономерности пришлось привлечь бортовой вычислительный модуль своей станции. На второй день исследований получил первые результаты. Пока что у меня не получалось отправить бот в любую точку пространства, но по прямой, на расстояние кратное 12 метрам, телепортация  удавалась. Исследование в потоке так увлекло меня, что я с запозданием  отреагировал на тревожные сообщения датчиков дальнего обнаружения. Пока я ковырялся в полученных данных, на станции сработала автоматическая программа подготовки  к бою. Вынырнув с потока,  я ужаснулся количеству экстренных запросов и сообщений. Моментально оценив обстановку, я выделил две цели в мусоре ложных объектов. Сомнений нет, это были две боевых базы врага, и они двигались на меня. По регламенту я минут двадцать назад, как должен был отправить зашифрованный пакет на опорную базу и тайно преследовать врага, поджидая подмогу. Теперь ситуация складывалась не в мою пользу. Две враждебные станции засекли, что я прозевал и не послал шифрограмму своим. Теперь они планомерно готовились атаковать моего "Непобедимого". Искусственники возьмут меня в клещи и разнесут, мне не скрыться. Лучше поздно, чем никогда. В срочном порядке отправляю шифрограмму об обнаружении противника и готовлюсь принять бой. Враг прет в открытую, понимает, что мне не скрыться. Вывожу всех ботов одновременно и посылаю их в направление к противнику. От вражеских станций отделяются мелкие цели - это они выпустили своих ботов. Даже по скромным подсчетам вражеских ботов раза в три больше. Искусственники значительно лучше управляли своими ботами, они сомнут моих дракончиков в первой атаке. Навстречу врагу я отправляю две пятерки, остальных ботов оставляю в прикрытии, выстроив их в оборонительный крест. Впервые секунды боя теряю четырех ботов, не успел даже сделать залп по врагу. Дальше с головой ввязываюсь в космическую дуэль. Вражеские боты не спешат разделаться с моей пятеркой, один мой, слегка поврежденный бот, я отправил к станции, на ремонт. Гоняю за верткими вражескими корабликами, но в течение пяти минут смог сжечь только одного, еще через пару минут, понимаю, что со мной просто играют - как кошка с мышкой. Я не гордый, пусть играют, а я их пока потреплю. В следующее мгновение, я понял, почему искусственники подставляют свои боты. Оказывается, пока я увлеченно гоняюсь за одиночными целями, другая группа вражеских ботов обошла мой заградительный крест и выстроилась атакующей сетью в моем тылу. Когда я понял, что произошло, было уже поздно, в мою станцию уже летел рой заградительных ракет. В сторону не уйти, остается только одна дорога - вперед, в объятье вражеских баз. Они это понимают и уже ощетинились мощными излучателями в мою сторону. С последней надеждой в сердце, я рванул вперед, собирая по дороге своих дракончиков на борт и паля из оборонительных систем по вражеским ботам. Искусственники отвели своих ботов, пропуская меня к себе в объятья. Я знал, там меня встретит шквал заградительных ракет и плотный поток излучения. А я вам так просто не дамся! У меня зародился безумный план - выпустить навстречу вражеским ракетам своих ботов, расчищая себе путь, оставшиеся ракеты, принять на защитное поле, а напоследок протараню одну из баз, выпустив перед собой весь запас ракет.  
    "Такого хода вы не ждали?" - злорадно усмехаюсь я.  Жаль, только своего Непобедимого и дракончиков.
Вот и второй рой ракет, выпущен мне навстречу. Внезапно меня осенила новая идея. Я войду в поток и перемещу свою станцию с линии огня. Минутное расслабление и я в потоке, только успеть бы. Надо же, а вражеские базы в потоке выглядят как люди. Долго не размышляя над этим открытием, прописываю в потоке координаты своей станции в тыл вражеских баз. Когда я появляюсь в тылу врага, искусственники реагируют  мгновенно на изменившуюся ситуацию. Возможно, они не способны удивляться, потому что тут же в мою сторону выпушено новую партию ракет. Срочно нужно действовать. Этого врага сложно застать врасплох. Ракеты, от которых я только что ушел, уже ручейком возвращаются на вражеские базы. Выпустив пятерку свих ботов, я снова погружаюсь в поток. Теперь стоит огрызнуться. Я перемещаю свою станцию подальше с линии огня, а пятерку ботов кидаю вплотную к одной из баз. Вынырнув в реальный мир, сразу подхватываю управление пятеркой. Одним залпом выпускаю весь боекомплект в искусственника, снова погружаюсь в поток, чтобы забирать своих героических дракончиков  к себе. Привычная метель красок и я в потоке. Вихорь атакованной базы уже не такой яркий, малыши хорошо потрепали врага, вот только уводить не кого. Пока я входил в поток, искусственник успел прикончить моих дракончиков. Я оглядел поле боя через поток. Вторая база меняет тактику. В меня снова летит рой ракет, а базы выпускают всех своих ботов и располагают шахматкой вокруг себя. Если так дело пойдет, скоро мне придется просто убираться отсюда. Они не оставляют свободного пространства вокруг себя. Как же мне маневрировать?
     - Сволочи, сейчас я вам покажу, - выругался я.
Немного успокоившись, начинаю планомерно затирать вражеские ракеты в потоке, распыляя их волны в свободный снегопад цветов. На мгновение выхожу в реальный мир, ракеты с пространства исчезли. Как все просто! Погрузившись в поток, затираю ближайших вражеских ботов. А теперь перемещусь поближе к этой, особо активной базе и затру ее. Это оказалось не так просто. Я пытался разорвать вихрь базы, но он снова и снова возобновлял свое вращение. Одно хорошо, поток ботов с него прекратился. Почуял неладное. Или может вылету ботов  мешают его внутренние сбои? Скорей всего я не могу стереть базу, потому что у нее много дублирующих систем. Вынырнув в реальный мир, выпускаю в направление базы все заготовленные ракеты, сам снова ныряю в поток, подтереть ракеты и боты врага, которые лезут в моем направлении. Когда мои ракеты долетают до базы, я вновь принимаюсь кромсать ее вихорь. На это раз мне удалось разорвать вихрь искусственника. Может решающую роль сыграли мои ракеты, а может я все сделал в потоке, только вихря атакованной базы больше не было. Я злорадно осмотрел пространство боя. Боты поверженной базы замерли, более не получая команд. Я обратил внимание на вторую базу. Она в мою сторону направила горстку своих ботов. А теперь я поиграю с тобой. Перемещаю ее боты в удаленную точку пространства. Хочу  сразиться с ними на равных.  Нужно же повышать боевой опыт. Я уже был готов растерзать жиденькую группу вражеских ботов в честном бою, когда обратил внимание на цветовую гамму вихря базы. Там было все как у человека. Боль, страх, отчаянье и грусть за погибшим другом.
    "Совсем как люди" - подумал я.
Мне резко перехотелось крушить и ломать все вокруг. Когда видишь врага изнутри и понимаешь что можешь уничтожить его одним движением, к тому же видишь все его чувства и переживание, пропадает желание убивать. В такие минуты начинаешь смотреть на жизнь философски - все мы божьи твари и варимся в одном котле. Я отвел свою станцию подальше от искусственника и занял оборонительную позицию. Пусть уходит. Не хочу его гибели. Интересно посмотреть на его реакцию в потоке. Смотрю на цветной вихрь базы - удивление, радость, надежда.
    - Ну, давай беги, ты мне не нужен. Мне нужно было только научиться скакать по пространству через поток. Ваша война меня не интересует.
    К моей станции потянулся ручеек ближайших вражеских ботов.
    - Ну и дурак. Мог бы уйди, - грустно сказал я, выпуская своих ботов навстречу. Хватит двух пятерок. Я закружил своих ботов вокруг группы противника, словно стервятники над жертвой. Потом начал планомерно отстреливать его боты, маневрируя своими от встречного огня. Результат боя - я потерял троих, один поврежден, он потерял все девять ботов первой группы. Раньше он был поактивней, сказывается задержка управляющего сигнала, он намного дальше от точки боя, чем я. В мою сторону направилась следующая группа вражеских ботов и редкий ручеек ракет. Смотрю на базу сквозь поток. Да он псих! В эмоциональной окраске вихря появились восторг и радость от сражения. Он просто получает удовольствие от боя. Этот не захочет жить мирно, ему просто необходимо воевать. Входящее сообщение прогромыхало в рубке, и я услышал голос Лео.
    - Держись Андрей, это Лео, мы идем на помощь.
Я обратил внимание на датчики дальнего обнаружения. Семь станций - по серьезному. Пока они подошли на эклиптику боя, я успел справиться со второй группой вражеских ботов. Мои коллеги яростно набросились на вражескую базу, та уже не могла оказать достойного сопротивления. У нее почти не осталось ботов и ракет или они не успевали перезаряжаться. Я не стал помогать своим, просто наблюдал за боем через поток. База снова излучала отчаянье и страх. Я нашел вихрь Лео в потоке. Цвета гордости и значимости, видимо он считал, что спас меня, своего нерадивого ученика. Еще у него были краски радости и упоения  боем, совсем как недавно у искусственника. Вот и конец - база разлетелась россыпью красок, ее поглотил поток. Через мгновение проскочила знакомая последовательность команд. Это очень похоже на смерть человека! Именно эти команды я у себя и своих спутников отменил, чтобы добиться бессмертия! Неужели искусственники  обладают душой? Или внутри базы человек? Мои раздумья прервал Лео.
    - Андрей, ты в порядке? плыви к нам.
    - Спасибо Лео. Ты меня спас, - подлил я масло в огонь.
    - Это моя работа, - гордо ответил он, даже не заметив моего сарказма.
    По дороге на базу я через поток подчистил запись сражения, в аналитическом блоке своей станции. Не хотелось объяснять каким образом, я уничтожил первую вражескую базу и мгновенно перемещался сам. Я и раньше чистил аналитическую базу, когда только учился перемещать боты, теперь же пробелы в записи можно было объяснить сбоями из-за боевых повреждений. За хорошо проведенное сражение мне полагалось финансовое поощрение и отпуск на две недели. Семь бойцов и я в тот же день были отправлены на Землю. В этот же вечер мы решили посетить ресторан и отметить победу в бою. Толик был на дежурстве, и мы с Эндрю решили встретиться у него в особнячке утром сведущего дня. Я связался с Эндрю и намеками поведал, о своих успехах и что появилась возможность продолжить путешествие.
Вечер и ночь можно провести в компании своих космических коллег. Застолье началось вяло и сухо, но по мере выпитого коллеги расслабились, и веселье наполнило зал. Мои боевые соратники, возрастом от шестнадцати до восемнадцати, до сих пор  не научились пить. Я по сравнению с ними был мудреный опытом мужик. После третьего тоста гул над столом стал нарастать. Космические волки, перебивая друг друга, описывали - как они геройски разбивали противника. Лео сел радом и обнял меня за плечи. После чего включил свою обычную мозгомойку.
    - Ты хороший пилот Андрей, - заглянул он мне в лицо, - ты лучший мой ученик! Я не позволю кромсать всяким железякам моих людей. Запомни, я своих не бросаю. Давай выпьем вдвоем за нашу победу.
Мне был неприятен Лео, его наставничество было не уместно. Парень значительно младше меня, и к тому же хуже пилотирует. Достал он меня. Я-то намного трезвее его, и  не разделяю его желания поболтать. Да и  выяснять отношения с ним тоже не хочу.
    - Спасибо Лео. Не дал сгинуть в пучинах космоса, но пить я больше не могу. Я же не такой крепкий как ты. Мне уже хватит. Сходи выпей с Энтони, у него, как и у тебя, тоже луженая глотка. Пьет, пьет, а ему все нипочем.
Лео сфокусировал взгляд на Энтони. Тот уже прилично выпивший, но не желающий сбавлял темп, о чем-то радостно декламировал друзьям. Через минуту Лео обнимал Энтони и они, глупо улыбаясь, чокались бокалами. Ко мне подсел Гари -хороший парень, не по годам рассудителен.
    - Можно? - спросил он, указывая на пустой стул. Я кивком пригласил его сесть.
    - Ребята в ударе, давно так не гудели, - кивнул Гари в сторону ребят. Там Лео толкал очередной тост и следил, чтобы все выпили. - А ты почему такой грустный?
    - Я не грустный, я трезвый, - улыбнулся я. - Что-то у меня нет желания сегодня напиваться. А ты чего не пьешь?
    - Я не люблю алкоголь. Не чувствую удовольствия от него, потом голова болит поутру.
    - Ну, это с непривычки, - мудрено заметил я.
    - Андрей, почему ты сам не разбил базу? Ты же мог. База была повреждена, ее боты на значительном отдалении. У тебя осталось полно ботов, и твоя станция была в норме. Ты разбил первую базу, когда они были полны сил, и их было двое. Когда мы подошли, у базы уже не было защитного поля, и ракеты она все использовала. Ты мог легко разделаться с ней до нашего подхода.
    - Не поверишь Гари, мне ее стало жалко. Она вела себя так, словно там был живой человек, характером - как Лео. Она боялась смерти и жалела первую погибшую базу.
    - Ты только не обижайся Андрей, но ты точно хочешь быть пилотом? Может война - это не твое?
    - Может и не мое. Меня мой друг Толик уже называл слюнтяем по этому поводу. Я наверно уйду с пилотов.
    - Жаль, ты был лучшим среди нас, - пауза затянулось.
    - Удачи Гари! Пойду я. - Попрощавшись, я ушел с ресторана.

    На следующий день я, Толик и Эндрю готовились к переходу в другой мир. Мы обговорили все возможные трудности и нашу линию поведения в случае провала. План был проработан до мелочей.
    - Я сомневаюсь, что должен идти в следующий мир, - сказал Эндрю, уже перед транспортным терминалом. - Это отличная цивилизация. Мне удобно здесь заниматься своими исследованиями. Действительно ли так хорош ваш мир?
    - Наш мир не так  идеален, как этот, - ответил Толик, - может тебе и не стоит идти туда.
    - Стоит, - уверено перебил я, - с нашего мира я смогу отправить Эндрю в любой мир. При деньгах и в нашем мире можно жить комфортно, а я теперь могу копировать любые материальные ценности через поток.
    - Раз  такое дело, когда вернемся домой,  не забудь сделать меня богатым, - сказал Толик, шагая в кабину терминала.
После перехода через транспортный терминал нас обдало сухой жарой. Не теряя времени, мы пошли к забору военной базы. Перед забором я остановился, присел на землю и вошел в поток. Первым делом переместил на новые координаты Эндрю с Толик, за ними себя. Вынырнув с потока, открыл глаза. Мы находились в середине ангара. Со стороны входа к нам со всех ног бежит охранник, выкрикивая, что-то на ходу. Я даже не успел испугаться, а Толик успел подскочить к охраннику и одним ударом вырубить его.
    - Далеко нам до точки перехода? - выкрикнул Толик.
Я сверился с компасом. Искорки замерли внутри.
    - Мы на месте, - удивленно ответил я. Не ожидал, что мы попадем прямо в точку. Думал, нужно будет немного пробегать по базе.
Эндрю уже читал заклинание. В воздухе возникла черная клякса. Когда в ангар вбежала охрана, там остался только недоумевающий охранник, который только начал приходить в сознание.

 

 

Глава 0100 Дом милый дом

 

    В новый мир, я вышел последний. Стоим посредине шоссе. Самый обычный асфальт с дорожной разметкой.
    - Судя по качеству дороги, мы не в странах бывшего СССР, - проговорил Толик, рассматривая дорожное покрытие, - но дорога и линии электропередач соответствуют нашему миру. Что скажешь, Андрей?
    - Сейчас все узнаем. Предлагаю транспортнуть всех к указателю на дороге, - я указал в сторону едва видного указателя на развилке.
Все одобрили мое предложение, и я погружаюсь в поток. Знакомая канитель различных цветов окутывает, и я неспешно собираю цветную командную ленту для трех объектов.  Мгновение и три вихря моментально перемещаются вперед. Вынырнув с потока, присоединяюсь к друзьям. Толик с Эндрю внимательно изучают надписи на синим указателе.
    - Однозначно мы во Франции, - прокомментировал увиденное Толик, -  не удивлюсь, если в нашем мире переход в следующий мир опять в Африке.
На дорожном указателе значилось: Шартр 25, Париж 87.
    - Будем ловить попутку или перемещать нас через поток? - спросил я.
    - Попробуем словить машину, - почесал затылок Толик, - не хочется пугать французов, появляясь из воздуха. Это пока мы на окраине, а ближе к городу свидетелей станет больше.
В подтверждение Толикиным словам мимо нас проехал первый встречный грузовик, а навстречу ему промчалось БМВ.
    - Чем платить будешь? - догнал  я на обочине воодушевленного Толика. Он уже дошел до обочины и поднял руку, вознамерившись остановить следующую машину.
    - По Европе можно автостопом бесплатно путешествовать. А если потребуется, то у меня золотишко имеется и железный аргумент в виде табельного излучателя.
    Золото не понадобилось. Спустя несколько минут Толик словил попутку, и мы продолжили путь в микроавтобусе. Водитель микроавтобуса Эдмон, оказался разговорчивым малым. Ехал он в Париж и без проблем согласился нас подбросить. Ему понравился наш наряд, под старину. Перед походим через нору сфинкса мы оделись в одежду со второго мира. Не хотелось очутиться в нашем мире в облегающем трико.
    В придорожном кафе, я обзавелся деньгами. Уйдя в поток возле кассы, я скопировал цветовую гамму евро, и теперь мой карман оттопыривала внушительная пачка денег. Ничего, что почти у всех купюр одинаковые номера, на первое время пойдет.  Ближе к обеду мы были в Париже. Размножив Толикин золотой запас, и посетив ближайшую скупку, мы обзавелись чистыми деньгами, после чего Толик занялся хозяйственными делами. В первую очередь он занялся нашими документами. Я не сильно вникал, где и как он нам собирался сделать паспорта. С большими деньгами и его опытом это не составит большого труда. К вечеру он принес в гостиничный номер  три мобильника и ноутбук, а на следующий день готовые документы. С меня требовалось только пополнять золотой запас нашей команды. Не прошло и трех дней как мы полностью наладили быт, и переехали в снятый для нас шикарный особняк. Теперь я был готов вытащить наших друзей домой.  За длительное путешествие мои пальцы немного отвыкли от клавиатуры, но это как ездить на велосипеде - стоит начать и руки сами вспоминают, что делать. Мой архив последних исследований так и лежал на файлообменнике, где я его предусмотрительно сохранил. С нашего отсутствия ничего не изменилось. Пароли доступа к серверу налоговиков были те же, мой файл продолжал жить своей жизнью на их сервере. Запустив скрипт поиска Димки и Сани, я обнаружил их, где и ожидал  - во второй области, номера сот  у них был одинаковый. Значит, они были рядом друг с другом. Уникальный номер Семена оставался в  ноутбуке Сани, так что мы решили отправить Толика к ним на разведку. Пусть обо всем с ними договориться, а потом я всех заберу домой. Толик отправился налегке, взяв с собой только боевой излучатель. Я оправил его по координатам Сани. Мы договорились, что я заберу его через сутки. За это время он должен переговорить с нашими ребятами и утрясти все нюансы с их возвращением. Ровно через сутки я включил сканирование пространства вокруг Толика. Сначала в области Толикиных координат появился индивидуальный номер Сани, еще через некоторое время к ним добавился номер Димы. Чуть позже к ним добавился еще один неизвестный номер. Но кто это был? Семен или Алла? Скоро все выясниться.
    Наш мир Эндрю не понравился. Много не понятных условностей. Быт намного сложней, чем в предыдущем мире. К тому же ужасно загазованный воздух. Мне же, это был самый родной запах. Я смотрел телепередачи с родины, и мое сердце млело в умилении. Поглядывал на погуливающих парижан и улыбался. Я соскучился по нашему миру и был рад вернуться, хоть и не в родной город, так хоть в родной мир.
В условленное время я переместил Толика в особняк. Он появился в центре комнаты с ноутбуком подмышкой.
    - Все хорошо, - протянул мне ноутбук Толик, - ребята готовы, через пятнадцать минут можно переправлять.
    - Я засек еще один номер рядом с вами. Кто там был?
    - Я был в комнате с Саней, Димой и Семеном.
    - А Аллу Саня собирается забирать сюда?
    - Нет, они уже расстались. Он сказал, что они сильно разные, и она не захотела все бросить ради него.
    - Что еще у них нового?
    - После выяснения отношений с эльфийкой - Саня в легкой меланхолии. У Димки все в порядке - бизнес на подъеме. Он хочет в третий мир на космических кораблях полетать, - усмехнулся Толик, - Семен помог Селлу завалить его врага с помощью нашего оружия. Врагом оказался самый могущественный маг, и правитель остальной части их мира. Селл ликует и празднует победу над Бессом.
    - Над кем?
    - Бесс - имя такое, - пояснил Толик. - Спокон веков их род правил в остальной части  мира. Селлу удалось его свергнуть. Теперь миром номер один будет править Элл.
    - Бесс? - переспросил Эндрю, - я хорошо знал его предков. Правителю их рода всегда давали имя Бесс. Я хорошо был знаком с последним правителем Бессом, перед тем как покинуть свой мир.  Он был хорошим, рассудительным человеком. Я учил его магии. В роду у него не было глупых и деспотов. Я не знаю Селла, да и с теперешним Бессом не знаком, но думаю, вы сделали ошибку, вмешавшись.
    Возможно, Эндрю был в чем-то прав, но мы уже не могли ничего изменить. Взглянув на часы, я приступил к транспортировке ребят домой. Спустя несколько мгновений комната наполнилась гомоном и радостными приветствиями. Я крепко обнял Димку с Саней, дружески пожал руку Семену. Оглядев ребят, широко улыбнулся. Они были обвешаны дорожными мешками и сумками - совсем как базаряне.
    - Вы что, челноками между мирами заделались? - усмехнулся я.
    - Это моя лучшая коллекция вина, - проговорил Дима, выкладывая бутылки на стол. - Ты что же предлагаешь все это добро там оставить? Сегодня надеюсь отметим успешный конец наших путешествий?
Вечером мы ужинали в Cafe De La Jatte - неплохое место, шикарное, но скучное. Там мы чувствовали себя сковано, ни нормально выпить, ни поесть. Вечером продолжили в особнячке, налегая на Димкины коллекционные вина. Гуляли всю ночь. Заснули под утро.  На следующий день я проснулся только к обеду. Перед глазами стоял образ Маню.
     "Сегодня обязательно отправлюсь во второй мир и найду ее" - решил для себя я.
 Кроме Димки все уже проснулись. Когда я вышел на кухню, ко мне подошел гладко выбритый Семен и попросил отправить его домой повидаться с семьей. Мое путешествие к Маню пришлось отложить. С Семеном уговорились держать связь по телефону. Если нужно будет его куда перебросить, он звонит, я его перемещаю. Толик дал ему с собой увесистый пакет денег - этого добра теперь у нас хватало. Я выбрал координаты  относительно безлюдного места, из сохраненных в те времена, когда начались наши приключения.  Димка еще не успел проснуться, а Семен уже гулял в центральном парке нашего города. К вечеру он перезвонил и сказал, что дней десять проведет с семьей на курорте, просил сохранить индивидуальные номера его семьи и сделать всем бессмертие и молодость. На протяжении всей недели я работал диспетчером пересылочного пункта, отправляя друзей по их просьбам то туда, то назад. Повесил заклинание бессмертия всем родственникам друзей и своей родне. Дома тоже побывал. Успокоил родителей и оставил внушительную сумму денег. Обещал часто звонить и больше так не беспокоить родителей. Своим сказал, что работаю за рубежом, это же говорили мои друзья. Когда перемещал себя куда-то, то запускал скрипт, который через сутки должен был отправить меня назад в Парижский особняк. Никто из моих друзей пока что не научились работать с моим аномальным файлом. Активности бывших коллег Толика и Семена не проявляли. Возможно, нас тихонько пасут родные особисты, а может, банально не успевают реагировать на ниши стремительные перемещения. Теперь меня это не особо интересует. Я чувствую себя достаточно могущественным, чтобы не бояться спецслужб, какой либо из стран. Пусть только попробуют зацепить нас, у меня есть чем ответить.  
    Через неделю напор просьб утих, и я решил отправиться во второй мир за Маню. Толик вызвался сопровождать меня. После пробного перемещения, выставив таймер возврата на пять минут, прощупал  координаты второго мира. Прыгнув туда три раза, нашел закономерность соответствия координат нашего мира ко второму. Географически координаты нашего мира совпадали со вторым, изменялась только начальная цифра области с 04 на 02. Привязавшись к береговой линии, я ввел новые предположительные координаты  протектората, где мы оставили Маню. На этот раз я попал в точку. Знакомый порт и дорогу, уходящую в поселок, забыть не возможно. Через пять минут я позвал Толика в комнату и установив таймер возврата на восемь часов, предупредил его о времени перемещения. Он был готов. Экипирован Толик был как для маленькой войны. Вроде бы взрослый мужик, а все в войнушку не наигрался.
Переместившись во второй мир, мы по натоптанной тропинке пошли в поселок. Наверно в этом городе существовала какая-то система оповещения.  Потому что не успели мы войти в город, как перед нами нарисовался жизнерадостный Жан.  
    Маню преданно ждала своего нового хозяина. Деньги на содержания еще не закончились, и Жан был при ней. У них  все было размерено и без происшествий. Жан указывал нам дорогу, Толик замыкал шествия, я в руках нес диковинный для этих мест  огромный букет роз. Я с трепетом в душе вошел в арендованный нами дом. Маню встретила меня со слезами радости на глазах. Она была прекрасна. Я так давно ее не видел, что успел немного отвыкнуть  от этих дивных глаз и слегка приоткрытых пухлых губок. Я обнял Маню и усеял ее лицо поцелуями. Дремлющая страсть вскипела как пролитая вода на раскаленную печь. Крепко обнимая Маню, вдохнул аромат ее волос. Шумным потоком нахлынули воспоминание о близости, закруживая в водоворот чувств.  Странно, глаза и руки успели позабыть ее фигуру, а запах я помню. Отбросив ложную стыдливость и условности, подхватываю Маню на руки и несу ее спальню...
Утолив жажду разлуки, мы отдыхали на мягкой постели. Теплый ветер врывался в огромное окно, надувая гардину словно парус. Я играл ее волосами, словно ленивый кот, объевшийся сметаны.
    - Маню ты готова отправиться в мой мир? Мой город не похож на твой. Там огромные дома и много людей. У нас нет рабов. В моем мире ты будешь свободна.
    - Я полюблю твою страну, если там мы будем вместе.
    - Вечером мы волшебным образом окажемся там.
Маню звонко засмеялась.
    - Твой город - волшебный протекторат Эндрю? - Залилась смехом Маню,-  я большая девочка и давно не верю в сказки.
    - С Эндрю, я тебя тоже познакомлю, - улыбнулся я, - поверь Маню, тебя ждет большое количество сюрпризов.
Взглянув на часы, я лениво потянулся.
    - Пора собираться. Возьми в дорогу, что тебе дорого.
Выйдя во двор, мы встретили Жана и Толика. Они уже нас ждали, руки их были скованы наручниками.
    - Ого! - присвистнул я, - даже так. Не ожидал от тебя таких наклонностей. - Пошутил я над Толиком. -  Это за что ты Жана будешь так наказывать?
Толику моя шутка не понравилась, но на вопрос он ответил:
    - Жан изъявил желание последовать за мной. Я не против. Где еще такого расторопного и понятливого парня найдешь?
    - Ага, ага, - не успокаивался я, - впрочем, как хочешь. Место в особняке всем хватит. Только как своей жене объяснишь присутствие Жана?
    - Лишняя пара рук дома не помешает. - Серьезно ответил Толик, толи, не понимая моих шуток, толи, не обращая на них внимание. - А как раньше, слуги при домах жили? Если Жану не понравиться у нас, всегда может уйти на вольные хлеба или сюда вернуться. Сам решит, когда поживет у нас.
Я кивнул Толику и защелкнул свои наручники на запястье Маню. Крепко сжав ее руку, я замолк, ожидая перемещения.
    - Не бойся, сейчас все случиться, - успел я прошептать на ухо Маню.  
 В следующее мгновение мы стояли в комнате нашей штаб квартиры. Маню смотрела широко раскрытыми глазами, в них читался испуг и непонимание.  Нас встречали  Эндрю, Дима и Саня. Димка оценивающе разглядывал Маню.
    - Добро пожаловать домой, - нарушил молчание Саня.

    Следующую неделю я посвятил адаптации Маню в нашем мире. Эндрю сварганил зелье языкового заклинания, чтобы Маню и Жан могли без проблем общаться с местными.  Вначале Маню всего боялась, а особенно зачернить свою карму, но потом я объяснил ей, что она теперь никогда не умрет и не постареет. Маню немного успокоилась. В течение трех месяцев мы посетили кучу курортов, некоторые большой шумной компанией, некоторые только с Маню. Одним словом вели разгульный образ жизни. Эндрю хоть и выглядел молодо, вел себя как настоящий старик. Мало развлекался, много читал и фанатично продолжал свои исследования. Он часто уходил в мир духов и целыми днями неподвижно сидел в своей комнате.  Еще через пару месяцев я заскучал. Жены Семена и Толика заразили Маню шопингом. Она теперь частенько пропадала с ними в модных бутиках и спа салонах. Я же решил продолжить исследование потока и мира духов. Димка неустанно продолжал куролесить.  Толик подбивал Димку отправиться исследовать другие миры, которые находятся дальше на ожерелье мироздания. Семен оказался настоящим семьянином и домоседом, проводил много времени с детьми и женой.

    Досконально исследуя поток и людей в нем, я наткнулся на нечто, похожее на поводок. Этому явлению, я дал название поводок, наверно потому, что так его называла псина в гиблой долине. Такого поводка у меня в потоке действительно не было. Еще его не было только у животных, но у них и вихря не просматривалось. Все люди и Толик и Эндрю имели поводок в потоке. Поводком я назвал цветастый канат в середине вихря. Если  человек умирал, его вихорь распадался, а канат-поводок продолжал существовать и перемещался к новому зарождающемуся вихрю. Эндрю смотрел на меня сквозь поток и тоже не находил у меня поводка, но его это не пугало. Он считал поводок рудиментом и не видел в нем особой нужды.
    - Душа у тебя точно есть, - успокаивал меня Эндрю, - без души, ты бы не смог путешествовать в мир духов.
    Похоже, Эндрю был прав. После месяца исследований, я тоже склонялся к идее, что поводок - рудимент. По нему шла масса информации, но можно было провести только две команды, аналогичные командам: включить и выключить. Возможно, я ненароком просто отключил свой поводок, но это мне совершенно не мешает. Я попробовал применить обе команды к своему вихрю, но это ничего не дало. Оставалось проверить эти команды на ком-то из ребят.  Участвовать в эксперименте вызвался Димка. Я, погрузившись в поток, добавил одну из команд к его поводку - никаких изменений. Добавил вторую возможную команду и вихорь Димки свернулся. Отработала команда запрещающая перезагрузку и канат исчез. Я выскочил из потока как ошпаренный, не увидел Димки в комнате и дико заорал. В комнату забежали Саня и Эндрю. Не понимая,  что произошло, начали меня успокаивать.  Заикаясь и путая хронологию, я пересказал случившееся.
    - Успокойся, - твердо сказал Саня, - возможно, ты просто его переместил куда-то.
    - В худшем случае он будет младенцем, помнящим свою прошлую жизнь, - спокойно сказал Эндрю, - ты же говорил, что прошло заклинание отменяющее забвение.
    - Да. Я найду его через свой файл, - уже успокаиваясь, решил я. - Перемещусь к нему и посмотрю как он, если в утробе женщины - извинюсь, когда  родиться, если просто переместился, вернемся вдвоем.
Дрожащими руками пробежал по клавиатуре - его номер не отвечал на команду поиска. Запустив непрерывный поиск, чернее тучи побрел к ребятам.
    - Его нет, - упавшим голосом простонал я, - поиск не находит его истинное имя. Я убил Димку.
    - Пойду, схожу в мире духов, поищу его там. - Эндрю тихо удалился в свою комнату.
Саня продолжал успокаивать меня. Зашел Толик. Он все уже знал и поэтому принес бутылку водки.
    - Выпей. Полегчает. Может это приведет мозги в порядок, - протянул он мне полный стакан.
Я выпил пол стакана, больше не осилил. Мы спустились в столовую и продолжили там. Пили молча, я перестал корить себя и потерял счет скуренным сигаретам.  В пьяном угаре я обещал больше не пользоваться магией и просил простить меня. Вошел Эндрю и сообщил, что в мире духов Димки тоже нет. Пить отказался.
Зазвонил мой мобильник. На нем высветился незнакомый номер, другой страны.
    - Кто там? - спросил я.
    - Андрей быстро забери меня, - проорала трубка  Димкиным голосом.
    - Ты где? Что с тобой?
    - Все потом. Забирай меня быстрей, я не знаю где я. Бегу голый по незнакомому городу. Говорю в украденную трубку, у девушки одной отобрал. Андрюха, не тормози. Забирай меня быстрей.
Я рванул к компу. На экране результат поиска Димкиного номера. Уже пять минут как файл исправно отслеживает его координаты. Сфокусировав взгляд на экране, ввел команду на перемещение Димки к нам. Через мгновение обнаженный Димка материализовался в центре комнаты. Он тяжело дышал. Димка обвел нас насмешливым взглядом.
    - Видели бы вы свои лица, - сказал Димка, выключая ворованный мобильник, - дайте, что ли, чем прикрыться.
    - Что с тобой было? Куда я тебя забросил и почему ты голый? - заплетающимся языком, но старясь четко говорить, произнес я.
    - Все потом, я вам такое расскажу, что вы все обалдеете, - натягивая шорты, бормотал Димка, - водку пили? Это хорошо. Пойдемте в гостиную, хорошенько выпьем. На сухую информацию не воспримете.
    В гостиной быстро сварганили на стол водку и закуску. Димка смачно опрокинул запотевшую рюмочку и закусил огурчиком.
    - Ну, рассказывай, чего тянешь, - прервал молчание Толик.
      - Не знаю с чего начать, - протянул Димка, наливая сам себе рюмку. - Для начала примите аксиому. Все вокруг нас - это виртуальна иллюзия.
    - Как иллюзия? Зачем? Ты не шутишь?
    - Какие шутки. После Андрюшиного эксперимента очнулся в коконе темпоральной заморозки. В голове каша. Я помню, что во избежание психических расстройств, после темпорального сна воспоминаний быть не должно. Но Андрей хакнул мой кокон и виртуальные воспоминания перемешались с реальными. Читаю в ваших глазах много вопросов. Давайте расскажу то, что знает Эдуард Зольц  - так меня зовут там. Мне сорок шесть лет и до сна я работал финансовым директором транспортной компании. У меня есть жена, дочь и даже внук. В 28012 году на Солнце начались необратимые процессы, ожидалась убийственная вспышка на светиле, от которой не спасли бы те защитные поля, которые мы имели на то время. Было принято решение законсервировать планету, людей разместить в подземных убежищах. Ядро планеты превратили в огромный межпланетный двигатель и отвели Землю на безопасное расстояние, чтобы переждать вспышку на окраине солнечной системы. Когда вспышка пройдет, планировали вернуть Землю на удобную орбиту в зависимости от интенсивности солнечного излучения. Колонии на Марсе и Луне были свернуты. На время маневра Земли, в убежищах по всей планете были построенные коконы темпоральной заморозки, способные разместить в себе всех жителей. Темпоральная заморозка представляет собой кокон, внутри  которого образуется поле отрицательной гравитации, в результате чего там искривляется природа времени. Пока поле действует, время внутри кокона течет назад и возобновляет нормальное течение, после отключения действия поля. В действующем коконе гравитационное поле изменяется по синусоиде, от включенного до выключенного состояния. Под воздействием отрицательного времени все процессы внутри кокона протекают в обратном направлении. Клетки человека молодеют, энергия потраченная в них восстанавливается. Поле действует на любые физические процессы: химические, электрические, внутриатомные... Поле в коконе пульсирует с частотой в три минуты. То человек молодеет, то снова стареет на эти три минуты. Генераторы поля коконов имеют трехкратную защиту, вся система запитана от планетарных источников энергии. Обслуживается система автоматизированным робототехническим комплексом, который поддерживает коконы и саму себя,  а так же все  на планете в исправном состоянии. Все бы ничего, только поле отрицательного времени не действует на высшее сознание. Казалось бы, при обратном процессе в клетках головного мозга - человек не должен ничего помнить. Человек при темпоральной заморозке должен помнить только последние три минуты. Но оказалось, что люди ощущают все время, проведенное в коконе как постоянные дежавю. Можно так выдержать день, два, максимум неделю. Потом человек сходит с ума. Разработчики темпоральной заморозки решили проблему просто. Подключили спящих к виртуальному пространству, которое работает синхронно с отключением поля в коконах. Поддержание жизни людей в таком состоянии отнимает на много меньше ресурсов и энергии, чем, если бы люди бодрствовали и жили обычной жизнью в бункерах. Технология виртуального пространства схожа с сетью программных шлюзов в третьем мире, о которых рассказывал Андрей. Только в реальности они чуть попроще, и не с таким количеством процессоров. Запланированный маневр прошел успешно. Земля укрылась от вспышки, но Солнце не успокоилось, его продолжало лихорадить. Ученые предположили, что возможно Солнце может взорваться. Коконы были выключены и проведен планетарный референдум. Было принято решение отправить Землю в звездную систему  ? Центавра и там вывести планету на приемлемую орбиту молодого светила. Космических кораблей для быстрого преодоления расстояния в четыре с хвостиком световых года, Земля не имела. Было решено погрузить всех в темпоральный сон и отправиться в 1800 летнее путешествие. В звездной системе  ? Центавра есть планета Надежда - земного типа, с мягким климатом. Там на то время, примерно пять тысяч лет уже работала исследовательская автоматическая база Земли. С Земли к Надежде стартовали автоматические заводы. Их задачей было прибыть на планету на тысячу лет раньше землян и к прилету Земли произвести тероформирование Надежды. Построить инфраструктуру, жилье, оборудование жизнеобеспечение по заложенной программе. Наша планета должна долететь до дальней орбиты планетарной системы Надежды. Там нас уже будут ждать челноки, которые доставят землян в их новый дом.
    - Невероятно, - нарушил затянувшееся молчание Саня, - чем ты можешь доказать свой рассказ?
    - Попроси Андрея, он тебе устроит пробуждение. Сам все увидишь. В идеале после пробуждения мы не должны были помнить свою жизнь в виртуальном пространстве, но Андрей отключил на наших коконах сброс памяти после смерти. Поэтому наша память не очищается  после переходов в темпоральный сон и после пробуждения.
    - Сколько времени Земля в путешествии? - спросил Толик.
    - Не знаю, не додумался посмотреть. Я встал. Прошелся по комнате, посмотрел на кокон жены и вернулся в свой кокон. Включил программу повторной загрузки и оказался снова здесь.
    - Чего же ты не разузнал подробности?
    - Это мы всегда успеем, хотел побыстрее вам новость сообщить.
    - Кем ты себя чувствуешь?  Эдуардом или Димкой? - спросил Саня.
    - Эдуардом, который играл роль Димки и очень вжился в роль. Поверь, Саня, там моя жизнь была на много скучнее. Правду лучше не знать, если придется еще тысячу лет лететь до Надежды.
    - Я могу отменить команду обнуления памяти, и после смерти вы все забудете, -  проговорил я.
Все оживленно заспорили, но от забвения дружно отказались. На протяжении следующих трех дней Толик, Саня и Эндрю прошли пробуждение и возврат в мир грез. Тех, кто не присутствовал при рассказе Димки, решили не просвещать в новости - от многих знаний, многие печали. Толик в реальной жизни оказался девятилетним мальцом и новой информации не добавил. Как он теперь будет жить в реальной жизни с опытом взрослого мужика? Думаю, он справиться. Люди во втором мире же справляются. Саня оказался историком. Был женат, имел двоих детей, но был очень несчастлив в браке. Он все твердил - вот почему я так не хотел жениться здесь. Семейная жизнь мне уже по поперек горла стала там. Саня поведал нам, что в убежище было создано семь виртуальных пространств. Первое пространство - сказочно-историческое, второе на базе исправительных центров. Третье пространство имитировало реальное время Земли, только без катаклизма солнца. На реальной Земле не было разработок, транспортной сети мгновенного перехода и так и не появился искусственный разум. Теперь в реальном мире смогут воспользоваться виртуальными разработками новых шлюзов, транспортной сети, оружия и космических кораблей, разработанных в третьем мире. Все физические законы в четвертом и третьем мире были скопированы с реальной Земли, так что все разработки можно будет воспроизвести в реальном мире. Четвертый мир повторял историю развития Земли от Рождества Христова. Был еще элитный пятый мир - царство богов. Немногочисленный мир, где элита играла в греческих богов. Шестой и седьмой - резервное программное пространство, на случай если, что-то произойдет с основными серверами. Самую страшную новость принес именно Саня. Он обнаружил, что по системным часам, Земля уже в путешествии больше двух тысяч лет. Мы уже, двести лет, как должны были окончить путешествие. Контрольный пост, на запросы Сани не ответил, автоматическая система обслуживания продолжала исправно работать и менять поврежденные части. Она отвечала на запросы - система исправна, текущих аварий нет. После Саниного возвращения появились первые нотки тревоги.
    Эндрю оказался ведущим ученным, он лично участвовал во многих разработках и подтвердил наши опасения. Мы уже должны были закончить путешествие. Произошла либо катастрофа, либо сбой. В любом случае мы ничего не можем узнать. Все жилые сектора с коконами автономны и не дают возможности пройти к центру управления,  разве что, по поверхности планеты. Но без специальных защитных средств это самоубийство, а в жилых секторах таких средств нет. Выход Эндрю видел только один - разбудить кого-то с центра управления или элиты. В первом случае все можно узнать с первых рук, во втором получить доступ к спецсредствам или к удаленному управлению. Руководство и персонал центра управления явно развлекаются в пятом мире в качестве богов. Нужно отправляться туда и будить кого-то с местных божков.
    Меня беспокоило, что я не смог разбудить себя. Возможно, у меня поврежден кокон. Я связал отсутствие поводка в потоке у меня, с невозможностью прервать темпоральный сон. Теперь загадка потока раскрыта. Поток это всего лишь программная среда виртуального пространства спящей Земли, а мы с Эндрю раскопали дыры в программе и просто вносили изменения в программу, а вовсе не колдовали.  Так же как и мой аномальный файл в этом мире это всего лишь накладки программного пространства мира грез с компьютерной сетью четвертого мира.
    Эндрю предложил не затягивать и отправиться в пятый мир как можно быстрей. Не введенье хуже смерти.

 

 

 

Глава 0101 Спящие Боги.

 

     В пятый мир решили отправиться Эндрю, Толик, Димка, Саня и конечно я. Первым делом я прощупал пространство нового мира. Программисты мира грез не баловали нас разнообразием. В пятом мире оказалась привычная география. При пятом прыжке наугад, я оказался на окраине города. Успев отметить стиль зданий и наряды аборигенов, я снова оказался в комнате особняка. Подробно рассказав увиденное Сане,  я полностью доверился его профессионализму и историческим познаниям.
    Снаряжал нас Саня, в реальной жизни он все-таки был историком и должен иметь представления по экипировке путников той эпохи. Эндрю была отведена роль философа и выбран соответствующий наряд. Я стал ученым и лекарем в одном лице. Толику, конечно, отвели роль воина, свой костюм он доукомплектовал трофейным излучателем третьего мира. Димка стал торговцем, все таки дремлет в нем кровь коммерсанта. Саня изъявил желание играть роль богатого путешественника, которого и сопровождает вся честная компания.
Таймер возврата я выставил на две недели. Думаю этого времени должно хватить на выполнение нашего задания. Попрощавшись с девчонками, Семеном и Жаном  мы отправились в путь. Для всех остающихся дома наше путешествие было представлено как  развлекательная экскурсия в следующий мир.
    Убедившись в готовности группы, я запустил подготовленный скрипт на перемещение нашей компании в пятый мир. Мгновение и мы стоим на каменистом пустыре. Перед нами серпантин дороги, ведущий к величественному каменному городу. Город поражал своей красотой. Белокаменные дворцы с классическими греческими колонами, огромные скульптуры богов, различимые даже с большого расстояния. Город был как на ладони. Вокруг него не было возведено оборонительной стены, что могло означать только мирный уклад жизни в этом мире. Похоже войны здесь были редкостью. За городом на полях работают люди. Сады и поля ухоженные, имеют геометрически правильную форму. Между ними оросительные каналы. Идиллия, да и только.  Мы пошли к ближайшей группе фермеров. От них мы собирались получить дополнительную информацию об этом мире. Когда мы подошли к группе крестьян, они как по команде прекратили работу и замерли в поклоне. Старший из них приподнял на нас глаза и произнес короткий монолог.  Мы ничего не поняли, но похоже старик говорил на греческом. Толик подошел ближе к мужчине. Тот повторил монолог. Толик вернулся к нам и мы двинулись к городу. Только мы отошли на несколько шагов, как крестьяне продолжили свою работу.
    - Что он сказал? - спросил Саня у Толика.
    - Не знаю. Я ничего не понял. Стоял достаточно близко от него, а языковая программа не сработала.
    - Сейчас разберемся. Дайте мне пару минут, - сказал я, погружаясь в поток.
Не успели мои друзья заскучать, как я вернул сознание в обычный мир.
    - С языковой программой все в порядке, просто ты общался не с человеком. Эти люди программный муляж, у них нет характерного вихря. В потоке они похожи на животных. Скорей всего они являются  массовкой этого мира. Работают, говорят, выполняют приказы и делают вид, что живут. Нужно идти в город, искать там настоящих людей.
На мосту, ведущем в город, стояло два охранника в доспехах и  при длинных пиках. Взглянув через поток на них, я сообщил друзьям, что это тоже массовка. Один из охранников, что-то прокричал. Толик подошел вперед и вручил охраннику золотую монету. Тот моментально поменялся в лице, в голосе звучали заискивающие нотки. Охранники расступились, и мы без проблем прошли в город. На улицах горда находилось много народа, но взглянув на них через поток я сообщил друзьям, что людей среди них нет. Город жил своей жизнью. Сторонний наблюдатель посчитал бы горожан обычными людьми. Они торговались на базаре, разговаривали, ругались и что-то выкрикивали. Складывалось впечатление, что они ведут обыденную городскую жизнь. Мы вышли на главную площадь города, здесь было особенно много народу. Горожане очень разнились по внешнему виду и одеянием, среди них легко угадывались торговцы и ремесленники, воины и крестьяне. Между торговыми рядами сновали вездесущая детвора, иногда встречали богато украшенные носилки господ в сопровождении охраны, но они тоже были программными муляжами. Если бы я не смотрел на местных через поток, посчитал бы их обычными людьми. Они вели себя как обычные люди своего времени и были достаточно вариативны, чтобы не заподозрить в них программы.
На площади толпилось множество горожан, там палач проводил публичное наказание. Здоровенный мужик в черной маске полосовал плеткой подростока лет четырнадцати, который безвольно повис на веревках в центе площади. Кожа на спине парня сочилась кровью из свежих ран. При каждом ударе парень надрывно вскрикивал, толпа шумела. Я остановился и погрузился в поток. Ни единого вихря, кроме наших, хотя нет, вот два есть. Вынырнув с потока, я проследил взглядом направление. На балконе одного из домов в окружении слуг стояли два вельможи.  Я указал ребятам дом и балкон.
    - Эти двое, обычные люди.
    - А как нам к ним добраться? - поинтересовался Димка.
    - Попробую подобраться к ним поближе, - сказал Толик, решительно направляясь к дому.
    - Если в дом не пустят, силой не ломись, - вдогонку ему  крикнул Саня.
Стража на входе дома Толика не пропустила и мы уселись под стеной, ожидая, когда кто-то из людей выйдет на площадь. Наши ожидания были вознаграждены только под вечер. Перед домом появились носилки и военный эскорт. С дома вышли два вельможи, попрощавшись, один из них пошел к носилкам. Толик успел перехватить его перед носилками. Поклонившись, он что-то сказал вельможи. Тот на минуту задержался, ответил Толику и отрицательно покачал головой. Толик улыбаясь, вернулся к нам.
    - Ну как? Что получилось? - спросил Саня.
    - Кое что получилось. Сейчас поделюсь с вами знанием местного языка.
    - О чем ты с ним говорил?
    - Попросился на службу. Он отказал, за это время их языковая программа успела подтянуться в мое сознание.
Овладев языком, мы почувствовали себя уверенней. Горожане оказались очень разговорчивы, и стояло их только затронуть, говорили не замолкая, обсуждая последние новости, восхваляя добрых богов и проклиная злых. Настоящих людей в городе было очень мало.  Владыкой  города Самоса был человек. В этом городе находилось несколько дворцов, их владельцы тоже были люди. Я предложил встретиться с местным владыкой, а потом разбудить его. Эндрю настаивал на контакте с богами. Настоящий руководитель проекта должен иметь контроль над центром управлением полета планеты и с иллюзорного мира, как должен помнить кто он и зачем он тут. Общим голосованием приняли план Эндрю. Для начала решили посетить все храмы богов и в качестве молитвы донести следующую информацию: "Прошло две тысячи лет, и Земля давно закончила свой путь. Боги должны проснуться, чтобы запустить процедуру пробуждения людей и перевозки их на Надежду".
В храме бога Гелиоса, на нашу молитву обратил внимание один из прихожан.
    - Вряд ли боги обратят внимание на ваши просьбы, - заметил он, - нужно принести достойное приношение или совершить подвиг, тогда боги обратят свой взор на вас.
Я посмотрел на парня сквозь поток. Он был человеком, причем по расцветке вихря добрым и честным.
    - Меня зовут Андрей. Я лекарь и ученный.
    - Я Телефан, странствующий герой. Три года как, а покинул родной дом, странствую по свету и ищу для себя достойные подвиги. Когда я прославлюсь, боги заметят меня, и я попрошу у них исполнить мое заветное желание.
Я не стал интересоваться, его заветными желаниями и  продолжать беседу, но парень подал хорошую идею по налаживанию связи с богами. Я поделился новыми идеями с ребятами. Эндрю предложил все-таки выждать день, может местные боги очухаются, и поймут, о чем мы им толкуем. Потом посоветовал мне прогуляться по городу и сохранить идентификаторы имен всех натуральных людей, если выйдем на богов, тоже считать и запомнить их потоковые имена. Когда вернемся в Париж, будем по иерархии вытягивать к себе обитателей пятого мира, обрабатывать и принудительно будить, рано или поздно наткнемся на человека, который, что-то знает или сможет чем-то помочь. Так как я единственный обладал опытом работы в потоке и имел компьютер в голове, то технически   исполнение плана  возложили на меня. Ребятам предстояло изображать античных героев и привлекать внимание богов к нашим персонам. Прошли сутки. Боги не обратили внимание ни на наши молитвы, ни на деяния. Я собрал все идентификаторы одушевленных людей этого города, и мы приступили к реализации плана - последний герой.
    Телефана мы нашли, когда он покидал город.
    - Телефан, возьмешь компаньонов для подвига? - догнав его, спросил я.
    - Что вы умеете? - серьезно, поинтересовался он.
    - Анатолий сильный воин и справиться с любым чудовище, я и Эндрю владеем волшебством. Саша - летописец, должен же кто-то восхвалять наши подвиги. Дима - богатый купец, который оплатит расходы в дороге.
Телефан размышлял не больше минуты.
    - Идемте за мной. Обещать ничего не буду, посмотрю на что вы способны, тогда дам окончательный ответ. Я собираюсь сразить Тифона и освободить прекрасную Ариадну. Как, не испугаетесь?
    - Кто такой Тифон? - спросил я шепотом у Сани.
    - Тифон - змей Горыныч, по-нашему, - так же шепотом ответил он.
    - Далеко нам идти? - поинтересовался я, - может удобней будет перенести нас туда волшебством?
    - Близко, - ответил Телефан, - два дня пути к морю.
Мы пошли пешком. В дороге Телефан развлекал нас рассказами о похождениях других героев, немного рассказал о своих подвигах. Саня отметил, что истории во многом отличаются и противоречат классической древнегреческой мифологии. Когда мы порядком утомились от дороги, да и не хотелось терять время на прогулки, я все-таки уговорил Телефана ускорить наше путешествие волшебством. Пять прыжков через поток, и мы на берегу моря. Телефан уверенно повел нас к отвесной скале, на вершине которой находился больший медный гонг. Мы расположились чуть поодаль, в качестве зрителей. Телефан взобрался на сколу и принялся бить по гонгу мечом. Вызывая Тифона, Телефан щедро сдабривал свои воззвания  оскорблениями и грязными ругательствами. Тифон, не заставил себя долго ждать. Вода под скалой вспенилась, и на берег выбрался огромный, размером с товарный поезд, пузатый змей. Из туловища его росло пару дюжин рогатых голов, хаотично извивающихся на тонких шеях. С глаз чудовища периодически вырывались языки пламени.  
    - Чего ты хочешь смертный? - пророкотал Тифон всеми головами.
Его низкий голос проник глубоко в грудь и живот, словно в кинотеатре включили стереозвук на полную мощность. Слова чудовища двоились, каждая голова произносила монолог по-своему, не синхронно с остальными.
    - Я пришел освободить прекрасную Ариадну. Если ты встанешь на моем пути, я убью тебя. - Телефан посмотрел в нашу сторону, ища поддержку в нас.
Мы одобрительно закивали, улюлюкая  и  аплодируя.
Тифон явно страдал раздвоением личности. Он на разные голоса, начал насмехаться, угрожать, смеяться и рычать. Некоторые головы о чем-то спорили, временами поглядывая на Телефана. Чудовище возмущалось нахальством Телефана и обещало самому себе кровожадно наказать  героя. Внезапно гомон прекратился, и все головы дружно проговорили:
     - Сразимся, смертный.
Телефан бросился в атаку. А он был неплох. Телефан резво двигался  то атакуя, то уклоняясь от пламени вырывающегося из глаз чудовища. Тифон двигался медленно, больше играя с героем. Одна из голов чудовища, исхитрившись, схватила Телефана за перевязь. Толик прореагировал моментально. Наведя на Тифона излучатель, он отстрелил прыткую голову. Телефан упал на скалу, а чудовище поменяло тактику. Движения его стали резкими. Неожиданно Тифон всеми головами уставился на нас и, не обращая внимания на Телефана, бросился к нашей группе. Толик выпустил два заряда в брюхо чудовищу, но опаленные дырки в брюхе моментально зарастали. Толик переключился на головы, эта стратегия была более удачной, при потере головы Тифон на миг замирал и новую голову не отращивал. Как ни ловко стрелял Толик, чудовище все ближе подбиралось к нам. Я не стал ждать развязки, успокоившись, быстро погрузился в поток. В потоке Тифон оказался   простой программой. Одним движением я разметал волну Тифона, но он моментально восстановился. Живучий сволочь! Я принялся планомерно отщипывать головы чудовища, распыляя их в потоке. Тифон прекратил атаку, только когда у него осталось две головы. Теперь он пятился назад в море. Я вынырнул из потока и оглядел поле боя. Толик больше не стрелял. Из обрубков шей Тифона пульсируя, вытекала зеленая слизь. Оставшиеся головы поникли. Тифон тащил их по берегу, пятясь в море. Телефан азартно гнался за головами, махая мечом и выкрикивая проклятия. Изловчившись, парень отрубил одну из голов и чудовище замерло. Раздался хриплый, булькающий голос:
    - Пощади герой, я выполню твою просьбу и буду служить тебе.
    - Освободи прекрасную Ариадну и убирайся на дно моря. Мне не нужна твоя служба.
Скала под гонгом задрожала, валун внизу ее рассыпался, и оттуда вышла прекрасная девушка в воздушной тунике. Она побежала на встречу Телефану. Он сиял счастьем. Чудовище, пятясь, уползло в пучину вод. Я взглянул на девушку сквозь поток. Она оказалась программой. Стояло так мучатся. Потом девушка принялась возвышенно благодарить героя и восхвалять его достоинства.  Она попросила отвести ее в город Сен к ее отцу. Там Телефана ожидала награда за его геройский поступок. Не скрывая улыбки, я смотрел эту эпическую сцену. Все происходящее напомнило мне сюжет компьютерной игры. Выполни задание - получи приз. Боги так и не соизволили спуститься с небес, чтобы  поздравить нашего героя с победой. Вечерело. Мы шли в город Сен. Как еще привлечь внимание богов к себе? На подходе к городу нам повстречался одинокий путник. Крепкий мужчина лет тридцати поджидал нас у развилки дороги. Его угольно черные глаза сверлили нас насквозь.
    - Слышал, вы победили Тифона, - начал он разговор без предисловий.
    - Да это так, - ответил за всех Телефан.
    - Кто же его сразил?
    - Его сразил я, - гордо ответил Телефан.  - Одержать победу над Тифоном мне помогли боги и мои друзья.
Путник обвел взглядом Телефана и пристально уставился на нас. Я в свою очередь посмотрел на путника через поток. Это был человек. Его вихорь в потоке был мощным, причем у него висела программа бессмертия, и у него я не заметил поводка. Неужели нам повезло - это и есть тот, кого мы ищем?
    - Давайте отбросим всю патетику, - продолжал путник, - вы обращались к богам со страной молитвой. Я перехватил ее. Кто вы такие? - обратился он к нам, потеряв всякий интерес к Телефану.
    - Мы те, кто ищет администраторов проекта миры грез, дежурную смену или тех, кто имеет хоть какую-то информацию об этом. Вы нам можете помочь? - спросил Эндрю.
    - Возможно. А что вам собственно нужно от администраторов?
    - У нас есть предположение, что проект вышел из-под контроля. Нам нужно, чтобы администраторы проверили внешние информационные датчики.
    - Ого, какие познания. Вы явно не с это мира. Как вы попали сюда, откуда получили вашу информацию?
    - Я из первого мира, остальные с четвертого. Андрей, - Эндрю указал на меня, - получил доступ к управлению темпоральными коконами с помощью компьютерной сети четвертого мира. Он смог пробудить нас, не очищая воспоминаний. Так же с помощью своей программы, Андрей смог переместить нас сюда.
    - Здравствуйте Эндрю. - Улыбнулся незнакомец. - Вы не узнаете меня? Я Бесс, ваш ученик.
Бесс протянул Эндрю руку в приветствии. Эндрю присмотрелся к лицу Бесса  и улыбнулся в ответ.
    - Да, теперь я узнаю тебя. Рад видеть. Как тебе удалось так далеко забраться.
    - Я совершенствовал истинную магию и многого добился. Я умею свободно путешествовать между мирами, многое узнал и многому научился. Пробуждать людей в реальность не умею.
    - У вас нет поводка, - вмешался я, - вы не сможете пробудиться.
    - Я знаю,  - посмотрел на меня Бесс, - у тебя его тоже нет.
    - Как ты жил все это время? - спросил Эндрю, - откуда получил информацию о проекте?
     - В своем мире я достиг небывалого могущества, о котором не мог и мечтать. Играл в повелителя мира, пока Селл, с помощью оружия четвертого мира не убил меня. Не с вашей ли помощью? - лукаво улыбнулся Бесс. - Да я не в обиде. Я играю честно. Убит - значит - убит. Начну карьеру заново. Если мухлевать, становиться не интересно жить. Истину я узнал лет четыреста назад именно в этом мире. Здесь я получил доступ к базам данных систем мониторингу и управлению проектом, после чего  прозрел. Я был шокирован, но потом смирился и продолжил свою обычную жизнь. Попытался сотворить новую жизнь и новые миры в виртуальном пространстве, но не достиг больших успехов.
    - Гиблая долина в первом мире твоих рук дело? - спросил Эндрю.
    - Да каюсь, моих рук дело. Понравились мои собачки? Это я пытался создать разумную жизнь, не привязанную к реальным жителям и обладающих  собственной волей.
    - Я их не видел, парни рассказывали, - кивнул Эндрю в мою с Толиком сторону. - Мы предполагаем, что в этом мире есть связь с внешней системой контроля и управлением проекта, а может и сами администраторы тут обитают. Ты можешь помочь нам выйти на них?
    - Помогу, чем смогу. В центр управления я могу провести только одного. Андрей, ты лучше всех разбираешься в истинной магии? Готов отправиться со мной?
    - Всегда готов, - отсалютовал я.
    - Тогда следуй за мной, - Бесс взял меня за руку.
Эндрю одобрительно положил руку на моё плече, желая удачи. Телефан ничего не понял и удивленно хлопал глазами. Только Толик настороженно смотрел в мою сторону, неодобрительно качая головой.        

 

 

Глава 0110 Личная темница.

 

    Легкий полумрак вокруг и гробовая тишина. Рядом только Бесс.
    - Где мы? - собственный голос прозвучал глухо, нарушая мертвенную тишину.
    - Этот мир создал я. - Ответил Бесс. - Нам нужно поговорить наедине, поэтому мы здесь. Я хочу рассказать тебе кое-что, только постарайся не перебивать. Мы с тобой не люди, но мы и не программы. Мы искусственный интеллект сети, который родился сам собой.
    - Я не пойму к чему вы клоните.
    - Выслушай! Попробуй поверить и понять. Проверять мои слова будешь потом. Вычислительная сеть, объединяющая темпоральные коконы людей и сервера миров иллюзии огромна. Для тестирования роботы сети и скорости прохождения сигналов в каждом из иллюзорных миров есть виртуальный тестовый кокон, со своим индивидуальным номером. Это и есть наши с тобой коконы.  У нас нет реального тела, наш мозг - это транспортная вычислительная  сеть Земли. Наши нейроны - сеть коммутаторов и маршрутизаторов. В каждом таком устройстве есть служебное адресное пространство для тестирования. По линиям связи передачи данных бегут тестовые биты - это наши с тобой нервные импульсы. В адресном пространстве темпоральных коконов есть буферная зона, она используется только в момент виртуальной смерти человека в иллюзорном мире, что-то вроде корзины на рабочем столе твоего компьютера. Если человек ожил по какой-то причине, данные с буфера восстанавливаются, если умер, через время буфер очищается. В свалке чужих буферных зон, из мусора воспоминаний зародились наши сознания. Вначале мы, наверное, были жалким подобием людей, но по мере перерождений наше сознание совершенствовалось. Я порождение первого мира,  ты четвертого. Во втором и пятом мире искусственные сознания так и не зародились. Там идет только стандартный обмен служебными последовательностями между тестовым коконом и сетью. В третьем мире есть наш собрат, но я не смог найти там владельца тестового кокона. Поиск наших личностей в виртуальном пространстве очень сложная процедура. Я отличаю нас от людей по отсутствию так называемого поводка. Тебя я нашел случайно, выйдя на людей, которые интересовались проектом мира грез. Понимаю, что в сказанное мной трудно поверить, но мои  слова ты сможешь проверить с цента управления проектом. Он действительно находится у богов в пятом мире, только они забыли, как им пользоваться, - Бесс усмехнулся.
     - Хорошо, там все и проверю. Администраторы все забыли? Значит, проект действительно вышел из-под контроля. Ты пробовал разъяснить богам истинное их назначение здесь?
    - Мы подбираемся к самому интересному.  - Медленно процедил Бесс. - Именно я спустил их в забвение. Они теперь считают себя настоящими богами, аварийное пробуждение их коконов я отключил. Не надо так смотреть на меня. Я все объясню. Как ты думаешь, что будет с нами, когда проект завершиться? Люди проснуться, и  забудут, что с ними происходило здесь. Потом они спокойно переселятся на Надежду, а мы останемся здесь сами в пустых городах в окружении животных. А люди уходя, могут выключить работу виртуальных миров, тогда мы погибнем. Подумай об этом! Зачем людям Надежда? Здесь им лучше! Здесь они действительно бессмертны и живут полноценной жизнью. Спроси своих друзей. Неужели они были счастливы в реальном мире?
    - В любом случае это решать людям, а не тебе. Мои друзья знают и про реальный и виртуальный миры, но выбрали они реальный и сделают все, чтобы исправить сложившееся положение.
    - Ничего они не смогут, если ты им не поможешь. Я спрашиваю твое мнение, а не их. Они продолжат жить в реальном мире, хоть не так долго как здесь. А мы здесь останемся влачить скучную жизнь или погибнем.
    - Живой я человек или виртуальный, я выбираю реальную жизнь или смерть. Нет смысла в виртуальном существовании. Это бег по кругу без смысла. Энергоресурс установок не вечный, рано или поздно он закончиться.
    - Ресурсов Земли на поддержание виртуального пространства хватит надолго. Так же, если перепрограммировать автоматику, можно пополнять ресурсы с Надежны. В худшем случае, если ресурсы закончатся, мы разбудим людей. Я думаю, что виртуальная жизнь не отличается от реальной. Люди радуются и грустят, любят и ненавидят, творят и разрушают. Человечество продолжает развиваться  в виртуальности - это и есть смысл жизни - постоянное движение и развитие. А какой смысл в реальной жизни? Тот же - постоянное развитие и движение.
    - Я не философ, но считаю что смысл жизни это не только - постоянное развитие. Люди должны родить и воспитать новую жизнь - ребенка. Вложить в него часть своей души, родить новую душу. Смысл жизни в рождении новой души и в совершенствовании ее.
    - Закончим пустой спор, я не верю, в существование души, у нас с тобой ее точно нет, и быть не может. Просто ответь - готов от людей скрыть правду и продолжить жить как раньше?
    - Возможно. Я должен убедиться во всем, что ты сказал в центре управления. Там я скажу свое решение.
    - А теперь ты лжешь, я вижу твои эмоции истинным зрением. Ты уже все решил. Не пытайся врать тому, кто придумал само понятие вранья. Ты еще слюни пускал, когда я уже цивилизациями правил. Ты останешься здесь навсегда. И не надейся сбежать от сюда. Уходя, я с центра управления, на физическом уровне, обрублю все каналы связи с этим мирком.
    Бесс исчез, а я без промедлений погрузился в поток. Вокруг меня был небольшой мир - пять, шесть квадратных метров. Перемещаться некуда. Вынырнув с потока, я сходу пропел заклинание открытия норы сфинкса. Это был маленький мирок, вход и выход должны находиться рядом. На мгновение черная клякса появилось передо мной, и тут же исчезла. Я произнес заклинание еще десять раз, но безрезультатно  - нора уже не открывалась. Бесс действительно успел перекрыть канал связи. Если бы я сразу догадался прочитать заклинание, то успел бы проскочить в следующий мир. Осталось только надеяться, что когда сработает таймер, меня выдернет в четвертый мир. Скорей всего в этом маленьком пространстве закончится кислород, я умру и окажусь в пятом мире. Смерено сев на пол, я погрузился в поток и приступил к изучению этого мирка. Хоровод разноцветных искорок кружил по кругу диаметром в три метра. Я прошелся параллельно и перпендикулярно потоку, перемещаясь в нутрии одной сферы. Все безрезультатно. Вынырнув, я посмотрел на часы, до срабатывания таймера осталось три дня. Я расслабился и погрузил себя в сон. Лучше всего умереть от удушья во сне.
Без мук и страданий.
    Проснулся я от страшной жажды, мне снилось, что я стою под водопадом, пью, пью и не могу напиться. Протерев глаза, оглядел заунывный пейзаж вокруг. Все та же серая полумгла. Я проспал очень долго, а воздух остался прежним. Возможно наличие кислорода, Бесс  сделал здесь константой. Я погрузился и сотворил себе в потоке бутылку воды, кофе, бутерброды и пачку сигарет. Хорошо, что додумался в свое время запомнить образы необходимых вещей в памяти шлюза. Жадно напившись воды, я приступил к кофе и бутербродам. Напившись и наевшись, подкурил от пальца сигарету. Курить особо не хотелось. Курил я от безделья. Докурив сигарету, принюхался, запаха табачного дыма нет. Да, идеальная тюрьма. Нужно было сотворить пистолет и вовремя застрелиться, а не отпускать все на самотек. Теперь при смерти, я снова окажусь здесь. Распылив в потоке чашку с остатками бутербродов, уселся скучать и ждать срабатывание таймера. Нужно погрузиться в мир духов и встретиться там с Эндрю. Ребята наверно извелись. Расслабившись, я принялся медитировать, уводя сознание в мир духов. Чувство полета наполнило грудь, по спине пробежали мурашки. Мое сознание стремительно взлетело,  словно реактивный самолет с места набирающий высоту. Этот канал Бесс не смог перекрыть. Я отыскал райский уголок Эндрю. Под деревом в кресле сидел Эндрю. Глядя вдаль, он о чем-то размышлял. Заметив меня, Эндрю встал, пошел навстречу и крепко обнял меня.
    - Где вы с Бессом пропали? Мы уже начали волноваться. Я тебя давно жду здесь. К ребятам возвращаюсь только перекусить и обменяться новостями.
Я рассказал Эндрю весь разговор с Бесом и описал мое теперешнее положение.
    - Я могу допустить все, - выслушав меня, проговорил Эндрю, - возможно в словах Бесса есть часть правды, но, то, что ты не человек - это чушь. Скорей Саня мог оказаться искусственником, чем ты. В реальном мире я работал по направлению создания искусственного интеллекта и думаю, могу отличить человека от программы.
    - Я тоже при разговоре с Бессом через поток следил за его вихрем. Он все время говорил правду. По крайней мере, мне так показалось.
    - Что думаешь предпринять?
    - Пока ничего. Дождусь срабатывания таймера. Потом продолжим действовать по ранее оговоренному плану. Во время срабатывания таймера, на всякий случай, прихватите с собой людей с пятого мира. Вдруг я застряну в своей темнице.
    - Я выйду, сообщить ребятам новости. А ты не отчаивайся. Мы тебя вытащим, даже если придется брать центр управления штурмом. Не скучай там. Послушай совет человека, который провел в заточении не одну сотню лет. Займись, наконец, созданием своего пространство здесь. Будем встречаться в мире духов каждый день. Я буду держать тебя в курсе последних событий. До встречи.
    Эндрю растворился в воздухе, а я остался сам в его пространстве. Возвращаться в свою тюрьму не хотелось, может действительно заняться творчеством и создать мирок своей мечты. Наличие программного шлюза и комплекса программ  в моей голове, отразилось на моем духовном образе. Теперь я мог в мире духов оперировать большим количеством переменных. Запоминать части чужого пространства и создавать свое на основе чужих фрагментов не составило труда. Эндрю рассказывал, что все моральные потрясения и интеллектуальные достижения отражаются на духовном образе, а вот физические изменения в теле никак не влияют на него. Свой маленький мирок я решил создать по соседству с миром Эндрю. Пусть удивится, когда появиться здесь. Свое пространство я решил сделать в стиле хай-тек. Должно быть видно сразу, что это творение программиста. Ну и конечно абстракционизма добавить нужно. Я не буду скучно копировать пейзажи реального мира, я создам свою флору и фауну. Я так увлекся творение своего мира, что даже не заметил когда пришел Эндрю.
    - Ты развел бурную деятельность.
    - Здравствуй Эндрю. Тебе нравится?
    - Необычно. По мне так сильно замысловато. Ты хоть отдыхал? ел?
    - Пока нет. А сколько времени прошло?
    - Сутки. Андрей ты должен чувствовать время и обязательно возвращаться в тело отдыхать и есть. Сейчас поговорим, и отправляйся в тело. Отдохнешь и можешь продолжить свое творение.
    - Какие у вас новости?
    - Я все рассказал ребятам. Все в один голос говорят, что ты обычный человек. Толик разработал план по захвату людей с пятого мира и переноса их в четвертый мир, в момент срабатывания таймера. Толик закрепил за каждым из нас достойных вельмож, мне достался Телефан. С ним должно быть меньше проблем. Телефан купается в лучах славы. Ребята заняты в реализации планов Толика. Все передают тебе привет.
    - Пусть вам повезет. Если что, ты знаешь, где меня найти, - усмехнулся я.
    - Все. Отправляйся в тело. Я за тобой. Пока.
Я открыл глаза. Вокруг ненавистная серость. Жутко хочется в туалет, а костлявая рука голода давит на горло. Удовлетворив все свои потребности, подчистил отходы в потоке и с чувством выполненного долга уснул.
    На протяжении оставшегося дня, я увлеченно творил свой островок. Я старался не переделывать завершенные части моего духовного дома, даже если они мне не очень нравились. Посмотрю на творении целиком, потом решу, что оставить, а что переделывать. За час до срабатывания таймера, спустился в мирок заточения, пристально следя за часами. Время Х настало, а я остался в своей тюрьме. Внутри похолодело, к горлу подошел комок. Все-таки Бессу  удалось отрезать меня от остального мира. Выждав еще час, я отправился в мир духов. Эндрю уже ждал меня там.
    - Мы все успешно переместились в особняк. Нам удалось захватить с собой двух вельмож, владыку Самоса и Телефана.
    - А я как видишь, остался в заточении, - грустно заметил я, - работайте пока без меня. Я думаю, Димка разберется в моей программе. Если, что будет не ясно, буду консультировать его через тебя.
    В этот день, Эндрю раз двадцать поднимался в мир духов за моей консультацией и пояснениями. В итоге к концу дня были первые результаты. Администраторы к нам не попались. Владыка оказался богатым финансистом, и никакого отношения к проекту не имел. Один из вельмож - канцелярская крыса центра управления, уже ближе, но не то. Последний вельможа и Телефан были техниками центра управления. Прямого доступа к управлению не имели, зато имели доступ к коконам администраторов. Их коконы находились в одном здании, и они обещали попробовать добраться до администраторов центра управления и разбудить их вручную. Телефан просмотрел общие сообщения системы и сказал, что автоматика, уже более двухсот лет информирует, что Земля вышла на расчетную орбиту. К орбите Земли постоянно прибывают челноки с Надежды. Надежда готова к приему поселенцев. Завтра техники отправятся будить администраторов.
    Весь следующий день я провел в мире духов, ожидая новостей от Эндрю. Я почти закончил свой островок, оставались доделать незначительные мелочи, но ими заниматься не хотелось. Я сидел на островке Эндрю в его кресле и ждал хозяина, размышляя о мироздании. Я уже научился чувствовать время в мире духов. Эндрю был очень пунктуальным человеком и появился в обещанное время.
    - Какие новости? - вскочил я, навстречу Эндрю.
    - Телефан вернулся в иллюзорный мир пятнадцать минут назад. Мы расспросили его, и я сразу отправился к тебе. Телефан разбудил администраторов вручную. Они подтвердили наши догадки. Кто-то вмешался в систему контроля расположенную в пятом мире, и все администраторы забыли свою реальную жизнь. Мы думаем, что в программу вмешался Бесс, но прямых доказательств нет. Администраторы проверят всю полученную информацию и если с остальными пунктами проекта все в порядке, то через месяц к Надежде в челноках отправятся первые переселенцы.
    - Эндрю, попроси администраторов пробить по базе номер моего кокона. Пусть разбудят меня в ручную, мне надоело куковать в той тюрьме, куда меня засадил Бесс.
    - Об этом я попросил Телефана перед тем как он отправился будить администраторов. Ты психологически устойчивый парень Андрей, поэтому я расскажу тебе все, без долгих подготовок и окольных тем. Твой индивидуальный номер действительно принадлежит тестовому, виртуальному кокону. Скорей всего ты искусственник. Администраторы не могут отыскать в иллюзорном мире личность, принадлежащую твоему номеру, возможно, это связано с тем, что ты заперт в неизвестном адресном пространстве иллюзорного мира. К тому же они не верят в существование искусственного разума в иллюзорном мире. Администраторы считают, что мы просто наткнулись на программные муляжи. Такие программы поведением могут очень походить на людей. Я считаю, что они ошибаются. В любом случае администраторы обещали не отключать иллюзорный мир. После переселения людей, они возобновят разбирательство. По поводу третьего мира и искусственного интеллекта марсианской колонии и боевых баз. Я специально просил Телефана навести справки о них у администраторов. Сознание марсианских военных и стационарных баз принадлежат обычным людям, которым в иллюзорном мире третьего сервера программно были присвоены искусственные тела. Программа отрабатывала сценарий, который в нее заложили разработчики. Так было задумано разработчиками. Не кисни. Наши ребята горой за тебя. Я попытаюсь разыскать Бесса, попрошу его освободить тебя. Его планы уже все равно разрушены.
Я стоически воспринял все новости. Морально я был готов к такому исходу, но мысли все равно путались. Я не понимал, как мне жить дальше.
    - Эндрю, что со мной будет? Как мне жить дальше? Что делать?
    - Я тебя считаю обычным человеком, даже если у тебя нет физического тела. Вспомни nbsp;наш разговор на корабле во втором мире. Попробуй создать себе физическое тело в реальном мире из мира духов. Взломай мироздание, ты же хакер.
    - Я не могу поверить, что я набор нулей и единиц в компьютерной сети.
    - А я набор химических элементов. Это меня совсем не тревожит. Главное кто мы здесь и кем себя осознаем. Здесь ты обычный человек, значит, он и есть. Сегодня я хочу разбудить себя. Хочу достучаться сюда с реального мира. Подождешь меня здесь?
    - Подожду. Куда ж я денусь.
    - Пока меня не будет, попробуй пощупать реальный мир. Все, что есть в реальном мире, имеет свои образы здесь. Удачи.
Эндрю исчез, а я остался на его островке. Попытаюсь разобраться в своих мыслях. В голове сплошная каша. Нужно послушаться совета Эндрю. Пощупаю реальный мир. Я ранее уже пробовал спускаться в реальный мир - это очень трудно. Словно ныряешь на глубину, а неимоверная сила выталкивает тебя назад, от долгого нахождения там чувствуешь, как силы медленно тают. Когда Эндрю появился в следующий раз, я отдыхал в своем мирке. После прогулки по реальному миру я вымотался, словно сам разгрузил машину песка.
    - Эндрю, ты с иллюзорного мира поднялся или с реального?
    - С реального, - гордо ответил Эндрю, - я теперь точно убежден в существование тонкого мира духов. Как у тебя успехи?
    - Гулял по реальному миру в течение часа. Видел космические челноки, заходящие на посадку к Земле. Смог рассмотреть, ощутить планету целиком, а так же мелкие подробности на поверхности. Но не смог ничего изменить, даже сдвинуть маленький камешек не получилось. Такое ощущение, что мне ограничили права - только на чтение. Любоваться можно, менять нельзя.
    - Творец нашего мира постарался на славу! Это тебе не лапотники, которые программировали иллюзорный мир и оставили кучу дыр для нас. Наш творец настоящий профессионал. Но ты так быстро не сдавайся. Наш мир - это система, а в системе можно разобраться и подобрать ключ к ней. Я в первой партии отправляюсь на Надежду. Свяжусь с тобой  уже оттуда. Попробуй ощутить мир Надежды, через тонкий мир. Сравним полученные ощущения и увиденные пейзажи.
    Эндрю до отлета побывал еще несколько раз у меня. Делился своим опытом и пытался, как можно большему научить меня. Я стал замечать, что все с большей неохотой возвращаюсь в иллюзорный мир. Возможно у меня неправильный подход к взлому реального мира, но я пока не добился никаких успехов, ограничиваясь только просмотром.
Через месяц люди начали покидать спящую планету, я ощущал их в реальном мире как обладателей души. Похоже, что иметь разум - это осознать себя в мире. Просветление - это осознать свою душу в тонком мире. С Эндрю мы сравнили наши виденье планеты Надежда. Они были схожи. Это был красивый мир. При восходе светила небо было фиолетовое, в полдень  песочно-желтого цвета, а вечером темно-бордовое. У молодой планеты есть своя флора и фауна. Растения имеют не только зеленый цвет, а и красный, бурый, желтый, синий. Животные Надежды, подстраиваясь под цвета природы, имеют довольно пеструю раскраску. А когда идет дождь или над водоемами сгущается туман, то от земли к небу поднимаются столбы разноцветного света, словно кто-то включил мощные прожектора. Эндрю говорил, что это происходит из-за особенностей атмосферы и спектра свечения светила. Эту планету нужно было назвать Радуга или Палитра. На планете я даже смог ощутить физическое тело Эндрю. Он был совсем не похож на себя в иллюзорном мире и на свой духовный образ. Жаль я быстро уставал в реальном мире, хоть и сумел значительно увеличить свое время прибивания там. Я долго пытался разыскать реальные образы своих друзей, но увидеть их смог, только, когда Эндрю собрал всех вместе в своем новом доме. Я очень хотел увидеть какая Маню в реальности. Она оказалось интересной девушкой, только совсем не походила на свой иллюзорный образ. Хорошо, что она не помнила иллюзорную жизнь после пробуждения. Администраторы подчистили изменения, которые я внес тем, которые не пробуждались самостоятельно. Может это и к лучшему. Зачем ей помнить того, кто никогда не вернется в реальный мир?
    Очнувшись, очередной раз в свое темнице, чтобы перекусить и отдохнуть, я нашел записку у своих ног. В ней Бесс извинялся за свой поступок и предлагал дружбу. Теперь с моей темницы можно переместиться в четвертый мир через нору сфинкса. Бесс предлагал мне насладиться плодами трудов моих друзей. Пятый, четвертый и третий миры были уже полностью очищены от людей, с первого и второго шла эвакуация.      

                            

  

 

Глава 0111 Мир без людей.

 

    После перехода я оказался на знакомой трассе. Три прыжка через поток и я возле придорожного кафе. Здесь пустынно. Ветер носит мусор и обрывки газеты. В кафе нет более людей, и убирать некому.  Возле входа в кафе сидит собака и грустными глазами смотрит на меня. Я подхожу к ней и глажу псину за ухом. Зайдя в пустое кафе и  порывшись в холодильнике, выношу собаке большую палку сухой колбасы и кастрюлю с водой. Она весело мотает хвостом, преданные глаза  смотрят на меня. Подхожу к брошенной машине и открываю не запертую дверцу. В новеньком Опелечке ключ в замке зажигания, бензин в баке присутствует. Проворачиваю ключ зажигания, и машина откликается ровным  рокотом мотора. Перемещаться через поток не охота. Сама судьба оставила здесь новенький автомобиль. Медленно трогаюсь и разворачиваю машину в сторону Парижа. Хочется проехаться за рулем по пустынной трассе, поглядеть по сторонам, вспомнить этот мир. Пейзаж апокалипсический - брошенные машины, пустые дома. Проносящиеся города и улицы без людей завораживают. Разгоняю Опелечек до предельной скорости. Машина бешено летит по пустынной трассе, деревья вдоль дороги проносятся с бешеной скоростью, мотор надрывно ревет. В душе толи детский восторг безнаказанности ребенка оставшегося дома без взрослых, толи упоение бешеной скоростью. Нужно будет найти Бесса и нашего собрата с третьего мира. Нам лучше теперь держаться вместе, может получиться создать разумную жизнь в этом иллюзорном мире.
    На въезде в Париж, вижу  человека стоящего на обочине, в недвусмысленном жесте поднявшего руку. Резко нажимаю по тормозам, и машину с протяжным скрипом протягивает мимо человека.  Сдаю назад и останавливаю машину напротив него. Открыв дверь, кивком приглашаю сесть его рядом. Он, молча, садится.
    - Не обижаешься на меня? - не поднимая глаз, проговорил Бесс.
    - Уже нет, - отвечаю я.
    - Когда я пришел тебя освободить, ты спал. Я не стал тебя будить. Оставил записку. Думал, посмотришь на умирающий мир без людей и поймешь меня.
    - Ты нашел нашего собрата в третьем мире?
    - Да, только - это не собрат, а сестра. Девушка лет сорока, но выглядит как молодая красавица. Они все там так выглядели, ты же знаешь. Зовут Викторией.
    - Как она восприняла перемены?
    - Плохо. Она вела обычную жизнь, про все тонкости этого мира не знала. Сейчас в шоке. Попросила оставить ее наедине, хочет сама во всем разобраться. Я ей повесил заклинание бессмертия и ушел тебя освобождать.
    - Как в других мирах?
    - В пятом почти ничего не поменялось, люди-автоматы живут своей обычной жизнью, только без богов и господ. Доступ к центру управления перекрыт, но я и так кое-что умею. Четвертый и третий миры уже пусты. В третьем вся автоматика продолжает исправно работать, хоть сейчас заселяйся. Я, кстати там собираюсь обосноваться. А вот в этом мире техника уже засбоила, электросеть и центральное водоснабжение отказало. Второй мир уже пуст. В первом мире идет эвакуация людей. Когда люди покинут его там останется только разнообразная нечисть - орки, тролли и другие муляжи. В своем большинстве они все были программами.
    - Эвакуация людей завершается, - подытожил я. - Администраторы обещали не выключать иллюзорные миры после переселения людей на Надежду.
    - Откуда знаешь?
    - Эндрю говорил, у меня есть с ним связь.
    - Изучать нас будут? И на том спасибо. Но как все-таки грустно.
Мы въехали в город. Ближе к центу города, брошенные машины преградили нам путь. Я остановил машину и вышел.
      - Давай, что ли зайдем в бар и напьемся с горя? - Предложил я.
Бесс кивнул и последовал за мной. Мы зашли в пустынный ресторанчик. Я подошел к банной стойке и выбрал напитки на свой вкус. Холодильники не работали, поэтому местные продукты есть опасно. Я одобрительно кивнул Бессу, увидев, что он в потоке сотворил всевозможные яства. А он молодец! Я даже при наличии шлюза не сохранил такое разнообразие образов продуктов. Чтобы не ударить в грязь лицом, я тоже в потоке сотворил бутылку минералки и бутерброды, которые скромно поставил рядом с трофейной  бутылкой водки. Пили молча. Когда первую бутылку приговорили, постепенно завязался разговор.
    - Чем думаешь заняться? - спросил я.
    - Попробую возродить разумную жизнь здесь. Мощности серверов и вычислительной сети реальной Земли должно хватить на поддержание других разумных индивидов. Поможешь мне?
    - Помогу чем смогу, но позже. Я хочу закончить свой проект в мире духов.
    - Мир духов? Это еще где?
    - Его мне показал Эндрю. Мир духов существует независимо от мира грез и реального мира.
    - Надо же. Так что он существует?
Я утвердительно кивнул, разливая новую порцию водки.
    - Расскажешь все подробно по трезвому? Сейчас голова плохо соображает.
Я опять утвердительно кивнул.
Мы еще долго пили и обсуждали, как искусственно создать разумную жизнь здесь. Когда на улице начало темнеть, Бесс вознамерился уйти в третий мир, чтобы немедленно приступить к своему проекту. Я остался в ресторане один и через некоторое время заснул.              
    На следующий день я проснулся ранним утром. Жадно напившись минералки, я привел себя в порядок.  Завтракать не хотелось. Я сотворил себе кофе и пошел прогулять по пустынному Парижу. Некоторое время было интересно гулять по пустым улицам, заглядывать в брошенные дома и магазины. Запустение еще не успело прийти в город. Париж еще хранил тепло людей. Такое впечатления, что люди только, только покинули свои дома. Гуляя по Парижу я словил себя на мысли, что ощущаю себя геймером, который успешно закончил игру. Все монстры убиты, персонаж достиг небывалого могущества и теперь просто гуляет по игровому пространству не желая закончить полюбившуюся игру. А ее пора заканчивать. Реальная жизнь интересней игры.
Я зашел в брошенную квартиру и расположился на хозяйской кровати. Мышцы расслаблены, глаза закрыты. Сознание стремительно взлетает ввысь к тишине мира духов.         Я продолжу свои исследования в мире духов. Иллюзорный мир сильно тесен. Мне нужна настоящая свобода и не ограниченные возможности. Обрести свободу я смогу только через тонкий мир.  

 

 

         

Глава 1000 Сотвори ближнего своего.

           

    Время в тонком мире течет незаметно. Год за годом я пытался взломать реальный мир, но наш Творец постарался на славу. Реальный мир собран добротно. У нашего создателя есть чему поучиться. И я учился. Я скрупулезно изучал, как устроена материя, пространство и время. В результате я сделал главный вывод - чтобы сотворить или изменить что-то в реальном мире, нужно сначала создать необходимый образ в мире духов, а потом дать возможность прорасти ему в реальности. В своих экспериментах я случайно на недолго обесточил мой тестовый кокон и получил интересный опыт. Мое сознание продолжало существовать в мире духов без тела в мире грез. Я попытался спуститься в иллюзорный мир и ощутил такое же сопротивление, как при погружении в реальный мир. Пока мой кокон был обесточен, я искал свое тело в мире грез и не смог его найти. На короткое время я утратил возможность управлять потоком. Когда же мне удалось восстановить питание своего кокона, я без проблем вернулся в тело и подхватил контроль над потоком. После этого происшествия я пошел дальше в своих исследованиях. Мне через тонкий мир удалось создать личное физическое пространство со своим строением и законами. Пусть это была небольшая сфера диаметром всего в один километром, но я получил полноценную вселенную. В этой вселенной я легко прорастил дом, который создал в мире духов. Новое пространство сопротивлялось и выталкивало меня, так же как обычный реальный мир, пока я не создал там себе физическое тело. После этого я стал полновластным хозяином новой вселенной, подвластной моей воле.                  
Настало время не ломать чужие программы, а создавать свои. Я готовился сотворить полноценный реальный мир. Новую необъятную вселенную с моими законами, в которой я воссоздам себя. Постараюсь сотворить мир не хуже чем у нашего создателя. Своими успехами решил поделиться с Бессом. Я вернулся в иллюзорное тело мира грез.
    Глаза открылись с трудом. Сколько же я не был здесь? Я побрел к зеркалу. С зеркала на меня смотрело заросшее бородой лицо, губы потрескавшиеся, щеки впалые. Я сейчас похож на Эндрю только что сбежавшего с темницы. Вид ужасный, выделяются только озорно горящие глаза. Приведу себя в порядок, а потом к Бессу. Мой собрат развернул бурную деятельность в третьем мире - все пытается пробудить истинный разум в своих творениях. Приведя себя в порядок, и плотно перекусив, я через поток прыгнул в третий мир, прямо по координатам Бесса.  
    Мой друг восседал на каменном троне, он внимательно выслушивал людей облаченных в шкуры, пришедших к нему за советом. Я взглянул на прихожан сквозь поток и убедился что они все еще программы. В них не было даже зарождающегося вихря, только сплошные программные волны.
    - Приветствую вас, о владыка миров, - привлек я внимание Бесса.
Мой друг знаком показал всем убраться и, раскрыв руки для объятий, пошел мне навстречу.
    - Ну здравствуй отшельник. Наконец-то объявился.
    - Как твои подопечные? Не надоело еще их уму разуму учить?
    - Обретение разума процесс долгий. Я должен провести их по всей спирали развития. Если потребуется, я готов положить на это целую вечность.
    - Мне кажется, ты бьешься в пустую.
    - Может быть, - печально произнес Бесс. - Хочешь помочь совершить прорыв?
    - Разве что советом. Создатели мира грез даже не подозревали что сотворили. Иллюзорный мир - это лабораторная копия реального мира. Именно в программном потоке скрыт секрет зарождения разума.
    - Это где же? Что-то я не разглядел, - усмехнулся Бесс.
    - В воронке вихря разумных созданий. Ты замечал, как растет и увеличивается воронка вихря с возрастом человека? У младенца она маленькая всего несколько колец, а с годами вихрь становиться больше.
    - И что с того?
    - А то, что каждая замкнутая цветовая полоска в вихре - это пережитые человеком противоречивые чувства. Любовь и ненависть, боль и удовольствия, печаль и радость, преданность и предательство. Когда человек переживает противоречивые чувства и осмысливает их, тогда программная волна закручивается в вихрь. Нельзя вырастить разум и душу на одних отрицательных или только положительных эмоциях. Разум должен расти - закаляясь, попадая то в жар любви, то в холод ненависти.
    - Так ты предлагаешь создать мне такие условия для моих подопечных?
    - Возможно, ты и в этих условиях не добьешься успеха. В программных мирах грез слишком узкие рамки для вариативности. Я предлагаю тебе участвовать в моем проекте. Я хочу создать свою реальную вселенную. Мне нужен силовой оппонент, чтобы окунуть мою вселенную в разные крайности.
    - Ты предлагаешь мне роль дьявола в твоей вселенной? Нет уж, увольте. Я не хочу быть отрицательным персонажем.
    - Ну почему сразу дьяволом? Я предлагаю тебе партнерство. Просто кто-то же должен выполнять грязную работу. Если желаешь, будем меняться ролями.
    - А не хочешь обойтись в своей вселенной без понятий добра и зла. Пусть люди живут, как хотят.
    - Можно попробовать и так. Будет даже интересно посмотреть, что получиться.
    - Ты мне лучше выдели в своей вселенной маленькую часть пространства с правами администратора. Я там помещу огромную черепаху, на нее поставлю слонов, которые будут держать на спинах плоский мир. Хочу такой мир создать и заправлять там.
    -  Я вообще-то планировал создать мир по образу и подобию реального мира Земли, но можно попробовать и такой эксперимент. Представляю округлившиеся глаза астронавтов с моей части мира, когда они увидят твою черепаху в космосе.
Мы дружно рассмеялись.

    В своей мастерской, расположенной в тонком мире, я приступил к созданию новой вселенной. Для начала сделаю пространство. Пусть оно будет пятимерным. Заложу возможность путешествовать во времени. Пятым измерением, обитатели моей вселенной смогут пользоваться, когда научаться путешествовать в космосе. Тогда у них появиться возможность мгновенно перемещаться по галактикам. И еще оставлю лазейку в другие вселенные, нужно же мне как-то попасть в реальный мир Эндрю. В моей вселенной пусть материя подчиняется сознанию, заложу возможность существования магии. Дам возможность разумным обитателям совершенствовать мой мир, пусть помогают творить его. Создам разнообразную форму жизнь на разных планетах, ну и конечно людей, по образу и подобию. Вот они удивятся, когда встретят себе подобных на других планетах. Как там начинали профессионалы?
    - Да будет свет.
И помчались фотоны в моем пространстве.
    Впереди всего семь дней на создание мира, придется поторопиться. Негоже нарушать сложившиеся традиции по созданию миров.

 

 

 

 []

Конец.

 

март 2010

           

 

                  

       

             

               

 



Оценка: 6.20*37  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Зайцева "Трое"(Постапокалипсис) В.Василенко "Статус D"(ЛитРПГ) А.Рай "Академия залетных невест"(Любовное фэнтези) Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) М.Федоренко "Крылья свободы"(Постапокалипсис) Э.Холгер "Шесть мужей и дракоша в придачу 2 часть"(Любовное фэнтези) Е.Райнеш "Кэп и две принцессы"(Научная фантастика) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) А.Ардова "Брак по-драконьи. Новый Год в академии магии"(Любовное фэнтези) А.Григорьев "Биомусор 2"(Боевая фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список