Горбачева Юлия Олеговна: другие произведения.

История четвертая. Княже мой, княже

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Интриги, интриги, интриги... Путешествие в чужую страну оборачивается очередными проблемами для Хельги и Илларио.


История четвертая.

Княже мой, княже

   Ночь, улица, фонарь, аптека,
   Бессмысленный и тусклый свет.
   Живи еще хоть четверть века -
   Все будет так. Исхода нет.
  
   Умрешь - начнешь опять сначала
   И повторится все, как встарь:
   Ночь, ледяная рябь канала,
   Аптека, улица, фонарь.
   Блок А.А.
   L'hiver. Она в этих краях тиха и торжественна. Молчат укрытые снежным покрывалом деревья, устало прикорнуло небо, лишь изредка радуя тихой лаской снегопада, расписали на пару окна замысловатым узором Хель и Скади. Мир заснул.
   Я скучала. Читать бесконечные нудные трактаты совершенно не тянуло, а модные романы либо вызывали беспричинный смех наивностью сюжета, либо заставляли хвататься за голову от заумности повествования. Занятия музыкой не приносили ни удовольствия, ни радости, ибо стертые в кровь пальцы мало кому поднимут настроение. На тренировках же меня хватало от силы на пару часов, после чего мне уже ничего не хотелось... Илларио усиленно играл роль светского льва, выполняя очередное задание Ги, и уже две недели не появлялся в Шато До. Надя целыми днями вместе с отрядом нянек возилась с сыном, и при этом у нее едва хватало времени на полноценный сон. Мне было бы ее по-настоящему жаль, если бы сама я не маялась так со скуки. Хорс пропадал где-то вместе со стаей и, казалось, совсем забыл о своей человеческой половине. Мне было ужасно скучно.
   Я часами сидела в кабинете брата, бездумно смотрела в окно, мерила шагами застеленный теплым бело-серым мехом пол, куталась в густые шкуры и думала, думала, думала. Обо всем на свете: о погоде, о брате, о Наде и своем племяннике, Доне, о короле, о прочитанных книгах, о родине, о себе... И одновременно с этим медленно скатывалась туманную vide, где нет ни мыслей, ни жизни, ни сна.
   В какой-то момент пришло осознание, что дальше так продолжаться не может, да и не должно. И я поняла, что надо срочно найти себе занятие и, желательно, в кругу людей. А где в загородной усадьбе постоянно кипит жизнь? Правильно, на кухне!
   Признаться, мне даже стало неловко, когда я увидела удивленные лица слуг. Но не объяснишь же им, что два года назад я сама и готовила, и убиралась, и стиркой занималась? Это было вполне приемлемым договором с матерью: я работаю домохозяйкой, а родители не заостряют свое внимание на посменном графике моей работы.
   Вот и теперь я с радостью вспоминала былые навыки, вдохновенно носясь по кухне и на ходу придумывая новые деликатесы. Испуганная моим энтузиазмом кухарка лишь тихонько вздыхала, глядя, как я трачу ценные приправы и превращаю кухню в Рязань после набега Батыя.
   После двух часов работы мой энтузиазм несколько поутих, и я смогла более здраво оценивать масштаб своего вмешательства строгий порядок кухонной жизни. Пришлось тихонько уйти, пока слуги не начали убирать все это безобразие. Ну кому же хочется портить себе радужное настроение видом ругающейся прислуги?
   Зато у меня появилась партизанская идея совершить набег на кухню после ужина и приготовить что-нибудь эдакое и любимое. Что, собственно, я и сделала.
   Поздно вечером, незадолго до часа, когда все дружно ложатся спать, в зону моих кулинарных действий незаметно пробралась Надя, испугав едва ли не до полусмерти.
   - Ну и что вы делаете, mademoiselle герцогиня? - подчеркнуто вежливо спросила она.
   - Э-э-э, пряники стряпаю, - неуверенно призналась я, поспешно отворачиваясь к вышеупомянутым пряникам.
   - А разве это подобающее для аристократки занятие?
   - Надь, перестань, - попросила я, со вздохом отрываясь от спасительного щита будущей выпечки. - Просто мне скучно. Вот я и решила себя занять.
   - И поэтому едва не довела до инфаркта слуг?
   - Но не довела ведь? - вопросом на вопрос ответила я.
   - Почти довела. Недаром же они в такой панике ко мне прибежали, - вздохнула Эсперанса, присаживаясь на старый, потемневший от времени, стул. - Я вообще удивляюсь, когда они успели ужин приготовить после твоих экспериментов...
   - Эй, не надо клеветы! - возмутилась я. - Сама же ела моими руками приготовленный ужин, а теперь поклеп возводишь!
   - Так это ты приготовила? - несказанно удивилась она.
   - Ну да, - ответила я, возвращаясь к любимым творожным пряникам, щедро всыпая в тесто приличную порцию ванили. Что поделать, я просто обожаю эту ce epice. Откуда в середине зимы взялся свежий творог, я, признаться, даже и не задумывалась. Есть, и ладно.
   - Значит, ты действительно умеешь готовить? - продолжала удивляться девушка.
   - Ну да, - немного заторможено повторила я, занятая формированием аккуратных кружочков и доведением их до совершенства с помощью сырого яйца и мелкого сахара. - А что, собственно, тебя удивляет?
   - Мало кто из noble mademoiselles умеет готовить. Обычно это считается обязанностью слуг, - осторожно рассказала Надя, следя за моей реакцией.
   Я рассмеялась:
   - Надь, ты ведь прекрасно знаешь, что на моей родине давно нет разделения на "благородных - неблагородных"! Я с детства училась следить за домом, готовить и вообще всячески способствовать процветанию домашнего очага.
   - Верно, а я и забыла, - как-то беспомощно улыбнулась она. - Я настолько привыкла к мысли, что ты благородная герцогиня, что как-то забыла о твоей истории. Признаться, ты прекрасно справляешься с ролью истинной аристократки.
   - Мне приятно это слышать, - ответила я, на автомате возясь со стряпней. Разговор был интереснее. - Но для меня это отнюдь не роль, а самая обычная жизнь. В этом и состоит истина.
   - Я этому рада. Действительно рада, - серьезно сказала Эсперанса. - Рада, что у нас одна большая семья. Что мы никогда не позабудем и не отдалимся друг от друга. Всегда придем на помощь по первой же просьбе. Всегда попытаемся понять и простить. Toujours et partout! Это так...отдает счастьем, Хельга...
   - Наверное, это и есть простое человеческое счастье, - задумчиво проговорила я. - Знаешь, как говорят у меня на родине: "Настоящий мужчина должен построить дом, вырастить сына и посадить дерево". Это ведь тоже - счастье.
   "Я с вами полностью согласен, красавицы мои".
   "Илларио! Ты что, все слышал?" - ужаснулась я.
   "Конечно", - невозмутимо ответил брат. - "И всеми четырьмя лапами вместе с хвостом тебя поддерживаю. Моя жена, сын, сестра и брат - вот мое маленькое семейное счастье. Как бы наивно это не звучало".
   "Надеюсь, ты не будешь сейчас заверять нас, что будешь защищать свое "маленькое семейное счастье" до последнего вздоха?" - немного нервно спросила я.
   "Зачем утверждать? Это и так понятно", - вместо брата сказала Надя. - Как будто ты этого сама не знаешь! Неужели ты поступила бы иначе?"
   "Нет, конечно, но все это настолько пафосно и избито звучит, что лично я эти слова воспринимаю как издевательство или пустую похвальбу".
   "А ты не заостряй внимания на этом, госпожа", - вмешался в разговор Хорс.
   "О, блудный сын вернулся!" - обрадовалась я. - "Где пропадал, солнце?"
   "Много где", - уклончиво ответил волк. - "Но уже очень скоро буду дома".
   "Мы тебя с нетерпением ждем, Хорс", - ответила Надя. - "А то Хельга скоро всю кухню разрушит..."
   "Но-но!" - возмутилась я под дружный веселый смех.
   - Не отвлекайся от работы, Хэл! - снова засмеялась Надя. - Тебе еще печку осваивать!
   - Ой, нет... - застонала я под новый взрыв смеха. - И зачем я в эти дебри полезла?..
   "Это был риторический вопрос?" - сквозь смех поинтересовался Илларио.
   - А то ты не знаешь! - громко проворчала я.
  

* * *

   Десять лет. Скоро, скоро, совсем скоро будет ровно десять лет со дня моей смерти. Такой глупой смерти. Такой ненужной смерти. Ты слышишь меня, князь? Нет, конечно, нет. Как же ты можешь слышать беспомощного и бессловесного духа, а, князь?
   Холодный, бесстрастный, бездушный. Таким ты был тогда, таким и сейчас остаешься. Как же я, дуреха, не замечала твоей сути, князь? Мой князь... Навсегда - только мой...
   Скоро, скоро будет десять лет. Скоро я смогу прийти к тебе, князь. Скоро я заберу тебя, мой князь. Совсем скоро...
   Спи, мой князь. Спи. Это все, что тебе осталось, княже...
  

* * *

   Наверное, я зря страдала по поводу бесконечной скуки. По закону подлости, стоило мне найти себе занятие, как меня тут оторвали от тихого течения провинциальной жизни. Et voila - я трясусь в жутком пыточном инструменте под названием "экипаж" по дороге в еще более холодные места, нежели Шато До. А именно - в совсем другое государство лежит мой путь. Признаюсь, когда читаешь какой-нибудь исторический или фентэзийный роман, как-то не заостряешь внимание на том, что карета - это просто изящно сделанная крытая телега, в которой, кстати, не только жутко трясет, но еще и немилосердно холодно! Quelle horreur!
   Ги снова подбросил мне занятие. В соседнем государстве назревает кризис власти, вот его величество и хочет сунуть туда нос, руки...и собственных агентов. Самое забавное, что в этой северной стране, по описаниям живо напоминавшей родную Россию века этак XVIII, живут...вампиры. Мне почему-то сразу вспомнились многочисленные опусы на эту тему современных фантастов. Не могу сказать, что я вполне трезво оцениваю степень опасности этих существ. Мне они представляются в двух вариантах: или по творениям Ольги Громыко (т.е. совсем не страшные), или же по анимэ-сериалу "Хеллсинг" (т.е. достаточно страшные...а, главное, эффектные).
   Oh, mes cher les ami, все-таки, за два с лишним года пребывания в этом мире старые стереотипы совершенно не хотят себя изживать.
   Но если серьезно, любой источник, от народных легенд до больной фантазии очередного графомана, сходятся в одном: вампиры опасны в своей непредсказуемости. Так что план поведения у меня может быть только один: действовать по обстоятельствам.
   И что-то мне подсказывает, что меня ждут les problemes suivant.
  

* * *

  
   Глас - так называлась эта страна. Вот уж точно "ледяное вампирское княжество".
   Оно встретило меня крещенским морозом, почти шквальным ветром и хмурыми небесами. За те три десятка метров, что лежали от кареты до гостиницы, я умудрилась замерзнуть едва ли не до окоченения.
   - Господи, как же хорошо, когда тепло! - я медленно оттаивала у себя в комнате, сидя практически в обнимку с камином и выпивая уже третью кружку обжигающего чая. - Тепло, мягко, сухо!
   За маленьким мутным окном из дешевого стекла бушевала жгучая январская буря. Если долго прислушиваться, то начинает казаться, что там воют сразу десяток голосов. Яростно так воют, словно боевую песню поют, и одновременно тоскливо очень, словно заживо замерзаешь в негостеприимном ночном лесу. Но совсем рядом уютно потрескивал черный от сажи камин и вился ароматным дымком свежезаваренный чай, и плач метели за окном казался плодом усталого воображения. От которого тревожно холодило в груди.
   - Vivere militare est. Не так ли? - мрачно спросила я потолок. Настроение снова испортилось и опустилось ниже отметки нуля. - Жизнь такая странная штука... Она походит на наглядную иллюстрацию к лекции по мифологическому сознанию: там, за чертой, царство смерти и вечного страха, а здесь, там, где человек, горит огонь, дающий тепло и свет, здесь все понятно и трогательно знакомо. Так почему же человек, словно герой дешевого фильма ужасов, пытается пролезть не только туда, куда не надо, так еще и без всякого желания туда лезть? Чего в принципе желает человек? Чтобы было тепло, сытно и безопасно. Это так мало! Это так мало... И это, собственно, наверное и гонит людей на поиски приключений и риска куда-то вперед... За мифическую огненную реку, мимо избушки Бабы Яги-привратницы до того самого царства смерти и страха. Куда не надо.
   - Госпожа, вы чего-то хотели? - робко донеслось из-за двери.
   - Нет, спасибо, - "Не прошло и двух часов, как я прислугу до незапланированных приступов страха довожу! Интересно, что же эту бедняжку так напугало: то, что я сама с собой говорю, или то, что я говорю?"
   - Тогда господин Илларио просил вас пройти к нему, как только вы отдохнете с дороги.
   - Merci.
   - Рада стараться, госпожа.
  
  
   Комнату Илларио захватил полумрак. Густые тени таинственно перемигивались друг с другом в неровном свете догорающего камина, едва освещающего тесную комнату придорожной гостиницы. Фигура брата в громоздком мягком кресле, с лицом, скрытым чернильно-багровой тенью, казалась каким-то древним и очень усталым демоном, исполненным кровавого мистицизма извечной тайны.
   Я подошла к его креслу, тихо шурша тяжелым подолом, и села на расстеленную на полу шкуру огромного белого зверя. Черная ткань отливала красно-оранжевым в свете камина. Рядом с последним я наконец-то снова смогла согреться и забыть о чужом холоде за спиной. Право слово, дома было далеко не так...неуютно!
   Пока я предавалась пустым размышлениям о доме и зимнем холоде, Илларио очнулся от задумчивости:
   - Я давно хотел спросить тебя: почему ты всегда носишь одежду черного цвета, и если разбавляешь ее, то только небольшими вставками золотой ткани?
   - Мне нравится черный цвет. Я с подросткового возраста практически всегда только его и ношу. Но, helas, в гордом одиночестве он часто может наводить тоску. Вот я и комбинирую его с золотым - это тоже мой любимый цвет.
   - Да, все так просто. Так просто... - пробормотал в ответ Илларио.
   - Что случилось, Илларио? Зачем Ги отправил в Глас нас двоих? - спрашиваю я. - Если дело в дипломатических хитросплетениях и интригах, то я тебе тут не помощник. Но так как я все же здесь, то дело не в дипломатии...по крайней мере, не только в ней.
   - Ты знаешь историю последних лет Гласа? - вопросом на вопрос отвечает брат.
   - Конечно...нет! - раздраженно фыркаю я.
   - Десять лет назад в Гласе старый князь Д'Ор Феиль умер от лихорадки. Следующим князем стал его сын - Серис Д'Ор Феиль, которому едва исполнилось шестьдесят пять - возраст совершеннолетия в этом государстве. Парень в это время носил траур по невесте, тоже умершей при странных обстоятельствах. Она, кстати, была лунным оборотнем.
   - Pourquoi - "aussi"?
   - А где ты видела, чтобы вампиры умирали от непонятных болезней? И ведь это был не яд и не покушение, все проверено и не раз. Старый князь просто превратился в мумию за пару часов. Поверь, такого раньше не было. Серис же совершенно не занимается государственными делами. Он десять лет носит траур по погибшей невесте и витает где-то в облаках.
   - Мне тоже это не нравится, но почему ты так злишься?
   - Да потому, что этому малолетнему... Гамлету, так?.. любой доморощенный интриган может нашептать на ухо полную несуразицу, и он поверит! И дело не в том, что гениальностью князь не блещет, а в том, что он совершенно не разбирается в интригах собственного двора! Он, может, и знает, что ему лгут, но вот чего этой ложью хотят добиться, не знает и не хочет знать. А уж если ему правильно отредактированную правду преподносят...
   - Ну и что? Нам здесь дом не строить, деревьев не сажать и сына не рожать. Причем здесь мы?
   - А при том, что с недавнего времени объектом травли стал я в частности и весь Аре в общем. Есть там один...советчик, что претендует на звание великого комбинатора. Только богам известно, что он уже нашептал князю на ухо и что еще нашепчет. И чему князь поверит...
   - Ну так убей его, - равнодушно пожимаю плечами.
   - Знаешь, Хельга, - хмыкнул брат, - я давно хотел спросить тебя: почему ты столь равнодушно относишься к чужой жизни? Разве у тебя на родине вот так легко убивать - норма? Мне почему-то показалось, что все совсем наоборот. Там к чужой жизни относятся с излишней истерией.
   - Вот именно - излишней. И в этой истерии нет искренности. Просто каждый, кто, срывая горло, кричит о бесчеловечности убийства, на самом деле боится. Очень боится... "А вдруг это случится со мной?" Лишь редким единицам действительно дорога человеческая жизнь. Таких безумно, катастрофически мало, - вздыхаю я. - Я тоже боюсь. Меня трясет при мысли, что еще миг - меня не станет. Мы все видим мир сквозь призму своей личности... И вот этой призмы не станет. Ничего не изменится, я знаю... Просто меня не будет...
   А чужие жизни... Что мне до них? Если я боюсь смерти, это не значит, что я возлюблю жизнь во всех ее формах и буду жалеть собственных врагов. Эти люди и нелюди угрожают мне и моей семье. С какой стати мне их жалеть? Я их просто и без прикрас убью.
   - М-да, ответ в стиле склонного к депрессиям дворянина после десятка дуэлей. Но мне это в тебе нравится, Хэл! - хмыкнул Илларио. - Но местного интригана так просто не убьешь. Здесь нет дуэлей и официально защитить свою честь я не могу. К тому же шансы не равны...хотя и не в моем случае. Нанять наемных убийц можно, но дорого и хлопотно, да и предать они могут. Все-таки расовая дискриминация в Гласе цветет бурным цветом застарелой плесени!
   - Хм, тогда, может быть, ты отправишь знакомого убийцу? - усмехнулась я.
   - Тебя, что ли? - удивился брат. - И как ты себе это представляешь? Твое колдовство может и не заметят, но неестественность смерти мгновенно вычислят. А уж если дело дойдет до рукопашной... Боюсь, твои таланты в мечном бою отнюдь не так велики.
   - А я и не собираюсь следовать рыцарскому кодексу. Знаешь, у меня дома говорят: "собаке - собачья смерть".
   - Не боишься так запятнать свою честь? - с любопытством спросил Илларио. - Ведь если об этом узнает кто-нибудь кроме нашей семьи и Ги, будет не просто скандал. Наша семья будет опозорена на несколько поколений.
   - Тебя это волнует настолько, что ты так боишься этого?
   - Не знаю почему, но я верю, что у нас все получится. В крайнем случае, пойду жрецом в храм Диониса.
   - Думаешь, там есть вакансии?..
  
  
   Утром я первым делом решила разворошить свой гардероб. Если уж я буду убийцей, то пусть я буду красивой убийцей.
   Donc, для начала подберем основной костюм, а после уж и над аксессуарами подумаем. Право, любая девушка меня поймет: от того, насколько мы нравимся себе в зеркале, зачастую зависит не только наше настроение, но и качество работы. Как можно получать удовольствие от работы, если эти штаны тебя страшно полнят, кофточка явно неудобна, а туфли натерли новую мозоль? Другое дело, если подружки хвалят твой выбор юбки, блузка стройнит, а мужчины с интересом оглядываются вслед - тогда и настроение радужное, и вдохновение через край плещется, и ноги не болят от многочасового хождения в неудобной обуви...
   Это не ирония, я вполне серьезно говорю.
   В итоге, после получасовых размышлений я остановилась на рубашке с не слишком широкими рукавами, узким штанам для подвижности, длинным...э-э-э...кафтаном в виде очень приталенной куртки длиной до колен с разрезами сзади и по бокам. Волосы я завязала в низкий хвост, что не лезли в глаза. Закончила же образ сапогами на очень мягкой и, соответственно, тихой подошве и платком на лице, как у ковбоев на Диком Западе. Естественно, все глубокого черного цвета.
   Нашли свое место два небольших кинжала (один за голенищем, другой на поясе), двумя метальными ножами и длинным пистолетом. Порох и пули аккуратно рассовала по карманам, так, чтобы не было видно.
   - М-да, получилась смесь ковбоя с ниндзя, - критически осмотрев себя в зеркале, вынесла я вердикт.
   - Ну что, мой телохранитель готов? - без стука вошел в комнату Илларио.
   - Илларио! Ты почему без стука?!
   - Чтобы тебя позлить, - очаровательно признался он, но тут же посерьезнел. - А куда денется Хельга Д'Арэ, герцогиня дю Лерро? О твоем приезде знают слишком многие. Ты сейчас играешь роль моего телохранителя и наемного убийцы одновременно, тебе придется сопровождать меня на всех приемах и балах, и часто мне надо будет появляться там одновременно с сестрой. Боюсь, иллюзия может вызвать лишь ненужное внимание: сам трюк, может, и не распознают, но следы колдовства на твоем двойнике заметят точно. Возникнут лишние вопросы.
   - Ну, думаю по этому поводу можно сильно не волноваться. Сиятельная герцогиня не выдержала местных холодов и слегла с сильнейшей простудой. О, не волнуйтесь, это не опасно для ее жизни, но, боюсь, леди разрешат подняться с постели лишь через пару недель... - шутливо раскланялась я.
   - Знаешь, Хельга, иногда я пугаюсь твоих авантюр. При взгляде на тебя даже мысли не возникает, что ты склонна к подобным приключениям.
   - А я и не склонна. Но тебе нужна помощь, и я могу тебе помочь. Так почему бы мне этого не сделать? - пожала плечами я. - Heureusement, настало время действовать, а не говорить.
  

* * *

   Зима в Гласе странно на меня подействовала. Этот контраст между вьюжным холодом природы и ледяными сквозняками княжеского замка, живым и родным теплом угасающего камина и призрачным светом северного солнца. Ах, как прекрасен солнечный зимний день в горах Гласа! Как трогательны облепленные снегом деревья в саду под хмурым серовато-синим небом!
   Ах, как чуждо мне все это!
   Мне кажется, что здесь я застыла на тонкой черте между... Просто между. Pardon, mes ami, я так и не научилась складно говорить и писать. Здесь, в ледяных горах и заснеженных долинах, во мне одинаково живет и давно привычный и осознанный, но внезапно усилившийся страх смерти, и незнакомая жажда приключений, игры на тонком лезвии ножа, которым старшая мойра перерезает нить жизни.
   Je n'est sais. Не знаю, нравится ли мне это. Не знаю, сколько это продлится. Не знаю, во что мне обойдется.
   Пусть молва сделает из моей семьи и из меня в частности кровавых псов Генри II. Пускай я убивала, и буду убивать по его приказу и по собственному желанию. Что это меняет? Я все та же Хельга, девушка из другого мира. У меня есть дом, есть семья, есть друзья.
   Меня не волнуют те, кто умер от моей руки. Ce la vie. Сомневаюсь, что подобное делает меня маньяком.
   Это лишь слова, но как много они иногда значат...
   Je m'apelle Helga D'Are, propeietaire des elements.
  

* * *

   Помнится, есть в Италии необычная такая профессия - статуей работать. Можно смело заявить, что за последние две недели я в совершенстве овладела этой премудростью. Внешне моя работа проста: тенью ходишь за братом, изображая преданного телохранителя и пугая встречных готичной мрачностью. При ближайшем же рассмотрении оказывается, что держать в поле зрения уйму постоянно движущегося народа, прислушиваться к непонятным разговорам, часто на незнакомых языках, и одновременно решать собственные проблемы. К тому же изображать статую достаточно трудное дело, и через несколько часов я мечтала лишь об одном - присесть где-нибудь и всласть поспать. Но что поделать: мне нужно было отправить к праотцам очередного "врага семьи" и наконец закончить этот изрядно надоевший маскарад. Благо, склонный к интригам вампир оказался настолько глуп, что попал в мои сети с первого же раза.
   - Что там с нашим интриганом?
   Брат сидел в кабинете, устало разбирая доносы немногочисленных шпионов. Судя по тоскливому выражению лица, ничего интересного там не было.
   Дом, в котором мы сейчас жили, любезно выделил нам сам князь с наилучшими пожеланиями о выздоровлении сиятельной сестры достойного посла. Que est cher!
   - О, боюсь, с ним случилось несчастье. Он был убит при ограблении вчера ночью. Не завидую его родственникам: местная полиция сильно заинтересовалась тем, что же делал столь высокородный дворянин ночью в "черном" квартале...
   - И как тебе все это удалось? - вздохнул Илларио.
   - Наш интриган оказался на редкость глуп и напыщен, - презрительно фыркнула я. - Вот уж насколько я мало разбираюсь в интригах, так ни за чтобы не клюнула. Я просто назначила ему встречу от имени одного арского дворянина, дескать надо обсудить некоторые вопросы, предназначенные для особого внимания бедного князя Сериса... И ведь он пришел! Ночью, без охраны, абсолютно уверенный в собственной неприкосновенности! Не знаю, может, у него и были козыри в рукаве, но воспользоваться ими он не успел... Ему "нечаянно" свернули шею при ограблении пятеро сильно подвыпивших низших вампиров. Ах, какая жалость, какая утрата для местного общества!
   - Забавно, - усмехнулся он. - Но мне не нравится, что нами заинтересовался капитан личной гвардии князя. В отличие от последнего этот старик прекрасно разбирается и в подводных течениях княжеского двора, и в мастерстве разведки, и в ремесле телохранителя. Чем же мы могли так явно привлечь его внимание?
   - Вряд ли история с проштрафившимся вампиром его так задела...слишком уж мелкой рыбкой он был. Хотя замутить воду вокруг нас он сумел отлично.
   - Я с тобой полностью согласен. И от этого мне становится не по себе.
   - Надеюсь, Ги не готовит здесь переворот? - полушутливо-полусерьезно спросила я.
   - Мне он ничего не говорил об этом, - покачал головой брат. - И устраивать мне допрос бесполезно. Хотя в этой сумасшедшей стране возможно все!
   - О чем ты?
   - Хельга, а ты не задавалась вопросом: почему никто не задумался над резким исчезновением моей сестры, к тому же под весьма надуманным предлогом? И появлением из ниоткуда телохранителя, почти наверняка женского пола?
   - Э-э, знаешь, а ты прав...
   - Как ты говоришь: "все просто как табуретка". В этой безумной стране наравне с огромнейшей сетью тайной полиции и расписанном до мелочей регламенте жизни, к женщинам отношение просто зверское и на диво беспечное. Ни одному вампиру в Гласе даже в голову не придет, что женщина может быть не только умна, но опасна. Понимаешь, все эти вампиры, прожившие по нескольку сотен лет, искренне поверили в нашу небылицу о внезапной простуде!
   - Но...это же бред полнейший! Абсурд! - поразилась я.
   - За редким исключением - это действительно так. Не поверили же только те, кто не только бывал в Аре, но и присматривался к нашей жизни и обычаям. И, боюсь, старик Милан как раз из тех, что нам не поверил.
   Я отвернулась к окну, задумавшись над нашим положением. В Гласе мы не имеем практически никаких прав, кроме призрачной дипломатической неприкосновенности. Да, при необходимости мы с братом можем уйти от облавы. Но для этого мне придется призывать стихии и лично договариваться с богами. И если стихии помогут бесплатно, но серьезно обессилят, то боги потребуют плату...особенно Хель, у которой я год назад столь лихо отняла добычу. Что-то подсказывает мне, что она будет не в духе. Что для нее год? Так, пролетел - и не заметила. Но тут мои размышления прервало неожиданное воспоминание.
   - Кажется, скоро к нам пожалуют высокопоставленные гости.
   - Что ты имеешь в виду?
   - За этим домом установлена слежка и когда я пришла сюда, почти все выходы были перекрыты.
   - Так почему же ты молчала?!
   - Мне попасть сюда было совсем легко, вот я и не обратила внимания. Только сейчас вспомнила...
   - Ну что ж, - вздохнул Илларио, - будем встречать высоких гостей.
  
  
   Капитан личной гвардии князя, начальник разведки и доверенное лицо княжеской семьи оказался на редкость похож на своего тезку. Тот же нос, сильно похожий на птичий клюв, та же обманчивая неуклюжесть, та же хищная поджарость седого как лунь старика. Глядя на этого вампира, мне очень сильно захотелось выгнуть спину, распушить хвост и предупредительно зашипеть, внутренне замирая от страха: "Не подходи! Убью!" Но хуже всего было то, что сам Коршун прекрасно осознавал то впечатление, что столь сильно произвел на меня. Я не прислушивалась к ощущениям брата, но почти уверена: я не оригинальна в своих эмоциях.
   - Вижу, вы меня ждали.
   Воспитатель молодого князя неторопливо проплыл к камину и совершенно невозмутимо сел в кресло напротив Илларио. Я заняла стратегическую позицию за спинкой кресла брата. Так же поступил и гвардеец, сопровождающий своего начальника.
   - Леди Хельга, я думаю, в данной ситуации неуместно поддерживать ваш маскарад, да и цели своей вы уже добились... К тому же, вам, наверное, жарко в платке, - все так же невозмутимо продолжил гость.
   - Как вам будет угодно, господин капитан личной гвардии князя. Благодарю, - слегка поклонилась я в ответ. "Обмен любезностями можно считать оконченным", - прокомментировал брат. - "Теперь начнутся серьезные разговоры. Следи за ним, Хэл. По-моему, на нем что-то висит. Что-то нехорошее".
   "Deja".
   - Ну что ж, приветствия можно считать законченными. Перейдем к делу, - господин Милан сосредоточенно сцепил пальцы рук и сквозь них посмотрел на нас с братом. - Мне нужна ваша помощь.
   - В чем именно? - поднял брови Илларио.
   - Вы должны понимать, что все, что прозвучит сейчас в этой комнате, за ее пределы выйти не должно. В ином же случае этот разговор бессмыслен.
   - Не беспокойтесь, уважаемый Милан, мы это прекрасно понимаем. Клянусь, что буду молчать о содержании этого разговора и расскажу обо всем, что здесь происходило лишь непосредственно Генри II, - поднял руку брат.
   - Леди Хельга?
   - Аналогично. Клянусь.
   "Илл, мне кажется или "что-то нехорошее" висит не на Милане, а на его сопровождающем? Он...словно бы какой-то...другой. Не могу объяснить".
   "Не знаю. Тебе виднее".
   "Мне это не нравится".
   "Тогда будь готова в любой момент снять эту гадость с гвардейца. Это может быть опасно для нас".
   "Черное полупрозрачное размытое пятно?"
   "Оно самое".
   "Deja".
   - Тогда я продолжу. Как вы знаете, старый князь умер десять лет назад при странных обстоятельствах, детали которых нам узнать не удалось. Но за месяц до этого, а если точнее, за сорок дней, неожиданно погибла невеста Сериса, нынешнего князя. И тоже при странных обстоятельствах.
   - Судя по вашим словам, я осмелюсь предположить, - подняла я глаза на воспитателя молодого князя, - что вы считаете виновной в этом преступлении именно дух той девушки, - перебила я. В свете медленно затухающего огня в камине лица собеседника и его сопровождающего казались гротескной маской какого-то африканского божества. Вокруг них танцевали чернильно-багровые тени, и одна из них принесла отголосок смерти в этот дом. - И боюсь, вы правы.
   Полупрозрачная тень стремительно выскользнула из-за силуэта гвардейца и, слабо блеснув черненым лезвием, бросилась на меня и брата в одном размытом прыжке.
   Попыталась.
   Мне хватило просто вытянуть руку и сжать кулак. Несильно, так, словно я держу человека за горло: одно движение - и одним трупом в комнате станет больше.
   "Я уже устал удивляться сегодня, Хэл, - притворно устало сверкнул позолотевшими глазами Илларио, - Неужели он осмелился прийти к нам в сопровождении всего лишь двух телохранителей? Пусть высококлассных, но..."
   "Но недостаточных даже для того, чтобы как следует нас удивить".
   - Ваше сиятельство, вам следует более тщательно тренировать ваших телохранителей. Или просто не брать их пока на столь опасные задания, - вежливо посоветовал Илларио. Я с силой отбросила пойманную тень, лишь в последний момент разжав кулак. Худое мальчишеское тело с грохотом впечаталось в стену, навсегда оставив в камне четкий оттиск. Я бросила на него мимолетный взгляд: мальчишка, невысокий и худой, замотанный в черную ткань по самые уши, из-за чего сильно смахивающий на ниндзя. Его можно было бы принять за подростка...но последние с такими холодными лицами на незнакомых людей с ножами не бросаются.
   "И с чего это он так озверел? С таким презрением на лице таракана тапкой давят, а не от ярости с ума сходят", - мимоходом заметила я.
   "Не бери в голову, Хэл".
   "Как скажешь".
   - Спасибо за совет. Мы примем меры, - скрипнул зубами Милан. Между ним и братом, казалось, сейчас заискрит воздух.
   - Не злитесь, учитель, - мягко укорил до сих пор молчавший гвардеец. Услышав его голос, Милан тут же заставил себя успокоиться и как можно более величественно подняться с кресла и уступить его вышедшему из тени молодому вампиру. У которого, a propos, были красно-золотые глаза - отличительный знак неразбавленной княжеской крови. В настоящее время лишь два вампира имели такие глаза: князь Серис и его дядя.
   "Не надо быть Шерлоком Холмсом, чтобы понять, кто же явился пред наши светлые очи", - хмыкнула я про себя.
   "Хэл, не язви, - отдернул меня брат, - а лучше поставь надежную защиту".
   "Надежнее, чем уже стоит?"
   "Хэл!" - мысленный голос брата стал строже. - "Поставь щиты".
   "Deja".
   Только три человека и один оборотень могли увидеть, как на мгновение вспыхнули холодным синим огнем толстые щиты, чем-то напоминающие узорчатые кованые ворота, и вся комната в одно мгновение превратилась в недоступный бастион. А ведь я всего лишь установила достаточно простую защиту...
   "Знаешь, мне начинают нравиться мои таланты..."
   "Да? А я думал, что ты скоро решишь уйти в монастырь, не выдержав бремени божественного внимания, и по-сестрински подаришь эту силу мне", - съязвил Илларио.
   "Отстань, кот желтоглазый!"
   "Почему "желтоглазый"?"
   "Потому, что не только "тени" следует учиться себя контролировать!.. А теперь не мешай! Мне тоже послушать интересно".
   "Deja", - передразнил меня брат.
   - Простите мою осторожность, дорогие гости, - меж тем извинялся князь Серис, - но, боюсь, это была вынужденная мера. И именно с этим вопросом я пришел сегодня к вам.
   Пока князь произносил подобающие случаю речи, Милан помог неудачливому телохранителю немного прийти в себя и отлипнуть от стенки. Судя по схожести черт лица, а так же поведению, я не удивлюсь, если это внук или племянник старика-гвардейца. Mesure au moins, скрипели зубами они очень похоже.
   - Я пришел к вам с просьбой о помощи, - смиренно продолжил князь. - И очень надеюсь на ваше согласие.
   - И почему же мы? - проявил вежливость Илларио.
   "Все, готово! Щиты встали на место, в эту комнату не войдет даже отряд магов, не говоря уже о простых гвардейцах. Или о духах умерших".
   "Gaillard!"
   - Вы моя последняя надежда, - просто ответил вампир. Мы с братом как можно показательнее переглянулись.
   "Представляю, как они ругались, глядя на наши каменные лица и показательную вежливость", - хихикнула про себя я.
   "Абсолютно с тобой согласен. Но надо все-таки почаще демонстрировать эмоции, а то еще подумают что-нибудь не то, слухи пустят... Ты себе даже не представляешь, насколько сильно слухи могут испортить человеку жизнь!"
   - Знаете, ваше сиятельство, а я вас совсем по-другому представляла, - задумчиво сказала я, выходя из тени за креслом брата и снимая изрядно надоевший платок, а заодно машинально распуская косу. - По рассказам придворных и множеству слухов вы выступаете как личность сильная, но не заинтересованная в своей силе. Вы вроде бы и рядом, но всегда далеко, сами по себе в своем собственном мире. Невольно складывается впечатление о вас, как о вечном мечтателе и книжном черве, который вот уже десять лет носит траур по погибшей невесте.
   Князь вздрогнул, когда я повернулась лицом к нему, но быстро взял себя в руки.
   "Кажется, ты невольно напомнила ему о его погибшей невесте".
   "Которая, кстати, давно умерла и того же желает бывшему жениху. Страстно желает".
   - Какая же помощь вам нужна, княже? - в ответ на этот вопрос князь еще сильнее вздрогнул и заметно побледнел. Я подчеркнуто удивленно приподняла брови под настороженными и недружелюбными взглядами двух телохранителей, старого и молодого.
   "Я чего-то не понимаю?"
   "Не ты одна, сестренка".
   - Моя невеста, Констанция, после своей внезапной гибели почему-то считает меня своим убийцей. То есть, весь наш род: отца, меня, дядю. Отец заболел как раз на сороковой день после той трагедии. А потом началось преследование меня. Я знаю, умершие могут приходить мстить на сороковой день и ровно через десять лет. Но...я не понимаю, почему она так возненавидела меня!
   - Как она умерла?
   - Могу только догадываться. Констанция была лунным оборотнем, и в ту ночь стояла полная луна. Она убежала в лес, как всегда делала, но не вернулась. Ее нашли на следующее утро после того, как подняли тревогу: холодную, окровавленную, растерзанную почти в клочья. Все списали на несчастный случай, вроде как она погибла от клыков обезумевших от зимнего голода хищников. Но я не верю этому.
   - Pourquoi?
   - Вокруг не было ни следов боя, ни тел убитых зверей, ни даже чужой крови. Только ее.
   - И зачем вам нужны мы?
   - Вы, леди Хельга, - поправил меня князь. - Через три дня исполнится ровно десять лет после ее смерти, и я хочу, чтобы вы дали мне возможность поговорить с ней, узнать, как именно она умерла, почему мстит мне и моей семье, а так же попробовать отговорить ее от мести.
   - Почему бы не позвать какого-нибудь мага и просто не изгнать ее? Пусть этих старичков и единицы, но вы вполне можете позволить себе полк таких придворных колдунов. Pourquoi? - повторила я.
   - Я люблю ее, - просто ответил князь. - Как тогда, так и сейчас.
   "Что скажешь, брат?"
   "Вилами по воде писано, - метко прокомментировал Илларио. - Какой резон в подобных действиях? Правду при дворе говорят: князь экстравагантная личность себе на уме".
   "И выглядит все это то ли как дешевая мелодрама, то ли как необычная попытка самоубийства. Причем не факт, что его самоубийства".
   "Ты о разговоре с Хель волнуешься? Не накручивай себя напрасно. Она уже давно все забыла".
   "Твои слова да богам бы в уши..."
   "Так мы согласны, Хэл?"
   - Так вы согласны, леди Хельга?
   "Соглашайся", - прошелестели вдали два голоса.
   Я усмехнулась про себя. "Хитрюги. Знаете ведь, что мне уже любопытно".
   - Deja, - кивнула головой я. - Я уже согласилась.
  

* * *

  
   Так странно... Меня зовут. Там, на земле, вот уже десять лет кто-то зовет меня. А, это ты, мой князь... Не бойся, я скоро приду за тобой, совсем скоро.
   Но кто это с тобой? От этих двоих пахнет благословением богов, особенно от девушки. Она не нравится мне. От нее пахнет смертью. И ты смотришь на нее, князь. МОЙ князь.
   Не смотри, княже. Я скоро приду за тобой. Ты мой, княже, мой.
  

* * *

   - Знаешь, сегодняшний разговор с Миланом и князем, сильно напомнил мне классическое анимэ на историческую тему с самураями, полетами по воздуху и многочисленными боевыми стилями с зубодробительными названиями, - заметила я после того, как за князем и его телохранителями закрылись кованые ворота.
   - А что такое "анимэ"? - отвлекся от раздумий брат.
   - А, - махнула рукой я, - не обращай внимания. Лучше скажи мне, свет Илларио, что же ты обо всем об этом думаешь?
   - Вилами по воде писано, - повторил он. - Хотя, знаешь, если подумать, добавить чуточку фантазии, все становится довольно ясным, за исключением редких деталей.
   - Илларио, солнце мое, - страдальчески вздохнула я, - если ты обо всем догадался, то давай ты мне это "все" расскажешь, а? У меня сил уже нет подобные головоломки решать. Или просто посоветуй, как действовать.
   - Как тебя попросили, так и действуй, - пожал плечами Илларио. - Поговори с Хель, она все равно не сможет отказать тебе в столь пустяковой просьбе, найди эту Констанцию, устрой князю встречу с ней... А еще лучше, сначала сама поговори. И там уж по обстоятельствам.
   - Так, - подобралась я, - ты все-таки что-то серьезное и грандиозное надумал?
   - Почти, - хмыкнул брат. - Например, Милан. Ты не заметила, что первое впечатление и его последующие действия сильно отличались друг от друга? Вот! А если предположить, что это впечатление было не от фигуры нашего коршуна, а по какой-то другой причине?
   - Например, от следа проклятия князя, - подхватила я.
   - Но в то же время именно Милан славится пугающей аурой и репутацией всеобщей занозы. Как тебе несоответствие?
   - Значит ли это, что та девушка, Констанция, как-то связана с ним?
   - Вполне возможно, - согласился Илларио. - А теперь князь. Ты не задумалась, почему Серис столь настойчиво ищет встречи с умершей невестой как раз накануне, а то и в сам день юбилея с ее смерти? Попробуй сопоставить поведение князя в обществе, его идею-фикс и биографию до смерти Констанции? А теперь подумай: что, если...
  
   - Здравствуй, Хель.
   - И я рада тебя видеть, Хэл.
   Я стояла среди сплошного тумана мира мертвых. Передо мной находились сделанные из человеческих костей огромные ворота, за которыми туман из серого превращался в почти черный. А напротив меня сидела на троне Хель: как всегда прекрасна, как всегда ужасна.
   - А уж как я рада, что ты вообще со мной разговариваешь, - искренне вздохнула я.
   - И я даже не сердита на тебя, девочка, - рассмеялась Хель. Ее смех был очень похож на нее саму: он словно бы состоял из двух частей - звонкой и молодой и старческой и басовитой.
   - Тогда ты должна быть прекрасно осведомлена о цели моего сегодняшнего визита.
   - О да, и даже больше, чем ты думаешь, - усмехнулась богиня. - Я дам тебе возможность поговорить с душой Констанции и ничего не потребую взамен.
   - Тогда в чем подвох?
   - Не путай меня с уличными торговцами, Хэл, - сузила глаза Хель. - Я все-таки твоя богиня-покровительница... Да и просьба твоя пустяковая.
   - Спасибо, - облегченно выдохнула я.
   - Обращайся, - прозвенело в воздухе. Богини уже не было.
   Вокруг все также клубился туман и поскрипывали несмазанными петлями ворота. Жизнеутверждающая картина!
   - Ну и что мне теперь делать? - вслух спросила я. - Позвать ее, что ли? Констанция!
   Нет ответа.
   - Констанция!!!
   Аналогично.
   - КОНСТАНЦИЯ, черт бы тебя побрал! - заорала я во всю мощь собственных легких.
   - Не кричи так, не глухая, - тихо прошелестел голос за моей спиной.
   Я стремительно обернулась, едва не потеряв равновесие. На меня смотрела печальными черными глазами молодая девушка с красивым овальным лицом и пушистой косой песочного цвета. Она вызывала бы искреннюю улыбку, если бы не просвечивала насквозь, как плохое стекло, и не прятала в глазах бездну мира мертвых.
   Никогда не смотрите мертвым в глаза - они заберут вас с собой.
   - А ты не подкрадывайся, - ответила я. - Ты ведь знаешь, зачем я пришла?
   - Знаю, - не меняя интонации подтвердила она.
   - Ну так расскажи мне свою историю, - предложила я, одновременно доставая из воздуха удобное мягкое кресло. Здесь, у ворот местного ада, такие милые преимущества существенно улучшают настроение. А разговор будет долгим.
   - Твой брат был прав почти во всем, за исключением некоторых существенных деталей... Хотя вывод он сделал правильный, - начал свой рассказ призрак. - При жизни меня звали Констанция, графиня Лесская. Я - единственная внучка графа Милана Лесского, воспитателя Сериса. В детстве меня едва не растерзал лунный оборотень, и для всего общества я умерла в тот день. На этом решении настоял сам старый князь. Говорят, он ненавидел оборотней. С Серисом мы росли вместе, и не удивительно, что между нами вспыхнула любовь. Мы скрывали ее больше пятнадцати лет, ждали совершеннолетия княжича, чтобы он объявил о помолвке со мной. А когда дождались, счастье наше оказалось недолгим. Однажды в полнолуние, когда я убежала в лес, старый князь послал за мной химер. Они загнали меня, лишили сил и воли к сопротивлению, а погонщики только издевались. Один из них, перед тем как спустить своих тварей, заявил, что все это происходит с согласия Сериса. Вроде как, князь уговорил сына на политически выгодный брак. А я поверила. Я пылала жаждой мести, когда вернулась в мир живых на сороковой день...
   - Ты отравила своим колдовством князя и княжича, но последний сумел выжить, - продолжила я. "Илларио был прав. Comme toujours". - Скорее всего, ты опомнилась в последний момент, испугалась того, что натворила.
   - Да, это так, - согласилась Констанция.
   - Но было поздно. Серис навсегда остался болен, и любое другое существо отправилось на постоянное место жительство в Хель, но вампиры крайне непредсказуемые существа, а также невероятно живучие. Но, видимо, чувство вины за твою смерть, а также боль утраты, заставили его мечтать о смерти и воссоединении с тобой... Но почему он ждал именно сегодняшнего дня, когда исполнится ровно десять лет с твоей гибели?
   - Он не мог уйти раньше. Вчера вернулся из полувековой ссылки его дядя. До этого момента, он не имел права умирать, иначе бы разразился политический кризис.
   - Причем здесь его дядя? - удивилась я. - Он ведь не может стать правителем! Если только...
   - Да. Он может стать регентом при малолетнем князе.
   "Так вот что мы с Илларио пропустили - сына Сериса. Брат многое понял еще из разговора с князем и Миланом, но одного мы даже представить не могли - несовершеннолетнего наследника. Но ведь о подобном должен был знать хотя бы кто-то из свиты князя!..
   ...а "кто-то" и знал", - внезапно поняла я. - "Милан и знал. Кто обратит внимание на малолетнего протеже старика, который внушает всем придворным иррациональный страх? А так парень и с отцом все время рядом, и на глазах, и полезному ремеслу учится. Вот почему они так похожи были, а мальчишка набросился на меня едва о его матери сказали что-то нехорошее. Хитер, князюшка!" - восхитилась я.
   - И сколько лет этому юному максималисту? - спросила я.
   - В этом году Эспаде исполнится двадцать три, - шепотом ответила Констанция.
   - "Эспада", - усмехнулась я. - "Шпага", кажется? Ему подходит.
   Призрак Констанции безучастно смотрела мимо меня на ворота, сделанные из костей мертвецов. За весь наш разговор, она ни разу не изменила интонации голоса или выражение лица. Словно передо мной стоит этакий справочник будущего с Земли: ответит на любой вопрос, расскажет все, что угодно, но обычной программой от этого быть не перестанет.
   - Ну что ж, - вздохнула я. - Спасибо за рассказ, Констанция.
   Повинуясь движению руки, кресло растаяло в воздухе. Я повернулась спиной к умершей девушке и начала спускаться по каменным ступеням, что привели меня в Хель.
   - Стой! Подожди! - догнал меня возглас Констации.
   Я обернулась.
   - Он придет?
   - У него спросишь, - ответила я.
  
  
   Я очнулась в небольшом садике, что прилегал к дому, выделенному нам князем. Ярко светило зимнее солнце, но, против ожидания, было почти тепло. Или это я все еще не отвыкла от могильного холода Хель?
   - Как все прошло, сестренка? - спросил Илларио. Он сидел на скамейке под старой яблоней и допивал обжигающий чай лучших сортов Гласа.
   - Почти как запланировали.
   - Почти?
   - А, - отмахнулась я. - Потом расскажу. Узнаешь самые свежие международные новости из, можно сказать, первых уст. Лучше скажи, где князь?
   - В гостиной.
   - Прекрасно.
   Я встала, отряхнула прилипший к платью снег и пошла в дом. Странно, но мне показалось, что я совсем не замерзла, по крайней мере, в доме было не намного теплее, чем на улице.
   Князь обнаружился там же, где и сказал брат: в гостиной. Когда я вошла в комнату, он посмотрел на меня взглядом, который почему-то напомнил мне взгляд мальчика из картины "Опять двойка".
   - Вы ведь все знаете, леди Хельга? - вместо приветствия спросил он.
   - Знаю, - подтвердила я.
   - Будете меня отговаривать? - горько усмехнулся князь.
   - Ничуть, - пожала плечами я. - Это только ваш выбор, княже. Но боюсь огорчить вас: лично я даже не представляю, как именно вы сумеете уйти за невестой.
   - О чем вы? - насторожился он.
   - Да все о том же, княже. В Хель, а вы идете именно туда, очень трудно покончить жизнь самоубийством. Нечем, видите ли.
   - Мне незачем жить, леди Хельга, - после некоторого молчания сказал князь. - Да и, признаться честно, не хочу я жить так. Все время страдая от боли и вины, стыдясь своей слабости. Я хочу покоя.
   Я молчала.
   Не поможешь ему, девочка? Зря. Он ведь все равно уйдет, так может быть, лучше ему сделать это с честью? Не от своей руки, а от тяжелой изнурительной болезни-проклятия? Помоги ему. Ты ведь уже все решила.
   "Ты как всегда права, Хель".
   Я притворно-тяжко вздохнула.
   - Не смотрите ей в глаза, княже.
  

* * *

   За маленьким тусклым окошком крытых саней бодро проплывали едва виднеющиеся заснеженные горы. Я полулежала на многочисленных подушках, до самого носа закутавшись в теплые шкуры и шали. Было бы странно, если бы я не умудрилась простудиться после нескольких часов бессознательного лежания на снегу неделю назад. Завтра вечером я уже прибуду в Артхолл, где меня поджидает изнывающая от любопытства и скуки Надя.
   "Хорсе, ты слышишь меня?"
   "Да, госпожа", - отзывается оборотень.
   "Хорс!" - укоряю я его.
   "Да, Хельга", - тут же поправляется он.
   "Это путешествие навело меня на странную мысль".
   "Какую?"
   "Мне надо съездить домой".
   "Но...ты ведь едешь домой", - не понял Хорс.
   "Нет, солнце, я говорю не об этом доме. Я имею в виду родину", - ответила я. - "Три года я не была там. Я не знаю, как поживают родители, тетя и дядя, двоюродная сестра, жив ли еще старый пес на даче у деда. Три года не дышала зловонным воздухом великих цивилизаций... они, наверно, беспокоятся обо мне".
   "Я...не знаю, что сказать, Хельга".
   "Не говори. Я ведь не завтра ухожу", - грустно улыбнулась я. - "И не навсегда".
   "Не навсегда?" - подозрительно уточнил Хорс.
   "Конечно, нет!"
   "И правильно", - облегченно вздохнул он. - "Не пугай меня так... Мы ведь тоже будем беспокоиться о тебе".
   "Спасибо, Хорсе".
   За окошком проплывала бесконечная пустыня заснеженных полей. Небо хмурилось свинцово-серыми тучами, грозя скорым снегопадом. Завывал тоскливо бродяга-ветер, делясь впечатлениями от путешествия в очередной уголок бесконечного мира.
   - Au revoir, княже.
  
  
   Зима (фр.)
   пустота (фр.)
   эту пряность (фр.)
   благородные леди (фр.)
   Всегда и везде (фр.)
   И вот (фр.)
   Какой ужас! (фр.)
   очередные проблемы (фр.)
   От фр. glace - лед.
   Жить - значит бороться (лат.)
   От фр. cerise d'or feuille ~ "золотой лист вишни".
   Почему - "тоже"? (фр.)
   Итак (фр.)
   К счастью (фр.)
   Я не знаю (фр.)
   Такова жизнь (фр.)
   Меня зовут Хельга Д'Арэ, хозяйка стихий (фр.)
   Как это мило! (фр.)
   От фр. milan - коршун.
   По крайней мере (фр.)
   Молодец! (фр.)
   Как всегда (фр.)
   Хель - это не только имя богини смерти, но и название самого царства мертвых.
  
  
  
  
   16
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"