Гордон-Off Баду и Юлия: другие произведения.

Сашка

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
Оценка: 9.47*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Через много лет после Афгана

   (Тебе, Саня! Гвардии прапорщику К-ву!)
  
  На дворе двадцать первый век. Почему именно сейчас я приехал, наконец, сюда? Наверно наше извечное дурацкое российское умение все откладывать, заталкивать в так любимое "Потом". Я приехал к моему, к нашему, Сашке, к незабываемому гвардии прапорщику К-ву, с которым не виделись почти двадцать лет.
   В дороге навалились из-под чувства вины перед ним воспоминания. Оказывается, память подробно сберегла столько событий тех лет. Мы прилетели стайкой настороженных кутят, лицо стеганул пустынный, такой незнакомый горячий песчаный ветер. Потом уже в палатке увидели тебя. Помню твое обожженное солнцем почти черное лицо с рыжеватой, выгоревшей щетиной. Для нас ты был монстром, матерым ветераном, только потом узнал, что ты всего на два года старше меня, но это были семь сотен дней на войне. Мы - зеленый молодняк пытались подражать тебе почти во всем, в манере сипловатого громкого густого отрывистого разговора, в раскачивающейся, казавшейся такой матерой, походкой с выворачиванием немного кривоватых по-кавалерийски ног.
   Первый выход на боевые, когда мы перли на себе почти всю поклажу, как навьюченные ишаки, а деды пинками подгоняли нас в бесконечные подъемы и спуски, которым казалось, нет числа, в застилавшем глаза от усталости красном мареве. И только мальчишеская злость и страх оказаться посмешищем, заставляла карабкаться по осыпающимся камням по этой проклятой жаре на коренных зубах.
   Когда в проклятой Чарикарской зеленке меня закружило дурью боя и понесло, я уже не соображал, не то, что где свои, где враги, мне было без разницы, где верх, где низ, и в этой глухо визжащей грохочущей круговерти была только горячая до блеска натертая местами крышка ствольной коробки родного калаша... Когда пришел в себя, я как подвешенный за шкирку щенок болтался в пространстве и в мое отхлестанное недавними тумаками лицо брызгал горячей табачно-чесночной слюной отборный сиплый мат... Только от страха, что моя не очень хорошо пришитая, как это обычно случается у плюшевых мишек, тяжелая голова оторвется и покатится подпрыгивая на оттопыренных ушах, я открыл глаза. В нескольких сантиметрах от себя увидел зеленые блики в твоих растопыренных глазах и рыжевато мохнатые косточки твоего встряхивающего меня кулака всосавшего концы по нелепости еще не оторвавшегося ворота моей песчанки. Почему-то я до сих пор уверен, что ты меня тогда назвал "сынок" и каким-то чудом подбодрил меня, заткнув мне руки автоматом и показав, куда стрелять. Это уже теперь знаю, что "Сынок" и добрые слова в довольно бессмысленном потоке мата мозг захотел услышать и придумал себе сам. А стрелять в такие минуты нужно не для того, что бы попасть во врага, а для того, что бы каждый выстрел отдачей вколачивал тебя, материализовал в существующую здесь и сейчас реальность, не давая испариться, быть сдутым взрывными волнами. И не было у тебя никакой особой любви и заботы обо мне, просто ты вернул в бой его нужную тебе единицу, как я делал потом с другими, но кусочек тёплого долга за это живет внутри. Кто-то подсчитал (всегда поражали люди способные к таким расчетам), что на Невском пятачке под Ленинградом средняя продолжительность жизни солдата была всего около трех часов. Первые минуты в такой обстановке или первый бой важен именно тем, сумеешь или нет найти в этой грохочущей круговерти землю и свои ноги на ней. Именно в этом и помог мне тогда Сашка, и поэтому и сейчас считаю, что благодаря ему вообще остался жив. Это потом на окраине Рухи, вернее того, что от кишлака осталось, мы с пехотой ночью пили каким-то невероятным чудом оказавшуюся у них брагу, от которой во рту была горькая оскомина, а в голове отупляющее опьянение. Сквозь мутный угар ты вколачивал в мою "фанеру" свою кокарду, принимал в десантники. А проснулся под промерзшей насквозь БээМПэшкой в куче неизвестно откуда взявшихся залатанных афганских одеял пропахших кислым дымом и какими-то еще чужими запахами. На деле, наверно это было первое похмелье в моей жизни, ведь даже на выпускном мне не пришлось набраться всерьез...
   За эти годы он как-то усох, оказался намного меньше и тщедушнее, чем сохранила память. На лице отпечатались годы серьезных и целенаправленных издевательств над собственной печенью и организмом в целом, как и перекосившие лицо шрамы не были афганскими, как хирург я видел, что давность рубцов не больше пары лет.
   Бывалого почитателя Бахуса выдало, оживление и блеск в глазах, которые родились, как только выяснилось, что я не против "сбрызнуть" встречу, не смотря на мою сразу создавшую дистанцию "цивильность". Непонятно, как, но сейчас распоряжаться начал я, а он не возражал. Когда осознал это, стало неуютно. Не оттого, что страдаю самоуничижением, а оттого, что Сашка так легко "сдался", а точнее продался за водку. От этой дикости, словно за эту дрянь он продал и меня захотел напиться, не просто выпить, как обычно на праздниках, что бы слегка потеплело внутри, и остановиться до того, как мелкие мурашки побегут по спине и ногам и сделают неустойчивой походку, а всерьез, когда на дне стакана дрожащий мир проваливается в никуда до начала тяжелого похмелья. С хода жахнули "За встречу!", "За здоровье!" и третий. Организм шокированный таким резвым стартом обреченно подал в отставку и мысли накрыл густой пьяный угар. Мне стало плевать, что я думал только что, из-за темени за окном в комнату ворвался пыльный пустынный суховей, двадцать лет сдуло, как пену с пивной кружки. В голове всплыло давно забытое пьянящее ощущение, что вернулся целый и живой, что впереди не фронтовая рулетка с единственной ставкой в жизнь, а вся подаренная тебе судьбой жизнь, длинная, почти бесконечная и, обязательно, светлая и счастливая. По-другому просто не могло быть, ведь иначе не имело никакого смысла уцелевать, ведь не мог слепой случай!... или мог?...
   Сквозь пьяный угар временами я видел ту самую зелень в его глазах, мы вспоминали наших порванных в кровавые ошметки пацанов, перепаханные градами пустые кишлаки, страшное удушье песчаных бурь, которые забивают горло, что там не остается места воздуху и страшное ослепленное удушье заставляет заглянуть в разинутую утробу смерти, и въедливый угар смердящих трупов. Как закушенные зубы стираются в порошок от бессильной злобы за то, что готов сам десять раз умереть, только бы оживить друга, вдруг споткнувшегося об точный одиночный выстрел, и ты трясешь его безразличное уже остывающее тряпично мякотное тело. И, наверно, только мы видим кровавое море в красной эмали звезды с красноармейцем...
   Утром ты наверно правильно не стал вставать, что бы проводить меня, только пробормотал что-то сквозь сон, наверно выругался, я сходил в ларек за еще парой бутылок и оставил их на столе, уходя...
  Мы предали память тех, с кем воевали. Мы, кто остался за них, но мы здесь это уже совсем другие люди. И те, кто вернулся живыми, и те, кто вышел в цинках или сгинул без следа, всех их уже нет, их всех унес ветер времени. Остались те, у кого такие же имена и фамилии и даже сделаны записи о былом в военных билетах, но это не наши ордена и медали брякают на парадных пиджаках, тех, кто их получал уже давно нет... Осталось одиночество и еще только память и вина горькая и неискупимая...
  А смог бы я подняться сейчас в атаку, как тогда, без головы и оглядки в пьянящем адреналиновом сержантском кураже?!...
Оценка: 9.47*4  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com P.Ino "Война с разумом"(Киберпанк) А.Емельянов "Последняя петля 7. Перековка"(ЛитРПГ) В.Соколов "Мажор 2: Обезбашенный спецназ "(Боевик) А.Кочеровский "Везунчик Вако"(Уся (Wuxia)) М.Юрий "Небесный Трон 1"(Уся (Wuxia)) Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 1"(Киберпанк) Р.Ехидна, "Жена проклятого некроманта"(Любовное фэнтези) Ю.Резник "Семь"(Антиутопия) B.Janny "Берег мёртвых "(Постапокалипсис) А.Кристалл "Покорение небесного пламени"(Боевое фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"