Горелик Елена: другие произведения.

Книга 1. Не женское дело

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Реклама:
Читай на КНИГОМАН

Читай и публикуй на Author.Today
  • Аннотация:
    Агитки - необычные графические подписи Повесть о семнадцатом веке, Карибском (а в те времена - Испанском) море и двух пришельцах из будущего... ;) Основная задача - выжить. Выкладываю отрывки из книги, и жутко извиняюсь за отсутствие форматирования: почему-то самиздат в упор не желает принимать от меня вордовский файл :((( Добавлены ссылки на несколько интернет-магазинов, где можно купить эту книгу ;)

Обложка книги []
  
  Не женское дело, Фантастика, "Лениздат", тир.5050, ISBN:978-5-9942-0083-4
  
  Итак, книга вышла в "Лениздате" в серии "Боевая фантастика" ;)
  Купить её можно здесь: http://www.moscowbooks.ru/book.asp?id=411319
  
  И здесь: http://www.mdk-arbat.ru/bookcard_all4.aspx?Book_id=2773840
Купить в интернет-магазине "Болеро":

http://www.bolero.ru/books/9785994200834.html

http://books.gosniias.ru/showTov.asp?Cat_Id=519042

http://books.allmedia.ru/showTov.asp?Cat_Id=519042

http://books.ufostation.net/showTov.asp?Cat_Id=519042

http://www.qpig.ru/showtov.asp?Cat_id=519042

http://market.yandex.ua/model.xml?hid=90829&modelid=2189054

http://www.dom-knigi.ru/book.asp?Art=280911&CatalogID=29&PartnerID=11

http://www.bu-kva.ru/index.php?productID=104676

http://www.bookvoed.ru/one_picture_h.php?tovar=390535&tip=1

http://www.zone-x.ru/showTov.asp?Cat_Id=519042

 

  
  
  
  Выкладываю отрывки из книги ;)
  
  
  
  
  ***
  
  "Уй, блин... Как это меня угораздило?"
  Это была первая мысль, когда к ней вернулась способность соображать. И память. Удара Галка не почувствовала, зато последствия явно не соответствовали его предполагаемой силе. "Лэнд Крузер" весит больше тонны, а ехал тот ...нехороший человек на скорости не ниже восьмидесяти кэмэ. Маленький мотороллер должно было раскатать по асфальту тонким слоем, вместе с ней. Следом вернулось ощущение верха и низа. Галка лежала на спине, и пока не рисковала открывать глаза. Нужно было сначала проверить, все ли части тела на месте. Руки-ноги вроде бы при ней, и даже слушаются. Только в ушах какой-то ритмичный шум. "Контузило, наверное. Видно, по черепушке приложило". Только после этого Галка открыла глаза.
  И увидела полное звёзд безлунное небо.
  "Что за фокусы?"
  Она точно помнила, что на дворе октябрь 2007 года от Рождества Христова, что шёл дождь, и было прилично холодно. А здесь звёздное небо. Что бы там ни было, а пострадавших в ДТП обычно увозят на "скорой", ей никто не дал бы валяться до поздней ночи на дороге. Не находя логического объяснения этой странности, Галка сделала усилие и села. Голова тут же отозвалась тупой пульсирующей болью. Сброшенный за ненадобностью шлем "порадовал" хозяйку здоровенной вмятиной слева. Кусок прочного пластика вовсе неизвестно куда подевался. В общем-то, шлем спас ей жизнь: левый висок наливался тяжестью и болел... Но Галка не думала об этом. Она сейчас вообще ни о чём не думала. Только тупо смотрела перед собой.
  Она сидела на плотном, утрамбованном прибоем песке. А метрах в пяти от неё с воспетым Гомером гекзаметрическим ритмом шумело, плескалось море.
  - Ёлки зелёные, где я?!!
  Ответа не последовало по той простой причине, что отвечать было некому. Вот тут Галка испугалась по-настоящему. Оказаться чёрт-те где, вокруг ни души, и самое главное - совершенно непонятно, что произошло. Шок не проходил минут пять. А когда прошёл, захотелось сказать что-нибудь эдакое, из категории "Написано на заборе". Кто-то другой на её месте уже пребывал бы в состоянии паники, но Галку одолевал всего лишь страх, а это вполне можно было контролировать. "Если только это не глюки от удара по голове, - она попыталась себя успокоить. - Сотрясение вообще-то штука с сюрпризами. Иди знай... Или это мне вовсе снится. А я сейчас преспокойно валяюсь в больничке, под капельницей... Ну, если так, то жить можно. Рано или поздно приду в сознание. Хоть будет что вспомнить".
  Чуток приободрившись, Галка встала. Между тем, здесь было определённо теплее, чем должно быть в октябре на широте её родного города. Пришлось снимать куртку. Левый рукав превратился в клочья, но рука под ним оказалась целёхонька. Девушка не удивилась. Мало ли какие во сне могут быть несуразицы. Только сон этот был на редкость реалистичным. И море шумело совсем так же, как в Крыму, и вода солёненькая. И песчаный берег, заросший какой-то тропической растительностью - как в Ливадии. И звёзды...
  Звёзды.
  Между прочим, батя в своё время учил её хоть приблизительно определять своё местонахождение по положению созвездий в данное время года. Так вот: если верить звёздам, к которым Галка присмотрелась повнимательнее, находилась она где-то неподалёку от экватора. "Ковш" Малой Медведицы "окунулся" в море, Большой Медведицы вообще не было видно, зато градусах в сорока над горизонтом стояла хорошо знакомая ломаная линия Кассиопеи. А Млечный Путь сиял так, что перед ним померкло всё, доселе виденное Галкой на родном, насквозь прокопчённом выхлопами небе. Восхищение перед этим великолепием на какое-то время заставило её забыть обо всех странностях. Но всё тот же вопрос: "Где я?" - напомнил о себе болью в левом виске. Часы разбиты, мобилка работала, но в автономном режиме, с отключённым GSM-модулем, как это обычно случалось вне зоны приёма. На экране горела всё та же дата 20.10.2007, и время - 20:38. Галка отлично помнила, как, выезжая, посмотрела на экран. Было пятнадцать минут девятого. Около ЦУМа она ещё обратила внимание на цифры в углу большого видеоэкрана - было 20:26. А ещё минут через пять на том дурацком перекрёстке... Словом, в отключке, если верить часам, она пробыла очень недолго. Сколько же прошло на самом деле, одному Богу ведомо.
  "Не похоже это ни на глюк, ни на сон, - подумала Галка, снова ощущая ледяную пустоту, заполнявшую её существо. - Слишком много достоверных деталей, такое невозможно навоображать, хоть и в бреду. Значит..." Голова раскалывалась, но она, бросив пробитый шлем, поплелась вдоль берега. Если всё-таки верить своим глазам, звёздам и необъяснимому ощущению, будто сейчас глубокая ночь (а не глюканутому телефону с его 20:38), то находится она не где-нибудь, а на каком-то из тропических островов. Несложные подсчёты, базировавшиеся на времени года и положении созвездий, позволяли сделать только такой вывод. Точнее она могла бы определиться с помощью GPS-приёмника, встроенного в мобильный, но он не работал. То ли вырубился от удара вместе с GSM-модулем, то ли вообще не находил сигнал от спутника. Ну, что ж, если мобилка не в порядке, это ещё не повод вешать нос. Тропики? Пусть будут тропики. Карибы, к примеру. Курортные острова с оживлёнными морскими трассами. Рано или поздно на неё кто-нибудь наткнётся, если этот островок необитаем. А если обитаем, то автоматически отпадает и эта проблема. Закавыка с властями? Так мало ли русских и украинских туристов шляется по миру?.. Одним словом, Галка ещё не знала, как именно выкрутится, но что выкрутится - была уверена на все девяносто девять.
  Сейчас главная задача вообще выжить.
  Смертельно захотелось спать, но какой уж сон после всего случившегося? Галка брела по берегу, пока не наткнулась на выброшенное морем бревно. Откуда оно тут взялось, девушка думала в последнюю очередь. Просто села и, тупо уставившись в слабо светящуюся линию прибоя, оцепенела в странной, навалившейся на неё апатии. Такое с ней бывало только пару раз в жизни, когда выматывала нервы на сто двадцать процентов. Даже компьютеру нужна перезагрузка, если в него понавешать лишнего. Что уже говорить о таком сложном приборе, как человеческий мозг? Лучше всего было бы выспаться, но сон не шёл. Придётся посидеть вот так, без единой мысли в голове. Помедитировать на морские волны. Глядишь, к утру появятся какие-нибудь свежие идейки.
  
  ***
  
  Представив, каким манером он заставлял бы её "силой", девушка зашлась в новом приступе хохота. А Владик, как ни странно, совсем не обиделся.
  - А я вообще-то мириться приходил, - сказал он, когда Галка отсмеялась.
  Та сразу поняла, о чём шла речь. О визите за мобильным. И насторожила ушки. Владик был из тех, что оскорбляются на всю жизнь, а её словесные подковырки на Катькином дне рождения были из разряда оскорблений. Она, собственно, рассчитывала таким образом от него раз и навсегда отделаться. А оно вон как получилось.
  - Я это поняла, - кивнула Галка. - Только не поняла, что за причина. Не объяснишь?
  - У меня нет друзей, - вечернее небо и костёр на природе вообще-то располагают к откровенности, а сейчас кроме них двоих на острове никого не было. Почему бы не поговорить начистоту? - Приятелей до фига, а вот друзей, таких, которым можно было бы доверять на двести процентов - нет. О тебе говорят, что ты человек надёжный. Вот я и подумал...
  - Так чего ты от меня теперь хочешь? Дружбы? - голос девушки был ровным, без особых эмоций. - Оно, конечно, дело хорошее, только дружбу тоже надо заслужить. Усекаешь? Это тебе не магазин - пришёл, увидел, заплатил. Просто так тоже не подойдёшь похлопать по плечу и сказать: "Здорово, чувак! А давай дружить?" Песочница, блин... Дружбы тоже надо оказаться достойным.
  - Ясно, - Владик смотрел на костёр, где, потрескивая, сгорала пальмовая кора. - Что ж, будем стараться.
  - Бог в помощь...
  
  ***
  
  Плеск воды, бьющейся о деревянный борт. Да. Этот звук Галка не спутала бы ни с каким другим. Зря, что ли, выходила с отцом на лодке порыбачить? Лодка? Яхта? Девушка осторожно высунула голову из кустов.
  Всё-таки лодка. И в ней человек пятнадцать. Но не на лодку сейчас смотрела Галка, мысленно проклиная всё на свете. На фоне стремительно светлеющего неба чётко вырисовывался трёхмачтовый парусник. Самый что ни на есть старинный, будто сошедший с иллюстраций к "Одиссее капитана Блада". И выглядел этот корабль так, будто его недавно использовали в качестве мишени на артиллерийском полигоне: в борту кое-как заделанные дырки, средняя мачта - кажется, она называется "грот"? - треснула у основания, даже отсюда видно. Обложив как следует судьбу, подсунувшую ей такое "приключение", Галка повнимательнее присмотрелась к лодке. Народ там тоже был ...живописный, если не сказать хуже. Загоревшие до бронзового цвета лица, черт которых из её засады было не разглядеть. Кто в рубашках, кто в кожаных безрукавках, кто голый по пояс. Галка на миг подумала, что из лодки сейчас потащат съёмочное оборудование - скажем, снимают очередное продолжение "Пиратов Карибского моря". Натура ведь самая подходящая. Но увы. Лодка уткнулась носом в песок, и "живописный народ", выскочивший оттуда, вскинул на плечи какие-то мешки и бочонки.
  - Твою мать... - зло процедила Галка. Видел бы её сейчас кто-нибудь из знакомых - бежал бы без оглядки.
  Тихонечко, стараясь не задеть ни одну веточку, она подалась назад. Туда, где её точно не могли видеть.
  "Картина маслом. Название - "Приплыли", - думала она, делая всё возможное, чтобы не выдать своё местопребывание ни единым звуком. А сердце колотилось так, что она даже испугалась: услышат! - Перемещение пространстве и времени. А ведь это пираты... Вот что за пистолетик я нашла... Ёлки тресни, вот и не верь после этого фантастам... Так. Делать-то что будем?"
  Вопрос был из разряда "на засыпку". С одной стороны, торчать на этом островке всю оставшуюся жизнь не имело смысла, хотя бы по той причине, что кроме пиратов они тут рискуют никого больше не увидеть. Да и прятаться всю жизнь не получится. Значит, надо выходить на контакт. Но тут вырисовывается другая проблема: пираты есть пираты, как бы их в книгах ни приукрашивали. Судя по обрывочным данным, которые Галка время от времени вылавливала в интернете, отморозки они были ещё те. Ценили только золото, пытали пленников, уважали одну лишь силу, и вообще были полными беспредельщиками. А уж как они относились к женщинам - Галкины современники, подпольные работорговцы, отдыхали, нервно куря в коридоре.
  Остаётся надежда на одно неприятное свойство человеческой натуры.
  "Золото, говорите, ценят? Ну, ну..."
  
  ***
  
  9
  
  - Подъём! Влад, подъём, говорю! Твою дивизию... Вставай, ты, крейсер "Аврора"!
  - Что... что такое?
  - Тихо! - зашипела Галка, зажав ему рот. - Мы тут не одни.
  Владик не сразу понял, отчего Галка так волнуется, и попытался было оттолкнуть её и повозмущаться. Но встретился с ней взглядом, и передумал. Ну, то есть, он попросту застыл от страха: сейчас его соседка по двору была опасна как никогда. Отчего-то Владику на ум пришло сравнение с её ножом. Он встал на четвереньки, и, стараясь не шуметь, посмотрел в том же направлении, куда смотрела Галка. Они устроились неподалёку от ручья, но не у самого его берега. И в стороне от найденной тропки. Это их и спасло, во всяком случае, от нежелательного внимания семерых мужиков, тащивших к ручью бочонки. Пятеро из них волокли посуду, двое имели на руках по ружью старинного образца и по паре пистолетов за поясом. И у всех на поясах болтались сабли. Эти типы прошли по тропе к маленькому затону, где и принялись наполнять свою тару ключевой водицей... Владик снова перевёл взгляд на Галку, и увидел, как та медленно перехватила нож с заранее выпущенным лезвием, остриём от себя. Потом он рискнул посмотреть ей в лицо. И страх почему-то прошёл. Просто бывают люди, которые не только не раскисают в момент опасности, а становятся похожими на вот этот нож - существами, сделанными из легированной стали. Напади сейчас на них кто-нибудь, да хоть эти господа с бочонками - в первые же секунды недосчитались бы одного, а то и двоих. А там уже как Бог даст. И Владик начал заражаться этой её уверенностью. Хоть и понятия не имел, что ему делать.
  Водоносы ушли, и Галка едва слышно вздохнула.
  - Отлично, - прошептала она. - Ситуёвина - зашибись.
  - Что делать будем? - Владик задал вслух вопрос, которым мучилась сама Галка.
  - Думать, - девушка всё ещё смотрела в сторону, куда ушли семеро гостей. - Не похоже это на киносъёмки, хоть стреляй. Они явно шли с опаской.
  - Значит, это...
  - Пираты Карибского моря. Только, в отличие от Джека-Воробья, настоящие.
  - КТО?!!
  - Цыц! - тихо и страшно зашипела Галка. - Будешь орать, я тебя сама зарежу, не стану ждать, пока они, - кивок в сторону, куда ушли мужики, - тебе кишки выпустят!
  - Блин... - Владик был бледен настолько, что Галка даже испугалась за него. Он боялся. Очень боялся. И даже не пытался это скрывать. - Значит, это мы ещё и во времени...
  - Давай вспоминать, что мы вообще знаем о пиратах, - девушка не переставала следить за зарослями. Если сейчас кто-нибудь услышит, как они тут перешёптываются, мало им не покажется.
  - Ну... они нападают... в море...
  - Не только в море, - Галка, в отличие от Владика, чуть побольше времени уделяла самообразованию, и, в отличие от всё того же Владика, умела выделять из потока информации более-менее значимые факты. - На суше тоже отмечались будь здоров. Народ они были горячий, верно?
  - Точно, сразу за пистолеты и ножи, - кивнул Владик, тоже с перепугу кое-что припоминавший. - А ты... ты что, собираешься с ними переговоры вести? Они же...
  - Знаю, - усмешке Галки обзавидовался бы и граф Дракула. - Я тоже не пальцем деланная. В крайнем случае, их станет на пару человек меньше. Но это в очень крайнем случае. А я думаю уболтать их забрать нас с собой. В цивилизацию.
  - Как?!! - Владик, забывшись, вскрикнул, и Галке пришлось пригрозить ему кулаком. - Как ты собралась их убалтывать? - чтобы не схлопотать по фейс, он едва слышно шептал. Но лицо, и без того бледное, было теперь ещё и перекошено нескрываемым ужасом. - Знаешь, что они с женщинами делают, когда никто не видит?
  - Догадываюсь. А знаешь, что с нами будет, если мы тут останемся? Сегодня пришли эти, через неделю, месяц, полгода - придут другие, не лучше. Долго мы с тобой сможем сохранить силы на устрицах и бананах? Лично я не оптимистка, и предпочту выбираться отсюда как можно быстрее. Похоже, эти ребята собрались тут застрять. Я видела, барахло с собой в лодке волокли. Так что время у нас есть. И мы с тобой должны придумать себе такую легенду, чтобы и заинтересовать этих товарищей взять нас на корабль, и на вранье не попасться, хотя бы по первому времени. А там найдём способ сбежать, лишь бы оказаться где-нибудь недалеко от обитаемого берега.
  - Риск - благородное дело, но не до такой же степени! - возмутился Владик. - Ты точно с дуба рухнула! Ты же и слова сказать не успеешь, как они тебя быстренько оприходуют!
  - Ты давай мозгами шевели, придумывай легенду, - хмыкнула Галка. - А я уже подумаю, как это всё подавать. Чтобы не оприходовали.
  Владик махнул рукой. Если она хочет смерти - пусть лезет на рожон. А он отсидится в кустах. О чём и сообщил.
  - Щас тебе, отсидишься ты в кустах, - язвительно прошептала Галка. - Если они увидят меня, то потом всё равно островок обыщут. И тогда в оборот возьмут уже тебя. Нравится?.. А, не нравится. Тогда слушай сюда. У меня тут заготовочка наметилась...
  Минут пять она объясняла Владику свою задумку. Тот слушал весьма скептически, но не перебивал. Во всяком случае, это было уже что-то более определённое. Маленький шанс. Если они вывалились из родного двадцать первого века куда-нибудь в семнадцатый-восемнадцатый, то здесь нужно как-то выживать. Без папиных денег, без джипа, без приятелей, охраны, элитных клубов... Но ведь Галка и дома как-то выживала без всего этого. Значит, и он, если захочет, сумеет? И когда-нибудь сможет защитить её? Он мужик, а должен отсиживаться в кустах, пока девушка рискует головой. С другой стороны соседка права: самое большее, что он может сделать ножом - порезаться. А уж кого-то защищать...
  Галка дождалась, пока солнце взойдёт достаточно высоко. С корабля к тому времени прибыли ещё две небольшие шлюпки, на берег высадилось как минимум человек сорок. Продырявленный корабль отбуксировали ближе к берегу и принялись выгружать шлюпками оттуда всё подряд - поклажу, какие-то мешки, бочки. Потом настал черёд пушек. Бронзовых. Дульнозарядных. Похожие Галка видела только в городском музее - свидетели былой славы лихих казаков Богдана Хмельницкого мирно выстроились рядком во втором зале. Высадившиеся тут же принялись сооружать временный лагерь. Видимо, собирались задержаться здесь на несколько дней. Корабль, там, хоть как-то отремонтировать, днище почистить, ещё чего-нибудь. Прятаться от них все эти несколько дней не с руки. Лучше объявиться, но так, чтобы у пиратов - а Галка теперь абсолютно была уверена, что это настоящие пираты - не возникло никаких сомнений в её словах. А заинтересовать и удивить она их действительно могла.
  Пока одна группа морячков каталась между берегом и кораблём, перетаскивая на пляж свой инвентарь, другая развела костёр. Среди них выделялись трое: два мужика, одетые так же, как и остальные, но, во-первых, в более-менее новое и чистое, а во вторых, начальственного вида. И ещё один невысокий, седой, в простых рубахе и штанах, в жёлтом головном платке, но тоже державшийся независимо. Капитан и его офицеры - сообразила Галка. Из этих троих один держался более властно, вызывающе, что ли. И на рожу был - только детишек пугать. Второй больше соответствовал Галкиным понятиям о дворянине семнадцатого века. Загорелый, как и все, но на лицо не в пример симпатичнее капитана. Уже не скажешь "рожа", во всяком случае. На троих у начальничков было одно выражение лица - хмурое. Точно, кто-то на них здорово наехал. Тут веселиться не от чего. Команда тоже не выглядела особо счастливой, но во всяком случае повеселее капитана и офицеров. А уж когда они выгрузили своё имущество и поджарили на костре мясо, то даже затянули какую-то песенку. Галке пришлось ждать этого добрых два часа, но она никуда не торопилась. Каково приходилось сейчас Владику, она могла представить, но лишь бы он не вздумал высовываться или шуметь. Соображалки должно хватить, всё-таки высшее экономическое за плечами. В общем-то затягивать с визитом тоже не стоило. Страх - штука коварная. Иного он и разума лишить может. Вот так и кидаются некоторые сквозь кусты, не помня себя от страха, а их первой же пулей...
  Ветерок донёс до неё запах жареного мяса, фруктов и чего-то спиртного. Дождавшись, когда народ примет грамм по двести, Галка мысленно помолилась, поправила закатанную до колен штанину и осторожно, сантиметр за сантиметром, подтянулась почти к самому краю зарослей. Прислушалась. Говорили эти люди по-английски, но как-то не так. Оно и понятно: за триста с чем-то там лет любой язык бы переменился. Но - ещё одна странность - Галка не испытывала никаких языковых трудностей. Она каким-то десятым чувством понимала всё сказанное, и почему-то была уверена, что ей удастся объясниться.
  "Почему это случилось именно с нами?"
  Вопрос, занозой засевший где-то в глубине, долго не мог пробить себе путь "наверх", к её сознанию. Но вот пробился, и Галка не могла дать ответа.
  "Почему именно я? Кому и, главное, для чего это понадобилось? Я не верю в такие случайности..."
  
  ***
  
  - Порт-Ройял, - Галка, свободная от вахты - пассажиров на пиратских кораблях действительно не бывает, даже за деньги - смотрела вперёд. - Город, который мы с тобой могли бы увидеть только под водой.
  - А что с ним не так? - поинтересовался Владик - тоже пока свободный от камбуза.
  - Я где-то читала, его землетрясением снесло. Морем накрылся. Только никак не вспомню, в котором году. То ли в тысяча шестьсот девяносто первом, то ли в девяносто пятом...
  - Двадцать с гаком лет ещё ждать. Ну, тогда нам с тобой беспокоиться не о чем, - хмыкнул Владик. - Кроме одного: где взять эти чёртовы пять тысяч?
  - Надо - значит, найду где, - процедила Галка. Это было самое уязвимое место их плана. - В крайнем случае, кого-нибудь ограблю.
  - Можем просто сбежать.
  - Щас, - едко сказала девчонка. - Этот Причард одного из нас сто пудов на борту оставит, в заложниках. А сам с другим отправится искать лавку голландца. Который нас и знать не знает. Так что лучше в город с капитаном идти мне. Так будет надёжнее. Я-то как-нибудь вывернусь, дома от блатняка отгавкивалась, довольно успешно, как видишь. До сих пор жива, здорова. А ты точно не вывернешься. Привык за папочкиных халдеев прятаться...
  - Дался тебе мой папочка, - Владик мрачно посмотрел на неё.
  - Дался или не дался, а ничему он тебя не научил, - огрызнулась Галка. - Думал, его бабки всё заменят. Сильно тебе они тут помогли?.. Вот и я о том же, - добавила она, заметив, что Владик и сам не свой. - Ну, ладно, не сердись. Сама как на иголках. И вот ещё... Если увидишь, что что-то не так - прыгай за борт. Плыви. Так у тебя хоть какой-то шанс будет...
  Ради похода в город капитан позволил ей одеться во что-то более приличное. И естественно, мужское - парижских платьев на корабле не наблюдалось. Впрочем, Галка скорее дала бы себя утопить, чем влезла бы в корсет. Нашлись даже более-менее новые испанские (в лучшем смысле этого слова!) сапоги всего-то на два размера больше нужного. Но после переодевания её невозможно было отличить от юнги, принарядившегося для парадного выхода. Кэп даже саблю выделил от своих щедрот. Правда, она была тупая, но по башке кого-нибудь огреть - самое то. Галка чувствовала себя хуже не придумаешь. Сапоги тяжёлые, так и норовят свалиться с ног. Кое-как соорудила что-то наподобие знаменитой портянки, чтобы в самый ответственный момент не потерять обувку. А то ещё на складе перед дядькой Жаком отчитываться. Сабля, длинная и тяжёлая, с непривычки колотила по ногам. Пояс на штанах, не рассчитанный на девичью талию, болтался. Пришлось затягиваться кушаком. Стильная серая кожанка без рукавов поверх новой рубашки смотрелась прилично, хоть это радовало. Ну, а растрёпанные ветром патлы - кого тут этим удивишь?
  - Сойдёт, - крякнул капитан, когда хмурая девушка выбралась на палубу. - За девчонку точно не примут.
  - Я безумно счастлива, - буркнула себе под нос Галка.
  - Братец твой здесь останется, для надёжности. А то вдруг у тебя возникнет желание меня надуть, - Причард предупредил её ещё разок, для доходчивости.
  - Ты получишь свои деньги, - мрачно пообещала Галка, и полезла следом за капитаном на верёвочный трап.
  Старый Жак ждал их в шлюпке, и, как только девушка спрыгнула, они отвалили от борта.
  Порт-Ройял построили на западной оконечности длиннющей песчаной косы, образовывавшей огромную бухту. Лучшего места для стоянки кораблей не вообразить. Особенно, в спокойную погоду. Сейчас погода была именно спокойная, но волны тут ходили - как на Днепре в сильный ветер. Хотя, что такое река, даже большая, по сравнению с морем?.. "Орфей" бросил якорь чуть дальше, чем обычно, сразу за двумя фрегатами и бригом. Потому шлюпке пришлось пройти мимо этих бортов, и Галка на какое-то время отвлеклась от своих тяжёлых раздумий. Она ещё по дороге замучила Старого Жака расспросами. Что за корабль "Орфей"? Барк? А чем барк отличается, скажем, от фрегата или галеона?.. Линии корпуса, парусное вооружение, количество пушек, водоизмещение - всё играло роль при классификации корабля. Их двадцатипушечный барк, например, отличался от такого же по количеству орудий и водоизмещению фрегата лишь обводкой корпуса, и наличием у второго типа корабля прямоугольного паруса на бизани. Тогда как у "Орфея" на бизани наличествовал парус "бригантина", дополненный сверху топселем. Галка на память раньше не жаловалась, однако названия парусов, элементов рангоута, стоячего и бегучего такелажа у неё в голове почему-то не держались, то и дело выпадали. Пришлось записывать. Но зато по писанному она уже загоняла эти названия куда положено. Заколачивала как гвоздём. И, проплывая в шлюпке мимо фрегатов, мысленно перечисляла наименования парусов и рей.
  Это здорово помогло ей, во-первых, не думать о своём патовом положении, а во-вторых, навело на одну бредовую идею. Шанс её реализовать, понятно, был мизерный, но он хотя бы имелся. В отличие от варианта "плаванья по течению", от которого можно было ждать только полного провала. Если она проиграет, ей и Владику конец. Хорошо если просто прирежут или пристрелят. А могут ведь продать какому-нибудь ямайскому плантатору, дабы "возместить убытки", намёки уже звучали... В общем, у Галки возник еретический план, и она собралась воплотить его в жизнь. Если появится такая возможность.
  
  ***
  
  Двое пиратов вскинули незадачливого гостя на второй стул и даже с насмешкой поправили съехавший парик...
  - Твою мать! - искренне возмутилась Галка, узнав этого человека. - Брок, чёрт его возьми!
  - Вот это сюрприз, - Причард знал о подозрениях своего боцмана, но чтобы они оправдались таким вот образом - никак не ожидал. - Ещё один любитель пригребать чужое добро чужими же руками... Послушай, Бернард, - он снова улыбнулся Уоллесу, - что у тебя за делишки с этим толстозадым?
  - Не твоё собачье дело, - огрызнулся Уоллес. - Ты никому, никогда и ничего не сможешь доказать, так что катись, пока я добрый.
  - Ах, ты у нас добрый...
  - Морган вам всем перед повешеньем поджарит пятки. А чтобы не подгорело, смажет салом.
  - Значит, капитан Уоллес нормального человеческого языка не понимает, - встряла Галка, заметив, что Причард задумался. Морган - это местный пахан, с ним ссориться никому не стоило. - Ладно. Я это затеяла, я за базар и отвечу. Только вам, капитан Уоллес, от этого легче точно не станет.
  - Хорошо, - Причард понял, что она имела в виду, и уступил ей сольную партию. В случае успеха они все получат, что хотели. В случае неудачи он так или иначе остаётся при деньгах, а гнев Моргана обрушится на девчонку. - Займись этим. Только смотри, не перестарайся. Нет доказательств, говоришь? - он с насмешкой посмотрел на Уоллеса. - Сейчас будут.
  Девушка кивнула. Она уже знала, что и как делать.
  - Ба, мастер Питер, - Галка подошла к стулу, на котором сидел окончательно пришедший в себя и скорчившийся от страха голландец. - Надо же - какие люди, и без конвоя... А ну смотреть мне в глаза!!! - неожиданно громко и зло рявкнула она, дёрнув купца за гладко выбритый подбородок.
  - Я... я не понимаю, чего вы... от меня хотите!.. - голландец, несмотря на своё заикающееся заявление, всё же понял, что попал в хороший переплёт. Эта девчонка не шутки шутить пришла. Во всяком случае, вид она имела самый решительный.
  - Говори, что у тебя за дела с этим, как ты выразился, псом?!! - девушка была зла, как никогда. Ведь его присутствие здесь могло означать только одно: голландец "заказал" родного брата. И ей впервые в жизни нестерпимо захотелось убить человека. Именно этого. Да не просто убить, а как следует измочалить, в кровь и мясо, чтобы помирал как можно дольше. Не дождавшись ответа, она что было сил ударила Брока по лицу и яростно закричала по-русски: - Говори, сука, не то убью! Говори! Говори!!!
  Ещё удар. Ещё... У неё на костяшках пальцев появились кровоточащие ссадины, но боли она не чувствовала. Только ярость. По её мнению, человек, ради денег не пощадивший брата, не имел права называться человеком. Голландец визжал от ужаса: эта чёртова московитка действительно пришла по его душу. Неспроста она с пиратами связалась, ох, неспроста... А злоба Галки была такой искренней, что он сразу и безоговорочно поверил в перспективу свой скорой смерти.
  - Я не хотель!!! - заорал он по-русски, захлёбываясь кровью, хлынувшей из разбитого носа. - Мой кредитор сказаль, конфискует мой контор, если нет деньги платить долг! Тогда я нанималь этот человек, чтоби он убиль мой брат и его компаньон, ваш отец! Архангельск далеко, никто би не узналь!.. Нет, умольяю вас, не бейте!!! Я всьё скажу!!! Я дольжен биль сей час забрать свой доля от его добича, которий мои люди помогаль продать! Это биль мой спасений от банкрот!..
  - Так-то лучше, - Галка внезапно успокоилась, и только сейчас Причард задумался: что именно было игрой? Её гнев или вот это спокойствие? - А теперь, мастер Питер, будьте так любезны, изложите всё вышесказанное на бумаге и по-английски. Есть здесь бумага и перо?
  
  ***
  
  С корабля она ушла последней, и вернулась первой, таща корзинку с покупками. На свои честно украденные она прежде всего прикупила нормальную одежду. Ну, то есть, могло бы быть и получше, однако, новые штаны и сапоги не норовили с неё свалиться. Плюс взяла себе несколько пар чулок, больше похожих на связанные из тонкой нити длинные носки. Надевать под сапоги, как большинство местных пиратов. Кое-что привезла и для Владика. И на самом дне корзины - три бутылки хорошего вина. Отдала пятнадцать песо, сумасшедшие деньги, но вино было настоящим французским. Во всяком случае, так сказал Пьер, а он в этом разбирался получше неё. Они уже выпили этого вина на троих, в той таверне, причём, Галка явно старалась набраться поосновательнее. Билли и Пьер, заметив, что с ней неладно, побыстрее вытащили её оттуда и отправили на "Орфей". И, захватив остаток вина с собой, девушка без лишних возражений позволила себя увести. На душе у неё было удивительно мерзко...
  - Держи. Пригодится.
  Она оглянулась на голос. Билли, заведовавший корабельным арсеналом, протягивал ей два пистолета.
  - Спасибо, - сказала девушка. - Но я с огнестрельным оружием раньше дела не имела. Только с ножами.
  - Не беда, покажу, как с ними обращаться. И вот ещё, - вручив ей пистолеты, Билли взял с бочки саблю. - Для меня маловата, а тебе точно будет по руке. Бери, не стесняйся. Хорошая испанская сталь. Я бы тебе барахла не предложил.
  - Спасибо, - Галка поблагодарила его ещё раз.
  - Э, да ты совсем не в духе, - Билли давно это заметил, но высказался только сейчас. - Нет, Алина, я тебя понимаю. Сам остался без родителей в девять лет. Только вот что я тебе скажу: не вздумай утворить какую-нибудь глупость. Ты славная девчонка, хоть и злюка, и я не хочу, чтобы тебя скормили рыбам...
  - ...предварительно оттрахав всей кучей, - Галка была пьяна, но не настолько, чтобы не соображать. А соображала она быстро, и недомолвку Билли угадала сразу. - Тебе тоже несладко в жизни пришлось. Но оказаться на моём месте я бы и врагу не пожелала. Ты знаешь, каково это - ходить по палубе, зная, что каждый или почти каждый только и норовит затащить тебя в трюм? А ты знаешь, что я в свои двадцать ещё ни с кем, ни разу?.. Удивился, правда? Хотя, я последнее время только и делаю, что удивляю вас по самое некуда.
  - Чёрт... - уж на что Билли был тёртый калач, но и то поразился такой внезапной откровенности. - Не злись, Алина. Я-то тебя не обижу, сама знаешь. Бертье тоже. Штурман у нас из благородных, он к дамам не пристаёт. За остальных так ручаться не могу. Но я твой друг.
  - Давно?
  - Давно. И я порву любого, кто посмеет тянуть к тебе лапы.
  - Если от него что-то останется после общения со мной, - хохотнула Галка. - Шучу, естественно.
  - Шуткой тут, как по мне, и не пахнет... Вот что, - Билли явно придумал какой-то выход из нелёгкой ситуации. - Бери-ка саблю и пошли на шкафут.
  - Зачем?
  - Затем. Ты учила меня драться без оружия в руках, а я поучу тебя драться с оружием. В жизни пригодится.
  Галка улыбнулась. Печально, но тепло. И это, пожалуй, была первая её искренняя улыбка за эти дни.
  - Что бы я без тебя делала, - с иронией сказал она.
  - Пропала бы, - усмехнулся Билли, хлопнув её по плечу. - Ещё на острове. Ладно, пошли. Завтра утром команда явится на борт, и тебе придётся нелегко.
  Билли быстро сообразил, что девчонку ещё рано обучать на острых саблях. Приволок две палки, и долго натаскивал новоявленную ученицу правильно махать ими. Единственное, чему её учить не приходилось, так это быстроте. А затем Галка сообразила объединить айкидо с теми приёмчиками, которым её обучал Билли. Вот тогда несладко пришлось самому учителю, и они снова вернулись к настоящим саблям. Хотя, основатель айкидо Морихэй Уэсиба наверняка был бы против использования его искусства для человекоубийства, у Галки сейчас попросту не было выбора. До моральных высот сэнсэя Уэсибы ей было далеко, а жить ей пока ещё не перехотелось...
  
  У меня до сих пор болят руки с непривычки. Абордажная сабля - тяжёлая штука. Даже эта испанская, которая, как клялся Билли, будет мне в самый раз. Кстати, такая тренировочка - отличный способ разогнать хмель, застрявший в мозгах.
  Герой одного фантастического сериала - землянин, случайно попавший на край вселенной и затесавшийся в нескучную компанию разноцветных инопланетян - беглых зэков - помнится, говорил: я убиваю, чтобы выжить . За точность цитаты не ручаюсь, но смысл примерно такой. Вот и я готовлюсь убивать, чтобы выжить. "Жестокий век, жестокие сердца". Шекспир был прав. Но я не хочу становиться зверем, готовым на всё, лишь бы сберечь свою шкуру. Если передо мной встанет выбор - сделаться таким зверем или остаться человеком - я выберу второе. Даже если за этим выбором будет стоять смерть.
  И всё же это не значит, что я буду спокойно дожидаться, пока меня убьют. Я буду драться. Я буду драться так, как здесь не дрался ещё никто, стану как эта абордажная сабля - острой и смертельно опасной. Знаете, почему? Потому что у меня появились друзья. Настоящие. Билли и Пьер. Они поняли, что я хотела им сказать, обучая их айкидо. Значит, когда-нибудь поймут и другие, один за одним. Ради этого стоит жить. Чтобы и они сделали однажды тот же выбор...
  
  Галка сидела у носового фонаря. Она записывала свои впечатления на листках бумаги, одолженных у штурмана. Перо и чернила одолжила у него же. Пальцы, понятно, извозюкала, потом оттирай чёрные пятна. Зато семнадцатый век глазами человека будущего стоил таких жертв. Не то, чтобы Галка надеялась когда-нибудь попасть домой. Просто было интересно, насколько её саму со временем изменит эта эпоха. Она уже изменилась, и очень сильно. Чего стоила одна "беседа" с голландцем, закончившаяся его кровавыми соплями и признанием в "заказе" родного брата. Ссадины на костяшках пальцев уже затянулись корочками и чесались. Честно говоря, Галка не отказалась бы проводить господина Брока до дома. Чтобы он уже никогда не покинул Порт-Ройял. Причард почему-то его отпустил - ну и Бог с ними обоими. Сейчас у Галки появилась довольно жизнеспособная версия, объяснявшая её с Владиком пребывание в иной эпохе.
  "Может, и был некий русский купец, решивший сплавать на Карибы, - думала она, отложив гусиное пёрышко в сторону. - Может, даже и детей своих с собой взял, мир повидать. А тут ураганы, пираты, компаньоны хуже всяких разбойников. В то же время - относительно, конечно - мы с Владом оба попадаем в идиотские аварии. Нас зачем-то выдёргивают из двадцать первого века, чтобы выбросить в семнадцатом. Получается, мы по сути заняли место погибших детей купца... Зачем?.. Опять этот вопрос - зачем... М-да, ситуёвина... Значит, нам дорога на Русь заказана в любом случае. Кто там сейчас царь? Кажись, Алексей Михалыч, батюшка Петра Первого. Тот ведь только через два с половиной года родится. А впрочем, всё равно. Нам судьба тут пиратствовать. Если не прибьют в первом же бою, конечно".
  Штурмана она заметила давно, но не реагировала. Мало ли зачем он тут бродит. Но краем глаза послеживала. С ним ей ещё не удалось как следует поговорить. То он занят, то её к делу приставили, то вообще нужно срочно деньги искать. Джеймс Эшби показался ей достойным человеком. Не без своих "тараканов в голове" - покажите, у кого их нет? - но всё-таки умный, образованный, ведёт себя прилично. Иногда даже слишком прилично. А вот сейчас целенаправленно идёт на бак, к сидящей на бухте каната девушке.
  - Простите, что помешал, - сказал он, заметив, чем эта девушка занята. - Не будет ли бестактным с моей стороны поинтересоваться, что вы пишете?
  - Дневник, - ответила Галка. - Могу дать почитать, если вы знаете русский язык.
  - Увы, - штурман усмехнулся. - Язык вашей родины не изучал. Но надеюсь, с вашей помощью мне всё-таки удастся это сделать. Не откажете бедному английскому эсквайру в такой просьбе?
  "Тонкий британский юмор, - не без иронии подумала Галка. - Сиди теперь и думай, всерьёз это, или он так искромётно пошутил".
  - Не откажу, если английский эсквайр поможет бедной русской девушке немного лучше освоиться в этих местах, - в тон ему ответила она. И добавила уже серьёзно: - Такое мерзкое ощущение - будто идёшь с завязанными глазами по краю пропасти.
  - Чем сложнее человек, тем труднее ему в этих водах, - Эшби присел с ней рядом. Он знал, что девушка не поймёт его неправильно. - Вы попали в жестокий мир, мисс Алина. Однако я вижу в вас силу, достаточную для того, чтобы пройти все испытания. Но вы не жестоки, и это может вас погубить.
  - А вы? - спросила Галка. Вот что она умела лучше всего, так это задавать неудобные вопросы. - Вы жестоки?
  - Лишь по необходимости, - честно ответил Эшби.
  - И я лишь по необходимости.
  Штурман взял её за пальцы. Повернул тыльной стороной кверху. К скудному свету масляного фонаря. Корочки заживающих ссадин в этом свете казались чёрными.
  - Мне рассказали, что произошло на борту "Лиса", - негромко произнёс он. - Вам нелегко было избить человека до крови?
  - Этого? Задавила бы с особенным удовольствием, - мрачно призналась Галка.
  - Понимаю. Ваш отец...
  - А также брат купца... Я ненавижу таких. Которые ради куска золота готовы сжить всех со свету, лишь бы самим вкусно жрать и сладко спать.
  - Но мы с вами пираты, мисс Алина, - усмехнулся Эшби. - А пираты идут на смерть и убивают ради куска золота. Чтобы оставшиеся в живых могли весело прогулять награбленное с портовыми девками... прошу прощения. С вашими принципами на этом корабле вам будет нелегко.
  - Так же, как и вам.
  - Я штурман. Без меня Причард не смог бы вывести "Орфея" даже из бухты Порт-Ройяла. Потому со мной считаются. Вам же придётся ещё доказывать своё право быть равной со всеми. Впрочем, я думаю, вы и с этим справитесь. Но чего это будет вам стоить?
  - Половины жизни как минимум, - сказала Галка, аккуратно закрывая чернильницу. - Я не прошу помощи...
  - Называйте меня по имени, мисс Алина. Мне это будет приятно.
  - Хорошо, Джеймс, - девушка посмотрела на него своим "прицельным" взглядом, но, не обнаружив никакого подвоха, успокоилась. - Я не прошу у вас помощи, она сейчас только навредит. И вам, и мне. Если я проиграю, пусть это будет моё поражение. Если судьба победить, вместе отметим эту победу хорошим вином. Сегодня купила какого-то французского, на вкус очень даже ничего. Идёт?
  - Согласен, - Эшби посмотрел на ют, где виднелась фигура часового.
  - Тогда спасибо вам за перо и чернила, - девушка улыбнулась и протянула ему означенные принадлежности. - Бумагу, извините, испортила своими каракулями.
  - Я дам вам ещё, - Эшби улыбнулся в ответ. - С одним условием.
  - С каким?
  - Поделитесь своими впечатлениями не только с бумагой.
  - Ну... Я, в общем, и так братве читаю...
  - Если вы не против, я буду присоединяться к вам во время этих чтений.
  - Господи, да я только рада этому буду! - Галка и правда обрадовалась. Один из немногих людей на "Орфее", кто не вызывал у неё злости или отвращения, сам напрашивался в компанию. Разве это плохо?
  - Тогда я приду, - Эшби поднялся, собрался уйти, но в последний момент обернулся. - Ещё раз простите за назойливость, но я кое-что слышал о порядках в Московии...
  - В России, - автоматически поправила Галка.
  - Хорошо, пусть будет по-вашему - в России. Говорят, у вас богатые и знатные дамы не смеют показаться из дому. Только в церковь и обратно. Но вы не похожи на домашнюю девочку. Скорее, наоборот.
  Галка усмехнулась, вспомнив школьные уроки истории. Женщины допетровской Руси действительно сидели по теремам. И книжек в большинстве своём не читали, и боевыми искусствами точно не баловались.
  - Вот потому я здесь, а не там, - сказала она, не желая углублять этот вопрос. - Замнём тему?
  - Как скажете. Но я, признаться, рад, что вас занесло на "Орфей". Здесь не так много образованных людей, с которыми можно перемолвиться разумным словом, - Эшби сказал это совершенно серьёзно. - Спокойной ночи, Алина.
  - Спокойной ночи, Джеймс, - пожелала ему в ответ Галка.
  Судьба, забросившая её так далеко от родного дома, как будто немного смилостивилась. Даже если Эшби, Билли и Пьера не будет завтра рядом, всё равно она знает, что в этом мире есть люди, готовые протянуть ей руку помощи. Трое. Пока только трое, но и этого достаточно, чтобы не чувствовать себя совершенно одинокой в чужом - во всех отношениях - веке. А это если не половина победы, то хорошее подспорье, чтобы к ней стремиться.
  А утром, когда на борт явилась нагулявшаяся команда и новички, набранные Причардом, Галка была готова ко всему. Весёлая злость - как раз то, что должно ей помочь.
  "Я всё преодолею, - подумала она, зорко следя за Причардом, о чём-то беседовавшим с Эшби на квартердеке. - Но я подохну или буду капитаном".
  
  ***
  
  - Всё, - хихикала Галка, когда команда пошла по кабакам, спускать добычу, а она с Владиком отправилась на прогулку. - Завтра к утру от Порт-Ройяла останутся одни головешки: братва гуляет.
  - Ну и лексикончик у тебя, - Владик до сих пор не мог привыкнуть, и морщил свой породистый нос. - Тюремно-блатной, если не сказать хуже. Где ты успела набраться таких словечек?
  - В интернете, где же ещё? Ну, и нынешняя обстановочка располагает... - девушка проводила весёлым взглядом какого-то благородного сэра, уже успевшего к четырём часам пополудни нализаться в хлам. За сэром следовал чернокожий слуга и нёс его шляпу. - Мы ведь с тобой сейчас кто? Правильно: флибустьеры. А кто такие флибустьеры, если хорошо подумать? Та же братва, даже живут по понятиям. Они тут законами Берегового братства называются. Некоторые, как наш кэп, наезжают исключительно на испанцев - этих кличут флибустьерами. Некоторые наезжают на всех подряд, и это уже классические пираты. Таких тут не очень любят. Но все без исключения во время наездов творят беспредел. Испанцы, правда, тоже не отличаются миролюбием, но то, что тут вытворяет некий Олонэ, ни в какие ворота не лезет. Беспредельщик каких поискать. А уж Морган тот и вовсе типа местный пахан, я тебе о нём рассказывала.
  - Да, повезло нам, называется, - хмыкнул Владик. - Я не в том смысле, что не туда попали. Я про наше время. Откуда эта шваль уголовная повылазила, когда Союз развалился? С западными странами понятно, у них если заглянуть под демократическую маску, так и увидишь рожу мистера Причарда. Но ведь у наших предков не было такой традиции, как пиратство.
  - Правда? - хитро прищурилась Галка.
  - Назови хоть одного русского пирата, - подбоченился Владик.
  - А и назову. Даже песенку спою. Спорим?
  - Спорим!
  - На что?
  - А на золотой, - Владик выудил из кармана испанский реал - сегодня днём капитан, как и полагалось, поделил добычу согласно договору. Так что вся команда была при деньгах.
  - Хорошо, пусть будет на золотой, - Галка улыбнулась во все тридцать два зуба. - Давай.
  - Ты ещё не выиграла, - напомнил Владик.
  - Зато ты уже проиграл! - девчонка засмеялась в голос, и, никого не стесняясь, запела:
  
  Из-за острова на стрежень,
  На простор речной волны,
  Выплывают расписные,
  Острогрудые челны.
  
  Владик хлопнул себя по лбу, рассмеялся... и подхватил припев. Голос у него оказался красивый, хорошо поставленный. Хоть сейчас на сцену.
  
  Выплывают расписные,
  Стеньки Разина челны...
  
  Прохожие не обратили никакого внимания на двух весело поющих молодых людей, одетых по-флибустьерски. Мало ли, что взбредёт на ум корсарам после удачного рейда... Поют? Пусть себе поют, лишь бы в драку не лезли.
  
  "Волга, Волга, мать родная,
  Волга, русская река,
  Не видала ты подарка
  От донского казака!
  
  Чтобы не было раздора
  Между вольными людьми,
  Волга, Волга, мать родная,
  На, красавицу возьми!"
  
  Мощным взмахом поднимает
  Он красавицу княжну
  И за борт ее бросает
  В набежавшую волну.
  
  Над Порт-Ройялом, английским городом, которому больше подошёл бы "Весёлый Роджер" на флагштоке форта, разносилась русская разбойничья песня. Виновник появления которой только сейчас начинал мутить народ на вольном Дону...
  
  ***
  
  Единственная девушка на одной палубе с сотней мужиков, иногда неделями не видевших берега. Да ещё пиратов. Приходилось всегда быть начеку. Айкидо есть айкидо, но Галка была заведомо слабее любого мужчины на этом корабле, если не считать изнеженного Владика, и дать себя схватить означало полное поражение в этой сумасшедшей игре. От постоянного нервного напряжения без конца болела голова, но девушка всей кожей ощущала любое враждебное намерение. И к моменту первого абордажа имела на своём боевом счету пять вывихнутых плечевых суставов, десятка два выбитых зубов, троих выкупанных в забортной воде, несколько сломанных рёбер и даже одну ножевую рану в живот. Этого кадра не откачали, но он сам был виноват, первым схватившись за ножик, тут все свидетели были на стороне Галки. А уж синяков-то... Парни ходили в фингалах как в орденах. Кэп в эти дела не вмешивался, но сам почему-то не приставал. Видимо, она ему не понравилась. И слава Богу, если честно. Вот Эшби и Старый Жак, если непотребство происходило у них на глазах, вмешивались. И своей властью разгоняли драчунов по углам, если вовсе не наказывали внеочередной вахтой. На корабле должен быть порядок. К сожалению, они видели далеко не всё, и Галке пришлось стать комком нервов, чтобы не закончить свои дни в качестве корабельной принадлежности общего пользования. Или за бортом, что намного вероятнее - она скорее бы отправилась к акулам в гости, чем стала выгадывать лишние мгновения жизни ценой унижения. Однажды дошло до того, что трое матросов сговорились затащить её в кубрик. Вот тут Галка не на шутку их озадачила. Девчонка попросту подслушала этот сговор. Никому ничего не сказав, преспокойно отправилась драить палубу. А когда трое обормотов, играя в кости на днище перевёрнутой бочки, начали плотоядно поглядывать в её сторону, подцепила швабру, ведро, и пошла прямиком к ним. Остановилась и сказала:
  - Даже не думайте.
  - Ты о чём? - опешил один из троих.
  Ничего не ответив, Галка мило улыбнулась и забросила ведро на верёвке за борт. Трое "заговорщиков", мгновенно забыв о прежних планах, быстренько свернули своё казино и мотанули вниз. Видать, подумали, будто она умеет читать мысли... На другой день был бой с испанцем. Со всеми последующими событиями. Какое-то время команда её сторонилась. Мало ли... А через неделю Галка краем уха услышала перепалку в кубрике. Напрягла слух... Громче всех возмущался Бертье.
  - Нельзя с ней так! - орал он. А как умеют орать канониры, вы должны догадаться. Им порой приходится перекрикивать орудийную пальбу. - Она по своей воле у нас на борту, дралась наравне с нами, и убила четверых испанцев! Ты можешь похвастаться, что каждый раз убиваешь четверых в бою, Сэмми? Вот если бы ты взял её на борту испанца как приз, тогда другое дело, а так что выходит?
  - Она знала куда нанималась! - ревел другой голос, Грота. Тоже труба иерихонская. - Ты не хочешь, чтобы её имели все по очереди? Бросим жребий. Кому выпадет, тот и будет один её иметь, а остальные пусть по трактирам пробавляются!
  - Говорю тебе - нельзя с ней так!
  - Тихо!!! - всеобщий гам перекрыл голос Дуарте. - Не хватало нам только драки на борту! Алина шла с нами в бой, её в самом деле нельзя разыгрывать на жребий, как портовую девку. Пусть она сама выберет, с кем ей быть. Я не прав?
  - Прав! Прав! - послышались другие голоса.
  - Добро, - ответил Бертье. Уже гораздо тише, и Галка едва его расслышала. - Но смотрите мне! Кто её обидит - будет иметь дело со мной!
  - Знаю, Пьер. Ты говорил, она на твою сестру похожа...
  Дальнейшего разговора она уже не услышала, но и так всё было ясно. Теперь следовало ожидать делегации. И делегация объявилась. На следующий день, когда была её вахта на камбузе. То есть, она вытащила на палубу рыбу и, морщась от отвращения, чистила её на бочке. Потому как делать это в закрытом помещении было выше её сил. Вот тут-то и подкатили человек пятнадцать, как раз те, с кем она чаще всего общалась. Кое-кого даже числила в друзьях. Галка бросила мгновенный взгляд на Бертье. Или ей тогда показалось, или канонир в самом деле готов был провалиться сквозь палубу. Строго говоря, если бы не Пьер и Билли, ещё неизвестно, как бы всё могло сложиться. Только потом Галка узнала, что по какой-то прихоти судьбы оказалась похожей на сестрёнку канонира, оставшуюся с его матерью в Тулоне. И видать по той же прихоти судьбы он стал относится к ней соответственно, как к сестрёнке.
  - Ага, - хмыкнула девушка, втыкая большой ножик, которым она соскребала рыбью чешую, в бочку и вытирая руки грязной тряпкой. - Это, надо полагать, посольство мира?
  - Вот что, Воробушек, - если Галку не обманывало зрение, Дуарте тоже был не очень-то рад, но искренне считал, будто поступает всем во благо. - Тут такое дело... В общем, чтобы не было драки на борту, мы предлагаем тебе самой выбрать одного из нас. Будешь ему женой, а остальные как-нибудь перебьются...
  - Неплохо, - девушка изобразила холодную усмешку, и принялась полоскать руки в морской водичке, плескавшейся в ведре. - Знаете, как это у нас называется? Без меня меня женили. На мнение потенциальной невесты вы все, как это тут водится, дружно положили с прибором?
  - Так ведь, Воробушек, ты должна нас понять, - сказал Грот. Он был как раз одним из немногих, кто не чувствовал себя не в своей тарелке, хоть и отличался слегка корявым языком. Но не всем же быть цицеронами. - Ты такая миленькая, и ничья. А нам каждый день смотреть на тебя, да облизываться... Ну, словом, ты меня поняла. Ты с нами по одной палубе ходишь, в бою вот отличилась. Значит, нам не чужая. Мы и хотим решить дело по-хорошему. Назови одного, кто тебе нравится. Остальные будут знать, что у тебя есть муж, и отстанут.
  - Если у меня нет мужа, то можно и поприставать, - Галка не смотрела ни на одного из них, во избежание, так сказать. Иначе кто-то уже лежал бы с пробитой головой. Уж очень удобно стояло ведро... - А если есть, то ему кайф, а остальным завидно. Увесистый аргумент. Ну, хорошо. Предположим - только предположим, я ещё не дала окончательного ответа! - что я согласилась выбрать одного из вас. Во-первых, спасибо за любезность, что хоть предоставили мне право выбора. А то я уже думала, до конца дней своих буду считать вам кости. Во-вторых, согласитесь, девушка должна выбрать идеального по её мнению мужчину, чтобы прожить с ним до конца тех самых дней. Верно?
  - Верно, - вздохнул Ксавье. Его можно было спокойно разделить на четыре таких Галки, но он хорошо помнил, как она валяла его по палубе. И был одним из тех, кто очень уж настойчиво добивался её благосклонности.
  - Ну, ребятки, тогда держитесь, - девчонка потёрла ручки, состроив ехидную рожицу. - Щас начну перебирать женихов. Только не обижайтесь, рубить буду правду с плеча, дело-то серьёзное... Итак, кто тут у нас первый в очереди? Ты, Грот? Спору нет, ты отличный матрос, но голова у тебя годится только на то, чтобы ею пить, курить и матом ругаться - это все подтвердят, кто тебя знает. Насчёт подраться ты тоже первый. После меня. Как, по-твоему, я стерплю, если тебе вдруг приспичит меня ударить? Никогда в жизни. Ты - то же самое. И наша с тобой совместная жизнь закончится скандальным разводом на пятой минуте, гм, супружества. Разве не так?.. Может, ты, Сэмми, хочешь ко мне посвататься?
  - А что? Я бы с радостью, - широко улыбнулся Дубина Сэм.
  - Ты тоже вроде бы неплох, - Галка прищурилась. - Пока рот не раскроешь. А когда раскрываешь, все думают - лучше бы он молчал, сошёл бы за умного.
  - Так ведь ты мне того... нравишься...
  - Случайно не с тех пор, как я тебя в песочке вываляла? - напомнила вредная девчонка, вызвав смешки пиратов. - Ладно, твоя кандидатура тоже отпадает. Меня за такого мужа точно засмеют... Кто у нас дальше? Ты, Джон? - она ткнула пальчиком в грудь третьего, самого молодого из собравшихся. - Не вопрос, на рожу смазливый. В бою тоже неплох, голова светлая - все паруса уже выучил, в отличие от меня. Плаваешь хорошо. Летаешь вот не очень. Особенно за борт, когда думаешь, что ты тут самый крутой, и можешь справиться со мной в одиночку, - эти слова неожиданно вогнали молодого парня в краску, а остальные заржали уже в полный голос. - А ты, Ричи? Всё бы ничего, да ты ни по-французски, ни на родном английском двух слов связать не в состоянии, а уж о том, чтобы по-русски, и вовсе мечтать не приходится. Я девушка образованная, мне как будто нужен муж, у которого язык приделан как положено, а не задом наперёд... Ты, Тэд? Как пришли в Порт-Ройял, спустил всё до гроша за картами. Хороший из тебя получится муженёк, нечего сказать... Ты, Жером? Говорят, ты ни одной юбки в порту ещё не пропустил. А мне, по-твоему, будет в радость выковыривать тебя из шлюхиных постелей?.. О, Ральф! И ты здесь?.. Знаете, парни, что он отмочил на днях? Ну, это просто песня! Представляете, подговорил двух таких же, как он, охламонов затянуть меня в кубрик. Впрочем, шептались они так "тихо", что их и на грот-марсе наверное было слышно. А башками своими осиновыми не подумали, что это могло кончиться резнёй на борту?.. Теперь перейдём к руководящему составу, отсутствующему на нашем совещании... Кэпа не предлагать, гоблины не в моём вкусе. Штурман весь такой из себя правильный, что даже не знаешь, с какой стороны к нему надо подходить, не нарушая правил хорошего тона. Это я для него слишком невоспитанная. Дядька Жак нам всем за отца, к тому же он лет двадцать пять как женат... Кто же остаётся?
  - Ну, если ты так будешь рассуждать, то тебе тут никто не пара, - хмыкнул Дуарте.
  - Ты тоже в списке кандидатов, Жозе? - Галке он нравился, но она уже мечтала стать капитаном... - Ты ведь и правда ко мне как положено, с предложением руки и сердца подъехал. Со второго захода. Даже цветочек подарил, спасибо. Обещал любить, на руках носить, никому не отдавать. Помнишь? Зато я помню, как на острове ты собирался делить меня с четырьмя приятелями. Было, Жозе? Было. А я, кроме всего прочего, ещё и злопамятная... Ты, Билли?
  - Нет, Воробушек, - вздохнул Билл. - Я не в списке. Ты мне как сестра.
  - Ну, да, это после того мы с тобой побратались, как я тебе по загривку настучала, - девушка улыбнулась уже без ледяного холода. Ситуация медленно, но верно оказывалась под её контролем. - А до того? Ладно, кто старое помянет... В общем, всем уже всё ясно? Мне, чтобы чувствовать себя человеком, мужик под боком не нужен. Без обид, парни. Просто я не такая как все.
  - Тебя, наверное, никто ещё не обнимал как следует, - проговорил Дуарте. Отказ девушки, которая без шуток нравилась ему, стал первым за эти годы ударом по его самолюбию. Но стерпел, мысленно кляня себя последними словами за происшествие на острове. Что ж, головой надо было думать, а не одним местом. - Тогда бы ты по-другому говорила.
  - Может быть, - согласилась Галка. - Только не хочу я замуж, хоть стреляйте. Штаны мужу стирать, рубашки штопать, пироги печь, платочки крестиком вышивать, а там, глядишь, детки пойдут. Пелёнки, горшки, прочие прелести, и всё это - на берегу. Ведь не потащит же любящий супруг жену с младенцем в море... Да я удавлюсь от тоски на третий день. Честное слово, лучше погибнуть при следующем абордаже, чем такая жизнь.
  - Значит, ты не выбираешь никого? - Билли как будто обрадовался, но виду не казал, чтобы не сглазить.
  - Верно, - кивнула Галка. - Чем принадлежать всем понемногу, или одному, но ненадолго, лучше вообще быть самой по себе. Зачем заморачиваться с этим делом, если результат заранее известен? А так будет проще жить и вам, и мне. Идёт?..
  ...В ту ночь она впервые нормально выспалась, зная, что никто не придёт ломиться в хлипкую дверцу конуры, которую на этом корабле точно сделали для незваных гостей. А потом был второй подряд абордаж с хорошей добычей, третий... И кто-то - наверняка Бертье, больше никто бы такого не придумал - пустил слух о том, что с этой девушкой на борт "Орфея" пришла удача. Вот тут Галка поняла: победа. Что такое для пирата спугнуть удачу, она уже знала.
  Чужой век, чужое море. Они приняли её, явившуюся из иной эпохи, предварительно испытав на излом, как и всех прочих. Галка не сломалась. Не сдалась, когда, казалось, иного выхода просто не было. Удача тоже сказала своё слово. Может, прав был Пьер?.. Она никогда раньше не выигрывала там, где требовалась удача, даже в автоматах на трамвайных остановках. Всего, что имела, добивалась упорным трудом. А здесь? Другой мир, другие правила игры.
  Но и Галка тоже стала другой.
  
  ***
  
  Своих друзей Галка застала там, где и думала застать - в одном из портовых кабаков. В приятном обществе бутылок и шлюх. Набраться под завязку они ещё не успели, но веселы были сверх меры.
  - Ага, фестиваль "Играй, гормон" в разгаре, - хмыкнула Галка, глядя, как они тискают хохочущих девок. - Народ, на два слова, - сказала она, подойдя поближе. Сказала по-русски: за восемь месяцев, проведенных на одной палубе, вся команда научилась её понимать. Так же, как она научилась понимать по-французски - добрая треть команды была родом из этой страны. И по-испански - надо же знать, о чём думает противник?
  Девок не без сожаления отпустили, резонно полагая, что повеселиться с ними ещё успеют. Дела команды не касаются никого, кроме самой команды.
  - Говори, Воробушек, - Дуарте знал, что девушка не жалует ром, и только потому не предложил ей опрокинуть стаканчик. - Лишних ушей здесь нет.
  - Я, собственно, пришла о вчерашнем побазарить, - Галка, завидев на столе свеженькую пшеничную краюху, тут же отломила кусочек и принялась жевать. От хорошо выпеченного хлеба она не отказывалась никогда.
  Билли нахмурился.
  - Нашла о чём вспоминать, - буркнул он. - Может, ты объяснишь, с чего это кэп на меня вызверился? Если я не прав, пусть вывернет карманы, и докажет, что я осёл. Но за саблю хвататься - это перебор.
  - Сдаётся мне, ты его за живое задел, - предположил Бертье. - Нет дыма без огня. Может, кэп и крысятничает, а тут ты со своим длинным языком, которому мало места за зубами.
  - Может, и так, - кивнул Дуарте. Потом подмигнул девушке. - Ты, Воробушек, уже, видать, что-то задумала, а? Или я тебя плохо знаю?
  - Есть у меня одна идея, - Галка подтвердила его подозрения. - Нужно каким-то макаром проверить капитановы дела... А как? Рыться в его бумагах? Я не самоубийца, а вас подставлять не хочу. Проследить, с кем он контачит на берегу?
  - Это дело, - кивнул Билл.
  - Я за это возьмусь, - согласился Дуарте. - У меня здесь родственник торговлю ведёт... Чего уставились? Я разве не говорил, что у меня матушка англичанка?
  - Не прошло и года, как мы узнали о тебе что-то новое, - хихикнула Галка. - Ладно, скрытный ты наш, подключай родственника. Надо будет - я золотишка на это предприятие отсыплю. У меня в заначках больше тысячи реалов... А вы чего уставились? Я же, в отличие от вас, в роме не топлюсь и по бабам не бегаю.
  Её друзья заржали так, что с потолка слетели несколько хлопьев сажи.
  - Удовольствия - вещь недешёвая, - весело улыбалась Галка. - Всё, братцы, похихикали, и хватит. Дело-то серьёзное. Проблема не в том, крысятничает кэп, или нет. Даже если да, пусть он этим золотом подавится. Но подставлять свою шкурку под испанские сабли ради того, чтобы мистер Причард в один прекрасный момент слинял в Англию и отгрохал там себе особнячок на нашей крови... Обидно ведь, правда?
  - Так то оно так... - вздохнул Бертье. - Только разве это с нами одними происходит? Сплошь и рядом. Наберётся какой-нибудь говнюк добычи, и быстренько в Европу. Хорошо ещё, если собственную команду губернатору как преступников не сдаст. Чтобы не пришли однажды по его душу.
  - Тебе, небось, приятно думать, что не ты один под началом у говнюка ходишь? - подначил его Дуарте, не забывая краем глаза послеживать, чтобы никто посторонний их не слышал.
  - Ты сперва докажи, что кэп - крыса, - осадила его Галка. - А потом уже решим, что с этим делать будем. Я не хотела бы брать на себя грех и разделываться с невиновным.
  Мимо прошёл толстый трактирщик с большущим подносом: за одним из соседних столов гуляли матросы с другого корабля. Наши заговорщики примолкли. Проводили его взглядами. Потом, чтобы не возбуждать подозрений, громко затребовали добавочной выпивки и закуски. Получив требуемое, они выпили по глоточку, после чего продолжили.
  - Ты прямо как крючок-законник рассуждаешь, - проговорил Бертье. - "Доказательства", "а вдруг не виновен"... Хотя, может, оно и правильно. Только иной прощелыга сто лазеек найдёт, чтобы за закон спрятаться. А иной честный человек по этому же закону выходит жутким злодеем. Вот, скажем, Эшби. Знаешь, как он к нам попал? Сказал своему капитану пару ласковых. По делу, между прочим, а его в кандалы и под виселицу. Что его спасло? Только то, что в колониях нужны были рабочие руки. Так и отправили английского дворянчика на плантации. У него эта история кнутом по спине написана, вдоль и поперёк. Откуда я знаю? Так мы ведь с ним вместе спину гнули. Вместе и сбежали. Я ведь раньше с Олонэ ходил, был его канониром. Однажды испанцы долбанули нас, когда этот ублюдок посадил корабль на рифы, и мы парились на берегу. Всех пленных продали на свои плантации, только по дороге испанца перехватил английский фрегат. Нас пересадили из одного трюма в другой, и вместо Венесуэлы мы попали на Барбадос. Сменяли шило на мыло, как ты говоришь... Одним словом, везде весёлая жизнь, Воробушек. А ты надумала её изменять к лучшему. Кишка не тонка?
  - Слаб тот, кто признаёт свою слабость, - уклончиво ответила Галка. - Не знала, что вы с сэром Джеймсом горбатились на плантациях. Теперь многое понятно... Ну, а что до нашего кэпа, то тут пока полный туман. Вся надежда на тебя, Жозе. И на твоего родственника-торговца.
  - Не подведу, - сказал Дуарте. Потом, заметив, что в их сторону начали оглядываться, сменил пластинку. - Слушай, Воробушек, - он широко улыбнулся и приобнял девушку за плечи. - Выходи за меня замуж, а? Вся команда знает, что я влюблён в тебя по уши.
  - Когда это ты успел? - засмеялась Галка, поддерживая его игру.
  - Да в первый же день, когда ты нас ...гм ...просвещала, с помощью своих приёмчиков. Любовь с первого взгляда. Не веришь?
  - М-да, крепко я тебя тогда стукнула... - девушка подмигнула весело ржущим Билли и Пьеру. - Нет, ну сам посуди, - она начала загибать пальцы. - Ругаюсь, дерусь, готовить не умею, зато обожаю командовать, на берегу никаким якорем не удержишь. Зачем тебе такая жена?
  - Я бы уж нашёл, зачем, - негромко сказал ей Дуарте. И она поняла: на этот раз в его шутке только доля шутки.
  Обычно Галка находила массу весомых аргументов, чтобы срезать такого шутника - от колкого словечка до сабли. Только Жозе Дуарте ей нравился. Без всяких шуток. И она знала, что нравится ему. В другой обстановке уже давно дошло бы до свадьбы. Но была здесь одна существенная проблема.
  "Я хочу быть капитаном..."
  А это автоматически означало для неё полный отказ от личной жизни. Мужчина-капитан мог оставить свою жену на берегу. Женщина-капитан со своим мужем так бы поступить не смогла. А допускать, чтобы её мужа дразнили "ночным капитаном", она не хотела. Потому и держала португальца на расстоянии.
  - Ладно тебе, - сказала она, чувствуя, как сердечко бьётся чаще обычного. - Оставим шутки, парни, сейчас будет не до них.
  - Как скажешь, - Дуарте ничего не знал о желании Галки непременно стать капитаном, и понимал её сдержанность как отсутствие каких-либо чувств, кроме дружеских.
  - Вообще-то, Воробушек, тебе надо было сказать "да", - Билли решил, что шутке ещё найдётся место. - Хотел бы я посмотреть тогда на рожу Дуарте.
  - Билли, ёлки зелёные! - нахмурилась Галка. - Вот уж точно язык без костей! Если бы ты умел держать его за зубами, сам бы давно был капитаном. Кончай базар, делом заниматься надо!
  Предчувствие, не раз спасавшее ей жизнь за эти месяцы, пока нашёптывало ещё невнятные эмоции. Но и этого ей было достаточно, чтобы помрачнеть. Если сложить все известные ей факты, и помножить на это пока ещё неясное предчувствие, картина получалась нехорошая.
  Она не раз смотрела в лицо смерти, но тогда она представляла собой испанские корабли, стрелявшие в неё ядрами из всех орудий. Но подкрадывающиеся со спины шаги костлявой девушка учуяла впервые...
  
  Компашка у нас вообще-то зашибись. Сказал бы кто раньше, что попаду в такое, гм, пёстрое общество - послала бы нафиг...
  Судари и сударыни, а вы знаете, как становятся пиратами? Могу просветить.
  Вариант первый. Джеймс. В прошлом офицер королевских ВМС. Что и в какой ситуации он наговорил своему капитану, тайна за семью печатями. Капитан далеко, а Джеймс, понятно, не скажет. Скромный. Но ценой этих слов стал суд, приговор к повешению, и лицемерное помилование в виде карибской каторги. Дальше побег, и он - пиратский штурман.
  Вариант второй. Билли. Лондонский вор, можно даже сказать, авторитет. Долго не попадался, но однажды всё-таки приловили, когда залез в богатый и хорошо охраняемый дом. Дальше путь известен. Приговор, помилование в виде каторги, побег - и он у пиратов.
  Вариант третий. Пьер. Наивный мечтатель, захотевший повидать мир, и заодно неплохо заработать. Семнадцати лет от роду купил на честно заработанные ливры место на корабле, уходящем в Кайонну. Обещали нелёгкую, но хорошо оплачиваемую работу. Действительность оказалась грубой, как никогда: по приезде пассажиров незатейливо продали с молотка, как рабов на плантации. Дальше опять путь известен: побег, пираты.
  Вариант четвёртый. Жером. Лесоруб с Эспаньолы. Ночью явились злые испанцы, перебили всю семью, а его, как сильного и здорового парня, захватили в рабство. Побег, пираты...
  Вариант пятый. Жозе. Сын португальского купца. Был продан за батюшкины долги после смерти родителей от какой-то местной болячки. Плантации, побег, пираты.
  Вариант шестой, седьмой, восьмой... Их, как видите, множество, и я имела неосторожность добавить к ним ещё один. Свой. Смею надеяться, уникальный.
  
  3
  
  "Ещё один рейд, и хватит. Пора бросать якорь".
  Встреча с губернатором Причарду не очень понравилась. Чем больше в его сундуке звенело золотишка, тем любезнее становился этот чёртов сэр, чтоб ему в аду гореть. Но в этот раз капитан "Орфея" услышал нечто, насторожившее его. Сэр Томас Модифорд был столь любезен, что приоткрыл завесу над некоторыми планами официального Лондона относительно заморских колоний. Чуть-чуть, самую малость. Но для умного человека, коим Джон Причард и был, вполне достаточно. Потому и решил: пора бросать якорь. Где-нибудь в Плимуте, скажем. Или, если не удастся уговорить местного шерифа забыть его прошлые делишки, в Бристоле. На худой конец сгодится и Саутгемптон. Того, что у него уже есть, вполне хватит купить какое-нибудь доходное дело. А если последний рейд выдастся таким же удачным, как этот, то, пожалуй, останется ещё на приличный дом с обстановкой и прислугой, да на посвататься к какой-нибудь купеческой дочери. Как ни верти, а осёдлому человеку нужна жена. Опять же, род кому-то надо продолжить.
  Зря он вчера сорвался на Билла Роулинга. Ох, зря. Эта пигалица - он даже в мыслях не называл девушку-московитку по имени - всё видела, и наверняка всё поняла. Теперь от неё не отцепишься. Что же делать? Отвалить в сторону сейчас? Потом, чего доброго локти придётся кусать: мог наполнить заветный сундучок доверху и не наполнил! Скажут, девки испугался. С другой стороны, эта девка была опаснее трёх мужиков. От тех хоть знаешь, чего ждать. А эта... Старый Жак неправ. То есть, прав только в том, что девчонка так же дьявольски умна, как сам капитан. Но Причард, как ни бился, так и не смог понять, по какому руслу текут её мыслишки. Так что вполне можно было дождаться от неё какого-нибудь сюрприза. Если не принять меры.
  "Чёрт раздери, но ведь она принесла мне удачу..."
  Эта мысль вертелась в голове волчком. Что бы там ни болтали учёные жуки, а люди-талисманы существуют. Потому, кстати, Причард и держался за девушку. Особенно когда она сумела переломить ход событий в свою пользу. А ведь прояви она тогда хоть малейшую слабину - пошла бы по рукам, как пить дать. Или, что вернее, за борт. Он позволял ей то, чего не позволил бы никому больше - отделил толику власти над командой - и не спускал никаких оскорблений в её адрес. Не хватало спугнуть удачу, когда дела пошли так хорошо. Только теперь, когда ставки стали особенно высоки, в игру вмешались силы, с которыми Причард справиться не надеялся. Оставалось лишь вовремя отойти в сторону.
  Впрочем, если удастся правильно намекнуть понятливой девчонке на истинное положение дел... Кто знает? Может, и не понадобится свататься в Англии к какой-нибудь дуре купчихе. Никаких нежных чувств он к девушке не испытывал. Просто не хотел отпускать от себя живой талисман.
  Необходимые бумаги от губернатора он, кстати, уже получил. На себя и, чем чёрт не шутит, на девчонку. Можно двигать хоть завтра.
  "Нет. Я ещё схожу в один рейд".
  
  ***
  
  Причарда обнаружили в гостинице, где он обычно снимал комнату во время стоянок. Сидел за столом и что-то писал. На стук в дверь ответил пожеланием посетителям провалиться в ад, но Эшби сухо представился.
  - У нас дело, капитан, - сказал он.
  - Входите, чёрт бы вас побрал...
  Увидев состав делегации, он немного поубавил свою спесь. Эти четверо могли без страха пойти в бой против двадцати, и выйти победителями, так что следовало быть с ними повежливее. Да ещё не хотелось показывать своё плохое настроение при девушке.
  - Что такое, Джеймс? - спросил он, окинув взглядом хмурые лица вошедших.
  - Читай, - Эшби положил перед ним на стол злополучное письмо.
  Причард бегло прочёл, хмыкнул, протянул мятую бумагу обратно.
  - А я здесь при чём? - спросил он.
  Все четверо так на него и уставились.
  - Блин, во даёт! - Галка как обычно опомнилась первой, и ринулась в атаку. - Он тут не причём, понимаешь! Твой боцман не жалел жизни ради тебя. Ты не думаешь, что это предполагает хоть какую-то благодарность с твоей стороны?
  - Захлопнись! - рыкнул на неё Причард. Талисман талисманом, а место своё пусть знает. - "Орфей" выйдет в море только тогда, когда я скажу. И только по тому курсу, который будет нужен мне. Кому не ясно, я готов повторить из пистолета.
  - Вот это уже никуда не годится, кэп, - сказал Дуарте. - "Орфей" не твоя прогулочная лодка, а мы тебе не рабы. И по законам мы имеем право тебя сместить. Забыл? Так я напомню.
  - А я напомню тебе, что твоё место на баке, - Причард угрожающе приподнялся. - Возвращайтесь на корабль. Завтра утром выгрузим на мол все пушки, я уже заплатил за доставку новых. Что будет дальше, я сам решу. Ясно?
  - Предельно, - процедил Эшби. - Пошли.
  По выходе из гостиницы все четверо угрюмо молчали. В таком же молчании вышли к порту. И только на молу Галку прорвало. Она выдала на-гора такую словесную конструкцию, сооружённую из деталей русского и английского нецензурных, что даже у бывалых моряков покраснели уши.
  - Простите, братцы, накипело, - сказала она, немного успокоившись. И только тогда заметила, что и Эшби, и Жак, и Дуарте смотрят на неё с немым вопросом: что делать? Они ждали её решения.
  Они ждали приказа капитана.
  Вот тут камень мола ушёл у девушки из-под ног. Её признали капитаном. Мечта сбывалась самым неожиданным способом, какой только можно было придумать.
  - Выходим в море, - глухо проговорила она, не чувствуя ни рук, ни ног от волнения. - Ночью. Скрытно. Жозе, сообщи парням, пока до зелёных чертей не упились: после семи склянок всем быть на корабле. А этот... пусть на берегу загорает. - И добавила, с чувством: - Дерьмо нам на борту не нужно.
  - Есть, капитан, - совершенно серьёзно ответил Эшби.
  - Есть, капитан, - каким-то странным тоном сказал Дуарте, и побежал назад, в город.
  - Так держать, девочка, - Старый Жак опустил грубую ладонь ей на плечо. - Верный курс взяла. Не сбейся только.
  Галка ничего не ответила. Но подумала, что теперь её курс от неё самой не очень-то и зависит. Впрочем, она получила именно то, что хотела.
  
  6
  
  Никаких "новых пушек" Причард не оплачивал. И не думал даже. Просто когда к нему пожаловала делегация с требованием немедленно поднимать паруса, он окончательно понял, что нужно делать. Разоружить корабль от греха подальше, продать его к чертям собачьим, а команда... Вряд ли ему простят такой вот финт, но он будет уже на пути в Англию, а без корабля кому они нужны? Девчонку теперь никакими правдами и неправдами на туманный Альбион не сманишь. Она явно что-то знала. Знала, но офицерам пока не сказала. Если бы они тоже знали, кто-нибудь из них наверняка выдал себя, хоть словом, хоть взглядом. Но нет. Чтобы сообщить команде, нужно иметь доказательства. А их у неё наверняка не было.
  Под утро Причарду приснился родной Плимут. Бедная лачуга, в которой он рос, почти не видя отца, месяцами пропадавшего в море. Мать, в тридцать шесть лет выглядевшая на все пятьдесят, он сам, три брата и две сестры... Где они теперь? Двое братьев на дне, третий где-то пропал без вести. Старшая сестра ещё на его памяти пошла в портовый кабак шлюхой, чтобы хоть как-то помочь матери кормить младших. Вторая сестра, слава Богу, сейчас замужем за голландским купцом, живёт если не припеваючи, то вполне безбедно. Ну, а он... Что ж, ему тоже выпала не худшая доля. Разве мало он пролил своей и чужой крови, чтобы сколотить кое-какое состояньице? Можно будет, вернувшись, разыскать сестёр и, возможно, их детей. Родня, всё-таки...
  Поднялся он как обычно, с рассветом. Велел недавно купленному негру-слуге почистить его лучший камзол. Предстоит визит к губернатору: он ведь собрался сообщить его светлости, что намерен покончить с пиратским ремеслом и вернуться на родину. А заодно предложит ему купить "Орфей" по сходной цене. Такой славный корабль мог бы достойно украсить собой флот его величества. Испанцы теперь боятся одного его имени. Если его светлость пожелает, пусть берёт барк вместе с командой. Но губернатор, скорее всего, команду отправит в лучшем случае на улицу. В худшем, если станут возмущаться, так и вовсе на галеры. Или на виселицу. Зачем ему своевольные пираты? Лишняя головная боль. Губернатор хорошо знал свои обязанности. А новости, приходившие из Лондона, недвусмысленно намекали на скорый конец флибустьерской вольницы. Англия - руками пиратов - уже в достаточной мере ослабила Испанию, чтобы не опасаться сколько-нибудь существенной конкуренции с их стороны. Это означало, что такая стихийная сила, как флибустьеры, должна была быть обуздана. Ведь в противном случае она грозила выйти из-под контроля. Первый же намёк, сделанный губернатором, заставил Причарда забыть обо всём, кроме сундучка с накопленным за этот год золотишком. Конечно, до тех неблагословенных времён, когда флибустьеров объявят вне закона, ещё далековато, но оказаться в тот момент в этих водах Причарду не улыбалось. Лучше в самом деле бросить якорь на родине.
  Он уже надевал шляпу, когда в дверь постучали.
  - Джо, открой, - он окликнул слугу.
  "Наверное, пришло письмо от компаньона, - подумал он. - В самый раз".
  Это действительно было письмо. Но не от компаньона с Барбадоса, которому он недавно переправил тысячу песо. Письмо, принесенное двумя хмурыми типами пиратской наружности, было надписано рукой штурмана Эшби и запечатано его перстнем. "Мистеру Джону Причарду, дом Мейерса". В вопросах субординации Эшби всегда был пунктуален, как точные часы, и никогда не забывал именовать его капитаном. Вот что значит английская военно-морская выправка. Но сейчас он наименовал его "мистером", а это могло означать что угодно. Сломав жирную на ощупь восковую печать, Причард уже точно знал: произошло нечто необратимое.
  - Читайте, мистер, - сказал один из двух "почтальонов". - Там всё написано. Нам поручили проследить, чтобы всё вышло согласно законам.
  "Отрешили", - мысль пронеслась в его голове, как чайка над кораблём, почему-то не взволновав его так, как он ожидал.
  
  "Мистер Причард, - гласило письмо. - С превеликим сожалением сообщаю Вам, что команде "Орфея" стали известны факты сокрытия Вами части добычи, подлежащей законному разделению согласно договору. Доказательством этого послужили бумаги, найденные нами в капитанской каюте. На общем собрании было принято решение отстранить Вас от командования кораблём, и, в соответствии с законами Берегового братства, команда избрала нового капитана..."
  
  "Эшби, чёрт бы тебя побрал! Чистоплюй лондонский! Ты сам хотел жить в моей каюте!"
  Удар был болезненным, но по сравнению с тем, что его ждало впереди, он оказался только цветочками. Ведь письмо ещё не дочитано.
  
  "...избрала нового капитана, коим стала мисс Алина, именуемая также Спарроу , - прочёл Причард. - Капитан Спарроу принесла клятву в соответствии с обычаями, и приказала немедленно выходить в открытое море. В связи с чем мы были лишены возможности вручить Вам решение команды лично, в чём приносим Вам свои извинения.
  Джеймс Эшби, эсквайр, штурман барка "Орфей".
  
  Но и это было ещё не всё. В письме оказалась приписка, сделанная другим почерком. И Причард, даже не заглядывая в подпись, узнал руку девчонки.
  
  "Жаль, что так получилось, Причард, - писала эта стерва. - Ты умён, и мог бы при большом желании уделать даже Моргана. А вместо этого вцепился в сундук с деньгами, как клоп в перину. Ты напоминаешь мне фрегат в луже. Вроде все пушки на месте, рангоут в порядке, паруса наполнены ветром - а никуда не движется. Впрочем, что теперь говорить? Ты предал нас. Потому я считаю данное тобой слово относительно меня недействительным, и беру назад своё обещание - не зариться на твоё место.
  Катись в Англию. Флаг тебе в руки, барабан на шею, ядро в штаны и линкор навстречу.
  Алина-Воробушек, капитан "Орфея".
  PS. Извини, но денежки, найденные в твоей... прошу прощения, уже моей каюте, я поделила как положено. Так будет справедливо".
  
  Уходя на берег, Причард в каюте много не оставил. Но и это было болезненно. А больше всего уязвило то, что теперь "Орфеем" командует какая-то девчонка. В море без году неделя, даром что отличный боец. Если она стала - подумать только! - капитаном, то вряд ли надолго. Как бы ни был высок её авторитет, рано или поздно она совершит ошибку. И тогда...
  - Всё по закону? - осведомился один из посыльных, наверняка какой-нибудь умудрённый опытом пират, знаток обычаев; всех висельников в лицо не упомнишь.
  - По закону, - процедил Причард. - Можете идти.
  Обычно, будучи до такой степени разъярён, Причард начинал бушевать. При этом как правило страдали посуда, мебель и окружающие. Сейчас он чувствовал себя кораблём, выброшенным на мель. Как там написала эта дрянь - "фрегат в луже"? Сволочь. Ведь была же великолепная возможность её повесить! Нет, решил оставить на борту. Поверил в её удачу. Может, и не зря поверил, но теперь-то он остался ни с чем!
  "Ещё не знаю, как, но я вышвырну её с "Орфея". И всех её прихвостней тоже".
  ...К губернатору Ямайки, Томасу Модифорду, Причард вошёл, как ни в чём не бывало. После обмена дежурными приветствиями и ничего не значащими фразочками его светлость позволил себе хитрую усмешку.
  - До меня дошли слухи, - проговорил Модифорд, - будто "Орфей", подняв французский флаг, покинул бухту Порт-Ройяла. Скажите, это правда?
  - К сожалению, - ответил Причард. Его бесила эта слегка насмешливая любезность. "Встретились бы мы с тобой в открытом море, сэр..." - До команды тоже дошли кое-какие слухи, и они меня сместили.
  - Кто теперь командует "Орфеем"?
  - Вы не поверите, ваша светлость. Девчонка.
  - Мисс Спарроу? - казалось, губернатор даже не слишком удивился. - Я наслышан о ней. Девушка редкой отваги. Но не думаю, что в ближайшее время она станет частым гостем в английских гаванях...
  - Это означает, что в данный момент...
  - Вы меня понимаете с полуслова, мистер Причард, - улыбнулся губернатор. - Вы положительно рождены для английского флота, а не для палубы пиратского корабля... Знаете, мне ведь поручено собрать эскадру для борьбы с пиратами, не имеющими каперского свидетельства. Эта информация не предназначена для широкого распространения. Вы, пожалуй, третий человек на Ямайке, который в курсе - после меня и Моргана. И я сообщил вам это в расчёте на то, что вы согласитесь принять под своё командование бриг "Акула", недавно пришедший из Плимута. Разумеется, вы достойны большего, но большего, к сожалению, у меня сейчас нет.
  - Это честь для меня, ваша светлость, - Причард изобразил поклон, сдерживая холодную улыбочку.
  - Надеюсь, вы оправдаете моё доверие, - кивнул сэр Модифорд. - Ибо в противном случае я не смогу гарантировать вам спокойное возвращение на родину.
  "Чёрт... Это меньше, чем мне хотелось бы, но больше, чем я рассчитывал получить. Что ж, повоюем за его величество короля Англии".
  
  ***
  
  Как сказал однажды дядюшка Жак, капитан - это тот, кто знает ЧТО делать. А команда - это те, кто знает, КАК делать. Буду придерживаться этого курса, но и кораблевождению тоже не в облом поучиться. Не хватало ещё, чтобы мы однажды сплавали вертикально из-за моего невежества.
  Ну, и ещё один интересный нюанс, который я бы хотела разъяснить парням. Сейчас я достаточно знаю о классах и силе кораблей, чтобы понимать: против сорокапушечного военного галеона у нас с двадцатью пушками шансы небольшие. Хоть "Орфей" и является одним из самых больших и быстроходных барков, с огневой мощью противника тоже стоит считаться. Но выход есть. Один мой соотечественник говорил: воюют не числом, а умением. Осмелюсь от себя добавить ещё один штрих. Воюют не только умением, но и должным образом поданной информацией... Вот парни спрашивают, для чего мы потащились на Тортугу? Только за французским каперским свидетельством? Нет, не только. Если я не ошибаюсь, то на островах обязательно найдутся люди, которые так или иначе сообщат испанцам, что трёхмачтовый барк "Орфей" ищет встречи с военным галеоном "Сан-Хуан де ла Крус". За всеми не уследишь, так почему бы не использовать это в своих целях? Я знаю, парни на "Орфее" давно забыли, что такое страх. Но я в жизни не поверю, чтобы люди, какими бы уродами они ни были, вообще не боялись ответственности за разорённый город и замученных жителей. Искра страха тлеет в их душах независимо от того, что они сами думают по этому поводу. Если умело раздуть её, то страх изъест противника ещё до того, как мы встретимся...
  
  ***
  
  По дороге Галка думала не о Дюшане, а о своём "непутёвом братце". Восемь месяцев на борту "Орфея" его мало изменили. То есть, конечно, перемены произошли. Он хотя бы перестал воображать себя центром Вселенной, вокруг которого всё вращается. Но зато донимал "сестру" нытьём по поводу своего... вернее, их незавидного положения. Мол, я всё понимаю, но неужели нельзя было найти способ уехать в цивилизованную Европу? Обязательно надо было связываться с пиратами? За это время Галка раз двести услышала про свой дурной вкус, раз триста - про жуткий характер, и уже не сосчитать сколько раз - про полное нежелание возвращаться в родное время. Она обязательно объяснит ему, почему это уже маловероятно. Даже при условии явления "виновников торжества", бьющих себя пяткой в грудь и клянущихся доставить на родину в целости и сохранности. Прямо под колёса "Лэнд Крузера", например... Но за последние дни, с тех самых пор, когда Галку избрали капитаном, кое-что во Владике переменилось. Он стал непривычно молчалив, тенью ходил за Старым Жаком. Что уже совсем невероятно, пошёл к Билли, и потребовал (!) у него абордажную саблю. Теперь таскал эту саблю в любой выход на берег, и опять-таки не отходил от Жака. "Да, Влад не безнадёжен, - думала Галка, когда месье Дюшан со товарищи привёл её к одному из немногих домов, пощаженных пожаром и испанцами. - Мне почти не нужно было себя переделывать, чтобы ужиться на одном корабле с толпой пиратов. Кем я была дома? Торговкой мобилками, с претензиями на почётное место среди районной братвы. Кем я стала сейчас? Флибустьерским капитаном. В чём разница? Лично я особой разницы не вижу. Разве что меня слушаются с полуслова, а не после третьего подряд упоминания их матери, да убивают здесь незатейливо, без словесного поноса про демократию с гуманизмом. А Владу-то каково, с его мажорскими замашками? Был сыном владельца крупной строительной фирмы, а стал корабельным коком. То есть, при его "умении" обращаться с оружием - уже не юнга, но ещё не матрос. И отношение соответствующее... Ладно, я с ним переговорю. Когда выйдем в море".
  
  ***
  
  Галка не требовала, чтобы к ней непременно стучались в светлое время суток, но команда будто сговорилась. За каким бы вопросом ни шли к капитану, обязательно в дверь - тук-тук. Уважали. Потому-то она предпочитала проводить время на юте. Это "тук-тук" надоело ей хуже горькой редьки ещё в первый день, а тут можно спокойно поговорить без всяких помех. Но сейчас Галка сидела в каюте. Ей нужно было хорошенько кое над чем поразмыслить, а палубная суета только отвлекала.
  Ну, вот, опять стучат...
  - Кто там?
  - Я, - девушка узнала голос Владика. - Не сильно помешаю?
  - Заходи. Ты-то мне как раз и нужен.
  С кем ещё, если не со своим современником, она могла как следует обсудить явившиеся на ум мысли?
  Едва переступив порог, Владик сперва подумал, что Галка зачем-то решила завесить маленькое окошко шторами: в комнате стоял какой-то туман. Затем закашлялся. И только потом, когда оглушённые обонятельные рецепторы наконец включились, понял: Галка курила, как паровоз.
  - Ты куришь?!! - возмутился он.
  - Не знал? - хмыкнула Галка. В зубах у неё была небольшая, изящная деревянная трубка, будто нарочно сделанная для женщины. Но набит в эту безделушку был крепчайший кубинский табак, и потому-то в комнате висел плотный сизый туман. - Дымлю с четырнадцати лет. Пока не пошла на айкидо, сигареты изо рта не выпускала. Сэнсэй быстро отучил.
  - Плохо отучал, - Владик быстренько распахнул окно, и дым начал понемногу выветриваться. - Чёрт, Галя, ты бы на себя со стороны посмотрела. Ведёшь себя как мужик.
  - Как пират, - уточнила девушка, выпустив колечко дыма. - Ладно тебе. Я курю-то хорошо если раз в год. Когда нервы на взводе, или нужен мозговой штурм, как сейчас.
  - Метод Шерлока Холмса? - едко усмехнулся Владик. - Замечательно. Тогда скажите мне, Холмс, над какой такой задачкой трудится ваш идеально отрегулированный инструмент под названием "мозг"?
  - Элементарно, Ватсон, - без намёка на иронию ответила Галка. - Над тем, чем ты мне все уши прожужжал за эти месяцы. Как мы сюда попали, и что с этим делать.
  - Ну, ну, интересно, - на Владика сегодня что-то нашло: ехидный был, как чёрт. - Поделись результатами своего штурма.
  - Садись, - она ногой пододвинула к столу табуретку. - Рассказывать буду долго и обстоятельно. Очень рекомендую крепче держаться. Выводы будут офонаренные. Скажу сразу: вернуться назад, в привычный нам мир, мы уже не можем. Так что забудь о джипе, своих одноклеточных подружках, папиных баксах и его друзьях-депутатах. Жить нам предстоит теперь здесь, и мы с тобой должны помыслить, как строить свой собственный мир.
  - Какой собственный мир? Ты что, с балкона упала? Если это то прошлое, которое мы хорошо... ладно - не очень хорошо, но знаем, то какие могут быть варианты? - новость Владику не понравилась совершенно. - Кто в наше время хоть что-то знает о капитане Спарроу? Разве что по "Пиратам Карибского моря", так ведь это, во-первых, мужчина, а во-вторых, такой жук!.. Это значит, что такового капитана, если он и был, быстренько отправили на дно. Что меня тоже не радует, потому как куда я от тебя денусь?
  - Сойди на берег, - хмыкнула Галка. - Эспаньола на горизонте. Испанцы, наверное, будут безумно счастливы тебя там видеть.
  - Галя, я же шучу!
  - И я шучу. Пока, - девушка едко хохотнула. - Ты меня не дослушал, а уже делаешь далеко идущие выводы. О своём собственном мире, думаешь, я просто так ляпнула? Смотри сюда, - она пододвинула к себе листок хорошей испанской бумаги, и своим серебряным карандашиком начертила нечто вроде дерева с голыми веточками. - Вот это - грубая схема фрактала, который у нас некоторые называют Древом Миров. Ствол и ветви - это реализованные варианты развития событий. Вот это, - она провела линию поперёк "кроны" вверху рисунка, - уровень октября две тысячи седьмого года. Как ты видишь, уровень для всех вероятностных ветвей один, но если посмотреть на ...гм ...срез, образованный этим уровнем, везде будет разная картина. Но все эти миры так или иначе происходят от какого-то одного разветвления, точки бифуркации. Чем большую "площадь" среза мы охватим, тем глубже в прошлое будет эта начальная точка. Но это я так, травлю тебе для общего развития. Наша ситуёвина какая? Мы у себя дома попали в жутко неприятные ДТП, и оба очнулись уже здесь. В семнадцатом веке. Что происходит на Древе? А вот что.
  Галка поставила вверху и внизу "кроны" по жирной точке, и нарисовала идущие от них дополнительные "ветви".
  - Понял, да? - заметив, что трубка прогорела почти до донышка, она выбила пепел в большую раковину на столе. - На "уровне-2007" появляется развилка: мир, где мы с тобой просто погибли, и мир, где мы таинственным образом исчезли с места происшествия. На "уровне-1669" тоже образовалась развилка: мир, где мы не появлялись никогда - заметь, это и есть та ветка, из которой произошёл наш "родной" вариант истории - и мир, где "Орфей" подобрал на островах Рока двух ненормальных. Значит, со временем должны проявиться и заметные расхождения между ветками, так?
  - А они есть? - Владик не без труда, но понимал, что к чему.
  - Представь себе, есть, - "сестра" подпустила в голосе таинственную нотку. - Конечно, я не переворачивала библиотеки в поисках инфы по пиратам Карибского моря, но месяца за три до нашего, гм, приключения надыбала в сети один сайтик. Случайно. Назывался он "Весёлый Роджер", и вот там-то я вычитала кое-что интересненькое. Потом, конечно, почти всё забылось, а на "Орфее" думать над этим было некогда. То я такелаж чиню, то ты ораву проглотов кормишь, то вообще кого-нибудь на абордаж берём. Занятые люди, одним словом. Но сейчас у меня появилась возможность как следует поработать головой. И знаешь, что я выяснила? В той истории, которую мы знаем, был всего один испанский капер. Имени в упор не помню, но точно знаю только одно: ни на какие французские города он не нападал. Да и кораблик у него был поменьше "Сан-Хуана". Расхождение налицо. Это раз. Никакого капитана Причарда в списках ямайских флибустьеров я не припоминаю. "Орфей" не самый маленький корабль в этих водах. У нас двадцать пушек, а у флагмана Моргана - фрегата "Satisfaction" - двадцать две. Будь в нашей истории капитан Причард жив к моменту Панамского похода, он бы сто пудов к нему присоединился. И числился бы в списках где-то в первой пятёрке. Не было его там, голову наотруб. Значит, в нашей истории он погиб, вероятнее всего, в том самом бою с двумя испанцами. А тут он жив, здоров, и злобствует. Ещё одно расхождение. Не говоря уже о наших скромных персонах, коих здесь вовсе не должно быть, и той массы фактов, о которых мы попросту не знаем... Короче, Влад, не вешай нос. Это в той, старой ветке осталась хорошо известная нам история. А здесь, как говорила одна моя знакомая, всё ещё шрайбен вилами по вассер. Мы можем написать свой собственный вариант истории. Как - это уже отдельный вопрос. Главное, что можем. Наверное, это и была та самая причина, по которой мы тут оказались, а?
  - Лихо закручено, - Владик явно повеселел. - Совсем в стиле мистера Холмса: чётко и логично. Мне вообще-то этот вариант нравится.
  - Ясен пень, - хихикнула Галка. - Соблазнишь тут какую-нибудь губернаторскую дочку, женишься, а я тебе как зятю губернатора буду выгодно сбагривать добычу. А что? Вон ямайский сэр Модифорд своего братана поставил то ли судьёй, то ли прокурором , и за компанию они такие шахеры-махеры проворачивают - только держись. Его сынок сидит в стольном граде Лондоне, и помогает папе с дядей сбывать награбленное. Такой вот семейный бизнес, понимаешь. Чем мы хуже?
  - Тоже сведения с сайта "Весёлый Роджер"? - усмехнулся Владик.
  - Нет. Это мне уже тут братва порассказала. Но ты подумай над такой перспективкой, ага?
  - Остаётся только найти какого-нибудь губернатора, обременённого дочерьми на выданье, - засмеялся Владик. - Ладно, сестричка, ты меня, можно сказать, вернула к жизни. А то я уже беспокоиться начал... Значит, будем ловить испанца?
  - Поймаем, - уверенно сказала Галка, снова набивая свою трубку. - Испанцы в рукопашной против нашей братвы просто салаги. Сорокапушечные галеоны у пиратов пока ещё большая редкость. Представь - захватим этот "Сан-Хуан де ла Крус", и будем круче самого Моргана!
  - Метишь в губернаторы Ямайки? - с иронией осведомился Владик.
  - Боже упаси!
  - Чего ж ты так? Порулишь богатой колонией, а там, глядишь, присватается какой-нибудь лорд из адмиралтейства. Не нравятся англичане - можешь подсидеть д'Ожерона, - ирония Владика сделалась язвительной.
  - Нашёл конфетку, - фыркнула Галка. - Если честно, англичан в массе терпеть не могу за расчётливое жлобство, хоть и уважаю их логичность. Французы ненамного лучше. Может, чуть эмоциональнее и больше внимания уделяют душе, но тоже меркантильны до омерзения. Испанцы слишком фанатичны в вопросах веры, и вообще любители посмотреть, какого цвета кишки у противника. Хотя, честно сказать, ни одна нация семнадцатого века им в этом не уступит. Даже наши предки. Запорожских казаков турки что, исключительно из-за разницы в вероисповеданиях на крюках вешали? Стенька Разин, опять же, прославился в кавычках. Если глубже взять, то там мы обнаружим неких ушкуйников, коих боялись и уважали новгородцы. А новгородцы кого попало не боялись и не уважали. Князь Владимир с варягами тоже не за просто так дружил. Ещё глубже - скифы. Греческие полисы в Крыму им дань платили. Что, от большой к ним любви?.. Эх, Влад, какой народ ни возьми, какую эпоху ни копни, все хороши окажутся.
  - Слава Богу, в наше с тобой время этого уже нет.
  - Правда? - Галка прищурилась. - А если хорошо подумать?
  - Ну, войны там... локальные конфликты... - пожал плечами Владик. - Пиратов-то точно нет!
  - Да ну!
  - Что - "да ну"? Моря в наше время чуть не самые безопасные места на планете. Если бы не цунами, так вообще был бы рай.
  - Может, и так. Но наши современные пираты предпочитают грабить своих жертв более цивилизованными способами. Какими - я тебе на досуге как-нибудь расскажу. Сталкивалась. Да хоть папика своего возьми. Он что, земельные участки под новостройки исключительно мирным законным путём получает? Щас, с разбегу. Про политиков вообще лучше помолчу, а то у тебя уши на корню завянут.
  - Так что же это выходит? Что наше время...
  - ...это тот же семнадцатый век, - кивнула Галка, запалив трубку от свечки. - То же пиратское море, увеличенное на всю планету. Только здесь всё гэ на поверхности, а у нас - припрятано под толстым-толстым слоем шоколада.
  Последнее она сказала с такой ядовитой иронией, что Владику даже стало стыдно за свой родной мир. Здесь всё предельно ясно: тот свободен, тот нет. В его родном времени те, кто искренне считал себя свободными, на деле оказывались в положении хуже рабского. Владик хорошо запомнил, как во время нашумевшей "оранжевой революции" с восхищением следил за событиями, заполонившими телеэфир. И как его отрезвили отцовские слова: "Запомни, Владик, всё это - дешёвый спектакль. Они, - отец ткнул пальцем в экран, - эта биомасса, сделают всё, что мы с тобой им прикажем. Но только при одном условии - мы всё время должны им внушать, что они свободны, что они лучшие. Тогда наша власть над ними будет абсолютной". После этого Владик снял с антенны своего "Чероки" оранжевую ленточку. И вот теперь, когда невероятный случай забросил его сперва на необитаемый остров, а затем вообще к пиратам, Владик снова был вынужден признать: какой поп, такой и приход. И наоборот, соответственно. Отец предпочитал властвовать над одураченной толпой - и сам был не лучше. Что совсем уже плохо, чуть было не сделал таким же и его.
  - Галя, - негромко сказал он, и каждое слово давалось ему нелегко. - Я наверное кажусь тебе полным уродом.
  - Брось, Влад, - девушка положила ему руку на плечо. - С полным уродом я не стала бы возиться. А ты... Ты ведь мой брат.
  - Да какой...
  - Такой, - Галка не дала ему договорить. - Я знаю, о чём ты сейчас думал. Не бери дурного в голову. Все мы - люди. Хорошие или плохие, но люди. И ты мой брат, без всяких разговоров и генеалогии. Ясно?
  - Ясно, капитан, - грустно усмехнулся Владик. - Ладно, пойду. Мне ещё обед готовить.
  - Встретишь Эшби - не вздумай ляпнуть ему, что я курила, - весело подмигнула ему Галка. - Он мои манеры и так еле переваривает, а то вообще сожрёт с потрохами.
  Владик улыбнулся, но ничего не сказал.
  
  ***
  
  Эшби взял у неё аккуратно сложенный листок, ещё хранивший следы выкрошившейся сургучной печати. Прочёл. Потом с плохо скрываемой иронией посмотрел на девушку.
  - Скажите, капитан, - начал он. - Вы ради этого письма собрались тащить нас в Пор-де-Пэ, где нам, собственно, уже нечего делать?
  - Джеймс, наша задача сейчас - не допустить второго такого нападения, - спокойно сказала Галка. - Во-первых, я ненавижу, когда сильный прессует слабого только потому, что он силён. Вы видели, что я делаю с теми "сильными", которые после этих "забав" попадаются мне в лапки. Во-вторых, мы морские волки, а не цепные псы французского короля, возомнившего себя вторым после Бога . Лично мне в лом каждый раз ловить какого-нибудь урода, который вздумает кого-нибудь тут пограбить. Лучше мы сами будем выбирать себе цель. Ну, а крысу, написавшую испанцу это письмо, - девушка коснулась уголка желтоватой бумаги, - пусть Дюшан повесит на первом же дереве. Ибо нефиг!
  - Мисс Алина, - Эшби недовольно скривился. - Если бы вы только знали, как меня раздражает ваша манера изъясняться!
  - Что поделаешь, - Галка пожала плечами. - Когда у нас преподавали правила хорошего тона, я прогуливала.
  - Вы безусловный лидер, мисс Алина, - штурман словно не заметил её колкую фразочку. - В то же время должен признать, что вы взялись не с того конца. Это не женское дело - командовать на пиратском корабле.
  - Умирать под ударами сабель - тоже не женское дело, Джеймс, - негромко сказала Галка. - Когда война приходит в твой дом, она не смотрит, в штанах ты, или в юбке. Что тогда? Умолять о пощаде? Слезами умываться? Бессильно скрипеть зубами, когда у тебя на глазах творится беспредел? Нет, Джеймс. Это не по мне. Потому я и стала такой ...ненормальной.
  Эшби это знал. То есть, не столько знал, сколько догадывался. Эта девушка была как загадка из другого мира, когда её невозможно просто разгадать. Нужно точно знать ответ.
  - Я не отступлюсь от своего мнения, - сказал он. - И всё же для меня честь служить под вашим началом, капитан.
  Галка собралась честно ответить, что для неё точно так же большая честь ходить с ним по одной палубе, когда марсовой заметил парус впереди по курсу. В этих водах можно было встретить кого угодно. На клотиках обоих кораблей были подняты французские флаги, и "соотечественников" можно было особо не опасаться. Если это, конечно, не коллеги-каперы с Тортуги. Эти вполне могли и напасть. Англичане, голландцы - та же история. Хуже всего, если там испанец, не уступающий по огневой мощи "Гардарике". Но нет. Когда они поднялись на высокий квартердек галеона, и Эшби достал свою знаменитую трубу, выяснилось, что это всего лишь английский бриг. К тому же, сильно побитый штормом. Видимо, пока "Орфей" с "Гардарикой" отсиживались в удобной бухте, англичанина мотыляло по всему Карибскому морю, и вместо Ямайки занесло к юго-западному побережью Эспаньолы. В такой ситуации грех не помочь терпящим бедствие. Решили подойти поближе и взять бриг на буксир.
  Где-то через час корабли поравнялись, и сразу стало ясно, что над бригом "поработал" не только тропический шторм. Но и это было ещё не всё. Галка ещё плохо узнавала корабли "в лицо", но этот она гарантированно уже видела.
  В бухте Пор-де-Пэ. В утро их отплытия.
  Вредная девчонка захохотала как сумасшедшая.
  - В чём дело, капитан? - Эшби не понимал причины её чересчур весёлого настроения, и нахмурился.
  - Ой, мамочки! - ржала девчонка. - Джеймс, вы только посмотрите, кто у них там на квартердеке!
  Эшби присмотрелся... и тоже не удержался - расхохотался на весь галеон. Честно говоря, Галка только тут в первый раз услышала, как он смеётся.
  - Эй, на "Акуле"! - звонко крикнула девушка, зная, что на бриге её услышат все, кому надо. - Вас подбросить до Порт-Ройяла, или так обойдётесь?
  Команды на "Гардарике" и "Орфее" уже ржали вовсю, отпуская едкие шуточки в адрес англичанина. Билли ехидно вопрошал, не желают ли господа прокатиться домой под присмотром строгой няни. В ответ с палубы брига донеслись громогласные, но бессильные ругательства...
  ...Капитан Причард готов был плакать от досады. Когда позади появился этот чёртов галеон, от которого он едва унёс ноги, то сперва не знал, что и думать. Потом, увидев на мачте французский флаг и идущий позади галеона "Орфей" с разбитым носом, всё понял. И грязно выругался.
  Он упустил свой шанс, променяв его на сундучок золота. И теперь точно знал, как выглядит повернувшаяся задом удача - хохочущей девчонкой на юте захваченного ею красавца-галеона.
  
  ***
  
  - Галя, в чём дело?
  - Морган собирает поход на Панаму.
  - Ну, и?..
  - Ну, и приглашает к деловому сотрудничеству.
  - Не вижу ничего такого, из-за чего бы я волновался, - сказал Владик, присев на стул. - Я где-то читал, в этом походе он загрёб чёртову кучу золота, и его после этого назначили губернатором Ямайки.
  - А там, где ты это читал, не написано, каким конкретно макаром он это всё провернул?
  - Опять вспомнился сайт "Весёлый Роджер"?
  - Не только. Тот же Сабатини, например, - Галка, сообразив, что от нервной беготни около стола толку не будет, тоже села. - Вернее, комментарии к его книгам. Хочешь, я тебе расскажу, как это произошло в нашей истории? Морган собрал самый крупный пиратский флот, какой только вообще существовал, форсировал панамский перешеек и наехал на город Панаму. Только были там несколько очень неприятных моментов. Во-первых, он не сумел удержать в тайне цель своего похода, и испанцы успели приготовить ему тёплую встречу. Во-вторых, понадеялся, что захватит продовольствие в пути, и не велел брать с собой жратвы на перешеек. А испанцы не будь дураки, устроили пиратам голодную диету на недельку. Ты представляешь, что такое целую неделю не давать нормально жрать здоровым мужикам? А если их больше тысячи?.. Во-во. В-третьих, захватив Панаму, Морган там такое устроил, что дядя Гиммлер, шеф СС, должен был ронять умильную слезу над книгой о его жизнеописании. Ну, и в-четвёртых, под конец он погрузил добычу на свои кораблики, и помахал всем оставшимся ручкой с юта.
  - Это значит...
  - ...что мы вляпываемся чуть не в самое большое кидалово семнадцатого века, - Галка сердито стукнула ладонью по столу. - И я не знаю, как можно это переиграть.
  - А что, есть такая необходимость? - спокойно спросил Владик, продолжая методично уничтожать виноград. - Откажись от участия в этом походе, и всё.
  - Не могу сразу по двум причинам. Первая - это уже другая история, другой мир. И мы, как я тебе уже говорила, имеем крутой шанс повернуть её в другом направлении. Хоть я ещё не представляю, как именно это сделать. А что за вторая причина, я тебе пока сказать не могу.
  - Слово дала? - хмыкнул Владик. - Или?..
  - Или.
  - А если придумать, как можно кинуть самого Моргана?
  - Морган - не Причард. К нему на кривой козе не подъедешь, - слова Владика только добавили ей уверенности. Она не то, чтобы совсем не знала, что нужно делать. Просто не думала над этим конкретным вариантом. - Морган забил стрелку у острова Ваш, на двадцать четвёртое октября. Допустим, мы поедем на эту стрелку. Допустим, подпишем соглашение и пойдём рубить саблями панамские лианы. Морган знает, что у нас братва насчёт подраться - круче тут ещё не бывало. Что тогда? А вот тогда он начнёт затыкать нами все дыры, подставлять под испанские пули и индейские стрелы. Как думаешь, сколько наших в таком случае дойдёт до Панамы? А сколько вернётся к атлантическому побережью после неё? Хорошо если половина. Этого, пока я жива, не будет, что автоматически означает постоянную грызню с Морганом.
  - Можно и не доводить до конфликта.
  - Можно. Только ты, сидя на камбузе, не видел Моргана живьём, а я видела. У него при виде "Гардарики" тут же случится острый приступ чёрной зависти. И он будет делать всё, чтобы отобрать корабль. Самое лучшее - с его колокольни, понятно - приморить в панамских джунглях как можно больше наших. А там скажет: нафига, ребята, вам такой большой корабль? Вы теперь и управлять-то им не сможете... В общем, так: я сейчас побазарю с офицерами, а ты имей в виду - тебя я на перешеек не пущу.
  - Как это - не пустишь? - возмутился Владик. - Кто же вам готовить будет?
  - Ты и приготовишь. Заранее. Сухой паёк. Каждому. На неделю, - раздельно проговорила Галка.
  - Но...
  - Никаких "но". Это уже не просьба, а приказ капитана. Ясно?
  - Так точно, товарищ капитан какого-то ранга, - Владик обиделся. Панамский поход Моргана - это не выезд на шашлыки в "Дубравушку". Но всё-таки хотелось хоть раз хоть в чём-то отличиться как настоящему мужчине. А то кто он в двадцать пять лет? Кок на пиратском корабле. На большее что, не годен? - Будем сушить сухари.
  - Не обижайся, Влад, - Галка положила ему руку на плечо. - Я-то хоть могу за себя постоять, и не пропаду в этом мире. А ты? Пикнуть не успеешь, мигом на плантации загребут. Я хочу тебя защитить, понимаешь?
  - Вообще-то, по всем канонам это я тебя должен защищать.
  - Ну, если придерживаться канонов, то капитаном на этом корабле должен был быть кто-нибудь другой, - рассмеялась девушка, - Но раз я капитан, - тут она смеяться перестала, - то должна заботиться о команде. А ты - член моей команды. Что не ясно?..
  ...Примерно через час, когда закат окрасил воды бухты в розовый цвет, на мостике "Гардарики" собрались офицеры. Непривычно серьёзная Галка сжато изложила всё, что узнала от д'Ожерона, и так же сжато прокомментировала от себя - без упоминания о Панаме, естественно. Морган ещё никому, кроме двух-трёх доверенных лиц, не объявлял о цели похода.
  - Морган затевает крупное дело, что и говорить, - первым высказался Старый Жак. - Пусть меня повесят на манильском канате, если на этот раз он не тряхнёт испанцев не на одну сотню тысяч песо.
  - На такой лакомый кусок к нему сползутся все наши коллеги с Ямайки и Эспаньолы, не говоря уже о Тортуге, - мрачно проговорила Галка. - Кусок и правда лакомый, только как бы он не стал некоторым поперёк горла.
  - Что вы имеете в виду, капитан? - Эшби хоть и сам сделался капитаном, но Галка-то командовала флагманом их маленькой эскадры, и этим всё было сказано.
  - То, что я не верю Моргану.
  - Ты можешь ему не верить, Воробушек, но что скажет команда? - засомневался Дуарте. Его поставили боцманом "Орфея", так как дядюшка Жак перешёл на "Гардарику". - А команда пойдёт, даже если ты не захочешь. Им-то что? Была бы добыча.
  - Ладно, - процедила Галка. - Завтра губернатор покажет письмо Моргана капитанам, и мы соберёмся на совет. Если команда за поход, то и я не буду против. Но в таком случае я попрошу вас всех исполнять мои приказы максимально чётко и точно. От этого будет зависеть слишком многое. Это не гулянка в знакомом порту, а военный поход, и цена самодеятельности одна - жизнь.
  - Но мы же не армия, - с сомнением в голосе произнёс Эшби. - То есть, я хотел сказать, что ещё не все наши люди готовы действовать как одна команда. Слишком много новичков. Будет недовольство.
  - Не будет, - уверенно пообещал Билли. - Ты, Воробушек, так хорошо нас научила, что мы и сами теперь можем кого угодно учить.
  - Ну, дай-то Бог, - вздохнула Галка. - Только смотри, шею никому не сверни. На кой чёрт нам вояки, смотрящие на свои пятки?
  Предчувствие молчало. Впервые со дня появления в этом мире. Оставшись без такого надёжного проводника, она почувствовала себя на развилке трёх дорог. А на камне написано: направо пойдёшь - ни хрена не найдёшь; налево пойдёшь - хрен найдёшь; прямо пойдёшь - хрен тебя сам найдёт. Авантюра Моргана и впрямь являлась лучшим доказательством того, что пираты были великолепными тактиками и никакими стратегами. "Надо же было додуматься - сунуться в поход без продовольствия! Это типа он таким манером увеличивал долю каждого выжившего, да? - мысли Галки были едкими, как "царская водка". - Может, рассчитывал, что голодные будут лучше драться за город, в котором полно припасов? Интересно, этот ...сэр Генри хоть одну книжку по стратегии читал? Или чукча не читатель, чукча писатель?.. Урод... Ладно, мы ещё посмотрим, чьи будут в лесу шишки. А если применяться к местной специфике - бананы".
  Идея, которая пришла к ней в голову незадолго до визита к д'Ожерону, граничила с безумием. Но Галка тут уже прославилась нестандартным мышлением. К тому же, губернатору она пока решила своего плана не открывать. Чем меньше народу будет об этом знать, тем лучше. У неё есть Эшби. Он точно обзовёт её ненормальной дикаркой, зато потом подумает, и сделает всё как должно.
  
  ***
  
  Громче всех свои права качал Франсуа Требютор, капитан четырнадцатипушечной "Сен-Катрин". Что и говорить, здесь его знали не первый год, и удача бывала к нему благосклонна чуть почаще, чем к его коллегам. Аргументы прочих его не волновали. Галка и Эшби в этом споре разумно не участвовали, выжидая своего часа. И он настал, когда Требютор решил выставить в качестве веского довода свою саблю...
  Пистолетный выстрел в закрытом помещении прозвучал ненамного тише пушечного. С потолка посыпалась копоть, капитаны разом примолкли. И так же разом повернулись в одну сторону - туда, где сидела эта девчонка, державшая в руке дымившийся пистолет.
  - Джентльмены, - сказала она так спокойно, будто дело происходило не в портовом кабаке, а на приёме у губернатора. - У меня есть к вам предложение.
  - Ага, - криво усмехнулся Требютор, спрятав саблю. - Наша скромница проснулась. Я так понял, ты предлагаешь свою кандидатуру?
  - Ты меня верно понял, - девчонка разложила на столе рожок с порохом, шомпол, пули, и принялась не спеша заряжать свой пистолет. - То, что тебя знают на Тортуге, это конечно, аргумент. А как насчёт Ямайки? Сможешь ли ты достойно ответить Моргану, если ему вдруг придёт в голову нас надуть? Это при том, что ямайской братвы там будет раза в два побольше, чем наших. Я уже не говорю о количестве пушек.
  - Ну, тут тебе среди нас равных нет, - согласился другой француз, Ле Гаскон. - У тебя одной больше пушек, чем у нас всех вместе взятых. А что насчёт опыта?
  - Галеон мне в руки не сам прыгнул, - ответила Галка, забивая пыж. - Это во-первых. Во-вторых, я знаю кое-кого из ямайских парней. Всё таки мы не один месяц там бросали якорь. Можно будет при случае отдельно договориться. Ну, и в-третьих... Я уже говорила, что именно. Кто из вас способен отстоять наши права в том случае, если Морган всё-таки начнёт загонять нас под стол? Лично я его не боюсь. А может ли кто-нибудь из вас сказать то же самое о себе? Только честно, без раздувания щёк.
  Капитаны начали переглядываться. Их всех засмеют, если они поставят над собой девку. С другой стороны, эта девка на насмешки могла ответить залпом шестидесяти двух пушек. Да и в самом-то деле, никого не боялась, и вполне была способна переесть горло кому угодно. Ну, и её удача - тоже не последний аргумент.
  - Метишь в адмиралы, девочка? - хмыкнул Требютор. - Не слишком ли жирно тебе будет? Мы не детишки, чтобы нас по морю водила гувернанточка.
  - Если ты против, так и скажи, - девушка пожала плечами. Загнав в ствол пулю, она убрала своё оружейное хозяйство и заткнула пистолет за пояс. - Назначай адмиралом себя любимого, а я в таком случае отчаливаю. "Гардарика" и "Орфей" - хорошие корабли. Сильные. По их палубам ходят лучшие в этих водах вояки. За два-три рейда мы захватим столько испанского добра, что ваша доля от добычи Моргана покажется подаянием.
  - Чёрт... - ругнулся Дюмангль, капитан "Летучего дьявола" - грозной посудины о шести пушках. - Франсуа, ты что, головой об фальшборт стукнулся? Кому мы, к дьяволу, будем нужны без "Гардарики"?
  Французы тут же подняли галдёж, но теперь Галка была спокойна за исход дискуссии. Её последний аргумент оказался решающим. Большинство поддержало Дюмангля и Ле Гаскона. Требютор, хоть амбиций у него было выше крыши, не без сопротивления, но был вынужден согласиться с их мнением.
  - Ладно, черти полосатые, - процедил он. - Хотите ходить под началом у юбки - ходите. Хотите, чтобы я тоже ходил под началом у юбки - я буду ходить. В конце концов, девчонка права: без её пушек Морган на нас плюнет и разотрёт. Только одно условие, детка, - тут он сурово воззрился на Галку. - Я не потерплю, если ты вздумаешь настаивать, чтобы я называл тебя капитаном.
  - Я и не настаиваю, - девушка пожала плечами. - Но я не буду возражать, если когда-нибудь ты меня всё-таки так назовёшь.
  Сказано это было совершенно серьёзно, без малейшего намёка на юмор, отчего французы пороняли челюсти на пол. Этот воробей умеет удивлять, чёрт побери.
  - Ну, ну, - Требютор опомнился первым. - Дай Бог тебе терпения, девочка. Можешь ведь и не дождаться.
  - Там видно будет, - Галка поднялась. И так посмотрела на собравшихся, что ни один не усидел на лавке. Все встали. - Что ж, джентльмены, на сборы - две недели. Курс на островок Ваш у южного побережья Эспаньолы. К двадцать четвёртому октября всем нужно быть там. Кто опоздает, тот ничего, соответственно, не получит. Всем всё ясно? Тогда по местам, господа капитаны.
  
  ***
  
  "План сам по себе неплох, - думала Галка, слушая Моргана. - У него только два недостатка: автор и исполнители".
  План действительно мог бы сделать честь любому европейскому полководцу тех времён. В первую очередь предлагалось захватить одну из испанских крепостей на атлантическом побережье перешейка, лучше всего - Чагрес , стоящую в устье одноимённой реки. Затем марш-бросок через индейские земли и атака на Панаму с суши, где практически нет укреплений. Насколько Галка узнала пиратов, они в принципе не были способны на проведение такой масштабной военной операции. Пограбить - это да, тут они первые. Но чётко и слаженно сделать то, что под силу лишь кадровой армии, было выше их "потолка". В чём Галка и убедилась, когда Морган, закончив изложение своего плана, спросил: "Кому что не ясно?"
  Странно, но всем почему-то всё было ясно. Кроме Галки.
  - Прежде всего хотелось бы прояснить детали, - она не имела никакого военного образования, зато обожала отрабатывать все тонкости дела ещё до его начала. - Вы не возражаете, если я задам несколько вопросов?
  - Девочка желает узнать, сколько мы возьмём с собой в дорогу сахарных фруктов? - ухмыльнулся Харрис, правая рука Моргана.
  Кое-кто из ямайских капитанов засмеялся, но это веселье, во-первых, мало кто поддержал, а во-вторых, Галка сделала вид, будто ничего не произошло. И смех почти сразу улёгся.
  - Девочка желает узнать, - спокойно сказала она, - какими сведениями располагает господин адмирал о численности противника, его дислокации, его осведомлённости относительно ваших планов? Имеете ли вы надёжных проводников среди панамских индейцев? Имеете ли вы своих людей в самой Панаме? Достаточно ли припасов для перехода, который может продлиться по самым скромным прикидкам от шести до десяти дней? Это только организационные вопросы, затрагивающие лишь одну проблему - как дойти до Панамы. Я пока не буду касаться двух других проблем - как её взять и как вернуться с добычей. Меня и моих людей интересует вопрос должной подготовки к операции, ведь в ней-то как раз половина успеха. Разве не так?
  Морган как-то странно посмотрел на неё, цыкнул на Харриса, наверняка собравшегося пройтись по поводу воробьиного чириканья.
  - На эти вопросы, мисс капитан, вы получите ответ. В своё время, - сказал он, и Галке до чёртиков не понравился его тон. - Вообще-то, вы правы, утверждая, что хорошая подготовка к походу уже половина его успеха. С чего бы девушке быть такой сведущей в военном деле?
  - Имела удовольствие изучать тактику великих полководцев от Ганнибала до Валленштейна, - с непередаваемой иронией ответила Галка. На самом деле она когда-то бегло прочла какой-то труд по истории военной хитрости, но главное всё же запомнила. Об этом она скромно умолчала. - А также Сун Цзы, Чингисхана, Тимура и сёгуна Токугавы. Впрочем, этих вы можете и не знать. Они, конечно, волки сухопутные, но мы ведь и собираемся воевать на суше, не так ли? Грех не воспользоваться их опытом.
  - Девчонка дело говорит, - сказал один из доверенных капитанов Моргана - Бредли. - Чёрт побери, послушал бы ты её, адмирал. Не то напоремся, как в Маракайбо. Ты нас вывел оттуда, это верно. А сколько мы парней потеряли? Не спеши хмуриться. Я знаю, что говорю. Парни и так болтают, будто ты не жалеешь своих.
  - Я и себя не жалею, - огрызнулся Морган. - Всё ради того, чтобы вы могли спускать по тавернам свою долю. Разве вы когда-нибудь оставались без добычи по моей вине?
  - Так-то оно так, - крякнул Причард, явно недовольный тем, что приходится соглашаться с ненавистной девчонкой. Но он был умён, и этим всё сказано. - Только чем больше наших дойдёт до Панамы, тем больше шансов, что доны не успеют закопать или унести своё золотишко.
  Капитаны - как ямайские, так и тортугские - дружно загудели, обсуждая это дело. И всеобщее мнение склонялось в пользу более тщательной подготовки. Наскоком тут и вправду можно было только шею свернуть. Себе.
  - Хорошо, - недовольно хмыкнул Морган. - Допустим, я согласился, и начали загружаться припасами. Кто поручится, что ни одна сволочь не сболтнёт лишнего, пока мы потратим на это драгоценное время?
  - Вы думаете, испанцы всё ещё не в курсе, что адмирал Ямайки собирает флибустьеров со всего Карибского моря? - улыбнулась Галка. Звание адмирала Тортуги хоть и было чистой воды авансом, который следовало ещё заслужить, давало ей право говорить с ним на равных. - Я не утверждаю, что среди нас есть предатели. Просто есть люди, которые поутру могут и не вспомнить, чего и кому они вечером трепали в кабаке по пьяному делу. Насколько я знаю, в последнее время испанцы не жалеют песо на агентуру.
  - Откуда вам это известно? - Морган зыркнул на неё так, будто собрался этим взглядом перерубить пополам.
  - Оттуда, что я беру с испанцев пример, и тоже не жалею песо на свою собственную агентуру. Скажу сразу: в Панаме у меня есть два осведомителя. Купцы. За день до того, как я подняла якорь, мне пришло письмо весьма занятного содержания. Желаете ознакомиться? - девушка, не дожидаясь ответа, добыла из кармана листок бумаги, и принялась читать вслух, пропустив короткую преамбулу и начав с самого главного: - "...Сообщаем Вам, что господин алькальд приказал жителям заготовить оружие, дабы в нужный момент вооружить своих слуг и рабов, а также закупил дополнительно пороха, пуль и ядер. Причиной этого, по слухам, стало известие, что еретик Морган собирает силы для нападения на один из наших городов. Какой именно, не сообщается, однако сведения, полученные представителем нашего торгового дома в Картахене, позволяют со всей уверенностью сделать вывод, что в ближайшее время наши воды станут небезопасны..." Письмо датировано девятым октября. Человек, написавший его - португальский купец. Меня он здесь именует "господином Муано", своим французским компаньоном, чтобы избежать лишних вопросов... Что-то не ясно? Спрашивайте, я растолкую.
  - Вы верите этому человеку? - спросил Морган.
  - Он сдал нам "Санта-Марию дель Кармен". Ту самую, которую мы обчистили месяц назад.
  - Это наверняка был корабль его конкурента!
  - Естественно. Панаму он готов заложить по той же самой причине - там его дела идут ни шатко, ни валко, зато полным полно контор преуспевающих конкурентов.
  - Сведения, полученные от него же?
  - Нет. От его другого конкурента, который надеется с нашей скромной помощью прикрыть свои грандиозные растраты... Видите, как полезно иметь сразу двух шпионов, которые не в курсе, что работают на одного хозяина? - Галка позволила себе едкую улыбочку. - Разведка ещё никому не мешала. К тому же, иногда бывает полезно щадить пойманных испанских купцов. Такие интересные вещи иной раз узнаёшь - хоть авантюрные романы пиши!
  - Вот и отлично, - кивнул Морган, мысленно соглашаясь с этим доводом. - Будете нашими глазами и ушами, раз уж у вас всё налажено. А чтобы вы были поближе к своей агентуре, со своими людьми и кораблями возьмёте крепость Чагрес и будете удерживать её до подхода основных сил. Мы же до того атакуем Рио-де-ла-Ача, а затем - Санта-Каталину. И пусть благородные доны поломают голову, где именно мы нанесём главный удар. Тем, кто останется здесь, придётся как следует просмолить борта и заготовить солонины.
  "Вот это уже что-то, - подумала Галка, тоже мысленно соглашаясь с пиратским адмиралом. - Брать крепости пока не приходилось, но попробуем... Ну, и по крайней мере, какое-то время Морган не будет трогать "Гардарику". А то вон уже в слюнях запутался, пока считал наши пушки".
  Что правда, то правда. Галка и хмуро молчавший Эшби то и дело ловили взгляды, которые Морган бросал в сторону галеона. Здесь он ещё не мог посягнуть на корабль: братва юмора не поймёт. Но в открытом море... Пираты не брезговали нападать друг на друга, и далеко не всегда об этих стычках становилось известно. Ну, не вернулся из рейда - подумаешь. Наверняка испанцы постарались, гори они в аду... Поручение брать крепость Чагрес дало Галке отсрочку. И она решила воспользоваться ею на всю катушку.
  История в этом мире ещё не легла на новый курс. Её тяжёлый неповоротливый корабль скрипел, качался под сильным встречным ветром, норовя вернуться в привычное течение...
  
  ***
  
  Проводив Моргана и его людей ироничным взглядом, Галка повернулась к своим. И отметила кривую, не очень весёлую усмешку Старого Жака.
  - Я не собираюсь под него ложиться, ни в прямом, ни в переносном смысле, - девушка ответила на ещё не заданный вопрос. Зря Морган думал, будто она никому ничего не сказала о его, мягко говоря, ухаживании. Сказала. Только тем, кому доверяла на двести процентов. - Мы ведь к нему не на побегушки нанялись.
  - Смотри, не наскочи на рифы, - хмыкнул Жак. - Ладно, кэп, что у нас там дальше?
  После "гостинца" из восемнадцатого века - полулегального брандскугеля - Галка приготовила возможному противнику сюрприз от благодарных потомков из века двадцатого. На изготовление опытной партии пошли бутылки из-под рома, шнур и порох для запалов, и всё та же адская смесь, только более "термоядерная", чем на зажигательные снаряды. Вы уже всё поняли, надеюсь? Знаменитый "коктейль Молотова", сделанный, правда, на основе подручных горючих материалов. Тем не менее, от брошенной бутылки с шипением вспыхнуло даже то, что гореть по идее не должно - кучка рваной парусины, добротно промоченной морской водичкой. Липкие, ярко горящие брызги, разлетевшись от разбитой бутылки, прожгли тонкую почву до каменистой подложки.
  - С этим будьте осторожны, братцы, - предупредила Галка. - Пуля попадёт - сами дотла сгорите.
  - Город с такими снарядами не очень поштурмуешь, когда всё вокруг тебя загорится к чёрту. Зато на борт противника забросить - милое дело, - согласился Бертье. - Или брандер этим набить. Фейерверк будет такой, что ночь в день превратится... Моргану показывать будешь?
  - Нет.
  - Ну и замечательно. Сейчас мы оттащим пушки на борт, и сразу примемся мотать пеньку, - Бертье хитро прищурился, наблюдая, как шлюпка Моргана отвалила от берега. - Об остальном не беспокойся, Воробушек, всё будет готово уже через неделю.
  - Добро, - Галка сказала это уже на своём корявом французском - надо же учиться, в конце концов, как завещал великий Ленин. Половина книг в её каюте написана по-французски. - Разливать этот "адский ром" по бутылкам лучше бы на берегу, но мы ведь не хотим показывать его Моргану? Так что будьте там осторожны. Держите под рукой пару ведер песка; вода, если оно займётся, сами видите, не очень-то помогает.
  У неё про запас был ещё один сюрприз, но над ним ещё только предстояло подумать. Да и не ко времени он. Галка и так ввела в обиход убойные вещи, которым в её истории только предстояло появиться. А такие новшества долго в секрете не удержишь. Обязательно найдётся умник, который их повторит. Или украдёт. И пойдёт тут гонка вооружений...
  Если Морган не знал, чем заняться, то Галка вертелась с утра до вечера как заведенная. Ни одной минуты не теряла напрасно. И, когда ещё недели через три явились корабли, посланные за маисом, добрая половина ямайских пиратов уже считала её своей в доску. Не говоря уже о тортугских. Вечерние посиделки на берегу стали традицией. Выставлялся ром, из посёлка приходили весёлые негритянки, но "гвоздём программы" всё равно были байки о далёких странах, которые травила Галка. Почти всё, что рассказывала, она в своё время узнала из телепередач и журнала "Вокруг света". Ведь она до колик в животе не любила путешествовать лично. И причиной тому были её самые ранние воспоминания. Страшноватый калейдоскоп образов, навсегда впечатавшихся в её память, отзывался болью одного единственного слова.
  Сумгаит.
  Её отец служил там. Ей тогда ещё не исполнилось и трёх лет, но она навсегда запомнила сумасшедшие глаза мамы, судорожно вцепившейся в её одежонку. Автобус с грязными стёклами. Серую, страшную массу толпы, орущей и бросающей камни вслед этому автобусу... Из этих воспоминаний Галка вынесла лютую ненависть к собственной беспомощности. Оттого и дралась с мальчишками, до крови, оспаривая дворовое первенство. Оттого и связалась поначалу с полубандитской компанией Лысого, после чего воевала уже с ним самим. Оттого и айкидо. А теперь вот - пиратство. Самое настоящее, не медийное. Оттого и нелюбовь к путешествиям, в которой она не признавалась никому. Что, впрочем, не мешало ей регулярно усложнять испанцам жизнь, а братве рассказывать о далёких азиатских странах. Одним словом, если бы Морган изволил опередить время и провести социологический опрос среди ямайских флибустьеров, половина из них отозвалась бы о тортугской пиратке с куда большей приязнью, чем о нём самом. Иначе говоря, Галка медленно, но верно проделывала с ним то же, что и с Причардом. Она не сомневалась, что кто-то, возможно, Бредли, Харрис или тот же Причард, уже докладывал адмиралу об изменении настроения среди своих команд. Но раз Морган до сих пор не позаботился отменить вечеринки, значит, не придавал им особого значения. Ну, собрались парни выпить, байки потравить. Так они всегда не против такого времяпрепровождения. В общем, Галке в этом непростом деле пока никто не мешал. И слава Богу.
  Пока все корабли затарили маисом и солониной, пока Морган назначил окончательный совет на сходке у мыса Тибурон, пока все суда добрались до этого мыса, прошло ещё дней десять. И тринадцатого декабря утром тридцать восемь кораблей встали на якорь.
  
  9
  
  - Смотри-ка, Воробушек, - Старый Жак кивнул на какое-то судёнышко, проскользнувшее мимо "Гардарики" и причалившее к борту "Сатисфэкшена". - Что за гусь?
  У Галки теперь была своя подзорная труба. Не такая хорошая, как у Эшби, но всё же в неё что-то можно было разглядеть. Она и разглядела. Двух типов в камзолах службы его величества короля Великобритании, поднимавшихся по трапу прямиком к Моргану в гости. Она мысленно чертыхнулась. Нет, не потому, что визит подчинённых сэра Томаса Модифорда её сильно огорчил. Она только сейчас припомнила, что Морган как будто полез на Панаму, когда мир с Испанией уже был подписан. И на суде в Лондоне уверял, что, отправляясь в поход, ни о чём таком даже не подозревал. А его подельник Модифорд мамой клялся, что курьер с Ямайки опоздал к мысу Тибурон. Как видите, очень даже успел. Да и д'Ожерон на что-то такое намекал...
  - Плохо, - процедила Галка. - Догадываюсь, какие новости сообщает сэр Томас сэру Генри.
  - Ты о чём? - Старый Жак был, естественно, не в курсе. Галка об этом как-то даже забыла.
  - Перед выходом с Тортуги д'Ожерон сказал мне, будто Испания ищет мира. Видимо, королева-регентша всё-таки его выплакала.
  - Чёрт... Но это значит, что поход под угрозой! - настроение у боцмана сразу же испортилось.
  - Не думаю, - хмыкнула девушка.
  - Хе-хе, - старина Жак понял, скривился в едкой усмешке. - Выходит, наш адмирал и вправду та ещё сволочь. Только это в первую голову ему самому повредит.
  - Нам-то что? - хитро улыбнулась Галка.
  - И верно...
  
  ***
  
  ...Не знаю, показывать ли это кому-нибудь. Наверное, нет.
  Хорошо, когда люди выбирают достойных, чтобы те, так сказать, руководили и направляли. Идеал! Но действительность как обычно вносит свои коррективы. Всё должно быть в меру и на своём месте. Извините, если на борту каждый сам себе капитан, и курс прокладывают по большей части дилетанты, путём демократического голосования, то корабль обречён. Я тут не видела, правда, чтобы так гибли корабли - может быть, потому, что не приходилось встречать столь опасной концентрации самовлюблённых идиотов на квадратный метр палубы. Но на глазах моих родителей так погибла великая страна. И уже на моих глазах тем же манером наскочила на рифы другая, которую я всё ещё называю родиной.
  Может, хоть этот мир будет чуточку умнее своего "близнеца"?..
  
  Галка отложила перо. Писать гусиными перьями для неё оказалось пыткой - вечно заляпывала чернилами пальцы... Мысли, изъевшие её душу застарелой болью, просились на бумагу. Оставалось либо постоянно возвращаться к этим невесёлым мыслям, либо отлить их в тяжёлые, как свинец, слова. В этот приговор, который она, глядя со стороны, выносила своему родному миру.
  
  ...Есть ли шанс, что кто-нибудь спохватится и вытащит наш мир из болота? Да, есть. Есть ли шанс, что это поймёт то самое "электоральное большинство"? Ох, сомнительно. Все предпочитают закопаться в своих маленьких проблемах, старательно делая вид, что всё хорошо. Как у той прекрасной маркизы из знаменитой песенки.
  Каждый сам себе капитан. В трюме течь, и крысы уже бросаются за борт. Только команда, вместо того, чтобы вкалывать, заделывая пробоину, занимается поиском вождя, который убедительнее прочих пообещает им решить проблемы одним волшебным заклинанием. И всем будет "щастье". Хм... Сколько ни говори "халва", во рту слаще не станет. Сколько ни говори "демократия"... Продолжать не надо?
  Самое страшное, что я вижу свой мир каждый день. Без масок и макияжа. В лице сэра Генри, не к ночи он будь помянут... Ещё не знаю, как, но я его остановлю. Если для этого потребуется положить свою жизнь - сделаю это с радостью. Потому что у истоков моего уродливого, но всё же родного мира стоит именно этот человек. Генри Морган. Или Томас Модифорд - а чем он лучше Моргана? Или Олонэ, которым, как я слышала, недавно позавтракали какие-то индейцы. Кэвендиш, Дрейк, Мансфельд, Рок Бразилец... Имя не имеет значение. Важна сама фигура грабителя с большой морской дороги, за счёт которого и поднялся за три века до моего рождения мой страшный родной мир. Я не хочу оказаться в одном ряду с ними, а для этого мне нужно совершить так мало - остаться человеком...
  Или это так много?
  
  ***
  
  - Я вас сейчас огорчу, сэр Генри, - в голосе девушки снова прорезалось ехидство. - Испанцы были в курсе относительно наших планов ещё до подхода десанта.
  - Вы уверены? - новость и впрямь была не из приятных.
  - После боя мы допросили пленных. Незадолго до моего визита коменданту пришло письмо. Из Картахены. В Рио-де-ла-Аче дезертировал один урод, он-то и выложил испанцам наши планы. Желаете прочесть это письмо? Я уже разгребла архивы коменданта.
  Морган процедил под нос нечто такое, что при дамах вообще-то произносить не следовало.
  - План менять не буду, - заявил он. - Поздно.
  - Вот в чём наша слабость, сэр Генри, - на этот раз Галка говорила совершенно серьёзно. - Каждый сам себе капитан. Каждый готов предать, если переменится ветер или кто-то щедрее заплатит. Ненавижу это...
  - Так было всегда, - жёстко ответил Морган. Солнце разбивалось в волнах на тысячи бликов, на бухту было радостно смотреть, но он не радовался ничему. - Думаете, я не знаю подлую натуру этих людей? - он вцепился взглядом в пиратов, несших стражу на стене. - Да и вообще, люди ли они? Сволочь портовая, отребье со всей Европы.
  - Как и вы? - хлёстко проговорила девушка.
  - Давайте не будем переходить на личности, мисс капитан, - лицо Моргана начало наливаться гневной краснотой. При этом Галка подумала: мол, пить меньше надо, а если уже пьёшь, хотя бы закусывай. - Это чревато неприятностями как для вас, так и для меня, учитывая, как вы популярны среди этого сброда. Поэтому будьте любезны, давайте договоримся впредь быть корректными друг с другом и следить за своими выражениями.
  - Не могу дать вам такого обещания.
  - Почему?
  - А я всегда говорю то, что думаю. За что меня многие и не любят.
  - Ясно, - Морган отвёл взгляд. Не хотел, чтобы она прочла по глазам то, что думал он сам. - Вы позволяете себе редкую роскошь в наши дни - иметь собственное мнение. За это иной раз приходится дорого платить. Очень дорого.
  - Спасибо за предупреждение, - девчонка изобразила насмешливый книксен. - Вернёмся к делу?
  - Валяйте.
  - Если испанцы в курсе, куда мы направляемся, что, по-вашему, они сделали в первую очередь?
  - Выставили засады на пути в Панаму.
  - Естественно. Но я бы на их месте, во-первых, увела в безопасные места всё мирное население, во-вторых, не самих, а вместе с запасами продовольствия. И только в-третьих выставила бы засады. Кстати, пленные на допросах показали, что в Панаме нас ждёт как минимум трёхтысячный гарнизон и две тысячи быков.
  - Да вы просто военный гений, сударыня, - едко усмехнулся Морган.
  - Бросьте ёрничать. Я родом из страны, которая всю дорогу сражалась на суше, ещё со скифских и до-скифских времён. И если любезный островитянин заткнётся, то он услышит нечто интересное и познавательное для себя лично, - Галка, когда хотела, умела разговаривать предельно жёстко. Самомнение этого англичанина доставало её до самой печёнки, а подобные словесные пикировки у пиратов были в порядке вещей, так что если Морган и обидится, то не очень сильно. - Испанцы гарантированно выставят против нас мобильные отряды, состоящие из тутошних индейцев. Местность они знают в любом случае лучше нас, потому продвигаться вглубь перешейка одной большой колонной - верх глупости. Разбить нас не разобьют, но крови попьют с гарантией. Это плюс к тому, что по пути всё съестное будет либо уничтожено, либо вынесено до последней крошки. Типичная партизанская тактика. Никогда не сталкивались? Столкнётесь.
  - Ну, и что вы посоветуете моряку, сухопутная скифская амазонка? - хмыкнул Морган.
  - Во-первых, разбить наше войско на три отряда. Первый и второй, легко вооружённые, разделяются на несколько небольших групп, которые просачиваются в лес именно по партизанской методе. Задача первой группы - разведка и охранение авангарда. Вторая группа таким же манером прикрывает тыл и фланги. У меня достаточно людей, опытных лесовиков, чтобы организовать такие группы. Основные силы тащат на себе пушки, боезапас и провиант, их бой ещё впереди, у Панамы. По-моему, не так уж это и мудрено.
  - По-моему, слишком мудрено, - Морган прекрасно понял замысел Галки, но допустить мысль о том, что какая-то девчонка из какой-то дикой Московии - всё-таки удалось вызнать, откуда она взялась - будет строить тут погоду, оказалось выше его сил. - Не забывайте, что адмирал здесь я, и поход - моя затея. Потому и приказы отдавать тоже буду я. Если сочту нужным, сделаю по-вашему. Если нет - не обессудьте. Я хочу, чтобы мы без помех дошли до Панамы.
  - Я тоже этого хочу. Но к цели можно идти разными путями. Можно с умом, а можно и напролом, только как бы при этом себе лбы не порасшибать.
  - Знаете, что, мисс осторожность! - вспылил Морган. - Воображаете себя самой умной в этой части света? Есть и поумнее! Не думайте, будто можете мне указывать лишь по той причине, что вы так ловки брать крепости!
  - По три раза на день раньше их, блин, брала! В завтрак, в обед и в ужин! - рявкнула Галка, разозлившись не на шутку. Плевать ей было на его адмиральство: хамов надо ставить на место не отходя от кассы и невзирая на звания. - Два прославленных полководца собрались, ёханый бабай! Один по пол войска при штурмах в ров укладывал, другая вообще за это в первый раз в жизни берётся! Теперь никак не выясним, кто круче!.. - девушка остыла так же быстро, как и взъярилась. - Орать на себя я не позволяю никому. Не переживайте насчёт уязвлённого самолюбия. Будь на вашем месте даже король Англии, он бы услышал то же самое.
  - Ну, ну, - Морган давно отвык от таких отповедей, и в первые секунды просто лишился дара речи от возмущения. Но теперь возмущаться было как-то не с руки. Так и хотелось кликнуть своих верных головорезов, чтобы раз и навсегда решить эту проблему. Нет. Слишком много у неё людей и пушек. - Я люблю, когда люди не дают сесть себе на шею. Сам такой. Но терплю самодеятельность только до определённой степени. Однажды моё терпение лопнет, и я вас повешу.
  - Бог в помощь, - процедила девчонка. И, развернувшись на каблуках, ушла.
  - Стерва, - Морган не остался в долгу, но девушка как будто его не услышала.
  "Я не верю человеку, называющему моих друзей сбродом, - Галка всё прекрасно услышала. - Да, они не идеал. Но если сравнить их полтора года назад и их теперешних - что бы вы сказали, сэр Генри, если бы увидели эту разницу?"
  
  ***
  
  Этот день приготовил Галке ещё один сюрприз, не из приятных.
  Едва успели Харрис и его люди сгрузить и начать делёж сухарей, как у некоторых костров тут же вспыхнули потасовки. Пираты вообще с трудом представляли, что такое дисциплина. Разве что некоторые из них, бывшие военные вроде Эшби. Законы Берегового братства вроде как регулировали такие вот ситуации, но когда сотни голодных пиратов видят еду, порядка не дождёшься... На глазах у Галки и её друзей, у соседнего костра, как раз наблюдалась подобная ...как бы это помягче выразиться ...сцена. Кому-то показалось, что соседу досталось на три крошки больше. И поехало. Крик, мат, затем кулаки в ход пошли. Кого-то выкинули с разбитой физиономией... А Галка снова видела свой собственный мир без маски. И горько усмехалась.
  - Дерьмо, - процедил Билли.
  - Звучит как диагноз, - хмыкнул доктор Леклерк. Щеголеватый француз, нанявшийся на "Гардарику" в Кайонне, растерял в панамских зарослях весь парижский лоск, и был вынужден переодеться-таки в обычный наряд флибустьера. Что не мешало ему состязаться с Эшби в хороших манерах.
  - Это и есть диагноз, - ответила Галка. И, заметив, как кто-то из её команды собирается навести порядок у соседей, добавила. - Не вмешивайтесь, братцы. Во всяком случае, пока.
  Драка между командами в её планы никак не вписывалась, и парни из "её стаи" вернулись на место. Дураков на "Гардарике" и вправду не держали. Да они бы там и не выжили. Где сейчас Дубина Сэм, Грот, Ральф, их приятели-собутыльники? Все полегли, кто в прежних рейдах "Орфея", кто при абордаже "Сан-Хуана", а кто и в трактирных потасовках, желая, не доучившись как следует, выпендриться своим умением. Одним словом, естественный отбор в ужесточённом виде.
  
  ***
  
  Заряженную пушку под прикрытием мушкетной стрельбы из-за углов выкатили на позицию. Испанцы тут же огрызнулись картечью. Трое пиратов погибли, несколько раненых отползли за угол. Но канонир остался цел, и поднёс фитиль к полке... Шестнадцатифунтовое ядро, пущенное с такого близкого расстояния, попало точно в испанскую пушку. Ту сорвало с лафета и швырнуло прямиком на канониров. В образовавшейся бреши тут же возникли ружейные стволы, но с ближайших крыш уже защёлкали выстрелы и полетели знакомые бутылочки. Вспыхнуло. С криками заметались люди в горящей одежде. Взорвались пороховые картузы, разметав мешки.
  - Заградительный огонь! - скомандовала Галка. И, дождавшись третьего залпа, крикнула. По-русски: - Вперёд, братва! Всё будет наше!
  Не прошло и двух минут, как баррикада была взята. С других улиц уже доносилась пальба: штурмовые группы одна за другой делали своё дело. А ещё через два часа над фортом подняли английский флаг...
  Панама была взята.
  И сразу возник вопрос: что с ней делать?
  
  4
  
  - Мародёров расстреливать на месте, - чётко, отрывисто командовала Галка. Стали в её голосе не мог смягчить даже иностранный акцент. - В дома, если оттуда не стреляют, не заходить. Кто зайдёт - смотри пункт первый. Все выходы из города перекрыть. Портовые склады и магазины пусть занимают люди Моргана. Пока они их растащат, мы хоть какое-то время выиграем, а там уже сэру Генри будет поздно переписывать сценарий.
  - Не боишься, что доны закопают золотишко? - спросил её кто-то из пиратов.
  - Ничего. Они его сами выкопают и нам принесут. Дайте срок...
  И её люди принялись патрулировать город. Люди Моргана действительно занялись разграблением складов, но не все. Некоторым захотелось удариться в разгул. Но на крики и звон битого стекла тут же подгребал ближайший патруль, если не два сразу. И тортугские пираты без зазрения совести расстреливали ямайских на месте. Таков приказ, ничего не попишешь. Напрасно англичане орали про то, что, дескать, адмирал три шкуры спустит и с вас, и с этой стервы, которая вами командует. Французы с Тортуги и Эспаньолы твёрдо знали, что этого не будет.
  А Галка тем временем находилась в губернаторской резиденции, где со всеми удобствами расположился сэр Генри. Её капитаны были заняты делом. Его капитаны сейчас бегали к своему адмиралу и приносили радостные новости. Там перехватили группу испанцев, пытавшихся в последний момент вывезти своё имущество. Там - разграбили богатые склады. В порту зацепили несколько купеческих кораблей. Товара мало, но пушки на месте. Хотя бы есть на чём отправиться в море, на перехват других испанских судов и в налёт на жемчужные острова. Плохие новости поступали только с улиц Панамы. Харрис с негодованием докладывал, что эта сука - кивок в сторону Галки - приказала расстреливать всех, кто осмелится войти в дома горожан. И, что самое странное, её приказ выполняется.
  - Я знаю, - раздражённо отмахнулся от Харриса адмирал.
  Он действительно знал. За день до штурма девушка-капитан предложила ему весьма выгодную сделку. Галка убедила адмирала назначить её комендантом города. И тогда, пользуясь своей властью, она могла разговаривать с богатейшими панамцами в тоне приказа. Спасая город от немедленного разграбления, а жителей от издевательств, она получала в руки непотопляемый аргумент для дальнейшего шантажа испанцев. План показался Моргану привлекательным. При тотальных грабежах кое-что обязательно уплывёт в чужой карман, а многие ценности попросту будут уничтожены. Если же грабёж будет упорядоченным, они не упустят ни единого песо. Парни успеют ещё нагуляться, если не здесь, то в Порт-Ройяле. Ради этого Моргану было не жалко пожертвовать десятком-другим обормотов, не понимающих, что такое приказ.
  
  ***
  
  А было бы заманчиво отхватить Чагрес и Панаму, и держать под своим контролем кратчайший путь между обоими побережьями. Тут она права. Умный человек озолотился бы на транзите товаров через перешеек. Вся беда в том проклятом договоре. Даже если он официально объявит захваченные крепости владением Англии, Испания затребует их назад, и, что самое смешное, получит. На законных основаниях. К чему тогда огород городить? Разве что вывесить над этими крепостями собственный штандарт... Кое-кто из джентльменов удачи прошлого, кажется, носился с бредовыми идеями создания пиратского государства. Но Морган был не в пример умнее их, и понимал, что государство хищников долго не протянет. Рано или поздно против него ополчатся все, и каким бы сильным ни был пиратский флот, без постоянных баз, без продовольствия и возможности сбыть призы он обречён. Однако соблазн был велик. Морган сейчас был как никогда близок к возможности создания реального пиратского государства. И приносил эту возможность в жертву куда более реальной перспективе, на которую намекнул в последнем письме сэр Модифорд.
  Если всё сложится удачно, то не исключено, что язвительное прозвище "сэр Генри", которое прилепила ему эта стерва с Тортуги, станет его официальным титулом.
  Ну, вот, легка на помине. Явилась.
  - Чем на этот раз вы меня порадуете, капитан?
  - Четыреста тысяч одними монетами, не считая разной утвари и побрякушек, - девка никогда не ждёт особого приглашения, сразу садится в кресло. - Слегка тряхнули запасники святой католической церкви. Но почему же я должна радовать вас одного, сэр Генри? Как насчёт братвы?
  - Во-первых, мы ещё не всё собрали, - сказал Морган. - Во-вторых, захваченный город - не место для дележа добычи. Она будет куда сохраннее, если делить её по законам Берегового братства где-нибудь на острове Ваш. Или в Порт-Ройяле, под защитой пушек форта.
  То ли девка не придала значения его последним словам, то ли удачно сделала вид, что не придала значения, но в лице она ничуть не изменилась. Иди знай, о чём она сейчас думает...
  - Логично, - сказала она. - Я бы даже сказала - убедительно. Для меня. Но я-то человек образованный, а как насчёт парней? Половина из них вообще читать не умеет, а половина другой половины едва может нацарапать своё имя. Им плевать на логику, сэр Генри, зато не плевать на добычу, которую вы им обещали. И они уже начинают ворчать, что мне, прямо скажем, тоже не нравится.
  - Отдайте им город на три дня. Они получат то, что хотят, и успокоятся.
  - Как комендант города я не могу отдать такой приказ.
  - Как комендант города, назначенный мною, вы обязаны подчиняться моим приказам.
  - Ах, так вы мне приказываете... - девка улыбнулась. - Как же это я сразу не сообразила... Если я не подчинюсь, вы несомненно освободите меня от должности коменданта, не так ли? Спешу вам напомнить, что звания адмирала Тортуги вы меня лишить не можете, поскольку его я получила не от вас. А оно всё ещё кое-что значит в наших водах. Оревуар.
  - Постойте, - Морган, мысленно четвертовав эту дрянь, вынужден был с самым любезным видом перед ней извиняться. - Я погорячился. С кем не бывает? Вы совершенно правы в том, что моя репутация далека от безупречной, и мои люди тоже отнюдь не ангелы. Они привыкли к разбою, и не совсем понимают, почему мы должны церемониться с испанцами. Если бы победа досталась им, они бы с превеликим удовольствием выпустили кишки нам обоим. Вспомните хотя бы печальную судьбу Пор-де-Пэ.
  - Очень к месту, - хмыкнула девка. - И если вы вспомнили печальную судьбу Пор-де-Пэ, то я по ассоциации тут же вспоминаю печальную судьбу того, кто там похозяйничал.
  - Не слишком учтиво с вашей стороны угрожать мне, - истинная "любезность" Моргана наконец показала свои клыки.
  - Боже упаси, - девчонка состроила милую мордашку, и произнесла, почти не скрывая иронии: - Адмирал Ямайки никогда не делал того, за что его следовало бы наказывать.
  Его бы воля... Нет. Рано. Девка ещё спляшет в петле, но до того сделает всё, что от неё требуется.
  - Можете идти, капитан, - в приказном тоне проговорил Морган. - Город так или иначе завтра утром будет разграблен и разрушен. Вам не стоит брать вину за это на себя. Я это затеял, я и буду в ответе.
  - Яволь, майн фюрер, - девка криво усмехнулась. - Что ж, вы не так безнадёжны, как мне показалось поначалу.
  Ушла, слава Богу. Только за каким чёртом она вдруг заговорила по-немецки?
  Уже темно. Можно, конечно, хоть сейчас вызвать капитанов и объявить, что отдаёт город на разграбление. Команды наверняка перепились, но, заслышав такую новость, не только пьяные - мёртвые пойдут гулять. Вся загвоздка опять в этой девке. Вернее, в ней и её французах. Сейчас в городе около четырёхсот её людей, и они выполняют приказы своего капитана беспрекословно. Армия! Армия, сплочённая дисциплиной и находящаяся под командованием толкового военачальника, даст разгон любой пьяной банде, хоть бы и втрое большей. А его людей после двух недель, мягко говоря, празднования победы иначе как бандой назвать было трудно. К завтрашнему полудню ожидалось возвращение кораблей капитана Эшби. Тоже подарочек - нарочно не придумаешь. Эта парочка вполне способна испортить ему всю игру.
  Вся надежда на Бредли. То-то девка удивится, когда они вернутся в Чагрес...
  - Харриса ко мне! - крикнул Морган.
  Верный капитан, его правая рука. Даже он не знал всех деталей, но выполнял приказы адмирала столь же беспрекословно, как французы - приказы своей стервы.
  - Есть хорошая новость, Харрис, - сказал Морган. - На рассвете подготовь приказ о смещении этой сучки с должности коменданта. По всей форме, чтоб ни один крючок не подкопался. Вручишь бумажку ей лично. А затем - спускай парней с поводка. На три дня город ваш.
  - Почему не сейчас, кэп? - Харрис этой новости явно обрадовался. - У меня самого две недели руки чешутся пощекотать донам пятки горячими угольками.
  - Ждал две недели - подождёшь ещё одну ночь. Сейчас я должен соблюдать хотя бы видимость законности. Когда избавимся от девки...
  - Чёрт! - захохотал Харрис. - Неужели? Отдайте её мне, кэп. Тоже денька на три. Она у меня после этого будет как шёлковая. Потом всех обслужит по высшему разряду.
  - Она не так проста, как тебе кажется, - Морган задумался. - Хочешь - попробуй взять её. Но я не ручаюсь, что ты потом соберёшь свои кости. Девка нашей породы, зубастая. Даже жалко будет убивать.
  Харрис ушёл довольным. Он выполнит приказ, и не начнёт гулянки раньше рассвета. А утром ему самому, Моргану, придётся туго. Девка хоть и воробей, но уж очень больно клюётся.
  
  8
  
  "Скотина, - думала Галка, проходя безлюдной - комендантский час - улицей к своей резиденции. - Дерьмо. Адмирал хренов. Ничего. Я научу тебя отвечать за базар".
  Будь она хотя бы вполовину так зла, когда шла на абордаж "Сан-Хуана", испанцев порубали бы вообще на фарш, никакая экспертиза не установила бы их личности. Морган не нарушил её планы, он их лишь слегка подкорректировал по срокам. Но злость никуда не делась. Галка только старалась удержать её в определённом русле. Не расплескать по мелочам, скопить, и ударить в нужное время по нужной цели.
  "Город я ему, так и быть, отдам. Но не людей".
  Согласно её же приказу патрули курсировали по улицам, и проверяли, есть ли у шатающихся там личностей специальный пропуск. Нет пропуска - под арест до выяснения. Галку узнавали в лицо, и даже не требовали аусвайс. Она держала путь к дому одного из самых уважаемых граждан Панамы. Она, конечно, и его ограбила на приличную сумму, но была уверена, что этот испанец поможет ей осуществить задуманное...
  ...Стук в дверь. Сначала сдержанный, затем требовательный. И хозяева, и слуги в этом доме уже две недели пребывали в постоянном страхе. Пираты есть пираты, и Морган есть Морган. Почему-то он вздумал назначить комендантом девчонку. Сперва испанцам это показалось издевательством. Потом, почуяв на себе железную хватку "девчонки", сочли это карой Божьей. Единственное, за что они пока были ей благодарны, так это за порядок в городе. Пираты не врывались в дома, не грабили, не учиняли насилия над жителями. Но дон Себастьян прекрасно понимал, что рано или поздно захватчики будут вынуждены уйти. И напоследок Морган способен совершить всяческие жестокости, которыми он "прославился" в Маракайбо и Порто-Белло. А девушку он вполне может убрать с дороги.
  - Дон Себастьян! Дон Себастьян! - в спальню стучится старый слуга, верный Педро. - Пришла сеньора команданте! Требует вас!
  Девушку-пиратку испанцы боялись, но уважали. Она никогда не страдала бессмысленной жестокостью. А если наказала двух-трёх упрямцев, велев своим разбойникам вынести из их домов всё, что не было прибито к полу, то их честно предупреждали. Потому дон Себастьян, наспех одевшись, поторопился в гостиную. Старик Педро семенил впереди со свечкой в руке.
  "Что случилось?"
  - Сеньора, - дон Себастьян почтительно приветствовал пиратку. - Чем обязан столь поздним визитом?
  - Лошади и карета в этом доме есть? - девушка говорила по-испански плохо, но понять её было можно. - Собирайтесь и уезжайте. И, если вас не затруднит, сообщите всем, кого знаете, чтобы до рассвета люди оставили город. Бросайте всё и бегите. Времени мало.
  - Но, сеньора, мы уже выплатили выкуп. Что вам ещё нужно? Отнять и то, что у нас осталось?
  - Старый дурак! - гневно вспылила пиратка. - Что вы вцепились в это барахло? Женщин и детей спасайте!
  - Господи!.. - дон Себастьян всё понял, и ему стало непритворно плохо. - Неужели ваш адмирал...
  - Да, чёрт возьми! Утром здесь так зажгут, что ад покажется раем! - девушка злилась, притом, непонятно, на что именно - то ли на адмирала, то ли на не слишком понятливого спросонья хозяина дома, то ли на плохое знание языка. - Я хочу спасти людей, понятно? Вы мне поможете в этом?
  - Разумеется, сеньора. Но что будет с вами?
  - Я уж как-нибудь вывернусь, не в первый раз. Ну, и что вы стоите, как столб? Не вижу активных сборов в дорогу!..
  Может, кто-то на месте испанца, получив такое предупреждение, спасся бы сам со своими близкими, и всё. Но Галка хорошо разбиралась в людях. Дон Себастьян был из тех, для кого честь дороже золота. Он искренне переживал за этот город, и теперь сделает всё возможное для реализации одной из последних стадий её плана. Он, и ещё человек пять таких же.
  То, что началось в городе вслед за этим, до боли напомнило Галке её обрывочные детские воспоминания и батины рассказы. О Сумгаите. О безумном бегстве из вспыхнувшего нелюдской ненавистью города. Мамины глаза, расширенные от страха за неё, трёхлетнюю, грязные стёкла автобуса, толпа, летящие камни... Некоторые из горожан давно уже имели "чемоданное настроение", и ждали только удобного момента. Но многие было подуспокоились, выложив пиратам положенный выкуп, а приказ "сеньоры команданте" стал для них полной неожиданностью. Как? Зачем уезжать? Всё бросить? Неужели этим английским собакам мало награбленного?.. Но слух о предстоящей резне заставлял забывать обо всём, кроме инстинкта самосохранения. Галка приказала открыть две заставы на западной окраине. Как раз там, где дежурили французы с Эспаньолы и Тортуги.
  Пираты не совсем понимали, зачем капитан так спешно выпускает испанцев из города. Они привыкли к тому, что эти люди должны были стать их жертвами, и начали ворчать. Но офицеры сказали: так надо. Мол, не будет лишним утереть нос этому Моргану, а то зазнался. Многовековая неприязнь между французами и англичанами здесь, в Мэйне, обычно не заходила дальше взаимных подначек, но несколько лет назад был случай, который едва не привёл к большой межнациональной поножовщине. И случай произошёл как раз в эскадре Моргана. Потому французы не упускали случая насолить этому типу с Ямайки, и выполнили приказ девушки-капитана как всегда, без эксцессов.
  К четырём часам стало ясно, что если испанцы не поднажмут, то все выйти не успеют. Галка и так знала про несколько семей, наотрез отказавшихся покидать Панаму. О том, какая судьба их ждала поутру, она старалась сейчас не думать. Спасти бы хоть этих, кто хочет спастись.
  - Билли, - устало проговорила она. - Поторопи их. Не успеваем.
  Она выпивала уже десятую чашку крепкого кофе: старая Розалия, узнав, в чём дело, взялась опекать "сеньору". Пока Галка приканчивала одну чашку, уже кипела другая порция... Где-то позади тащившейся к заставе толпы пеших горожан застучали выстрелы, послышались выкрики пиратов. Что тут началось! Испанцы, решившие, что грабежи уже идут полным ходом, заметались с криками. Завизжали женщины, заплакали дети. На дороге тут же возник затор. Люди в панике бросали узлы и бежали налегке. Только бы успеть. Эти пираты, они же такие звери!.. Билли организовал ещё несколько подобных "акций запугивания", и через час валившаяся с ног Галка уже обозревала пустую дорогу. Только пиратская застава да брошенная поклажа.
  "Слава Богу, - подумала она, облегчённо вздохнув. - Жаль, уже не вытащить этих отказников. Хоть и за волосы, да пинками бы из города выгнать. Так ведь впились в свои дома - не поедем, пусть на куски режут. Утром им небо с овчинку покажется... Но и то, что сделано, не так уж и мало... А вот теперь, Господи, мне бы не помешало немножко терпения и удачи. Прошу тебя, не поскупись. Ведь Моргану-то наверняка уже сообщили, что испанцы устроили великий исход... Странно, почему он не вмешался?".
  
  ***
  
  "Хайме должен был дойти на третий день. Если бы что-то было не так, его родичи-индейцы уже сообщили бы..."
  Это было последней здравой мыслью перед тем, как она уснула.
  Выспаться ей, понятное дело, не дали. Из бездонного, лишённого снов забытья ей выдернули чьи-то голоса. Кто-то под парадной дверью разговаривал на повышенных тонах. Судя по тому, какие крепкие обороты уже вплетались в речь с обеих сторон, самая пора вмешиваться.
  - Блин, и часа не дадут поспать, обормоты... Эй, братва! - Галка, растрёпанная, будто только что с Лысой горы, высунулась в окно. - Чё за базар?
  Одного взгляда было достаточно, чтобы вникнуть в суть дела. У дома коменданта, как и положено, находилась охрана. Четверо французов. Они-то и сдерживали начальственный пыл Харриса и десятка его людей, пытавшихся любой ценой пройти в дом.
  - Капитан Спарроу, - преувеличенно любезно, и с гаденькой усмешечкой, проговорил Харрис. - Вы не поверите, но у меня в кармане письмо от адмирала, адресованное вам.
  - Да что ты говоришь, - едко сказала Галка. - Не может быть.
  - Не желаете ли прочесть?
  - Конечно, желаю. Только, если ты не заметил, я ещё даже не умывалась. Неужели не подождёшь пять минут?
  Конечно, Харрис согласился подождать пять минут. Но он забыл, что у любой девушки пять минут при желании могли растянуться в добрых полчаса. Он уже матерился, хватался за пистолеты, собираясь застрелить французов, готовых костьми лечь за своего капитана, и ломать двери, когда массивная створка распахнулась. На пороге возникла Галка. Что называется, во всём блеске и при полном параде, то есть, полчаса потратила не зря. Только и того, что тени под глазами - следы усталости.
  - Давай, - она сразу подошла к раздраконенному Харрису и без всяких церемоний протянула руку.
  Тот промолчал только потому, что не сразу подобрал подходящее к ситуации ругательство. А когда подобрал, сообразил, что лучше всё-таки промолчать. Капитан "Гардарики" славилась тем, что на одно подобное слово могла ответить тридцатью тремя. Не всегда ругательными, но в обязательном порядке обидными. Стоило ли портить адмиралу игру ради словесной перепалки, в которой тебя же самого грязью и обольют? И Харрис полез в карман за бумагой.
  - Держи, - процедил он.
  Галка прочла приказ с усмешкой.
  - Это он очень кстати, - сказала девушка, свернув бумагу. - Мне в городе, собственно, уже почти нечего делать.
  - Может, у тебя есть желание поблагодарить адмирала? - Харрис пытался язвить, но тут он явно был не на своём поле.
  - О, да ты просто мысли мои читаешь, - вредная девчонка лучезарно улыбнулась и кивнула людям Харриса. - Пошли, братва. У меня как раз накопилась кучка вопросов к сэру Генри. А у него, соответственно, ко мне.
  - Оружие тебе придётся оставить здесь. Ты ведь точно не захочешь отдать его мне, - заявил Харрис.
  - Ага, - хмыкнула стервозина. - Может, мне ещё обрядиться во власяницу и посыпать голову пеплом? Обойдётесь, оба.
  - Но адмирал...
  - Обойдётесь, я сказала. Всё, базар окончен. Ноги в руки, и шагом марш. Вам приказано доставить меня в целости и сохранности? Вот и доставляйте. А то я ненароком могла позабыть дорожку к дому губернатора, со вчерашнего-то дня.
  Харрис сплюнул и негромко выругался. Вот ведь склочная баба! Какой идиот мог вообще выкрикнуть её имя, когда выбирали капитана? Тем не менее, второй, неофициальный приказ Моргана он выполнил: доставил девчонку и отвалил. Гори оно всё синим пламенем. Пусть адмирал сам с ней беседует, а ему с ней тягаться, примерно как если бы с его двенадцатипушечной "Мэри" ломиться средь бела дня на "Гардарику". Не та весовая категория, грубо говоря... Воробей? Какой, к чёрту, воробей! Самая настоящая волчица! Ну и пусть с ней разбирается другой волк.
  
  ***
  
  ...Морган всё-таки добрался до берега, и, обессилевший, мокрый, сидел на камнях. Он, помнится, желал быть зрителем? Пожалуйста. Теперь можно было созерцать собственное поражение сколько влезет.
  "Мне конец".
  Простая и ясная мысль, которую он раньше не допускал к себе, теперь его не испугала. Всем рано или поздно приходит конец. Только далеко не каждому хотелось бы, чтобы он выглядел добротно намыленной петлёй.
  
  ***
  
  ...Я много слышала о старой мечте пиратов создать своё государство. Даже Морган чего-то такого намекал. Только не слишком чётко, иначе бы его "крыша" не поняла юмора. Билли недавно на нашей традиционной береговой посиделке поднял эту тему. Начали мы спорить. Парни верно базарят: мы - флот без государства. А раз так, то рано или поздно во весь рост встанет вопрос: куда нас девать? И останутся только три выхода. Первый - нас растаскивают по своим флотам европейские державы. Это медленная, но верная смерть Берегового братства. Второй - всей дружной толпой ищем государство без флота, и начинаем верно ему служить. А что? Вон царь Алексей Михайлович тоже как будто реформатор, и как будто чего-то о море мечтает. Готовое государство без флота. Путь чуть более перспективный, чем первый, хотя бы потому, что порядка на моей родине никогда отродясь не бывало и не будет. Тем и сильны. Только захотят ли парни менять тёплое Карибское море на Архангельск или Балтику?.. Есть и третий путь, отстойный: стать вне закона, не подчиняться никому и выродиться в банду ублюдков без чести и совести. Как раз в то, что я ненавижу. Вот тут снова встрял Билли, и начал доказывать, что если, к примеру, отгрызть у какой-нибудь державы хороший плодородный кусок земли с укреплённой гаванью, да договориться с местными индейцами, то при большом желании возможен и четвёртый вариант. Вот тот самый, с независимым пиратским государством. И что если я пожелаю, то за мной пойдут все капитаны Мэйна. Это, мол, вам не мелочь - Панамы всякие тырить. Тут вся Европа на дыбы встанет. Правильно, встанет. И начнёт флот за флотом посылать, дабы искоренить в зародыше то, что рано или поздно взорвёт старушку изнутри. Идеи, они, знаете ли, оружие пострашнее пушек... Хотя, если как следует подумать, не такая это и утопия. Главное - подойти с умом. Ведь сделалась же независимой одна английская колония, провозгласившая в своей конституции как раз то, что провозглашают пираты. Свобода, равенство, братство. Правда, она и стала к моему времени, так сказать, коллективным Генри Морганом. А у нас другой мир. И мы можем получить неплохой шанс создать страну, свободную не на словах, а на деле... Но как? Вопрос на засыпочку...
  
  - Паруса слева по борту!
  Крик марсового оторвал Галку от её нелёгких мыслей. "Гардарика" в сопровождении лишь трёх кораблей курсировала сейчас между Французской Эспаньолой и Ямайкой, и на то была причина. Письмо, лежавшее сейчас в секретной шкатулочке. Неделю назад один из её платных информаторов, голландский купец, сообщил, что в Порт-Ройял пришли три английских корабля: линкор и два больших фрегата. Цель - доставить в Лондон провинившихся Модифорда и Моргана. Ну, сэра Томаса скорее всего повезут на линейнике, а сэр Генри вполне может поехать на каком-то из своих кораблей. Хотя, после потери "Сатисфэкшена" и опалы Модифорда ему вряд ли кто-то доверит судно крупнее яла. Линч будет выслуживаться перед метрополией, ему не нужны эксцессы, хотя бы первое время.
  - Что за посудины? - Галка добыла свою "подозрительную" трубу. Долго всматривалась, но линзы, блин...
  На мостик поднялся Эшби.
  - Позволь мне, - с иронией проговорил он. Достал свою знаменитую трубу. Какое-то время разглядывал гостей, считал паруса. - Да, птичка, это они.
  - Те самые?
  - Те самые. Линкор "Уэльс", фрегат "Саутгемптон" и фрегат "Эдинбург".
  - Ты ведь служил на "Уэльсе"? - Галка улыбнулась.
  - Да, и ещё не забыл, чем воняет в его трюме.
  Галка обернулась. Там, за кормой "Гардарики", шли её корабли. "Диана" - бывший "Мэйфлауэр". "Афина" - в девичестве "Мэри". И "Акула", названия не сменившая. У англичан по пушкам преимущества вдвое. А как насчёт умения и желания подраться?
  - Лево на борт, - скомандовала Галка. - Поворот оверштаг. Атакуем, - и добавила уже совсем не приказным тоном: - Джек, любимый, просигналь остальным.
  
  Поворот оверштаг. Команда отдана. Корабль, скрипя и жалуясь, всё же меняет галс.
  Мы прошли точку невозвращения, и это уже совсем другая история. Будет ли новый мир лучше того, что знаю я? Неизвестно. Одно знаю точно: перед нами раскрылась чистая страница. И я счастлива, что мне повезло вписать на неё первую строчку.
  Прощайте, сэр Генри. Вам в этом мире места уже нет.
  

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Успенская "Хроники Перекрестка.Невеста в бегах" А.Ардова "Мое проклятие" В.Коротин "Флоту-побеждать!" В.Медная "Принцесса в академии.Суженый" И.Шенгальц "Охотник" В.Коулл "Черный код" М.Лазарева "Фрейлина немедленного реагирования" М.Эльденберт "Заклятые любовники" С.Вайнштейн "Недостаточно хороша" Е.Ершова "Царство медное" И.Масленков "Проклятие иеремитов" М.Андреева "Факультет менталистики" М.Боталова "Огонь Изначальный" К.Измайлова, А.Орлова "Оборотень по особым поручениям" Г.Гончарова "Полудемон.Счастье короля" А.Ирмата "Лорды гор.Да здравствует король!"

Как попасть в этoт список

Сайт - "Художники"
Доска об'явлений "Книги"