Ангелранга: другие произведения.

Певчие острова Саратан.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Она засыпала в одном мире и просыпалась в другом, ее душа была разделена между двумя телами, при просыпании в одном из миров она ничего не помнила, что происходила там в другом, поэтому она говорила, что не видеть сны.

  http://ficbook.net/readfic/750417
  
  Автор: AngelRanga (http://ficbook.net/authors/AngelRanga)
  Бета: hoarseness.
  Фэндом: Ориджиналы
  Персонажи: Много
  Рейтинг: NC-21
  Жанры: Драма, Фэнтези, Фантастика, Мистика, Ужасы
  Предупреждения: Смерть персонажа, Насилие
  Размер: Мини, 16 страниц
  Кол-во частей: 4
  Статус: закончен
  
  Описание:
   Она засыпала в одном мире и просыпалась в другом, ее душа была разделена между двумя телами, при просыпании в одном из миров она ничего не помнила, что происходила там в другом, поэтому она говорила, что не видеть сны.
  
  Публикация на других ресурсах:
   Не против.
  I
  Она засыпала в одном мире и просыпалась в другом. Ее душа была разделена между двумя телами. Когда же она просыпалась в одном из миров - ничего не помнила, что происходила там, в другом, поэтому она говорила, что не видет сны...
  
   ***
  
   Портовый город, раньше процветавшей за счет торговли с дальними странами, сейчас переживающий не самые лучшие времена. Из него стали уезжать жители. Городок постепенно опустел и пришел в упадок - брошенные дома постепенно приходили в негодность и медленно разрушались под действием соленного морского ветра, дующего с моря, и палящего алого солнца. Признаки жизни сохранялись только в нескольких кварталах города - возле причалов, старой фабрики и центральной площади. Оставшиеся жители города занимались рыболовством и выходили в море на хлипких лодках. Весь город пропитался запахом сырой рыбы. Пред портовых трущобах, покосившиеся дома с дырявыми крышами и вбитыми тряпками или коврами, вместо окон, большая часть построек была брошена и давно разрушена - их остовы стен с обвалившимися во внутрь черепичными крышами и пустыми глазницами окон постепенно поглощались землей и травой. Те, что остались, были не в лучшем состоянии. За все время пребывание в этом городе - призраке им повстречалось всего пару человек. Одним из них был хозяин таверны, где она обедала. Где за тарелкой с мясом изрядно приправленного специями шел неспешный разговор с хозяином заведения.
  
   - Ты не местная, из далека? - Спросил чуть полноватый старик с пышной бородкой и мелкой сеточкой морщин.
  
   - Да, - ответила девушка.
  
   - И что заставило тебя посетит наш скромный городок?
  
   - Долг, - неохотно отозвалась она, отпивая красное и сладко - горькое вино.
  
   - Не слышала о странных миражах, что возникли недавно над городом колонн. Поговаривают, что это видения внешнего мира.
  
   Жрица стукает кулаком по засаленной столешнице, так что кружка наполненная вином подскакивает, а немного капель вина окропляют столешницу.
  
   - Нет никакого внешнего мира, - твердо говорит она.
  
   - Нет, так нет. Но все же видения были странными.
  
   - Я же сказала - это ересь.
  
   - Ну, вам видней.
  
   Таверна была довольно захудалая, что не удивительно, но готовили здесь вполне сносно, да и вино было крепкое, и по щекам жрице растекся хмельной румянец. И язык начал развязываться сам собой.
  
   - Собираетесь остаться в городе на ночь?
  
   - Нет. Ни за что. Я собираюсь уехать сегодня.
  
   - М-м-м... И куда?
  
   - На юг. Собираюсь, - ответила она, делая ещё глоток вина и впиваясь ртом в жирный кусок мяса.
  
   - И на чем?
  
   - Хочу...Нанят корабль, - она отрывает зубами кусок мяса и неспешно жует его.
  
   - Корабль? - Вдумчиво произносит старик. - Давно их уже здесь не было...Хотя раньше, суда из разных стран сюда и причаливали. Торговали. Продавали покупали разное, но нынче их нет. Хотя ,по - моему, какой-то южный корабль сейчас стоит на пристани. Точно не знаю, утверждать не берусь.
  
   Рядом с ней сидел парен, укутанный в плащ. Тихо сидел, но его взгляд не упускал ничего происходящего в таверне, и ,по его виду, разговор ему не нравился из-за слишком откровенности девушки жрицы.
  
   После того когда она поела она извлекла из складок своей одежды мешечик и открыла его. На поверхность столешнице, положила сверкающий золотой самородок.
  
   - Я не знаю, какие деньги здесь в ходу, но думаю, этого золота должно хватит. - Произносить она.
  
   Он недоверчиво, берет его в руки, пробует на зуб. Потом кивает и убирает его к себе.
  
   Они прогуливались по покинутым улицам в дол верениц заброшенных и полуразрушенных домов. Повернув и спустившись к набережной их взгляды устремились на корабли стоявшие вдоль старых причалов. Многие из них были затоплены и поднимались из вод только их полусгнившие разрушенные остовы. Их было двое, девушка в пестрых одеяниях жрицы со множеством ленточек и расшитыми золотистыми нитками узорами магических символов. Её голову украшал здоровый красный бант в огненно рыжих волосах ниспадающих до пояса. В её кармане лежал серебряный ключ с загадочными арабесками. Её спутник парен наемник, согласившейся быть ее проводником до этого города. Ей надо было в страну расположенную далеко на юге. Жрице повезло, на пристани был пришвартован сред ветхих судонышков местного населения занимавшегося рыболовством, судно каким-то ветром занесенное из дальних южных морей. Его пестрые паруса расшитые тайными знаками и печатями были свернуты на высоких белых мачтах, пронзающие кроваво красные небеса. Он покачивался на волнах величественно и отстраненно он был выше чем все то что окружала его. Она была жрицей в храме в великом городе снов, что расположен возле туманных равнин и великих болот черного леса, уходивших к горным массивам далеко на западе и что скрывалась там за болотами и хребтами никто не знал, так как никому не удавалась преодолеть топкие земли этого черного леса. Но вот однажды размеренный уклад храма и города снов был разрушен появлениями в небе загадочного города. На рассвете четвертого дня сего месяца в утренней синеватой дымке возникли очертания загадочного города.
  
   - Госпожа. - обратился наемник к ней.
  
   -Да. Что такое?
  
   - Город довольно захолустный надо быть предельно осторожным и меня смущает наличие корабля с южной страны.
  
   - Что-то не так? Я здесь, что бы найти корабль из южных морей.
  
   - Да, но что им делать в таком заброшенном городе? - недоумевал он.
  
   - Всё в порядке. - Возразила она.
  
   - Но госпожа!
  
   - Я же говору, всё в порядке не стоит забивать этим голову. Все твоя работа окончена дальше я сама.
  
   - Да госпожа. Как скажите но хочу предупредит поосторожней мало ли что. - Он развернулся и пошел своей дорогой. Достойную оплату он получил за довольно несложный заказ, он не совсем знал, кто она и почему за ее охрану до этого города ему пожаловали такую суму но, по его мнению, девчонка явно себя переоценивает. С другой стороны работа была действительно не пильной и можно считать, что эта оплата досталась ему даром.
  
   Она подошла к набережной, сделанной из огромных каменных блоков, на данный момент част набережной разрушена, и блоки были беспорядочно разбросаны по округе, часть которых точился прибоям. Вступив на пирс. Ритмичный шум прибоя об пирс и набережную, закладывал ее уши, крики чаек парящих в зловещих алых небесах едва различимые в шуме прибоя. Она подошла к пришвартованному барку. Он быль построен из белой словно мрамор древесины и быль трехмачтовым. По форме он напоминал бочку, его борта были скруглены, а нос, и корма были высоко подняты над водой.
  
   В смотровой корзине, на грот-мачте скучающе сидела фея. Заприметив жрицу, она несколько оживилась и перегнувшись через край, и не с скрываемым любопытством смотрела на непрошенную гостью ее прозрачные крылья подергивались на ветру.
  
   - Чё надо? - крикнула она с сверху.
  
   - Поговорит с капитаном. - отозвалась жрица.
  
   - Пожертвований не даем. Проповеди тоже не нужны, так что можешь валит отсюда. - Сказала она оттудова.
  
   - Послушай пернатая. Вежливость является благодетелю, а ее отсутствия является грехом, за который гореть тебе в аду.
  
   - Не уж то ты меня туда отправишь. Я слышала, что жрицы весьма добры и не позволяют своим верующем попадать в ад. - Сказала она, расправляя свои крылья. Ей даже не надо было пользоваться вантами, чтобы спустится на палубу. Она спарила оттудова в низ.
  
   - Тогда ты знала других. Всякое лекарства на вкус горькое, а убеждать в своей вере я умею. - Произнесла жрица.
  
   - Я же говорила, что проповеди нам не нужны. Так что ты зря тратишь свое время на пустяки.
  
   - Эта мая работа наставлять на путь истинный. В любом случае мне нужно поговорит с капитаном, и я никуда не уйду.
  
   - Вот настырная. - Произносит фея, за ее спиной в воздухе возникает печать Соломона медленно вращающаяся в орнаменте знаков и символов.
  
   - Хочешь драться? - произносит жрица. Под ней разворачивается магическая печать. Ее пальцы переплетаются в причудливую фигуру вокруг которой начало усиливаться свечение, а одеяния развиваются подхваченные ветром.
  
   - А разве жрицы не покорны и безобидны? - Недоумевающие произносит фея. - И их очень легко сесть.
  
   - Даже у цветков есть шипы. К тому же я довольно костлявая, так что не советую, а то подавишься ненароком. - Язвительно отвечает жрица.
  
   Они нанесли удары одновременно. Яркая вспышка озарила судно, заставив его дрогнут, швартовочные канаты с жалобно простонали, натянувшись под действием массы отпрянувшего от пристани барка.
  
   - Что за шум, гам? - Недовольно спросила женщина в берете, вышедшая из кормовой надстройки. По тону произнесенных слов можно было судит, что она являлась старшей в команде. За ее спиной стояла ещё одна особа. Она была бабочкой, черные крылья махаона росли за ее спиной. Она была в черном облегающем плате, на руках перчатки такие же черные. На голове у неё была пара усиков чуть выше лба выходивших из челки черных волос.
  
   - Разберись с ней. - Приказала женщина в берете стоявшей за ее спиной махаону.
  
   Черной тенью она взмыла, вверх расправив свои крылья.
  
   - Наглая жрица! - Злобно произнесла она.
  
   Та ничего не ответила. Лишь усиленно приняла стойку. Её тела покрылась мириадам светящихся ниточек, свидетельствующих об активации печати, она ощутила знакомое тепло во всем своем теле и прилив огромной силы освободившейся из-под сдерживающих заклятий, ее взор вспыхнул и устремился на противника, смотря на неё с прищуренном взглядом.
  
   Завязался бой. Пристань сотрясали всполохи магической энергии и содрогали взрывы. Никто из них не хотел уступать друг другу.
  
   На палубе уже вовсю ставили на исход поединка. По ставкам лидировала помощница капитана, а по результатом вроде перевес был у жрице.
  
   - Ой, капитан! - Улибаюшис произнесла которая собирала ставки от команды. - На кого будете станнит.
  
   - Сделаю вид Сурика, что я этого не слышала. - сказала она. - опят пьяная?
  
   - Да нет как можно.
  
   - Что думаешь о ней? - Спросила капитан.
  
   - Девчонка крепкая. - произносит она.
  
   - Хватит Эль Хозард. - сказала женщина в берете. Махаон остановилась занося очередной огненный шар у себя над головой, застыла словно парализованная, после чего на всякий случай нырнула под прикрытия мачт.
  
   Капитан барка смотрела пару секунд на жрицу, после чего махнула рукой приглашающим жестом подняться ей на борт и следовать за ней. В каюте капитана разговор был сдержанным. Жрица коротко рассказала, зачем ей нужен корабль, после чего в ее руках возник мешочек, извлеченный из складок ее пестрых одежд она положила его на столик, открыв его и показывая содержимое.
  
   - Этого золота хватит, чтобы нанят корабль? - спросила жрица.
  
   Женщина в берете до этого внимательно слушая рассказ жрицы, куря кальян, по ее каюте витал кружащий запах непонятной травки, которую она курила. Отложив мундштук недоверчиво подошла к столику. Она взяла мешочек потеребила его в руках взвешивая его после чего о чем-то молча, размышляла, отойдя от столика на пару шагов делая серьезный вид, положила обратно на столик произнесла.
  
   - Вполне. Ты довольно бойкая - заметила она.
  
   Судно принадлежала некой Хорай и называлась "Светлячок". Хорай занимаясь иногда не совсем честными делами. Судно у нее было достаточно крепкий, и она обходила на нем очень много стран и морей. Она подобрала достаточно пеструю команду и как-то умудрялась, держат их в железном кулаке.
  II
   Побитое штормам судно встала на рейд в тихой гавани вулканического острова который утопал в яркой, радующей глаза зелени. С момента отплытия прошло уже больше месяца, за это время они ушли, достаточна далеко на юг, миновав мыс бушующих ветров "Светлячок" взял курс на юго-восток. Двигаясь в удалении от основных торговых путей и носимый сезонным попутным ветром. Наступала утро, и первые лучи алого солнца падали на этот зеленый рай, и на великие горы пронзающие неба в его центре. Их вершины были покрыты шапками снега словно пролитым на них молоком, снег контрастировал с буйной зеленю его окраин переходивших в тонкую полоску белёсого песка и лазурь моря. Жрица созерцала остров, ее взгляд был прикован к вершинам высоких гор. Там холодно, очень холодно - тут жарко и влажно, это тропическая влажность, она не представляла себе этого что такое тропики, пока не попала в них. Она взненавидила эту влажность и эту жару от которой вся ее кожа чесалась а пот застилал глаза, а дыхание становилась обжигающим, и с прелый воздух обволакоющей ее был способен расплавит кожу и ее саму. Горы были такими далекими и близкими одновременно, в них было что-то первозданное, какая-то хрупкость не естественность для этого душного тропического влажного ада. Она хотела оказаться там на высоких горах. Но тогда бы ее тело страдала от жуткого холода, и она бы хотела очутиться здесь в невыносимых тропиках. Она раздумывала над сложившемся парадоксом. Оставив размышления так и не к чему, не придя, она отправилась вниз.
  
   По дороге она встретила вечно пьяную Сурику. Её особенностью внешности были таковы, что из висков у нее росли довольно длинные рога, и располагались они параллельно полу, которыми она постоянно цеплялась, проходя через проемы дверей, забывая, повернутся немного корпусом и пройти немного боком. Вот и в этот раз она застряла своими рогами в проеме двери, стукнувшись ими в косяки, раздался звон колокольчика прикрепленного к ее левому рогу, она приложила руку к основанию одного из рогов, поглаживая ушибленное место. Другой особенностью ее было доставать выпивку, откуда она ее доставала и как проносила на борт "Светлячка", никто не знал, но в трезвом состоянии похоже ее никто никогда не видел. И ходить бы ей давно по бережку, но ее виртуозная способность к судовождению она была штурманом на "Светлячке", и прекрасное ориентирование, она могла определит свое положение просто взглянув на небо, позволяли ей чувствовать себя вольготно. А Хорай мирится с ее не трезвым образом жизни и выходкам по пьяной лавочки. Она отшатнулась на шаг назад, икнула. После чего пошатываясь, она повторила попытку пройти через дверь. Более удачную. Но она налетела на жрицу.
  
   Они обе сверлили друг на друга взглядом, молча.
  
   - О! - протянула Сурика. - Жрица храма снов, не хочешь выпит?
  
   Её дыхание, смешенное с алкоголем, витала в воздухе. В ее руке была фляжка наполненная спиртом.
  
   - Нет. Спасибо. - пробормотала жрица. - не пью по утрам.
  
   Сурика по обыкновению своему пила со вчера стоя у штурвала в нетрезвом состоянии во время шторма но умудрялась держать нос судна против накатывающих волн железно вцепившись в штурвал и не давая "Светлячку" подставится бортом об набегающие водные горы. Шторм начался внезапно, без каких либо предпосылок как здесь часто такое бывает. Небо сделалось черным, и только вспышки молний кратковременно озаряли округу, внезапные порывы ветра надували паруса, опасно гнув мачты. Крупные капли холодного дождя обрушились с неба. Экипаж суетился на палубе, спешно убирая паруса на реях. Барк носила по волнам словно щепку. Смотровая на мачте только успела крикнуть:
  
   - Скалы прямо справа.
  
   Барк несло на черные низкие скалы со всей неотвратимостью. Сурика вцепившись в колесо штурвала старалась развернут судно таким образом чтобы проскочит их. Хорай приказала, ставит бом-кливер, кливер и мидель-кливер чтобы нос барка отвернул от скал. Благо ветер был боковой, и можно было попробовать воспользоваться этим. Барк прошел в каких-то нескольких метрах от скал в волнах накрывающих эти скалы Хорай и другие отчетливо рассмотрели останки судов, мачты, часть шпангоутов. "Сколько судов было погублено в этих водах" - думала Хорай. И они могли быт очередными неудачниками рискнувшими на столь отчаянный и безрассудных шаг, плавая в этих неприветливых водах сред внезапно возникающих штормов и острых рифах. Но в результате этого маневра ветрам оторвала бом-кливер и кливер, а также сильно потрепала верхний фор-марсель, и грот-брамсель. "Светлячка" носила ещё очень долго, почти до утра и в результате их вынесла к этому острову, они укрылись в гавани, пережидая уже шедший на спад шторм.
  
   Когда жрица вчера рассматривала карту капитана, будучи в ее каюте, расстеленную, словно скатерть на низеньком столе. Карта была настолько большая и сложная что ее края свисали с него и стелились по деревянному полю, поля карты и большая часть ее была в пометках, по видимому оставленные множеством ее владельцев. Ровные и не очень, размашистые ряди символов и каллиграфических букв венчали ее, и походили на причудливые кружева узоров.
  
   Ее пальчик скользил по карте и остановился возле острова. Этот остров назывался Саратан, он напоминал черепаху, и располагался далеко на востоке от южного континента и обособлено от островов великого рифа, что перегораживали путь отважным мореходам в странствиях в этой части света. Частые и страшные штормы и множество не заметных мелей и торчащих скаль периодически скрывающееся в волнах, немало потопили судов капитаны, которых отваживались провести свои суда через эти воды. Теперь они сбросили якоря возле него. И собирались, ступит на брег.
  
   Спустив шлюпку на воду, Хорай и человек пятнадцать из ее команды а также жрица которая напросилась сойти на берег, уже через минут пятнадцать вступили на тёплый тропический песок. Остров утопал в непроходимых джунглях. Солнца встала из-за горизонта и нещадно палила своими лучами. Бедный остров, единственным спасением был влажный сумрак тропического леса. Лес быль странный, высокие тропические деревья с черными стволами покрытыми наростами террас древесных грибов которые излучали мягкий фосфорицирующий свет, сами деревья и лианы окружающие их были усыпаны цветами самых невероятных форм и размеров с приторным ароматом, от которого кружилась голова. Стрекотания неведомых насекомых и щебетания птиц доносившиеся из самых темных и не проходимых чищобах заставляла зарождаться чувству тревоги и быть постоянно на стороже.
  
   Остров как выяснилось, был обитаем. Жили на нем малочисленное племя туземцев. Туземцы восприняли прибывших несколько прохладно но довольно добродушно позволив остановиться у них и заночевать. Выглядели они довольно странно кроме того они были людьми. На их грубой смуглой кожи виднелись белые нарывы похожие на ветрянку или другой странной болезни. Это немного насторожила судового врача. Эпидемия или ещё что-то могло быть заразной, но поведение племени не говорила, ни о чем подобном они не выглядели хворающими напротив, пребывали в едва различимой эйфории. Тем не менее, племя занималась рыболовством, рыболовные снасти развешенные по воткнутым в землю палкам, сушились под палящим алым солнцем, их мужчины выходили в море на хлипких лодках выдолбленных из стволов деревьев и используя сети ловили рыбу, также они жили охотой, их женщины занимались собирательством. Земледелия у них не было во всяком случае ничего подобного жрице на глаза не попалась, так же они не знали ни колеса ни ездовых животных. Но знали их язык, но изъяснялись на нем весьма прескверно. Одежда, о чем вы. Набедренные повязки из крупных листьев и грубой ткани, их женщины не прикрывали груд, но жрице на глаза у жены вождя на запястье попался причудливый золотой браслет, выполненный весьма искусно, и ещё несколько золотых побрякушек у других женщин племени. Отужинав местной едой, они устроились на ночлег, утром они намеревались обследовать остров хотя бы вдоль побережья. Так же на ближайшие дни надо было заниматься ремонтом судна, и если повезет, пополнит запасы продовольствия и воды. Были намерения поохотится на местную фауну, и если туземцы здесь добывали себе пропитания, то они и подавно сумеют что-нибудь раздобыт к столу.
  
   Тропическая ночь была не менее душной, чем день и влажной, жрице не удавалось долго заснуть. Вдруг её почудилось, что кроме пения каких-то птиц и треска насекомых откудово-то из глубин острова доносились звуки напоминающие пение или чтение псальмов на непонятном языке. Странное пение, успокающее манящее. Ей хотелась пойти за голосами туда, откуда доносилась столь прекрасное и причудливое пение. Но сон как-то сам собой пришел и она уснула. Ночь сменилась палящим знойным днем, а день ночью. Пение повторилась и в эту ночь и на последующую. Все интенсивней и интенсивней пели неведомые певцы. Ремонт судно продолжался с переменном успехом, паруса сильно пострадали после шторма и на их латания требовалась много времени к тому же не было замени на те паруса, которые снесло порывистыми ветрами шторма когда им ценой этих парусов удалось, избежит столкновения со скалами.
  III
   Близилась полнолуния и демонская кров бурлила, усиливая магию. Это особая пора для демонов. Жрица готовилась, проводит ритуал поклонения матери луне. Огромная южная хрустальная луна, висящая в небе, это единственное что нравилась жрице здесь на чужбине, в доли от ее храма. В это время они сильны как никогда и они возносили дань луне за эту силу. Но день не задался с самого начала. Лодка которая стояла на берегу смыла приливом и унесло в море и к то муже пропала фея и ещё одна из экипажа. Хорай была довольно раздраженной, и готовая в любой момент отдать приказ, разнести здесь все к чертой матери. Она отправилась к вождю этого племени. Ветхая хижина из тростника располагалась на краю поселения, рядом с подступающем лесом.
  
   - У нас пропали люди. - Говорила Хорай, обращаясь к вождю племени.
  
   - Хм... Это прискорбно слышат, и не хорошо. - ужасно коверкая слова произнес он. - они могли заблудиться или их похитили злые существа.
  
   - О хо! Какие ещё существа!? Сколько мы здесь были не видели ничего, крупнее кошки. - произнесла недоверчива Хорай.
  
   - Они однако обитают в самых непроходимых местах. - Довольно ехидно произнес он.
  
   - Если я выясню, что к пропаже причастны вы или кто-то из ваших людей, я обещаю, месть будет ужасной. Если с их головы упадет, хотя бы волосок вы пожалеете об этом.
  
   - Мы однако к этому не причастны, на острове однако много опасных мест, где туда не ходить, дабы не разгневать злых духов. - произносит вождь. - Если я могу помочь нашим многоуважаемым гостям? Чтобы убедит их в непричастности.
  
   - Если вас не затруднит, нам нужен проводник. Чтобы провел к этим вашим опасным тварям.
  
   Его лицо покрытая этими белесыми нарывами исказилась в довольной улыбке.
  
   - Мы предоставим тебе проводника, он проведет тебя куда тебе однако будет угодно. - Он подозвал стоявшего неподалеку человека, что-то шепнул ему, они кивнул и спешно удалился. - Ну что ж однако. Пока он приведет проводника, придет самый лучшей охотник однако, он знает вес лес как свои пальцы.
  
   По приказу вождя пришел человек, он был в возрасте, довольно худого телосложения и невысокого роста.
  
   - Я Асира. Я буду проводником, - Сказал он дребезжащим старческим голосом. - Распоряжайтесь мной, как тебе будет угодно.
  
   На поиски вышла группа человек пять во главе с Хорай в которую входила также и жрица, Анариэль, Сурика, и собственно проводник. Асира, указывал дорогу, рассказывал о местности.
  
   Асира осмотрел ближайшие тропинки.
  
   -Я нашел следы - произнес Асира. - они однако прошли здесь ночью.
  
   - Сколько их было? - задала вопрос Хорай.
  
   - Двое. - коротко ответил он.
  
   - Ты уверен что не ошибаешься?
  
   - Я знаю, следы всех птиц и животных на этой земле, и могу определить время и день когда пробежала тварь и не могу ошибаться... - разлился он.
  
   - Хватит я поняла. - произнесла Хорай.
  
   Следы вели в глубины леса, то совсем пропадали то становясь все четче и заметней, они шли практически в одном направлении. Это не бросалась особо в глаза но складывалась впечатление что они шли влечемые какой-то странной силой, как будто их эта сила звала, куда-то маня и не давая вырваться из цепких когтей. Хорай и сама стала подмечать их следы. Пропавшие с каждым пройденном отрезкам, ускорялись переходя сначала на ускоренный шаг а затем и на бег. Да, они бежали, мчались подхваченные какой-то неведомой эйфорией, не обращая внимание на получаемые царапины оставляемые ветками. Их кровь и волокна их одежды виднелись на колючках и на листьях где они бежали. Это походила на объявшее их внезапное безумие. Но что его вызвала, что заставила их на этот бег.
  
   - Следы принадлежат только им? - Снова задала вопрос Хорай.
  
   - Да госпожа, здесь кроме них проходил только пернатый лис, но это было только недавно.
  
   - Ты уверен что погоне за ними не было?
  
   - Да, госпожа.
  
   Углубившись на многие километров в пучины зеленной растительности, пройдя глубокие овраги и холмы, они шли все дальше и дальше. Внезапный свистящий звук разнесся меж стволов деревьев, и тонкий длинный предмет прочертил линию в воздухе. Раздался легкий вскрик и приглушенный звук глухим эхом вбивания заостренного предмета в древесину. Бедная Анариэль. Стрела прошла через ее горло, вонзившись в ствол. Испуганные округлившиеся глаза безмолвно взирали на оставшихся. Потом раздался жуткий крик, если это можно было назвать так. Все замерли, настороженно оглядываясь по сторонам, жрица, подхватив проводника, укрылась за ближайшем обломком скальной породы. Когда поняли, что больше выстрелов не последуют. Её пытались успокоит держа ее и стараясь вытащить стрелу но все зря. Её тело обмякла и повисла пригвозденное стрелой. И хот больше не стреляли но страх поселился в их разумах, необъяснимый тревожный, мерзкий. Стрелу удалос вытащит из древесины с большим трудом. Острый металлический наконечник ушел в дерево сантиметров на пятнадцать. Хорай вертела ее в руках разглядывая ее. Стрела была искусно сделана с белыми перьями на конце, острый как лезвия наконечник блестел отполированным металлом. Определенно это не племя у которых они поселились могло быть причастно к нападению, и возможно к похищению. Хорай видела стрелы которые используют туземцы, грубо сделанные вместо наконечников просто заточенная древесина в лучим случае это сколотый камен. Здесь было нечто совершенно иное. Хорай подошла к проводнику, протянув ему стрелу сказав.
  
   - Что за племя используют такие стрелы?
  
   Проводник взял ее повертел в руках произнес.
  
   - Плохо. Госпожа мы вошли на запретную тереторию.
  
   - Какая ещё территория!? Чья она?
  
   - Можно одолжит ваш нож госпожа. - Обратился проводник к Хорай.
  
   - Зачем он тебе? - поинтересовалась та.
  
   Что-то в этой просьбе ее насторожила, джунгли стали плотней, и шли практически плотной стеной над головами только плотный купол из листвы не видно даже и куска неба даже Сурика врать ли способна применит свое умение.
  
   - Я загнал занозу в ногу, хочу вытащит госпожа, мешает очень? - жалобно сказал он.
  
   Хорай с некоторой осторожностью протянула ему короткий кинжал который хранился у нее за поясом.
  
   - Я буду предан вам до вашей смерти. - Произнес он.
  
   Вроде бы обыкновенная фраза, в которой не было ничего такого, прозвучала как то более зловеще. Все когда-нибудь умрут рано или поздно. Но в этой ситуации. Нет определенно было что-то не так - думала Хорай. И когда до Хорай сталь смутно доходит смысл фразы. И она хотела забрать обратно свой кинжал.
  
   Он был в его руках и с улыбкой на лице спорол себе живот. Алая кров хлынула из разодранного живота падая на обжигающие глаза зелен, капельками падая с листьев словно капельки дождя орошали землю. Лицо исказилась в пронзительной боли агонии, и на красную от его крови траву вывалились его внутренести а его тела сотрясли конвульсии. Его бездыханное тело упало на ковер растений, с ним было кончено. Это быль шок для всех. Только теперь они осознали, что оказались в ловушке, без проводника в этом зеленом аду им не выбраться. Преданность, о которой он говорил, кому он по-настоящему быль предан?
  
   Хорай подбежала к нему хватая окровавленный кинжал, стряхнув с него кров и с нервным и казалось испуганном видом озиралась по сторонам. По прикидкам должен был быть вечер и кроваво красное солнце, неумолимо клонилась к горизонту. Ночь опасна, очень опасна даже для демонов.
  
   Снова стрела прилетела откудова то сверху пройдя в сантиметре возле уха Хорай она даже почувствовала мочкой уха как колеблется воздух рассекаемый стрелой. Вонзившись в дерево, все легли в высокую траву боясь пошевелится но упорно стараясь высмотреть неведомого врага. Тщетно густая листва растительности надежно укрывала его.
  IV
   Они шли медленно и осторожно ступая в высокой траве, иногда доходивший им до пояса. И пробираясь через жидкий кустарник, обходя черные покрытие мхом валуны. Без проводника они прошли немного, не зная куда идти они надеялись вернуться обратно хотя бы по своим следам но похоже они окончательно заблудились. Куда не посмотри везде был этот чертов лес, не отличающийся что шаг назад, что сто шагов. Возможно они ходили по кругу ещё изначально, неизвестно куда мог зависти этот Асира, может он специально плутал по лесу. Возможно эта чертова фея сама заблудилась и в приступе панике бегала кругами, тогда и объяснялись их паническое поведение, а они идиоты ходили по им следам сами оказались в этой зеленой западне. Ей следовала, понят это раньше, думала Хорай. Никто не знал что по настоящему могло обитать на этом острове. Не какие-нибудь абстрактные чудовище, или злые духи, а обычные крупные хищники вполне достаточно для того чтобы стать их обедом, можно было положится на магию но некотырие живые существа выработали на нее иммунитет или вообще не восприимчивы и пойди, разберись заранее. И даже этот пернатый лис или как он его назвал, ещё неизвестна, что за зверюга такая, крутились мысли в голове у Хорай. Жрица держала в руках несколько печатей наготове, Хорай сжимала свой кинжал, а Сурика невероятно она протрезвела! За столько лет! подсознательно они ожидали новых подарков судьбы. И они не заставили себя ждать. Снова послышались знакомое пение псальмов, но на этот раз боле громкое и отчетливое, через непрерывный треск насекомых. Казалось, что пели где-то совсем рядом. Они осторожно ступали через неподатливые заросли, миновав небольшой ручей текшей по дну здорового оврага поросшего с человеческий рост папоротником и имевшего довольно крутые склоны, следуя на этот звук. Они решили, что луче пойти на источник звука, во всяком случаи если они натолкнутся на людей, то возможно они им помогут найти дорогу обратно на берег. Они оказались возле небольшой скалы как они подумали в первые, взглянув на огромное нагромождение камней поросшей растительностью, эту скалу первым увидела Сурика.
  
   - И что эта за хрен? - указывая пальцем, спросила она.
  
   Более детальный взгляд и пристальное изучение показала что "скала" состояла из чателно подогнанных и отшлифованных блоков черного гранита, ее ещё через несколько минуть их взгляды наткнулись на такие же объекты по соседству. Была ночь и взошла Хрустальная луна, словно драгоценный камень, сияющий в ночи, багрово красная, словно из крови, светила она своим страшным светом.
  
   - Ай яй яй! Как не хорошо! - донеслось с сверху.
  
   Враг, она парила в небе, ее черный силуэт с раскинутыми большими крыльями был на фоне кровавой луны. В руках она держала лук с натянутой тетивой и острой стрелой готовой в любую секунду помчаться. За спиной виднелся колчан со стрелами. Она медленно спускалась, и твердо встав на землю своими когтистыми лапами, продолжала сжимать лук. Существо было довольно необычно, сочетая в себе черты белой птицы и демона. Она была обнажена, часть ее тела покрывали перья.
  
   - Кто ты такая? - Злобно прокричала Хорай, отводя в сторону руку сжимающую кинжал. Он заискрился, взмах и в сторону птицы полетел огненный шар.
  
   Она отскочила, выпуская стрелу. Шар прошел мимо, врезавшись в сооружение из блоков, взорвавшись с оглушительным треском. Жрица одной из листков с печатями кинутыми на встречу стреле, рассекла ее.
  
   - Не плохо! - сказала птица доставая из колчана очередную стрелу.
  
   - Ты не ответила кто ты такая!? - Уже произнесла жрица.
  
   - У вас принята сразу нападать на знакомца? - ответила она.
  
   - А у вас принята, их сразу убивать? - Парировала Хорай.
  
   Птица снова нацелила стрелу.
  
   - Жал, но вы умрете.
  
   - Это мы ещё посмотрим. - Ответила жрица, в воздухе появилась пентаграмма, а она сама начала читать какие-то заклинания.
  
   - Бесполезно. - Ответила она выпуская стрелу, она рассекая воздух прошла через пентаграмму разрушая ее, а искривленное от нетерпимой боли лицо жрицы, и едва сдерживаемый ей крик говорили что эта штука разрушив магическое заклята отдала магическую энергию обратно ей с весьма болезненными последствиями. Сурика поступив благоразумно вмешиваться, не стала, она не была способна, противостоят этой особы, что-либо ни было, драться с той, которая способна обратит твою же силу против тебя же, было как минимум глупо. Она только развела руки в стороны и усмехнулась.
  
   Их схватили, появившиеся, будто ниоткуда туземцы покрытие этими язвами. Но их водянистые глаза смотрели без причастна и были лишены смысла их состояния походила на наркотическое они прибывали в каком-то трансе, безвольно, словно марионетки слушались безмолвных приказов зловещей птицы так про себя назвала ее жрица. Она подошла к плененным. И они ее рассмотрели более детально, острие хищные черти лица такие же глаза надменно и свысока смотрящие на них. От ее лба отходили пара желтых чешуйчатых усиков, они едва заметно подрагивали.
  
   Это был древней город разрушенный и поглощенный джунглями, храмы, дворцы, циклопические постройки городских стен. Безымянный город лежал в руинах, медленно исчезая, растворяясь в тропическом раю. Он был когда-то по истине гигантскими. Прекрасные дворцы шедевры зодчества канувших безмолвия архитекторов со множеством террас создав раскинутых на них, огромные храмы и святилища с колоннами потрясающие воображения, широкие мощеные улицы. Кварталы сменялись кварталами, они приближались к центру города к его храму. Их вели в сохранившиеся и казавшиеся надежными сооружения, их взору открывались потрясающие выполненные барельефы и фрески отображавшие сценки жизни горожан бесчисленное количество надписей на странном языке дополняли сценки на барельефах. Они были прекрасны и ужасающими одновременно. Прекрасно выполненные они показывали чудовищ, к которым аборигены приносили свои кровавые жертвы, задабривая их принося себя в жертву. Всю дорогу пока их вели в самое сердце огромного святилища туда куда ни когда не доставали лучи солнца, доносились пение хора.
  
   Здоровенная яма в углу помещения освещенного мерцавшем огнем плесени наполненная гниющими трупами аборигенов и распространяющее зловоние на самом вверху на взныч лежала пропавшая фея. Её открытие глаза на которые спустилась вуаль смерти неподвижно смотрели в потолок ее тело было бледным как будто из нее выпили всю кров, и всю кожу просматривающуюся сквозь разодранные одеяния покрывали эти белесые язвы как у аборигенов. Хор располагавшийся возле противоположной стены из обнаженных юношей и девушек неистово распевал свои страшные гимны. На их лицах отпечатался священный экстаз, перемешанный с ужасом продирающего до самых потаенных глубин. На их головах были золотые тиары укрощенные россыпью драгоценных камней и были искусно сделаны, на их руках были браслеты. Откуда у них было золото и камни ни жрица, ни Хорай не Сурика знали и не хотели узнавать. Птица тем временем стоявшая чуть впереди обернулась и неожиданно произнесла.
  
   - Наше судно с грузом хлопка шло в Аккаду попав в жуткий шторм, из всех кто находился на его борту выжила я. Меня вынесла прибоем на берег этого острова. Без надежды на спасения я обнаружила его.
  
   Она направилась к центру помещения и склонившись на одно колено, припустив голову по направлению к одному из проходов в дальнем конце.
  
   - Но, оказалась кое что, что помогло мне выжит. И вы это сейчас увидите и от вашего поведения будет зависит ваша дальнейшая судьба. -произнесла она.
  
   Внезапно пение смолкло. В наступившей тишине послышался шорох, будто неподалеку ворошили сухие листья. Шорох нарастал, и вот в дальнем конце помещения появилось создание, смутно различимое в померкнувшим свечении плесени. Даже этого хватила пленницам оцепенеть, а образу навечно в печататься в их глубины разума и являться в самых жутких ночных кошмарам мучая их до самого смертного одра. Величиной с доброго быка, существо это напоминало огромную свинью, усеянную тысячей белесых пиявок, длинных и тонких, как ростки на апрельской картошке. Они медленно шевелились, пробегая волнами, будто ветер играет весенней травой на равнины.
  
   Из бокового прохода двое туземцев вытащили пропавшую. Та кричала, умоляла освободить ее, но, очутившись перед монструозиной, начала выть. Хорай шагнула, была вперед, но крепкие руки возникших рядом туземцев удержали ее. Чудовище приникло к несчастной, и пиявки впились в ее плоть, моментально потемнев от всасываемой крови. Не пиявки, а хоботки, позволявшие чудовищу питаться кровью жертвы! Три-четыре минуты, и обескровленный труп был унесен в яму. Наступила очередь другого, он не был из экипажа скорей всего пленный из каком-нибудь соседнего племени. За ним третьего. Его этот монстрик пожирал дольше всех, медленно как будто смакуя вкусное блюдо, безмолвная агония несчастного длилась четверть часа, но вот, наконец, алые от крови хоботки отпустили свое блюда, его обескровленное тела присоединилась к предществикам. Туземцы завели другую песню. Монстр насытился, его хоботки шевелились вяло.
  
   - Можно быт пищей ЕГО. - Она указала на яму с трупами. - Можно быть рабами его. - жесть в сторону поющих. - Но можно быт слугами его. Как являюсь я. Великое счастья быть ЕГО служащими. И я предоставляю вам такую возможность, ну же решайтесь. Поверит в ЕГО, и покласца ЕМУ.
  
   - Пошла бы ты. - Произнесла Хорай, плюя ей под ноги.
  
   - Такой значит ваш ответ. - обиженным голосом произнесла птица.
  
   - Ты убила наших товарищей и ты действительно думаешь что я позволю дальше тебе дышат! - произнесла Хорай.
  
   - Жал. Но ты же не думаешь... - ее лицо исказилась в усмешке. - С кого начнем?
  
   - С себя начни!.. - яростно завопила Сурика.
  
   - Какая смелая! Может, с тебя и начнем?
  
   Приказ снова быль беззвучным только задергались её усики. Туземцы стоявшие возле Сурики взяли ее под руки и потащили к этому чудовищу. Сурика упиралась и брыкалась, сопротивляясь туземцам но сделать ничего не могла. "Значить вот она как командует". - Промелькнула в голове жрицы. Хорай сжигаемая ненавистью, сверлила взглядом птицу не в силах, что либо сделать. Да и у жрицы уже давно чесались руки. Вдали раздались взрывы, их приглушенное эхо ещё долго разливалась в каменных коридорах. Это вызвало некоторое замешательство в рядах туземцев. Это был их шанс, которого они не упустили.
  
   - Хорай! Она телепатка! Реж ее антенны... - прокричала жрица.
  
   Хорай выхватив кинжал, кинулась на птицу. Завязался скоротечный но яростный бой. Её лезвия сверкала в вспышках магических заклинаний и блестел в свете плесены. Взмах перекат рывок в сторону противника, обманка, снова перекат. Оппонентка тоже оказалась неплохой фехтовальщицей, короткий меч в ее руках рубил сильно и точно. Хорай приходилась нелегко с коротким кинжалом в руках. Хорай после череды обманок и перекатов удалось достать до птицы отрезав у нее один из ее усиков, она закричав отпрянула сжимая левой рукой рану, по ее лицу потекла струйка крови.
  
   - Сука! - завопила она.
  
   Взмах ее крыльев и она отлетает в сторону метра на три. Жрица сжимая листки с печатями отбивая Сурику из рук туземцев. Какие либо действия со стороны туземцев им противостоят практически свелось на нет, птица явно утратила контроль над своими игрушками.
  
   Желтые глаза птицы с ненавистью, болью и безумием смотрели на Хорай. Ее рука сжала короткий меч, взмах крыльев и она понеслась на Хорай. Холодный метал вошел под ребра, под самую рукоять клинка кинжала выставленного Хорай перед собой. Теплая кров струилась по клинку и рукам Хорай. Птица выронила меч который со звоном упал оземь.
  
   - Я же говорила... - произнесла Хорай, ещё глубже утопая клинок в ее плоти.
  
   Изо рта птицы хлынула кровь, и она осела, Хорай выдернув из нее клинок и стряхнув резким движением с него кровь, убрала его обратно. Бездыханное тело птицы распластавшись лежала на спине, а ее открытие желтые глаза тупа смотрели в потолок. Монстр куда-то исчез, но желания у Хорай с ним встречаться ещё раз не было. Жрица ведя Сурику ее ранили в ногу уже пробивались к выходу.
   ***
   В это время на побережье била сеча туземцы намеревались, прикончит оставшуюся команду. Но просчитали так же они намеренно были взять барк но были разбиты на голову, "Светлячка" канонадой бортовых пушек поливал головы туземцев ядрами. Сообразив что Хорай также могла попасть в неприятности, вооружившись и прихватив с собой несколько пушек они двинулись по их следам. Экипаж под командованием Эль Хазард стояли на подступах к храму, притаща с собой несколько бортовых пушек с "Светлячка" и сейчас обстреливали привратников храма. В общей суматохе Хорай, жрица и Сурика. Пробирались к спасительному выходу. Объединившись с командой они начали отходит обратно к берегу.
  
   Её ключ, ключ от мавзолея снов, находящегося где-то далеко на южном материке. Подпрыгивал в кармане при каждом ее движении, оттягивая ткань кармана. Обратная дорога до берега заняла гораздо меньшее время. За это время были несколько попыток напасть на них, но уже имевших вид скорей из-за отчаяния нежели принести им серьезный урон. Несколько мелких групп, без какой либо организованности с которыми справились можно сказать играючи. Зайдя на борт "Светлячка" только тогда почувствовали себя в безопасности, ставя паруса и выводя барк из гавани. Жрица плюхнулась в гамак и почти сразу уснула, провалившись в тягучую, словно патока и лишенное мыслей и образов небытие. На ее плечах лежала миссия которую она должна была исполнит.
   ***
   Утром она проснулась, первые золотистые лучи начинавшегося дня пробивались через незанавешенные окно. Она снова не помнила свой сон но что то неуловимое присутствовала в ее голове и памяти, что-то не давала ей покоя, как будто она жила ещё одной тайной жизнью за пределами этого мира.
  
   Ключ с таинственными арабесками лежал в шкатулке, сколько себя она помнила он быль при ней она не помнила, откуда он появился и от чего он быль, но она подсознательно знала, что он очень важен. Она взяла его в руки кончики пальцев ощутили приятную на ощупь прохладу металла. Какие-то смутные нечеткие, аморфные образы нахлынули на ее разум, но спустя мгновения исчезли так же быстро и незаметно, как и появились. Она встряхнула головой прогонная остатки сна. Не забудьте оставить свой отзыв: http://ficbook.net/readfic/750417
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com О.Бард "Разрушитель Небес и Миров. Арена"(Уся (Wuxia)) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) А.Шихорин "Ваш новый класс — Владыка демонов"(ЛитРПГ) Н.Александр "Контакт"(Научная фантастика) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) О.Бард "Разрушитель Небес и Миров-2. Легион"(ЛитРПГ) А.Ригерман "Когда звезды коснутся Земли"(Научная фантастика) Ф.Вудворт "Наша сила"(Любовное фэнтези) А.Емельянов "Мир Карика 10. Один за всех"(ЛитРПГ) Ю.Резник "Семь"(Антиутопия)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"