Viga: другие произведения.

Про зверей и про людей - Глава 5.Странник.

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Постапокалиптическая фантастика. Набольшое количество людей выживает на просторах нашей Родины после глобальной катастрофы.

  5.Странник.
  
  - А-а-а-а!
  
  Крик дежурившего на вышке дозорного разорвал умеренный шум поселения.
  
  Арёмыч вскинул голову и отбросил в сторону рваные брюки. Игла уверенным движением была вогнана в деревянную лавку, а сама лавка отодвинута в сторону. Миха привстал вслед за Артёмычем.
  
  - Вот же бестолочь! - Старик, припадая на ногу, пошагал в сторону вышки. - Уши поотрываю. Сколько раз говорили ему - не ори, а подай условленный сигнал. Ну, быть Капусте дратым сегодня.
  
  Миха крепко держал в охапке свои тряпки, которые они с Артёмычем, выбрав свободное от забот время, пытались привести в более-менее живое состояние, и думал - насколько сильно Капусте достанется. Дежуривший сегодня на вышке парень был, в принципе, неплохим охотником и дозорным, но что-то в нем сломалось в то время, когда он был еще совсем ребенком. Его нашли в заброшенном схроне искатели во время одного из рейдов за территорию. Маленький Капуста ползал среди своих нечистот в темноте и был не очень рад, когда искатели, шипя и матерясь, тащили его наружу.
  
  Судя по всему, родители ребенка заперли его в схроне, а сами подались на промысел, да так и сгинули. И малец оказался закрытым на пару месяцев в одиночестве в подземном гараже. Хотя одиночество его изредка прерывалось крысами, о чем свидетельствовали несколько их разорванных и обглоданных тушек. Как он продержался всё это время без воды и нормально еды, осталось загадкой.
  
  Пока искатели перевязывали кровоточащие царапины и укусы, малец практически пришел в себя и самозабвенно обгладывал морковку, презентованную ему старшим группы. Видя, что неприятностей от непрошенных гостей нет, мальчик окончательно успокоился и так и уснул - с куском корнеплода во рту. Коротко посовещавшись, искатели решили прервать рейд и вернуться в поселение. Авангард выдвинулся вперед, а основная группа, ощетинившись копьями, двигалась в сотне шагов позади. В центре группы шел старший, неся на руках крепко спящего ребёнка.
  
  Уже в поселении, рассказывая, что и как, искатели отвечали любопытным, что набрели на капустное поле и нашли мальца среди розросшихся кочерыжек. Поселенцы качали головами и делали вид, что охотно верят. Так как свое имя ребёнок назвать не мог, так и зацепилось за ним прозвище - Капуста. Он и в дальнейшем практически не разговаривал, зато безумно любил морковь, а вот крыс люто ненавидел. Настолько, что однажды в бытности на работах в крысятнике, практически уничтожил всех его питомцев. Еще Капуста был весьма пуглив и боялся собственной тени, однако когда рядом был хоть один из искателей, страх его улетучивался в неизвестном направлении, вытесняемый бездумной отвагой...
  
  Вот и сейчас Капуста, кубарем скатившись с вышки, нёсся, размахивая руками и вопя во всю глотку.
  
  Артёмыч насторожился.
  
  - Что-то действительно не то случилось... Миха, бегом к старосте - пусть поднимает народ.
  
  - Понял. - Миха бросил тряпки и побежал за выпучившим глаза и голосящим Капустой.
  
  Поселенцы, услышав дозорного, без отдельных предупреждений уже озабоченно собирались возле бокса старосты. Люди поспешно вооружались, у кого чем было - в основном дубины, неказистые топоры и копья. Женщины уводили детей в главный бункер, служивший убежищем на случай непредвиденных и опасных ситуаций. В это время мечущийся Капуста был изловлен подошедшим Николой и повален на землю. Староста, убедившись, что женщины и дети заперлись за крепкими железобетонными стенами бункера, подошел к лежащему ничком Капусте и несильно ткнул его посохом.
  
  - Чего паникуешь, что случилось?
  
  Капуста перевернулся на спину и поднял вверх руку. В расширенных от ужаса зрачках отражалось желание вернуться в старый заброшенный схрон, сидеть там и ничего не видеть.
  
  - А-а-а-а! Сюда! Сюда!
  
  Поселенцы, как по команде, обернулись и увидели прыгающего как молодой козлик и размахивающего руками Артёмыча. Старик, выписывал вокруг вышки петли, а затем, ткнув, как и Капуста, рукой вверх, закричал:
  
  - Да вы что не видите - вот же!
  
  Поселенцы опять, все как один, подняли головы вверх. Миха задрал голову со всеми и увидел. Высоко, казалось среди облаков, плыл воздушный шар цвета синего неба. С корзиной и прочими соответствующими атрибутами. Об именно таком шаре однажды читал Миха - про отважных воздухоплавателей, волей случая занесенных на необитаемый остров. Он и не мог предположить, что когда-либо увидит что-то подобное. В голове метались мысли про вернувшихся с острова смелых искателей приключений. Но действительность оказалась не менее увлекающей.
  
  Воздушный шар плыл по воздуху довольно интересной траекторией - постепенно медленно опускался, а затем также медленно поднимался. И снова опускался и поднимался ввысь. Староста порылся запазухой и достал бинокль с одним выбитым "зрачком". Присмотревшись одним глазом, словно в подзорную трубу, староста изрёк:
  
  -Там кто-то есть... Выкидывает что-то... А, так это же балласт! Видимо, падает, не хочет опускаться!
  
  Завидев шар, некоторые из поселенцев, бросая оружие, кинулись наутёк, некоторые принялись пускать в сторону шара стрелы. Никола же, прошептав - "наконец-то", бросился в свой бункер и через несколько секунд выбежал с каким-то коротким и зеленым цилиндром в руке. Отвернувшись, Никола поднял руку вверх, а другой резко крутанул днище цилиндра. Тот хлопнул, и в небо унеслась искрящаяся зеленая молния. Через мгновение она лопнула и расцвела изумрудным цветком, который съежился до размеров падающей звезды и стал опускаться к земле. В висящей под шаром небольшой корзине показался человеческий силуэт и помахал рукой. Через мгновение в сторону от шара полетела такая же "падающая звезда" только красного цвета. Силуэт еще раз махнул рукой и исчез в корзине.
  
  Никола, державшийся увереннее всех, пристально смотрел на приближающийся и начавшийся спускаться шар.
  
  - Не долетит сюда. Ветром сносит. Вы, пятеро, за мной, - обвел жестом более спокойных, чем остальные поселенцы, группу искателей Никола, - выдвигаемся за шаром.
  
  Летящий шар заметно приблизился к земле и исчез за закрывшим обзор высоким забором. Староста о чем-то совещался с Артёмычем, похлопывая друг друга по плечам - такими довольными и озабоченными Миха их давно не видел. Остальные поселенцы напряженно ожидали, что принесет им сегодняшний день. Женщины и дети, ввиду отсутствия прямой угрозы, выбрались из бункера и присоединились к гомонящей толпе. Миха же места себе не находил. Подпрыгивая от нетерпения, он то забирался на вышку, то спускался с неё и направлялся к воротам, за которыми начиналась "наружа", в которую ушли Никола и группа искателей. Миха тогда было увязался за ними, но был остановлен в воротах Николой, который мягко, но настойчиво отстранил его от выхода.
  
  - В другой раз, парень. Сейчас это очень опасно. Будут для тебя еще другие походы. Позже. - Сказал Никола и затворил за собой крепкую дверь.
  
  Миха задвинул за искателями засов и пнул дверь ногой.
  
  - Как будто я еще ребенок, - злился Миха, скривившись и потирая ушибленную ногу.
  
  Через минуту он был отправлен старостой на вышку. Староста не так опасался за безопасность - сегодня они достаточно нашумели, чего только стоит "обмен" с шаром сигнальными ракетами. Практически праздничный салют, приглашающий зверей к ним в гости - мы здесь, добро пожаловать... Староста беспокоился за юного Миху, который ввиду необузданной молодости и любопытства, мог сорваться за искателями. Миха это понимал, но, тем не менее, совсем ослушаться не посмел. Так и бегал от вышки к воротам, от ворот к вышке, в ожидании группы, ведомой Николой. Внезапно парень остановился и прислушался - из-за забора вдали раздавались частые хлопки. Три дюжины хлопков, которые заметно обеспокоили Артёмыча и старосту. Артёмыч помахал Михе рукой, приглашая спускаться с вышки. Староста загонял шумящих женщин и детей снова в бункер.
  
  Когда через минуту запыхавшийся Миха прибежал к группе поселенцев, Артёмыч вручил ему копьё и кивнул в сторону ворот:
  
  - Мало ли что... Совсем непонятное творится.
  
  Подошедший староста, тоже вооружившийся длинным копьём, вполголоса сказал, обращаясь к Артёмычу:
  
  - Андрей Артёмович, я, если вам интересно, автоматных очередей лет десять как уже не слышал.
  
  - Я знаете-ли, тоже, Виктор Сергеевич, - в тон ему ответил Артёмыч, - и уже было думал, что до конца своих дней буду с луком и дубиной, как неандерталец, промышлять.
  
  Миха хотел спросить, кто такой неандерталец, и что он там промышлял. А так же каким образом автоматные очереди могли влиять на этого самого неандертальца. Однако, глядя на сосредоточенных на воротах старосту и Артёмыча, которого, как оказалось, звали Андреем, решил отложить опросы на потом. Надо заметить, Миха не был совсем "тёмным" в отвлеченных вопросах. Во многом благодаря природной любознательности в купе с Артёмычем, который, в отличие от основной массы живших после Большого Взрыва людей, книги и прочую литературу использовал по прямому назначению, а не для растопки костра или чтобы повесить "на гвоздик". Артёмыч же и научил Миху читать и писать. В поселении были и другие грамотные люди, но их целью было выживание. Тратить время и силы на обучение подрастающего поколения было некогда. Да и само поколение не изъявляло желания ходить в импровизированную школу. Класс, сформированный старостой и прочими энтузиастами, таял на глазах. То есть ежедневно кто-то из вчерашних учеников не являлся по "уважительной" причине - поранился на охоте, родители не пустили, нет времени или просто откровенно скучно и надоело... В итоге учителя тоже махнули рукой - зачем делать то, что на данный момент не актуально. Сейчас главное - выжить, есть много более важных проблем, чем нести "доброе и вечное". Придут иные времена. Снова изобретут науки. И тогда снова настроят школ, и зазвенят трели звонков, приглашающие учеников занять свои места за партами. Нехитрая мебель, служащая партами здесь в поселении, была пущена на истоп холодной зимой, а те, кто мог учить, охотились или исследовали заброшенные кварталы в поисках, чем поживиться. Один Артёмыч не смирился с положением - найдя в лице Михи благодарного слушателя, искренне желающего научиться новому, устроил учебный кабинет в своем боксе. И там как можно более доступно доносил до него новые знания - учил читать и писать, объяснял основные принципы физики и химии, рисовал угольком на доске простейшие математические формулы и геометрические теории. На вопрос парня - откуда же Артёмыч всё это знает, старик улыбался одними глазами и отвечал - в школе хорошо учился. Так что в сравнении со своими сверстниками, составляющими подавляющее большинство поселенцев, Миха был как Менделеев или Патон на фоне среднестатистического человека...
  
  Науки науками, но и к проблемам ежедневным Миха тоже был готов. Староста часто проводил импровизированные "сборы и учения", где поселенцам, могущим в случае чего стать "под ружьё", пояснялись способы владения холодным оружием, варианты защиты или обороны. Которые потом оттачивались на практике, если таковая случалась. Никола, практически в совершенстве владеющий копьём и луком и при этом тихо игнорируемый поселенцами Росинки, время от времени показывал Михе те или иные приёмы - парень в то время следовал за ним по пятам, любопытство не позволяло оставить не совсем обычного "новичка" в покое. Никола не особо возражал и однажды, поглядев на Миху грустными глазами, пригласил того к подвешенному мешку с прелой соломой и показал хитрый удар копьём.
  
  Вот так и протекала Михина жизнь. С утра заботы о пропитании - копание в огородике, установка силков на птиц или мелких грызунов, днём иногда занятия с Николой, а по вечерам школа.
  
  Миха догадывался, что неандерталец - это что-то из истории древнего мира, настолько древнего, что подумать страшно. Жаль, Артёмыч еще не дошел до неандертальца. На последнем занятии Миха узнал, что раньше эту землю топтали мощными кожистыми лапами огромные ящеры, которые затем вымерли по одной или ряду причин. "Вот как мы вымираем" - горько усмехнулся тогда дед Артёмыч и закончил урок.
  
  А сейчас парень стоял в одном ряду со старостой - степенным, но довольно жилистым стариком, Артёмычем, который шутя мог забросить копьё на пару десятков шагов дальше броска самого сильного отрока, и еще двух десятков мужчин, преимущественно молодого возраста. Стоял и думал о шаре и о человеке, который решился на этот полёт.
  
  Спустя некоторое время за воротами послышалась возня, кто-то едва слышно поскрёб в металлическую дверцу. Все в напряжении замерли. За дверью опять раздался шум, и раздался шипящий голос одного из искателей - сварливого Иезекиля.
  
  - Мы что, так и будем тут стоять и ждать пока звери нас сожрут? Или кто-нибудь всё-таки отопрет эту чёртову дверь?!
  
  Один из молодых поселенцев кинулся к двери и завозился с засовом. Как только дверь была освобождена от запора, тут же была рывком с улицы открыта наружу. На территорию фабрики с улицы, протискиваясь в дверной проём, ввалились четверо искателей забрызганные кровью с головы до ног. Иезекиль с еще одним крепким парнем тащили под руки человека в необычной одежде, будто заляпанной зеленой краской разнообразных оттенков - лесной камуфляж - понял Миха. Еще двое прикрывали их со спины копьями. Захлопнув за собой дверь, искатели повалились кто куда.
  
  - Этому помогите, ранен он. - Сказал Иезекиль, передавая человека поселенцам, перед тем как самому в изнеможении опуститься на землю. - Летун это с шара. Никола позади остался - проследить, не ведем ли кого за собой. Стропила вот только погиб...
  
  Вздохнув по причине гибели одного из своих, искателей тут же засыпали вопросами и просьбами рассказать, что произошло. Те, в свою очередь, отмахивались и просили хоть немного дать времени отдышаться. Однако, промочив горло прохладной бражкой, принесенной заботливым отроком, искатели заметно подобрели. Иезекиль рассказал, что и как случилось, остальные трое искателей местами дополняли повествование и выпячивали грудь от осознания собственной смелости и значимости.
  
  С их слов сложилась следующая ситуация. Никола вёл пятерых мужчин за собой, ныряя то в подворотни, то сворачивая в совсем неожиданном направлении. Выходило, он знал этот район лучше искателей, которые обитали здесь уже много лет и, казалось, изучили его вдоль и поперек. Группа вышла на мощенную брусчаткой широкую улицу.
  
  - Бульвар Победы, - буркнул Никола и показал рукой вдоль него, - ветер западный, нам туда.
  
  Действительно, через несколько минут ходьбы искатели увидели стремительно опускающийся шар. Человек в корзине что-то кричал им и размахивал руками.
  
  - На площадь Освободителей приземляется. - Догадался Иезекиль и припустил вслед за остальными.
  
  Человек метался в корзине, пытаясь посадить шар на площадь и не удариться об обступившие ее здания. Шар дёргался из стороны в сторону, но, влекомый ветром, все же задел закопченную гарью стену. Посыпалась лепнина, и шар, затрепетав, рухнул рядом со зданием, накрыв собой жалобно заскрипевшую о брусчатку корзину. Каплевидная конструкция оседала, шумно выпуская воздух из рваных отверстий. Искатели оставили Стропилу следить за ситуацией на площади, а сами бросились к путанице из стропил, сеток и материи, пытаясь оттащить всё это на безопасное от здания расстояние - вполне реальна была угроза завала. Здания не были сильно уж древними, но многие без должного ухода за весьма непродолжительное время прогнивали насквозь и приходили в аварийное состояние. Пока искатели возились с шаром, Стропила вертел головой по сторонам, но периодически поворачивался к ним. Из-за своего не к времени подступившего любопытства он и поплатился. В один из моментов, когда оставленный на страже искатель, обратил своё внимание не на площадь, а на погибающий шар, с крыши одноэтажного здания неслышно прыгали отродья. Приземляясь на все четыре конечности, они вскакивали и устремлялись к людям.
  
  - Звери! - Заорал Стропила, вскидывая копьё.
  
  Но его крик был прерван могучим телом, врезавшимся в Стропилу и повалившим его на землю. Пока зверь парой сильных и резких движений отрывал захлебывающемуся искателю голову, несколько отродий рвали его за долговязые руки и ноги, а около десятка их устремились к другим людям. Через мгновение голова Стропилы была отброшена в сторону, и поток крови обагрил зверей, рвущих его на части.
  
  Никола побледнел.
  
  - Так и знал - понятно, что за знаки подавал летун... К стене спиной, пусть лучше завалит.
  
  Искатели бросились под стену и развернулись лицом к зверям, которые остановились на расстоянии нескольких шагов. Люди держали копья наготове, готовясь подороже продать жизнь, но в тоже время понимая, что это конец - их пятеро, а зверей почти два десятка. Меньшим количеством, бывало, те убивали большее количество народу. Бросив терзать бездыханное тело горе-стражника, звери присоединились к тем, что полукругом окружили приготовившихся погибать людей. Самый крупный зверь, видно, вожак стаи, издал короткий рыкающий звук. Двое других зверей подались вперед и часто задышали.
  
  - Сейчас эти двое прыгнут, разогреваются для броска. Они как смертники - пока будем с ними биться, остальные нас прикончат.- Никола вполголоса наставлял искателей. - Если что - метьте в горло, а то так очень трудно зверя завалить.
  
  - А ты что, большой специалист по истреблению зверей будешь? - Нервно улыбнулся Иезекиль.
  
  - Большой - не большой, а сотни две с половиной своими руками точно уложил. - Вполне серьезно сказал Никола. - Рад, что не пасуете, ребята. Жаль, молодые еще. Ну, приготовились...
  
  Звери оживились. Две особи подались еще немного вперед и начали расходиться в стороны, намереваясь напасть с флангов. Иезекиль перекинул копьё в левую руку и достал из-за спины пару коротких дротиков. Один передал искателю по прозвищу Петька, один взял сам и замахнулся для броска. И тут началось невообразимое. Во-первых, материя шара потихоньку отодвигалась с корзины, и, пока люди и звери готовились убивать друг друга, была аккуратно опущена на землю. Во-вторых, из корзины, как чёрт из табакерки, выскочил человек в камуфляжном костюме и маленьком шлеме, из-под которого тоненькими струйками стекала кровь. Ну, а в-третьих, в руках этот человек держал самый настоящий автомат, не ржавый или поломанный, а весьма ухоженный и рабочий. Что подтверждали щелкающие выстрелы и огоньки "выхлопа" на выходе из ствола. Автомат, короткий и кургузый, был от этого не менее смертоносен - пяток зверей повалились на месте, где стояли, еще одно отродье закрутилось на земле волчком, подвывая - пуля перебила коленный сустав. Двое зверей, готовящихся к прыжку, бросились на искателей. Остальные развернулись в сторону человека, неожиданно подарившего надежду на спасение, и, припадая к брусчатке, виляя из стороны в сторону, кинулись на него. Иезекиль и Петька метнули дротики и схватились за копья. Никола проскользнул под метнувшимися отродьями.
  
  - Попал! - радостно заорал Иезекиль, но через полсекунды был погребен под телом зверя, умершего еще в полёте. В глазнице отродья торчал короткий дротик с кованным бронзовым наконечником, вошедшим вглубь головы на добрую ладонь. Дротик Петьки ушел выше другого зверя, не причинив вреда. Но и сам зверь был тут же поднят на копья искателями. Вынырнувший позади Никола вонзил копьё в затылок отродью - жало копья на миг вынырнуло из раскрытой в бешеном оскале пасти, и сразу было выдернуто назад. Освободив барахтающегося под стокилограммовой тушей Иезекиля, искатели кинулись на выручку стрелявшему короткими очередями летуну.
  
  Человек в камуфляже расстрелял патроны, выдернул магазин и бросил его в сторону приближающихся прыжками зверей. Вытерев рукавом сочившуюся из-под шлема кровь, летун одним движением достал из накладного кармана на жилете другой полный магазин, вставил его в автомат, передернул затвор и выпустил длинную очередь, перед тем как был сбит с ног достигшим его зверем.
  
  Никола бежал к катавшимся по земле человеку и зверю, не останавливаясь и за секунду успевая колоть копьём раненых поскуливающих отродий, лежащих тут и там. Остальные искатели чуть позади так же добивали раненных хищников - второе главное правило гласило - оставляй спину защищенной. Когда Никола подбежал к летуну и зверю, то увидел такую картину - лежащий под тяжелым телом человек с залитым кровью лицом рычал страшнее самого страшного отродья и раз за разом вонзал длинный широкий нож в бок давно мертвому зверю. Искатели пытались стащить отродье с летуна, но тот, вцепившись, не давал этого сделать, рычал и продолжал его полосовать. Никола бросил это занятие, упер дрожащие руки в бока и громко засмеялся. Смех подхватили остальные искатели. Смеялись долго, давай разрядку напряженному гормонами стресса организму. Петька, не устояв на ногах, упал рядом с летуном.
  
  Человек постепенно пришел в себя. Похоже именно из-за звуков дружного гогота.
  
  - Эй, там. Помогите убрать эту тварь с меня. - Раздался слабый голос.
  
  - Нет уж. Не отдаешь - значит, сам выбирайся, - отсмеявшись, сказал Никола, - да и сил у тебя на троих, а мы как бы устали эту тушу с тебя стаскивать.
  
  - Вот так и спасай вас, суки. - Беззлобно выругался, белозубо улыбаясь, в контраст с багрово-красным от крови лицом, выругался летун. - Ничего, сейчас отдохну, а затем и сам выберусь.
  
  Человек еще раз улыбнулся, и нож выпал из его руки - летун потерял сознание. Никола опустился на колено возле человека, снял с него автомат, перекинутый через плечо на ремне, вынул магазин и посмотрел в него.
  
  - Пусто, - защелкнул назад магазин Никола, - Иезекиль, подсоби.
  
  С летуна стащили шлем с забралом пластиковых десантных очков и оттерли размазанную по лицу начинающую подсыхать кровь. Перед ними в беспамятстве лежал вполне нормальный мужчина лет тридцати. Короткий ежик рано поседевших волос, несколько мелких шрамов на лбу и щеках, пара бирок на странной цепочке на шее, выглядывающие из-под воротника жилета, одетого поверх защитного комбинезона. Высокие крепкие ботинки защищали голени от неожиданных травм. Никола похлопал летуна по накладным карманам. Из них были извлечены множество мелочей - бензиновая зажигалка, карта с отметками, планшет с бумагами, несколько гильз, пачка сигарет без названия и маркировки - которые по мере изучения возвращались обратно в карманы.
  
  Иезекиль отвел в сторону Петьку и шумно с ним о чем-то совещался. Петька отрицательно мотал головой и виновато разводил руками, но после того, как был схвачен за грудки и потрёпан Иезекилем, порылся в рюкзаке и извлёк из его недр помятую алюминиевую фляжку. Иезекиль подошел к наклонившемуся над летуном Николе.
  
  - Знаю, что не любишь, но сейчас нужно.
  
  Никола одобрительно кивнул и запрокинул голову человека, приоткрыв ему рот. Иезекиль влил немного жидкости из фляги летуну прямо в глотку. Тот закашлялся, глотая и отплёвываясь, и приоткрыл глаза, приходя в себя.
  
  - Где я? Что это за дрянь? - обвел склонившихся над ним искателей мутным взглядом летун.
  
  - Совсем не дрянь, моя самая лучшая и крепкая буряковая бражка. - Обиженно насупился Петька. - Почти половину вот выдул, а дрянью называешь.
  
  Никола шикнул на Петьку и сильным мягким движением вернул назад к земле порывающегося встать летуна.
  
  - Спокойно, друг, мы - друзья. Все звери мертвы. Ты падал, мы шли за тобой - это мы подали сигнал ракетой. Кто ты?
  
  - Сержант Алик Росток, база при Втором Крымском Авиационно-истребительном Полку... точнее при том, что от него осталось... - устало откинулся к земле летун и снова закрыл глаза.
  
  Никола удивлённо вскинул брови.
  
  - Значит всё-таки дошли колонны...
  
  Через минуту Никола был вновь собран и руководил с уверенностью человека, привыкшего, чтобы его приказы беспрекословно выполнялись.
  
  - Петька, молнией вот на то здание напротив. Этажа с пятого осмотрись - что где, не идет ли кто. Иезекиль, бери с кем-нибудь летуна и волоките его в общину. Ты бегом к корзине - собери всё, что может пригодиться, а сам шар запрячь в подъезд, дверь проволокой закрутишь - если что позже вернёмся. Я же здесь на месте осмотрюсь.
  
  Люди разбежались в стороны, Иезекиль с ещё одним искателем приподняли бесчувственного летуна, закинули его руки себе за плечи и трусцой двинулись в сторону общины. Петька высунулся из окна на пятом этаже, присвистнул, обращая на себя внимание, и показал открытые ладони.
  
  - Чисто, - сказал вернувшийся от корзины и глядящий на Петькины пассы молодой искатель, - вот что было.
  
  Перед Николой лежали плащ-палатка, жестяной ящичек и старый солдатский "сидор" - заплечный мешок, то есть. Никола засунул в рюкзак автомат.
  
  - Дожидайся Петьку, потом в охапку всё это и бегом за теми тремя. Будете прикрывать. Я позже прийду. Пока тут понаблюдаю...
  
  Искатель кивнул головой и, показывая готовность, перекинул через плечо рюкзак.
  
  - Вот. Стропилу порвали, Никола там остался, а мы этого, как его там, Алика, сюда притащили. - Закончил Иезекиль рассказ.
  
  На искателей смотрели восхищенными взглядами - это надо же, пусть и при помощи летуна, но победили же зверей. Целую стаю. Кто-то из отроков недоверчиво косился на них. На что Петька порылся в кармане, и на раскрытой его ладони оказалась кучка длинных желтых клыков.
  
  - Пока летуна в чувство приводили, успел надёргать. Отполирую до блеска, бусы сделаю и Марьянке подарю, слышишь, Марьянка?
  
  Тощая девушка в первых рядах, восторженно слушающая искателей, зарделась и юркнула в толпу, сопровождаемая одобрительными смешками.
  
  - Совсем в каменный век катимся, Виктор Сергеевич, - сказал, обращаясь к старосте, Артёмыч, - скоро вокруг костра скакать начнём.
  
  - И не говорите, Андрей Артёмович, - покачал, закатывая глаза, головой староста, - недалёк день, когда начнутся кровавые жертвоприношения, дабы вызвать дождь.
  
  Старики переглянулись и грустно улыбнулись, думая о только им понятных вещах.
  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"