Горская Ева: другие произведения.

Я для тебя сойду с ума

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Получи деньги за своё произведение здесь
Peклaмa
Оценка: 7.70*6  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    С детства я никогда не верила в сказки про оборотней, пока реальность не ворвалась в мой мир в виде карточного долга любимого брата. Теперь я - игрушка в руках злобного серого волка.

  Глава 1
  
  Я ехала в такси на встречу с Антоном Волжановым. Через девять часов истекали трое суток, отведенных моему брату на возврат долга. До сих пор не могла понять, как такой разумный и все знающий старший брат вляпался в эту аферу.
  
  Помню, как он, пьяный и избитый, вернулся вчера домой и упал передо мной на колени.
  
  - Аделька, ты не можешь так со мной поступить, - мужчина обнимал мои ноги и плакал. - Вспомни, сколько я для тебя сделал и чем пожертвовал.
  
  Мне тогда стало так противно, но я не могла не признать его правоту. Мы рано остались без родителей, которые погибли в автомобильной катастрофе. Мне тогда исполнилось лишь восемь лет, а Никита только что вернулся из армии и поступил в университет. Университет, который ему пришлось бросить, потому что не стало денег на его оплату. Я до сих не совсем представляю, на что пришлось пойти брату, чтобы оформить надо мной опеку в столь молодом возрасте.
  
  - Хорошо, - как сейчас помню то безнадежное отчаяние, которое охватило меня в момент согласия, ведь оно не отпустило до сих пор. Я оттолкнула брата и сбежала в свою комнату, где проплакала до самого утра. А утром просто вызвала такси.
  
  Какая разница, как выгляжу? Какая разница, какой достанусь этому уроду с деньгами? Ведь утром даже не посмотрела на себя в зеркало, не сходила в душ, просто надела драные джинсы и какую-то футболку из шкафа. И это я, которая всегда тщательно следила за своей внешность. Ведь внешность - тот единственный товар, которым я располагала на данный момент, который позволял оплачивать мой дорогостоящий ВУЗ и не менее дорогостоящее хобби.
  
  Такси подъехало к закрытому коттеджному поселку. На встречу вышел недовольный охранник.
  
  - Въезд закрыт, - рявкнул он. - Разворачивайтесь.
  
  - Меня ждет Антон Волжанов, - сообщила, чуть опуская стекло.
  
  -  Указаний от шефа не поступало, - холодно сообщил мужчина и уже развернулся, чтобы вернуться в домик для охраны.
  
  - Постойте, - попросила я, глубоко вздыхая. Интересно девки пляшут? Этот урод хочет меня получить, но даже не выписал гостевой пропуск на мое имя? Было такое желание приказать таксисту разворачиваться, но я пересилила себя, стоило лишь вспомнить избитое лицо брата.  - Сообщите вашему шефу, что приехала Аделаида Вяземская.
  
  Шеф. Весьма любопытная информация. Неужели, Волжанов настолько богат, что ему принадлежит целый коттеджный поселок? Или только фирма по охране?
  
  Что я знала об Антоне Волжанове? Да, практически ничего. Он был богат. А однажды мне не повезло, и этот придурок стал моим клиентом. Видимо, мой грубый отказ тогда сильно задел его гордость и чертово мужское самолюбие. А, получив возможность, он собирается свести со смой счеты и удовлетворить свою похоть. Я теперь была больше, чем уверена, что Ника подставил именно он.
  
  - Ладно, - нехотя сообщил охранник. В его глазах я увидела презрение, как будто была одной из тех падших женщин, которых Волжанов заказывал на уик-энд. Что же, впрочем, почти так оно и есть. Ведь пусть я и не хочу признаваться даже себе для чего еду к этому уроду, но морально надо готовиться уже сейчас.
  
  - Господина Волжанова сейчас нет в поселке, - с каким-то затаенным пиететом произнес охранник, вернувшись к машине через несколько минут. - К сожалению, по внутренним правилам посторонние машины не имеют доступа на территорию поселка, но вас, Аделаида Викторовна, сейчас встретят.
  
  Мужчина открыл дверь и вежливо подал мне руку. Водитель такси лишь весело хмыкнул, явно заметив внезапную перемену статуса своей пассажирки.
  
  - Подождите, пожалуйста, - начала я, открыв сумочку, - мне необходимо расплатиться. Сколько я должна?
  
  - Не волнуйтесь, Аделаида Викторовна, Антон Андреевич приказал мне уладить все возникающие вопросы. Прошу, - настойчиво повторил мужчина.
  
  Мне не оставалось ничего, как выдавить благодарную улыбку и принять предложенную руку.
  
  - Подождите, - бросил охранник водителю такси. - Пройдемте сюда, Аделаида Викторовна.
  
  Так непривычно было, когда меня называли по имени и отчеству. Этот не представившийся охранник делал это чаще, чем я слышала за все свои предыдущие девятнадцать лет. Он проводил меня в домик для охраны и услужливо открыл и придержал дверь, дожидаясь пока войду. Небольшая комнатка при входе, похоже, объединяла в себе коридор, гостиную и кухню. Отсюда хорошо просматривалась отделенная стеклянной стеной каморка, вся уставленная мониторами. Видимо, камер слежения в этом элитном поселке было столько, столько драгоценных камушков в диадеме самой английской королевы.
  
  - Вадим, предложи нашей гостье чаю или кофе. В общем, что она пожелает. Я пойду расплачусь с таксистом. А вы присаживайтесь, Аделаида Викторовна.
  
  "Какой сервис", - пронеслась шальная мысль. - "Интересно, что такого наплел обо мне им этот урод?"
  
  - Вы будете чай или кофе? - спросил меня второй охранник. Я лишь отрицательно покачала головой. Кстати, так ни один из них мне своего имени не назвал. А у этого такого почтения ко мне не наблюдается. Скорее всего личная беседа с шефом все равно, что шоковая терапия. Как-то от этой мысли я приободрилась. А еще больше меня радовало отсутствие господина Волжанова. Наша с ним вынужденная встреча отодвигалась, а у меня появлялось время морально подготовиться. Хотя, как можно подготовиться к нравственному падению? Я примерно представляла, что меня ожидает с этим похотливым мужчиной. Ну, вот что я уж точно никогда не планировала, так это расстаться со своей девственностью только потому, что мой брат кому-то проиграл кругленькую сумму и его кредитор грозится лишить его жизни. Пока я размышляла о насущном, вернулся первый охранник.
  
  - Аделаида Викторовна, за вами прибыла машина, - обратился ко мне мужчина.
  
  Быстро они, я даже толком не успела прикинуть свои шансы договориться по-хорошему с Волжановым о том, как избежать ненужного мне внимания. Хотя, какое там договориться? Насмотрелась я на таких вот богатых, избалованных властью мужчин, которые считают, что раз имеют деньги, то им гарантирована вседозволенность.
  
  Водитель вышел из автомобиля и открыл заднюю дверь. Я лишь поблагодарила кивком головы.
  
  Дорогая иномарка! Очень дорогая! Предупредительный и вежливый водитель. Хотя, чего ты, Ада, ожидала от такого как Волжанов? Разве не насмотрелась на работе на таких, как он?
  
  - Прошу вас, - мне снова услужливо открыли дверь. Кажется, в пути мы не провели и трех минут. Интересно, а им в голову не пришло, что я могла бы просто прогуляться пешком? Или это не положено у богатых и состоятельных? Честно признаться, никогда не думала, что там положено у тех и у других, ведь мы с братом никогда не относились даже к среднему классу. Во всяком случае до тех пор, пока я не устроилась на работу.
  
  Я вышла из автомобиля и с интересом огляделась. Передо мной располагался добротный двухэтажный деревянный коттедж. Довольно простой и незамысловатый на вид. Признаться откровенно, не так я представляла себе жилище влиятельного и богатого дельца.
  
  - Аделаида Викторовна, пройдемте, - услышала я приятный женский голос. Оказывается, на подъездной аллее нас уже дожидалась ухоженная и строго одетая женщина лет тридцати. Домработница?
  
  - Добрый день! - я наконец-то вспомнила о хороших манерах.
  
  - Добрый день! - ответила мне незнакомка, нетерпеливо постукивающая пальчиками по бедру. Я бы скорее всего даже не заметила этого жеста, если бы пристально не изучала интересный фасон ее юбки.
  
  Оказавшись внутри коттеджа снова удивилась простой обстановке. Внутренняя отделка огромного холла состояла сплошь из натуральных материалов. Мебели почти не было, лишь несколько невероятно удобных на вид кожаных кресел и огромный угловой диван посередине. Камин, отделанный природным камнем или его имитацией, большая плазма на стене и несколько напольных растений составляли весь интерьер помещения.
  
  - Располагайтесь, - сообщила мне женщина. Интересная манера поведения у служащих Волжанова. Уже встретила четверых, все предельно вежливы, но никто так и не представился. - Антон Андреевич подъедет в течении часа. Хотите что-нибудь выпить или подкрепиться чем-нибудь, пока ждете?
  
  - Чай с бергамотом. Без сахара, пожалуйста, - люблю Эрл Грей. Сказала бы, что это моя единственная пищевая слабость. А в этом доме должны быть отличные сорта чая.
  
  - К сожалению, могу предложить лишь обычный черный, - услышала вежливый ответ.
  
  - Хорошо, - женщина ушла. А я подумала о пристрастиях моего предполагаемого любовника. Судя по дому и обстановке, он был весьма непритязательным, но любил качественные вещи. Я прошлась по холлу туда-сюда и заметила чуть приоткрытую дверь. Каюсь, любопытство всегда было моим любимым пороком. Я заглянула внутрь. Кабинет. Огромный. Светлый. На три окна. Отделенный светлым деревом. Массивной стол у окна. Удобные на вид кресла и кожаный диван. Множество полок с какими-то книгами. Похоже, Волжанов проводил здесь довольно много времени. Я прошла вглубь кабинета и подошла к одной из полок с книгами. Адам Смит, Фридман, Кейнс. Провела пальчиком по корешкам и достала "Общую теорию занятости, процента и денег". Слышала об этой книге, но никогда не читала. Полистала и решила скоротать время в ожидании хозяина кабинета.
  
  Усевшись прямо на подоконник и углубившись в чтение, я как-то потеряла счет времени, забыла о том, что где-то там ходит домработница с моим давно остывшим чаем. Поэтому ее вопли стали для меня полной неожиданностью:
  
  - Кто вам разрешил зайти сюда? - кричала на меня женщина с подносом в руках. - Вон, отсюда! Живо!
  
  - Извините, - выдавила я. Это первое, что пришло мне в голову. Хотя, по сути я ничего не сделала и извиняться не должна. Она что от меня ожидала, что я должна была сидеть смирно в течении часа на диванчике, сложив ручки на коленочках и не двигаться? Эта мадам, кстати, даже телик мне не включила. А сейчас смотрит хищным зверем будто готова наброситься и растерзать в любой момент, словно я посягнула на ее территорию.
  
  - Виолетточка, не пугай мою гостью, - услышала я знакомый голос, который предпочла бы больше не слышать никогда.
  
  Я завороженно смотрела на красивого мужчину в деловом костюме, появившегося в дверях прямо за спиной домработницы. Чего уж скрывать, мужик был действительно потрясающим. Помню, когда увидела его впервые, даже рот от удивления приоткрыла и на какое-то время лишилась дара речи. Впрочем, не я одна. Все девочки в агентстве тогда зачарованно ждали, кого Волжанов выберет себе в спутницы на вечер. Ведь он один из немногих клиентов, который отказался выбирать сопровождающую по фотографиям и заставил собрать весь свободный от заказов штат.
  
  - Добрый день! - поздоровался Волжанов. Кажется, со мной, но при этом все его внимание было приковано к Виолетте. Честно говоря, это имя абсолютно не шло этой холодной и холеной женщине. - Принеси мне кофе минут через пятнадцать, а сейчас оставь нас.
  
  Хозяин дома аккуратно поддев ее под локоток одной рукой, второй подхватил поднос и ловко закрыл за ней дверь. Кажется, домработница этого не оценила, потому что я успела поймать на себе злой взгляд.
  
  - Чаю? - спросил у меня, как заправский официант, примостив поднос на письменный стол и наливая ароматный напиток в белую фарфоровую кружку. Чашка, как и все в этом доме, была без особых изысков.
  
  - Благодарю.
  
  - Признаться, не ожидал, что ты появишься, Адель. Да еще так внезапно. Но я рад.
  
  - Аделаида, - поправила я. Адель - красивое сокращение от моего имени. Но также мой рабочий псевдоним, напоминающий о нашей единственной встрече, весьма неприятной встрече.
  
  - Что ты читаешь? - мужчина проигнорировал мое замечание, подавая мне чашку с чаем и выхватывая начатую книжку. - О-о, - процедил он, - интересный выбор.
  
  Он аккуратно положил книжку на стол и примостился в свое рабочее кресло.
  
  - Извини меня, малышка, но у меня на разговор не более получаса, - бросил Волжанов, при этом жадно меня разглядывая. Словно пытался запомнить, словно наслаждался увиденным. Хотя, чего греха таить, мною многие любовались. Внешность мне досталась от матери. А она была первой красавицей. Жаль, что ее помню лишь по фотографиям.
  
  Разговор? Теперь это так называется?
  
  Полчаса на секс? Просто великолепно! Возможно, это будет пережить даже проще, чем я представляла. Я многое хотела сказать этому уроду, а потом решила промолчать. Пусть сам делает все, что посчитает нужным. Не я это затеяла, не мне облегчать ему задачу.
  
  - Не смотри на меня с таким испугом, - неожиданно брошенная фраза прервала ход моих мыслей. Испугом? Вероятно, он прав. Я очень боюсь секса. Особенно секса с таким, как он.
  
  Вскинула голову и поймала взгляд удивительных синих глаз. Мне немедленно захотелось раствориться в его взоре. Но я себя одернула. Странное желание. Откуда взялось непонятно.  Я опять промолчала и выжидающе посмотрела на собеседника.
  
  - Я не сделаю тебе ничего дурного.
  
  "Конечно не сделает", - с грустной усмешкой подумала я. Одно то, для чего этот урод пригласил меня сюда уже дурно воняет.
  
  - Хотел бы я сейчас знать, о чем ты думаешь, Ада.
  
  Ада. Так меня называл только брат и самые близкие друзья. Странно, но в устах этого мужчины сокращенный вариант моего имени, словно ласкал слух. Я прикрыла глаза и повторила про себя:
  
  - Ада.
  
  Нет, у меня определенно не получилось произнести собственно имя с такими волнующими душу интонациями. Сама не заметила, как по телу пробежала дрожь предвкушения.
  
  - Так и будешь молчать? - прозвучало над самым ухом. Я неверующе открыла глаза. Мужчина стоял рядом, но не прикасался.  Когда он только успел переместиться так близко ко мне. А я ведь не услышала ни шороха, даже намека на него.
  
  - А чего Вы от меня ждете? - постаралась произнести максимально уважительно и спокойно, но отметила, что голос все равно дрожал, как и я сама.
  
  Мужчина лишь улыбнулся и провел костяшками пальцев по моей щеке. Даже такая легкая ласка заставила меня отшатнуться и вжаться в оконную раму. Я не понимала, что происходило с моим телом. Но этот мужчина, кажется, больше не был мне так отвратителен, как я себе это представляла.
  
  - Не стоит меня бояться. Я не собираюсь на тебя накидываться.
  
  "Как в тот раз", - невысказанное окончание фразы так и повисло в воздухе.
  
  - Адель, - мужчина отобрал у меня так и не выпитый чай и отставил чашку на стол. - Давай договоримся по-хорошему, - он сжал мою ладошку в своих больших руках.
  
  Наконец-то, я почувствовала то, что должна была испытать с самого начала нашей так называемой беседы. Отвращение. Ненавидела, когда мне лгут. А этот мужчина явно лгал. Как можно в такой ситуации договориться по-хорошему? Или он не хочет, чтобы я кричала и сопротивлялась, когда он будет меня насиловать? Так я вроде не собиралась. Я сюда пришла, пусть и под принуждением, но добровольно. Странно звучит. Слова "принуждение" и "добровольно" в одном предложении. Но это был мой выбор. Не могла я допустить смерти любимого брата. А ведь судя по тому, как он был сильно избит, Волжанов не остановится не перед чем, только бы выбить из него долг.
  
  - Вы дадите отсрочку брату для выплаты долга? - спросила я с надеждой. В принципе, если продать обе машины и взять кредит под залог квартиры, мы могли бы вернуть Волжанову деньги.
  
  - Нет, - тихо, но уверенно произнес мужчина.
  
  Я лишь горестно усмехнулась. Что и следовало доказать!
  
  - Адель, - опять услышала сокращение, напоминавшее о нелюбимой работе, и решилась перебить мужчину.
  
  - Если вам нравится сокращать мое имя, зовите меня Ада.
  
  Пусть. Пусть называет лучше так. Я опять вспомнила, как в его устах это сокращение ласкало мой слух.
  
  - Ада, - послушно произнес Волжанов. - Я хочу предложить тебе сделку.
  
  - Сделку?
  
  - Да, девочка моя. Я завтра к вечеру улетаю на Сейшелы. Хочу, чтобы ты поехала со мной. Две недели, и ты сможешь забыть о долге брата.
  
  Две недели раздвигать ноги перед этим уродом? Я думала, у нас ограничится одним разом. Он потешит свое мужское самолюбие, а я смогу забыть о нем, как о дурном кошмаре. Представила себя наедине с этим похотливым типом на островах и по телу пробежала волна желания. Этого еще мне не хватало. Не могу! Не хочу желать этого озабоченного козла! Я вырвала руку, которую он по-прежнему держал.
  
  Спрыгнула с подоконника и решительно стянула с себя футболку, оставшись в драных джинсах и антисексуальном хлопковом лифчике. Глаза мужчины буквально полезли на лоб.
  
  - Могу я узнать, что ты делаешь? - вкрадчиво спросил он. Но я заметила, как его дыхание участилось.
  
  - Вы же сказали, что у вас всего полчаса. А брату говорили, что простите долг, если маленькая шлюшка раздвинет перед вами ноги. Вот и давайте придерживаться первоначального варианта. Вы меня трахаете и отдаете долговые расписки.
  
  Мои руки потянулись к молнии на джинсах. И тут Волжанов не выдержал.
  
  - Нет, - он поднял брошенную на пол футболку и чуть ли не насильно надел ее на меня. Но так как мои руки были заняты расстегиванием джинсов, футболка повисла хомутом на шее. Я видела, как мужчина сжал руки в кулаки, тяжело вздохнул и повернулся ко мне спиной. Признаться, меня сильно удивила такая странная реакция.
  
  - Ада, - выдохнул он, - оденься. - Он повернулся ко мне лицом и в его взоре загорелось предвкушение. Мне стало очень не по себе. Я лишь на миг заглянула в его глаза, в которых появились золотистые всполохи, и тут же отступила на шаг. Что такое происходит? Ну, не могут серые глаза становится желтыми. Просто не могут и все. Наваждение - этот гад. Подумала так и осеклась. Безусловно, меня видели полураздетой не раз. Но никогда раньше мне не хотелось так отбросить свои принципы и просто посмотреть, что будет дальше. Естественно, я этого делать не стала. Все-таки наряду с адреналином, чуть не заставившим меня совершить невероятную глупость, пришел страх. Я быстро подняла руки вверх и попыталась натянуть футболку на тело, когда услышала:
  
  - Ну, уж нет.
  
  Волжанов оказался непозволительно близко. В одно мгновение стащил с меня все еще болтающую на шее футболку и бросил на пол. Завел руки мне за спину и в следующее мгновение хлопковый бюстгальтер составил компанию несчастной футболке. Я видела, как мужчина сделал пару шагов назад, но не успела даже прикрыться руками.
  
  - Идеальна, - в его тоне смешивались отзвуки восхищения, поклонения и... ожидания?   
  
  - Нет, - услышала его чарующий голос, и он снова оказался плотно прижат ко мне. Мужчина отвел мои руки от груди. Да, в какой-то момент я успела все-таки прикрыть грудь.
  
  - Не надо бояться, - он произнес это на гране слышимости прямо мне в губы. Его рот находился буквально в нескольких миллиметрах от моего, но все же не касался. Мне очень захотелось попробовать эти губы на вкус. Но я одернула себя, вспоминая, кто стоит передо мной. От Волжанова чем-то очень тонко, весьма неуловимо, но невероятно приятно, пахло. Это не был запах парфюма или туалетной воды. Это был аромат мужского тела.  - Я ничего не сделаю, чего бы тебе не хотелось.
  
  Его руки оказались на моих ягодицах, и он с легкостью поднял меня:
  
  - Обхвати меня ногами, маленькая.
  
  Сама не знаю почему, но я послушалась и в следующий момент оказалась сидящей на его рабочем столе. Мужчина нагнулся и лизнул мой сосок, а потом легонько на него подул. Все мое тело пронзила дрожь предвкушения. Мне уже давно не казалось блестящей идеей самой себя предлагать этому типу, а сейчас я просто испугалась реакции собственного тела, которое похоже решило предать хозяйку в самый неподходящий момент. Я чувствовала, как ростки желания пробиваются сквозь неприязнь в Волжанову. Антон очень нежно массировал мою грудь своей рукой:
  
  - Создана словно для меня, - в его голосе не было похоти, было лишь восхищение.
  
  Неожиданно он оставил меня. Предприниматель отошел на достаточное расстояние и окинул завороженным взглядом. Но стоило мне попытаться прикрыть грудь рукой и соскочить со стола, как я услышала грозное:
  
  - Не смей.
  
  Меня сильно напугала такая резкая перемена в настрое мужчины, оставила все, как есть. Хочет смотреть, пусть смотрит. Главное, чтобы не приближался. Так выходило безопаснее.
  
  - Умница, - похвалил он. - Такая совершенная, но такая не моя, - с какой-то затаенной грустью закончил, заставляя что-то в моей душе откликнуться разочарованием.
  
  Волжанов, видимо, устав любоваться, снова вернулся ко мне, прихватив по пути брошенную на пол одежду.
  
  - Оденься и давай поговорим.
  
  Мужчине все-таки не удержался и поцеловал. Легко, просто касаясь губ. Провел по ним языком, а потом попытался пробраться во внутрь. Неожиданный звук разбившейся посуды заставил Антона прервать телесный контакт. Он резко отпрянул от меня, как будто его застала с любовницей ревнивая жена. Я лишь могла переводить растерянный взгляд с Волжанова на домработницу. Глаза последней стремительно наливались краснотой. Признаться, я не верила тому, что видела. Женщина весьма походила на фурию и, казалось, была готова бросится на меня в любой момент.
  
  - Виолетта! - это имя просто резануло слух. Ну, не могла я соотнести такое милое имя с этой злобной женщиной. Насколько я помнила "Виолетта" означало нежная фиалка. У меня была подруга в школе. Вот ей это имя походило идеально. Идеально для милой и спокойной девушки. Я еще раз посмотрела на негодующую ведьму. И чего она так взбеленилась? Как будто, Волжанов - ее личная собственность? Я могла допустить мысли, что он и она иногда спали вместе, но, подумав, решила, что это какая-то ерунда. Ни один здравомыслящий мужик не приведет в дом к любовнице девицу, которую собирается трахнуть. А ведь он со мной собирался проделать именно это. И, возможно, уже осуществил бы, не припрись она. Даже не знаю радоваться мне тому, как сложились обстоятельств, или нет. Ведь неизбежное рано или поздно должно случиться.
  
  За размышлениями успела одеться, но по-прежнему оставалась сидеть на столе. С любопытством наблюдала за молчаливым диалогом. Волжанов и фурия мерились взглядами и, кажется, понимали друг друга. Меня удивило, что домработница не извинилась. Хотя, мне какая разница? Мне бы получить долговые расписки Ника и забыть об этом, как о ночном кошмаре.
  
  - Виолетта, выйди! - устало произнес мужчина. - Уберешь потом!
  
  Меня окатило очередной волной ненависти. Мне кажется, я даже почувствовала, как волосы на голове зашевелись. Ведьма! Настоящая ведьма!
  
  - Ада, - выдохнул Волжанов, просто падая на кожаный диван у стены. - Извини за эту сцену.
  
  - Ты не должен извиняться, - сама не заметила, как перешла на Ты, но поправлять себя не стала.
  
  Кажется, мужчина хотел что-то еще сказать, но я лишила его этой возможности, переходя к интересующей меня теме:
  
  - Что я должна сделать, чтобы получить долговые расписки брата?
  
  - Что ты должна сделать? - задумчиво протянул Волжанов. - Я уже говорил твоему братцу, чего хочу. Если уж он передал тебе наш разговор, неужели не рассказал об условиях сделки? - мужчина с сомнением смотрел на меня.
  
  - Он мне сказал, что маленькая шлюшка, - я просто с восторгом наблюдала, как у моего собеседника при этих словах перекосила лицо. Вот, будет знать, как обзывать ни в чем неповинным девушек проститутками!  - должна раздвинуть ножки!
  
  Я дословно передала ему его же слова.
  
  - Ада, Ада, - Волжанов покачал головой, - думаешь, одна ночь стоит пяти миллионов? Даже с такой красоткой, как ты? - он явно оценивающе изучал мое лицо. Неужели, этот урод прикидывал, сколько стоит одна ночь со мной? - Не будь столь наивной, девочка!
  
  Сама быстро прикинула в уме во сколько Волжанов оценивает мои ночи. Исходила из его прежнего предложения о проведении совместного отпуска. Если взять на основу четырнадцать дней, то выходило порядка трехсот пятидесяти тысяч за ночь. Мысленно присвистнула, это моя зарплата за два месяца. А учитывая, сколько денег уходило на салоны красоты, спортзал, косметику и одежду. Жаль, что и из этих пяти миллионов я ничего не увижу. Так, не будем о грустном. Мужчина явно ждал ответа. Что ж, удивим его, подожду и я. Пусть делает свое сверхщедрое предложение. В этот момент чувствовала себя суперэлитной проституткой. Хотя, почему чувствовала? Я ей по сути являюсь с того момента, как перешагнула порог столь негостеприимного дома. Вспомнила опять о местной работнице домашнего уюта и меня передернуло.
  
  - Две недели, Ада, и мы расстанемся друзьями.
  
  Интересное, конечно, предложение. Но вот дружить с таким, как Антом Волжанов, это даже не смешно.
  
  - А когда я получу долговые расписки?
  
  - После отпуска, - мужчина, подражая мне, перешел на деловой тон общения. В глазах не осталось ни желания, ни восхищения.
  
  - Простите, господин Волжанов, но что заставит вас сдержать свое обещание?
  
  - Ты хочешь составить договор? - усмехнулся мужчина. - Мои юристы очень удивятся подобному договору аренды.
  
  Я просто-таки вспыхнула от ярости. Он еще смеет издеваться. Сам захотел меня, а теперь значит договор аренды ему! Контракт на тело, мать вашу! Я смотрела в его такие наглые смеющиеся глаза и хотела послать урода, но сказала другое:
  
  - Я хочу получить расписки сразу после того, как самолет поднимется в воздух! - Боги, что я несу? С кем пытаюсь спорить и с кем договариваюсь? - Самолет, направляющийся на острова, - уточнила на всякий случай. А то насмотрелась я на этих ушлых дельцов на работе. Они ведь за каждую запятую в договоре цепляются.
  
  - Хорошо, - подозрительно быстро согласился Антон и потянулся, словно довольный мартовский кот. - А теперь обсудим кое-какие дополнительные условия, моя Ада!
  
  А меня передернуло от тона, каким было произнесено это "Моя Ада".
  
  Глава 2
  
  Выходила я от Волжанова с каким-то странным двояким чувством и его кредитной карточкой. С одной стороны, я была очень довольна условиями сделки, а с другой... С другой терзали сомнения, правильно ли я поступила, согласившись на нее. Ведь это брат наделал долгов, не я. Почему я должна расплачиваться своими мечтами и невинностью за его азарт?
  
  Мы успели обсудить бытовые мелочи. Что взять с собой, когда самолет, то есть когда мне ждать машину. Я уже собиралась уходить, хотелось пройтись по магазинам. Надо было купить новый купальник и несколько защитных средств от солнца с высоким SPF. Тогда Антон удивил меня первый раз. Он чуть ли не насильно вручил мне свою кредитную карточку. Я сначала подумывала отказаться, а потом решила, почему бы нет? Ведь если я на две недели становлюсь дорогостоящей путаной, то пусть расходы оплачивает клиент.
  
  А вот второй раз меня больше напугал, чем удивил. Это если честно признаться себе.
  
  Волжанов отловил меня уже у машины, которую сам же и вызвал. Личный автомобиль и водитель, к нему прилагающийся, поступали в мое распоряжение на целый день. Прижал к себе и с каким-то остервенением принялся целовать. Я пыталась сначала сопротивляться, а потом плюнула, смиряясь с неизбежным. Через сутки мне предстояли не только поцелуи, пора было привыкать к подобным вольностям. Я расслабилась, решая позволить мужчине все, что вздумается. Но удивила реакция собственного тела. Захотелось ответить ему, захотелось, чтобы этот поцелуй не заканчивался. Не знаю, сколько времени мы так упоенно целовались, стоя почти посередине улицы. Но в один момент Волжанов оторвался от моих губ и крепко прижал к себе, что-то бормоча. Кажется, ругался.
  
  - Это в качестве аванса, - вот это я расслышала хорошо, пытаясь восстановить сбившееся дыхание и осознавая только что произошедшее. Мне понравилось. Дико понравилось. Понравилось целоваться с Волжановым. Целоваться прямо на улице. При свидетелях, как какой-то уличной девке. Ведь, как минимум, водитель был очевидцем моего позора. Меня просто затрясло. Гнев, страх, недоумение и еще много чего, намешалось в моих чувствах.
  
  Волжанов что-то хотел сказать, но, видимо, передумал и предупредительно открыл автомобильную дверцу.
  
  - Завтра увидимся, малышка.
  
  - Куда вас отвезти, Аделаида Викторовна? - поинтересовался водитель, отрывая меня от разглядывания будущего любовника. Хорош, до безумия хорош, зараза! Я ведь сначала даже не думала поворачивать голову, чтобы посмотреть на него в последний раз. А потом почему-то обернулась и успела поймать его взгляд, полный предвкушения, пока иномарка выруливала на дорогу. Он стоял на придомовой территории, пока машина не скрылась из вида. Зачем?
  
  - Давайте в ближайший торговый центр.
  
  "Ну, какая разница?" - подумала я. Торговые центры - они везде одинаковые. И ошиблась. Стоило зайти в первый магазин и увидеть ценник на обычное, ничем не примечательное бикини. Держись, Волжанов! Сам виноват! Я теперь никуда не уйду отсюда, пока не опустошу твою кредитку. Была уверена, что у него к карте подключен sms-чек и о каждой новой покупке ему сразу будет известно. Не то, чтобы мне были нужны все те вещи, которые я собиралась купить. Но хоть так, позлить мужчину очень хотелось. Хотя бы за тот прилюдный поцелуй. Я все никак не могла его забыть. В моей жизни было много мужчин. Это неудивительно, с моей-то внешность. По-моему, первый парень у меня появился лет в четырнадцать. Но ни один из них не умел так целоваться, как Волжанов. Ни с одним из них у меня не возникало мысли хотеть чего-то большего. Стоп, Ада! О большем пока думать не стоит.
  
  Я провела в торговом центре целый день, не отказала себе в посещении местного элитного салона красоты и дорогущего ресторана, где цена одного простенького блюда ровнялась стипендии моих однокурсников-отличников, обучающихся на бюджете.
  
  Водитель Волжанова постоянно следовал за мной тенью. Не то, чтобы я была против, это было удобно. В какой-то момент я приспособила мужчину под тягловую лошадь, скидывая на него многочисленные коробки и пакеты из разных бутиков. Мужчина явно был сильно недоволен, но молчал и послушно следовал за мной. Я не понимала мотивации Волжанова. Было похоже на то, что он приставил ко мне охранника. Чего он боялся? Что я сбегу, не выполнив условия сделки? Так это просто глупо, ведь прежде всего это мне она выгодна.
  
  Я успела поразмыслить над поведением мужчины и пришла к выводу о том, что предприниматель считает меня обычной продажной девкой. Я даже в какой-то момент улыбнулась, поймав себя на мысли, какой его ожидает сюрприз. А потом мне стало не до веселья. Стоило лишь подумать о том, как это будет. Всегда мечтала, что мой первый раз будет с любимым в романтической обстановке. Об этом мечтает любая нормальная девушка, а я не была исключением. Последнее, похоже, мне обеспечат. А вот с первым пунктом у меня явные проблемы. Не сказать, что Волжанов не привлекал меня, как мужчина. Напротив, сложись все иначе, я бы легко могла в него влюбиться. Но сейчас он вызывал исключительно отторжение. А как иначе? Мужчина, считающий меня чуть ли не проституткой и соответственно обращающийся. Да и я хороша. Сколько я уже потратила? Честно говоря, сбилась на трехстах тысячах. А дальше стало неинтересно. Я ждала телефонного звонка и гневной отповеди. И что? А, ничего. Разочаровал меня господин Волжанов.
  
  Так вот, о первом разе с ним я старалась не думать. Я, вообще, о потери невинности старалась не думать. Тянула с этим, как могла. Кажется, в нашей группе в университете я была единственной девственницей. Не то, чтобы я не пробовала решить эту проблему. Но никогда этот процесс не заходил дальше ласк груди. Я банально не чувствовала никакого возбуждения, как бы не старался партнер. Списывала всегда эту свою особенность на отсутствие серьезных чувств между мной и молодым человеком. Ведь за девятнадцать лет я даже ни разу не была влюблена, не говоря уже про такое глубокое чувство, как любовь. А Антон... Меня поразило, что насколько простая и короткая ласка груди, мгновенно нашла во мне отклик.  Решила, что буду смотреть по ситуации, в конце концов, напьюсь. А дальше пусть сам разбирается. Волжанов, похоже, был весьма опытен в этом.
  
  Все было относительно хорошо и спокойно, пока я не вернулась домой.
  
  Алексей, так звали моего сопровождающего, помог мне донести покупки до двери квартиры и оставил меня одну в окружении пакетов, пока я искала ключ от входной двери. Но дверь распахнулась раньше. На пороге стоял мрачный и недовольный Никита. Видимо, брат проходил мимо и услышал копошение за дверью.
  
  - Привет, - я улыбнулась единственному близкому человеку. - Позволишь мне пройти? - пришлось поинтересоваться, потому что брат загораживал весь проем.
  
  - Ада, - выдохнул брат, и я ощутила сильный запах перегара. - А я смотрю, ты хорошо проводишь время, сестренка? - он указал взглядом на многочисленные пакеты, сваленные прямо в общем коридоре.
  
  - Может, дашь мне войти? - мне очень не нравилось, что брат стал часто выпивать последнее время. Я не понимала, что с ним происходит.
  
  Около года назад, когда я только устроилась работать в агентство эскорт-услуг, он первый раз пришел домой пьяный. Правда, тогда Никита уснул прямо на пороге и это не доставило мне особых хлопот. Первое время он всегда отключался, стоило ему лишь переступить порог квартиры. Но тогда такое случалось не часто. Может пару раз в месяц. А вот около трех месяцев назад брат впал в запой, его уволили с приличной работы за прогулы. И теперь с такой записью в трудовой книжке Никита не мог рассчитывать на сколько-то приличную работу. Ему приходилось перебиваться случайными заработками. Благо я неплохо зарабатывала, и мы не нуждались. Я даже смогла за этот год накопить на недорогую машинку. Четырехлетняя Skoda Fabia была моей личной гордостью и первой маленькой победой. Ведь я всегда мечтала иметь собственный автомобиль и безумно завидовала братику, который научил меня вождению лет в шестнадцать.  
  
  Брат пил. Но я не знала причины. Сколько бы не пыталась выяснить, он отмалчивался. Но Никита был спокойным алкоголиком. Не буянил, не приставал к незнакомым людям или соседями с разговорами или предложения составить ему компанию, руки не распускал, не вел себя, как полный придурок. Обычно просто ложился и сразу засыпал. Поэтому сейчас меня очень удивило его такое отношение и, если признаться, немного напугало. Хотя, я прекрасно понимала, что ничего он мне не сделает. Он никогда не поднимал на меня руку, даже в детстве, когда я сильно шалила.
  
  - Ну, заходи, - он посторонился.
  
  Я, как полная дура, попалась. Развернулась, наклонилась и стала собирать пакеты. Неожиданно сзади меня крепко обхватили, втаскивая в квартиру. Чья-то потная рука закрыла мне рот, чтобы я не могла закричать и позвать на помощь. Я успела поймать взгляд брата, горящий непонятным предвкушением.
  
  - Прости, сестричка. Я должен Павлуше не так много, как Волжанову, но он тоже не против обменять долг на твое тело, - брат пьяно заржал, а мне было не до смеха. Этот Павлуша, мать его, уже повалил меня на пол, прямо в коридоре, и стал беззастенчиво ощупывать мое тело. Мужчина, похоже тоже выпивший изрядно, задрал на мне футболку. Мне каким-то чудом удалось увернуться и укусить насильника за палец, он тотчас убрал руку.
  
  - Еще раз подобное выкинешь, сука, - прорычал он, - пожалеешь.
  
  - Пусти, пусти меня, идиот! - я извивалась, как могла. Но мужчина был явно сильнее. - Ник, пожалуйста, помоги мне!
  
  - Прости, Ад, - если я не ослышалась, то какое-то сочувствие проскользнуло в голосе брата. - Но нет, - тут же весело добавил он. -Ты ведь уже легла под этого козла? - казалось, брат ведет диалог сам с собой. - Конечно легла. Так какая разница теперь? Одним мужиком больше, одним меньше.
  
  - Помогите! Помогите! - закричала, возможно, услышат соседи. Хотя, даже если они услышат и вызовут полицию, надеяться на благоприятный исход глупо. Пока она приедет, меня уже успеют изнасиловать ни один раз.
  
  - Молчи, шлюха!
  
  Мужчина явно недовольный моей попыткой сопротивления, размахнулся и ударил меня по лицу. Как же больно. Из глаз выступили слезы. А во рту я почувствовала солоноватый привкус. Похоже, этот подонок разбил мне губу.
  
  Павел уже успел задрать на мне бюстгальтер и с удовольствие мял мою левую грудь. Было больно и неприятно. Я попыталась сбросить его, отпихивая руками. Но добилась лишь того, что он перехватил мои запястья своей лапищей и завел их мне за голову. Кричать я больше не пробовала, чтобы не вызвать новый приступ агрессии, но попробовала умолять. На что я надеялась? На жалость и сострадание собственного брата, единственного кто мог помочь в данной ситуации. Глупо! Ведь он только что снова обменял мое тело на собственные долги, но я не могла не попытаться.
  
  - Пожалуйста, - снова воззвала к разуму мужчин и услышала, как хлопнула дверь. Похоже, Никита не хотел любоваться сценой изнасилования сестры.
  
  Я попыталась успокоиться и взять себя в руки. Главное, сейчас не паниковать. Пусть этот Павлуша сильный и здоровый, но он пьяный. Можно попробовать сыграть на этом.  В заднем кармане джинсов неприятно завибрировал телефон. Я всегда терпеть не могла стандартизированные сигналы для сообщений, поэтому для них ставила режим вибрации. И сейчас, как никогда, порадовалась этой своей привычке и тому, что так и не успела купить новый мобильный телефон с расширенным функционалом. Мужчина определенно ничего не заметил. А у меня появился план, но для его осуществления была только одна попытка. Тем временем рука Павла уже расстёгивала молнию на моих джинсах. Слава Богам, джинсы на мне были супер узкие, их не так-то легко было стянуть, тем более одной рукой. Я перестала брыкаться и немного полежала, не сопротивляясь. Как я и думала, у мужчины мало, что выходило. Он явно начинал нервничать и злиться, а вот это мне было уже не нужно.
  
  - Павел, - кокетливо протянула я, - а давайте, может, по-хорошему?
  
  Вот такого поворота насильник явно не ожидал. Он был сильно удивлен, а потому ослабил хватку на моих запястьях. Я высвободила одну руку и медленно поднесла ее к лицу мужчину. Аккуратно дотронулась до его щеки и нежно погладила. Павел застыл всего на миг, но быстро пришел в себя.
  
  - Тогда раздевайся! Живо! - мужчина чуть скатился с меня. Чтобы доказать свое согласие, я сняла через голову футболку и положила рядом. А потом приподняла бедра и попыталась стянуть джинсы. Естественно, они не снялись. Не потому, что я не могла это сделать, просто не входило в мои планы оголение.
  
  - Не получается, - пожаловалась, чуть облизывая губы. Я пыталась отслеживать эмоции по лицу мужчины, балансируя на грани. Очень боялась вызвать всплеск агрессии или чересчур воспалить мнимым согласием. - Я могу подняться? Да и на кровати нам будет удобнее, - предложила ему.
  
  Только я не учла одного!
  
  Павлуша быстро поднялся и стянул с себя брюки вместе с трусами. Почти над моими глазами покачивался вялый небольшой отросток. Я не могла на него смотреть и не смотреть тоже не могла. Стало дурно, к горлу подступила тошнота. Уж не думает же он, что я?..
  
  Мужик думал именно об этом, что немедленно и озвучил:
  
  - Давай-ка, поработай ротиком, красавица! - я бессознательно покачала головой, приподнялась на локтях и попыталась отползти. Но Павел схватил меня за хвост, обмотал его об руку и притянул в своему дурно пахнущему органу. Признаться, думала, что меня вытошнит в тот же миг.
  
  Пытаясь избежать насильственных оральных ласок, я, мысленно матерясь, поднесла к члену руку и осторожно сжав его, провела вверх-вниз. Мы живем в очень просвещенный и раскрепощенный век, но вот о техниках оральных ласк я не знала абсолютно ничего. Павел явно не оценил моих усилий и притянул меня ближе к своему естеству.
  
  - Отрой рот, сучка! - мужчина потыкался своим отростком прямо мне в губы. Потыкался безуспешно, потому что я крепко сжимала губы.
  
  Весь мой план летел к чертям. Я собиралась ударить мужчину по причинному месту, как только он слезет с меня, и попробовать запереться в ванной или туалете, а потом вызвать полицию. Очень давно наша квартира была коммунальной. Брат рассказывал, что последним соседом был запойный алкоголик, буйный алкоголик. Поэтому замки на дверях в туалет и в ванную были довольно надежными, да и сами двери отличались изрядной крепкостью. Во избежание и по причине. Никита, насмотревшись на соседа, в юности не злоупотреблял спиртным. Поэтому мне было удивительно, что такое с ним произошло и почему он стал выпивать?
  
  Павел очень сильно дернул меня за волосы. Но боли я почти не чувствовала. На меня постепенно накатывала истерика. Выступившие слезы мешали нормальной видимости. Я пыталась себя убедить подчиниться требованиям насильника. Ведь оральные ласки не так страшны и противны, как изнасилование. Правда?
  
  Видимо, мужчине надоело ждать, когда я на что-то решусь. Он выпустил мои волосы и снова наградил сильной оплеухой:
  
  - Я предупреждал, чтобы ты не рыпалась, сучка? - потеряв терпение, заорал он.
  
   Я не удержалась на коленях и снова полетела на пол. В тот же самый момент дверь в комнату распахнулась и на пороге показался окончательно захмелевший Никита, увидевший эту сцену и не оценивший ее. Он с криками накинулся на своего кредитора:
  
  - Слышь, ты чего? Мы так не договаривались! Не смей портить девке внешний вид, ей еще мой долг Волжанову отрабатывать!
  
  - Так дрянь сопротивляется! - попытался оправдаться Павел, выставляя руки вперед и отвлекаясь от меня.
  
  Я не знаю, как смогла в тот момент среагировать так быстро. Говорят, что в критические моменты у человека появляются невиданные возможности. Мол, матери могут поднять автомобиль, придавивший ребенка. Видимо, у меня тоже что-то такое сработало. Я не помнила сам процесс, потому что в следующий миг ощутила себя, сидящей на полу и прижимающейся спиной к закрытой двери ванной. И тут на меня накатила истерика.
  
  Я дрожащими руками извлекла из заднего кармана небольшой мобильный телефон. Казалось, прошла целая вечность, пока я смогла справиться с сенсорным экраном. Смс от Волжанова.
  
  Волжанов!
  
  Его номер мне еще пару дней назад самолично внес в список контактов на сотовом телефоне Никита. Утром я им не воспользовалась, решив лично посетить предпринимателя.
  
  Рука сама потянулась нажать на зеленую трубочку. Несколько гудков и довольный голос на выходе произнес:
  
  - Ада.
  
  - Антон! - проревела я. И дверь впервые содрогнулась.
  
  - Ада! Что с тобой? - голос из удовлетворенного быстро превратился во встревоженный.
  
  А дверь вздрагивала от мощных ударов, похоже, Павел не хотел просто так отпускать свою жертву.
  
  - Открой, сука! Хуже будет, - проорал он.
  
  Видимо, ответ Волжанову уже не требовался. Бизнесмен умел быстро делать выводы. А пока несостоявшийся насильник кричал довольно громко.
  
  - Ты где?
  
  - Дома, - на грани слышимости прошептала я. Я глотала слезы, сжимаясь от ужаса. Павел еще что-то кричал. Кажется, кричал и брат. Только я не вслушивалась. Не уверена, что Антон хоть что-то разобрал из моего ответа. Вернее, уверена в обратном.
  
  - Подожди, - услышала его спокойный голос. Интересно, чего мне ждать? Пока мужчина выбьет дверь и снова накинется на меня? Я уже не была так уверена в надежности замков, дверь ходила ходуном. Я переползла в другой конец ванны, пытаясь сообразить, есть ли тут что-то, чем могла бы оказать сопротивление? Мочалками его закидать, что ли? Сама понимала, что мысли бредовые в голову приходят. Но смесь из ужаса и паники окончательно помутила мой рассудок.
  
  - Маленькая, ты слышишь меня? - я только молча кивнула, как будто Волжанов мог меня видеть. Не знаю, сколько прошло времени, пока он отсутствовал. Но я по-прежнему сидела, забившись в угол ванной, ревела и держалась за мобильный телефон, как за единственное спасение. Кажется, другого мира для меня в тот момент не существовала. Всем моим миром был этот маленький закуток в обшарпанной ванной комнате.
  
  Мысль позвонить кому-то другому, а лучше в полицию, меня в тот момент даже не посетила.
  
  -  Ада, ты слышишь меня? - мужчина на том конце провода настойчиво повторил свой вопрос.
  
  Я не нашла в себе сил ответить: "Да", лишь прорыдала прямо в трубку.
  
  - Слава Луне! - в тот момент я не обратила на странное словосочетание особого внимания, как-то было не до этого. - Послушай меня, Алексей уехал недалеко. Он сейчас вернется. И я тоже скоро буду.
  
  Тогда даже мысль в голову не пришла, что может сделать обычный человек в закрытой входной дверью? Сама видела, как Никита ее закрывал. А дверь у нас прочная, железная.
  
  Антон продолжал говорить что-то успокаивающее. Честно признаться, было не до него. Я бы даже под пытками не смогла вспомнить, что именно он произносил в тот момент. Но его спокойный голос где-то на подсознательном уровне давал моральные силы, помогая окончательно не скатиться в истерику. То есть я находилась в истерике, но более-менее понимала, что вокруг происходит.
  
  Сначала это была бранная ругань между братом и его кредитором, потом очередные попытки выломать дверь в ванную комнату, снова Павел угрожал и оскорблял меня. А затем...
  
  Мне кажется, что произошло небольшое землетрясение. Стены в ванной комнате основательно вздрогнули. Я услышала какие-то удары, крики, стоны, снова стоны... а потом наступила блаженная тишина.
  
  Я услышала осторожный стук в дверь:
  
  - Аделаида Викторовна, это Алексей. Все закончилось. Откройте дверь, пожалуйста, - произнес спокойный мужской голос.
  
  - Милая, открой ему, пожалуйста, - вторил голос в трубке. Я сейчас очень отчетливо слышала Волжанова. Поднялась, как сомнамбула, и послушно подошла к двери. Щелкнул замок. Дверь отворилась. Мужчина тут же отступил и отвел глаза. Я вроде уже не ревела белугой, но сознание было, как в тумане.
  
  Не помню толком что и в какой последовательности происходило. Вроде как Алексей укутал меня в свой пиджак. Зачем? А, да. Я была полураздета. Мысли в голове отсутствовали. Но иногда память услужливо подбрасывала ответы. Я ведь сама недавно сняла футболку, чтобы усыпить бдительность насильника. Интересно, сколько прошло времени? Водитель Волжанова успел меня усадить на кухонный диванчик и вручил чашку с обжигающе горячим чаем. Я машинально сделала глоток. Кажется, обожглась. Но боли, как таковой, не почувствовала. Так, какие-то ее отголоски. Меня ведь били. Должна была саднить губа. Но в данный момент меня это тоже не волновало.
  
  - Спасибо, - прошептала я. За что я прежде всего благодарила мужчину? За заботу или за чай? Или за это такое своевременное появление?  Волжанов? Телефон? А вот телефона у меня в руках уже не было. Я не могла вспомнить, где он.
  
  - Телефон, - произнесла одними губами. - Антон.
  
  Что самое удивительное, мужчина меня отлично понял и поспешил дать пояснения:
  
  - Шеф скоро будет. Скажите мне, с вами все в порядке, Аделаида Викторовна?  Они вам успели нанести какой-то существенный вред?
  
  Интересно, что он подразумевает под выражением "существенный вред"? Имеет в виду, успел ли меня изнасиловать Павлуша? Не успел. Но он успел много чего другого, что я не смогу забыть до конца своей жизни и что, наверняка, меня будет преследовать в виде кошмаров в ближайшие несколько месяцев.
  
  Я лишь отрицательно покачала головой. Ни к чему мужчине знать подробности той ужасной сцены.
  
  - Антон Андреевич о вас позаботится, - кажется, водитель Волжанова собирался меня успокоить или утешить. Уж не знаю, что у него было на уме. А меня пробрал истерический смех. Волжанов позаботится? Безусловно, позаботится. Так позаботится, что мало не покажется!
  
  - Что с вами? -в голосе собеседника проступил явный испуг.
  
  - Антон Андреевич такой же насильник, - выдала я ему свою версию. О том, что какое-то время назад сама позвонила ему, подсознательно ожидая помощи, как-то в тот момент не задумывалась.
  
  - Вы ошибаетесь, - жестко отрезал мужчина. - Никто из нас самку пальцем не тронет.
  
  - Самку? - я глупо посмотрела на мужчину. Со стороны наш разговор должно быть напоминал разговор слепого с глухим. - Из нас?
  
  - Женщину, - тут же поправился мужчина.
  
  Я была не права, когда говорила, что не чувствую боли. Поняла, что голова все-таки болит. Или может просто тяжелая? Наверное, это из-за того, что я столько ревела. Ведь последний раз я так плакала только на похоронах родителей. Отлично помню тот день. Даже не день, а свое состояние.
  
  Мне надо было прилечь. Я поставила на стол так и нетронутую кружку с чаем, которую все это время сжимала в руках. И захотела подняться.
  
  Тяжелая рука опустилась мне на плечо, а я вздрогнула. Мужчина, видимо, почувствовал мою реакцию, тут же убрал руку и сделал шаг назад. Спасибо!
  
  - Аделаида Викторовна, что вы собираетесь делать? - странный вопрос.
  
  - Лечь.
  
  - Прилягте тут. Я вам сейчас принесу подушку.
  
  - Зачем? - кажется, ко мне постепенно стали возвращаться нормальные человеческие эмоции. Я смогла испытать легкое удивление.
  
  - Э-э, - замялся мужчина, явно не зная, как объяснить свое поведение. - Там эти. Вам не стоит их видеть.
  
  - Эти? - как дура, переспросила я. А потом сообразила о ком идет речь. Странно, что я до этого не думала о том, куда делись Никита и Павел.
  
  - Ну, ваш брат и этот. Уж не знаю, как его зовут, - нахмурился водитель Волжанова.
  
  - Павлуша, - зачем-то подсказала я.
  
  Мужчина лишь удрученно покачал головой и как-то приосанился. А я вздрогнула, когда меня снова коснулись. Не слышала и не видела, как рядом со мной появился Волжанов.
  
  - Девочка моя, - прошептал он, подхватывая меня на руки. Я даже ничего понять не успела, не то, что сделать. - Одеяло принеси.
  
  - Маленькая, - нежно прошептал он, пристально всматриваясь в мое лицо. - Прости.
  
  Я, кажется, ослышалась. Волжанов передо мной извиняется? За что? Вот тут кто точно не при чем. И только сейчас меня посетила интересная мысль. Мне больше необязательно спать с Волжановым. То, что сделал брат, оправдания не имело. Во всяком случае я расценивала это, как предательство. Возможно, смогу со временем простить даже. Но забыть никогда! Тем более не буду теперь ради него унижать и ложиться под этого мужчину, во взгляде которого так явно проступала жалость и нежность. Нежность? Я посмотрела ему в глаза еще раз. Там явно читались волнение, жалость, забота и нежность. Но разбираться в этом мне сейчас не хотелось.
  
  Алексей подсуетился за это короткое время принести одеяло. Мужчины как-то быстро укутали меня в него, ворочая в четыре руки. Честно говоря, я даже понять ничего не успела. А Антон уже стремительно шел со мной на руках к лифту. Я мимолетом отметила раскруженную дверь, прислоненную к стене. Подробности рассмотреть не успела. А жаль. Но об этом буду думать завтра, после того, как высплюсь и смогу нормально соображать. Очевидно, что отдых сейчас главная потребность для моего организма.
  
  - Куда ты меня несешь?
  
  - Ко мне, - сообщил мужчина, подходя к лифту.
  
  - Не хочу, - завозилась я на руках у мужчины, поймав недовольный взгляд.
  
  - Ада, это не обсуждается! - беспрекословно отрезал мужчина. - Я тебя тут не оставлю.
  
  - Я могла бы переночевать у подруги, - неуверенно предложила я.
  
  - Нет. На этом мы этот бессмысленный диалог закончим.
  
  Удивительно, но мне с ним даже спорить в этот момент не хотелось. Я так пригрелась и успокоилась у него на руках, что не заметила, как меня сморил сон.
  
  Глава 3
  
  Очнулась я уже в машине. Судя по окружающей нас лесополосе, мы должны были скоро подъехать к элитному закрытому поселку, где обосновался мой спутник. Сидела или скорее полулежала я на переднем пассажирском сидении, все также спелёнатая одеялом. Все-таки, интересно они меня в это одеяло упаковали. Другое слово было подобрать крайне проблематично.
  
  - Зачем тебе это?
  
  Не знаю сама, зачем задала этот вопрос Волжанову. Но что-то внутри настойчиво хотело услышать правдивый ответ.
  
  - Ну, как тебе сказать, - усмехнулся мужчина. - Считай, что я забочусь о своих капиталовложениях.
  
  А, вот он, о чем! На душе стало так мерзко, что я отвернулась к окну. Капиталовложение. Похоже, что не один брат меня так расценивал. Сразу вспомнилось его:
  
  - Слышь, ты чего? Мы так не договаривались! Не смей портить девке внешний вид, ей еще мой долг Волжанову отрабатывать!
  
  Внешний вид! Моя красота была с самого детства одновременно благословлением и проклятьем. Мне определенно легче давалось многое, чем людям с обычной внешностью. Ведь красивым действительно проще. Больше внимания, больше возможностей. А с другой стороны, за эффектным фасадом никто не хотел видеть меня настоящую. Большинство мужчин, которые за мной пытались ухаживать, видели лишь красивую оболочку. Вот и Волжанов туда же. Сама виновата. Зачем пошла на поводу у своих эмоций и потратила столько его денег. Надо будет завтра сдать их в магазин, а то, что сдать нельзя - верну наличкой. Я уже твердо решила для себя, что поговорю с ним и откажусь от поездки. Пусть злиться, пусть делает, что хочет. Я не собираюсь расплачиваться собой за чужие ошибки.
  
  Кажется, Волжанов понял, что произнес что-то не то, потому что я промолчала, но отчетливо почувствовала на себе его пристальный взгляд.
  
  И не выдержала, автомобиль двигался на весьма приличной скорости. Я ведь сама водила. Любила быструю езду и знала, как опасно отвлекаться от дороги.
  
  - Следи за дорогой, пожалуйста.
  
  - Боишься? - вдруг вкрадчиво спросил он.
  
  - Естественно, я боюсь отказаться в кювете вместо мягкой и удобной постели.
  
  Глаза Волжанова загорелись. В них действительно полыхнул огонь. Но я тогда списала это на свое состояние и просто не обратила должного внимания. Я, вообще, в тот вечер не обращала внимания на такие очевидные вещи. А зря!
  
  Вот кто дернул меня за язык? Зачем я вспомнила про постель при мужчине, который не скрывает своего желания? Или он рассчитывает, что прямо сейчас я буду расплачиваться по долгам брата? Ну, так фига ему, а не секс со мной! Я про себя злобно улыбнулась, представляя его лицо, когда он поймет, что ему больше ничего не светит. Была уверена, что Волжанов меня не изнасилует. Принудить чем-то может, но силой не возьмет. А на меня у предпринимателя ничего не было. Не то, чтобы поверила словам Алексея. В тот момент я про них даже не подумала. Я помнила, как Волжанов разозлился в машине в тот злосчастный вечер, но тут же прекратил свои домогательства, когда услышал: "Нет!"
  
  - Меня?
  
  - А должна? - с вызовом ответила ему. Очень уж не понравился предвкушающий тон, каким был задан вопрос. Столько ожидания в голосе я не слышала давно. Вот только чего он ждал? Ведь мы говорили о страхе, а не о любовных играх.
  
  - Мы скоро приедем, - констатировал итак очевидное мужчина. - Ада, - его тон стал серьезным, - что эти болваны успели сделать?
  
  Я не собиралась ни с кем обсуждать события сегодняшнего вечера, а Волжанов был последним из тех, с кем бы стала откровенничать. Помолчала, собираясь с мыслями.
  
  - Спасибо, что помог. Но я не собираюсь это обсуждать.
  
  - Ада, я жду!
  
  Он что не слышал, что я сказала? Ну, так это исключительно его проблемы, не собираюсь я повторять.
  
  - Ладно, согласен, сейчас не лучшее место это обсуждать.
  
  Волжанов помолчав, добавил:
  
  - Подождем до моей спальни.
  
  Я хотела высказать этому уроду все, что думаю о подобном предложении, а потом решила разумно промолчать. Вот негодяй! Теперь понятно, зачем он потащил меня к себе. Я уж было подумала, что ошиблась в Волжанове, когда увидела ту нежность в его взгляде. Но, нет! Первоначальное мнение о нем оказалось самым верным. Даже учитывая, что меня пытались изнасиловать, а он просто не мог этого не понять, мужчина все равно решил меня соблазнить.
  
  Больше до самого поселка мы не проронили ни слова.
  
  Подъехав к дому Волжанова, меня очень сильно удивило, что в доме не горит свет.
  
  - А твоя домработница разве не живет с тобой?
  
  Мужчина одарил меня насмешливым взглядом, а потом все же отвел:
  
  - Нет.
  
  Я пыталась выпутаться из одеяла, когда Волжанов открыл дверь и снова подхватил меня на руки:
  
  - Зачем? - я завозилась у него на руках. Я уже достаточно пришла в себя, чтобы самостоятельно передвигаться. И мне не нравилась эта попытка предпринимателя прижать меня к себе так сильно. Я боялась признаться себя, что меня волновали его прикосновения, пусть и через толстенный слой материи.
  
  - Хочется, - просто ответил он и поцеловал в макушку, чем смутил меня окончательно.
  
  Притащил меня Антон в свою спальню, как, впрочем, и обещал. Сгрузил на кровать. Распутал. И нахмурился. Я проследила за его взглядом и остановилась на ширинке своих джинсов. Она была расстегнута. Я как-то не потрудилась привести свою одежду в порядок, вернее сказать, мне было в тот момент абсолютно все равно, как я выгляжу.
  
  - Ада, - выдохнул Антон и приблизился ко мне, -  что он с тобой сделал?
  
  А, ладно! Это конечно неправильно, но если Волжанов позволяет себе играть нечестно, почему я не могу? Я вспомнила о минувших событиях и разревелась. Это оказалось проще, чем я думала.
  
  - Ада, девочка моя, - похоже, чего не умел делать Волжанов, так это утешать плачущих женщин, подвергшихся насилию. Вместо того, чтобы оставить меня одну, этот полез ко мне обниматься. Это в мои планы точно не входило.
  
  - Пусти, - простонала я. - Не хочу.
  
  Наверное, в тот момент я соврала себе впервые. Я хотела. Я нуждалась в том, чтобы этот мужчина меня обнял. Правда, хотелось именно объятий без сексуального подтекста. А Волжанов - не тот тип мужчины, который может дать дружескую поддержку.
  
  - Успокойся, хорошая моя, - Антон опять проигнорировал мои желания. Он прижамал меня к себе и гладил по волосам, заставляя разреветься уже по-настоящему. - Чем тебе помочь? Что я могу для тебя сделать?  - все повторял он. Кажется, я все же в нем ошиблась. Мужчина не пытался превратить свои ласки в любовную игру.
  
  - Хочу в душ, - выдохнула я, пытаясь заставить его замолчать. Меньше всего я в тот момент нуждалась в жалости, а его эту "заботу" по-другому интерпретировать просто не могла.
  
  - Конечно, - он опять поднял меня на руки. Ну, вот что за манера такая у человека?
  
  - Я хочу в душ одна, - уточнила я.
  
  - Конечно, - Волжанов спорить не стал, но с рук так и не спустил. Идти пришлось недалеко. Ванной комнатой оказалась соседняя дверь с кроватью. - Чистые полотенца, халаты, - он указал рукой направление. А я с интересом рассматривала ванную комнату, по площади сравнимую с самой спальней. Теперь я поняла, что в этом доме было не простым. Ванная комната была просто роскошной. Волжанов, я твоя! Я готова поселить здесь, можешь делать со мной все, что хочешь!
  
  - Оставишь меня?
  
  - Нет, - мужчина прошел и сел на кушетку. О, да! В ванной комнате были не просто стандартные огромного размера джакузи и душевая кабинка, тут также была невероятная парная, и даже массажный стол. Вот повезет жене Волжанова!
  
  - Как нет? - я была сильно озадачена его действиями. - Ты же не собираешься принимать душ со мной? - спросила я с нарастающим испугом.
  
  - Нет, - просто ответил он, но даже не подумал подняться.
  
  - Тогда, что ты собираешься делать?
  
  - Смотреть.
  
  Логично. Вот только меня мало устраивало такое положение вещей. Но как вытворить Волжанова из собственной ванной комнаты, а потом из спальни, я не представляла. А то, что он собирался провести ночь со мной, кажется, даже не обсуждалось.
  
  - Антон, пожалуйста, - я перешла на умоляющий шепот. Еще никогда ни один мужчина не видел меня полностью обнаженной. И вот сегодня и именно с Волжановым начинать не хотелось.
  
  - Нет, - спокойно ответил он. - Я тебя одну не оставлю, но, если так стесняешься, могу закрыть глаза или отвернуться.
  
  Прекрасные варианты! Выбирать не из чего. И тут мне пришла в голову просто блестящая идея.
  
  - Снимай, галстук.
  
  - Зачем? - кажется, мне удалось шокировать мужчину. Мне даже в какой-то момент захотелось рассмеяться, так он комично смотрелся. Но смех он бы не понял и не оценил. Тем не менее Волжанов послушно исполнил то, что я просила. Я приблизилась к мужчине и, стараясь не соприкоснуться с ним руками, взяла мужской аксессуар. Приложила галстук к глазам Антона и завязала.
  
  - Интересные у тебя игры, девочка моя, - в какой-то момент мужчина перехватил мою руку и быстро поцеловал ладошку. Я резко ее отдернула, как будто обжегшись. Странное тепло зародилось где-то в области живота. И это лишь от простого безобидного прикосновения. Нет, надо бежать от него, как можно дальше.
  
  - Прости, - прошептал он извиняющимся тоном. - Я забылся.
  
  Несколько удовлетворившись совершенным действием, но постоянно поглядывая на предпринимателя, я быстро скинула с себя пиджак Алексея и собственную одежду.
  
  Душ. Такие горячие упругие струи воды. Как же хорошо! Мне казалось, что с каждой минутой мне становится легче морально, что вода уносит с собой все дурные воспоминания и ощущения сегодняшнего вечера. Закончив водные процедуры и завернувшись в банный халат, я почувствовала себя обновленной.
  
  - Закончила? - спросил мужчина, все также продолжающий сидеть на кушетке. Лежать на кушетке. Удивительно, но о нем я просто забыла.
  
  Волжанов тем временем легко и безошибочно пошел в мою сторону. И это при том, что у него до сих пор были завязаны глаза. Кажется, кто-то меня обманул. А я ведь спокойно дефилировала по ванной комнате обнаженной.
  
  - Ты подглядывал?! - с укором произнесла я, то ли спрашивая, то ли утверждая.
  
  - Нет. Ты оделась?
  
  - Да. Если ты не подглядывал, в чем я сомневаюсь, то какой прок тебе был тут находиться?
  
  Волжанов в одно мгновение сорвал повязку и поймал мой взгляд:
  
  - Я боялся, что ты с собой что-нибудь сделаешь, - сообщил мне на одном выходе очень серьезным тоном. Я просто обалдела! Он за меня волновался? Поверить не могу! Но вот что-то с собой делать, мне даже такая мысль в голову не приходила. Но, если он считает, что я настолько глубоко восприняла сегодняшнее происшествие, то пусть и дальше так считает. Может, правда приставать не будет?
  
  Пока я размышляла над услышанным, мужчина снова подхватил меня на руки. Ну, что за безобразие такое!
  
  - Антон! - простонала я. - Мне надо высушить волосы!
  
  - Сами высохнут, - логично, нечего сказать. Он понимает, что, если я с мокрыми волосами лягу спать, завтра я просто не смогу их распутать?
  
  - Антон!
  
  Надо же, на этот раз меня услышали и вернули на место!
  
  Какая же все-таки удобная у него ванная комната! А какой фен! Мечта любого стилиста. А какой выбор укладочных средств. Я даже нашла свои любимые жидкие кристаллы от Brelil. И только тут подумала, что это ненормально, что в доме холостого мужчины столько женских косметических прибамбасов. Для одной женщины этого явно было многовато. Правда, в том, что у Волжанова была женщина, я сильно сомневалась. Не ходят мужчины, имеющие постоянную подругу, в эскорт-агентство для поиска спутницы. Уж что-что, а за год я успела неплохо изучить мотивацию клиентов. Самые мои любимые были те, кто использовал эффектную спутницу в виде переводчика. Да, в нашем агентстве необходимо было знать иностранные языки. Я неплохо говорила и понимала английский и французский, немного могла поболтать на немецком. Последний изучала на курсах с тех самых пор, как устроилась на работу.  Так вот, возвращаясь к Волжанову. Наличие хорошего отдела в косметическом магазине в его ванной комнате я попросту объяснить не смогла. Но при мысли, что в постели, в которой я предположительно буду сегодня спать, побывал не один десяток женщин, мне стало не по себе.
  
  Волжанов наблюдал, как я привожу в порядок шевелюру и в его взгляде я разглядела неприкрытое желание. Чертов мудак! Я забыла, как на мужчин действуют женские волосы. Лучше бы действительно проснулась с нечёсаными патлами.  Тем временем мужчина, кажется, окончательно потерял самоконтроль. Я не успела даже осмыслить происходящее. А он уже скинул с себя пиджак, следом полетела рубашка, а я оказалась прижата к кушетке мужским телом.
  
  Пришла в себя, когда мужские руки распахнули халат и принялись жадно исследовать мое тело. Что он творит? Что я творю? Почему лежу и позволяю ему делать все это?
  
  Его руки бережно скользили по телу, как бы очерчивая его контуры. В этих простых движениях было столько страсти и вместе с тем какой-то необъяснимой нежности. Антон осторожно коснулся губами моих губ. Я думала, что он меня сейчас поцелует. Наверное, подсознательно даже хотела этого. Но нет, он лишь мимолетно дотронулся рта губами, а потом его язык принялся вылизывать саднящую от пощечин кожу. Честно говоря, я растерялась. Не так я представляла себе любовную прелюдию с этим мужчиной.
  
   Антон, оставляя дорожку из легких поцелуев, по-прежнему, чередуя их со странными вылизываниями, опустился от шеи у груди.
  
  - Пусти, - тихо простонала и вяло попыталась вырваться.
  
  - Спокойно, я себя контролирую, - прошептал мужчина. Он тотчас оторвался от меня, нависая сверху, и внимательно посмотрел мне в глаза. - Полежи тихо, самой же лучше будет.
  
  Волжанов осторожно обвел кончиками пальцев контуры губы:
  
  - Ведь меньше болит, правда?
  
  И, правда, саднило уже не так. Что он сделал? Я ничего не понимала.
  
  - Я не возьму тебя сейчас, обещаю.
  
  Что-то такое промелькнуло в его словах, что заставило довериться и расслабиться.
  
  Мужчина какое-то время выводил языком на моем теле замысловатые знаки, иногда легонько покусывая и целуя.
  
  А я просто позволяла делать с собой все, что ему хотелось. Я не понимала себя. Лежала обнаженной перед мужчиной, который беззастенчиво смотрел и ласкал мое тело, и ничего не делала. Наоборот, наслаждалась этими ощущениями. У меня больше не возникало желания прервать эти странные ласки, пока он не опустился к моему животу.
  
  Вот это заставило меня дернуться в испуге. Его такой легкий поцелуй в живот мгновенно вырвал меня из блаженной неги.
  
  - Прости, я кое-что должен проверить, - сообщил он, широко раздвигая мне ноги и фиксируя тело собой.
  
  Проверить? Что он собрался проверять? От его слов я еще больше занервничала и задергалась, уже действительно пытаясь вырваться.
  
  Волжанов снова придавил меня своим весом, но, слава Богам, перестал двигаться. Поза была возмутительно непристойной и недвусмысленной. Я с раздвинутыми ногами, голая и мужчина на мне. Слава Богам, он пока что не успел скинуть с себя одежду. Я ощущала, как о нежное лоно трется грубая ткань брюк при каждом моем выдохе. И это чувство заставляло не только нервничать, но и испытывать предвкушение.
  
  Я бы точно не смогла сейчас сказать, чего боялась больше: того, что должно было случиться, или того, что я так желала этого.
  
  - Ада, спокойно, -  он уже успел поймать мои руки и зафиксировать над головой. Почти также, как это делал Павел, но что-то в действиях Антона не вызывало отторжения. - Не сопротивляйся и просто доверься.
  
  Доверие? Я не хочу слышать о доверии! Единственный человек, которому я доверяла, сегодня предал меня. Это заставило меня дернуться под мужчиной. Естественно, безрезультативно.
  
  - Ада, не заставляй тебя связывать, - как-то грустно произнес он. - Я все равно это сделаю, понимаешь? Мне нужно!
  
  Что ему нужно, мужчина пояснять не стал. Собственно, мне без его пояснений было все предельно явно. То, что ему нужно удовлетворить, довольно отчетливо выпирало из брюк и касалось меня в области паха.
  
  Он перехватил мои руки одной своей, но успел большим пальцем освободившейся руки погладить внутреннюю сторону моих запястий. Маньяк! Ну, вот чего он добивается? Зачем мучает меня? Либо отпустил бы, либо уже трахнул что ли. Я, кажется, даже согласна на это. Только бы перестал играть со мной. Устала за сегодня неимоверно. Моральных сил не осталось никаких.
  
  Похоже, Волжанов - телепат. Или определился наконец с тем, что собирается сделать. Его свободная рука скользнула между нашими, уже не так плотно прижатыми, телами. Я почувствовала, как он возится сначала с ремнем на своих брюках, а потом расстегивает молнию. На меня накатила волна паники.  Я ошиблась! Черт, моральные силы у меня еще остались! И я вовсе не готова сейчас лишиться девственности!
  
  Слабо рванулась и наткнулась на довольное лицо Волжанова, который наблюдал за выражением на моем лице, явно отслеживая каждую реакцию.
  
  - Ада! Ада! - мужчина покачал головой. - Что я тебе говорил?
  
  Много он мне всего говорил, вот только я половину чудесным образом пропустила, находясь в какой-то прострации. Ну, что вот он делает?
  
  Мужчина аккуратно провел пальцами по моему увлажнившемуся лону, вызывая у меня одновременно дрожь и тихий стон. Сама от себя не ожидала.
  
  - Ты такая мокрая, милая. А аромат твоего желания просто сводит с ума.
  
  А в следующий момент я почувствовала, как моего лона коснулось что-то обжигающее горячее.
  
  - Что я говорил? - настойчивее спросил он, а я почувствовала, как голос Волжанова дрогнул. Кажется, не так уж он себя хорошо контролировал, хотя стоп... о чем я думаю? Возбужденная плоть потерлась о мои половые губы, раздвигая их. Кажется... Не понимаю... Я давно утратила связь с реальностью. Да и что делал мужчина не совсем понимала, раньше как-то не приходилось испытывать подобное.
  
  - Ну, Ада? - Волжанов, похоже, потерял терпение. Я увидела, как у мужчины выступили бисеринки пота на лбу, а тело напряглось. Во всяком случае жилка на его шее отчетливо пульсировала. Странная у меня реакция на то, что происходит. Почувствовала, как головка члена вошла в меня совсем неглубоко, вряд ли больше, чем на полсантиметра. Больно не было. Просто чувство какое-то странное. Объяснить словами не смогла бы. Меня сейчас лишат девственности, а я вот лежу и рассматриваю Антона, вместо того, чтобы его остановить. Вопрос в другом хочется ли мне его останавливать?
  
  Нужно! А вот что, кому и для чего нужно, не знала. Просто внутренний голос нашептывал, что это правильно. Я перебирала в памяти наиболее подходящий ответ. Вот, что он хочет от меня услышать? О! Кажется, он говорил, что не возьмет меня сегодня. Но это его обещание слишком уж расходилось со словами.
  
  - Ада?! - прошептал он почти обессиленно. Я почувствовала, как мужчина освободил меня от своей тяжести и просто рухнул на пол, опираясь спиной на софу, где я лежала. - Ты безнадежна!
  
  Да? А что я такого сделала?
  
  - Я обещал, что не возьму тебя, - почувствовала, как он прижался губами к моей ноге и нежно провел пальцами вверх.
  
  О! Значит, я угадала! Но в тот момент я испытала такое разочарование! Так обидно стало! Горько! Кажется, я обиделась! Стоп! Я обиделась на мужчину за то, что он не закончил начатое? За то, что сохранил мою невинность? Кажется, я постепенно схожу с ума.
  
  - Теперь ты перестанешь вздрагивать, когда я тебя касаюсь? - тяжело спросил он, снова нависая надо мной.
  
  Сил на это ответить я не нашла и только кивнула.
  
  - Умница!
  
  Волжанов опустился на пол и широко развел мои ноги.
  
  - Ты такая красивая, - с неким пиететом сообщил он.
  
  Красивая? Спасибо, но я это итак знаю. Или он... О, нет! Черт! Кажется, я сейчас стану красной, как помидор.
  
  Тем временем мужчина осторожно провел пальцами по моему лону, заставив меня вздрогнуть, а потом облизал их. Я как раз в этот момент приподнялась на локтях и обомлела. Мне стало интересно, что он там собирался увидеть? Волжанов меня удивил! Волжанов меня шокировал! Он меня пробовал! Он нюхал меня! Я прямо видела, как раздувались пазухи его носа, когда он втягивал в себя мой запах!
  
  - Я рад, что он не успел!
  
  Тот Павлуша, что ли? А откуда он знает? Не мог же он понять это по запаху или вкусу? Или мог? Боги, как я невежественна в вопросах секса! Погуглить что ли?
  
  - У тебя давно никого не было?! - то ли спрашивал, то ли утверждал. Голос Антона в этот момент был удивительно довольный. Как у кота, укравшего курицу. Отчетливо помню огромного и наглого кота Ваську. Мы тогда гостили у родственников в деревне. Родители были еще живы. Это, кстати, одно из немногих ярких воспоминаний детства, которые бережно сохранила память. Тетя Маша запекла огромную курицу. А этот нахальный котяра утащил ее вместе с фольгой. Никто тогда ничего не видел. А фольгу через пару дней нашли на чердаке, да и Васька прятался несколько дней. Вот и Волжанов.... Мне даже смешно стало.
  
  Стоп! О чем он это? Не было у меня никого? А это, как интересно, он определил? Тоже по запаху? О таком я точно не слышала!
  
  Болван, ты, Волжанов! Спросил бы, а не мучал тут меня, играя в свои странные, непонятные игры! Да, у меня никого не было! Никогда не было! И быть не могло! Я девственница! Но вот, поверишь ли ты? Вступать в полемику сейчас не хотелось. Но утром я тебе об этом скажу. Я уже предвкушала увидеть выражение растерянности на этом холеном красивом лице. Так и знай, у тебя был шанс затащить меня в постель, но ты сам им не воспользовался. А больше удобного случае тебе не представится.
  
  Черт, черт, черт! Он прошелся языком по моим половым губкам, задевая клитор. Я выгнулась и застонала, так это было неожиданно. Что, опять?
  
  - Хочешь расслабиться? - услышала вопрос, который окончательно перепутал все в моей голове.
  
  - Нет, - простонала я и сама себе не поверила. Что уж говорить о мужчине? Услышала, как Волжанов издал довольный смешок. - Как знаешь. Но тебе не помешает расслабиться все равно, - сообщил он мне. Мужчина уже успел застегнуть брюки, а сейчас сноровисто поправлял на мне халат. Даже аккуратный бантик завязал. Заботливый какой! Жалко, что не мой.
  
  "Ада! Ада!" - горестно вздохнула. Но вот зачем себе портить настроение? Подобные мужчины всегда будут смотреть на меня, как на красивую игрушку. Даже, если бы удалось каким-то чудом женить Волжанова на себе, он бы все равно не воспринимал, как равную.
  
  Я опять у него на руках. Таскать меня, похоже, окончательно вошло у мужчины в привычку. Но в данный момент не возражаю. Совсем не уверена, что после такого смогла бы удержаться на ногах самостоятельно.
  
  Антон усадил меня в удобное кресло и отошел.
  
  Надо же, у него тут как в гостинице! Мини-бар. То есть, далеко не мини. Я всегда думала, что бары держат в гостиной или в кабинете, но не в спальне же. Предприниматель не перестает меня удивлять.
  
  Тем временем он налил мне немного какой-то коричневатой жидкости, покрутил, как бы омывая стенки бокала. Я завороженно следила за его действиями.
  
  - Выпей, - мужчина протянул мне бокал. Я только отрицательно помотала головой. Еще не хватало!  - Ада, будь хорошей девочкой! Не заставляй меня настаивать! Тебе сейчас это необходимо!
  
  - Нет!
  
  Я не люблю пить! Я не умею пить! Меня развозит от одного глотка вина! А тут явно что-то, сравнимое по крепости с водкой!
  
  Тем временем Антон запустил левую руку мне в волосы, наматывая их на руку. Опять?
  
  - Не сопротивляйся, открой ротик, - он поднес бокал к моим губам, второй рукой надежно зафиксировав мою голову.
  
  Чертов Волжанов! Победил!
  
  Я послушно подняла руку и ухватила бокал, а потом залпом вылила в себя его содержимое. Горло словно обожгло, из глаз выступили слезы, а я закашлялась. Вот, дерьмо! Не зря не люблю спиртное! Наверняка, то, чем напоил Волжанов, стоит недешево!
  
  Услышала довольный смех. Чему радуется мерзавец? Он еще не видел меня в пьяном состоянии.
  
  - Сейчас дам запить, - в следующий момент мне в руку всунули стакан. - Апельсиновый сок. Делай мелкие глотки. Сейчас все пройдет.
  
  А тепло уже постепенно разливалось по телу... Кажется, начала кружиться голова!
  
  Ну, Волжанов, держись!
  
  Глава 4
  
  - Волжанов, - я окликнула мужчину, который развернулся ко мне спиной и направился... куда-то, в общем, направился. Он вздрогнул.
  
  - Антон, Ада, - предприниматель развернулся и окинул меня подозрительным взглядом. - Меня зовут Антон.
  
  Ну, и зачем повторять мне это по несколько раз? Без него знаю, как его зовут.
  
  - Волжанов, - повторила я, - а зачем ты все это устроил?
  
  - Что все? - кроме вопроса, раздался забавный хмык. А мужчина, кажется, решил устроить стриптиз. Во всяком случае ремень от брюк полетел на пол. О-о! Заценим!
  
  - Ну, эти твои самые проверки сколько у меня и кого было, - туманно произнесла я.  - Ты спрашивать не пробовал?
  
  - Пробовал, - так, а задница, кажется, у него весьма аппетитная. Верх задницы точно!  О-о! Он не носит нижнего белья! Как это сексуально. Захотелось подняться и ущипнуть его.  Но так лень вставать, все же я устала. Волжанов все-таки повернулся ко мне лицом, жаль, что попытки раздеться прекратил. - Я, вообще-то, задал тебе вопрос в машине. Ты промолчала. Сама не оставила мне выбора, - Волжанов так хищно улыбался в начале своей речи, но постепенно его улыбка стерлась с лица. Вероятно, он не оценил, что я облизнула губы и медленно накручивала одну из прядок на палец. Знаю, как подобное действует на мужчин. Ну, давай, подойди ко мне! Повернись своей очаровательной попкой. И я осуществлю все желания. Свои.
  
  - Ада, с тобой все нормально? - услышала вместо действия.
  
  - Со мной все прекрасно, - со мной действительно все прекрасно. В голове мыслей не было, но она почти перестала болеть. Лицо тоже больше не саднило. Уж не знаю, что тому послужило причиной. Хотя, наверное, завтра все лицо заплывет. На работе явно не обрадуются подправленной внешности. Может, правда, с Волжановым поехать отдохнуть? Пусть он любуется по мою посиневшую рожу.
  
  - Ты кушать хочешь, милая? - Антон подошел к встроенному в стену шкафу и спрятался за открытой дверцей.  Теперь мне были видны только его ноги. Волосатые ноги ниже колен! Эй, так нечестно! Я сейчас, кажется, пропущу самое интересное. И, действительно, в следующий миг на пол упали его штаны. Пришлось вставать.
  
  - Не хочу.
  
  - Тогда спать. Тебе сегодня пришлось пережить слишком много.
  
  Какой участливый! А кто виноват в большинстве моих проблем? Ха, да если бы Волжанов не захотел секса со мной, братцу не пришло бы даже в голову сделать меня разменной монетой в случае с Павлушей. Братец! Тошнота подступила к горлу при одном воспоминании об этом уроде. Но все же... брат. Растил, заботился, любил. Весьма своеобразно, как выяснилось. Интересно, что с ним? Надо бы спросить. Но это явно потом.
  
  Так, стоп, не поднимай ногу! Я ведь ничего не увижу. Опоздала. Когда я дошла до шкафа, на мужчине уже красовались пижамные штаны. Ну, вот, так нечестно! Упустила такой момент! А я ведь никогда не видела вблизи голого мужика. А этот очень даже ничего. Попросить, что ли раздеться? Хотя, наверное, он не поймет моих эстетических пристрастий.
  
  - И зачем ты встала?
  
  Мужчина шустро сдернул покрывало с огромной кровати и отодвинул край одеяла.
  
  - Иди в постельку, милая.
  
  Какое заманчивое предложение. Вот только спать с этой похотливой свиньей мне абсолютно не хотелось. Чтобы он там не говорил! Но и не спать я не могла. А вот спать в тяжелом, влажноватом халате точно неудобно. Решила последовать примеру Волжанова. Полезла в шкаф смотреть, что там такое интересное имеется. А рукава у халата длинные, широкие. Неудобные, в общем.
  
  Я, кажется, совсем лишилась рассудка. Но в тот момент как-то не подумала о произведенном эффекте. Халат полетел на пол. А сзади раздался приглушенный мужской стон. Я развернулась и увидела расположившегося на кровати Волжанова, прикрывающего лицо подушкой. Как смешно! Я что, так плохо выгляжу? Да?
  
  - Что ты делаешь? - поинтересовалась у него мрачно.
  
  - Это что ты делаешь? - раздался недовольный приглушенный голос из-за постельного аксессуара.
  
  А что я делаю? Вот, отличная футболочка. Мне чуть ли не до пят. Чем не вариант ночной сорочки? Ну, с длиной конечно я не угадала. Хотя, попу она хорошо прикрывает.
  
  - А чем тебя халат не устроил?
  
  - А чем тебя штаны? - я легла в постель. На самый край. Какая мягкая. Какая удобная. Обняла подушку и уже собиралась засыпать.
  
  Услышала три хлопка, свет погас.
  
  Долго мое счастье не продлилось. Этот наглый самец сграбастал меня и притянул к себе. Обнял сзади. Ну, неудобно же лежать на чьей-то руке. Мешает. Ладно, полежим, подождем. Полежали, подождали, помолчали. Лично мне спать так неудобно. К утру тело точно затечет.
  
  - Ада, ну вот, что ты делаешь? - спросил меня Волжанов, когда я попыталась выкарабкаться из его объятий.
  
  - Мне неудобно, - проныла я и опять поёрзала.
  
  - Ада-а, - мужчина протяжно застонал. Черт, я как-то не подумала, что он до сих пор возбужден. Я его задела, да? Ну, и ладно! Сам виноват! А потом вспомнила, что мне так хотелось недавно сделать. Перегнулась через мужчину и ущипнула его за задницу, прямо через пижамные штаны. Ничего! Никакого удовольствия я не получила! Ну, не так я себе это представляла! Что-то мне стало немного жарко. Нет, скорее душно.
  
  - Ада, какого черта? - Волжанов меня сграбастал и уложил на себя. - Спи!
  
  Ада! Ада! Ну, вот заладил. Зануда! Без него прекрасно помню, как меня зовут. А в комнате мы одни. Явно не спутаю, к кому обращается.
  
  Раздумывая, как бы получше устроиться, я временно оседлала мужчину. Потому что лежать на нем было жестковато. Да, и он такой горячий. Никогда не думала, что люди такие горячие. Правда, я ни с кем полуобнаженным в постели раньше не оказывалась.
  
  Провела пальчиком по его груди, вырывая у него очередной стон, а потом прижала ладошку. Действительно, горячий. Мою руку тут же перехватили и поцеловали.
  
  - Издеваешься, малышка? - поинтересовался. - Пользуешься обещанием? Но я ведь могу ответить.
  
  Я не верила тому, что видела. Глаза Волжанова светились. Пока я любовалась на этот феномен, мужчина запустил мне пальцы под футболку.
  
  И безошибочно нашел клитор. Надавил и потер. Потер и надавил. Мне как-то сразу стало душно, захотелось раздеться, избавиться от мешающей тряпки. Кажется, соски зачесались. Я поднесла руки к груди и немного их помассировала. Однозначно стало легче.
  
  - Мстишь?
  
  Я уже ни о чем не могла думать, полностью сосредоточившись на ощущениях внизу живота. Он вытворят своими пальцами что-то удивительное. Даже не представляла, что это может быть так приятно. Не когда ты себе, а когда тебе... Я почувствовала, как начали понемногу неметь ноги. Немного сдвинула попку, пытаясь усилить нажим. Его последнее движение мне понравилось особенно.
  
  - Ты понимаешь, что мы сейчас доиграемся?
  
  Черт, а если так? Я стянула с себя надоевшую футболку и снова погладила собственную грудь. Да, так определенно лучше. Значительно лучше.
  
  -  Ада-а!
  
  Улыбнулась Волжанову. В темноте все равно не видно. Ну, как же хорошо!
  
  - Приподнимись! - прозвучал хриплый голос. Что с ним такое? Машинально сделала то, что он просил.
  
  - Моя, - услышала довольный рык. И это "моя" слилось с моим жалобным вскриком, когда мужчина обхватил меня за бедра и резко опустил на себя. Прямо на всю свою немалую длину.
  
  Боль! Дикая боль! Боль в каждой клеточке моего тела! Я ничего не могла чувствовать, кроме этой разрывающей боли внутри. Я сделала неловкое движение пытаясь ослабить, унять, но стало только хуже.
  
  - Черт! - выругался мужчина и притянул к себе на грудь. Он крепко обхватил меня одной рукой, плотно прижимая к себе, не позволяя двигаться. - Потерпи, - донесся до меня сбивчивый шёпот и горячее дыхание обожгло правое ухо. Второй рукой Волжанов приподнял мои бедра и стал совершать быстрые, глубокие и мощные толчки. Каждый рывок заставлял меня только громче стонать. Меня будто каленым железом прижигали с каждым таким ударом.
  
  - Не. Смогу. Остановится. Прости. - пронеслось где-то на краю сознания, замутненного ярой болью. Я уже не соображала, где нахожусь и что происходит в округ. Боль! Вокруг только боль! Если это ад, я больше никогда-никогда не буду грешить и обещаю по воскресеньям посещать церковь.
  
  - Еще немного, - он это действительно сказал или мне только показалось?
  
  Не знаю, сколько пытка продолжалась по времени, но в какой-то момент мужчина удовлетворенно выдохнул и ослабил хватку. Все резко прекратилось! Я могла лишь тяжело дышать и плакать, прижимаясь к мужской груди.
  
  - Просто не двигайся. Сейчас лучше будет.
  
  Вот и все, я больше не девственница!
  
  Дурной хмель быстро выветрился из головы, вытесняемый болью! Было не так жутко, как в процессе, но я чувствовала себя ужасно, словно меня избили. Даже после "свидания" с Павлушей мне было лучше. Физически точно. А про моральное состояние говорить пока рано, я еще не до конца поверила, что все закончилось.
  
  До сих пор не могла понять, как такое произошло. Я конечно знала, что терять невинность больно, но никогда не думала, что настолько. А ведь я была возбуждена. Правда, Волжанов был далеко не нежен и осторожен, как пишут в романах, но все же. И, кстати, он так и не сдержал данного обещания. Урод!
  
  Мужчина осторожно уложил меня на спину и навис надо мной. Попытался поцеловать в губы. А я лежала, как бревно. Увидев, что ответной реакции не последовало, хмыкнул и отпустил. Не хочу! Не хочу этой вынужденной нежности! Лучше бы оставил меня в покое и заснул. Иначе еще одной истерики ему не избежать.
  
  Волжанов спустился ниже и развел мне ноги.
  
  - "Первый раз" всегда больно. Ты должна это прекрасно помнить, - выдохнул с досадой, а я замерла. Ну, не думает же он повторить? Серьезно?!
  
  Он раздвинул пальцами мои лепестки и лизнул. А я забилась в истерике. Довел.
  
  - Не надо, пожалуйста, - заныла я. Слезы из глаз катились непроизвольно. Меня просто трясло, стоило лишь представить, что этот ужас сейчас повторится.
  
  - Ада, девочка, тебе же будет лучше. Иначе, завтра все болеть будет, - голос звучал так спокойно, что это меня немного отрезвило. Слава Богам, мужчина перестал что-либо делать и просто изучающе смотрел на меня.
  
  - Мне все равно! Не трогай меня больше, - попросила я. - Пожалуйста.
  
  - Ну, как знаешь, - согласился слишком легко, а меня что-то насторожило. То, как он вел себя до секса кардинально отличалось. Такое ощущение, что сейчас я наблюдала перед собой его брата-близнеца. Копию, которая испытывала ко мне отвращение. Было что-то такое в его действиях, взглядах и словах, граничащее с презрением ко мне. Как будто, я потеряла в его глазах уважение. Хотя, о чем я, такие люди не умеют уважать. Разве предложил бы Волжанов мне место временной любовницы, если бы считал достойной? Ответ был однозначный. Нет!
  
  А сейчас, словно в его глазах опустилась вниз по социальной лестнице. Рухнула. Точно он ожидал чего-то иного. Будто разочаровался. И это именно случилось после секса. Не мог же его расстроить факт того, что я оказалась девственницей? Или мог? Он-то меня считал опытной.  Обманулся в ожиданиях? Не получил желаемого? Похоже было на то. Но с другой стороны, мне лучше. Значит, спокойнее воспримет отказ поехать с ним на Сейшелы.
  
  Пусть я была уже не девственной, но торговать собой по-прежнему не намеревалась. Но я собиралась отложить разговор до утра. Сейчас просто нет сил. А еще хотелось обдумать, как я отношусь к случившемуся. Однозначно, что ничего не вернуть. Но разочарована ли я?
  
  Наверное, нет. Даже рада, что все случилось именно так. Ведь если бы это произошло с любимым, разочаровалась. Я понимала бы, что он не виноват. Это только мне "так повезло" с девственность. Но подсознательно винила бы его в причинении мне боли.  Это могло испортить наши отношения. А Волжанов? Ну, его. Проведу с ним эту ночь, а завтра и не вспомню об этой сволочи. Ведь, правда? Был еще один аспект. Я теперь боялась близости. Посмотрела на мужчину. А ведь он хорош. Не только внешне, но и в постели. Пусть я ничего в сексе не понимала, но успела почувствовать, как могло бы быть это с ним. Возможно, это выход? Может, стоит согласиться и поехать с ним? Его не жалко. Даже, если буду устраивать истерики и показывать характер, какая разница, как он отреагирует? А с его настойчивостью, он соблазнит меня довольно быстро.  Наверное, это поможет преодолеть возникший страх близости. Странные мысли. Пугающие. Хотя... Был еще один немаловажный аспект. Не хотела оставаться с братом наедине. Надо будет переезжать, а рассчитывать особо не на кого. Друзей мужского пола у меня не было. А одной в квартиру возвращаться просто страшно. Да, и работа. Минимум две недели не смогу там появляться. Мое начальство придет в ужас, когда увидит синяки на лице. Надо подумать об этом с утра, как следует.
  
  - Ада, - Волжанов уже вернулся в постель и протянул руку в приглашающем жесте, - иди сюда, солнышко.
  
  Я придвинулась ближе. Не хотела, чтобы хватал. Но он притянул к себе и прошептал:
  
  - Прости меня. Не хотел причинить тебе боль.
  
  Может, мне тогда почудилось презрения? Сейчас передо мной был старый добрый Волжанов. Тот, которого я привыкла видеть за время нашего недолгого общения. Странное дело, я не боялась его. Совсем.
  
  Я немного поерзала рядом с ним, устраиваясь с максимальным комфортом. Он позволил. Похоже, секс действительно сближает. Я была обнажена, тем не менее чувствовала себя рядом с ним естественно.
  
  Засыпала у него под мышкой. Так было уютно. Все-таки он удивительно горячий, я бы сказала обжигающий. Поймала себя на мысли, что обжигает не только снаружи, но и изнутри. Кажется, он мне успел понравится. Вот, черт!
  
  Утро началось с поцелуя. Такого нежного и короткого. Пока я пыталась сообразить, где я и кто меня ласкает, поцелуй закончился.
  
  - Доброе утро! - услышала я знакомый голос. И осознание случившегося накатило волной, принося с собой весь ужас от произошедшего несколько часов назад. А тем временем меня бережно подхватили на руки и куда-то понесли. - Как себя чувствуешься?
  
  Прислушалась к себе. В районе паха неприятно зудело и саднило, и, кажется, кожа была стянула. Естественно, я ведь вчера не додумалась принять душ. Как минимум, кровь должна была застыть на бедрах, вызывая эти неприятные ощущения. И тут я кое-что вспомнила. Правда, я была совсем не уверена, что правильно оценила случившееся.
  
  - Антон, мы ведь вчера не предохранялись?
  
  - Я нет, - сообщил мне он, опуская в наполненную ванную. Потом весело посмотрел на меня и добавил:
  
  - Я полностью здоров. Никаких ЗПП. А вот ты, малышка? Мне стоит волноваться?
  
  Кажется, я покраснела. Не от смущения. От гнева. Какие венерические болезни, если я была невинна? Стоит тут и улыбается. А я ведь даже не подумала о возможности чем-то заразиться от Волжанова. Просто мне вчера показалось, что он кончил в меня. Хотела уточнить этот момент. Я слышала, что можно забеременеть после единственного раза. А ребенок, да еще от Волжанова, точно не был в списках моих жизненных целей на ближайшие лет пять.
  
  - Ты очень мило смущаешься! Еще не вышла из роли?
  
  - Какой роли? - сухо переспросила я. Он опять улыбался, слишком уж у него хорошее настроение.
  
  - Невинной девочки, Ада. Скажи, я ведь не сильно испортил твои планы, когда вчера лишил тебя девственности?
  
  - Какие планы? - как попугайчик, повторила я. Отказываюсь понимать этого мужчину. Делает какие-то намеки. А вот до меня явно не доходит.
  
  - Ада, Ада, - мужчина присел на краешек джакузи. Он был уже одет. Какие-то брюки, явно не костюмные, но и не спортивные, и голубое классическое поло. - Мне вот интересно, сколько в вашем агентстве стоит подобная услуга?
  
  - Ты намекаешь, что я...
  
  Я просто задохнулась от возмущения. Кажется, он считает, что я собиралась продавать свою невинность. Я забыла, где нахожусь и взмахнула руками, вызвав море брызг. Антона окатило водой и заставило поморщиться.
  
  - Не так эмоционально. А, хотя, ладно, - он встал и стащил с себя поло.
  
  - Что ты делаешь?
  
  Я с нарастающим испугом наблюдала, как он стащил с себя брюки. Машинально вспомнила вчерашнюю сцену. Похоже, этот мужчина нижнее белье не носил принципиально.
  
  - Разве непонятно? Подвинься.
  
  Я резко поднялась из ванной, собираясь ее покинуть, быстрее, чем сообразила о рациональности такого поступка. Но не успела. Меня опять подхватили и буквально уложили на себя.
  
  - Не рыпайся, милая. Я ничего тебе не сделаю.
  
  - Ты вчера обещал тоже самое, - зачем-то произнесла я. А в голосе почувствовалась затаенная обида. Я попыталась несколько раз освободиться от его объятий, больше смахивающих на железные тиски, прежде чем поняла бесперспективность собственных действий.
  
  - Ты сама виновата. Да, не дергайся, я сказал.
  
  Легко ему говорить. Я находилась у него между ног. В попку упиралась его возбужденная плоть, а руки нагло ласкали грудь. То легонько сжимая, то поглаживая.
  
  - Подождем до вечера, сладкая.  Если бы ты вчера не упрямилась, то уже сейчас у тебя ничего не болело.
  
  Его правая рука скользнула вниз и большой палец начал массировать клитор. А я... я просто задохнулась от наглости и той свойской манеры, с которой он себя со мной сейчас вел. Понимала, что сама виновата во всем этом. После случившегося ночью неудивительно, что он так себя ведет. Считает, что ему теперь все дозволено. Только у меня другое мнение. Схватив его руку, я попыталась убрать ее от своей промежности. Но не получилось. Его рука накрыла мою и чуть сжала, вынуждая самой себя ласкать. Боги, как это неприлично! В тоже время его губы прошлись по моей шее, прокладывая дорожку к уху:
  
  - Ты какая-то нервная. Просто расслабься.
  
  - Я вчера уже расслабилась, - выдохнула я, пытаясь снова бороться с его рукой. Волжанов лишь рассмеялся. Добилась лишь того, что его средний палец проскользнул внутрь, причиняя дискомфорт.
  
  - Ты такая узенькая. Даже не ожидал.
  
  Слава Богам, руку он моментально убрал, когда почувствовал, как непроизвольно сжалось тело от нежданного проникновения. Зато он усилил ласки в районе шеи, вычерчивая языком какие-то замысловатые символы.
  
  - Ты не представляешь, как мне хочется тебя укусить? - Что за странные желания у человека?  И ведь укусил. Зараза!
  
  Легонько прикусил кожу и сразу отпустил. Странные игры у этого мужчины, но пора их заканчивать. Я как-то слишком начала расслабляться, а это ни к чему хорошему не приведет.
  
  - Антон, отпусти меня.
  
  - Зачем?  - он лишь крепче прижал к себе.
  
  - Наверное, потому что я закончила водные процедуры, - добавила в голос чуточку патоки. Уже поняла, что с этим мужчиной лучше договариваться по-хорошему, особенно, когда вот так прижимает к себе. А сама обдумывала, как побыстрее свалить из этого гостеприимного дома. Предположим я могу одолжить футболку у Волжанова, явно он будет возражать, но вот как добраться домой? Ни денег, ни ключей. Хотя ключи мне, похоже, не нужны. Сразу вспомнила прислоненная к стене входная дверь.
  
  - Жаль, - услышала я шепот над ухом, которое облизали, но мужчина перестал меня обнимать. Поднялась и направилась за полотенцами. И только, когда оказалась упакованной в огромный халат, решилась продолжить разговор:
  
  - Антон, а что с моим братом?
  
  - Ничего, - усмехнулся мужчина. А я вся сжалась от страха. Не представляла, что меня ждет по возращению домой. А попасть туда просто необходимо. Если одежду я еще могла купить или одолжить, но там документы и банковские карточки.
  
  - Ада, ты что за него переживаешь? - Волжанов вылез из ванны и направился ко мне, вернее к стойке с чистыми полотенцами. А я поспешила отойти к раковине. Над ней висело зеркало. Надо было посмотреть на себя наконец. Но смелости мне пока не доставало.
  
  -  Нет, я переживаю за себя.
  
  Хотя, вру, конечно я переживала за брата. Пусть он и оказался предателем, но растил меня, воспитывал и заботился, как умел. Признаться, я надеялась, что ему досталось от Алексея. Ведь человек, способный разворотить дверь, способен запросто переломать ребра не слишком мощному оппоненту. Я даже приукрасила возможности брата. И я, и он имели тонкую кость. И на вид Никита был скорее хилого, чем нормального телосложения. Но он был мужчиной, когда-то занимающийся спортом. До того, как начал выпивать. Мне бы одной все равно с ним было не справиться. Это я понимала очень ясно. Видимо, Волжанов, единственный, кто может помочь на данный момент. Но захочет ли?
  
  - Это хорошо, что у тебя есть хотя бы чувство самосохранения, - хохотнул мужчина. А я обомлела, я его уже не слушала. Я смотрела в зеркало и не могла поверить в увиденное. Чистая кожа. Без единого намека на кровоподтёки. Как такое возможно?
  
  Не заметила, как сзади меня опять обмяли и поцеловали в макушку:
  
  - Если бы кто-то не упрямился вчера и дал помочь, то с утра уже ничего не болело.
  
  - Это сделал ты? - сложно, конечно, в такое поверить, но я до сих пор чувствовала удары Павлуши, стоило лишь прикрыть глаза и вернуться во вчерашний вечер. Вздрогнула. Волжанов, кажется, принял это на свой счет, поэтому отпустил и отошел немного назад.
  
  - Мне не нравится, что ты меня боишься.
  
  Я тебя конечно тоже боюсь, но сейчас думала о другом. Но интересно, как он это определил? Сейчас я уже могла сопоставлять какие-то факты и странностей, окружавших Волжанова, становилось с каждой секундой все больше. Мужчина так и не ответил на мой вопрос, зато задал другой:
  
  - Ты готовить умеешь?
  
  - Да.
  
  - Вот и прекрасно, - он меня снова подхватил на руки. - Переодевайся и спускайся на кухню, поговорим о твоем брате и о нас.
  
  - Тогда поставь, - мои вещи все еще валялись на полу в ванной.
  
  - Зачем? - меня уже успели практически вынести из ванной.
  
  - Вещи, - указала кивком головы на пол. Волжанов остановился, проследил за моим взглядом и кивнул. Но при этом на пол не опустил.
  
  - Тебе ведь не хочется одевать на себя это? - кажется, я в голосе услышала некую брезгливость.
  
  - А у меня есть выбор?
  
  - Конечно, -  меня бережно опустили на кровать и попытались раскрыть халат. Но как-то я не в настроении была играть в игры Волжанова, в конце концов я не кукла, которой можно вертеть по собственному желанию. Я перехватила его руку, которая уже успела распутать узел на банном халате.
  
  - Нет, - прозвучало очень уверенно, сама удивилась твердости в собственном голосе. Странно, но мужчина уступил и даже отошел к шкафу с одеждой.
  
  - Не стоит упрямиться, малышка. Завтра вечером ты все равно окажешь подо мной, и я не посмотрю на то, что тебе может быть больно.
  
  - Нет, - упрямо повторила я.
  
  - Нет, так нет. Твои вещи, - Волжанов указал на два чемодана и небольшую женскую сумочку сверху. - Не задерживайся, у меня не так много времени.
  
  Сказав все это, он покинул спальню. А я только могла непонимающе хлопать ресницами. Я явно не успевала за событиями в собственной жизни. Мои вещи. Подумать только, откуда? Понятное дело откуда, из квартиры. Но это ведь их кто-то собрал. Кто-то чужой рылся в моих вещах? Так мерзко стало. Даже не от того, что кто-то копался в моем нижнем белье, а от осознания, что я потеряла контроль над собственной жизнью.
  
  Правда, это не помешала мне открыть чемоданы и бегло изучить содержимое. Мои худшие подозрения подтвердились. Легкие платьица, шортики, маечки - в одном чемодане, а во втором - содержимое пакетов, купленных вчера. Забавный выбор.
  
  Волжанов был прав, не стоило затягивать. Пора было объяснить ему, что на свои Сейшелы он едет один и раскладывать завтра вечером будет кого-то другого.
  
  Нашла более-менее не провокационный наряд и спустилась вниз. Еще бы понять, где у Волжанова кухня.
  
  P.S. Произведение конкурсное и не может быть выложено на сторонних ресурсах объемом более 120000 знаков. Где прочитать бесплатное продолжение, вы можете узнать, если зайдете на мою страничку вконтакте.
Оценка: 7.70*6  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Ардова "Жена по ошибке"(Любовное фэнтези) С.Панченко "Ветер. За горизонт"(Постапокалипсис) А.Минаева "Академия Алой короны-2. Приручение"(Боевое фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Сержант Десанта."(Боевая фантастика) М.Атаманов "Искажающие реальность-6"(ЛитРПГ) Л.Свадьбина "Секретарь старшего принца 4"(Любовное фэнтези) А.Емельянов "Мир Карика 11. Тайна Кота"(ЛитРПГ) Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 1"(Киберпанк) Д.Сугралинов "Дисгардиум 4. Священная война"(Боевое фэнтези) Л.Малюдка "(не)святая"(Боевое фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"