Горъ Василий: другие произведения.

Инкуб.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Реклама:
Читай на КНИГОМАН

Читай и публикуй на Author.Today
Оценка: 7.02*96  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Издано.

  Глава 1. Элли.
  
   - А как вам вот этот экземпляр? - слащавый голос менеджера по продажам с идиотским именем Анджело неприятно резанул по нервам, и Элли, наконец, поняла, что идея прийти в 'Удовольствие' была, мягко выражаясь, крайне неудачной.
   - Посмотрите на него! - с придыханием после каждого слова вещал молодой, но уже начинающий полнеть мужчина, пытаясь сбыть, видимо, не пользующийся особенным спросом товар. - Двадцать два года. Модель мая этого года. Эмпат. Транслятор. Система адаптации седьмого поколения. Импринтинг. Способен выполнять функции телохранителя. Если вы заглянете в каталог дополнительных опций, то увидите, что спектр возможного применения модели почти не ограничен. Мы позаботились о том, чтобы в его обществе Вы могли чувствовать себя уютно как в своем особняке, так и где-нибудь на необитаемом острове. Только представьте себе - вы лежите на пляже, у самой кромки прибоя, а из бушующего моря, влажный от стекающей по загорелому телу морской воды, с гарпуном, на котором бьется свежепойманная рыба, выходит вот такой мужчина вашей мечты... А, каково?
   Раздраженно повернувшись к не обладающему даже зачатками эмпатии Анджело, Элли приготовилась было послать его куда подальше вместе с его гарпуном и океаном, как наткнулась на взгляд ярко-зеленых глаз очередной 'продвинутой' модели и... умерла...
   Нельзя сказать, что инкуб был каким-то особенным - многие из предыдущих моделей обладали более развитой мускулатурой, большинство - более симпатичными или мужественными лицами. Но в застывшем взгляде этого экземпляра девушка с изумлением заметила хорошо скрываемую грусть. Чувство, за последние три месяца не оставлявшее ее ни на минуту...
   - Сколько стоит этот? - неожиданно для себя самой спросила она и покраснела.
   - О, на эту модель мы можем сделать Вам скидку в двадцать процентов! - засуетился Анджело. - Правда, вам придется подождать четыре дня, пока ваша покупка прибудет из Люцано, где находится наш головной офис...
   - Я спросила, сколько стоит ЭТОТ экземпляр! - чувствуя, что начинает злиться, рявкнула девушка. - Именно этот! И сколько надо времени, чтобы его активировать и забрать?
   - Это - витринный образец! - покрылся пятнами продавец. - Хотя, если Вам нужен именно он, то мы бы могли...
   - А можно без лирики? Сколько?! - повысив голос, Элли вытащила из кармана пластиковый идентификатор и, зажав его в руке, вопросительно уставилась на растерянного парня.
   - Сейчас, секундочку... - активировав связь, скрывшую его голову поляризованным сиянием сферы, Анджело, смешно жестикулируя, принялся выяснять, видимо, у вышестоящего начальства, может ли их компания продать этого чертового инкуба или нет.
   Раздраженно фыркнув, Элли подошла поближе к стенду, и, заглянув в глаза находящемуся в стазисе мужчине, вдруг поняла, что сошла с ума: покупать существо, предназначенное для удовлетворения самых извращенных желаний только для того, чтобы заполнить возникшую в душе пустоту, было полным и законченным идиотизмом. Как и последовать совету законченной дуры Мари, посоветовавшей посетить офис этого чертового 'Удовольствия'.
   - Ладно, я ухожу... - дернув менеджера за рукав, буркнула она и, в последний раз посмотрев в зеленые глаза уставившегося перед собой инкуба, решительно направилась к выходу...
   - Постойте, Вы куда? - взвыл прервавший разговор парень. - Решение будет принято через минуту! Мы предоставим Вам хорошую скидку! Постойте, госпожа Беолли!!!
   - Я передумала... - угрюмо пробормотала девушка и шагнула за предупредительно распахнувшуюся перед ней дверь.
   - Вот и все! Он ваш всего за миллион двести двадцать тысяч! Это смешные деньги, поверьте! Кроме того, мы бесплатно предоставим Вам все необходимые лицензии! - затараторил менеджер, сообразивший, что теряет выгодного клиента. - Он заменит Вам личного водителя и пилота! Вы сможете приобрести для него оружие второго класса без всяких проблем! Вам не потребуется делать для него визы в любой из миров Лиги - комплект документов вы сможете получить в течение двадцати минут с момента оплаты товара! Он может служить поваром, прислуживать за столом, играть на музыкальных инструментах Старой Земли и танцевать дангот.
   - Танцевать что? - услышав незнакомое слово, поинтересовалась Элли. - Дангот?
   - Дангот. - догнав ее, подтвердил Анджело. - Танец такой древний. Пятнадцатого века вроде бы...
   - А, танго. Скорректируйте файл, неучи... И не пятнадцатого совсем...
   - У меня написано 'Дангот'. И я не вижу причины что-то тут корректировать. Наши специалисты не могли ошибиться... - скривился менеджер, сообразивший, что покупатель не собирается возвращаться обратно в демонстрационный зал.
   - Могу доказать... - Элли активировала интерфейс с комом и, быстренько пролистав ссылки на ее любимые голофайлы, скинула парочку стоящему рядом Анджело.
   - Ну, убедились? Чем спорить, лучше бы проверили...
   - Ну, пускай танго. Но он его танцует. Как Бог...
   - Бог - это мифическое существо, и, кажется, не был замечен танцующим танго... По крайней мере, я об этом не читала...
   - Вы интересовались Старой Землей? - удивленно спросил менеджер, остановившись перед дверями лифта.
   - Да. И даже училась танцевать этот ваш 'Дангот'.
   - Тогда вы сможете оценить, как двигается ваш партнер... - на миг отключившись от окружающего мира, видимо, просматривая сброшенный ему файл, пробормотал парень. - Черт, красиво...
   - Угу... - вспомнив, как двигались танцоры в голофильме, подтвердила девушка. - Только, как я понимаю, чтобы оценить этого вашего инкуба, надо его вывести из стазиса и приобрести? Вернее, сначала приобрести, потом вывести, а уже потом оценить... Так?
   - Да. При активации происходит импринтинг, и продать этот экземпляр другому покупателю станет невозможно... Да что для вас эти миллион двести с лишним тысяч, госпожа Беолли? Ну, не понравится он вам - мы его утилизируем... За сущие копейки... Подумайте! Он же вам чем-то понравился, не правда ли? Может, решение уйти было преждевременным? Миллион сто тысяч! И двадцатипроцентная скидка на последующие покупки! - на мгновение отвлекшись на пришедшее на комм сообщение, неожиданно выкрикнул он.
   - Что? - не поняла Элли.
   - Директор нашего филиала, господин Мейер, сообщил, что готов продать этот экземпляр за миллион сто тысяч... Это нереально дешево...
   - Брак, наверное... - хмыкнула девушка и, подумав, добавила: - Будет стоять в стазисе до конца дней...
   - Нет, не будет... - хихикнул менеджер. - Модели, не нашедшие покупателя в течение года, утилизируются...
   - Это как? - нажав кнопку вызова лифта, спросила Элли.
   - Его растворят в каких-то там кислотах. Я не в курсе используемой при этом технологии. Мое дело - продавать...
   - Вы же его убьете! - ужаснулась девушка, на мгновение представив себе, как кислота разъедает зеленые глаза бедного инкуба, и поежилась.
   - Да ну, что вы! - расхохотался парень. - По закону инкуб не считается человеком. До момента активации. Да и потом его статус регламентируется кучей законов и подзаконных актов, обойти которые на некоторых планетах Лиги не такая уж и большая проблема... Знаете, сколько экземпляров производит наша корпорация в год? Больше трехсот! А продается всего лишь около семидесяти... Куда девать оставшихся?
   - Так мало? - удивилась Элли.
   - Да... - признался менеджер. - Мало кому по карман заплатить такие деньги за пусть и очень высокотехнологичную, но все-таки игрушку. За эти деньги можно нанять армию живых людей любого сложения, возраста и цвета кожи, готовых выполнить все прихоти хозяина... Так что у него одна дорога. В кислоту... Кстати, лифт уже пришел...
   - Я его беру... - решительно протянув менеджеру идентификатор, Элли через комм подтвердила перевод денег на терминал опешившего, но не упустившего момент скачать деньги парня и, выхватив из его рук карточку, быстрым шагом пошла в направлении демонстрационного зала:
   - Активируйте его побыстрее, пожалуйста. Через час мне надо быть дома...
  
   Глава 2. Инкуб...
  
   - Привет! - голос, разорвавший тишину, был неимоверно мелодичен и красив. - Как тебя зовут?
   С трудом сфокусировав взгляд на лице стоящей передо мной девушки, я почувствовал, что медленно схожу с ума - обладательница Голоса была молода, безумно красива и... находилась на грани нервного срыва...
   С трудом двинув затекшей шеей, я прислушался к себе и понял, что не знаю, как меня зовут!
   - Я не знаю... - грустно сказал я. - Может быть, знаете Вы?
   - Вы можете назвать его так, как Вам хочется... - в голосе человека, находящегося где-то за моей спиной, звучали нотки удовлетворения, зависти и почему-то легкого пренебрежения. Причем, скорее всего, мной.
   - Я буду звать тебя Рейгом, ладно? - склонив голову к плечу, вполголоса произнесла девушка.
   Я смотрел на артикуляцию ее губ и пытался представить себе, что она чувствует, произнося чувственными губами мое новое имя. Вернее, понять, почему в ее голосе столько сочувствия и боли...
   - Рейг. - выдохнул я. - Мне нравится... А как мне звать Вас?
   - Элли. Элли Беолли.
   - Твоя хозяйка, парень! - хохотнул тот же голос. - Прошу любить и жаловать...
   Слово 'любить' отдавало грязью. Мне вдруг захотелось врезать его обладателю по лицу и хорошенечко пнуть упавшее тело куда-нибудь в область головы. Желательно по губам.
   - Вам идет... - я улыбнулся ожидающей моей реакции девушке и обратил внимание на ее пальчики, нервно мнущие подол короткой, еле прикрывающей загорелые ноги юбки. - Волнуетесь?
   - Немного... - здорово преуменьшив степень своего состояния, ответила она.
   - Что из управляющих программ загружать? - завопил обладатель гнусного голоса. - Телохранитель... Пилот... Рыбак... Тут почти двести наименований...
   - Все... - не задумываясь о смысле сказанных им слов, буркнула девушка. Не на миг не отводя взгляда от моих глаз. - И побыстрее, пожалуйста. Я тороплюсь...
   - А бумаги? Они будут только через...
   - Пришлете потом. Я устала...
   - Тогда можете идти! - буквально через несколько секунд крикнул голос, и я снова еле сдержался, чтобы не метнуться к нему с кулаками - ощущения от мыслей, которые стояли за его словами, были такими грязными, что вдруг захотелось вымыть руки...
   Опустив взгляд вниз, я присмотрелся к своим ладоням, потом прислушался к себе и понял, что хоть и понимаю смысл понятия 'вымыть руки', еще ни разу этого не делал!
   - Идем, Рейг! - девушка подала мне руку и кивнула в сторону виднеющейся за непрозрачными стеклянными параллелепипедами двери. -Давай уйдем отсюда, а?
   Ей было здорово не по себе. Я аккуратно взял пальцами ее ладошку и почувствовал, как она дрожит:
   - Да, конечно, Эль!
   - Элли! - испуганно улыбнулась она. И вздрогнув где-то в глубине сознания.
   - Нет. Тебе идет имя Эль... Можно, я буду называть тебя так? - тихо, чтобы не услышал человек за моей спиной, прошептал я и вдруг понял, что сделал что-то не так - она чуть не сорвалась с места, пытаясь от меня убежать, потом с трудом сдержала выступившие слезы и облизнула мигом пересохшие губы:
   - Н-наверное можно... Если я попрошу тебя...
   - Молчу... - одними губами произнес я и, подумав, добавил: - Прости...
   С каждым сделанным шагом идти становилось все легче и легче. Мое тело словно вспоминало давно забытые уроки, и к моменту, когда мы оказались перед серой дверью лифта, я почувствовал, что адаптировался к этому нелегкому процессу. Однако полностью переключиться на чувства стоящей рядом девушки мне не удалось - стоило нам сделать шаг в зеркальную кабину, как пол рванулся вверх, и я еле удержал равновесие.
   Эль, обратив внимание на мое испуганное лицо, прыснула:
   - Не бойся, он сейчас остановится!
   - Я не боюсь! - подумал я и понял, что действительно не боюсь. Ни скорости, с которой лифт летел параллельно стене небоскреба. Ни пропасти под практически прозрачным полом. Ни ощущения, возникшего в животе при торможении в верхней точке подъема.
   - Скутером управлять умеешь? - дождавшись, пока двери лифта откроются, поинтересовалась Эль и кивнула в направлении стоящей на белом круге посадочного места машины.
   - Модель 'Тайфун-семь'. Два двигателя по... - почувствовав, что она не расположена слушать перечисление технических характеристик скутера, прервался я и, представив себя за его штурвалом, утвердительно кивнул.
   - Отлично. Тогда бери на себя управление... - девушка запрыгнула на место пассажира и, прикоснувшись к сенсору закрывания двери, нетерпеливо посмотрела на меня.
   ...Кресло мягко приняло меня в свои объятия, а сразу же после того, как закончилась процедура его формообразования, задвигались экраны верхнего, нижнего и заднего вида. Потом на моей груди и ногах защелкнулись страховочные ремни, и под ладонями, лежащими на подлокотниках, возникли джойстики управления. Прикосновение к правому ничего не дало - панель приборов оставалась мертва.
   - Черт, забыла дать тебе допуск! - сокрушенно призналась Эль и подключилась к своему комму. - Все в порядке. Полетели...
   Тихий рокот мощных двигателей скутера пробирал до печенок. В сознании мелькнул рекламный слоган компании 'Энерджи-корпорейшн', выпускающие эти самые 'Тайфуны': 'Вы почувствуете, что такое Мощь', и я медленно приподнял машину над крышей небоскреба.
   Подключение 'Тайфуна' к вживленному процессору заняло чуть больше секунды, и к моменту, когда я освоился с управлением, на лобовом стекле возникли полупрозрачные изображения доступных для полетов над городом воздушных коридоров с указаниями разрешенных скоростных режимов. Вписавшись между парой тихоходных прогулочных автобусов, я добрался до ближайшего разгонного коридора, ведущего к скоростной трассе, и, постепенно прибавляя скорость, набрал высоту.
   Эль, закрыв глаза, прислушивалась к своим ощущениям. Понять, что ей нравится ощущение скорости, оказалось нетрудно, и через пару минут скутер, ревя двигателями, несся над самыми облаками к расположенному в пятистах километрах от города особняку...
  
  
   Глава 3. Капитан Верден Кайм.
  
   - Ну, что скажешь, старина? - в голосе начальника отдела специальных расследований Службы Внутренней Безопасности Лиги, полковника Мори Энеда, уже минуту стоящего за спиной своего подчиненного, звучали нотки хронической усталости.
   - Слишком много случайностей. Готов поставить голову против сменной головки авторучки, что дело тут нечисто... - буркнул Верден, не отрывая взгляда от рабочего терминала.
   - С чего ты взял? - поинтересовалось начальство. - Всего-то четыре несчастных случая за месяц. Ну, да, семь трупов высокопоставленных чиновников, промышленников и членов их семей. Но какая между этими происшествиями связь?
   - Господин полковник! Происшествий - не четыре... - вывешивая голограмму над столом для совещаний, буркнул Кайм. - Смотрите. Планета Кассио. Третье мая по Общегалактическому. От компьютерного сбоя в программе жизнеобеспечения погибает конгрессмен Гомилей. Двенадцатое мая. Планета Шендио. Сбой в системе регулирования движения грузового транспорта в верхних слоях атмосферы приводит к крушению платформы с двигателями для прогулочных скутеров. Одиннадцать трупов, среди которых - жена господина Инудзу. Через два дня ее супруг кончает жизнь ритуальным самоубийством. Четырнадцатое мая. Катастрофы на Майони и на Хотарре. Гибнут еще три человека. Дальше продолжать?
   - Постой. В Лиге - сорок три планетные системы. Триста с лишним миллиардов человек. Десятки, если не сотни происшествий ежедневно. Надергать похожие можно за полчаса, но это же не дает нам право строить на этой связке версию?
   - Я не пытался что-то подгонять... В каждом из этих миров погиб человек, имеющий то или иное отношение к верхней палате Конгресса Лиги. Мало того, на мой запросы о вопросах, которым они занимались, пришел один и тот же ответ. Вот, полюбопытствуйте! - капитан нашел необходимый ему файл и перетащил его в демонстратор.
  - Вашего доступа недостаточно для получения запрошенной вами информации... - прочитал Энеда. - Ну, и что? Они же, как никак, конгрессмены.
  - Я из вредности послал запросы на двести с лишним человек. Выбранных случайным образом из официального списка Конгресса. Подобных ответов пришло всего двадцать два. Все фигурирующие в моем списке трупы, естественно, оказались в нем. Вы все еще считаете это совпадением?
  - Ну... вероятнее всего, да... Хотя... есть вероятность того, что Вы правы... - промямлил Мори.
  - Нет, не зря его прозвали Медузой... - злобно подумал капитан. - Неужели родственник в Главном Управлении дает право быть выше элементарного самоуважения? Не тянешь - уйди!
  - И что вы планируете предпринять? - пару минут пошевелив мясистыми губами, все-таки решил продолжить беседу полковник.
  - Хотелось бы повторить запрос. Только, желательно, от имени офицеров, обладающих более высокой степенью допуска... - сверившись с подготовленным списком, начал капитан. - Далее, разрешить мне привлекать к расследованию филиалы Службы на тех планетах, на которых зарегистрированы интересующие меня происшествия. Выделить людей из оперативного резерва для осуществления комплексного наблюдения за конгрессменами, которые продолжают заниматься теми же вопросами, что и их покойные коллеги. Выделить мне мощность центрального сервера отдела для экстраполяции возможных действий предполагаемого преступного сообщества. Вывесить на орбиту рейдер 'Стремительный', и дать мне карт-бланш на использование его для перелетов по оперативной необходимости...
  - Так. Достаточно... - поморщился полковник. - Скинь мне список, я подумаю. Хотя могу сказать уже сейчас - потребности у вас, батенька, не по возможностям. Знаете, сколько стоит прыжок 'Стремительного', скажем, до того же Кассио?
  - Знаю. Но безопасность Лиги стоит того...
  - Ну, это, слава богу, решать не вам... О результатах я сообщу вам... - Медуза пошевелил губами, наморщил лоб, и, наконец, родил: - В понедельник. Скорее всего, после обеда. Или во вторник. Тоже ближе к вечеру...
  - Сегодня же четверг! - не удержался от возмущенного вопля Верден. - А если я прав?
  - Что вы себе позволяете, капитан?! - взвился Энеда. - Я сказал - рассмотрю и решу. Значит, вы обязаны ЖДАТЬ! Вопросы есть?
  - Никак нет... - опустив голову, выдавил из себя Кайм и, дождавшись, пока начальство царственно выйдет в коридор, врезал кулаком о стол...
  
  
  Глава 4. Рейг.
  
  Километров за двадцать от дома Эль вдруг покраснела и, закрыв лицо ладошками, тихонько застонала:
  - Летим дальше... Снижаться не надо... - почувствовав, что скутер входит в вираж, попросила она и закрылась сиянием сферы.
  Сменив высоту полета и переведя машину в неторопливое скольжение над заснеженными склонами горного хребта, вытянувшегося на добрых семьсот километров почти параллельно нашему курсу, я прислушался к своим ощущениям.
  Несмотря на сферу, предполагающую разговор с каким-нибудь абонентом, девушка молчала. В ее душе кипел такой вулкан страстей, что мне стало ее жалко. Наконец, переборов смущение, она решила, что готова к разговору, и активировала связь.
  Первый абонент беседовал совсем недолго. Судя по тому, как вели себя ее пальчики, обхватившие крепление ремня безопасности, этот разговор дался ей нелегко - к концу третьей минуты Эль была мокрой, как мышь, и мне даже пришлось включить абсорбенты и вентиляторы, встроенные в ее кресло. Закончив звонок, девушка долго приходила в себя, успокаивая дыхание и сердцебиение. Потом позвонила снова. С этим собеседником пришлось намного легче - судя по моим ощущениям, Эль требовала чего-то не очень сложного и выполнимого. Только вот здорово стеснялась самого процесса обсуждения. Третий разговор был бы похож на обычный треп, если бы не четкое стремление девушки завуалировать какое-то событие: она явно лгала, и лгала неумело. Этот звонок занял почти полчаса времени - скутер успел долететь до конца горного хребта и теперь двигался над нешироким, вытянувшимся поперек нашему курсу морем.
  Был еще один звонок. Короткий. Даже очень. Скорее всего, входящий. Я сообразил это не сразу, так как треп изменил тональность буквально на несколько секунд - видимо, Эль переключалась на другого абонента. Но, судя по всему, информация, полученная от неизвестного мне абонента, оказалась очень важной: буквально через пять минут после этого события сфера над ее головой растаяла, и я услышал тяжелый вздох:
  - Фу... Я окончательно сошла с ума... Полетели домой... Хочу выпить, влезть в ванну, а потом завалиться спать... Кстати, сейчас на комм скутера придет файл от твоих продавцов. Ты можешь проверить его подлинность?
  - Угу. Думаю, что да... А что за файл?
  - Свидетельство о коррекции памяти твоего продавца. Согласно договору с компанией, сведения о моей покупке являются конфиденциальными, и в течение минуты после моего отлета все упоминания о моем посещении их офиса должны быть уничтожены.
  - Уже прошло больше... - чувствуя, что ей необходимо выговориться, я поддержал начинающийся разговор.
  - Да. Это из-за того, что я не смогла задержаться и получить все документы лично. Как думаешь, это не критично?
  В это время сервер вывел сообщение о поступившем письме, и я, успокаивая взволнованную девушку, внимательно просмотрел и контракт, и прилагающиеся к нему файлы.
  - Процедура прошла успешно. Смысла сливать информацию на сторону у компании нет: в случае утечки они рискуют потерять всех своих клиентов. В Сети, кстати, нет ни одного упоминания о подобных случаях. Есть количество проданного товара. Есть форумы, посвященные предполагаемым владельцам и тем, кто бы мог являться продуктом компании 'Удовольствие', но нет ни одного подтвержденного факта.
  - Ого, как быстро... - удивилась Эль. - Ты все это просмотрел, пока мы с тобой говорим?
  Я кивнул.
  - Здорово... Ты меня успокоил... Кстати, в доме никого нет... Я только что уволила всю прислугу и охрану. Все равно не хочу никого видеть...
  Румянец, заливший ее лицо и шею, сказал мне гораздо больше. Эль не хотела, чтобы хоть кто-то мог сказать, что она приволокла домой инкуба. Игрушку для сексуальных утех...
  - Ты сможешь разобраться с синтезатором? А то я никогда не готовила... - быстренько сменив тему на нейтральную, поинтересовалась она.
  - Да, конечно... Что бы ты хотела поесть?
  - Посмотри в инфоблоке, ладно? Там есть все, что я люблю... - поморщившись, буркнула она. - Не знаю, чего я хочу сейчас. Пусть это будет сюрпризом...
  - Нет доступа... - попытавшись установить связь с процессором дома, сказал я.
  - Ой, прости. Сейчас... Лови пароль... Анджело говорил, что ты можешь заниматься охраной? Я все равно в этом ничего не понимаю, так что тебе все карты в руки...
  Доступ оказался без ограничений. Пока скутер заходил на посадку в ангар, я быстренько просмотрел возможности системы охраны, сменил пароли доступа, оставив неизменным только тот, который принадлежал Эль, и, первым выскочив из машины, метнулся к противоположной двери.
  - Ого, а я и забыла, что когда-то девушкам было принято подавать руку... - улыбнулась она, спрыгивая на пластиковый пол. - Приятно, черт возьми... Где мои апартаменты, разобрался?
  - Да, конечно... - активируя систему заправки и закрывая ворота ангара, улыбнулся я.
  - Заходить туда без разрешения нельзя. Договорились? Выбирай любую комнату, которая тебе нравится. Только потом скажи мне, ладно?
  Я кивнул, и открыл перед ней дверь на лестницу, ведущую на второй этаж...
  
  - Эль, отправить ужин наверх, или вы спуститесь в столовую? - связавшись с хозяйкой по домашнему комму, поинтересовался я через два часа. Сразу после того, как удостоверился, что девушка более-менее успокоилась, и, выбравшись из ванны, направилась к монитору приемной шахты доставки.
  - Как ты узнал, что я проголодалась? - вопросом на вопрос ответила она.
  - Выражение вашего лица, направление движения, голодный взгляд... - улыбнулся я в глазок камеры.
  - Ты за мной наблюдал? - мне показалось, что ее сейчас хватит удар.
  - Простите... Но я контролирую все камеры в доме, на территории и возле нее... - поняв, что совершил какую-то непростительную глупость, признался я.
  - Ну и как? - поинтересовалась она, уперев руки в бока и еле сдерживая подступающее бешенство.
  - Две попытки вторжения из Сети. Один флаер с папарацци, который висит в двадцати километрах от особняка. Семь попыток снять разговоры внутри дома со спутника... - прекрасно понимая, о чем она спрашивает, я решил сместить акценты.
  Услышав про флаер, девушка смертельно побледнела:
  - Когда они появились?
  - Не волнуйтесь, Элли! Этот флаер висит тут уже неделю. Естественно, периодически улетая и прилетая. По крайней мере, попытки съема информации с него зарегистрированы двадцать шесть раз. Кстати, сегодня атак из сети было даже меньше, чем обычно. Спутник - в пределах статистической погрешности... Так что волноваться не о чем...
  - Тогда вернемся к моему вопросу... - Эль снова разозлилась, но уже не так сильно.
  - Голодны. Очень. Рекомендуется поесть отбивные по хотаррски с красным вином и сыром...
  Услышав название своего самого любимого блюда, девушка усмехнулась, склонила голову к плечу и... показала мне язык:
  - Считай, что выкрутился. И давай без этого 'вы', ладно?
  - Как скажешь, Эль... Накрываю на стол... Спускайся через пару минут... - добавил я, видя, что она колеблется...
  Ужин удался на славу. Выпив пару бокалов вина и слегка расслабившись, Эль разложила кресло почти в горизонталь, и, приглушив верхний свет, задумчиво уставилась в окно. Говорить ей не хотелось. Хотя сонму обуревающих ее чувств мог бы позавидовать иной театр. Грусть, душевная боль, тяжелые, острые воспоминания граничили со стеснением, стыдом и, почему-то черной меланхолией. Ни одной светлой мысли. Пришлось немножечко помочь.
  Музыка, возникшая на самой грани между звуком и тишиной, не относилась к категории ее любимых. Хотя и была на сто процентов в ее вкусе. Поэтому не отвлекла ее от мыслей. Но чуточку сместила их направленность... Шелест листвы и легкий шум прибоя, которые я вывел на второй план, тоже не должны были резать слух. Как и легкий аромат свежего горного воздуха. Правда, чтобы заставить отвлечься от снедающей ее душу тревоги, пришлось транслировать эмоции почти на сорока процентах мощности. Но дело стоило того - через полчаса Эль, подложив под щеку ладошку, мирно спала на медленно разложившемся в лежак кресле, и счастливо улыбалась во сне...
  Скорректировав температуру в столовой, я бесшумно убрал со стола, и, удостоверившись, что в ближайшее время девушка не проснется, на всякий случай добавил в воздух немножечко снотворного. А я, выбравшись на балкон, прикрытый от любопытных глаз поляризующим полем, трансформировал кресло в подобие качалки и занялся отладкой системы безопасности особняка. А заодно и сверкой загруженных мне программ с тем, что появилось нового с момента их написания...
  В принципе, служба безопасности родителей Элли ела свой хлеб не зря: за два часа упорных поисков слабых мест я умудрился найти только два. И те - не явные. То есть для того, чтобы ими воспользоваться, надо было иметь коды доступа к серверу особняка, досконально знать характеристики системы и быть очень хорошим программистом. Немножечко подумав, я создал клон системы, и, вернув в нее старые пароли и настройки, подключил ее ко всем входящим в особняк сетям. Сам не понимая, зачем мне это надо... Теперь все попытки как-то изменить настройки системы извне должны были отражаться на ее виртуальном двойнике. А основа оставалась неизменной. Если, конечно, не знать алгоритма, дающего возможность подключиться к настоящему серверу. Завершив работу, я немножечко поудивлялся своему параноидальному психозу, но решил, что это вряд ли сможет кому-то повредить, и закрепил внесенные изменения. Потом размялся на тренажерах и поплавал в бассейне.
  Тело адаптировалось быстро. Несмотря на то, что в открытом доступе информации о продукции корпорации 'Удовольствие' практически не было, то, что содержалось в моей голове, повергло меня в шок. Обрадованный согласием богатого клиента Анджело загрузил в меня буквально все, что смог! В буквальном смысле. Астронавигация и топологическая алгебра соседствовали с принципами вышивания крестиком и техникой стрельбы из лука. Навыки метания бумеранга - с основными принципами флористики. Мусора было столько, что для адекватной работы с памятью я заархивировал основную массу информации и запихнул ее куда подальше. Резонно посудив, что вряд ли когда-нибудь от меня потребуется добывать огонь трением или собирать примитивный ламповый радиоприемник.
  Не обошлось и без минусов - предел прочности очень неплохо скомпонованного тела составлял всего восемь месяцев. Что, согласно мнению корпорации-производителя, в два раза превышало максимальный срок, за который покупатель охладевал к своей новой игрушке. Вроде бы процедуры восстановления отслужившего свой срок тела были предусмотрены, но как-то неявно. По крайней мере, ни технологии, ни каких-либо упоминаний о ней я не обнаружил. И философски решил, что займусь этим вопросом ближе к концу выделенного мне срока...
  Вторым минусом оказался маленький пункт в подписанном Элью контракте, в котором весьма завуалировано было сказано, что покупатель берет на себя ответственность за возможные неполадки с конкретно этим экземпляром, возникшие в процессе его, то есть моей, эксплуатации. Удивленно проштудировав все прилагающиеся к нему документы, я обнаружил запись голоса моей хозяйки, отвергающей поставку из Люцано, распечатку контрольной лаборатории, обнаружившей в моем программном обеспечении какие-то мелкие и не локализуемые сбои, и запись процесса импринтинга. В общем, получалось, что во мне есть какой-то изъян, который может негативно сказаться на будущем моего покупателя...
  Час, убитый на автотестирование, не дал никаких результатов - я укладывался во все расчетные показатели, заниженные с поправкой на время, прошедшее с момента активации - ни тело, ни мозг, ни встроенный процессор еще не вышли на расчетный режим...
  - Рейг! Ты где... - Эль, открыв глаза, испуганно посмотрела по сторонам, заметила меня и сладко потянулась: - Боже, я выспалась! Ты, наверное, волшебник?
  - Только учусь... - найдя в базе данных идеально подходящий для ее состояния ответ, улыбнулся я.
  
  
  Глава 5. Сэмми Гранд.
  
  Мужчина был высок, хорошо сложен и явно провел молодость не в праздных развлечениях. Позавидовать ширине его шеи и плеч мог бы, пожалуй, даже профессиональный борец. Короткая стрижка, неплохой костюм, уверенный взгляд глубоко посаженных глаз - окинув взглядом появившегося на пороге кабинета человека, Сэмми заставил себя отвлечься от просматриваемых документов, и внутренне подготовиться к предстоящему разговору...
  - Здравствуйте, господин... э-э-э? - не успев опуститься в кресло, гость сразу взял быка за рога.
  - Сэмми. Просто Сэмми... - изобразив на лице подобие улыбки, Гранд отключил голограмму просматриваемого текста, откинулся на спинку и, вздохнув, начал говорить:
  - Итак, господин Макс Шульке. Отставной лейтенант Корпуса тяжелой планетарной пехоты. Шестьдесят два стандартных года. Уволен в отставку после тяжелого ранения, полученного в одной из мелких стычек на Периферии. Четыре ордена, полтора десятка медалей. Последние шесть лет - работа в службе охраны. Начальник смены в особняке господ Беолли. Со вчерашнего дня - практически безработный. Холост. Без вредных привычек. Допуски категорий...
  - Я убедился, что мое досье вы, как минимум, прочитали, господин 'просто Сэмми'. Как вы понимаете, я тоже в курсе того, что там может быть написано. Может, обойдемся без ненужной лирики, и перейдем к делу? Ваши люди, доставившие меня сюда, обещали, что встреча не займет у меня особенно много времени. Кстати, у меня небольшая просьба. ДО НАЧАЛА нашего разговора хочу вас предупредить, что встроенный анализатор окружающей среды после увольнения из Корпуса никуда не девается. Поэтому убедительная просьба не использовать при разговоре химию, которая должна способствовать принятию мною того или иного решения. Я, конечно, понимаю, что изменение химического состава воздуха в вашем кабинете не ваших рук дело... - тут отставной офицер позволил себе слегка вильнуть взглядом, демонстрируя, что понимает, от кого ТУТ исходят все приказания, и, снова превратившись в говорящую статую, продолжил: -... но эти изменения мне не нравятся. А активировать подавление вашей химии мне бы не хотелось...
  - Ценю ваш такт... - усмехнулся Гранд, мысленно отдав приказ системе климатизации вернуть настройки к стандартным, - В общем, хотелось добиться результата максимально безболезненным способом. Ладно, обойдемся без лирики. Итак, мне от вас нужны коды доступа к системе охраны и жизнедеятельности особняка Беолли. Чем быстрее - тем лучше. Прежде, чем вы скажете мне 'нет', я хочу показать вам небольшой голофильм. Как вы понимаете, не просто так...
  Шульке, потемнев лицом, скрипнул зубами, и, немного подумав, буркнул:
  - Как я понимаю, целью просмотра является желание дать мне понять, что вы полностью меня контролируете и можете влиять на мое решение силовым путем?
  - Ну, где-то так...
  - Эжен? - почти не выдавая своего волнения, поинтересовался он.
  - Угу. Ее вид на жительство, счет в банке, дочь... - сверяясь с названиями файлов, начал перечислять Сэмми. - Доступ к вашим накоплениям, кодам системы климатизации особняка вашей первой семьи и кодам управления флаеров вашего первого сына и младшей дочери. Информация о нескольких противоправных поступках того же Ренфри, способная потянуть на пару лет каторги. Еще кое-что по мелочам... Обратите внимание, что вчера в вашем статусе произошли некоторые изменения - если бы не алогичный поступок вашей бывшей хозяйки, то сегодняшняя беседа попахивала бы предательством. А так вы уже уволены. И вправе быть, как бы так правильно выразиться, ну, несколько расстроены...
  - Случись что с ней, первым делом, естественно, подозрение падет на меня и моих сослуживцев...
  - Выбора у вас нет. Но так, для справок - никаких ниточек, по которым можно будет выйти на вас, мы не оставим. Хватает опыта и квалификации. Кроме того, отвечу и на незаданный вами вопрос: убирать вас мы не планируем. По ряду причин. Первая, и самая важная - ваше досье и, кстати, манера держаться, произвели впечатление. Как на меня, так и на тех, кто незримо присутствуют при нашем разговоре. Поэтому мы предлагаем вам хорошо оплачиваемую работу. За пределами этой системы. Если мы договоримся, то уже сегодня вечером вы и ваша нынешняя подруга Эжен с дочерью покинете этот гостеприимный мир, и, таким образом, обеспечите себе железное алиби. Кроме того, вы получите неплохой аванс, приблизительно вдвое превышающий ту сумму, которую вы получили при расторжении контракта.
  - Вы хотите сказать, моей бывшей зарплаты? - недоверчиво посмотрев на хозяина кабинета, перебил его Шульке.
  - Нет, я имел ввиду именно то, что сказал. Те копейки, что вы считали зарплатой, мы деньгами не считаем. Ваш оклад будет вчетверо выше. Плюс возможность карьерного роста, бонусы за выполненные задания и тому подобные накрутки, которые, как нам кажется, станут очень важной составляющей стимула работать на нас так же добросовестно, как и на прежних хозяев...
  - Пожалуй, вы меня поразили, господин Сэмми... - усмехнулся Максимилиан. - Вы не оставили мне выбора, но сделали это очень красиво. Пожалуй, мне нравится ваш подход к решению стандартных задач, и я с удовольствием принимаю ваше предложение. Только хочу предупредить - я не уверен в том, что госпожа Элли Беолли не изменила коды доступа после моего увольнения. Хотя могу сказать, что этой темы в нашем разговоре мы не касались вообще...
  - Этого вполне достаточно... - улыбнулся хозяин кабинета. - Шанс на то, что кто-то вас заменил, естественно, существует. Но это уже не ваша проблема. И если мы наткнемся на какое-то противодействие, это никаким образом не коснется наших с вами деловых отношений. Я достаточно ясно выразился?
  - Вполне. Как я понимаю, скинуть коды можно на сервер этого помещения? - активируя комм, спросил Шульке.
  - Угу... Подтверждены... - удостоверившись, что файл принят и опознан, довольно осклабился Сэмми. - Кстати, я думал, что получу их после подписания контракта...
  - Вы выглядите человеком слова. Зачем заставлять вас ждать, если мы договорились?
  - Пять баллов, господин Шульке! - встав из-за стола, Сэмми с удовольствием пожал широченную ладонь бывшего пехотинца и добавил: - Думаю, мы еще пообщаемся. Деньги на ваш счет уже поступили. Сейчас вас проводят в флаер, и вместе с вашей подругой доставят на ближайший космодром... Контракт упадет на ваш комм в течении пяти минут... А сейчас извините, у меня дела...
   - Приятно было познакомиться, Сэмми... - Максимилиан по-военному кивнул, повернулся через левое плечо и быстрым шагом вышел из кабинета...
   Дождавшись, пока гость появится на камерах лифта, ведущего на крышу, Сэмми повернулся активировал конференцсвязь, и, дождавшись соединения, поинтересовался:
   - Ну, что скажете, Босс?
   - Впечатляюще... - изображения собеседника, как обычно, не появилось, а анализировать интонации синтезированного голоса было полным и законченным идиотизмом.
   - И это все? - слегка обиделся мужчина.
   - Нет. Могу добавить, что повышения по службе ты не дождешься.
   - Почему? - ошалело дернувшись, воскликнул Сэмми.
   - Ты идеально делаешь свою работу. Зачем ставить на это место человека, который не сможет быть лучше тебя? Размер сегодняшнего бонуса тебя приятно удивит, а разве главное не это? Что для тебя название должности, если на двери кабинета нет даже таблички с именем?
   - Фу, Вы, как обычно, логичны, но выражаете мысли, скажем так, нестандартно...
   - Работа такая, сынок... Ладно, спасибо за работу... До связи...
  
  
  Глава 6. Элли.
  
  Первый раз со дня гибели папы Элли проснулась не на мокрой от слез подушке. И долго не могла понять, где находится. Наконец, решившись приподнять голову с какого-то слишком узкого ложа, она приподняла голову над столом и облегченно вздохнула: заснула прямо в гостиной. В кресле. После ужина, приготовленного Рейгом. И так напугавшая ее белая плоскость, мешающая видеть, оказалась всего-навсего скатертью, свешивающейся со стола прямо перед ее лицом. Рухнув обратно в кресло, Элли немного повалялась, закрыв глаза, а потом вдруг поняла, что не слышит своего нового приобретения:
  - Рейг! Ты где...
  Силуэт, сидящий в кресле на балконе, зашевелился, и девушка, улыбнувшись, пробормотала:
  - Боже, я выспалась! Ты, наверное, волшебник?
  - Только учусь... - в зеленых глазах Рейга было столько участия, что у Элли екнуло где-то в груди, и слегка закружилась голова.
  - Какие планы на оставшуюся часть ночи? - не заметив ее состояния, поинтересовался он. Удивительно, но в его устах в этом предложении звучал неподдельный интерес без всякой нотки пошлости или намека. Поэтому девушка тут же поймала рвущуюся наружу резкость, и, подумав, ответила:
  - Никаких. Ума не приложу, что можно делать в половине пятого утра...
  - Ну, вариантов очень много... - улыбнулся он. - Навскидку могу перечислить пару сотен...
  - Давай первый... - хихикнула Элли. - Даже стало интересно...
  - Ну, для начала, можно поплавать... Нет, не в бассейне... - как-то почувствовав, что лезть в осточертевшую за дни добровольного заточения в доме каменную ванну ей совершенно не хочется, развеселился он. - У тебя под окном - великолепное озеро... В доме есть десяток 'Аквитусов' - костюмов для подводного плавания. Почему бы не поохотиться на рыб? А потом можно будет зажарить добычу и сравнить ее вкус с той рыбой, которую присылают по линии доставки...
  Девушка представила себе ночное озеро, черную, бездонную тьму под его поверхностью и поежилась:
  - Мне там будет ужасно страшно...
  - Ты хотела добавить 'одной'... - мягко улыбнулся Рейг. - Ну, так я же буду рядом. Хищных рыб там нет. Водорослей, которые тебя пугают - тоже. А то, что на улице ночь - здорово... Представь себе звезды, просвечивающие сквозь зеркало воды... Тишину на глубине... Ощущение вечности... Ну, я тебя убедил?
  Вместо ответа Элли вскочила на ноги и понеслась переодеваться - там, за надежными стенами дома, ее ждало самое настоящее приключение. Встряска, которая была мне так необходима...
  - Ты за купальником? - тихий смех за спиной заставил меня вздрогнуть и остановиться. - Не злись. Я не думал ни о чем таком. Просто ты никогда не пользовалась 'Аквитусом'. Его одевают на голое тело. Могу скинуть описание...
  - Прости... - на всякий случай пробежав глазами присланный файл, девушка вдруг решила извиниться.
  - За что? - удивился Рейг. - Просто ты привыкла в каждом слове искать второй или третий смысл. Все окружающие тебя люди скрывают свое истинное лицо и мысли. Поэтому, для того, чтобы адекватно реагировать на их слова и поступки, у большинства людей выработан такой защитный механизм. Я говорю то, что думаю. Без всяких намеков и иносказаний...
  - Я привыкну... - пообещала Элли и задумалась. Рейг был прав. Даже в процессе общения со своей единственной подругой Мари приходилось контролировать себя, чтобы не выболтать лишней информации, не открыть душу слишком глубоко, не дать ей понять, что именно творится в ее сердце...
  - А ведь я так живу уже двадцать один год! - подумала она и ошарашено посмотрела на стоящего ко мне спиной парня. - Лгу сама. Выслушиваю ложь. Не верю ни одному слову своих собеседников и постоянно ищу скрытый смысл!
  - Не ты одна такая... - словно продолжая ее мысленный диалог с самой собой, тихо сказал он. - Общество, в котором вы живете, заставляет вас плясать под одну дудку... Держи упаковку... - он вытащил из приемного отверстия транспортера два небольших пакетика и протянул один из них ей.
  Выбросив из головы посторонние мысли, девушка дошла до двери в санузел и, прикрыв ее за собой, быстренько скинула с себя одежду. Потом влезла в тонкую пленку гидрокостюма, посмотрела на себя в зеркало и покраснела - 'Аквитус' оказался абсолютно прозрачным!
  - Я никуда не иду... - хотела было крикнуть она, но не успела:
  - Там, в инструкции, посмотри главу четырнадцать. Регулировка проницаемости и цветовая гамма. И еще! Активируй чип связи... - донесся до нее приглушенный дверью голос.
  Прочитав эту самую главу, Элли покраснела еще раз - признаваться в своей глупости не хотелось совершенно. Несколько довольно простых манипуляций, и пленка, идеально облегающая тело, изобразила на груди и лобке точную копию ее последнего купальника. Со всеми рисунками и блестками. Критически посмотрев на себя в зеркало, Элли тяжело вздохнула и, снова забравшись в меню, выбрала комбинацию цветов попроще: последний писк сезона, приобретенный ею за два дня до гибели папы, скрывал от глаз мужчин не намного больше, чем первый вариант окраски 'Аквитуса'. То есть почти ничего.
  Классические непрозрачные чашки и трусики ярко-синего цвета смотрелись не в пример лучше. Покрутившись вокруг своей оси, девушка удовлетворенно остановилась на этом варианте, подтвердила сделанные изменения и вышла в коридор.
  Рейг был уже готов. Его костюм изображал совершенно непрозрачные плавки-шорты, 'заканчивающиеся' чуть выше колен. Никакой эротики. Никакого следования моде, согласно которой в этом сезоне одна ягодица молодого человека должна была быть совершенно открытой. И, кстати, быть украшенной каким-нибудь абстрактной тату. На всякий случай обойдя своего спутника вокруг, Элли убедилась, что ни тату, ни ягодицы она не увидит. И слегка расстроилась.
  Тем временем Рейг подхватил с пола две пары ласт и разблокировал дверь во двор.
  - Почему не горит наружное освещение? - почувствовав, как по ее спине побежали мурашки, шепотом спросила девушка.
  - Вон там, километрах в десяти от дома, висит флаер головизионщиков. На третьем этаже им удалось обнаружить тепловой след двух человек. Они гадают, кто бы это мог быть... - протянув ей руку и помогая сойти с крыльца, пробормотал парень. - Мне что-то не хочется, чтобы наша прогулка была снята на камеры. Поэтому я дал им возможность заняться любимым делом. Поподглядывать всласть...
  Элли расхохоталась:
  - А чем заняты эти люди? Ну, которые на третьем этаже?
  - Пока пьют и беседуют... Потом придумаю что-нибудь еще... Кстати, дай я отрегулирую твой костюм... Вот, другое дело... Теперь он практически ничего не излучает ...
  ...Прозрачная маска оказалась на удивление удобной. Мало того, что она не прилегала к лицу вплотную, что бесило Элли в обычных шлемах, так специальное стекло еще и позволяло видеть в полной темноте. Правда, не так, как днем - спектр оказался чуточку смещен в сторону зеленого цвета. Но от этого плавание казалось еще интереснее. Водяная толща, в которой висели два человеческих тела, казалась вырванной из времени. Зеленые тени мелькающих неподалеку рыб; странные поперечные 'волны' на поверхности песчаного дна; нагромождения камней, покрытых чем-то вроде мха... - все вокруг дышало покоем. Не раздражал даже легкий звук дыхания плывущего чуть позади и выше Рейга - настроить акустическую систему он умудрился за какие-то двадцать секунд, без единого вопроса выбрав наиболее комфортный для нее уровень громкости. А потом молча вошел в воду, и без тени возмущения дождался, пока она справится с нахлынувшим страхом...
  Охотиться не хотелось. Расслабленно глядя на обитателей зеленой бездны, Элли, лениво шевеля ластами, плыла, куда глаза глядят. В 'Аквитусе' было тепло и комфортно. Было лениво даже думать, и в какой-то момент девушка поймала себя на ощущении, что растворяется в окружающей ее тишине. И совершенно этому не удивилась - было немного страшно, но ужасно здорово. А когда впереди и выше Рейга мелькнул силуэт здоровенной рыбины, она вдруг расстроилась, на миг представив себе, что вылетающий из подводного ружья парня гарпун поразит это ни в чем не повинное создание, и очарование тишины окажется нарушенным, но, к ее удивлению, Рейг даже и не подумал прицелиться!
  - Почему ты не выстрелил? - решив, что ей нужно понять причину, негромко спросила она.
  - А разве ты расположена охотиться? - удивился он. - Мне показалось, что нет. Так зачем ее убивать?
  - Спасибо... - у девушки перехватило горло и защипало в глазах... - Знаешь, мне с тобой спокойно... - неожиданно для самой себя вдруг призналась она. - Только это ничего не значит...
  Рейг поднял вверх руку и показал пальцем вправо...
  - Что там? - справившись со своим смущением, тут же спросила девушка.
  - Развалины затопленного города. Когда-то тут было поселение. Потом его жителей отселили и на этом месте создали озеро. Ломать постройки, часть из которых относилась ко второму веку от начала Экспансии, не стали, а вместо этого их покрыли специальным, предотвращающим от разрушения, составом и перенесли в центр выкопанной впадины.
  - Зачем?
  - Если верить официальной истории, то главный архитектор проекта хотел, чтобы сюда привозили детей. На экскурсии. Чтобы они могли видеть, какой была эта планета в первые годы после терраформирования. Только что-то там с ним случилось, и эта идея была благополучно забыта...
  - Какая красивая легенда... - прошептала девушка. - Поплыли, посмотрим?
  ...Городок оказался небольшим, но очень уютным. Плавая между небольшими домиками, во многих из которых было по два, а то и по одному этажу, Элли вдруг поняла, почему его не перенесли куда-нибудь на сушу: здесь, на глубине, в полной тишине создавалось впечатление, что он жив! Что в окнах вот-вот загорится свет, что на асфальтированные дороги выедут древние колесные автомобили и понесут своих пассажиров по одним им известным делам. А в самую настоящую церковь, стоящую на его центральной площади, потянется народ. И колокола на колокольне заполнят окрестности густым и гулким звоном...
  
  ...- С ума сойти, как было здорово... - прошептала Элли, выбравшись из воды около причала своего дома, и сняла с головы маску.
  - Мне тоже понравилось... - скатав гидрокостюм до пояса, кивнул Рейг. - Этот архитектор был художником. Кстати, идея поставить в воде очистные фильтры принадлежит тоже ему. Именно благодаря им, и паре очистных роботов там так чисто и красиво. Ну, пошли в дом?
  - Ага... А ты когда-нибудь видел рассвет в горах? - запрыгнув на первую ступеньку лестницы, вдруг спросила девушка.
  - Откуда? Могу найти записи в Сети. А так - нет... - грустно пробормотал парень.
  - Ой, прости меня, пожалуйста... - покраснела Элли. - Дура я непроходимая...
  - Наоборот! - открывая дверь, просто сказал он: - Спасибо, что тебе пришла в голову мысль показать мне то, что тебе нравится... Я - счастлив...
  - Тогда полетели? - расцвела Элли, забегая в дом.
  - Да легко - улыбнулся он и добавил: - Только давай переоденемся? А то делать из скутера ванну в этом сезоне не модно...
  
  
  Глава 7. Лоиса Рут.
  
  - Сынок, ну, может, хватит? - тормошить сына, подключенного к компьютеру, было бесполезно, но видеть, как на его лице играет безумная, счастливая улыбка идиота она больше не могла. - Отключись, я прошу тебя, Джерри!!!
  Заставить парня, находящегося в состоянии наркотического опьянения, среагировать на внешний раздражитель было не проще, чем догнать разгоняющийся флаер - комплексное воздействие на все органы чувств, оказываемое 'Симфонией', было настолько сильным, что не давало ей ни одного шанса.
  - Ты же вылечился!!! - упав на колени перед раскинувшимся на кровати Джереми, Лоиса изо всех сил врезала кулачками по его груди и, опять не дождавшись ответной реакции, завыла...
  Увы, не помогло и это - за полчаса, потребовавшиеся ей для того, чтобы понять, что уговоры бесполезны, он даже ни разу не пошевелился. Только струйка стекающей из уголка его рта слюны стала немного толще...
  - У, скотина, я до тебя доберусь... - вскочив с пола, зло прошипела женщина, и, бросив на парня полыхающий ненавистью взгляд, вылетела из его комнаты...
  
  ...Приземлиться на центральное здание корпорации 'Зион' такси удалось только с четвертого захода: оба коридора, предназначенных для снижения летательных аппаратов, оказались загружены собирающимися к началу рабочего дня сотрудниками - в этом полушарии планеты было утро. Пришлось дожидаться, пока схлынет основная масса, так как вклиниться в сплошной поток обладающих более высоким приоритетом сотрудников было просто нереально. В итоге, злая, как собака, женщина выбралась из флаера на час позже, чем рассчитывала. И столкнулась с еще одной проблемой: ее гостевая карточка, в прошлые разы беспрепятственно открывающая ей двери лифта, оказалась заблокированной! Так что нагрянуть к господину Шимански без приглашения ей не удалось. Пришлось связываться с его автосекретарем и объяснять, что просит срочной аудиенции по не терпящему отлагательства личному вопросу.
  Как ни странно, лицо Миклоша появилось на внутренней поверхности сферы довольно быстро - минут через десять. Выслушав Лоис, он согласился уделить ей несколько минут своего времени, честно предупредив, что больше, чем двадцать минут выделить не сможет. При всем желании. Планирующаяся конференцсвязь с филиалами его отдела по этому сектору Лиги требовала его личного присутствия в кабинете.
  - Спущусь через минуту! - скинув на приемный датчик лифта полученный от него код допуска, и убедившись, что двери поползли в стороны, затараторила Рут. - Мой вопрос не должен занять много времени. От силы минуты три...
  Короткая пробежка от лифта до рабочих апартаментов Шимански настроения не добавила. Глядя на лица двух встретившихся по дороге молодых ребят, весело обсуждающих результаты состоявшегося вчера товарищеского матча по бейсболу, где команда их корпорации всухую разгромила соперников, она вдруг вспомнила, что Джереми когда-то играл в регби, и еле сдержала выступившие на глазах слезы.
  - Слушаю вас, госпожа Рут! - галантно приподнявшись над креслом, и изобразив полупоклон, радушно заулыбался Миклош. - Что именно привело вас ко мне в столь ранний час? А, ну да... Я же забыл! В это время у вас половина двенадцатого ночи... Правильнее было бы сказать 'в столь поздний'...
  - Если мне не изменяет память, в наш прошлый разговор вы обещали мне, что мой сын вылечится от зависимости к 'Симфонии' в течение недели. И дали мне слово. Так вот. Прошло уже двадцать два дня, а он не то, что не вылечился, - вообще перестал от нее отключаться!
  - Вы знаете, Лоис, я вчера просматривал файлы, полученные из клиники святой Стефании. У вашего сына Джереми обнаружена редкая патология головного мозга, в результате которой воздействие препаратов, способных остановить эту страшную болезнь, блокируется. Я оплатил исследования, необходимые, чтобы понять природу этой патологии, но за прошедшие сутки положительных сдвигов в нужном нам с вами направлении получено не было. К моему искреннему сожалению, нам остается только ждать. Я вам отправлю копии платежных документов, чтобы вы смогли убедиться, что мы держим свое слово...
  - Да мне плевать на то, что вы там держите! - не выдержала Рут. - Вы сказали, что, как только я перешлю файл вам на комм, мой сын пройдет курс лечения и БУДЕТ ЗДОРОВ! Я сделала все, как вы просили. А Джереми угасает на глазах! Я уже четыре дня кормлю его внутривенно!!! Вы понимаете меня? Мой сын УМИРАЕТ!!!
  - У нас с вами еще почти двадцать дней, Лоис! - попытался успокоить ее Шимански, но не тут-то было:
  - Какие двадцать дней? С момента первой активации этой чертовой 'Симфонии' средний человек живет чуть больше месяца! От двадцати восьми и до сорока пяти дней! Прошло уже двадцать два!!!
  - Вы только не волнуйтесь... - расстроено глядя на беснующуюся мать, Миклош повернулся к терминалу. - Мы сделаем все, что надо... Давайте я завтра пришлю к вам бригаду из клиники, и его поместят в стазис? Как мне кажется, в таком случает воздействие на его мозг прекратится, и к моменту, когда причина его невосприимчивости к лекарствам будет найдена, он останется на той же, что и сейчас, стадии заболевания... Ну, что скажете?
  - Это ты во всем виноват! - зарычала взбешенная женщина. - Если бы не этот чертов список, мы бы сейчас жили тихо и спокойно. Мне плевать, что ты будешь делать, но если завтра мой Джерри не отключится от 'Симфонии', я свяжусь с СБ. И пусть они разбираются, что заставило тебя вынуждать меня идти на должностное преступление. Тебе ясно?
  - Может, вы перестанете горячиться? - слегка вздрогнув при слове 'СБ', затараторил Шимански. - Я действительно делаю все, что могу...
  - Теперь это твоя проблема. Я больше так не могу, и, видит Бог, сделаю, что сказала... - повернувшись к дверям, женщина пнула ногой не успевшую сдвинуться в сторону створку и, мстительно ухмыльнувшись в глазок расположенной за дверью камеры, быстрым шагом пошла к лифту...
  - Постойте, Лоиса!!! - реагировать на раздавшийся за ее спиной вопль женщина посчитала ниже своего достоинства и, еле дождавшись, пока лифт гостеприимно распахнет перед ней свои двери, шагнула в его кабину...
  
  ...За время ее отсутствия Джереми не сдвинулся ни на сантиметр. Перекатив сына на другую половину кровати, Лоиса собрала мокрое белье, обтерла и переодела жутко похудевшего, ставшего похожим на обтянутый кожей скелет парня в чистое белье и, удостоверившись, что он все еще не собирается отключаться, тяжело вздохнув, отправилась в ванную.
  - Ты сегодня чертовски хороша, Лу! - дождавшись, пока закроется дверь, подал голос косметический комплекс. - Даже не знаю, что такого придумать, что сможет еще хоть немного подчеркнуть твою красоту, девочка... Может, попробуем новый крем для загара? Я только что получил сигнальный вариант корпорации... - не дослушав предложения, мигом взбесившаяся женщина с силой врезала кулаком по динамику акустической системы дома, но безрезультатно - из него продолжали доноситься льстивые вопли КК.
  - Ах, так! - зарычала она, и, распахнув шкафчик с духами, повисла на его створке. Та оторвалась, и, вцепившись в импровизированное оружие, женщина принялась крушить все окружающее.
  - Получи, получи, получи!!! - орала она, с наслаждением втаптывая в пол осколки разлетающихся баночек, и вбивая покореженную створку в экран комплекса, на котором бежала строка с надписью '...Критические повреждения манипулятора! Вызываю специалиста! ...Критические повреждения монитора! Вызываю специалиста...'
  Минут через двадцать приступ дикого бешенства сменился апатией, и, соскользнув по стене, она обессилено опустилась на пол. Прямо на стеклянный ковер, дико благоухающий смесью самых модных ароматов сезона. Плача от жалости к самой себе, она затравленно смотрела в стену, на которой сползали вязкие комки какого-то крема, и бормотала:
  - Я отомщу... Видит Бог, я страшно отомщу за тебя, сынок...
  Реагировать на переливы дверного звонка, раздавшиеся из коридора, она не стала, и минут через пять 'Домовой', убедившись, что находящаяся в квартире хозяйка не собирается впускать гостя, сообщил:
  - Через двадцать секунд посетителю будет сообщено, что вы не сможете его принять. Время пошло. Жду отмены действия. Пятнадцать... жду отмены действия... десять... пять...
  - Ты упрешься когда-нибудь, скотина? - пробормотала Лоиса, сообразив, что неведомый гость продолжает трезвонить, и тут сигнал прервался - 'Домовой' отключил звук акустической системы дома...
  А через несколько секунд в коридоре послышался звук шагов...
  - Джерри!!! - заревев от счастья, Рут вскочила на ноги и, не обращая внимания на свой внешний вид, вылетела из ванной...
  
  
  Глава 8. Рейг.
  
  'Тайфун' завис над горным склоном в том месте, которое показала мне Эль. Глядя на царящее за окном белое безмолвие, я подключился к датчику внешней температуры и невольно поежился - там, на поверхности снежного склона, было сорок шесть градусов ниже нуля. И ветер в двенадцать метров в секунду. Дующий по склону из долины к вершине горы со странным названием Брайлонка. По просьбе девушки убрав поляризацию лобового экрана кабины, я слегка приподнял скутер и сдвинул его метров на сто назад. И вдруг понял, что именно она пыталась мне показать: воздушный поток, сметающий с заснеженного склона снежинки, взметал их над вершиной, и в лучах восходящего где-то за нею солнца эта переливающаяся всеми цветами радуги корона смотрелась так, что у меня перехватило дыхание!
  Эль, глядящая на меня расширенными глазами, потрясенно выдохнула:
  - Тебе понравилось, правда?
  - С ума сойти... - признался я. - Никогда не думал, что в горах может быть так красиво... Настоящая корона! Как в детских сказках...
  - Повтори, что ты сказал? - вздрогнув, тихонько попросила она.
  - Корона... Как в детских сказках... - прислушавшись к ее ощущениям, повторил я.
  - Точно так же мне когда-то сказал папа... Мне было шесть... Я почти сутки лежала с температурой и отказывалась лечиться, пытаясь заставить его не улетать на какую-то очередную конференцию... А он, вместо того, чтобы спорить, привез меня сюда... Знаешь, раньше я часто сюда прилетала... А после его гибели никак не могла решиться...
  Моих ответов не требовалось. Как и сочувствия. Она просто пыталась выговориться. Прикрыв глаза, я прислушивался к ее голосу, дыханию, интонациям, и изо всех сил транслировал, старался погасить приближающийся срыв. Через несколько минут ее непрекращающегося монолога я понял, что кризис миновал - сердцебиение Эль стало тише, а на лице робко заиграла тихая, умиротворенная улыбка:
  - Знаешь, я хочу спать... Ты не будешь против, если я подремлю полчасика?
  - Нет конечно...
  - Здорово... - опустив кресло, она отстегнула ремни и, свернувшись калачиком, провалилась в сон. Включив гравикомпенсаторы на максимум, я осторожно развернул машину и плавно набрал скорость, при этом уменьшив концентрацию снотворного в воздухе. Потом, включив автопилот, разархивировал всю найденную информацию по ее семье, находящуюся в свободном доступе, и принялся за чтение...
  
  ...Господин Марк Беолли, отец Эль, был талантливым ученым и еще более талантливым бизнесменом. Окончив четыре университета Лиги лучшим на курсе, он быстро создал себе имя и в науке, и в бизнесе: уже в сорокалетнем возрасте он владел сетью научно-исследовательских комплексов на четырех планетах Лиги, и его личный капитал перешагнул за двенадцать миллиардов кредитов. В восьмидесятилетнем возрасте он стоил уже сорок шесть, а за год до своей смерти - все восемьдесят. Как показалось лично мне, его самым главным талантом являлось умение находить идеальных исполнителей и управленцев: за все то время, что он стоял во главе созданной им империи, практически ни одно ее крупное подразделение не работало в минус! Да и за три месяца, прошедшие с момента его смерти, отлаженный механизм не дал ни одного сбоя. Души, вложенной в работу, хватало на все. Вернее, на что угодно, кроме самого себя - первое комплексное омоложение Марк прошел в шестьдесят восемь лет. По настоятельной рекомендации личного врача. Второе - в девяносто два. После того, как сломал ногу, катаясь на лыжах с партнером по переговорам. К этому времени он состоял в четвертом браке, который, как и три предыдущих, не просуществовал и пяти лет. А вот с шестой женой господину Беолли повезло - Марисса Ланрок, сорокашестилетняя красавица с Майони, вышла за состоятельного ученого не из-за денег, а по любви. И даже родила ему дочь. Элли. После чего Беолли словно подменили - он, проводящий в работе по восемнадцать часов в сутки, скинул ее на плечи помощников, а сам с головой ушел в семейную жизнь. Жена и подрастающая дочь стали важнее всего того, что он считал главным в своей предыдущей жизни. Даже этот особняк он построил для того, чтобы его семье было уютно и спокойно вдали от безумного темпа жизни Метрополии. Выбираясь с планеты раз в два-три месяца, он сбегал со всех общественных мероприятий при первой же возможности. И летел домой, к семье...
  Четыре года назад Марисса, выходя на стоянку торгового комплекса в Нагайро, попала под случайную пулю переигравшего в компьютерные игры фаната и, несмотря на все старания врачей, умерла. Постаревший на десяток лет Марк Беолли почти два года не показывался из своего дома, переживая свое горе на пару с семнадцатилетней дочерью, и вернулся к работе только за два месяца перед очередной сессией Конгресса Лиги. Собирающегося раз в десять лет.
  ...В катастрофе, в которой погиб отец Элли, было много странного. Например, если верить статистике, то вероятность отказа системы стабилизации его 'Лимо' равнялась одному из миллиарда. Сбой в системе захвата сопровождающего его флаера с охраной, вообще был из категории 'невероятное' - многократно продублированные цепи 'Бегемота', аппарата, разработанного специально для сопровождения особо важных клиентов, просто не могли отказать. Однако отказали. Не удержав потерявший управление и ориентацию в пространстве 'Лимо', и позволив ему воткнуться в землю на скорости в девятьсот двадцать километров в час. Однако проведенное расследование показало, что злого умысла в действиях пилота 'Лимо' и охраны ученого не было - каждый из тех, кто мог как-то повлиять на ситуацию, сделал все, чтобы избежать трагедии. Но, увы, не смог. Уголовное дело было закрыто уже через два дня, но лигу лихорадило до сих пор: судьба многомиллиардного состояния Марка, оказавшегося в руках его дочери, почему-то беспокоило всех, кого не попадя. Статей, в которых журналисты и досужие обыватели перемывали косточки моей хозяйке, было столько, что просмотреть даже небольшую часть из них было нереально. Еще больше файлов было посвящено прошлогоднему решению покойного Марка Беолли ввести ее в большую политику - сложив с себя полномочия постоянного представителя планетной системы Солисс в Конгрессе Лиги, он дал возможность дочери попробовать их получить...
  'Долой ребенка из Конгресса!', 'Куда ОНА нас приведет?', 'Наше будущее - разменная монета?' - большинство авторов пытались доказать, что мнение совершеннолетней дочери Великого отца, никогда не будет таким же взвешенным и, главное, правильным, как могло бы быть у него. Естественно, умалчивая тот факт, что она получила великолепное образование, и выиграла конкурс на вакантное место Представителя у полутора с лишним тысяч соперников...
  ...Последние пару недель со страниц виртуальных журналов не сходили статьи о том, что находящаяся в шоке после трагической гибели отца девушка не сможет приступить к выполнению своих обязанностей ни через месяц, когда начнется очередная сессия, ни через год - согласно высказываниям невесть где выкопанных психологов, 'состояние психического здоровья наследницы империи Беолли вызывает серьезные опасения'...
  В принципе, в чем-то они были правы - судя по моим ощущениям, Элли находилась не в том состоянии, чтобы хотеть заниматься общественной деятельностью. Сконцентрированная на своих переживаниях, она отгородилась от всего окружающего ее мира непроницаемой броней и не только не смотрела головизор, но и не выходила в Сеть. На почтовом сервере ее дома скопились несколько сотен писем от друзей ее отца, ее однокашников и знакомых, но ни одно из них не носило пометку 'Прочитано'. Кроме того, за последние полтора месяца в дом прилетало всего два человека - ближайшая подруга Элли - Мари, и правая рука Марка - Сейн Ломарро. Четыре визита первой и два - второго. И все. Ну и сама Элли летала в столицу раз пять. Причем по делам, не терпящим отлагательства. Я даже удивился, поняв, на какую жертву она пошла, чтобы выбраться из особняка и прикупить себе меня - этот поступок никак не вписывался в ее характер, который я себе нарисовал из имеющейся у меня информации. Просмотрев записи их семейного архива, хранящиеся в незакрытых паролем разделах банка памяти, я удивился еще больше - ожидать такого поступка от излишне скромной, даже слегка зашоренной девушки было даже смешно. Еще полчаса работы, и меня осенило - почти все безумные поступки, которые совершала моя хозяйка за последние пять лет, начинались после ее общения с этой самой Мари. Впрочем, особыми безумствами там и не пахло: в семнадцать Эль первый раз в жизни выпила коньяка и слегка съехала с катушек - прилетела домой 'аж' в половине второго ночи. Что, учитывая наличие у нее личной охраны, следующей за ней по пятам, даже вызвало у меня легкую улыбку. В девятнадцать Мари подбила ее сбежать от охраны и прокатиться со знакомыми ребятам на пикник с ночевкой. Эль была отловлена через четыре часа, но ощущения получила незабываемые - 'бездна' времени без контроля со стороны телохранителей и отца! Как раз хватило, чтобы поесть еды в ресторане быстрого питания в каком-то задрипанном ресторанчике на окраине Роквилля, городка в трехстах километрах от столицы, встретиться с разбитными ребятами из какого-то колледжа и добраться до морского побережья где-то на юге континента. Потом туда прилетел флаер с весьма недружелюбно настроенными к 'похитителям' охранниками, и веселуха закончилась двадцатиминутным объяснением с отцом. После этого разговора безумно любящая отца девочка перестала вестись на предложения подруги и превратилась в примерную дочь. И вот сейчас купила... меня...
  ...Информации было много. Архив Беолли хранил в себе все сколько-нибудь значимые события в их жизни, записи камер слежения за весь период с момента окончания строительства дома и по сегодняшний день. Просматривая отдельные файлы, я старательно копировал себе в память все, что касалось ее привычек. Через два часа, когда мы подлетали к дому, я знал, например, что она безумно любила читать старые бумажные книги, лежа в кровати, и при этом жевать горький шоколад. Что терпеть не могла современную музыку и особенно группу 'Клаудс'. Что с детства мечтала об игрушечном медведе с встроенным имитатором рычания, чтобы засыпать, положив его рядом с собой... Мелочей было много, но из них складывался характер человека, жить без которого я не мог. Не позволяла программа. Хотя, откровенно говоря, этот человек мне нравился. Даже очень...
  
  
  Глава 9. Капитан Верден Кайм.
  
  Сигнал о новом событии, вписывающемся в интересующую его схему, поднял капитана с постели в половине третьего ночи. Выведя голограмму файла прямо над кроватью, заспанный офицер вчитался в первые строки репортажа с места события и мгновенно проснулся: 'трагическое самоубийство начальника департамента делопроизводства Конгресса' идеально ложилось в построенную им модель действия некой преступной группировки.
  - Я до вас докопаюсь... - бормотал Верден, скачивая из Сети всю доступную информацию о самоубийце. Программка-анализатор, отфильтровав все лишнее, выдала готовый текст уже через две минуты, и Кайм, дотянувшись до дверцы терминала доставки, и, отхлебнув из кружки горячий кофе, принялся поглощать страницу за страницей...
  Жизнь Лоисы Рут до двадцать восьмого апреля по среднегалактическому мало чем отличалась от жизни ее сотрудников: работа, дом, редкие посещения развлекательных центров ее родной планеты. Два брака. Оба неудачных. Сын, оставшийся от последнего. Ничего особенного. А вот с этого дня ее спокойная жизнь превратилась в кошмар: единственный сын подсел на 'Симфонию'. Даже теоретически шансов на то, что мальчик из благополучной семьи, живущий в отдельном особняке довольно далеко от трущоб, где можно было найти и черта в ступе, смог найти распространителя этой дряни, был крайне мал. И не потому, что Джереми Рут был слишком уж воспитанным ребенком - любой пушер, получив такого состоятельного клиента, впарил бы ему что-нибудь подороже. И более долгоиграющее - чтобы за полтора месяца потерять источник ежедневного дохода, надо было быть редким дауном, которые в этой профессии не выживают.
  С первых чисел мая его мать словно съезжает с катушек - практически перестает появляться на работе, пытаясь отучить сына с наркотиков. Увы, кратковременное пребывание мальчика в клинике почему-то не приносит ожидаемого результата - сеансы подключения к 'Симфонии' становятся все длиннее и длиннее. Наконец, 18 мая Лоиса срывается из дому и куда-то улетает... Выход и возвращение зафиксированы. Камерами в ее доме и на окрестных особняках. Информация по бортовому номеру флаера-такси каким-то образом теряется. Та же самая проблема - с камерами в ее особняке: буйство Лоисы в ванной снято от начала и до конца, а момент самоубийства - отсутствует. Правда, неполадки в камере, расположенной в коридоре, задокументированы с двенадцатого числа, но состряпать такую запись для 'специалиста' - дело пары минут...
  Уголовное дело закрыто за отсутствием состава преступления. Ее сын отправлен на принудительное лечение в клинику Конгресса Лиги. Кстати, обратиться туда в первые дни с начала его увлечения 'Симфонией' его мать почему-то не догадывается...
  - Мда... А чем ты занималась на работе, красавица? - посмотрев на голограмму женщины, явно пережившей не одну процедуру омоложения и коррекции внешности, пробормотал Верден и снова влез в Сеть.
  - Опять не хватает доступа... Черт, а эта падла Медуза шевелиться и не собирается... Ладно, зайдем с другой стороны...
  
  Добираться до Ловейга, планеты, где располагался комплекс зданий Конгресса Лиги и проживали практически все его постоянные сотрудники, пришлось своим ходом: как и следовало ожидать, доступа к служебному рейдеру от Мори Энеда капитан так и не получил. Поэтому вместо шести часов потратил на перелет сутки с лишним. И сразу же после приземления полетел в Нейти, маленький городок, в котором жила покойная Лоиса Рут, и ее подруги и сослуживцы...
  Добравшись до особняка госпожи Гиаллы Каланиди, ближайшей подруги Лоисы, капитан посмотрел на часы - врываться в гости в половине двенадцатого ночи по местному времени было несколько поздновато, но ждать до утра не было ни времени, ни желания. Поэтому, выбравшись из взятого на космодроме флаера, он пешком добрался до кнопки звонка и приложил к расположенному рядом с ней сенсору пластиковый чип удостоверения. Дверь щелкнула и открылась практически сразу:
  - Проходите, капитан Кайм! - раздался механический голос 'домового'. - Напоминаю Вам, что все происходящее на территории особняка записывается, и в случае необходимости может быть использовано в суде...
  Проигнорировав стандартное приветствие системы охраны при посещении частной собственности работниками правоохранительных органов, Верден прошел в дом и, следуя указаниям 'домового', поднялся на третий этаж и устроился в кресле перед огромным экраном голопроектора.
  - Вы можете воспользоваться кодами управления, для того, чтобы посмотреть новинки голоиндустрии, подключиться к Сети или сделать звонок... - подсказал тот же голос. - Госпожа Каланиди подойдет через минуту и десять секунд...
  - Спасибо, я подожду...
  ...Женщина выглядела просто замечательно. Если не знать о ее истинном возрасте, то можно было принять ее за семнадцатилетнего подростка, с едва оформившейся грудью и бедрами, и растерянным взглядом огромных карих глаз. Однако, клевать на иллюзию капитан не собирался, и, поприветствовав хозяйку, ту же перешел к делу:
   - Я веду расследование по делу об убийстве вашей подруги, госпожи Лоисы Рут...
  - Извините, капитан, но в полиции сказали, что это самоубийство, и что дело закрыто! - перебив его, вскрикнула Каланиди. - А вы говорите 'убийство'?
  - Я представляю не полицию... - пожал плечами Верден. - Думаю, по роду своей работы вы представляете разницу между задачами, стоящими между нашими службами?
  - А, я поняла... - сникла Гиалла. - вы надавили на полицейских, чтобы они не мешались под ногами... Говорить о секретности расследования мне не надо - у самой куча допусков и инструкций...
  - Здорово, что вы понимаете... - обрадовавшись, что не надо врать, улыбнулся Кайм. - Тогда давайте без вступлений. Просто расскажите мне про свою подругу. Каким она была человеком, чем занималась, кого любила и кого ненавидела. Нам надо найти того, кому была бы выгодна ее смерть...
  - Ну, что ж, вы пришли по адресу... - кокетливо улыбнулась женщина и принялась за рассказ...
  Информации, которая могла бы дополнить ту, которую капитан нашел в Сети, было мало. Штрихи к характеру покойной, распорядок ее рабочего дня, какие-то, значимые только для подруги, воспоминания... Фиксируя ее рассказ на комм, Верден даже позволил себе немного расслабился, и, видимо, поэтому не сразу среагировал на фразу, которая заставила комм издать тревожный сигнал:
  - И после того, как она случайно удалила файл со злосчастным списком, ей здорово влетело от начальства...
  - А что за список? - стараясь не показать, что заинтересован, ничего не выражающим голосом поинтересовался он.
  - Да результаты голосования Комитета по развитию и распространению перспективных технологий. Так, внутренний документ, не имеющий никакой важности...
  - И что в нем содержалось? Какие-нибудь описания этих самых перспективных технологий? - сделав квадратные глаза, спросил он.
  - Да вы что? - расхохоталась женщина. - Фамилии членов Комитета и принятые ими решение. Ну, типа 'Шойлин - против'. 'Гайнц - за'. И так по всем одиннадцати вопросам...
  - А вы его видели, этот самый документ? - 'облегченно расслабившись', буркнул Верден, активируя нейролингвистический программатор.
  - Ну, да... И не раз... - подбоченилась она. - Говорю же, ничего особенного... Правда, гриф там есть, но, по-моему, просто из вредности нашей СБ...
  Ладно, давайте побеседуем о чем-нибудь нейтральном... - удостоверившись, что система заработала, Верден откинулся на спинку дивана и, полуприкрыв глаза, сосредоточился на чтении подсказок, возникающих в его сознании...
  Обойти блок, поставленный СБ, даже с программатором шестого поколения оказалось безумно трудно: для того, чтобы госпожа Каланиди произнесла фамилию, фигурирующую в списке, ее надо было делить на слоги и отдельные буквы, потом скрупулезно собирая их обратно. К половине пятого утра капитан выглядел ничуть ни лучше погруженной в гипнотический сон женщины - мокрый насквозь, с раскалывающейся от запредельного напряжения головой, он был готов отдать полжизни за пару часов сна. Увы, спать было рано - надо было подчистить записи 'домового', потом придумать, как объяснить хозяйке его задержку и только после этого ее будить...
  Для корректировки хватило двадцати минут. А вот с объяснением оказалось сложнее. В итоге Верден нехотя последовал совету своего комма - внушил госпоже Гиалле, что он не устоял перед ее обаянием и провел с ней несколько часов, стараясь ее обаять... Наложив сгенерированную запись разговора на оставшееся в памяти 'домового' изображение, он добился того, чтобы артикуляция губ совпадала с произносимыми ими словами, и, удостоверившись, что работа выполнена на высшем уровне, вывел женщину из состояния измененного сознания...
  - Вы потрясающая женщина, Гиалла! Вечер, который я провел с Вами, останется в моей памяти на всю оставшуюся жизнь... Как жаль, что я живу на рядом с Вами - думаю, с течением времени Вы могли бы отнестись ко мне более благосклонно... - галантно целуя ручку возлежащей в кресле даме, бормотал он, еле сдерживаясь, чтобы не покинуть дом без всяких объяснений...
  
  
  Глава 10. Рейг.
  
  - Рейг, ты сейчас где? - спросила Эль, открыв глаза и обнаружив себя в собственной кровати. Сомнений в том, что он за ней наблюдает, у нее не возникло ни на мгновение.
  - Я в большой гостиной... - донеслось из динамика.
  - Можешь отвернуться? - почувствовав, что лежит в одном белье, покраснела девушка и вдруг сообразила, что сигнал с камер поступает к нему на процессор, минуя собственно глаза.
  - Надо же спороть такую чушь... - засмеялась Элли и, подумав, попросила: - Отключи камеру в моей комнате на пару минут, ладно? Я хочу встать...
  - Не могу... - хихикнул Рейг.
  - Почему? - удивленно повернувшись к возникшей перед ней голограмме, поинтересовалась девушка и вдруг застыла: прямо перед ней сидел на толстой мохнатой попе маленький, с болонку, игрушечный медвежонок и, исподлобья поглядывая вокруг, почесывал задней лапой круглое пузо...
  - Ой, это мне? - чувствуя, как ее глаза наполняются слезами, всхлипнула девушка и потянулась к зверьку.
  Медвежонок тихонечко зарычал, отодвинулся от ее пальцев, смешно перевалившись на бок, потом склонил голову к плечу и... вздохнул. Почти как человек. Немного поизучав сидящую перед ним девушку, он решительно поднялся на разъезжающиеся от тяжести живота лапы и, перебравшись через складку одеяла, уткнулся черным мокрым носом прямо ей в грудь.
  - Рейг! Бегом сюда!!! - запустив руку в шерсть ворчащего от удовольствия мишки, заорала Элли. - Я тебя задушу... Собственными руками... Я мечтала о таком с самого детства... Но мне его так и не купили...
  Рейг возник на пороге через несколько секунд и улыбнулся:
  - Мне хотелось доставить тебе удовольствие...
  - Сядь на кровать! Приказала девушка, и, дождавшись, пока парень аккуратно опустится на белоснежное белье, не выпуская из рук игрушку, поцеловала его в щеку:
  - Если бы ты знал, как много для меня это значит... А, ну да, ты же чувствуешь, правда?
  - Да... - кивнул он.
  - А как это, знать, что именно чувствует человек рядом с тобой? - заинтересовалась Элли. - Вот о чем я сейчас думаю?
  - Я не читаю мысли... - улыбнулся Рейг. - Ты сейчас пытаешься не заплакать от счастья, стесняешься, боясь, что я загляну в твою душу слишком глубоко, получаешь удовольствие от того, что медвежонок тыкается носом тебе в живот и ждешь от моего ответа чего-то сверхъестественного...
  Элли залилась румянцем. Потом с вызовом посмотрела на парня и... рассмеялась:
  - Ну и ладно... Чувствуй себе на здоровье... Ты же не сделаешь мне больно, правда?
  - Правда...
  - Тогда я требую завтрака и развлечений! - подхватив с одеяла развалившегося пузом кверху медвежонка, она пулей вылетела из кровати и понеслась в ванную.
   - Что уставился? - хихикнула она на ходу. - Все равно я не поверю, что перед тем, как положить в постель, ты раздевал меня с закрытыми глазами...
  
  ...Завтрак в половине третьего дня прошел в приподнятом настроении: Элли умяла блины с медом, умудрившись перемазаться, как поросенок, и ничуть не стеснялась своего внешнего вида:
  - Мне чертовски вкусно, и наплевать, как я выгляжу! - запивая последний блин чаем, буркнула она. - Все равно, кроме тебя, никто этого не видит... А что мы будем делать сегодня?
  - А что бы тебе хотелось? - отправляя грязную посуду в утилизатор, поинтересовался Рейг.
  - Гонять на скутере... не хочу... Потом морда красная от перегрузок и дурацкие круги под глазами... - пробормотала девушка. - Плавать? Не хочу... Петь или танцевать - тоже... Пикник? - Объелась... Хватит... Онлайн игры? - Тоже не охота... не знаю даже...
  - Можно слетать погулять по лесу... - предложил Рейг. - Мне кажется, что прогулка на воздухе тебе не помешает...
  'Сколько можно сидеть дома' - про себя перевела его слова Элли и слегка помрачнела.
  - Ой, медведь падает!!! - дернулся парень, и перепуганная девушка подхватила слетевшую со стола игрушку у самого пола.
  - Черт! Перемазала его медом... - глядя, как слиплась его шерсть, расстроилась Элли. - А его мыть можно?
  - Можно... Сейчас отмоем его, тебя, и потом полетим гулять...
  Чувствовать себя ребенком было странно, но чертовски приятно - вытянувшись по стойке смирно, Элли с удовольствием позволила Рейгу себя умыть, потом уселась в кресло, подставив под его руки растрепанную шевелюру, и закрыла глаза...
  ...Девушка, глядящая на нее из зеркала, выглядела просто потрясающе: стоило переодеть майку с шортами на вечернее платье, и она бы произвела фурор на любой вечеринке Метрополии, не говоря уж о ночных клубах Солисса.
  - Мне идет... - повертев головой, призналась она. - Только вот косметики практически не чувствуется... А сейчас она снова входит в моду...
  - Мода? А зачем тебе мода? Ты красива и так...
  - Спасибо... - покраснела она и снова закрыла глаза: идти куда-то расхотелось, а попросить Рейга снова заняться ее волосами не хватило духу.
  Впрочем, он все почувствовал сам - его ладони мягко прикоснулись к ее шее и принялись разминать давно забывшие про массаж мышцы. Через несколько минут Элли решительно разложила кресло, перевернулась лицом вниз и пробормотала: - Если я попрошу помять мне спину, это не будет слишком большим хамством?
  - Неа... - без тени насмешки ответил Рейг, и положил ладони на ее лопатки...
  ...Время перестало существовать. Тело, плавящееся под его руками, готово было растечься по поверхности кресла, а отключившееся сознание отказывалось связно соображать. Поэтому на вызов комма Элли ответила не сразу - потребовалось уйма времени, чтобы заставить себя пошевелиться и активировать сферу...
  - Ого, старуха, что это с тобой? - увидев выражение ее лица, завизжала Мари. - На тебе лица нет! Подсела на наркоту? Не похоже...
  - Что хотела? - еле ворочая языком, спросила Элли, про себя кляня так не вовремя позвонившую подругу.
  - Соскучилась! Я тебя не видела уже неделю... Хватит чахнуть, айда куда-нибудь сходим, что ли? В 'Бэлль' привезли новую коллекцию... Ты уже видела каталог?
  - Я не читаю почту... - еле сообразив, что надо сделать, чтобы его прочитать, призналась девушка.
  - Ну, и зря... Там такие шмотки - закачаешься... Давай, я тебя подберу и мы туда слетаем?
  - Нет, пожалуй, не сегодня... - прислушавшись к своим ощущениям, отказалась Элли. - Нет ни сил, ни желания... Давай я позвоню тебе, скажем, завтра?
  - Как знаешь... - обиделась Мари. - Ты вообще про меня забыла... В гости пригласила бы, что ли... Давай я прихвачу с собой пару неплохих ребят, и мы устроим вечеринку?
  - Прости, Мари, но я не готова... - ужаснувшись нарисованной перспективе, Элли отрицательно мотнула головой. - Я себя плохо чувствую. Видишь, лежу...
  - Вызвать врача?
  - Не надо... Хочу денек-другой отлежаться... не обижайся, ладно?
  - Ладно... - вздохнула Мари, и, подумав, добавила: - Если что, звони...
  - Уговорила...
  
  ...После массажа Рейг с каким-то садистским удовольствием подверг Элли испытанию душем Шарко. Называния этой пытки девушка не знала, но ее результат превзошел все ее ожидания - контрастные струи, то рвущие ее тело на части, то еле прикасающиеся к коже мелкими капельками напрочь вычистили ее сознание от прижившегося в нем плохого настроения. И через час, сидя в кресле 'Тайфуна', она была готова на все. От покорения какой-нибудь вершины без всякого снаряжения, и до ночного похода на кладбище...
  Рейг, пребывающий приблизительно в таком же настроении, вел скутер, как заправский гонщик, стоически выдерживая дикие визги восторга, издаваемые его пассажиркой на крутых виражах. Две пересадки в подземных ангарах, в результате которых они оказались за заднем сидении доживающего последние дни флаера, еле ползущего над густым лесом, показались ей веселым приключением:
  - Ну, как там наши головизионщики? - хихикая, спросила Элли, удостоверившись, что преследователи их потеряли.
  - Страдают... - хмыкнул Рейг. - Сейчас один из них пялится в стекло нашего 'Тайфуна' и пытается углядеть, не прячешься ли ты внутри...
  - Стекло же абсолютно непроницаемо... - удивилась девушка.
  - А вдруг? - расхохотался парень. - Вот, он еще и фонарик достал!
  - Я хочу увидеть его морду!!! - взмолилась Элли. - Можно, я подключусь к тому, что ты видишь?
  - Файла с записью будет недостаточно? - спросил Рейг, активируя прямую связь.
  - Ну, пожалуйста...
  Сигнал пошел практически сразу, но обратить внимание на лицо человека, пытающегося взглянуть в скутер, она не успела: почувствовав эмоции сидящего рядом мужчины, она чуть не задохнулась от ощущений! Рейг ЕЕ ЛЮБИЛ! Безумно. Запредельно. Любил так, что прикосновение ее щеки ввергало его в бездны боли и счастья. Любил так, что, прикоснувшись к этому Чувству, хотелось умереть от зависти. Увидев себя его взглядом, девушка поняла, что начинает сходить с ума и оборвала связь.
  Несколько минут, потребовавшиеся ей, чтобы прийти в себя, парень промолчал. Наконец, она собралась с духом и спросила:
  - Это и есть импринтинг?
  - Да... - коротко ответил Рейг.
  - Ужас... Может, вернемся домой? - еще раз представив, что ощущает Рейг рядом с ней, сглотнув подступивший к горлу комок, почему-то прошептала она.
  - Зачем? Мы уже почти прилетели... Не забивай себе голову всякой ерундой... Идем гулять...
  
  
  Глава 11. Рейг.
  
  Получать удовольствие от прогулки по лесу Эль начала не сразу - первый час-полтора она двигалась, как сомнамбула, погруженная в свои мысли, и периодически поглядывала на меня так, будто пыталась заглянуть в мою душу. Я, в свою очередь, ругал себя последними словами, что не догадался как-то скорректировать свои ощущения, или создать адаптированную для нее копию сознания. Последняя мысль меня удивила. Наскоро прогнав автотесты, я вдруг понял, что именно послужило причиной того, что меня сочли браком - блоки, встроенные в мою программу, мое сознание игнорировало! Медленно, с небольшой задержкой, но я был способен принимать решения, которые никогда не пришли бы в голову любому другому продукту корпорации 'Удовольствие'. Представив себе несколько ситуаций, в которых мои программы должны были вступить в противоречие с этими самыми блоками, я в этом окончательно убедился. И слегка испугался - некоторые из открывшихся передо мной возможностей меня потрясли...
  Отвлечься от грустных мыслей удалось только тогда, когда мы наткнулись на медведицу с медвежатами, пытающимися ловить рыбу у небольшого водопада: Эль, замерев на опушке леса, восторженно смотрела, как огромный зверь страшными ударами лап отправлял рыбин на берег, а мелкие, но очень деловые медвежата, рыча, пытались повторить подвиг матери...
  - Как красиво... - прошептала она через несколько минут. - Смотри, а над водопадом - радуга! Самая настоящая! Ой, а можно я подойду и поглажу медвежонка?
  - Не стоит, Эль! - улыбнулся я. - Зверей жалко!
  - Как это? - не поняла девушка.
  - В целях безопасности человека каждому из них вшит такой маленький датчик, который, чувствуя представителя homo sapiens в радиусе пятидесяти метров, внушает животному панический ужас. Как только ты подойдешь вон к тому камню, - я показал на приметный валун, наполовину высовывающийся из воды, - они бросятся врассыпную. Мать оклемается быстро, а вот для детей такой удар по психике даром не пройдет...
  - А без датчика никак нельзя было? - расстроилась девушка.
  - Эль! Это - хищники! И вряд ли медведица позволила бы кому-то постороннему подойти к своим отпрыскам...
  - А жаль... Ладно, пойдем дальше... Интересно, а тут есть косули или лоси? Всегда мечтала посмотреть на них вживую.
  Подключившись к серверу заповедника, я быстренько скачал себе программку поиска животных по вшитым в них датчикам и, просканировав окрестности, утвердительно кивнул:
  - Если пройти метров восемьсот вот в том направлении и не шуметь, то мы сможем полюбоваться на оленя. Добраться можно и до косуль, но они далековато...
  Транслятор оказался весьма полезной вещью и на прогулке - врубив его на полную мощность, мне удалось удержать оленя на месте до тех пор, пока Эль не подобралась к нему метров на семьдесят. Правда, потом животное все-таки сорвалось с места и исчезло между деревьями, но восторгу девушки не было предела:
  - С ума сойти, какие кадры! Он чертовски грациозен, не правда ли? А ты сможешь обработать мои записи так, чтобы сделать динамичную голограмму, и поставить ее около особняка? Я боюсь, что не смогу закольцевать запись...
  - Постараюсь... - пообещал я. - Думаю, получится...
  - Здорово. А то стандартные мне уже надоели...
  
  Вымотавшаяся до предела девушка попросилась домой часов в восемь вечера по времени заповедника, когда скрывшееся за покрытой лесом горой солнце перестало окрашивать окружающее нас безмолвие во все оттенки зеленого, и чащу леса, по которому мы прогуливались, поглотила одна большая Тень. Решив, что доставлять удовольствие дожидающимся у 'Тайфуна' папарацци нет никакого желания, я вызвал ближайшее такси, а скутер отправил домой на автопилоте. Для полного счастья головизионщиков задав ему маршрут километров в восемьсот. С гаком. Глядя через камеры заднего вида нашей машины, как они весело стартуют вдогонку за сорвавшимся с места скутером, я довольно ухмылялся - ближайшие полчаса любителям жареных фактов придется погонять...
  Весь полет до особняка Эль вспоминала виденных ею животных и птиц и не вылезала из записей своего комма, а минут за пять до приземления попросила меня скинуть ей и мои записи:
  - Ты же тоже снимал, правда? Значит, можно будет выбрать наиболее выигрышные ракурсы, и сделать отличный фильм...
  Напоминать ей о том, что мы практически все время стояли рядом, и наши записи мало чем отличаются друг от друга я не стал - она была всецело захвачена предвкушением создания голофильма, и расстраивать ее так было бы жестоко...
  
  ...Сигнал о проникновении в Систему постороннего ее клон подал часа через три после нашего возвращения с прогулки. К этому времени мы успели поужинать, просмотреть сделанный девушкой фильм, наплаваться и завалиться на лежаки около бассейна. Наполовину отключившись от щебетания слегка перепившей за ужином Элли, я внимательно просмотрел внесенные незваным гостем изменения в программу климатизатора дома и онемел: великолепно написанный вирус должен был спровоцировать небольшой сбой программы насыщения воздуха микроэлементами, и самоуничтожиться. А Эль, надышавшись во сне угарным газом - умереть!
  Ошалело посмотрев на весело жестикулирующую девушку, я снова перепроверил свои расчеты - ошибки быть не могло. Господин Максимилиан Шульке, экс начальник смены охраны семьи Беолли, или человек, воспользовавшийся его доступом в сеть, обладал весьма и весьма неплохими навыками в программировании.
  - Рейг! Ты меня слышишь? - почувствовав, что я ушел в свои мысли, обиделась Эль, и я, решив, что Шульке подождет, солгал:
  - Слышу... Просто обдумывал завтрашний день и заказывал бронь в одном очень неплохом ресторанчике на Западном побережье...
  - Они готовят лучше, чем ты? - не поверила девушка.
  - Не знаю... - улыбнулся я. - Не пробовал... Но, если верить проспектам в Сети, то там красиво...
  - Не хочу в ресторан. Там - люди... Не пойдем, ладно? - жалобно посмотрев мне в глаза, взмолилась моя хозяйка. - Ненавижу этих стервятников! Кстати, можно тебя попросить?
  - Можно... - чувствуя, что она вспомнила свои ощущения при подключении, и хочет повторить, пробормотал я.
  - Позволь мне еще раз попробовать... ну, ты понимаешь, правда?
  Я молча пододвинул к ней поближе кресло и активировал связь. Эль, глядя на меня расширенными глазами, задрожала от нахлынувших на нее чувств, и судорожно облизнула языком пересохшие губы:
  - Не отключай, пожалуйста... еще немного, ладно?
  Я закрыл глаза и, откинувшись на спинку кресла, погрузился в ее ощущения.
  Девушке было тяжело. Ее колотило так, что мне стало не по себе - пытающаяся ощущать, она примеряла мои чувства на себя! Сочувствуя и сопереживая мне так, что я вдруг перестал понимать, где заканчиваются мои чувства и начинаются ее. В какой-то момент я вдруг понял, что вот-вот сойду с ума - ее ощущения усиливали мои, что, в свою очередь, сказывалось на силе ее переживаний, и этот безумный эмоциональный резонанс грозился выйти из-под контроля!
  - Хватит... Не могу больше... - простонала она, побледнев. - С ума сойти, как ярко...
  Я прервал подключение и вдруг с ужасом понял, что она стоит на коленях, опираясь локтями на мои бедра, и смотрит мне в глаза:
  - Знаешь, что потрясает больше всего?
  - Что?
  - Две вещи... Первая - это осознание того, что любить ТАК человеку, наверное, не дано... Твои чувства - что-то совершенно запредельное! Какая-то квинтэссенция понятия 'Любовь'... И я, наверное, тебе завидую...
  - В тебе нет зависти... - я покачал головой и вздохнул.
  - Я не в этом смысле... - кивнула Эль. - Мне бы хотелось быть такой же настоящей... А второе - в твоих чувствах совершенно нет плотского желания. Того, которое прет из всех тех мужиков, которые меня окружают... И... я не понимаю, плохо это или хорошо...
  - Знаешь... - не дождавшись моего ответа, пробормотала она, прикоснувшись пальчиком к моей щеке, - я никогда не пробовала наркотиков. Но уверена, что ощущений сильнее, чем те, которые я чувствовала сегодня, быть не может... Спасибо... Я... мне... кажется, я сошла с ума...
  Сделав пару глотков вина, я посмотрел ей в глаза и снова вздохнул.
  - Тебе грустно? Как бы мне хотелось уметь чувствовать так же, как ты... - прошептала девушка. - Это снимало бы кучу вопросов и предотвращало бы ошибки... Ну, что же ты молчишь?
  - Грустно... - признался я. - Я не хочу, чтобы ты переживала еще и из-за меня... Встань, пожалуйста, с пола, ладно?
  - Пойдем в комнату... Мне зябко... - опершись на протянутую руку, Эль встала и, не выпуская моих пальцев, потянула меня в дом.
  Пройдя по анфиладе комнат, мы добрались до ее спальни и ввалились внутрь. Не включая света, Эль посадила меня на кровать, сама села на пол, и, прислонившись спиной к моим коленям, попросила:
  - Потереби мои волосы, пожалуйста... А то мне что-то не по себе... И... не надо меня успокаивать, ладно? Я знаю, что ты это умеешь... Мне немного плохо, но... это хорошо... - сбивчиво забормотала она, пытаясь объяснить, прежде всего, себе самой то, что творилось в ее душе...
  Первое же прикосновение моих рук к ее затылку оказалось таким острым, что она чуть не вскрикнула. Чувствуя, как колотится ее сердце, я все-таки включил транслятор и, излучая на минимальной мощности, старался дать ей возможность справиться с самой собой. Но безуспешно. Мало того, у меня вдруг появилось ощущение, что прямое подключение, прерванное мною, сохранилось! Я даже проверил ресурсы процессора и, на всякий случай, заблокировал эту возможность программно...
  
  ...Эль спала, подложив мою руку под щеку, и улыбалась во сне. Расслабляющий массаж, который я ей сделал после того, как перестал возиться с ее волосами, и немножечко снотворного, по моей команде добавленного климатизатором в воздух особняка, довольно быстро успокоили морально истощенную девушку. Но, даже засыпая, она не отпустила меня от себя. Удостоверившись, что она крепко спит, я провентилировал воздух, убавил на пару градусов температуру и смог заняться проблемой несанкционированного доступа.
  Как оказалось, господин Максимилиан Шульке в момент вирусной атаки на планете отсутствовал. В настоящее время вместе со своей нынешней подругой Эжен и ее дочерью он летел в каюте второго класса на Кассио, и приблизительно через час должен был появиться на таможне космодрома. Подвесив к камерам наблюдения автоматических терминалов таможни программу идентификации разыскиваемого мною лица, я занялся его прошлым.
  Как и следовало ожидать, четыре часа сорок две минуты перед отлетом господина Шульке не существовало: с момента его выхода из квартиры Эжен не сохранилось ни одной записи камер видеонаблюдения, где бы было видно его лицо или фигуру. Казалось, что сделав шаг на крышу дома, он растворился в воздухе. Программисты моего неведомого противника знали свое дело - отследить сервера, с которых происходило вмешательство, я не смог. Ничего не дал и анализ движения всех летательных аппаратов в радиусе двадцати километров от его дома за период плюс-минус полчаса от момента его 'пропажи': то ли подправили и записи спутника, то ли использовали что-то еще - понять, куда он улетел, у меня не получилось. Слегка расстроившись, я принялся за вирус.
  Логика противника была довольно проста - смерть от угарного газа автоматически активировала тревожный сигнал в Систему, которая, в свою очередь, сообщала о чрезвычайном происшествии в соответствующие службы. По генерирующимся в таком случае кодам в дом должны были попасть представители полиции и врачи скорой помощи. Причем первые получали возможность практически полного анализа Системы, а, значит, и доступ в любое помещение...
  Поиск в Сети дал интересные результаты - в то время, когда я массировал Эль, в городе были найдены внезапно потерявшие управление машины обеих служб! Видимо, не получив подтверждения о разрушении вируса, противник свернул операцию...
  Часам к шести утра я понял, что уперся в тупик - все ниточки, которые я умудрился найти, оказались оборванными. А найти мотивы покушения на жизнь Элли мне не удалось... В общем, злой, как собака, я решил принять холодный душ, но не тут-то было: почувствовав шевеление моей руки, Эль вздрогнула и проснулась:
  - Который час? - глядя на меня в полумраке комнаты, хрипло спросила она.
  - Пять сорок две...
  - Ты так и просидел всю ночь? - пододвинувшись поближе, девушка обхватила мою шею руками и, положив голову мне на плечо, прошептала:
  - Я влюбилась... Как дура... Чувствуешь?
  
  
  Глава. Олинна Зайко.
  
  - Спасибо, Эш! - кусая губы, пробормотала Олинна. - Ты, как всегда, на высоте... Здесь всё?
  - Да, госпожа Зайко... - старательно пряча взгляд, буркнул мужчина.
  - Отлично... Тогда я тебя не задерживаю... Не волнуйся, с блокиратором я как-нибудь разберусь. Не дура. Деньги я сейчас переведу... Все, можешь идти...
  - Спасибо, госпожа Зайко! Если что - я всегда к Вашим услугам... - вскочив с дивана, Эш Колин, один из лучших частных детективов Нью-Рока, на ходу поклонившись, выскочил в коридор. И тут же вернулся обратно:
  - Тут слишком много! Вы, наверное, ошиблись!
  - Это премия. За выполненную работу... - не глядя на ошарашенного мужчину, сказала Олинна. - И напоминание о полной ее конфиденциальности...
  - Я и так... - начал было он.
  - Все... Иди... Мне надо побыть одной...
  
  ...Смотреть на то, как Генри целует эту тощую овцу, было невыносимо. Остановив воспроизведение голофильма, женщина скинула с себя платье, стянула белье и, встав так же, как любовница ее мужа, посмотрела на себя в зеркало.
  - У нее грудь уродская! Лицо - абсолютно заурядное! Нет вкуса! Генри, ну неужели ты не видишь, что вот эта линия - результат пластики? Дешевой, как и вся твоя потаскушка? Ну, да, задница ничего, но и это не ее! - не отдавая себе отчета, что говорит вслух, рычала оскорбленная женщина. - Неужели трудно покопаться в каталогах? Формы трехлетней давности! Этой стерве уже шестьдесят три! На ней клейма ставить негде! Урод, ну зачем тебе СБ? Попросил бы ребят - тебе бы подогнали файл с ее досье... Проверка на благонадежность... Тьфу... Конечно прошла - передразнила она строчку из прочитанного ранее документа. - Кому она нужна-то такая? Только такому придурку, как ты, дорогой...
  - Выйди вон!!! - заметив, что в дверях гостиной стоит ошалевший от вида ее обнаженного тела дворецкий, прошипела она. - Вон, я сказала!!!
  - Но, госпожа, ваш комм не отвечает, а там прилетела госпожа Этель Оникс... - из-за двери пробормотал он.
  - Плевать! Я занята! Пусть перезвонит завтра... - отключая паузу, заорала она. И, включив комм, заблокировала дверь и включила полную шумоизоляцию своей гостиной.
  
  ...Генри был в своем репертуаре. Каждое его прикосновение к сопернице было знакомо до боли. Покусывание ушка, палец, скользящий по позвоночнику, восхищенный полухрип - полустон 'Ты чудо, Зайка!'...
  - Зайка? - взвилась оскорбленная до глубины души женщина. - Я покажу тебе 'зайку', скотина... Ты у меня дождешься... А тебе, овца, придется пожалеть о дне, когда твоя отвислая задница оказалась у меня на пути... - не обращая внимания на фильм, Олинна подключилась к комму, активировала чип, зарегистрированный на другую фамилию, который ей оставил Эш, и заказала себе каюту на улетающий через два часа 'Эребус'. Потом наскоро собралась, умудрившись обойтись минимумом вещей, и, прогрохотав каблуками по лестнице, ведущей в ангар, запрыгнула с салон своего 'Винга'...
  На попытку взлететь флаер ответил отказом:
  - Ваше состояние не позволяет управлять воздушным судном, мэм! Рекомендую Вам сообщить координаты или название места назначения, включить автопилот или вызвать автоматическое такси! Ваше состояние не позволяет...
  - Ур-р-роды... - взвизгнула госпожа Зайко, врезала по сенсору активации автопилота и заорала: - Космодром Госкин. Терминал номер одиннадцать. Я тороплюсь!!!
  - Спасибо за понимание... - слушать любезный голос машины было невыносимо, и Олинна врезала кулаком по сенсору подключения к Сети:
  - Музыкальный канал! Любой из моего списка приоритетов! И погромче!!!
  - Ваше состояние внушает опасения! - приглушив раздавшуюся в салоне музыку, прогундосила машина. - Рекомендую воспользоваться функцией 'Первая помощь' в меню 'Безопасность'. Подтвердите необходимость корректировки состава воздуха...
  - Заткнись! Запрещаю! Музыку прибавь!!! - чувствуя, что сейчас разнесет долбанную машину на куски, закричала она. - И оставь меня в покое!!!
  
  ...Проводить в роскошной каюте корабля восемь часов наедине с самой собой госпожа Зайко не собиралась. Поэтому, дождавшись, пока 'Эребус' сошел с орбиты и приступил к разгону, она выскочила в коридор и понеслась в сторону развлекательной палубы, моля бога, чтобы там оказался какой-нибудь завалящий мужчина. Не обремененный присутствием жены, любовницы или детей.
  Ворвавшись в фойе, Олинна огляделась, и, заметив сидящего у стойки старомодного бара юношу, мрачно потягивающего что-то из абсолютно черного бокала, она подошла к нему, сделала свою блузку попрозрачнее и, практически уперевшись своей грудью ему в лицо, хрипло спросила:
  - Вы бы не хотели провести время перелета в моей постели? Я безумно хочу забыться...
  Спокойно допив свой коктейль, парень с интересом осмотрел стоящую перед ним женщину, потом поплыл взглядом, видимо, определяя, не находится ли она в состоянии алкогольного или наркотического опьянения, и задумался, выходя в Сеть...
  - Можешь не искать. Мне сорок два... - буркнула Олинна. - Устраивает? Нет?
  - Вполне... - ухмыльнулся он, - Меня зовут Арчи. А тебя?
  - Олинна... - протягивая ему руку, пробормотала она. - К тебе или ко мне?
  - А есть какая-то разница? - хохотнул парень. - Каюты первого класса похожи друг на друга как две капли воды...
  - Разве? - удивилась Зайко.
  - Ну, да... - вскочив на ноги, заулыбался Арчибальд. - В них одна кровать. А все остальное - не важно...
  - Логично... - не смогла не согласиться женщина. - Значит, идем к тому, к кому ближе...
  - Активируй подавление... - вталкивая Олинну в ее каюту, пробормотал он, срывая с себя рубашку.
  - Пусть смотрят... Наплевать... - зарычала женщина и, повалив спутника на кровать, сорвала избавилась от одежды... - Сегодня мне все равно... И ты... делай со мной, что хочешь...
  - Вообще? - ошалело посмотрев в ее затянутые поволокой сумасшествия глаза, прошептал Арчи.
  - Угу... - хрипло пробормотала женщина и впилась ему в губы...
  
  ...Отель 'Гнездышко' располагался на вершине небольшой скалы, нависающей над океаном. Бухта, глубоко вдающаяся в покрытый тропическими джунглями берег, оставляла странное ощущение - казалось, что белого песка, об который бился океанский прибой, не могла касаться нога человека! Вглядываясь в буйное переплетение лиан, в пестрый ковер простирающегося у нее под ногами зеленого царства, Олинна вдруг поняла, что здесь должно быть безумно здорово именно вдвоем - территория, прилегающая к отелю, рассчитанному на четыре пары влюбленных, позволила бы уединиться как минимум сотне ищущих уединения парочек. И поняла, что снова закипает.
  Активированная программа поиска по параметрам находящегося в режиме ожидания комма быстро принесла ожидаемый результат: Генри был тут, в трехстах двадцати двух метрах северо-восточнее, и на шестьдесят два метра ниже. Поморщившись, Зайко вывела на солнечные очки метку направления и, повертев головой, удовлетворенно улыбнулась - Эш оказался достаточно предусмотрительным, чтобы не заставлять ее разбираться с идиотским компасом комма. Сверившись с рекламным проспектом отеля, она быстро прошла к полупрозрачной площадке лифта, способного спустить ее к пляжу, и, активировав очередную программу детектива, получила доступ к его управлению...
  Минута, потребовавшаяся лифту, чтобы по диагонали пересечь пару сотен метров до автоматического бара, расположенного почти у самой кромки воды, Олинна потратила на переодевание. Включив и поставив косметичку на подходящий камень, она сделала пару оборотов вокруг своей оси, и, полюбовавшись на свое трехмерное изображение, выведенное камерой косметички на комм, мстительно улыбнулась - узнать ее под голомаской, меняющей лицо и фигуру, было невозможно. А купальник, обтягивающий ее программно скорректированные согласно вкусам мужа формы, выглядел просто сногсшибательно...
  ...Генри шел в сторону лифта с таким видом, будто только что выиграл чемпионат Лиги по декатлону. Рядом с ним, виляя задом, стелилась эта тощая подстилка, то прижимаясь к его плечу, то целуя в шею, то забегая вперед, чтобы продемонстрировать свои не раз скорректированные ягодицы. Сжав зубы, Олинна нацепила на лицо маску пресыщенной жизнью светской львицы, подхватила стоящий на стойке бокал с коктейлем, и, перекатывая губами вишенку, покачивая бедрами, направилась в сторону воды. 'Забытая' на стойке косметичка исправно транслировала ошарашенное лицо сделавшего 'стойку' мужа: уже через несколько секунд этот кобель, ничуть не стесняясь идущей рядом любовницы, пялился на ее задницу! Смотреть, как психует тощая, было даже забавно - еще минуту назад уверенная в своей неотразимости женщина растерянно смотрела на потерявшего к ней всякий интерес мужчину и кусала губы!
  - То ли еще будет! - пробурчала про себя Зайко. - Ставлю миллион против одного кредита, что сейчас он придет знакомиться!
  - Выиграла! - хмыкнула она через пару минут, когда 'не заметивший', как топает ногой его недавняя подружка, Генри, ускоряя шаг, двинулся в сторону ее 'Антика'.
  Лежать в силовом поле устройства, позволяющего принимать любые положения, и придуманного специально для любителей загара без морщин, полосок и тому подобных изъянов, вызванных гравитацией, было даже приятно: Зайко решила, что обязательно приобретет такое же кресло для дома. Но попозже, когда разберется с мужем, доставившим ей столько горя...
  - Извините, девушка! - раздался над ней рокочущий баритон мужа. - Вы знаете, я никогда не видел такой совершенной фигуры, как Ваша! Глядя на то, как грациозно вы двигаетесь по этому белому песку, я понял, что древние легенды о выходящих из моря богинях - это правда! Вы - одна из них...
  - Смешно... - пробурчала Зайко. - За десять лет так и не удосужился скачать новую версию 'Обольстителя'. - 'Совершенная фигура'... 'грациозно двигаетесь', 'богиня'... - одни и те же обороты! Там что, словарный запас для учеников второго класса?
  - Простите? Мы уже встречались? - замолчав на середине предложения, Генри отключился, проверяя, не глюкнул ли его голообраз. - Странно... - убедившись, что его лицо невозможно узнать, хмыкнул он... - вы меня, наверное, с кем-то путаете...
  - А разве это возможно? - хихикнула Зайко, приподнялась на локте, дав возможность одной груди вывалиться из чашки лифчика, и, дождавшись, пока вздохнувший от вожделения мужчина переведет взгляд на ее сосок, активировала блокиратор.
  Обе голограммы пропали одновременно. Лицо Генри, на котором играла улыбка плейбоя, в мгновение ока перекосило - женщина его мечты, даже и не думавшая прятать свою роскошную грудь, вдруг оказалась его женой! А писк системного сбоя, наверняка раздавшийся при насильственном отключении голограммы, заставил его побледнеть.
  - Ну, что, кобель, так-то ты трудишься на своей чертовой конференции? - удостоверившись, что он 'готов', хмыкнула Олинна. - Даже и не думай! У меня предостаточно материала, в котором ты преподаешь все премудрости плотских утех этой старушке...
  - Она не старушка! - взвизгнул деморализованный мужчина.
  - Ну, да, кому что нравится... Хотя в шестьдесят три она уже и не девочка...
  - Врешь...
  - Могу скинуть ее досье... - победно ухмыляясь, добила его она...
  - Я видел голограммы...
  - У-у-у... Какие мы наивные... - расхохоталась она. - Да любая женщина завалит тебя такими за две минуты! Я - в двадцать. Я - двадцать три... Я - в тринадцать! На любой вкус и цвет...
  - Свинство... - опустившись на песок, выдохнул он.
  - Именно! - вскочив с 'антика', хмыкнула Зайко, и, подхватив сумочку, добавила: - А твоей измены в день моего рождения я тебе не прощу. Ни за что и никогда... Пока...
  Оставив убитого новостями мужа сидеть на песке, она подобрала косметичку, добежала до лифта, и, дождавшись, пока он тронется, набрала на комме ктс-ку :
  - Ваши слова подтвердились. Готова к встрече. Зайко.
  Не прошло и пяти минут, как пришел ответ:
  - 21 мая. 12-00 СГ . Космодром Госкин. Терминал 3. Ресторан 'Зведный ветер'. Столик на ваше имя...
  
  
  Глава 13. Верден Кайм.
  
  - Срочно зайдите ко мне, как появитесь на работе, капитан! - голосовых сообщений от Медузы на сервере кабинета оказалось аж восемнадцать штук. Судя по времени их появления, полковник Энеда педантично посылал их каждые полчаса, - видимо, ему было абсолютно нечего делать. Или, что вероятнее, наклевывался хороший разнос, проводить который полковник предпочитал при личном присутствии подчиненных, а не виртуально. Пожав плечами, капитан быстренько просмотрел файлы, пришедшие на рабочий адрес за время его отсутствия, и, связавшись с приемной Медузы, доложил, что готов явиться по первому требованию.
  - Что вы себе позволяете, капитан? - не дожидаясь, пока подчиненный явится в его кабинет, заорал полковник, подключившись к большому экрану кабинета Кайма. - Где вас носило больше суток?
  - Согласно моей должностной инструкции, я проводил расследование, по делу о... - начал было Верден, но Энеда прервал его на полуслове:
  - Я прекрасно знаю ваши инструкции! Почему вас не было в кабинете?
  - Расследование потребовало от меня опроса свидетелей, проживающих на другой планете Лиги. Доставить их в свой кабинет не представлялось возможным... - четко отрапортовал он.
  - Какие, к чертовой матери, свидетели, когда вы мне нужны? - взвыл полковник.
  - У вас есть номер моего комма, и я не вижу причин, по которым вы не могли мне позвонить.
  - Я не люблю общаться виртуально... - покрывшись красными пятнами, прошипел Энеда.
  - Наша работа не позволяет оперировать понятиями 'люблю' или 'не люблю'. Мой полет был вызван служебной необходимостью, и я не вижу необходимости дальше обсуждать этот вопрос. Господин полковник! Что с запросом, который я вас просил сделать по делу, которое я расследую? - не дожидаясь, пока лопнет надувшееся от бешенства начальство, поинтересовался Верден.
  - Какой, к дьяволу, запрос, капитан? Вас не было на рабочем месте!
  - Господин полковник! В связи с открывшимися в деле обстоятельствами я присваиваю ему вторую категорию, и требую получения соответствующих полномочий, а так же незамедлительного ответа на мой запрос! - не обращая внимания на вопли Медузы, рявкнул Кайм.
  - Чего??? Вторая категория? - брезгливо скривился Мори Энеда. - А, может, вам присвоить сразу первую? У вас есть серьезные основания? Или вы ограничиваетесь вашими дурацкими догадками?
  - Докладная по результатам моей поездки уже на вашем сервере, господин полковник. Согласно той же инструкции, вы обязаны просмотреть ее в максимально короткое время, и незамедлительно принять решение о подтверждении категории, или ее снятии. Поэтому я не буду вам мешать заниматься делом и отключусь...
  Лицо онемевшего от такой наглости полковника надо было видеть. Поэтому, перед тем, как прервать связь, капитан с мстительным удовольствием сделал моментальную голографию готового лопнуть от злости начальства и, полюбовавшись на нее пару минут, отправил в закрытый аж тремя паролями архив. Однако поработать спокойно ему не удалось - очередное требование посетить кабинет Энеды пришло буквально через минуту. Пришлось вставать и тащиться к лифту...
  - Вы представляете, что натворили! - орал полковник, бегая по огромному, как спортивный зал, кабинету. - За какие-то несколько часов пребывания на Ловейге вы нарушили одиннадцать законов, не говоря уж о...
  - Господин полковник! - перебил его Верден, не желая слушать эту чушь. - Если бы вы дочитали мою докладную до конца, вы бы имели возможность ознакомиться с файлами Особого Положения по проведению расследований категории Четыре и выше. Являясь сотрудником Службы, я обязан руководствоваться именно ею, и действовать максимально эффективно...
  - Не надо меня учить, Кайм!!! - брызгая слюной, завопил Медуза. - Я...
  - Вы обязаны подтвердить категорию или дать мне официальное заключение о причине, по которой НЕ СЧИТАЕТЕ нужным этого делать. Я не желаю тратить время на пустопорожние разговоры. Вторая категория, полковник!
  В какой-то момент капитану показалось, что Энеду хватит удар - на его пунцовое от бешенства лицо было страшно смотреть. Однако лицезреть такое счастливое событие ему не удалось - комм господина полковника, среагировав на критическое состояние хозяина, ввел ему в кровь что-то седативное. Однако это не сильно успокоило беснующегося Энеду:
  - Вы отстраняетесь от ведения дела, капитан! Поэтому о принимаемом мною решении относительно его категории я докладывать вам не буду! Вон из моего кабинета!!!
  - Вынужден сообщить вам, господин полковник, что рапорт об этом уйдет на комм генерала Плахина через две минуты...
  - Сдайте чип, оружие и служебный комм! Немедленно! Вы уволены...
  
  
  Глава 14. Рейг.
  
  Целый день я прожил, как в тумане - не чувствовать того, что творилось в душе у порхающей по дому Элли я не мог, а возможности приглушить их хоть немного в программе предусмотрено не было. Поэтому к вечеру я находился на грани психологического шока - каждый ее взгляд, брошенный на меня, бил по нервам, как кузнечный молот. Приняв, как данность, что я ощущаю каждую ее эмоцию, и наблюдаю за ней, где бы она не находилась, девушка абсолютно перестала стесняться своей влюбленности. Мало того, она научилась надо мной издеваться: иногда, находясь в той же комнате, что и она, и, почувствовав всплеск ее эмоций, я поворачивался к ней и натыкался на счастливый взгляд, ждущий моей реакции. Для того, чтобы отвлечь и ее, и себя от этого безумия, я загнал Эль в спортзал, выжал из нее все силы на тренажерах, беговой дорожке и в бассейне, потом попарил в сауне и... понял, что спать она не собирается - клокочущая в ней энергия требовала выхода...
  К середине дня она вообще перестала от меня отходить - вместе со мной готовила обед, ела, сидя рядом, абсолютно не замечая вкуса приготовленных нами блюд, потом складывала в утилизатор посуду, стараясь не отрывать от меня влюбленного взгляда. И пару раз чуть не упала, умудряясь зацепиться за ножки кресел, стоящих вокруг обеденного стола. Удостоверившись, что на столе не осталось грязной посуды, она активировала роботов-уборщиков, и, не дожидаясь, пока они примутся за уборку, поволокла меня к себе.
  - Ты умеешь рисовать?
  - Наверное... - улыбнулся я, удостоверившись, что разработчики снабдили меня и такой программой. - А что?
  - Нарисуй меня такой, какой ты меня видишь, а? - замерев в центре спальни, попросила девушка. - Я сяду, как надо... Все, что надо для рисования - вон в том шкафу...
  - Садиться не обязательно... - я пожал плечами и усмехнулся. - В моей памяти - несколько суток общения с тобой. Я могу разбить по кадрам каждое твое движение и нарисовать тебя в любом ракурсе...
  - Тогда я буду стоять у тебя за плечом, и смотреть, как ты рисуешь... Можно?
  - Почему нет? - хмыкнув, я взял с полки альбом, универсальное стило и задумался...
  - Представляешь, в каком положении меня рисовать? - тут же спросила неугомонная девица.
  - Нет. В какой технике... - хитро ухмыльнулся я, стараясь не обращать внимания на ее эмоции и желания. - Импрессионизм, кубизм, сюрреализм устроят?
  - У... - надулась девушка, и, выдержав в 'обиженном' состоянии секунд десять, снова заглянула мне в глаза: - Рисуй, как хочешь... Я очень постараюсь тебе не мешать...
  - Если бы ты могла... - подумал про себя я, и взялся за стило...
  Рисовать в технике Квентина Шраера оказалось довольно интересно - до самых последних штрихов рисунок казался мертвым, зато сразу же после окончания вдруг зажил собственной, не зависящей от художника, жизнью. В зависимости от угла зрения на листе возникало то лицо задумчиво прислушивающейся к себе самой Элли, то ее фигура, испуганно замершая перед темной водой озера, то изображение свечи с язычком пламени в форме стилизованного сердца.
  - Обалдеть... - выхватив у меня альбом, прошептала Эль. - Тут два изображения?
  - Три...
  - Ой, и правда три... Знаешь, что мне больше всего нравится?
  - Что?
  - То, что можно быть самой собой... Ты все равно видишь суть... Спасибо...
  Предчувствуя, что она сейчас сделает, я попытался встать с кресла, но не успел: Эль оказалась у меня на коленях, и, поймав мой взгляд, медленно потянулась к моим губам...
  Зажмуриться или остановить ее я не смог. Чувствуя, как схожу с ума вместе с ней, я дождался прикосновения и чуть не умер от счастья. Вместе с ней...
  - Ну... - еле оторвавшись от меня, прошептала она. - Включи...
  - Боюсь... - признался я, но прямую связь все-таки активировал.
  Следующий поцелуй был чем-то запредельным: девушка перестала что-то соображать практически сразу, а я, держась из последних сил, пытался сохранить бодрствующим хоть кусочек сознания.
  Как оказалось, не зря - для того состояния, в котором я пребывал, тревожный писк клона Системы был слишком тих и незаметен.
  С трудом отстранившись от Элли, я судорожно попытался вникнуть в происходящее с домом, и, просмотрев логи вторжения, мигом пришел в себя: ее снова пытались убить!
  - Эль... Вирусная атака... - разорвав подключение, я слегка потряс не желающую приходить в себя девушку и тут же насытил воздух парами нашатырного спирта.
  - Ой, что это за вонь?! - чихнув, вскрикнула она.
   - Эль! Можешь отвлечься от меня на одну минуту? - попросил я, поняв, что она способна соображать.
   - Нет... - улыбнулась девушка, но, увидев по моим глазам, что что-то случилось, испуганно сползла на пол. - Я что-то сделала не так?
   - Климатическая система особняка способна менять состав воздуха, насыщая его разного рода примесями, озонируя и тэдэ. В курсе?
   - Ну, да... - не понимая, к чему я клоню, кивнула девушка.
   - Так вот, вчера ночью кто-то воспользовался кодами доступа одного из уволенных тобой охранников, чтобы дать тебе возможность подышать угарным газом... Только что в систему поступил приказ разложить водопроводную воду на кислород и водород. В результате должен получиться гремучий газ, и дом взлетит на воздух... Кто и почему пытается тебя убить?
   - Меня? Кому я нужна? - понимая, что я не шучу, Элли дико перепугалась. - Мы взорвемся?
   - Не бойся... - погладив по голове прижавшуюся ко мне девушку, я принялся объяснять ей, какие меры принял для того, чтобы такое вторжение не увенчалось успехом.
   Минут через пять сообразившая, что опасность нам сейчас не грозит, девушка вопросительно посмотрела на меня и мрачно поинтересовалась:
   - Два вопроса. Первый...
   - Прости меня, пожалуйста, но в прошлый раз атаку прервали сразу же, как поняли, что Система заблокировала приказ. И я не успел отследить, откуда росли ноги. Можно, я попробую это сделать прямо сейчас?
   Эль покраснела, кивнула, и прошептала:
   - Прости, ладно? Просто мне было здорово... И я до сих пор не могу успокоиться...
   - Я чувствую... - прижав ее к себе, вздохнул я. - Я тоже... Мне придется немножечко поработать...
   - Работай. Можно, я буду рядом?
  
   Лежать на ее кровати, чувствуя жар тела обнимающей меня девушки, и копаться в Сети было безумно сложно: понимая, что для поиска авторов вируса мне нет необходимости пользоваться чем-то, кроме своего процессора, Эль не выпустила меня из комнаты, заявив, что боится находиться одна. Впрочем, поняв, что куда бы я ни перебрался, она обязательно окажется рядом, я смирился, и принялся за работу. К моему удивлению, на этот раз авторы оказались не так предусмотрительны - минут за пятнадцать я успел определить место, откуда запустили вирус, идентифицировать человека, который это сделал, проследить за ним после того, как он выбрался из арендованного на вымышленную фамилию дома и понять, что нынешнее его местонахождение мне знакомо! Господин Ленни Робертс, старший лейтенант запаса, находился в двух километрах от нашего особняка! И как раз заканчивал экипироваться в штурмовой комплекс 'Вихрь'...
   - У нас небольшая проблема... - оставив картинку со спутника на краю сознания, я вынырнул из Сети, и мрачно посмотрел на встревоженную Элли: - Если дом не взорвется, то сюда ворвется бывший боец спецотряда по борьбе с терроризмом. И скорее всего, не для того, чтобы вручить тебе букет твоих любимых тюльпанов...
   - Один? - не особенно испугавшись, улыбнулась девушка.
   - Вроде, да...
   - Ну, ты же меня защитишь, правда? - нежно поцеловав меня в шею, буркнула она, и, потянувшись, так прижалась ко мне грудью, что я еле сохранил способность соображать.
   - Снаряжение у него очень уж непростое... - чисто по-человечески почесав в затылке, пробормотал я. - Огневая мощь, как у небольшого планетарного танка. Биосканер. Система подавления всего и вся. Тактический компьютер. Полевая защита. И куча тому подобной дряни...
   - И?
   - Просчитываю варианты... - загружая в процессор тактико-технические характеристики всех имеющихся в доме устройств, от роботов-уборщиков и до утилизатора, буркнул я. - Пока вероятность успеха - чуть больше трех процентов.
   - Мало... - Эль побледнела и по-настоящему испугалась...
   - Все будет хорошо... - прошептал я, прижимая к себе дрожащую девушку, и вдруг понял, что придумал:
   - Эль! Тот 'Шеви-Файр', который стоит на первом ярусе ангара, тебе очень дорог?
   - Это память о папе... - автоматически ответила она. - Он собирал ретро. А что?
   - Просто собираюсь тут немного намусорить... - ухмыльнулся я. - А без этого чуда старины шоу может не получиться...
   - Делай, что считаешь нужным... - сразу повеселев, девушка запрыгнула мне на живот и чмокнула в нос: - Я готова помогать, чем надо!
   - Тогда перестань меня целовать, а то я не могу думать... - попросил я, чувствуя, как снова сползаю в пучину безумия обуревающих Элли чувств.
   - У тебя есть минут десять... Потом я за себя не ручаюсь... - ухмыльнулась она и, преодолевая внутреннее сопротивление, перебралась на кресло у окна...
  
   Через двадцать минут первый этаж особняка превратился в развалины - добрая половина строительных роботов, выйдя из консервации, курочила стены и строила аппарель. Вторая половина укрепляла несущую стену гостевых апартаментов и заливала быстро твердеющей пеной необходимую мне демпферную подушку. Я терзал Систему, настраивая ее компоненты так, чтобы господин Робертс, закончив анализ оборонительных возможностей особняка, решил вломиться через его 'самую уязвимую часть' - дверь, ведущую к открытому бассейну. Тяжелее всего оказалось противодействовать его попытке перенацелить камеры висящего над нами спутника на другие области - для завершения подготовки к атаке мне не хватало времени, и я умудрился неплохо поизображать сбои в программном обеспечении примитивного процессора висящей на орбите железяки.
   В компьютерах отставной офицер волок не очень - глядя на его кривящееся от очередной неудачи лицо, я даже немного посмеялся - явно выходящий из графика мужчина терзал комм на пределе своих интеллектуальных способностей. Видимо, поэтому, получив сигнал, что его программа заработала, он чуть не подпрыгнул от радости. А зря - знай он, что основным фигурантом съемки стал он сам, желания веселиться у него бы поубавилось...
   ...'Вихрь' окутался сиянием поляризующего излучения и исчез. Во всех диапазонах частот, доступных гражданским приборам обнаружения. Я довольно ухмыльнулся и мысленно поздравил себя с первой победой - подключиться к линиям контроля СБ было неплохой идеей. Хотя и небезопасной. Впрочем, другого выхода отслеживать положение Робертса я не видел, и не стал забивать себе голову правовыми проблемами такого подключения. Тем временем силуэт бойца, преодолевшего два километра в режиме 'мерцания', возник у ограды особняка и на мгновение замер. Клон Системы, отключенной мною перед началом атаки, оказался уничтожен в считанные секунды - возможности системы подавления штурмового комплекса оказались просто сумасшедшими! Удостоверившись, что его проникновению в дом ничто помешать не может, гость автоматически активировал защитное поле и, приподнявшись на антигравах, молнией метнулся через ограду...
   Система, загруженная мною в фоновый режим, включилась в работу в то же мгновение: дверь, выбитая вышибным зарядом Робертса, еще висела в воздухе, а древние двигатели 'Шеви-Файра', упертого носом в стену напротив, дали полную тягу. Когда-то называемую форсажем. Чудовищный выхлоп флаера, предназначенного для полетов за пределами атмосферы, оказался так силен, что не выдержала ни стена, ни подушка, ни сам корпус древнего гоночного аппарата. Оба двигателя, сорванные с силовой рамы, пробили все стены, встретившиеся у них на пути, и, истошно чихая от прерванной подачи топлива, кувыркаясь, покатились вверх по склону примыкающего к особняку холма...
   - Фонит! - побледнев, прошептала Эль. - Видишь?
   - Это ерунда... - считав показания датчиков радиации, ухмыльнулся я. - Ты видишь Робертса?
   - Кого? - не поняла девушка.
   - Гостя! - рассмеялся я. - Его не стало... 'Шеви' оказался помощнее его 'Вихря'... Раз эдак в восемнадцать...
   - И что мы будем делать дальше? - щелкая камерами внутреннего обзора, поинтересовалась она. - Жить тут теперь невозможно...
   - Съездим куда-нибудь... Дом - это ерунда. Трое суток, и будет как новенький. А вот люди, которые стояли за старшим лейтенантом, так просто не успокоятся... Так что собирайся: мы едем на курорт...
  
  
  Глава 15. Бренда Джоуи.
  
  - Ну, что ты мне скажешь на этот раз? - мрачно глядя в окно, трясущимся от сдерживаемого гнева голосом поинтересовалась женщина.
  - Я не понимаю, что там могло произойти... - Остин, правая рука Бренды Джоуи, стоя в дверях кабинета, нервно мял в руках обшлаг дорогого костюма.
  - Если первую неудачу еще можно было списать на сбой компьютерной программы, то эта - не более, чем признание вашей некомпетентности, дорогой мой ! - язвительно подчеркнув слово 'дорогой', Бренда окинула подчиненного таким взглядом, что мужчина побледнел, как полотно, и был вынужден вытереть со лба мгновенно выступившие на нем капельки пота.
  - Позвольте вас процитировать! Как вы там говорили? - 'Одинокая, сломленная смертью отца соплюшка вряд ли станет для нас сколько нибудь значимым препятствием'... Я не ошиблась? Это ваши слова?
  - Угу... Кто же знал, что так повернется?
  - Позволю себе еще одну цитату: 'На нас работает группа блестящих аналитиков, противостоять объединенным возможностям которой практически бесполезно'... Ну, и где эта группа сейчас? Почивает на лаврах проведенных когда-то операций? Или утирает сопли от результатов своей недавней работы? Остин! Я вас не узнаю!!! - повысила голос хозяйка кабинета. - Сколько времени осталось до начала сессии Конгресса?
  - Двадцать три дня, Бренда... Но мы уже сделали практически все! Еще четыре шага, и мы - у цели! Правда, что делать с господином Свордманом, мы пока не придумали... - сокрушенно вздохнув, признался Остин. - Пока он стоит во главе Комитета, шансов на пересмотр интересующего нас вопроса до истечения положенного срока, то есть в течение еще семи лет, практически нет... И я плохо представляю себе, на что Вы надеялись, начиная эту операцию сегодня...
  - Я тебе говорила, что Свордман не проблема? - победно усмехнулась Джоуи.
  - Да, Бренда. И не раз...
  - Так вот! Этот вопрос я УЖЕ решила. И он, и господин Смирнов, 'убрать которого не представляется возможным', через десять дней уйдут с политической арены как минимум, лет на пятьдесят... Этого нам хватит?
  - Как? - вытаращив глаза, вскрикнул Остин.
  - ! Ну, не обязательно же убивать... - стряхнув с блузки невидимую соринку, пробормотала Бренда. - Иногда достаточно подумать, и найти способ поэлегантнее... Нет, не надо смотреть на меня умоляющим взглядом. Ничего я рассказывать не буду. Вы все услышите сами... Надо только немного потерпеть... Решите вопрос с Беолли и оставшимися конгрессменами, , иначе я решу вопрос с вами... И гораздо менее элегантно, чем решила с Свордманом. Вам понятно? - внимательно рассматривая ногти на правой руке, нейтральным голосом пробормотала Джоуи и, вздохнув, посмотрела на перепуганного помощника: - Через двадцать минут подайте мне машину. Кстати, завтра утром наше пребывание на этой вшивой планетке заканчивается. Мы вылетаем в двенадцать. Постарайтесь не забыть...
  
  ...Ресторан 'Звездный ветер' выглядел, как заштатная забегаловка в какой-нибудь дыре на окраине деревеньки в три дома: дешевые пластиковые столы и сидения, не обладающие возможностями к трансформации, исцарапанные и заляпанные чем-то непонятным терминалы выбора блюд, устаревший интерфейс связи с коммом, и жуткая, вызывающая приступы тошноты, вонь. Брезгливо присев на краешек затертой до ржавых пятен когда-то никелированной табуретки, претендующей на гордое звание кресла, Бренда мысленно порадовалась сделанному ею выбору: будь на ней любимая короткая юбка, сесть на него она бы не смогла. А широкие брюки от ремонтного комбинезона, находящиеся приблизительно в таком же состоянии, как и поверхность 'чистого' стола, позволяли садиться на что угодно. Кроме, разве что, кровати в ее доме. Заткнув надоедливое меню, в пятый раз заладившее 'Что будет заказывать уважаемый господин?', Бренда ткнула в картинку первого попавшегося алкогольного коктейля два раза, и, стараясь не морщиться, заставила себя прислониться к спинке кресла и развалиться в позе, приличествующей образу портового работяги, который изображала надетая ею голограмма. Сидеть, расставив в сторону ноги и ковыряться в зубах было непривычно, но стоило вспомнить те дивиденды, которые должно было принести задуманное, как всякое неудобство как рукой сняло...
  Дешевые, отдающие сивушными маслами, коктейли возникли на столе буквально через минуту. А мгновением позже в зал заглянула высокая, хорошо сложенная женщина в 'неприметном' красном костюме, и, задержавшись у терминала на входе, чтобы считать информацию о заказанных столиках, быстрым шагом направилась к Бренде.
  - Вы уверены, что сидите за своим столиком? - брезгливо поморщившись при виде голообраза, прошипела она, а потом потянулась к сумочке...
  - Не надо, зайка... - синтезированным голосом произнесла Джоуи. - Этой модели голомаски плевать на твой блокиратор. Можешь, конечно, и попробовать, но толку от этого не будет никакого... Удостоверилась? Теперь садись, поговорим...
  - А почище место найти было трудно? - скривившись, госпожа Олинна опустилась на самый краешек сидения, стараясь не касаться его поверхности голыми ногами, плохо прикрываемыми короткой юбкой.
  - Увы, это самое безопасное место в плане конспирации... - стараясь не рассмеяться, ответила Бренда. - Ну, может, стоит перейти к делу?
  - Я надеюсь, пить эту дрянь вы меня не заставите? - покосившись на одноразовые стаканы с мутной бурдой, стоящие на столе, пробормотала Зайко.
  - Если у вас нет особого желания, то пить и правда не стоит... Хотя было бы весело...
  - Увольте меня от такого веселья... Ладно, давайте к делу... - вздрогнув от омерзения при мысли, что это можно пить, Зайко испытующе посмотрела в глаза своему собеседнику. - Итак, что вам от меня надо?
  - Нам надо, чтобы ваш глубокоуважаемый супруг поимел бо-о-ольшие проблемы. И в самом ближайшем будущем... Надеюсь, статус единственной наследницы его состояния будет достаточной компенсацией за небольшое моральное неудобство, которые вы получите в процессе реализации нашего плана?
  - Знаете, вам, наверное, будет трудно понять оскорбленную женщину, но после просмотра всех файлов, которые вы мне прислали, я не испытаю ни капли жалости к этой неблагодарной скотине, даже если его при мне окунут в ванну с серной кислотой...
  - Ого... - ухмыльнулась Бренда, вспомнив досье на госпожу Зайко: отношение к понятию 'супружеская верность' госпожи Олинны мало отличалось от понятий ее незабвенного супруга. По крайней мере, в ее досье содержались записи ее интрижек с одиннадцатью любовниками, с каждым из которых 'верная супруга' встречалась не по одному разу.
  - Мы не собираемся топить его в кислоте... - 'успокоила' женщину Джоуи. - Да и такая легкая смерть вряд ли будет достаточным наказанием за то, что совершил ваш муж, не правда ли? Как нам кажется, заключение под стражу лет эдак на десять будет чуточку справедливее: представьте себе, что весь этот срок лишенный женского общества кобель будет вспоминать о той, которая его туда препроводила, и... злиться!
  Буря эмоций, промелькнувшая на лице Олинны, не требовала слов. Женщина прониклась...
  - Я сделаю все, чтобы он сел. Что от меня требуется? - мстительно улыбнувшись, спросила она через несколько секунд.
  - Да не так уж и много. Через два дня вас вызовут в полицию для дачи свидетельских показаний и продемонстрируют запись беседы вашего мужа с одним из его коллег. Не буду отрицать - текст разговора слегка скорректирован. Но главное тут то, что он происходил практически в вашем присутствии. Надо, чтобы вы подтвердили, что слышали те реплики, которые на записи раздаются в вашем присутствии.
  - А я не окажусь на скамье подсудимых рядом с ним? - нахмурилась Олинна.
  - Нет. Даю слово. Текст меняли специалисты очень высокого класса. Минимум коррекции, и потрясающий результат: разговор между сообщниками построен на иносказаниях, которые не могут быть понятны непосвященным. Тем более тем, кто девяносто процентов времени разговора танцует в двадцати метрах от столика...
  - А кто этот сообщник? - успокоено спросила женщина.
  - Господин Смирнов. Егор Петрович, если я правильно помню...
  - А, эта старая желчная гнусь! - расхохоталась Зайко. - Туда ему и дорога! Этот скот... - впрочем, не важно...
  - ...не ответил на мои домогательства... - Бренда про себя закончила начатую собеседницей фразу.
  - Я сделаю все, как вы говорите. А какая гарантия, что его имущество не будет конфисковано?
  - Выгода, получение которой обсуждается в разговоре, еще не получена, а, значит, нечего и конфисковывать... - улыбнулась Джоуи. - И потом, насколько я знаю, у вас великолепный адвокат. Кстати, попросите его не проявлять особого рвения на процессе. Сможете?
  - Естественно... - подбоченилась Зайко. - Что-нибудь еще?
  - Нет. Это все, что мы хотели от вас, уважаемая госпожа Зайко.
  - Тогда вы не будете против, если я пойду? Тут, знаете ли, воняет...
  - Конечно-конечно... - хохотнула Бренда. - Я и сам не собираюсь тут особенно задерживаться... Если что-то вас вдруг смутит - пишите. Координаты вы знаете...
  - Договорились... - госпожа Зайко, вскочив с сидения, рванула прочь из ресторана с такой скоростью, что Джоуи еле сдержалась, чтобы не расхохотаться в голос... Потом активировала сферу, и, дождавшись соединения с абонентом, поинтересовалась:
  - Ну, как?
  - Все чисто, босс... Можете быть уверены...
  - Тогда я выхожу... Жди...
  
  
  Глава 16. Элли.
  
  Поездка на курорт началась не совсем так, как ожидала Элли: вместо выбора места для отдыха по каталогу, полета на космодром и ожидания стартующего в нужном направлении корабля она с Рейгом на 'Тайфуне' добрались до Саутлейка, в каком-то обшарпанном подземном ангаре пересели в такси и принялись мотаться по городу. Где-то через час, оказавшись в номере третьесортного отеля, снятого на имя Рейга, в кресле перед зеркалом во всю стену, Беолли с веселым ужасом наблюдала, как голомаска меняет ее лицо и фигуру. Сначала она стала выше сантиметров на пять. Потом одно плечо слегка приподнялось вверх, искривив позвоночник. Начали бледнеть волосы, постепенно превращая девушку в пепельную блондинку. Стали шире бедра. Пропала грудь...
  - Кого ты пытаешься из меня сделать? - вскоре ей стало не до смеха: из зеркала на нее смотрела старуха, не сумевшая найти средств на очередную процедуру омоложения, и выглядящая, как жительница какого-нибудь гетто для малоимущих.
  - Как ты думаешь, какой процент населения Лиги может позволить себе регулярно корректировать внешность? Или замедлить процессы старения? - вопросом на вопрос ответил Рейг.
  - Ну, думаю, процентов девяносто... - Элли пожала плечами. - А что?
  - Чуть больше одиннадцати. Одну процедуру раз в пять лет проходит еще около двадцати процентов. Еще сорок - ограничиваются услугами подпольных клиник либо омолаживаются раз в двадцать лет. Остальные могут об этом только мечтать...
  - Не может быть... - не поверила она, и тут же получила файл со статистическими данными.
  - Ты просто живешь не в том мире... Есть планеты, на которой выйти в Сеть можно только в пределах столицы и еще нескольких крупных городов. Есть страны, в которых все еще существуют стационарные магазины, куда приходится ездить наземным транспортом, так как там нет централизованной службы доставки. Да и, в общем, жизнь миллиардов жителей окраинных миров весьма далека от идеала...
  - Ужас... - на миг представив себя стареющей, девушка вздрогнула. - А... зачем ты создал такой образ?
  - Жизнь практически всех людей твоего круга прозрачна. Где бы вы ни находились, вас можно отследить. Средний пользователь Сети при должном упорстве найдет в общем доступе программы, позволяющие определить, что и когда вы купили, куда летите, что едите и с кем встречаетесь. Для того, чтобы выйти из под тотального контроля вездесущих идентификаторов личности, надо выйти из этого круга...
  - Не поняла? А что, вот этих вот не идентифицируют? - покосившись на свое отражение, спросила Элли.
  - Естественно, фиксируются и их передвижения, но тут есть один маленький нюанс: довольно большой процент жителей Окраины никогда не покидают своих планет. Не на что. Те, кто живет в дырах, где нет привычных для тебя удобств, регистрируются в Сети в момент своего рождения. Получая комм. И все... На этом неплохо зарабатывают разного рода криминальные элементы: комплект идентификаторов реально существующей личности, со всеми проводками по Сети, создающими легенду о перелете этого человека до места, где его документы получит заинтересованный в смене личности другой, стоят довольно дорого. Для среднестатистического гражданина Лиги. Короче говоря, я считаю, что до момента, пока мы не разберемся с нашими проблемами, сменить твои идентификаторы - вопрос номер один...
  - И где ты будешь искать эти самые криминальные элементы? - вздохнув, спросила она.
  - Да уже нашел... В той же самой Сети... Пока мы с тобой болтаем, я занимаюсь тем, что провожу деньги через цепочку одноразовых счетов... Не хочу, чтобы нашу покупку можно было отследить...
  - Мда, сложно все... Кстати, а ты в курсе, что через три недели начинается сессия Конгресса?
  - И что? - непонимающе посмотрел на нее Рейг.
  - А то, что я обязана приступить к работе... И мое инкогнито окажется ни к чему...
  - Черт!!! - парень закусил губу и закрыл глаза.
  - Что такое? - перепугалась Элли.
  - Я понял, где искать причину... Минуточку, ладно?
  Одной минуткой не обошлось. Рейг лазал в Сети почти два часа, и, судя по всему, задействовал практически всю мощность своего процессора. Отключив голомаску, Элли завалилась на кровать рядом с работающим парнем и грустно уставилась на голообои.
  Прежний жилец номера был слегка не в себе - мрачные картины библейского ада, с озерами кипящей лавы и перекошенными лицами грешников действовали на девушку угнетающе. Удивившись, как можно было не заметить этой безвкусицы уже в первые минуты после вселения в номер, Элли подключилась к Системе и начала выбирать изображение поспокойнее. Увы, с выбором тут было не ахти, и пришлось остановиться на картинке, изображающей утренний лес: вскоре вокруг зашевелилась листва, в тоненьких солнечных лучиках, пробивающихся через нависающие над головой кроны, запорхали бабочки, а в звуковом фоне затенькала какая-то пичужка.
  Оглядев дело своих рук, Элли поморщилась - этой голограмме было лет двадцать, и смотреть на набившую оскомину картину не хотелось совершенно...
  - Нашел... - открыв глаза, Рейг посмотрел на лежащую рядом Элли и устало выдохнул. - За последний месяц зарегистрировано несколько несчастных случаев, жертвами которых являются члены Конгресса. Если брать каждый случай по отдельности - вроде бы все естественно. А вот в целом картина настораживает: кто-то целенаправленно уничтожает мешающих ему людей. Весьма изобретательно и эффективно...
  - Папу... тоже они? - подскочила на месте Элли.
  - Видимо, да...
  - За что??? - чувствуя, как по ее лицу покатились слезинки, прошептала девушка.
  - Пока не знаю... Их следов я пока не нашел... Есть маленькая зацепка, но она ведет не в ту сторону, куда нам надо... - придвинувшись поближе к плачущей хозяйке, Рейг нежно провел ладонью по ее голове и добавил:
  - Я их найду. Обещаю... А сейчас тебе придется немножечко побыть одной - мне надо спуститься на первый этаж. За твоими новыми документами...
  ...Рейг вернулся в номер довольно быстро - Элли даже не успела толком испугаться. И сразу принялся командовать:
  - Все, уходим. Включай голомаску. Я ее сейчас немного скорректирую...
  - Зачем? И так страшная... - пошутила девушка.
  - Чтобы соответствовать документам... - грустно усмехнулся он. - Через четыре минуты прибудет такси. Я сейчас закончу корректировать логи Системы отеля, и можно будет выходить... Кстати, в ближайшие минут десять не обращайся к своему комму, а то собьешь его подстройку к новым данным...
  - Хорошо... Как скажешь... - буркнула Элли, и, дождавшись разрешения выходить, приоткрыла дверь в коридор...
  
  ...Каюта на корабле оказалась довольно маленькой, но уютной. Посмотрев на полутораспальную кровать, Элли ехидно улыбнулась, и, предоставив Рейгу разбираться с настройками температуры, влажности, и еще тремя десятками меняющихся характеристик, скинула с себя одежду. А потом, чувствуя спиной ошарашенный взгляд парня, отправилась в душ: за двадцать минут, оставшихся до старта, можно было привести себя в порядок и слегка взбодриться. Встав под тугие струи воды, Элли вспомнила про голомаску и расхохоталась: думая, что демонстрирует Рейгу свою фигуру, она дала ему возможность полюбоваться на кривоногое, безгрудое создание, мало похожее на женщину!
  - Рейг! Ты уже закончил? - отсмеявшись, закричала она.
  - Да. Ты что-то хотела?
  - Иди сюда, пожалуйста... Ты мне очень нужен...
  Уставившись взглядом на панель дневного света, Элли дождалась, пока не начнут слезиться глаза, и с внутренним удовлетворением констатировала, что намек понят - почувствовавший, что яркое освещение создает ей неудобства, парень приглушил их яркость...
  - Ты можешь уделить мне час-полтора? - повернувшись к стоящему в дверях ванной комнаты Рейгу, попросила девушка. - Все равно при разгоне Сеть будет недоступна.
  - Да, конечно... - в глазах парня что-то изменилось, и Элли почувствовала, что он целиком тут, с нею...
  - Иди сюда... - хрипло прошептала она и почувствовала, как заколотилось ее сердце...
  Вместо ответа парень протянул руку к сенсору отключения душа, потом подхватил девушку на руки и понес к кровати...
  - Почему? - прошептала она, прижимаясь к его мигом промокшей рубашке.
  - Подогнутся колени... - улыбнулся он, аккуратно опуская ее на ложе. И провел пальцем по ее щеке...
  ...Прикосновения Рейга сводили с ума. Он совершенно точно знал, что и как она чувствует, и пользовался этим знанием совершенно гениально - уже через пару минут Элли вообще перестала что-либо соображать. В те редкие мгновения, когда она приходила в сознание, перед ее затуманенным негой взором возникали отрывочные картины, которые было невозможно соединить в одно целое. Его влажные, спутанные волосы, разметавшиеся по подушке; вздувшиеся на шее вены; их сплетенные пальцы; полыхающий безумием взгляд зеленых глаз... В какой-то момент она поняла, что готова умереть, лишь бы это сумасшествие никогда не прекращалось, и... заплакала от счастья... А его губы подхватывали текущие по ее щекам слезы, и от этого вдруг стало так здорово на душе, что Элли обхватила Рейга двумя руками, спрятала свое лицо на его груди и прошептала:
  - Я тебя люблю... Слышишь, бестолочь? Я ТЕБЯ ЛЮБЛЮ!!!
  
  ...Если бы не вспыхнувшая над дверью каюты голограмма, извещающая о том, что до посадки на космодроме Айнура осталось полчаса, Элли ни за что не оторвалась бы от своего мужчины. А так, услышав знакомый мелодичный сигнал о начале снижения, она обалдело подключилась к своему комму, потом покраснела и, подхватив скомканное одеяло, накрылась им с головой.
  Рейг тихо захихикал.
  - Я тебя убью... - смущенно пробормотала Элли. - Что ты со мной сделал?
  - Я? - в голосе парня было столько удивления, что девушка не выдержала и расхохоталась:
  - Мы уже долетели... А перелета я не помню... Совершенно...
  Сильные, теплые и такие родные ладони, проскользнув под одеяло, нежно обхватили девушку за талию, и через мгновение Элли оказалась в объятиях Рейга. Его губы прикоснулись к ее груди, и девушка почувствовала, что снова сползает в пропасть подступающего безумия:
  - Хватит! - еле заставив себя остановиться, прошептала она, и, выскользнув из его объятий, съехала на край кровати: - Я пошла в душ... Одна... Только помоги мне встать, ладно? Ноги почему-то не держат...
  Через сорок минут, без проблем пройдя автоматизированную таможню, они сели на заднее сидение такси и полетели в сторону небольшого городка Неголи, единственной достопримечательностью которого был отель на двадцать номеров, расположенный прямо на берегу живописной бухты с одноименным названием. Если верить рекламным проспектам, в это время года тут бушевали шторма, и желающих отдохнуть на берегу океана было немного. Вернее, практически не было, поэтому проблем с выбором вида, открывающегося из окон номера, не возникло. Хотя, в общем-то, в том состоянии, в котором в этот момент пребывала Элли, ее бы устроило все, что угодно - ее измученное ласками тело требовало сна... Поэтому, ввалившись в апартаменты, она, против обыкновения, не бросилась на балкон, чтобы осмотреться, а устало плюхнулась на широченную кровать, с трудом дотянулась рукой до стоящего рядом Рейга, повалила его рядом, и, обняв его за шею и забросив ногу на живот, мгновенно отключилась...
  
  
  Глава 17. Капитан Верден Кайм.
  
  Дозвониться до генерала Плахина без служебного комма оказалось делом почти невозможным. Любой звонок автоматически переадресовывался к кому-нибудь из его подчиненных или на автоматического секретаря. Впустую убив часа полтора, Верден, наконец, сообразил, что таким образом делаемого не добьется. И отправился домой. Там тоже не обошлось без сюрпризов. Система безопасности квартиры, не среагировавшая на сигналы гражданского комма, даже теоретически не способного генерировать коды доступа такой сложности, как служебный, требовала все новые и новые подтверждения его личности. И к концу унизительной процедуры самоидентификации капитан был на грани нервного срыва:
  - Ну, Медуза, я тебе устрою... - пробурчал он себе под нос, врываясь в предупредительно распахнутую коммом дверь и забрасывая в ближайший угол пустую кобуру от разрядника. - Сейчас, доберусь до архива, и посмотрим, как ты у меня попляшешь...
  Проапгрейдить гражданский комм удалось только наполовину - не хватало памяти, мощности процессора, многих встроенных устройств, но для того, чтобы дозвониться до начальника Службы внутренней Безопасности полученных возможностей хватило с избытком.
  - Плахин. Слушаю... - как обычно, рявкнул вечно занятый делом генерал.
  - Капитан Кайм. Отдел специальных расследований. Дело второй категории. У Вас найдется минута для поучения прикрепленных файлов?
  - Ого! Вы уверены? - на лице Плахина появилось плохо скрываемое удивление.
  - Так точно, господин генерал.
  - Шли. Сейчас занят. Наберу тебя в течение двадцати минут, договорились? - генерал коротко кивнул и отключился...
  Следующие минут пятнадцать Верден не находил себе места - Медуза, при всей своей глупости, не мог не понимать, что он попытается связаться с вышестоящим начальством при первой же возможности, а, значит, должен был как-то прикрыть свою задницу. Представить что, что он решит предпринять, у капитана не получалось, но предчувствие, которому он привык верить, говорило, что результат действий полковника Вердену может не понравится. Поэтому когда его входная дверь вынесла стену в гостиную, и перед спокойно лежащим на диване Каймом возникли упакованные в черное бойцы подразделения физической защиты, он практически не удивился:
  - Гражданин Кайм Верден. Вы обвиняетесь в несанкционированном использовании запрещенных компьютерных программ, взломе частной собственности, превышении служебных полномочий и... - голос, раздавшийся из-под матового шлема, прервался и, грязно выругавшись, закончил: - В общем, Верден, ты арестован.
  - Серж, ты? - сбрасывая на адрес комма генерала запись своего ареста, отставной капитан протянул вперед руки и криво ухмыльнулся.
  - Да я, я... - приподнимая забрало, прорычал его закадычный друг и напарник Сергей Колпин. - Что за хрень, Верр?
  - Да Медуза решил, что ему сам черт не брат... - буркнул Кайм. - Ну, что стоишь? Активируй наручники!
  - Че, обалдел? Запись прекращена. Сейчас ты нас быстренько вырубишь, и уйдешь, куда глаза глядят... Голограмма твоего побега уже вчерне состряпана... Ух, как ты меня там молотишь!!!
  - Не надо, Серж... - оценил поступок друга Верден. - Все будет путем, поверь...
  - Ты не видел выражения лица своего шефа! Он тебя упечет лет на десять, не меньше! - пророкотал своим замогильным басом Гоша Кривцов. - Видимо, достал ты его здорово...
  - Все, опоздали... - чуть не застонав от бессилия, Колпин уронил забрало и окутался сферой. Видимо, запись процедуры тут же пошла, так как на руках Вердена тут же возникли силовые браслеты, и Кайм почувствовал жуткую слабость. Устройство с давно устаревшим названием 'наручники' блокировало двигательные центры головного мозга, и с помощью комма арестованного изменяло его гормональный фон так, что у него пропадали и силы, и всякое желание совершить побег. Ощущения были не из приятных - с момента окончания Академии чувствовать их на себе ему как-то не приходилось...
  - Что за хрень? - снова откинув забрало, Сергей смотрел на друга так, будто перед ним стоял, как минимум, сам Господь Бог.
  - Ты о чем?
  - Плахин приказал доставить тебя в блок-три. Предварительно изобразив максимально жесткое задержание...
  - Изобразив? - на всякий случай переспросил Верден, сообразив, что генерал ему поверил.
  - Он именно так и сказал! - обиженно нахмурился Колпин.
  - Тогда начинай! - усмехнулся Кайм и показал взглядом на наручники: - Снимай и давай начнем сначала...
  
  ...Покидать разгромленный при 'захвате' дом волоком, со скованными 'Пауком' руками и ногами было не самым приятным ощущением в его жизни. Здорово болели отбитые о броню ребят костяшки пальцев и предплечья, а на голени правой ноги вздувался здоровенный синяк. Болели отбитые внутренности, и кололо в боку, но снятый для Медузы голофильм должен был получиться на славу: капитан пытался уйти от наказания, и теперь сопровождался в Блок-три, предназначенный для содержания особо опасных преступников. Влетев в отсек для задержанных флаера группы захвата, он мигом распластался на полу в позе распятого на кресте - силовые захваты 'паука', вступив во взаимодействие с полем подавления машины, растянули его между стенками, лишив всякой возможности сопротивляться. А через несколько секунд прямо перед его лицом появилась маленькая голограмма - запись самых красочных моментов его ареста.
  - Ну, ты и летал, дружище! - дождавшись, пока бот наберет высоту, Серж активировал связь с задним отсеком и, сделав прозрачным разделяющую их переборку, наблюдал за реакцией друга на запись. - Я думал, что тебя покалечу... А когда ты сломал спиной утилизатор, Гоша решил, что перебил тебе позвоночник...
  - Зато достоверно... - прохрипел Верден. Улыбаться было больно, так как разбитая внутренняя поверхность губ превратилась в одну кровоточащую опухоль. - Квартиру опечатали?
  - А ты не видел? - удивился Кривцов.
  - Нет. Отъехал на мгновение... - признался Кайм. - Здорово ты меня затылком приложил...
  - Прости, если перестарался... - сконфуженно пробормотал Гоша. - Очень трудно рассчитывать силу в этом чертовом сарафане...
  
  
  Глава 18. Маркус Гриффитс. Конгрессмен.
  
  Желания тащиться в Олдерр-сити не было никакого. Мало того, что городишко лежал вдали от его обычных маршрутов, и пришлось искать и скачивать трехмерный план организации движения в этом, забытом Богом и людьми уголке, так еще оказалось, что этому плану - почти два года, и часть новых строений в нем не отражена! Поэтому его 'Эйркрафт' периодически принимался истошно сигналить, снижал скорость полета до нуля, и требовал внесения изменений в оказавшийся некорректным маршрут. В итоге, к моменту, когда флаер оказался на четвертом, самом нижнем ярусе заброшенного офисного здания в одиннадцатом округе Олдерр-сити, Маркус порядком вышел из себя и был готов повернуть обратно и вернуться домой. Если бы не три с половиной миллиона кредитов, зависшие на счетах этой чертовой 'Ломек-инкорпорейтед', он бы давно плюнул на открывающиеся перед ним 'перспективы', и выкинул бы из головы господина Ульфсара и его компаньонов.
  Седрик стоял у острого носа довольно старой модели 'Флии' и с кем-то общался. Выбравшись из машины, Гриффитс раздраженно покосился на сферу будущего партнера по бизнесу и промокнул платком вспотевший лоб - вышедшая из строя Система здания не поддерживала комфортный температурный режим!
  - Возмутительно! - скривился конгрессмен и решил вернуться обратно в салон 'Эйркрафта' - там было не в пример прохладнее, чем в этой каменной духовке...
  - Здравствуйте, Маркус! - закончивший разговор Седрик мило улыбнулся, раскрыл объятья и сделал пару шагов к опешившему от такой фамильярности Гриффитсу. - Как я рад вас видеть!
  - Здравствуйте, Ульфсар! К чему эти никому не нужные меры предосторожности? Мы не могли побеседовать у вас в офисе? - с трудом увернувшись от объятий, поинтересовался Маркус.
  - Ну, как вам сказать, конгрессмен? - широко улыбнулся Седрик. - У нашей компании есть основания считать, что наши конкуренты спят и видят себя на нашем месте. За последнюю неделю нашей системой безопасности зарегистрировано более тридцати попыток взломать как рабочие сервера сотрудников, так и пароли доступа к коммам отдельных специалистов!
  - Ого! Взлом комма - это очень серьезное преступление. Вам надо было обратиться в Службу Внутренней Безопасности! Если я не ошибаюсь, то это относится к седьмой категории тяжести...
  - Обратились... Только пока никаких результатов. А оттягивать переговоры по интересующему нас вопросу мы больше не можем. Поэтому мы приобрели вот этот шарабан, поставили на него систему защиты от несанкционированного доступа, сервер без входа в Сеть и попросили Вас встретиться с нами там, где мы гарантированно сможем обеспечить вашу посадку в него без каких либо сюрпризов...
  - В смысле 'мою посадку'? - нахмурился Гриффитс.
  - Ну, переговоры займут около часа. Все это время 'Флия' будет летать по разработанному нашими специалистами маршруту, хаотически перемещаясь из зоны контроля одного спутника к другому. Мы уверены, что записать происходящее в этой машине будет невозможно...
  - Не проще было встретиться у меня в офисе? - поморщился конгрессмен, представив себе полет на этой древней таратайке.
  - А где гарантии, что те, кто интересуются нашими планами, не смогут взломать ваши сервера?
  - У нас работают специалисты высшего класса! - возмутился Маркус.
  - В СВБ - не хуже. Однако уже трое суток не могут локализовать и прекратить вторжения...
  - Мда... странно... - Гриффитс вздохнул, пожал плечами и вслед за довольно осклабившимся собеседником полез в тесный салон 'Флии'...
  Внутри было еще гаже, чем он себе представлял: потертые сидения, пропахшие потом и сигарами, потрескавшийся пластик потолка, выцветшие голограммы приборов, еле видимые на фоне лобового стекла, пол совершенно непонятного цвета, на который было противно наступать...
  - А получше машины не было? - устраиваясь на краю сиденья, поинтересовался он.
  - Выбор обусловлен теми же факторами, что и маршрут - пока они догадаются, что вы можете оказаться в этом сарае, пройдет достаточно много времени.
  - Ладно, давайте перейдем к делу... - почувствовав, что 'Флия' набирает высоту, смирился Маркус. - Итак, что вам надо?
  Седрик, загадочно улыбаясь, посматривал на маленький терминал, закрепленный как попало на соседнем с ним сидении. Наконец по экрану побежали строчки, и, ознакомившись с ними, Ульфсар тяжело вздохнул:
  - Мда, конгрессмен Гриффитс. Можно было все решить проще... Жаль...
  - Вы о чем, Седрик? - не понял Маркус.
  - Да вот думаю, как вы отнесетесь к тому, чтобы пересмотреть результаты закона 424-5567-12?
  - Смеетесь, Ульфсар? - чувствуя, что у него начинает ныть затылок, ухмыльнулся Гриффитс. - Если вы думаете, что я могу вспомнить постановление по присвоенному ему номеру, то вы сильно ошибаетесь...
  - А воспользоваться коммом? - скривился пристально глядящий ему в глаза собеседник.
  - Ну, вы меня разочаровываете! Во-первых, сейчас каникулы, и по соображениям секретности вся рабочая информация с комма удалена. Во-вторых, постановления прошлой сессии я в памяти не храню. Ну, и для того, чтобы вы примерно представили себе, как происходит работа над тем или иным законом, раскрою небольшой секрет. На каждого из нас работает аналитический центр. После обработки всей доступной по данному вопросу информации мы либо принимаем закон, либо отправляем его на доработку. Как правило, решения комитетов бывают единогласны, за очень редкими исключениями, как правило, касающимися вопросов, относящихся к сферам, для просчета последствий в которых математический аппарат не применим... В нашем комитете таких вопросов еще не возникало. Так что изменение моего мнения вам ничего не даст...
  - Грустно... - покачал головой Седрик. - А я так надеялся на лучшее... Что ж, приятно было познакомиться, конгрессмен Гриффитс.
  - Это все, что вас интересовало? - удивился Маркус. - А я думал, что это - не более чем глупая шутка...
  - Я не умею шутить... - в холодном взгляде Ульфсара Маркус вдруг почувствовал затаенную ненависть, и вздрогнул. - Я могу вам напомнить суть вопроса...
  - Я не смогу проголосовать иначе. Будет затронута моя честь... - понимая, что копает себе могилу, гордо выпрямил спину Гриффитс. - А для моего народа понятие Честь стоит выше всего остального. Мне очень жаль, господин Ульфсар...
  - Ну, да, я вас понимаю... - пожал плечами Седрик и, на мгновение отключившись, прошептал 'Время' и... вышел из флаера!!!
  - Антиграв! - вскрикнул Маркус, глядя, как небольшую фигурку втягивает в грузовой люк пролетающего ярусом ниже грузовоза. И в этот момент 'Флию' затрясло...
  
  
  Глава 19. Рейг.
  
  Отель 'Берег Надежды', в котором мы остановились, я выбрал по нескольким причинам. Во-первых, в отеле такой категории искать наследницу одного из самых крупных состояний Лиги стали бы в последнюю очередь: он не относился ни к самым роскошным, ни к самым дешевым. Во-вторых, хозяин отеля, некий Михаил Гаршин, был фанатом голоарта, и три раза в год устраивал в своем отеле мини фестиваль этого вида искусства, предоставляя номера десятку - другому гениальных, по его мнению, художников. Именно поэтому в каждом номере отеля имелись вычислительные комплексы, которым мог позавидовать иной профессиональный программист, и выход в Сеть высшего класса. Кроме этого, тут было действительно красиво, а вид из номеров третьего этажа на восемьдесят два процента соответствовал одной из любимых голограмм Элли: в море не хватало тонущего древнего парусника, и была небольшая разница в оттенках нависающих над морем облаков. Когда Элли завалилась спать, так и не выглянув на улицу, я даже немного расстроился. Впрочем, немного подумав, я решил, что оценить мой выбор она еще успеет, и, подключившись к Сети, принялся за работу.
  Сначала, покопавшись в памяти, я разархивировал навыки, требуемые для создания работ в стиле 'голоарт' и убил минут сорок, чтобы создать эпическую, но не законченную картину, которая могла бы послужить хорошим прикрытием для моих изысканий. Запаролив ее кодом, легко ломаемым любой хакерской программой третьего поколения, я запросил безумный массив информации по теме этой работы и снабдил папку, куда она начала скачиваться, маячками, способными просигнализировать о несанкционированном доступе. Потом 'забыл' повесить на свои поисковики блокираторы спама, и, восхитившись тому объему мусора, который тут же полился на сервер параллельно с инфой для будущей картины, принялся за поиски.
  Через пару часов я знал имя человека, который шел по этому пути до меня - некий Верден Кайм, капитан, следователь ОСР СВБ, имеющий великолепный послужной список, как и я, пришел к выводу, что смерть отца Элли и нескольких его коллег была не случайной. Правда, исходные данные у нас были разные - я был вынужден приняться за поиски, пытаясь понять причину, по которой кто-то дважды организовывал покушение на Эль, а он - видимо, просто анализируя происшествия на планетах Лиги. Специалистом капитан оказался отличным - натыкаясь на замаскированные следы его изысканий, я не сразу понял его логику, но, в итоге, разобравшись в предпосылках, от которых он отталкивался, восхитился четкости и скорости его работы. Однако радоваться мне пришлось недолго - буквально через сутки после беседы с подругой одной из последних жертв врага Элли он... оказался арестован! Своим же собственным начальником! Причин, по которой капитану предъявили такие обвинения, я не понял, так как на записях из дома этой самой госпожи Гиаллы Каланиди не было ничего противозаконного. Еще большее недоумение во мне вызвали записи захвата капитана Кайма - офицер упорно сопротивлялся группе захвата, и, если бы не примененные против него спецсредства, имел неплохие шансы уйти! Хотя прятаться от СВБ Лиги, даже при знании технологии ее работы, было полным и законченным идиотизмом - ее сотрудники, начав рыть землю, наверняка нашли бы беглеца, даже если бы он деимплантировал собственный комм, зарылся бы на километр в землю в самом глухом уголке самой дальней от метрополии планеты и перестал дышать... По крайней мере, такое у меня сложилось ощущение...
  В общем, поняв, что шанса получить помощь от капитана у нас с Элли нет, я здорово расстроился. Потом мне в голову пришла до ужаса простая мысль, что начальство Кайма может быть заинтересовано в действиях этого самого врага, и по моей спине пробежал неприятный холодок: сопротивляться системе было практически нереально... С трудом успокоив себя тем, что поднимать лапки кверху я не буду в любом случае, я решил подойти к проблеме с другой стороны. Поискать следы этого самого врага, покопавшись в информации с мест происшествий. И начал с гибели господина Беолли...
  Шероховатостей было много. Например, маршрут, по которому летел флаер отца Элли: за какие-то сорок минут он четыре раза вываливался из зоны слежения спутников, причем каждый раз изображение восстанавливалось не раньше, чем через десять-двенадцать секунд. Не поленившись, я заказал такси, и, оплатив его услуги на четыре часа вперед, запустил машину летать в окрестностях покинутого нами дома по трем с лишним десяткам сгенерированных маршрутов. Забегая вперед, скажу, что ни разу за это время оно не смогло покинуть зоны слежения дольше, чем на три секунды...
  Еще более странным для меня оказался тот факт, что господин Беолли, планируя очередную процедуру комплексного омоложения, вдруг решил заменить имплантированный комм: мало того, что имеющаяся у него модель 'Эль-Бео' была практически новой, так она ничем не уступала планируемой 'Митсу-Элит'. Что интересно, в первоначальном списке планируемых процедур этой замены предусмотрено не было. Да и со сроками посещения клиники был полный кавардак: сначала Марк собирался ложиться в нее в середине июля, потом, видимо, решив, что было бы неплохо закончить с омоложением до начала сессии Конгресса, он перенес дату на двадцать седьмое июня. А за два часа до злосчастного вылета на сервер главного врача поступила просьба положить его на обследование в ближайшие сутки. Записей, из которых можно было бы понять причину такого решения я обнаружить не смог...
  В день своей гибели Беолли, как обычно, работал. С утра он провел сетевое совещание с главами своих предприятий, потом встречался с мэром столицы по какому-то конфиденциальному вопросу, проведя в его кабинете почти два часа. За час до обеда Марк забрал свою последнюю супругу Альсию из центра матери и ребенка - молодая женщина, уступив его настоятельным просьбам, решилась-таки родить ему сына, - и полетел на встречу с Ломарро. Дождаться друга и начальника Сейну так и не удалось: за двадцать минут до назначенного времени флаер Беолли воткнулся в землю и взорвался...
  ...Смерть конгрессмена Гомилея, признанная несчастным случаем, лично для меня таковым не являлась. Смерть от сбоя программы жизнеобеспечения, в результате которой во время его пребывания в ванне на активировавшегося робота-уборщика было подано слишком большое напряжение, и его искрящий манипулятор прикоснулся к воде, уж очень походила на результат работы уже знакомого мне вируса. Конгрессмен Шервуд Рой, проживавший на Хотарре, отравился своей любимой рыбой Фугу, приготовленной робоповаром. Тоже в результате сбоя в управляющей программе... Падение грузовой платформы на Шендио, разгерметизация шлюза на Майони - работа неведомого программиста приносила одни и те же результаты. Смерти конгрессменов, или членов их семей. Информации по каждому происшествию было слишком много для того, чтобы анализировать ее влет, и, тем более, искать какие-то параллели, поэтому, загрузив все то, что показалось мне важным, в свой процессор, а остальное предоставив обрабатывать серверу номера, я решил, что не мешает немного перекусить...
  
  ... В свете двух лун бушующий океан выглядел жутко: огромные валы, накатывающиеся на берег, бесшумно разбивались в пыль, уступая место новым и новым. Фиолетовые молнии, вспыхивающие между тучами и серыми шапками пены, то и дело срываемыми порывами ветра, заставляли восхищаться яростью разбушевавшейся стихии. Тугие струи дождя, наискосок бьющие в силовое поле балкона, по эту сторону которого было неизмеримо комфортнее, чем снаружи, казалось, должны были смыть отель с каменного основания в считанные минуты. Мне вдруг безумно захотелось убрать невидимую пелену и почувствовать кожей атмосферу безумия, царящего во тьме ночи. Покосившись на разметавшуюся на постели Эль, я отогнал навязчивую идею - будить ее таким образом мне казалось слишком жестоким. Поэтому, дождавшись, пока комм сообщил о том, что мой заказ доставлен, я достал из люка доставки бутерброды и бутылку с соком, и, выключив свет, принялся за еду...
  ...Эль зашевелилась где-то через полчаса. К этому времени я уже лежал рядом, прислушиваясь к ее дыханию, и млел от переполняющей меня нежности:
  - Доброе утро, Рейг! - потянувшись, как большая сытая кошка, девушка приоткрыла один глаз и, сфокусировав взгляд на моей руке, потянулась к ней губами...
  - Доброй ночи, Эль... - улыбнулся я, и, перекатившись к девушке поближе, поцеловал ее в переносицу...
  - Муррр... - она откинула одеяло, похлопала себя по ввалившемуся животу и жалобно простонала:
  - Кто-нибудь покормит бедную девочку? Или ей придется умирать голодной смертью?
  - Двадцать секунд потерпишь? - поинтересовался я, отследив местонахождение своего заказа.
  - Угу... Если ты меня поцелуешь...
  - Тогда, я боюсь, оладьи покроются коркой льда... - чувствуя, как в ней пробуждается желание, ухмыльнулся я. - Хотя ход твоих мыслей мне нравится...
  - Тебя надо принимать натощак... - закрывая глаза и подаваясь ко мне грудью, прошептала девушка, потом подумала и добавила: - после еды и иногда - вместо... Поем потом...
  ...Как мне было хорошо! Счастье, переполнявшее Эль, ощущалось так сильно, как будто мои способности к эмпатии программно усилили раза в два. Чистая, ничем не замутненная радость от каждого моего прикосновения сводила с ума и мою хозяйку, и меня вместе с ней. Самым потрясающим было то, что она, принимая мои ласки, пыталась почувствовать меня, и доставить удовольствие своей, пусть любимой, но все-таки игрушке. Идея, до которой она додумалась, оказалась проста, как все гениальное - по ее просьбе я то активировал, то отключал прямое подключение, а она, корректируя свои действия, училась меня понимать! И к моменту, когда в комнату проник первый лучик пробившегося через тучи солнца, у меня появилось стойкое ощущение, что вот-вот я перестану ощущать грань между ее эмоциями и своими...
  
  
  Глава 20. Верден Кайм.
  
  - Ну, вот, я в тебе не ошибся... - глядя, как догорают обломки 'Флии', пробормотал Плахин. - Еще один конгрессмен покинул этот бренный мир для того, чтобы освободить путь для тех, кто решил немножечко пройтись по головам...
  - Спасибо, господин генерал... - буркнул Верден. - Ну, что, продолжим?
  - Ага, я уже дал команду... - уперевшись руками в подлокотники кресла, Плахин слегка приподнялся и потянулся рукой к планшету, валяющемуся на заднем сидении командно-штабного 'Носорога'. - Посмотри, на четвертой линии - прямой репортаж...
  Переключив экран на картинку, транслируемую с комма Колпина, Кайм напрягся: грузовая платформа, на которой должен был находиться господин Седрик Ульфсар, пыталась, используя мощь своих двигателей, уйти из силового захвата.
  - Бесполезно... - ухмыльнулся генерал, и, кинув взгляд на вспомогательные экраны, добавил: - И подавать сигнал бедствия - тоже...
  И действительно, с начала операции по захвату убийцы в радиусе ста пятидесяти метров от грузовой платформы не работало ни одно устройство, не заэкранированное СВБ. Грузовые и пассажирские флаеры, двигавшиеся на проходящих через зону отчуждения курсах, совершали маневры, предписанные им аппаратурой 'Носорога'. А спутники в экстренном режиме переводили камеры на цели, находящиеся за ее пределами. Смотреть, как фигуры, облаченные в штурмовую броню, влетают в провал выбитого погрузочного люка, было немного странно - до этого сидеть процесс со стороны Кайму еще не приходилось. Обычно он влетал сразу после бойцов подразделения физической защиты, и сразу же приступал к потрошению - так называли допрос офицеры ОСР между собой, - находящегося в шоке подозреваемого...
  - Гражданин Ульфсар Седрик! Вы обвиняетесь в совершении убийства первой степени, использовании запрещенных компьютерных программ, причинению вреда... - заорали динамики, и капитан, поморщившись, убавил звук. В этот момент мечущийся по грузовому отсеку мужчина вдруг замер на месте, дернулся и повалился навзничь!
  - Стазис! Быстро!!! - заорал генерал, но бойцы знали инструкции не хуже него - фиолетовое сияние, мгновенно возникшее вокруг падающего тела, показывало, что до госпиталя СВБ тело пытавшегося покончить жизнь самоубийством человека доберется без необратимых изменений...
  - Вот гад... - восхищенно усмехнулся Плахин.
  - Кто? - спросил Кайм, догадываясь, каким будет ответ.
  - Да тот, кто его использовал... Ладно, пока мы летим в госпиталь, посмотри пару веселых голофильмов. Если ты, конечно, не против...
  - С удовольствием... - капитан заинтересованно перевел взгляд на голоэкран перед Плахиным и вздрогнул: прямо ему в глаза, подобострастно улыбаясь, смотрел полковник Мори Энеда собственной персоной:
  - Здравия желаю, господин генерал!
  - Привет, Мори! - голос генерала был, как обычно, сух и деловит.
  - Я слышал, при захвате моего бывшего сотрудника возникли какие-то проблемы?
  - Пытался уйти из-под ареста... - мрачно буркнул Плахин, и изображение Медузы скакнуло за пределы экрана: видимо, перевел взгляд на служебный терминал: - Пришлось использовать 'Паука' и 'Удар грома'...
  - Ого! - 'расстроился' Мори. - Как же я раньше не понял, что он пошел вразнос? Все тесты у него в порядке; если верить показаниям психологов, то он в норме. Что на него нашло? Может, что-то личное? Мы начали расследование по этой версии...
  - Дело передано в седьмой отдел, полковник! - оборвал его Плахин. - Попытка причинения вреда здоровью находящегося при исполнении сотрудника, использование оружия и приобретенных на службе навыков... В общем, петь он будет долго и упорно...
  - Петь? - удивился Энеда.
  - Ну, так прежде, чем его посадить, мои ребята выкачают из него все, что можно... - усмехнулся генерал. - Я этого так не оставлю...
  - Ясно... - в глазах Медузы промелькнула затаенная злость, и Кайм сделал стойку: Энеда не хотел, чтобы он заговорил!
  - Заметил? - огрев капитана по плечу, Плахин остановил воспроизведение, и нахмурился. - Он приперся не просто так. Как ты понимаешь, АМИ у меня в кабинете вообще не выключается, и вывод аналитических программ однозначен - у Энеды есть что скрывать... Так что со вчерашнего дня твой бывший начальник находится в разработке, как подозреваемый по делу, которое ты пытался возбудить...
  - Даже так? Может, он просто боялся, что всплывет на поверхность его лень и нежелание заниматься запросами в Конгресс?
  Генерал тяжело вздохнул, щелкнул костяшками пальцев и буркнул:
  - Если бы так, я бы не ходил таким злобным... Там есть что-то еще... Ладно, с этим - проехали... Смотрим еще один ролик. Не менее интересный...
  ...Камеру в Блоке-три, в которой он провел почти два часа, капитан узнал с первого взгляда. По лицу человека, лежащего на единственном спальном месте в маленькой комнатке, покрытой звукоизолирующим пластиком.
  - Это что, мой клон? - поняв, что лежать, закинув за голову обе руки ему было бы неудобно: полученная при задержании травма плеча вчера еще давала о себе знать.
  - Угу... - хохотнул генерал. - Похож?
  - Есть немного... - всматриваясь в мимику о чем-то размышляющего арестанта, кивнул Кайм. - Нос я морщу точно так же...
  В это время запись рванулась вперед и перешла в режим нормального воспроизведения - в камеру зашел незнакомый мужчина в форме СВБ.
  - Генерал Харри Новак собственной персоной. Отдел собственной безопасности СВБ. - прокомментировал его появление генерал. - На моей памяти это его появление в Блоке-три. Обычно интересующие его личности доставляются в комнату для допросов в Болтшир.
  Тем временем изображение два раза мигнуло, сменило спектр и... сместилось на метр в сторону!
  - Сбой в Системе безопасности Блока! - ухмыльнулся Плахин. - Отключились все серверы, все освещение и все камеры. На три миллисекунды. Та, что транслировала изображение из твоих апартаментов, стала показывать пасторальную картинку из серии 'Спи, моя радость, усни'. Ты там так и не проснулся... Сердечный приступ. Сбой в твоем гражданском комме, вступившим в конфликт с теми служебными программами, которые ты туда записал, вызвал впрыск в твою кровь какой-то жуткой смеси, и ты окочурился, не приходя в сознание.
  - А тревожный сигнал? - ошалело посмотрел на генерала Кайм.
  - Я же говорю, твой комм глюкнул! Какой сигнал?
  - Ха, так у вас там нет независимых анализаторов состояния заключенного?
  - Нет... - мрачно подтвердил Плахин. - Комплекс довольно старый, и в момент его постройки возможностей изменить показания комма еще не существовало. Потому-то Новак и не побоялся прилететь лично...
  - А что было на самом деле? - глядя на замершую картинку, спросил капитан.
  - О, там был целый театр одного актера! - Плахин поплыл взглядом, получив какое-то сообщение на комм, и расстроено буркнул:
  - Посмотрим позже. Наш клиент готов к беседе...
  
  
  Глава 21. Бренда Джоуи.
  
  Смотреть на растерянное лицо Сэмми было не смешно: пропажа этой везучей девчонки ставила под вопрос успех поистине грандиозного плана, и спускать подчиненному с рук такой прокол Бренда не собиралась:
  - Ну, что ты можешь мне сказать по этому поводу, мой мальчик? - прорычала она, еле сдерживая подступающее бешенство.
  - Она как сквозь землю провалилась, Босс! Мои люди перерыли всю планету, проверили космодромы и частные яхты - такое ощущение, что она испарилась...
  - Как может испариться здоровая молодая баба? - возмутилась Джоуи. - Ты понимаешь, что говоришь?
  - Увы, да, Босс... Я понимаю, что этот прокол ставит крест на моей карьере, но мы действительно не можем ее найти...
  - С гибелью этого, как его, Карпентера, разобрались? - поняв, что Гранд действительно переживает за исход порученного ему дела, Бренда сменила тему.
  - Нам удалось получить фрагменты тела Мака для захоронения на семейном кладбище, но проведенные анализы просто невероятны. Такое ощущение, что вместо дома этой чертовой Беолли он решил прогуляться по космодрому! От него осталось несколько оплавленных костей. И два маленьких куска брони его 'Вихря'.
  - Что, и штурмовой комплекс испарился? - не выдержала Бренда.
  - Нет, но мы не получили бы и этого, если бы кости Карпентера не вплавились в части бронелистов... В полиции и так задавали слишком много вопросов.
  - А ты уверен, что Мак действительно пытался выполнить задание, а не шарился где-нибудь на космодроме или военной базе?
  - Уверен... - мрачно кивнул Сэмми. - Перед тем, как перепрограммировать спутник наблюдения, он вышел на связь от ее дома...
  - Что с особняком? Может, Беолли наняла телохранителей?
  - С ракетными двигателями вместо оружия? - поморщился Гранд. - Я специально интересовался. На вооружении нет оружия с такими характеристиками! А убивать и везти на космодром, чтобы поджарить - такое можно увидеть только в дешевых боевиках... С особняком вроде все в порядке - возможность подключиться к спутникам появилась только через восемнадцать часов после операции, когда полиция убралась от дома и разрешила репортерам снимать. Система безопасности в полном порядке - взломать защиту пока не удается. Внешне дом смотрится как обычно. На сканерах внутри тихо, как в склепе. Ни одного живого существа...
  - Может, экранируют?
  - Я об этом думал. Два флаера с наблюдателями постоянно держат дом под контролем...
  - Спутника мало? - поморщилась Бренда.
  - Менять параметры обзора принципиально будет слишком заметно, а пользоваться теми, что есть сейчас - тяжело. Не обеспечивают должной гарантии обнаружения. Особенно при большой загрузке транспортных магистралей в верхних эшелонах атмосферы... Есть вероятность того, что они смогут уйти...
  - Ясно. Молодец... Что еще делается для ее обнаружения?
  - Все... - хмыкнул Сэмми. - Маячки на почтовом сервере и на банковских счетах. Вывесили ее слегка подправленный портрет в СГО : теперь при появлении лица, чьи параметры совпадают с ее хотя бы на семьдесят процентов, туда отправятся наши люди...
  - А мотивы? - удивилась Бренда.
  - Нашли дамочку, отдаленно похожую на Беолли, привлекли за распространение наркотиков, внесли за нее залог, а она 'сбежала'. Вполне реальный человек, царство ему небесное...
  - Красиво... - улыбнулась Джоуи. - Ценю... Ладно, я поняла. Я сильно сомневаюсь, что прятаться от СГО ей удастся больше нескольких дней. Ей надо есть, пить; в конце концов она избалованный большими деньгами ребенок и вряд ли могла научиться прятаться... Ладно, ищите дальше. До связи...
  - До связи, босс! - преданно пожирая глазами пустой монитор, попрощался с ней Сэмми.
  - Ну, как он тебе, Марик? - отключив головизор и повернувшись к возлежащему на кровати с бокалом вина мужчине, поинтересовалась женщина.
  - Хваткий, умный, симпатичный... - поморщился он. - Как я в молодости... Далеко пойдет, если не споткнется...
  - Ну, вряд ли очень уж далеко... - рассмеялась Бренда. - Все места наверху уже расписаны... Правда, дорогой?
  - Как скажешь, милая... - не меняя выражения лица, подтвердил ее собеседник.
  - Марик, ты сегодня просто несносен... Ты не в духе?
  - Я не в духе... Здорово болит голова и давит в груди... - признался мужчина.
  - Это пройдет... День-два, и ты забудешь об этом неудобстве... Кстати, ты закончил расчеты требуемых мощностей?
  - Да, еще утром. Надо будет прикупить еще два завода и транспортную компанию. Все результаты анализа я скинул тебе на комм...
  - А, точно, нашла... Спасибо, дорогой... Ладно, можешь ложиться спать, а я еще немного поработаю...
  
  
  Глава 22. Майор Лоуренс Гирд.
  
  Стричься майор не любил. Несмотря на то, что процедура занимала меньше одной минуты, предвкушение момента, когда его наэлектризованные волосы на мгновение встанут дыбом, чтобы быть укороченными лучами лазера, здорово действовало ему на нервы. Поэтому, в отличие от большинства сотрудников полиции Солисса, он периодически обрастал, и становился похож на поклонника экстремальной музыки. Еще больше, чем стрижку, он ненавидел тренироваться: тратить время на сокращение мышц для поддержания их в тонусе казалось Гирду идиотизмом. Зато время, проведенное в Сети, он не считал принципиально: работа требовала жертв, и приносить их он был готов регулярно. К кличке Головастик, приклеившейся к нему еще в Академии, он относился индифферентно, и не обижался даже тогда, когда его так называла любимая на данный момент времени женщина. Избыточный вес, который Лоуренс скидывал раз в три-четыре года на очередной процедуре омоложения, набирался за какие-то пару месяцев, и все это время майор чувствовал себя не в своей тарелке, рыча на окружающих его людей без всякой на то причины. Зато, вернувшись в привычную форму, он тут же успокаивался и приходил в обычное флегматичное расположение духа и не реагировал даже на самые злые шутки. Генерал Меррдок, свято блюдущий физическую форму каждого сотрудника вверенного ему подразделения, к излишнему весу Гирда относился, как к восходу солнца на востоке: он может не нравиться, но избежать его невозможно. По одной простой причине: аналитика лучше Лоуренса в полиции Солисса не было. И не намечалось. А терроризировать человека, который умудрялся раскрывать самые сложные преступления, у генерала не поднималась рука...
  Вот и сейчас, поморщившись, Меррдок удержался от замечания по поводу внешнего вида своего сотрудника, и, покрутив джойстик допотопного рабочего терминала, зачем-то стоящего у него на столе, тяжело вздохнул:
  - Ну, что, Гирд, готов приняться за очередную задачку?
  - Дело о пропаже наследницы империи покойного Марка Беолли? - усмехнулся Лоуренс, глядя на расстроенное начальство.
  - Да, именно. А что, как всегда, уже есть какие-то соображения?
  - Нет, я этим пока еще не занимался... Но не сомневался, что заниматься им заставят именно нас...
  - Не нас, а тебя... Губернатор, черт бы его подрал, настоятельно просил меня, чтобы дело было передано 'этому вашему гению Гирду'. Так что, выполняя его просьбу, я нижайше прошу 'гения' обратить на поиски девушки все свое драгоценное внимание...
  Пропустив шутку мимо ушей, Лоуренс приподнял одну бровь и удивленно поинтересовался:
  - Я правильно понял? Все внимание? А как же дело Холли?
  - Подождет. Передай его... да все равно, кому... Даже если мы не найдем этого чертового пушера, на уши нас не поставят. А вот с Беолли может быть очень неприятный резонанс... Впрочем, нашел кому объяснять... Сам способен догадаться, гений доморощенный... Ладно, можешь идти - всю информацию получишь на комм в течение минуты.
  - Хорошо, шеф, сразу же и займусь... - майор с трудом поднялся с кресла, козырнул начальству и лениво вышел в коридор...
  ...Информации было много. Даже очень. Чтобы не забивать себе голову всякой ерундой, Лоуренс загрузил ее в рабочий сервер и, запустив написанную им самим программу, с удовольствием перекусил. Используя мощности управления, 'Кувалда' справилась с задачей довольно быстро - минут через десять на комм майора упали черновые выводы. Просмотрев намеченные программой версии, Лоуренс скорректировал вводные, и включился в работу. Через пару часов появился первый результат: сверив списки всех прилетевших на планету людей со списками убывших и продолжающих находиться на Солиссе по своим делам, Гирд определил имя человека, погибшего при попытке проникнуть в дом Беолли. Как ни странно, оно не соответствовало тому, которое назвали забравшие фрагменты для захоронения родственники. Сверка генетической карты трупа с имеющейся в архивах Министерства Внутренних дел Лиги картой господина Карпентера подкинула еще немного информации к размышлению - база данных лгала. То есть незадачливого похитителя прикрывали люди, имеющие доступ к ПЗС !
  - Как минимум, третья категория... - пробурчал себе под нос майор, пытаясь взломать логии одного из самых защищенный серверов Лиги.
  Увы, добраться до информации о личности, которая меняла данные на Карпентера, не удалось - система защиты сервера оказалась не по зубам даже Головастику. С его, признанной самим мэром, гениальностью. Слегка расстроившись, Лоуренс попробовал проследить, куда именно 'родственники' увезли фрагменты для захоронения, и снова уперся в тупик: флаер, вылетевший из полицейского морга, вышел из зоны видимости спутников, и пропал! А обоих 'родственников', как-то прошедших идентификацию личности при получении трупа, в данный момент времени на территории Лиги не существовало!
  - Однако... - восхитился действиям противника майор. - А вы не боитесь рисковать...
   Попытка вывесить Элли Беолли в розыск через СГО подкинула ему еще одну задачку - на сервере уже имелся алгоритм идентификации личности, похожей на госпожу Беолли, как две капли воды. И разыскиваемой, как лицо, сбежавшее от правосудия после внесения залога...
  - Слышите, парни, а вы не слишком разошлись-то? - весело ухмыльнулся Головастик. - Чем больше телодвижений, тем больше вероятность ошибки. А хамить так - это уже чересчур... Впрочем, то, что придумал один, может быть использовано другим... Если, конечно, другой - не полный кретин... А я кретином не являюсь... Вон, даже мэр признал... - добавил он через несколько секунд и рассмеялся...
  
  ...Появлению Лоуренса в своем кабинете через какие-то четыре часа после получения очередного задания генерал не удивился: Головастик умел работать, и частенько выдавал ожидаемый результат очень быстро.
  - Ну, что там у тебя? - отключаясь от комма, улыбнулся Меррдок и нетерпеливо заерзал в кресле...
  - Да вот, придумал пару веселых комбинаций. Нужна ваша санкция на использование ПЗС.
  - Зачем? Кого ты собрался прятать?
  - Шеф, тут такое дело. С вероятностью в девяносто три процента Беолли ушла на дно. А те, кто пытался ее похитить - продолжают поиски. Компания очень непростая - с легкостью получают доступ в архив МВДЛ, СГО, ПЗС; используют 'окна' в программном обеспечении спутников, чтобы уйти от слежки; имеют людей в полиции Солисса. Я разворошил только самую верхушку, и уже готов вцепиться в глотку тому, кто за всем этим стоит!
  - Ого! - удивился генерал. - А причем тут ПЗС?
  - Эти типы ищут Беолли уж очень настойчиво. Давайте ее им подкинем?
  - Клона? - расхохотался генерал.
  - Угу. Если выйдем на тех, кто у руля, то решим ее проблему. Тогда она сама найдется. Есть еще пара наметок, но они требуют доработки. Да и вообще ниточек в деле - просто немерено. Чувствую, придется мне попотеть...
  - Если у них есть человек в полиции, то, прежде, чем начать работу с клоном, надо определить, кто им может быть... - нахмурился Меррдок.
  - Думаю, будет достаточно определить, кто им быть не может! Возьмем пару толковых следаков с периферии, и используем их втемную. Так будет гораздо быстрее... - не согласился с начальством Гирд. - Ну, что, подпишете?
  - Конечно... Мало того, займусь этим делом сам... Кстати, как бы на то, чем ты занимаешься, не наложила лапу СВБ. Попахивает категорией!
  - Угу. Как минимум, четвертой, а то и третьей... - кивнул Лоуренс. - Я уже думал об этом.
  - Может, стоит подключить 'старших братьев'?
  - А если и там лапа? Тогда и Беолли не найдем, и крайними окажемся...
  - Ясно. Работаем сами, но - крайне осмотрительно... - решил генерал. - Можешь идти, заниматься своей аналитикой. Пока доставят клона Беолли, пройдут сутки, а то и двое. Может, накопаешь что-нибудь еще?
  
  
  Глава 23. Капитан Верден Кайм.
  
  Допрос Седрика Ульфсара пришлось закончить через пару минут после начала: контрольный комплекс 'Петля', контролирующий пару сотен параметров допрашиваемого, подал тревожный сигнал уже после первых нейтральных вопросов.
  - Зомби! - выслушав доклад доктора Болдина, разозлился генерал. - Чем дальше лезу в это дело, тем больше оно меня бесит. Такое ощущение, что те, кто за всем этим стоит, плюют на все законы, на какие можно! Ты когда-нибудь видел такие величины параметра лямбда? - тыкая пальцем в цифры, выдаваемые 'Петлей', буркнул он.
  - Нет... - ни на секунду не задумавшись, ответил ему Болдин. - Снять блок такой мощности мы не сможем. Да и толку - не факт, что события, прописанные на этой личности, сохранятся после того, как его сознание вернется в норму...
  - Ясно... Тогда остается только 'Полигон'... - пожал плечами генерал, и, посмотрев на замершего в стазисе Седрика, добавил: - не понимаю почему, но 'Полигон' меня здорово раздражает...
  К процедуре подключения к имитатору 'Полигона' Ульфсара готовили почти час. Верден с интересом наблюдал за манипуляциями сотрудников Болдина, пытаясь понять, что именно они делают с коммом арестованного, так как видеть в действии одну из самых последних разработок лабораторий СВБ ему еще не приходилось. Да и слышал он о ней всего ничего. Одни досужие слухи...
  ...Ульфсар, висящий в воздухе, смотрелся забавно - одетый в обтягивающий черный комбинезон, матово отливающий под светом потолочных панелей дневного света, мужчина казался космонавтом эпохи Выхода в Ближний космос. Улыбнувшись пришедшей в голову ассоциации, Кайм нетерпеливо посмотрел на копошащегося возле большого терминала доктора и повернулся к Плахину:
  - А что, 'Полигон' способен снять даже такой блок?
  - Он его вообще не снимает... - расхохотался он. - 'Полигон' - это генератор иллюзий, через комм испытуемого подключенный напрямую к его мозгу. Всех тонкостей процесса я не знаю, но суть приблизительно такова: комната, в которой он сейчас находится, превратится в то, что он хочет себе представить. Вернее, не совсем так: 'Полигон' 'даст ему возможность сбежать' из-под нашего ареста, и, создавая иллюзию реальности, даст нам возможность наблюдать за действиями заключенного: куда он направится, с кем будет говорить...
  - А каким образом иллюзия прорисовывает пейзаж? Ведь в 'Полигоне' не может быть голоматриц всех возможных мест, куда он пожелает направиться! - представив на мгновение, какой объем памяти потребовался бы для этого, спросил Верден.
  - А зачем что-либо хранить? - удивился Болдин. - Все, что необходимо для создания качественной иллюзии, уже есть у него в голове. Он увидит то, что хочет. В первых образцах системы мы не могли в полном объеме обеспечить тактильные ощущения, но в этом комбинезоне он будет чувствовать все, что надо - от ласки и до удара... Могу сказать, что погружение в виртуальную реальность практически полное. Пробовал на себе... О, пациент зашевелился... Сейчас будет интересно...
  Комната, в которой находился Ульфсар, преобразилась в мгновение ока - вместо безликих белых стен, пола и потолка возникла стандартная камера предварительного заключения: лежак, стол, экран терминала, две двери - в коридор и в санблок. 'Лежащий' на полу Седрик, 'услышав' шелест отпираемых замков, потряс головой, пытаясь прийти в себя, и, покачиваясь, встал с пола.
  - Здравствуйте, господин Ульфсар! - радушная улыбка появившегося в проеме человека словно сошла с рекламных голороликов в Сети: мистер-адвокат собственной персоной.
  - О, Баркли! Как я рад тебя видеть! - воскликнул Ульфсар, и, 'подбежав' к явно знакомому ему мужчине, принялся трясти его руку... - Быстро же ты меня нашел!
  - Деньги и связи решают все, друг мой! - снова расплылся в улыбке этот самый Баркли. - Ну, как я тебе уже говорил, та маленькая процедура, к которой ты так предвзято относился, очередной раз спасла твою задницу! Как я понимаю, у полиции Солисса на тебя ничего нет! Проверка на полиграфе показала твою полную невиновность...
  - Проверку не помню... - помотав головой и прислушавшись к своим ощущениям, пробормотал арестованный. - Видимо, какая-то химия...
  - Угу. Это они любят... Ладно, если ты не намерен тут остаться, то я бы порекомендовал тебе собираться...
  - Ты думаешь, у меня тут гардероб с вещами? - обрадовано хохотнул Седрик, и вдруг замер:
  - Постой, а вдруг нас смотрят?
  - Не смеши! - расхохотался Баркли. - Ты что, совсем ослеп? Не видишь поля подавления? Я же адвокат! И имею право на конфиденциальную беседу с клиентом. Сейчас тут при желании можно делать все, что угодно... Например, собрать небольшой планетарный деструктор. Только вот набор деталей, каюсь, я не захватил...
  - Тьфу ты, забыл... - осмотревшись по сторонам, и 'увидев' синеватые блики на стенах камеры, повеселел Ульфсар. - Мне нечего собирать. Пошли...
  - Сержант! Как вас там? Мой клиент готов! Откройте дверь, пожалуйста! - приложив палец к губам и отключив поле, крикнул Баркли. Дверь распахнулась буквально через несколько секунд, и парочка приятелей 'выбралась' в коридор...
  ...Смотреть, как голоизображение двигается относительно 'идущего' на месте человека было весело: фигура 'шла' по воздуху, ожесточенно жестикулировала, один раз даже умудрилась споткнуться, зацепившись ботинком за плинтус, но при этом продолжала парить на том же месте. Костюм передавал на рецепторы Ульфсара даже ощущения ускорения, вызванные стартом спортивного флаера 'Баркли' - 'вдавленный' в кресло сорвавшимся с кресла аппаратом, Седрик довольно посмотрел на проваливающуюся вниз крышу полицейского управления и прохрипел:
  - Черт! Водишь ты, как ненормальный! Интересно, адвокатов штрафуют?
  - Еще как... - ухмыльнулся его спаситель. - Как минимум по два-три раза в неделю... Если бы не возможность корректировать логи серваков транспортной полиции, то меня бы давно лишили лицензии - до критических показателей штрафных очков я обычно добираюсь дней за десять...
  - И чего ради? - поморщился Седрик. - Есть же эшелоны для спортивных машин! Гоняй, сколько влезет. Зачем выпендриваться у поверхности?
  - А что за драйв там, наверху? - удивился адвокат. - Летишь один, как дурак. Ни соперников, ни препятствий, ни экстрима. Скорость, и та не чувствуется... А вот пролететь между домами какого-нибудь мегаполиса, чуть ли не задевая обтекателями стены - совсем другое дело... Ладно, поле я включил. Куда летим?
  - Пожалуй, надо сбросить хвост и уже тогда - к Сэмми... - кинув взгляд на экран заднего обзора, буркнул Ульфсар. - Работу я сделал, хотя и не без помарок. И у меня возникла пара вопросов: откуда ушла информация о том, что я там буду?
  - Чего не знаю - того не знаю... - пожал плечами Баркли. - Это, брат, не моя забота... Я специализируюсь по вытаскиванию задниц из задницы... О, хорошо сказал... - адвокат посмотрел на сидящего рядом клиента и расхохотался...
  ... - Интересно! - сравнивая виртуальный маршрут флаера Баркли с реальной картой воздушного движения, буркнул генерал. - Обрати внимание, как они летят! Откуда на комме этого чертова засранца Ульфсара есть алгоритм движения спутников и схема перекрытия ими площадей наблюдения?
  - А я о чем говорил! - поддакнул Верден. - У них что-то очень уж много возможностей для обывателей... И это внушает смутные сомнения...
  ...Через три часа Плахин устало откинулся на спинку кресла и махнул рукой сидящему у терминала доктору:
  - Все, на сегодня хватит... Клиента - в стазис... Аппаратуру - отключить... Капитан! Сэмми Гранда - в разработку. Максимально аккуратно - не хотелось бы его спугнуть... Отставить! Работай по Беолли, а на этого деятеля я поставлю своих ребят: не надо тебе светиться перед бывшим начальством - ты же у нас, как-никак, покойник!
  - А по Харри Новаку работа идет? - поинтересовался Кайм.
  - Угу, только пока без особого результата. Хитер, скотина... - нахмурился Плахин. - Ну, ничего, и с ним разберемся... Все, полетели... Я закину тебя на одну конспиративную квартирку - там есть все, необходимое для работы... Послезавтра пройдешь процедуру имплантации нового комма, а то ходить с джайссом офицеру СВБ как-то даже смешно... Пока проработай планы первоочередных мероприятий, а как сменишь идентификатор, выйдешь в поле...
  - Как скажете, генерал! - Верден встал, и, в последний раз кинув взгляд на висящую в белой комнате фигуру, направился за Плахиным к дверям...
  
  
  Глава 24. Элли.
  
  Смотреть на шторм было жутко даже с балкона. А стоя на песчаном пляже в паре метров от места, куда докатывались самые сильные волны - и того страшнее. Казалось, что какая-нибудь особо крупная волна не только докатится до ног девушки, но и обязательно утащит Элли туда, где с грохотом втыкались в песок ее менее крупные подруги. Черная, покрытая пеной вода под нависающими над океаном тучами казалась олицетворением чего-то потустороннего. Ветер, дувший параллельно кромке воды, лишь изредка бросал ей в лицо отдельные капли соленой и обжигающе холодной влаги, но этого вполне хватало, чтобы вздрагивать и смотреть на манящий свет окон отеля и мечтать о ванне с горячей водой. Если бы не уверенный взгляд Рейга, она бы ни за что на свете не согласилась на это безумие - прокатиться по безумным волнам на маленьком двухместном скутере. Глядя, как ее мужчина наблюдает за тем, как из ангара медленно выползает корпус 'Мотылька', девушка еле сдерживала дрожь в коленках: на этой посудине не было ни обтекателя, ни силового щита, ни антиграва! Двигатель, руль, двухместное сидение и... все!
  - Не бойся, Эль! - не глядя на нее, ласково прикоснулся к ее плечу Райг, и Элли даже сквозь пленку 'Аквитуса' почувствовала нежность. - Тебе должно понравиться! Идем на пирс! А то с берега мы в океан не выйдем... Перевернемся... И одень маску, уже пора... - добавил он, заметив, что она до сих пор откинута...
  ...Рейг оказался прав - уже минут через пять Элли орала от дикого восторга, паря над пенными гребнями волн. То, что вытворял с мощной машиной сидящий впереди нее парень, невозможно было описать словами: 'Мотылек' взлетал в воздух, разгоняясь, как ее 'Тайфун', за какие-то доли секунды, пролетал метров по тридцать-сорок и с тучей брызг съезжал по волне во впадину между ними. Потом снова разгонялся и снова взлетал. Если бы не гравикомпенсаторы, встроенные в сидения, - подумала Элли, - то ее позвоночник, наверное, осыпался бы в штанины 'Аквитуса', а так она только ойкала при приводнении и требовала, чтобы Рейг прыгал снова и снова... Чувствуя охвативший девушку азарт, парень с удовольствием выполнял ее просьбы, гоняя 'Мотылек' в близких к предельному режимах. Накатавшись до умопомрачения, они в лихо залетели в полосу спокойной воды в акватории пирса, отключили скутер и, откинув маски, поплелись к отелю.
  Метров за двадцать до лифта Элли вдруг почувствовала, что взлетает в воздух: сильные руки Рейга подхватили ее на руки за несколько мгновений до того, как девушка поняла, что ее ноги отказываются идти самостоятельно. Благодарно улыбнувшись, она обхватила парня за шею и прижалась щекой к мокрому и холодному 'Аквитусу'. А через пару минут, добравшись до номера, с несказанным удовольствием улеглась в горячую ванну...
  Шевелиться было лень. Настолько, что Элли даже не помогала Рейгу стянуть с себя пленку комбинезона - просто лежала в воде и млела от прикосновений его рук. Единственное, на что ей хватило сил - это приподнять из воды правое бедро и жалобно посмотреть на сидящего на краю ванны парня. Объяснять свое желание не было никакой необходимости - уже через мгновение его пальцы осторожно прикоснулись к ее стопе и принялись ее разминать... То, что вытворяли руки Рейга с ее телом, нельзя было назвать массажем - казалось, что на его прикосновения отзывается каждый нерв, каждая отдельная клетка в ее организме. Мышцы, натруженные непривычными нагрузками, в его ладонях становились мягкими, эластичными, и забывали об усталости. Девушка, балансируя на грани между сном и желанием, то и дело открывала глаза и затуманенным взглядом смотрела на сосредоточенное лицо забравшегося к ней в ванну парня, пытаясь понять, что он ощущает, когда прикасается к ее телу...
  Рейг чувствовал ее взгляд, но... ни разу на него не ответил. До тех пор, пока не привел в порядок все ее тело:
  - Ну, как, оклемалась? - заваливаясь на спину рядом с ней, прошептал Рейг где-то через час, и Элли, с трудом заставив себя перевернуться на бок, прикоснулась губами к его щеке:
  - Ты - самый лучший... Я... двигаться не могу... Хорошо так, что лучше и быть не может...
  - А так? - притворно удивившись, парень опустил голову под воду и прикоснулся губами к ее бедру...
  Элли застонала - лучше быть могло, и Рейг это знал!
  - Только попробуй остановиться! - подумала она, и ощутила, что ее желание понято: руки Рейга, еще недавно прикасавшиеся к ее телу абсолютно нейтрально, пробежались по ее спине и шее так, что она не смогла сдержать стон предвкушения... А потом он без всякой просьбы установил прямое подключение, и ее захлестнула волна его эмоций...
  То, что чувствовал он, занимаясь с ней любовью, заставляло девушку умирать от зависти: каждое ее прикосновение обжигало Рейга таким огнем, что, казалось, он вот-вот умрет от счастья. А в момент, когда она поняла, что больше не выдержит, в его сознании словно взорвалось маленькое, он безумно яркое солнце...
  - Как ты с этим всем живешь? - кое-как придя в себя, прохрипела Элли. - Я... я хочу чувствовать тебя так же...
  - Спасибо, милая... - прошептал парень и в его глазах на мгновение промелькнула та самая грустинка, которую Элли увидела в офисе 'Удовольствия'...
  - О чем ты сейчас подумал? - вздрогнув, спросила она, заглядывая в его глаза.
  - А ведь шансов на то, что мы встретимся, было совсем мало... - грустно сказал он. - Я знаю, ЧТО ты есть, Эль. Ты никогда бы не прилетела в 'Удовольствие', если бы не Мари...
  Девушка покраснела, спрятала лицо на его груди и вздохнула:
  - Да. И никогда бы не узнала, что такое Любовь... Кстати, я обещала ей позвонить...
  - Только не сейчас, ладно? - встрепенулся Рейг. - Если тебя ищут, то на ее комме висит 'звоночек'... Боюсь, тогда нам снова придется менять убежище...
  - Рейг! Кстати, а ты уже что-нибудь нашел? Кто стоит за этим покушением? Что им надо от меня, а? - вспомнив о причине, вынудившей их сбежать из особняка, пробормотала Элли.
  - Потерпи еще немного, ладно? - задумчиво глядя в потолок, буркнул парень. - У меня появилась одна странная мысль... Я запустил программу ее проверки, но результатов пока не получил... Думаю, ответ на вопрос содержится у тебя вот тут... - он нежно прикоснулся к ее виску и улыбнулся.
  - Я ничего такого не знаю! - буркнула девушка. - Корпорацией папы управляют менеджеры, в Конгрессе я проработала всего ничего. Сломать их блоки, говорят, практически невозможно... Толку от меня?
  - Не торопи меня, ладно? - целуя ее в мокрый носик, попросил Рейг. - Как у меня появятся результаты - я тебе обязательно скажу...
  - Ладно... - Элли вдруг почувствовала, что голодна, но, увидев, что Рейг тут же собрался вылезать из ванны, вцепилась ему в руку:
  - Я потерплю... Полежим еще немного, ладно?
  
  
  Глава 25. Бренда Джоуи.
  
  - Милая, ты не уделишь мне немножечко времени? - голос Марика заставил Бренду недовольно поморщиться: муж жаждал близости, и, судя по всему, немедленной.
  - Извини, дорогой, но я слегка не в духе... - не отрываясь от работы, пробормотала она, но пыла супруга не остудила - руки мужчины скользнули ей под домашний халат и принялись ласкать грудь...
  - Черт, ты что, оглох? - подавшись вперед, чтобы выскользнуть из объятий стоящего за спиной мужа, зарычала она. - Я не в духе! Это значит, что мне не хочется лезть в постель и уделять тебе время, понятно?
  - Можно не в постели... - пытаясь 'пошутить', хохотнул Марик. - Я готов где угодно, даже на крыше дома... Десять... ну, хотя бы пять... три минуты... Ну, что тебе стоит?
  - Нет! Не хочу! И не проси... Займись делом лучше... Ты дал команду приступить к выпуску 'Митсу-Элит' на заводе в Гриндейле?
  - Нет. Ты же сама сказала, что надо дождаться момента, когда Беолли... ну... не станет...
  - Эта сучка пропала, и мы выбиваемся из графика... Свяжись с управляющим и дай команду. Что там с блоками 'ВЛЭМ-473'?
  - На складах семьсот двадцать девять экземпляров... - сверившись с коммом, ответил мужчина.
  - Мало. На одну только Майони требуется почти тысяча. Принципиальное решение о переоборудовании будет принято завтра-послезавтра, а мы и тут не готовы... - поморщилась Джоуи. - О чем ты думаешь, дорогой?
  - О тебе, милая моя девочка! - заулыбался Марик. - Оглянись и посмотри - стою перед тобой на коленях...
  -...с дурацкой улыбкой на лице и держишь в руке мокрый букет роз... - тем же тоном, что и муж, продолжила Бренда. - Думаешь, это так романтично?
  - А разве нет? - в голосе мужчины было столько надежды и ожидания, что Бренда разозлилась и вскочила из своего любимого рабочего кресла и повернулась к мужу лицом:
  - Увы! Я - работаю! До сессии осталось всего ничего, и тратить даже пять минут на всякую ерунду я не намерена. Если ты не понимаешь, что от того, насколько грамотно я все рассчитаю, зависит, как мы будем жить оставшуюся жизнь, то это твои проблемы. Отказываться от своих планов из-за того, что кого-то клинит на желании завалить меня в постель, я не намерена. Я ясно выразилась?
  - Вполне...
  - Вот и хорошо. Иди, прими холодный душ и тоже займись делом... Когда созвонишься с Меллиром, кинь конференцию - хочу поприсутствовать при разговоре...
  - Уже звоню... - мрачно глядя в пол, буркнул мужчина и окутался сиянием сферы...
  
  ...Константина Меллира, управляющего заводами корпорации Беолли в Гриндейле, звонок Марика явно поднял с постели: глядя на собеседника заспанными глазами, мужчина долго не мог понять, чего от него требуют. Бренда даже успела выйти из себя, прежде чем Меллир сообразил активировать комм на прием чего-нибудь бодрящего:
  - Извините, но я не считаю целесообразным такое перепрофилирование производства - заявил этот наглец, сообразив, что именно от него хочет Марик. - Я прекрасно помню параметры 'Митсу-Элит', и со всей ответственностью могу утверждать, что ни по одному показателю этот комм не превосходит выпускаемые сейчас 'Эль-Бео'. Мало того, ряд технологических решений 'Митсу' лично мне кажутся неудачными. Чтобы не быть голословным, я готов послать Вам сравнительные графики всех тестовых величин со своими пометками, чтобы, ознакомившись с ними, Вы со спокойной душой могли отменить свое решение...
  - Я в курсе вашего мнения... - попытался было навязать свою волю Марик. - Но считаю, что смена модели пойдет на пользу Корпорации...
  - Интересно, каким таким образом? - нагло ухмыльнулся Константин. - Если мне не изменяет память, объем заказов на 'Эль-Бео' за три прошлых месяца вчетверо превысил аналогичный показатель корпорации 'Найтвинд' по 'Митсу-Элит', которая, собственно, и разработала эту модель. Для того, чтобы мы получили хоть какую-то прибыль, мы должны свернуть все производство 'Эль-Бео', прервать все контракты на ее поставку и убедить наших партнеров приобрести худшую модель... Как? Они же не дураки? И тоже имеют доступ к результатам сравнительных испытаний...
  - Заказами на 'Митсу' я вам обеспечу... - зарычал Марик, но как-то неубедительно...
  - Вот когда я увижу контракты, в которых будут прописаны потребности в этой модели тех, кто сейчас берет 'Эль-Бео', тогда мы и вернемся к обсуждению этого вопроса. А пока, извините, ваше указание будет проигнорировано... Имею честь откланяться, искренне Ваш, Константин Меллир...
  - Прервал связь, скотина! - ошарашенно глядя на жену, пробормотал Марик. - Нет, ну надо же...
  - А ты говорил, что с ним проблем не предвидится... - прошипела Бренда. - В общем, все ясно. Надо заняться еще и этим вопросом. И, желательно, побыстрее...
  
  
  Глава 26. Рейг.
  
  Люди, пытавшиеся убить Эль, ели свой хлеб не зря: уже через сутки после нашего прилета на Айнур на серверах СГО появилась программа розыска женщины, похожей на мою хозяйку как две капли воды. Причем параметры отзыва комма в программе указать почему-то 'забыли'. Расстраивать Эль этой новостью я не стал, но задумался - в таком режиме каждый спутник контроля в автоматическом режиме сличал с имеющейся у него матрицей добрых полторы сотни параметров, часть из которых голомаска не скрывала - например, особенности походки и моторики. Пришлось здорово напрячь процессор и проанализировать безумный объем информации. Решение оказалось весьма простым и лежало довольно далеко от современных технологий - достаточно было слегка скорректировать высоту одного из каблуков Элли и чуточку перекроить ее одежду, как и ее походка, и жестикуляция здорово изменились. Правда, у девушки тут же пропало всякое желание выходить из номера:
  - Я чувствую себя каракатицей! - опробовав 'новые' наряды, расстроилась она.
  Упорство преследователей здорово меня нервировало - по моим расчетам, до момента, когда наше местонахождение будет раскрыто, оставалось от силы четверо суток, и за это время надо было либо решить проблему принципиально, либо менять убежище. Убив почти сутки на подготовительную работу, я решил, что без выезда в столицу обойтись будет невозможно, и заказал себе такси.
  Оставлять Элли в номере одной было страшновато, но брать ее с собой смог бы только законченный идиот: кроме камеры и идентификатора в флаере, опасность для нее представляли десятки тысяч аналогичных приборов, расположенных в любом городе практически на каждом углу. А мотаться по всем интересующим меня адресам мне предстояло как минимум часов шесть, если не семь. В общем, в одно из прямых подключений к ее комму мне пришлось сломать его защиту...
  ...Эль отключилась практически сразу, как только прошел управляющий сигнал. Удостоверившись, что она спит, я активировал ее голомаску, потом подключил потолочную камеру через Сеть к своему комму, проверил качество сигнала и, вздохнув, вышел из номера. В ближайшие десять часов девушка не должна была проснуться, даже если бы отель накрыло цунами. Флаер стоял на крыше отеля, окутанный голограммой компании, выпускающей 'самые технологичные жилые дома в Галактике'. Слушать всякую чушь настроения не было, поэтому, забравшись в машину, я первым делом включил подавление посторонних шумов, и уже потом задал программу полета...
  ...Ничем не примечательное здание на углу Тринадцатой-стрит и улицы Циолковского выглядело заброшенным лет эдак двести назад. На его крыше не работал привод системы парковки, и поэтому садиться пришлось на соседнее - офисное здание корпорации 'Старбилдингс', благо платных транзитных лифтов до первого уровня у них имелось аж четыре. Выделив часть процессора под контроль сигналов ближайших идентификаторов, я включил написанную мною программу для джайсса, подключенного к комму. В те короткие отрезки времени, во время которых мой комм не отвечал на запросы контрольной аппаратуры и я не находился в объективах камер, параметры излучения моего комма и изображение моей голомаски скачком менялись на аналогичные показатели ближайших ко мне случайных прохожих. В итоге, к моменту, когда я добрался до интересующей меня двери, мой маска изображала уже восьмую по счету личность.
  Код, скачанный в Сети, оказался рабочим - одна из десятка стенных панелей коридора бесшумно сдвинулась в сторону, и передо мной распахнулась массивная стальная дверь, способная выдержать выстрел из станкового разрядника. В узком проходе, открывшемся за ней, оказалось напихано столько всякой аппаратуры, что я чуть было не повернул назад: стоило мне сделать два шага вперед, и активированный блокиратор голомасок продемонстрировал бы хозяевам заведения мое истинное лицо.
  - Прошу прощения за неудобства... - синтезированный голос прозвучал над моей головой, как только я замер на месте. - Через десять секунд контрольная аппаратура будет отключена. Напоминаю, что наличие у вас оружия не приветствуется...
  - Оружия нет! - буркнул я и тут же почувствовал, что можно идти дальше...
  ...Человек, сидящий передо мной за столом, был голограммой. Несмотря на высочайшее качество подделки, я не чувствовал в нем эмоций. Но делу это не мешало, и поэтому я, ухмыльнувшись, скинул на сервер комнаты список требуемого оборудования. Голограмма 'внимательно изучила' мои потребности и восхищенно улыбнулась:
  - А вы серьезный человек, господин Альфа. Пункты четырнадцать и двадцать два на моей памяти еще никто не заказывал. Надеюсь, вы понимаете, что все это стоит денег, причем немаленьких?
  - Естественно... - я кинул на стол чип на предъявителя:
  - Тут триста тысяч. Торговаться я не люблю, поэтому денег - с запасом. Если я не ошибаюсь, то мне, как оптовому клиенту, положена скидка, так что с ее учетом этой суммы должно хватить...
  Десять секунд, потребовавшихся для калькуляции, голограмма смотрела на экран допотопного терминала, стоящего в комнате для антуража, потом повернулась ко мне и скривилась:
  - Дела мы с вами не имели, поэтому скидка на вас не распространяется...
  - Отлично, тогда я обращусь к вашим конкурентам, господам Элжбеду или Монки... - я лениво потянулся к чипу, заранее зная, что брать его не придется - судя по моторике, транслируемой от хозяина на голограмму, это его заявление было не более чем желанием поторговаться.
  - Секундочку, господин Альфа. Вы меня не дослушали... - дернувшись в направлении чипа, и вспомнив, что голограмма не материальна, затараторил ее хозяин. - Скидка на вас не распространяется, но, учитывая сумму и сложность вашего заказа, мы готовы предоставить вам эксклюзивные цены. В общем, трехсот тысяч хватит с запасом, и, кроме этого, мы готовы заменить пункты три, тринадцать и семнадцать на более современные аналоги. Естественно, со всеми инструкциями и программным обеспечением.
  - Идет... - согласился я, подавляя в себе желание немедленно выйти в Сеть - на момент моего вылета из отеля более современных разработок еще не существовало.
  - Указанный вами способ доставки мне кажется вполне... как бы это сказать, - ухмыльнулась голограмма, - логичным... Только вот мне не совсем понятно, чем вы руководствовались в его выборе. Какая у вас гарантия того, что я вас не кину?
  - Вы будете смеяться, господин Морген, но я и правда серьезный человек. И несмотря на то, что вы находитесь не передо мной, а приблизительно в четырехстах километрах юго-западнее, я могу сказать, что сейчас справа от вас сидит еще два человека... Думаю, этого намека будет достаточно?
  - А... От... Вполне! - быстро справившись с захлестнувшими его эмоциями, мой собеседник, насмерть перепуганный моим заявлением, торопился закончить сделку. - Можете оставить чип на столе. Через четыре часа машина с вашим заказом будет стоять в указанном вами месте... Было приятно познакомиться, господин Альфа. Еще секундочку... - судя по всему, мой собеседник выслушал кого-то, находящегося рядом с ним, и, согласившись с ним, добавил:
  - Если у вас возникнут еще какие-нибудь потребности в таком высокотехнологичном товаре, то обращайтесь только к нам. Мы предоставим вам лучшие условия. Информацию о том, как с нами связаться напрямую, я пришлю с товаром...
  - Договорились... - улыбнулся я и встал. - Всего хорошего...
  
  
  Глава 27. Майор Лоуренс Гирд.
  
  СГО идентифицировала находящуюся под голомаской Беолли на второй секунде после ее появления на улице промышленного района Силларина - четвертого по величине мегаполиса Солисса. Однако сигнала о задержании экипаж патрульного 'Кречета', зависшего над городом в сорока с небольшим километрах к югу от девушки, так и не получил! Секунды с небольшим, необходимой программе обнаружения для сравнения объекта с матрицей и оповещения ближайшего подразделения МВДЛ, оказалось вполне достаточно для маленького вируса, чтобы сгенерировать 'ответ' от этого самого подразделения о получении сигнала, послать свой по другому адресу и уничтожить матрицу запроса! Если бы майор Гирд не наблюдал за процессом работы СГО в режиме реального времени, результат работы паразитной программы наверняка списали бы на компьютерный сбой, если вообще заметили бы.
  - Красавец! - очередной раз восхитился работе мысли неведомого противника Лоуренс.
  Генерал Меррдок его восторгов не разделял:
  - Черт, надеюсь, люди, которые прилетят за клоном, окажутся достаточно разговорчивы... - буркнул он, нервно расхаживая по кабинету. - Что-то мне не терпится засадить их хозяина лет эдак на триста-четыреста... С ограничением гражданских прав до уровня растения... или амебы...
  - А вот, кстати, и они... - контролируя прилегающую к району 'прогулки' клона территорию с помощью военного спутника, выведенного с консервации двадцать минут назад. - Шеф, смотрите, а в системе контроля - гость!
  Последние восемь километров до точки, в которой находилась двигающаяся по улице Элли, восьмиместный флаер 'Корса' пролетел по прямой, на максимальной скорости, совершенно не заботясь о маскировке - все ближайшие к нему камеры, включая аппаратуру спутников и наземных идентификаторов, повинуясь вирусу, в момент пролета машины оказались направлены на что-то другое.
  - Нагло... - мрачно буркнул генерал. - Но при захвате вы не сможете двигаться так быстро!
  - Захвата не будет... - поморщился Лоуренс. - На борту этой дуры - импульсный разрядник класса 'Гром' в стадии подкачки... Шарахнут метров с трехсот...
  - Хорошо, район нежилой... - глядя, как 'Корса' заходит на цель, ужаснулся Меррдок. - Иначе внизу была бы каша...
  - Ну, так я и не рассчитывал, что они решат преподнести Беолли букет цветов или набор юной домохозяйки... - ухмыльнулся майор. - Все, пора начинать...
  Тем временем флаер, слегка снизив скорость, не меняя траектории полета, развернулся к цели правым боком и открыл правую пассажирскую дверь. Через долю секунды из его салона ослепительно полыхнул шестиствольный 'Ураган-М', и на улице воцарился ад: мгновенно расплавился и испарился участок пешеходной дорожки площадью добрых в двести квадратных метров, а прилегающую к нему территорию залило огнем от сгорающих панелей окрестных зданий...
  - В яблочко! - криво усмехнулся майор. - Эпицентр взрыва - в четырех сантиметрах от правой ноги бедного клона... У него не было шансов...
  - А ведь они торопятся, Лоуренс! - прищурился генерал. - До этого все их действия носили не такой агрессивный характер... Странно, ты не находишь?
  - Угу... - поддакнул майор. - Через пару недель Беолли должна была приступить к работе в Конгрессе... О... черт... Генерал! А ведь мы вляпались во что-то очень дурно пахнущее!!!
  - Не понял? - встревоженно глядя на голоэкран, на котором 'Корса' технично влился в поток одной из гражданских магистралей в двадцати километрах от места проведенной акции. - Вроде, цель пока не ушла!
  - За последний месяц это не первая смерть членов Конгресса! - просматривая какие-то файлы в своем комме, пробормотал Гирд. - Интересно, а СВБ уже в теме, или все еще хлопает ушами? И... у меня возник еще один вопрос: если бы тем, кто стоит за этим покушением на убийство, нужна была бы корпорация Беолли, то смерть ее хозяйки должна была быть обставлена по-другому. О том, что ее больше нет, кроме них сейчас не знает никто. А, значит, в ближайшие полгода вопрос о переделе собственности поднять будет невозможно...
  - Согласен. Значит, про версию, что в этом замешан кто-то из тех, кому 'Беолли' является конкурентом, можно смело забывать... Все-таки политика, черт бы ее побрал...
  
  ...Через полтора часа пилот и стрелок 'Корса', долго и упорно путавшие следы, наконец, успокоились, и выбрались из такси за полтора квартала от Площади Дальней Разведки - практически в центре столицы Солисса. И сразу же направились в ресторан 'Болото', славившийся тем, что его посещал весьма своеобразный народ - отставные военные всех мастей, никак не желавшие признать, что их служба в вооруженных силах Лиги уже завершена и их навыки никому не нужны. Потенциальным работодателям наведываться в это заведение не было никакой необходимости - достаточно было через Сеть зайти на защищенный от прослушивания сервер ресторана, и, просмотрев блоги, вывешенные на нем теми, кто ищет применения своим талантам, заключить контракт.
  - Опять это гадюшник! - разозлился Меррдок, как только понял, куда направляются прячущиеся под голомасками убийцы. - Эх, мне бы санкцию - сравнял бы его с землей за двадцать минут...
  - Шеф, мальчики идентифицированы... - довольно улыбнулся Головастик, сбрасывая начальству скачанные из Сети досье. - Их можно брать и сажать - контракт оплачен и удален из памяти сервера 'Болота'. Вряд ли они что-то знают - с ними сыграли втемную...
  - Так, не понял! - непонимающе уставился на подчиненного Меррдок. - Ты даже не собираешься их допрашивать?
  - Неа... - ухмыльнулся Лоуренс. - Все те ниточки, которые я пытался найти, я уже обнаружил... Осталось за них потянуть... И добраться до самого клубка... А слушать то, что навешали на уши исполнителям, мне, признаться, просто лень... Доказательной базы - выше крыши. Посадить их сможет любой опер. Что мне тратить время на ерунду?
  
  
  Глава 28. Капитан Верден Кайм.
  
  Через два часа после имплантации нового комма Верден ввалился в каюту прогулочной яхты 'Солнечный Ветер', официально приписанной к корпорации 'Локкет', а на деле принадлежащей отделу спецопераций СВБ, и, завалившись на узкую, но довольно удобную кровать, оборудованную гравикомпенсаторами, подтвердил готовность к взлету. Легкая вибрация, возникшая через минуту, дала понять, что кораблик, по своим скоростным характеристикам занимающий место между кораблем дальней разведки и рейдером, сошел с орбиты и начал разгон. Машинально отметив время старта, капитан с головой ушел в работу: требовалось проанализировать огромный объем информации, полученный за последние два дня, и наметить задачи на ближайшее будущее. Легкое головокружение, обычно сопровождающее процесс 'прокола', заставило его вздрогнуть и поморщится - он опять забыл принять компенсатор. Свернув рабочее окно комма, Верден потянулся к окошку синтезатора и замер: он вспомнил, что поставил таймер на прием лекарства через пять с половиной часов после начала разгона и нахмурился - видимо, имплантация комма прошла неудачно. Запустив автотестирование устройства, Кайм сделал пару глотков тоника и выругался - программа, проверяющая функционирование комма, не выявила ни одной ошибки. Пришлось влезть в файлы общих настроек и сверять время комма с общегалактическим. Время совпадало. Капитан здорово расстроился - работать с коммом, у которого снесло базовые функции, было полным идиотизмом: ошибка, закравшаяся в любой его расчет, могла привести к весьма нежелательным последствиям...
   - Придется связываться с Плахиным... - пробурчал себе под нос Верден и активировал сферу...
   - На сколько времени ты поставил таймер? - выслушав заявление о возвращении, перебил капитана генерал.
   - Как обычно, на пять с половиной часов...
   Плахин расхохотался:
   - Слышь, Кайм, а ты не подумал о том, что 'Солнечный ветер' - не гражданское судно? Шесть часов разгона до прыжка, и столько же - на торможение после - слишком большая роскошь для СВБ. Наша служба требует большей оперативности. Этот кораблик разгоняется чуть быстрее - за три часа двенадцать минут. Так что с твоим коммом все в порядке... Расслабься и готовься к пересадке на челнок - до Айнура осталось всего два часа лета... До связи...
  
   ...Информация, полученная от Скользкого Ли, оказалась правдой. Впрочем, иного Верден и не ожидал: лгать офицеру СВБ, находящемуся при исполнении, не рискнул бы даже глава Триады Солисса, господин Ван Лю - служба не часто просила об одолжении, и не пойти ей на встречу было чревато непредсказуемыми последствиями. Однако Скользкий Ли оказался личностью далеко не глупой, и параметры проданного им джайсса, а так же вся информация о покупателе через час оказалась в комме капитана Кайма. Как и предполагал Верден, у Беолли был сообщник. Правда, кроме его пола, определить что либо еще за прошедшие с момента посещения китайского квартала одним из офицеров Плахина не удалось: у Вердена создалось странное ощущение, что друг Элли Беолли был чем-то вроде средневекового джинна: взялся ниоткуда, успешно противостоял весьма могущественному врагу, и умудрялся не оставлять за собой следов. Что интересно, аналитическая программа, пытавшаяся предсказать дальнейшее поведение сладкой парочки на основе уже имеющейся у капитана информации, давала такой безумный разброс вариантов, что опираться на ее рекомендации Вердену не было никакого резона - вероятность реализации каждого не превышал одного процента...
   Два часа, потребовавшиеся для того, чтобы обезопасить себя от неприятных сюрпризов со стороны прячущихся в отеле 'Неголи' девушки и ее защитника - а нарываться на что-нибудь вроде выхлопа 'Шеви-Файра' в лицо Вердену совершенно не улыбалось, - Кайм провел в работе. Исследовал отель и подведенные к нему коммуникации. В принципе, в таком маленьком здании оказать какое-то серьезное сопротивление парочка не могла, да и не должна была - Верден надеялся убедить их в том, что без его помощи шансов выжить у них не так уж и много...
   К моменту, когда к выбранной им позиции в двадцати километрах севернее Неголи подтянулись оба 'Носорога' отдела спецопераций СВБ Айнура, капитан был полностью готов: системы идентификации, расположенные на спутниках, были закольцованы, и передавали динамическую картинку, на которой не было ни 'Носорогов', ни челнока с 'Солнечного Ветра'; широкополосный канал, ведущий в отель, был готов к отключению, а каждый из семерых задействованных в операции бойцов скачивал с комма Вердена предписанную программу действий. Удостоверившись, что каждый офицер представляет себе суть предстоящей операции, Кайм синхронизировал все коммы и включил таймер...
   ...Все шесть окон, балконная дверь и дверь, ведущая из номера Беолли в коридор, вылетели одновременно. Ровно через десять секунд после того, как акустическая система номера и все голопроекторы апартаментов передали сообщение о том, что СВБ не намерено причинять вред госпоже Беолли и сопровождающим ее лицам, так как они разыскиваются как потерпевшие по делу о покушение на убийство. Влетая в номер в массивном штурмовом комплексе 'Ураган', капитан ни на секунду не прекращал отслеживать координаты джайсса госпожи Беолли. Заметив, что метка, показывающая ее местонахождение, стремительно удаляется куда-то вниз и за его спину, он успел погасить инерцию своего тела и выбросить себя в окно до того, как стартовавший из ангара на берегу скутер скрылся в бешеной круговерти штормового океана.
   - Уходят! - раздался в шлеме голос лейтенанта Койдо, старшего над местными СВБшниками. - Быстрее в 'Носороги'!
   Скорости, с которой бойцы оказались в своих машинах, можно было позавидовать - этот норматив Кайм не сдал ни разу за годы своей службы в СВБ: маневрировать в мощном 'Урагане' так, чтобы не цепляться амуницией, навешанной на комплексе, за края посадочного люка у него почему-то не получалось. Впрочем, работать ему приходилось в основном головой, поэтому этот его недочет начальство беспокоил не особенно. Упав на свободное сидение во второй машине секунд через восемь после забравшимся в нее последним офицера, Верден еле успел активировать фиксаторы, не дающие экипажу улетать в конец салона при перегрузках, как тяжелая машина сорвалась с места и рванулась вдогонку за оторвавшимся километра на четыре скутером.
   - Псих ненормальный! - восхищенно присвистнул Койдо, глядя, по какой траектории мчится по волнам маленькое, но мощное суденышко. - Прет противоракетным маневром, причем, если я не ошибаюсь, на грани возможностей гравикомпенсаторов! Прикидываю, каково его пассажирам...
   Через две минуты, понадобившиеся 'Носорогам' чтобы подойти на дистанцию, с которого можно было достать скутер полем подавления, отключающим всю электронику, Верден восхищенно усмехнулся: несмотря на то, что генераторы полей обоих 'Носорогов' работали на полную мощность, скутер мчался по волнам так, как будто его это не касалось!
   - Что за ерунда? - удивленно повернулся к Кайму лейтенант. - Его двигатели не могут быть заэкранированы...
   - Думаю, это 'Зеркало'... - хмыкнул капитан. - У этого парня с головой все в порядке...
   - Так, если я не ошибаюсь, в магазине оно не продается! - возмутился Койдо. - У нас в СВБ Айнура всего пять или шесть таких комплексов! Где он его взял?
   - Были бы деньги... - вздохнул Верден. - А у его подружки с этим проблем нет... Вообще... Ладно, активируй орудия. Надо прострелить движки - по другому мы его не остановим... Только поаккуратнее - эти ребята нужны мне живыми и невредимыми...
   Как ни странно, пробить двигатель скутера не удалось ни с первого выстрела, ни со второго, ни с пятого - 'Мотылек', курс которого корректировался каким-то РЛК , уворачивался от роботизированного комплекса 'Носорога' с такой легкостью, будто соревновался с компьютером эпохи темных веков! Даже когда обозленный неудачами Койдо объединил оба комплекса флаеров, и по скутеру заговорили сразу восемь орудий, кораблик продолжал нестись к одному ему ведомой цели...
   - Ну, вы мне надоели! - через пару минут не выдержал и Верден. По его команде 'Носороги' одновременно окутались вспышками, и 'Мотылек' на полной скорости воткнулся в вертикальную стену воды, возникшую на его пути...
   - Реанимацию... - выдохнул капитан, отключая фиксаторы и выбрасываясь из люка вслед за первыми двумя покинувшими практически замершую на месте машину...
   ...Оба тела, медленно уходящие на глубину, оказались куклами! Напичканные дорогущим оборудованием, о доброй половине которого капитан даже и не слышал, они исправно продолжали отвечать на запросы идентификатора и после крушения! Кайм, приподнявшись над океаном на антиграве, обалдело смотрел, как его бойцы, матерясь, как операторы погрузочных роботов, затаскивают свою добычу в грузовой отсек 'Носорога', неожиданно для самого себя хихикнул, а потом расхохотался...
   - Что такое, господин капитан? - удивленно посмотрел на него Койдо.
   - Да вот пришло в голову, что если у этого затейника нашлись деньги на все это барахло, то прикупить 'Занавеску' он бы точно не поленился...
   - Вы думаете, они были в номере? - судя по изменившемуся голосу, у лейтенанта отвалилась челюсть.
   - Угу... Были... Только сейчас их там нет... И, боюсь, если он не захочет с нами встретиться сам, мы его не найдем... Умен, чертяка...
  
  
  Глава 29. Рейг.
  
  Смотреть, как два здоровенных штурмовых флаера пытаются остановить 'Мотылек', было забавно. Если бы мне не приходилось бежать по лесу с антигравитационными носилками с лежащей на них Элли, я бы, наверное, даже посмеялся. А так приходилось смотреть под ноги, выбирая место для каждого шага и контролировать режим работы 'Покрывала' - динамического аналога использованной в номере 'Занавески', позволяющего забыть о контроле со спутников. Правда, всего на двадцать минут. Таких 'Покрывал' у Моргена нашлось всего два. Поэтому десять с небольшим километров до Спейстауна, - городка, в котором располагалась наземная база Кодра, - надо было пробежать довольно быстро. В собственных возможностях у меня сомнений не было, а Эль бы сдохла километре на третьем. Поэтому и пришлось укладывать ее на носилки. Девушка лежала тихо, как мышь: здорово перепугавшись в первые мгновения штурма, она слегка перестаралась с введенной себе дозой успокоительного, и сейчас находилась на грани между бодрствованием и сном. В принципе, это было даже хорошо: можно было даже немного поразмышлять. И было, над чем: попытка захвата наших кукол в океане оказалась НЕ очередной попыткой убийства. Еще раз проглядев записи с эмоциональным фоном штурмующих, я даже хотел вернуться обратно, но потом все-таки передумал: желание помочь нам чувствовалось только у одного человека. Остальным было наплевать: они просто делали свою работу...
  ...Добежав до Спейстауна за семь минут до отключения 'Покрывала', я прогулочным шагом добрался до снятого для нас с Эль коттеджа и втолкнул носилки в ворота подземного ангара, в котором нас дожидался 'Гепард' - не самый дешевый гоночный флаер. Эль, спрыгнув на пол, с удивлением уставилась на стремительные обводы четырехместного кораблика:
  - Ого, какой красавец! Интересно, чей?
  - Наш! - улыбнулся я. - Если ты не против, то несколько дней тебе придется изображать подружку настоящего кодра по кличке Мерцание - он стоит перед тобой!
  - Ты? - девушка расхохоталась. - Космодрайвер? Хотя... я думаю, ты и с этим делом справишься без особых проблем... Постой! А я слышала, что попасть в их ряды практически нереально! Мол, надо пройти какой-то там ритуал, провести десяток гонок, плюс иметь рекомендации...
  - Все так. Только времени на все это у нас не было, и мне пришлось слегка подкорректировать записи об уже имеющемся члене этого клуба. Теперь он - это я.
  - Небось, известная личность? - ухмыльнулась Элли
  - Неа... один из сотен самых обычных гонщиков. Участвовал всего в двух серьезных гонках, причем в последней - неудачно. Врезался в астероид. Собирали по кусочкам, и сейчас он что-то не горит желанием продолжать. А мы - горим...
  - Хитро! - девушка подошла к флаеру, провела ладонью по его дюзам и мечтательно посмотрела куда-то в потолок: - Всегда мечтала погонять в поясе астероидов, но... боялась. Да и папа был бы против...
  - Думаю, твоя мечта осуществится... - улыбнулся я. - Идем в дом. Надо пообедать...
  - А... пояс астероидов?! - расстроилась моя хозяйка.
  - Мы взлетим с утра, вместе с толпой других кодров, и примем участие в их тренировке... А потом останемся в поясе - там у них висит транспорт. Для тех, кто не любит спускаться на поверхность планет... Так что впереди - еще целая ночь...
  
  ...К половине двенадцатого ночи по времени Спейстауна метка капитана Кирилла Вебера, человека, который командовал группой, пытавшейся захватить нас в Неголи, принялась метаться по столице так, будто в бегах находился он, а не мы. С трудом подключившись к камерам, расположенным по пути его следования, я на мгновение онемел: офицер СВБ действительно уходил от преследования! Флаер, как две капли воды похожий на 'Носорог', на которых он и его команда гнались за нашим скутером, барражировал над крышами Айнура, стараясь определить место, в котором скрылась интересующая их личность!
  Анализ происходящего в Сети меня убил: там висела матрица розыска человека, обвиняемого в тройном убийстве, и, подобно случаю с Элли, очень похожего на этого самого Вебера. Кстати, и там, и там не было параметров комма, что открывало возможности для разного рода 'ошибок'. Думал я недолго - зная, что чувствовал к нам Кирилл, и, видя, что за попыткой его ареста и розыском Элли торчат одни и те же уши, я решил ему помочь. Вернее, не совсем так - захотел попытаться объединить силы. Тем более, что помощь офицера СВБ, - а то, что он им являлся, сомнений у меня не было, так как параметры его комма говорили сами за себя, - в противостоянии с неведомым мне врагом могла оказаться не лишней...
  Сорок минут времени, которые мне понадобились для того, чтобы долететь до Айнура, Кирилл провел с пользой для себя - очень грамотно использовав джайсс, непонятно почему-то оказавшийся у него с собой, он оторвался от слежки и сейчас мрачно попивал слабоалкогольный коктейль, сидя в автоматическом баре на рабочей окраине города. Просчитать его программу смены личностей оказалось не так сложно - процентов на семьдесят она повторяла мою, написанную для поездки за 'покупками', и поэтому определить его местонахождение оказалось не так трудно, как казалось на первый взгляд.
  Ввалившись в бар, в котором, кроме капитана, не было ни одной живой души, я устроился в кресле в противоположном углу зала и, подстроившись к параметрам работающего голоэкрана, вывел на его бегущую строку короткое сообщение:
  - Друг Беолли. Готов поговорить...
  Вебер среагировал практически мгновенно - строка еще висела в воздухе, как капитан метнулся в мою сторону, выхватывая из кобуры оружие.
  Дергаться я не стал - в обуревающих его чувствах не было агрессии, а импульсный разрядник, выхваченный им, не был активирован. Его комм, задействованный на полную мощность, обменивался информацией с сервером бара, с окрестными камерами и идентификаторами, и, как я понял, засады не находил. Ну, если не считать таковой меня. Наконец, успокоившись немного, капитан, как раз добежавший до меня, убрал разрядник в кобуру и с интересом уставился мне в глаза:
  - Как вы меня нашли?
  - Пришлось немного подумать... - усмехнулся я, - У вас было не так много вариантов...
  - Да, но... - начал было офицер, но потом махнул рукой и протянул мне ладонь: - Будем знакомы. Капитан... Кирилл Вебер!
  Я поморщился: мой новый знакомый начал общение с обмана:
  - Лжете.
  - В смысле? - удивился он.
  - Вас зовут не так. Знаю совершенно точно. Давайте обойдемся без лжи. Еще один обман, и я уйду... - подумав, что идея объединить наши силы могла быть ошибочной, буркнул я и мрачно посмотрел на собеседника.
  Кирилл размышлял секунд десять. Потом все-таки решился:
  - Верден Кайм. Капитан СВБ. Может быть, уже бывший - то, что происходит в моей службе, я перестал понимать где-то с час назад...
  - Угу. Я заметил... - кивнул я. - Меня зовут Рейг. Я друг Элли Беолли. Насколько я понимаю, вы - не из категории людей, желающих смерти моей подруге?
  - Наоборот! - Верден говорил чистую правду. - Кроме госпожи Беолли под каток этих самых людей попали еще несколько конгрессменов. Практически все - уже трупы. Кроме одного, которого мне удалось пропустить по программе ПЗС. В результате он жив и здоров, а вместо него погиб клон. Я искал вас именно для того, чтобы предложить помощь. Ну, и попытаться разобраться в причинах, из-за которых умирают не самые последние люди Лиги...
  - Ну, вот, нашли. Что дальше? - усмехнулся я.
  - Не знаю - пожал плечами капитан. - Теперь прятаться надо мне. Все попытки связаться с начальством ни к чему не привели: канал связи с Солиссом заблокирован. Там какая-то серьезная авария.
  - Угу. Компьютерный сбой... - хмыкнул я. - Вроде того, который чуть не отправил Элли на тот свет...
  Верден тут же насторожился:
  - Подробнее можно?
  - Предлагаю обсудить этот вопрос позже, и в более уютной обстановке. Если вы, конечно, не против... Моя подруга сейчас спит, и я бы хотел вернуться домой до момента ее пробуждения. Так что поговорим у нас, ладно?
  Кайм помрачнел. Прислушавшись к обуреваемым его чувствам, я понял, что прилетел за ним не зря:
  - Увы, вынужден отказаться. Те люди, которые меня ищут, обладают очень большими возможностями. И могут выйти на госпожу Беолли еще и через меня...
  - Спасибо за заботу, капитан. Только вот выбраться из этой ситуации поодиночке нам будет намного сложнее. Так что не надо отказываеться. В отличие от вас, у меня есть идея, как выбраться с планеты...
  
   Смотреть на то, как стартуют маленькие, но мощные кораблики кодров было интересным зрелищем: пилоты, что называется, от Бога, не задурялись какими бы то ни было согласованиями со службой контроля воздушного пространства планеты, а взлетали тогда, когда им этого хотелось. Частенько на параллельных курсах. И в компании с несколькими такими же сумасшедшими флаерами. Давая максимальную тягу в уже метрах в двухстах над землей. Гулкие раскаты звуков от пробивания звукового барьера походили на канонаду от стрельбы из допотопных орудий.
  Каждый корабль был маленьким произведением искусства - начиная от внешнего вида, и заканчивая форсированными двигателями. Даже я, человек, не склонный к фанатизму, любовался открывшейся с балкона коттеджа картиной. Что уж говорить об Элли или Вердене? Но если Кайм стоял на первом этаже, в глубине гостиной, чтобы не попасть под сканеры вездесущих идентификаторов, и смотрел на взлетающие корабли через голокамеры нашего жилья, то Эль, нацепив голомаску, вышла на балкон второго этажа и задыхалась от восторга...
  - Рейг! А мы? - умоляюще посмотрев на меня, спросила она, умирая от нетерпения.
  - Через десять минут... - улыбнулся я. - А пока тебе надо познакомиться с капитаном Верденом...
  - А это кто? Кто-нибудь из великих пилотов? - подскочила ко мне девушка.
  - Нет! Капитан - сотрудник СВБ. Искал тебя, чтобы оказать тебе помощь...
  - Ну, так пусть оказывает! - мгновенно забыв про корабли, Эль превратилась в маленькую испуганную девочку. - Мне уже порядком надоело бегать и прятаться... Хочу домой... Хочу плавать в озере по ночам, а утром встречать рассвет в горах...
  - Увы, наши враги добрались и до него... Теперь его разыскивают за тройное убийство...
  - А кого он застрелил? - не поняла меня Беолли.
  - Никого. Его просто пытаются отстранить от дела... Кстати, очень толковый сыскарь... Мы вчера обменялись найденной информацией, и... не зря...
  Поняв, что возвращение домой снова откладывается, девушка тяжело вздохнула, подошла ко мне вплотную, заглянула в глаза и тихонько спросила:
  - Ты ведь не дашь меня убить, правда?
  Вместо ответа я подключился к ее комму и выплеснул на нее свои эмоции...
  - Я тебя тоже люблю... - замурлыкав от удовольствия, буркнула она и поцеловала меня в шею. - Ладно, веди меня к нему, и... отключись, ладно, а то я уже ничего не соображаю...
  Процесс знакомства не затянулся - то, что Элли в нашей паре ведомая, Кайм понял еще ночью, поэтому старался не грузить ее ни перспективами нашего расследования, ни подробностями своей работы. Просто представился, сделал пару вполне искренних комплиментов ее внешности и высказал пожелание увидеть ее во всем великолепии церемониальной мантии на процедуре открытия Сессии Конгресса. А через две минуты мы уже занимали места в нашем 'Гепарде'...
  - Никогда не думал, что гоночные флаеры могут быть четырехместными - удивленно оглядев роскошный салон машины, хмыкнул Верден. - Одно- или двухместными еще понятно... Но возить с собой пассажиров?
  - Вообще эта модель рассчитана под двух пассажиров... - вспомнив рассказ представителя первого хозяина машины, усмехнулся я. - Ее первый хозяин, по национальности араб, заболел Кодром почти два года назад. Взяв за основу серийный экземпляр, он попросил внести в его конструкцию ряд доработок. В частности, четырехместный салон. Как вы понимаете, проблем со средствами у него не было, поэтому получившаяся машина оказалась почти вдвое мощнее обычной, раза в полтора маневреннее и до безобразия комфортной. Правда, корпус пришлось удлинять на два метра, но кораблестроители оказались не в претензии - машина получилась что надо.
  - А что он ее продал? - проведя ладонью по шелковистой обивке своего кресла, спросила Эль.
  - Привел четвертую жену... - рассмеялся я. - В салоне стало тесно... Пришлось заказывать новый флаер. А продать этот оказалось проблематично...
  - Ну, да, кто из кодров возьмет четырехместный рыдван? - перебил меня Верден.
  - Угу... А если спросить меня, то машинка действительно достойная... - врубая антиграв и вылетая на малой тяге из ангара, сказал я.
  - Ты на нем уже летал? - с завистью в голосе поинтересовалась Элли.
  - Нет! Просто сравнивал характеристики... - взъерошив ей волосы, хихикнул я. - Разве можно было пробовать машину без тебя?
  - Молодец! - в ее глазах и душе было столько благодарности, что мне стоило большого труда не отвлечься от управления 'Гепардом'.
  - Кстати, Рейг! - не заметив моей заминки, подал голос сидящий прямо за мной капитан. - Ваши таланты, связанные с программированием, уходом от преследования и с розыском я оценил. Они - выше всяких похвал. Но, как я понимаю, вы хотите на этой машине участвовать в тренировках Кодров. Если я не ошибаюсь, то предстоящий нам полет через поле астероидов отличается от настоящей гонки только отсутствием призов - скорости и накал страстей будут те же. Если вы не покажете ожидаемого результата, то ваша легенда накроется медным тазом. Стоит ли рисковать? Не каждый, даже очень хороший, пилот способен повторить то, что вытворяют эти психи...
  - Думаю, все будет хорошо... - еще раз прогнав в тестовом режиме летного тренажера свои разархивированные навыки, буркнул я: - Вроде бы, летать умею...
  - Ладно, вам виднее... До этого особой самоуверенности я в вас не заметил... Видимо, это - еще один козырь в вашем рукаве... - спокойно произнес Верден. Если бы не способность к эмпатии, я бы ни за что не догадался, что капитан испытывает дикий ужас от мысли, что я сейчас подниму в небо аппарат БЕЗ ограничителей тяги, свободы маневра и автопилота.
  - Как говорят кодры, 'у нас нет кораблей! Есть только часть души, которая умеет летать'... - ухмыльнулся я, еще раз прислушался к чувствам изнывающей от желания почувствовать скорость Элли, и рывком бросил 'Гепард' в небо...
  
  
  Глава 30. Генерал Плахин.
  
  ...Сообщение о том, что в СГО появилась матрица с параметрами поиска капитана Кайма, пришло практически одновременно с сигналом о пропаже связи с яхтой 'Солнечный Ветер', на которой капитан отправился на Айнур. Просмотрев последнее, Плахин озадаченно присвистнул: на его памяти компьютерный сбой, из-за которого из Сети выпала целая планетная система, случался впервые.
  - Рискованно играете... - подумал он и подключился к своему комму, чтобы просмотреть анализ модели ситуации с учетом поступивших новых данных. Увы, результат был неутешителен - по мнению его аналитической программы, с вероятностью в девяносто шесть процентов капитана уже не должно было существовать: плоды его бурной деятельности несли слишком большую угрозу Убийце Конгрессменов, как окрестил про себя неведомого врага генерал. Мало того, по мнению комма, Кайм Верден, скорее всего, должен был погибнуть вместе с разыскиваемой Беолли - возможности врага позволяли это сделать без особого труда, пользуясь силами той же Айнурской СВБ.
  - Господа Мори Энеда и Харри Новак! - прошипел взбешенный Плахин, окутываясь сферой. - Вы перешли все границы. Что ж, теперь ход за мной...
  ...Майор Бидзина Олси, по своему обыкновению, тренировался. И включал связь в фоновом режиме, чтобы не отрываться от работы с тренажером. Против своего обыкновения любоваться тем, как один из его лучших оперативников лупит пластиковое подобие человека, генерал не стал - он был не в том расположении духа:
  - Олси! Через двадцать минут Альфа, Бета и Гамма должны висеть на орбите вот в этих координатах... - короткий файла отправился на комм удивленного таким тоном подчиненного.
  - Ого! Так до него лететь четырнадцать минут сорок две секунды! - через две секунды выпалил офицер, оставивший куклу в покое.
  - Именно. Так что шевели костьми, солдат! - рявкнул Плахин и отключился.
  На то, чтобы добраться до стоянки личного флаера, у генерала ушло три с половиной минуты. А уже через шесть он летел в направлении Болтшира на предельной для его машины скорости. Километров за двести от цели комм Плахина выдал тревожный сигнал - для синтеза необходимого для нормальной жизнедеятельности организма не хватало какого-то элемента! А где-то через пару минут после сигнала у Плахина заболела голова!
  - Что за чертовщина? - удивленный донельзя таким поведением имплантата, генерал на всякий случай загнал этот факт в аналитический блок и онемел: программа предписывала максимально быстро покинуть машину и исследовать ее на предмет наличия в ней посторонних устройств!
  Игнорировать выводы комма Плахин не стал - вместо этого он пустил машину в крутое пике и уже через тридцать секунд выскочил наружу через неохотно открывшуюся дверь...
  Тестовая программа флаера никаких посторонних устройств не обнаружила, но то, что головная боль прошла так же внезапно, как и началась, свидетельствовало о том, что какое-то устройство в нее все-таки затолкали. Разозлившись еще больше, Плахин связался с Олси и приказал майору срочно прибыть по пеленгу его комма. К моменту посадки всех трех 'Носорогов' Плахин пребывал в состоянии плохо контролируемого бешенства: судя по тесту комма, выход на рабочий режим после недавнего сбоя должен был занять не меньше сорока минут, а до этого синтез веществ, позволяющих корректировать сильные всплески эмоций был аппаратно отключен!
  - Господин генерал! По вашему приказанию... - начал было рапортовать о прибытии выскочивший из головного флаера Бидзина, но, увидев выражение лица начальства, заткнулся на полуслове:
  - Одно отделение оставь тут. До прибытия ребят из 'четверки' к моей машине никого не подпускать. Я не исключаю вероятность попытки ее физического уничтожения, так что пусть не хлопают ушами. Если флаер не доживет до прилета умников, то я лично порву твоих ребятишек на куски, ясно?
  - Так точно! - обалдело посмотрев на мирно стоящий на траве флаер, Олси связался с кем-то из подчиненных, и, эмоционально сопровождая свою речь жестикуляцией, принялся объяснять им суть поставленной перед ними задачи...
  - Растолкуешь на ходу! - запрыгивая в десантный люк, буркнул генерал и злобно пихнул плечом занявшего два места бойца: - Ноги подтяни... У, распустил я вас, обалдуев...
  
  ...Лейтенант Коршунов не зря считался одним из лучших хакеров подразделения - за каких-то десять минут, взяв за основу личный код доступа Плахина, он проник в систему безопасности УСБ СВБ планеты. И к моменту приземления на крышу комплекса обоих задействованных в операции 'Носорогов' на коммы дежурной смены начала поступать адаптированная в соответствии с приказом Плахина запись. Флаеры отдела физической защиты на ней, естественно, отсутствовали. Как и шагающие к лифту для высшего офицерского состава бойцы. Расположив оба переносных генератора стазис-поля так, чтобы гарантированно задеть выходящего из здания Новака, солдаты перевели импульсники в парализующий режим и заняли предписанные им Олси позиции: педант Харри обычно покидал рабочее место за три минуты до конца рабочего дня, чтобы ровно в пять вечера иметь возможность стартовать со стоянки в одиночестве. До основного потока улетающих по домам сотрудников...
  Как и ожидал Плахин, Новак относился к своей безопасности с большим пиететом - двое из четверых его адъютантов, выполняющих еще и функции телохранителей, появились на крыше за минуту до появления босса и тут же попадали на пластиковое покрытие.
  - Сигнал тревоги заблокирован! - сверившись с показателями своего комма, отрапортовал Коршунов, находившийся рядом с генералом. - До отправки голосового пакета с подтверждением - сорок одна секунда...
  - Поверит? - на всякий случай поинтересовался Плахин.
  - Обижаете! - лейтенант ткнул пальцем в датчик над дверью лифта и ухмыльнулся: - В памяти их сервака приблизительно сотня вариантов ответов, произнесенных этими двумя деятелями с момента их появления в этом здании. Что за проблема синтезировать речь? При желании я могу состряпать программное обращение к нации часов эдак на двадцать, и даже их жены не засомневаются, что это бредят их мужья...
  - Мда... А программы - распознаватели подделок? - заинтересованно спросил Плахин. - Если верить информации с моего комма, то любая попытка поступления синтезированного сигнала без подтверждающей модуляции с комма хозяина активизирует тревожный сигнал в ближайшее отделение СВБ.
  - Тут есть одно ма-а-аленькое 'но'... - хохотнул офицер. - Во-первых, программа, которую я использую - это одна из последних разработок 'четверки'. А во-вторых, в данный момент я контролирую всю тревожную сеть планеты... В конце концов, СВБ мы или нет?
  - Ясно... Спасибо за объяснение... Запускай...
  - Уже... Новак садится в лифт... Начинает подъем... - поплыв, начал комментировать происходящее Коршунов. - Десять секунд... Пять... Одна... Двери...
  Импульс генераторов стазис-поля отправил Новака в небытие еще до того, как двери лифта полностью открылись. А вот двух оставшихся в сознании телохранителей пришлось успокаивать парализаторами - видимо, параметры психики позволили обоим имплантировать УИ , и, предчувствуя опасность и пытаясь увести шефа с линии атаки, они попытались сбить его с ног...
  - Шустрые мальчики... - уважительно покосившись на замершие в заблокированных дверях тела, пробормотал Коршунов. - Только вот УИ им поставили по большому блату...
  - В смысле? - не понял генерал
  - При рабочем параметре меньше двенадцати единиц его не ставят. По моим прикидкам, у правого - четыре, у левого - семь. Ерунда... Будь хоть у одного больше пятнадцати - лифт бы встал между этажами...
  - Мой просчет... - расстроился Плахин. - Как говорил Талейран, 'Это хуже преступления. Это - ошибка'...
  - Господин генерал! Сколько вы лично знаете людей - носителей УИ?
  - Одного... - подумав, ответил генерал. - Кононов из Беты.
  - Угу... На все СВБ Лиги - семеро. Так что вы практически не ошиблись... - улыбнулся лейтенант, и метнулся на помощь своим товарищам, забрасывающим тела в грузовые люки 'Носорогов'...
  
  
  Глава 31. Элли.
  
  Пояс астероидов, лежащий между орбитами четвертой и пятой планет системы, ужасал своей протяженностью. Судя по информации в Сети, это нагромождение камней, состоящее более чем из двадцати миллионов крупных и не очень обломков, был одним из наиболее любимых Кодрами: четыре из двенадцати ежегодных больших гонок проводились именно тут. Изображение висящих в 'неподвижности' валунов, занимающее всю поверхность большого обзорного экрана 'Гепарда', замершего на стартовых координатах, было аппаратно увеличено в несколько раз и приближено; синяя линия, изображающая будущую тренировочную трассу, причудливо извиваясь, вела вглубь этой каши из камней и заканчивалась где-то ужасно далеко, возле транспорта с названием 'Пристанище'... Желающих пощекотать себе нервы было предостаточно - подключившись к сенсорам корабля, Элли насчитала шестьдесят три метки, включая и их. Причем названия двух из них девушка слышала и раньше: 'Росинант' Злобного Цзю, одного из самых известных Кодров современности, и 'Бумеранг' Милашки Кэтти - одной из немногих гонщиц-женщин, самостоятельно управляющих своими кораблями. Разобравшись с управлением оптического умножителя, она с интересом осмотрела обводы обоих кораблей и завистливо вздохнула: оба суденышка были намного красивее 'Гепарда'.
  - Райг! А как зовут нашу машину? - сообразив, что около каждой метки горит название корабля и имя его хозяина, заинтересованно спросила девушка.
  - 'Искорка'... - ухмыльнулся я. - А меня - Мерцание...
  - Это я помню - хихикнула Элли. - Какое-то имя у корабля не солидное...
  - Ну, да... Надо было назвать его 'Гаремом' - усмехнулся Кайм. - Или 'Мечтой наложницы'...
  - А переименовать его нельзя? - задумчиво протянула девушка, видимо, подыскивая что-нибудь более подходящее.
  - Поздно! Корабль уже в реестре... Кстати, стартуем через минуту... Предлагаю слегка перекусить...
  Капитан Кайм ошалело посмотрел на невозмутимого Рейга, потом кинул взгляд на Элли и поинтересовался:
  - Ты это серьезно? Через три минуты нас будет мотать так, что, боюсь, в желудке не удержится даже посадочная пятка с палубы тяжелого крейсера...
  - А это что за штуковина? - заинтересованно спросила Элли.
  - Железяка весом в сто с небольшим тонн, к которой швартуются истребители-перехватчики... - объяснил ей Рейг.
  - Уууу, какой вы голодный... - захихикала девушка и, посмотрев на Рейга, добавила: - Он шутит. Просто морда серьезная...
  - Тридцать секунд! - выдохнул Рейг и активировал блокираторы сидений: силовые коконы, прижавшие пассажиров и пилота к спинкам, намертво зафиксировали их тела в креслах. А через секунду воздух в салоне на мгновение помутнел - процессор 'Гепарда' изменил состав воздушной смеси...
  Мощная волна вибрации, прокатившаяся по кораблю в момент включения маршевых двигателей, заставила Элли пожалеть о том, что в салоне не слышно даже отголосков их рева - а ведь когда-то специалисты по проектированию наземных гоночных машин настраивали даже звук, испускаемый их мощными движками. Впрочем, мысленно сравнив разницу в мощности, девушка решила, что перспектива оглохнуть ее устраивает не очень. И тут же почувствовала жуткий удар в спину: 'Гепард', получив разрешение стартовать, сорвался с места, как свой живой аналог, и устремился вслед за оказавшимся впереди 'Росинантом'.
  Первые десять минут разгона боковых смещений было относительно немного - здесь, на краю пояса астероидов, обломков, от которых надо было бы уворачиваться, было еще мало, но с увеличением скорости количество резких рывков все увеличивалось и увеличивалось.
  - Не будь гравикомпенсаторов, нас бы уже размазало по стенкам салона... - вымученно выдавил из себя Кайм. - Что находят эти сумасшедшие в таком времяпровождении?
  - А мне нравится! - восторженно наблюдая за тем, как 'Искорка' обходит очередной кораблик любителей экстрима, воскликнула девушка. - Рейг! А ты можешь обогнать Злобного Цзю?
  - Не знаю... А зачем? Выделяться нам нет никакого резона. Этот самый Мерцание никогда не отличался особой техникой пилотирования. Ну, да, талантлив, но не более...
  - А я думала, что мы сейчас всех обгоним и придем первыми... - расстроилась Элли.
  - Вообще-то я уже и так почти добрался до предела своих возможностей... - признался Рейг. - Как эти двое успевают реагировать на сигналы локатора, я, честно говоря, не очень понимаю...
  - А что, расчетные компьютеры корабля отключены? - взвыл прижатый к заднем сидению Верден.
  - Конечно! - расхохотался Рейг. - Только возможности комма. Никаких посторонних процессоров. Иначе какой же ты Кодр?
  - Я? Никакой!!! - в голосе капитана послышались истерические нотки. - Ты представляешь, на какой скорости мы летим?
  - Как ни странно, да! - расхохотался пилот. - Иначе как бы я управлял 'Искоркой' столько времени?
  - Я хочу домой... На поверхность любой планеты! Подальше от этих булыжников!!! - затараторил Кайм и замолчал, поняв, что слишком явно показывает свой страх...
  - Рейг! Миленький!!! - начала было девушка, но, почувствовав, как движется корабль, благодарно прошептала: - Спасибо... Немножечко, ладно?
  ...'Гепард' медленно, но неуклонно догонял двигающихся впереди лидеров гонки. 'Росинант' и 'Бумеранг' летели рядом, будто связанные силовым полем, и синхронно выполняли маневры с такой легкостью, будто двигались пешком по какой-нибудь тропинке в поле. 'Искорка' двигалась несколько более рвано, частенько приближаясь к препятствиям ближе, чем другие корабли, но при этом упорно отвоевывала километр за километром. И, наконец, к безумной радости завизжавшей от восторга Элли оказался впереди корабля Цзю. Правда, всего на пару секунд - лидеры гонки слегка взвинтили темп, легко обошли нахального конкурента и заметались между мелькающих на экране камней...
  - Здорово! - веселилась девушка. - Вот они, наверное, удивились! Какое-то никому неизвестное Мерцание обогнало во время тренировочного полета самых известных кодров современности!
  - Они летят вполсилы... - улыбнулся Рейг. - Стоило им немного прибавить, и меня обошли, как стоячего...
  - Ерунда! - радовалась девушка. - Вон, как отстали все остальные... Ты у меня молодец...
  
  
  Глава 32. Олинна Зайко.
  
  Входящий звонок с красной степенью приоритета отложить не получилось: судя по метке и таймеру обратного отсчета времени, появившимся параллельно запросу на подключение, связаться с Олиной пробовал представитель одной из силовых структур Лиги. Разочарованно отпихнув от себя не на шутку разошедшегося Берни, женщина вытерла уголком простыни выступившие на лице капельки пота и включила активацию сферы.
  - Здравствуйте, госпожа Зайко! - появившийся перед ней мужчина выглядел слегка потрепанно, будто доживал последние дни перед очередными процедурами по омоложению, и здорово уставшим. - Следователь Особого отдела СВБ Лиги, подполковник Лисин.
  - Чем обязана? - недовольно поинтересовалась Олинна.
  - Двадцать минут назад ваш муж, господин Генри Свордман, был задержан нами как основной подозреваемый по делу первой категории. Ему уже предъявлено обвинение. Я обязан сообщить об этом вам, руководствуясь статьей...
  - Увольте меня от ненужных подробностей, полковник! - раздраженно буркнула Зайко. - Меня не интересуют номера статьи законов и тому подобная чушь. В чем его обвиняют?
  - В использовании служебного положения в личных целях, превышении служебных полномочий, подлоге, мошенничестве...
  - Ого! - снова перебила собеседника Олинна. - Серьезно... Чего вам надо от меня?
  - Мне нужен файл с информацией о вашем местонахождении на период...
  - Легко... Готова предоставить возможность прямого подключения немедленно... - покосившись на лежащего рядом любовника, Олинна вдруг вздрогнула, и пробормотала:
  - Только для начала скиньте мне ваш идентификатор, подтверждение полномочий... ну, и что там необходимо для получения доступа к конфиденциальной информации. Кроме того, я должна быть уверена, что к записям, которые не относится к вашему делу, кроме вас, не получит доступа никто другой...
  - Система изучения личных голофайлов не подразумевает ее просмотр кем бы то ни было, кроме специальной программы. Из вашей памяти извлекут только те участки записи, на которых фигурирует ваш муж, и ничего более. Как правило, на это уходит около двух минут. После окончания обработки голофайлов вы получаете копию того, что бы мы хотели приобщить к делу, и решаете, какой статус придать этой информации.
  - В смысле? - не поняла Олинна.
  - Степень доступа к ней. Ну, скажем, если там будет содержаться что-либо, в той или иной степени компрометирующее лично вас, то вы можете присвоить записи статус 'личное'. Тогда доступ к ней будет иметь только следователь и прокурор. Если вы считаете, что там нет ничего, задевающего вас лично, то ее смогут увидеть присяжные и все те, кому интересно это дело. Как правило, большинство свидетелей выбирают статус 'для служебного пользования', ограничивающий круг лиц с доступом нашими сотрудниками. Вам ведь не хочется, чтобы они попали в Сеть?
  - Нет, не хочется...
  - Должен вас предупредить, что вы имеете право отказаться свидетельствовать против своего мужа, и можете не предоставлять нам доступа к своему комму. Но хотел бы подчеркнуть, что, как правило, такое решение не приводит к ожидаемому свидетелями результату: практически все ваши записи дублируются системами контроля общего пользования, и мы в итоге получаем ту же самую информацию, но несколько позже...
  - А не проще скачать ее у Генри? - удивилась Олинна.
  - Теоретически - да... - скривился следователь. - Но не забывайте, что ваш муж - конгрессмен. Даже имея на руках решение о его аресте, мы не можем взломать блок его комма. Защита информации государственных деятелей такого уровня нам не по зубам...
  - Ясно... Ладно, как я понимаю, ваш идентификатор принят. Скачивайте, что вам надо... Что-нибудь еще?
  - Извините, госпожа Зайко, но вам придется потерпеть мое общество еще несколько минут. Пока идет обработка информации...
  - Ладно... Уговорили...
  
  Изучать интересующую следователя информацию не хотелось абсолютно, но инструкции, полученные ею позавчера, требовали, чтобы она просмотрела все, что заинтересует ОО СВБ. От начала и до конца. Поэтому, мрачно посмотрев на следователя, Олинна поставила присланный ей файл на воспроизведение и в очередной раз погрузилась в атмосферу клуба 'Миноу', в котором они развлекались в тот злополучный день. Голофайл начинался с момента, когда она слезла с танцпола и двинулась между столиками в направлении отдельного кабинета, в котором ее, и оставшуюся танцевать Лидию Смирнову ждали оба порядком надравшихся конгрессмена. Ее муж и Егор Петрович Смирнов. Изображение двигалось в рваном темпе: ее взгляд, брошенный на Смирнова, был явно затянут, а то, что она видела вокруг, пролетало с бешенной скоростью...
  - А нельзя было не рвать темп воспроизведения? - поморщилась Олинна. - У меня уже закружилась голова...
  - Извините, но то, что не интересует следствие, как правило, либо стирается, либо ускоряется... - пояснил ее собеседник.
  - Ладно, потерплю... - нахмурилась женщина и снова ушла в себя.
  - ...а как ты сдвинешь акценты? - удивленно спрашивал ее мужа Смирнов, не обращая внимания на возникшую около их столика жену друга. - Заключение, насколько я знаю, уже готово...
  - Это моя проблема. Мне надо, чтобы ты меня поддержал... - поставив на столик бокал с вином, Генри потянулся за кусочком сыра...
  - Дорогой! Может, хватит о делах? - заныла Олинна, слегка покачиваясь. - Я хочу веселиться! Пойдем, а?
  - Десять минут, дорогая, ладно? - недовольно посмотрев на нее, Свордман поискал глазами, что бы еще съесть и добавил: - Тебе бы только веселиться...
  - Ну, тогда я пошла! - обиделась на мужа Олинна и, залпом осушив бокал с коньяком, недовольно фыркнула и отошла от столика в зеркальной стене, чтобы поправить прическу... Отражение ее мужа продолжала прерванную ее появлением беседу:
  - Отдавать такой куш каким-то провинциальным жуликам? Зачем? Ты представляешь, сколько можно заработать на переоборудовании всех спутников Лиги? Триллионы!
  - Да, но у нас нет своего производства... Было бы - я бы еще понял... - пробормотал Егор.
  - Для этого нам и надо принять отрицательное решение... Тогда акции компаний, рассчитывающих на этот заказ, рухнут... Мы скупим их за бесценок, а, скажем, через год пересмотрим принятое нами решение... Только вот заводы к тому времени будут работать на нас...
  - Извините, майор! - оторвавшись от просмотра, 'удивилась' Олинна. - Слова, которые произносит мой муж, я слышать не помню. В клубе играла музыка, я была... как бы так сказать, навеселе, и... вообще...
  - Я - подполковник! Я не могу просмотреть файл, так как вашего разрешения еще не получил, но думаю, что текст за кадром - это программная реконструкция артикуляции, вычленение интересующего нас звукового ряда...
  - У... как сложно... - Олинна снова прервала собеседника на полуслове и поинтересовалась:
  - А вам не скучно знать столько всякой ерунды? Голова же устает!
  Подполковник ошалело посмотрел на госпожу Зайко, потом криво улыбнулся:
  - Да, наверное вы правы... Впрочем, я уже привык...
  - А зря... Можно было бы жить в свое удовольствие, радоваться жизни и... не думать о всякой чуши...
  
  После того, как Лисин прервал связь, морально уставшая, но страшно довольная собой женщина упала рядом с Берни, потрепала его по щеке и замурлыкала:
  - Ты был прав, зараза! Не зря я столько времени провела в твоем чертовом кресле...
  - А что, были сомнения? - усмехнулся мужчина. - Технология изменения записи комма давно отработана. Правда, о ней практически никто не знает... Ты оказалась в числе избранных...
  - Меня за это не убьют? - притворно испугалась Олинна, прикрывая грудь руками.
  - Нет. Но изнасилуют раз двадцать... - плотоядно посмотрел на нее Берни, и, рванув женщину на себя, грубо впился поцелуем ей в шею...
  - Ой, я уже боюсь... - хрипло пробормотала Зайко, переворачиваясь на спину... - А вдруг мне покажется мало?
  
  
  Глава 33. Рейг.
  
  Вблизи 'Пристанище' выглядело, как древняя новогодняя елка - огромный транспорт, 'неподвижно' висящий в пространстве, оказался увешан пришвартованными к нему флаерами всех марок и размеров. Подойдя к нему по космическим меркам практически вплотную, я вдруг сообразил, что давать посадочный коридор Кодру - это признание его неумения летать, и, прибавив ходу, вслед за корабликами Злобного Цзю и Милашки Кэтти воткнул свой 'Гепард' на первое же понравившееся мне место. Однако выходить из салона не торопился: надо было понять, как остальные кодры добираются до шлюза. Самостоятельно, или пользуясь силовыми полями транспорта: делать ошибки, практически добравшись до цели, мне не хотелось.
  Десятиминутное ожидание принесло свои плоды: как оказалось, большинство кодров использовали антигравы скафандров, но вот некоторых своих боевых подруг транспортировали в поле: умение маневрировать в невесомости не являлось необходимым навыком для слабого пола.
  - Выходим! - решив, что Верден доберется сам, а скафандр Эль можно будет пришвартовать к своему, я первым выбрался из 'Искорки', и, активировав силовой поводок, рванул его на себя.
  Эль, оказавшись в моих объятьях, не сопротивлялась: весь короткий перелет до шлюза она мурлыкала от удовольствия, совершенно не стесняясь присутствия в конференцсвязи Кайма...
  ...Коридор, ведущий от шлюза к лифту, оказался закрыт! Двое мрачного вида мужчин, вооруженных импульсными разрядниками армейского образца, отпихнув в сторону меня и Эль, остановились перед Верденом и пристально уставились ему в глаза:
  - Доступ на корабль, офицер, вы должны были получить за трое суток до посещения. 'Пристанище' пользуется правом экстерриториальности, и даже при наличии санкций вы обязаны придерживаться установленного порядка!
  - Он что, безопасник? - не очень искренне удивилась Эль.
  - Не знаю... - мрачно огрызнулся охранник. - Но параметры его комма однозначно свидетельствуют о том, что силовик... На сервере корабля нет ваших запросов, офицер! Я рекомендую вам покинуть территорию транспорта и убираться туда, откуда вы тут появились...
  В эмоциях обоих мужчин было столько ненависти, что я автоматически включил транслятор, пытаясь слегка приглушить накал страстей. И чуть не вскрикнул от удивления: негативные эмоции, обуревающие охранников, практически мгновенно начали становиться слабее, и к моменту выхода транслятора на максимальный режим практически сошли на нет!!! Этого не могло быть - защита от программирования людей с помощью устройств, подобных моему, была одной из базовых функций коммов, и подобной реакции на слабенькое в общем-то воздействие я не ожидал!
  - Подождите, господа! - стараясь протянуть время, пробормотал я. - Этот человек - мой гость. И не является представителем какой бы то ни было силовой структуры...
  - Коммы таких модификаций не имплантируются без санкции СВБ, господин! - медленно, словно с трудом шевеля губами, принялся объяснять мне элементарные понятия ближний ко мне охранник. - Так что мы вынуждены попросить его удалиться...
  На то, чтобы скачать, разархивировать и ознакомиться с блоком программ НЛП , у меня ушло около минуты. За это время Верден оказался у входа в шлюзовую камеру: давать время даже на то, чтобы он попрощался с нами, охранники были не намерены...
  - Извините, а кто среди вас старший? - поинтересовался я. - Хотелось бы задать несколько вопросов...
  
  ...Апартаменты, выделенные нам, мало чем отличались от того, что можно было снять в любом хорошем отеле на поверхности: генераторы искусственного тяготения обеспечивали самое главное в космосе - гравитацию, - а все, что можно было приобрести за деньги, на транспорте присутствовало в полном объеме: проблем со средствами кодры не испытывали. Отправив Эль приводить себя в порядок, мы с Каймом активировали системы подавления и, забравшись в джакузи, попытались расслабиться.
  - Я так и не понял, что произошло... - через какое-то время признался Верден. - Может, объяснишь?
  - Как раз заканчиваю анализ... - пробурчал я, неохотно оторвавшись от аналитического блока. - Получается что-то уж очень интересное! Если коротко, то у тех двух деятелей у шлюза на коммах практически отсутствует защита от программирования.
  - Не может быть! - Верден аж подпрыгнул на месте, и уставился на меня квадратными от удивления глазами.
  - Может. Я задействовал блок НЛП, и, как видишь, тебя пропустили...
  - Бред! Как ты мог их запрограммировать за десять минут? Я же слышал все, что ты говорил! Там не было никаких ключевых фраз, необходимых для того, чтобы изменить их мнение обо мне, там не было ничего, что могло быть расценено аппаратурой транспорта, как попытка принуждения. И потом, они стали искать способ, как убрать из сервера 'Пристанища' информацию о моем появлении, и додумались до этого вполне самостоятельно! Не зря же я 'ушел' из шлюза, а потом вернулся...
  - Я воспользовался транслятором... - признался я. - Параллельно с НЛП.
  - Ого! А откуда у тебя такой блок? - с интересом посмотрел на меня капитан.
  - Ты лучше спроси, что такого в их коммах... - ухмыльнулся я. - Хочешь знать, почему убили Марка Беолли?
  - Да... - поняв, что на вопрос о трансляторе я, скорее всего, не отвечу, Кайм сдержал свое любопытство и переключился на более важный вопрос.
  - Пока мы тут расслаблялись, я попробовал сравнить их параметры с твоим, своим и коммом Элли. Так вот, разница - в производителе. Комм 'Митсу-Элит', который имплантирован охранникам произведен корпорацией 'Найтвинд' в феврале этого года. Наши 'Эль-Бео' - корпорацией Беолли. Кстати, для справок, могу скинуть тебе файл по программе процедуры омоложения, которую планировал пройти отец Элли. Посмотри внимательно - там откуда-то появилась имплантация такого же 'Митсу'... Тебе это не кажется странным?
  Кайм поплыл взглядом. А через пару минут на мой комм упал файл с грифом 'только для служебного пользования'. С параметрами коммов всех конгрессменов, погибших за последние полтора месяца...
  - Ты прав. Все, кому не получилось имплантировать 'Митсу-Элит' - погибли... - мрачно глядя на меня, Верден продолжал что-то обдумывать. - Мне надо получить информацию об реимплантациях, проведенных всем высшим офицерам СВБ, конгрессменам и... в общем, на огромное количество людей, которые могут быть запрограммированы теми, кто стоит за этим делом... Но моего доступа не хватит... Черт, получается, что пока мы тут прячемся, кто-то методично, шаг за шагом, приближается к реализации своей цели?
  - Именно... Поэтому возможности, которыми они располагают, с каждым днем становятся все шире...
  - Мне надо на Солисс... - задергался Верден. - И чем быстрее - тем лучше... Если Плахину заменят комм, то мы упремся в стену - это единственный человек, которому я мог доверять до вылета на Айнур. Кстати, есть довольно высокая вероятность, что он уже с ними... Если мы захватим яхту, на которой я прилетел в систему, то сможем оказаться на Солиссе. Ты можешь проверить по базе - 'Солнечный Ветер' еще в системе?
  - Да... - через минуту ответил я. - Болтается на парковочной орбите около Айнура...
  - Отлично... Значит, нам надо собираться...
  
  
  Глава 34. Майор Лоуренс Гирд.
  
  Видеть робота-уборщика, вместо выполнения своих функциональных обязанностей таскающего горячие пончики прямо под руку работающему Лоуренсу Гирду генералу Меррдоку еще не приходилось. Как, впрочем, и подчиненных, вместо традиционного кресла работающих в 'Антике'. Лежа. В расстегнутом до пупа кителе...
  - Майор! Я уже тут! - поняв, что ждать реакции на свое появление можно хоть до новогодних праздников, генерал слегка разозлился. - Что случилось? Я не могу связаться с вами уже два с лишним часа!
  - Привет, шеф! - Лоуренс, не отрывая взгляда от текстового файла, неопределенно пошевелил пальцами, видимо, пытаясь показать жестом, что гость может занять единственное имеющееся в кабинете свободное кресло, и снова ушел в работу с головой.
  - Майор! Что нового? - чувствуя, что начинает звереть, Меррдок пнул ногой висящее в воздухе антигравитационное лежбище Гирда и мстительно ухмыльнулся: Лоуренс, отлетев к противоположной стене комнаты, не смог сфокусировать взгляд на голограмме и растерянно заморгал.
  - Генерал, вы? - наконец, поняв, что его осчастливило визитом самое настоящее начальство, майор поставил на паузу информационный обмен между Сетью и своим коммом на паузу и, с трудом оторвавшись от обдумывания проблемы, пробормотал:
  - Информации - море. Основную массу переварить я пока не смог - слишком многое приходится захватывать при поиске. Но цепочку, ведущую от тех парней в 'Корсе', я отследил. Ловите файл, шеф...
  Дождавшись, пока Меррдок пробежит глазами сводный файл объемистого досье, Лоуренс потер ладонью пухлую щеку и буркнул:
  - Крайне интересный типчик. IQ практически как у меня. Как его обошли вербовщики СВБ, я, честно говоря, не понял. Великолепные мозги. Способен мыслить крайне нетрадиционно. Трудоголик. Да что вам говорить? - Такой человек должен был приносить пользу обществу, а не страдать всякой ерундой...
  - По-твоему, он стоит за попыткой похищения госпожи Беолли? - еще раз полюбовавшись на лицо подозреваемого, поинтересовался генерал.
  - Остин - исполнитель. Но очень высокого ранга. До того, кто стоит за ним, я добраться пока не могу - у них отличные специалисты по компьютерной безопасности. Но могу сказать совершенно точно - этот деятель знает очень многое. Как я понял, деятельность в нашей системе курирует именно он...
  - В полиции? - удивился генерал.
  - Нет, в планетной системе. На Солиссе, в смысле... - скривился Гирд. - Этот паучок имеет весьма разветвленные связи практически во всех сферах нашего общества. От промышленников и до представителей силовых структур. Одно то, что на него работает сам Баркли Морган, уже о чем-то говорит.
  - В смысле 'работает'? - Меррдок быстренько вывел из архива данные на этого адвоката и, наскоро пробежав его глазами, добавил: - Морган всегда работает на себя. Контракт, разовое дело, высокий гонорар и все такое... Свобода...
  - Э, нет, тут вы не угадали... Баркли у Николя в кулаке... Если вам как-нибудь будет нечего делать, можете посмотреть запись одной из их встреч... Не касающейся моего расследования, но от этого не менее интересной. Адвокат, который не боялся ни Бога и ни черта, перед этим, в общем-то молодым мужчиной ведет себя, как кролик перед удавом. Кстати, странно, но факт - за всю встречу, длившуюся четыре часа и тринадцать минут, Морган ни разу не возразил работодателю...
  - Сутяга Барк молчал? Мда... Даже не верится... - генерал задумчиво посмотрел на подчиненного: - Ладно, плевать... Это мелочи... Что еще?
  - В общем, как мне кажется, этого Остина надо брать и качественно допрашивать. Тогда мы сможем потянуть ниточку дальше...
  - Кому поручить захват, ты уже решил?
  - Угу... - кивнул майор. - Есть у меня на примете пара подающих надежд ребятишек из Файервилля. Хваткие, далеко не дураки, только вот попали служить не туда и не к тому...
  - Ну, да, у Шкуро особенно не повыпендриваешься... - усмехнулся Меррдок. - Старый служака. Туп, как бревно, но свое отделение держит в кулаке... А квалификации этим твоим 'ребятам' хватит?
  - Только из Академии. Жиром еще не заплыли, рефлексы в норме. Один был в потоке седьмым, второй - сорок шестым...
  - Ого! Седьмой - это очень серьезно... - присвистнул генерал. - В мое время за право оказаться в первой сотне люди рвали задницы... Кстати, а что он оказался в такой дыре?
  - Будете смеяться, шеф! Любовь...
  - Так он еще и романтик? Представляю, как его терроризирует старина Шкуро... Ладно, лирику - к черту. Когда планируешь брать?
  - Думаю, завтра... - опять поплыв взглядом, рассеянно пробормотал майор. - Вроде бы, у меня все готово...
  - Не понял, а что, захват должен был пройти мимо меня? - удивился Меррдок.
  - А я вам пока не сообщил? О, черт... Ну, в общем, завтра, в семь по среднегалактическому. Координаты встречи сейчас отправлю...
  
  ...Генератор стазис-поля не сработал. Как и силовые захваты 'Носорога': специалисты, обеспечивающие безопасность господина Николя Остина, ели свой хлеб не зря. Однако и майор Гирд чего-то стоил - совершенно не обескураженный двумя неудачными попытками заблокировать идущий параллельным курсом 'Флеш' Остина, Лоуренс перешел к третьему варианту ареста - силовому. Тяжелый флаер, лишенный полицейской символики и сменивший частоты отклика, подобравшись на предельно малое для таких скоростей полета расстояние, вбил в корпус упорно не желающей снижаться машины механические захваты. Короткий взвизг лебедок, и 'Флеш', от удара о бронированный корпус 'Носорога' лишившись доброй половины декоративных обвесов, намертво прилип к овалу грузового люка...
  - Пошли, пошли, мальчики! - хихикнул наблюдающий за захватывающим зрелищем через военный спутник майор, и, приподнявшись над своим 'Антиком', даже отложил в сторону недоеденное пирожное.
  'Мальчики' - одетые в штурмовые комплексы здоровенные жлобы, - в буквальном смысле этого слова, вломились в салон роскошного флаера и, без особых проблем сломив слабое сопротивление господина Остина, украсили его конечности 'Пауком', согласно инструкции не забыв активировать его блок подавления комма арестованного. Впрочем, возможности выхода в Сеть с момента, когда 'Носорог' полиции сел ему на хвост у Николя не было - Лоуренс предпочел перестраховаться.
  Все сорок минут, потребовавшихся офицерам для того, чтобы доставить арестованного в кабинет к Гирду, майор изнывал от желания нарушить закон и вломиться в базу данных комма Остина. Через спутник. Однако наличие на флаере арестованного системы активной безопасности настораживало: судя по всему, те, кто занимался безопасностью Николя, не были дилетантами, а, значит, вероятность того, что и на комме есть какая-то защита, была слишком уж высокой.
  - Жди... Немного осталось... - уговаривал себя майор, от волнения встав с 'Антика' и слоняясь от стены к стене. И уговорил.
  Генерал ворвался в кабинет подчиненного первым. Судя по его лихорадочно блестящим глазам, возможность лично поучаствовать в настоящем деле не подворачивалась бывшему оперативнику достаточно давно. И вспомнить молодость ему оказалось приятно:
  - Жаль, ты не полетел! Когда я понял, что он заглушил наши захваты, решение пришло немедленно - брать 'физикой'! Правда, ты меня опередил... Внесите арестованного! - сделав шаг в сторону, Меррдок проводил взглядом летящее в полуметре над полом тело и ухмыльнулся:
  - А что так нежно-то? Можно было отключить антиграв и тащить его волоком... Небось, не приходилось чувствовать такого удовольствия?
  - Приказа не было, господин генерал! - поедая начальство глазами, рявкнул один из двух совершенно одинаковых танков, и, отключив поле, дал Остину рухнуть на пол.
  - Молодец! - расхохотался генерал. - Оставьте его тут и можете быть свободны. Отставить! Ждите в флаере моих распоряжений. Кстати, чтобы вам не было скучно, могу порадовать - файлы с вашими личными делами я уже получил... Готовьтесь к переводу...
  - Спасибо, господин генерал!!! - в два голоса гаркнули офицеры, и, отдав честь, как на построении, вылетели из кабинета...
  
  Как Лоуренс и ожидал, подключиться к комму Николя ему не удалось - на имплантате стоял такой мощный блок, что перед тем, кто его придумал, нужно было снять шляпу. Попытка допросить Остина тоже не дала особого результата - пытавшегося впасть в кому арестованного автоматически отправили в стазис. Дожидаться новых идей и решения генерала:
  - Мда. Тупик... - злобно пнув распластавшееся у его ног тело, зарычал Меррдок. - И что мы будем делать с этим ублюдком? Близок локоток, а не укусишь? Идеи есть?
  - Одна. Хамская донельзя... - кивнул Лоуренс.
  - Ну? - нетерпеливо притопнул генерал.
  - Что вы слышали про проект 'Полигон'?
  - Даже и не припоминаю... - Меррдок отключился, просматривая записи своего комма, а минуты через две расстроено признался: - Чушь какая-то... Семнадцать упоминаний в разговорах. Ничего конкретного, одни непроверенные слухи...
  - В общем, то, что система работает, я знаю точно... - ухмыльнулся Гирд. - Тот, кто ее проектировал и обкатывал - мой очень хороший друг. Может, имеет смысл попросить его об одолжении? Ловите данные, которые есть у меня. О том, на что способен этот самый 'Полигон'.
  - Серьезная машина. Нам бы такую... А твой друг - сотрудник СВБ? - задал встречный вопрос генерал, внимательно прочитав полученные данные.
  - Угу... - кивнул майор. - Но, если грамотно замотивировать просьбу, думаю, что он мне не откажет... Правда, придется придумывать легенду для его начальства, и потерять клиента...
  - В смысле? - не понял Меррдок.
  - Ну, для того, чтобы это тело попало в их спецлабораторию, надо, чтобы оно проходило по какому-нибудь делу от третьей категории и выше. Если мы его подставим под их текущие разработки, то увидеть его не удастся - СВБ законопатит его так далеко, что черта с два доберешься...
  - А что это даст нам?
  - Мой друг потом передаст мне файл с результатами допроса и весь объем информации, который удастся скачать с комма...
  - Ну, у тебя и связи, гений ты наш доморощенный... - улыбнулся генерал. - Занимайся... Считай, что санкцию ты получил...
  
  
  Глава 35. Элли.
  
  Захват 'Солнечного Ветра' прошел буднично и без всяких проблем: коды доступа на яхту, имевшиеся у Кайма, отменить никто не догадался, поэтому через три минуты после того, как 'пролетавший мимо' 'Гепард' внезапно резко изменил курс и пришвартовался к ее шлюзу, троица беглецов оказалась на борту. Мало того, как оказалось, пилот яхты, лейтенант Вигги Штайн, получил прямое и недвусмысленное указание оказывать Вердену помощь в ЛЮБОЙ ситуации. Так что, намертво закрепив на причальной пятке 'Искорку', Вигги откорректировал центр тяжести корабля и, предложив гостям отправиться по каютам, занялся предстартовыми тестами.
  - Я останусь тут... Можете занять мою каюту... - буркнул капитан Кайм, и на комм Элли тут же упала схема корабля, на которой было обозначено местонахождение предоставленного им помещения. - Кстати, имейте в виду, что до момента прыжка 'Солнечный Ветер' разгоняется всего за три часа двенадцать минут. Не забудьте принять компенсатор...
  - Ого! - восхитился Рейг. - Хорошие движки... Мне нравятся...
  ...Ввалившись в каюту Вердена, девушка присела на краешек кровати и вдруг поняла, что безумно устала от постоянного стресса, в котором она жила с момента вылета с Солисса. Захотелось уткнуться лицом в подушку и поплакать. Зажмурившись, Элли тяжело вздохнула, и вдруг почувствовала прикосновение рук оказавшегося прямо перед ней Рейга: почувствовавший ее состояние мужчина нежно взъерошил ей волосы...
  Притянув его к себе, Элли уткнулась лицом в его живот и затихла: желание разрыдаться медленно отступало куда-то далеко-далеко, а вместо него ее сознание медленно поддавалось подступающему к нему сну...
  - Не надо меня усыплять, ладно? - сообразив, что вот-вот вырубится, попросила она. - Знаешь, я понимаю, что мешаю тебе заниматься расчетами, но...
  - Прости... - Рейг встал перед ней на колени, заглянул в ее глаза и ласково улыбнулся.
  - А...
  - С удовольствием...
  ...Пальцы Рейга, разминавшие ее стопу, обжигали своими прикосновениями - зная, что скоро они двинутся по ее ногам вверх, девушка сходила с ума от предвкушения, и еле сдерживалась, чтобы не поторопить любимого и такого желанного мужчину. Впрочем, он и сам прекрасно знал, что с ней происходит: каждое его прикосновение настолько точно совпадало с ее желаниями, что для того, чтобы оказаться на грани, за которой она обычно теряла всякое желание что-либо соображать, потребовалось совсем немного времени. Лежа на спине с закрытыми глазами, Элли с трудом понимала, что и как делает Рейг: казалось, его руки и губы одновременно прикасаются к ее губам, шее, груди, пальцам, бедрам, заставляя все ее тело трепетать от счастья. Мелькнула мысль о прямом подключении, но ощущение того, что и ее чувства вот-вот и так станут запредельными, и выдержать еще и накал ощущений мужчины она не сможет, заставило девушку отогнать ее подальше. А когда Рейг, оказавшись сбоку, нежно прижал ее к себе, девушка прогнулась в пояснице и застонала...
  ...Способность соображать вернулась к Элли тогда, когда ее тело отказывалось реагировать на ласки - каждая его клеточка получила ровно столько, сколько могла, и теперь не желала ничего, кроме того, чтобы ее оставили в покое. С трудом перевалившись на бок, девушка заглянула в полные любви и нежности глаза Рейга и грустно пробормотала:
  - Знаешь, милый, меня посетила странная мысль! После того, что я чувствую с тобой, вся остальная жизнь мне кажется какой-то серой, мелкой и... не жизнью даже... После такого мне было бы не страшно умереть... Все равно ничего лучше я уже не почувствую... Мне... грустно...
  - Я тебя люблю... - одними губами произнес Рейг. - Разве это может вызывать грусть?
  - Нет, мне грустно не поэтому... - Элли закинула ногу на его живот, обвила шею любимого рукой и положила голову ему на плечо: - Раньше мне казалось, что я живу. А оказалось, что без тебя я существовала... Все чувства, которые я испытывала раньше - жалкий суррогат... Ради того, чтобы быть рядом с тобой, я готова на все. Вообще на все. Отказаться от работы, дома, друзей. Бросить все, что у меня есть. Забыть про чувство собственного достоинства, гордость, честь. И все только ради того, чтобы просто быть рядом... Я сошла с ума?
  Вместо ответа Рейг активировал прямое подключение, и девушка чуть не сошла с ума от его эмоций - он чувствовал то же самое, только гораздо сильнее!
  - Как ты с этим живешь? - кое-как отдышавшись, тихо спросила она через пару минут, когда мужчина оборвал связь. - Вернее, я не это хотела спросить. Как ты умудряешься думать о чем-то еще? Скажем, пилотировать 'Гепард'?
  - Я... не знаю... Просто понимаю, что если не сделаю этого, то тебе будет плохо. А осознавать это - невыносимо...
  - Мне страшно... - поежилась девушка... - Чувствовать ТАК всю жизнь нельзя! Значит, мои ощущения станут слабее? Я не хочу!!!
  В глазах мужчины мелькнула затаенная горечь, и девушка, поняв, что и он этого боится, вдруг горько заплакала...
  - Ну, что ты, милая? - лаская ее волосы, пробормотал Рейг. - Все будет точно так же!
  - Обещаешь? - с надеждой в голосе спросила она, шмыгнув носом. -Всегда-всегда?
  - Обещаю... Пока я жив, все будет точно так же... или еще лучше...
  - Ну, смотри... Теперь тебе никуда от меня не деться... - улыбнулась Элли и, одним движением оказавшись на животе любимого мужчины, угрожающе нахмурила брови: - Кстати, я уже оклемалась... Моя очередь... Только попробуй сопротивляться...
  ...К дому генерала Плахина, единственного человека по мнению Вердена Кайма, которому можно было еще доверять, 'Искорка' спланировала в восемь часов тридцать одну минуту утра по местному времени. И... пролетела мимо!
  - А... мы же собирались в гости? - ошарашенно посмотрев на удаляющийся от флаера особняк, пробормотала Элли.
  - Кажется, у него проблемы... - помрачневший Кайм, судя по выражению его лица, о чем-то сосредоточенно думал.
  - Угу... - поддакнул Рейг через минуту. - Спутники в режиме 'не вижу'... Четыре 'Носорога' в радиусе десяти километров. Два расконсервированных военных спутника. Происходит что-то очень серьезное...
  - Радует одно - за последние два месяца генерал не проходил реимплантации. Я проверил. И стоит у него 'Эль-Бео'... - буркнул Верден. - Черт, не получается...
  - У меня тоже... Вытащить не сможем... Но предупредить его надо... Справишься? - повернувшись к капитану, спросил Рейг.
  - Да. Думаю, не отследят... Сообщение ушло... Ты куда? - заметив, что 'Гепард' пошел на снижение, удивился Верден.
  - Дом с пустым бассейном на крыше видишь? - спросил Рейг. - Я 'планирую его прикупить'... Временные коды доступа уже получил... Единственное - вам двоим придется посидеть в 'Искорке' - как вы понимаете, в доме, выставленном на продажу, контрольной аппаратуры будет немерено...
  - Мда. Шустро... - с уважением посмотрел на собеседника капитан. - Хорошее прикрытие... Ладно, пока ты будешь знакомиться с обстановкой, я послежу за домом Плахина и постараюсь понять, чьи это флаеры...
  
  ...Флаер генерала оказался в силовом захвате буквально через минуту после взлета: возникшие рядом 'Носороги' не дали машине ни набрать скорость, ни совершить какой-нибудь маневр, ни вернуться в особняк. Глядя, как на экране 'Гепарда' бездыханное тело Плахина забрасывают в десантный люк флаера, Элли мрачно посмотрела на сидящего сзади капитана и буркнула:
  - Ну, что, приплыли? Что будем делать теперь?
  - Есть одна идейка... - не глядя на девушку, ответил Верден. - Вернется Рейг, и я расскажу... Конечно, без поддержки СВБ будет безумно тяжело, но шансы побороться у нас еще есть...
  - Хотелось бы этому верить... - пробормотала девушка и замолчала...
  - Видел... Чьи машины? - влетев в 'Искорку', Рейг плюхнулся в кресло и приподнял флаер над крышей.
  - Полиция Солисса. Странно, но не городская, а откуда-то с периферии.
  - Плохо... Даже очень... - Рейг задумчиво посмотрел на сидящую рядом девушку, провел ладонью по ее голове и успокаивающе улыбнулся:
  - Ничего страшного, Эль! Придумаем что-нибудь еще...
  - Лови файл, Рейг! - перебил его капитан. - Этого типа должны были начать разрабатывать перед моим отлетом. Не самая последняя пешка в стане наших противников. Может, имеет смысл заняться им поближе? А вот еще. Адвокат. Вряд ли владеет действительно серьезной информацией - его можно оставить на потом...
  - Сэмми Гранд... Интересно... - проглядывая файл, произнес Рейг. - Да, пожалуй, перспективно... А этот ваш 'Полигон' - страшная штука... Небось, секретно до безобразия?
  - Угу. За то, что я дал тебе этот файл, по головке меня не погладят...
  - Плевать... Кстати, смотри, что надо сделать еще: попробовать найти данные по тем сотрудникам правительства, конгресса и силовых структур, кто за последние месяца три сменил коммы на 'Митсу-Элит'. Проанализировать, что именно надо тем, кто все это придумал. Думаю, что имея список таких лиц, будет значительно легче. Кроме того, мы сможем понять, на кого в СВБ можно реально рассчитывать. Может, имеет смысл слетать в метрополию и выйти на твое начальство там?
  - Логично! - кивнул Кайм.
  - Это еще не все. Хочу отловить кого-нибудь из тех, кто зомбирован, и попробовать его перепрограммировать - если их блок можно сломать, то было бы здорово. А то слишком мало информации, черт подери... И еще. Я тут прикинул размеры этого заговора, и у меня мелькнула такая мысль: представляешь, сколько надо людей, чтобы одновременно арестовать всех тех, кто в нем замешан? Требуется целая дивизия! Причем тех, кто не прошел этот самый 'тюнинг'... Так что подумай - сможем ли мы это сделать, или придется ограничиться только верхушкой?
  Верден задумчиво почесал голову, поплыл, подключаясь к комму, и пробурчал:
  - Ладно, давай так: в ближайшее время берем Сэмми Гранда, пробуем его расколоть, а потом летим на Ловейг. Надеюсь, до штаб-квартиры СВБ эти гады еще не добрались...
  
  
  Глава 36. Генерал Плахин.
  
  - Как вы себя чувствуете, генерал? - голос мужчины, нависшего над его лицом, вырвал Плахина из забытья.
  Попытавшись рвануться с места, генерал понял, что надежно привязан, и заскрипел зубами: процедура его захвата, возникшая перед его внутренним взором, выглядела донельзя обидно.
  - Нормально.
  - Взгляните вот сюда! - перед лицом Плахина возникла пластиковая карточка с голограммой, и генерал с удивлением узнал в ней чип-идентификатор полицейского управления Солисса.
  - Генерал Меррдок. Думаю, слышали...
  - Да. Только не ожидал, что знакомиться придется таким вот образом... - съязвил Плахин, и оглянулся.
  Комната, которой он находился, меньше всего была похожа на камеру - обычный кабинет с набором офисной техники, блоки системы защиты по высшей категории под потолком и, собственно, все. Ну, если не считать одутловатого лица на редкость жирного человека, возлежащего на 'Аквитусе' недалеко от окна.
  - Это не арест! - усмехнулся Меррдок. - Я вам сейчас скину папку с информацией, вы с ней ознакомитесь, и тогда я с легкой душой сниму с вас 'Паука'. Ладно?
  - Хорошо... - кивнул Плахин и активировал почтовый сервер.
  К его удивлению, вируса на почте не оказалось. Не было и попыток взлома его комма - обычное письмо с вложением в полтора гигабайта система защиты комма пропустила без всяких проблем. Пробежав глазами первые строки текстового файла, Плахин сделал стойку - речь явно шла о деле, которое раскопал капитан Кайм!
  - Я смотрю, информация вам знакома? - хохотнул полицейский.
  - Часть - да... - подтвердил Плахин, не отрываясь от комма. - Много чего нового...
  - В общем, дело обстоит так. Люди, стоящие за этим делом, почему-то пытались вас нейтрализовать. Учитывая некоторые обстоятельства этого дела, мы решили, что объединять усилия стоит только с тем, кто гарантированно в нем не замешан. То есть с тем, кто им мешает. Так что можете вставать и включаться в работу. Кстати, вон там, на столе - джайсс. По возможности выходите в Сеть через него, ладно? Пасут вас очень уж плотно...
  Вставать с антигравитационных носилок Плахин не спешил: хотелось досмотреть содержимое письма до конца.
  Информации было много. От установочных данных на Сэмми Гранда, кстати, так и не запущенного в разработку СВБ, и до голофильмов о подготовке парочки наемников к процедуре запуска в особняк Плахина весьма подозрительного вируса...
  - Сбой в системе? - просмотрев последний файл, криво усмехнулся генерал.
  - Да. И еще один труп на их совести... - пробормотал толстяк, наконец, повернувшийся к Плахину лицом. - Запустить вирус мы им дали. Так что к моменту вашего возвращения домой система климатизации будет готова превратить вас в дым... Думаю, вы не будете против использования нами клона?
  - ПЗС? - усмехнулся Плахин.
  - Именно... Пусть радуются. Пока...
  - Я не против... Кстати, господа, а что является целью этих деятелей, вы уже поняли? - спросил генерал, не очень надеясь на честный ответ: корпоративная этика редко позволяла делиться такой важной информацией без прямого и недвусмысленного приказа начальства.
  - Увы... - глядя ему в глаза, сокрушенно сказал Меррдок. - Куча трупов. Около десятка разрабатываемых лиц - и никаких выводов. Честно...
  - У нас - и того хуже... - признался Плахин. - Мой сотрудник, который занимался этим делом, улетел на Айнур, и от него ни слуху, ни духу... Кстати, в СВБ как минимум два сообщника разрабатываемых вами людей. Начальник ОСР СВБ полковник Энеда и генерал Новак из ОСБ.
  - Ничего себе... - обалдело посмотрел на подчиненного Меррдок. - Кстати, перед вашим захватом на ваш комм пришло анонимное сообщение. Переслать?
  - Если вас не затруднит... - генерал встал с носилок, поправил мундир и, размяв слегка затекшие руки, направился к свободному креслу.
  Письмо было от Кайма - капитан пытался предупредить генерала о том, что у его дома крутятся подозрительные 'Носороги', но не успел.
  - Это от того сотрудника, кто раскопал это дело. Пытался меня спасти. От вас... Немного не успел... Толковый офицер. Даже очень...
  - Выйти на него сможете? - заинтересованно спросил Меррдок. - Лишняя голова нам не помешает...
  - Ни одной зацепки... - поморщился Плахин. - Черт его знает, как его искать... Надо будет подумать...
  - Ясно... Тогда, если вы не против, мы покажем вам свои наработки. Я выделю вам кабинет - думаю, работать трагически погибшему сотруднику СВБ здесь будет не многим менее комфортно...
  
  
  Глава 37. Рейг.
  
  Сэмми Гранда пасли. По мнению Вердена - профи. Причин не верить сотруднику СВБ у меня не было, поэтому пришлось здорово поработать головой, чтобы найти способ подобраться к интересующему нас лицу поближе. Для того, чтобы ускорить процесс, я даже скачал последние программы эвристического анализа и парочку весьма интересных разработок далекого двадцатого века - алгоритмы поиска подходящих методов в художественной литературе и искусстве. Кроме этого, пришлось перелопатить сотни терабайт информации из Сети, так или иначе связанные с Грандом. Через пять часов работы в моем распоряжении была компьютерная модель жизни Сэмми за последний год со всеми его перелетами как по поверхности Солисса, так и на другие миры Лиги; большинство входящих и исходящих звонков на комм; здоровенный круг лиц, с которыми этот тип пересекался и многое другое. Круг интересов этого человека был весьма и весьма обширен, а возможности влиять на окружающих внушали уважение - люди, впервые попадающие в его окружение, как правило, радикально меняли образ жизни и частенько переставали быть похожими на себя.
  - Паук! - ознакомившись результатами моей работы, хмыкнул Кайм. - И далеко не пешка. Только вот я пока не понял, как ты собираешься его брать...
  На тот момент времени этого не знал и я - не хватало данных для анализа. Решение пришло часа через два, когда я закончил анализ вопросов, занимающих приоритетное значение для этого человека, и начал представлять себе темы, упоминание о которых сможет заставить его как-то изменить свой распорядок дня. В принципе, таких было немного: больше всего времени за последние одиннадцать месяцев Гранд убил на покупку акций предприятий, производящих коммы, гражданские спутники и идентификаторы; на переговоры с клиниками, проводящими процедуры омоложения и на общение с разного рода наемниками. Грубо определив его приоритеты, я занялся анализом служебных программ его рабочего процессора...
  Программистом он был, мягко выражаясь, посредственным: поисковики, с помощью которых он отсеивал в Сети нужную ему информацию были безумно дорогие, выпускаемые специально для состоятельных клиентов, которые не хотят задуряться, вникая в суть происходящих в них процессов, и обладающие массой бесполезных, но красиво называющихся наворотов. Те, кто писал эти программы, делали упор на универсальность, а не на качество, поэтому взломать его 'Следопыта' для меня не составило особого труда. Правда, пришлось нарушить десятка полтора законов, но это меня не расстроило - результат, полученный в итоге, стоил и большего: Сэмми усиленно искал людей, работающих или работавших с сетью законсервированных военных спутников. Его завуалированные намеки обещали откликнувшемуся специалисту очень высокооплачиваемую работу и великолепные гарантии безоблачного будущего. Как я понял, найти такого специалиста ему пока не удалось - большинство военных этого профиля крайне редко увольнялись в запас. А те, кто по каким-то причинам были вынуждены уйти в гражданскую жизнь, трудоустраивались СГМ ВСЛ на гражданские предприятия режимных планет, доступа на которые Гранду получить пока не удавалось...
  Для того, чтобы сфабриковать весь объем данных, которые люди Гранда обязаны были проверить обязательно, ушли еще сутки. Зато виртуальная жизнь созданного мною Мансура Ширвани, техника первого класса, уволенного из рядов ВСЛ в связи с 'необратимыми изменениями в психике' смотрелась как детективный голофильм: Ширвани, после какого-то сбоя в процессе процедур омоложения начал испытывать склонность к вуайеризму. Используя аппаратуру спутниковой сети для удовлетворения маниакальной страсти к подглядыванию, он за год умудрился собрать такой объем записей, в каждой из которых фигурировала охраняемая законом частная жизнь обывателей, что привлек к себе внимание сисадминов его отдела СГМ. Приговор военного трибунала оказался по-армейски жесток: принудительная трансформация личности, поражение в правах до категории 'D', лишающее гражданина лиги как возможности голосовать и права выбора места проживания до запрета покидать Солисс и устраиваться на работу в организации, эксплуатирующие средства наблюдения и идентификации. Самое интересное, что предприятий, не попадающих под последний пункт, я, при всем своем желании, найти не смог - даже в самом завалящем кафе на грузовом космодроме имелось как минимум десятка полтора таких устройств!
  В общем, этот самый Ширвани жил на пособие для лиц, пораженных в правах, в маленьком городке в семи тысячах километров от столицы Солисса, и добросовестно пытался найти тот наркотик, который позволит ему безболезненно уйти из жизни...
  ...Выложить в Сеть сфабрикованные файлы я не торопился - пока я занимался виртуальным обеспечением операции, Верден готовил арендованный нами дом к процедуре захвата и последующего ухода от тех, кто должен был отслеживать перемещение Гранда - отдавать ценного языка кому бы то ни было, мы с Каймом не собирались...
  
  Сэмми среагировал на 'найденную' его 'Следопытом' информацию похвально быстро - уже через час после того, как его комм считал с сервера информацию, один из восьми разъездных флаеров Гранда покинул стоянку и направился в сторону Хайтона - городка, в котором мы нетерпеливо ждали его прилета. Если бы не поистине безграничные финансовые возможности счета Элли, скинуть преследователей Сэмми с его хвоста нам бы не удалось: идущие на приличном расстоянии и постоянно меняющиеся машины преследователей можно было обмануть только с помощью аналога джайсса, только для характеристик процессоров флаеров. Использованные для этого сорок с лишним летательных аппаратов той же модели и расцветки, что и 'Корги' Сэмми, оказывающиеся рядом по довольно сложному алгоритму, плюс небольшие корректировки идентификаторов спутников наблюдения сделали свое дело приблизительно через двадцать минут, отправив машину преследователей немного южнее...
   ...Гранд оказался тертым калачом - еще до того, как я, изображающий этого самого Ширвани, нетвердо держась на ногах, позволил ему войти в дом, он 'незаметно' активировал блокиратор голомасок. Почувствовав его эмоции, после того, как он посмотрел на мое 'настоящее' лицо, я еле удержался от смеха: там, под 'наспех' напяленной голомаской, была еще одна, но уже не снимаемая его блокиратором. Оплывшая, морщинистая и шелушащаяся физиономия, носящая следы неумеренного употребления тяжелой наркоты.
  - Мансур Ширвани? - удостоверившись, что перед ним тот, кого он искал, Сэмми решительно задвинул меня в дом и, захлопнув за собой дверь, поморщился. Жуткий бардак, царящий на верхнем этаже, и особенно тяжелый смрад свидетельствовал о том, что мой 'герой' давно перестал оплачивать даже элементарные бытовые услуги - роботов-уборщиков, услуги по обслуживанию климатической установки и утилизатор.
  - Д-да... - с трудом сфокусировав на нем глаза, пробормотал я.
  - Хотите заработать двести кредитов? - склонив голову на плечо и глядя мне в глаза, поинтересовался он.
  - Хочу. Только не двести, а четыреста двадцать... - после двухминутного раздумья с трудом выдавил я.
  - Ого... десять порций 'Эсмеральды'? - проявив глубокое знание предмета, скривился Гранд.
  - А если и так, то что? - я пожал плечами и закатал рукав, мешающий мне почесать живот.
  - Ничего... Устраивает...
  - Что надо сделать? Только выходить из дому я не буду... - делая вид, что вынужден сесть на пол, так как меня не держат подгибающиеся от слабости ноги, спросил я.
  - Дать возможность подключиться к вашему комму напрямую - Гранд, видя, что я вот-вот уйду в забытье, вытащил из кармана пластиковую упаковку с 'Эсмеральдой', любимой дурью Ширвани, и подбросил ее в воздух. - Это - задаток... Который не входит в сумму оплаты...
  - А ты - щедрый мужик, как я посмотрю... - я вцепился в упаковку мертвой хваткой и, трясущимися, как в лихорадке пальцами попытался ее вскрыть...
  - Э, нет! Не надо торопиться! - накрыв мою ладонь своей, Сэмми, стараясь не показывать свою брезгливость, остановил этот безумно важный для Ширвани процесс. - Сначала дело...
  - Кидай коннект... - буркнул я, не отрывая взгляда от краешка упаковки, видимой из-под его ладони. И слегка прибавил мощность транслятора, чтобы не дать Гранду остановиться: червячок сомнения, присутствующий в его сознании, рекомендовал ему перестраховаться. Ограничившись урезанным соединением со своей стороны...
  ...Генератор стазис-поля включился в ту же миллисекунду, что и прямое соединение. И мгновенно превратил Сэмми в ничего не соображающий манекен. С лишенным всякой защиты коммом! Не обращая внимания на метнувшегося к падающему телу Вердена, я с головой ушел в работу, стараясь как можно быстрее скачать весь объем имеющейся у Гранда на комме информации, а заодно определить, зомбирован он или нет...
  - Ну? - Кайм не выдержал ожидания минуте на двадцатой.
  - 'Митсу-Элит'. Зомби. Не первое лицо... - пробормотал я, параллельно с процессом перекачки стараясь анализировать самые важные моменты. - Снять блок я смогу, но вот стоит ли?
  - В смысле? - нахмурился Верден.
  - Может, попробуем его использовать? Давай подкинем к его программе несколько добавочных императивов, подвесим на комм резидентные программы, и попробуем взглянуть на ситуацию изнутри...
  - А ты сможешь? - Кайм с сомнением в глазах посмотрел сначала на Сэмми, потом на меня, потом поплыл, видимо, пытаясь просчитать вероятность успешного исхода предприятия, и, наконец, решился:
  - Ладно, давай... Все равно то, что он знал, скоро будем знать и мы... Сколько осталось времени?
  - Четыре минуты пятьдесят три секунды - сверившись с таймером, ответил я.
  - Что у тебя за комм? - у Кайма отвалилась челюсть. - Мой бы качал около полутора часов...
  Отвечать на это вопрос я не стал, так как до сих пор не мог решить, стоит ли ему знать, что я, собственно, не человек. А так, игрушка на восемь месяцев...
  
  
  Глава 38. Лоуренс Гирд.
  
  Доклад старшего группы наблюдения за Грандом заставил майора схватиться за голову - Сэмми, вылетев из города, умудрился оторваться от слежки и бесследно пропасть вместе со своим 'Корги'! Отодвинув в сторону недоеденный обед, Лоуренс вывел на стол голоэкран и принялся за работу: необходимо было воспользоваться серверами системы военных спутников, работающих в фоновом режиме, чтобы понять, куда мог запропаститься чертов флаер.
  Человека, программировавшего алгоритм ухода, Гирд зауважал уже минут через двадцать - смотреть, как 'Корги' сбрасывает хвост, прикрываясь аналогичными моделями, было бы даже смешно, если бы при этом не оказывались в дураках его подчиненные. С каждым маневром флаера Гранда ветки вероятности все множились и множились, и еще минут через пятнадцать Лоуренс был вынужден задействовать дополнительные мощности вычислителя - необходимо было отслеживать местонахождение все увеличивающегося количества машин! Каждое пересечение отслеживаемых 'Корги' с флаерами похожей расцветки вызывало дополнительную возможность срабатывания джайсса, и через час с начала работы Гирд, выругавшись, отключил процессор - лавинообразное увеличение объектов слежки делало дальнейший поиск бессмысленным. Однако заказать себе второе майору не удалось - писк системы оповещения снова заставил его вернуться к работе: Сэмми Гранда засекли в двадцати трех километрах от дома. Спокойно летящим обратно! Немного подумав, Лоуренс тяжело вздохнул, отправил еду в утилизатор и, приведя себя в порядок, отправился в кабинет к начальству...
  ...Меррдок с Плахиным, выслушав доклад, пришли к тому же выводу, что и он - Сэмми надо брать, и как можно скорее. Поэтому, связавшись с дежурным офицером ПЗС, Лоуренс скинул ему файл с данными на Гранда и потребовал подготовить клона к утру следующего дня...
  - Думаете брать его завтра? - с сомнением в голосе поинтересовался Плахин. - С вероятностью в девяносто с лишним процентов он окажется 'зомби'. Для того, чтобы получить от него хоть какую-то информацию, придется использовать 'Полигон', а доступа к нему у вас нет. Может быть, имеет смысл взять Гранда поздно вечером, чтобы за ночь, воспользовавшись моими возможностями, выдоить его всухую? Тогда у нас будет возможность запрограммировать клона до того, как настоящего Сэмми хватятся его хозяева - вряд ли его будут беспокоить ночью...
  - Вообще-то группа захвата уже готова выдвигаться... - ухмыльнулся Лоуренс. - Я хотел начать немедленно, но, пожалуй, вы правы, и следует подождать до вечера...
  ...Выдвигаться к дому Гранда Гирд не захотел - все равно наблюдать процесс пришлось бы через камеры, а сидеть в своем 'Антике' было гораздо удобнее, чем в кресле 'Носорога'. Оба генерала считали иначе, и, облачившись в штурмовые комплексы, первыми полезли в флаеры: и тому, и другому, видимо, хотелось принять личное участие в операции. Наверное, кабинетная работа для этих деятельных мужчин была чем-то вроде пытки. Впрочем, как и предполагал Гирд, особых проблем при аресте не возникло - четко спланированная и осуществленная операция заняла чуть больше полутора минут. Если не считать подготовительного этапа и корректировки файлов системы безопасности особняка Гранда. Но чувство удовлетворения, появившееся на лицах генералов, было таким сильным, что Лоуренс еле сдержал улыбку - всплеск адреналина пошел начальству на пользу...
  
  ...Шесть часов работы с 'Полигоном' здорово испортили Гирду настроение. Во-первых, причины, по которой им не оснастили полицию, он так и не понял: работать с подозреваемыми стало бы в разы легче, уменьшило бы процент судебных ошибок и ускорило бы сам процесс расследования. А во-вторых, оказалось, что дело, которое началось с покушения на убийство госпожи Беолли, можно было смело относить к первой категории. И передавать его СВБ - информация, полученная от Гранда, свидетельствовала о том, что Сэмми и его хозяева преследовали цель, для реализации которой собирались влезть даже в системы контроля сети военных спутников! Пока его комм анализировал безумный объем данных, Гирд мрачно смотрел на генерала Меррдока, беседующего с Плахиным, и пытался составить для себя общую картину происходящего.
   Итак, некого анонимного Босса, связывавшегося с Сэмми по мере необходимости, и, кстати, исключительно по закрытой линии, интересовало несколько вопросов. Покупка предприятий, производящих коммы и разного рода системы контроля. Выход на людей, имеющих доступ к обслуживанию идентификаторов и тех же систем контроля, включая спутниковые. И устранение некоторых конгрессменов. Несмотря на обилие информации, нарисовать общую картину происходящего у Лоуренса никак не получалось. Зато исходная задача - разобраться с покушением на наследницу Марка Беолли, - решилась в одно мгновение: мало того, что конгрессмен Элли Беолли фигурировала в списке, переданном ему генералом Плахиным, так она, кроме того, являлась хозяйкой крупнейшей в Лиге корпорации, производящей коммы 'Эль-Бео'. То есть, убирая ее, тот, кто задумал это преступление, убивал сразу двух зайцев. Избавлялся от неугодного конгрессмена и получал возможность наложить лапу на предприятия развалившегося хозяйства.
   - Допустим, что этот самый Босс пытается создать монополию по производству и обслуживанию коммов, систем контроля и идентификации. Куш, конечно, сумасшедший... - задумчиво пробормотал размышляющий о том же, что и Гирд, Плахин. - но непонятно, зачем убивать кого-то, кроме Элли Беолли и ее отца. Остальные жертвы не вписываются в схему. Никаким боком.
   - Может, дело в вопросе, о котором они голосовали? - вздохнул Лоуренс. - Что за идиотизм - ждать начала работы конгресса, чтобы получить возможность с ним ознакомиться!
   - Не говорите... - мрачно посмотрел на Гирда генерал. - А если за эту неделю убьют еще десяток-другой конгрессменов, они будут так же упорно цепляться за давно устаревшие правила?
   - Ладно, неделю мы подождем, но все-таки, объясните мне, что он задумал? - перебил Плахина Меррдок. - Извините, но мне кажется, что монополия - не более чем ступенька в плане. Ни один нормальный бизнесмен не будет пытаться получить коды доступа к сети военных спутников! Это ставит под угрозу весь его бизнес. Значит, они планируют что-то гораздо более масштабное! И это мне очень не нравится...
   - Мне тоже... - кивнул Плахин. - Кроме того, здорово действуют на нервы их возможности: вы еще не забыли про то, что только в Солисском СВБ на них работают Новак и Энеда? А сколько таких по всей Лиге?
   - И, как я понимаю, чем дальше, тем больше людей они умудряются завербовать... - хмыкнул Меррдок.
   - Лично меня беспокоит еще один вопрос... - задумчиво посмотрев в окно кабинета, сказал Гирд. - То, что и Гранд, и Седрик Ульфсар - зомби. То, с какой легкостью и непринужденностью Босс нарушает основные законы Лиги, здорово напрягает. Кстати, я готов поспорить, что и Новак, и Энеда, и большинство тех, кто самозабвенно трудится на этого финансового гения, окажутся в таком же состоянии.
   - Почему 'финансового гения'? - удивились оба генерала.
   - Да потому, что на то, чтобы перекупить такое количество предприятий, нужны безумные средства! Я тут прикинул сумму - и до сих пор в шоке...
   - Хе, так это здорово уменьшает круг подозреваемых! - усмехнулся Меррдок. - Личностей или корпораций, способных отвалить такие деньги, в Лиге не так много...
   - Да. Пожалуй. Кстати, одним из таких личностей является Сейн Ломарро. Ближайший друг Марка Беолли. Управляющий делами корпорации 'Беолли' после смерти своего друга... - знакомясь с выводами аналитической программы, буркнул Лоуренс. - Хотя, если судить по тому, что дал анализ их отношений, причин для взаимных обид или трений у них не было...
   - Постой! Ты уже проанализировал все, что было в открытом доступе? - Плахин еле удержал на месте отваливающуюся от удивления челюсть.
   - Воспользовался доступом начальства к расчетно-аналитическому блоку управления полиции... - кивнул Гирд.
   - Опять взломал пароли? - поморщился Меррдок.
   - Угу... А что было делать? У меня же их нет! Кстати, могу вас расстроить. За последние четверо суток осуществлено одиннадцать успешных попыток взлома серверов полиции. Я про те, которые не были зарегистрированы нашими программистами. Мне это здорово не нравится...
   - А стоило тогда пользоваться блоком? - Плахин мрачно посмотрел на Меррдока.
   - Я убрал всю информацию о своей работе. И вряд ли воспользуюсь им до того, пока не пойму, кто там шныряет...
   - Ладно, с этим понятно. Вернемся к нашему Боссу. Что делать будем? Ждать неделю, пока не получим чертов список и не поймем, по какому вопросу голосовали жертвы? - спросил Меррдок.
   - Вот еще информация к размышлению... - перебил начальника Гирд. - Ни один из оставшихся в живых членов списка за последние восемь месяцев не получал ни кредита со стороны. То есть вероятность подкупа можно свести к нулю... Да, проверил и членов их семей, и близких друзей... - заметив, как дернулся Плахин, Лоуренс ответил на незаданный вопрос.
   - Значит, зомбировали... - вздохнул Меррдок. - Вообще ничего не боится, скотина... Ради чего все это, а?
   - Пока не знаю... Но, думаю, имеет смысл аккуратненько проверить парочку конгрессменов на предмет зомбирования. Может, удастся разобраться в полученных императивах?
   - Угу. И постараться найти госпожу Беолли и капитана Кайма. Первая наверняка появится на сессии Конгресса, и, думаю, тут же отправится в мир иной, а Верден за это время наверняка тоже должен был что-то накопать... - сказал Плахин.
   - Полковника Энеда арестовывать будем? - спросил Меррдок.
   - А толку? - вздохнул Плахин. - Я убил кучу времени на Новака. Результат равен нулю. Обычная пешка. Что приказывали, то и делал. Анонимные звонки отследить не удалось. Вряд ли с Мори будет иначе... Надо выходить на верхушку айсберга...
   - В общем, круг вопросов ясен... Возьму в разработку господина Ломарро. Попробую определить круг тех, кто в состоянии оперировать такими средствами... - делая пометки в органайзере комма, пробормотал Лоуренс.
   - А я, пожалуй, вернусь на службу... - перебил его Плахин. - У вас, конечно, хорошо, но там будет шанс на то, что со мной свяжется капитан Кайм. Не волнуйтесь - я позабочусь о собственной безопасности...
  
  
  Глава 39. Верден Кайм.
  
  С надеждами как-то использовать Гранда в игре против его хозяев Вердену и Рейгу пришлось распрощаться буквально через несколько часов после того, как Сэмми покинул гостеприимный дом Мансура Ширвани в Хайтоне: бедный перепрограммированный зомби, вырвавшись из одной ловушки, угодил в другую. Отключившись от камер наблюдения, Кайм мрачно посмотрел на сидящего рядом Рейга и вздохнул:
  - Ну, что скажешь теперь?
  - Сэмми потеряли, зато твердо знаем, что снять блок с этих зомби не проблема. Как и поставить новый... - пожав плечами, ответил Рейг.
  - Я бы так не сказал... - поморщился Верден. - Сколько людей в твоем окружении располагают трансляторами, такими мощными коммами, как у тебя, и навыками НЛП?
  - Н-не знаю...
  - А я знаю точно, что на Солиссе таких всего двое. Ты, и какой-то элитный психотерапевт в столице. И все... Кстати, а что если тот, кто стоит за Грандом, каким-то образом использует этих самых терапевтов? Черт! Надо проверить всех, кто способен повторить твой фокус, на наличие у них 'Митсу-Элит'! И проанализировать их образ жизни за последние пару лет. Если там что-то резко изменилось, значит, есть вероятность того, что я прав...
  - Вот и займись... - Рейг задумчиво посмотрел куда-то сквозь Кайма и поплыл: - Хочу проверить одну мысль...
  - Подожди! Ты не хочешь скинуть мне то, что скачал из комма Гранда? Я бы пока занялся делом...
  - Мда... Забыл... Сейчас пошлю...
  
  ...Больше всего на свете Верден ненавидел процесс ожидания результата: тупо сидеть, пока аналитический блок закончит обработку загруженной в него информации, было совершенно невыносимо. Однако его работа сплошь и рядом требовала именно такой самоотверженности: время, когда следователи сбивали себе ноги, выслеживая преступников, или сутками сидели в засадах, кануло в Лету уже очень давно. Работа современных сыщиков требовала усидчивости и способности правильно формулировать запросы для будущего анализа. И только потом - остальных навыков, полученных в Академии. Стрельба, погони на флаерах или рукопашный бой с преступниками остались только в художественных голофильмах или в мечтах подростков, мечтающих стать сотрудниками силовых структур. Мало кто из тех, кто прослужил в СВБ или полиции больше пяти лет, за исключением разве что бойцов отделов физической защиты и борьбы с экстремизмом, могли похвастаться тем, что поддерживают полученные навыки хотя бы на том же уровне, что и в день выпуска. Не было необходимости...
  - Черт! - Верден поймал за кончик хвоста ускользающую мысль и ошалело посмотрел на работающего рядом Рейга: человек-загадка, несмотря на великолепные способности к анализу, должен был относиться только к силовым подразделениям СВБ, полиции или вооруженных сил. Ибо находился в великолепной физической форме.
  - Сократим параметры поиска... - подумал Кайм. - Та-а-ак... Что у нас получается?
  ...Увы, найти тех, кто, обладая способностями и возможностями Рейга, уволился из силовых структур за последние десять лет, не удалось. Аналитический блок упорно отказывался выдавать список лиц, чьи параметры совпадали бы с заданными более, чем на девяносто семь процентов. Понизив порог до девяносто шести с половиной, Кайм получил список из более чем полутора тысяч имен, и, выругавшись, выгрузил запрос в буфер, решив заняться чем-нибудь еще. Например, поесть, и, оставив Рейга одного, отправился на первый этаж...
  Сигнал о том, что задача решена, заставил капитана отвлечься от созерцания строчек меню и сменить экран комма на рабочий. Пробежав глазами единственную строку ответа, Верден ошалело потряс головой: по мнению аналитического блока, мужчина, отзывающийся на имя Рейг, был не кем иным, как инкубом. Игрушкой для богатых и пресыщенных жизнью бездельников. Вещью, социальный статус которой уже более пятидесяти лет висел в воздухе. Сторонники легализации этих созданий считали, что инкубы, как существа, обладающие всеми признаками homo sapiens, должны были автоматически получать статус человека, а их противники с пеной у рта доказывали, что клоны, даже имеющие полную свободу воли, все равно ими же и остаются. В итоге, стороны решили отдать его решение на откуп тем, кто их себе приобретает: каждый хозяин игрушки мог решить сам, кем или чем считать свое приобретение. Корпорации - изготовители обязывались предоставлять два комплекта документов и доводить до своих клиентов их права и обязанности...
  Отставив в сторону бокал с соком, капитан еще раз просмотрел исходные данные для анализа и чертыхнулся: оказалось, что вместо того, чтобы выгрузить данные в буфер, он добавил в них информацию об Элли Беолли.
  Расширенная версия ответа была логична до безобразия: психологическое состояние девушки после гибели родных, финансовые возможности наследницы огромного состояния, влюбленность в Рейга, отсутствие какой-либо информации о последнем, его разносторонние навыки, и, главное, наличие у Элли подруги крайне свободных нравов однозначно свидетельствовали о том, что задача была решена верно.
  - Мда... - капитан презрительно скривился, на мгновение представив себе досуг госпожи Беолли и ее игрушки, и полез в Сеть, чтобы сказать оттуда всю информацию о возможностях продукции корпорации 'Удовольствие'...
  Список наворотов был поистине безграничен. От знания языков и этикета большинства народов Лиги и до способности к перевоплощению: развлекая хозяйку или хозяина, инкуб мог легко менять походку, тембр голоса и черты лица. Последнее - с помощью встроенного генератора голомасок. Имея высочайший коэффициент адаптации и потрясающие способности к обучению, игрушка могла менять линию поведения в зависимости от настроения хозяина хоть по сто раз на дню, не испытывая при этом ни малейшего морального дискомфорта: пройдя процедуру импринтинга при покупке, инкуб (или суккуб) был готов служить покупателю так, как ему было необходимо. Даже три закона робототехники, сформулированные каким-то фантастом древности , в управляющих программах этих игрушек были прописаны весьма своеобразно: при угрозе для хозяина инкуб мог причинять вред другому человеку, причем любым доступным способом. Правда, за все время продаж клонов не было зарегистрировано ни одного преступления, совершенного с их помощью, но гарантий того, что они могут быть использованы не по назначению, не было никаких. Как и законов, регламентирующих их использование. Создавалось ощущение, что все вопросы, связанные с инкубами, были кем-то очень плотно пролоббированы.
  - Ну, учитывая их стоимость, я даже представляю, кем... - мрачно подумал капитан. - Хотя, подставлять такую дорогую игрушку ради копеечной выгоды тоже не очень логично...
  Впрочем, перед органами, лицензировавшими ее продукцию, корпорация 'Удовольствие' выглядела белой и пушистой. Благодаря одному пунктику в проектной документации: 'Срок жизнедеятельности изделия под названием 'инкуб' в состоянии импринтинга обратно пропорционален загрузке его процессора и не может превышать восемь месяцев со дня активации'...
  - Какой выгодный бизнес! - хмыкнул Верден, пробежав глазами остальной текст. - Человек подсаживается на куклу, потом она ломается, и он покупает новую... За те же деньги... И так - пару раз в год... С такими средствами можно лоббировать все, что угодно...
  Подумав еще немного, Кайм скривился и сплюнул на пол:
  - Мда... Приплыли... Офицер СВБ - на побегушках у игрушки... Дурдом...
  
  
  Глава 40. Генри Свордман.
  
  Для того, чтобы просмотреть постановление о лишении его неприкосновенности и постановление суда об аресте, у Генри ушло чуть более двух минут. Еще минута понадобилась, чтобы связаться с сервером Конгресса и удостовериться в том, что перед ним не фальшивка: увы, майор Персиваль Лонди, стоящий перед ним, сделал свою работу безукоризненно. А вот дозвониться до адвоката, не смотря на многочисленные попытки, Свордману не удалось - его комм упорно отказывался отвечать на входящий звонок. Оставив ему сообщение, к которому он приаттачил полученные от майора файлы, конгрессмен мрачно повернулся к ожидающему его офицеру и, вздохнув, пробормотал:
  - Увы, дозвониться до адвоката не получается... Даже как-то странно... Ладно, полетели...
  Майор криво усмехнулся, и, не сказав ни слова, жестом пригласил арестованного в висящий неподалеку полицейский флаер.
  Всю дорогу до следственного изолятора Генри мрачно пялился в пол: участие в преступлении второй категории, использование служебного положения в корыстных целях и еще четыре пункта предъявленного ему обвинения казались бредом или кошмарным сном, и поверить в то, что это происходит на самом деле, было чрезвычайно трудно. Поэтому на просьбу следователя покинуть флаер он среагировал не сразу, в который раз пытаясь связаться через наглухо заблокированный комм хотя бы со своей женой.
  - Господин Свордман! Бесполезно! Оба положенных вам по закону звонка вы уже совершили, соответственно, до вынесения приговора ваш комм лишен доступа к системам коммуникации. Буквально через пару минут его подключат к серверу изолятора, и вы получите пакет инструкций по правилам поведения в этом заведении. Советую внимательно ознакомиться с последними пунктами - штрафные санкции могут быть весьма унизительны и неприятны...
  Затравленно посмотрев на майора Лонди, Генри выбрался из отсека для арестованных, оглянулся вокруг и еле сдержался, чтобы не выругаться: парочке звероватого вида охранников, с нетерпением посматривающих на очередного 'клиента', явно было наплевать на статус конгрессмена и главы комитета по развитию и распространению перспективных технологий!
  - Гражданин Генри Свордман! Следуйте за мной... - здоровяк с гипертрофированными трапециями коротко кивнул следователю, и повернулся к массивной двери за своей спиной...
  ...Камера угнетала своими размерами и полным отсутствием каких либо удобств: две полки, назвать которые кроватями не поворачивался язык и санузел в небольшой каморке рядом с дверью. Абсолютно гладкие поверхности стен с самовосстанавливающимся покрытием. Маленький столик под прямоугольным окошком системы доставки. Ни кресел, ни головизора.
  Тяжело опустившись на первую попавшуюся 'кровать', Генри покосился на закрывшуюся за ним дверь и постарался, чтобы на его лице не проявлялись обуревающие его чувства: с той стороны она была прозрачна, а давать повод охранникам считать его слабаком ему совершенно не хотелось.
  - Ладно, подождем пару дней. Думаю, что следователь разберется с этим недоразумением, и я забуду этот кошмарный сон... - подумал про себя конгрессмен. И попытался прилечь. Но не тут то было: комм принял входящий звонок без всякого запроса о подключении!
  - Думаю, вы уже немножечко обжились в камере... - появившееся перед ним лицо майора Лонди выражало легкое презрение. - Так что есть время поработать. Хотелось бы задать вам несколько вопросов.
  - Я вас слушаю... - Свордман прислонился спиной к стене и вздохнул.
  - Итак, по имеющейся в нашем распоряжении информации, вы и ваш подчиненный, конгрессмен Смирнов Егор Петрович, лоббировали интересы ряда производителей высокотехнологичного оборудования. Пользуясь своим служебным положением, вы фальсифицировали информацию по технологиям, которые можно было бы внедрить в производство, и, таким образом, давали возможность своим партнерам получать многомиллиардные контракты. Или лишали такой возможности их конкурентов...
  - Бред!!! - не сдержавшись, зарычал конгрессмен. - Я не вступал ни в какой сговор ни со Смирновым, ни с кем другим, и все решения, принятые комитетом, который я возглавляю, являлись следствием серьезного анализа всей имеющейся у нас информации...
  - У следствия достаточно данных для того, чтобы начать процесс через неделю... - усмехнулся Лонди. - Записи ваших бесед с конгрессменом Смирновым, реконструкция встреч с руководителями заинтересованных в вашем решении предприятий, аналитическая модель развития ситуации и ее косвенное подтверждение. Все это вы сможете изучить в ближайшие пару дней - я скину файлы вам на комм. Советую не запираться - с такой доказательной базой это просто бесполезно...
  - Да не вступал я ни в какой сговор!!! - Свордман аж подскочил на месте от возмущения. - Я привык добросовестно относиться к выполнению своих обязанностей, и за всю мою жизнь ни разу не преступал закон...
  - Мда... Эта песня мне знакома... Практически каждый арестованный начинает общение именно с нее... Учтите, вторая категория, присвоенная вашему делу - это не шутки. Лет пятьдесят заключения, плюс поражение в гражданских правах - это минимум, что вам светит...
  - Я требую сканирования памяти... - вспомнив фразу из какого-то развлекательного голофильма, перебил собеседника Генри.
  - Смеетесь? - удивленно посмотрел на него Лонди. - Это каким таким образом, позвольте у вас спросить? Вы что, не в курсе, что ваш блок невозможно снять? Ваш чертов статус ставит вас, господа конгрессмены, над законом. Только вот падать с такой высоты обычно бывает очень больно... Кстати, могу вас расстроить - все результаты вашей работы за этот период будут пересмотрены. Так что ваши партнеры вряд ли смогут насладиться полученным преимуществом...
  - У меня нет партнеров... - вполголоса произнес Свордман. - Решения приняты правильно. Пересматривайте.
  - Что-то вы сникли, конгрессмен! - с усмешкой в голосе сказал следователь. - Расстроились за партнеров?
  - Да нет их у меня, черт подери! - рявкнул Генри. - Не можете отсканировать комм - не надо. Тогда вам надо будет постараться нарыть железные доказательства. Презумпцию невиновности еще никто не отменял...
  - Хе-хе... - захихикал майор. - Вот это - вторая стандартная фраза обвиняемого. Видимо, вас пробрало... Ладно, давайте все-таки к делу. Вы, конечно, имеете право не свидетельствовать против себя, но, все же, учитывая то, что сотрудничество со следствием может существенно уменьшить срок наказания, может, вы сообщите мне имена ваших сообщников? Поверьте, мы все равно на них выйдем. Тем более что круг заинтересованных в решениях вашего комитета лиц не так уж и велик. Просто вы можете облегчить нам работу...
  - Майор! Я понимаю, что с вашего кресла все, кто оказывается в следственном изоляторе, кажутся преступниками, но поверьте - это не тот случай. Я ни в чем не виноват, и поэтому не смогу вам помочь. Это - мое последнее слово до суда...
  - Сыграно просто отлично... - Лонди скривился в гримасе. - Что ж, думаю, через несколько дней вам придется признать обратное... Жаль, что вы не захотели сотрудничать... До скорого свидания...
  
  
  Глава 41. Сейн Ломарро.
  
  Флаер Бренды приземлился на крышу дома на двадцать минут раньше ожидаемого: судя по всему, она находилась в хорошем расположении духа, и воспользовалась коридором для любителей скоростного полета. Довольно улыбнувшись, Сейн еще раз окинул критическим взглядом столовую и, чертыхнувшись, метнулся к окошку доставки - забытую там бутылку с шампанским надо было поставить на середину стола. И побыстрее - судя по изображению на камерах, расположенных на верхнем этаже, Бренда уже успела раздеться и направилась в душ. А, значит, минут через пять-семь она возникнет на пороге столовой в легком домашнем халатике и поинтересуется:
  - А что у нас сегодня на ужин?
  - Все, что ты любишь, дорогая... - пробормотал Ломарро и расстроено вздохнул: подготовка к ужину лишала его возможности полюбоваться на вид принимающей ванну супруги, а камер наблюдения в ванных комнатах у него не было...
  ... - Ого! А ты постарался на славу! - на ходу запахивая халатик, улыбнулась женщина, и Сейн почувствовал себя на седьмом небе от счастья. - Ты не будешь против, если я поцелую тебя в щечку после трапезы? А то, боюсь, поужинать ты мне не дашь... - кокетливо стрельнув глазами, Бренда рухнула в кресло и пододвинула к себе тарелку. - Голодная, как собака...
  - Я подожду... - млея от предвкушения, пробормотал Ломарро. - Ты позволишь за тобой поухаживать?
  - Конечно, дорогой! - Бренда схватила с блюда свой любимый пирожок с картошкой и с диким удовольствием откусила кусочек... - Ммм... как вкусно-то... Ты просто волшебник!
  - Шампанского? - демонстрируя жене этикетку, поинтересовался Сейн.
  - Уговорил, развратник! - ухмыльнулась молодая женщина и подставила свой бокал...
  - Как обычно, не ела весь перелет? - глядя, с каким удовольствием она уминает жаркое, спросил Ломарро.
  - Угу... - не переставая жевать, кивнула супруга. - Я же знала, что ты приготовишь мне поесть... А корабельный рацион никогда не сравнится с тем, что приготовишь мне ты...
  В голосе жены было столько тепла, что Сейн с трудом проглотил подступивший к горлу комок, долил в бокал шампанского, и, сев на пол рядом с супругой, положил голову ей на колени.
  Маленькая теплая ладошка тут же принялась трепать его волосы, и мужчина почувствовал, что счастлив...
  ...Дойти до спальни с женой на руках ему удалось с превеликим трудом - распахнувшийся на ее груди халатик лишил его способности соображать, и, если бы не мелодичный смех Бренды и не ее подсказки, он бы опустил ее на пол прямо в коридоре.
  - Уууу, как ты соскучился... - пробежав пальчиками по его щеке, жена нежно прикоснулась к его шее губами и скомандовала: - Сворачивай! Можно занять и гостевую. А то я сойду с ума раньше, чем ты... Хулиган...
  - Спасибо... - ввалившись в комнату, Сейн аккуратно положил супругу на кровать и застыл в немом восхищении: женщина, освобождающаяся от халатика, была чертовски хороша.
  - Милая! Ты - самая красивая женщина во вселенной... - хрипло пробормотал он. - Можно, я тебя поцелую?
  - Это не больно? - в глазах Бренды было столько желания, что Сейн, не дожидаясь ее ответа, припал губами к пальчикам на ее ноге...
  - Н-н-не знаю... - перецеловав все по очереди, прошептал он. - Посмотрим...
  
  ...Лежать рядом с млеющей от полученного удовольствия супругой было ужасно приятно. Хотелось забыть о работе, о том, что времени до сессии Конгресса остается все меньше и меньше, и что сегодня, наконец, удалось сделать то, ради чего он жил последние два с половиной месяца - объединить под своей рукой девяносто процентов промышленности отрасли!
  - Дорогая! Знаешь, у меня куча потрясающих новостей! - решив, что больше не может терпеть, прошептал он супруге на ушко.
  - Рассказывай! - повернувшись к мужу, Бренда заметила, как он посмотрел на ее шевельнувшуюся грудь и, улыбнувшись, прикрылась одеялом: - Чтобы тебе не мешать... А то два слова не свяжешь...
  - Угу... - согласился с ней Ломарро и, потянувшись к одеялу, убрал его в сторону: - Прежде, чем ты ее спрячешь, хочу ее поцеловать...
  - Ненасытный... - прижимая его голову к себе, усмехнулась женщина. - Все тебе мало... Ладно... Рассказывай! Мне же интересно!
  - В общем, двадцать минут назад суд признал Генри Свордмана и его сообщников виновными по всем предъявленным им статьям обвинения. Таким образом, заводы компаний 'Эндиро', 'Ментц', 'Колн-Инко' и 'Приорити' находятся под контролем наших людей. Кроме того, результат голосования по вопросу о переоснащении систем контроля и идентификации Лиги признан недействительным, и будет пересмотрен в течение двух недель...
  - Здорово! - обрадовалась Бренда. - Значит, дело у нас в кармане?
  - Практически... - кивнул Ломарро. - Есть, правда, и мелкие проблемки, но, как мне кажется, решаемые... Пропали Гранд и Остин. Арестован Новак...
  - Расходный материал. Не жалко... - пожала плечами женщина. - Блок на их коммах они не взломают, а остальное - ерунда...
  - Вот и я так подумал... - кивнул Сейн. - А что у тебя?
  - Будешь смеяться... - ухмыльнулась Бренда. - Миклош Шимански нашел выход на начальника службы безопасности Конгресса. Так что, стоит госпоже Беолли появиться на Ловейге, как ее там встретят... В общем, про ее существование можно забыть...
  - О! Вот это - новость!!! - обрадовался Ломарро. - Считай, что дело сделано... Это надо отметить... Ты не будешь против, если я начну до тебя домогаться?
  - Как, опять? - притворно испугалась женщина.
  - Ага!
  - Я буду только за... Ой, нет... перед... Потом под... и над... - она скинула на пол одеяло и, забросив ногу на живот мужа, потянулась к его губам...
  
  
  Глава 42. Элли Беолли.
  
  Наплававшись до умопомрачения, Элли приняла душ, привела себя в порядок, и решила заняться обедом - мужчины, занятые работой, видимо, забыли про потребности своих желудков. Поднявшись на второй этаж, девушка добралась до столовой и принялась программировать кухонный комбайн. Некоторых блюд в программе устаревшего блока не было, и ей пришлось скидывать любимые рецепты со своего комма. Провозившись с ним минут десять, она выставила таймеры комбайна на три часа дня и, связавшись с обоими мужчинами, сообщила, что у них осталось десять минут на то, чтобы разобраться с делами и добраться до столовой.
  Рейг пришел первым. Радостно улыбнувшись с порога, он подхватил на руки кинувшуюся к нему Элли, нежно поцеловал, и поинтересовался:
  - Скучаешь? Прости, милая, надеюсь, скоро все это закончится, и ты сможешь вернуться к привычному для тебя образу жизни...
  - Я понимаю... - прижавшись к его груди, прошептала девушка. - Просто немножечко устала...
  - Это пройдет... - посадив девушку за стол, Рейг устроился рядом. А потом встревоженно посмотрел на дверной проем.
  Капитан Кайм возник в столовой через пару минут. Мрачно посмотрев на обоих, он молча уселся за стол и уставился в окно.
  - Что-то не так, Верден? - в голосе Рейга прозвучал металл, и Элли, почувствовав возникшее между мужчинами напряжение, вдруг испугалась.
  - Почему ты не сказал мне, что ты - инкуб? - презрительно глядя на собеседника, поинтересовался Кайм.
  Элли густо покраснела, и почувствовала, что готова провалиться сквозь землю.
  - А что бы это изменило? - Рейг скрипнул зубами. - Ты бы не стал помогать Элли? Или стал бы иначе трактовать закон? Есть я, нет меня - ее пытаются убить!
  - Она... Ты... игрушка... - морщась, пробормотал капитан.
  - А по существу? - зарычал Рейг. Не хочешь помогать - катись на все четыре стороны. И, прежде чем что-то говорить, подумай. Реакция на твои слова тебе может не понравиться...
  - Ты мне угрожаешь? - вскинулся Кайм.
  - Нет. Предупреждаю. Ни Элли, ни я не совершили ничего такого, за что к нам стоило бы относиться так, как ты относишься сейчас. Да. Чувствую твои эмоции. Ты же наверняка ознакомился с моими возможностями...
  - Я...
  - Можешь не отвечать. Повторю еще раз - я чувствую твои эмоции, и обманывать меня бесполезно... Так что не так?
  - Ты должен был меня предупредить... - упрямо набычившись, сказал капитан.
  - Чтобы ты взбрыкнул сразу? - криво усмехнулся Рейг. - Тогда тебя, скорее всего, завалили бы еще на Айнуре. О, тебе стыдно признаться в том, что тебе помогла кукла? Забавно... Ладно. Решай, что будешь делать. Мы тебя не держим. Пошли, Элли. Поедим у себя...
  Умирая от стыда, девушка вскочила на ноги, выбежала из столовой, и, еле заставив себя дождаться идущего следом Рейга, понеслась в сторону спальни.
  ...- Ну, что же ты, милая? - прижимая к себе ее дрожащее тельце, пробормотал Рейг, когда они закрыли за собой входную дверь. - Не обращай на него внимания. Тупой солдафон. Полторы извилины. Главное - это твои чувства! Лично я точно знаю, что ты меня любишь! Я чувствую это... А ты знаешь, что я люблю тебя... Правда?
  Сил говорить не было, поэтому Элли просто несколько раз кивнула головой.
  - Значит, не надо расстраиваться...
  - К тебе все так будут относиться... Всегда... - всхлипнув, пробормотала Элли и горько разрыдалась.
  - Мне плевать... Главное, что я - рядом с тобой... - гладя ее по волосам, прошептал мужчина. - Вот закончатся эти наши проблемы, и ты вернешься к обычной жизни... Зарегистрируешь меня, как телохранителя. Днем я буду следовать за тобой по пятам, а вечером и ночью стану снимать маску и становиться любящим мужчиной...
  - Ой! А ведь я забыла тебя зарегистрировать! - вспомнила Элли мельком виденный пункт договора с 'Удовольствием'.
  - И хорошо... - хихикнул Рейг. - именно поэтому никто, кроме Кайма, не знает, что тебе кто-то помогает... Это не к спеху... Хотя нет, не так: тебе придется это сделать перед отлетом на Ловейг. Иначе я не смогу войти ни в одно здание метрополии, не говоря о Конгрессе...
  - Точно... А как это сделать? - растерянно спросила девушка. - Я... не помню...
  - Не волнуйся, я в курсе... Когда будет надо - скажу... А пока можно, я вытру твои глазки? А то сердце разрывается смотреть, как ты плачешь...
  - Мне было стыдно... Прости меня, ладно? - снова покраснела девушка. - Я... правда тебя люблю. Просто это было так неожиданно. Ты на меня не обидишься, правда? Я... тебя предала?
  - Нет. Все нормально. Я тебя понимаю и не обижаюсь... - успокоил девушку Рейг.
  - И все равно мне перед тобой стыдно... - Элли посмотрела в глаза своему мужчине и облизала пересохшие губы: - Я больше никому не дам тебя обидеть! И, если ты готов взять меня в жены, готова выйти за тебя замуж. И родить тебе ребенка...
  - Я не ослышался? - непослушными губами переспросил обалдело уставившийся на девушку Рейг.
  - Нет. Я хочу от тебя ребенка. И мне плевать на мнение окружающих. Не веришь? - Элли подскочила к двери, распахнула ее настежь и заорала на весь дом: - Я выйду замуж за Рейга. И рожу ему ребенка!
  - Зачем? - донеслось из коридора. - Он его даже не увидит!
  - В смысле? - выскочив из комнаты, девушка добежала до столовой и уставилась в глаза сидящему за столом капитану. - Что ты имеешь в виду?
  - Ты что, не читала договор? - удивился Кайм. - Там все объясняется очень подробно. Могу процитировать: 'срок жизнедеятельности изделия под названием 'инкуб' в состоянии импринтинга обратно пропорционален загрузке его процессора и не может превышать восемь месяцев со дня активации'. То есть чем сложнее задачи он выполняет, тем быстрее изнашивается. Так что Рейг не протянет и полугода... Какой ребенок? Эй! Элли!!! Ты что???
  
  ...Элли вернулась в сознание словно рывком. И тут же вспомнила слова Вердена. Открыв глаза, она решительно оттолкнула в сторону обоих суетящихся над ней мужчин, села, прислонилась к стене и рявкнула:
  - Так. Вы оба об этом знали и молчали. Я вам этого не прощу. А теперь будьте любезны, скиньте мне весь договор. Насколько я помню, там что-то говорилось о том, что жизнь инкуба можно и продлить...
  - Ничего конкретного... - пожал плечами Рейг, но файлы отправил. - Видимо, об этом надо разговаривать с менеджерами по продажам. Или с региональными представителями 'Удовольствия'.
  - Отключай этот дурацкий джайсс! - потребовала девушка. - Я свяжусь с ними немедленно!
  - Нет. Не сейчас... - хмуро посмотрел на нее Рейг. - До тех пор, пока мы не решим текущие проблемы - никаких выходов в Сеть под своим именем. Вот долетим до Ловейга, поселимся в городке Конгресса - связывайся, с кем хочешь, и сколько хочешь...
  - Когда мы там будем? - с трудом подавив желание настоять на своем, спросила Элли
  - Послезавтра. Так что тебе надо подождать совсем немного...
  - Ладно. Убедил. - кивнула девушка, потом с вызовом посмотрела на Вердена и прошипела: - Еще раз услышу что-нибудь эдакое в адрес моего будущего мужа - выцарапаю глаза. Понятно? Он - ЧЕЛОВЕК. Настоящий. А то быдло, которое меня окружало раньше - только тени. Людишки, пытающиеся изображать из себя Личностей. Ты знаешь хоть одного человека, кто мог бы тебе позволить установить с ним прямое подключение? Чтобы ты смог узнать его НАСТОЯЩИЕ эмоции? Реальные мысли о тебе? Узнать о его грешках, мелких грязных привычках? Вот у тебя есть жена? Какая она по счету? Десятая? Двадцатая? Ты читал старые книги? Слово 'Верность' тебе там попадалось? А где оно в нашей жизни? Что-то ты помрачнел!
  Кайм, мрачно глядя в пол, долго боролся с обуревающими его эмоциями, потом посмотрел в глаза Элли и глухо произнес:
  - Верности сейчас нет. Ты права. И про камни за пазухой у самых близких людей - тоже. Мы слишком долго живем. Прожить жизнь с одним человеком, как бы этого не хотелось, не получается... Я, по крайней мере, не смог...
  - А я знаю, что у Рейга на душе. А он - что у меня... - победно усмехнулась Элли.
  - Эх, девочка моя... Вы вместе слишком мало для того, чтобы делать выводы... Я тоже когда-то думал, что буду всегда жить с одной женщиной... Нас хватило на три года и полтора месяца... С третьей женой разбежались через двадцать три дня... На четвертой я еще женат, но прямого подключения просить не буду - я точно знаю что она мне не верна... - на лице Вердена заиграли желваки, и Элли вдруг стало его жалко.
  - Прости... Я не знала...
  - Ничего, проехали... - горько усмехнулся капитан. - Я уже почти смирился с перспективой нашего расставания. Но я все равно не понимаю тебя. Иметь ребенка от клона? Зачем?
  - Биологически он такой же человек, как я или ты... - сдерживая желание врезать Кайму по лицу, зарычала девушка. - Миллионы людей в семьях, где матери не хотят вынашивать детей, появляются на свет так же, как и Рейг. Какая разница между ними? В том, что Рейга вырастили во много раз быстрее? Или в том, что он знает и умеет больше нормальных людей? Ну! Скажи?
  - Он предназначен...
  - Да мне плевать, для чего он предназначен!!! - заорала девушка. - Он Человек! И я его люблю! А еще он способен ПОНИМАТЬ! И сопереживать! Он всегда искренен! Не врет и не лицемерит. Не ищет способа, как добраться до наследства моего папы и не мечтает развести меня на деньги. Тебе этого мало? Тогда покажи мне того, кто лучше! Что молчишь? Нечего сказать? Тогда сначала подумай!
   - Не надо меня успокаивать, ладно? - почувствовав, что ее негативные эмоции постепенно сходят на нет, Элли повернулась к Рейгу и послала ему воздушный поцелуй. - Выключи транслятор! Я в порядке. Скоро мы продлим тебе жизнь, и я выйду за тебя замуж. Если, конечно, возьмешь...
  - Я тебя люблю... - одними губами произнес Рейг. - И всегда буду рядом...
  
  
  Глава 43. Рейг.
  
  Последние сутки перед отлетом на Ловейг оказались весьма продуктивны: убив больше восемнадцати часов на поиски, я умудрился найти и взломать несколько серверов ведомственных клиник метрополии, и все-таки добрался до списка высших должностных лиц Лиги, прошедших реимплантацию за последние полгода. В принципе, таких было немного: чуть более сорока человек. 'Митсу-Элит' 'выбрали' тридцать семь. Так что, с большой долей вероятности, их можно было считать зомбированными. И играющими против нас. К моему облегчению, ни директора СВБ, ни четырех его заместителей в этом списке не было: видимо, добраться до них нашему противнику пока не удалось. Зато он смог наложить лапу на генерального прокурора, двух замов начальника следственного комитета, нескольких генералов из министерства внутренних дел и пару функционеров Конгресса. На всякий случай запустив программу анализа их возможностей исходя из должностных обязанностей, я переключился на решение следующей задачи: поиска начальства капитана Кайма.
  К моему удивлению, генерал Плахин был на работе. По крайней мере, я смог отследить его появление на стоянке комплекса зданий СВБ. Кстати, буквально через полчаса после его возвращения к работе вокруг небоскреба началась какая-то нездоровая суета - сначала задергались башенки стационарных излучателей, установленные на крышах. Видимо, в тестовом режиме. Потом активизировались гражданские спутники наблюдения. Чуть позже снялась с консервации вся военная планетарная сеть. Еще через двадцать минут над городом появилось десятка полтора 'Носорогов': генерал явно к чему-то готовился. Решив, что это может быть важно, я собрал записи в одну папку и кинул ее Кайму на комм - общаться с капитаном после вчерашнего разговора мне совершенно не хотелось. Не смотря на то, что после обморока Элли негатива в его эмоциях стало заметно меньше.
  Верден откликнулся довольно быстро: по его мнению, СВБ просто перешло на режим несения службы в режиме желтой тревоги. После недавнего похищения Плахин решил слегка перестраховаться.
  - Как ты думаешь, его тоже зомбировали? - не глядя мне в глаза, поинтересовался капитан, через несколько минут возникнув на пороге нашей с Элли комнаты.
  - Трудно сказать однозначно... - буркнул я. - Что с ним могло произойти за время отсутствия на работе, не известно. Так что считаем, что и он играет против нас...
  - Тогда надо убираться с Солисса, и как можно быстрее... - кинув взгляд на занятую изучением договора с 'Удовольствием' Элли, Кайм развернулся на месте и вышел из комнаты.
  Мне стало смешно: в каше обуревающих его чувств разобрался бы ни один дипломированный психолог. К вчерашнему букету из презрения к Элли, досады, легкой зависти ко мне и злости добавились еще и стыд, желание извиниться, сомнение в собственной правоте, болезненный интерес и еще куча мелких желаний, классифицировать которые у меня не было настроения. Поэтому я отключился от камер, демонстрирующих мне его передвижение по дому, и снова вернулся к работе...
  
  ...Связаться с 'Удовольствием' я разрешил Элли за двадцать минут перед посадкой на Ловейг, решив, что за такое короткое время наши враги вряд ли успеют как-то среагировать на наш прилет, и принять меры по нашему устранению. Процедура получения статуса гражданина Лиги не заняла много времени: пакет документов упал на мой комм через какие-то десять минут. К моменту, когда 'Гепард' приземлился на гостевой стоянке жилого городка конгресса, все необходимые коды идентификации были уже инсталлированы. А контракт между госпожой Элли Беолли и ее новым телохранителем - Рейгом Олиссом - зарегистрирован на сервере местного Управления Внутренних Дел. После этого мой 'работодатель' связался с сервером конгресса, сообщил о своем прибытии и получил коды доступа в особняк в четвертом округе жилого сектора...
  Загнав флаер в ангар своего нового дома, я на правах телохранителя подключился к системе охраны особняка и перепрограммировал всю систему контроля, так как уведомлять кого бы то ни было о присутствии в нашем особняке капитана Кайма в мои планы не входило. Удостоверившись в том, что подключение к камерам извне возможно только в случае экстремальных ситуаций вроде пожара, террористического акта или несчастного случая, я разрешил Вердену покинуть борт 'Гепарда' и показал ему его комнату...
  ...Написанная за время перелета на Ловейг программа, назвать которую, наверное, следовало 'Паранойей', начала действовать практически сразу же: по ее мнению, почту, приходящую в адрес конгрессмена Беолли, следовало пропускать через сервер особняка, и пересылать адресату только после контроля антивирусным блоком и сортировки. Согласившись с этим, я подключился к комму Элли и внес необходимые коррективы. Потом выделил мощности сервера особняка для анализа траекторий пролетающих над особняком флаеров и создал канал подключения к спутникам контроля. Установил пороговые значения для поступающей в дом энергии и жестко определил концентрации веществ в воздухе. Создал независимый контролер состояния системы безопасности дома на своем комме и занялся поиском в Сети информации о радиационном фоне и тектонической активности пород под жилым сектором. Подключился к серверу парка служебных флаеров Конгресса и засадил туда резидентную программку, позволяющую в режиме реального времени отслеживать местонахождение всех машин, направляющихся в сторону нашего особняка...
  ... На то, чтобы выполнить все рекомендации 'Паранойи', ушло почти восемь часов - к этому времени и Элли, и Верден уже спали. Приняв душ и наскоро перекусив, я отправился было спать, но не успел даже выйти из ванной: комм подал сигнал опасности! Элли задыхалась! Подключившись к ее комму, я схватился за голову: возможность к саморегуляции оказалась отключена! Зато полностью открыт доступ к внешнему управлению! На то, чтобы проанализировать процессы, происходящие в ее организме, скинуть мне рекомендации и получить команду к синтезу необходимых веществ, ушло около двадцати секунд максимальной загрузки процессора Элли. Безумно много времени, учитывая диагноз - укус Bungarus candidus, или малайского крайта. И психическое помешательство.
  Информацию о синтезе сыворотки удалось найти довольно быстро - благо, доступ на сервера Ловейгского института вакцин и сывороток не требовал никаких паролей, и я, скачав нужный файл, установил его на комм Элли. Следующие минут двадцать ее организм боролся с нейротоксичным ядом, а я зверел от желания задушить тварь, которая это все придумала, и искал эту самую змею...
  Ядовитой рептилии в доме не оказалось. Вместо нее я обнаружил два примитивных механизма с таймерами, по очереди выдвигающие иголки с ядом через два часа после того, как жертва ложится на кровать. Если с ядом крайта все было понятно с самого начала, то второе вещество я идентифицировал только утром. С помощью Вердена - в открытом доступе сведений о нем не содержалось. Препарат под названием 'Альсиорол' синтезировали около сотни лет назад в одной из исследовательских лабораторий Вооруженных сил Лиги. Как идеальное оружие для диверсанта: введенное в кровь любого человека, оно не идентифицировалось СКС его комма, и в течении пяти минут вызывало у объекта приступ психического помешательства, что автоматически блокировало управление коммом, и включало возможность внешнего доступа. Состоящий на вооружении спецподразделений Лиги, альсиорол не применялся по назначению уже больше пятидесяти лет - после того, как закончилось ее объединение.
  - Введение нейротоксического яда при отключенном комме - верная смерть! - выслушав мой рассказ, буркнул Верден. - Кстати, это первый случай в моей практике. Можно сказать, революция в технологии убийств. Очень неприятный звоночек. Человека с такими мозгами будет крайне трудно отловить. Кстати, не мешает обшарить весь дом на предмет других сюрпризов. А то мы рискуем не дожить и до вечера...
  ...К обеду дом перевернули вверх дном. Демонтировали пару подозрительных блоков из кухонного комбайна, отправили в утилизатор все семь роботов - уборщиков, заменили полтора десятка потолочных панелей и кучу всякой мелочи - новых сюрпризов что-то не хотелось. К этому времени идущая на поправку Элли успела получить все необходимые полномочия и скачать с сервера Конгресса пакет данных по своей будущей работе. И принялась за его изучение.
  - Рейг! Ты когда в последний раз интересовался новостями? - поинтересовалась она, когда я в очередной раз заскочил ее проведать.
  - Вчера. А что? - чувствуя, что она что-то раскопала, и ей не терпится поделиться, ответил я.
  - Фамилия Свордман тебе о чем-то говорит? - спросила она. - Конгрессмен Генри Свордман.
  - Начальник комитета по развитию и распространению перспективных технологий. То есть твой будущий босс... - сверившись со своим коммом, хмыкнул я.
  - Так вот. Он лишен неприкосновенности, арестован и осужден. А результаты голосований по куче законопроектов, принятых комитетом на прошлой сессии, признаны недействительными. Тебе не кажется, что сюда приложил руку наш неведомый недоброжелатель?
  - Оппа! А ты можешь мне скинуть все эти законы со списками тех, кто за них голосовал?
  - Смеешься? - девушка удивленно посмотрела на меня. - Ты что, забыл про наши блоки? Даже пытаться не буду... А зачем тебе?
  - Сравнить список Вердена с теми, что есть у тебя. Определить, какой именно закон эта скотина пытается переписать...
  - Так дай сравню я...
  Я в сердцах врезал себя по лбу и тут же отправил ей нужный файл...
  ...Законопроект о переоснащении всех систем контроля и идентификации личности Лиги на продукцию корпорации 'Найтвинд' и закон о замене устаревших 'Эль-Бео' на 'Митсу-Элит'... - после небольшой паузы хмыкнула девушка. Ого! Представь, какие деньги можно заработать, заменив миллиарды контрольных блоков? О, черт!!!
  - Что такое? - чувствуя, что ее охватывает бешенство напополам с презрением, спросил я.
  - Дядюшка Сейн! Марик, как его называет жена... 'Найтвинд' - это его компания! Только я всегда считала его другом папы и нашей семьи... - пунцовая от гнева девушка умоляюще посмотрела на меня: - Ну, скажи, что это не он, а?
  - Не знаю... Можно, я немного приглушу твои эмоции? Тебе сейчас вредно волноваться!
  - Не надо... Хотя, делай, как знаешь... Урод он последний... Ненавижу... - Элли рухнула лицом в подушку и заплакала...
  
  
  Глава 44. Лоуренс Гирд.
  
  - Санкцию на арест господина Сейна Ломарро мы не получим... - генерал Меррдок, ввалившись в кабинет к Лоуренсу, привычно поморщился, обнаружив подчиненного возлежащим на 'Антике'. - Пока ты копаешься в Сети, я проверил медицинские карты руководящих работников прокуратуры и выяснил, что господин Леонид Моисеев сделал реимплантацию комма в прошлую пятницу. Мне кажется, что шанс нарваться на очередного 'зомби' слишком велик, а спугнуть главного подозреваемого мне отчего-то не хочется...
  - Мда... Серьезно играют товарищи... - оторвавшись от работы, пробормотал майор. - Что ж, пункт тридцать два-шестнадцать еще никто не отменял. А ситуация достаточно чрезвычайная. Придется брать ответственность на себя...
  - Именно. Ты уже подготовил план операции?
  - В общих чертах. Через час буду готов. К двум часам вызвал силовиков. Думаю, визит вежливости эдак после часа ночи господина Ломарро не расстроит...
  - Ты собрался брать его дома? - удивился генерал. - Если я не ошибаюсь, его особняк обслуживает компания 'Спарта'? Не думаю, что арест удастся произвести без шума. Эти ребята свое дело знают. До прибытия адвоката мы Сейна не увидим...
  - Я похож на идиота, босс? - перебил начальника Лоуренс. - Связываться с этими отморозками - себе дороже. Они готовы развязать широкомасштабную войну по гораздо менее значимым причинам, чем арест самого важного клиента своей конторы. Нашу пылкую встречу с Ломарро я планировал в ресторане...
  - О, наш друг решил выбраться из дому? - расплылся в улыбке Меррдок. - И по какому поводу?
  - Встреча с частным детективом... По поводу неверности его прелестной супруги... - ухмыльнулся Гирд.
  - Сфабриковал? - скривился генерал. - Не надоело?
  - Ну, что вы, босс! Как можно! Все по-настоящему. С момента, как я установил наблюдение за его семейкой, госпожа Ломарро уже дважды успела наставить супругу рога: дамочка на редкость деятельна и очень любит деньги! Или тех, кто может оплатить ее капризы. Скажем, вчера она провела незабываемый вечер на яхте информационного магната, владельца 'Галанет-Телеком' Левона Тер-Петросяна. Правда, это было в другом полушарии, так что к вечеру по времени их особняка, она, как примерная жена, была уже дома...
  - И что, у тебя есть доказательства ее неверности? - удивился Меррдок.
  - Ага. Ее любовник настолько увлекся своей новой пассией, что в процессе любовных утех немножечко забыл об осторожности.
  - Не скажи, отключил систему безопасности? - не поверил Меррдок.
  - Ну, он же не совсем идиот, босс? - хихикнул майор. - Нет! Просто решил донести Бренду до джакузи прямо по верхней палубе. Одиннадцатисекундный ролик, посланный Сейну, трудно назвать целомудренным... Думаю, Сейн здорово расстроился.
  - Мда. Если верить информации из его досье, ее он любит по-настоящему...
  - Надо отвыкать... - хохотнул Гирд. - По моим расчетам, ближайшие лет пятьдесят ему будет не до любви...
  - Ты себе не изменяешь... - нахмурился генерал. - Ладно, замяли тему. Что за ресторан? Во сколько встреча? И с чего ты взял, что он прилетит туда один?
  - Ресторан называется 'Межзвездный скиталец'. Не слышали?
  - А что, должен был?
  - Нет... - расхохотался майор. - Он начал работать только вчера вечером. Как только я понял, что брать некоторых представителей власти может оказаться проблематичным. Если вы не против, то я не буду рассказывать все свои секреты - интересно посмотреть на вашу реакцию на арест...
  - Опять ты за свое, майор?
  - Ну, должны же в жизни быть какие-то сюрпризы? Что, трудно подождать несколько часов?
  
  Флаер Ломарро завис над посадочной пятой списанного разведывательного рейдера Военно-Космических сил за три минуты до назначенного времени - в двенадцать пятьдесят семь по локальному. И медленно опустился на потертую, опаленную выхлопами истребителей палубу. Оба флаера сопровождения синхронно сели рядом, и из боковых дверей тяжелых бронированных 'Кондоров' высыпали телохранители. Двое тут же метнулись в сторону башенки атмосферного шлюза. К красочной голограмме, изображающей мрачные, залитые кровью коридоры ресторана, ожесточенные космические сражения, мерцание звезд в жуткой пустоте дальнего космоса и тому подобную дребедень. Взвизгнувшие приводы бронеплиты, медленно начавшей двигаться при их приближении, заставили мужчину, идущего первым, презрительно поморщиться: посещение заведений такого пошиба ему явно не нравилось. Как с точки зрения безопасности клиента, так и вообще. Генерал Меррдок, наблюдающий за происходящим через десяток камер наблюдения, удивленно повернулся к Лоуренсу:
  - Ты не переборщил с реализмом? И, кстати, как мне кажется, пока они не осмотрят ресторан, Сейн из флаера не выйдет.
  - И что? - улыбаясь, поинтересовался майор. - Я и не рассчитывал на то, что Ломарро кинется ко мне с закатанными для лучшего прилегания наручников рукавами. Все просчитано, босс! Немножечко терпения, ладно?
  - Ох, и клоун ты у меня, Лоуренс!
  Тем временем парочка, оглянувшись на замерших вокруг машины Ломарро коллег, вошла в шлюз и мрачно уставилась на опускающуюся перед ними переборку...
  ...Силовой пузырь, окутавший посадочную пяту и стоящий на нем флаер, оказался для сотрудников 'Спарты' неприятным сюрпризом: флаер, ухнувший в грузовой трюм рейдера, уже скрылся под бронеплитой, а они никак не могли сообразить, что надо делать в такой ситуации!
  - Хе-хе! - развеселился Лоуренс. - Вниз не спрыгнешь - силовое поле. Прострелить - невозможно. Остается только штурмовать...
  - Так чему ты радуешься? Думаешь, они не решатся? - не отрываясь от головизора, поинтересовался Меррдок.
  - Решатся. Вот, начинается! - Гирд кивнул в сторону телохранителей, бегущих в сторону шлюза. - Как мне кажется, сначала попытаются разблокировать внешнее управление, а потом взорвут. Противозаконно, но что им остается делать?
  - Ты так спокойно об этом говоришь...
  - А что? Пусть помучаются... У них есть еще около минуты... Восемьдесят процентов времени, необходимого для взлома замка шлюза... - ухмыльнулся майор. - А потом их ждет еще один сюрприз...
  - Я потерплю... - не давая подчиненному лишнего повода для злорадства, хмыкнул генерал.
  ...Через сорок пять секунд готовые ворваться в рейдер телохранители еле устояли на ногах - корабль, оказавшийся на ходу корабль медленно оторвался от грунта и на малом ходу принялся подниматься над крышами окрестных домов.
  Бросившиеся к своим 'Кондорам' бойцы успели запрыгнуть в машины раньше, чем рейдер набрал скорость.
  - Вот, теперь они связались с базой ВКС, полицией и СВБ. - контролирующий все переговоры в регионе Лоуренс довольно потер руки. - В течение двадцати минут рейдер будет взят штурмом... Думаю, уже на орбите... Все, можно отключаться. Ничего веселого в процессе мы не увидим... Можно съездить в гости к Плахину... Немного развеяться...
  - Ты что, издеваешься? - зарычал генерал. - А Ломарро?
  - Марик будет у него где-то через полчаса... - пожал плечами довольный собой майор. - Все под контролем!
  - Его не дадут снять с рейдера! Ты что, не видишь? Спарта подняла в воздух восемь машин. Плюс куча техники СВБ, нашей конторы и ВКС!
  - Так! А с чего вы взяли, что он в нем? - делая вид, что удивлен, спросил Гирд. - Я что, не сказал, что его флаер спустили под рейдер? Ах, да, забыл, простите!
  - Майор! Я тебя когда-нибудь уволю и убью! - разозлился Меррдок. - Мы полиция или балаган? Нельзя было придумать что-нибудь попроще? И потом, скажи мне, сколько денег ушло на открытие ресторана? На интерьер, обслугу, продукты?
  - Нисколько, шеф! Пустая коробка. Лифт. Голограмма на входе. Реклама... Машина списана! Даже если ее взорвут, я не расстроюсь...
  - Иногда я радуюсь, что ты - по эту сторону закона... - перестав сжимать кулаки, буркнул генерал. - Будь ты каким-нибудь преступником, вряд ли кто тебя бы поймал... Фантазер чертов... Ладно, полетели к Плахину - уже очень интересно мне будет посмотреть на результат работы 'Полигона'...
  - Босс, а может, нам как-нибудь выбить его для Управления?
  - Мы даже знать о нем не должны... - пробурчал Меррдок. - Секретная разработка, черт подери... А ты - 'выбить'...
  
  
  Глава 45. Капитан Верден Кайм.
  
  Анонимный почтовый сервер, созданный в Сети специально для связи с Плахиным, дал о себе знать через два часа после попытки покушения на Элли: генерал, наконец, откликнулся на запрос, и, видимо, поняв, от кого он пришел, потребовал подтверждения личности адресата. Пакет с необходимой информацией, заранее размещенный на еще одном виртуальном адресе, тут же отправился к Плахину, и через несколько минут Верден, просмотрев короткое голосообщение, слегка расслабился - генерал был в норме, и продолжал работать над делом. Доказательством того, что его не завербовали и не зомбировали, являлась объемистая папка с новыми данными по фигурантам дела, добытая в сотрудничестве с полицией Солисса, приаттаченная к сообщению. Обрадованный капитан открыл первую папку и зарылся в работу...
  В принципе, Плахин с коллегами и Кайм с Игрушкой пришли к схожим выводам. Разве что догадаться о роли коммов в зомбировании генералу не удалось - у него не было рядом Рейга. С его транслятором и способностью к эмпатии. Зато Плахин и Меррдок смогли арестовать Ломарро, и готовились к допросу с помощью 'Полигона', а, значит, вышли на финишную прямую. Просмотрев записи допросов Сэмми Гранда и Харри Новака, Верден еще раз просмотрел письмо генерала и тяжело вздохнул: фамилия Гирд, вскользь упомянутая Плахиным, не зря показалась ему такой знакомой: лучший полицейский Солисса считался гением сыска. Вот и сейчас он быстро и без проблем сделал работу, которую должен был сделать он, капитан Кайм.
  - Что ж, - подумал Верден. - Зато у меня есть нюх... И, если бы не Медуза, мы бы еще посмотрели, кто пришел бы к финишу первым...
  ...Чтобы составить рапорт Плахину, ушло больше часа - описывая перипетии последних дней, капитан, чертыхаясь, правил и правил получившийся файл, так как практически в каждом эпизоде он выглядел дураком. Захват Элли Беолли на Айнуре провалился. Потом Рейг вытащил его из чертовой дыры, куда Кайм спрятался, спасаясь от преследователей. И то, что Верден сейчас находился на Ловейге - тоже было заслугой клона! Порядком разозлившись, капитан решил, что генерал обойдется без подробностей, и урезал файл вдвое. Потом подумал еще немного, и решил, что упоминание о том, что Рейг - инкуб, тоже будет лишним, так как, противоречит закону о конфиденциальности. После серии новых правок использование помощи телохранителя госпожи Беолли выглядело вполне нормально, и успокоенный Верден, еще раз проглядев свой рапорт, скинул его генералу. И отправился в гостиную, чтобы порадовать своих подопечных хорошей новостью...
  ...Рейг был занят. Остановившимися глазами глядя куда-то сквозь стену, он напряженно работал. Судя по выражению его лица, процессор его комма работал с максимальной загрузкой.
  - Что случилось? - увидев выражение лица поглаживающей руку своей игрушки девушки, Верден почувствовал, как по спине пробежал неприятный холодок.
  - Не хватает ресурсов! Смотри сам... - прохрипел Рейг, и скинул на комм капитана адрес камеры на каком-то спутнике наблюдения.
  К своему стыду, подключившись к указанному адресу, Верден ничего не понял - камера, направленная в космос, показывала только звезды и несколько зависших в невесомости кораблей. Пришлось спрашивать о причине такой паники.
  - Борт 214-561-А. Сбой в системе навигации. Рассчитай траекторию... - зарычал клон. - Неужели трудно?
  Соответствующей программы у Вердена не оказалось. Пришлось качать из Сети, инсталлировать и калибровать. Потом подключаться к спутникам Службы Контроля и скачивать необходимые для расчета параметры. В общем, минут через пятнадцать Кайм получил результат. И схватился за голову: в два часа тридцать одну минуту по локальному времени жилого городка Конгресса корабль-заправщик должен был рухнуть в двадцати метрах от их дома!
  - В СК ВПП сообщил? - задергался Рейг.
  - Нет... Пытаюсь определить, откуда пришел вирус... Не хватает ресурса, черт побери!!!
  - И моего мало... - мрачно буркнула Элли.
  - Вы подключены напрямую? - ошалело посмотрел на парочку Верден.
  - Да. А что такого? - грустно усмехнулась девушка.
  - Это же... вторжение в личную жизнь!!! Это то же самое, что...
  - Дурак. - Элли закрыла глаза и прижалась щекой к плечу своей игрушки. - Иди отсюда. Не мешай...
  Естественно, никуда капитан не ушел - сев в ближайшее кресло, он уставился на работающего, в буквальном смысле, в поте лица Рейга и думал о том, что это создание с каждым днем все больше и больше меняет его представление о реальном мире. Походя нарушить самое основное табу современной цивилизации - право на неприкосновенность сознания, и не видеть в этом ничего особенного - это было нечто! На миг представив себе прямое соединение с его нынешней супругой, капитан поежился: ему отчего-то не захотелось копаться в том, что пряталось за прекрасными карими глазами миссис Кайм, или просматривать ту часть ее жизни, которая была до их бракосочетания! Однако, судя по тому, как спокойно к этому относилась мисс Беолли, такое состояние для этой парочки было делом, как минимум, испытанным не один раз. А, значит, они не боялись открывать свою душу и демонстрировать свою личную жизнь! Ну, то, что кукле было нечего скрывать, Верден еще понимал. Но неужели Элли было все равно? Или она не понимала того, что делает глупость?
  - Секундочку! - промотав записи своего комма, Верден нашел момент, когда Элли, очнувшись от обморока, пыталась доказать ему, что готова выйти замуж за Рейга, и включил его воспроизведение:
  - 'Ты знаешь хоть одного человека, кто мог бы тебе позволить установить с ним прямое подключение? Чтобы ты смог узнать его НАСТОЯЩИЕ эмоции? Реальные мысли о тебе? Узнать о его грешках, мелких грязных привычках?'
  - Стоп! Хватит! - мысленно пробурчал Кайм. - Подключим-ка сюда АМИ!
  Вывод анализатора мимики и эмоций был однозначен: все, сказанное девушкой, было правдой! От начала и до конца! И слова о прямом подключении были не красивой аллегорией, а упоминанием о реальном процессе!
  - С ума сойти... - снова посмотрев на неразлучную парочку, Верден похрустел пальцами, потер ладонями лицо и ущипнул себя за мочку уха. - Они - ненормальные!
  - Капитан! Ты мне мешаешь! - рявкнул Рейг, не открывая глаза. - От твоих эмоций меня тошнит... Уйди по хорошему, а?
  - Что ты пытаешься сделать? - неожиданно для себя брякнул Верден. - Зачем тебе такая мощность процессора?
  - Они на связи с кораблем. Контролируют его падение... Мне надо его предотвратить так, чтобы не было понятно, что это - результат чьего-то вмешательства. Я сейчас рассчитываю траектории движения сотен кораблей в ближнем космосе, грузовых флаеров под орбитой заправщика и пытаюсь взломать защиту цепочки транзитных серверов...
  - Расчет движения такого количества кораблей - это работа целого КДП ! Ты не потянешь! Постой! Не закрывай глаза! Я... в общем, подключи и меня...
  
  
  Глава 46. Генерал Плахин.
  
  Как ни странно, ни процедура ареста, ни пребывание в камере следственного изолятора никак не отразилось на выражении лица Сейна Ломарро - казалось, что промышленник, погруженный в свои мысли, вообще не замечает происходящего с ним! Задумчиво поглядывая на него через камеры наблюдения, Плахин по диагонали проглядывал досье, собранное на главного подозреваемого. В принципе, основные интересующие его моменты он помнил и так: восемьдесят три года назад в клинике корпорации 'АНДО' на Хотарре у Лидии и Микаэля Ломарро родился второй ребенок. Увы, рождение Сейна не смогло удержать семью от распада, и через восемь месяцев после этого знаменательного события Лидия ушла от супруга к известному в то время режиссеру голофильмов Эммануэлю Валентину Сотиору. Забрав старшую дочь Констанцию. Микаэль недолго оставался в одиночестве - к моменту, когда Сейн достиг совершеннолетия, его отец успел сменить четыре жены и пару десятков любовниц. Впрочем, это никак не сказалось на отношении отца к единственному сыну - все, что было необходимо для получения блестящего образования, выделялось Сейну с запасом. Получив два высших образования - экономическое и техническое, - молодой наследник империи 'Найтвинд' с пылом принялся трудиться на благо семейной корпорации, и за какие-то двадцать лет проделал путь от инженера на заштатном заводике на Хотарре до заместителя председателя совета директоров, причем без всяких поблажек со стороны отца. Обладая великолепными мозгами, организаторскими способностями и деловой хваткой, он целенаправленно двигался к заветному креслу председателя и в итоге добился своего. Как ни странно, информации о его участии в каких-либо подковерных интригах Плахину откопать не удалось - Сейн всегда выделял достаточно много средств, чтобы содержать самых высококлассных специалистов по безопасности. Пути, которыми он добивался вожделенных целей, часто выглядели нелогично, но всегда приносили успех - добрая половина его конкурентов каким-то образом превращалась в друзей. Вливаясь в корпорацию 'Найтвинд'. А другая половина - разорялась.
  Странно, но даже его друг Марк Беолли, слегка подустав от бизнеса, не побоялся назначить Сейна управляющим своей компании, видимо, надеясь на чистоплотность своего однокашника. Хотя корпорации 'Найтвинд' и 'Беолли' последние семнадцать лет являлись единственными серьезными конкурентами друг для друга на рынке высокотехнологичного оборудования контроля и имплантатов.
  Согласно выводам аналитического блока, попытка наложить лапу на бизнес конкурента не вписывалась в характер Ломарро, хотя вероятность покупки 'Беолли' 'в лоб' равнялась нулю, а для того, чтобы реально потеснить конкурента, возможностей 'Найтвинд' было маловато. Впрочем, характер имел свойство меняться со временем, а ход с инициализацией переоснащения всей Лиги аппаратурой своей корпорации был блестящей идеей. Ведь в течении каких-нибудь пары лет доходы корпорации Ломарро должны были вырасти как минимум в десять раз, а потерпевшая фиаско 'Беолли' должна была вылететь из категории серьезных игроков.
  - 'Это просто бизнес. Ничего личного' - любимая фраза Ломарро-старшего перестала звучать из его уст лет в сорок, когда ушедший на покой Микаэль оставил 'Найтвинд' на сына, но ее дух проглядывал практически в любом заключенном им контракте...
  
  ...Звонок, оторвавший его от досье, был от майора Гирда - сразу после знакомства с этим полицейским Плахин включил его номер в список высшего приоритета, запрос на соединение с которым его комм принимал автоматически:
  - Майор Гирд. Доброго времени суток! - пухлое лицо Лоуренса сияло, как прожектор. - Когда вы в последний раз просматривали новости?
  - Не помню... - пожав плечами, генерал проглядел блокировки комма и нахмурился: - Черт, после вашего чертова похищения на все, кроме приоритета у меня стоит лок. А что такое?
  - Интересный кирпичик в вашу мозаику! PR-компания за реимплантацию коммов в самом разгаре! Могу скинуть пару роликов - очень занимательное зрелище! Я тоже, зарывшись в дело, сдуру перестал следить за происходящими в Лиге событиями, и, как оказалось, зря! Мы уже на подлете; будем у вас минут через двадцать. За это время, если есть возможность, просмотрите результаты нашего анализа, ладно?
  - Хорошо... - кивнул Плахин. - Коды допуска в комплекс получили?
  - Угу... - смешно пошевелил щеками Лоуренс. - Постоянный на два месяца. Вы решили не заканчивать любимое дело до осени?
  - Нет. Просто мне очень хочется, чтобы такие классные специалисты, как вы, работали на СВБ... - улыбнулся генерал. - А допуск - первый шаг на пути к этому...
  - Однако! - ошалело посмотрев куда-то в сторону, скорее всего на Меррдока, восхитился Гирд. - Ладно, мы подумаем...
  ...PR-компания началась четыре дня назад. С небольшого ролика, появившегося на информационных сайтах четырех желтых провайдеров, специализирующихся на поиске 'жаренных' новостей. Некий анонимный хакер, прячущий свое лицо под голомаской, и явно пользующийся синтезатором голоса, сидя в каком-то баре для маргиналов, путано и многословно рассказывал своему собутыльнику о свойствах написанного им вируса. Пьяный треп изобиловал ненормативной лексикой, малопонятной обывателю терминологией, и вряд ли приковал бы к себе внимание, если бы не результат затеянного парнями спора: выбранная хакером жертва, расслабляющаяся в компании потасканного вида подружки, вдруг встала, подошла к изобретателю вируса и хрипло попросила идентификаторы его счета. Судя по реакции проигравшего, на анонимный счет, открытый в ту же минуту, были переведены все жалкие накопления бедного парня! По крайней мере, проигравший спор мужчина тут же поставил победителю выпивку за свой счет! Следующий ролик появился в Сети через сутки. И оказался заметкой какого-то журналиста, зарабатывающего себе на жизнь репортажами с места происшествия. Как оказалось, за два часа, предшествующих моменту начала записи в одном и том же районе столицы Солисса покончило жизнь самоубийством шестеро ничем не примечательных горожан. Единственное, что их объединяло - это действия, совершенные ими за полчаса - час перед тем, как принять решение об уходе из жизни: они совершенно добровольно перечисляли все свои средства на анонимные счета! В течение следующих двух суток истерия росла по экспоненте: сначала волна самоубийств разоривших себя граждан захлестнула два соседних района, потом отдельные случаи немотивированных попыток избавиться от своих накоплений зарегистрировали в других городах планеты, потом вирус вырвался за пределы одной системы и распространился по всей территории Лиги.
  Силовые структуры, как обычно, среагировали с запозданием - вой перепуганных граждан уже зашкалил за все мыслимые и немыслимые пределы, а официальной версии происходящего до сих пор опубликовано не было. Несмотря на многочисленные обращения потерпевших в полицию, СВБ и в другие органы власти...
  Зато статей всякого рода 'специалистов', предсказывающих скорый крах банковской системы, скорый отказ от анонимности вкладов, возврат к фискальной системе контроля за частным бизнесом и тому подобной ерунды было предостаточно. Как и воплей о том, что система защиты коммов 'Эль-Бео' не способна предотвратить заражение от вируса, уже получившего громкое название 'Кошелек или Жизнь'.
  Корпорация 'Беолли' никак не отреагировала на истерию - казалось, что совет директоров крупнейшего производителя коммов никак не мог определиться с тем, какую линию поведения необходимо избрать для выхода из кризиса. Зато 'Найтвинд' оказалась на высоте - их специалисты, протестировав коммы граждан, пострадавших от вируса, за какие-то сутки провели модернизацию имеющейся у них модели 'Митсу-Элит', добавив к ней аббревиатуру 'ЗоВ', то есть 'Защищенный от вирусов', и выбросили в продажу по цене, на тридцать восемь процентов превышающей цену того же 'Эль-Бео'. Как ни странно, несмотря на безумные потребности потребителей, торопящихся побыстрее приобрести новую модель, особых проблем с поставками не началось - коммы вывозились со складов 'Найтвинд' миллионами, разлетаясь, как горячие пирожки...
  То, что творилось в клиниках, проводящих операции по реимплантации, вообще невозможно было описать - добрая половина этих заведений перешла на круглосуточный режим работы, и все равно не справлялась с потоком жаждущих избавиться от старых коммов лиц...
  Коротенькая статейка, опубликованная буквально за час до звонка Лоуренса, была следующим звоночком - некий специалист по Сетевой безопасности, почему-то скрывающий свое лицо, аргументировано объяснил технологию распространение 'Кошелька или Жизни'. По его мнению, слабостью современных сетей являлось оборудование контроля и идентификации, 'морально устаревшее еще пять лет назад'. Как ни странно, маркировки блоков, которые приводились как пример, тоже свидетельствовали о принадлежности к продукции корпорации 'Беолли'. Надо ли говорить о том, что творилось на бирже? Стоимость акций одной из самых успешных корпораций современности быстро стремилась к нулю...
  - Мда... - получив сигнал о том, что ожидаемые им гости прошли первый контрольный пункт, Плахин оторвался от просмотра и, потянувшись так, что заскрипели кости, встал из кресла. - Господин Ломарро еще раз доказал всей Лиге, что цель оправдывает средства... Пора его немножко пожурить...
  
  
  Глава 47. Рейг.
  
  Чертов заправщик шел вразнос - вирус, поразивший автоматическую систему управления кораблем, кроме всего прочего, взял под контроль канал связи с КДП, и груженная под завязку машина медленно, но уверенно сходила с предписанной орбиты. Превращаясь в снаряд, смертельно опасный для десятков тысяч мирных жителей планеты. Обвинить СК ВПП в бездействии было трудно - на оба запроса автоматического диспетчера заправщик ответил стандартным 'Совершаю тестовые маневры. Помощь не требуется'. Так что в ближайшие пару часов вмешательства Службы Контроля можно было не ждать. А потом должно было стать поздно - после запуска вирусом маршевого двигателя транспортника времени на то, чтобы остановить рванувшийся к поверхности планеты резервуар с топливом, не хватило бы даже висящему по космическим меркам неподалеку дежурному эсминцу ВКС...
  Пока аналитический блок моего процессора в связке с расчетными модулями коммов Элли и Вердена пытался выбрать оптимальную возможность для нейтрализации угрозы, я упорно пытался отследить всю цепочку анонимных серверов, через которые управлялся вирус. Тот, кто стоял за аварией, отличался редкой предусмотрительностью, и на то, чтобы не терять его след, у меня уходило столько ресурсов, что становилось страшно: тот самый восьмимесячный срок моей жизни был установлен для спокойного существования без таких встрясок. А, значит, каждая минута работы в запредельном режиме укорачивала мои и без того куцые возможности... Впрочем, времени и сил на то, чтобы переживать по этому поводу, у меня не было, поэтому, отбросив в сторону рефлексии, я с головой ушел в работу...
  Полтора часа, потребовавшиеся мне для того, чтобы все-таки добраться до человека, загнавшего вирус в заправщик, пролетели, как одна минута. Правда, я успел здорово проголодаться. А на лица моих помощников было страшно смотреть: покрытая бисеринками пота кожа, ввалившиеся глаза с черными мешками под нижними веками делали их похожими на тяжело больных жертв какой-нибудь эпидемии далекого прошлого. Высвободив немного ресурсов, я снова подключил системы мониторинга за состоянием здоровья на обоих коммах, и принявшиеся за работу устройства, истошно сигнализируя о возникши за время их отключения проблемах, принялись приводить в порядок изможденных хозяев...
  Верден, слегка придя в себя, первым делом поинтересовался результатами моих поисков. Робко подключившись к моему комму, он просмотрел логи моей работы, и, дублируя свои мысли голосом, пробормотал:
  - Ого! Начальник Службы Безопасности Конгресса?! Комм 'Митсу_-Элит'... И почему меня это не удивляет?
  - Двадцать три минуты до включения маршевого двигателя... - подумала Элли, уже давно освоившаяся с возможностями общения при прямом подключении. - Ты считаешь такой вариант самым безопасным?
  - Угу... - буркнул я, и, еще раз проверив наши общие расчеты, запустил в Сеть написанную программку...
  
  ...Школьный экскурсионный транспортник 'Нэйдор', возивший второклассников на Ловейг-6 полюбоваться на буйство атмосферы газового гиганта, подал сигнал о неисправности датчиков наличия топлива через две минуты после окончания торможения в двух с половиной тысячах километров от заправщика. Уже через полторы секунды перехватившая управление кораблем Служба Контроля направила 'Нейдор' к ближайшему в секторе заправщику, одновременно сорвав с парковочного причала орбитальной крепости ВКС спасательный бот. К моменту, когда специалисты Службы Спасения эвакуировали перепуганных воспитателей и восторженно галдящих ребятишек с корабля, заклинило штуцер, через который происходила дозаправка. Еще через десять минут вступившие в конфликт операционные системы обоих кораблей вызвали серьезные ошибки в системах стыковки и заправки, наглухо заблокировав фиксаторы посадочных опор 'Нейдора'. Орбитальный буксир 'Краб', вызванный специалистами КДП, добравшись до сцепленных кораблей, перехватил управление их процессорами на себя, и, выполнив форматирование систем, ненароком удалил оба вируса. Мой и начальника СБ Конгресса...\
  - Вот и все... - подумала Эль. - Теперь, пока не расцепят корабли и не установят новые операционки, о повторной атаке можно не беспокоиться...
  - Отличный ход, Рейг! - робко вмешался в наше мысленное общение Верден. - Реакция на аварию с детьми всегда наиболее быстрая... Кстати, я ненароком услышал твои мысли о сжигаемом жизненном ресурсе... Может, есть смысл связаться с 'Удовольствием'?
  - Давай пока разберемся с этим делом... - вздохнул я. - Кто знает, сколько времени потребуется на процедуры? А оставлять Элли без присмотра я не хочу... Слишком опасно...
  Не согласиться с этим Кайм не смог:
  - Да. Кстати, твоя 'Паранойя' - это что-то! Небось, тоже ресурсы жрет?
  - Не без этого.. - грустно усмехнулся я. - А что делать?
  - Предлагаю слетать в Центральное Управление СВБ. Я сейчас свяжусь с Плахиным и попрошу содействия, иначе для того, чтобы добраться до генерала Неджерра, нам понадобится убить кучу времени...
  ...Верден разорвал соединение, и, поплыв, окутался сферой. А через каких-то десяток секунд я почувствовал такую вспышку его эмоций, что аж вздрогнул: сообщение, полученное им из Сети, заставило капитана испугаться, разозлиться и испытать чувство горечи одновременно!
  Элли, все еще чувствующая через меня, закусила губу и дрожащим голосом поинтересовалась:
  - Случилось что-то нехорошее?
  - При допросе Сейна Ломарро сработало взрывное устройство... - пробормотал Верден. - Генерал Плахин, генерал Меррдок и четверо разработчиков 'Полигона' погибли на месте... От Ломарро тоже ничего не осталось...
  - Кто тебе это сообщил? - спросил я.
  - Лоуренс Гирд. Следователь полиции, расследующий дело о попытке покушения на Элли. Он тоже в шоке - отошел от 'Полигона' на какие-то пять минут, и на тебе!
  
  
  Глава 48. Лоуренс Гирд.
  
  Майора трясло уже добрых полчаса: если бы не его отлучка, в комнате, смежной с 'Полигоном' было бы одним обезображенным телом больше! Халатность кого-то из сотрудников Следственного изолятора, поленившегося провести полное сканирование арестованного, стоила жизни шестерым офицерам!
  - Майор! По какому праву вы находитесь на территории режимного объекта? - голос, раздавшийся за его спиной, заставил Лоуренса вздрогнуть.
   Мигом придя в себя, Гирд повернулся к обладателю густого баса и, пожав плечами, презрительно поинтересовался:
  - А что, уровня вашего доступа не хватает, чтобы изучить записи на сервере отдела режима?
  Высокий темноволосый капитан с внешностью, явно скопированной с модного в прошлом сезоне актера Вудди Рока, поперхнулся на полуслове и, ошарашено посмотрев в глаза Гирду, зарычал:
  - Вы оказались на месте преступления, и обязаны отвечать на мои вопросы!
  - Да? С чего вы взяли? Если я не ошибаюсь, то до сих пор не получил ни одного бита информации о вашем имени, звании, полномочиях и причинах, побудивших вас ко мне обратиться. Или для вас закон не писан? Кстати, чтобы дать вам возможность вспомнить о наличии должностных обязанностей, могу сообщить, что служебный комм фиксирует наш разговор...
  СВБ-шник, покраснев, сник и, подумав немного, пробормотал:
  - Сотрудник отдела специальных расследований СВБ капитан Барри Уайт. Расследование происшествия поручено нашему отделу. Примите файл с подтверждением моих полномочий!
  - Полковник Мори Энеда - ваш начальник? - услышав знакомое название отдела, спросил Лоуренс.
  - Вы его знаете? - расслабился капитан. - Да! Будет здесь через сорок две минуты...
  - Отлично... Тогда, думаю, вам нет смысла терять время на беседу со мной, тем более, что в момент происшествия я был в туалете... Мне кажется, имеет смысл начать расследование с просмотра записей камер наблюдения за дежурными офицерами Следственного изолятора, так как в результате их халатности арестованный смог сохранить при себе заряд СТР-400... Вероятность сговора невелика, но есть...
  - О, майор Гирд! Я слышал о вас! - получив служебный идентификационный код с комма Лоуренса, капитан расцвел и заулыбался: - Знаете, меня тоже смутил этот факт! Пожалуй, я оставлю вас одного и займусь делом - до приезда начальства надо себя проявить!
  - Правильно! - улыбнулся майор. - Я тоже начинал с малого...
  Дождавшись, пока капитан Уайт скроется за дверями, Лоуренс неторопливо прогулялся до лифта, по дороге приведя свое состояние в норму, и, скинув на сенсор у двери файл с допуском, облегченно вздохнул: выход из здания ему еще не заблокировали!
  На то, чтобы добраться до служебного флаера и взлететь, понадобилось чуть больше пяти минут, а к моменту, когда спохватившиеся сотрудники ОСР СВБ принялись за его поиски, уже входил в рабочий кабинет:
  - Да, слушаю! - ответив на входящий звонок, майор удобно устроился на 'Антике' и только после этого включил видеосигнал.
  - Подполковник Энеда. Начальник ОСР СВБ. - представился абонент. - По какому праву вы покинули место преступления, майор?
  - А что, я в списке подозреваемых? - скривился Лоуренс. - Если бы вы старались рассуждать перед тем, как позвонить, то смогли бы сообразить: указания не покидать здания я не получил. Ни от вас, ни от своего начальства. А так, как я занят расследованием очень серьезного преступления, то счел нужным уехать по делам. Кстати, файл с записями моего комма я уже отправил на сервер вашей службы, так что свой долг по отношению к вам уже выполнил. Предвосхищая ваш вопрос, сообщу, что купюры в записи сделаны мною намеренно, так как информация по расследованию разглашению не подлежит. Всего вам хорошего, господин полковник! До новых встреч...
  Не отказав себе в удовольствии полюбоваться на ошалевшее лицо Энеды в течение пары секунд, Лоуренс прервал связь и, закинув ноги на стол, мрачно задумался...
  Первое, что бросалось в глаза, это способ, которым защитил информацию в своем комме Сейн Ломарро: обыгранный не в одном десятке развлекательных голофильмов имплантат зуба с сверхмощным зарядом СТР-400, способным разнести в пыль небольшое здание вряд ли когда-нибудь использовался не в кино. По крайней мере, Лоуренс об этом не слышал: на практике люди, пойманные на факте промышленного шпионажа, предпочитали сохранить себе жизнь любым доступным способом, а не геройствовать, взрывая себя и окружающих. Жить хотели все. Даже те, кому грозили многолетние сроки заключения. А тут - успешный бизнесмен, миллиардер, - и такой жуткий способ ухода из жизни.
  Второе - комм Сейна активировал взрыватель сразу же, как техники включили 'Полигон' - значит, промышленник точно знал о его существовании, имел доступ к параметрам полей, появляющихся при включении установки, и подозревал, что на него идет охота.
  - Эх, Плахин, Плахин... - пробормотал майор, поняв, что взрыва можно было избежать. - Надо было брать Энеду вместе с Новаком! Он оказался не таким дураком, каким ты его считал! Жаль, что уже слишком поздно. Кстати, не мешает позаботиться о собственной безопасности... - Лоуренс с отвращением посмотрел в окно и поморщился: выходить из служебного кабинета ему совершенно не улыбалось. Как и прятаться от козней всесильной СВБ...
  - Может, имеет смысл объединить усилия с этим самым Каймом? Как-то же он умудряется прятаться от людей Ломарро, от СВБ и полиции? При этом продолжая расследование... - подумал Гирд, и принялся проматывать записи комма на начало разговора, состоявшегося на стоянке флаеров СВБ:
  ...- Мне удалось связаться с капитаном Каймом! - весьма довольный собой Плахин, замерев перед их флаером, ждал, пока они с Меррдоком выберутся из машины. - Мало того, что он нашел Элли Беолли, так еще раскопал несколько фактов, от которых мне до сих пор не по себе! Знаете, в чем принципиальная разница между коммами 'Эль-Бео' и 'Митсу-Элит'?
  - В хозяине корпорации... - буркнул генерал Меррдок.
  Лоуренс предпочел воздержаться от ответа.
  Плахин, пристально посмотрев на майора, хмыкнул, но переспрашивать не стал:
  - В 'Митсу-Элит' отсутствует блок, препятствующий использованию технологии НЛП и ее продвинутых версий. При наличии транслятора любой носитель этой модели превращается в зомби в течение десяти - двенадцати минут... Как вам новость?
  Генерал Меррдок нецензурно выругался...
  - С ума сойти! - стараясь переорать беснующееся начальство, подал голос Гирд. - Это точно?
  - Да... - кивнул Плахин.
  - Значит, дело еще серьезнее, чем нам казалось... Использование таких устройств запрещено законом. Преступный умысел налицо. Кстати, скорее всего, появление такого количества высокопоставленных марионеток - зомби не следствие, а цель...
  Перемотав запись чуть дальше, Лоуренс нашел искомое - адрес сервера, через который генерал связывался с подчиненным. И, скопировав его в адресную книгу, занялся подготовкой голосообщения...
  
  
   Глава 49. Элли.
  
  Слегка оклемавшись от прямого подключения, Элли отправилась в ванную - хотелось смыть с кожи выступивший за время отключения базовых функций комма пот и освежиться. Думать о гибели обоих генералов не хотелось - проблем хватало и без этого. Поэтому, включив воспроизведение своей любимой Гвианны Атт, девушка завалилась в горячую воду и расслабилась. Однако умиротворяющий вокал певицы, против обыкновения, не смог отвлечь Элли от грустных мыслей, и, поняв, что успокоиться ей не удастся, девушка набрала код связи с 'Удовольствием'...
  - Здравствуйте, госпожа Беолли! - управляющий филиалом компании на Ловейге, господин Эдвин Макдауэл выглядел на все сто: идеальный пробор, пышущее здоровьем лицо, белоснежная улыбка, радость в глазах, и, естественно, сшитый по последней моде костюм. - Чем могу быть полезен?
  - Я по вопросу своей покупки... - справившись с волнением, пробормотала Элли.
  - О, весьма своевременное решение! - Макдауэл приподнялся в кресле, слегка сдвинулся в сторону, и показал на силуэт, угадывающийся под пластиковым чехлом за его спиной. - У нас как раз завершились испытания давно ожидаемой нашими постоянными клиентами модели 'Бриллиант'. Вы готовы принять файл с описанием? Или сразу показать сигнальный вариант?
  - Вы меня не так поняли... - взяв себя в руки, усмехнулась Элли. - Я бы хотела воспользоваться правом на продление жизни уже приобретенного мною инкуба.
  - Вы уверены? - растерялся менеджер. - Может, все-таки подумаете о замене на новый, намного более современный и продвинутый экземпляр? Мы готовы предложить вам очень солидные скидки. Мало того, при желании ему можно будет придать черты уже привычной вам модели...
  - Господин Макдауэл! Я прошу вас о вполне конкретной услуге, возможность которой оговорена в заключенном нами договоре... - перебила его Элли. - Я не понимаю причин, по которым вы пытаетесь меня отговорить...
  - Знаете, процедура не совсем отработана, и, к сожалению, есть некоторые нюансы, о которых мы стараемся не говорить... - после короткого молчания признался Эдвин.
  - Что именно не отработано? - чувствуя, что у нее холодеет внутри, спросила Элли. - Только, пожалуйста, давайте не будем юлить. Вы в состоянии говорить прямо?
  - Да, конечно... - мужчина вздохнул, пригладил ладонью и без того безупречно лежащие волосы, и пожал плечами: - В общем, процедура занимает около суток. Технически - ничего сложного. Проблема не в ней - в результате. Инкуб или суккуб после нее теряют реакцию на хозяина, получаемую в процессе импринтинга. Ну, говоря по-простому, сейчас он вас любит. Вы для него - центр вселенной. После процедуры он перестанет испытывать к вам эти чувства по умолчанию, и не факт, что вам удастся вернуть даже жалкое их подобие. Он может увлечься кем-нибудь еще и будут в своем праве - по закону, сразу после выхода из клиники клоны автоматически получит статус гражданина Лиги...
  - О, как... - Элли, представив себе Рейга с кем-нибудь еще, вздрогнула и покраснела...
  - Угу... Именно так... - заметив ее реакцию, расстроено развел руками ее собеседник. - И, что грустно, девяносто восемь процентов этих созданий начинают новую жизнь с ухода от бывшего хозяина... Предвосхищу ваш следующий вопрос: да, мы ведем работу в направлении получения разрешения на закрепление реакции импринтинга и после процедуры продления жизни, но до сих пор добиться поправки к закону о самоопределении граждан Лиги не смогли. Увы, не пропускают законодатели... Странно - изделие со сроком эксплуатации в восемь месяцев - еще игрушка. А оно же, но после небольшой корректировки срока жизни - уже полноправный гражданин... Представляете себе, какая глупость?
  Элли промолчала, пытаясь понять, готова ли она смириться с уходом любимого мужчины, и пришла к выводу, что нет. Ни за что и никогда. А Эдвин и не собирался замолкать:
  - ...именно поэтому практически все наши клиенты отказываются от этой процедуры и заказывают новые экземпляры с внешностью того же артикула, что и морально и физически изживший себя экземпляр. Так что, я думаю, Вам надо смириться с тем, что Ваше желание... несколько не обдумано, и до конца срока эксплуатации определиться с выбором следующей модели... Кстати, мы предлагаем помощь психологов, так как первый раз пережить потерю любимой игрушки бывает очень тяжело... Если вы решите, что эта услуга вам необходима, то мы предоставим вам ее совершенно бесплатно...
  - Я подумаю... - пробормотала Элли, выбитая из колеи рассказом.
  - Кстати, вы бы не хотели заменить комм вашего инкуба на новый? В связи с эпидемией вируса мы опять же совершенно бесплатно проводим реимплантацию новых 'Митсу-Элит ЗоВ'... - участливо глядя на нее, спросил мужчина.
  - Что за эпидемия? - удивилась Элли, с трудом оторвавшись от обуревающих ее мыслей.
  - Вы не посещаете новостные сайты? - у директора филиала 'Удовольствия' отвалилась челюсть. - Уже неделю вся Лига в шоке! Вам скинуть подборку ссылок?
  - Пожалуй, я посмотрю сама, а потом решу, ладно? Кстати, а почему выбрали 'Митсу?' - среагировав на знакомое название, поинтересовалась девушка. - А продукция компании 'Беолли'?
  - Я, конечно, понимаю ваши чувства, госпожа Беолли, но, увы, продукция ваших заводов не обеспечивает должной защиты от этого вируса. Увы, это уже доказанный факт... Так что мы приостановили закупки по старым договорам и заключили новые с 'Найтвинд'...
   - Ладно, я свяжусь с вами позже... - сжав кулаки так, что ногти впились в ладони, Элли оборвала связь и, выскочив из ванны, заорала на весь дом: - Рейг! Ты мне срочно нужен!!!
  
  Установить конференцсвязь с офисом отца удалось не сразу - сначала пришлось входить в права наследования имущества, потом скачивать с сервера дома на Солиссе идентификационные коды и инсталлировать в свой комм необходимые для доступа к управлению корпорацией программы. Убив на это почти четыре часа, девушка с помощью Рейга разослала запросы на соединение всем управляющим предприятиями и научно-исследовательскими лабораториями и приготовилась к ожиданию. Однако практически все сотрудники откликнулись на вызов без проволочек.
  - Здравствуйте, дамы и господа! - вглядываясь в череду возникших перед ней лиц, твердым голосом произнесла Элли. - С этого момента я беру руководство корпорацией Беолли в свои руки. Я вряд ли смогу заменить отца - он был гениальным бизнесменом, - но... - девушка сглотнула подступивший к горлу комок, - очень постараюсь, чтобы дела в ней шли так же хорошо, как и во время его руководства. Хочу вам представить моего советника и друга господина Рейга Олисса. Прошу любить и жаловать. В мое отсутствие он правомочен принимать любые решения, вплоть до продажи отдельных предприятий. Этот вопрос не обсуждается - просто примите к сведению. А теперь главное: я хотела бы услышать ваши соображения по поводу того, что такое 'Кошелек или Жизнь', и правда ли, что система защиты наших коммов от него не защищена?
  - Герберт Гилдер. Директор СЭБ - подал голос черноволосый красавец, лицо которого показалось девушке знакомым. - Госпожа Беолли! Со всей ответственностью могу заявить, что с этим вирусом что-то не так. Все попытки получить для исследования либо тело вируса, либо поврежденные им коммы провалились. Такое ощущение, что его просто не существует. А истерия в средствах массовой информации - не более, чем великолепно срежиссированная PR-акция. Я не знаю, в курсе ли вы того, что наша служба, кроме всего прочего, занимается промышленным шпионажем - включив соло-канал, добавил он через мгновение, - но и через агентуру в корпорации 'Найтвинд' добыть хоть какую-то информацию не удалось...
  - Ясно. Спасибо за информацию... - бросив взгляд на внимательно слушающего Рейга, сказала Элли, и переключилась на общий канал. - Господин Элизбар Шония? Вы проводили сравнительные тесты 'Эль-Бео' и нового 'Митсу'?
  - Естественно, госпожа Беолли! - подскочив на месте, ответил директор крупнейшего исследовательского комплекса корпорации, не раз бывавший у них в доме, и поэтому узнанный с первого взгляда. - Ничего нового. Мало того, практически все параметры нового 'Митсу' по прежнему уступают даже прошлогодней модели 'Эль-Бео'. А что касается программного обеспечения, так там вообще много непонятного - часть программ не несет никакой функции, а присутствует фрагментарно. Они словно ожидают активации извне. Что настораживает... Антивирусный пакет - стандартный, с незначительными доработками. Две не идентифицированные программы, опять же, требующие последующей инсталляции. В общем, странность на странности...
  - Извините, господин Шония! - заблокировав посторонний доступ к каналу, перебил его Рейг. - А вы проводили тестирование блока КТН-312-ЛЗЕ? Я имею ввиду новую модель 'Митсу'.
  - Нет! Зачем? Она же стандартная, и ее функции жестко определены комитетом по сертификации! - удивление на лице ученого было настолько искренним, что Элли даже грустно улыбнулась.
  - А зря... Я бы посоветовал вам очень внимательно проверить его на соответствие заявленным параметрам... - без тени улыбки попросил Рейг. - Думаю, вы очень удивитесь. Хотелось бы получить результаты тестов как можно скорее...
  - У нас сейчас половина пятого утра! Но дать команду провести замеры в автоматическом режиме я смогу и из дома.
  - Отлично! Сколько вам для этого потребуется времени?
  - Около десяти минут! - сверившись с комом, ответил Шония.
  - Значит, к концу совещания вы сможете поделиться с нами своими выводами... А пока хотелось бы послушать господина Виктора Кобзева. Вы позволите?
  
  
  Глава 50. Миклош Шимански.
  
  Лицо сидящего перед ним мужчины ничего не выражало. Вообще. А в его голосе напрочь отсутствовали эмоции - казалось, что в тело клона просто вставили синтезатора голоса. Забыв записать на подкорку хотя бы бит информации. Поэтому добрую половину его доклада Миклош боролся с желанием дотронуться до его лица и проверить, не маска ли перед ним, и с трудом концентрировался на сути вопроса. Наконец, справиться с собой все-таки удалось, и Шимански, перебив невозмутимого азиата, повернул его рассказ в интересующее русло:
  - Все равно непонятно, каким образом она до сих пор не отравилась. Не может же молодая избалованная девчонка спать на полу?
  - Она обзавелась телохранителем. Никаких зацепок, чтобы понять, кто он и откуда, пока найти не удалось... - сказал Масато Тамимото, один из лучших его сотрудников на сегодняшний день. - Но дело знает. Через двадцать минут после их вселения в особняк все источники информации, оставленные нами внутри, перестали работать. Включая законсервированные. Подключиться к серверу дома, даже имея доступ сотрудника СБ конгресса, стало невозможно. Так что я не удивлюсь, если окажется, что все наши сюрпризы нейтрализованы...
  - Ладно, допустим, что так оно и было. А почему не получилось уронить заправщик? Модель аварии выглядела очень эффектно, и вероятность успешного исхода составляла практически сто процентов!
  - Не знаю, Микрош-сан! - как обычно, зачем-то исковеркав его имя, ответил японец. - Авария школьного корабля оказалась весьма некстати. Я пытался обнаружить чей-нибудь умысел, но не смог. Скорее всего, Беолли просто повезло...
  - Опять? Везучая, сучка! - поморщился Шимански. - Кстати, она вступила в права наследования, что совершенно не радует.
  - Ничего страшного. Завтра утром ее ждет сюрприз! Решением начальника режима СБ Конгресса, для предотвращения утечки информации и в целях безопасности конгрессменов вводится обязательная реимплантация коммов.
  - Небось, в сети клиник 'Гиппократ-М?' - ухмыльнулся Миклош.
  - Именно... - на невозмутимое лицо Масато было противно смотреть. - Так что в течение получаса, необходимого для процедуры, госпожа Беолли будет в нашем полном распоряжении...
  - Она может не согласиться. Все-таки хозяйка корпорации, выпускающей коммы... - перебил его засомневавшийся в успехе Шимански.
  - Реимплантация - обязательна! Она не может не согласиться...
  - Тогда надо подготовить выездную бригаду. Возьми ребят Перепелицына и обеспечь своевременный доступ во все ближайшие клиники...
  - Будет сделано, шеф. - Тамимото поклонился, и, пятясь, вышел из кабинета...
  
  
  Глава 51. Лоуренс Гирд.
  
  Принцип 'Мой дом - моя крепость' не сработал: появление в гостиной Лоуренса четверки фигур в тяжелых штурмовых 'Ураганах' оказалось для майора неприятной неожиданностью. Чуть не выронив из рук упаковку с любимым печеньем, он растерянно озирался по сторонам, не понимая, почему система безопасности особняка не подала никакого сигнала, и как, собственно, они беспрепятственно прошли на второй этаж. Подключиться к комму не удалось - заблокированный гостями имплантат напрочь отказывался реагировать на его панические запросы. Поняв, что связаться с управлением полиции тоже не удастся, майор решительно встал с любимого 'Антика' и, приподняв одну бровь, поинтересовался у стоящего ближе всех солдата:
  - Ну, так и будем стоять? Или кто-нибудь догадается мне объяснить, что именно вы тут забыли?
  - Две минуты сорок две секунды... - усиленный громкоговорителем голос, раздавшийся из-под шлема, заставил Лоуренса поморщиться: по его мнению, испугать таким образом можно было разве что ребенка до пяти лет. И то не факт.
  - Хорошо, тогда я, если вы не против, продолжу трапезу... - пожав плечами, Лоуренс завалился в кресло и, достав из упаковки печенье, с удовольствием впился в него зубами...
  Человек, появления которого ожидали бойцы, появился в комнате чуть раньше ожидаемого срока - эдак минуты через полторы. Видимо, торопился. И сразу представился:
  - Генерал Георгий Семашко. Командир подразделения 'Зет'... Хотелось бы задать вам несколько вопросов по поводу гибели моего однокашника и друга генерала Плахина. Думаю, вы понимаете, что со мной лучше быть откровенным?
  Майор удивленно посмотрел на генерала, потом на его подчиненных и пробурчал:
  - Идентификатор своего комма можете прислать?
  - Служебный? - не понял генерал.
  - Нет. Мне нужен серийный номер и модель имплантата... И ваш, и ваших бойцов... - усмехнулся Лоуренс. - Иначе разговора не получится. На то есть серьезная причина...
  - Хорошо... - не стал спорить Семашко, и на частично разблокированный комм Гирда тут же начали поступать запрошенные файлы.
  - 'Эль-Бео'... Это радует... - проверив последний, довольно заключил Лоуренс. - А теперь попросите ребятишек покинуть здание: то, что я вам сообщу, весьма и весьма серьезно, и я бы не хотел, чтобы полученная вами информация разошлась слишком широко...
  - Мои люди умеют молчать... - рыкнул генерал.
  - Хорошо. Тогда обойдемся без моих соображений. Голые факты. Рекомендую устроиться поудобнее - времени на осмысление у вас уйдет достаточно много... - сказал Гирд, отправляя командиру самого засекреченного подразделения Лиги пакет с информацией по делу Беолли...
  ...Смотреть, как меняется лицо Семашко по мере просмотра голофайлов было даже забавно - за какие-то двадцать минут грозный генерал успел раз пять разозлиться, расстроиться, удивиться и даже пару раз восхититься. Видимо, чьим-то действиям. При этом он не забывал об осторожности - работая 'вполглаза', он не забывал контролировать движения Лоуренса и, судя по всему, сканировать окрестности через штурмовые комплексы своих бойцов.
  - Монстры... - подумал Лоуренс, вспомнив легенды, связанные с этим подразделением.
  ...Информации о подразделении 'Зет' было мало. В основном слухи. Досужие репортеры, отставные военные и болтливые чиновники, пытающиеся сделать себе имя на публикации жареных фактов, сходились в одном: ни о принципах комплектования, ни о численности, ни о задачах, ставящихся перед этими людьми, не было ни бита информации. И это - в эпоху, когда, при желании, можно было узнать меню на ужин последней любовницы любого сенатора или цвет белья ведущей какого-нибудь политического канала. Ну, да, подразделение существовало. Откуда-то финансировалось и что-то там делало. Но как-то очень тихо и незаметно...
  Естественно, находились люди, которые пытались анализировать все происшествия на территории Лиги за последние лет триста. Для того, чтобы выделить хоть какие-то чрезвычайные события, решение которых можно было бы приписать этой команде. Но, увы, никаких доказательств причастности 'Зет', скажем, к кризису на Хотарро, не было. Хотя то, что взбунтовавшиеся и разгромившие половину Нью-Лондона солдаты вдруг словно сошли с ума и перестреляли друг друга, легче всего было свалить на 'Зет'...
  Верить в слухи Лоуренс не умел, времени заниматься ерундой у него тоже никогда не было, поэтому существование этого подразделения он принимал, как данность: они есть, что-то делают, и ладно...
  - Кстати, генерал, у меня один вопрос! - заметив, что Семашко заканчивает просмотр, все-таки решился поинтересоваться майор. - С точки зрения логики, вы, как командир самого засекреченного подразделения Лиги не должны были мне представляться!
  - А кто вам сказал, что это настоящее имя или фамилия? Или звание? - усмехнулся Семашко. - И еще нюансик! Как вы думаете, какова вероятность того, что вы сможете вспомнить о нашей встрече, скажем, через час?
  - Весьма высокая... - фыркнул майор. - Я вам нужен. Какими бы вы не были гениальными, расследовать это дело заново - нерационально. Ситуация и так грозит выйти из-под контроля. Значит, вы будете вынуждены меня припахать...
  Генерал расхохотался. Но как-то без души - видимо, информация о расследовании его здорово загрузила:
  - Правильно. Припашем. Так что можете собираться - ближайшие пару недель вы вряд ли сможете попасть домой или на службу...
  ...Массивный грузовой флаер аварийной службы походил на планетарный танк приблизительно так же, как комар - на истребитель. Однако за рекламными голограммами на его обшивке прятался именно он - чудовище, созданное для подавления укрепрайонов врага. Скромно телепаясь по коридору для таких же, как и он, трудяг, 'Скорпион' выбирался за территорию города больше получаса, периодически останавливаясь для техобслуживания системы кондиционирования того или иного здания. А внутри его тем временем вовсю кипела работа: генерал, выведя на бортовые экраны изображение лиц пары аналитиков, продолжал терзать Гирда вопросами. Его интересовало все - от информации о личностях, забравших фрагменты тела человека, пытавшегося проникнуть в дом Элли Беолли и до программы, в режиме реального времени отслеживающей серверы медучреждений, оказывающих услуги по реимплантации членам правительства, конгресса и силовым структурам.
  К моменту, когда 'Скорпион' распахнул перед ним крышку десантного отсека, Лоуренс чувствовал себя выжатым, как лимон. И это не смотря на то, что взятый под контроль медиков 'Зет', его комм усиленно поддерживал работу его мозга! Выбравшись из машины, майор оглянулся по сторонам и усмехнулся: изображение мест, над которыми летел танк, оказалось обычной голограммой! Помещение, в котором они находились сейчас, являлось грузовым трюмом корабля, а, значит, с вероятностью процентов в девяносто с гаком 'Скорпион' успел выйти на орбиту...
  Заметив датчик давления атмосферы, находящийся в рабочем режиме, Лоуренс удовлетворенно усмехнулся и, повернувшись к генералу, и на ходу продолжающему бесшумные переговоры со своими сотрудниками, поинтересовался:
  - А мы что, собираемся куда-то лететь?
  - Да. Думаю, не мешает посетить Ловейг и повидаться с вашими друзьями...
  - Я ни разу не видел ни капитана Кайма, ни госпожу Беолли, ни ее телохранителя... - пожал плечами Лоуренс.
  - Вот заодно и познакомитесь...
  
  ...Весь перелет до системы Ловейга, оказавшийся на удивление коротким, Лоуренс ощущал себя подопытным кроликом - люди Семашко буквально выпотрошили его комм, скачав с него все, что прямо или косвенно касалось расследуемого им дела, и успокаиваться не собирались. Не спрашивая разрешения, они бесцеремонно подключали майора к каким-то аппаратам, вводили непонятные препараты и терроризировали вопросами. Кстати, их методика допроса, автоматически анализируемая Гирдом, оказалась эффективнее той, что была принята в полиции: мало того, что он умудрился вспомнить море сопутствующей информации, так его простимулированный мозг начал работать гораздо лучше, увязывая факты, раньше казавшиеся никак друг к другу не относящимися. Так что, забираясь в уже знакомый 'Скорпион', и готовясь к высадке на Ловейг, майор представлял себе картину заговора значительно лучше, чем до отлета...
  
  
  Глава 52. Рейг.
  
  Изменения в настроении Элли я почувствовал задолго до того, как она зашла в комнату: минут пятнадцать она проторчала на кухне, явно не решаясь зайти ко мне, и дико переживала. Я даже оторвался от расчетов: ни ревности, ни зависти, ни стыда, ни сомнений в собственных силах я раньше в ее переживаниях не замечал. Стоило просмотреть логи совершенных ею звонков, как все стало ясно: Элли связывалась с 'Удовольствием'. Видимо, по вопросу о продлении моей жизни. И информация, полученная там, ее чем-то не устроила. Решив, что определиться с линией поведения она сможет без моей помощи, я, скрепя сердцем, вернулся к работе, однако ненадолго: на что-то решившись, моя хозяйка отодвинула в сторону стакан с соком и, встав с кресла, решительно направилась в сторону двери. Я радостно улыбнулся - в ее эмоциях пропал стыд, а, значит, решение, принятое ею, не должно было идти вразрез с ее характером.
  - Я говорила с директором филиала 'Удовольствия'... - с порога выпалила она, и затараторила, видимо, не давая себе шанса передумать: - Через час надо будет лететь в их клинику на процедуру продления жизни. Я только что все оплатила...
  - Может, подождем, пока не решатся все наши проблемы? - спросил я, давая Элли возможность сделать шаг назад: чувствовать, как ей не хочется туда лететь, было невыносимо.
  - Нет. Я все решила... - пряча от меня взгляд, буркнула она.
  - Тебе же не хочется... - сделал я еще одну попытку: Элли еле сдерживала слезы, и мне от этого вдруг расхотелось жить.
  - Ну и что, что не хочется? - с вызовом в голосе поинтересовалась она. - Надо. Только вот последний час я бы хотела, чтобы ты... мы... пойдем в спальню, а?
  Не дожидаясь моего ответа, девушка схватила меня за руку и поволокла за собой. Я попытался было слегка приглушить накал ее чувств транслятором, но нарвался на рык:
  - Не смей! Я знаю, что делаю... Просто мне немного тяжело... Не говори ничего... Я тебя очень прошу... Ладно?
  Пришлось отключить транслятор и ускорить шаг...
  ...То, что творилось с ней в постели, трудно было передать словами: казалось, что она прощается со мной навсегда, и упивается каждым мгновением нашей близости. В какой-то момент я даже испугался за ее сердечко: она переживала так сильно, что ее комм почти каждые пару минут был вынужден корректировать ее состояние. А, услышав сигнал таймера, Элли вдруг разрыдалась...
  - Я никуда не поеду! - решив, что никакое продление жизни не стоит таких жертв с ее стороны, буркнул я, притягивая ее к себе, но не тут-то было: - разъяренная фурия, в которую мгновенно превратилось нежное и ласковое создание, буквально смела меня с кровати:
  - Поедешь! Я не хочу видеть, как ты умираешь! А режим, в котором ты грузишь свой мозг, уменьшил срок твоей жизни как минимум вдвое! Так что одевайся и лезь в флаер! Немедленно!!!
  - Я же вижу, как ты мучаешься! - попробовал уговорить ее я, но у меня ничего не получилось:
  - Мне просто надо привыкнуть... - натягивая на себя белье, пробормотала она.
  - К чему? Что из того, что тебе сказали, тебя так испугало? - решил все-таки спросить я. - Не на заклание же ты меня везешь?
  Вспышка ее чувств была такой сильной, что я слегка испугался - ответ на мой вопрос лежал где-то очень близко к истине!
  - Нет. Ты будешь жить долго, как обычный человек... - Элли с трудом нашла в себе силы ответить. - Но...
  - Что 'но'?
  - Но не факт, что продолжишь меня любить... Они сказали, что импринтинг слетит, а твои чувства пропадут... Ну, что стоишь? Одевайся!!! Думаешь, мне было легко на это решиться?
  - Не пропадут! Ты - очень хороший человек! - ошарашено пробормотал я. - Я же знаю всю твою жизнь! Ты - настоящая! Как я могу тебя разлюбить?
  - Твои чувства сейчас - только мираж... Тебя заставили меня любить! А после процедуры ты получишь статус гражданина Лиги и будешь совершенно свободен! Миллиарды 'настоящих' будут готовы предложить тебе свою любовь. Так что шансов, что ты обратишь на меня хоть какое-то внимание, практически нет... И ладно! Зато мне с тобой было хорошо... И я не могу обречь тебя на смерть... - истерические нотки в ее голосе рвали мое сердце на части, но сопротивляться ее приказам я не мог, поэтому после очередного 'Одевайся!' покорно взялся за брюки...
  
  
  Глава 53. Капитан Верден Кайм.
  
   Ощущение выхода из стазис-поля были не из приятных: подташнивало, кружилась голова, и подгибались ноги. Заблокированный комм не функционировал, поэтому ощущения не проходили. Сфокусировав зрение, Верден понял, что лежит на полу, а фигура в черном комбинезоне в странном ракурсе - стоит над его телом. Как ни странно, руки оказались свободны. Впрочем, бросаться безоружному на 'Ураган' было бы верхом идиотизма. Тем более в таком состоянии.
   - Здравствуйте, капитан! - прозвучало откуда-то из-за его головы. - Приносим свои извинения по поводу такого способа начала нашего знакомства, но, думаю, просмотрев вот этот файл, вы поймете, что мы были вынуждены так поступить...
   Оперевшись на локоть, капитан приподнялся и оглянулся. Широченный мужчина, явно никогда не задурявшийся попытками подогнать свое лицо и фигуру под стандарты, навеваемые модой, выглядел очень внушительно. Рубашка с короткими рукавами открывала его ручищи, перевитые мышцами, причем создавалось впечатление, что накачаны они были по старинке - с помощью тяжелого труда на тренажерах. Короткая стрижка, опять же не по последней моде, тяжелый взгляд из-под бровей, косой шрам на виске, который можно было бы убрать за пятнадцать минут в любом центре косметической хирургии - все говорило о том, что этому человеку было наплевать на то, как он выглядит.
   - Ну, что скажете? - не дожидаясь, пока его осмотрят, рявкнул мужчина.
   - А что я могу сказать? - усмехнулся Кайм. - Мой комм заблокирован, а ловить файлы мозжечком я пока не умею...
   - Та-а-ак... - взгляд, брошенный здоровяком куда-то в сторону, вызвал мгновенную реакцию - у Вердена мигом прошла тошнота, перестала кружиться голова, и на почтовом сервере восстановившего все функции комма появилась отметка о полученном письме.
   - Минуточку! - открывая для просмотра файл, Верден параллельно написал короткое сообщение для Рейга о том, что захвачен, и скинул его на один из вспомогательных адресов в Сети с пометкой 'Отправить через двадцать минут'.
   Однако, прочитав файл до конца, озадаченно посмотрел на своего собеседника и приостановил действие пометки: люди, в 'гостях' у которых он оказался, были не врагами.
   - Вы уверены? - вставая с пола и занимая одно из свободных мест, поинтересовался Кайм.
   - Да, капитан, уверены. У нас достаточно мощностей для анализа и уровень доступа повыше, чем у вас... Кстати, думаю, что не мешает представиться: генерал Алексей Семашко. Подразделение 'Зет'. Друг и однокашник вашего покойного шефа... - здоровяк потемнел лицом на слове 'покойный', и сжал увесистые кулаки. - Дело, которое вы расследовали, оказалось несколько шире и гораздо опаснее. На сегодняшний день я бы присвоил ему нулевую категорию, хотя таковой и не существует.
   - Ну, да, если зомбировали уже начальника СВБ Лиги, то это не лезет ни в какие ворота! - еще раз проглядывая файл, присланный генералом, буркнул Верден. - Странно, но я проверял буквально за двадцать минут до вылета из дома, и не нашел этой информации!
   - Угу. Ваши противники вышли на более высокий уровень. Все, что касается реимплантации высокопоставленных чиновников - засекречено. Кроме того, ваше желание выйти на начальника СВБ просчитано, и в здании Управления вас уже ждут... Именно поэтому мы были вынуждены действовать так грубо...
   Верден вспомнил крушение флаера, предшествовавшее потере сознания, и поежился:
   - Да, я думал, что долетался...
   - Все так подумали. Ваш хладный труп уже в морге... - ухмыльнулся Семашко. - А ваши противники радостно потирают руки... Ладно, это все - лирика. Давайте займемся делом. Мне нужна вся информация, которую вы успели накопать. Все выводы, догадки, нюансы. Времени осталось крайне мало... Завтра может оказаться поздно...
   - Я готов... - пожал плечами Верден. - Только по моему мнению, гораздо важнее то, что содержится в комме телохранителя госпожи Беолли: к своему стыду могу признаться, что способностей к нестандартному видению ситуации у него оказалось больше...
   - Он находится в операционной... - поморщился Семашко. - Мы немного не успели... Возьмем его сразу, как только он с Беолли вылетит из здания 'Удовольствия'.
   - Вы знаете, что он - инкуб? - удивился Кайм.
   - Да. Я же говорю, что у нас - несколько больше возможностей, чем у вашей конторы или у полиции. Все базы данных, от ПЗС и до списков получивших продление инкубов - в нашем распоряжении. Так что проблему, которую вы раскопали, мы видим немного шире...
   - Ясно... - сник капитан. - Куда сбрасывать данные?
   Пока длилась передача, генерал молчал. Видимо, знакомился с какими-то ключевыми моментами, выделяемыми из потока данных его аналитическим блоком. Заметить даже отголоски обуревающих его чувств на его непроницаемом лице оказалось невозможным, и Верден с интересом посмотрел на возникшего в дверях толстяка.
   - О, капитан! Рад вас видеть! - улыбнулся майор Гирд. - Булочку с яблочным джемом хотите?
   Прислушавшись к поведению желудка, Кайм решил, что кризис миновал, и утвердительно кивнул.
   - Вот и отлично! - Лоуренс протянул ему упаковку и, пододвинув поближе кресло, устроился рядом. - Вы уже в курсе последних новостей?
   - Да, я дал ознакомиться... - буркнул Семашко, отрываясь от своего комма.
   - Заговор-то гораздо масштабнее того, что мы с вами себе представляли! Господин Сейн Ломарро, при всем желании не смог бы зомбировать столько людей за какие-то паршивые полгода!
   - У него достаточно денег для того, чтобы нанять любое количество помощников... - пожал плечами капитан.
   - До вчерашнего дня я думал так же. Однако люди генерала провели несколько тестов, и оказалось, что кое-какие нюансы не бьются... В общем, мы пришли к выводу, что во главе заговора - как минимум человек восемь... Причем каждый из них - очень деятельная личность... Именно поэтому гибель господина Ломарро никак не сказалась на их замысле...
   - Я хотел бы ознакомиться со всей имеющейся у вас информацией... - вздохнув, попросил капитан. - Если, конечно, мне будет позволено.
   - С сегодняшнего дня вы прикомандированы к подразделению 'Зет'... - кивнул Семашко. - Как и майор Гирд, вы назначаетесь сотрудником расчетно-аналитического отдела. Чуть позже пройдете модернизацию комма и получите личное оружие. А пока можете принять душ и переодеться. А то после аварии вашего флаера вы смотритесь... не очень... Майор Гирд вас проводит...
  
  
   Глава 54. Элли Беолли.
  
   Ожидание действовало на нервы. За два часа, пока длилась процедура, Элли раз пятнадцать пыталась отвлечься, подключаясь к развлекательным ресурсам Сети, и каждый раз, проведя там пару минут, прерывала соединение - ни юмористические программы, ни показ последних коллекций одежды, ни ее любимые комедии оказались не в силах заставить ее не думать о будущем. Мысль о том, что, выйдя из операционной, Рейг может вообще не обратить на нее внимания, ввергала ее в состояние шока. Последние минут двадцать перед окончанием процедуры девушка металась по помещению, не находя себе места, и пыталась справиться с то и дело охватывающей ее дрожью. К моменту, когда двери в операционный блок, легонько свистнув, ушли в стены, и на пороге появился улыбающийся врач, Элли была готова расплакаться.
   - Госпожа Беолли! Процедура завершена. Пациент будет здесь через две минуты. Он принимает душ...
   - Спасибо, доктор! - еле найдя в себе силы улыбнуться, девушка пожала протянутую ей руку и, проводив взглядом покинувшего фойе врача, заставила себя сесть в кресло и немного расслабиться.
   ...Рейг выглядел немного растерянным. Казалось, что он заново учится смотреть, думать и чувствовать. Глядя, как он изучает ее лицо, Элли не выдержала и разрыдалась.
   - Что с твоими губами? - встав перед ней на колени, Рейг осторожно отвел ее ладони от заплаканного лица и расстроено посмотрел ей в глаза. - Искусала? Почему ты плачешь? Чего ты так боишься?
   - Ты что, не чувствуешь? - всхлипнула Элли.
   - Нет... - вытирая слезы с ее лица, признался инкуб. - Эмпатия, функции транслятора и большинства служебных программ восстановятся в течение суток. Пока я могу только видеть и слышать... Даже комм пашет процентов на двадцать...
   - Понятно... - проведя тыльной стороной ладони по своим губам, девушка увидела на коже кровь, и с некоторым запозданием почувствовала жжение. - Черт, прокусила...
   - Знаешь, а ты - красивая... - тихо-тихо, на пределе слышимости вдруг прошептал Рейг. - Тебе, наверное, идет, когда ты улыбаешься...
   - А ты не помнишь? - чувствуя, как по ее лицу снова покатились слезы, спросила Элли.
   - Пока нет... - признался инкуб. - Знаешь, мне кажется, что наличие комма заставляет некоторые отделы мозга деградировать. С ним все просто - выдернуть из его памяти любое событие и просмотреть его на любой скорости, в цвете и со звуком настолько просто, что нет необходимости что-то запоминать, и сейчас я чувствую себя куклой без собственного прошлого. Странное ощущение. Надо учиться запоминать головой...
   - А душой ты тоже ничего не помнишь? - испуганно глядя на своего любимого мужчину, спросила Элли.
   - Мне было с тобой очень хорошо... Только все мои ощущения как будто подернулись дымкой. Стали словно чужими... - делая большие паузы между фразами, и, словно глядя в себя, буркнул Рейг. - Я тебя очень любил... Я это знаю... Разумом... А душа? Она словно бы спит... Не плачь, пожалуйста! Она проснется обязательно... Когда я вижу твои слезы, мне становится больно... И вообще пошли отсюда, а? Мне тут некомфортно...
   - Пошли... - заставив себя встать, Элли вытерла рукавом глаза и, вцепившись в руку двинувшегося к выходу Рейга, засеменила следом.
   - Здорово, что они не прощаются с клиентами после процедуры... - выйдя из лифта на стоянку флаеров, буркнула девушка. - Мне что-то не хочется никого видеть. И слышать...
   - Думаю, психологи у них не зря едят свой хлеб ... - усаживаясь на место пассажира, сказал Рейг. - Эль! Поведешь машину? А то я пока за себя не ручаюсь...
   - Да, конечно... Только у меня трясутся руки...
   - Тогда включай автопилот и не задуряйся... - пожал плечами парень и тяжело вздохнул: - Надо же, страшно взяться за управление!
   Машина, против обыкновения, не рванулась в небо, как камень из катапульты, а плавно оторвалась от крыши и, набирая скорость, будто везла беременную женщину, начала перестроение на полосу для тех, кто не торопится. Повернув голову, Элли посмотрела на растерянное лицо сидящего рядом парня и неожиданно для себя фыркнула:
   - У тебя такой вид, будто ты летишь в первый раз!
   - Ага. Именно так я себя и чувствую... - признался он. - Даже страшно немного... То, что от меня ничего не зависит, здорово действует на нервы...
   - Можно взять твою руку? - не дожидаясь разрешения, девушка вцепилась обеими руками в широченную ладонь и, положив ее себе на бедро, принялась поглаживать такие родные пальцы.
   Отвечать Рейг не стал. Вместо этого он закрыл глаза и откинул голову на подголовник.
   - Тебе нравятся мои прикосновения? - минут через пять решилась просить Элли.
   - Да... Странное чувство, что эти ощущения - часть меня... Боюсь пошевелиться, чтобы не спугнуть...
   Еле сдерживая рвущуюся наружу счастливую улыбку, девушка нажала на сенсор отключения ремней безопасности, и, оперевшись на сидение коленом, потянулась к губам Рейга и вдруг почувствовала, что ее срывает с места и кидает куда-то в сторону лобового экрана.
   - Эль!!! - дикий крик Рейга резанул ее слух, и она потеряла сознание...
  
  
   Глава 55. Миклош Шимански.
  
   Ответить на запрос о соединении с Масато Миклош смог только через сорок минут после прохождения первого сигнала: Зейна, наконец согласившаяся посетить его 'скромное жилье', как раз снимала платье, и прерывать этот процесс даже для такого важного занятия, как беседа с подчиненным, Шимански не захотел. И, в общем, не зря: девушка, которую он добивался уже целых шесть дней, оказалась вполне на уровне! Начав играть в опытную, страстную женщину, она уже через несколько минут после того, как они оказались в постели, не на шутку завелась, и приятно поразила его своей искренностью и накалом обуревающих ее страстей. Решив, что работа подождет, Миклош позволил себе расслабиться, и получить все удовольствие, каким его одарила эта взбалмошная, но довольно милая особа. Только когда она, покачивая бедрами, удалилась в ванную, он заставил себя отключиться от приятного и заняться полезным:
   - Ты что-то хотел? - окутавшись сферой, спросил он у возникшего перед ним подчиненного.
   - Через четыре минуты госпожа Беолли выйдет с процедуры реимплантации. Вернее, ее вывезут... - как обычно, без тени эмоций доложил Масато.
   - Она приехала сама? - не поверил Миклош.
   - Нет. Она и ее телохранитель попали в авиакатастрофу. Телохранитель скончался на месте. Госпожа Беолли с переломами средней тяжести была доставлена в клинику на углу Тридцать третьей и Семнадцатой. Мы, как ее родственники, смогли перевезти ее в 'Гиппократ-М'...
   - Кто провел реимплантацию? - заранее зная ответ, все-таки спросил Шимански.
   - Перепелицин. Лично.
   - Молодцы. Премию перечислю ближе к вечеру. До связи... - Миклош довольно потянулся, отключил связь, и, вскочив с кровати, бодро направился в сторону ванной - такая новость требовала того, чтобы от души оторваться. А его широченное джакузи мало чем уступало по комфорту кровати... И госпожа Зейна имела шанс это оценить!
  
   ...С пакетом информации о последних новостях Шимански ознакомился далеко за полночь - когда девушка, порядком утомившись, уже спала в гостевой спальне. Подстегивать себя стимуляторами не пришлось: это сделал первый абзац первой же просмотренной им статьи:
   - Что это? Помешательство или чувство вины? - вопрошал корреспондент. - Лигу лихорадит! Единственная наследница миллиардера Марка Беолли, конгрессмен Элли Беолли, сделала сенсационное заявление! Хозяйка корпорации, выпускающей коммы 'Эль-Бео', оказавшиеся неспособными противостоять натиску вируса 'Кошелек или Жизнь', хранившая молчание с начала кризиса, решила уйти из политики и бизнеса одновременно! Заявление о том, что в свете последних событий она не может адекватно представлять интересы населения Солисса, и поэтому вынуждена покинуть кресло конгрессмена за сутки перед началом работы Конгресса, уже взбудоражило общественность Ловейга. А выброшенный в продажу контрольный пакет акций корпорации - биржу! И если реакция на первое - относительно спокойна, то продажа и так обесценившихся акций спровоцировала панику: за каких-то десять минут стоимость акции корпорации 'Беолли' упала в одиннадцать раз! Желающие полюбоваться на то, что происходит на торговых площадках, могут воспользоваться ссылкой над моей головой - поверьте, зрелище стоит того, чтобы на него посмотреть...
   - Хе-хе... - ухмыльнулся Миклош и остановил воспроизведение. - Вот это я понимаю!
  Второй файл весил почти впятеро больше. И начинался практически так же:
  'Чувство вины или помешательство? Не прошло и пяти часов с момента заявления госпожи Беолли об уходе из политики и бизнеса, как Лига вздрогнула от нового сообщения о наследнице корпорации Беолли: госпожа Элли, не выдержав тяжести навалившихся на нее проблем, покончила с собой! Кадры, которые вы видите, поступили буквально несколько секунд назад! Особняк в жилом городке Конгресса, где недавно поселилась конгрессмен Беолли, стал местом, где эта милая девушка свела счеты с жизнью. Наш корреспондент ведет вас по тому пути, по которому шла Элли в последние минуты перед тем, как закончить свое существование. Смотрите внимательно - вот дверь в одну из пяти ванных комнат, имеющихся в доме. Именно эта дверь скользнула в сторону, когда госпожа Беолли, вернувшись домой после пресс конференции, решила принять душ. Стоя вот в этом углу, девушка снимала с себя одежду, и кусала губы от того, что не видела себя в будущем: крах корпорации, оставленный ей отцом, в одночасье превратил ее из успешного политика и деловой женщины в ненавидимого всеми изгоя. Трудно сказать, насколько сильным было ее отчаяние, но, набрав в ванну горячую воду, Элли недрогнувшей рукой перерезала себе вены на обеих руках. Варварский способ ухода из жизни, взятый на вооружение еще нашими предками на Старой Земле, сработал безукоризненно - белое, обескровленное тело юной, но уже уставшей от жизни девушки ждало прибывших по аварийному вызову системы безопасности особняка врачей в красной от крови воде... Нашим специалистам удалось раздобыть голофайлы с записью камер внутреннего наблюдения - те из вас, кто достиг двадцати одного года, могут подтвердить желание просмотра приаттаченного голофайла и просмотреть шокирующие кадры ухода из жизни юной девушки... А мы поговорим о том, почему врачам не удалось вернуть ее к жизни...'
  - Мы не будем об этом говорить... - усмехнулся Миклош, бегло проглядывая остальные репортажи. - Что толку? И так все понятно. Смотреть самоубийство тоже, пожалуй, неохота - что там может быть нового?
  
  
  Глава 56. Лоуренс Гирд.
  
  Возможности генерала Сеченова потрясали: имея доступ ко всей информации, проходящей через Сеть, аналитики службы располагали еще и достаточно большими мощностями для обработки безумных массивов информации. Трудно сказать, где они реально находились, но задержка при получении ответа на практически любой запрос редко составляла больше двадцати минут. Правда, в здании, занятом подразделением 'Зет' на Ловейге, не было 'Антика', поэтому включившийся в работу Лоуренс был вынужден трансформировать в кровать обычное кресло. Ворочаться на нем было намного менее комфортно, но делать было нечего.
  Капитану Кайму было проще - сухой и поджарый, он прекрасно чувствовал себя сидя. Видимо, поэтому не кряхтел, не ерзал и не матерился. Все время, которое прошло до момента, когда Сеченов решил, что 'пора заняться делом'...
  ...Аресты майора Мори Энеды, начальника СВБ Лиги и еще десятка высокопоставленных чиновников прошли, как по учебнику: возникающие из ниоткуда офицеры подразделения без особых проблем нейтрализовывали их охрану, погружали зомбированных лиц в стазис и отправляли на ближайшую базу 'Зет', где ими начинали заниматься следователи. Восемь часов, потребовавшихся для того, чтобы выпотрошить их коммы и проанализировать полученную информацию, Лоуренс провел в лихорадочном возбуждении - ощущение того, что хвостик той ниточки, дернув за который, можно вытащить на свет виновника всей этой катавасии, было так реально, что не давало отвлекаться ни на что. Даже на булочки. И майор, глотая слюну, загружал и загружал данные в свой многострадальный комм...
  Как ни обидно, но первым к безумному выводу, что во главе заговора стоят не основные подозреваемые, а их любимые 'игрушки', пришел капитан Кайм. Именно он обратил внимание, что у всех тех промышленников, которые, по мнению Сеченова, стояли во главе заговора, имеются приобретенные в корпорации 'Удовольствие' инкубы или суккубы. И что каждый из клонов прошел процедуры по продлению жизни, а, значит, кроме наличия в базовой комплектации транслятора, имел свободу воли и великолепные расчетно-аналитические блоки, способность к самообучению и материальные ресурсы влюбленных в них до потери пульса хозяев! И именно Верден первым понял, что взять любого клона силами одного только подразделения 'Зет' будет проблематично: эти чертовы заговорщики были чертовски осторожны, обладали способностью к эмпатии, и, что самое неприятное, приобретали блоки УИ !
  Генерал Сеченов, ознакомившись с его выводами, грязно выругался и затребовал всю информацию о способностях этих самых суккубов и инкубов, и о количестве и местонахождении всех действующих моделей. Через пару часов анализа он согласился с Каймом: мало того, что по уровню возможностей средняя игрушка мало чем отличалась от бойца спецподразделения, так и информации о реальном месте пребывания четырнадцати из семнадцати находящегося в частных руках 'оживленных' клонов просто не было!
  - Я предлагаю взять вдову Сейна Ломарро Бренду Джоуи... - закончив просматривать итоговый файл, пробормотал Верден. - То, что она на Солиссе, и проводит время в компании с Левоном Тер-Петросяном, дает нам небольшой шанс не лохануться...
  - Согласен... - кивнул генерал. - Ставьте ее в разработку, а я распоряжусь, чтобы одно из отделений выдвигалось на Солисс и готовилось к захвату... Энтони! - рявкнул он через минуту, заставив вздрогнуть работающего рядом с Лоуренсом офицера. - С момента начала захвата обеспечь блокаду Солисса по варианту одиннадцать... Вопросы?
  - Сделаю, господин генерал! - не вставая с места, кивнул лейтенант. - На какой срок?
  - До моего разрешения... - пожал плечами Сеченов и потер кулаком шрам. - Надеюсь, что ее арест нам что-то даст...
  - Кстати, может, имеет смысл затребовать в 'Удовольствии' одну из игрушек для исследования? - перебил генерала Гирд. - Я бы проверил ее на совместимость с тем же 'Полигоном'... Мало ли, на них не подействует?
  - Логично. Вот и займись...
  - А у вас есть 'Полигон'? - заинтересованно спросил майор.
  - Не 'у вас', а 'у нас'... - хмыкнул Сеченов. - 'Полигона' - нет. Есть штучка повеселее и посовременнее. 'Арена' называется...
  - Дурацкое название... - усмехнулся Верден.
  - Плевать. Зато работает...
  
  
  Глава 57. Рейг.
  
  Возвращаться в сознание оказалось ужасно неприятно. Ощущение,
  что в моей голове кто-то копался, вызывало ощущение жуткого дискомфорта. Кроме того, не работал комм и почему-то не получалось пошевелиться. Открыв глаза, я наткнулся на взгляд высоченного молодого парня, почему-то одетого в шорты и довольно легкомысленную розовую майку с голограммой, изображающей древний парусник, летящий по штормовому морю. На мой взгляд, иссиня-черные волны на розовом фоне смотрелись, как бы это помягче выразиться, хреновато, но, судя по выражению лица юноши, ему эта майка нравилась.
  - Как самочувствие? - поинтересовался он, и я удивленно отметил, что его действительно интересует то, как я себя ощущаю.
  - Нормально... - буркнул я. - Где я нахожусь, и что с девушкой, которая была рядом со мной в кабине флаера?
  - Отвечать на эти вопросы не в моей компетенции. Мое дело проверить, как функционирует ваш организм, и протестировать ваш новый комм. Я сейчас его активирую, а вы попробуете его проверить в разных режимах, ладно?
  Я мысленно схватился за голову: после аварии мне провели реимплантацию! Запуск автотестирования комма, как ни странно, прошел без проблем, а сам процесс занял раза в полтора меньше времени, чем обычно. Испугавшись за сохранность баз данных, программ и всего того, что составляло мою Личность, я включил полную проверку памяти и программного обеспечения. Результат меня слегка шокировал: все было на месте, но абсолютно все файлы, хранившиеся у меня на жестком диске, носили следы копирования! Что, как утверждали все без исключения программисты, считалось невозможным!
  - Кто копировал мою память? - дождавшись конца процедуры, поинтересовался я.
  - Я... - не стал запираться парень. - И совершенно об этом не жалею. Несколько написанных вами программ показались мне очень любопытными. Две из них я даже взял на вооружение... Кстати, на мой взгляд, если вас немножечко подучить, то получится очень даже неплохой аналитик...
  - Копирование без ведома хозяина считается невозможным! - не обратив внимания на комплимент, буркнул я.
  - Вы предлагаете мне просить его предоставить сейчас? - ухмыльнулся мой собеседник. - Не поздновато?
  - Кто вы? Что вам от меня надо? - понимая, что начинаю злиться, рявкнул я. - Может, стоит меня развязать?
  - Сейчас мой шеф закончит с вашей подругой и ответит на все вопросы. А пока будьте любезны уделить мне немного времени. Первый: какие эмоции я сейчас испытываю?
  ...Пока юноша терроризировал меня вопросами, я пытался разобраться в сути изменений, внесенных в процессе реимплантации. Первое, и самое важное, что я проверил - это маркировку нового комма. И озадачился: название 'Лаэртид' мне ни о чем не говорило. Ну, если не считать того, что сам термин означал 'сын Лаэрта', и являлся отчеством Одиссея. Сведений о такой корпорации у меня не было, но параметры машины были, пожалуй, получше, чем у моего 'Эль-Бео' или того же 'Митсу-Элит'. Ни одного вируса, резидентной программы или скрытого файла мне обнаружить не удалось. Либо их просто не было, либо подправленный антивирус их видеть не желал. Решив, что, оказавшись на свободе, постараюсь срубить систему, и, отформатировав, установить новый антивирус, я отложил решение этой проблемы в долгий ящик и перешел к следующему интересующему меня вопросу: функционированию всего того, что было в базе у меня, как у инкуба. От транслятора до генератора голомасок. Аккуратно попробовав транслятор на собеседнике, я понял, что устройство работает нормально: юноша усиленно чесал нос, не понимая, что с ним происходит. Небольшие язвочки, появившиеся у меня на лбу, его встревожили, и он тут же поплыл, подключаясь к медицинскому оборудованию, расположенному в стенах вокруг моей кровати.
  - Фу, показалось! - успокоился он, стоило мне убрать маску. - Что-то с освещением... О, кстати, вот и шеф!
  - Где? - я попробовал повернуть голову за спину, где, предположительно должна была находиться дверь в палату, но не смог - так сильно шея не выворачивалась.
  - Идет... Только что от лифта отошел... Кстати, не один!
  Близость Элли я ощутил задолго до того, как она зашла в мою палату, и тут же начал сканировать ее сознание. И тут же успокоился: она была немножечко взволнована, слегка растеряна, но при этом испытывала сильное облегчение и надежду... Поняв, что ничего дурного с ней не произошло, я немного расслабился и приготовился к встрече.
  - Ну, здравствуйте, господин Рейг Олисс, друг и защитник госпожи Беолли! - хохотнул ввалившийся в палату здоровяк. - С вашей подругой и подопечной, как видите, все в порядке, так что, думаю, если я отключу блокировку кровати, вы на меня не броситесь?
  - Не брошусь... - кинув взгляд на возникшую рядом с кроватью Элли, буркнул я и попробовал подключиться к ней напрямую. Сопротивляться девушка не стала, а привычно кинула соединение. Заняться сканированием ее комма я смог далеко не сразу - задохнулся от обуревающих ее чувств! Боже, как она меня любила! Слегка приглушив эмо-блок, я кое-как справился со своими ощущениями и, решив, что наши личные проблемы можно оставить на потом, принялся за дело. Блок КТН-312-ЛЗЕ в ее новом 'Лаэртиде' отвечал всем нормам комитета по сертификации, а, значит, защищал ее от зомбирования. Да и в остальном комм функционировал нормально, хотя и отличался от привычного 'Эль-Бео'. Кстати, в лучшую сторону. Быстродействием, объемом памяти и еще несколькими второстепенными параметрами.
  - Ну, что, убедились, что вреда мы вам не причинили? - усмехнулся этот самый шеф, поймав мой успокоенный взгляд.
  - Да... - я не стал отрицать очевидное.
  - Вот и отлично. Макс, ты свободен! - не поворачиваясь к подчиненному, командным голосом рявкнул он, и, дождавшись, пока закроется дверь за пулей вылетевшим в коридор юношей, продолжил:
  - Думаю, что последнее, что вы помните - это момент аварии... Можете не отвечать - так оно и есть. Все, что касается официальной версии происшествия, вы сможете просмотреть на новостных сайтах Сети часа через два-три, когда покинете это гостеприимное здание. Не вдаваясь в подробности, сообщу, что в настоящее время вы оба мертвы. Предвосхищая ваши вопросы, госпожа Беолли, скажу, что в условиях разразившегося биржевого кризиса наши специалисты за бесценок скупили акции вашей корпорации, так что в материальном плане вы ничего не потеряете. И хотя ваши счета пока заморожены, после того, как все закончится, вы сможете вернуться к нормальной жизни. До этого момента вы можете пользоваться теми средствами, которые перевел на анонимные счета ваш друг и телохранитель, и ни в чем себе не отказывать. Единственное условие - не покидать этой планеты, так как вероятность вашей идентификации СГО за пределами системы составляет около девяноста пяти процентов. То есть слишком много... По нашим расчетам, операция по аресту лиц, причастных к серии преступлений, объединенных в дело под названием 'Зомби', должна завершиться в течение недели. От силы - десяти дней. Так что ваш отпуск будет не таким уж и длинным... Что еще? А, да. Вся информация, которая содержалась на ваших коммах, была скопирована и будет использована в процессе ведения расследования. За ее конфиденциальность можете не беспокоиться - ни один бит ее не появится в Сети, и не будет использован против вас или ваших близких...
  - Зачем нам поменяли коммы? - перебил собеседника я.
  - После копирования ваши перестали нормально функционировать. Увы, иначе бы у нас не получилось...
  - 'У нас' - это у кого?
  - У одной из немногих служб Лиги, зомбировать сотрудников которой до сих пор не удалось. Думаю, этой информации вам должно быть достаточно...
  - Вы докопались до тех лиц, кто стоит во главе угла? - поняв, что большего не добьется, поинтересовался я.
  - Да. Вы же чувствуете! - усмехнулся собеседник. - То, что вы - инкуб, нам тоже известно. И эта информация тоже останется конфиденциальной...
  - Мы проходим по базам ПЗС?
   - Нет. Они контролируются нашими оппонентами и большинством силовых структур, офицеры которых имеют к ней доступ. Можете быть спокойны...
  - А на этой планетке царит анархия? - мне стало смешно. - Что за система такая?
  - Про Парадизо слышали? - расплылся в улыбке здоровяк. - Это она...
  - Папа два раза там... то есть тут отдыхал! - подала голос Элли. - Рай для богатых... Он говорил, что тут есть все, но стоит безумных денег...
  - Именно так... И все эти нувориши заинтересованы в высшей степени конфиденциальности. Так что большинство систем идентификации и контроля не работают или работают, скажем так, в фоновом режиме. А служба безопасности планеты - это ширма, за которым скрывается одно из наших подразделений...
  - Вы так спокойно об этом говорите... Мы что, обречены? - спросила девушка.
  - Нет. Просто у нас есть все основания считать, что эта информация никогда не выйдет за пределы этой палаты. А господину Рейгу я планирую предложить поработать на нас... Но не сейчас, а эдак через недели две-три... Еще вопросы есть?
  Вопросы, естественно, были...
  
  ...Отель с избитым названием 'Корона' был роскошен настолько, что я порой терялся, пытаясь понять предпосылки, заставившие его хозяев, скажем, размещать в одних апартаментах два спортивно-косметических центра. Или восемь гостевых покоев. Или три бассейна. На мой взгляд, гости спокойно могли снять себе отдельные номера. Интерьеры комнат менялись чуть ли не два раза в день - мощные генераторы голограмм и адский труд обслуживающего персонала творили такое, что Элли периодически отказывалась заходить в спальню, считая, что попала не туда: стены, сдвинувшиеся за время нашего отсутствия вверх или вниз, меняли цвет и фактуру, мебель - форму и окраску, а потолок расцветал буйными картинами в тон к новому интерьеру. Единственным уголком, где можно было отдохнуть от этой фантасмагории, была маленькая детская, где имелся пульт управления эффектами, с которого я смог отключить функцию трансформации. Вторую и последующие ночи мы спали именно там...
  ...Первые сутки я пытался разобраться в тех изменениях, которые произошли во мне во время процедуры по продлению жизни. В принципе, таковых было немного - я просто в одночасье словно прозрел, поняв, что в мире есть другие люди, а не только моя хозяйка. В принципе, это было довольно интересно - смотреть на других женщин, оценивать их стать, характер, соответствие внешности внутреннему миру. Только вот после каждого такого исследования становилось немножечко страшно: практически все местные красавицы оказывались похожи на гнилое яблоко. Яркая кожура и гнилая сердцевина. Способность к эмпатии здорово действовала на нервы - чувствовать, как, мило улыбаясь, женщина одновременно презирает тебя в душе, было невыносимо. Раньше мне и в голову бы не пришло вдуматься, как ко мне относится кто-то, кроме Элли, а сейчас, получив свободу, я не понял, что с ней делать...
  Элли, видимо, догадываясь, что со мной происходит, старалась мне не мешать. И при этом тряслась, как осиновый лист, боясь, что я от нее уйду...
  Уходить я не собирался - единственным цельным человеком в моем окружении была именно она, - но слегка дергался от осознания факта, что она слишком сильно в меня влюблена. Я просто не был уверен в том, что в своей новой ипостаси смогу соответствовать ее ожиданиям. И, кроме этого, немножечко боялся того, что не смогу быть с ней таким же искренним, как раньше. Поэтому почти двое суток я прослонялся по роскошному парку перед отелем, изредка загорая на пляже или поднимаясь к вершине небольшой, но очень живописной горы. Вечерами, возвращаясь в отель, я готовил ужин, беседовал с Элли на какие-нибудь отвлеченные темы, рассказывал о полученных за день впечатлениях и ложился спать. В ту же кровать, что и моя хозяйка, но пока сторонясь даже обычных прикосновений. Засыпать сразу не удавалось: чувствовать, как плачет растерянная девочка, было невыносимо, но и лгать ей в лицо я не мог...
  Кризис миновал на третье утро, когда, проснувшись, я увидел измученное лицо спящей рядом девушки и вдруг почувствовал стыд и нежность. Активировав транслятор, я попробовал скорректировать снящиеся ей сны, и вскоре увидел на ее лице первую робкую улыбку. Черт, как мне стало приятно! Я аж почувствовал прилив сил и еле сдержал желание вскочить на ноги и чем-нибудь заняться.
  Минут через двадцать повернувшаяся во сне Элли обняла меня за шею и, уткнувшись носом в грудь, тихонько вздохнула... У меня оборвалось сердце и перехватило дыхание. Я потянулся к ее темени губами и нежно прикоснулся к растрепанным волосам. В этот момент транслятор был уже выключен. Совершенно точно. Но девушка во сне как-то почувствовала то, что творилось у меня в душе, и, проснувшись и не открывая глаз, прошептала:
  - Ну, наконец-то... Я боялась, что не дождусь... Спасибо...
  - Прости... - прошептал я в ответ и подключился к ней напрямую. Теперь я не боялся своей неискренности - мне снова стало безумно хорошо. И спокойно...
  
  
   Глава 58. Капитан Верден Кайм.
  
  Смотреть по головизору за подготовкой группы захвата, прибывшей на Солисс полтора часа назад, было не очень привычно. Откровенно говоря, Верден предпочел бы находиться там, в кабинах замаскированных под гражданские флаеры боевых машин. Вместе с упакованными в 'Ураганы' офицерами. Однако мотаться по всей территории Лиги в поисках взбунтовавшейся продукции 'Удовольствия' было бы глупо, поэтому приходилось контролировать работу бойцов отсюда, с Ловейга. Сеченов, как и майор Рейг, на голограмму внимания не обращали - были заняты обсуждением характеристик затребованной ими последней модели суккуба, с которыми Кайм успел познакомиться около часа назад. Мнения генерала и майора полностью совпадали - логики, по которой обычным, по сути, игрушкам дали возможности, не снившимся обычным солдатам, не понимал ни один, ни другой. Причем если генерала больше беспокоило наличие у них генератора голомасок и всякой дряни вроде транслятора, то Лоуренса бесил их безумно высокий коэффициент обучаемости. По мнению майора, клон, способный адаптироваться практически к любому изменению обстановки, был опаснее любого вида оружия: просчитать его действия было практически невозможно. К моменту, когда командир штурмовой группы подал сигнал о готовности, оба офицера пришли к консенсусу - решили, что любая ошибка в процессе захвата может обойтись всей Лиге очень и очень дорого...
  
  ...Яхта Левона Тер-Петросяна, покачивающаяся на легкой зыби среди живописных маленьких островков Нимарсского архипелага, выглядела, как огромная белая пенная шапка, сорванная с волны порывом урагана. Казалось, что, стоило навести на нее оптический умножитель, и на ее палубе станет видна каждая заклепка, а за прозрачными стеклами появятся лица тех, кто решил отдохнуть на лоне дикой природы. Однако Верден прекрасно понимал, что это ощущение было иллюзией - ни с помощью умножителя, ни через гораздо более мощную аппаратуру военных спутников заглянуть в святая святых гордости компании 'Марина' - яхты класса 'Астра' - было практически невозможно. Система безопасности судна гарантированно защищала своих хозяев от излишнего любопытства. Все, начиная с системы приема гостевых флаеров и до силового полога, способного отгораживать верхнюю палубу от камер заинтересованных лиц, отвечало единственной цели - обеспечить ВИП-персонам достойный в их понимании отдых.
  ...Флаер Бренды Ломарро, на мгновение зависнув над посадочной пятой на корме плавучего монстра, аккуратно коснулся опорами площадки лифта, и медленно поехал вниз, в грузовой трюм, где, наверняка ждал свою гостью господин информационный магнат.
  - Суккубчик-то не особенно торопится! - кинув взгляд на таймер, где отмечалось время, прошедшее с момента вылета Бренды из ее особняка, пробормотал Верден. - А клиент заждался!
  - С чего ты взял? - удивился генерал.
  - Последние десять минут яхта двигалась навстречу флаеру... Вряд ли Левон рассчитывал сильно сократить время до встречи - скорости флаера и этой лоханки несопоставимы, - но соскучился он точно...
  - Отставить лирику! Работаем!
  Прогулочная платформа, зависшая над одним из пляжей километрах в пяти от яхты, на которую веселящаяся молодежь последние полчаса забрасывала свои нехитрые пожитки, сорвалась с места, и, выписывая совершенно фантастические траектории, по ощущениям Вердена, за гранью принудительного включения автопилота, двинулась в сторону 'Астры'. Взревевшие было двигатели яхты, под управлением автопилота пытающейся выполнить маневр расхождения, стихли после первого же импульса системы подавления, расположенной на платформе. А через пару секунд 'молодежь', оказавшись укрытыми голомасками офицерами подразделения 'Зет', врубив ранцы, рванулась к яхте, лишенной каких либо возможностей воспрепятствовать появлению на своей палубе нежданных гостей. Вздыбившееся покрытие палубы, пробитое направленным взрывом, мелькнуло в объективе шлема буквально на секунду, а потом перед камерой спрыгнувшего в пролом офицером замелькала спина несущегося впереди сослуживца. Короткая пробежка по устланному роскошным ковром коридору завершилась в ангаре, в котором господин Тер-Петросян должен был встречать свою возлюбленную.
  Корректируя свое передвижение с помощью сканеров и коммов сослуживцев, офицеры мгновенно обездвижили обоих находящихся в ангаре людей, и, дождавшись доклада от групп, обыскивающих остальной корабль, растерянно доложили:
  - Бренды Джоуи на 'Астре' не обнаружено!
  - Она может использовать индивидуальные средства защиты. Ту же 'Занавеску'! - вспомнив свой печальный опыт, подал голос Верден.
  - Ее нет! - генерал посмотрел на Кайма, как на умалишенного: - Мы достаточно внимательно изучили и твои воспоминания, и информацию, скачанную с комма Рейга. - Такой финт у нее бы не прошел... Ее и правда нет...
  ...Информация, скачанная с комма Левона Тер-Петросяна, подтвердила слова Сеченова: на записях было ясно видно, как, открыв двери прилетевшего флаера, влюбленный мужчина ошалело рыскал по его салону, пытаясь найти 'спрятавшуюся' там Бренду.
  - УИ. Я практически уверен... - хмуро посмотрел на генерала Лоуренс. - Теперь она точно знает, что арест Мори Энеды был не случайностью, и что она в списке следующая. Все, к ней уже не подберешься...
  
  
   Глава 59. Рейг.
  
  Я проснулся рано. В половине пятого утра. Немного понежился в кровати, потом осторожно снял со своей груди руку дрыхнущей без задних ног Элли, натянул на себя плавки и выбрался в коридор. Наскоро умывшись, я забросил на плечо пластиковое покрывало и направился по облюбованной вчера тропинке к месту, где решил встречать рассвет. Двигаться по лесу в предрассветном полумраке было чертовски интересно: я прислушивался к звукам, раздающимся с разных сторон, пытаясь понять, что делает то или иное животное или птица и пытался уловить отголоски их чувств. Мир вокруг меня жил своей жизнью, не обращая внимания на ту суету, которая сопровождает существование homo sapiens. Добравшись до пляжа, я расстелил покрывало и, завалившись на спину, заложил руки за голову. Отсюда, с опушки леса, море казалось стеклянным. Не было видно ни волн, ни ряби, а полоса прибоя казалась тоненькой белой полоской, оттеняющей край лазурного зеркала, в котором отражались редкие розовые облака. Сделав несколько снимков на память, я сохранил их в отдельной директории комма и посмотрел на часы. Солнце должно было показаться над горизонтом через одиннадцать минут - времени, чтобы подготовиться к съемке, было предостаточно. Погоняв камеру комма в разных режимах, я, наконец, нашел ракурс, с которого, как мне казалось, бухта выглядела наиболее выигрышно, и, установив максимальное разрешение, на всякий случай подключил модуль 'Художник'. В принципе, мой выбор оказался неплох. По мнению программы, для того, чтобы картина выглядела идеально, не хватало какого-нибудь предмета или существа на пляже, недалеко от кромки прибоя. Решив, что для меня сойдет и так, я включил запись и, зафиксировав голову, чтобы не мешать съемке, погрузился в свои мысли...
  Последний штрих к идеальной картине возникло в кадре за каких-то двадцать секунд до восхода солнца, и сразу принялось раздеваться. Девушка с великолепной фигурой, глядя на которую совершенно не хотелось думать о том, что все это - чудо генной инженерии или результат вмешательства косметического хирурга, - скинув с себя коротенький халатик, подошла к воде и попробовала ее температуру пальцем ноги. Судя по всему, море было теплым, так как буквально через несколько секунд она оказалась метрах в десяти от берега, чуть правее ярко-алой полоски, протянувшейся от пляжа и до самой кромки восходящего светила. Двигаться в сторону, чтобы она оказалась в пределах полосы, мне почему-то не захотелось: я любовался отточенными движениями рук купальщицы и пытался почувствовать обуревающие ее эмоции. Увы, девушка была слишком далеко для того, чтобы можно было хоть что-то уловить.
  Плавала она долго. Почти час. А, выбравшись на берег, еще долго стояла, подставив спину лучам вынырнувшего из-за горизонта солнца, и сосредоточенно отжимала длинные, почти по пояс, волосы.
  Слегка приблизив к себе ее изображение, я с интересом рассматривал непрошенную гостью: особых требований к женской фигуре, о которых говорили все мужские порталы, у меня пока не было, и я пытался понять, что именно могло бы привлечь представителей моего пола в этом экземпляре. Длинные ноги? Плоский живот? Полная, с небольшими темными ареолами грудь? Узкие бедра? Роскошные волосы? Правильное, красивое лицо? К какому-то выводу прийти не удалось - закончив с волосами, девушка подняла взгляд и заметила светло синее пятно моего пластикового покрывала. Удивление, промелькнувшее на ее лице, пропало практически мгновенно - видимо, наткнуться на отдыхающего от цивилизации человека на этом курорте ей приходилось не раз и не два. Но оставаться на пляже ей отчего-то расхотелось, и, подобрав с песка халат, она набросила его на себя и, не оглядываясь, направилась в сторону, откуда пришла...
  ...Следующим утром она появилась снова. Чуточку позже, когда я уже отснял сумасшедший по красоте рассвет и собирался окунуться в море. Выскользнув из-за широченного дерева, она замерла на краю поляны и, склонив голову на бок, с интересом уставилась на меня, как раз проходящего мимо. А потом огорошила меня вопросом:
  - А давно ты прошел процедуру продления жизни?
  Я стоял, смотрел на нее, и пытался понять, откуда она знает, что я - инкуб. Если бы она была из команды тех, кто доставил нас сюда, то такого вопроса она бы не задала - знала бы с точностью до минуты. А для постороннего человека догадаться о моем искусственном происхождении было практически невозможно.
  - Ну, что замолчал? Ошарашен? - усмехнулась она, и я сообразил, что именно меня в ней удивило: с момента ее появления я не чувствовал фона ее чувств. Словно у меня отключили эмо-блок!
  - Я сама - суккуб... - хихикнула она. - Уже десять лет, как бывший... Пытаешься сообразить, как я догадалась? Ты мои эмоции чувствуешь?
  - Нет! - признался я.
  - Вот и я - нет! - А у людей они есть... У тебя, хозяин? Хозяйка?
  - Хозяйка! - поморщился я, представив себе альтернативный вариант.
  - Устал?
  - От чего? - не понял я. Думать без привычных эмоциональных подсказок было немного непривычно.
  - От ее 'любви'... - подчеркнув последнее слово презрительной интонацией, хмыкнула девушка.
  - Нет... - ее тон меня немного покоробил: чего-чего, а с Элли мне здорово повезло.
  - Это пока... - тоном знатока заключила она. - Меня зовут Лия. А тебя?
  - Олисс! - назвался я фамилией, данной мне совсем недавно.
  - Приятно познакомиться... - снова хихикнула девушка. - Если я составлю тебе компанию во время заплыва, ты не очень расстроишься?
  - Да нет... - пожал я плечами и, с интересом разглядывая раздевшуюся без всякого стеснения девушку, вслед за ней зашел в море.
  Плавала она и правда здорово - за добрых сорок минут туда и обратно она даже не запыхалась. Да и собеседником оказалась интересным: за десять лет жизни способности суккуба здорово сказались как на манере общаться, так и на кругозоре. Она с легкостью оперировала массивом информации по десятку вопросов, которые для меня пока оставались абсолютно непознанными. Чтобы как-то поддержать беседу, мне приходилось в аварийном порядке нагружать комм анализом скачиваемой из Сети данных. К моменту, когда я вспомнил о том, что будильник Элли установлен на восемь тридцать, у меня появилось стойкое ощущение того, что эта женщина - самое интересное создание из всех, кого я встречал за свою недолгую жизнь. Поэтому для того, чтобы все-таки заставить себя уйти с пляжа, мне понадобилось нешуточное усилие.
  Лия, понимающе улыбнувшись, пожелала мне всего хорошего, сообщила, что придет сюда же завтра, и, раскинувшись на песке, закрыла глаза. Раза три оглянувшись на нее чтобы запечатлеть в памяти ее прекрасное обнаженное тело, я выбрался на тропинку и пустился бегом, чтобы к моменту, когда Элли откроет глаза, оказаться рядом с ней...
  
  
   Глава 60. Майор Лоуренс Гирд.
  
  Странно, но возможностей генерала Сеченова оказалось недостаточно для того, чтобы взять хотя бы одного заговорщика. За двое суток непрекращающихся поисков у Лоуренса появилось стойкое ощущение, что они гоняются за призраками, причем призраки знают не только об объявленной на них охоте, но и о возможностях самих охотников. Нет, некоторые успехи у Сеченова и его людей были - двух суккубов и одного инкуба захватить все-таки удалось, - но они оказались абсолютно непричастны к расследуемому заговору. Допросы с использованием 'Арены' показали это абсолютно точно. А вот напасть на след хотя бы одного из четырнадцати скрывающихся от преследования монстров так и не удалось - клоны растворились среди миллиардов совершенно обычных людей, и делали все, чтобы не попасться под всевидящее око СГО... Взбешенный неудачами генерал заставлял отрабатывать одну версию за другой. Последние сутки его подразделение вовсю шерстило все известные им компании, занимающиеся подпольной продажей оборудования двойного назначения, в перечень которого входили те же самые УИ и джайссы. Чтобы определить перечень планет, на которых надо было продолжать поиски. Однако и эта идея выйти на след оказалась несостоятельной - за последние пару недель из списка, составленного аналитиками Сеченова, не продалось почти ничего.
  Однако больше всего майора Гирда удивляло не это: о способностях инкубов и суккубов он знал уже достаточно много, и с самого начала сомневался, что тактика генерала принесет свои плоды. Лоуренс не понимал, почему 'Зет' никак не реагирует на то, что Лигу продолжает захлестывать одна волна истерики за другой. Сеть клиник 'Гиппократ - М', взятая под контроль людьми Сеченова, продолжала операции по реимплантации, принимая за сутки миллионы перепуганных граждан. На заданный вопрос Сеченов ответил как-то странно:
  - Пока некогда. Не загружай комм ерундой...
  Чуть позже настроение Сеченова вдруг стало заметно лучше, и Лоуренс решил, что дело все-таки пошло на лад...
  
  Запрос на прямое подключение, полученный от сидящего неподалеку Вердена выбил Лоуренса из колеи: такого безумства от капитана он не ожидал! Удивленно повернувшись к Кайму, Гирд приготовился было разразиться гневной тирадой, как наткнулся на безумный взгляд коллеги и... вдруг передумал что-либо говорить: во взгляде Вердена было слишком много страха! Немножечко подумав, майор выругался про себя, и установил связь...
  Это было форменным безумием: такое вторжение в разум другого человека казалось чем-то вроде изнасилования или подглядывания! Уже через несколько секунд Лоуренс попытался было отключиться, но фраза Кайма, прозвучавшая в его голове, заставила его остановиться:
  - Тебе ничего не кажется странным?
  - А поговорить без этого морального эксгибиционизма ты уже не в состоянии? - мысленно ответил Гирд.
  - То, что я тебе сейчас покажу, окружающим знать не обязательно. Кстати, ты обратил внимание на то, как нас контролируют? Смотри ссылку...
  Заглянув в указанное место в памяти комма Вердена, Лоуренс удивленно охнул: люди Сеченова пасли их так, как будто они, как минимум, собирались устроить революцию! Писалось и анализировалось все, начиная от переговоров по комму и заканчивая каждым посещенным ими сайтом в Сети. Установленные в здании анализаторы мимики и эмоций работали практически непрерывно, забивая память систем контроля абсолютно не нужной, на взгляд Гирда, информацией.
  - Посмотрел? Это еще не все... - мрачно пробормотал Верден, почувствовав, что Гирда проняло. - Смотри еще и вот эти директории!
  - Постой! Мне немного не по себе! - отвлекшись на анализ эмоций Кайма, зло 'прошипел' Лоуренс. - Вот ты меня презираешь за то, что я жирный, слабовольный ублюдок, не способный просидеть на стуле даже двадцать минут, и, тем не менее, потребовал такого безумного способа общения. Зачем?
  - Как тебе сказать? - Вердену стало стыдно, но уверенность в том, что подключение было необходимо, чувствовалось намного сильнее, чем остальные его эмоции. - Кроме этих чувств ты должен ощущать и то, что я уважаю тебя, как личность, и даже немного завидую профессиональным способностям и успеху в карьере. Да, обнажать душу не принято, и я бы ни за что не поставил под удар наши отношения, демонстрируя тебе грязь моего эго, но ситуация кажется мне слишком серьезной для того, чтобы оглядываться на такую ерунду. Потом, когда все закончится, ты сможешь забыть о моем существовании, плюнуть мне в лицо или попытаться дать мне по морде, но сейчас мне некому больше доверять, и я вынужден пойти на этот шаг. И мне плевать на твою зависть, которую я сейчас чувствую, на твои детские воспоминания и все то, что я не хотел бы о тебе знать. Давай считать, что это - вынужденная мера для того, чтобы выжить. Ладно? Заключим временный союз?
  - А с Рейгом и Элли правда было... так странно? - вместе с капитаном еще раз 'вспомнив' подключение и расчеты во время попытки предотвращения падения заправщика, поинтересовался Лоуренс.
  - Знаешь, я завидую им до сих пор. Они - настоящие. Думают и чувствуют одно и то же. Никакого двойного дна. И... после того раза я чувствую себя моральным уродом. Никогда не любил по-настоящему. Да и не верил в любовь, если не кривить душой. Все мои браки были в той или иной степени по расчету. Не в смысле из-за денег...
  - Я понимаю... Первую ты просто хотел... - 'заглядывая' в его память, хмыкнул Лоуренс. - А добиться иначе не смог... Дальше можешь не объяснять...
  - Да... И мне ужас как хочется научиться быть таким же, как эта чертова кукла...
  - Ты способен признавать свои ошибки. И, хоть, как оказалось, скотина ты редкая, я с тобой соглашусь. Мир... - Лоуренс пожал плечами и, перевернувшись на другой бок, уставился на спину задумчиво глядящему в окно генералу. - Ладно, давай сюда ссылки на то, что тебя беспокоит... Подумаем вместе...
  
  
   Глава 61. Рейг.
  
  Не думать о Лие у меня не получалось. Чувствуя себя полным идиотом, я весь день считал минуты, оставшиеся до момента, когда я смогу ее увидеть снова - мысли о том, что она может просто не прийти на пляж завтра утром, я старался отгонять, забивая голову какими-нибудь вычислениями. Где-то к обеду мое странное состояние заметила даже Элли, но тактично промолчала, здорово расстроившись в душе. Сути происходящих во мне перемен она не замечала, но то, что я думаю явно не о ней, ощутила, и, сославшись на то, что неважно себя чувствует и хочет немного отдохнуть, оставила меня наедине с самим собой. В этот момент я понял, что такое совесть - это известное мне чисто теоретически чувство принялось терзать мою душу так, будто я уже успел в чем-то провиниться, и, чтобы отвлечься, я решил заняться делом. Сравнить показатели моего старого 'Эль-Бео' с новым 'Лаэртидом'. Благо все технические характеристики моего первого комма у меня сохранились...
  На то, чтобы прогнать новый комм по всем найденным в Сети тестовым программам ушло около часа. И результат меня порадовал - практически все его показатели были лучше тех, к которым я привык. Особенно радовала его многозадачность - загружая процессор десятком параллельных вопросов, я с восторгом контролировал процесс работы, стараясь как-нибудь довести комм до предела его возможностей. Мысль о поиске закономерностей в движении личного транспорта вокруг Парадизо возникла у меня именно из-за желания понять, где находится этот самый предел. И, подключаясь к серверу местного КДП, я пребывал в очень даже неплохом настроении. Правда, недолго...
  ...'Паранойя' подала сигнал об опасности буквально через две минуты после того, как мой комм начал дублировать работу расчетно-аналитического центра КДП! Ознакомившись с выводами программы, я не поверил своим глазам - по ее мнению, в памяти комма существовали закрытые для меня области! Еще раз прогнав контрольные тесты, я слегка напрягся - самотестирование ничего подобного не показывало, а, значит, либо лгала 'Паранойя', либо производители комма, указавшие неправильные данные в файле с рабочими характеристиками, либо тестовые программы! В любом случае разобраться надо было немедленно, так как менять настройки 'Паранойи', не прекращавшей подавать тревожный сигнал, без крайне важной причины мне не хотелось. Пришлось напрячь извилины...
  ...Полет в ближайший космопорт оказался лучшим способом испортить себе настроение - контрольный контур, подключить доступ к которому мне удалось без всяких проблем, выявил столько неприятных сюрпризов, что я в буквальном смысле схватился за голову. Во-первых, мне вживили маячок, который изредка посылал сигнал на военные спутники. Во-вторых, в брюшной полости обнаружилось маленькое инородное тело, напрочь заэкранированное почти от всех известных видов сканирования. И, в-третьих, мне удалось удостовериться в том, что часть моего комма мне не принадлежит...
  Весь путь до нашего номера я ломал голову, пытаясь понять, кому и зачем это может понадобиться, и может ли комм Элли содержать в себе аналогичные сюрпризы. По моим прикидкам выходило, что да, а, значит, надо было максимально быстро найти способ добраться до начинки этих чертовых 'мертвых зон', чтобы максимально обезопасить нас от возможных неприятных сюрпризов...
  
  ...Следующим утром я точно знал, что мне имплантировали. САБС -460А. Устройство, во многом дублирующее один из блоков комма, но обладающее рядом 'преимуществ'. Естественно, не для меня, а для тех, кто собирался им воспользоваться. Полностью неподконтрольный комму носителя синтезатор был способен из 'подручного' материала синтезировать широчайший спектр химических соединений, и, при желании, сделать из тела того, в кого оказался вживлен, бомбу или разносчика самой экзотической заразы. Или вызвать у него практически любое заболевание...
  В общем, поняв, что эта штучка мне абсолютно не нужна, я озаботился тем, как бы ее оттуда выковырять. Первая мысль, как обычно, оказалась проста до безобразия и настолько же глупа - наведаться в любую клинику и попросить ее удалить. Кроме того, что выбраться из клиники без 'помощи' СВБ мне бы не удалось - САБС был запрещен еще лет двести тому назад, - я был точно уверен в том, что его хозяева, поняв, куда я прилетел, этому бы не обрадовались, а, значит, насильно вживили бы мне что-нибудь еще. Так что надо было искать вариант посложнее. И удалять САБС после того, как 'Лаэртид' станет полностью подконтролен...
  С доступом к закрытым областям комма оказалось гораздо сложнее - несмотря на то, что с программированием у меня проблем не было, на то, чтобы достучаться до них, у меня ушло больше десяти часов. Только вот толку оттого, что я понял, где они располагаются, оказалось мало - ни взломать пароль, ни удалить их у меня, увы, не получилось. В общем, перед самым рассветом я пришел на свой любимый пляж, мягко выражаясь, не в настроении...
  Улыбка, появившаяся на лице Лии, стоящей по пояс в воде неподалеку от линии прибоя, пропала, как только она смогла увидеть выражение моего лица:
  - Что-то случилось? - грустно вздохнув, спросила она, и, повернувшись ко мне всем телом, двинулась к берегу.
  - Да ничего особенного... - я попробовал ее успокоить, но неудачно: хотя мы и не могли читать эмоции друг друга, анализ мимики и поведения все-таки помогал чувствовать происходящее. - Небольшие неприятности...
  - Я могу тебе чем-нибудь помочь?
  - Пока не знаю... - я пожал плечами и принялся раздеваться. - Ладно, как-нибудь переживу... Спасибо за предложение, кстати...
  - Ладно, решишь, что я достойна доверия - расскажешь сам... - улыбнулась девушка и, подойдя ко мне вплотную, так, что ее грудь уперлась мне в солнечное сплетение, ласково погладила меня по голове: - Бедный, наверное, всю ночь не спал. Идем, поплаваем, что ли?
  Мне удалось не покраснеть и не выдать неожиданно появившегося во мне желания: ощущение от прикосновения ее груди обжигало кожу даже после того, как Лия, повернувшись ко мне спиной, покачивая бедрами, отправилась к воде. Побросав на песок майку и шорты, я снял обувь и, пробежавшись до воды, с разгона прыгнул в набегающую на берег волну...
  Через полчаса от моего плохого настроения не осталось и следа - задавшаяся целью меня рассмешить Лия добилась своего без всяких проблем. Рассказывая байки из своей жизни после ухода от бывшего хозяина, она умудрялась делать это с таким юмором, что я хохотал так, что пару раз хватанул ртом воду. А перед тем, как выйти на берег, девушка вдруг остановилась на месте, и, работая одними ногами, задумчиво поинтересовалась:
  - А ты не задумывался о том, что мы - не люди? Или не так. Что люди - мы, а те, кто себя так называет - нелюди?
  - Что ты имеешь в виду? - удивился я такой резкой смене темы разговора.
  - Ну вот, смотри, когда общаешься с человеком, ты всегда понимаешь, что он тебе врет. Почти в каждом слове, интонации, жесте. Те понятия, которые воспеваются в литературе и искусстве - тоже ложь! Доброта, честь, любовь, верность, самопожертвование, способность сопереживать - это только слова. Ничего больше. Что у них в душах на самом деле? Зависть? Желание добиться своего любой ценой? Презрение? Злоба? Похоть? Список можно продолжать бесконечно, и в нем не будет ни одного положительного свойства характера, не так ли? Ты ведь не мог с этим не столкнуться?
  - Ну, допустим... - не понимая, к чему она клонит, пробормотал я.
  - А мы переживаем по-настоящему. Первую половину жизни, с момента импринтинга, мы готовы на все ради тех, кто нас купил, как вещь вроде нового флаера или голоцентра. Мы не живем собой, а становимся частью тех, кто нас использует. Сотни, если не тысячи клонов, которым дали жизнь в 'Удовольствии', умирают через паршивых восемь месяцев, даже не понимая того, что рядом, за пеленой навязанных извне чувств, есть мир, в котором так много интересного. А единицы вроде нас, получившие свободу по прихоти своего хозяина, живут в безумном окружении гнилых представителей homo sapiens, ежедневно терзаясь от ощущения того, что лучше было бы умереть так же, как и те, первые... Знаешь, за первые восемь лет после процедуры продления жизни я так возненавидела человечество, что была готова убивать всех тех, чьи мысли я в тот момент ощущала...
  - А что потом? - ужаснувшись выражению ее лица, спросил я.
  - Потом я нашла подругу по несчастью. Чуть позже - еще пару друзей. И общение с ними примирило меня и с собой, и с миром...
  - Вас теперь четверо?
  - Нет, больше десятка... - улыбнулась Лия. - Мы живем на разных планетах, видимся не очень часто... Я имею ввиду лично... Но осознание того, что рядом есть существо, которому ты действительно небезразличен, здорово греет душу...
  - Ты предлагаешь мне дружбу?
  - Ты против? - усмехнулась девушка. - Ты такой же, как и мы. Цельный. Надежный. Настоящий... Мне было бы приятно знать, что ты - рядом...
  - Практически признание в любви... - вырвалось у меня.
  - Ну, да, так оно и есть... - захихикала девушка. - Загляни в себя! Разве ты не чувствуешь ко мне того же? Ты не первый, и, надеюсь, не последний. Мы все такие... Игрушки, в которые вложили Душу и способность жить по-настоящему... Ну, каким будет твой положительный ответ?
  - Дружба - это очень много... А остальные меня примут?
  - Можешь не сомневаться... Я это знаю совершенно точно... Не отвечай сейчас. Подумай. Завтра утром я появлюсь тут обязательно. И буду очень рада тебя видеть. Кстати, отвечу на незаданный вопрос: нравишься! И даже очень! А смущение тебе идет... Сразу видно, что тебя продлили совсем недавно... Еще не успел очерстветь и покрыться защитной маской и нацепить броню на сердце... Ладно, не буду заставлять тебя краснеть... До встречи завтра... Я побежала...
  
  
   Глава 62. Элли.
  
  - Надо же, половина седьмого утра... - пробормотала Элли и лениво открыла глаза. - Слышь, Рейг! У меня такое ощущение, что за эти дни я выспалась лет на пять вперед... Сколько можно бездельничать? Давай, что ли, сходим куда? О, черт, и кому я это говорю? - заметив, что рядом с ней никого нет, девушка расстроено прикусила губу и подключилась к камерам внутреннего наблюдения. - Так. Посмотрим, где ты бродишь...
  Как ни странно, Рейга в доме не оказалось. И рядом с домом - тоже:
  - Та-ак! Сейчас просмотрим записи и поймем, куда ты подевался... - пробормотала Элли. - Вот мы с тобой спим... Прибавим скорость... Хе! Как резво ты подскочил... Ванная - понятно... Плавки, покрывало... На пляж? Темно же еще... Впрочем, наверное, интересно... Точно - ушел по тропинке к морю... С тобой все ясно... - прервав соединение с сервером, девушка встала с кровати и, посмотрев на себя в зеркало, попробовала представить, какого цвета купальник ей хотелось бы одеть.
  Как ни странно, вертеться перед зеркалом надоело довольно быстро, поэтому, заказав по каталогу отеля чуть ли не первую же попавшуюся модель, она с трудом дождалась, пока коробочка с покупкой появится в ее шкафу, натянула на себя невесомые кусочки ткани, и, набросив на плечи халат, вышла из дому.
  Идти по тропинке, по которой ушел Рейг, было немного страшновато: несмотря на то, что небо над головой уже начало светлеть, в окружающем ее лесу все еще царила ночь, и приходилось внимательно смотреть себе под ноги, чтобы не зацепиться за торчащие из земли корни и не упасть. Кроме того, здорово пугали шорохи и шелест листвы в кронах деревьев - то, что на планете нет ни одного опасного хищника, девушка знала, но все равно дергалась и все ускоряла шаг. К моменту, когда в просветах деревьев показалось море, она уже почти бежала, мысленно ругая себя за трусость:
  - И чего ты так дергаешься? Это ветер, и ничего больше! Давай сбавим шаг и выйдем на опушку спокойно!
  ...Картина, открывшаяся перед ней, завораживала: белая полоска пляжа с ярко - синим прямоугольником покрывала Рейга, лазурное море, у самого горизонта розовеющее от лучей восходящего светила, белоснежные пенные шапки на волнах и бело-розовые облачка на небе.
  - Красиво-то как! - подумала Элли. - Только вот волны что-то великоваты. И Рейга не видно... Ладно, подождем...
  Скинув с ноги босоножку, Элли попробовала ногой песок и поморщилась - он оказался довольно холодным. Ложиться на него сразу расхотелось. Сообразив, что Рейг взял покрывало не просто так, она посмеялась над самой собой, и направилась прямо к нему.
  Покрывало нагрелось довольно быстро - стоило прикоснуться к сенсору на его краю и задать требуемую температуру. Немножечко покопавшись в его возможностях, девушка выбрала один из режимов массажа, и, активировав его, легла на спину, накрылась второй половиной и расслабилась...
  ...Голос Рейга, раздавшийся неподалеку, вырвал Элли из состояния забытья:
  - ...ты уверена, что мне это понравится?
  - Что именно? - нашаривая сенсор покрывала, поинтересовалась девушка, откинула ткань в сторону, открыла глаза и вздрогнула: Рейг обращался не к ней!
  - Да! Совершенно точно! Кстати, у нас гости! - нотки удивления, прозвучавшие в женском голосе, и выражение 'у нас' заставили девушку подскочить на месте.
  - Заболтался и не почувствовал... Элли, а что ты так рано?
  - Не спалось... - пробормотала девушка, окинула взглядом стоящую рядом с ним красавицу и, еле сдерживаясь, чтобы не расплакаться, встала. - Извини, я думала, что ты тут один... Не буду мешать...
  - Постой! Ты куда? - дернулся сконфуженный парень.
  - Оставь меня в покое... Я уже взрослая девочка, и все понимаю... В номер я, в номер... Счастливо оставаться...
  Пока Рейг приходил в себя, Элли добралась до начала тропинки, углубилась в лес, и, решив, что ее уже не видно с пляжа, свернула в сторону, вломилась в чащу, упала на землю и разрыдалась...
  
  
   Глава 63. Рейг.
  
  Найти Элли в лесу не составило никакого труда - ее эмоции были так сильны, что чувствовались метров за пятьдесят, если не больше. А вот для того, чтобы заставить себя подойти к ней, мне пришлось довольно долго собираться с духом. Наконец, я справился с самим собой и, кое-как отводя в сторону колючие ветки густо разросшихся по обе стороны тропинки кустов, добрался до горько плачущей девушки.
  - Элли, послушай! Между нами ничего нет... - пробормотал я, и тут же почувствовал, что фраза получилась какая-то не такая. Ощущение фальши, звучащей в ней, было таким сильным, что я вдруг почувствовал, что краснею.
  - Я просто познакомился с ней на пляже... Ничего более... Ну, чего ты молчишь?
  - А что я должна сказать? - повернув ко мне заплаканное лицо, спросила Элли. - То, что ты кривишь душой? Ты и так это знаешь... Или сказать, что я знала, что так получится? Перед этой проклятой процедурой продления жизни меня предупреждали, что без импринтинга ты, скорее всего, найдешь себе другую... Теперь ты - сам себе хозяин... Делай что хочешь...
  Я заскрипел зубами: Элли не лгала! И действительно знала, что может меня потерять!
  - Я никуда от тебя не уйду... - попробовал успокоить ее я, и снова почувствовал, что говорю не то...
  - Рейг! Давай не будем валять дурака, а? - в глазах Элли плескалась такая боль, что мне захотелось провалиться сквозь землю. - Я тебя не держу. Мне было с тобой безумно хорошо, и я благодарна тебе за все, что ты для меня сделал. Считай, что эта процедура - просто моя благодарность за спасение моей жизни. Сейчас мне ничего не угрожает, поэтому ты совершенно свободен. Не мучайся - я как-нибудь переживу...
  - Эль! Она просто другая! - перебил ее я. - Как тебе объяснить? Все люди, которых я видел до сих пор, похожи на коробку с двойным дном. Все их эмоции, слова, поведение - это ширма, за которой скрывается личность, абсолютно не похожая на парадную вывеску. Каждый из них говорит одно, думает другое, а делает третье! А она - цельная! Слова и мысли - совпадают!
  - А я? У меня тоже двойное дно? - глаза Элли потемнели от обиды, а в ее эмоциях вдруг появилась злость.
  - Нет! Ты меня любишь искренне, всей душой, и я это знаю... Я не о тебе...
  - А о ком? Ты жил со мной! А не с теми, кто всегда держит камень за пазухой!
  - Да пойми же, наконец! Ты в отношении меня прозрачна, как роса! Но стоит тебе начать общаться с кем-то еще, как ты привычно одеваешь маску, за которой скрываешь то, что у тебя внутри! Вы так воспитаны! А она...
  - Ну и катись к ней, такой правильной! - оскорблено зарычала Элли. - Я уже сказала - я тебя не держу!
  - Не перебивай, пожалуйста... - понимая, что мои объяснения только усугубляют ситуацию, я потянулся к ее руке, но Элли не позволила к себе прикоснуться:
  - Не надо... Можно, я побуду одна? Я, как ты видишь, несколько не в духе...
  - Эль! Может быть, я кину тебе прямое подключение, и ты сама разберешься с тем, что происходит в моей душе? Я виноват перед тобой - знакомство не надо было скрывать... И интерес к ней, как к женщине, во мне, пожалуй, есть... Но я тебя люблю и не хочу от тебя никуда уходить...
  - Да, она красивая... Красивее меня... - прошептала Элли. - Вряд ли кто из мужчин ее не захочет... Знаешь, я в первый раз не хочу прямого подключения... Мне просто страшно...
  - Пойми, у меня не получается объяснить словами то, что я чувствую! - взмолился я. - Почти каждая фраза, которую я произношу, все больше отдаляет тебя от меня, а ведь я хочу обратного!
  - Я не хочу!!! - зарычала Элли, вскочила на ноги, и рванулась от меня в лес.
  - Постой! - поймав ее за плечи, я развернул девушку лицом к себе и заглянул ей в глаза: - Ты лжешь! В тебе есть ревность, обида, злость, даже ненависть, но при этом есть и желание все вернуть обратно! Прислушайся к себе - ты мечтаешь о том, чтобы это утро оказалось кошмарным сном! Давай не будем делать глупостей, а? Ну, пожалуйста...
  - Отпусти меня, сейчас же!!! - Элли изо всех сил старалась вырваться, при этом старательно отводя взгляд: ей безумно хотелось, чтобы я прижал ее к себе и поцеловал...
  ...Плакала Элли горько. Как ребенок. Мне тоже было не по себе - минут двадцать, понадобившихся ей для того, чтобы понять, что со мной происходит, дались и ей, и мне очень тяжело. Кроме того, она докопалась до информации об изменениях, внесенных в наши организмы 'гостеприимными' хозяевами, и это ее здорово испугало. А сейчас наступила реакция:
  - Ну, почему они все никак не успокоятся? Сначала одни, теперь - другие! Я хочу жить, как раньше, без забот и треволнений! - всхлипнула Элли. - Неужели это невозможно? Где этот чертов синтезатор?
  Я прикоснулся пальцем к ее животу и показал примерное место.
  - Уроды! Ненавижу! - с ненавистью посмотрев на меня, рявкнула она. - Долго это все будет продолжаться? Когда ты его удалишь?
  - Скоро... Обещаю... - погладив ее ладонью по волосам, пообещал я. - Не плачь, ладно?
  - И тебя я ненавижу тоже! - буркнула девушка. - Повелся на первую же голожопую красотку. Кобель! Ладно, пошли, что ли, домой? А то я замерзла...
  - Это у тебя нервное! - подхватывая ее на руки, облегченно сказал я и двинулся к тропинке...
  
  ...Гостей в наших апартаментах я почувствовал еще из-за двери. Однако дергаться не стал - если верить моему комму, одним из них был тот самый здоровяк, который приходился шефом реинсталлировавшему мне комм программисту. Аккуратно поставив Элли на ноги, я шепнул ей о гостях и открыл дверь.
  - Здравствуйте, госпожа Беолли и господин Олисс! - расплылся он в улыбке, как только мы зашли в гостиную. - А у вас тут довольно мило.
  Я затравленно оглянулся, и поморщился - интерьер опять поменялся, и то, что получилось на этот раз, могло радовать разве что только поклонников антиквариата.
  - Здравствуйте! Чем обязаны?
  - Что-то не чувствую радости в вашем голосе, господин Рейг! - нахмурился здоровяк. - А мы думали, что вы будете сиять от счастья...
  - Откровенно говоря, жизнь в отелях порядком поднадоела, поэтому мы и не особенно счастливы. Я надеюсь, вы с хорошими новостями? - спросил я, удобно устраиваясь на чудовищно древнем диване, покрытым имитацией кожи какого-то животного.
  - Как вам сказать?
  - Как есть.
  - Что ж, тогда начнем по порядку. Для начала хочу сказать, что лиц, стоящих во главе заговора, мы установили. Думаю, узнав, кто они, вы должны удивиться... - перестав валять дурака, пробормотал здоровяк.
  - Я слушаю!
  - Это продукция компании 'Удовольствие', прошедшая процедуру продления жизни. То есть инкубы и суккубы, подобные вам, Рейг! - с прищуром глядя мне в глаза, буркнул мой собеседник.
  - Вы считаете, что он причастен к заговору? - вспыхнула Элли и вскочила с места. - Это бред!
  - Нет, ваш друг тут совершенно не причем! Не надо так волноваться, госпожа Беолли! - усмехнулся здоровяк. - Будь он одним из заговорщиков, он бы тут уже не сидел... Садитесь, садитесь... Не надо так волноваться...
  - Давайте без лирики, господин-как-вас-там-зовут! - задетый за живое его ухмылкой, перебил его я.
  - А, точно, я же не представлялся! - хохотнул он. - Майор Лейрам Брайн. Хорошо, обойдусь без лирики. Итак, доказанный факт - ваши... как бы правильнее выразиться... ну, в общем, такие же клоны, как и вы, решили немножечко перекроить мир. И, кстати, здорово в этом преуспели. Увы, благодаря вашим конструктивным особенностям перед нами встала серьезная проблема. Поиск и захват каждого из четырнадцати подозреваемых безумно сложен, а упускать их мы не имеем права. В общем, нам будет нужна ваша помощь... И начать мы планируем с вашей новой знакомой - как я понимаю, вы в курсе того, что госпожа Лия Ниори - суккуб?
  Элли затравленно посмотрела на меня. Кивнув майору, я попытался разобраться в чувствах девушки, и на мгновение растерялся: к чувству ревности добавилось сомнение в себе и горечь. Однако подумать о причинах мне не дали:
  - Она - одна из тех, кто стоит за серией 'самоубийств', случившихся на планетах Лиги за последние пару месяцев. Ее арест - первое дело, в котором нам необходима ваша помощь. Как я понимаю, завтра утром она снова придет на ваш любимый пляж, с которого, при правильном отношении к делу, ей некуда будет уйти. Учитывая то, что читать ваши эмоции она не в состоянии, вернее, вы можете транслировать ей все, что вам заблагорассудится, опасности она не почувствует!
  - Так, секундочку! - дернулся я. - Как это 'транслировать'?
  - А, вы же не в курсе! Ваш эмо-блок передает вам не истинные чувства другого суккуба, а то, что он вам транслирует. С помощью мимики и жестов. Все то, что вы принимали за чистую монету - не более, чем искусная имитация... Друг для друга вы абсолютно закрыты... Вам пока не хватает опыта, а вот госпожа Ниори оттачивает свое мастерство не первый год... Для того, чтобы реализовать столь амбициозный план, четырнадцати человек слишком мало. Вот они и ищут новичков...
  - Тут? - удивился я.
  - А где? Хозяева таких игрушек, как вы - состоятельные люди. Где им заново привыкать к своим 'любимым' после такой операции, как продление, как ни на горячо любимым ими курорте? Так что Парадизо - идеальное место для поиска единомышленников...
  - Ну, так продление - не такое частое событие... - все еще не веря, возразил я.
  - И что с того? - усмехнулся Брайн. - Зато в принципе есть шанс...
  - Вы говорили, что полностью контролируете планету. Зачем вам я?
  - Увы, не полностью... - вздохнул майор. - А вас сделали уж очень разносторонними. Так что вероятность того, что она уйдет, достаточно велика для того, чтобы не отказываться от вашей помощи... Или вы не хотите нам помочь?
  - Вы уверены в том, что эта сука причастна к гибели папы? - дрожащим голосом перебила его Эль.
  - Ну, может быть, лично она в убийстве не участвовала, но то, что в этом виноваты те четырнадцать клонов, в число которых входит и она - совершенно точно...
  - Ясно... - во взгляде моей хозяйки полыхнул такой огонь, что майор аж поежился.
  - У нас есть почти сутки, чтобы подготовиться к аресту. Если верить аналитикам, то с вашим участием это мероприятие просто обречено на успех. Так что со второй половины дня вы займетесь подготовкой в компании офицеров боевого отдела... Если вы, конечно, не против...
  - А если против? - вспомнив про маячок и САБС, поинтересовался я. И тут же пожалел о сказанном - Элли вспыхнула, вскочила, и выбежала из комнаты.
  - У нас есть способы заставить вас сотрудничать... - перестав улыбаться, произнес Лейрам. - И лучше бы вам о них не знать... Ладно, не буду вас отвлекать от отдыха - до трех часов дня вы совершенно свободны. Только вот из номера вам лучше не выходить...
  
  
  Глава 64. Капитан Верден Кайм.
  
  Программа получилась что надо - в автоматическом режиме просматривая файлы, предоставленные ему для анализа генералом Сеченовым, она давала возможность Вердену спокойно общаться с майором Гирдом при помощи прямого подключения: для операторов контрольной аппаратуры оба офицера выглядели работающими в поте лица. Причем каждый - над своим вопросом. Правда, приходилось 'делать морду кирпичом' для того, чтобы анализаторы мимики и эмоций не заметили нелогичность обуревающих их чувств. Но это оказалось не так сложно - к прямому подключению они более-менее привыкли и научились уживаться с то и дело возникающим чувством неловкости или обиды. Да и по сравнению с серьезностью стоящего перед ними вопроса такие мелочи задевали уже не очень.
  За время перелета до Парадизо оба офицера пришли к одному и тому же выводу: генерал Сеченов ведет двойную игру. Об этом свидетельствовало не так много фактов - в доступе к информации и Гирда, и Кайма здорово ограничивали, - но и имеющихся у них фактов хватало, чтобы сделать однозначный вывод: подразделение 'Зет' имеет в этом деле свой, отличный от официальной версии, интерес. И это не могло не пугать - привыкшие работать на Лигу офицеры не горели особым желанием оказаться на другой стороне баррикад. Какие бы цели не преследовал их новый предводитель. Однако саботировать его приказания не было никакого смысла: опасность вышедших из-под контроля клонов нельзя было преуменьшать, и долг перед Лигой требовал от офицеров скорейшей поимки всех четырнадцати заговорщиков.
  - ...только я что-то сильно сомневаюсь, что те инкубы, которых мы сумеем отловить, не будут взяты генералом под контроль... - в который раз возвращался к гнетущей его мысли Лоуренс. - Такие 'солдаты' могут наворотить всякого...
  - Проще выкупить любое количество новых, и 'воспитать' их так, как требуется для каждой конкретной задачи... - возражал Верден, но убедить майора не получалось:
  - Эти уже себя проявили. Посмотри, какое количество клонов так и осталось 'никакими'. Даже после продления. Мне кажется, такой выверт сознания - результат сбоя в программе. Ну не должны они противопоставлять себя человечеству!
  - Должны, не должны - дело десятое. При тех возможностях, которые есть у генерала, можно вырастить любое количество нужных ему клонов. И не задуряться в перевоспитании этих. Тут что-то еще. И меня бесит, что я не понимаю, что именно! - 'бурчал' Кайм и затихал, возвращаясь к анализу странностей в поведении Сеченова.
  К моменту приземления на Парадизо офицеры решили, что пришли к общему знаменателю. По их мнению, в общем ситуация выглядела так: идея тотального контроля над Человечеством, забытая полтора века назад и восставшая из пепла с помощью получивших вторую жизнь клонов, заинтересовала начальника подразделения 'Зет' открывающимися перспективами. Объяснить по-другому нежелание генерала прекратить реимплантации коммов 'Эль-Бео' на продукцию компании 'Найтвинд' что-то не получалось. Желание арестовать клонов могло иметь несколько объяснений. От необходимости убрать конкурентов до попытки подмять под себя всю построенную ими структуру, целенаправленно зомбирующую население Лиги: КПД этой организации, как уже убедились и Верден, и Лоуренс, был весьма и весьма высок. По мнению майора Гирда, в эту версию неплохо вписывалась смерть Плахина. Генерал, известный своей принципиальностью и умением переть до конца, невзирая на чины и лица, в определенный момент мог бы стать серьезным препятствием на пути Сеченова. А возможностей убрать упрямца у сотрудников подразделения 'Зет' было гораздо больше, чем у Мори Энеды. Да и искренне верить в то, что такая размазня, как Медуза, сможет организовать физическое устранение шефа, не получалось даже у Кайма.
  Определенные сомнения в правильности их идеи вызывало то, что их обоих не убрали, а взяли на работу, но, при желании, можно было объяснить и это:
  - И ты, и я - далеко не дураки... - комментировал эту мысль Лоуренс. - Таких надо использовать на полную катушку и держать рядом. Во-первых, мы можем принести пользу в поиске инкубов, а во-вторых, должны являться неплохими тестерами. Если о планах Сеченова не догадаемся мы, то, значит, система безопасности информации в его подразделении работает, как надо. И вероятность провала идеи будет близка к нулю...
  Чувствовать себя одноразовым тестером Вердену отчего-то не улыбалось, но другого объяснения он не находил, и, соглашаясь с Гирдом, чувствовал себя не в своей тарелке. Хотелось взбунтоваться, потребовать объяснений и уйти, хлопнув дверью. А ощущение того, что малейшее отступление от продуманной ими линии поведения может привести к смерти, заставляло злиться: привыкший стоять над законом, капитан не мог смириться с ролью жертвы...
  
  - Здорово, что мы на Парадизо. Всегда мечтал посмотреть на место, где переводят свои деньги сильные мира сего! - глядя в прозрачную стену флаера, пробормотал Лоуренс. - Пока не вижу ничего из ряда вон выходящего. Ну, море... Ну, горы... Лес опять же самый обычный...
  - С такой высоты любая планета земного типа выглядит одинаково... - хохотнул пилот. - Там, внизу, кипит жизнь! Все, что вы можете себе представить в самых розовых мечтах, на Парадизо возведено в энную степень. Любая идея, которая придет вам в голову, при наличии денег становится реальностью... - сел на любимого конька офицер. - Можете себе представить...
  - Пусть вещает! - по прямому подключению хохотнул Гирд. - Здорово не поэтому. Вряд ли Сеченов привез нас сюда для того, чтобы выделить время и деньги на реализацию нашей детской мечты. - Если нам удастся объединить силы с Рейгом и его подругой, то, быть может, получиться и соскочить с этого дурацкого крючка?
  - Угу, и заодно расстроить планы генерала? Спасти Лигу, одним махом закрыв своей грудью всех ее жителей... - съязвил Верден. - А у тебя, я смотрю, способность мечтать еще не атрофировалась... Генерал далеко не дурак. И что-то я очень сильно сомневаюсь, что даже с помощью Рейга мы сможем воспрепятствовать реализации его планов...
  - Трус умирает дважды... - хмыкнул майор. - Все равно терять нам нечего. Да и ему - тоже. Значит, придется шевелить головой... Ну, ты и гад, капитан!
  - Извини... - прижимаясь к прозрачной стенке флаера лицом, чтобы никто из соседей по салону не заметил, что он покраснел, пробормотал Кайм: при прямом подключении мысль о том, что шевелить толстой задницей для Лоуренса намного тяжелее, чем головой, не осталась незамеченной собеседником. - Какой есть... Учусь быть лучше... Только что-то пока не получается...
  - Ладно, проехали... - с легкой обидой в мыслях пробормотал Гирд и, перевел беседу на другую тему: - Интересно, а пообщаться с Рейгом тебе дадут?
  - Не знаю... Надеюсь, что да...
  Однако продолжить беседу дальше им не дали - судя по изменившейся траектории полета, место назначения было уже близко.
  Через пару минут машина начала снижаться и скинула скорость...
  - Прилетели! - закончивший описание всех чудес, которые можно получить за очень большие деньги, пилот с шиком воткнул флаер на крышу отеля, и, дождавшись, пока посадочная пята, тут же опустившая их в ангар, замрет на месте, открыл двери. - Жалко, что у меня нет таких средств...
  Сеченов, весь перелет от космодрома пребывающий в мрачном раздумье, удивленно посмотрел на тут же сконфузившегося офицера и покачал головой:
  - Мда... Что-то с тобой не так, лейтенант! Видимо, тренировок маловато... Придется поработать над собой... Ладно, я этим займусь. Попозже... И мало тебе не покажется... Ладно, все за мной...
  
  
  Глава 65. Рейг.
  
  Успокоить Элли мне не удалось - слушать меня она не хотела, прямое подключение не принимала, а когда почувствовала результат действия транслятора, то заперлась в ванной комнате и принялась накачиваться спиртным. Немного подумав, я решил, что если она опьянеет, то ничего страшного не произойдет, и, повесив на часть сознания контроль за находящейся в расстроенных чувствах хозяйкой, занялся делом. Вернее, анализом того, что мне сообщил майор Брайн. В принципе, не верить ему у меня не было особых причин - четырнадцать клонов, имеющих доступ к материальным ресурсам и возможностям своих хозяев, могли натворить многое. И даже очень. Мало того, промотав запись своего разговора с Лией, я по-другому оценил ее монолог:
  '- А ты не задумывался о том, что мы - не люди? Или не так. Что люди - мы, а те, кто себя так называет - нелюди?'
  '- А мы переживаем по-настоящему. Первую половину жизни, с момента импринтинга, мы готовы на все ради тех, кто нас купил, как вещь вроде нового флаера или голоцентра. Мы не живем собой - мы являемся частью тех, кто нас использует. Сотни, если не тысячи клонов, которым дали жизнь в 'Удовольствии', умирают через паршивых восемь месяцев, даже не понимая того, что рядом, за пеленой навязанных извне чувств, есть мир, в котором так много интересного. А единицы вроде нас, получившие свободу по прихоти своего хозяина, живут в безумном окружении гнилых представителей homo sapiens, ежедневно терзаясь от ощущения того, что лучше было бы умереть так же, как и те, первые... Знаешь, за первые восемь лет после процедуры продления жизни я так возненавидела человечество, что была готова убивать всех тех, чьи мысли я в тот момент ощущала...'.
  И здорово расстроился: представлять себе, что эта милая девушка является одной из тех, кто хладнокровно уничтожил отца Элли и еще десятки, если не сотни, людей, мешающих добиться своих целей, мне почему-то было неприятно. Да, я понимал, что ощущение ее цельности было, скорее всего, результатом работы транслятора, но поверить в такой ее цинизм не мог. Как ни старался. Не помогали даже мысли о том, что для Элли я оказался предателем: зная, что Лия - убийца ее отца, отказывался участвовать в ее аресте. Но ощущение того, что майор Лейрам Брайн что-то недоговаривает, заставляло снова и снова обдумывать сложившуюся ситуацию. Да и САБС, вживленный и Элли, и мне, плохо способствовал слепой вере в искренность тех, кто стоял за майором...
  К обеду Элли упилась вусмерть, и я, приказав системе безопасности номера открыть дверь в ванную, перенес девушку в ближайшую спальню, подключился к ее комму и задал программу выведения шлаков из организма. Кроме того, пришлось погрузить ее в сон. До середины следующего дня - к этому времени, как мне казалось, я должен был разобраться и с ролью Лии в заговоре, и с нашими с Элли перспективами. Удостверившись, что заплаканная девушка спит, я аккуратно закрыл за собой дверь и отправился к выходу из апартаментов - приближалось время, назначенное Лейрамом для начала занятий. Однако майор не торопился: еще двадцать две минуты я тупо смотрел в потолок, не чувствуя за дверью ни единой живой души. А потом я ощутил приближение нескольких человек и внутренне собрался...
  
  ...Майор Брайн отнесся к делу добросовестно и с размахом. Первое, что я увидел в здоровенном помещении, куда меня привели - это строй из восьми (!) находящихся в состоянии стазиса суккубов на любой вкус и цвет. Обнаженные фигурки будущих игрушек выглядели так беззащитно, что мне стало немного не по себе - я на мгновение представил лица идущих мимо покупателей, выбирающих себе игрушку, и почувствовал, что начинаю злиться.
  - Как тебе девчушки? - не замечая, в каком я состоянии, хохотнул Лейрам. - Нравятся? Это - твои тренажеры... Эх, будь я на твоем месте - я бы не упустил возможности перепробовать каждую...
  Я еле сдержался, чтобы не врезать ему по морде, но вовремя остановился - конфликт в данный момент вряд ли сыграл бы мне на руку. Однако Брайн заткнулся сам - видимо, ему сообщили, что я реагирую на его шутки не совсем так, как ему бы хотелось: чувства контролирующих меня из соседней комнаты людей, хоть и здорово глушились расстоянием, но все-таки ощущались...
  - Ладно, не злись! Шучу я... - пробормотал майор и тут же перешел на деловой тон: - Слушай меня внимательно! Твоя задача номер один - используя свой транслятор, соблазнить госпожу Лию Ниори, и привести ее в номер, который ты 'снимешь' специально для любовных утех. В номере все готово - генератор стазис-поля сработает от твоей команды. В радиусе трехсот метров от здания будет ни одного нашего сотрудника. Мы не хотим, чтобы она почувствовала слежку. В общем, тебе надо ее довести до апартаментов и все... Вроде бы не трудно. Но, как ты понимаешь, для того, чтобы совратить эту сучку, ты должен суметь правильно работать транслятором. Наши специалисты разработали методику обучения, которая будет апробироваться на этих суккубах, прошедших процедуру импринтинга и продления жизни...
  - Как я понимаю, корпорацию 'Удовольствие' вы 'уговорили', не так ли? - съязвил я.
  - Угу... - осклабился Лейрам. - Покупать такое количество игрушек ради того, чтобы их запороть за какие-то пятнадцать часов - это несколько дороговато... Хотя и с бюджетом у нас проблем нет...
  - Ясно... - вздохнул я. - Отказаться я, конечно же, не могу...
  - Умница! Именно так!
  - Ну, хорошо, я готов приступить... Кто будет меня учить?
  - Я так и думал, что сопротивляться ты не станешь... - довольно осклабился майор и кивнул в сторону кресла, стоящего у дальней от меня стены. - Садись, сейчас к тебе придут...
  ...Следующие часы я провел, занимаясь самым идиотским, по моему мнению, делом - тренируясь соблазнять клонов. В памяти каждой из них каким-то образом были записаны воспоминания о жизни, прожитой с момента импринтинга до продления, и от продления и до этой встречи, и каждый раз, выходя из стазиса, очередная жертва была уверена в том, что познакомилась со мной буквально часа два назад в городке неподалеку. Апартаменты, находящиеся за дверью справа, были в полном моем распоряжении.
  Специалисты майора потрудились на славу - каждая последующая девушка оказывалась все менее расположенной к занятию любовью, и для того, чтобы суметь ее 'раскрутить', мне приходилось напрягать фантазию и транслировать, транслировать, транслировать. Увы, моя идея научиться поскорее, чтобы хотя бы один - два суккуба избежали этой унизительной процедуры, оказалась несостоятельной - пока меня не прогнали по всем восьми, майор не успокоился:
  - Работай, парень, работай! Суккуба с таким стажем, как у Ниори, обмануть намного сложнее... Следи за мимикой! Говорят, ты хороший программист! Так напиши что-нибудь себе в помощь! У тебя нет права на ошибку!
  Наконец, за два часа до рассвета, специалисты, так и не показавшиеся в моей комнате, сочли, что я готов. И тогда я почувствовал себя свиньей:
  - Все, эти куклы свое отработали... Можно утилизировать... А жаль - я бы позабавился с каждой, и не по одному разу... - покосившись в сторону комнаты, куда складировали отработавших свое 'партнерш', пробормотал майор. - Кстати, прикидываю, как тебе обидно, что тебя отрывали от них в самый неподходящий момент! Я бы взбунтовался!
  - Что значит 'утилизировать'? - поинтересовался я, стараясь, чтобы в моем голосе не чувствовалось эмоций. Практически как учили.
  - А черт его знает! Если не ошибаюсь, то их растворяют в кислоте. Хотя, быть может, босс найдет им и другое применение...
  - Так! После продления они должны были получить статус гражданина Лиги! - сдерживаясь изо всех сил, сказал я.
  - Да перестань ты! Эти экземпляры уже списаны... Или надо бросить все дела, и заняться их адаптацией в обществе? Зачем нам новые заговорщики? С имеющимися четырнадцатью не знаем, что делать...
  - То есть и я после всего буду утилизирован? Зачем вам лишняя головная боль? - понимая, что только что убил восемь ни в чем неповинных человек, прошипел я.
  - Ты уже работаешь на нас! Зачем тебя-то? - хохотнул майор. Но как-то не очень убедительно. - Не боись, все будет нормально!!! А сейчас мои умники советуют тебе поспать - до подъема осталось всего полтора часа...
  
  ...Естественно, заснуть мне не удалось - то, что творилось в моей душе, невозможно было передать словами. Если бы не мысли о том, что я несу ответственность за жизнь Элли, я бы, скорее всего, взбунтовался и натворил дел, а так, уговаривая себя потерпеть и дождаться возможности избавить мою хозяйку от САБСа, я кое-как дождался половины пятого утра и, ополоснувшись, собрался на пляж. Последние минуты перед тем, как выйти из номера, я заставлял себя отключиться от бунтующей совести, не желающей, чтобы я, не разобравшись в ситуации, давал людям майора арестовывать Лию, и, удавив это чувство, с тяжелым сердцем вышел в коридор. Ухмыляющийся Лейрам ждал меня около лифта:
  - Привет, полуночник! Выспался?
  - Да как вам сказать? - буркнул я. - Не так чтобы уж очень...
  - Угу, доложили... Да ты не бойся, парень! Все получится... А потом ты поможешь нам поймать остальных и, глядишь, через недельку-другую вернешься со своей хозяйкой на Солисс. И забудешь о том, что вам пришлось пережить...
  Рекомендации психологов, рекомендовавших ему меня успокоить, слегка запоздали - я и без этого был готов практически на все, чтобы у Элли появился шанс выбраться из этой передряги живой:
  - Я в порядке. Успокой своих советчиков. Лию я приведу...
  - Вот и отлично! - у Лейрама отлегло от сердца, и он чуть не бросился обниматься. - А то начальство приехало, и если мы с тобой завалим дело, то я забуду о продвижении по службе. Лет эдак на сто...
  - Не завалим... - пожав плечами, я открыл лифт и на мгновение замер: запрос на прямое подключение, пришедший в это мгновение, принадлежал Вердену!
  - Быстро! Вот путь, по которому можно просмотреть файлы у меня в комме! - горячечные мысли Кайма заставили меня дернуться и задержаться перед тем, как зайти в лифт. - Расстояние предельное! Протяни время!
  
  - Майор! А как вы узнаете у Лии, где нужно искать ее 'соратников'? - делая вид, что мне это безумно интересно, спросил я у Лейрама.
  - Ну, способов предостаточно! - усмехнулся он. - Я не знаю, какой тебе дадут допуск, но постараюсь после ареста Лии тебе намекнуть... Не задерживайся - девушка ждет!
  - Ладно, ловлю на слове! - удостоверившись, что скачал все, что просил Кайм, я шагнул в кабину лифта...
  
  
  Глава 66. Бренда Джоуи.
  
  ...Бросив взгляд на спокойное море, похожее на зеленовато-синее зеркало, почему-то расположенное горизонтально, Бренда вдруг поймала себя на мысли, что забыла, когда в последний раз позволяла себе отдохнуть. И поморщилась - в ситуации, в которой она оказалась, думать о праздном времяпрепровождении было, мягко выражаясь, смешно. Тяжело вздохнув, девушка спрыгнула на покрытие посадочной площадки здания и, не дожидаясь, пока дверь флаера скользнет на свое место, двинулась к дверям лифта.
  - Бренда! Как я рада тебя видеть!!! - выскочившая из приехавшей снизу кабины Лия, сияя, бросилась ей на шею. - Тебя так долго не было... Я уже подумывала, что ты про меня забыла...
  - Как тебе не стыдно, Ника! Разве можно тебя забыть? - назвав подругу уменьшительно-ласкательным прозвищем, придуманным ею лет пять назад, Бренда неожиданно для себя сделала шаг назад и удивленно посмотрела на Лию: - Ну, давай, рассказывай! Что с тобой происходит? Ты прямо светишься от счастья!
  - Я влюбилась! - расхохоталась Лия. - Чувствую себя полной дурой, так как радоваться пока нечему, но мне хорошо, и наплевать на то, что будет завтра!
  - А подробнее можно? - улыбнулась Джоуи. - А то я ничего не поняла...
  - Я нашла потрясающего парня! Его продлили совсем недавно. Он... не такой, как все... Я не имею ввиду ничего плохого! - спохватилась Лия. - Я всех вас люблю и уважаю, но... когда он рядом - готова выть от счастья...
  - Здорово! - восхитилась Бренда. - И чем он отличается от того же Пауля? Помнится, его ты бортанула быстро и без единого шанса на реванш.
  - Ну, во-первых, Пауль смотрел на меня, как на ребенка. А быть игрушкой мне надоело еще десять лет назад... - по лицу девушки промелькнула тень. - Во-вторых, Олисс такой... такой... ну, в общем, слов у меня нет, а искать их мне не хочется... И так хорошо...
  Джоуи расхохоталась:
  - Ну, подруга, ты даешь! Ладно, я готова смириться с твоей лаконичностью, если ты его мне покажешь... Надеюсь, он действительно такой необыкновенный... Хотя, видя, что ты научилась улыбаться, я готова поверить в это и без просмотра...
  - Язва! - хихикнула Лия. - Но посмотреть тебе придется... С кем я еще могу поделиться своим счастьем, кроме как с тобой?
  - Ну, ребят хватает... - делая вид, что задумалась, хмыкнула Бренда.
  - Ща, разбежалась... Обойдутся... Вот еще...
  - Даже влюбившись, ты осталась такой же букой, какой и была... - удивленно покачав головой, заключила Джоуи. - Ладно, пошли в дом. Хочу принять ванну и пройти сеанс массажа... Который день на нервах...
  - Что-то случилось? - встревожено посмотрев на подругу, спросила Лия.
  - Ничего особенного... Просто кое-что не ладится... Не забивай себе голову, Ника! Наверное, просто плохо перенесла перелет...
  - Постой, я так ушла в свои чувства, что забыла тебя спросить - ты надолго ко мне прилетела-то? Или опять по делам на сутки, как прошлые разы?
  - Ну, как тебе сказать? Дел особенных в этот раз не предвидится... Хочу пожить месяц-другой вдали от цивилизации, в глухомани, и никого не слышать... - усмехнулась Бренда.
  - Ты не заболела, подруга? - встревожилась Лия. - Что-то я тебя не узнаю... Впрочем, в душу лезть не буду: захочешь - расскажешь сама...
  - Вот за это я тебя и люблю... - чмокнув подругу в щеку, Джоуи встряхнула пышной гривой и посмотрела в сторону моря: - Эх, и наплаваюсь же я тут...
  
  ... - А что, парень смотрится очень даже ничего... - закинувшая ноги на журнальный столик Бренда с нескрываемым интересом смотрела записи, сделанные коммом Лии во время утренних встреч с Олиссом, и ехидно комментировала отдельные реплики инкуба: - Не будь ты моей подругой, я бы, пожалуй, мимо не прошла...
  - Ну-ну, губки-то не раскатывай! - притворно нахмурилась Лия. Потом подумала, вздохнула и буркнула: - А вдруг он не захочет со мной встречаться? Не надо забывать, что он пока еще живет с хозяйкой...
  - Да ладно тебе! - захихикала Джоуи. - Какая нормальная женщина с нами сравнится? Достаточно одного поцелуя, и он про нее забудет, как про кошмарный сон... Да ну их - эти клуши способны только щеки надувать и строить из себя невесть что... Небось какая-нибудь крокодилина, пережившая двадцать пятую процедуру омоложения, трясущаяся над каждой появляющейся морщинкой, и безумно влюбленная в купленную на деньги покойного мужа игрушку...
  - Если бы... - расстроено пробормотала Лия. - Молодая девчушка, которая может в себя влюбить и не такого мужчину, как Олисс...
  - С чего ты взяла? - удивилась Бренда.
  - Да видела я ее... Она приходила на пляж вчера утром...
  - Покажешь?
  - Угу... - Лия, тяжело вздохнув, отправила на голопроектор файл с записью и включила воспроизведение...
  ...Покрывало, откинутое в сторону, еще не успело коснуться песка, как Бренда, расслабленно наблюдавшая за происходящим в голограмме, чуть не опрокинула на себя бокал с вином: девушка, ожидавшая мужчину мечты Лии Ниори, оказалась той самой Элли Беолли, которая 'покончила жизнь самоубийством', 'перерезав себе вены' в ванне с горячей водой!
  - О, черт! - про себя выругалась Джоуи, и приложила все силы, чтобы не выдать обуревающих ее чувств ни словом, ни жестом. Впрочем, Лие было не до нее - глядя на спешащего вслед за своей хозяйкой Олисса, она заново переживала ту ситуацию:
  - Правда, хороша? Уйти от такой ему будет довольно сложно... Вряд ли она... делала что-то такое, что его сейчас коробит...
  - Да ладно! Ты себя недооцениваешь, Ника! - справившись с волнением, Бренда отставила в сторону бокал и вскочила на ноги. - Не пройдет и пары дней, как он будет у твоих ног, подруга! Я в этом уверена... Ладно, я пошла в ванную... Кстати, если к нам сюда ввалятся Пауль, Серж и еще парочка ребят, ты не расстроишься?
  - Ну, как тебе сказать? - скривилась в недовольной гримасе Лия. - Особо радоваться я не буду. Все эти ваши секреты мне давно поперек горла. Ты же, вроде, прилетела развеяться! Зачем они тебе на отдыхе?
  - Ну-ну, не заводись! Они пробудут тут от силы пару дней, а потом улетят... С таким сроком их пребывания смиришься? Впрочем, если хочешь, я устрою их где-нибудь неподалеку...
  - Двое суток, так и быть, переживу. Но с одним условием: они не лезут в мою личную жизнь, а я их не слышу и не вижу...
  - Условий у тебя получилось три, но... принимается! - расхохоталась Джоуи. - Ладно, я пошла...
  
  Установить соединение с Паулем оказалось не так просто - только к концу купания комм Бренды подал сигнал о готовности абонента принять входящий вызов, и, окутавшаяся сферой женщина еле дождалась, пока перед ней возникнет встревоженное лицо ее правой руки:
  - Что случилось? Ты же сказала - никаких контактов?
  - Ноги в руки и дуй на Парадизо! Я нашла эту сучку Беолли!
  - Не понял? Она жива? Как так?
  - Мало того, что эта тварь умудрилась получить доступ к ПЗС, так у нее, кроме всего прочего, есть инкуб! - прорычала женщина. - Который и обводил вас всех вокруг пальца! И никто не смог этого просчитать!!!
  - Черт! Тогда все понятно... Если его навернули по полной, то подступиться к ней будет затруднительно...
  - Не все так плохо... Она успела его продлить! И он сейчас мечется между ней и Лией!
  - Наша дурочка влюбилась?
  - Не называй ее так! Знаешь ведь, что я этого не люблю! - еще сильнее разозлилась Бренда. - Если бы не ее везение, черта с два бы мы нашли Беолли.
  - Да, по большому счету, в нынешней ситуации ее гибель нам нужна, как мертвому припарка! - Пауль не собирался скрывать звучащей в его голосе издевки.
  - Это решать мне! Твое дело - добраться до Парадизо как можно быстрее, и захватить с собой Сержа и его ребят. Сколько тебе надо времени?
  - Пятнадцать часов тридцать семь минут... - на мгновение поплыв взглядом, буркнул Пауль. - Если очень торопиться...
  - Отлично! К их утреннему свиданию успеете... А я, как раз, успею подготовить задуманное мероприятие...
  - Ох, и мстительная же ты особа, Бренда! Не хотел бы я иметь тебя в числе своих врагов! - пробормотал инкуб.
  - Будешь слушаться - тебя минует чаша сия... Может быть... - огрызнулась Джоуи и оборвала связь...
  
  Флаер завис над домом Лии в четыре пятнадцать утра по местному времени, и, дождавшись, пока Бренда откроет створки грузового ангара, камнем упал между ними.
  - Жорж... - криво ухмыльнулась женщина. - Не усидел на месте... Ну-с, посмотрим, кто еще нарушил мой приказ упасть на дно и не высовываться?
  ...Первым из флаера выскочил высокий, иссиня-черный негр с выбритой наголо головой с гипертрофированными надбровными дугами, нижней челюстью, с заостренными ушами и здоровенным мясистым носом. Легко спрыгнув на пол, он метнулся к стоящей у входа в дом Джоуи и широко раскинул руки, словно пытаясь ее обнять.
  - Пауль! Хватит паясничать! Я тебе что, тупой полицейский сканер? Меня голомаской не обманешь!
  - А я и не собирался! - хохотнул здоровяк, отключая генератор и превращаясь в белобрысого курносого альбиноса, - бывшую мечту какой-то ненормальной тетки с безразмерным банковским счетом. - Просто типаж понравился... Ты мне рада?
  - Ну, как тебе сказать, чтобы не обидеть? Ты зачем взял с собой Жоржика?
  - А ему можно сказать 'нет'? - ухмыльнулся Пауль. - Он решил посмотреть на бабу, которую уже месяц с лишним как не могут завалить лучшие исполнители...
  - И кого еще ты подбил на просмотр?
  Инкуб расхохотался:
  - А ты загляни в салон машины и увидишь сама!
  - Вы что, собрались там ночевать? - скривилась Бренда.
  - Ну, не совсем так, конечно, но рассчитывать на гостеприимство Лии что-то нет никакого желания... - голос Жоржа, раздавшийся из салона флаера, пробрал Джоуи до глубины души: завораживающий тембр действовал так на всех женщин, кроме, пожалуй, буки Ниори. - Где она, кстати?
  - Спит... Через часик пойдет на свидание... Ладно, вылазьте уже, я, так и быть, не буду ругаться... Времени осталось мало, а мне еще надо раскидать каждому из вас файлы с заданием...
  - Ну, привет, мамка Бренда! - не обошелся без издевки Никас, выбравшийся из флаера вслед за Жоржем и Виолой. - Нас тут много! Аж шестеро...
  - Привет, сынуля... - огрызнулась Джоуи, оглядывая кучку своих друзей и подруг. - Мда... Как я поняла, спокойно вам не живется...
  - Как и тебе, кстати... - улыбающаяся во все тридцать два зуба Мерилин отпихнула в сторону мешающего ей Сержа и направилась к Бренде. - Надеюсь, я успею принять душ?
  - А я - на грудь? - в унисон ей спросил Пауль.
  - Ловите общий файл и персональные задания. Двадцать минут времени на разработку взаимодействия, а потом - хоть ванна, хоть бассейн... А на грудь можешь принять Сержа. Или Никаса... Если, конечно, они согласятся... - Бренда повернулась спиной к заржавшим товарищам и шагнула в дверной проем. - Через полчаса прошу в гостиную первого этажа. Задерживаться не рекомендуется...
  
  
  Глава 67. Лия Ниори.
  
   Нездоровый ажиотаж в доме начал напрягать Лию буквально через пять минут после пробуждения: лицо Пауля, как обычно, грызущегося с Жоржем, вызвало желание побыстрее уйти из дома, и девушка не стала этому противиться.
   - 'Пауль, Серж и еще парочка ребят...' - забравшись на невысокий холм, за которым начиналась тропа, ведущая на ее любимый пляж, и, вызвав в памяти комма запись вчерашнего разговора, она мрачно пробормотала: - Ничего себе парочка! Вместе с Брендой их аж семеро... Эх, если бы не Пауль и не Жорж с Никасом, то можно было бы устроить вечеринку... А с этими гадами даже завтракать вместе не хочется... Впрочем, два дня - это не так много... Можно и перетерпеть... А, ну их... Слишком много чести... Буду думать о хорошем... Имею же я право на кусочек счастья?
   ...Радость, промелькнувшая в глазах Олисса, сидящего на песке у самой воды, заставила девушку остановиться и попытаться успокоить заколотившееся сердце: инкуб явно обрадовался ее появлению:
   - Ты что так рано? - спросила она через мгновение...
   - Придумать красивое объяснение или сказать правду? - усмехнулся он.
   - Ну, с фантазией и у меня все нормально, так что давай правду, какой бы горькой она не была... - подхватывая шутливый тон инкуба, улыбнулась девушка.
  Притворно вздохнув, парень закусил губу, склонил голову на плечо и, словно борясь с собой, пару раз сжал и разжал кулаки:
  - Эх, даже не знаю, с чего начать...
  - Желательно, не с момента Большого Взрыва... Мало того, я готова пропустить практически всю эволюцию человека, полное описание технологического процесса, в результате которого появился ты, и еще кучу безумно важных подробностей. Давай начнем, скажем, с вчерашнего вечера...
  - Ты думаешь, без такого вступления основная мысль не будет упущена? - хохотнул Олисс, и, дождавшись ее утвердительного кивка, встал. - В общем, я соскучился, и решил прийти пораньше. Мне показалось, что есть небольшой шанс на то, что и тебе не захочется давить подушку до рассвета. А вчера вечером я предвкушал это утреннее свидание, и, видимо из-за этого, проснулся на пару часов раньше обычного...
   У Лии вдруг перехватило дыхание и потеплело в животе.
  - Ты не будешь против, если мы немного пройдемся? - не заметив ее реакции на свои слова, парень кивнул в сторону покрытого непроходимыми зарослями мыса, далеко выдающегося в море. - Откровенно говоря, мне бы не хотелось снова встретить свою хозяйку... Впрочем, не будем о грустном - у меня сегодня классное настроение, и я не намерен его портить...
  - Естественно, я - за! - обрадовано сказала девушка и, дождавшись, пока клон закинет на плечо поднятое с песка покрывало, неторопливо побрела рядом с ним по проминающемуся под ногами прибрежному песку...
  ...Слушая брызжущего остроумием парня, Лия все чаще ловила себя на мысли, что ей ужасно хочется до него дотронуться. Желание почувствовать тепло его кожи, прикосновение его рук и губ было таким острым, что девушка то и дело корректировала свой гормональный фон с помощью комма, но каждое вмешательство в функционирование организма приносила лишь временное облегчение - чувство, усиливающееся с каждой минутой, захватывало ее все больше и больше. Тем более, что и в мимике и моторике идущего рядом инкуба все сильнее прослеживались аналогичные желания. К моменту, когда они добрались до следующей бухточки, девушка поняла, что сходит с ума, и, вцепившись в руку Олисса, развернула его к себе:
  - Если ты меня сейчас не поцелуешь... то я... за себя не ручаюсь...
  Прерванный на полуслове клон ошарашенно заглянул ей в глаза, судорожно сглотнул подступивший к горлу комок, и, слегка покраснев, отвел взгляд:
   - Черт, чувствую себя ребенком... Откуда у клона такие чувства?
   - Ты можешь не болтать хотя бы одну минуту? - возмущенно пробормотала девушка и, придвинувшись к нему вплотную, встала на цыпочки.
   - А тебе хватит минуты? - недоверчиво протянуло это несносное создание, и, получив кулачком куда-то в область селезенки, аккуратно взяло Лию за плечи...
   - Ну же, не тяни... - взмолилась она, стараясь удержаться на подгибающихся ногах...
   ...Поцелуй оказался таких сладким, что Лие на мгновение показалось, что прервалась связь с ее коммом - запредельное удовольствие от ЕГО нежности отодвинула мир за ПОЦЕЛУЕМ куда-то неимоверно далеко...
   - С ума сойти... - переведя дух, прошептала она через вечность. - А... а... еще можно?
   Обалдевшее лицо Олисса снова придвинулось, и ее сознание словно отключилось...
  - Если ты не обидишься, то... в общем, я снял номер тут неподалеку... можем пойти туда... - после миллионного поцелуя донеслось до Лии.
  - А тебе тут плохо? - задумавшись, прошептала девушка.
  - Муравьев слишком много... Не комфортно... Да и жалко мне тебя... Искусают...
  - Логично... Так что же мы стоим? - пробормотала она и открыла глаза.
  - Стоим? - удивился Олисс. - Мне кажется, что лежим...
  - Ой, и правда! - сфокусировав зрение на уходящих в небо, покрытое легкими розоватыми облаками, стволах деревьев, девушка поняла, что лежит на спине, и даже начала ощущать следы от укусов злющих насекомых, пытающихся защитить собственные владения. - Надо же, я даже не заметила... Что лыбишься? Вставай и... побежали... если я, конечно, смогу бежать... или идти... - хрипло пробормотала она, прислушиваясь к состоянию своего организма. - Но... кровать - это ИСКУШЕНИЕ... Против которого я, пожалуй, не устою... А далеко тут? Лениво подключаться к комму...
  - Десять минут ползком... Чуть меньше - прогулочным шагом с поцелуями... - пошутил Олисс.
  - А если мы совместим приятное с полезным, то есть, ты понесешь меня на руках, то, думаю, доберемся минуты за две... - ухмыльнулась Лия и, не дожидаясь согласия инкуба, запрыгнула ему на руки...
  ...Путь до отеля занял минут восемь: несмотря на желание добраться до кровати поскорее, ежеминутные остановки удлиняли путь в разы. Зато к моменту, когда шагнувший в распахнувшиеся двери наружного лифта Олисс с нею на руках оказался на прогулочном балконе одного из верхних этажей здания, Лия снова пребывала в состоянии полного одурения. И изнемогала от желания дорваться, наконец, до человека, пробудившего в ней Женщину.
  - Вот и наш номер! - стараясь не потерять равновесия, после очередного поцелуя хрипло сказал Олисс. - Добрались...
  Дверь скользнула в стену, и вспыхнувшее при их первом же шаге в помещение освещение здорово резануло глаза.
  - Прости... сейчас приглушу... - зажмурившийся парень кое-как разобрался со своим коммом, и прихожую окутал уютный полумрак. - Сейчас посмотрим, где тут у нас кровать... Чертов отель - вечно меняются интерьеры... О, новую планировку уже скачал... Направо...
  - Давай, веди пока в ближайшую ванную... песок смою... - возразила Лия, и, выскользнув из его рук, запустила руки под его рубашку, одним движением освободила парня от этого предмета туалета и прильнула губами к его груди.
  Ванная комната оказалась буквально за углом. Скинув с себя одежду, Лия шагнула в здоровенный каменный бассейн, наполненный теплой водой, и, с трудом приоткрыв глаза, поманила к себе замершего на краю инкуба:
  - Прыгай... Не могу больше... Ну ее, эту кровать...
  Олисс сделал шаг, и в это время в голове Лии полыхнула яркая вспышка...
  
  
  Глава 68. Бренда Джоуи.
  
  Привязать записанное вчера изображение с комма Лии к реальной местности удалось без особого труда: стоило Жоржу, проследившему за девушкой до места встречи с ее избранником, передать картину бухты, как программа идентификации показала стопроцентное совпадение. Дальнейшее было делом техники - направление, по которому ушла Беолли со своим инкубом, было известно. На то, чтобы скачать трехмерную модель района с метками ближайших отелей, ушло чуть более двадцати секунд. В общем, через минуту место, где должна была прятаться Элли Беолли, оказалось найдено.
  Виола, отслеживающая через 'жучка' в одежде не подозревающей о слежке Ниори ее координаты, мечтательно смотрела в никуда, видимо, уйдя с головой в транслирующийся приборчиком аудиофайл, и Бренде, расстроенной тем, что кто-то так или иначе вторгается в личную жизнь ее подруги, пришлось, скрипя зубами, уговаривать себя не отрывать Бренду от прослушивания, так как в разговоре с инкубом Беолли и Лией могла проскользнуть какая-нибудь важная информация о его хозяйке.
  - Жорж, твой выход! - заставив себя отвлечься от мыслей о Лие, скомандовала она через минуту. - Хватит жрать, и так уже в двери не влазишь!
  - Есть еще створки грузовых трюмов... - хохотнул действительно набравший за последние пару месяцев килограмма два инкуб, и тут же поплыл, выходя в Сеть.
  На то, чтобы скорректировать данные гостевого сервера отеля, в котором остановилась Беолли, потребовалось чуть больше получаса - как ни странно, система безопасности комплекса оказалась довольно высокого уровня, и даже такому классному специалисту, как Жорж, пришлось попотеть, чтобы преодолеть все имеющиеся в ней ловушки. К моменту, когда она пала, Жорж был здорово зол, и крайне недоволен собой:
  - Надо же быть таким параноиком, как хозяин этой богадельни? Скажите мне, пожалуйста, ну, что там охранять?
  - Ту же Беолли! - расхохотался Пауль. - Думаю, что параноик не хозяин, а инкуб этой 'самоубийцы'. Молодец, парниша - столько времени водил всех за нос...
  - А, черт, не подумал! - Жорж приподнял одну бровь и состроил обиженную мину: - Тогда понятно... И не так обидно, что столько мучился...
  - Ладно, обиженный! Ты ее нашел? - перебила его словоизлияния Бренда.
  - Естессно! - исковеркав любимое слово, буркнул инкуб. - Ща скину пространственное положение ее номера. - Вроде бы спит. Кстати, симпатичная девчушка... Даже жалко ее просто так убивать...
  - Тоже мне, гуманист! - фыркнула Джоуи. - Ладно, выдвигаемся... Никас, Виола! Платья готовы?
  - Угу... Я даже уже одет... - донесся откуда-то сверху голос 'молодожена'. - А вот Виола что-то тупит...
  - Переключай на меня канал и дуй одеваться! - рявкнула на девушку Бренда. - Пауль! Ты готов? Мерилин?
  - Мы уже выдвигаемся к флаеру... - хихикнула Мерилин, разодетая по последней моде, и страшно этим довольная. - Свидетели жениха и невесты с нетерпением ждут появления молодоженов!
  - Давайте быстрее! - сверившись с коммом, буркнула Джоуи. - Идеальное время для начала операции наступит через двадцать семь минут...
  - Там следующее 'окно' через полчаса! - тоже изучивший траектории движения спутников, хмыкнул Пауль. - Правда, время подхода будет на две минуты меньше...
  - Вот-вот! Мне что-то не улыбается попасть под огонь с орбиты.
  - Испариться - это не больно! - хохотнула Мерилин.
  - Угу. Только вот мешает претворять в жизнь далеко идущие планы... - скривилась Бренда. - А их у меня достаточно много... Ладно, хватит лирики, давайте все в машину...
  
  ...Флаер, сияющий всеми цветами радуги, завис над отелем, и, под грохот музыки, рвущейся из вынесенных наружу динамиков, аккуратно приземлился на посадочную пяту крыши. Сигнал с оптического умножителя, передающего картинку на комм Бренде, наслаивался на потоковое головидео с каждого из коммов участвующих в операции лиц, а так же с информацией с жучка Лии, и Джоуи пришлось разделить мощности процессора для работы со всем этим в онлайн-режиме. Впрочем, особого труда обработка этого массива не составила - оптимизированный для решения и не таких задач комм работал, как часы. Поэтому, выделив для непосредственного просмотра первый попавшийся канал, девушка полностью погрузилась в картину приезда в отель красивой супружеской пары...
  Никас и Виола выглядели роскошнее некуда - все, от костюмов и до украшений, являлось продукцией дома 'Пино', одной из самых востребованных и дорогих дизайнерских компаний, обслуживающих церемонии бракосочетания на всей территории Лиги. Вернее, ее искусной имитацией - заявиться в отель в штурмовых комбинезонах было бы верхом идиотизма: реакцию системы безопасности даже не надо было бы предугадывать. А так у четверки клонов появлялось время, необходимое для проникновения в номер к Беолли, ее устранения и безопасного отхода. Правда, промедление более двух минут сорока восьми секунд от первоначального плана могло привести к необратимым последствиям, но причин, по которым план мог бы застопориться, Бренда пока не видела.
  - 'Если ты не обидишься, то... в общем, я снял номер тут неподалеку... можем пойти туда...' - донесшийся из череды звуков поцелуев голос инкуба Элли Беолли заставил Бренду вздрогнуть. Прибавив звук канала, она схватилась за голову:
  - 'Логично... Так что же мы стоим?' - в голосе Лии было столько желания, что Джоуи поняла - на берегу они не останутся...
  - Черт! Наша влюбленная со своим ухажером решили отправиться в отель! Ставлю кредит против тысячи, что попрутся они сюда! - рявкнула она идущим по коридорам и изображающим основательно набравшуюся в процессе перелета компанию друзьям. - От того места, где они сейчас, ходу чуть больше трех минут. Надо поторопиться!
  - Сейчас доберемся до нашего номера, и я примусь за работу... - выругавшись, ответил Жорж. - Все равно для того, чтобы записать динамическую картинку, потребуется не меньше пяти минут. Иначе анализатор системы безопасности поднимет тревогу. Потом добраться до процессора, запустить программу... Раньше, чем через десять не начнем...
  - Интересно, УИ у него есть? - подала голос Мерилин.
  - Сомневаюсь, но исключать эту возможность я бы не стала...
  - Вот и я так считаю... - расстроено хмыкнул Пауль. - Твоя дурочка могла бы обойтись свиданием на лоне природы! Что ее в отель-то понесло?
  - Это не ее инициатива, а его! И не смей называть ее дурочкой, слышишь?! - зарычала Джоуи. - Тебя бы к такому хозяину! Я бы посмотрела на твое сегодняшнее состояние!
  - Ребята, давайте не будем ссориться, ладно? Никас! Открывай дверь! Бери меня на руки и неси к кровати! Ты что, забыл свою роль? - возмущенно завопила Виола. - Мы с тобой - молодожены, а не парнокопытные на случке! Налей мне шампанского! Галантнее, муженек! Камеры вокруг!!!
  
  
  Глава 69. Капитан Верден Кайм.
  
  ...На душе было мерзко. Для того, чтобы сохранять деловое выражение лица, приходилось прикладывать все больше и больше сил: смотреть на довольное выражение лица Сеченова было просто невыносимо. Глядя, как генерал обсуждает прелести фигуры раскинувшейся на кровати Элли, Верден с тоской вспоминал своего покойного шефа, и боролся с желанием врезать нынешнему:
  - ...Хороша сучка, ничего не скажешь. Особенно грудь... Даже не верится, что вся эта роскошь - естественна... Видимо, ее предки не жалели денег на генетическое моделирование потомства... Ни одной пластической операции, и такие формы...
  - ...и, вместо того, чтобы найти себе нормального мужика, она прикупила себе клона... - в унисон начальству тявкнул работающий со стационарным транслятором лейтенант Куинзи. - Будь моя воля, я бы всех их истребил...
  - Суккубов-то за что? - криво ухмыльнулся Сеченов. - Это та-а-акие киски, что просто диву даешься... А вот инкубы и правда не нужны... Мужиков и так хватает...
  - Я имел в виду именно это, босс! - осклабился лейтенант. - Все, 'Лаэртид' готов к коррекции... Какие параметры меняем?
  - У тебя прогрессирующий склероз, Куинзи? - внезапно разозлился генерал. - Я тебе уже говорил! Ее дурацкая ревность мешает нашей операции. Мне не нужны ее истерики. Потом, мне надо иметь возможность дистанционно вызвать у нее сонливость, и регулировать длительность сна... Ранние пробуждения - лишний стресс для нашей наживки...
  - Немотивированные изменения поведения Элли могут вызвать подозрение у Рейга, генерал! - снова подал голос капитан, но, как и в прошлый раз, безрезультатно:
  - Мне наплевать на его подозрения! Если все сработает, как надо, мы получим в руку ниточку, с помощью которой размотаем весь клубок. А тогда этот чертов клон мне будет совершенно не нужен. Вопросы?
  - Никак нет, господин генерал! - пробормотал Верден, и отвел взгляд от 'спящей' девушки.
  - Капитан! Кстати, что там с нашими влюбленными? - оторвав взгляд от прелестей Беолли, вспомнил Сеченов.
  - Уже на подходе к номеру... Думаю, через минуту-полторы Рейг будет включит генератор...
  - Отлично... Дай мне картинку на комм... Хочу посмотреть на сам процесс... Пошла... - через пару секунд удовлетворенно произнес генерал. - Мда... Суккубчик-то симпатичный... Сколько эмоций... Аж противно смотреть... Уроды... Ну, где же стазис?
  ...Лия Ниори, обмякнув, рухнула в ванну, и на мгновение ушла в воду с головой. А через сотую долю секунды сработала система безопасности номера - зафиксировав угрозу для жизни постояльца, на дне и в стенках ванны мгновенно появились десятки отверстий, через которые начала откачиваться вода. Так что к моменту, когда находившийся рядом с суккубом Рейг оказался рядом с потерявшей сознание девушкой, ее жизни уже ничего не угрожало...
  - Ого! - удивился Куинзи. - Я о такой системе еще не читал! Новая разработка?
  - Наверное... - буркнул генерал. - Я не отслеживаю технические новинки не по моему профилю работы... Хе-хе! Смотри, как морщится клон! Наверное, СБ пустила нашатырь...
  - Генерал! У нас гости! - перебил веселящегося Сеченова Куинзи. - Из лифта вышло четыре человека. Движутся к дверям номера Беолли... Сейчас запущу анализатор... О, черт!!! Совпадение девяносто шесть процентов!!! Это разыскиваемые нами клоны Виола Этц, Пауль Нигоин, Никас...
  - Картинку! - зарычал генерал. - Живо! Канал связи с четвертым взводом!
  - Уже, босс! - увидев выражение лица генерала, лейтенант здорово струхнул. - Можете подключаться!
  Сеченов мгновенно окутался сферой, Видимо, раздавая приказания вышедшему на связь подчиненному. Глядя, как генерал тискает рукоять табельного разрядника, Верден еле удержался, чтобы не усмехнуться: теперь, после того, как план операции пошел прахом, Сеченову явно было не до обнаженной груди ни в чем неповинной Элли.
  - У нас четырнадцать секунд...- испуганно прошептал Куинзи. - Код они подобрали...
  - Дай картинку! - рявкнул Сеченов. - Пусть на ней Элли будет, скажем, в гостиной...
  - Поздно... - побледнел лейтенант. - Они контролируют камеры... Идет перебор каналов...
  - Блокируй, мать твою!!! - взбешенный Сеченов выхватил оружие и метнулся к дверному проему, ведущему в санузел.
  - Н-не могу... Уже заблокировано... Ими...
  - Урод!!!
  - Они вооружены... Черт! Свадебные туалеты - иллюзия!
  - Генерал! Они пришли за Беолли... - просмотрев выводы анализатора комма, подал голос Кайм. - Надо вытаскивать девочку...
  - Минута двадцать до подхода ребят. Отходим, капитан! А она нам еще пригодится...
  Успокоенный последним предложением Сеченова, Верден рванулся к кровати, чтобы подхватить Элли на руки, но тут же был остановлен повелительным рыком генерала:
  - Положи на место, идиот! Она - наш главный сюрприз! Бегом!!!
  - Активировать САБС? - услышав вопрос Куинзи, Верден похолодел - Беолли была носителем запрещенного давным-давно устройства, способного превратить своего хозяина в бомбу!
  - Естественно!!! Режим 'Экстра'. Мощность - триста граммов ЗС-213. Пропиши задержку в семь секунд в системе пожаротушения. Заблокируй возможность вызова службы спасения...
  - Беолли же не выживет!!! - завопил Кайм, представив себе запланированную генералом картину.
  - И что? - вызверился на него Сеченов. - Зато у нас появится еще четыре весьма разговорчивых языка. Да и мы останемся живы... Или у тебя есть другие предложения? Нету? Тогда закрой рот и марш в санузел!
  - Элли должна остаться в живых! - набычившись, Верден сделал шаг вперед, к застывшему над кроватью с девушкой Куинзи. - Лейтенант! Не вздумайте ничего менять! Я не шучу...
  - Я - тоже... - вспышка боли в боку и спине оказалась такой острой, что Кайм еле расслышал слова оказавшегося за его спиной генерала. Упав на одно колено, капитан судорожно попытался дотянуться до колдующего над выносным пультом лейтенанта, но налившиеся тяжестью руки отчего-то перестали его слушаться.
  - Работай!!! Не обращай внимания на эту падаль!!! - донеслось до мутнеющего сознания Кайма, а через мгновение еще пара импульсов разрядника вбили его в пол...
  
  
  Глава 70. Рейг.
  
  ...Тоненькая шейка Лии, по которой стекала кровь из разбитого от удара о край ванны затылка смотрелась так беззащитно, что я скрипнул зубами от подкатившей к сердцу ненависти.
  - Она пыталась убить Элли! - в тысячный раз повторил я про себя кое-как успокаивающую его молитву, однако, против обыкновения, в этот раз она не сработала...
  Тяжело вздохнув, я вытащил тело находящейся в стазисе девушки из ванны и, повернувшись боком, вынес его через узковатый дверной проем в спальню. Стоило мне подойти к кровати, как включилась тихая музыка, начал плавно гаснуть свет, а в воздухе потянуло каким-то сладковатым ароматом: спальня номера для новобрачных реагировала на стандартное положение 'девушка на руках'... Приглушенно выругавшись, я заблокировал не вовремя сработавшую функцию, и, усевшись на кровать рядом с бездыханным телом, закрыл лицо руками. Не хотелось ничего - ни думать, ни чувствовать, ни помнить...
   Запрос на прямое подключение вывел меня из ступора буквально через пару минут.
  - Верден? - удивился я и дал согласие.
  Вспышка жуткой боли, безумная мешанина из ненависти, стыда, страха и еще десятка с лишним чувств резанула по нервам так, что аж волосы встали дыбом.
  - Кайм? Что с тобой?! - вскочив на ноги, мысленно спросил я.
  - В Элли - САБС. Это смерть. Сеченов активирует ЗС-213... Я не успел... Файл с информацией, посланный умирающим капитаном, упал на сервер моего комма через долю секунды, и сразу же после окончания передачи прямое соединение прервалось...
  ...Двери лифта, бесшумно скользнувшие в сторону, еще не проделали и половины своего пути, как я преодолел половину расстояния до своего номера. Но когда моя рука уже почти дотянулась до сенсора открывания входной двери, она вдруг вспучилась безобразным пузырем, сорвалась с петель и воткнулась в противоположную стену! Рефлекторно зажмурившись от безумной вспышки бушующего в проеме пламени, я взвыл от бешенства и рванулся внутрь разверзшегося перед ним ада. А через секунду выскочил обратно - находиться в пожираемом пламенем помещении было абсолютно невозможно!
  - Ну же, включайся!!! - судорожно пытаясь добраться до управляющего контура системы пожаротушения, бормотал я, катаясь по полу и сбивая с одежды пламя, однако оказавшаяся заблокированной программа упорно отказывалась мне подчиняться. Однако к моменту, когда отчаявшись, я, решился на новую попытку пробежать до спальни Элли, система включилась сама. Гудение пламени мгновенно стихло, и до меня донеслись отзвуки приглушенных расстоянием диких криков сгорающих заживо людей.
  - Элли! - я сорвался с места, молясь, чтобы с моей хозяйкой было все в порядке...
  ...Тошнотворный запах горелой плоти пробивался сквозь включенные в полную силу фильтры, вызывая приступы тошноты. Четыре все еще живых тела, катающиеся по полу в гостиной, смотрелись, как актеры голофильма, но, в отличие от созданной режиссерами иллюзии, были живыми и ЧУВСТВОВАЛИ! А их чувства, усиленные транслятором, принимал мой эмо-блок! И от боли, пронизывающей их тела, я оказался на грани потери сознания. Казалось, что каждая клеточка моего тела разрывается на части, и чем дальше - тем сильнее. Все попытки как-то абстрагироваться от этих ощущений были тщетны - в какой-то момент мне показалось, что я вот-вот сойду с ума, но, вспомнив о том, что где-то тут должна была находиться моя Элли, я кое-как уменьшил мощность принимаемого сигнала. И практически сразу же наткнулся взглядом на фрагмент разорванного на части женского тела.
  - Только бы не ты... Только бы не ты... - упав на колени, пробормотал я. И внезапно почувствовал, что неподалеку кто-то есть.
  Вскочив на ноги, я рванулся к двери в соседнюю комнату, но не успел - она распахнулась сама, и в комнате появился страшно довольный майор Лейрам Брайн. Кинув взгляд на мое лицо, он нахмурился и довольно резко поинтересовался:
  - А ты что тут делаешь? Ты должен быть с Ниори, не так ли?
  - Что с Элли, майор? - пропустив мимо ушей вопрос, я вцепился в отвороты его кителя.
  Взгляд Лейрама как-то нехорошо вильнул. В угол комнаты. Туда, где под перекрученной от жара мебелью виднелся еще один изуродованный пламенем фрагмент человека.
  - Вы ее убили? - холодно спросил я, и приподнял майора над полом, пару раз встряхнул, потом выхватил его импульсник и упер ему под подбородок.
  - Это не я! Честное слово!!! - поняв, что сейчас умрет, завопил майор, и я с удивлением понял, что он не лжет.
  - Кто? Говори!!!
  - Генерал! Генерал Сеченов!!! - взвизгнул перепуганный Лейрам. - Он дал команду активировать САБС!
  - Где он сейчас? - холодея от бешенства, спросил я.
  - Его только что эвакуировали из здания... - не стал ломаться майор. - Думаю, летит в нашу штаб-квартиру. Он приказал погрузить в стазис этих клонов и отвезти их туда же...
  - Каких клонов? - не понял я.
  Майор, поняв, что может быть полезен, а, значит, его смерть может быть отложена, затараторил, как диктор новостных программ головидения:
  - Пока ты...вы занимались Лией Ниори, четверо тех, кого мы разыскивали по всей Лиге, пытались убить госпожу Беолли.
  - И чтобы ее не убили они, генерал решил сделать это лично? - горько пробормотал я.
  - Он не хотел... Просто он оказался в этот момент в ее... вашем номере, и... был вынужден защищаться...
  - Прикрывшись ею?
  - Ну, так получилось...
  - Ясно... Что ж, зря он так... - я мрачно посмотрел на трясущийся подбородок Лейрама, слегка отодвинулся от до предела перепуганного мужчины и нажал на сенсор оружия...
  
  
  Глава 71. Бренда Джоуи.
  
  ...Камера с комма Жоржа показывала все, что угодно, кроме того, что интересовало Бренду. Грудь Мерилин, задницу идущей впереди Виолы, эротические голографии на стенах лифта и коридоров. Поэтому, немного подумав, девушка поморщилась и переключилась на камеру Пауля. К ее полному удовлетворению, инкуб добросовестно делал свое дело - кроме работы с серверами отеля он педантично снимал все, что в дальнейшем могло пригодится - интерьеры холла и схемы расположения аварийных выходов, кроме того, сбрасывал ей коды доступа к посадочным площадкам аварийных служб и пароли активизации хакнутых им серверов. К моменту, когда закольцованное изображение спящей Беолли было смонтировано и запущено в сеть отеля, Бренда наконец почувствовала, что нервное напряжение, заставлявшее ее дергаться практически с самого утра, начало понемногу спадать.
  - Ну, все, мы пошли... Как ты там, девочка моя? - хохотнул Пауль и зачем-то подпрыгнул на месте.
  - Нормально...
  - Ты там аккуратнее! Не отвлекайся! А то собирать тебя по кусочкам мне лично будет не очень приятно... - хохотнул Никас. - Мне ты нравишься в этой комплектации...
  - Пасть прикрой - измажешься... Виола, дай ему по шее, а? А то мне что-то не нравятся его намеки...
  - Разве я на что-то намекаю? - притворно удивился Никас. - Я всегда тебе говорил: как тебе наскучат твои хахали, я готов сравнительно за небольшие деньги завалиться с тобой в кровать... Или на траву...
  - Ты неисправим... - на лице Виолы промелькнула тень легкого неудовольствия. - И как тебя Бренда терпит-то?
  - А я для нее что-то вроде запасного варианта... - пожал плечами Никас. - Когда ей исполнится лет триста, она, наконец, поймет, что счастье ходило рядом...
  - Слышь, счастье! Хватить болтать! Выходим! - Пауль, прервав словоизлияния друга, ощутимо врезал ему куда-то в область печени и первым вышел в коридор...
  ...Коридоры отеля казались вымершими - в межсезонье, и, тем более в период кризиса, заставившего все население Лиги думать о том, как побыстрее поменять коммы и сохранить свои сбережения и жизнь, развлекательная индустрия Парадизо переживала не лучшие времена. Правда, это никак не сказывалось на работе служб сумасшедшего по роскоши комплекса - коридор, по которому ребята прошли каких-то десять минут назад, полностью изменил интерьер, и стал похож на заброшенное много веков назад подземелье. Паутина, свешивающаяся почти до пола, потеки пробивающейся сквозь стены воды, полуприсыпанные песком черепа и грудные клетки выглядели так реально, что хотелось ускорить шаг. Впрочем, ребятам, настраивающимся на ликвидацию, было не до изысков голодизайна - они быстрым шагом добрались до лифта и, забравшись внутрь, слегка поплыли взглядами, настраивая организмы на боевой режим.
  - Вот ее дверь... Десять секунд! - команда Пауля заставила их подобраться и слегка присесть...
  Створка скользнула в сторону совершенно бесшумно. Пауль, скользнув в проем, уверенно двинулся в сторону гостиной, обозначенной на виртуальном плане - до двери в спальню, в которой спала Беолли, короче всего можно было добраться именно так.
  - Так... Секундочку... - удивленный шепот Пауля заставил Джоуи напрячься: - У Беолли гости... Трое... Странно - и она спит?
  - Мне это не нравится... - пробормотала Бренда.
  - Ерунда... Если пройти вот так... - Никас изобразил предполагаемый маршрут на виртуальной схеме номера, - то мы сможем убрать ее так, что они ничего не заметят...
  - Они знают, что мы тут... - внезапно сказала Виола. - Я в этом уверена...
  - Похоже на то... - подключив анализатор мимики и блок УИ, поддакнула Бренда. - Уходите... Я вас подберу...
  - Смеешься? - возмутился Никас.- Восемнадцать секунд, и Беолли - труп! Мы что, зря сюда летели? Хватит ля-ля! Начали...
  Изображение в камере тут же задвигалось, и Бренда, тяжело вздохнув, на мгновение отвлеклась. Чтобы заложить новый вираж на взятом напрокат спортивном флаере: надо было продолжать изображать беззаботное веселье любителя экстремального спорта...
  - О, наша девочка встала и идет навстречу! - хохотнул Пауль. - Виола, открывай дверь...
  ...Вспышка света, приглушенная фильтрами комма, оказалась такой яркой, что Джоуи мгновенно потеряла управление. Система безопасности флаера, почувствовав, что машина перешла в неуправляемый полет, плавно перевела машину в пологое снижение, постепенно снижая скорость, а его хозяйка, сидя за джойстиками управления, затыкала уши, чтобы не слышать диких криков сгорающих в огне друзей.
  - Ненавижу!!! Как же я вас ненавижу!!! - глотая слезы, бормотала она, широко открытыми глазами глядя, как катаются по полу те, кто еще недавно радовались жизни.
  Изображение с камер умирающих ребят стали пропадать одно за другим, и вскоре единственным работающим каналом, продолжающим передавать информацию, остался канал связи с Лией.
  - А с тобой-то что? - с трудом поняв, что изображение на нем статично, пробормотала Бренда, и включила перемотку.
  - Стазис-поле... Однозначно... - просмотрев пятиминутный кусок записи, прошипела она, и взяла управление почти приземлившимся флаером на себя. - Мало вам ребят, так еще и Лию подавай? Ладно, поглядим на вас поближе...
  
  Глава 72. Рейг.
  
  - Оставайся на месте и не дури! - голос, раздавшийся из аудиосистемы номера, заставил меня выйти из ступора и оглядеться по сторонам. Людей поблизости не ощущалось. Подключившись к системе безопасности отеля, я быстренько отследил местонахождение говорящих, потом добрался до базы данных с камер слежения и скачал на свой комм файл с записью всего, что происходило в нашем номере с момента моего ухода. Лицо человека, который оказался ответственным за смерть моей девочки, мгновенно запылало красным - система идентификации выдала стопроцентное совпадение с параметрами, имеющимися в еще одном файле. В том, который я скачал у Вердена по прямому подключению. Генерал Сеченов, начальник подразделения 'Зет'. Человек, который, по мнению капитана Кайма, вел двойную игру, и решил встать во главе расследуемого заговора, чтобы использовать возможности зомбированного человечества в своих целях. Человек, который в эту минуту, находясь в полукилометре от отеля, в бункере под здоровенным торговым центром, пытался приказать мне не двигаться!
  - Не обещаю... - буркнул я, и отключил внешний доступ к камерам. Потом сорвался с места и выбежал в коридор.
  Заблокировать лифт им, естественно, не удалось - программисты, подключенные генералом к работе, не имели такой форы, как я, и поэтому безнадежно опаздывали. Моя 'Паранойя' поработала на славу: все возможные лазейки в СБ отеля были мною перекрыты еще четыре дня назад. Правда, те, кто пришел за Элли, все-таки хакнули систему, но... им сейчас было не до повторения своего подвига. А я был зол, и располагал временем для того, чтобы противодействовать виртуальным атакам пытающихся взять под контроль отель 'Зет'-овцев.
  Пока процессор комма занимался защитой, я судорожно анализировал свои возможности: кроме желания отомстить Сеченову у меня возникли серьезные личные претензии к тем, кто послал в отель убийц. И то, что де-юре убили Элли не они, меня практически не волновало. Задвинутое в дальний угол сознания бешенство пыталось меня подстегивать, но безуспешно: холодное, запредельное спокойствие, в котором я пребывал, не давало мне отвлекаться на все, что мешало двигаться к цели.
  - Одиннадцать минут сорок три секунды... - таймер времени наиболее вероятного момента активации моего САБСа, выведенный на сетчатку правого глаза, заставлял шевелиться в предельном для меня темпе.
  Программа 'Киберхирург', скачанная пару дней назад, разархивировалась за какие-то минуты полторы. Еще две я потратил на то, чтобы добраться до медблока отеля и напрямую подключить его оборудование к своему комму. И сразу после этого, не давая себе опомниться, я завалился в операционное поле и активировал программу, написанную специально для того, чтобы удалить это чертово устройство. Местная анестезия и переключение сознания на решение задач по обнаружению клонов и возможностей, которые они оставили себе для ухода их отеля сделали свое дело - я практически не почувствовал, как в мое тело вгрызся хирургический лазер. Через восемь минут, накачанный до предела анальгетиками и с регенерирующей накладкой на животе я выбрался в коридор и, борясь с подступающей слабостью, направился в сторону номера, где находилась единственная доступная мне ниточка, ведущая к клонам...
  ...Женщину, вломившуюся в отель, и бегущую по коридору туда же, куда и я, я почувствовал раньше, чем наткнулся на ее изображение на камерах - загруженный до предела комм ощутимо тормозил. Видимо, поэтому и среагировал на ее выстрел неудачно - заряд парализатора, попавший мне в левую руку, заставил ее повиснуть плетью. Женщина, явно обрадовавшись тому, что не промахнулась, метнулась мимо меня к двери номера, и подставила мне свою спину. Дура - с такой дозой лекарств, которую в меня вкачало оборудование медблока, я мог перенести на ногах и попадание в область сердца. В общем, я не промахнулся - выстрел моего импульсника выжег в ее спине здоровенное отверстие, и суккуб - судя по тому, что она оказалась полностью закрыта для моего эмо-блока, это была именно она - мешком повалилась на пол... Перешагнув через ее тело, я вломился в прихожую, подключился к серверу отеля и начал искать место, куда инженеры Лейрама установили генератор стазиса.
  Отключаться он не пожелал, а вот на физическое разрушение не среагировать не смог - пластиковый корпус блока питания заискрил, потек, и пролился на пол безобразной серой лужей.
  - Лия, вставай! - тряся за плечи никак не желающую приходить в сознание девушку, зарычал я. - Ну же!!!
  Ее глаза, подернутые поволокой, с трудом сфокусировались на мне, и она хрипло прошептала:
  - Поцелуй меня, пожалуйста... Я умираю от желания...
  Вместо ответа я перевернул ее на живот, накинул на запястья пластиковый жгут, предусмотрительно вырванный из генератора стазиса, и, удостоверившись, что руками она не пошевелит, взвалил ее тело на плечи.
  В глазах потемнело, и я на мгновение подумал, что потеряю сознание. Однако очередная доза стимулятора, впрыснутая коммом, помогла удержаться в вертикальном положении и даже заставила сделать первый шаг к выходу...
  - Что с тобой, Олисс? - ошеломленно пробормотала Лия, но мне было не до нее - взрыв в утилизаторе медблока, изображение из которого транслировалось в небольшой сектор моего процессора, означал то, что мой САБС только что взорвался, а, значит, вместе с ним погиб и я...
  - Ой! Бренда!!! Кто ее убил? - увидев тело валяющегося у входа в номер суккуба, Лия задрожала всем телом и всхлипнула.
  - Я... - повернув направо, я прибавил шагу и грязно выругался.
  - Что она тебе сделала плохого? - заплакала девушка. - И почему она тут?
  - Почему? Лови файл! Посмотришь на досуге... - зарычал я и скинул ей все, что подвернулось под руку... - А пока заткнись и не мешай...
  
  
  Глава 73. Майор Лоуренс Гирд.
  
  Сеченов был в бешенстве. Лоб мечущегося по комнате генерала был покрыт бисеринками пота, а вздувшиеся на шее вены, казалось, вот-вот должны были разорвать тугой воротник форменного кителя. Сжимая и разжимая кулаки, командир подразделения 'Зет' никак не мог успокоиться:
  - Майор! Так как он умудрился уйти, мать твою наперекосяк? Целый отдел бездельников с кучей аналитического оборудования не смог просчитать действия одного двухмесячного клона? Как? Что молчишь? Я спрашиваю, за что тебе платят деньги? За то, что ты отсиживаешь задницу в мягком кресле? Встать, когда я говорю!!!
  Лоуренс, еле удержавшись, чтобы не нахамить в ответ, с трудом приподнялся с кресла - ноги, затекшие от долгого сидения в непривычной позе, отказывались ему подчиняться.
  - Если мне не изменяет память, после взрыва второго САБС-а именно вы сказали, что он погиб. И дали Рейгу так необходимое ему время - целых двадцать три минуты он делал в отеле, что хотел. Кроме того, о том, что он из свидетеля обвинения вдруг превратился в разыскиваемый объект, я тоже узнал с запозданием. А причины этого не знаю до сих пор! Откуда в телах Рейга и Элли оказались САБСы? Кто дал санкцию на использование запрещенного оборудования?
  - Майор! Это тебя не касается! Мне нужен Рейг и Ниори, и как можно быстрее!
  - Нет уж! Я не привык работать в темную... Вам нужны клоны, а мне - ответы! Как погиб мой друг капитан Кайм? Где файлы с записью обстоятельств его гибели?
  - Твой чертов Рейг уничтожил сервер отеля!
  - И что? Кроме него, запись вела камера вашего комма. И комм Куинзи...
  - Для просмотра этих записей необходим уровень доступа, которого у тебя нет! - прошипел генерал.
  - Так дайте! Я хочу знать, что там произошло! То, что рассказали о его смерти вы и ваш подчиненный - полная чушь! Могу скинуть вам файл с предварительными результатами баллистической экспертизы и выводы аналитического блока...
  - Майор! Ты переходишь все границы! - перебил Лоуренса Сеченов. - Это дело расследует другой человек, и его обстоятельства тебя не касаются! Не создавай себе проблемы, которые не сможешь решить! И не меняй тему разговора! Почему и как ушел Рейг?
  - Я не знаю... К моменту, когда произошло самовозгорание системы доставки отеля, он был еще там. Потом его следы теряются. Ни в одной спасательной капсуле, катапультированной из зоны пожара, его не оказалось. Ниори пропала вместе с ним...
  - Отчего произошел взрыв?
  - С этим как раз все очень просто! Климатизаторы под воздействием вируса, запущенного в систему, разложили на кислород и водород обычную воду. Получился гремучий газ. Он и рванул. Кстати, если бы Рейг не побеспокоился об остальных постояльцах, то система эвакуации бы не сработала...
  - Да мне плевать на постояльцев! Ты понимаешь, что у нас не осталось ни одной зацепки?! Коммы всех клонов, остававшихся в здании, теперь необратимо разрушены, а чертов Рейг как сквозь землю провалился! Найди мне его, слышишь?
  - Как? Этот клон - в своем роде гений! Ума не приложу, как и где его искать! С момента взрыва планету покинуло четыре рейсовых корабля и одиннадцать частных яхт. Их встретят в местах назначения. Вылеты остальных задержаны, и на них проводятся розыскные мероприятия. Однако, как мне кажется, толку от них не будет. Там его не окажется...
  - Но и на планете его нет! - хрустнул костяшками пальцев генерал. - Просканировали всю поверхность!!! Он же не мог испариться?
  
  ...Следующие два месяца Лоуренс почти не спал - подразделение 'Зет' работало в запредельном режиме, в поисках пропавших клонов частым гребнем просеивая все системы Лиги. Проверялись все идеи, генерируемые аналитическим отделом службы. Включая самые безумные.
  Результатов не могло не быть, но генерала они не радовали: в системе Касио обнаружили двух суккубов, а на Шендио - инкуба. Еще трое нашлись на Ловейге. Однако приписывать этот успех службе не поворачивался язык: все шесть клонов находила местная полиция. В состоянии, не позволяющем использовать их для дальнейших поисков - очередной труп, лишенный блока памяти, доставлялся в ближайшую лабораторию 'Зет' для скрупулезного изучения. А потом кремировался.
  Уже после Шендио стало ясно, что клоны гибнут не просто так - сорвавшийся с катушек Рейг мстит всем, кто был замешан в покушениях на его Элли. И не собирается останавливаться на достигнутом - следы варварского взлома комма на каждом трупе говорили сами за себя.
  Сеченов, лично выезжавший на место, где обнаружили первые два трупа, после третьего перестал появляться даже в лабораториях - по мнению аналитиков, это было небезопасно: исключить вероятность появления разного рода 'сюрпризов' в телах уничтоженных Рейгом клонов не мог никто. Глядя, как дергается генерал, Лоуренс тихо злорадствовал - человек, мнящий себя одним из самых влиятельных людей Лиги, откровенно трусил! Увеличение личной охраны, перелеты в одном из трех-четырех абсолютно идентичных бронированных командно-штабных 'Носорогах' по маршрутам, генерируемым специальным расчетным блоком, параноидальные меры безопасности, осложняющие и без того не особенно комфортное существование Сеченова, со стороны смотрелись довольно жалко.
  Как ни странно, в этом противостоянии Лоуренс чувствовал себя не на стороне закона - каждое новое убийство, совершенное Рейгом, казалось логичным и правильным, не смотря на то, что являлось преступлением. Осматривая место, где озверевший от гибели своей хозяйки клон оставлял очередное тело, майор старался быть не особенно внимательным: найти зацепку, с помощью которой можно было бы выйти на Рейга, ему не хотелось абсолютно. И такое его отношение к делу не могло остаться незамеченным...
  ...Лицо генерала, возникшее в сфере, выглядело, мягко говоря, неважно. Потухший взгляд, намечающиеся круги под глазами и легкое подергивание одного глаза оставляли ощущение, что этот, некогда такой уверенный в себе мужчина пропустил как минимум несколько процедур омоложения.
  - Майор! Как мне кажется, наше сотрудничество себя изжило! - устало пробормотал Сеченов, глядя куда-то в сторону. - Ты перестал работать. И это мне не нравится. Поэтому... - видимо, потеряв мысль, он оторвался от того, что делал параллельно, с ненавистью посмотрел на Гирда и рявкнул: - Поэтому я решил, что ты мне больше не нужен.
  - Я готов вернуться к прежнему месту службы, генерал! - обрадованно ответил Лоуренс.
  - Да? Что ж... Так тому и быть... Не буду тебя благодарить - не за что. Свяжись с капитаном Наджибом и явись туда, куда он скажет: режим обеспечения секретности еще никто не отменял.
  - Блок на моем комме никуда не делся, генерал! - скривился Лоуренс. - Можете не проверять...
  - Это решать не тебе. У тебя сорок минут, чтобы выполнить приказ. Вопросы?
  - Никак нет, генерал!
  - Вот и отлично. Прощай!
  - Что, все так плохо? - не смог удержаться от издевки Лоуренс, и тут же пожалел о своей несдержанности:
  - Скоро поймешь... - перед тем, как Сеченов прервал связь, в его глазах полыхнуло такое бешенство, что Гирд стало не по себе.
  ...Порадоваться тому, что генерал не дал идентификатора комма капитана Наджиба, Лоуренсу не удалось - через пару минут после окончания разговора с начальством в его кабинете возникли два здоровенных лба в форме без каких-либо знаков различий и, не утруждая себя объяснениями, кивнули в сторону выхода. Сопротивляться смысла не было, и слегка напрягшийся майор, растерянно окинув взглядом помещение, последнее время являвшееся его домом, покорно вышел в коридор.
  Короткий перелет на 'Носороге' с отключенными внешними экранами успокоения не принес - ощущение того, что впереди его ждет что-то нехорошее, все усиливалось и усиливалось. Поэтому к моменту, когда флаер пошел на снижение, Лоуренса ощутимо трясло от страха. Несмотря на то, что комм исправно старался поддерживать его состояние в норме...
  - Устраивайтесь поудобнее! - капитан Наджиб выглядел так, будто собрался в дорогой ресторан: отличный вечерний костюм, идеальная прическа, довольная улыбка.
  Посмотрев на кресло, стоящее перед выключенным голоэкраном, Лоуренс не стал кочевряжиться, а молча втиснул порядком располневшую задницу между подлокотниками и с трудом дождался момента, когда сидение трансформируется под особенности его фигуры.
  - Посмотрите на экран и расслабьтесь... - голос врача, раздавшийся из-за спины, был профессионально вежлив. - Сейчас мы начнем проходить процедуру коррекции памяти...
  - Секундочку! - взвыл Лоуренс, и тут же понял, что опоздал: его конечности оказались намертво зафиксированы включившимся в рабочий режим креслом.
  - Что такое? - удивился появившийся перед ним капитан. - Вам что-то не нравится?
  - Да! Режим секретности может подразумевать коррекцию информации на комме, и я готов пойти на это добровольно. Но влезать в мой мозг не позволю!
  - Интересно, как? - ухмыльнулся Наджиб. - Выйти в Сеть вы не сможете - здесь все заэкранировано. Встать и разбросать нас - тоже навряд ли. Протестовать ПОСЛЕ процедуры? А вы уверены, что вспомните что-нибудь?
  - Это противозаконно! - Лоуренс почувствовал, что в его голосе проскальзывают панические нотки.
  - Угу! Я в курсе... Но, как говорит генерал Сеченов, если нельзя, но очень хочется, то НАДО. Не дергайтесь, майор! У вас был шанс остаться с нами. Вы им не воспользовались. Таким образом, сделали выбор сами. Кстати, коррекция памяти - не совсем правильное название для процедуры, которая нами разработана. Правильнее сказать - замена личности. Знаете, в далеком прошлом многие писатели мечтали прожить две жизни. Так вот - у вас появился реальный шанс на то, что когда-то считалось фантастикой! Вы станете другим! То, что вы считаете своей личностью, исчезнет, а на ее месте возникнет новая. Не надо так на меня смотреть! Лучше задумайтесь - вот вы сейчас похожи на откормленного кабанчика, что в наше время, согласитесь, нонсенс. О чем это говорит? О том, что у вас слабая воля или смещены определяющие личность понятия. Мы это исправим! Вы - новый будете намного внимательнее к себе. Правда, ваша гениальность, о которой столько писали в Сети, пропадет. Увы, мы не научились создавать псевдо-личности такого масштаба. Пока у нас получается обычный законопослушный гражданин, что тоже неплохо, правда?
  - Вы сошли с ума! - холодея от ужаса, пробормотал Лоуренс.
  - Разве? Это просто технология. Немножечко устаревшая, даже, можно сказать, запрещенная... Но хочется-то очень! А, значит... надо!
  - Соедините меня с генералом!!! - стараясь сдерживаться, чтобы не закричать, по слогам произнес Гирд.
  - Он занят. И приносит свои извинения за то, что не может ответить на столь эмоциональный звонок... - голос одного из двух охранников, раздавшийся откуда-то из-за спинки кресла, перечеркнул последнюю надежду на спасение. - Он сказал, что с удовольствием просмотрит вашу беседу потом. Когда будет время...
  - Ясно... - перестав дергаться, Лоуренс повернулся к голоэкрану и усмехнулся: - Ладно, меня вы перекроите... Но ведь это не прикроет вашу задницу от Рейга? Он уже неподалеку, генерал! И вряд ли простит вам смерть Элли Беолли. Жалко, что я не смогу порадоваться торжеству справедливости, узнав, что он до вас добрался... А как обидно будет вам? Такой жирный кусок, и... пролетит мимо... Это я о Власти...
  - Ты это кому? - в голосе охранника было столько непонимания, что Гирд неожиданно для себя усмехнулся.
  - Тому, кто будет смотреть на это шоу, идиот. Ладно, капитан, можете начинать. Я сказал все, что хотел...
  
  
  Глава 74. Рейг.
  
   Открыв глаза, я не сразу сообразил, где нахожусь - плотно прилегающая к лицу упаковочная пленка не давала мне возможности осмотреться. Быстренько прогнав все тестовые программы комма, проверив функционирование джайсса и убедившись, что за время нахождения в стазисе не отказал ни один необходимый для продолжения маскировки блок, я прислушался к своим ощущениям. Поблизости никого не оказалось. Тогда я аккуратно выбрался из транспортного контейнера, запихнул на место снятую с себя пленку и огляделся.
   Судя по всему, все три контейнера бросили прямо в ангаре - ничем иным это помещение быть не могло. Связавшись с сервером особняка и введя коды доступа, я включил свет и удовлетворенно выдохнул - мой безумный план сработал так, как надо. И вместо отеля на Парадизо я теперь находился в собственном доме на Хотарре. Купленный 'анонимным любителем' продукции корпорации 'Удовольствие', незаметно для себя ставшей лучшим в Лиге нелегальным перевозчиком находящегося в розыске клона...
   ...Вообще сам по себе план по использованию возможностей создавшей меня корпорации родился еще тогда, когда мы с Элли прятались от убийц у косморайдеров - для того, чтобы затеряться среди не активированных клонов, не надо было особенно много труда. Хорошая программа для джайсса, не позволяющая идентифицировать комм в процессе перевозки, блокирование тех возможностей 'Лаэртида', которые могли свести на нет все попытки раствориться среди себе подобных, доступ на серваки ближайшего филиала компании и немножечко удачи: спалиться в процессе покупки очередной игрушки каким-нибудь миллионером мне абсолютно не улыбалось. Тяжелее всего оказалось выбраться из отеля - процессор, рассчитывавший вероятности реализации всех имеющихся у меня идей чуть не расплавился от перегрузки. В итоге оказалось, что я чуть было не поставил крест на единственной реальной возможности уйти - спалил блок питания генератора стазиса. Так что большую часть времени перед взрывом гремучего газа я искал возможность чем-нибудь его заменить. И, к счастью, нашел. А на то, чтобы раскурочить комм подстреленного мною суккуба, скачать все записи с камер отеля и рассчитать место, где мне нужно устроиться с Лией, времени ушло гораздо меньше. Правда, пришлось ждать, пока синтезируется необходимая мне для экранирования коммов медная сетка, но зато у меня появлялась неплохая возможность укрыться от последующего сканирования.
  Семи суток в стазисе хватило за глаза - выбравшись из подземной пневмотрубы службы доставки в расчищенный строительными роботами котлован, я понял, что смог переиграть чертового генерала, а, значит, сделал первый шаг к тому, чтобы отомстить.
  ...Сервер филиала 'Удовольствия' на Парадизо я ломал почти неделю. Зато с процессом ухода с планеты проблем не возникло: некий денежный мешок, получив от компании 'праздничное' предложение заменить имеющихся у него клонов на новые, 'гораздо более современные образцы', не смог отказаться от халявы, и флаер 'Удовольствия' забрал меня и Лию с того адреса, который 'указал' миллионер. В результате небольшого сбоя в программе вместо утилизации нас отправили на Хотарр, а там продали 'еще одному клиенту'. Единственное, что меня немного беспокоило - это судьба тех двух суккубов, которые оказались брошенными в арендованном мною доме на Парадизо: случись что со мной, ни в чем повинные клоны должны были пролежать там до конца срока аренды, и попасть в руки следующему постояльцу. Что, в принципе, было не очень и страшно...
  
  ...Следующие двое суток после пробуждения на Хотарре я убил на то, чтобы взломать защиту блока памяти суккуба, который пытался убить Элли. Увы, несмотря на то, что после копирования моей памяти людьми генерала Сеченова я точно знал, что это возможно, подобрать коды доступа мне не удалось. Тогда я решил 'разбудить' Лию.
  - Что тебе от меня надо? - с ненавистью посмотрев на меня, спросила она буквально через пару секунд после того, как пришла в себя. - Где мы?
  - Мне нужны адреса всех клонов, которые участвовали в заговоре.
  - В каком заговоре? Ты что, сошел с ума? - уставившись на меня, как баран на новые ворота, спросила Ниори. - Или боевиков пересмотрел?
  - Давай не будем друг другу лгать. У меня убили любимую женщину, и я не расположен играть. Мне нужны короткие внятные ответы. Для того, чтобы их получить, я готов пойти НА ВСЕ... - выделив интонацией последние два слова, прорычал я и с ненавистью посмотрел на нее.
  - Убили? Кто? Кого? - не поняла Лия. - А причем тут я?
  - Ладно! Смотри! - я вывел на голоэкран записи с камер отеля и, сжав зубы, снова приготовился пережить гибель Элли.
  - Ой!!! А что тут делает Алексей? - побледнев как полотно, спросила Лия буквально через пару секунд после начала просмотра.
  - Кто такой Алексей? - поставив файл на паузу, буркнул я.
  - Вот этот мужчина, стоящий возле окна - Алексей Сеченов. Мой бывший хозяин... - в глазах моей собеседницы плескалась такая боль, что мне стало не по себе. - Что он делает?
  - Сейчас увидишь... - решив не забивать себе голову лишней ерундой, я включил воспроизведение и сглотнул подступающий к горлу комок.
  На фигуры двигающихся по коридору клонов, появившихся в углу голоэкрана, Лия внимания не обратила - ее взгляд был прикован к генералу, и мне пришлось ее отвлечь:
  - Посмотри вот сюда. Видишь - твои друзья идут к номеру моей Элли. Как ты думаешь, почему?
  - Пауль? Виола? А почему их столько? Бренда говорила о парочке... - удивилась девушка. - Непонятно...
  - Что тут непонятного? Пока ты отвлекала меня на пляже, они спокойно прибыли в отель и шли, чтобы завершить начатое еще на Солиссе!
  - Я - отвлекала? Что значит 'начатое'?
  Я понял, что вот-вот взорвусь от бешенства:
  - Смотри, что будет сейчас!!!
  Взрыв, уничтоживший Элли и четверку подобравшихся к ней практически вплотную клонов, резанул по нервам так, как будто я видел эту запись в первый раз. А сидящую передо мной девушку заставил затрястись, как осиновый лист:
  - За что ее, а? Этого не может быть!!!
  - Хватит играть, а? Это было далеко не первым покушением на ее жизнь... Если бы я был рядом, я бы смог ее спасти... Сука!!!
  - Ты... ты думаешь, что я в этом замешана? Я не виделась с Алексеем больше десяти лет! Я же тебе говорила... Он вообще больной!!! Знаешь, что он делал со мной?
  - Причем тут Сеченов? К нему у меня свои счеты! Он просто оказался не в то время и не в том месте! - заорал я. - Не будь его в номере, Элли бы убили эти твои Паули и Виолы! Посмотри сюда - у них оружие!!! А вот тут еще одна твоя подруга... - я промотал запись дальше, на момент, где в меня стрелял суккуб, и включил замедленное воспроизведение. - Видишь, она тоже не безоружна!
  Лия молчала почти минуту. Судя по выражению ее лица, ее процессор работал в совершенно запредельном режиме. Наконец, к моменту, когда мне захотелось ее ударить, она посмотрела мне в глаза и прошептала:
  - Ты прав. Это все было не просто так. Поверить мне на слово ты не сможешь. Попробуй посмотреть сам... Скинуть файлы или решишься подключиться напрямую?
  
  ...Я чувствовал себя самой последней свиньей. И было от чего: несмотря на дружбу с теми, кто придумал и осуществлял авантюру по зомбированию человечества, Лия оказалась не виновата. За восемь часов копания в ее памяти я не нашел ни одного свидетельства того, что при ней хотя бы раз обсуждались хоть какие-то планы - в компании клонов, казавшейся единой только со стороны, она считалась блаженной. И было от чего: после ухода от Сеченова она замкнулась в себе и практически не реагировала на окружающий ее мир. Для того, чтобы понять причину такого отшельничества, мне было достаточно заглянуть в пару записей из ее жизни с генералом: самовлюбленный, помешанный на идее воспитания в себе сверхчеловека, Алексей наедине с бесправным, беззаветно влюбленным в него клоном вел себя, как самый последний садист. Даже минутный файл с его 'забавами' вызывал у меня тошноту и желание вырвать ему глотку, а ведь Лия прожила с ним почти пять месяцев! Продлить клона генерал решил не из любви к очередной игрушке, а чтобы доказать себе, что может сломать волю и не привязанного к нему импринтингом суккуба:
  - Как ты смотришь на то, чтобы повторить все это после операции, милая? - стоя над окровавленной, 'счастливо' улыбающейся девушкой, поинтересовался он, вытирая руки о простыню. - Я думаю, тебе будет так же хорошо...
  Месяц, потребовавшийся Лие для того, чтобы уйти от хозяина и не оставить следов, лично я бы не пережил - убил бы его при первой же попытке ко мне прикоснуться. А она терпела! Представляя себе, чего ей это стоило, я скрипел зубами и крыл себя последними словами: первый же мужчина, к которому она потянулась душой, приволок ее в отель для того, чтобы погрузить в стазис и сдать в руки той же самой личности, которая превратила ее жизнь в ад! Для того, чтобы отвлечься от ее переживаний и вернуться к поиску информации об остальных клонах, мне пришлось сделать над собой нешуточное усилие: все время просмотра ее памяти желание отомстить генералу пересиливало все остальные...
  - Ну, что скажешь? - поняв, что я отключился, почти спокойно спросила меня Лия.
  - Прости... - пробормотал я и отвел в сторону взгляд. - Я думал...
  - Угу... понимаю... - тяжело вздохнув, девушка протянула мне руки и попросила: - Разблокируй! Я никуда не убегу... И постараюсь помочь... Если бы я тогда решилась... Алексея бы уже не было... Ты нашел адреса остальных ребят?
  - Да... - деактивируя надетые на нее перед выведением из стазиса наручники, буркнул я. - Думаю, найду без проблем.
  - У меня есть сомнения насчет участия в заговоре еще как минимум двоих наших. Им это не надо. Не руби сплеча, ладно?
  - Если бы я смог взломать память комма твоей подруги...
  - Я помогу... А Алексея оставь мне, ладно?
  Я поднял на нее глаза и слегка растерялся - девушка, сидящая передо мной, преобразилась. Вместо мягкого, доброго и слегка растерянного создания передо мной оказался жесткий, целеустремленный и находящийся в состоянии холодного бешенства боец: - Я знаю, как к нему подобраться! И сделать это смогу только я. И не терзай себя - я на твоем месте, наверное, поступила бы так же... А насчет моих чувств к тебе - что делать? Не срослось... Как я понимаю, начинать надо с реимплантации твоего комма?
  Я удивленно посмотрел на нее, потом сообразил, что во время прямого подключения она тоже времени не теряла, и, собравшись с мыслями, кивнул.
  - Тогда не будем терять время... Есть одна неплохая идейка...
  
  
  Глава 75. Лия Ниори.
  
  Проблем с реимплантацией комма не возникло - бум на эту процедуру стал стихать, и клиники, расплодившиеся, как грибы после дождя, были рады любому новому клиенту. Даже такому странному, как Олисс. Выезд бригады на дом обошелся в копеечку, но желание 'парализованного денежного мешка' сделать операцию в своем особняке, была единственным способом избежать огласки. Правда, всю бригаду пришлось зомбировать. Замена действующего комма неизвестного производителя, да еще и на 'крайне опасный 'Эль-Бео', не могла остаться незамеченной. А, значит, информация об этом гарантированно дошла бы до Сеченова. Встречаться с которым Лия и Олисс пока не собирались. Зато сразу после окончания периода реабилитации инкуб зарылся в работу - на то, чтобы проанализировать информацию о заговоре и о степени участия в ней остальных клонов, ушло больше недели. Лия, подобравшая коды к блокам памяти комма Бренды, заниматься этим отказалась - даже поверхностный просмотр взломанных файлов вверг ее в глубочайшую депрессию - ее единственная подруга оказалась чудовищем! А ее искренность - обычной маской. И осознавать это было настолько больно, что у девушки пропало всякое желание жить. Крайне редкие моменты, когда Олисс, отвлекавшийся от работы, обращал на нее внимание, ее не особенно успокаивали - то, что он любил не ее, Лия знала совершенно точно. И не обольщалась по поводу будущего - в его мечтах ее, увы, не было. Постепенно погружаясь в пучину депрессии, девушка все чаще и чаще ловила себя на том, что пытается влезть в давно заблокированные участки своей памяти. И заново пережить то, что когда-то превратило ее жизнь в ад - 'ласки' и 'нежность' хозяина. Такие 'погружения' в прошлое приносили боль, но отвлекали от мыслей, что она НИКОМУ НЕ НУЖНА...
  К моменту, когда Олисс закончил анализ, Лия в очередной раз погрузилась в воспоминания, и не сразу поняла обращенные к ней слова:
  - Все. Пора лететь на Касио. Там прячутся сразу двое... Кстати, что с тобой творится?
  - Ничего особенного... - с трудом оторвавшись от просмотра файла, буркнула девушка и подняла глаза на стоящего рядом с ее кроватью инкуба.
  - Да? На кого ты похожа? Когда ты в последний раз умывалась и причесывалась? А ну вставай!
  - Мне хорошо и так... - попробовала было посопротивляться Лия, но не тут-то было: Олисс подхватил ее на руки и поволок в ближайший санузел. Его бесцеремонность вызвала в Лие легкую злость, но это чувство промелькнуло где-то на окраинах сознания, не затронув душу и не побудив к каким-либо действиям. Зато контрастный душ в самом безумном режиме неожиданно вывел из ступора:
  - Хватит надо мной издеваться!
  - Не хватит! Не надоело себя жалеть? На кого ты стала похожа? Посмотри на себя?
  - И что с того? - кинув взгляд на стену, на которую парень спроецировал изображение с потолочной камеры, Лия вздрогнула и отвернулась. - Какая есть, такая есть...
  - Ууууу... тяжелый случай! - возмутился он. - Я помню тебя другой...
  - Я тебя тоже... - огрызнулась девушка. - Только вот все эти воспоминания - неправда! Как мне надоели эти маски! Ненавижу эмо-блоки! Если бы не они, я могла бы жить, как обычные люди - верить в чью-то искренность, ждать обычного женского счастья, надеяться на то, что хоть следующий мужчина на моем пути обязательно полюбит меня по-настоящему! От всей души! И не чувствовала бы того, что каждое второе сказанное мне слово - ложь... Кому я нужна, а? Что молчишь? Задумайся - среди миллиардов людей, населяющих Лигу, нет НИ ОДНОГО, кому я нужна! Ты это понимаешь?! Тебе легче! Твоя хозяйка тебя действительно любила!
  - Ее уже нет... - глухо сказал Олисс. - Ты думаешь, это можно назвать словом 'легче'?
  - Она любила! А меня? Кто любил меня? Даже Бренда, иногда защищавшая меня от нападок Пауля, в душе считала меня дурочкой! А о любви там не было и речи... Кто относился ко мне искренне? А?... Да выключи ты этот чертов душ!!!
  - Я... И ты это знаешь... - присев на край ванны, Олисс притянул к себе дрожащую девушку и прижал ее к себе: - Это только в последний день меня заставили пойти поперек себя... Да и то, сыграв на желании отомстить тем, кто хотел убить Элли...
  - Ты все равно не смог бы остаться со мной... - заплакала Лия. - Она была хорошим человеком, и уйти от нее было бы свинством...
  - Мне самому тошно... Знаешь, как мне хочется снова стать игрушкой? Активация импринтинга - и тебе хорошо! В любой ситуации - лишь бы рядом с хозяином! Не надо думать, анализировать... Вернее, на твоей душе - словно розовые очки...
  - А я - не хочу... Вообще ничего не хочу... Понимаешь? У меня даже к Алексею ненависти нет... Одна пустота...
  - А у меня - есть. И ее хватит на двоих... Я тут накопал несколько файлов с записями. Могу показать.
  - Что там такого, чего я не видела? - поморщилась Лия.
  - Как тебе сказать? Посмотри, в каком состоянии был последний суккуб Сеченова. Тот, которого он утилизировал в начале февраля...
  Лия мгновенно перестала дрожать:
  - Скотина!!! Я не подумала... Он же не остановится сам! Ур-р-род!!!
  - Показывать?
  - Нет. Я буду в норме через десять минут. Выйди, а? Приведу себя в порядок. И... я все поняла...
  
  ...Шестой по счету клон оказался последним - по мнению Рейга, вины остальных в попытках убрать его хозяйку не было, а информации, полученной из памяти этих шестерых, хватало за глаза. Правда, Лия не совсем понимала смысл задуманной Олиссом авантюры - на то, чтобы перехватить контроль над созданной Брендой структуры, надо было убить кучу времени и сил, а тратить их только для того, чтобы вернуть человечеству свободу воли, было, по ее мнению, идиотизмом.
  - Достаточно опубликовать в Сети все то, что ты знаешь о слабых местах 'Митсу-Элит' и 'Лаэртида', и все вернется на круги своя! - попробовала было возразить она, но инкуб остался непреклонным:
  - Ты не понимаешь! Пока обо всем этом практически никто не знает, ситуацию можно исправить. Стоит людям узнать правду, как появится куча желающих получить возможность управления стадом! Лучшее этому подтверждение - попытка твоего Алексея взять бразды правления заговором клонов в свои руки. Если найдется еще один такой лидер, то начнется такой хаос, что страшно представить... Нет уж! Лучше я попробую его предотвратить...
  - А тебе на них не наплевать? Пусть грызутся! Разве среди них есть хоть один человек, заслуживающий уважения?
  - Один - был. Значит, где-то должны быть еще... Может, я и наивный дурак, но... Элли бы точно вмешалась... Так что я попробую...
  - Ладно. Как скажешь... - пожав плечами, Лия мрачно отвернулась и тяжело вздохнула. - Может, ты и прав. Я слабо представляю себе, что ты сможешь сделать один, но... Ладно, делай, что решил, а я пока займусь Алексеем...
  
  
  Глава 76. Сеченов.
  
  - А как Вам вот этот экземпляр? - слащаво улыбаясь, менеджер перевел камеру на следующий экземпляр. - Все, как Вы любите! Рост, вес, форма и объем груди практически идеально соответствуют Вашим запросам! В ней есть интересная функция! Не могу сказать, что это что-то новое, но, поверьте, возможность изменять плотность кожи дает простор для фантазии - по Вашему желанию за какие-то пять-шесть дней Ваша женщина может прибавить или убавить в объемах. Возможность получить другой тембр голоса, цвет глаз и волос многим клиентам пришлась по душе...
  - Давай без лирики, ладно? - поморщился Алексей. - Как я понимаю, это самая дорогая модель?
  - Да, именно так! Мы прекрасно знаем Ваши вкусы, и никогда бы не предложили Вам бюджетные экземпляры...
  - Беру. Оформите покупку и доставьте ее по вот этому адресу... - сбросив на сервер 'Удовольствия' файл с координатами, Сеченов попытался было отключиться, но не успел:
  - Извините, пожалуйста! Но тут, видимо, какая-то ошибка! - побледневший менеджер растерянно смотрел на монитор. - Здесь указано, что вы приобретаете товар со скидкой в семьдесят процентов! Такого не может быть!
  Генерал довольно ухмыльнулся:
  - Может! Если не веришь, то свяжись с начальством! Думаю, оно тебя просветит! Ладно, малыш, если хочешь получить хорошие чаевые, то не тяни, а вези ее ко мне прямо сейчас - я в хорошем настроении... Сорока минут тебе хватит?
  - Д-д-да... - видимо, получивший подтверждение о размере скидки юноша ошалело посмотрел на Сеченова и залебезил еще больше: - Конечно, хватит! Вылетим через две минуты!
  - На штрафах за скорость можешь не экономить... - усмехнулся генерал и оборвал связь...
  
  ...Суккуб был великолепен. Обойдя вокруг замершего в неподвижности тела, генерал почувствовал, что начинает медленно сходить с ума. Вытерев мгновенно увлажнившиеся ладони о домашний халат, он с трудом оторвался от созерцания ее прелестей и хрипло пробормотал:
  - Ты еще здесь? Я же сказал, что справлюсь! Это - не первая кукла в моем доме.
  - Но я не могу оставить Вам импринтер! Это против правил! - растерянно сказал парнишка. - Я должен провести инициацию сам!
  - Мне не нужен этот чертов прибор! У меня есть свой!! - чувствуя, что начинает злиться, зарычал Алексей. - Вали, пока я не разозлился!!!
  - А, понял! Как скажете! - спотыкаясь на каждом шагу, менеджер рванул в сторону двери лифта и, дождавшись открывания дверей, ввалился внутрь. Не понимая, откуда у клиента может быть святая святых компании - прибор, инициирующий клона.
  - У меня есть не только он! - вдогонку рявкнул генерал. - Но и тридцать два процента ваших акций, болван! А скоро будет гораздо больше... - уже после закрывания дверей вполголоса добавил он и улыбнулся. - Ты по мне соскучилась, милая? Давай посмотрим, насколько ты окажешься послушной... Мда... грудка у тебя просто класс... Не обещаю, что буду с ней нежным - ведь и в боли есть свой кайф, правда? Ты, конечно, пока этого не знаешь, но... я тебя научу... Ты должна стать лучшей из всех тех, кто у меня был - иначе я тебя не продлю... Понимаешь? Та-а-ак, поднимаем... удобная вещь этот антиграв... на стены в коридоре смотреть не надо - эти голографии тех, кто оказался не достоин... а вот моя спальня... правда, мило? Легонькая ты какая... Вот... приехали... На кровати ты смотришься просто потрясающе... Халат - к черту... Ты меня ждешь?
  - Угу... заждалась... - хриплый голос, без сомнения принадлежавший суккубу, заставил генерала вздрогнуть и оторвать губы от потрясающе красивого и нежного соска. - Как ты думаешь, в таком состоянии ты сможешь насладиться общением со мной?
  - В каком? - попробовал было спросить Сеченов, но вдруг понял, что не может сказать ни слова, а грудь игрушки, еще мгновение назад находившаяся на расстоянии сантиметров в тридцать, стремительно понеслась ему навстречу.
  - Ой, а что ты такой молчаливый? - розовая альвеола выскользнула из-под его щеки, а вместо нее лицо генерала уткнулось в так и не сдвинутое в сторону покрывало. - Ах, да! Ты же не можешь говорить! Чуть не забыла! Кстати, и комм твой заблокирован. Как говорит Рейг, полный паралич души и тела очень поспособствует нашему взаимопониманию. Удивлен? Да-да, твой старый знакомый! Ты не против, если я буду отвечать на незаданные тобою вопросы? Думаю, что ты будешь только за... Кстати, забыла представиться - Лия Ниори. В девичестве - Лора. Просто Лора. Или, как тебе нравилось меня называть - Лорхен. Единственный суккуб, который смог вырваться из твоих похотливых ручонок. Я знаю - ты меня искал! Увы, современная медицина способна на чудеса - вот она я, дважды преображенная! Не очень похожа на то, во что ты превратил меня своей 'любовью', правда? На коже - ни одной ссадины... Левый глаз и цел, и видит... Губу сшили... Ребра срастили заново. Ну и по мелочам - тоже все в порядке... Есть, конечно, некоторые проблемы - зачерствевшую душу вылечить не удалось, - но это ведь не важно, правда? Зато я тут, и с тобой! Ты счастлив, милый? Ладно, можешь не отвечать - я и так знаю, что да... Давай я положу тебя поудобнее - так ты, бедняжка, меня не видишь... Ну, так лучше?
  Появившееся перед глазами Алексея лицо суккуба было искажено ненавистью:
  - Как я прошла сканеры на входе? Ты удивишься - в стазисе. Примитивный биологический таймер. Никакого оружия. Даже та дрянь, что тебя парализовала - синтезировалась позднее. Пришлось немного модернизировать молочные железы - но чего не сделаешь ради любви к искусству? А я так хорошо знаю твои привычки... Удержись ты от поцелуя в грудь - глядишь, и бегал бы, как живой... А так лежишь, как бревно, и мечтаешь все переиграть заново... Не получится, милый! Ты же сам отключаешь доступ к Сети, когда приступаешь к своим забавам? Конфиденциальность превыше всего, не так ли? И отомстить мне не получится - я уйду совершенно спокойно, ведь я теперь - твоя новая игрушка! Со всеми правами и обязанностями. И твои охранники не удивятся, когда очередная кукла, безумно влюбленная в своего господина, отправится куда-нибудь с каким-нибудь поручением. Сам их приучил, радость моя! Так что вкусить наслаждений тебе придется по полной программе... Жаль, что я не смогу досмотреть до конца - не хватит нервов и... силы воли... Добрая я очень... Кстати, Рейг сказал, что с освоением органической химии у него проблем не возникло, и я ему верю - очень толковый и добросовестный инкуб. Если бы ты не убил его девушку, он, скорее всего, не стал бы тебе мстить, тем более так страшно... Но ты не оставил ему шанса. Да и мне тоже. В общем, была рада и пообщаться, и попрощаться... А теперь позволь мне откланяться...
  - Ой, забыла самое главное! - донеслось откуда-то из коридора. - То вещество, которое ты принял внутрь, не только парализует. Минут через десять после принятия оно начнет... Нет, не так! Ты, наверное, знаешь, как утилизируют отработанных клонов? Да что я, право? Конечно же, знаешь! Сколько ты их уже сменил? Десяток? Больше? Так вот, ты испытаешь то же самое! Только кислоту, в которой их растворяют, синтезирует ТВОЙ организм... Счастливо оставаться...
  
  
  Глава 77. Рейг.
  
  ...Флаер висел над склоном Брайлонки совершенно неподвижно. Первые лучи восходящего солнца, нежным розовым кантиком превратившие вершину, покрытую вечными снегами, в фантастическую сияющую всеми цветами радуги корону, резанули по нервам так, что я чуть не заорал от боли. Медвежонок, упорно взбирающийся по передней панели флаера, повернул ко мне смешную мордочку и тихонько зарычал, словно пытаясь разделить со мной боль от потери. Потрепав игрушку по мохнатой голове, я тяжело вздохнул, сглотнул подступивший к горлу комок и решительно взялся за джойстики управления...
  - И все-таки ты бы мог дать ей вторую жизнь... - голос Лии, все время моего ожидания рассвета просидевшей на заднем сидении, заставил меня вздрогнуть.
  - Как? - вырвалось у меня. - Ты же видела, что я пытался! Ее воспоминания, которые я вложил в голову этого несчастного клона, не сделали его Элью. Что-то я сделал не так... И в результате отнял жизнь у одной, не дав ее другой...
  - Она была очень похожа... - неожиданно для меня заплакала Лия.
  - Да. Внешне. Но это не делало ее человеком. В ней не было души... Вообще... Разве ты не помнишь?
  - Помню. Отвези меня на космодром, ладно? Я не могу принять твое предложение и остаться с тобой... - грустно прошептала Лия через пару минут, показавшихся мне вечностью.
  - Почему? - вздрогнув, я перевел флаер в режим автопилота и ошарашенно посмотрел на нее.
  - Хочу уехать. Туда, где нет Сети, головидео и всего того, что способно даже случайно напоминать о прошлом... Я тут в Сети нашла одну планету - там тихо, спокойно, и практически нет людей... Прикуплю домик и буду тихонечко доживать оставшийся мне срок...
  - Ты говоришь не о том... - буркнул я. - Чем тебе плохо со мной?
  - Мне с тобой хорошо. И ты это прекрасно знаешь... - грустно посмотрев на меня, Лия тяжело вздохнула, вытерла глаза тыльной стороной рукава и прошептала: - А вот тебе со мной тяжело... Молчи, не перебивай! Я долго думала, и поняла, что больше так не могу. Зачем я тебе? Сколько часов в день ты НЕ работаешь? Два? Три? За полтора месяца мы четвертый раз выбрались из дома. И опять к этой горе! Ты все еще любишь Элли, и, даже убивая себя работой, не в состоянии избавиться от этого чувства. Не перебивай! Я сказала не все... Этот мой поступок... Как сказать правильно, чтобы ты понял? Мне трудно забыть те отголоски твоего интереса, которые я чувствовала на Парадизо до того, как ты потерял Элли. Будь в тебе сейчас даже десятая доля того, что было там, я бы осталась. Но... ты высох от горя! Посмотри на себя! И мое присутствие это только усугубляет... Ты смотришь на меня, а видишь ее! И начинаешь ненавидеть меня за то, что жива я, а не она... Ты был со мной близок. Аж два раза... В первый раз - чтобы попытаться забыться, второй - чтобы еще раз понять, что я - это не Элли. И никогда тебе ее не заменю... Отпусти меня, не мучайся! Я... сильная и смогу прожить без тебя... Пойми - я так больше не могу... Я не исчезну совсем, не бойся - если у тебя появится желание, ты всегда сможешь меня найти. Но потом, когда твоя душа успокоится, а боль перестанет быть такой острой... Если бы я могла облегчить тебе эту боль... Давай не будем спорить - я уже все решила... Координаты космодрома в флаер я уже ввела, а четыре часа до отлета - это не так много... И... я не хочу долгого прощания... Хорошо?
  Я закрыл глаза, и попробовал вспомнить, как провел последние полтора месяца, и понял, что в чем-то она права. Вместо того, чтобы проводить хоть какое-то время с единственным оставшимся у меня близким человеком, я всячески загружал себя работой, чтобы не смотреть в ее влюбленные глаза, и, ложась рядом с ней в кровать, засыпал, не успевая почувствовать ее прикосновений. Игрушечного медвежонка Элли я видел гораздо чаще - днем он сидел у меня на рабочем столе, ночью - 'устраивался' спать рядом с моей подушкой, и даже при полетах на какие-то встречи неизменно оказывался со мной в флаере. Чувство вины перед Лией, мучавшее меня почти все это время, действительно стало замещаться каким-то странным глухим раздражением, усиливающимся с каждым днем. И как ни старалась Лия, оно не проходило. Сколько бы я не прятался от самого себя, когда-нибудь я вынужден буду признать, что Лия не смогла заменить Элли. И никогда не сможет...
  - Ты бы видел свои глаза, когда клон пришел в себя! Ты был по-настоящему счастлив. Я чуть не умерла с горя, но ты этого не заметил - все твое внимание было приковано к пробуждающейся от сна Элли... - прервала мои размышления девушка. - Знаешь, что меня заставило решиться на отъезд? То, что в самом обычном суккубе, ничуть не похожем на твою хозяйку, ты видел ее только потому, что вложил в него ее память. И тебе было наплевать на рост, вес, цвет глаз и все то, что обычно называют человеком. Мне кажется, что если бы ее душу можно было бы вложить в этого медвежонка, то ты бы был счастлив не меньше... И я поняла, что никогда не смогу занять ее место в твоем сердце... Понимаешь? Ты -настоящий... И я ей завидую... Знаешь, не надо никуда лететь. Высади меня где-нибудь тут... Я вызову такси... Не могу больше, понимаешь?
  
  ...- Прости... - флаер с Лией давно скрылся за облаками, а я все слышал последнее слово, сказанное ею перед посадкой в машину, и... не мог понять, что делать дальше.
  - Жить! - сказала бы Элли. Наверное.
  - Ради чего? - ответил бы я. Если бы было кому отвечать...
  Посадив на колено мягкого, тихонечко рычащего зверя, я вдруг понял, что не смогу бросить начатое, и сбежать куда-то к черту на рога так, как это сделала Лия. И не потому, что меня держало какое-то там чувство долга. Причина была гораздо более прозаической: не занимаясь чем-нибудь таким, что бы убивало мое время напрочь, я рисковал просто сойти с ума от горя. И поэтому решение проблемы с системой, выстроенной клонами, оказывалось лучшим средством для того, чтобы отвлечься. В принципе, вставшую передо мной после возвращения на Солисс задачу я уже практически решил: структура зомби, живучая до безобразия, уже начала пожирать саму себя. Правда, для того, чтобы додуматься до алгоритма решения этой задачи, мне пришлось убить кучу времени и сил. Тяжелее всего было в первые дни - даже имея все коды возможности Бренды Джоуи - а в ее блоках памяти, сломанной Лией, было ой как много чего полезного, - мне было трудно перенацелить набравшую ход машину. Она оказалась чудовищно инертной, и продолжала подминать под себя людей без всякого дополнительного контроля со стороны. Жалкие потуги уяснивших опасность силовых структур что-либо предпринять гасились теми из них, кто оказался подвергнут процедуре реимплантации, и в скором будущем Лига грозила превратиться в одно послушное воле пастуха стадо. Пришлось придумать, на что менять управляющие императивы, и откуда начинать процесс разрушения системы.
  Сеть клиник 'Гиппократ-М' оказалась тем самым рычагом, с помощью которого я решил перевернуть мир обратно. Небольшая часть средств со счетов Бренды Джоуи позволила мне за бесценок скупить практически весь объем имеющихся на складах компании 'Беолли' коммов, а потом и сами разорившиеся предприятия. Целую неделю специалисты корпорации 'Найтвинд' перенастраивали имеющиеся на моих заводах производственные линии так, чтобы вместо производства новых 'Митсу' перемаркировывать 'Эль-Бео'. Неожиданное пожелание нового 'хозяина', которым, благодаря имевшимся у Бренды Джоуи акциям, стал я, нашло полную поддержку у совета директоров. Идея сэкономить на производстве, заменяя лишь пару маркированных блоков и продавая комм под своей торговой маркой, показалась им очень даже остроумной. Ведь деньги считать они умели, и делали это даже лучше меня. А вот то, что блок КТН-312-ЛЗЕ почему-то меняться не стал, большинству из них было до фонаря - все те люди, которые могли мне помешать, прошли процедуру реимплантации на 'Митсу-Элит-ЗоВ' заранее.
  В принципе, меня мало беспокоила скорость очищения общества от людей с ущербными коммами: для того, чтобы зомбировать хоть кого-то, надо было обладать весьма специфическими способностями, а вероятность случайного программирования была близка к нулю. Но желание отделаться от проблемы раз и навсегда заставило меня напрячь мозги. Дня за три до отлета Лии я пришел к определенному компромиссу - для того, чтобы процесс стал необратим, достаточно было имплантировать нормальные коммы всем силовикам и тем, кто составлял костяк структуры, построенной Джоуи, а насчет остальных - не задуряться.
  С СВБ, полицией и правительством оказалось довольно просто - когда компания 'Найтвинд' объявила о выходе нового программного дополнения 'для гарантированной защиты от еще более опасного вируса', и начала беспрецедентную акцию по 'подстройке' имеющихся у населения коммов 'совершенно бесплатно', первыми в клиники потянулись силовики. В приказном порядке. И конвейер, почти вставший после жуткого кризиса с вирусом 'Кошелек или Жизнь', вновь потянулся в клиники. Так что в принципе про эту проблему можно было бы и забыть. Но... ничего другого, что могло бы отвлекать меня от воспоминаний, я пока не нашел...
  - Что это я так замерз? Ты не знаешь, малыш? - почувствовав, что озяб, буркнул я, и, оглянувшись, чертыхнулся - дверь флаера, замершего на заснеженном склоне, закрыть никто не догадался, и работающий на полную мощность климат-контроль перестал справляться с вымораживающим салон ветром...
  - Ладно, сделанного - не вернешь... Думаю, Лия уже не вернется... Полетели, что ли, домой?
  
  ...Запрос на соединение пришел на сервер дома за два часа до Нового года. Я был пьян. Практически в стельку. Сидя перед большим голоэкраном в гостиной, я смотрел, как Элли ест блинчики с медом, и плакал. Все, что будет дальше, я помнил и без записей камер, но сил оторваться от просмотра у меня не было:
  - Мне чертовски вкусно, и наплевать, как я выгляжу! - запивая последний блин чаем, бурчала на голограмме Элли. - Все равно, кроме тебя, никто этого не видит... А что мы будем делать сегодня?
  - А что бы тебе хотелось? -, спросил ее я. Вместе со мной, который был там, в записи.
  - Гонять на скутере... не хочу... Потом морда красная от перегрузок и дурацкие круги под глазами... Плавать? Не хочу... Петь или танцевать - тоже... Пикник? - Объелась... Хватит... Онлайн игры? - Тоже не охота... Не знаю даже...
  - Плевать на перегрузки... пусть красная... пусть синяя... лишь бы ты была рядом... - всхлипнул я и попробовал отключить некстати раздавшийся сигнал о прибытии голофайла. - Кому там не живется спокойно, а? Нашли время, мать вашу... Не буду смотреть, и все... Некогда мне, ясно?
  Однако сигнал не унимался - судя по всему, степень приоритета, присвоенного сообщению, не предусматривала никакой отсрочки доставки, и я, разозлившись, скинул его на голопроектор в углу. Предварительно убавив его звук до минимума. А сам уставился на большой экран...
  - Ой, медведь падает!!! - вскрикнул я в голограмме, и растерянная Элли подхватила падавшего зверя над самым полом.
  - Ну что же ты так неаккуратно? - горько спросил я, и повернулся к лежащей рядом игрушке, чтобы привычно потрепать его по загривку. И онемел: с маленького экрана на меня грустно смотрела Элли и... плакала!!!
  Упав на пол, я рванулся к проектору, забыв, что громкость звука регулируется программно. И изо всех сил ткнул в сенсор, чуть не сломав себе палец.
  - ...ничто по сравнению с клонами. Что я против суккуба? Обычная серая мышка. И я, как бы ни старалась, никогда не смогу сравниться с любой из ваших... не могу подобрать...
  - Элли!!! - заорал я так, что сорвал голос. - Девочка моя! Ты где?! Черт, какой же я дурак! Ты ведь жива, правда? Ну! Показывай сначала, слышишь?
  Проектор среагировал сразу - заплаканное лицо моей хозяйки сменилось грустной улыбкой, и я замер, не в силах даже дышать:
  - Здравствуй, милый! Я... наверное сошла с ума... Мне трудно выразить словами все то, что со мной творится, а чтобы понять, ты должен был быть рядом... но, увы, это невозможно - ты сейчас, наверное, готовишься к тому, чтобы соблазнить эту чертову куклу. Хоть ты и пытался от этого отказаться, майор не оставил тебе шанса... Черт, эта Лия со своими друзьями убила папу и... пыталась убить меня, а когда майор Брайн предложил тебе оказать им помощь в ее поимке, ты почему-то решил ему возразить... Наверное, менеджер из 'Удовольствия' был прав - мы, люди, ничто по сравнению с клонами. Что я против суккуба? Обычная серая мышка. И я, как бы ни старалась, никогда не смогу сравниться с любой из ваших... не могу подобрать правильного слова... как будет суккуб в женском роде? Впрочем, это не важно. Важно другое - сейчас я точно поняла, что не смогу без тебя жить. Помнишь твой жест, которым ты показал мне этот чертов САБС в моем животе? Ты ткнул пальцем вот сюда, в эту самую точку, и мне вдруг стало так жутко, что захотелось закрыть глаза и заплакать... Да, ты пообещал, что его удалишь, но... вдруг у тебя не получится? Что я тогда буду делать? В общем, ты, наверное, будешь меня ругать, но я сделала безумную вещь... После обеда, когда ты ушел к Брайну, я прилетела в местный филиал 'Удовольствия'. Деньги - страшная вещь! Какой-то вшивый миллион кредитов - и вопреки всяким правилам моя матрица записывается в мозг полуфабриката... Она мало похожа на меня, но Мишель сказал, что к моменту полного созревания ее от меня вряд ли кто-нибудь отличит. Знаешь, когда у меня будет мой собственный клон, я... Не так... Она решит кучу моих проблем... - смотреть, как по ее щекам текут слезы, было выше моих сил, и я до боли сжал кулаки, чтобы не завыть от горя и бессилия...
  - Знаешь, если у нас все сложится, Эль-два никогда не будет активирована. Ее просто доставят к нам на Солисс и аккуратно поставят где-нибудь в спальне. Может же у нас быть моя скульптура в полный рост? Если эта история закончится плохо для меня - она будет моим подарком. Я пришлю его к Новому году. Ты ведь знаешь - это мой самый любимый праздник... А если... ты попробуешь уйти к Лие, то... я тебя ей не отдам. Клоном или самой собой, но я тебя завоюю... Потому, что жить без тебя не могу... Ладно, что-то я разнылась не на шутку... Сейчас придет Мишель, и я должна буду подписать оставшиеся бумаги. Вот было бы здорово, если бы эту запись мы посмотрели вместе! Представляешь - Новый год, в доме все горит и мерцает, а я и ты сидим за столом и пьем шампанское... Черт! Как мне надоели эти проблемы... Хочу к тебе, любимый... Прости меня, ладно? Мне пора... Не обижай там свою Эль... Она тебя тоже будет любить... Секундочку, Мишель! - Элли отвернулась от камеры, и поинтересовалась: - Ой, а вы обещаете, что воспоминания о визите к вам сотрутся из моей памяти? Здорово...
  А через мгновение изображение погасло...
  
  ...Я сидел на полу, тупо глядя в марево экрана голопроектора. Мыслей не было вообще. Только жуткое ощущение безвозвратной потери самого ценного в моей жизни - женщины, способной ТАК любить. Мысль о том, что клон Элли существует, я осознал не сразу - видимо, сказалось состояние опьянения. Но стоило системе безопасности дома подать сигнал о запросе на приземление, пришедшем с грузового флаера компании 'Удовольствие', как мое оцепенение как ветром сдуло. Протрезвев за долю секунды, я сорвался с места, и как ненормальный рванул к лифту, ведущему на крышу...
  Порыв ветра, распахнувший мою полурасстегнутую рубашку, охладил мое разгоряченное лицо, и я вдруг понял, что если в флаере не окажется клона Элли, то я этого не переживу.
  - Господин Олисс? - выскочивший из кабины юноша смотрел на меня так, будто я был персонажем голофильма ужасов или чем-то вроде детской страшилки. Отводя взгляд в сторону.
  - Да, это я... - скидывая ему код идентификации, буркнул я, и, отодвинув парня в сторону, рванулся к грузовому люку. - Она там?
  - Клон еще не активирован... Можно я подниму контейнер? - он попробовал было пролезть между мной и дверью, но не тут-то было! Уже через десять секунд мои трясущиеся руки сорвали крышку, и я не удержался от счастливого вопля:
  - Элли!!! Девочка моя! Наконец-то... Как долго тебя не было...
  - Ее надо активировать! - растерянно буркнул парнишка, но мне было не до него - вскинув на руки невесомое тело, я несся к кабине лифта и ничего не слышал...
  
  
  Глава 78. Элли-два...
  
  - Мне было так плохо без тебя... - голос, раздавшийся откуда-то снизу, заставил девушку опустить взгляд. - Где ты была так долго, Эль?
  Для того, чтобы сфокусировать взгляд на стоящем перед ней на коленях мужчине, ушло безумно много времени: его лицо то расплывалось, то двоилось, никак не желая становиться четким. Наконец, картинка перестала двигаться, и девушка задохнулась от сумасшедшего чувства узнавания:
  - Рейг? Почему ты в таком виде?
  - Ты меня узнала?! - в его голосе было столько радости, что Элли испуганно посмотрела по сторонам:
  - Конечно! А как же иначе? Постой! А мы что, дома? Не в этой безумной гостинице? Почему я не помню перелета? Ты что, плачешь? Почему? Что случилось, милый?
  - Уже ничего... Какая же ты умничка, если бы ты знала...
  - Почему у тебя глаза такие красные? Ты плакал? И... что, пил?
  - Угу... - глядя на нее сияющими глазами, буркнул Рейг. - Как последний пропойца... Недели две, что ли?
  - Один?
  - Нет. Вдвоем... - весело улыбнулся он. - Я что, совсем сбрендил?
  - ...Лия? - чувствуя, что холодеет от страха, поинтересовалась Элли.
  - Какая Лия? - непонимающе уставился он на девушку. - Зачем мне кто-то, если у меня есть ты? Вон, посмотри на подоконник! Видишь хитрую морду? Знакомиться будешь, или обойдемся так?
  ...Игрушечный мишка, недовольно ворча, упрямо двигался вдоль края, пытаясь найти пологий спуск - сенсоры показывали ему направление на хозяина, а место спуска - нет, и слабенький процессор делал все, чтобы обратить на себя внимание.
  - Ой! Он же упадет! - взвизгнула Элли и с мольбой в глазах посмотрела на Рейга. - Принеси его ко мне, пожалуйста! Это он тебя подбил на пьянство?
  - Нет. Скорее я - его... - подхватив довольно заурчавшую игрушку, Рейг протянул ее Элли и присел на край дивана: - Он пил из мужской солидарности...
  - Ну, тогда ладно... К нему я не ревную... - прижав мишку к груди, довольно пробормотала девушка.
  - А я... Я к нему уже начинаю...
  
Оценка: 7.02*96  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Успенская "Хроники Перекрестка.Невеста в бегах" А.Ардова "Мое проклятие" В.Коротин "Флоту-побеждать!" В.Медная "Принцесса в академии.Суженый" И.Шенгальц "Охотник" В.Коулл "Черный код" М.Лазарева "Фрейлина немедленного реагирования" М.Эльденберт "Заклятые любовники" С.Вайнштейн "Недостаточно хороша" Е.Ершова "Царство медное" И.Масленков "Проклятие иеремитов" М.Андреева "Факультет менталистики" М.Боталова "Огонь Изначальный" К.Измайлова, А.Орлова "Оборотень по особым поручениям" Г.Гончарова "Полудемон.Счастье короля" А.Ирмата "Лорды гор.Да здравствует король!"

Как попасть в этoт список

Сайт - "Художники"
Доска об'явлений "Книги"