Границын Владимир: другие произведения.

Линия крови - единый файл

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Однажды троица бомжей – охотников за цветметом – забрела на старое кладбище забытого Богом приволжского городка. В одном из старинных склепов мародеры обнаружили и взломали относительно свежую кладку. Больше этих бродяг никто никогда не видел. В городе же вскоре начали происходить жестокие убийства. По подозрению в совершении преступлений задержан молодой священник. На глазах прибывшей из областного центра оперативно-следственной группы город погружается в кровавую мглу…


Пролог

  
   Весна в этом году выдалась на редкость холодная, поздняя. Весь март, месяц обычно солнечный, стояла пасмурная морозная погода с сильными снегопадами и метелями. Прошла целая неделя, как наступил апрель, а в Зареченске только побежали первые, робкие пока еще, ручейки. Да и то, ручьи побежали в городе, а за городом по-прежнему царит зима.
   В вечерних сумерках, по некрепкому еще насту, через старое кладбище шли трое плохо и грязно одетых мужчин, в народе называемых бомжами. Они были разного возраста, но удивительно похожи друг на друга. Бродяг роднили небритые, страдальчески перекошенные одутловатые лица, болезненные движения, бессмысленные выражения глаз. Бомжи двигались медленно, то и дело проваливаясь в глубокий снег. Самый молодой, которому на вид можно было дать лет пятьдесят, в самом же деле не исполнилось и тридцати, тащил на длинной веревке по снегу дюралевый лист с загнутыми краями. В этих импровизированных салазках гремели немудреные инструменты: короткий ломик, гвоздодер, большой молот. Сверху лежали крепкие вместительные сумки.
   Эта троица промышляла сбором цветных металлов. В своем маленьком бизнесе бичи не брезговали ничем: воровали медную и алюминиевую проволоку с линий электропередач, снимали таблички с надгробий, сковыривали бронзовые буквы с памятников ветеранам больших и малых войн. Сегодня они намеревались почистить древний графский склеп, чудом сохранившийся до наших дней почти не тронутым.
   - Долго еще?! - недовольно крикнул бомж, что шел вторым.
   В этой компании он был главным. Так случилось потому, что в отличие от подавляющего большинства бездомных, обычно забитых и безответных, этот был по натуре дерзкий и злой. Да еще имел за спиной две ходки по серьезным статьям и прежде даже обладал некоторым авторитетом в блатной среде Зареченска - давно, когда еще не совсем опустился. От тех пор остался нахальный норов да звучная кличка - Варлей.
   - Хрен ли молчишь, мля?! В ушах бананы что ли?! - заорал Варлей, не дождавшись ответа.
   Идущий первым бомж, самый старый, обросший седой бородой, обернулся.
   - Не ори. Как бы кто не услышал, - вполголоса сказал он.
   - Тока ты ни хрена не слышишь. Долго еще, говорю?
   - Да пришли уж. Вона, за теми березами темнеет. Видишь?
   Варлей посмотрел в указанном направлении, проворчал:
   - Днем надо было идти, ни хрена бы нас тут никто не засек...
  
   Старинный склеп графов Вороновых до половины занесен снегом. Чугунная дверь с кованым барельефом, изображающим распятого Христа, приотворена. Снега нанесло и на полуразрушенные каменные ступени, уводящие вниз, под землю. Внизу - густая тьма.
   - Ну что? Так и будем стоять? - спросил Варлей. Спросил почему-то шепотом. - Где фонарь?
   - Так у тебя.
   - А-а... точно, мля. Пошли.
   Варлей вытащил из-под вороха одежд краденый водонепроницаемый фонарь. Щелкнул переключателем, еще, еще... Фонарь включился с третьего раза, на снегу появилось тусклое желтое пятно.
   - Батарейки того гляди сдохнут... - пробурчал Варлей. - Ладно, если что - костер разведем.
   Он направил слабый луч на ступени и начал спускаться. Остальные двинулись за ним. Внизу оказалась еще одна чугунная дверь. Варлей нервно толкнул ее, дверь отворилась с пронзительным скрипом. После вечернего морозца внутри показалось тепло. Вот только запах... Привычные и к свалкам и к загаженным подвалам бродяги скривили носы. В затхлом воздухе присутствовало что-то омерзительное...
   Представшая взору охотников за цветметом усыпальница оказалась неожиданно просторной. Тусклый луч фонаря выхватил из темноты ряд саркофагов. Массивные каменные гробы невозмутимо стояли у стены, безучастные к делишкам живущих.
   Варлей повел фонариком. Блеснули желтым крупные шары - по шесть на каждом саркофаге. Он бросился вперед, посветил на один шар в упор.
   - Чего это? Латунь что ли?
   - Наверно... может даже бронза, - отозвался старик.
   В глубине души старый бомж до конца не был уверен, найдут ли они в старом склепе хоть что-то полезное. Последний раз он был здесь много-много лет назад... словно бы даже в другой жизни.
   - Черт! Батарейки сдохли! - в голосе вожака не было обычной злости, только азарт. - Митяй! Давай, херачь за дровами...
   - Да где я тебе здесь дров найду? - недовольно откликнулся молодой.
   - Где хош. Давай быстро! Палок каких-нибудь наломай...
   Митяй недовольно направился к выходу. Старик тем временем выудил из бездонных карманов длинного драпового пальто несколько газет. Скомкал одну по длине, чиркнул спичкой. Спустя несколько секунд на темных каменных стенах заплясали причудливые тени. Старик поднес огонь поближе к одному из саркофагов. Помимо бронзовых подсвечников, закрепленных по углам, на светлой мраморной плите темнел еще и прямоугольник, покрытый выгравированными надписями. Прямоугольник явно из того же материала, что и подсвечники.
   Варлей присвистнул.
   - Это мы удачно зашли! А там что?
   Старик развернулся. Саркофаг, находящийся от него через один, разрушен. Огонь обжег заскорузлые пальцы. Бомж дернулся, выронил газету. Огонь погас.
   - Ну, чего ты там копошишься?! - прикрикнул Варлей.
   - Обжегся, - обижено протянул старик. - Рука болит.
   Он чиркнул спичкой, жадно занялась следующая газета. Огонь осветил разрушенную мраморную гробницу.
   - Кто-то здесь уже побывал, су-уки! - констатировал Варлей. - Еще немного значит и мы бы не успели.
   - Да не-ет, - протянул старик. - Это давно. Я еще мальчишкой был, когда эту могилу разломали. Это могила генерала, вон смотри... - он наклонился, поднес огонь ближе к валяющейся на полу крышке. В зыбком свете живого огня проступили вырезанные в камне буквы:
  

"Генерал от инфантерии

Воронов Петр Иванович.

1765 - 1822.

Герой Отечественной войны".

   Под надписью были изображены перекрещенные сабли.
   - Ну и что?
   - Так саблю золотую искали. Ходил слух, что когда генерала хоронили, вместе с ним положили и золотую саблю.
   - Нашли?
   - Откуда я знаю? Может и нашли...
   - Херня это все. Какой дурак золото в гроб будет класть?
   Догорела вторая газета. Пришел черед третьей.
   - Где там этот придурок? - помянул Варлей Митяя. - Так мы совсем без бумаги останемся, чем дрова будем разжигать? Слышь, дед, а нахрена эти шары по углам? Для красоты что ли?
   Он как раз пытался вывинтить один такой шар из плиты. Шар отвинтился, но стержень, на котором тот был закреплен, остался в мраморе. Придется выколачивать - не оставлять же эти бронзовые, да хотя бы даже и латунные, штыри другим.
   - Думаю это подсвечники, - отозвался старик. - Видишь, вверху отверстие? Аккурат для свечи.
   - Ты много думаешь, мля. Работай давай! - прикрикнул Варлей.
   Он свернул уже два шара, а эти нахлебники только и могут лясы точить. Митяй еще этот... вот кто будет штыри из камня выколачивать.
   В тишине неожиданно громко скрипнула дверь. Повеяло холодом, огонь дрогнул и погас. Варлей замер. Гулко прозвучали тяжелые шаги. Вожак почувствовал вдруг на спине липкий пот. Медленно, очень медленно повернул голову.
   - Эй! Где вы там? - послышался от двери голос Митяя.
   - Тебя где суку носит?! - рявкнул Варлей.
   Он взбесился от собственного страха. Колени его дрожали. Надо же, скрипа какого-то испугался!
   - Дров принес?!
   - Не нравится мне здесь, - хрипло проговорил старик.
   Он безуспешно пытался чиркнуть спичкой по коробку. Руки тряслись, промахивался... Наконец попал. Спичка сломалась.
   - Да что вы, мать вашу?! - Варлей по привычке вымещал страх и злобу на более слабых. - Быстро огонь развели и за дело! А не то я вам хари порасшибаю!
  
   Когда принесенные Митяем палки разгорелись, страшно уже не было. Варлей со старым бродягой заразительно хохотали над бородатым анекдотом про женщину, спешащую ночью через кладбище.
   "Мужчина, проводите меня, а то я покойников боюсь", "А чего нас бояться-то?", - третий раз повторил Варлей сквозь слезы.
   Огонь весело хрустел дровами, стены озарились багровым светом. Сизый дым копился под потолком и змеей уплывал в приоткрытую дверь.
   Митяй положил сверху несколько толстых сучьев и отошел от костра в угол. Послышалось журчание.
   - Эй! Ты чего там, ссышь что ли?
   Новый взрыв хохота эхом отразился от древних стен.
   - Обоссался сопляк. А чего нас бояться-то? - всхлипывал, не в силах уже смеяться, Варлей, размазывая слезы по чумазому лицу.
   - Слышь, Варлей, а тут за стеной что-то есть, - сказал Митяй, застегивая ширинку.
   - Чего там есть?
   - Откуда я знаю? Сам посмотри. Вон, несколько кирпидонов вылетели, а за ними пустота...
   - Чего-о?
   Варлей поднялся, прошел к Митяю. Следом за ним пришлепал и старик. Несколько секунд они разглядывали поврежденную кладку молча. Потом Варлей сказал:
   - Смотри-ка, а ведь кладка-то - совсем не такая.
   В самом деле - две стены, образующие угол, были сложены из кирпичей, различающихся и размером и качеством.
   - Эту - потом делали.
   Варлей присел на корточки, заглянул в дыру.
   - Там что-то заныкано.
   Он расшатал и вытащил, один за другим, несколько кирпичей. Запалил и просунул в образовавшийся проем газету. Пламя осветило окованный край старого сундука.
   - Мля! Да там клад!
   - Да какой нахрен клад, - усомнился старый.
   - А что? После революции богатеи много добра поныкали... Может, и здесь схоронили! - в голосе Варлея снова звучал азарт. - Чей ты говоришь склеп-то? Княжеский?
   - Графский.
   - Тем более! - пылко воскликнул вожак. - Ломайте стену... Где у нас инструмент?
   Митяй сбегал наверх, принес лом и кувалду. Варлей торопливо выхватил у него лом, поддел сбоку один из кирпичей, вывернул. Митяй ударил в стену кувалдой, на уровне пояса. В тот же миг костер ярко вспыхнул, словно в него плеснули бензина. Поднявшееся на полметра пламя осветило стены. Старый бродяга увидел выложенный в рушимой стене крест. Белые камни резко выделялись на темном фоне. Старика взяла оторопь.
   - Стойте! - воскликнул он срывающимся голосом. - Стойте! Не надо!
   Митяй ударил кувалдой снова. Часть стены рухнула, чуть не придавив Варлея. Варлей отскочил и цыкнул на старика зло:
   - Хренли ты там орешь?!
   - Стойте, смотрите: крест, - теперь старик говорил шепотом.
   - Ну и что? Кре-ест, - передразнил его Варлей. - Давай, помогай лучше.
   Митяй убрал вывалившиеся камни. Образовавшаяся дыра была достаточно велика, чтобы в нее пролез человек.
   - Стойте же, - теперь старик едва не плакал. - Кто-то же не зря здесь крест выложил... Может там нечисть какая замурована?
   - Отстань! - отмахнулся Варлей и полез в дыру. Оттуда донеслось: - Нарочно выложили. Лохов пугать. Давай сюда лом... Фу-у, ну и вонь.
   За перегородкой оказалась тесная и низкая ниша. Таинственный ящик в ней был на удивление длинным. Варлей поднялся с четверенек, но полностью распрямиться не смог. Сел на корточки. Следом за ним в пролом пролез Митяй. Робко заглянул в дыру и старик.
   - Хренли пялишся? - увидел его Варлей. - Тащи сюда угли, а то не видать ни хера...
   - На гроб похоже, - сказал старик и поплелся к костру.
   Варлей с Митяем переглянулись. Тошнотворная вонь, с которой в склепе уже было свыклись, исходит отсюда, это точно.
   - Может ну его на хер? - понизив голос, спросил Митяй.
   - Не бзди!
   Старик прямо руками в меховых рукавицах схватил в пригоршню горящих палок вместе с углями, просунул в дыру. Багровые капли посыпались на пол, в призрачном свете блеснул на сундуке навесной замок. Варлей усмехнулся. Старик захлопал в ладоши, сбивая с рукавиц огонь. Не дожидаясь пока он сгрудит рассыпанные угли и подложит в них палок, Варлей подсунул под замок лом.
   - Погоди, тут чего-то написано, - воскликнул Митяй.
   - Потом почитаешь...
   Вожак навалился на лом всем телом, послышался треск. Ржавая петля выскочила из трухлявого дерева.
   - Отлично, - тяжело дыша, прохрипел Варлей.
   Он чуть помедлил, откинул крышку. Вонь усилилась.
   - Точно, наверно там покойник, - прошептал Митяй.
   Старик притащил остатки костра, сгреб в кучу, заставил разгореться. Огонь озарил длинный сундук, действительно похожий на гроб. Под крышкой оказался цельный лист белого металла. Лист полностью покрыт гравировкой. Выгравированы всевозможные кресты; рисунки, изображающие святых; надписи на церковно-славянском языке.
   - Серебро! - заорал Варлей. - Серебро, ха-ха-ха! Вот это фарт! Где фомич?
   - Кто? - переспросил Митяй.
   - Фомка где?! Гвоздодер, дурак, - пояснил Варлей.
   - Так я это... не принес.
   - Так давай бегом, чмо! Хренли сидишь?!
   Митяй метнулся в пролом и одним махом оказался за дверью. Варлей радостно крикнул:
   - Клад, Старый! Точно клад! И если ящик из серебра... то, что внутри? Сам подумай! Ха-ха-ха, заживем!
   - Ты как хочешь, Варлей, а мне все это не нравится, - отозвался старик.
   - Да ла-адно тебе. Сколько мы уже промышляем? И на могилах бывало... Чё ты бздишь-то? Или это старость уже? Если хочешь, мы с Митяем на двоих все поделим.
   Старик промолчал. Вернулся Митяй с "фомичем", проворно пробрался в дыру. Варлей взял у него инструмент, подсунул в узкую щель под серебряной пластиной. Древний, давно затупленный гвоздодер не лез. Бродяга бил его под пяту основанием ладони, но это не помогло. Тогда Митяй принес молот...
   Когда край листа отогнулся, под сводами склепа раздался протяжный стон.
   Гвоздодер со скрипом пролез в образовавшуюся щель. Варлей с усилием нажал на него. Порыв ветра сбил пламя, только багровые угли тускло мерцали жалкой кучкой. Бомжей обдало волной смрада.
   - Слышь, Варлей, не надо, - плаксиво пробормотал Митяй. - Он на меня смотрит.
   - На-адо, - протянул вожак.
   Что-то в его голосе заставило старика за перегородкой содрогнуться. Он попятился. Осторожно, стараясь не шуметь, шагнул к выходу. Запнулся за кирпич и упал на четвереньки. Не рискуя подняться, старик так на четвереньках и пополз к выходу из склепа.
   Митяй и Варлей вдвоем отодрали припаянную серебряную крышку. Последние угли окончательно погасли. Послышался тяжкий вздох. Карабкающемуся вверх по лестнице старому бомжу показалось, что вздохнуло само небо. Потом он услышал дикий, полный боли и безумия вопль. Не чуя под собой ног, старик бежал до самого города.
   А в склепе истошно вопил Митяй. Он начал орать в тот момент, когда из серебряного гроба показалась ужасная, леденящая кровь тень и набросилась на Варлея. В ту же секунду наступила полнейшая тьма.
   Молодой бомж орал до тех пор, пока крик его не оборвался хрипом и бульканьем. Затем долго еще в старом склепе слышались сосущие, чавкающие звуки.
  

- 1 -

  
   Утром двадцать второго мая - в понедельник - двадцатичетырехлетняя сотрудница УВД Вознесенской области Жанна Павлова собиралась на работу. Ей предстояла командировка в Зареченск.
   Жанна, в узкой черной кожаной юбке до колен и белой блузке, вышла в прихожую. Девушка поставила у порога большую спортивную сумку зеленого цвета, в которую еще с вечера уложила все необходимое. Натянула высокие черные сапоги на сплошной подошве, надела короткую кожаную куртку. Задержалась у зеркала. В хрустальной глубине отразилась стройная синеглазая брюнетка, затянутая в черную кожу. Девушка окинула свое отражение критическим взором, задержалась на глазах. Слегка припухшие и покрасневшие - они красноречивее любых слов свидетельствовали о ночи, проведенной без сна.
   "Ну и черт с ним" - мрачно подумала Жанна.
   Она взяла с трюмо дамскую сумочку, бросила в нее ключи. Ключи звякнули, упав на покоящийся в сумочке ПММ - пистолет Макарова модернизированный. Жанна скривила губы, застегнула молнию и повесила сумочку на плечо.
   - Чаю-то хотя бы попей, - тихо проговорила наблюдавшая за ней из дверного проема кухни мама.
   - Некогда, мам, я опаздываю.
   - Ничего. Не опоздаешь. Иди-ка сюда, мне нужно с тобой поговорить.
   - Нашла время! - возмутилась девушка, но в кухню все же прошла, опустилась на край стула.
   - Что с тобой, дочка, происходит? - мягко спросила мама. - У тебя неприятности?
   - С чего ты взяла?!
   - Ну я же вижу... Если это из-за работы, то...
   - Нет, мам, все в порядке, - перебила Жанна. Она посмотрела маме в глаза. - Все в порядке, правда, это не из-за работы. И мне, правда, нужно идти. - Девушка встала, шагнула к матери и обняла ее. - Я, когда приеду, все тебе расскажу. Ладно?
   - Когда хоть вернешься-то?
   - Мам, ну мы же это уже обсуждали! Не знаю. Может через неделю, может через две. А может завтра! Я позвоню.
   - Ну что значит через две? К нам в следующие выходные приедут тетя Галя из Владимира, всей семьей... Тебя разве не будет?
   Жанна вздохнула.
   - Мам, я - оперуполномоченный уголовного розыска. Если мне прикажут остаться в Зареченске на две недели - придется остаться на две недели. Если на месяц - значит на месяц.
   - Ну и выбрала ты работку! Что это за порядки такие? Вечером позвонили - утром уезжаешь. Да еще даже не сказали на сколько дней...
   - Все, пока.
   Девушка чмокнула маму в щеку, прошла к порогу.
   - Не забудь зайти к бабушке Маше, - напомнила мать. - Я посылала ей на День победы открытку, но ты тоже поздравь...
   - Хорошо, зайду обязательно.
   Жанна подхватила спортивную сумку, спросила:
   - А это правда, что она лично сбила четыре немецких самолета?
   - Правда.
   - Круто. Ладно, мам, пока.
   Жанна вышла в подъезд. Гулко хлопнула, закрывшись за ней, дверь. Отчетливо прозвучали по ступеням быстрые шаги.
   Весенняя улица встретила девушку солнечным светом и радостным щебетом птиц. Жанна веселья пташек не разделяла. Она зашла за угол дома, достала из сумочки сигареты.
   "Ладно. Чего я парюсь?" - мысленно сказала сама себе после нескольких затяжек. - "Как решила, так и сделаю. А сейчас надо идти - никуда не денешься".
   Она отшвырнула окурок и направилась к автобусной остановке.
   А решила Жанна после завершения предстоящей командировки подать рапорт о переводе из отдела по раскрытию тяжких и особо тяжких преступлений в другое подразделение. И причиной тому были дела сердечные - всего месяц назад принятая в отдел девушка влюбилась в заместителя начальника майора Борецкого. Это было похоже на наваждение - Жанна беспрестанно думала только о нем... И о том, что он женат.
   "Черт! Как же это оказывается сложно все! Любовь... И за что это мне? За какие грехи?!"
  

* * *

  
   Областное УВД Вознесенска давно и прочно обосновалось в стенах старинного, громоздкого и достаточно мрачного комплекса зданий. Отдел уголовного розыска по раскрытию тяжких и особо тяжких преступлений размещен на втором этаже главного, нависшего над проспектом Ленина, корпуса. По понедельникам здесь обычно людно, но в то утро в кабинете находились лишь два человека: замначальника отдела майор Борецкий и старший оперуполномоченный капитан Кукушкин. Впрочем, рабочий день еще не начался.
   Александр Васильевич Борецкий, широкоплечий, крепко сбитый мужчина среднего роста, выглядящий несколько моложе своих сорока, стоял возле окна и смотрел на залитый солнцем проспект. То ли потому, что в кабинете было ощутимо прохладно, то ли оттого, что сегодня здесь задерживаться он не собирался, майор оставался в куртке. Потертая черная кожанка сидела на нем как влитая.
   Капитан Кукушкин, в отличие от старшего товарища, был худ, строен и имел привычку одеваться с иголочки. Среди сотрудников управления он слыл модником. В то утро он был в новом темно-сером костюме, при галстуке. Вадим сидел на стуле, боком к одному из письменных столов. На столе лежала его раздутая барсетка. Дорогое кожаное пальто, бережно размещенное на плечиках, висело у входа.
   Борецкий начал нетерпеливо барабанить пальцами по подоконнику - через десять минут они должны быть у генерала, а группа еще не вся в сборе.
   - Ну, где же наша Жанна? - проговорил он и через секунду увидел, как она перебегает дорогу.
   Стройная длинноногая красавица, затянутая в черную кожу, пересекла проезжую часть и энергично шагала по тротуару.
   - Бежи-ит, - задумчиво протянул Александр и улыбнулся.
   Взгляд его, словно намагниченный, следил за фигуркой девушки до тех пор, пока она не скрылась из виду. Сердце сдавила старательно отгоняемая, но все чаще и чаще приходящая в последнее время грусть.
   Старший лейтенант Павлова влилась в сугубо мужской коллектив отдела месяц назад. И сразу привнесла в простую и понятную жизнь Александра смятение... Или ему только казалось, что жизнь была простая?
   - А Жанка ничего, да, Васильич? - над самым ухом раздался голос Кукушкина.
   Майор вздрогнул - надо же, даже не заметил, как Вадим подошел вплотную.
   - Я бы даже сказал: убийственна, - продолжал капитан. - Убийственно хороша!..
   Кукушкин помолчал, потом проговорил:
   - Ты хоть видишь, Васильич, как она на тебя смотрит?
   - Не слепой.
   - И что?
   - В смысле?
   - Взаимностью отвечать будешь?
   Борецкий не ответил, продолжил смотреть в окно.
   Кукушкин вздохнул.
   - Уж я бы на твоем месте не терялся.
   - Ну-ну, - хмуро произнес Борецкий.
   В мыслях пронеслось:
   "На твоем месте... Каждый уже на своем"
   Вспомнилась Елена - жена. И скандал, который она закатила сегодня утром ни с того ни с сего, на ровном месте.
   Дверь кабинета отворилась. Опережая Жанну, в кабинет легчайшим облаком ворвался аромат ее духов. Едва девушка показалась в проеме, Кукушкин воскликнул:
   - А вот и красавица наша! Привет, Жан. Как дела?
   - Спасибо, хорошо. Здравствуйте.
   - Привет, - кивнул Борецкий.
   Взгляд майора, прежде чем задержаться на лице девушки, против воли хозяина скользнул снизу вверх по стройной фигурке. Когда их глаза встретились, Жанна взгляд тут же отвела. От Александра не укрылись ее бледность и смятение. Тем не менее, он не удержался от строгого замечания:
   - Опаздываешь. Ставь сумку и пошли, - через пять минут мы должны быть у генерала.
  
   В кабинете главного милиционера области холоднее, чем на улице. Одно окно открыто нараспашку - генерал любит прохладу и свежий воздух. На массивном полированном столе, за которым восседает генерал, рядом с малахитовым письменным прибором стоит - еще со времен задержек зарплаты - табличка с надписью: "Денег нет. Курить можно". Длинный стол для совещаний, приставленный к генеральскому торцом, - пуст.
   Начальник УВД области - дородный генерал-майор с крупными чертами лица и густой седой шевелюрой - сидел, упершись локтями в столешницу, и попыхивал зажатой в зубах сигаретой. Он дождался, когда готовая к командировке немногочисленная оперативно-следственная группа разместится за длинным столом, спросил негромко:
   - Что происходит в Зареченске, в курсе?
   Он глубоко затянулся. Так и не выпуская из зубов изжеванного фильтра, выпустил дым. Перед лицом седого генерал-майора медленно расплывались сизо-серые клубы. Он привычно щурился. Борецкий, подумав, что старый лис должно быть щурит глаза не столько от дыма, сколько от собственной хитрости, спросил:
   - Убийства?
   - Убийства, да... ритуальные...
   - Ритуальные? - переспросил Борецкий. - Маньяк, что ли, завелся?
   - Маньяк... А может секта, - веско проговорил генерал.
   От майора не укрылось, как напряглись, насторожились его подчиненные. Генерал продолжил:
   - Следователь областной прокуратуры Михайлов - ты его знаешь - уже там. По прибытию поступите в его распоряжение...
   Генерал вмял окурок в пепельницу, поднял на оперативников пристальный взгляд. Выдержав паузу, сказал:
   - Значит, товарищи, очень вас прошу - к делу подойти со всей серьезностью. Работать в полную силу, день и ночь. Кровь из носа, а психопата этого... или этих... нужно взять во что бы то ни стало и как можно скорее. Ну а уж мы, в свою очередь, отличившихся поощрением не обойдем... Вопросы есть?
   Кукушкин и Жанна качнули головами. Борецкий за всех ответил:
   - Никак нет.
  

- 2 -

  
   Путь от Вознесенска - областного центра, до Зареченска неблизкий. Вернее нескорый. Прежде нужно проехать сто километров до раскинувшейся по берегу Волги Кинешмы, а затем переправиться на противоположный берег. Моста через Волгу там нет, переправляться приходится на пароме. И вот этот-то этап пути отнимает массу времени - порой до нескольких часов, если не подгадаешь к отправлению парома.
   Пепельно-серый, видавший виды уазик областного управления бежал по асфальтовой ленте шоссе резво. Даже слишком. На большом участке дороги асфальт за зиму здорово растрескался, поперек полотна пролегли частые и глубокие щели. Водитель - молодой, под два метра ростом старший сержант Костя - гнал, не обращая на выбоины никакого внимания. К надсадному реву мотора присоединился доносящийся откуда-то снизу подозрительный вибрирующий звук.
   - Куда ты так гонишь? - повернулся к Косте Борецкий. - Машина-то не новая, развалится еще, чего доброго.
   - Не разва-алится, - с улыбкой протянул тот. - Больше скорость, меньше ям. А то тут проскачешь... как на лошади.
   Борецкий отвернулся, нахмурился. С этим водителем он направлялся в командировку впервые. Еще на позапрошлой неделе эту баранку крутил Петрович - прапорщик с почти тридцатилетней выслугой. Сейчас Петрович в больнице на медицинском обследовании - собрался на пенсию. А вместо него им дали этого... Шумахера.
   Вадим и Жанна, сидящие сзади, против высокой скорости ничего не имели. Кукушкин всю дорогу оживленно трепался. Он явно старался произвести на девушку впечатление. Жанна слушала рассеянно. Думала о своем.
   Когда они подъезжали к Кинешме, Борецкий спросил у водителя:
   - Во сколько паром, знаешь?
   Тот отрицательно помотал головой.
   - Не-а.
   - У Петровича где-то блокнот был, с расписаниями всякими разными. Он тебе не оставлял?
   Костя пожал плечами.
   - Не знаю. Вроде ничего не говорил... Посмотрите в "бардачке".
   Александр открыл лючок, заглянул.
   - Да у тебя тут черт ногу сломит...
   Он порылся в наполняющем "бардачок" хламе, вытащил свернутую в трубку книжицу. Распрямил. Книжица громко хрустнула.
   - Н-да... - с сомнением произнес он, листая блокнот. - Хотя, постой-ка! Вот. Кинешма - Зареченск.
   - Да сколько этой книжке лет?! - воскликнул Кукушкин, заглянувший майору через плечо. - Расписание-то уж неверно десять раз поменялось.
   - Поменялось не поменялось, а другого все равно нет...
   Борецкий долго смотрел на кривые столбики корявых, да к тому же выцветших, букв и цифр.
   - Да-а. Ну у Петровича и почерк - как курица лапой...
   Александр вытянул из кармана сотовый телефон, глянул на время.
   - Ну, если все по-старому, то успеваем. Только бы места на пароме хватило...
   - Да ты что, Васильич? - удивился Кукушкин. - Ты меня удивляешь! Или не в милиции работаешь? Мы же без очереди.
   - А? Ну да, это я так.
   Борецкий повернулся назад.
   - А ты, Жан, в Кинешме бывала раньше?
   - Нет.
   - Хороший город. Старинный. Мне нравится... и народ здесь хороший.
   - Да, и дороги лучше, чем в Вознесенске в сто раз, а еще областной центр... - поддакнул водитель.
   Старинный город встретил гостей аккуратными одноэтажными деревянными домиками, выстроившимися по обеим сторонам дороги. Вскоре частный сектор закончился. Слева деревянные дома сменились строгими административными зданиями и производственными корпусами. По правую сторону застыл на рельсах пассажирский поезд. В промежутки между вагонами виднелись стоящие за ним товарняки. Уазик притормозил у железнодорожного переезда.
   - Вот если бы мы переправлялись на ту сторону пароходиком, - продолжил Борецкий, - то можно было бы показать тебе много интересного. Пристань как раз в таком месте - исторический центр. Но, увы... нам на паром.
   За переездом Костя свернул налево, машина стремительно покатилась под гору.
   - А вот в Зареченске я бывать не люблю, - продолжил майор, словно отвечая собственным размышлениям. - Казалось бы, какая разница? Стоит напротив - на другом берегу Волги... был бы мост, так и вовсе один бы, может, город был. Как та же Кострома к примеру. Ан нет, там все другое.
   - Да уж... это точно, - поддакнул Кукушкин.
   За спуском последовал длинный пологий подъем. Наверху они проехали пару оживленных кварталов и свернули вправо, на извивающуюся змеей, избитую грунтовую дорогу. Эта, вся в ухабах и рытвинах колея, и привела их к Волге.
  
   На берегу великой русской реки оборудован небольшой причал. Длинный крутой спуск до него заставлен машинами, легковыми и грузовыми, большими и малыми. Двери многих автомобилей открыты - на солнце в машинах жарко. Люди терпеливо ждут, когда паром придет с той, Зареченской, стороны.
   Костя направил уазик вниз, мимо вереницы пристроившихся друг другу в хвост автомобилей. У самого причала столпился народ. Костя остановил уазик прямо перед этой гурьбой.
   - Что это за толпа? - спросила Жанна.
   - Пассажиры, - пояснил Кукушкин. - В основном пешеходы переправляются на пароходике, но некоторые - кому ближе сюда - на пароме.
   - Да... здесь на другой берег перебраться беда, - сказал Борецкий и вышел из машины.
   Жанна и Вадим последовали его примеру. Костя остался за рулем, лишь раскрыл дверцу.
   К нему тут же подошел сухощавый пожилой мужчина. Громко, чтобы слышали все, сказал:
   - Куда же ты без очереди-то?! Как не стыдно?!
   - Милиция, - густым басом ответил Костя.
   - Совсем обнаглели! - поддержала мужика спешащая сверху тетка. - Она сидела в одной из легковушек в самом хвосте очереди и боялась, что на ближайшем пароме ее машине недостанет места. Это, кстати сказать, было весьма вероятно - учитывая количество автомобилей стоящих на берегу перед ней.
   Назревал скандал. Борецкий развернулся с намерением вмешаться, показать людям милицейское удостоверение, объяснить. Но тут по барабанным перепонкам ударили быстро приближающиеся звуки энергичной, ритмичной музыки. С бряцаньем и громом, в туче пыли, сверху скатилась черная "девятка" с наглухо тонированными стеклами. Взвизгнули тормоза, "девятка" встала рядом с уазиком. Двери раскрылись, пространство взорвалось громкими звуками рэпа. На улицу высыпали четверо развязных юнцов, похожих как близнецы-братья. Все они были среднего роста, худосочны, коротко стрижены и наглы.
   - Давай сигарету, ты! - громко потребовал один у другого.
   - Хер завернутый в газету заменяет сигарету! - ответил тот.
   - Гы-гы-гы!
   - Ха-ха-ха!
   Народ притих. Вокруг девятки быстро образовалось свободное пространство. Пожилой мужчина, так напористо искавший справедливости минуту назад, повернулся и пошел прочь. Плечи его опустились, глаза старательно смотрели в сторону. Женщина решилась сделать замечание.
   - Молодые люди, здесь вообще-то очередь...
   Ее проигнорировали.
   - Молодые люди, я к вам обращаюсь.
   Один из юнцов соизволил отреагировать:
   - Чё?!
   - Я говорю, здесь очередь, - повторила женщина.
   - А мы, тетка, инвалиды!
   - Ха-ха-ха!
   - Гы-гы-гы!
   Мужчина не выдержал, вернулся. Попробовал интеллигентно воззвать к совести:
   - Ребята, что вы как себя ведете? С вами разговаривают по-человечески...
   - А ты, козел старый, щас вообще в рыло получишь!
   Борецкий не выдержал.
   - Але, уроды! Ну-ка быстро в очередь!
   Похоже, юнцы даже не сразу поняли, что это сказано в их адрес.
   - Чего-о?! - протянул один из них.
   - Хер через плечо! Щас ноги повыдергаю!! - зарычал Александр.
   Он стоял, широко расставив ноги. Потертая кожаная куртка туго обтянула крепкие плечи. Стриженая голова с проседью в темных, жестких как проволока волосах наклонена. Фигура выражает готовую в любое мгновение выплеснуться мощь, а взгляд - с трудом сдерживаемое бешенство.
   Не ожидавшие такого поворота, юнцы растерялись. Они косились друг на друга, явно не понимая как же быть дальше. Подчиниться - уронить ниже плинтуса свой хулиганский авторитет. Не подчиниться - страшно.
   - Ты чего, земляк? - выговорил, наконец, самый смелый. - Нам домой надо. Обиделся, что мы тебя объехали? Так мы уступим... - Сопляк нервно улыбнулся. - Ты первый.
   - А ты последний!
   Борецкий сделал шаг вперед.
   Салажонок бросил быстрый взгляд на дружков, буркнул:
   - Ну ладно, ладно.
   И юркнул за руль. Музон оборвался, взревел мотор. Остальные тоже резво попрыгали в мрачный, как могила, салон. "Девятка" с пробуксовкой, выбрасывая из-под колес струи земли, развернулась и поползла в гору.
   Александр подошел к Вадиму и Жанне, достал сигарету. Руки его едва заметно дрожали.
   - Вот одного не пойму, - проговорил он, - почему люди вечно пытаются говорить с такими ублюдками по-хорошему? "Молодые люди, а не будете ли вы так добры? Ребята, что вы как себя ведете?". Они же человеческих слов не понимают, наоборот - расценивают это как проявление слабости. С отморозками надо разговаривать на их языке... И еще: любой из этих мужиков, - он кивнул в сторону толпящихся пассажиров, - любой из них такого сопляка щелбаном пришибить может... А перед наглостью и хамством - пасуют. Парадокс?
   - Да нет никакого парадокса, - ответил Кукушкин, поднося майору огонек зажигалки. - Просто, дай ему щелчка - потом проблем не оберешься. Сам знаешь, скажут: избил ребенка, примерного мальчика... А у мальчика папа-мама, родственники... Тебя же и посадят.
   - Вряд ли каждый думает именно так. Просто народ у нас такой - пока до точки не доведут, не пошевелится. Моя хата с краю - ничего не знаю.
  

* * *

  
   Они спустились к самой воде. Налетел свежий ветерок, легким прикосновением остудил щеки. Принес запах влаги, крики чаек и не до конца осознаваемое ощущение свободы и раздолья.
   Жанна вдохнула пьянящий воздух с наслаждением. Посмотрела вдаль.
   Великая русская река вольготно раскинулась в ширину. Противоположный берег так далеко, что кажется нереальным, почти сказочным. Он ярко залит солнцем, тот сказочный берег. Меж стволов берез, подернутых легкими облачками бледно-зеленой листвы, - кукольные, резные домики. Среди миниатюрных, игрушечных сосен вьется ярко-желтая песчаная дорожка, спускается к Волге. На берегу деревянное, похожее на вагон здание. Возле него на воде нелепое квадратное судно с высокой белой надстройкой. Это и есть паром, которого они ждут.
   Вдруг набежала черная тень, поглотила всю эту сказочную красоту. Будто кто-то неведомый наложил черную лапу. Странно: река и этот берег остались на солнце...
   Жанна глянула на небо. Ничего необычного - в бездонной синеве плывут большими белыми клубами кучевые облака.
   Борецкий и Кукушкин курили. Борецкий спросил:
   - В первый раз на Волге?
   Жанна кивнула. Она снова во все глаза рассматривала окрестности. Вон, по центру реки, неспешно плывет длиннющая баржа с уставленными на ней огромными штабелями досок. Следом стремительно несется на подводных крыльях - будто летит над водой - пассажирская "Ракета".
   - Долго этот паром там еще простоит? - подал голос Вадим. - По расписанию уже пора бы ему и отчалить.
   Борецкий пожал плечами.
   - Он не тронется, пока баржа с "Ракетой" не пройдут, - раздался голос за спиной.
   Оперативники оглянулись. К ним, помогая себе самодельной тростью, подошел ветхий старик в поношенном, но чистом костюме. Старик встал, оперся на палку. На лацкане пиджака блеснула одинокая медаль. Дед повернул к ним обветренное, морщинистое лицо. Сказал:
   - Уж и не знаю, построят ли мост-то? Давно уж должен быть сдан, по плану-то. Да воз и ныне там... Во-он опоры-то стоят, - он повернулся и, прищурившись, показал рукой, где стоят опоры. - Видно опять заморозили.
   Жана с трудом разглядела на горизонте торчащие из воды серые столбы, перевела взгляд. "Ракета" опередила тихоходную баржу и мчится мимо стоящего на кинешемском берегу старинного сооружения.
   - А это, вон там, что такое? - спросила девушка.
   - Где? А, это... Это то, что от монастыря осталось, - ответил старик. - Когда-то здесь крепость стояла, для защиты речного пути. А сейчас то, что осталось, принадлежит фабрике.
   - Крепость? - переспросила Жанна. - А Вы сказали монастырь.
   - Так раньше монастыри и были крепостями. Думаешь, почему у всех монастырей такие стены?
   - Ну... я не знаю. От татар защищаться.
   - От татар... И от татар тоже, - согласился старик. - А потом?
   Жанна пожала плечами.
   - Монастыри исконно строились в важных местах как твердыни. Духовное и светское рука об руку шли, - старик посмотрел в сторону противоположного берега, произнес тихо: - Раньше церковь была очень воинственной.
   На секунду промчавшаяся "Ракета" показалась девушка летящей в прошлое: от строящегося моста будущего к полуразрушенным крепостям прошлого и дальше, в неведомое...
   Наконец паром отчалил от противоположного берега и резво побежал поперек реки.
  
   Завершилась тягомотная процедура швартовки, выгрузки и погрузки. Паром проревел сиреной и тронулся от причала. Берег поплыл назад, сначала медленно, потом все быстрее, быстрее.
   Борецкий с Костей остались в машине. Жанна и за ней Вадим прошли к борту. Свежий, напоенный влагой ветер дышит ароматом бескрайних просторов, свободой и раздольем. Тихо плещутся о стальной борт волны. Кричат чайки...
   На минуту Жанна почувствовала себя вне времени и пространства.
   "Кто я? Где я? Переправа. От одного берега ты уже отвалил, до другого еще не добрался... О чем шепчут темные воды? Может, они рассказывают неосторожным странникам о предшественниках, снискавших последнее пристанище на дне? А ветер? Он помнит наверно еще, как гонял здесь челны Стеньки Разина..."
   - Кстати, где-то здесь, по преданию, Степан Разин утопил Персидскую царевну, - сказал Вадим.
   Жанна вздрогнула.
   - Оттого будто и название города пошло: кинешь мя? - кинешь меня? - Кинешма.
  

- 3 -

  
   Зареченский берег от кинешемского отличается мало. Разве что прибрежных строений на порядок меньше, да въезд в гору длиннее и круче. Взобравшись на крутояр, черная, засыпанная шлаком дорога долго змеится вдоль реки.
   Уазик, плавно покачиваясь на ухабах, неспешно катился во главе длинной вереницы разномастных автомобилей, что щедро выпустил на берег неуклюжий трудяга-паром. С правой стороны проплывали, притулившиеся на самом краю над рекой, деревянные домики. Слева - крутой, поросший соснами склон. И ни души...
   Возбуждение, охватившее Жанну при виде Волги, схлынуло. Девушка сидела, отвернувшись к окну. Равнодушно смотрела сквозь стекло.
   Наконец впереди показался асфальт. Уазик выкатился на более-менее ухоженную площадку. Справа, со стороны Волги - автобусная остановка. На ней как раз стоял, запускал пассажиров бело-синий "пазик". За остановкой виднелась закусочная с гордой вывеской "Волна". От забегаловки к автобусу держал путь совершенно пьяный мужик в рваной болоньевой куртке. Он сосредоточенно вышагивал, но проклятый автобус почти не приближался - ноги своевольно делали шаг вперед, два назад. Народ, столпившийся у дверей автобуса, над спринтером подтрунивал, дружно смеялся.
   Увидеть, дождется ли водитель автобуса потенциального пассажира, не довелось - Костя крутанул руль влево и уазик послушно пополз по пыльному асфальту в крутую гору. Через сотню метров дорога выровнялась, по обе стороны от нее, за кирпичными заборами, чугунными оградами и разросшимися деревьями, виднелись старинные, наверняка еще до революции построенные, дома. Строения эти очень здорово отличались друг от друга. Одни были деревянными, другие выстроены из камня. Высились среди них настоящие двух и даже трехэтажные особняки. Были и одноэтажные домики. Некоторые покосились, вросли в землю, другие стояли прямо. Но на всех лежала одинаковая печать запущенности и забвенья. Заканчивалась старая застройка церковной оградой. Небольшая, опрятно выбеленная церквушка делила Центральный проспект Зареченска на две части - дальше высились многоэтажные дома, чувствовалось биение жизни. По проезжей части сновали автомобили, тротуары были заполнены людьми. Возле большого универмага расположился небольшой открытый рынок. На нем шла бойкая торговля. Как Жанна ни старалась, различить что-либо необычное в поведении людей или окружающей обстановке ей не удалось.
   "Город как город. Чего они так его не любят?"
   Уазик тем временем катился меж строгих зданий Зареченской прокуратуры и Администрации города. У крыльца администрации, по извечной - советской еще - моде, важно присутствовали разлапистые голубые ели.
   Здание Зареченского УВД оказалось неподалеку - на перпендикулярной Центральному проспекту улице, в ста пятидесяти метрах от перекрестка. Перед двухэтажным строением из белого кирпича стояли два серых уазика, черная Волга и белая Газель с синей полосой. Над полосой большие синие буквы: ОМОН. У невысокого крыльца людно - смолят сигареты и возбужденно переговариваются разношерстно одетые мужчины. Некоторые из них в милицейской форме, большинство в штатском. Чуть поодаль - десяток вооруженных до зубов бойцов в серо-стальном камуфляже. Лица закрыты черными масками, тела черными же бронежилетами. На головах тяжелые шарообразные шлемы.
   Костя подкатил к самому крыльцу, пронзительно скрипнули тормоза. Едва Борецкий покинул машину, его окликнули:
   - Васильич! Какими судьбами?!
   К Александру пружинистым шагом подошел светловолосый прапорщик лет тридцати. Сложения он был такого же богатырского, как и сам Александр, но на полголовы выше.
   - Коля! Привет, дружище! - Борецкий крепко пожал широкую ладонь, кивнул в сторону увешанных оружием камуфлированных "киборгов":
   - У вас тут что, Терминатор, что ли наступает?
   - Ху-уже, - протянул блондин и заинтересованно посмотрел на показавшуюся из машины Жанну.
   Борецкий перехватил взгляд, спросил:
   - Ну, рассказывай, ты все борешься?
   Прапорщик кивнул.
   - Собираемся с мужиками три раза в неделю у Михалыча на Буревестнике. По вечерам, после восьми, когда у молодых тренировки заканчиваются.
   - У молодых? А ты что, старый что ли?
   - Ну, не такой старый как ты, конечно... - подтолкнул блондин Александра плечом.
   - Ах ты! Негодяй! - засмеялся Борецкий и легонько ткнул в богатырское плечо кулаком.
   Николай увернулся.
   - Шучу, шучу. Между прочим, у нас как раз сегодня тренировка, заходи. Нас человек десять старой гвардии стабильно собирается, да из молодых парней кое-кто остается.
   - Постараюсь. Коль, слушай, нам надо идти... Начальник ваш самый главный у себя? Не знаешь?
   Николай пожал плечами.
   - У него совещание вроде бы было. Вы по этому делу, что ли? По маньяку?
   Александр кивнул, протянул руку.
   - Ладно, Коль, давай. Я постараюсь, конечно, к Михалычу забежать, поговорим еще. Пока...
  

* * *

  
   До конца совещания к начальнику Зареченского РУВД они не успели. Когда они были уже возле самого кабинета, дверь отворилась и в коридор плотной вереницей вышли не менее десятка хмурых, сосредоточенных людей. Последним вышел высокий, строгий мужчина лет пятидесяти. Он сурово прижал к себе черную кожаную папку, высоко воздел подбородок и, надменно смотря поверх окружающих, направился к выходу.
   - Алексей Михайлович! - окликнул его Борецкий. - Здравия желаю...
   Сухой взгляд желто-коричневых глаз равнодушно скользнул по лицам Вадима и Жанны, остановился на Борецком. Тонкие губы раздвинулись в улыбке, тускло блеснула золотая коронка.
   - Здравствуй, - Алексей Михайлович протянул Борецкому узкую ладонь, вновь посмотрел на Жанну и Вадима, кивнул. - Приехали? Пойдем.
   Он развернулся и проследовал в кабинет, из которого только что вышел. Вознесенские оперативники направились за ним. Жанна спросила Вадима шепотом:
   - Кто это?
   - Следователь прокуратуры Михайлов. Про которого генерал говорил... - так же тихо ответил тот.
  
   Начальник РУВД поднял на вошедших усталые, внимательные глаза.
   - Прибыли мои оперативники, - ответил на невысказанный вопрос Михайлов.
   - Здравия желаю, товарищ полковник! Замначальника областного угро по раскрытию тяжких и особо тяжких преступлений майор Борецкий, - представился Александр.
   Полковник привстал, протянул через стол руку. Вадим и Жанна тоже, представляясь, пожали широкую ладонь начальника РУВД. Рука у полковника оказалась крепкая, мозолистая, похожая на крестьянскую.
   - Как мы с вами поступим, Иван Иванович? - спросил полковника Михайлов. - В принципе материалы все у меня, - он взвесил в руке свою папку, - так что я сам могу ввести и в курс дела и работу дам...
   - Конечно! - сразу согласился полковник. Он повернулся к Борецкому. - Сейчас я дам команду, чтобы вас разместили. У нас здесь, при РУВД, есть для прикомандированных комнаты. Так что, если удобно...
   - Без вопросов, - кивнул Александр.
   - Товарищ полковник! - раздался за спинами оперативников возбужденный голос. В дверях вырос дежурный. - Товарищ полковник, разрешите? - Там это... Еще один!
   - Что "еще один"?
   Дежурный взволнованно глянул на присутствующих и, понизив голос, доложил:
   - Еще один обезображенный труп. В церкви. Свежий.
   - Что?! В какой церкви, говори толком!
   - В заброшенной церкви в селе Дмитриевское. Обнаружил участковый. Он сейчас там, охраняет место происшествия.
   Дежурный снова кинул на присутствующих тревожный взгляд, будто решая для себя: правильно ли он делает, сообщая начальнику о таком при посторонних.
   - Говори, говори! - ободрил полковник.
   - На связь по радиостанции вышел капитан Сахаров. Доложил: в церкви труп молодой девушки, подвешен за ноги. Горло разрезано. В общем, все, как в предыдущих случаях.
   - В Дмитриевском? - переспросил полковник, беря в руки фуражку. Он посмотрел на Михайлова: - Поехали?
  

- 4 -

  
   Михайлов отправился на место преступления вместе с начальником РУВД, в его черной Волге. Вознесенская опергруппа на своем уазике следовала за ними.
   Дмитриевское оказалось небольшим селом дворов на тридцать на высоком берегу маленькой речушки в двенадцати километрах от Зареченска. Волга проехала бетонный, слишком для такой речушки солидный, мост и остановилась при въезде в село. Там же Жанна увидела притулившийся на обочине видавший виды уазик. Древняя, полуразрушенная церковь возвышалась по правую сторону от дороги, на вершине поросшего разномастными деревьями холма.
   Меж деревьев показался усатый капитан.
   - Иван Иваныч, сюда, - крикнул он и махнул рукой.
   Полковник и следователь начали взбираться на холм. Оперативники догнали их примерно на середине подъема. Иван Иванович повернулся к Борецкому и громко сказал:
   - Криминалисты выехали. Будут здесь минут через десять - пятнадцать.
   Жанна поднималась последней. Идти было нетрудно, девушка с любопытством рассматривала окрестности. Мост, дорога, машины остались за спиной. Справа, далеко внизу, извивается мелководная речка. Склон холма с этой стороны особенно крут и высок. Слева, в сотне метров, видны дома - там начинается село. С противоположной от дороги стороны совсем близко к церкви подступает темный, не по-весеннему мрачный, лес.
   Холм весь порос молодыми березками, ольхой, какими-то кустами. С пологой стороны, по которой они поднимались, среди свежей поросли высятся древние, огромные тополя. Жанна покрутила головой. Тополя стоят парами, видно когда-то они образовывали аллею. Странно - ни на одном из них нет ни листочка. Стволы выглядят окаменевшими, замершими в ожидании чего-то ведомого им одним...
   Неожиданно девушка почувствовала странную, необъяснимую тревогу. Спину ее сковал мороз. Жанна беспокойно оглянулась. Как раз в этот момент она проходила меж двух самых больших, ближайших к храму, тополей. Гиганты были трех обхватов в диаметре - не меньше. Тень одного из них полностью скрыла фигурку девушки от лучей дневного светила. Жанна поспешила выйти на солнце. Сразу стало легче.
   С бьющимся сердцем она подошла к остановившимся перед арочным входом мужчинам. Александр оглянулся на девушку. Должно быть, внешний вид ее не понравился майору - взгляд его стал настороженным. Жанна заставила себя улыбнуться, постаралась сосредоточиться.
   Участковый - усатый капитан лет сорока пяти - возбужденно говорил:
   - Я с утра поехал отрабатывать ранее проходивших по тяжким, есть у меня на участке такие... Зашел к Петровне - бабка тут одна у меня, в Дмитриевском, внештатный сотрудник, можно сказать. Она мне и говорит:
   "Ночью, мол, машина какая-то напротив церкви останавливалась, подозрительная. Подъехала тихо, с выключенными фарами. И в село никто не пошел".
   Ну, я решил проверить на всякий случай. А тут такое...
   - Ну ладно, - перебил полковник. - Пойдем, посмотрим.
   Прежде чем шагнуть под облезлый арочный свод он досадливо и, как показалось Жанне, нервно глянул по сторонам.
   Помещение под колокольней, в которое они вошли - притвор - имеет четыре одинаковых входных проема, по одному в каждой стене. Три ведут на улицу, четвертый - в глубину храма. Участковый направился туда.
   - Осторожно, тут свод обрушился, - донесся его голос. - Как бы какой кирпич не свалился...
   В самом деле, в средней части церкви светло, как на улице - от купола осталось меньше половины. Осыпавшиеся кирпичи большой грудой лежат вперемешку с известью на земле, поросли мхом. Обойдя эту кучу, участковый направился дальше, в очередной арочный проем. Без лишних слов все проследовали за ним.
   Зрелище, представшее их взорам в следующем зале, было, что называется, не для слабонервных.
   Чем бы ни было помещение, в котором они оказались, изначально, до наших дней дожили лишь изрядно обветшалые стены с пустыми глазницами забранных коваными решетками окон. Вместо пола - земля. В некоторых местах на сводчатом потолке сохранились куски штукатурки с фрагментами прежней росписи. Под потолком, примерно по центру, - оставшийся от рамы иконостаса, потемневший от времени брус. На этой-то перекладине и висел, слегка покачиваясь, подвешенный за ноги обнаженный труп девушки. Или молодой женщины. Горло несчастной было вскрыто от уха до уха. Земля непосредственно под ней щедро напитана кровью. Кровью же на противоположной входу стене крупными буквами было написано: ВСЕ ИЛИ НИЧ?ГО.
   Жанне уже не раз и не два доводилось видеть трупы людей, погибших насильственной смертью, но никогда прежде это не производило столь сильного, гнетущего и жуткого впечатления. Особенно жутко девушке стало от отчетливого, явственно различимого запаха крови. Строго говоря, кровью в продуваемом легким сквозняком зале пахло не особо сильно. Но, то ли оттого, что к нему примешивался могильный дух сырой, лежалой земли, то ли благодаря располагающей к мыслям о кладбище окружающей обстановке, запах этот казался особо зловещим. Жанна подумала, что схожие ощущения, возможно, испытывают и ее спутники - в зале воцарилось тягостное молчание.
   Скорбную тишину нарушил скрип веревки о перекладину. У Жанны по спине пробежали ледяные мурашки.
  
   Лично бывший на местах предыдущих подобных убийств, начальник Зареченского РУВД негромко проговорил:
   - Хм... да... Кровь, значится, ему больше не нужна...
   - В смысле? - переспросил Михайлов.
   - Ну как же... В материалах же есть: во всех предыдущих эпизодах крови не было ни капли. Ни под трупами, ни... да нигде! Будто ее нарочно собирали... И не для того, чтобы следы скрыть - следов-то по любому оставалось выше крыши, а - вот поверь, такое ощущение - ради самой крови. А тут... "Все или ничего"...
   - Если действительно преступник - или преступники? - привезли жертву сюда на автомобиле... Все предыдущие убийства были совершены в пределах города, - следователь взялся пальцами за замок молнии на папке, что держал в руках, должно быть хотел открыть, да передумал. Продолжил по памяти: - заброшенный склад, заброшенный клуб, стройка... Больше было похоже на действия серийного убийцы. Но везти за двенадцать верст, рискуя попасться... И привезти в церковь. Это железный признак ритуальных действий. Обязательно нужно пробить по сектам.
   Михайлов в упор посмотрел на полковника.
   - Как у вас в городе с сектами? Сатанисты есть?
   Иван Иваныч мотнул головой, уверенно сказал:
   - Сатанистов не было. Так, Свидетели Иеговы всякие...
   - Дурное здесь место, - проронил участковый. - Нехорошее.
   Головы всех присутствующих повернулись к нему. Почувствовав к своим словам интерес, капитан продолжил:
   - Говорят и раньше, когда здесь службы еще велись, до революции и после... церкви этой боялись. Потом коммунисты ее закрыли, как и прочие. Здесь устроили зернохранилище. Ничего вроде, люди работали... Вроде попривыкли. Потом склад минеральных удобрений здесь был - это я еще помню, лазили сюда пацанами, на колокольню. Потолок был еще весь расписной, и стены... Потом, когда свод там - в летней части - рушиться начал, отсюда все убрали. Так она и стоит с тех пор, заброшена. Дети сюда частенько ходили, хоть старухи и пугали - нельзя, мол, место это проклято. А потом этот, кинешемский упырь - помните, Иван Иваныч? Девчушку тут пристукнул. Двадцать четыре года уж тому... или двадцать три? Ну, вы-то по любому тогда уже в милиции работали, должны помнить. С этапа он тогда убежал - убийца двух семей кинешемских. О серийных убийцах и прочих маньяках тогда и слыхом не слыхивали, а тут такое. Милиция ходили по домам, предупреждали: может, мол, объявится - у него в этих краях родня. Сообща прочесывали лес - искали...
   Капитан достал из кармана мятую пачку "Примы", прикурил. Продолжил:
   - Искали да не нашли, а тут девчонка одна логово его и обнаружила. Он, подлец, шалаш себе соорудил прямо за церковью. Его в лесу искали, на болоте, а он тут, почти в селе обосновался...
   - Ты, Сахаров, так рассказываешь - будто сам его по болотам искал, - проговорил полковник.
   - Искал. Я тогда уж из армии пришел, мы с мужиками тоже его искали. Тогда не то, что сейчас - народ сознательный был.
   - Помню я то дело, как не помнить. Одного не пойму - к чему ты все это рассказываешь?
   - Так с тех пор эта церковь и кладбище это старое, через которое мы сюда шли, вообще проклятым местом считаются. И в лес за церковью никто не ходит - огибают за километр. Я вот что подумал: ежели и правда место нечистое, темное, так может нечисть всякую - сатанистов там или душегубов всяких - притягивает?
   - Много ты думаешь... - проворчал Иван Иваныч.
   С улицы донеслось:
   - Эй! Люди, вы где?! Ау-у!
   - Кто это там еще? - спросил полковник.
   Участковый прошел к левой стене - там оказался закрытый толстыми, обитыми железом створками, дверной проем. Капитан отворил створки с видимым усилием. Послышался скрип.
   - Здесь, что ли, жмур-то? - спросил кто-то с улицы.
   В церковь один за другим вошли два разительно отличных друг от друга мужчины. Первый - энергичный, малорослый толстяк с обширной лысиной на темени. Он не вошел, а вкатился. И весь-то он был похож на большой упругий мяч. С небольшой задержкой за спиной его появился второй - высокий и очень худой человек с кудрявой шевелюрой. В руке высокий держал большой коричневый чемодан с оббитыми углами. Это и оказались обещанные эксперты-криминалисты.
   С их прибытием Михайлов словно очнулся, взял инициативу в свои руки. Каждый, кроме полковника, разумеется, получил задачу. Работа закипела.
   Вознесенские опера вместе с участковым отправились в село, проводить подворовый обход. На улицу они вышли через открытую капитаном дверь. Выходя, Жанна обратила внимание на мощную кованую решетку, подобную тем, что закрывают окна. Дверная решетка держалась на толстенных петлях, она была в открытом положении. С противоположной петлям стороны висел здоровенный накидной замок. Девушка подивилась внушительности решеток и запоров, которыми могла похвастать древняя церковь.
   К селу они пошли напрямую, оставив аллею леденящих душу тополей в стороне. Меж ними и тополями были правильные ряды невысоких, похожих на заросшие кочки холмиков. В нескольких местах сохранились поваленные, вросшие в землю каменные кресты. Жанна оглянулась, При взгляде на пару гигантов, застывших перед колокольней, девушка вновь испытала чувство необъяснимой, пугающей тревоги.
   Поросший деревьями холм и брошенная церковь на нем... Да таких в России тысячи. Залитое весенним солнцем древнее здание, казалось, впитывает свет и тепло самой своей кожей... или телом? Кожа-то давно облезла - лишь местами пятна побеленной штукатурки держатся на своих местах, цепляются за кроваво-красные кирпичи. Наверху, на выпуклой крыше под луковицами частично обвалившихся луковок куполов, тоже выросли деревца. Молодые березки качают гибкими ветвями, шелестят юной светло-зеленой листвой.
  

* * *

  
   Майское солнце прогрело воздух. Легкий ветерок напоен ароматами цветов, трав. На припеке жарко. Александр распахнул куртку. Глубоко вдыхая шалый воздух, пошагал вслед за усатым капитаном. Жанна шла сразу за ним. Кукушкин приотстал. Он снял плащ, кисло посмотрел в сторону стоящих под церковным холмом машин. Чуть поразмыслив, перевесил плащ через руку и поплелся за остальными.
   Узкая асфальтированная дорога серой лентой прокатилась меж двух рядов опрятных, глядящихся друг в друга домиков. Дома все один к одному, как на подбор. Многие выкрашены в яркие краски: сочно-желтый, ярко-зеленый, небесно-синий. Подобно подкрашенным ресницам модниц, выделяются вокруг глаз-окон ресницы-наличники. И угрюмым контрастом пасторальной идиллии высится на краю села темно-красной горой мрачный остов большого, двухэтажного кирпичного дома.
   Как оказалось, на мрачную громаду обратила внимание не только Жанна.
   - А это что за развалины? - спросил участкового Александр, когда они проходили мимо.
   Усатый капитан бросил на мертвое здание быстрый взгляд, нехотя ответил:
   - Эти-то? Это бывший особняк графов Вороновых... Были тут до революции такие баре...
   - Его сожгли, что ли? Вон, вроде до сих пор копоть видно.
   Участковый, глядя под ноги, пожал плечами:
   - Пес его знает...
   - Осматривали?
   - Нет еще. Некогда было.
   - Надо обязательно туда заглянуть. Мало ли что.
   Борецкий повернулся к Кукушкину, проговорил:
   - Вадим, давай с капитаном проверь этот дом... - взгляд майора наткнулся на щегольское облачение старшего оперуполномоченного. - Хотя ладно... Так! Ты, Вадим, начинай с Жанной опрос свидетелей, а мы с участковым посмотрим, что это за развалины! Потом присоединимся к вам. Вы давайте по той стороне, а мы пойдем по этой!
   Александр вынул из кармана маленький водонепроницаемый фонарик, с которым не расставался. Дважды, проверяя, щелкнул выключателем.
   Жанне показалось, что когда Александр произнес: "мы с участковым посмотрим, что это за развалины ", тот вздрогнул. Девушка присмотрелась. Усач стоял невозмутимо. Когда Борецкий направился к старому особняку, без лишних слов пошагал с ним.
   "Почудилось" - подумала девушка.
   Внимание ее переключилось на предстоящую работу. За невысоким палисадом крайнего дома, к которому они направлялись, Жанна увидела двух пожилых женщин. Женщины настороженно смотрели в их сторону.
   - Ну что ж, пойдем знакомиться с селянами, - улыбнулся Вадим. - Что они нам расскажут?
  

* * *

  
   - Значит, говоришь, до революции здесь настоящие графья жили? - спросил Борецкий участкового, подходя к мрачным стенам заброшенного особняка.
   - Жили, - подтвердил капитан.
   - Ну, и что с ними стало?
   - Не знаю... Расстреляли, наверное. А может, убежали куда...
   - А дом сожгли, это очевидно, - проговорил Александр, осмотрев проем окна. - Гляди.
   Борецкий показал на сохранившийся меж закопченных кирпичей обугленный фрагмент оконной рамы.
   Участковый кивнул.
   Внутрь они вошли через широкий проем, где когда-то были парадные двери. Борецкий включил фонарь. Прямо напротив входа сохранилась ведущая на второй этаж чугунная лестница. Сохранились в старинном особняке и потолки.
   - Смотри-ка! - воскликнул Александр. - А перекрытия-то - каменные. Ничего себе...
   Он прошел мимо лестницы в глубь первого этажа. Посветил на высокий потолок, внимательно его осмотрел. Основанием конструкции служили вмурованные в несущие стены стальные швеллера. Они шли через весь дом на расстоянии полутора метров друг от друга. На этих-то швеллерах и было сверху выложено небольшими параллельными сводами межэтажное перекрытие.
   Борецкий покачал головой, восхищаясь мастерством старых строителей, прошел дальше. Многочисленные комнаты графского особняка были пусты. И никаких признаков того, что хоть кто-то здесь был в последние десять лет. То же самое и на втором этаже: полуобвалившаяся закопченная штукатурка, пустые проемы окон и дверей, под ногами толстый слой щебня, песка и пыли. Обойдя в молчании весь дом, Александр и участковый спустились в подвал.
   - Опа! А это там что такое?
   Луч фонаря осветил возле одной из стен темный провал.
   - Ну-ка!
   Они подошли ближе. И увидели ведущую еще ниже узкую каменную лестницу. На глубине двух метров лестница заканчивалась перед закрытой дверью. Потемневшая от времени резная деревянная дверь, похоже, была единственной сохранившейся в особняке после пожара.
   Александр присел перед лестницей на корточки. Приблизив фонарь к ступеням, тщательно их осмотрел. Следов не было и здесь. Он повел лучом по двери, спросил:
   - Что там?
   - Не знаю, - глухо ответил участковый. - Я здесь ни разу не был.
   - Что, и пацанами сюда не лазили, что ли?
   - Не-а, - мотнул головой капитан. - Я, чесслово в этом подвале в первый раз...
   - Ну, давай глянем.
   Александр спустился вниз, потянул за потемневшую до черноты медную ручку. Дверь открылась с негромким скрипом. За ней оказался узкий - два человека если и разойдутся, то лишь боком - коридор. Стены коридора выложены кирпичом. Над головой полукруглый и низкий, кирпичный же свод. Опасливо пригнув голову, Александр шагнул в этот ход. Напахнуло застарелым запахом сырости и плесени. И к этому амбре примешивался еще какой-то слабый, но на редкость отвратительный запашок.
   - Ф-фу, чем это так воняет? - проговорил Борецкий.
   - Да не иначе где-нибудь крыса сдохла, - отозвался за спиной участковый. - У меня дома на кухне под половицей как-то раз сдохла падла, так такая вонь стояла - не приведи бог. Так и пришлось половину пола в кухне разбирать. Я теперь этот запах ни с чем не перепутаю.
   - Стоп машина, дальше хода нет, - прокомментировал Борецкий то, что увидел дальше.
   В десятке шагов от двери коридор оказался завален. Александр тщательно, дециметр за дециметром осветил груду перемешанной с кирпичами земли от низа и до самого свода. Человеческих следов на ней не было. Но на самом верху Борецкий увидел щель, достаточную для того, чтобы в нее мог пролезть человек. Он вскарабкался до этой дыры. Посветил в нее, вглядываясь. Противный запах тухлятины доносился оттуда.
   - Слушай, - окликнул он участкового, - а если человеческий труп будет долго лежать в сухом и холодном месте, мумифицируется так сказать, то запах такой же должен быть, как от крысы твоей?
   - Не зна-аю, - с сомнением протянул капитан. - Может и такой же, только в сто раз сильнее. Если бы здесь где человек лежал, мы бы без противогазов хрен сюда зашли.
   - Согласен, - произнес Александр.
   Он задумчиво смотрел в отверстие еще несколько секунд, потом с завала спустился. Сказал:
   - Я вообще не понял, что это такое. Подземный ход, что ли тут раньше был?
   Участковый пожал плечами. Спросил:
   - Чего хоть там дальше-то? Видно чего?
   Александр помотал головой.
   Они вышли на улицу, закурили. Участковый что-то рассказывал, Борецкий делал вид, что слушает. Мысли же его, в самом деле, снова и снова возвращались к странному подземелью, завалу и щели над ним. Александр чувствовал: что-то там не так. А вот понять что - не получалось.
  

- 5 -

  
   На обратном пути в Зареченск сломалась машина. На длинном, пологом спуске Костя выключил передачу, а включить обратно уже не смог. Ни одну.
   - Ч-черт!
   Костя вырулил на обочину. Уазик остановился. Густая пыль обогнала его и полетела вперед. Туда, где скрылась за поворотом Волга с руководством.
   - Что, Шумахер, догонялся? - спросил Борецкий.
   Тон его не сулил ничего хорошего.
   - Похоже, коробка навернулась, - пробормотал Костя, пытаясь воткнуть передачу снова и снова.
   Не получилось. Каждая новая попытка отзывалась душераздирающим скрежетом. Костя заглушил двигатель. Попробовал включить первую скорость. Она включилась легко, без усилий. Так же легко срабатывали все остальные.
   - Похоже, у тебя не коробка, а сцепление полетело, - сказал Кукушкин.
   - Чего же делать-то? - повернулся к нему Костя.
   - Ну, не знаю... водитель кто, я или ты?
   Вадим посмотрел на покрасневшее, как маков цвет, лицо Кости, усмехнулся и сказал:
   - Попробуй на скорости завести. На второй.
   Этот совет действительно помог, но переключать скорости на ходу по-прежнему не получалось. Так они и тащились на второй передаче все двенадцать километров.
   Пообедать в тот день так и не удалось. К РУВД они прикатили только в половине шестого. А уже на шесть было назначено большое совещание у Михайлова.
  
   Следователю областной прокуратуры в здании Зареченского РУВД выделили большой кабинет. В этом кабинете и собрались: вознесенская опергруппа, четыре опера местного угро, эксперты, и следователь, что вел дело до приезда Михайлова. Ну и сам временный хозяин помещения, конечно.
   Для начала подвели итоги дня. По результатам подворового обхода в селе Дмитриевское докладывал Кукушкин.
   - Собственно говоря, ничего нового к тому, что мы узнали от участкового, выяснить не удалось. Как напротив церкви ночью останавливалась машина, видела только одна свидетельница - Ромашина Елизавета Петровна, жительница крайнего со стороны церкви дома. Значит с ее слов: незадолго до полуночи со стороны Зареченска подъехала легковая машина темного цвета, с выключенными фарами. В село автомобиль не въезжал, остановился на обочине, напротив церкви. Марку женщина назвать не может, помнит только, что машина была темная. Ромашиной не спалось, говорит - понаблюдала какое-то время. Интересно было: к кому это, на ночь глядя, гости пожаловали? Или сломался кто? Говорит: очень удивилась, когда в село так никто и не вошел. Елизавета Петровна рассказала, что на всякий случай проверила все запоры - мало ли что, дескать может воры какие пожаловали... Ну и спать легла. Шума никакого не слышала. Ни криков, ничего такого... Больше в селе вообще никто ничего не видел и не слышал. Или, по крайней мере, не признался.
   - Угу, - буркнул Михайлов, делая какие-то записи.
   Потом посмотрел на Борецкого.
   - В заброшенном доме что-нибудь интересное было?
   - Нет. Никаких следов пребывания кого бы то ни было в последние... ну, я не знаю, дней десять точно.
   Александр произнес эти слова твердо. И, в конце концов, это было правдой, но в душе снова шевельнулся червячок сомнения. И тут Александр осознал, что с той злосчастной дырой было не так - он, глядя в нее, испытал страх. Не тот страх, что испытывает человек перед лицом явной опасности, а иррациональный. Будто оказался на пороге темной половины собственной души. И сделать за этот порог шаг страшно даже не оттого, что ты боишься узнать о себе что-то ужасное. Ты боишься выпустить оттуда такого зверя, с которым не сможешь совладать. Или, что еще хуже - вдруг он совладает с тобой?
   Борецкий поежился. Мысленно сказал себе:
   "Ерунда. Нечего себя накручивать"
   И тут же мысль:
   "Да-а? Что же ты тогда туда не слазил?"
   Совещание тем временем продолжалось. Михайлов обратился к экспертам:
   - Что дал осмотр места происшествия? Трупа?
   Эксперты переглянулись. Худой поправил на носу очки и, слегка заикаясь, начал докладывать:
   - Личность жертвы пока не установлена. Смерть наступила в результате того, что горло потерпевшей, предварительно подвешенной вниз головой, перерезали тонким острым предметом, предположительно ножом или бритвой. С момента гибели на момент осмотра прошло не менее двенадцати часов, то есть смерть наступила приблизительно около полуночи. Что интересно - следов борьбы, сопротивления, на теле нет. На алкоголь, наркотические вещества анализы пока не готовы...
   - Погодите, - перебил Михайлов. - Почему нет следов насилия? Она что, добровольно себя в жертву принесла что ли? Может плохо искали?
   Эксперт пожал плечами.
   - Возможно, ее привезли уже без сознания. Но еще живую - это следует из количества пролитой крови... Следов сексуальных контактов на теле жертвы также нет. Хотя более детальное исследование еще предстоит. Это, с позволения сказать, результаты лишь первоначального осмотра.
   - Это я понимаю, продолжайте!
   Продолжил второй эксперт - толстяк. Он сказал:
   - Факты позволяют утверждать, что в убийстве принимали участие как минимум два человека.
   - Вот как?! Что, например?
   - Обнаружены отпечатки пальцев, принадлежащие разным людям. Это, как Вы понимаете, тоже навскидку. Одни правда... э-э... - эксперт замялся, странные... Там на стене есть очень хороший отпечаток - вся ладонь. Видно окровавленной рукой прислонился. Или оперся. Только отпечаток странный, таких прежде встречать не доводилось - без кожных узоров.
   - Как это? - удивился Михайлов.
   Эксперт молча развел руками.
   - Так может в перчатке?
   - В том-то и дело, что не в перчатке. Но, еще раз: точно - все завтра.
   Михайлов, переваривая услышанное, покачал головой.
   - Разрешите? - подняла руку Жанна.
   Михайлов кивнул. Девушка сказала:
   - Я встречала в литературе: преступники иногда заливают кончики пальцев клеем. Клей застывает и какое-то время человек не оставляет отпечатков. А один даже специально сжег себе подушечки пальцев, прислонив их к раскаленному железу!
   По мере выдачи этой информации щеки девушки все больше заливал румянец. Жанна обвела присутствующих взглядом: как они к ее сообщению отнесутся?
   Народ отнесся, в общем, нормально - никто не засмеялся. Михайлов покивал, прикидывая что-то; сказал:
   - Погодите! Давайте подытожим. Место убийства: церковь. Время: полночь... приблизительно. Так? Так. Сексуальных контактов с жертвой не было. И убийц как минимум два. Так? Все это говорит о чем? О ритуальном характере убийства, о ЖЕРТВОПРИНОШЕНИИ! То есть нам надо искать не психопата-одиночку, а... секту? Следователь обвел взглядом присутствующих. Продолжил:
   - Ладно. Сопоставим с предыдущими эпизодами. Что у нас общего? Известно четыре случая. Во всех жертва - молодая девушка, подвешенная за ноги и умерщвленная путем перерезания горла. Так? Сексуальные контакты во всех случаях отсутствуют. Так?
   - Это еще ни о чем не говорит, - вставил хмурый Борецкий.
   - Согласен, - кивнул следователь и увлеченно продолжил: - Значит что? Общее во всех случаях, - это способ убийства - раз. Положение жертвы - два. Время - три: все убийства совершены ночью. Тоже, кстати, нехарактерно для маньяков... Теперь разница. В первых трех случаях - ни капли крови. Высказывалось предположение, что способ убийства избран не случайно, а с намерением собрать кровь для какой-то цели. В церкви же наоборот - кровища всюду... Мда... и надпись эта. На старославянском.
   - Почему на старославянском? - недоуменно спросил худой эксперт. - Просто использована буква ять. Это дореформенное написание слова. Дореволюционное.
   - Да? Все равно - это слишком похоже на обряд! Предлагаю взять это за рабочую версию.
   Михайлов еще раз осмотрел всех присутствующих.
   - Так?
   Несогласных с таким выводом не было. Следователь продолжил:
   - Еще: в трех случаях убийца, предположительно, был один. И не оставил отпечатков. Теперь же - двое. И оба наследили...
   - Может кто-то уже имитирует? Закос под чужие зверства - такое бывает, - высказал соображение Кукушкин.
   Михайлов помолчал, собираясь с мыслями.
   - Поживем - увидим... Давайте завтра, с самого утра... Иван Алексеевич, - он повернулся к старшему из Зареченских оперативников, - Ты со своей командой займись сектами и прочими группировками. Так? Для начала мне нужен полный, слышишь? Полный список всех нетрадиционных течений города... И традиционных тоже. Так, эксперты... Я все-таки попрошу вас все еще раз проверить и перепроверить. И по отпечаткам - это уже серьезная зацепка. Нужно здесь кровь из носа, но выжать максимум. Мало ли где когда у человека пальчики снимали, нужно все наизнанку вывернуть. Это понятно, так? - Оба эксперта согласно кивали. - Ты, Александр Васильевич, - следователь повернулся к Борецкому, - со своими к восьми утра здесь у меня в кабинете. Будем все это, - он хлопнул по пухлой папке с бумагами по делу, - еще раз перелопачивать и пойдете еще раз по адресам. Опрашивать, переспрашивать, переосматривать и так далее. Местные товарищи, если что, помогут. Так?
   Несогласных вновь не нашлось.
  

- 6 -

  
   Общежитие для приезжих, или попросту "приежка", находится в том же здании, что и Зареченское РУВД, на втором этаже. Вход в "приежку" ведет отдельный - в торце здания.
   После совещания Александр, Вадим и Жанна забрали из машины вещи и отправились туда. Костя остался - пока длилось совещание, парень сумел договориться с местными водителями, и ему разрешили на ночь заехать в гараж на "яму". Опера ему не препятствовали. Борецкий рассудил так:
   "Черт его знает. Машина, конечно старая... Но вдруг и правда сломалась оттого, то он так гоняет? Пусть теперь поковыряется, от него не убудет".
   Александр отпер ключом, что ему выдал лично начальник РУВД, серую стальную дверь. Они поднялись на второй этаж. Стена напротив лестницы оказалась глухой (как и все три на первом этаже). А в правой и левой было по двери.
   - Ну что? Мальчики налево, девочки направо? - проговорил Борецкий, - посмотрим, что здесь за хоромы.
   Он потянул за ручку, дверь отворилась.
   - Хм, открыто. Заходи...
   Александр ступил в коридор, заглянул в первую попавшуюся по пути дверь - там оказался совмещенный санузел - прошел дальше. В этом "номере" было две комнаты. Борецкий и Кукушкин зашли в одну из них. Александр окинул взглядом бесхитростную обстановку - две застланные солдатскими одеялами железные кровати, две тумбочки, старенький шифоньер, небольшой стол между кроватей у окна. Спросил:
   - Ну, какую выбираешь?
   Кукушкин прошел к дальней кровати. Сел, покачался на пружинах.
   - Вот эту, наверное...
   - Лады. - Александр поставил на пол сумку. - Что ж, в соседней комнате тогда будет спать Костя. Пойду, гляну, как там Жанна.
   Апартаменты напротив были точным отражением тех, из которых Александр только что вышел.
   - Ау! Можно?
   - Да-да, заходите.
   Борецкий вошел в комнату, из которой донесся голос Жанны. Девушка сидела на кровати.
   - Ну как? Устроилась? Все нормально?
   Жанна кивнула:
   - Да, все хорошо.
   Александр оглянулся - коридор за его спиной был пуст. Шагнул в комнату.
   - Разреши я с тобой рядом присяду...
   Девушка молча подвинулась, но Борецкий опустился на кровать напротив. Несколько секунд он смотрел на Жанну молча, наконец выговорил:
   - Послушай, Жан, у тебя что-то случилось?
   - Нет. С чего ты взял? - глядя в сторону, ответила девушка.
   - Я весь день на тебя смотрю... - сказав эти слова, Александр смутился. Отвел взгляд, продолжил: - Смотрю... Ты сама не своя весь день, и... не такая, как обычно, я имею в виду. Случилось что?
   - Нет, все нормально.
   - Точно?
   - Точно.
   Отвечала Жанна сухо, односложно. От Александра не укрылось, что она старательно прячет от него глаза.
   - Ты что, на меня чего обижаешься, что ли?
   - Нет. Слушай, я устала. Хочу умыться и...
   - Ну хорошо.
   Александр поднялся. На секунду задержался, собираясь сказать что-то еще, но так и не решился, вышел.
   Когда он вернулся в ту комнату, что облюбовали они с Кукушкиным, Вадим, уже без плаща, лежал на кровати. Завидев Борецкого, он сказал:
   - Васильич, а ведь местные чего-то недоговаривают. Согласен?
   Борецкий повернул к нему голову.
   - Да ты что?! Не заметил, что ли? - удивленно продолжил Вадим. - Смурные они какие-то. Нет, ну, конечно, радоваться нечему. Эксперты, опять-таки, вроде парни нормальные, толковые. Но следак! Михайлова слушает, а сам... - Кукушкин покачал головой.
   Борецкий помолчал, потом сказал задумчиво:
   - Поживем-увидим... Слушай, Вадик, я пойду прогуляюсь. До спортзала. Тут недалеко, при химзаводе, борцовский зал. Пойду, друзей проведаю...
   - Ну ладно, давай.
  
   Александр вышел на крохотное крылечко "приежки", осмотрелся. Кругом, радуя отвыкшие за долгую зиму глаза, зеленела трава. И нежные, маленькие еще листочки на деревьях тоже зеленели. В воздухе был разлит пьянящий аромат цветущей черемухи. Александр вдохнул весенний воздух полной грудью. Спустился вниз.
   Стадион "Буревестник", в спорткомплексе которого с незапамятных времен обосновалась секция дзюдо, находится от РУВД всего в километре - если по-прямой. Александр решил прогуляться пешком.
   Первую половину пути он шел медленно. Мысли скакали от кровавого дела, расследованием которого они с сегодняшнего дня занялись, к Жанне. От Жанны к Лене - жене, с которой прожил почти пятнадцать лет. Снова к Жанне.
   "Нужно признаться честно, хотя бы самому себе. Я что, влюбился в нее?"
   Как это часто бывает, после правильно поставленного вопроса ответ приходит сразу.
   "Да. Я ее люблю!"
   От окончательного осознания этого Александр сбился с шага.
   "Ч-черт..."
   Сердцу в груди стало вдруг тесно. Отчаянно захотелось курить. Александр рванул ворот рубахи, достал из кармана пачку сигарет. Вспомнил, куда идет, и сунул сигареты обратно - являться к товарищам по борьбе прокуренным не хотелось.
   "Черт! Надо же, влюбился, как мальчишка! И что теперь делать?"
   Все-таки он не удержался, закурил.
   "И она ко мне не равнодушна - это видно. И, возможно, ждет от меня какого-то шага... Если я, допустим, начну с ней встречаться, это будет двойная жизнь, бесконечная ложь, фальшь. Оно нам надо? И Лена, Сережка-сын, не могу же я их бросить? Хотя... С Леной мы давно уже живем скорее из обязанности, так что... А Сережку не брошу, он уже большой, поймет... А поймет ли? И Жанна - девчонка еще совсем. Я, считай, на шестнадцать лет ее старше. Нужен такой старый дурак молоденькой девушке? Ни кола ни двора, что я ей могу дать?"
   Александр щелчком запустил окурок далеко в сторону.
   "Может, правильнее всего вообще ничего не делать? Оставить все как есть, как говорится - время лечит. Вытерплю как-нибудь... Или поговорить с Жанкой начистоту? Так, мол, и так: вместе мы все равно быть не можем..."
   Он представил, как говорит Жанне эти слова, и невидимая рука стальной хваткой сдавила сердце.
   "Нет! Так тоже не могу... Ладно, поживем - увидим"
   Впереди показался стадион. Александр прибавил шагу.
   Да... Ныне стадион переживает не лучшие времена. Чтобы убедится в этом достаточно одного взгляда на широкие бреши в окружающем пустынное футбольное поле кирпичном заборе. Александр прошел в один из таких проломов, пересек угол поля и оказался у входа в громоздкое двухэтажное здание спорткомплекса. Напротив дверей стояла одинокая старенькая иномарка - Фольксваген джета серо-стального цвета. Александр прошел мимо нее, толкнул массивную дверь. Сердце замерло в предвкушении встречи с особой, неповторимой атмосферой додзё1.
   Вопреки ожиданиям, коридоры спорткомплекса встретили его тишиной. Не звякали металлом блины и гантели в расположенном на первом этаже зале атлетической гимнастики. Не было слышно вязких ударов по боксерским грушам или звонких - мяча в пол. Но главное - отсутствовали характерные для тренировки борцов шлепки человеческих тел на татами.
   Недоверчиво вслушиваясь в тишину, Александр поднялся на второй этаж, где собственно и находится зал борьбы. Дверь в зал оказалась не заперта. Александр потянул за ручку и едва не столкнулся с Николаем - тем самым высоким блондином, что утром приглашал его заходить на тренировку.
   - О, Васильич! - парень выглядел растерянным.
   - Ты куда так спешишь? Сам приглашал на тренировку... где народ-то?
   - Так это... как его... весна.
   - Ну и что?
   - Так это... На огородах все. Копают там, сажают.
   - Чего? - Александр постарался заглянуть через плечо богатыря - не получилось. - Ты один здесь, что ли?
   - Нет. Еще Владимир Михалыч. Он сейчас тоже уже выходит...
   Борецкий сделал шаг назад. Николай вышел в коридор. Почти сразу в дверях показался невысокий, широкоплечий мужчина. Лицо у мужчины тоже широкое, с приплюснутым носом. Отливающие стальной сединой жесткие волосы стрижены ежиком. В руках он держал большую связку ключей.
   - Кто здесь?.. Сашка! Ты?!
   Крепыш широко развел руки.
   - Вовка!
   Они крепко обнялись. Владимир, отодвинувшись на расстояние вытянутых рук, воскликнул:
   - Ну, ты даешь! Какими судьбами?!
   - Да вот, приехал к вам по делам. Дай, думаю, зайду. А тут у вас и нет никого...
   - Ну... - Владимир развел руками. - Так получилось. Извини, в зал тебя не приглашаю... - он запер дверь, - а милости прошу ко мне домой!
   Николай, нетерпеливо переминаясь с ноги на ногу, сказал:
   - Ну, я пошел... Владимир Михалыч, Васильич, до свидания.
   Поднял широкую ладонь и быстро пошагал к выходу. В пустом здании гулко раздалось эхо его торопливых шагов.
   Владимир и Александр направились следом за ним.
   - Ты как, все так же в милиции? - спросил Владимир. - Не на пенсии еще?
   - Да нет. Служу пока... А ты, я смотрю, все тренируешь?
   - Куда я денусь с этой подводной лодки?
   - Молодец! Веришь - я даже завидую тебе. Всю жизнь заниматься любимым делом! Хотя... тяжело, наверное, уже?
   - Да не, нормально.
   Они вышли на улицу. У Владимира в связке нашелся ключ и от входной двери.
   - Ну что? Поехали ко мне? Минералки щас купим... литр. - Он напряженно посмотрел на оранжево-красный закат. Добавил: - Только, чур, с ночевкой. Ночью я тебя никуда не отпущу.
   - Нет, Володь, в следующий раз, - отказался Борецкий. - А чего народу-то никого на тренировке не было? Никто не занимается, что ли?
   - Ну почему? - неопределенно ответил Михалыч.
   Помимо связки ключей от спортзала в руках у него появилась еще одна - от машины. Он надавил кнопку брелока. Бодро пискнула, отключаясь, сигнализация.
   - Ты пешком, что ли? Садись, прокачу.
   Трогаясь с места, Владимир вновь с тревогой посмотрел в сторону заходящего солнца.
   - Ну так что? Ко мне?
   - Нет, Вов. Давай к РУВД. Нам там комнаты выделили, в приежке...
   - Ну, как знаешь...
   С минуту Владимир крутил баранку молча. Потом спросил:
   - А ты сам то, борешься? Или все? Смотрю, живот уже растишь...
   Александр шумно выдохнул.
   - Борюсь. Только со сном да с голодом. Как говориться: вся жизнь - борьба, до обеда с голодом, после обеда со сном.
   - Это точно... - согласился Владимир.
  
   Фольксваген плавно подрулил к зданию РУВД.
   Борецкий поблагодарил:
   - Спасибо. Может к нам? Чайку попьем...
   - Нет. Ты это, Саш... вот что...
   Серьезный, нешуточный тон старого приятеля заставил Александра насторожиться. Он всем корпусом повернулся к Владимиру и внимательно, не отводя глаз, смотрел ему в лицо. Владимир отвел взгляд, проговорил:
   - Ты ночью никуда не выходи... И никто из ваших тоже пусть не выходит. И еще: - запритесь, как следует, а главное, - Владимир понизил голос, отчего слова его звучали еще серьезней, - главное: ни в коем случае никого не пускай. Это важно. Кто бы ни просился ночью к вам войти - подчеркиваю, КТО БЫ ни просился - хоть я, хоть... я не знаю... мать родная - не впускайте и НЕ РАЗРЕШАЙТЕ входить. Это важно.
   - Так. Минуточку. Может ты объяснишь, что все это значит, толком? Что, вообще, у вас тут творится?
   Владимир помолчал, продолжая смотреть сквозь стекло, на неудержимо опускающееся к линии горизонта светило. Потом сказал:
   - Я не могу тебе сформулировать, но, в общем да, творится. - Он повернулся к Александру, тот поразился отсутствующему выражению его глаз. - А что творится - ответ, думаю, есть в ваших архивах. Поищи... в документах ЧК двадцатых годов, если коммуняки не уничтожили. А так чего языком молоть...
   Владимир отвернулся, помолчал. Добавил:
   - Все равно не поверишь.
   Александр вышел из машины со странным ощущением, что стал жертвой какого-то нелепого розыгрыша. Едва он захлопнул дверь, иномарка с пробуксовкой сорвалась с места.
   Борецкий озадаченно посмотрел ей вслед, достал сигареты. На крыльце РУВД равнодушно пускал дым невысокий и круглый как колобок капитан - дежурный. Александр убрал в карман приготовленную уже зажигалку и направился к нему.
   - Извини, командир. Прикурить позволишь?
   Не говоря ни слова, капитан протянул коробок спичек. Александр, не спеша, прикурил. Возвращая спички, посмотрел на дежурного в упор, поинтересовался:
   - Чего это у вас в городе под вечер все какие-то странные? Каждую минуту на закат оглядываются да норовят домой убежать быстрее?
   Равнодушия на круглом лице дежурного поубавилось, но отвечать он не спешил, только пожал плечами.
   - Ты, командир, не думай. Я - свой. - Борецкий раскрыл удостоверение. - Я из Вознесенска, к вам в командировку приехал. Остановились в приежке у вас, на втором этаже. - Он кивнул в сторону отдельного входа.
   Дежурный ответил:
   - Да я понял. Видел, как Вы час назад уходили.
   Сигарета капитана дотлела. Он бросил окурок в служащее урной ржавое ведро у двери, но уходить не спешил.
   - Я к чему интересуюсь, - с улыбкой продолжил Александр, - ночью тут у вас шумно сильно? Поспать дадите?
   - Дади-им, - протянул дежурный.
   - А ребята как, на ночь заступают охотно? Не боятся?
   - А чего боятся-то? - задал встречный вопрос капитан.
   В голосе дежурного прорезались агрессивные нотки. Равнодушия на лице не осталось. Он в упор буравил вознесенского опера взглядом. Взгляд был злым и обиженным одновременно. Возможно обиженное выражение капитану придавали длинные, по-детски пушистые и абсолютно бесцветные ресницы.
   Александр улыбнулся еще шире. Он действительно был доволен, чутье подсказывало - попал в точку.
   - Ну, как чего? По ночам сейчас такое творится... Говорят, даже мать родную не надо пускать, если ночью попросится, а тут, хочешь не хочешь, а на улицу - марш. С мудаками всякими общаться. Опять-таки, любой ночью может придти - как заявитель - и не откажешь. Придется впустить.
   - Да ерунда это все! Какой там "попросится - не попросится"? Бабушкиных сказок наслушались! Белобрысый капитан достал еще одну сигарету, нервно чиркнул по коробку спичкой. - Я думал это только у нас тут все с ума посходили... Вы что, тоже верите во всю эту чушь?!
   Круглое лицо его показалось в эту минуту Борецкому совсем мальчишеским. Капитан поднес горящую спичку к сигарете, жадно затянулся. Пальцы его заметно дрожали.
   Александр серьезно сказал:
   - Да уж не знаю, что и делать... Ладно, спокойной ночи.
   Зайдя за угол, Александр еще несколько минут постоял, задумчиво глядя в сгущающиеся сумерки. Зябко поежился - к ночи заметно похолодало - и отправился восвояси. Он поднялся на второй этаж, прошел в комнату. Вадим сидел на кровати у стола. Стол был покрыт газетой. На газете стояли пивные бутылки, до половины наполненный пенной жидкостью граненый стакан, высилась горка сухой рыбьей чешуи и костей.
   - Не спишь? - осведомился Борецкий.
   - С тобой разве уснешь... - буркнул Кукушкин. - Пиво будешь?
   - Откуда оно у тебя?
   - Купил. Жанку ходил провожать и купил.
   - Что значит провожать? Куда?
   - К бабушке. Она же говорила, что у нее здесь бабушка живет.
   - Твою мать! Адрес запомнил?
   - Какой еще адрес?
   - Бабушкин, какой.
   - Ну, улица Мира... Дом не знаю. Вообще-то я ее только до перекрестка проводил. Дальше она сама...
  

- 7 -

  
   Последний раз у бабушки Маши в гостях Жанна была лет пятнадцать назад. В памяти отложились двухэтажный деревянный дом, скрипучая лестница, полная ваза самых разных, но одинаково засохших конфет. Еще у бабушки Маши в единственной, но казавшейся тогда девочке просто огромной, комнате было много растительности. Особенно Жанне запомнилась березка в деревянном бочонке. Бочонок стоял в углу комнаты на полу, а деревце было до потолка.
   "Интересно, березка еще жива?" - подумала девушка. - "Вряд ли"
   Жанна шла вдоль главной улицы Зареченска - Центрального проспекта. В руке она несла полиэтиленовый пакет. В сотне метров за спиной остался перекресток, до которого ее проводил Вадим. Слева, на противоположной стороне проспекта, высились относительно новые пятиэтажные дома. Справа темнел старый заброшенный городской парк, больше похожий на лес. Асфальтированная дорожка, по которой шагала девушка, проходила как раз по его кромке. Собственно о том, что эти заросли когда-то были парком, говорили лишь выглядывающий поверх деревьев ржавый остов колеса обозрения да изредка попадающиеся по пути гипсовые скульптуры с отбитыми частями тел. Жанна отчего-то решила, что это статуи физкультурников, вроде среди них даже была классическая "девушка с веслом".
   Жанна шла не спеша. Если верить словам местного мужичка, у которого они с Кукушкиным подобно выспросили маршрут движения, до улицы Мира идти оставалось совсем немного. Искомая улица должна быть сразу за парком.
   "Вадим, кажется, он обиделся..." - Жанна думала об очередной попытке Кукушкина ее закадрить. И о том, как она его отшила.
   "Обиделся, ну и черт с ним. Переживет..."
   Вадим не первый раз уже пытался за ней приударить. Но от его слащавых ухаживаний Жанну коробило. Не нравился ей Кукушкин и все тут. Хоть он и холостой. От холостого Кукушкина мысли Жанны неизбежно перешли к женатому Борецкому. Сильному, надежному и... симпатичному.
   "К чертям собачьим всех! И холостых и женатых. Скорее бы вернуться в Вознесенск, заявление напишу и все побоку"
   В то же время при воспоминании о Борецком вдоль позвоночника разлилась теплая волна.
   "Но он же женат..."
   Лицо девушки сделалось кислым. В то же время она испытала укол ревности. Это было неожиданно.
  
   Жанна глубоко вдохнула прохладный, напоенный ароматом хвои воздух. Еще раз. В голове несколько прояснилось. Губы девушки тронула слабая улыбка - она всегда любила этот запах, обожала сосны. Особенно растущие на открытых местах - разлапистые, вольно раскинувшие корявые ветви широко в стороны. Растущие в чаще, вынужденные вечно тянуться вверх, нравились ей меньше, но даже с ними не могли сравниться никакие другие деревья.
   В надежде рассмотреть в зарослях знакомые золотисто-коричневые стволы, девушка повернула голову в сторону парка. Вместо сосен взгляд ее уперся в пару корявых, древних тополей без листвы, так похожих на леденящие душу деревья возле той злополучной церкви.
   Жанну пробрал озноб, она прибавила шагу. Стук каблучков по тротуару не по-весеннему пустынной, быстро тонущей в сумерках улицы звучал противоестественно одиноко. Но самой Жанне показалось, что сзади кто-то крадется. Она нервно оглянулась и пошла еще быстрее, с трудом удерживаясь от желания перейти на бег.
  

* * *

  
   Мрачный парк остался позади. Постепенно ушли, стали казаться нелепыми недавние страхи.
   Улица Мира и в самом деле оказалась сразу за парком - она пересекает Центральный проспект под прямым углом. Быстро нашелся и нужный девушке дом.
   Двухэтажный бревенчатый барак на два подъезда, обшитый почерневшими от времени досками, он покорно стоял в ряду себе подобных реликтов ушедшей эпохи индустриализации. Во дворе, напротив подъездов - темнели ряды кособоких дощатых сараев с приткнутыми к ним под разными углами поленницами.
   Жанна чуть помедлила, соображая в какой из двух подъездов войти. Память подсказала - вон тот, второй. Девушка подошла. Слегка волнуясь, потянула ручку двери. Жалобно всхлипнула пружина. В подъезде густой полумрак. Жанна вошла. Немного подождала, давая глазам привыкнуть, и шагнула дальше. Лестница на второй этаж была именно той - из воспоминаний десятилетней девочки... и ступени действительно скрипели.
   "А ведь она мне прабабушка" - вспомнила Жанна. - "Бабушка она маме... Сколько же ей лет? Точно - она с тысяча девятьсот десятого! Так что же получается, ей скоро сто лет?"
   На втором этаже светло - под самым потолком горит лампочка. Девушка подошла к двери, достала из кармана записку с адресом. Убедилась: улица Мира, двадцать два. Квартира восемь.
   "Все так"
   И надавила кнопку звонка.
   Резкая трель прозвучала неожиданно громко. В квартире напротив залаял пес. Жанна выдержала паузу, позвонила снова. Потом еще раз - безрезультатно. Лай за соседской дверью стал злобным, с рыком. Наконец в квартире номер восемь раздались неторопливые шаркающие шаги. Строгий голос спросил:
   - Кто там?
   - Бабушка Маша?! Здравствуйте! Это я, Жанна. Жанна из Вознесенска! Вы помните меня?!
   Нет ответа.
   - Мария Михайловна, это Вы?! Это Жанна... из Вознесенска, Ваша внучка... э-э... правнучка! Я в Зареченске в командировке. Вот решила заглянуть к Вам.
   Из-за двери по-прежнему ни звука. Чувствуя себя ужасно неловко, Жанна перешла на крик:
   - Как Вы себя чувствуете, Мария Михайловна?! У Вас все в порядке?! Вы меня слышите?!
   "Блин! Сейчас соседи наверное выйдут уже... С собакой"
   Жанна замерла в нерешительности: то ли уйти, то ли обратиться к соседям? Когда она уже протянула руку к соседскому звонку, за спиной лязгнул замок. Дверь бабушкиной квартиры приоткрылась сантиметров на пятнадцать - дальше не пускала толстая блестящая цепь. В открывшейся щели девушка увидела похожую на привидение старуху в белой ночной рубашке. Всклокоченные, совершенно белые волосы делали голову старухи похожей на одуванчик. В руке бабушка Маша держала внушительных размеров металлический крест.
   Она просунула крест в щель. Девушка услышала сердитый голос:
   - Дотронься левой рукой до распятья!
   - Что? - опешила Жанна. - Зачем?
   - Дотронься, тебе говорю. Левой рукой.
   "Совсем свихнулась?"
   Между тем глаза на худом морщинистом лице смотрели неожиданно здраво и внимательно.
   "Дурдом какой-то!"
   Жанна шагнула к двери и обхватила распятие за центр всей пятерней так, что вершина креста выходила меж ее средним и безымянным пальцем, а торцы перекладины с обеих сторон ладони.
   - Хорошо, - одобрительно проговорила бабка и отомкнула цепь. - Заходи.
   Жанна шагнула в квартиру боязливо.
   - Проходи в комнату, - посторонилась Мария Михайловна.
   Она подозрительно выглянула в подъезд, захлопнула дверь и заперла ее на несколько замков.
   Жанна обернулась. Теперь, лицом к лицу, она смогла рассмотреть бабушку лучше. Невысокая - на голову ниже Жанны, худая старушка с пышными, в самом деле похожими на пух одуванчика волосами, стояла перед ней поджав губы и внимательно разглядывая гостью. Глаза у бабушки Маши оказались темные, не по-старушечьи живые и проницательные. Руку с распятьем она опустила. На шее у нее еще один - нательный - крест. Жанна посмотрела бабушке за спину и увидела - на входной двери изнутри висит икона.
   "Дурдом"
   - Ну, здравствуй, внученька. Проходи в комнату, - голос из сердитого стал ласковым. - Взрослая-то какая стала уже. Невеста... Проходи-проходи.
   Жанна ступила в просторную комнату. Бабушка за ее спиной щелкнула выключателем. Девушка увидела посередине комнаты большой круглый стол. Взгляд на мгновенье задержался на стоящей в центре стола высокой стеклянной вазе. Ваза была накрыта салфеткой. У стены справа - высокий старинный буфет. Вдоль стены слева выстроились: шифоньер, комод и трюмо. На комоде разместился проигрыватель, словно сошедший с экрана фильма про Вторую мировую войну. Высоченное трюмо стояло в углу, наискосок. По всему периметру зеркала под деревянную раму всунуты поздравительные открытки и фотографии. В стене, противоположной входу - три окна. На каждом подоконнике множество цветов, а между вторым и третьим окнами на полу - о чудо! - бочонок с деревцем. Жанна поразилась, насколько точно совпали ее детские воспоминания с реальной обстановкой бабушкиной комнаты. Она развернулась. Часть стены, в которой расположен дверной проем, занимает покрытая изразцом печь. У печки, как и пятнадцать лет назад, стоит высокая бабушкина кровать.
   - Я ведь тебя такой вот помню, - продолжала приговаривать бабка. Она отмерила ладонью расстояние от пола на уровне своего пояса, - Такая вот девочка была у меня последний раз - под стол пешком ходила. А ты вон уже... Сколько же лет-то тебе сейчас?
   - Двадцать четыре.
   - Ого! Двадцать четыре! Не замужем еще?
   - Нет.
   - А жених-то есть?
   Жанна пожала плечами.
   - Ты располагайся. Куртку-то сними. Давай, я ее повешу. Да самовар заодно поставлю. Сейчас покушать чего-нибудь сообразим.
   - Да я сама... давай я тебе помогу. Только... - девушка замялась, - самовар - это же, наверное, долго?
   Бабушка Маша прошла к окну, настороженно посмотрела в него. Задернула плотную занавеску. После этого также тщательно занавесила второе и третье окошки. Не спускавшая с нее глаз Жанна увидела в углу за третьим окном целый иконостас. Удивительно, что она не заметила его сразу. На двух треугольных полках разместилось не меньше десятка небольших, размером от ладони до средней книги образов. Эти почерневшие от времени доски так стары, что с расстояния в несколько шагов невозможно разобрать, что на них изображено. На их темном фоне выделяется яркой позолотой и свежими, сочными красками огромная, размером с пол окна, икона. Икона явно новая, выгнутая дугой и забранная стеклом, висит на длинной позолоченной цепочке, прикрепленной к потолку. Еще две цепи - покороче - крепят ее нижний срез к стенам. По центру иконы изображен Иисус Христос, а по периметру такое количество маленьких фигурок всевозможных святых и ангелов, что, должно быть здесь нашли отображение все важные существа Царства небесного. Перед стеклом, также подвешенная на цепочке, едва заметно покачивалась выполненная в виде голубя лампада. В спинке голубя горел маленький, не более сантиметра в высоту, огонек.
   Мария Михайловна развернулась к гостье.
   - Что? А-а... самовар. Да какое там долго, он же электрический, - старушка улыбнулась. - Мигом вскипит. Ну, что не раздеваешься? Пошли.
   Жанна протянула бабушке пакет.
   - Вот, я тут к чаю купила. Хотела торт, да у вас что-то все магазины уже закрыты. Купила вот в ларьке...
   - Клади на стол, милая. Чай будем здесь пить. А ларек, значит, работает?
   - Да. И то - только один во всем ряду.
   - Хм, - непонятно чему усмехнулась бабуля и отправилась на кухню.
   Жанна выложила на стол нехитрые покупки - рулет, шоколадку да пачку печенья.
  
   Пока заваривался чай, бабушка Маша надела халат и сноровисто хлопотала на кухне. На столе в комнате вскоре появились тарелки с нарезанной колбасой, различными соленьями; сковородка с разогретой на топленом масле вареной картошкой.
   - Да куда ты столько, баб? Я ведь на минутку - чайку попью, да и все. Надо идти...
   - Ну. Куда ты, на ночь глядя? Сейчас наужинаемся, да и спать ляжем. Хочешь - со мной ложись, а хочешь - я раскладушку внесу.
   Перспектива остаться здесь на всю ночь Жанну несколько испугала.
   - Нет-нет! Что ты?! Меня будут ждать.
   Благодушная улыбка сползла с лица Марии Михайловны. Она посмотрела на Жанну очень серьезно, и негромко, но веско сказала:
   - Ночью я тебя не отпущу никуда. - И, пресекая попытки Жанны протестовать, добавила: - И никаких "ну, баб". Не отпущу и все... По крайней мере до рассвета.
   Вдруг бабушка настороженно прислушалась.
   - Это что? Музыка какая-то?
   - Это телефон!
   Жанна вскочила, бросилась в прихожую. Извлекла из кармана куртки мобильник.
   - Алло! - Несколько секунд она рассеянно слушала собеседника, потом упавшим голосом сказала: - Хорошо. Ладно... Угу, до завтра.
   Она нажала кнопку отбоя и несколько секунд с отрешенным видом продолжала смотреть на зажатый в ладони телефон. Потом проговорила:
   - Странно. Саша тоже сказал, чтобы я у тебя ночевала.
   - Вот видишь! - воскликнула не спускавшая с нее глаз бабка. - Пошли за стол, стынет все. А Саша - это кто?
   - А? А-а... Александр Васильевич, мой начальник.
  
   Картошка на топленом масле, отборные соленые грибочки, крепкий, настоянный на травах чай с земляничным вареньем - все было настолько вкусным, домашним, что Жанна вновь почувствовала себя маленькой девочкой, приехавшей к бабушке в гости вместе с мамой. Жанна могла поручиться, что именно таким угощеньем потчевала их бабушка Маша тогда, в их прошлый, столь давний приезд сюда. Напряжение, не отпускавшее Жанну с того момента, как она увидела в приоткрывшейся двери старую каргу с безумным взглядом и огромным - можно черта пришибить - железным крестом в руке, постепенно ушло.
   Разговор, поначалу не клеившийся, скованный, постепенно стал непринужденнее. Жанна все охотнее отвечала на бабушкины вопросы об их житье-бытье в большом городе, о своей недавней учебе, здоровье родителей.
   - Мать писала - ты в милиции работаешь? - прищурилась бабка, прихлебывая чай из блюдечка.
   Жанна кивнула:
   - Да, - помолчав, добавила: - В отделе расследования убийств.
   - Не страшно?
   - Да нет, нормально. Противно иногда...
   - И сколько вас приехало? В эту командировку?
   - Трое. Ну... водитель еще. И следователь прокуратуры - он отдельно.
   - Трое, - скривилась бабка. - Маловато. Что ж, никто из милицейского начальства не понимает? Не помнят уже? Этот-то, - она кивнула на лежащий рядом с Жанной телефон, - Саша твой... - ЗНАЕТ.
   - Никакой он не мой! - резко выпалила Жанна.
   Потом посмотрела на бабушку глаза в глаза и спросила:
   - Что знает?
   - Знает. Что нельзя ночью на улицу выходить...
  

- 8 -

  
   Солнце, завершив по своду небес неизменный, определенный на века путь, скрылось за лесом. Отгорел закат. Сумерки, сгущавшиеся медленно, по северному неспешно, наконец превратились в полноценную тьму. Дмитриевское уснуло.
   Неожиданно в центре села послышался собачий лай. Странный лай, необычный. Необычность его заключалась в том, что цепной пес Сережки Яковлева - известный пустобрех - не столько тявкал, сколько утробно рычал, и при этом неестественно всхлипывал. Складывалось впечатление, что он одновременно рычит и воет...
   Столь противоестественную реакцию собаки вызвала появившаяся на дороге высокая фигура в черном плаще. Закутанный в плащ незнакомец немного постоял, осматриваясь, и направился в сторону церкви.
   Удивительно, но ни одна другая собака деревни Сережкиного пса не поддержала.
   Человек, не спеша и совершенно бесшумно, прошел через село. Постоял несколько минут на том месте, где накануне останавливалась доставившая жертву машина. Потом стал медленно подниматься на церковный холм. Он шел аллеей мертвых тополей, постепенно все сильнее замедляя шаг. Человек вспоминал...
  
   Ранняя весна тысяча восемьсот семьдесят восьмого года.
   Тридцатипятилетний полковник от инфантерии граф Андрей Александрович ВСронов возвращался на родину из победоносного похода Русской армии на Стамбул. Возвращался полковник особым, отличным от пути своего полка маршрутом. Сопровождал графа лишь денщик и путь их пролегал через Южную Буковину. По той местности, что проходили они за полгода до этого, наступая на турецкие армии. Печальная миссия привела в эти края молодого полковника - он ехал выразить соболезнования семье погибшего товарища, Георга Бранковяну. Целью его путешествия было село Мамалыга.
   В тот памятный, изменивший всю дальнейшую жизнь русского храбреца день, они долго, от середины дня и до вечера ехали вдоль Прута. По левую руку от всадников возвышались степенные, преисполненные вековой мудрости вершины Карпат, справа нес свои воды к Дунаю Прут. Под копытами коней извивалась бесконечной змеей узкая, укатанная телегами колея.
   Солнце склонилось к горизонту. За очередным поворотом путникам открылся вид на большое селение.
   - Смотрите, Ваше благородие, хутор вроде какой-то, - обратил внимание офицера денщик.
   - Вижу, - отозвался граф. - Надеюсь, это и есть та самая Мамалыга... Что ж. Так или иначе, ночевать в любом случае будем здесь.
   Дорога постепенно превратилась в центральную улицу села. Всадники подивились ее режущей глаза безлюдности. Наконец Фрол - денщик - увидел, как от колодца отделилась с ведрами воды девушка.
   - О! - воскликнул Фрол. - Щас мы с ней и поговорим.
   И ударил коня в бока каблуками.
   - Эй, фрумушико!2 - крикнул он издали, - постой!
   Девушка опустила ведра на землю. Когда Фрол подъехал, улыбнулась.
   - Скажи, фрумушико, это село - Мамалыга? - молодцевато распрямив плечи, спросил Фрол. И повторил медленнее: - Ма-ма-лы-га.
   Девица-красавица кивнула. Залопотала что-то по-своему, но то, что это действительно Мамалыга, Фрол понял. Понял это и подоспевший граф. Андрей вступил в разговор:
   - Бунэ диминяца3. Скажи, фрумушико, где э-э... дом господина Бранковяну. Каса4 Бран-ко-вя-ну - инцелеги?5
   Робкая улыбка, игравшая на губах девушки, исчезла. Она испугано мотнула головой, подхватила ведра и припустила вдоль улицы едва не бегом.
   - Куда ты, милая?! - крикнул ей в спину денщик. - Испугалась, что ли?
   Он спрыгнул с коня и направился за девкой следом.
   - Ты чего испугалась-то, шалая? Давай помогу...
   - Фрол, стой! - приказал граф.
   Он увидел, как на крыльце большого дома впереди показался седой, но крепкий еще румын. Старик пристально, настороженно смотрел на пришельцев.
   Фрумушико с ведрами взбежала по ступеням, юркнула за его спиной в открытую дверь. Старик остался. Граф Андрей шагом подъехал к крыльцу; мешая румынские и русские слова, сказал:
   - Пардон скузитама6, бунэ диминяца7. Прошу извинить нас, мы кажется напугали вашу, э-э... эту девушку... Зиче8, уважаемый, где дом господина Бранковяну? Каса Бранковяну. Это село ведь Мамалыга, не так ли? Бран-ко-вя-ну, - по слогам повторил Андрей.
   Старик нахмурился еще больше. Потом развернулся и недовольно прокричал в дверь хаты что-то по-румынски. Через минуту на крыльце появился еще один крепыш - лет сорока. Он несмело кивнул, здороваясь, и выжидательно уставился на Андрея. Андрей повторил свой вопрос. Румын мотнул головой и проговорил:
   - Лучше... э-э... лучше господин ночевать где-нибудь другое место. Да, другое место, - он подтвердил правильность слов кивком. - А завтра... э-э... утро... утро можно Бранковяну навестить, - румын снова кивнул и добавил: - Будет.
   - Ты хорошо говоришь на русском, - похвалил граф. - Только что-то я не пойму: господин Думитру Бранковяну живет в этом селе?
   - Да, господин.
   - Так почему же я должен ждать до завтрашнего утра?
   Румын что-то сказал старику. Старик хмуро ответил и отвернулся. Молодой посмотрел на Андрея и проговорил:
   - Воля Ваша, господин. Только... я не... э-э... советовать... не советовать торопиться в дом Бранковяну на закат.
   И для пущей понятности своих слов многозначительно указал на заходящее за далекую гору солнце.
   - Да почему?! Объясни толком! Спать они, что ли, уже легли?!
   В ответ румын неуверенно пожал плечами.
   - Дак чего, Ваше благородие, может и правда, у добрых людей заночевать? - подал голос Фрол. Он стоял на земле, держа коня в поводу, и крутил ус. - Чай денег за постой с нас не возьмут... Не возьмешь денег, дядя?
   "Дядя" снова перекинулся парой слов со стариком, выслушав ответ замотал головой:
   - Нет.
   - Чего нет? - переспросил Фрол. - Денег не возьмешь, или ночевать не пустишь?
   - Денег - нет, - пояснил крестьянин. - Ночевать - милости прошу, - и обеими руками сделал приглашающий жест в направлении двери.
   - Во-от, другое дело, - засмеялся Фрол.
   - Что ты скалишься?! - прикрикнул на него Андрей и вновь обратился к селянину: - Вот что, любезный, покажи-ка нам дом господина Бранковяну, да и дело с концом.
   - Воля Ваша, господин, - вздохнул румын и вытянул руку: - Вон. Там.
   Андрей посмотрел в указанном направлении. Крестьянин показывал на окруженный каменным забором белый двухэтажный дом на склоне холма, у основания которого раскинулась Мамалыга.
   - Вон, там... дуб. Дорога...
   - Благодарю, - процедил граф и ткнул коня шпорой.
  
   Ведущая по холму к дому господарей Бранковяну дорога была широкой, ухоженной. По обе стороны ее раскинулись покрывшиеся нежной зеленью виноградники. Когда путники подъехали к большим железным воротам, солнце уже скрылось за холмом. Вблизи дом производил впечатление средневековой твердыни. Да, скорее всего, так и было - Андрей знал, что его друг Георг происходит из древнего валашского рода. Происходил...
   Денщик глянул на господина. Полковник кивнул на ворота. Фрол спрыгнул с коня и постучал в воротину кулаком.
   Тишина. Лишь гулкое эхо размножило звук ударов и разнесло по округе.
   - Нет, что ли, никого? - почему-то шепотом проговорил Фрол.
   - Не может быть, - ответил Андрей. - Стучи еще. Сильнее.
   Фрол забарабанил снова. Потом изо всей силы стал пинать в воротину сапогом. Прошло не меньше пяти минут, прежде чем обитатели дома подали признаки жизни. В калитке, что врезана прямо в ворота, открылось небольшое оконце. Гортанный голос спросил что-то по-румынски.
   - Граф ВОронов, полковник Русской армии, - представился Андрей. - Имел честь сражаться рука об руку с господином Георгом Бранковяну... У меня дело к господину Думитру Бранковяну, его отцу...
   Андрей помолчал. Молчал и человек за воротами.
   - Вы понимаете меня? - спохватился граф.
   - Да, - послышался ответ. - Да, понимаю. Думитру Бранковяну - это я.
   Ворота со скрипом отворились - их открыл сам хозяин дома. Андрей спешился.
   - Проходите, господа. Простите, что заставил долго ждать...
   - Что Вы. Это Вы нас простите. За столь поздний визит.
   Граф и за ним денщик ввели в ворота коней. Полковник посмотрел по сторонам, прислуги не увидел и сунул поводья своего Орлика денщику. Сам поспешил помочь господину Думитру, но тот уже управился с воротами сам.
   - Оставьте коней здесь, о них позаботятся, - сказал он. Подошел к гостям и приглашающе повел рукой в сторону дома. - Прошу вас, господа.
   - Может мой человек подождет здесь? Поможет вашим слугам...
   - Нет-нет, - быстро перебил хозяин. - Не беспокойтесь, все будет в лучшем виде. Проходите в дом. Вы с дороги, устали.
   Андрей поразился, как чисто и даже легко говорит по-русски старый Бранковяну. Графа изумляли познания в русском языке Георга, но отец, похоже, мог дать сыну изрядную фору. Андрей вынул из седельной сумы небольшую шкатулку, похлопал Орлика по загривку и поспешил за хозяином.
   Тьма сгущалась прямо на глазах. Граф поднял голову - побеленная громада дома выделялась на фоне черного неба четким силуэтом. Андрей в очередной раз удивился, как быстро на юге ночь приходит на смену дню. А в горах и еще быстрее...
   От ворот до дома шагов тридцать. К парадному крыльцу ведет посыпанная галькой дорожка. Слушая хруст мелких камешков под ногами, Андрей готовился к предстоящему тяжелому разговору. Повеяло холодом. Граф поежился.
  
   - Ана! - крикнул, войдя в дом, Думитру. - Ана, нои адоптара оаспете!9
   Граф и Фрол вошли вслед за ним. Большой холл почти не освещен, лишь в стороне, возле ведущей на второй этаж лестницы, тускло горит на маленьком столике керосиновая лампа. Но вот в центре, прямо в воздухе зародился маленький огонек. Еще один... Огненные цветы расцветали один за другим. Гости увидели выплывающую из темноты большую, свеч на сто - не меньше, люстру. Возле люстры стояла стройная женщина в длинном черном платье. Она зажигала всё новые свечи. Вот тьма исчезла даже из самых дальних углов зала. Хозяин прошел к противоположной входу стене, потянул двумя руками за свисающий шнур. Люстра плавно взмыла под потолок. Думитру закрепил шнур за бронзовый крюк над камином и подошел к женщине, которую граф Андрей поначалу принял за служанку.
   - Позвольте, господа, представить вам мою супругу: Ана Бранковяну.
   Женщина медленно склонила голову, выпрямилась. Посмотрела на пришельцев большими, полными печали глазами.
   Андрей почтительно поклонился.
   Пока Думитру говорил что-то жене по-румынски, Андрей не сводил с госпожи Аны глаз. Мать Георга выглядела очень молодо - годилась скорее в старшие сестры. Высокая - на полголовы выше Думитру. Стройная и очень бледная. Черты лица безукоризненны. На меловой коже резко выделялись крупные черные глаза. Госпожа Ана смотрела на Андрея взглядом, полным тоски и боли.
   Встретившись глазами с этим горестным взором, Андрей смутился. Перевел взгляд на Думитру. Отец Георга выглядел полной противоположностью супруги. Среднего роста, широкоплечий, коренастый. На голове - густая шапка курчавых, обильно посеребренных сединой волос. Пунцовые пятна на щеках и багровый нос свидетельствовали о пристрастии к дегустации виноградных вин. Определенно - Георг был весь в отца.
   Думитру замолк, встал рядом с женой. Они оба смотрели на гостя.
   - Я... - произнес Андрей. Голос прозвучал тихо, хрипло. Граф откашлялся. - Я имел честь сражаться вместе с вашим сыном. Мы были друзьями...
   Андрей протянул чете Бранковяну шкатулку.
   - Здесь ордена Георга. И крест Святого Владимира, коим он был пожалован посмертно... за подвиг под Адрианополем.
   Думитру принял из рук Андрея шкатулку, раскрыл. Андрей заметил, как у Думитру задрожали пальцы. Госпожа Ана тактично заглянула в ларчик через плечо супруга и отвела взгляд. Видно было, что награды сына ей не интересны...
   Разве могут какие-то побрякушки, хоть бы и украшенные драгоценными камнями, заменить матери сына?
   Она с печальной улыбкой проговорила что-то по-румынски. Повторила еще раз - громче. Думитру, спохватившись, положил обратно в шкатулку перекрещенный мечами красный крест, что рассматривал увлажнившимися глазами. Сказал:
   - Прошу располагаться, господа, - и повел рукой в направлении стоящих возле столика с керосиновой лампой кресел.
   Сам подошел к столику первым, загасил лампу. Добавил:
   - Я сейчас, мигом.
   И направился через зал к высокой двери в противоположной лестнице стене. Госпожа Ана уже скрылась за ней. Скоро Думитру вернулся. В руках он держал поднос, на котором стояли большой, наполненный рубиновой жидкостью графин и фужеры.
   - Давайте, господа, помянем сыночка моего, царство ему небесное... - приговаривал он, разливая по высоким бокалам густо-красное вино.
   В воздухе разлился приятный виноградный аромат. Андрей поднялся. В тот же миг вскочил и Фрол. Мужчины, не чокаясь, выпили.
   - Прошу простить, господа, я вынужден ненадолго отлучиться, - сказал старый Бранковяну. - располагайтесь, выпивайте еще, угощайтесь сигарами... тем временем будет накрыт стол. Отужинаем, чем бог послал...
   Он кивнул и направился к выходу.
   - Господин Думитру, - окликнул его Андрей. - Подождите секунду.
   Он подошел к старому Бранковяну и тихо, еле слышно сказал:
   - Дело в том, господин Думитру, что Фрол - мой денщик. Негоже ему сидеть с нами за одним столом, прикажите покормить его в лакейской.
   Думитру помялся, потом кивнул:
   - Ну что ж, так и сделаем.
   Когда за хозяином дома закрылась дверь, Фрол обратился к полковнику:
   - Неловко мне, Ваше благородие, с господами за одним столом. Я бы лучше с прислугой отужинал...
   Граф усмехнулся. Наполнил свой бокал, затем проговорил:
   - Ладно. Сиди пока...
  
   За ужином госпожа Ана прислуживала сама. Она была печальна и молчалива. Беседу с гостем поддерживал Думитру.
   - Девяти дней еще не прошло, как мы сына нашего похоронили. Гроб-то нам привезли лишь неделю назад... Говорите, господин граф, своими глазами видели, как янычар-то его зарубил?
   - Андрей. Зовите меня просто Андрей, господин Думитру... Да, Георг погиб на моих глазах. Наши полки шли на штурм Адрианополя бок о бок. Я сам видел, как Георг первым поднялся на крепостную стену. Вслед за ним, сразу - солдат со штандартом. Я с полусотней солдат бросился на поддержку, да не успел... в место прорыва сразу бросились и турки.
   - Ну да, ну да, - покивал отец.
   - Георг сражался один сразу с четырьмя или больше... Поверьте, господин Думитру, сын ваш погиб как герой. И отмщен был тотчас - тех янычар мы смели... - Андрей помолчал и тихо добавил: - Ни один не ушел.
   Думитру залпом осушил полный бокал и сказал:
   - В роду Бранковяну трусов никогда не было, да-с - никогда. - Он тяжело вздохнул. - А орден этот, Российский, за что?
   Орден Святого Владимира высочайше пожалован как первому, вошедшему на стену вражеской крепости - в русской армии так принято.
   Старый Бранковяну помолчал, глядя в стол, потом проговорил:
   - Завтра, как отдохнете, усыпальницу его навестим...
  
   Андрею предоставили для ночлега комнату на втором этаже. После долгого дневного перехода, плотного ужина и изрядного количества превосходного домашнего вина полковник сразу заснул богатырским сном.
   Проснулся граф глубокой ночью. Он лежал под одеялом на боку, лицом к окошку. За окном шел сильный ливень. Сверкали молнии, грохотал гром. Но не гром стал причиной пробуждения. И не отблески молний. Острое чувство опасности - вот что вырвало боевого офицера из объятий Морфея. Замерев, стараясь даже не дышать, граф напряженно прислушался. Ничего, кроме шума дождя за окном. Но Андрей готов был поклясться, что в комнате кто-то есть. Он, продолжая притворяться спящим, повернулся на спину. Левой рукой Андрей держал край одеяла, готовый в любой миг его отбросить, вскочить. Тело было готово к действию, как хорошо смазанная и туго взведенная пружина.
   Отсвет очередной молнии озарил тонкую фигуру женщины - она стояла неподвижно, прислонившись спиной к стене.
   - Кто здесь? - прохрипел граф.
   Силуэт скользнул к двери.
   - Госпожа Ана? Это Вы?! - вскричал граф, но в комнате уже никого не было.
   Андрей не слышал звука открывающейся двери или удаляющихся шагов, но совершенно четко осознал - кто бы здесь ни был минуту назад, он ушел...
   Граф поднялся. Руки мелко дрожали, сердце редко и сильно ухало в груди. Было тяжко дышать. Андрей распахнул окно, вдохнул полной грудью влажного, напоенного энергией грозы воздуха. Почувствовал слабое головокружение, дернул ворот рубахи. Провел по груди ладонью... Рука наткнулась на нательный крест. Маленькое распятье было горячим.
   "Что такое?!"
   Граф взялся за крестик пальцами, потом обхватил ладонью другой руки...
   "Почудилось"
   Андрей перевел дыхание. Сердце билось, как полковой барабан.
   "Приснится же такое..."
  

* * *

  
   После привидевшегося кошмара граф заснул снова лишь когда сквозь хмурые тучи забрезжил серый рассвет. Проспал долго - его никто не тревожил.
   Свирепая буря, что бушевала всю ночь, размыла дороги. Напоенный водами вспухших от ливней горных речушек, Прут вышел из берегов. Об этом Андрею поведал Думитру за поздним завтраком.
   - Вода поднялась аршина на три, не меньше. Переправу затопило... Да и дороги стали непроезжи. Так что, господин граф, придется Вам у нас погостить... Думаю не меньше недели.
   В словах Думитру слышалось плохо скрываемое недовольство, но Андрей не придал этому значения. Вернее не заметил - мысли его были заняты ночным происшествием.
   "Привиделось мне или нет?" - сотый раз подумал Андрей и в сотый раз украдкой глянул на хозяйку.
   А хозяйка, как и накануне, прислуживала за столом сама.
   Интерес молодого гостя не укрылся от госпожи Бранковяну, но она сохраняла невозмутимый вид. Хотя... Что-то мелькало иногда в ее взоре - будто она изучала графа. Испытывала? Поймав очередной взгляд Андрея, госпожа Ана нервно улыбнулась и проговорила по-румынски несколько слов. Смотрела она при этом на Андрея. Думитру перевел:
   - Ана спрашивает: как Вам спалось? Хорошо ли отдохнули? А то знаете, как бывает, на новом месте не спится или наоборот... привидится что.
   Андрей вздрогнул, повернулся к нему. Взгляд Думитру из под нахмуренных бровей... тоже испытывал?
   - О нет! - рассмеялся Андрей. - Спал всю ночь как убитый, даже не слышал грозы. Известно ведь, солдат может спать где угодно, хоть стоя. А уж тем более - в такой роскошной кровати.
   - Хм. Что ж, чудесно. Надеюсь, Вы не будете против, если мы навестим усыпальницу Георга сразу же после завтрака?
   - Что Вы? Буду признателен.
   Когда Андрей уже был готов и ожидал хозяев на крыльце, к нему подошел Фрол.
   - Разрешите обратиться, Ваше благородие!
   - Чего тебе?
   - Так это, Ваше благородие, что же получается? Сегодня-то мы уж не уедем отсюда?
   - Получается не уедем. А тебе что, здесь плохо?
   - Да нет... Разрешите, я в село сбегаю.
   - Зачем?
   - Так прикупить надо кое-что, да посмотреть хотел - что да как.
   - Ладно, посмотри. Только недолго...
  
   Фамильный склеп семьи Бранковяну оказался расположен на территории сельского кладбища, за старым православным храмом. По настоянию родителей Георга они отправились туда пешком.
   По пути Андрей имел возможность полностью оценить последствия ночной бури. Дорога от дома Бранковяну до села, по которой они приехали накануне вечером, раскисла. Дважды попадались сваленные ветром деревья. Но истинные масштабы последствий разгула стихии предстали взорам внизу, в селе.
   - Ого! - вырвалось у Андрея. - Ничего себе.
   Река, вчера еще спокойно несшая свои воды в доброй сотне аршин от огороженных плетнями участков, подступила к самым домам. Огороды и луга за избами затоплены. Увиденная картина напомнила Андрею половодье на родине. С той разницей, что разлившиеся по весне реки средней полосы несут вниз по течению льды и шугу, а воды Прута влекли за собой мусор, бревна, куски плетней и даже целые деревья. Улицы Мамалыги превратились в кисель.
   - Да, господин граф...
   - Андрей.
   - Пардон, Андрей... У нас бывает так - ливни в горах пройдут и все, наводнение. А если одновременно в горах и у нас - все, ни пройти ни проехать.
   - Позвольте задать Вам вопрос, господин Бранковяну?
   - Спрашивайте, отчего же нельзя.
   - Вы так хорошо, я бы даже сказал в совершенстве, владеете русским языком. Просто удивительно. Где Вы научились?
   - В России. Видите ли, э-э... Видишь ли, Андрей, в юности я был в турецком плену... Меня выкупила одна петербуржская дама. Почему именно меня? - Думитру пожал плечами, - Не знаю... Повезло. Прежде чем вернулся на родину, я больше трех лет жил в Петербурге. А в молодости учишься всему легко, прочно...
  
   Не обошла стихия стороной и старого кладбища. Всюду валялись сломленные ветки, поток воды размыл посреди выложенной щебнем дорожки большую яму. Обойдя промоину по краешку, они, наконец, добрались до усыпальницы рода Бранковяну. Большой мраморный склеп - единственный среди рядов обычных могил - производил впечатление очень древнего.
   - Ого! - опять удивился русский граф. - Этому склепу, наверное, несколько сот лет!
   - Да, род Бранковяну - древний род, - невесело проговорил Думитру.
   Он повернулся к Ане и сказал ей что-то по-румынски. Ана печально улыбнулась. Андрей отметил про себя, что женщина за всю дорогу не произнесла ни слова.
   Думитру шагнул на ведущие вниз ступени, подал руку жене. Следом за ними спустился Андрей.
   Последним пристанищем Георга служил массивный мраморный саркофаг. Судя по толщине положенной сверху плиты - очень тяжелый. В изголовье саркофага горела масляная лампадка. Зажгли ее только что или огонек уже был, Андрей не заметил.
   Думитру запалил два закрепленных на стене факела. Постепенно зыбкое пламя осветило все пространство гробницы. Андрей поразился множеству развешенных на стенах распятий и икон. Многие символы веры были изготовлены из золота и серебра и украшены драгоценными каменьями. Неужели Бранковяну надеются лишь на крепость небольшого замка на железной двери?
   Позже, на обратном пути, Андрей спросил:
   - А вы не боитесь, что склеп могут ограбить? Там столько ценностей, кто-нибудь может покуситься.
   Старый Бранковяну криво улыбнулся.
   - Не боюсь.
  
   Когда они вернулись в особняк, Фрола еще не было. Вернулся денщик ближе к вечеру. Андрей полулежал на кровати в отведенной ему комнате, когда раздался стук в дверь. Дверь приоткрылась.
   - Разрешите, Ваше благородие? Рядовой Федотов прибыл без происшествий!
   - Молодец, - устало процедил граф. - Ну? Разузнал чего?
   - Да, Ваше благородие. - Фрол вошел, затворил за собой дверь. - Тут это... такое дело получается...
   - Что получается? Говори толком, не мямли!
   - В общем... Влипли мы, кажись.
   - Так. Что значит влипли?
   Фрол помялся, потом сказал:
   - Я там это, с румыночкой одной... побалакал, как смог. Так она как узнала, что я из дома Бранковяну пришел, так шарахнулась от меня, как от нечистой силы. Все крестилась, да молитвы шептала - еле успокоил. А потом порасспросил я ее, она мне и рассказала... - Фрол оглянулся на закрытую дверь, наклонился к самому лицу графа и начал шептать: - она сказала, род Бранковяну проклят.
   - Тьфу ты, глупость какая! - воскликнул Андрей с досадой. - Бабы деревенские сплетничают, а ты, солдат, и поверил?
   - Не скажите, Ваше благородие, а иконы?
   - Какие еще иконы?
   - Как же? В каждом православном доме, в красном углу - иконы. А в этих краях, на юге - в каждой комнате по кресту, то над кроватью, или над столом. А здесь Вы видели хоть один крест?
   У Андрея перед глазами встала увешанная крестами и иконами стена склепа. Он чуть было не сказал: "видел", но промолчал. Оглянулся на изголовье кровати, где обычно действительно вешают распятье - стена пуста.
   - А еще: прислуги-то в доме нет, - продолжал Фрол, - ни единой души. Так это что же получается, Ваше благородие, значит, лошадок-то наших этот Думитру сам обихаживал? И мою тоже? А еще Маша сказала: ни в коем случае крестик нательный не снимать... Ваш-то крестик на месте, вашбродь?
   - Маша значит, говоришь? - усмехнулся полковник, а самому вдруг стало не до смеха.
   Он безотчетно провел ладонью по груди.
   "Так было чего или нет?"
   - Ты это, вот что, солдат... - медленно проговорил граф, - давай рот на замок. Чтобы никаких сплетен мне... Ночевать-то тебя где определили?
   - Там комната на первом этаже с отдельным входом, за кухней. Видно для прислуги. Так вот я там один.
  

* * *

  
   После ужина граф и Думитру сидели в холле. Попивали домашнее вино, курили. В камине, прогоняя сырость, исходили жаром багровые угли. Заканчивалось содержимое второго графина. Андрей, держа в руке бокал, рассказывал о недавнем походе.
   - Не понимаю, почему нам дали приказ отступить, - глядя на огонь, с обидой повторил он уж не в первый раз. - Стамбул лежал у наших ног - руку протяни и он бы пал... Так нет же!
   - Как сказал Бисмарк: политика - искусство возможного, - осторожно заметил Думитру.
   - А-а, - отмахнулся Андрей. - Пустое... Только представьте: сбылась мечта Екатерины Великой - Турция сокрушена окончательно, на ее обломках восстановлена Византийская империя со столицей в Константинополе, а?! Древний Царьград; храм святой Софии, очищенный от басурманской скверны - разве не стоит ради этого пойти на риск, поставить на карту все?! Да мы бы не то что живота своего не пощадили - мы его никогда не щадим, мы горы бы свернули! А христианские народы, страждущие под гнетом сарацин?! Э-э... да что говорить.
   Граф с досадой опрокинул содержимое бокала в рот.
   - Англосаксы такого никогда не позволят, - проговорил Думитру.
   - Что?! - возмутился Андрей. - Что значит не позволят? Кто будет их спрашивать?!
   - Но ведь не позволили же.
   - Да вот не надо было отступать, - настырно сказал граф. - Война - так война! Мы бы все равно победили.
   Думитру промолчал. Он смотрел на молодого русского полковника с улыбкой.
   - Англосаксы, - с отвращением произнес Андрей. - Не понимаю, отчего они нас так ненавидят?
   - Бритты в своих действиях не следуют чувствам ненависти или любви. Всем руководит трезвый расчет.
   - Что-то их расчет всегда направлен против России.
   - Значит, они видят в России угрозу своему кошельку.
   - Мерзавцы. А еще христиане...
   - Да, христиане... - задумчиво проговорил Думитру. - Скажите, граф, Вы женаты?
   - Нет. Но при чем тут это?
   - Помилуй Бог, к бриттам или туркам это не имеет никакого отношения конечно, - рассмеялся Бранковяну. - Я просто поинтересовался.
   - А-а. Нет, господин Думитру, не женат.
   - Что так?
   Андрей пожал плечами, потом с улыбкой ответил:
   - Не встретил пока той - единственной, наверное...
   Старый Бранковяну покачал головой, потом проговорил:
   - Засиделись мы, заболтал я Вас. А Вам уж спать, наверное, давно охота.
   - Что Вы?! Напротив, очень приятно было побеседовать. И спать я совсем не хочу, даже наоборот - с удовольствием бы сейчас вышел подышать в Ваш сад.
   - Нет-нет, - поспешно вставил Думитру. - Не стоит. Солнце уже зашло... Пойдемте, я провожу Вас в вашу комнату.
  
   Царица ночь опустила на Карпаты черные крылья. Вместе с ней пришла Тишина. Мамалыга погрузилась в сон. Андрей же уснуть не мог долго. Он лежал на кровати, смотрел на залитое серебряным светом луны окно и размышлял.
   Поначалу он вспоминал события минувшей войны, но постепенно мысли унесли его домой, в Россию. Графу не терпелось вернуться на родину, обнять родных и друзей. В тоже время Андрей с грустью подумал о том, что столичная жизнь пуста. Может махнуть на все рукой, да и уехать куда-нибудь, да хоть в Зареченск - там, на Волге, у него доставшееся в наследство поместье... Ему уж тридцать пять, пора думать и о женитьбе. Найти себе кроткую невесту из мелкопоместных... Андрей мысленно представил себя в деревне, рядом красавица жена - его жена обязательно будет красивой. Почему-то в грезах графа будущая красавица жена была очень похожа на госпожу Ану.
   Исподволь в думы молодого полковника стали проникать затейливые образы, причудливо смешиваться с недавними размышлениями - сознание Андрея подошло к зыбкой черте, отделяющей явь ото сна. Долго ли грезил граф, сказать трудно. В какой-то момент перед глазами остались лишь залитое лунным светом окно и тонкая фигурка женщины перед ним. Андрею было хорошо в этом, похожем на оцепенение, сне. Но постепенно до него дошло, что лежит он с открытыми глазами.
   Сердце подпрыгнуло в груди. Сквозь нахлынувшее головокружение Андрей почувствовал, как печет кожу нательный крест - словно на грудь положили только что вытащенную из костра картошину. И еще он почувствовал, что задыхается.
   - Кто ты? - сквозь тяжелое дыхание просипел он. - Чего ты хочешь?
   Дурнота разом прошла. В голове прояснилось, дышать стало легче. Незнакомка рассмеялась приятным, легким, как звон колокольчика смехом. Вдоль позвоночника прокатилась теплая волна. Андрей решил, что, наверное, все-таки спит. А она произнесла с очаровательным акцентом:
   - Жестокие родители не пожелать представить мне столь интересный гость. Приходится самой исправлять несправедливость судьбы. Меня зовут Влада. Влада Бранковяну, сестра Георга.
   - Сестра? - проглотив комок, выдавил граф.
   Голос прозвучал очень слабо.
   - Брат обо мне тоже не рассказывать?
   - Нет, - сипло отозвался Андрей.
   Он откашлялся, хотел сказать что-то еще, да на полуслове замолк. Сел на кровати и подумал:
   "Я сплю или схожу с ума?"
   Гостья вновь рассмеялась.
   - Нет, Вы не спать. Все происходит на самом деле.
   "Она что, читает мои мысли? Нет, это все-таки сон!"
   - Нет, я не читать Ваши мысли, - сквозь серебряный смех проговорила Влада. - Они отражаться на Ваше лицо.
   Андрей несколько секунд сидел, лихорадочно соображая как себя вести. Пробормотал:
   - Давайте я оденусь, зажжем свет и... м-м... побеседуем толком.
   - Неужели тебе мало света?
   Андрей не ответил. Он, отчаянно смущаясь взора гостьи, натянул штаны и нащупал на столе, возле подсвечника, пластинку спичек. Чувствовал граф себя несколько странно, но уже ничему не удивлялся. Спичка, отломленная от фаланги себе подобных, вспыхнула с громким шипением. Андрей запалил одну за другой три свечи, отметив при этом, что руки совсем не дрожат. Повернулся.
   И замер, очарованный.
   Перед ним стояла прекраснейшая из женщин. Высокая - с него ростом, стройная - почти хрупкая, с правильными - античными - чертами лица... Разглядел ли черты лица он тогда, граф не помнил. Скорее всего, нет. Его магнитом затянули в себя горящие на матово-белом лице черные угли глаз. Крупные, полные жизни глаза с огромными - почти во всю радужную оболочку - зрачками.
   Гипнотизировала ли она его в ту ночь? Конечно да. Но Андрей был уверен, что и безо всякого воздействия, не раздумывая, отдал бы за нее душу.
   Алые, идеально очерченные губы на лишенном румянца лице изогнулись в улыбке. Влада произведенным эффектом была довольна.
  
   Человек на церковном холме впился длинными, крепкими ногтями в окаменевшую кору мертвого тополя, возле которого он неподвижно стоял уже с полчаса.
   - Влада, - беззвучно шептали его губы. - Влада. Они отобрали у меня тебя. Отобрали все. Но я им отомщу. Слышишь, Влада? Я им устрою...
   Острые когти оставили на коре глубокие борозды. Темная фигура резко крутнулась вокруг своей оси и неожиданно взмыла в черное небо. Жуткий, завораживающий полет существа над вершинами деревьев издали был похож на парение странного дельтапланериста, использующего в качестве крыльев полы своего плаща.
  

- 9 -

  
   Бабушка, глядя прямо Жанне в глаза, проговорила:
   - Знает. Что нельзя ночью на улицу выходить...
   Жанна отложила ложку, которой помешивала чай, и тихо спросила:
   - А почему? Расскажи мне... пожалуйста.
   Старуха долго молчала. Наконец, когда уже девушка решила, что ответа не дождется, начала говорить.
   - Зло вернулось, - отрешенно глядя куда-то мимо Жанны, произнесла она. - Я девчонкой еще была, но помню... Не знаю, поверишь ли ты - мы и сами-то ведь уже забывать это начали, то ли было, а то ли и не было... - Мария Михайловна помолчала, потом выдала, будто сплеча рубанула: - Упыри это. Или - по-совремённому - вампиры.
   Жанна рассмеялась.
   - Да ну тебя, баб, я думала ты серьезно, а ты...
   - А я серьезно, - поджала губы бабка. - И ты зря смеешься, я не дура.
   - Прости, не обижайся. Но...
   - А ты послушай, что я тебе расскажу, а потом будешь нокать. Ну? Слушаешь?
   - Да.
   - Так вот... Давно это было, я еще девчонкой была, - взгляд бабушки Маши снова стал отчужденным, будто сквозь стены она видела события своей молодости. - Здесь после революции творилось такое! Началось-то до революции еще, а может искони было... В общем жил здесь неподалеку от Зареченска один барин - граф Воронов. В селе Дмитриевском дом их барский стоял - да говорят и до сих пор еще вроде как цел...
   - В Дмитриевском?! - встрепенулась Жанна.
   - Да. А что?
   - Нет-нет, ничего... - девушка качнула головой. - Продолжай.
   - Да... так вот, барин этот, граф, кровь людскую пил. Да не в переносном смысле, как принято говорить, а в самом, что ни на есть прямом. Много крестьян в округе по ночам пропадало. Рассказывали, что графу этому уж больше ста лет было... уж не знаю, правду ли говорили. Боялись его - жуть. Детей пугали... Да кровь он пил не один, а вместе с барыней. Барыню-то ту все и ненавидели, говорили в народе, что это она на графа-то порчу навела. Ну, законов в те времена в наших краях не было, их и щас, можно сказать... Н-да. Боялись и терпели. А как революция-то случилась, так осмелели. Комиссар тут приехал, с солдатами. В общем, сожгли ихо логово. Комиссар-то думал, что из классовой ненависти, - бабка усмехнулась. - Да суку эту - графиню - прежде чем сжечь на свет божий вытащили. Кол ей осиновый в сердце забили, голову отрубили. Да потом и башку и тулово в огонь бросили, да... А граф-то ушел. Говорят, подземный ход был у них. Из поместья - прямо в церковь.
   - Подожди, - не утерпела Жанна. - Как же вампиры в церковь могут?
   - А вот так! Церковь ту они давно для своих целей приспособили. Осквернили и обряды свои мерзкие там проводили. И священник местный с ними был заодно... Короче - убежал он. Вот тогда-то все и началось...
   Мария Михайловна сокрушенно покачала головой.
   - Что здесь творилось! Ни в одном фильме ужасов такого не увидишь. По ночам люди десятками пропадали. А потом сами становились упырями... У графа в подчинении их несколько сот было, если не тысяча. Город вымер. Кто в живых оставался - убегали, куда только могли. А кому бежать было некуда - только Бога молили. Я хорошо помню, как мы с мамой ночи напролет в углу сидели под иконами; с крестами в руках. Мама все молитвы шептала. А они воют за окошком: "пусти нас, человек. Пусти нас".
   Бабка показала, как вампиры воют за окошком, а Жанна подумала:
   "Как хорошо, что мы с ней живем в разных городах. Если бы она мне в детстве такие сказки рассказывала, я бы точно дурочкой выросла"
   Даже теперь от одного взгляда на растрепанную старуху, с выпученными глазами изображающую воющих упырей, у девушки мороз пробежал по коже.
   Бабка между тем продолжала:
   - Мы их не пускаем, конечно, а они как зашипят! Словно змеи... Ты вот что - запомни, мало ли что, - упырь без разрешения в человеческое жилье зайти не может. Поняла? Ему обязательно разрешение нужно, ну, или приглашение... Если что - никого не пускай, поняла?
   Жанна кивнула. Ей это все уже порядком надоело, она подумала:
   "Скорей бы утро"
   Прихлебнула остывшего чая и спросила:
   - Так как же вы с ними справились? Ведь справились же?
   Мария Михайловна язвительно усмехнулась.
   - Справились... С Божьей помощью. Чекисты сюда целый полк, наверное, прислали - не меньше. ЧОН - части особого назначения это называлось, слыхала, наверное?
   Девушка помотала головой. Бабушка продолжила:
   - ЧОНы - это такие отряды были... карательные... Мятежи крестьянские подавлять. Так вот у командира ихнего ума хватило в ситуации разобраться, да. С церковью вместе действовал. Долго здесь война шла, самая настоящая. Может целый год. Но когда знаешь, с чем имеешь дело, с упырями справиться можно. Главное - главаря ихнего уничтожить.
   - Так что же, его целый год уничтожить не могли?
   - Представь себе. А может не особо и хотели... Не знаю я этих ихних делов. Слухи-то разные тогда ходили, поговаривали даже, что сперва новые власти с упырями заодно были. Комиссар самый главный их в своих каких-то целях использовал, да потом разошлись ихние дорожки. Войска пришли. А когда их, упырей-то, дожимали уже, граф-то ребеночка комиссарского в заложники взял. Видно выторговать чего хотел...
   - В заложники? Прямо террорист какой-то.
   - Зря смеешься. Террор и заложников брать не чеченцы придумали. Такие способы искони применялись, а уж товарищи революционеры эти методы использовали на полную катушку. Возьми хотя бы Ленина... Знаешь о чем я толкую?
   - Слышала чего-то.
   - Ну да ладно. Не об том речь... Воронов-то граф сына у комиссара украл, а тот принципиальным оказался. Или уж не знаю, но договариваться отказался категорически. Сына потерял... Ох что тут потом творилось. Боялись мы. Тех и других шибко боялись. Но от упырей он нас избавил, больше не слыхивали в наших краях ничего подобного... До сей поры.
  

- 10 -

  
   Ночь.
   В одном из самых обыкновенных двухэтажных домов Зареченска, в самой обыкновенной квартире спала одинокая женщина. Неожиданно что-то заставило ее пробудиться. Женщина проснулась в состоянии сильной тревоги, сердце колотилось в груди перепуганной птицей. Она прислушалась, стараясь понять, что же так ее напугало. Или это был сон? Вдруг раздался громкий скрежещущий звук. Женщине показалось, будто кто-то скребется в окошко. Кто это, воры?! Сердце забилось еще сильнее. С трудом поднявшись с кровати - ноги не слушались - она сделала шаг к выключателю. И увидела за стеклом бледный силуэт.
   - Господи! - воскликнула женщина и испугано перекрестилась.
   С улицы донеслось громкое шипение. Потом бледное лицо прильнуло к самому стеклу.
   - Ма-ама.
   - Анечка! - потрясенно прошептала женщина.
   Сквозь стекло на нее смотрела пропавшая четыре года назад дочь.
   - Мама, я хочу домой, - голос раздался, казалось, у женщины прямо в мозгу. Странный голос, нехороший. - Разреши мне придти, мама.
   - Конечно, доченька! Что ты такое говоришь?!
   Женщина бросилась к окну, трясущимися руками стала отпирать шпингалеты. О том, что квартира расположена на втором этаже, женщина не думала.
   Ярко-красные губы на бледном лице за стеклом изогнулись в торжествующей ухмылке.
  

* * *

  
   Утром следующего дня Жанна наскоро попила чаю и поспешила бабкину квартиру покинуть. Перед тем как проститься, бабушка сказала:
   - Знаю, тебе трудно поверить в то, что я вчера рассказала. Ты наверное думаешь, что я тронулась... Нет. И ты это поймешь. Возьми-ка вот это, - Мария Михайловна надела внучке на шею шелковый шнурок с крестиком и ладанкой. - Смотри, не снимай! Хорошо?
   - Ладно, баб, хорошо.
   - Ну, благослови тебя Господь!
   Бабка широко перекрестила Жанну, что-то при этом шепча. Жанна чмокнула старушку в щеку и выскочила за дверь.
   Весеннее утро встретило девушку солнечным светом, щебетом птиц, теплым, ласковым ветерком. Если накануне поздно вечером, слушая бабушку, Жанна и готова была поверить ее россказням, то в эти минуты ей стало просто смешно.
   "Совсем чокнулась старая. Надо же..."
   Девушка покачала головой. Потом стянула с шеи шнурок с ладанкой, сунула его в карман и прибавила шагу.
  

* * *

  
   Рабочий день вознесенских оперов начался в кабинете у Михайлова. Здесь же присутствовал и один из вчерашних экспертов - тот, который толстый. Толстяк принес хорошую новость - удалось идентифицировать взятые в Дмитриевской церкви отпечатки пальцев, и установить личность одного из убийц. Им оказался некто Кравчук Леонид Сергеевич, тысяча девятьсот пятидесятого года рождения. Прежде судимый за изнасилование с отягчающими обстоятельствами. Коренной житель города Зареченска. Адрес регистрации прилагается.
   Услышав эту новость, оперативники оживились.
   - Наш клиент, - проговорил Борецкий.
   Кукушкин воскликнул:
   - Брать надо!
   - Тихо. Тихо, товарищи. - Михайлов внешне оставался невозмутимым. - Чтобы кого-то взять, его нужно сначала найти. Верно?
   - Да. И ордером запастись.
   - Ну, с ордером проблем не будет. А вот то, что он сидит сейчас дома и поджидает, когда за ним явятся - не факт.
   На несколько секунд в кабинет вернулась тишина. Нарушил ее Борецкий. Он спросил эксперта:
   - Адрес этот... улица Ясная поляна - это где?
   - Это на окраине города. Частный сектор.
   - Частный сектор... - задумчиво проговорил Александр. Он посмотрел на следователя и сказал: - Предлагаю сходить на разведку. Даже если допустить, что подозреваемый знает всех местных сотрудников в лицо - город-то маленький, чем черт не шутит - это можем сделать мы. К примеру, я и Жанна - можем зайти, как бы ненароком... Мужчина с девушкой - подозрений меньше, верно? Будто квартиру хотим снять или еще что. И если он дома - дадим отмашку...
   - Точно! - вырвалось у Жанны.
   - Так и надо сделать. Чего тянуть? - поддержал Вадик.
   - Тише! Тише, товарищи! - Михайлову пришлось повысить голос, чтобы восстановился порядок. - Давайте поорганизованней, так? В целом мысль здравая... Значит так: на разведку пойдут Павлова и Кукушкин. Если девушка с молодым парнем, то подозрений еще меньше, так?
   - Так, - вынужден был признать Борецкий.
   - Так. Я сейчас пойду к Ивану Ивановичу, попрошу группу захвата - на случай если нам повезет... Александр Васильевич, что с вашей машиной?
   - Водитель вечером, вернее ночью уже, разобрал. В общем, там корзина сцепления развалилась - пружина вывалилась. Нужно менять.
   - То есть пользоваться ей мы не сможем... Отремонтировать-то хоть можно? Сколько времени потребуется?
   Борецкий пожал плечами.
   - Отремонтировать можно. Только кто нам запчасти даст? На рынок идти?
   - Я поговорю с Иваном Ивановичем. Думаю он пойдет нам навстречу, учитывая обстоятельства... А пока попрошу другой транспорт.
  

* * *

  
   Временно прикрепленная к вознесенской опергруппе машина - такой же, как и у них, уазик - высадила Вадима и Жанну от улицы Ясная поляна за квартал. Борецкий остался в уазике. Водитель - разговорчивый усатый прапорщик лет сорока восьми - показал куда идти. Вадим и Жанна направились от машины под руку, как всамделишные влюбленные. Борецкий проводил их долгим взглядом. Утро было солнечным, но на душе у майора скребли кошки.
   - Надо же, какая краля! - не выдержал водила. - Где вы только такую красавицу откопали?
   - Места надо знать, - невесело отозвался Борецкий.
   Он зажал в зубах сигарету, щелкнул зажигалкой.
   - Да-а, где мои семнадцать лет... - вздохнул прапорщик.
  
   Частный сектор Зареченска утопал в цветах. Пышно цвела и наполняла округу дурманом черемуха. Набирали силу соцветия растущей почти у каждого дома сирени. Облетали под дуновением легкого ветерка белоснежные лепестки с вишен. Светлыми бело-розовыми невестами стояли во дворах красавицы яблони. Улица Ясная поляна оказалась совсем короткой, тупиковой. За тупиком насыпь, а на насыпи ведущее к заводу железнодорожное полотно. Дом гражданина Кравчука стоит в самом конце. Вадим и Жанна подошли к нему неспешно, прижавшись друг к другу еще ближе. Дом как дом. Бревенчатый, три окна выходят на улицу. Перед окнами, в двух метрах, - кусты сирени. Вровень с фасадом высокий дощатый забор с широкими воротами. Возле дома в заборе калитка.
   Вадим отпустил руку девушки, прошел к калитке. Заглянул поверх нее во двор, потом надавил выведенную на улицу кнопку звонка.
   Жанна нервно оглянулась. Безлюдная улочка залита ярким солнечным светом. Шелестит на ветру листва. Откуда-то издалека донесся звук автомобильного клаксона...
   "Как здесь тихо"
   Сама же Жанна была как на иголках. Она боялась не справиться с ролью. Боялась, что матерый маньяк при одном взгляде на ее лицо обо всем догадается. Еще Жанна переживала, как бы не оплошать, если вдруг придется брать его самим. Или дойдет до стрельбы. Или...
   А еще ей было страшно.
   Кукушкин повернулся к ней, пробормотал еле слышно:
   - Все нормально, не дергайся.
   И широко улыбнулся. Он давил на кнопку звонка снова и снова - безрезультатно. Тогда он повернул круглую ручку и толкнул дверцу. Калитка отворилась. Вадим громко крикнул:
   - Эй, хозяева! Есть тут кто-нибудь?!
   И вошел во двор.
   Жанна, с гулко бьющимся сердцем, шагнула за ним.
   Кукушкин поднялся на крыльцо и забарабанил в оконное стекло. Жанна осторожно прошла дальше во двор.
   Напротив ворот она увидела добротный кирпичный гараж. От него к воротам вела свежая колея. Меж гаражом и домом - посыпанная гравием дорожка, уходящая в глубину участка. Там, за домом, ухоженные и буйно цветущие яблони, вишни, сливы.
   - Похоже, нет никого! - крикнул Вадим.
   Он отступил от стекла, прильнув к которому пытался рассмотреть происходящее внутри. Сошел с крыльца, снова крикнул: - Эй, хозяева! - и направился в сад.
   Вадим и Жанна обошли весь участок. В глаза бросалась ухоженность плодовых деревьев - все стволы недавно побелены, без сухих ветвей. Земля под каждым взрыхлена. Редкие раны на стволах густо замазаны варом.
   - Жилище явно обитаемо, верно? - спросил Вадим.
   Жанна кивнула.
   - Жалко, что в гараж заглянуть не получится, - продолжил Кукушкин. - А там что такое?
   - Сарай какой-то, наверное...
   - А ну пойдем.
   Они подошли к добротному кирпичному строению без окон, напоминающему гараж. Задняя сторона его граничила с соседским огородом. В боковой стене была крепко запертая железная дверь. Гравийная дорожка вела через сад именно к ней. А еще была тропка. Она начиналась от середины этой постройки и уходила к забору, за которым виднелась насыпь железной дороги.
   - Интересно... - проговорил Вадим и направился в ту сторону. - Смотри!
   Он отодвинул одну доску - тропа уходила вдоль насыпи.
   - Вот так... Ладно, пошли назад. Мало ли кто видел, как мы заходили.
  
   Вадим и Жанна двинулись к выходу на улицу. Они миновали странный сарай, прошли дальше, к дому...
   Между тем тот, кого они искали, был совсем близко.
   Кравчук отсыпался в своем тайном логове под сараем.
  

- 11 -

  
   Сегодня Славик проснулся поздно. Шевельнулся в постели и застонал - все тело ломило, словно накануне в одиночку разгрузил вагон с цементом. Подняться не было сил.
   "В натуре, самая тяжелая работа не мешки ворочать, а стаканы поднимать..." - пришло ему в голову.
   Превозмогая слабость он все же встал, задернул занавеску - долбаное солнце слепило, не давало сосредоточиться.
   "Блин, башка как болит... Вроде не так много и пили вчера. Последняя бутылка паленая была, точно"
   Славик сходил в туалет, прошел в кухню. Ежась от озноба, глянул в треснутое зеркало над раковиной... и не узнал себя. Всмотрелся внимательнее. Стабильно опухшее в последние месяцы лицо осунулось, побледнело. Белизна скул, лба, особенно бросалась в глаза на фоне черной щетины. Зубы громко лязгнули.
   "Мля. Точно отравление" - подумал Славик и провел по щеке ладонью. - "Чё такое мы пили-то вчера? Блин, ничего не помню"
   В зеркале отразилось его предплечье, обвязанное бинтом. Славик тупо уставился на бинт.
   "А это что за херня?"
   Он сел на табурет, обхватил плечи руками и застонал. Нужно было что-то делать, искать помощи, идти к людям.
   Пока разыскивал одежду и трясущимися руками пытался застегнуть непослушные пуговицы, он кое-что вспомнил.
   "Блин, не пил я вчера ничего! Я весь день вчера так же вот провалялся, хреново мне было... А ночью чего? Блин, не помню ни хера. Двое суток что ли проспал?!"
   На глаза снова попался бинт.
   "Мля. Это же Катька, сука, меня позавчера вечером цапнула! Тварь! Совсем взбесилась... Блин, как же трясет. Срочно надо грамм сто пятьдесят, пока не издох"
   Улица встретила Славика таким ослепительным светом, что он зажмурился. Пришлось возвращаться за очками. Единственные солнцезащитные очки в доме были, мягко говоря, вышедшими из моды. Лет сорок назад.
   "Ладно. Не до форсу"
   Славик подумал и надел на голову широкополую соломенную шляпу, оставшуюся еще от бабушки. Что подумают прохожие, его не волновало. Главное - добраться до пивнухи. Там наверняка кто-нибудь из своих да тусуется. Чай подлечат, не звери...
   Славику повезло, двух друзей он встретил, не доходя до пивной. Едва завидя его головной убор, они начали гоготать.
   - Хренли ржете, мля?! - раздраженно рыкнул на них Славик. Подойдя ближе, снял очки и, чуть не плача, протянул: - Подыхаю, парни. Выручите, а...
   - Ого, - присвистнул один из них - Гоша. - Чёй-то с тобой?
   - А мы как раз к тебе идем, брат, - сообщил второй - Вован. - Думали: где ты запропал?
   - Болею, - хрипло проговорил Славик. - Ну?! Есть ли чего?
   Гоша помотал головой и с сомнением протянул:
   - Может тебе лучше в больницу?
   - Нахрен больницу! Я не дойду...
   Вован протянул на ладони какую-то мелочь, сказал:
   - Тут только на аптеку...
   - Сойдет! - быстро проговорил Славик. - Только, Вов, ты сам сходи, а? Хреново мне.
   - Да ладно, без проблем. Где махнем-то?
   - У меня, - еще быстрее выпалил больной. - Я на улице ваще не могу. Плющит меня, того гляди сдохну. Давай мы с Гошей это, пойдем, а ты купишь и ко мне приходи. Только побыстрей, ладно?
   - Да без проблем, только закусить бы надо чего. Ты, вообще, когда последний раз ел-то?
   Славик махнул рукой и, мотаясь, поплелся к дому.
   Несколько позже, когда Вован вернулся с двумя флаконами "Трояра" и друзья уже по одной дернули, Славик почувствовал позыв к рвоте.
   - Не приживается, - пробурчал он, прижав к груди руку.
   - Поди поблюй, - посоветовал Гоша. - Проблюешся - легче станет. У тебя отравление, наверное. Желудок почистишь...
   Последних слов Славик не слышал, он бежал к туалету.
   После рвоты действительно стало легче, по крайней мере, перестало трясти. Славик вернулся в кухню, опустился на табурет. Друзья уже захмелели, наверняка махнули еще по одной, пока его не было. Над головами клубился табачный дым. Славик облокотился на стол, помотал головой, отказываясь от предложенной сигареты. Взгляд его уперся в Гошину шею. Гоша что-то рассказывал, смеялся. На шее подрагивала жилка...
   Неожиданно хозяин квартиры взвился в стремительном броске и опрокинул Гошу навзничь. Вован ничего не понял.
   - Э, вы чего?! - оторопело вопросил он.
   И тут пространство кухни наполнилось диким Гошишым воплем.
   - А-А! Мля, мудак! Убери от меня этого мудака, он меня укусил! А-а!!
   Вован кинулся на помощь. Оттащить только что чуть живого Славика от поверженного товарища удалось с превеликим трудом. Гоша, едва вскочил, бросился на обидчика. Он, зажав рану на шее ладонью, с остервенение пинал взбесившегося Славика ногами до тех пор, пока Вован не оттащил уже его.
   - Ну хорош, хорош! Пошли отсюда.
   - Гля, что он со мной сделал! - жаловался Гоша. - Совсем гребанулся, мудак!
   - Ладно, пошли. У него белка походу. Может "скорую" вызвать?
   - Да пошел он, "скорую" ему вызывать...
   Когда за бывшими друзьями захлопнулась дверь, Славик открыл глаза и пополз в комнату. Там он вполз под кровать и прошипел:
   - Если бы не день - хрен бы вы меня одолели. Если бы не день.
   Он закрыл глаза и стал терпеливо ждать ночи. Он понял - ночью все будет по-другому.
  

* * *

  
   Вадим и Жанна прошли мимо. Кравчук в подвале проснулся.
   С минуту он лежал, затаив дыхание, вслушиваясь в мрачную тишину и пытаясь понять, что заставило его ощутить тревогу. Развившееся за годы звериное чутье сигналило хозяину - сгустились тучи.
   Но Кравчук отмахнулся от собственных инстинктов, которым обычно полностью доверял - он вспомнил. Губы раздвинулись в подобии улыбки. Теперь ему ничто не грозит.
   Пятидесятишестилетний изверг Лёня Кравчук поднялся. Железная солдатская кровать жалобно скрипнула. Лёня включил свет, под кроватью недовольно зашипела Юля.
   - Шипи-шипи, - проговорил Кравчук.
   Чуть подумал, подошел и пнул девушку ногой. Юля зашипела громче, завозилась, стараясь уползти дальше - в самый темный угол. Улыбка на лице Лёни стала шире.
   - Вот тебе сука, - пробормотал он и стал шарить по столу в поисках очков.
   Эту прошмондовку - Юлю - он ненавидел. Другое дело - Аня... Анька, сука, не вернулась.
   "Ну ничего-о. Теперь все будет по-другому. Все!"
   Кравчук припомнил, как издевались над ним с детства все эти мрази. Сколько унижения и издевательств он вытерпел, особенно в тюрьме. Конечно, в последние годы он отыгрался немного, но после встречи с Хозяином ВСЕ будет по-другому. ВСЕ!
   Лёня сел на колченогую табуретку, привычно ссутулился и уставился невидящим взглядом в пол. Воспаленное сознание унесло Лёню в прошлое. Он снова вспоминал, как потешалась над ним та потаскуха...
  
   ... Лёня рос мальчиком тихим, замкнутым. Тому немало способствовала внешность - маленький, лопоухий, вечно в идиотских круглых очках. И с детства сильно сутулый. Друзей у Лёни не было - об этом заботилась мамаша. Девчонок он сторонился. Но вот однажды - тогда ему только-только минуло семнадцать - Лёня вместе с мамашей попал к одному дальнему родственнику на проводы в армию. Народу было человек двадцать. В основном родственники, люди в возрасте. Из молодежи были только сам призывник - Валентин, три его друга да двоюродный брат Макар. Макар с полгода как сам вернулся из армии и потому наряду с Валей был в центре всеобщего внимания.
   После общего застолья парни отправилась погулять, увлекли за собой и Лёню. Как этот момент проглядела мамаша - остается только гадать. Впоследствии она всегда припоминала ему тот случай - чуть только он пытался вырваться из-под ее опеки.
   На улице, прямо во дворе Валькиной двухэтажки, парни быстренько раздавили прихваченную поллитровку и засмолили дешевые сигареты. Макар с важным видом выпустил в темнеющее небо густую струю дыма и, видно продолжая старый разговор, сказал:
   - Ну что, Валик, надумал? Или так и уйдешь нецелованным?
   Валька опустил глаза. Его приятели отчего-то тоже притихли. Макар же криво усмехнулся и проговорил:
   - Смотри. Армейка дело такое. Можешь так никогда и не попробовать...
   Валентин поднял голову, посмотрел на Макара прищурясь. Жадно затянулся, потом спросил?
   - А она... это... точно даст? Не пошлёт?
   - Томка-то? Да ты чо? Я с ней сам потолкую, все будет тип-топ. Только... - Макар понизил голос, - винца надо с собой взять, закуски - ну, лучше фруктов там... можно водки.
   - Конечно. Все сделаю, - кивал Валька.
   Дружки его заметно скисли - для них веселье на сегодня закончилось. Захмелевший же Лёня, напротив, оживился. Весь превратился во внимание.
   - Ладно, пацаны, такое дело... - промямлил Валька. - Я это...
   - Да ладно, чего там... - отозвался один из приятелей. - Ну, мы тебя завтра до призывного проводим... Чего, короче, в семь утра?
   - Ага. Пока, пацаны.
   Валентин спешно пожал друзьям руки и юркнул в подъезд - побежал собирать гостинцы. Его друзья поплелись по своим делам. Макар и Лёня остались. Лёня возбужденно спросил:
   - Макар, а можно мне с вами?
   - Молод еще, - процедил тот.
   Лёня начал лихорадочно соображать, как же убедить их взять его с собой. И тут показался Валик. Он уныло махнул рукой.
   - Ничего не получится. Мать ничего взять не разрешила...
   - Да ты чего?! У бати попроси!
   - Бесполезно.
   - У меня есть деньги, - выпалил Лёня. - Правда! Сколько надо? Только, чур, я с вами...
   Макар скептически осмотрел его, уточнил:
   - Деньги точно есть? Не брешешь?
   Лёня старательно замотал головой.
   - Ну ладно, пошли. Скажу, ты тоже в армейку уходишь... в стройбат.
  
   Далеко идти не пришлось. Перейдя через улицу, они накупили в магазине вина, водки, целую авоську еды - Лёня не скупился, выложил целый червонец. Потом они свернули во дворы и минут через пять вышли к такому же, как у Вальки, двухэтажному каменному дому. К этому моменту уже стемнело. Дальнейшие события в памяти Лёни сохранились фрагментами. Он очень отчетливо помнил грязную лестницу и тусклую лампочку над ней. Обитую черной кожей дверь Томкиной квартиры. Выглянувшее из-за этой двери припухлое, равнодушное лицо молодой женщины лет двадцати пяти с выбившейся из короткой косы и свисавшей по щеке русой прядью. Душную кухню...
   Потом говорили, что в квартире был ребенок, но этого Лёня не помнил. Не было никакого ребенка. Не помнил Лёня и того, что они делали на той душной кухне... Вроде выпивали все вместе. Потом с Макаром вдвоем. Потом вдвоем с довольным, радостно возбужденным Валькой. Потом Валька и Макар ушли и они выпивали с этой Тамарой... Потом...
   А вот того, что было потом, Лёня не мог забыть никогда.
   Они с этой сукой легли в постель. Из-за принятого на грудь спиртного и некоторого мандража от предстоящего, он плохо соображал. В мозгу прочно засела одна только мысль:
   "Только бы все получилось"
   "Только бы все получилось" - повторял он про себя и на кухне и по дороге в спальню.
   И в постели...
   У него не получилось...
   И тогда эта сука стала смеяться. Сначала она просто фыркала. Потом засмеялась в голос. Потом стала издеваться над ним, и тогда он ее ударил. И сразу почувствовал прилив сил...
   Во время следствия и потом, на суде, Лёня стоял на том, что не помнил происходившего дальше.
   Но именно дальнейшее он помнил лучше всего. И хранил эти воспоминания, не давал им увянуть...
   Он ударил эту суку и почувствовал прилив сил. Сначала она даже не прекратила хохотать. Он ударил ее еще...
   Когда он бросал первую палку, эта сука еще ничего не поняла. С деревянной харей она дождалась конца и прошлепала:
   - Все? Теперь давай, вали...
   Может, она хотела прошлепать что-то еще? Неизвестно. Лёня сдавил ей горло и слова застряли. Прошмондовка затрепыхалась, захрипела. А он почувствовал новый прилив. О-о, это было так сладко...
   Лёня истязал ее до самого утра. А затем просто ушел.
   Потом, когда его взяли, он жалел, что не грохнул ее. Но позднее, осмыслив ситуацию более трезво, понял - это даже хорошо. Ведь были свидетели, да и следов он оставил - пруд пруди... Надо было ее припугнуть - вот чего он не сообразил. Ведь вышел же он, в конце концов...
   Вторая встреча с Тамарой стала для потаскухи последней. Второй раз все было иначе - Лёня подготовился как следует. И все сделал правильно. Хотя... Мамаша догадалась. Она была умной, его мамаша...
   Долгих тридцать лет после этого Лёня жил как все. Работал на заводе, в горячем цеху. Копался в огороде. Скопил денег и купил машину - вишневые Жигули первой модели. Правда, так и не женился. Всю жизнь прожил с мамашей - она не выпускала его из поля зрения до самой смерти. И всю жизнь Лёня слышал, как они шушукаются за его спиной. Смеются...
   "Ничего-о. Посмотрим еще, как вы посмеетесь..."
  
   Лёня вспомнил, как начал строить это убежище.
   Он как раз вышел на пенсию - по горячей сетке, в пятьдесят лет. Мамаша была еще жива, но уже дышала на ладан. Лёня начал задумываться, как будет жить один. Дыхание грядущей свободы кружило пенсионеру голову. В то же время он боялся, что, однажды дав дремлющему в его нутре зверю волю, не сможет это чудовище обуздать. А снова в тюрьму он не хотел. При одном воспоминании о тюрьме у Лёни крутило живот.
   Как раз тогда - шесть лет назад - он по телевизору увидел репортаж про одного чудо-предпринимателя. Некий мужичок вырыл у себя под гаражом тайный бункер. В бункере устроил швейный цех, в котором совершенно бесплатно трудились забитые, затюканные рабыни. Какие-либо прибыли Лёню не заинтересовали, а вот потенциальная возможность стать хозяином такого бункера... Да не с потасканными бомжихами, а с молодыми рабынями... - Очень!
   Чем больше Лёня думал об этом, тем пуще казался ему таковой план осуществимым. Вскоре он принялся за работу.
   Работал Лёня, надо сказать, с маниакальным упорством. Сооружение убежища затмило для него все, даже похороны матери прошли как во сне. Внешнюю часть - каменный сарай он соорудил быстро. Построил собственными руками, только стальную дверь заказал. А вот с подземным уровнем пришлось повозиться. Почти год Лёня Кравчук по ночам - чтобы соседи не видели - вынимал и разбрасывал по огороду землю. Потом долгие месяцы бетонировал пол, стены. Дольше всего провозился с перекрытием - нужно было сделать так, чтобы ни один, даже самый громкий крик не вырвался наружу. Потом еще вход...
   Кравчук улыбнулся. В конце концов, все получилось. Вход и тайный - никто не догадается, и надежный - за неполных четыре года пленницам сбежать так и не удалось. А они пытались... Особенно эта Юлька.
  
   Рабынь Лёня обрел на удивление легко. Его даже поразила простота, с которой глупые потаскушки попали в сети.
   Две подружки, Аня и Юля, в тот вечер возвращались с дискотеки. Девчонки были навеселе, без кавалеров. Брели, показушно шатаясь из стороны в сторону и громко, опять-таки напоказ, мололи языками и смеялись. Когда возле них тормознула темная "копейка" и сидящий за рулем мужчина в очках предложил подвезти, пухленькая Юля, не глядя, махнула рукой и громко крикнула:
   - Проезжай.
   Худосочная, гибкая Аня возмутилась:
   - Ты что, Юлька?! Дура, что ли?!
   И подошла к Лёне.
   - О-о, какой джентльмен, ха-ха-ха, - пьяно засмеялась она. - Ну-у. И куда ты нас повезешь?
   - Да куда скажете, красавицы, - широко улыбнулся Лёня. - Разве можно таким ножкам пешком ходить? Садитесь, такие ножки нужно катать...
   Впоследствии Лёня не раз видел по телевизору милицейские обращения, дескать, кто знает о местонахождении такой-то и такой-то, просьба сообщить и так далее. Но он, естественно, сообщать не собирался, а больше никто о судьбе этих двух прошмондовок не знал.
   А судьба их ждала незавидная. Две солдатские кровати в тесном бетонном коробе, плошка баланды да буханка черного хлеба в день. Из развлечений - колода карт. Ну и, конечно, забавы с хозяином. Иногда Лёня бывал щедрым, покупал своим "женам" дешевых консервов и сигарет. Со временем он и правда стал воспринимать их как жен, особенно после того, как чувырла Юля понесла. Старшей по подземелью, можно сказать главной женой, он назначил Аню. А может, она сама себя назначила... Она сумела найти с ним общий язык, Аня. Скоро над Юлькой они издевались вместе. А той все нипочем. За эти годы она родила - подумать только - троих! Первых двух Лёня зарыл в саду, под яблонями. Та же участь ждала и третьего...
   Когда это было? Дней десять назад?
   Лёня придушил новорожденного на глазах у затравленной матери. В этот раз сука не брыкалась - знала, что почем. Потом, с наступлением ночи, он вырыл яму и вытащил завернутый в тряпицу трупик наверх. Прислушался. Вроде тихо. Осторожно ступая, Лёня направился к своему маленькому кладбищу...
   Как же он испугался тогда! Чуть не обосрался - прямо перед ним из темноты выросла высокая темная фигура.
   Незнакомец, перепуганному Лёне показавшийся ростом с Дядю Степу, положил ему на плечо руку и проговорил:
   - Похоже, мы служим одному Властелину.
   Лёня заглянул в темные, лишенные зрачков глаза и понял - пришел Хозяин.
  

- 12 -

  
   Вадим и Жанна вышли на улицу.
   - Ну что, пойдем обратно? - спросила Жанна.
   - Погоди. Давай к соседям заглянем.
   Вадим прошел к дому напротив, постучал в окно. Минуту спустя из калитки показался парень в камуфлированных штанах и тельняшке. Во дворе заливисто залаяла собака.
   - Добрый день, - сухо сказал Вадим и, подойдя вплотную, раскрыл удостоверение. - Уголовный розыск. Можно пройти во двор? Собака привязана?
   Парень посторонился, с интересом посмотрел на Жанну. Они вошли во двор. Вадик дождался, когда калитка закроется, проговорил:
   - Мы, собственно, к Леониду Сергеевичу. Когда его дома можно застать?
   Парень пожал плечами.
   - А сейчас его нет, что ли?
   - В том то и дело.
   - Ну, не знаю, нерешительно проговорил парень. - Обычно он все время дома сидит... кажется. Мы не общаемся.
   - Не общаетесь? Почему?
   - Ну-у... Он вообще нелюдимый. На людей волком смотрит. - Парень отвернулся, крикнул на собаку: - Фу!! Хватит тявкать! А чего случилось-то?
   - Дело в том, что позавчера вечером был совершен наезд на пешехода. Девушка с тяжелыми травмами сейчас в реанимации, а водитель с места скрылся. Мы сейчас проверяем всех, у кого похожие машины. Уточняем, кто где был, смотрим, нет ли вмятин... ну и так далее. У Леонида Сергеевича какая машина?
   - "Копейка" у него, вишневая.
   - Вишневая, ага! Темная значит. А где он был позавчера вечером?
   - Я не знаю, - ответил парень. - Я вообще думал он всегда дома сидит.
   - Но на машине-то он выезжает иногда? Или нет?
   Парень согласно кивнул.
   - Выезжает.
   - Последний вопрос: где он все-таки может быть?
   - Да откуда я знаю? Может, в магазин ушел, за хлебом.
   - Ясно. Спасибо. Один момент: о том, что из милиции приходили, интересовались, пожалуйста, никому. Хорошо?
   - Конечно.
   - Все, до свидания.
  
   Когда они шли обратно, Жанна спросила:
   - Думаешь, он в самом деле никому не расскажет?
   - Вряд ли. Думаю, сегодня же будет знать вся улица. Сначала он скажет жене, если она есть, или матери. Та, под страшным секретом, соседке. Ну и так далее... Но до Кравчука, надеюсь, не дойдет. Хотя... если он, правда, маньяк, то может почуять - такое у них на уровне инстинктов. Зато мы знаем точно, что в доме живет именно он. И что он должен вернуться.
   - И что у него темная машина.
   У Вадима в кармане зазвонил телефон. Звонил Борецкий.
   - Да, Васильич.
   - Вы где пропали?
   - Возвращаемся. Там пусто - хозяина дома нет.
   - Понятно. Давайте бегом, тут новое дело.
   В трубке послышались гудки. Кукушкин сунул телефон в карман и сказал:
   - Побежали, там что-то случилось.
  
   Машина ждала их за ближайшим углом.
   - Садитесь! - крикнул в открытое окно Борецкий.
   - Что случилось? - спросил, забираясь, запыхавшийся Кукушкин.
   - Найдены еще трупы. Сразу несколько. В одном месте... - отрывисто отвечал Александр.
   - Еще?! Где?
   - Сейчас приедем, все увидим.
  

* * *

  
   Такого никто из сыщиков в своей практике не видел еще ни разу. Даже Борецкий, прослуживший в угрозыске без малого двадцать лет, выглядел потрясенным.
   Местом преступления был большой частный дом в десяти минутах езды от улицы Ясная поляна. Когда они подъехали, возле дома уже стояло несколько машин. В том числе Волга начальника РУВД. Во дворе нервно курили Зареченские сыщики во главе с Иваном Ивановичем. В доме работали эксперты, те же, что накануне в Дмитриевском. Михайлов тоже был здесь.
   Жертв внутри было шесть. Двое мужчин, две женщины и две девочки-подростка. Все они лежали в большой комнате на полу, и у каждого из груди торчал короткий кол. Пол был залит черной, свернувшейся уже, кровью. Несмотря на распахнутые настежь окна, в доме стоял невыносимый смрад.
   - Чем это так воняет? - скривился Кукушкин.
   - Да-а... вонь знатная, - согласился Борецкий. - И это не кровью...
   Жанна осталась у выхода, зажала рот и нос. Мужчины прошли в комнату.
   - Это что, - сказал сквозь закрывающую нижнюю часть лица марлевую повязку толстый эксперт. - Вот когда вошли мы, вот это была вонь! Все окна, - он обвел комнату рукой, - были наглухо закрыты фанерой да еще занавешены покрывалами.
   - Интересно... А с какой целью?
   Эксперт пожал плечами.
   - Личности жертв установлены? - Спросил Михайлов.
   - Четверых да, это хозяева. Вся семья и еще двое неизвестных - мужчина и женщина... Только странное дело...
   - Что?
   - По некоторым признакам все они на момент... э-э... забивания этих колов были уже мертвы. Причем задолго.
   - Откуда же столько крови?
   - В том то и странность. Судя по крови - смерть наступила несколько часов назад, после восхода солнца... Но крови, кстати, мало. Для столь зверского способа убийства шести человек даже очень мало.
   - Как такое может быть?
   Теперь пожал плечами высокий. Его толстый коллега увел разговор в сторону:
   - Отпечатков - пруд пруди. Большинство конечно как всегда хозяйские, но есть и на колах.
   Михайлов обвел взглядом прибывших оперов, сказал:
   - Значит так. Вы, Вадим, займитесь протоколом. А Вы, Александр Васильевич и Вы, Жанна, займитесь подворовым обходом.
   - Так местные наверняка уже работают, - тихо проговорил Борецкий. - Чего мы будем друг за другом ходить?
   - Неважно. Дело приняло настолько серьезный оборот, что и друг за другом будем ходить и вообще... Эти убийства, Александр Васильевич, к тем имеют отношение или нет? Или это дело самостоятельное?
   Борецкий с сомнением склонил голову набок, сказал:
   - Эти тоже ритуальные, так что... Колы-то, небось, осиновые?
   - Вот и я говорю. Так что давайте, по дворам...
  
   Александр и Жанна отправились выполнять поручение следователя. Жанна - повесив голову, увиденное в доме произвело на нее очень тяжкое, гнетущее впечатление. Александр же обозленный, с азартным блеском в глазах. Во дворе он спросил у ребят:
   - По дворам ходили уже?
   Ему ответили:
   - Наши пошли по этой стороне. В той - напротив - никого вроде пока не опрашивали.
   Александр кивнул и целеустремленно направился через улицу. Хмурая Жанна побрела за ним.
   В первом же посещенном доме их ждал сюрприз. Хозяйка - худощавая высокая женщина лет пятидесяти - заявила, что видела, как от дома Парфеновых рано утром отъезжал на велосипеде молодой священник.
   - Он еще так странно озирался. А я подумала: "Чего это священнику здесь делать в такую рань?"
   - А дом Парфеновых, это...
   - Да-да, молодой человек, тот самый, - кивнула женщина и покачала головой. - Какой ужас.
   - Раньше Вы этого попа когда-нибудь видели?
   - Нет. Раньше не видела.
   - А описать сможете? Приметы какие-нибудь?
   - Ну, какие приметы? Священник как священник в черной рясе... Молодой. Круглощекий такой, с короткой бородкой. Он так подозрительно озирался... Бородка у него и вообще волосы... Из-под шапочки сзади хвостик, - женщина неопределенно покрутила перед собой рукой. - Светло-рыжие, что ли.
   - Вот видите, сколько Вы запомнили, - похвалил Александр. - А велосипед у него, какой?
   - Велосипед как велосипед, старый. С такой рамой, мужской, знаете?
   Александр кивнул.
   - Цвет запомнили?
   Женщина помотала головой.
   - Вроде синий... а может зеленый.
   На улице Александр сказал задумчиво:
   - На велосипеде... в рясе... интересно, как он педали-то крутил? Ну ладно, пошли дальше.
  

- 13 -

  
   Целый день Жанну не отпускало ощущение, что она упустила что-то очень важное. Какую-то малость, что позволила бы взглянуть на вещи под другим углом. Постепенно это ощущение нарастало, не давало покоя. Девушка весь день была рассеяна, много курила...
   Озарение пришло, когда они снова, второй раз за день, сидели в кабинете Михайлова - ближе к вечеру следователь устроил что-то вроде мозгового штурма. Понимание пришло вдруг, разом. Жанна едва удержалась от возгласа, невидящим взором уставилась в стол и стала прокручивать в памяти подробности утреннего путешествия по двору Кравчука.
   "Точно!"
   Жанна подняла руку, воскликнула:
   - Стоп! Я знаю, где Кравчук!
   В озадаченной тишине громко прозвенел ее дрожащий голос:
   - Вадим, ты помнишь тот сарай в саду?! Ну, ты еще спросил, что там такое?!
   - Ну.
   - А помнишь тропку, что ведет от забора?!
   - Ну...
   - А куда она ведет?!
   - Куда?
   - В том-то и дело, что никуда - к стене сарая. А там - ни окон, ни дверей! Понимаешь?!
   - Нет.
   - Тропа утоптана от и до, а куда ведет? К стене?! Вспомни - там еще лист железа приставлен!
   - Да, помню.
   - Вот! За листом этим спрятано что-то такое, к чему он постоянно ходит! Думаю, там еще один - тайный - вход!
   Жанна обвела присутствующих сияющим взглядом. Борецкий заинтересованно проговорил:
   - Интересно... А что, логично.
   Он повернулся к Кукушкину.
   - Что скажешь?
   Вадим с сомнением качнул головой.
   - Ну, в общем да, есть там мутная тропа, которая никуда не ведет. Я сам не сообразил - молодец Жанка, скорее всего так и есть. И от стены от этой прямиком за забор и к железке.
   - Так что? Надо проверить, - Борецкий повернулся к Михайлову. - Может не откладывать, а, Алексей Михалыч? Все ведь сходится - и темная машина и отпечатки. Надо брать, а если опять не найдем - в розыск объявлять...
   Михайлов некоторое время молчал. Потом спросил:
   - Может, имеет смысл установить наблюдение?
   Загоревшийся Борецкий ответил:
   - Давайте съездим, посмотрим. Если опять пусто - тогда наблюдение. Так?
   - Так, - согласился Михайлов. - Поехали.
  
   Во дворе у Кравчука за день не изменилось ничего. На этот раз сыщики вошли туда, не церемонясь, явно. Пока Кукушкин с Михайловым барабанили в окна, Борецкий и Жанна прошли в сад. Александр осмотрелся. Ага, вон в глубине мрачная каменная постройка, похожая на армейский склад. А вот и та самая тропа...
   Александр глянул на забор, к которому она ведет - там в засаде бойцы спецназа, прошел к сараю.
   - Хм, смотри-ка!
   Он отодвинул приставленный к каменной стене стальной лист. За ним оказалась мощная, окованная железом дверка высотой взрослому человеку чуть выше колена. Замка в мощных проушинах не было. Александр присел, потянул за ручку - тщетно.
   - Заперто! - негромко, но пылко проговорил он. - Заперто изнутри - прорези для ключа нет!
   Он еще раз - изо всех сил дернул за ручку. Дверь даже не шелохнулась. Тогда Борецкий громко крикнул:
   - Сюда! Здесь он!
   И постучал в дверь ногой.
   - Кравчук, открывай! Мы знаем, что ты здесь! Даю на добровольную сдачу одну минуту, потом мы выломаем дверь!
   Ответом ему была тишина. Тем временем к мудреной двери подошли Михайлов с Кукушкиным и командир группы захвата. Два похожих на роботов бойца в черной броне остановились чуть поодаль. Борецкий повернулся к их командиру и сказал:
   - Тащите кувалду и что там у вас еще? Будем этот долбаный бункер рушить.
  
   Когда выломали первую дверь, за ней, на глубине полутора метров, обнаружили еще одну - стальную. Теперь в бетонном полу. Когда удалось вскрыть и ее, на улице уже темнело.
   Ворвавшиеся в подземный бункер бойцы обнаружили неподвижно сидящего на табуретке пожилого мужчину. Старый хрыч спокойно улыбался.
   - На пол! Лежать!
   Бойцы спецназа привычно уложили подозреваемого на бетонный пол. Луч света от мощного фонаря хищно шарил по углам. Забрался под кровать.
   - Там кто-то еще!
   - Этого на выход! - приказал командир.
   Под низким потолком загорелась лампочка - это спустившийся вниз Борецкий нашел выключатель.
   - Эй! Быстро на середину! - крикнул склонившийся над кроватью боец.
   Ответом ему послужило странное шипение. Боец оглянулся на начальство.
   - Погоди, - сказал Борецкий. - Давай кровать отодвинем.
   - Да похоже, она привинчена.
   Кровать действительно оказалась прикреплена к бетонному полу, но не очень прочно. Два крепких спецназовца, поднатужившись, оторвали ее. Под кроватью они нашли изможденную, полумертвую женщину. Женщина забилась в конвульсиях, истошно захрипела. Крупные, темные, похожие на спелые сливы глаза смотрели на солдат с отчаянием и ужасом.
   - Не бойся, не бойся, что ты, - склонившись над ней, приговаривал боец. - Все уже кончилось, все. Больше тебя никто не обидит.
   Его товарищ скрипнул зубами, еле сдерживая себя, чтобы не броситься вслед за пойманным маньяком, не запинать его тяжелыми ботинками до смерти.
   - Похоже, ее надо срочно в больницу, - сказал Борецкий. - Вовремя мы успели, а то еще одна бы...
   Александр развернулся и стал подниматься наверх. Что "еще одна" он не договорил, но спецназовцы поняли. Наверху Борецкий сказал Михайлову:
   - Ну что, в яблочко. Нужно экспертов вызывать, тут им работы - выше крыши... Козла этого допрашивать будем когда? Предлагаю сразу - пока не опомнился.
   - Конечно! - воскликнул следователь. - Конечно. Сейчас я только сам на все посмотрю.
  

- 14 -

  
   Доставленная милицией на ночь глядя в Зареченскую городскую больницу потерпевшая на живого человека походила мало. Проводивший первичный осмотр доктор повидал в своей практике всякого, но такого... Первое, что его поразило - отсутствие радужной оболочки глаз. Огромные, абсолютно черные зрачки заполнили всю радужку без остатка, поглотили ее. На луч света, который он направил несчастной женщине в глаз, зрачок не прореагировал. Прореагировала она сама - зашипела и задергалась так, что доктор испугался - не повредила бы собственному здоровью еще больше. Она не позволила ему ни замерить уровень давления, ни даже посчитать пульс. Каждое прикосновение к ней сопровождалось таким приступом судорог, что врач решил оставить ее в покое. Покой - вот, несомненно, то, в чем несчастная нуждается в первую очередь. Покой и хорошее питание. С питанием в больнице дела обстояли, мягко говоря, не лучшим образом, но введение поддерживающих препаратов совокупно с внутривенным кормлением должно ее поддержать на первое время. Вот только дастся ли она сделать укол? Придется держать. Пока же доктор принял решение поместить ее отдельно от других больных. Это было возможно - в инфекционном боксе имелись свободные палаты. Спецназовцы, что доставили несчастную, находились еще здесь. Они на руках перенесли ее в палату. Доктор вспомнил об обитателях прочих палат инфекционного бокса - странное заболевание поразило в последние дни ряд Зареченцев. У всех наблюдались схожие симптомы: пониженная температура тела, слабость, сонливость, болезненная реакция на солнечный свет. Причина заболевания так и не выявлена до сих пор. Говорить об эпидемии пока рано, но...
   Доктор содрогнулся, вспомнив прикосновения к этой несчастной женщине.
   "Какая у неё ледяная кожа! Как бы не умерла..."
   Доктор поймал себя на мысли, что в этой странной пациентке есть что-то, роднящее ее с другими обитателями инфекционного бокса и содрогнулся снова.
  

* * *

  
   - Разрешите? - в кабинет заглянул дежурный по РУВД, сказал многозначительно: - Кравчук.
   Расположившийся за столом Михайлов махнул рукой:
   - Заводи.
   Борецкий молча сидел на подоконнике напротив двери.
   - Пошел! - Дежурный втолкнул подозреваемого в кабинет.
   Дюжий майор тащил тщедушного Кравчука как котенка, и видно было, что милиционеру это в радость. Весть о том, что задержан "маньяк" - человек, подозреваемый в совершении жутких преступлений последних недель, мигом облетела все управление. Когда следователь областной прокуратуры приказал доставить задержанного на допрос, дежурный не доверил такое дело никому, повел его лично.
   Майор подволок Кравчука к стоящему в центре кабинета стулу.
   - Стоять!
   - Спасибо товарищ майор, - кивнул Михайлов. Посмотрел на Кравчука и сказал: - Присаживайтесь, гражданин.
   - Сесть! - гаркнул Лёне на ухо майор и подкрепил команду резким толчком.
   После этого козырнул Михайлову и вышел. Борецкий недобро усмехнулся.
   Некоторое время в кабинете царила тишина. Следователь и опер внимательно рассматривали сидящего перед ними человека. Здесь, в свете электрических ламп, они, наконец, смогли рассмотреть его как следует.
   На стуле сидел, сутулый, невзрачный мужичонка невысокого роста. На темени широкая, подернутая жидкими волосенками плешь. Над ушами волосы пучками, жесткие, с проседью. Лоб изрезан глубокими морщинами. Широкое лицо нездорового, желто-серого цвета. На крупном прямом носу большие квадратные очки в темной оправе, одна линза треснута. Одет Леня был в поношенный коричневый костюм, ладони держал между коленями. Глядя на этого замухрышку, трудно было поверить, что он замешан в кровавых, самых жутких преступлениях последнего времени. Взгляд Кравчука был направлен куда-то мимо присутствующих, расфокусирован. Но вот он быстро, искоса глянул на сидящего перед ним следователя. Снова отвел глаза. Борецкому показалось, что губы Кравчука на мгновение тронула... улыбка?
   - Так. Фамилия, имя, отчество, - прервал молчание Михайлов.
   Лёня снова зыркнул на него сквозь очки, глухо проговорил:
   - Кравчук. Леонид Сергеевич.
   - Пожалуйста, говорите громко, отчетливо. Еще раз: фамилия, имя, отчество.
   Михайлов говорил очень ровным, равнодушным голосом. Как робот.
   Кравчук повторил. Михайлов записал.
   - Так. Число, год, место рождения? Вы знаете, за что задержаны?
   Начавший отвечать на первый вопрос Лёня осекся, замолчал.
   "Браво" - мысленно похвалил Михайлова Борецкий.
   - Вы поняли вопрос? Вы понимаете, за что задержаны?
   Кравчук безмолвствовал.
   - Что, сука, в молчанку играть надумал?! - взорвался Александр. Он в мгновение ока оказался возле допрашиваемого, навис над ним. - Ты может, мразь, думаешь, что с тобой здесь церемониться будут, права зачитывать?! Щас я тебе зачитаю по затылку! Где сообщники твои?! Быстро сказал!!
   Александр поставил ногу на стул Кравчука. Лёня съежился, видно ожидая удара. Удара не последовало. Тогда Кравчук распрямился и с ненавистью прошипел:
   - Безмозглые человечишки. Скоро, скоро придет ваш час! Конец уж виден...
   Резкий удар в солнечное сплетение заставил его поперхнуться, слова застряли в горле.
   - Твой час уже пришел, мудила! Быстро говори, где нам сообщников твоих искать?! Про подвиги свои да про идеологию потом расскажешь - сидеть тебе долго... Ну?!
   Борецкий ухватил Кравчука за подбородок, задрал ему голову. Кравчук оскалился. И получил по физиономии открытой ладонью. Голова его резко мотнулась, очки слетели на пол.
   - Тихо, тихо, Александр Васильевич, - холодно проговорил Михайлов. - Держите себя в руках. Все еще только начинается. Так, Леонид Сергеевич? Леонид Сергееви-ич, что Вы молчите? Позвольте, я расскажу Вам, в чем Вы подозреваетесь, и что Вам грозит за нежелание сотрудничать со следствием... Вы слышите меня?
   - Слышу.
   - Хорошо. Итак, Вы подозреваетесь в серии убийств. И не простых убийств, а имеющих громкий общественный резонанс. Вы понимаете, что я Вам говорю?
   Кравчук медленно кивнул.
   - Хорошо. Вы признаете, что принимали участие в убийстве девушки в церкви села Дмитриевское?
   У Лёни на губах вновь появилась улыбка. Похоже, воспоминания кровавой ночи подняли ему настроение.
   - Да какая тебе разница начальник? Твоего умишка все равно не хватит, чтобы понять, что происходит вокруг тебя...
   - Короче! - рявкнул над ним Александр, - ты был не один. Кто был с тобой?!
   Улыбка на Лёнином лице стала шире.
   - Скоро узнаешь, начальник. Все узнаешь...
   - А ты мне сказать не хочешь? Просветить, так сказать? - в голосе Борецкого звенел металл.
   Лёня отвернулся. Александр закинул верхнюю часть пиджака ему за плечи и сильно надавил пальцем в выемку за ключицей. Кабинет наполнился истошным воем. Кравчук, извиваясь змеей, стал сползать со стула. Борецкий рывком за грудки усадил его обратно.
   - Ты, сука, все мне расскажешь! С кем девок убивал?! С попом?! А семью на улице Королева, когда забили?! Прошлой ночью?! Отвечай!!
   - Ка... какую семью? - переспросил Лёня.
   - Забыл? - зловеще осведомился Борецкий. - Сейчас вспомнишь!
   - Подождите, Александр Васильевич, - хладнокровно проговорил Михайлов. - Он нам все расскажет по доброй воле. Ведь правда, Леонид Сергеевич? Не хотите же Вы провести следующую ночь в камере с уголовниками? Среди заключенных не очень любят сексуальных маньяков, не так ли? И убийц детей тоже... Да, Леонид Сергеевич?
   Стоящий рядом с Кравчуком Борецкий поразился перемене произошедшей с лицом маньяка. Глаза Лёни расширились, потемнели. Все черты исказились, стали похожи на студень. Верхняя губа заметно затряслась.
   - Даю Вам минуту, - продолжил Михайлов. - И, если Вы не начнете давать показания, Вас отведут в камеру к уголовникам. Это я Вам обещаю.
   - Я... я-а скажу, - сразу же проговорил Кравчук, заметно заикаясь. - Я все скажу. Только вы все равно ничего уже не сможете изменить. Ничего не сможете. Он вернулся!
   Слова хлынули из Кравчука подобно прорвавшей плотину воде.
  

- 15 -

  
   - Да что с ней такое сегодня?! - раздраженно процедил мужчина сквозь зубы и откинул одеяло.
   Лай за окном усилился. Сон ушел окончательно. Мужчина перебрался через жену.
   - Ну, я ей сейчас...
   - Не ходи, - жена схватила его за руку. - Что-то как-то нехорошо, я боюсь...
   - Чего? Еще чего не хватало...
   Мужчина выдернул руку, сердито прошлепал к выходу.
   - Ну что ты, сука, растявкалась? - свирепо крикнул он, выходя в сени. Распахнул дверь на крыльцо и понял: что-то действительно не так. Никогда прежде его собака, псина, в общем-то, незлобная, не проявляла такой лютой ненависти. Сейчас эта дворняга ростом с немецкую овчарку стояла на широко расставленных, слегка согнутых лапах и злобно, с глухим рычанием, лаяла в направлении заднего двора. Шерсть на загривке поднялась дыбом. Цепь натянута, но не во двор, а прямо напротив будки. Непонятно: цепь мешает ей броситься на того, кто там притаился, или убежать?
   - Кто там?! - грубо крикнул мужчина во тьму.
   - Челове-ек, впусти-и меня, - услышал он тихий, протяжный стон.
   По спине пробежали мурашки.
   - Кт-то... кто здесь? - хрипло спросил мужчина. Неожиданно для самого себя он почувствовал, как подгибаются колени. Липкий, иррациональный страх сковал его, лишил воли. Так страшно ему не было НИКОГДА.
  

* * *

  
   Любила ли она его?
   Да!
   Окончательно в этом он убедился позже, когда на себе познал, что такое Жажда и насколько трудно ее контролировать, удержаться на грани...
   Влада...
   Те несколько дней, что сходила вода, просыхали дороги, Андрей провел словно во сне. Дни, но не ночи. Каждую ночь к нему приходила Она. Они беседовали, смеялись, вместе любовались луной. Граф любовался своей загадочной гостьей, восхищался ее красотой и страстно, до умопомрачения желал ее. Вожделел и в то же время страшился перейти какой-то незримый, но ясно ощущаемый рубеж. Она помогла ему сама...
   Они стояли у распахнутого окна, в полумраке, освещаемые лишь серебряным светом высокой луны. Влада была в белом вечернем платье, оставлявшим открытыми шею, плечи. Волосы цвета воронова крыла были забраны в высокую прическу. За окном дышала сладострастием южная весенняя ночь.
   Влада с грустью проговорила:
   - Луна убывать.
   - Убывает, - машинально поправил Андрей.
   У него уже появилась привычка исправлять речь Влады. За неделю девушка сделала в русском языке значительные успехи.
   - Луна убывает, - тихо повторил он и повернулся к Владе.
   Луна, равно как и неправильное произношение девушки, заботили его в те минуты меньше всего. Близость прекраснейшей из женщин мутила рассудок, кружила голову. Он проглотил вставший вдруг в горле ком и произнес хрипло:
   - Влада... милая... прости мои слова, но... Я не могу молчать...
   Белоснежная лебединая шея перед глазами манила, графу нестерпимо хотелось прикоснуться к ней губами, осыпать поцелуями. Вместо этого он взял девушку за руку. От него не укрылось, что Влада чуть напряглась. И еще он явственно ощутил холод ее ладони. Не холод - прохладу. Прохладу, от которой все тело пронзил нервный импульс, зажгло грудь. О, как хотелось ему согреть ее прохладную кожу...
   - Влада, я Вас люблю... - выдохнул он.
   Главное слово, вырвавшись, повлекло за собой половодье прочих.
   - Я страстно, безумно люблю Вас, Влада. Вы лучшая из женщин, с которыми когда-либо я имел честь быть знаком... И я твердо намерен просить у Вашего отца Вашей руки... Я... я богат, в России у меня поместья, не одно. У отца, помимо прочего, ситценабивная фабрика. Если ты захочешь, я оставлю службу. Я... я могу жить там, где ты пожелаешь, только не говори "нет"...
   Произнося эти слова, граф пытался приблизиться к девушке вплотную, но меж ними выросла незримая стена. Даже возникло ощущение, что неведомая сила отталкивает их друг от друга, подобно одноименным полюсам магнита. Нестерпимо жгло грудь.
   Трудно сказать, что чувствовала тогда Влада. Чувствовала ли вообще? Несомненно - ДА. Влада была несравнимо выше любого рядового вампира, что руководствуются лишь инстинктами. Выше, утонченнее, развитее. Как многому она его научила... впоследствии. Еще большему он научился сам, после гибели любимой.
   Тогда же, далекой весной тысяча восемьсот семьдесят восьмого года, она просто тихо прошелестела:
   - Сними крест.
   Граф на секунду замер. Чувствуя себя на краю пропасти, взялся двумя руками за шнурок и медленно, с замершим сердцем, шагнул с обрыва.
  

* * *

  
   Перед рассветом, в миг расставания, Андрей вновь спросил Владу:
   - Ты станешь моей женой?
   - Ты все еще хочешь?
   - Больше жизни.
   - Поговорим об этом следующий ночь. Ты меня к себе впустить?
   - Конечно!
  
   Давно рассвело. Андрей лежал на кровати и не мог уснуть. Девятый вал восторга от близости со столь желанной и еще более загадочной женщиной схлынул. Обнажились острые, черные скалы сомнений и... страха? Андрей провел ладонью по тому месту, где еще вчера был нательный крест. Грудь была непривычно пуста. Граф пошарил под подушкой, посмотрел на столе, на полу. Креста нигде не было. Он встал, закурил. Подошел к окну. Новый день обещал быть душным, знойным. Пустым.
   Возвращаясь к постели, Андрей увидел свой нательный крестик под кроватью. Наклоняться он не стал - ему было уже все равно.
  
   Хозяева в тот день увидели своего гостя лишь к вечеру. Едва посмотрев на него, госпожа Ана и Думитру все поняли. За ужином старый Бранковяну завел разговор о России. Отметил, что вода сошла, дороги просохли. Кони хорошо отдохнули, да как бы не застоялись - не ровен час зажиреют.
   Полковник в ответ только задумчиво улыбался. В конце ужина сказал:
   - Господин Думитру, позвольте мне остаться в вашем доме еще на одну ночь. Завтра я уеду. Или скажу Вам что-то очень важное.
   Услышав эти слова, старый Бранковяну потемнел лицом. Долго сидел нахмурившись, молча. Потом положил Андрею на руку широкую ладонь и сказал:
   - Послушай, сынок... - Думитру говорил, избегая встретиться с Андреем взглядом. - Послушай, сынок, прими совет старика. Уезжай прямо сейчас, не доводи до беды. Бери солдата своего - он заждался уже - и уходи. Заночуете в селе, а на рассвете уезжайте.
   Думитру поднял на Андрея глаза и похлопал его по руке. Граф упрямо мотнул головой.
   - Нет.
   Думитру тяжело вздохнул. Не говоря больше ничего, поднялся из-за стола и направился к выходу. Походка его была в те минуты походкой глубокого старика.
  
   Последние часы перед встречей тянулись особенно медленно. Казалось, время остановилось. Андрей не находил себе места. Он подобрал с пола крестик, подумал и сунул под матрас. Потом ходил по комнате взад-вперед, подолгу смотрел из окна во тьму, курил. Наконец часы внизу пробили двенадцать раз. Ждать осталось недолго - Влада обычно появлялась минут через тридцать - сорок после полуночи. Андрей прошел к столику, зажег от дотаивающей свечи новую.
   - Скучаешь? - прошелестело за спиной.
   Андрей резко развернулся.
   - Как ты вошла?
   - Через дверь, как обычно.
   Они стояли лицом к лицу. Влада была еще прекрасней, чем всегда. В эту ночь она пришла в белой тунике, скрепленной на плече золотой пряжкой. Черные кудри, как и накануне, были забраны в высокую прическу. В колеблющемся свете живого огня на меловом лице отчетливо выделялись черные крылья бровей, крупные прекрасные глаза, ярко-красные губы. Губы едва различимо дрожали. Андрей, не отрывая от лица Влады восхищенного взора, протянул руку к столу, где лежала приготовленная для нее роза. Как зачарованный он шарил по столу, нашел, при этом сильно укололся о шип. Не обращая внимания на боль, протянул цветок девушке. Меж пальцев его выступила капелька крови.
   - Вот, сегодня украл в цветнике твоей мамы, - проговорил он и поймал себя на мысли, что бормочет вздор. - Ни один цветок не может сравниться с твоей красотой, Влада. Я люблю тебя. Ты станешь... моей женой?
   Влада с минуту стояла молча. Она пришла рассказать русскому гостю правду о себе. Страшную правду. Это оказалось совсем нелегко, а тут еще запах вырвавшейся на волю крови. Он сводил с ума, возбуждал и пьянил. Из груди Влады вырвался похожий на хрип стон, тело ее содрогнулось. Она взяла розу из рук Андрея, всхлипнула и сказала:
   - Стану. Только если ты украсть меня.
   - Украду! Увезу хоть на край света - куда пожелаешь! Прямо сейчас...
   - Завяжи свой рана - она делает меня безумный, - перебила она его, слегка оттолкнув, и отступила к кровати. Села.
   Граф не сразу понял, о какой ране идет речь. Догадавшись, достал из кармана платок, замотал палец и шагнул к Владе. Опустился перед ней на колени.
   - Уходи, - зашипела она. - Убирайся, если тебе дорога твоя жизнь! Я не человек - я мертва!
   - Что ты такое говоришь, любимая?! Я...
   - Замолчи! Выслушай, что я сказать тебе. Я - мертва. Я проклята. Я вампир.
   Несколько секунд Андрей молчал, не понимая.
   - Ты знаешь, что есть вампир? - спросила она.
   - Ерунда, это сказки, - прохрипел он, но все странности последних дней сложились вдруг в его сознании в ПОНИМАНИЕ. - Не может быть, - прошептал граф, уже осознав: МОЖЕТ!
   - Да, - печально подтвердила она. - Я чудовище. И... мы не можем быть вместе, ни здесь, ни в твоя Россия. Рано или поздно я не смочь справиться с собой и ты станешь таким как я. А потом... потом твои крестьяне отрезать нам голова.
   Несколько минут Андрей безмолвствовал, по лицу его текли слезы.
   - Но как же? - всхлипнул он, наконец. - Но я не могу жить без тебя... Я НЕ ХОЧУ без тебя жить!
   Он, плача, целовал точеные белоснежные ноги. Уткнулся лицом в ее колени и зарыдал. Влада гладила его голову, плечи. Потом притянула его к себе...
   Упала на пол туника. Андрей покрывал поцелуями прекрасное лицо, безукоризненную холодную грудь. Платок с пальца слетел. На мраморной груди осталось пятнышко крови - там, куда спустя сорок лет с хрустом войдет острие осинового кола.
  

- 16 -

  
   Денщик господина не дождался - сбежал. Думитру с гостем своим старался не встречаться. Неожиданной пособницей безумного плана стала госпожа Ана. Именно она помогла графу Воронову раздобыть четверку лошадей и большую закрытую карету. Андрей сам, не сильно заботясь о внешнем виде экипажа, забил досками единственное оконце и отправился в путь.
   До самого Зареченска он был как во сне. Дни напролет, лишь изредка останавливаясь перекусить, правил лошадьми; ночи проводил в беспокойном сне возле своей впавшей в оцепенение, ставшей похожей на куклу, избранницы. Как они пересекли границу, Андрей не помнил. Смутно помнились переправа через Волгу и прибытие в усадьбу в Дмитриевском. Приезд молодого барина наделал тогда немало шума. Забегали все, особенно управляющий. Вскоре выяснилось, что проходимец вел дела заботясь лишь о своем кармане, отнюдь не о хозяйском. Он раздавал господские земли хлеборобам в издольщину, а полученную с них часть урожая делил еще на два. Причем не поровну. Выручку с большей части забирал себе, с меньшей - отправлял родителям Андрея в Петербург. Каждый год он сочинял письма о заморозках, засухах и прочих бедах, послуживших причиной неурожая. Проверки плут не опасался - за двадцать лет, прошедших после похорон старого графа - деда Андрея, никто из хозяев в Дмитриевском не бывал ни разу. И вот на тебе!
   Кровь управляющего послужила долгожданным ключом для пробуждения Влады. После этого люди в окрестностях Дмитриевского стали пропадать регулярно. Постепенно те места стали пользоваться дурной славой, каменную громаду барского дома все обходили стороной. А в остальном жили, как и прежде - граф Андрей хозяйством не интересовался. Все дела вел через нового управляющего - неразговорчивого попа-расстригу Никанора. Воровал Никанор Иваныч ничуть не меньше, чем покойный Ефим, но барина видно все устраивало. Жил отставной полковник замкнуто, из дома не выходил. Жену же его, то ли турчанку, то ли валашку, которую по слухам он привез с войны, и вовсе ни разу никто не видел. Но по округе ходили упорные слухи, что живет в барском доме опутавшая графа чарами колдунья. Днем спит, а по ночам летает с нечистой силой, веселится. И все были уверены, что колдунья та красы неописуемой, а для сохранения красоты и молодости принимает ванны из крови девственниц и детей.
   Сам Андрей стал вампиром спустя месяц после прибытия в Дмитриевское. Стал по доброй воле - ему невыносимо было видеть, как в моменты близости Влада разрывается от искушения. Было понятно, что однажды она с инстинктом не справится. И потом: сказал "А", говори и "Б" - граф решил пройти этот путь до конца.
   Был ли он счастлив? Скорее нет, чем да. Но Андрей никогда ни о чем не жалел.
   Сорок лет продолжалась их беззаботное существование вдали от страстей большого мира. Сорок лет владычествовали они над округой, вселяя ужас в сердца людишек. Глупые людишки... всегда находились такие, кто отрицал оберегающее значение символов веры. Они становились пищей, а потом и сами бродили во тьме, влекомые инстинктом. Андрей и Влада старались не допускать, чтобы по окрестностям бродили другие упыри - незачем привлекать излишнее внимание. Участь бывшей пищи - оставаться пищей, теперь уже для червей. Бывали, правда, и осечки. Некоторых хозяева уничтожить не успевали, упыри успевали привлечь внимание... тогда крестьяне уничтожали их сами. Постепенно среди людишек появились такие, кто осознал свою силу, перестал бояться. Такие были особо крепки в вере.
   Вера. С годами, по мере роста силы и познания собственной природы, Воронов все острее ощущал могущество веры. Ее силу, власть креста, святой воды, ладана. Возвышающаяся над селом церковь с ее огромными крестами чувствовалась сквозь каменные стены, давила. Воронов не осознавал, но это понимание происходило параллельно с ростом и развитием в его душе побегов тьмы. Исподволь, постепенно бывший полковник становился все более кровожадным, беспощадным, жестоким. Осторожная, умеющая обуздать свою натуру Влада - вот тот предохранитель, что удерживал его от кровавого безумия. Но храм над селом угнетал и ее. Со временем в графском особняке родился и постепенно созрел план. Воплощение этого плана в жизнь заняло в итоге почти два года. А первый шаг к его реализации выпало сделать Никанору.
  

* * *

  
   Однажды, в один из темных, бесконечно долгих вечеров поздней осени последнего года девятнадцатого века, в окно дома Дмитриевского приходского священника Василия постучали. Семидесятилетний Василий, сухощавый, но крепкий еще вдовый иерей, сидел в тот момент за столом. В центре стола стояла зажженная керосиновая лампа. Перед Василием лежала раскрытая книга. Старик оторвался от чтения, прислушался. Стук повторился. Василий вздохнул, поднялся со стула и, прихватив лампу, направился к выходу.
   - Кто там?!
   - Доброй ночи, святой отец. Это я, Никанор, - донеслось из-за двери.
   - Никанор?! - в голосе старика послышалось нескрываемое удивление.
   Лязгнул запор. Скрипнула, отворяясь, дверь.
   Желтый свет керосинки осветил стоящего у порога звероватого мужика. Среднего роста, кряжистый и сутулый, поп-расстрига был в широком и длинном плаще-дождевике. Длинные волосы и борода на его крупной, похожей на кочан голове были, как обычно, взъерошены. Круглые, рыже-коричневые глаза уперлись в лицо священника. Графский управляющий на любого собеседника всегда смотрел не мигая, а учитывая, что один глаз у него слегка косил, взгляд получался жутковатым. Играть с Никанором в гляделки желающих, как правило, не находилось. Поп-расстрига осклабился, блеснули крепкие белые зубы. От этой попытки улыбнуться он стал похож на дикого зверя еще больше.
   - Здравствуй, Никанор, - глухо произнес старик. - Какими судьбами? Зайдешь?
   - Нет, - мотнул лохматой головой ночной гость. - Слушай, Василий, я сейчас мимо церкви проходил. Кто это там у тебя заперт?
   - Что? - озадаченно переспросил священник. - Что значит "заперт"? Где?
   - Так в церкви, говорю же.
   - Нет там никого.
   - Ну как же! Есть, говорю тебе. Девчонка какая-то, что ли? Плачет. Наружу просится.
   - Ничего не понимаю, - пробормотал старик. - Я когда уходил, точно помню, не было никого. Да и откуда ей взяться-то?
   - Ну, я уж не знаю, откуда. Тебе видней. Тока она там, это точно. Я токо что оттуда... Отпустил бы ты девчонку-то, а?
   - Ничего не понимаю, - повторил иерей. - Погоди. Сейчас я ключи возьму, вместе сходим.
   Василий вернулся в избу. Накинул пальто, сунул в карман связку ключей и, что-то невнятно бормоча под нос, поспешил на улицу.
   На улице было холодно. И темно - низкое осеннее небо сплошь затянула мутно-серая облачная пелена. Холодный ветер гнал мимо тускло просвечивающего молочно-белого пятна луны завесу облаков, срывал и заставлял кружиться в безумном танце последние листья, трепал жидкие седые волосы и такую же бороду старого священника, холодил затылок. В воздухе присутствовал отчетливый запах дыма. Василий, вытянув вперед руку с фонарем, другой поднял воротник пальто. Он пожалел, что не надел шапки. Поначалу священник и графский управляющий шли молча. Потом Василий решился задать давно его беспокоящий вопрос:
   - Никанор, скажи, почему ты в церковь не ходишь?
   - Как же не хожу, хожу.
   - Что-то я тебя ни разу не видел.
   - А сейчас я куда с тобой иду? Не в церковь?
   - Я имею в виду, почему ты не ходишь к службе? - терпеливо пояснил старик.
   - Да знаю, - огрызнулся Никанор. - Все некогда. Дела... Но скоро, питаю надежды, буду ходить чаще.
   - Дай Бог... Скажи, а господа твои, граф Андрей с супружницей, они как? Живы-здоровы?
   - Слава богу.
   - Что же и они в храм ко мне никогда ни ногой?
   - Так они ж в Зареченске живут. Здесь-то почти и не бывают. Вот и по церквам, значит, ходют там.
   - В Заре-еченске? - недоверчиво протянул Василий. - А люди говаривают, что здесь их иной раз встречают. Отчего-то только очень поздно всегда - ночью или после заката... чаще, говорят, Андрей Александрович выходит, но бывает и вместе с супругой.
   - Врут все люди твои, - зло перебил Никанор. - Зенки сивухой зальют, вот и мерещится, что ни попадя. Последний раз граф Андрей здеся были еще в середине сентября.
   Василий замолк. Он свернул на короткую тропу, по которой ходил в церквовь каждый божий день не по одному разу. Шагал по укрытой опавшей листвой тропе, думая о чем-то своем. Когда начали подниматься на церковный холм, не удержался, спросил еще:
   - Так, а в Зареченске-то у них что? Дом? Или квартиру снимают?
   Никанор хохотнул.
   - Скажешь то же, "квартиру". У них там особняк - не чета этому. На Панской улице, между прочим, стоит.
   Они поднялись на холм. Короткая тропа, по которой они пришли, вела не к центральному входу, а к калитке в стене, которой Василий пользовался как "служебным" входом. Не доходя до него двух десятков шагов, старик спросил:
   - Где, ты говоришь, слышал крики-то?
   - Крики? - переспросил графский управляющий. - Ты смотри вперед.
   Что-то в голосе управляющего показалось священнику подозрительным, но обдумать мелькнувшее сомнение он не успел. Посветив туда, куда указывал Никанор, он ахнул.
   - Господи Боже! Да что же это такое?!
   Василий, не желая верить глазам, бросился вперед - у стены на земле сидит на корточках и трясется от холода девчушка лет тринадцати. Сидит на таком холоде в одной ночной рубашке. Руки ее скручены за спиной и привязаны к наружной решетке, что закрывает вход дополнительно.
   - Бож-же милостивый! Ты откуда здесь взялась, милая?! Кто тебя так?!
   В ответ несчастная только дергалась, отчаянно крутила головой и что-то глухо мычала.
   - Что?! Чего, милая?!
   Василий присел перед девчушкой и разглядел, что во рту у нее торчит кляп. Она задергалась сильнее, силясь подать ему какой-то знак. Огромные, расширившиеся до размеров вселенной, полные ужаса глаза смотрели священнику за спину. В последний миг старик что-то понял. Он начал подниматься, одновременно разворачиваясь к Никанору лицом, но завершить движения не успел - под нижнюю челюсть ему с чавканьем врезалось лезвие топора. Из разрубленного горла вырвался короткий вскрик, тотчас оборвавшийся хрипом и бульканьем. За первым ударом последовал второй. Потом еще и еще. После четвертого голова старого иерея отвалилась от осевшего на землю тела. В пляшущем свете выскользнувшей из ослабевшей руки и упавшей на бок лампы можно было видеть, как прямо на голову обильно хлынула из обрубка шеи густая, темная кровь. Багровые капли щедро брызнули и на повалившуюся на мертвую холодную листву девчонку. Окропили белую рубашку, готовое посоперничать с ней белизной лицо. Страдалица больше не мычала, притихла. Никанор посмотрел на нее и счастливо улыбнулся - он всегда предпочитал, чтобы они молчали. Графский управляющий склонился над обезглавленным телом священника, запустил руку тому в карман. Звякнули, вынырнув наружу, ключи. Никанор бросил топор рядом с телом старика - окровавленный инструмент упал почти бесшумно. Потом через убитого перешагнул и присел рядом с девчонкой. В руке управляющего блеснул большой нож.
   Никанор ухватил широкой, сплошь покрытой волосами лапой девчонку за подбородок, повернул перепуганное лицо к себе. Из клочьев бороды блеснули в довольной улыбке зубы.
   - Гы-гы, - вырвался из глотки безумный смех. - Молчишь? Молчи, молчи.
   Он разжал пальцы, поднялся. Долго возился с ключами, подбирая нужный. Наконец замок на решетке клацнул, открывшись. Никанор сдвинул решетку вместе с привязанной к ней девчонкой на полметра. Протиснулся в щель и отпер дверь.
   - Вот и хорошо. Вот и все, - приговаривал он при этом.
   Когда вход в церковь был открыт, Никанор вернулся. Он обрезал конец веревки, соединяющий руки пленницы с чугунными прутьями. Легко, будто невесомую, подхватил девчонку на плечо. Поднял с земли лампу, огонек которой продолжал теплиться, и прошел внутрь храма. Слабый огонек залитого керосином фитиля, после того как лампа в волосатой руке Никанора приняла нормальное положение, разгорелся с необычной силой. Свет выхватил из тьмы стены и высокий свод. Ярко осветил иконостас. Суровые лики святых глянули на непрошеного гостя пристально и строго.
   - Не смотрите, не смотрите, все равно ничего не высмотрите, - бормотал себе под нос поп-расстрига, неся напуганную, по-прежнему не издающую ни звука жертву к алтарю.
   Пройдя сквозь дверь в иконостасе, он подошел к престолу. Положил дрожащее тельце на него. Поставил рядом лампу.
   - Не смотри! - крикнул он, адресуясь к лику на большой иконе. Потом другому: - И ты не смотри! Хочетса поглазеть-то? Вота! - к носу каждого святого по очереди подплыл огромный кукиш. - Вота!
   - Лежи пока, - повернулся Никанор к жертве, что застыла на престоле ни жива ни мертва. - Лежи. Я этих любопытничающих щас уберу.
   Он вынес и уложил ликами вниз все до единой иконы, что находились в алтаре. Большое распятие с искусно вырезанной фигурой Христа оставил. Но, со словами: "А ты оставайся. Ты нам нужен" - перевернул его вверх ногами. Никанор отошел на два шага. Склонив голову набок, полюбовался на инвертированный главный христианский символ. Потом вернулся к приготовленной на престоле жертве, проговорил:
   - А теперь наш с тобой черед, милая, - и выдернул у девчушки изо рта кляп.
   Через минуту гулкие своды отразили душераздирающий, полный боли и отчаяния девичий крик. И долго, долго еще наполнялся оскверненный дом Господень страшными звуками: плачем и мольбами терзаемой жертвы, вскриками невыносимой боли и довольным урчанием насыщающего свои пороки мучителя.
   Через некоторое время - вскоре после полуночи - к кровавой вакханалии в поруганном храме присоединились граф и графиня Вороновы.
  

* * *

  
   Иерея Василия так и не нашли. Вместе с ним из храма пропало все более или менее ценное. Полицейское расследование, проведенное без усердия, результатов не принесло. Руководству епархии следователь без обиняков заявил, что, по его мнению, местный иерей сам же свою церковь и обворовал и с награбленным добром скрылся.
   Зимой на место Василия в Дмитриевское прислали молодого иерея Амвросия. Амвросий правил службу спустя рукава. Он вообще был безразличен ко всему, кроме денег. На первый взгляд в церкви со времен Василия ничего не изменилось - только иконы поменялись. Но прихожане чувствовали (хоть и не смогли бы, скорее всего, выразить словами), что в этом храме отсутствует главное - святой дух. На его место пришла пустота. Жители близлежащих деревень в Дмитриевскую церковь ходить перестали. Центром духовной жизни стал для них древний Крестовоздвиженский храм в расположенном в четырех верстах от Дмитриевского селе Воздвиженское. Зато в ту церковь зачастил Никанор. Графский управляющий очень быстро сошелся с новым иереем. Иногда захаживал к нему в гости. Амвросий, в свою очередь, стал время от времени наведываться в графский особняк, а вскоре стал его завсегдатаем. Он частенько засиживался в барском доме допоздна. Местные жители, пугающие мрачным строением и его обитателями своих детей, терялись в догадках, чего же там нашел их никудышный пастырь. Слухи ходили самые разные, но, на самом деле, граф и графиня пристрастили Амвросия к карточной игре. Держа во внимании патологическую жадность Амвросия, они легко подобрали к нему ключи. И деньги ставкой в игре становились далеко не всегда.
  
   Со временем графский особняк и оскверненную церковь связал подземный ход. Его прорыли упыри - низшие вампиры, которым Влада и Андрей позволили до поры существовать. С каменщиками было сложнее, но с помощью Никанора и денег решили и эту проблему. Скоро подземный ход из простой норы в земле превратился в прямой, как стрела, коридор с хитро выложенным полукруглым сводом.
   Влада... Влада бывать в храме очень любила. Это щекотало ее нервы, возбуждало. Она часами могла с улицы любоваться на потерявший могущество крест на фоне луны, а уж появление среди икон пронзало ее хрупкое тело сладкой дрожью до последней жилки. Конечно, иконы тоже не остались теми, что раньше - Никанор на каждой с обратной стороны начертал кровью принесенного в жертву ребенка перевернутый крест. В алтаре под престолом перешедший на темную сторону поп-расстрига забил в щель в полу напоенное кровью распятье. Разумеется тоже вверх ногами. Престол. Влада обожала заниматься на нем любовью. Граф Андрей восторгов любимой не разделял, но и против ничего не имел. Он ждал, что Влада скоро натешится, станет к потерявшему силу храму равнодушна. Время шло, но остроты ощущений красавицы графини не притупляло. После часов, проведенных в поруганном храме, Влада становилась энергичнее, казалась Андрею краше и моложе.
  

- 17 -

  
   Неведомо, насколько долго еще могла продолжаться их кровавая идиллия, если бы не потрясшие страну перемены тысяча девятьсот семнадцатого года. Революции - февральская и октябрьская. Как ни далек богом забытый Зареченский край от столиц, да и вообще больших городов, однако же рябь народных волнений докатилась и до него. Земля крестьянам, неужели? - вот тот вопрос, что заставил очнуться от спячки даже самую снулую душу. Этот момент умело использовал священник из Воздвиженского отец Сергий.
   Сергий, высокий седобородый и седокудрый старец, словно сошедший с иллюстрирующего жития святых лубка, подозревал неладное давно. Не раз и не два пытался он вызвать на откровенный разговор Амвросия, беседовал об обстановке в Дмитриевском приходе с церковным начальством - потуги его были тщетны. В то же время о появлении в окрестностях время от времени упырей и уж тем более о регулярных исчезновениях людей Сергий знал не понаслышке. Пытался иерей Крестовоздвиженского храма говорить на эту тему с прихожанами - большинство было так запугано, что надеяться на их поддержку в случае чего не приходилось. В то же время среди крестьян нашлись и такие, кто уже имел дело с упырями и вышел победителем. Опорой для Сергия в дальнейшей борьбе стали братья Башковы - Дмитрий и Федор. Дмитрий приговорил первого в своей жизни кровососа осиновым колом еще в далеком тринадцатом году. После этого был призван в армию. Воевал на германском фронте, дважды был ранен. После второго ранения - в ногу - был признан к строевой службе негодным и демобилизован. Прихромал в родное село рядовой Дмитрий Башков с георгиевским крестом на груди и неслыханным для односельчан вольнодумством в коротко стриженой голове. Пока Дмитрий воевал, довелось столкнуться лицом к лицу с упырем и его брату - Федору. Двадцатилетний Федор - здоровенный верзила, косая сажень в плечах, в "бабушкины сказки" не верил. И потому не побоялся засидеться с милушкой в соседней деревне допоздна. Когда уже подходил к родному селу, на него бросился из кустов упырь. По счастью у Федора на шее висел недавно освященный нательный крест и имелся при себе - в голенище сапога - финский нож. Одним словом парню повезло. Или не повезло упырю - это как посмотреть. Завалить вампира, пусть и низшего, почти голыми руками - мало кому под силу. Эти-то парни, братья Башковы, и стали опорой Сергия в его борьбе с дьявольскими отродьями.
   Едва почувствовав в людях перемену, Сергий принялся за дело. Он открыто, на воскресной проповеди, призвал прихожан к уничтожению графской усадьбы. Потом, с Дмитрием и Федором явился белым днем в гости к Амвросию. Амвросий, как и всегда, твердолобо стоял на своем - мол, все в его приходе в порядке. Оснований для беспокойства никаких нет. А то, что люди предпочитают ходить молиться за четыре версты, так и храм Крестовоздвиженский древнее и Сергий, значит, священник более уважаемый. А раз так, то это не его, Амвросия, упущение, а Сергия заслуга...
   Пустословие Дмитриевского иерея оборвал Дмитрий Башков. Хромой фронтовик не желал терять времени на выслушивание бесконечных праздных речей и не имел ни малейшего трепета перед поповским сословием.
   Хрясь! - врезалась в заплывшую жиром багровую щеку мозолистая крестьянская ладонь. Хрясь! - еще, с другой стороны. Не прошел еще звон в голове, как Амвросий ощутил под подбородком холодное острие - Дмитрий поддел голову продажного иерея на конец финки.
   - Ты мне тут дуру не гони, христопродавец, - с едва сдерживаемым бешенством в голосе проскрежетал фронтовик. - Я тебе мигом голову отрежу. Куда тогда твоя душа полетит? Знаешь?
   Эмоции, отразившиеся на вмиг побелевшем широком лице Амвросия лучше любых слов вопили: знает!
   - Я... я все скажу... все скажу, только не убивайте меня, ради х-х... ради х-х... - по всей видимости предавший бога иерей хотел выговорить "ради Христа", да главное слово застревало в глотке.
   В тот же день они при помощи Амвросия выманили из особняка Никанора. Постаревший, но еще сохранивший недюжинную, можно сказать звериную силу графский управляющий оказал отчаянное сопротивление и был убит. После этого братья Башковы и подгоняемый ими Амвросий отправились к церкви и вынесли все опоганенные иконы. Они сложили их грудой на улице. Не теряя времени, Сергий начал обряд освящения храма.
   Их деятельность не могла остаться незамеченной для селян. Скоро у церкви собралась толпа. Пока старик священник не закончил ритуал, общаться с народом пришлось братьям. Дмитрий ходить вокруг да около не стал.
   - Смотрите, люди, что этот христопродавец со святыми ликами сотворил! - продемонстрировал старший Башков людям обратную сторону большой иконы Божьей матери.
   Народ ахнул. Амвросий дернулся, в попытке освободиться, но Федор держал его крепко.
   - Смотрите, люди! Задергался, оборотень!
   - Гад!
   - Так значит правда, что он дьяволу молится?!
   - Бей его, паскуду!
   - Правильно! Бей!!
   Толпа хлынула к Амвросию. Федор толкнул его людям навстречу. Иуда в облачении священнослужителя испуганно, не человеческим голосом закричал. Голова его с выкаченными из орбит глазами моталась из стороны в сторону. Амвросий силился побежать, да ноги отказались служить своему хозяину, подогнулись.
   - Сука!
   - Иуда!
   - Гад!!
   Пространство вокруг наполнилось звуками глухих ударов; хриплым дыханием; пронзительными, постепенно затихающими воплями предателя и полными ненависти выкриками крестьян. Скоро все было кончено.
   Из дверей храма вышел Сергий. Чтобы понять, что произошло, старику хватило единственного взгляда на разъяренную толпу. Сергий выдержал паузу и сильным, десятилетиями тренированным голосом воззвал:
   - Братья мои!! Братья и сестры во Христе! Посмотрите, что творится у нас под носом! Имеющий глаза да увидит - в графском доме обитают проклятые Богом кровопийцы! Кто не знает, что по ночам над округой летает смерть?! Кто?!!
   - Знаем!
   - У меня сына убили!
   - А у меня дочка пропала! Маленькая совсем!!
   - Тихо! - Сергий воздел руки к небу.
   Толпа постепенно смолкла.
   - Нужно кровопийц-вурдалаков уничтожить, а осиное гнездо сжечь! - вскричал священник.
   - Правильно! - поддержали из толпы.
   - Давно пора!
   - Попили кровушки народной - хватит!
   - Тихо, братья! - перекрыл выкрики голос Сергия. - Тихо! Слушайте! Там - внутри - не такие как этот горе-священник, - старец показал рукой на растерзанный труп Амвросия. - Там! - длань взметнулась в направлении графского особняка, - Там исчадия ада! Мертвецы, продавшие души дьяволу и сосущие кровь людей! Голыми руками их не возьмешь! Готовьте осиновые колья, топоры, вилы! Наденьте кресты, возьмите в руки иконы! Да времени терять нельзя - уж закат, а ночью сила адских отродий возрастает! Идите же, братья и сестры и через четверть часа собираемся все вместе у логова зверя! С Богом, благословляю всех вас!
   Сергий широко осенил толпу крестным знамением. Народ быстро, кое-кто даже бегом, устремился в село. Священник же бросил встревоженный взгляд на полыхающий над горизонтом закат. Кроваво-красное солнце уже коснулось нижним краем опушки дальнего леса.
  
   К Сергию подошел Дмитрий Башков, поделился сомнениями:
   - Уж закат... Пока-а они соберутся. Может лучше завтра? С самого бы утра и взялись за это дело.
   - Нельзя, - покачал головой священник. - Куй железо пока горячо - слышал? К тому же ночью дьявольские отродья исчезнут отсюда, ищи потом ветра в поле. Или ты думаешь, что все происшедшее останется для них тайной?
   Дмитрий промолчал. Только брови его сдвинулись еще сильнее.
   - Ты вот что, - проговорил старец, - Иди-ка в село. Пусть все собираются, да сломя голову не начинают, ждут меня. А ты, Федька, по воду пока сбегай - надо обязательно освятить воды...
  

- 18 -

  
   Андрея вырвали из глубокого, похожего на оцепенение дневного сна неистовые толчки Влады. Вырвали бесцеремонно, грубо.
   - Тихо! Что такое?! - сердито вскричал он, распахнув глаза.
   Спальня неживой графской четы располагалась на втором этаже. В комнате, на окнах которой были оборудованы двойные ставни, а стекла отсутствовали вовсе. Андрей лежал на широченной кровати, застеленной шелковыми, давно потерявшими девственную белизну простынями. Он был в черных брюках и шелковой же сорочке. На сорочке виднелось несколько засохших бурых пятен. Граф принял сидячее положение. Движение было легким, плавным и противоестественным. Туловище бывшего полковника взмыло вверх, будто под действием мощного магнита. Граф бешеным, способным отправить иного человечишку в обморок взглядом уставился на супругу. Влада стояла перед ним в белоснежном длинном - до пола - платье и не менее выразительно смотрела на него. Руки ее нервно теребили, рвали платок. Во взоре валашки смешалась буря эмоций: испуг, смятение, гнев. Но все они затмевались НЕТЕРПЕНИЕМ.
   - Вставай, Андрей! Вставай! Да быстрее же!!
   - Что случилось?
   - То, что рано или поздно случается с такими как мы всегда!
   Влада стремительно прошла к окну. В ночной тиши отчетливо было слышно шуршание ее платья. Графиня распахнула внутренние ставни, чуть приоткрыла наружные. В спальню вместе с тонкой струйкой свежего воздуха проник звук людских голосов.
   - Смотри! - выдохнула Влада.
   Граф через плечо супруги глянул в щель и окаменел. Перед домом собралась толпа. В основном мужики, но было среди них и несколько баб. Горели наспех приготовленные факела. В руках потерявших страх холопов Воронов увидел заостренные колья, рогатины, топоры. Многие держали в руках мешки и котомки. Верховодил толпой высокий седобородый и седовласый старик в черной рясе. Седые волосы его трепались по ветру, на груди сиял в отсветах пламени большой полированный крест. В руке священник держал небольшой серебряный сосуд, не иначе со святой водой. По правую и левую стороны от старика стояли не уступающие ему ростом крепкие молодые мужики с суровыми лицами. Граф смог разобрать в общем гаме отдельные выкрики:
   - Все! Попили кровушки народной - хватит!
   - Воздадим кровососам, братья, как подобает!
   - Давно пора!
   - Отобрать нужно все, что нажито на нашем горбу, и поделить!
   - Правильно! А осиное гнездо - сжечь!
   Священник показал рукой в направлении дома. Толпа двинулась. Влада отшатнулась от окна, натолкнулась спиной на грудь Андрея. Граф прохрипел:
   - Где Никанор?
   - Его нигде нет, - глухо ответила валашка. - Или удрал уже, или...
   - Быстро в подземный ход!
   Воронов натянул на босые ноги высокие хромовые сапоги, схватил с вешалки черный плащ. Влада, не дожидаясь, бросилась к лестнице. Граф метнулся за ней. Лестничные пролеты вампиры пролетели двумя тенями - белой и черной - в мгновение ока. Вот и подвал, за крепкой дубовой дверью спасительный подземный ход. Вампиры нырнули туда. Андрей услышал наверху мощный удар - не иначе таранят входные двери. Затворил дверь за собой и метнулся вдогонку за Владой.
   На противоположном конце поземного коридора их ждал сюрприз.
   Влада вспорхнула по каменной лестнице. Упершись плечом, приподняла квадратную крышку, что вырезана в полу храма.
   В приоткрывшуюся щель хлынул нестерпимый, яркий, обжигающий серебряный свет. Узкое подземелье наполнилось истошным, полным боли и отчаяния криком ошпаренной нежити. Люк со стуком захлопнулся. Визжащая, обожженная Влада свалилась со ступеней вниз.
   - Они... Они... Они ос-святили ц-церковь, - стуча зубами пролепетала она.
   Андрей понял это уже и сам.
   - Пошли. Да быстрей же!
   Он схватил верную подругу за руку, без церемоний потащил в обратную сторону.
   Когда они вернулись в дом, там уже хозяйничали грабители. Граф из подвала сразу бросился к выходу. Влада - за ним. В дверях вампир столкнулся с двумя спешащими в дом мужиками. Два стремительных удара освободили дорогу. Первый несчастный упал, судорожно хрипя и булькая разорванным горлом. Второму повезло больше - он получил удар когтистой лапой по лицу. Лицо превратилось в кровавую маску, один глаз тут же вытек. Воронов оттолкнул его и выскочил на улицу. И увидел перед собой старика-священника и двух сопровождающих его богатырей. Как ни готовились они к встрече с вампиром, но на долю секунды замешкались. Этого графу хватило, чтобы черной тенью пронестись мимо. Старик, сжимающий в трясущихся руках посудину со святой водой, развернулся и беспомощно смотрел вслед удаляющемуся дьявольскому отродью. Трясущиеся губы его беззвучно шептали слова молитвы, на лице застыла смешанная с изумлением обида.
   Башковы вслед убежавшему упырю не смотрели - перед ними в дверях стояла колдунья, в существование которой в самом деле не все верили. Невозможно юная - на вид лет восемнадцати, не больше; она зашипела, обнажив белоснежные клыки, развернулась и гибкой кошкой бросилась по лестнице наверх. Федор ринулся за ней. Преисполненный праведной ярости, он почти настиг ее. Почти... Ведьма увернулась от удара и выскочила в окошко. Выпрыгнула со второго этажа, но не упала. На глазах пораженных очевидцев девица взмахнула как крыльями широкими рукавами белого платья, пролетела дюжины полторы аршин и плавно спустилась на землю. Так бы и убежала, наверное, за своим благоверным, ежели б не отец Сергий. Все-таки жбанчик со святой водой в ту ночь священнику пригодился.
   Когда белой птицей выпорхнувшая из окна ведьма опустилась на землю, путь ей преградил высокий старик в черной рясе. Крупные навыкате глаза священника ожгли Владу фанатичным блеском. Старик взмахнул рукой. Ведьма с истошным, леденящим души воплем шарахнулась назад. Что с ней творилось! Попавшие на кожу брызги святой воды разъедали ее пуще, чем кислота. Лицо Влады дымилось, горело. Она метнулась обратно к дому... и напоролась грудью на грубо заточенный корявый кол.
   - Допрыгалась, сука! - яростно выкрикнул здоровяк, в чьих руках тот кол был и поднял пронзенную вампиршу вверх, как привык поднимать на стог копны сена.
   Дикий, отчаянный вопль издыхающей нежити был настолько пронзителен, что слышали его люди за много верст. Слышал его конечно и Воронов.
   Бывший полковник уже почти достиг спасительного леса, когда предсмертный ментальный посыл подруги оставил его без кожи, пронзил, словно ударившая в позвоночник молния. Импульс был настолько силен, что сбил с ног.
   "Влада!!" - ярчайшей вспышкой полыхнуло в мозгу.
   "Влада!! Влада!!!" - беззвучно всхлипывал он, царапая холодную, влажную землю.
   Оглушенный безграничным горем лежал он возле опушки до самого рассвета. Как ни велико было желание вернуться, отомстить ненавистным убийцам сейчас же, инстинкт самосохранения удержал Воронова от самоубийственного шага. Чутье подсказывало: сейчас не победить. Они СИЛЬНЫ. Даже ночью они сильнее его. Особенно тот, что стер одним движением всю красоту его любимой. Силен, фанатик. И постылый крест над холмом - жмет к земле, душит, лишает силы.
  

- 20 -

  
   На второй вечер пребывания в Зареченске, опергруппа собралась в мужской половине приежки в полном составе. Кукушкин и Жанна собирали на стол скромный ужин - холодные консервы; бутерброды с колбасой, сыром; быстрого приготовления вермишель. Борецкий кипятил воду. Он выстроил на тумбочке целый ряд разнокалиберной стеклянной посуды и, по очереди, опускал в емкости кипятильник.
   Костя, усталый, чумазый, но довольный, рассказывал, как ему удалось отремонтировать машину.
   - ...нашли у них в гараже бэушный диск - нормальный, походит еще. Поставили. Один я, конечно, не справился бы - хорошо Андрюха помог.
   - Андрюха? - переспросил Вадим, заливая кипятком вермишель.
   - Механик местный. Нормальный мужик.
   Кукушкин кивнул.
   - Ладно, давайте за стол.
   Несколько минут все жевали молча. Потом Вадим, возвращаясь к главной теме, проговорил:
   - Ну ладно, этот... э-э... Кравчук - допустим действительно больной. Тогда второй, получается, его использовал?
   - Вот и я думаю, - кивнул Борецкий. - Второй - главный. Кто бы он ни был.
   Костя, которому было известно лишь, что сегодня взяли одного из двух разыскиваемых в городе маньяков, спросил:
   - Второй-то, говорят, поп?
   Борецкий с Кукушкиным переглянулись. Потом Александр, нехотя, проговорил:
   - Поп или не поп мы не знаем... Свидетельница одна видела, как с места преступления уезжал человек в облачении священника. Кравчук же утверждает, что имел дело с кем-то из приближенных самого Сатаны.
   Борецкий повернулся к водителю. Костя смотрел на него во все глаза, даже жевать перестал. Майор продолжил:
   - Первое, что приходит в голову - это плод его больного воображения. Но мы знаем, что Кравчук действовал не один. А стало быть, он или намеренно вводит следствие в заблуждение, или верит в то, что говорит.
   - Сам-то ты как думаешь, Васильич? - вставил Кукушкин. - По ощущениям?
   - Верит - это однозначно, - твердо сказал Александр. - И, скорее всего, это внушил ему подельник.
   - Прямо артист какой-то! - воскликнул Вадим. - То он священник, то сатана. Скорее всего, тоже - сдвиг по фазе.
   Капитан постучал указательным пальцем себе по виску.
   - Ладно, поживем - увидим, - произнес Александр, помешивая ложечкой чай. И добавил вполголоса: - В этом городе, похоже, у многих с головой непорядок.
   Жанна, обычно избегающая смотреть на Александра прямо, задержала на нем взгляд. Кукушкин хмыкнул. Борецкий посмотрел на товарищей испытующе и спросил:
   - Обратили внимание, как мало людей на улицах? А вечером - вообще все будто вымерло вокруг. И это в конце мая. В хорошую погоду. Это нормально?
   - Так боятся же люди, - подал голос Костя. - Чего тут особенного?
   - Странно, что боятся все от мала до велика. Даже матерые менты боятся, и люди, которые в одиночку пятерых маньяков скрутить могут, тоже... странно себя ведут.
   Говоря последние слова, Александр отвернулся. Он вспомнил вчерашнее поведение Владимира Михайловича - тренера по дзю-до - и нахмурился.
   Жанна неуверенно произнесла:
   - Когда я была у бабушки, она тоже вела себя очень странно... Сперва я даже подумала, что она от старости умом тронулась. Но... В общем она рассказала мне, что подобные вещи здесь уже происходили. Очень давно, сразу после революции. Она еще спросила, сколько нас приехало в командировку. И, когда я ответила, что трое, удивилась. Она сказала: "Милицейское начальство не понимает, что делает, что ли? Неужели никто не помнит?" И еще она сказала: "Саша-то - знает".
   Девушка залилась румянцем.
   - Это когда ты позвонил и сказал, чтобы я осталась ночевать. Я переспросила: "ЧТО он знает?", и она ответила: "Знает, что ночью на улицу выходить нельзя"
   Борецкий слушал очень внимательно. Едва девушка замолчала, он быстро спросил:
   - Так что происходило-то, конкретно? После революции, я имею в виду.
   Жанна замялась, потом проговорила:
   - Я так поняла, что город терроризировала какая-то банда. И заправлял всем бывший помещик, граф. Чекисты справились с ним с большим трудом... Кстати, баба Маша сказала, что его дом был в селе Дмитриевском! И что он пил человеческую кровь.
   - Погоди! - перебил Александр. - В Дмитриевском?! Так это там, где девушку в церкви повесили! Мы там вчера были, правильно?
   Кукушкин кивнул.
   - Так что же ты молчала?! - накинулся на девушку майор. - Надо было сразу, утром, сказать.
   - Дело в том, что баба Маша все твердила про упырей да про вампиров, как они по ночам в жилье просились, да как выли... - сделала попытку оправдаться Жанна. - Я почему и подумала, что она умом тронулась. Да и вообще... Это же не может быть правдой?
   - Не может, - согласился Александр. - Но что-то в этом есть. Во-первых: это как раз подтверждает - жители города ведут себя странно. Во-вторых... что там она говорила про чекистов?
   - Сказала, чтобы справиться с бандой, чекисты прислали сюда целый полк. Да не обычный, а карательный. То ли ЧОЛ, то ли ЧОП...
   - ЧОН, - поправил Борецкий. ЧОНы - части особого назначения, были такие. Ну, и чем дело закончилось?
   - Баба Маша сказала, что справиться с упырями удалось только с Божьей помощью. Якобы командир этого ЧОНа принял в свои отряды священников. А до этого, будто бы, коммунисты использовали вампиров в собственных целях. И еще... - девушка замялась.
   - Ну, что? Говори.
   - Да она сказала, короче, что в город вернулось зло...
   - Нда... - буркнул Борецкий.
   Последнюю фразу Жанны он оставил без внимания. Информация о проводимой когда-то здесь операции ЧК - вот что поглотило его мысли. Ведь о том же самом говорил накануне вечером и подвозивший его Владимир Михайлович.
   "Посмотри в документах ЧК двадцатых годов", - сказал Михалыч и добавил: "если коммуняки не уничтожили"
   "Архивы!" - осенило Александра. - "Нужно обязательно поднять архивы"
   Вслух он сказал:
   - Ладно. Допиваем чай, и спать. Все устали, а завтра много работы. Утро, как говорится, вечера мудренее...
  

* * *

  
   Утро следующего дня было туманным. Такого тумана Жанне видеть раньше не приходилось - плотная белесая дымка заволокла буквально все. Когда, поднявшись с постели, девушка посмотрела в окно, с высоты второго этажа она даже не увидела земли.
   - Вы хоть видели, какой сегодня туманище? - первым делом спросила она мужчин, когда все собрались за утренним чаем.
   - Угу, - кивнул с набитым ртом Кукушкин.
   - Ничего, сейчас солнышко выше поднимется - разгонит эту хмарь, - проговорил Борецкий.
   Прогноз Александра не сбылся. День выдался пасмурным и безветренным, и туман стал лишь жиже, но совсем не исчез. Даже в полдень.
   Активность местной милиции, особенно по сравнению с позавчерашним днем, резко снизилась. Здание РУВД было полупустым. И на лицах всех сотрудников ясно читалась одинаковая нервозность и тревога. Все Зареченские милиционеры (те, что присутствовали на работе, по крайней мере) выглядели одновременно взвинченными и растерянными. Борецкий прослужил в органах почти двадцать лет, но впервые видел, чтобы молодые и ветераны, начальники и подчиненные выглядели настолько одинаково. Будто за одну ночь кто-то шлепнул каждого по лбу одной печатью. И еще одно роднило их в этот день - плохо скрываемый индивидуализм. Теперь каждый за себя - об этом не говорилось вслух, но этим дышала сама атмосфера.
   Первым делом Александр позвонил из дежурки в Вознесенск. Попросил поднять в архиве все сохранившиеся документы о преступлениях в Зареченске за период с тысяча девятьсот семнадцатого по двадцать пятый год.
   Потом было совещание у Михайлова. На совещании Борецкий спросил у Зареченских оперов напрямик, что они думают по поводу происходящего в городе. Внятного ответа он так и не получил. Лишь высокий эксперт, заикаясь, что-то промямлил о разразившейся в городе эпидемии странной малоизученной болезни.
   В конце совещания в кабинет заглянул дежурный - тот самый капитан, с которым Борецкий курил вечером в день приезда.
   - Разрешите? Там из Вознесенска звонили. Просили майора Борецкого перезвонить майору Веретенникову.
   - Хорошо, - кивнул Михайлов.
   Веретенников разыскивал Александра для того, чтобы сообщить: до тысяча девятьсот двадцать девятого года Кинешемский уезд, в состав которого входил Зареченск с окрестностями, был в Костромской губернии. И, если и есть какие документы с тех времен, то все они в Костроме.
   - Сделать запрос? - спросил Веретенников на том конце провода.
   - Сделай, - ответил Александр.
   Сам же подумал:
   "Пока на ваш запрос ответ придет - поседеешь"
   Он опустил трубку на рычаг. Кивнул дежурному. Вышел в коридор.
   "А что, если..."
   Борецкий вытянул из кармана мобильник. Открыл адресную книгу. Нужный телефон нашел сразу, хоть и не пользовался им очень давно.
   - Алло, Борис? Привет! Узнал? Как жив здоров? Ну слава богу... Слушай, Борь, тут у меня такое дело. Короче, я сейчас в командировке, в Зареченске. Тут у нас серия убийств. Особо тяжких. И, похоже, след ведет в прошлое. Конкретно - в двадцатые годы. Со слов старожилов, здесь после революции нечто подобное уже творилось.
   - Что конкретно творилось-то? - уточнил собеседник.
   Александр чуть помедлил, потом проговорил:
   - Похоже на каннибализм. Причем действует целая банда. Местные говорят, такое уже было в двадцатых годах, и сюда даже был для уничтожения банды направлен целый полк ЧОНовцев. А Зареченск в ту пору вместе со всем Кинешемским уездом входил в состав Костромской губернии. Наши, конечно, уже делают запрос, но, сам понимаешь, пока там разродятся. Я тебя попрошу: глянь, пожалуйста, в архивах своего ведомства, ты же можешь. И еще, Боря!
   - Да.
   Александр понизил голос.
   - Я не могу сейчас все говорить, но особенно меня интересуют странности: мистическая, религиозная сторона дела. Любые детали в этом плане очень важны. И, Боря!
   - Да-да.
   - Если найдешь упоминание о вампирах или что-нибудь в этом роде, обрати внимание, ладно? И позвони мне на сотовый, если что. Алло... Алло! Боря!
   "Черт!"
   Александр снова набрал тот же номер, но услышал в трубке лишь шипение и хрипы.
   "Хрен знает что такое! Аккумулятор, вроде, заряжен..."
   - Кому звонил-то? - спросил подошедший Вадим.
   - Знакомому одному. Из Костромского ФСБ.
   Кукушкин кивнул.
  
   В эти минуты прапорщик Николай Соколов - тот самый блондин, что приглашал Борецкого заходить на тренировку - патрулировал город. Напарником его был молодой, плохо знакомый сотрудник. Серега Баринов, друг и сослуживец, с которым блондин работал обычно и с кем должен был заступить на службу сегодня, на работу не вышел. И это Николая беспокоило. Накануне Сергей явился на службу подвыпивши. Прикладывался к бутылке и во время дежурства. На попытки Николая его образумить, отмахивался. Потом разоткровенничался, стал жаловаться на жену: "Прихожу вчера, после ночного дежурства, а эта сука дрыхнет. Бледная, подглазины черные. Где, говорю, ночью терлась? А она мне: пошел на хер. Короче, разводиться надо, пока не прибил ее, тварь поганую..."
   Зная вспыльчивый характер Сергея, предположить можно было все, что угодно. Николай снова, в который уж раз, набрал номер друга на сотовом. Телефон не работал.
   - А ну! Дай еще раз с твоего попробую! - окликнул он нового напарника.
   Его телефон отказался работать точно так же.
   Николай вздохнул, протянул трубку владельцу и хмуро посмотрел в туманную даль. На границе видимости, поперек улицы, проехал человек на велосипеде. Что-то в этой фигуре показалось прапорщику неправильным. В следующую секунду он негромко воскликнул:
   - Сука! Это же он!
   И побежал за велосипедистом.
   - Кто он?! - полюбопытствовал младший, пускаясь за Николаем вслед.
   - Кто-кто, поп тот, на велосипеде, которого ищем, - прошипел блондин. - Тихо.
   Он припустил, стараясь по возможности не топать.
   На велосипеде действительно ехал человек в облачении священника. Он был молод - лет двадцати пяти, не старше. Педали крутил не быстро, да в таком тумане и не разгонишься. Появление рядом с собой стражей порядка он заметил в последний момент. Первой реакцией на неожиданное появление из тумана стремительно набирающего скорость, молча, с хриплым дыханием несущегося верзилы в милицейской форме, была попытка увеличить скорость. Но не успел попик как следует надавить на педали, как Николай мощным толчком сбил его, вместе с велосипедом, на землю. Доля секунды, и придавленный к пыльному асфальту священник взвыл от боли в вывернутых руках.
   - Что, сука, добегался?! - хрипло дыша, проговорил Николай.
   Он защелкнул наручники и повернулся к напарнику:
   - Вызывай базу. Скажи: поймали попа, пусть высылают машину.
   Николай рывком перевернул задержанного на спину. Тот снова вскрикнул. Прапорщик грубо буркнул:
   - Не притворяйся...
   И, в поисках оружия, похлопал руками по рясе. Ряса была влажной и липкой. Николай посмотрел на ладони, они оказались перепачканы кровью.
  

- 21 -

  
   Задержанный оказался настоящим священником. Допрашивали его, как и Кравчука, Михайлов и Борецкий. Вернее Михайлов. Александр в течение всего допроса задал лишь пару вопросов. В основном же сидел молча и внимательно наблюдал за арестованным.
   Отец Илларион, или, в миру, Дмитрий Сергеевич Ерёменко, двадцати шести лет от роду, был невысок ростом, упитан. Круглое лицо с выпирающими в стороны розовыми щечками обрамляла короткая, русая с рыжиной бородка. Жидкие русые волосы спадали до плеч. Смотрел отец Илларион со странной смесью кротости и упрямства. Александр перевел взгляд с прозрачно-серых глаз подследственного на его руки. Пухлые, розовые ладошки были перепачканы засохшей кровью и землей.
   - Итак, что совершили убийство шести человек, в том числе двух несовершеннолетних по адресу: улица Королева, двадцать восемь, Вы признаете?
   - Это были вампиры.
   Голос священника прозвучал слабо, даже жалко. Но он кашлянул и повторил, уже тверже:
   - Это были вампиры.
   Михайлов с Борецким переглянулись.
   - Да неужели вы не видите?! - горячо воскликнул Илларион. - Неужели все кругом настолько слепы?!
   - Тихо! - хлопнул ладонью по столу Михайлов. И продолжил вкрадчиво: - Ну, а сегодня ты хоть одного вампира... э-э... прикончил?
   - Пожалуйста. Я от своих деяний не отрекаюсь, и скрывать ничего не стремлюсь. Сами же потом спасибо скажете. Когда прозреете. Прости Господи грехи мои тяжкие, - Илларион широко перекрестился.
   Михайлов терпеливо дождался, когда он закончит. Спросил:
   - Ну давай, расскажи: где, сколько? Чем убивал? Один или помогал кто?
  
   Чем дальше раскручивались события того дня, тем более Александр чувствовал себя участником какого-то кошмара, жуткой фантасмагории. Илларион признался в убийстве еще двенадцати человек. Он ликвидировал сегодня после рассвета два "гнезда" - так он это называл. И два накануне. Из четырех мест преступлений органам пока было известно одно - на улице Королева. Остальные Илларион брался показать. Знакомство с Кравчуком священник отрицал. На всякий случай им устроили очную ставку. Опытным сыщикам достаточно было одного взгляда на реакцию подследственных, чтобы понять - они не знакомы.
   Три часа Михайлов почти непрерывно записывал показания Иллариона. Потом они поехали по местам его "подвигов".
   В одном месте, вновь в частном доме, было пять жертв. Еще в одном - в двухкомнатной квартире на втором этаже пятиэтажки - четыре. В последнем три. Дома были разные, а вот обстановка всюду одна - наглухо закрытые окна, пятна черной, свернувшейся крови. И невыносимая вонь.
   Последняя троица оказалась самой интересной: все - молодые мужчины "кавказской национальности". Тоже в квартире, только на первом этаже. Два из трех паспортов, обнаруженных в комнате, оказались поддельными и лишь один настоящий. А еще у обладателя настоящего паспорта за поясом торчал пистолет - "ТТ" китайского производства.
   - Исмаил Бароев, - вслух прочел Михайлов, сверяя фото в документе с бледным, заросшим черной щетиной оригиналом. - Хм, интересно... И это их ты?
   Илларион скромно кивнул.
   - Один?!
   - С Божьей помощью, - с вызовом проговорил священник.
   При обыске в квартире нашли еще один пистолет - самодельный револьвер, несколько явно не кухонных ножей, бейсбольную биту.
   Михайлов уперся в Иллариона тяжелым взглядом.
   - Ну, давай рассказывай, как это тебе удалось? С такими бандюгами одному справиться...
   - Это они когда жили бандюгами были, а когда стали не живыми, так такие же, как и все. Днем они беспомощны.
   Илларион наклонился к трупу Бароева, поднял верхнюю губу. Из плотного ряда крепких, белоснежных зубов на добрых полтора сантиметра выпирали клыки.
   - Ну! Верите теперь?
   Михайлов задержал на зубах мертвеца взгляд, проговорил упрямо, сквозь зубы:
   - Ну, это еще ни о чем не говорит.
   Борецкий промолчал. Он уже не знал, во что верить.
  

* * *

  
   Туман в тот день не рассеялся до самого вечера. Телефоны по-прежнему не работали. Причем не только сотовые, но и городские. Александр слышал, как кто-то из местных говорил:
   "Проклятый туман. Жена должна была сегодня приехать, а из-за него ни пароходики не ходят, ни паром. Что же ей теперь, в Кинешме придется ночевать? На вокзале?"
   Борецкий еще спросил:
   "А ближайший мост через Волгу где?"
   Ему ответили:
   "В Костроме. Да ладно бы еще до Костромы прямая дорога была, так ведь нет. Приходится через Островское ездить, а это крюк лишних километров сорок, если не все пятьдесят..."
  
   В вознесенской опергруппе к произошедшим в тот день событиям отнеслись все по-разному.
   Костя оставался таким, как всегда. Он, похоже, особо не заморачивался. Его дело шоферское - куда скажут, отвезет, а там уж пусть начальники головы ломают.
   Жанна была, мягко говоря, шокирована. Девушка стала молчалива, печальна. Выглядела усталой.
   Борецкий тоже разговаривал мало, много курил. От бесконечных попыток выстроить логическую цепочку происходящих событий, у него, в конце концов, разболелась голова.
   Кукушкин же, напротив, находился в приподнятом настроении. Едва они вернулись в приежку, он предложил:
   - Надо бы это дело отметить!
   - Какое дело? - устало спросил Борецкий. - Массовые убийства?
   - Ну что ты! Что ты, в самом деле, Васильич? Ты же понял. Успех. Успех отметить! Мы же молодцом - не успели приехать, два маньяка у нас в руках! Вот как работать надо. Эти, здесь в Зареченске, сколько волынили? Больше месяца только, как резонанс уже пошел... А девчонка та - она и вовсе несколько лет у выродка этого, Кравчука, томилась. Так что, я считаю, отметить есть что и отметить надо как следует. Можно вообще уже дырки для орденов крутить, я считаю... - Кукушкин расплылся в улыбке. - Ну так что? Я сгоняю?
   Борецкий пожал плечами, посмотрел в сторону.
   - Ладно, давай...
   - Вот и отлично! - Вадик оживился еще больше. - Давай прикинем, сколько денег надо. Я предлагаю уж как следует - с коньячком, закуски хорошей...
  
   Александр согласился. Жанна и Костя тоже не возражали. За покупками отправились Кукушкин и Костя, на машине. Вернулись быстро. Когда накрывали на стол, Жанна спросила:
   - А почему арестованных держат прямо в РУВД?
   - В смысле? - поднял на нее глаза Вадик.
   - Ну-у, не в СИЗО10, а прямо здесь. В этом здании. Я такое в первый раз вижу.
   - А-а. Так в Зареченске своего изолятора нет, - пояснил Кукушкин. - Ближайший в Кинешме, и до суда обычно держат там. Но на каждый допрос не навозишься. Тем более сама видишь, туманище какой. Через Волгу не перебраться... Ну что ж, приступим! Стулья у всех есть?
   Вадик сноровисто наполнил пластиковые стаканчики на треть янтарно-золотистым содержимым бутылки. При этом приговаривал:
   - Будем надеяться, завтра-послезавтра погода наладится, а то нам уж и домой пора... Верно, Васильич? Ну! - он поднял свой стакашек на уровень груди. - За профессионализм!
   Все дружно чокнулись. Проглотив порцию, Борецкий задал вопрос:
   - Ты собрался домой?
   - Так как же? Считай главное сделано, теперь тут без нас обойдутся, - ответил Вадик.
   Александр покачал головой.
   - Нет. Я думаю, что все только еще начинается. Есть вот у меня такое нехорошее чувство.
   После третьей Александр озвучил мучивший его вопрос:
   - А если это, и правда, вампиры? Что тогда?
   Кукушкин аж поперхнулся. Он вытаращил на майора глаза и несколько секунд смотрел не мигая. Потом произнес:
   - Хорош прикалываться.
   - А я как раз не прикалываюсь, - мрачно проговорил Александр. - Вы клыки у них видели? У тех, кого поп этот приговорил?
   Жанна перестала жевать. Медленно кивнула.
   - Да ладно, какие клыки... - сделал попытку отмахнуться Вадик.
   - Самые настоящие. И не говори, что не видел - я все равно не поверю.
   Теперь посерьезнел и Кукушкин. Он опустил глаза на стол, помолчал. Потом ответил:
   - Видел. Видел, но в хрень эту: вампиры-швампиры - не верю. И вообще, наше дело убийц ловить, и мы их поймали. Пусть теперь умные головы разбираются.
   - Да чего ты все: мы да мы! - не удержался Борецкий. - Попа-то - местные как раз взяли!
   - Тем более, - насупился Вадик. - Вообще, конечно может нехорошо, но я считаю нам в это дело дальше лезть особо не надо. Пусть сами, а? Давай лучше выпьем...
   Он взял в руки вторую бутылку. Хрустнула, отворачиваясь, крышка.
   - Давайте! Ну, чего раскисли?
   Борецкий с Кукушкиным осушили по полной, Жанна же и водитель лишь пригубили.
   - Ну-у, Жанночка, милая, так не пойдет, - придвинулся к девушке и принялся ворковать возле нее Кукушкин. - Что же это ты, зло оставила?
   - Да мне уж, наверное, хватит. И потом, вон Костя, тоже не по-полной пьет...
   - Костя правильно делает, ему завтра за руль.
   Вадик одной рукой приобнял Жанну, другой взял бутылку. Подбавил коньяка в стаканчик девушки, наполнил свой.
   - Давай мы с тобой выпьем за весну. Весна - пора любви... - ворковал он возле самого ушка. - На брудершафт?
   Жанна глянула на Борецкого. Александр, встретившись с ней взглядом, отвернулся.
   - Почему бы и нет? - кокетливо улыбнулась Жанна Кукушкину. - За любовь.
   Они скрестили руки, одновременно выпили и приникли губами друг к другу.
   Борецкий встал и направился к выходу из комнаты.
   - Вы куда, товарищ майор? - окликнул его Костя.
   - Пойду, покурю, - мрачно буркнул Александр. Вадик и Жанна его ухода, казалось, не заметили.
  
   Александр вышел на тесную лестничную площадку. С третьей попытки - две спички сломались - прикурил. Тускло освещенные, мрачные каменные стены угнетали. Хотелось глотнуть свежего воздуха, простора. Рванув воротник, майор направился вниз. Он вышел на крыльцо. На улице тьма - хоть глаз коли. Воздух до отказа напоен влагой - туман стал еще гуще. И было свежо, но стылый воздух охладить разгоряченного лица не мог. Александр сделал несколько глубоких вдохов - легче не стало. Сердце давила глухая тоска. Борецкий бросил сигарету, провел по груди ладонью. Он смотрел в темноту, но ничего не видел. Перед глазами навязчиво стояла картина целующихся Вадима и Жанны. Жанна...
   "Как она на меня посмотрела..."
   Хрустнули, сжимаясь в кулаки, пальцы. Александр спустился с крыльца, медленно пошел вперед. Ноги понесли его к входу в РУВД. Дышал он тяжело, шумно.
   У входа никого не оказалось. Двери были плотно закрыты. Александр поднялся на крыльцо, дернул за ручку двери - заперто. Тогда майор достал новую сигарету.
   "Что ни делается, все к лучшему", - успокаивал он сам себя, жадно и часто затягиваясь. - "Все равно ничего хорошего между нами быть не могло... Опять-таки Лена... Как бы я смог объяснить это Лене?"
   На глазах навернулись слезы.
   "Как же все-таки она меня зацепила. Дурак! Влюбился, как мальчишка! Вот уж воистину говорят, что любовь - это болезнь. Вот все понимаю, а поделать с собой ничего не могу. И не хочу. Жить не хочу без нее... Господи, да что же это со мной? За какие грехи?!"
  

* * *

  
   Когда Борецкий вышел, ему показалось, что Вадим и Жанна его ухода не заметили. Это было не так. Вернее - не совсем так. Кукушкин действительно настолько увлекся обхаживанием девушки, что до других ему не было никакого дела. Жанна же, едва за Александром захлопнулась дверь, на несколько секунд окаменела. Не слушая больше воркования старшего оперуполномоченного, стряхнула с плеч его руку. Улыбка, появившаяся на лице девушки во время застолья, исчезла. К щекам густо прилила кровь. Жанна встала и, ничего не сказав, направилась в свою половину.
   - Жан, ты куда? - с пьяным недоумением воскликнул Кукушкин. - Да что случилось то?!
   Девушка не ответила. Вадик с минуту сидел, опершись локтями на стол. Потом выпил еще и посмотрел на водителя. Костя сидел с безразличным видом.
   - Ла-адно, - проговорил капитан.
   Он взял со стола недопитую бутылку, поднялся. Пошатнувшись, выбрался из-за стола и отправился вслед за девушкой.
  
   Света в половине Жанны не было. Старший лейтенант стояла в комнате у открытой форточки и курила. Кукушкин плотно притворил за собой дверь, подошел к девушке. Он поставил бутылку на подоконник и сделал попытку обнять Жанну сзади.
   - Отвали, - твердо сказала она.
   - Ну что ты, Жанночка, - начал нашептывать ей на ухо Вадик. - Милая, я с ума по тебе схожу, ты же знаешь.
   Он прижал девушку спиной к себе. Его ладони настойчиво шарили по груди. Жанна сделала попытку вырваться - не удалось.
   - Тихо, тихо, хорошая, - с придыханием прошептал капитан. - Все будет хорошо.
   Губы его лобызали шею девушки, ухо, щеку. Отчаянно дернувшись, Жанне все же удалось развернуться. Она уперлась ладонями Кукушкину в грудь.
   - Отстань, Вадик... Нет...
   - Ну переста-ань, все будет хорошо.
   Кукушкин потащил её к кровати. Они вместе упали. Торопливо задирая юбку, Вадик почувствовал вдруг, как под подбородок ему с силой уперлось что-то твердое и холодное.
   - Отвали, сволочь. Пристрелю, - прохрипела девушка.
   Вадик замер. Ствол пистолета холодил ему шею. Голову пришлось вздернуть до отказа.
   - Пристрелю, - повторила Жанна. - Встань, не доводи до греха.
   Девушка говорила с такой решимостью, что до Кукушкина, уже практически потерявшего способность рассуждать здраво, дошло: пристрелит. Он медленно поднялся.
   Встала с кровати и девушка. Она молча взяла с прикроватной тумбочки сумочку, убрала в нее пистолет. Поправила одежду и вышла из комнаты.
  

* * *

  
   Сколько времени он провел один, у входа в РУВД, Александр не помнил. Из ступора его вывел тихий голос Жанны.
   - Вот ты где, а я тебя ищу...
   Александр повернулся. Девушка стояла рядом с ним, хрупкая и безумно красивая. Она, наверное, хотела сказать что-то еще, но никак не могла решиться. Смотрела вниз. Наконец она сумела поднять взгляд. Глаза Александра и Жанны встретились.
   - Милая, - выдохнул он, сжимая ее в объятьях. - Милая. Девочка моя.
   Александр целовал лицо девушки, глаза. Нашел губы. Жанна горячо отвечала ему тем же. Последней мыслью Александра, прежде чем он потерял способность что-либо соображать, была:
   "Тону..."
   И она наполнила его восторгом.
  

- 22 -

  
   Знакомый Борецкого Костромской фээсбэшник Борис нашел время для того, чтобы заглянуть по просьбе старого товарища в архив лишь на следующий день. Худощавый мужчина в черном штатском костюме спустился в равнодушную тишину цокольного этажа старинного, еще царской постройки, здания главного корпуса управления ФСБ. Прошел слабо освещенным узким коридором. Вскоре путь преградила массивная, обитая сталью и выкрашенная в серый цвет дверь. На уровне глаз в двери круглое, размером с небольшое зеркальце, стеклянное окошечко. С противоположной стороны глазок закрыт такой же серой сталью. Над дверью к стене прикреплена видеокамера. Борис посмотрел в направленный на него объектив, надвил кнопку звонка. Через минуту за дверью послышались шаги. Задвижка, закрывающая забранное бронированным стеклом отверстие ушла в сторону. Сквозь стекло на посетителя строго глянул искаженно-увеличенный глаз. Борис поднял на уровень лица раскрытое удостоверение, улыбнулся. С секундной задержкой клацнул замок. Дверь приоткрылась. Борис толкнул ее дальше и предъявил загородившей дорогу невысокой пожилой архивистке особый пропуск.
   - Здравствуйте. Капитан Растотуров, Вы меня помните?
   Женщина молча поправила очки. Сухо глянула на Бориса, потом в документ и шагнула в сторону.
   - Заходите, здравствуйте.
   Полная женщина говорила устало и тихо. Борис прошел в помещение архива. Все свободное пространство здесь заставлено стеллажами с залежами бумаг. Стеллажи возвышаются до потолка. Относительно новые, старые и очень старые документы спрессованы в папки, наводняют коробки и специальные ящички. Заполняют стоящие вдоль стен застекленные шкафы и открытые полки в проходах. Каждый раз, когда капитан видел это море документации, его посещала мысль, что разобраться в этих залежах забытой информации попросту невозможно. И каждый раз убеждался в обратном - служащие архива ориентируются здесь как рыба в воде.
   Архивистка закрыла и заперла дверь, потом спросила:
   - Что Вы хотите?
   - Я, м-м... - улыбка на лице капитана стала смущенной. - Мне нужна информация по преступлениям в городе Зареченске в двадцатые годы. Зареченск - это город в Вознесенской области, но тогда он входил в состав нашей губернии, - пояснил он и продолжил: - Да, преступления нужны те, в которых имеется какая-либо связь с религией, мистикой... Особо интересует каннибализм и... вампиры.
   Чем полнее капитан излагал детали своего запроса, тем неуютнее себя чувствовал.
   - Вампиры? - переспросила архивистка.
   Тон ее стал заметно более заинтересованным. Борису показалось, что очки женщины чуть сместились на лоб.
   - Хм, вампиры...
   Женщина задумалась. Через минуту сказала, поведя рукой в направлении небольшого, заваленного бумагами стола:
   - Присядьте пока.
   И, переваливаясь будто утка, направилась в глубины бумажного лабиринта.
   Капитан посмотрел ей вслед, вздохнул и шагнул к столу. На столе, за нагромождениями желтых от времени документов, он увидел сиротливо притулившиеся на краешке жидкокристаллический монитор и клавиатуру. По эту сторону древнего стола стоял новый офисный стул. Борис опустился на него и приготовился к долгому ожиданию.
   "Вампиры... Надо же"
   Борис качнул головой. Он сам удивлялся тому, что явился сюда с таким запросом.
   "Блин. А что, если Сашка, и правда, пошутил? Разыграл меня, наверное... Только вот почему тогда телефон не берет?"
   Капитан посмотрел на часы.
   "Ладно, сейчас она скажет, что ничего такого у них нет, и я пойду. Времени потерянного только жалко. Куда хоть она пошла? Просидишь тут..."
   Но долго ждать не пришлось, архивистка вскоре вернулась. Руками она прижимала к груди пухлую картонную папку желто-серого цвета, перетянутую крест-накрест алой бечевкой.
   - Вот. Пока ознакомьтесь с этим, а я сейчас поставлю на поиск в базе данных. Может быть найду что-то еще...
   Борис взял папку в руки с недоверием. Глянул. Шнурок, которым видавшая виды папка была перевязана, показался капитану ФСБ новым. На серовато-желтом картоне сохранилась надпись чернилами "Дело банды Черного графа. Зареченск". Слова "Черного графа" были зачеркнуты и над ними надписано: "графа Воронова". А поверх чернил крупно красным карандашом, наискось размашисто: "Бред! Никому не показывать".
   Архивистка, видя, что надпись привлекла внимание, проинформировала:
   - Эту резолюцию наложил сам Станкевич, тогдашний начальник Губчека.
   Борис подумал, что такая резолюция сотрудникам архива, должно быть, просто вопиет: "Читать обязательно!", хмыкнул и потянул за бантик.
  

- 23 -

  
   Граф Андрей пролежал на опушке леса почти до рассвета. Удивительно, но никто из "охотников" не удосужился его настичь. Хотя чего удивительного, у бунтовщиков нашлось дело поважнее - грабеж барского дома. Лишь перед самым восходом вампир пришел в себя и начал искать убежище. Первый день он провел под ворохом опавших листьев в какой-то яме в чаще леса. Следующую ночь граф блуждал по лесу, не понимая, куда движется и что делает. Острое зрение ночного существа отказывалось служить - глаза застила злая кровавая пелена. Тонкие ледяные пальцы сжимались в бессильной ярости в кулаки. Когти глубоко вонзались в ладони. Неистово скрипели крепкие белоснежные зубы. Не раз ночную тишь разрывал отчаянный, полный боли и безумия нечеловеческий вопль. Кровью животных, что попадались ему на пути и жизнь которых он мог взять без труда, вампир пренебрег. В ту ночь он поклялся отплатить за смерть Влады сторицей и утолять жажду чем-либо кроме человеческой крови впредь не собирался. Под утро, обессиленный, он забрался в ту же яму, что и накануне. В голове его созрел план.
  
   В Зареченске у Вороновых в самом деле был еще один - городской - дом. Когда-то прославленный прадед Андрея, герой войны с Наполеоном генерал Петр Иванович Воронов жил в нем постоянно. Его сын выстроил особняк в Дмитриевском и жил зимой в городе, летом в деревне. Все собирался городской дом перестроить, да так и не собрался. Ну а дети его - отец и тетка Андрея - и вовсе перебрались в столицу. Сам Андрей в городском доме был в последний раз почти сорок лет назад, когда приехал сюда с Владой, но еще не принял ее "причастия".
   Голодный, подавленный, вампир в первые ночи после убийства подруги не мог даже спланировать с пригорка, не говоря уж о том, чтобы пролетать десятки метров, как умел еще совсем недавно. В Зареченск он пошел пешком, прямо по дороге. Самым трудным для него оказалось найти свой дом среди городских построек. Улицу Панскую, впоследствии переименованную в улицу имени революционера Станко, вампир нашел быстро. А вот дом...
   Род Вороновых в Зареченске в свое время был самым знатным, но жили графы относительно скромно. Многие купцы строили дома побогаче еще и при прадеде. А за последние сорок лет здесь выросли такие особняки, что старый графский дом среди них попросту затерялся. Выручило подсознательное чутье - вампир всегда ощущает незримую преграду, запрет на вход в чужое жилье без разрешения.
   После часа блужданий по темным дворам, вампир, наконец, почувствовал - один из домов для него открыт. Но в нем люди.
  
   В графском доме в то время жила семья Ивана Трофимова. Отец Ивана был здесь когда-то смотрителем, здесь же и жил с женой и сыном. Прошли десятилетия. Родители Ивана умерли, должность смотрителя перешла к нему, можно сказать, по наследству. Хоть истинных хозяев дома никто и в глаза не видывал, текущее положение дел никого не удивляло. Поначалу Иван опасался, что хозяева все же явятся и спросят:
   "Ты кто такой и что здесь делаешь?"
   И потому жил скромно, в той же комнатке что и родители. Старался держать дом и двор в исправности и чистоте. Но проходили годы, никто не объявлялся. Иван женился, родились дети. Постепенно смотритель позволил себе занять целое крыло. Во дворе рядом с коровником выросли сперва курятник, потом еще и свинарник. В какой-то момент богатые, чванливые соседи едва не заставили от живности избавиться, но случилась революция. В город пришла новая, народная власть. Иван осмелел. В ближайшие планы его входило женить сына и выделить молодым для обитания вторую половину барского дома.
  
   Иван спал. Вдруг с его спокойный, уютный сон ворвался бесцеремонный стук. Барабанили в дверь. Сон сняло как рукой, смотритель настороженно прислушался. Стук повторился, стал еще громче, настойчивее. Похоже, входную дверь пинали ногами.
   - Иван. Иван, что ты, не слышишь, что ли? - услыхал он сердитый шепот жены. - Вставай. Прется кто-то.
   - Господи! Спаси Господи и помилуй! - горячо шептал смотритель, натягивая штаны. - Что же это, Акулина? Неуж и за нами пришли?
   - Не каркал бы ты лучше, - одернула его жена. - Иди. Да сразу не открывай, спроси кто.
   Иван прошел к столу, нашарил дрожащими руками спички. Запалил фитиль керосиновой лампы. От волнения у смотрителя перехватывало дыхание, сердце провалилось в пятки. Мозг сверлила одна, тщетно отгоняемая все последние месяцы прочь мысль:
   "Вдруг и правда? Соседей всех выселили, так может, и моя очередь пришла? Я здесь не хозяин... Так может это и наоборот хорошо?"
   Стук раздался снова. В дверь барабанили так, что она, того гляди, разлетится в щепки.
   "На том и буду стоять: богачи где - не ведаю. Добро ихо, ежели надо - берите, а мне жить больше негде..."
   - Иду-иду! - прокричал он, семеня к выходу. Голос прозвучал неожиданно пискляво - Иду! Сейчас открою.
   Иван трясущимися руками отпер замок, отворил дверь. На пороге стоял высокий худощавый черноволосый мужчина в черном плаще. Вообще все одеяние ночного визитера было черным. Плащ и сапоги покрывала засохшая грязь. И... он был один.
   - Вы... ты кто? - вопросил Иван.
   Он уже понял, что к власти этот человек отношения не имеет, и на глазах начал смелеть.
   - Что?! Хозяина не узнал? Вор!
   Андрей отодвинул с дороги лысеющего крепыша в портках и нательной рубахе, прошел в холл. Острое зрение вампира выхватило из полутьмы перепуганные лица дородной растрепанной тетки, молодого парня и девочки подростка. Граф хищно усмехнулся, повернулся к полнокровному крепышу:
   - Ну! Докладывай хозяину: кто таков, что делаешь в моем доме? Кто эти люди?
  

* * *

  
   Сын Ивана в ту же ночь послужил для вампира пищей. Граф высушил его досуха, остальных до поры оставил. Ивана он предполагал использовать взамен Никанора. Пока, для страховки, оставил в качестве заложницы при себе его четырнадцатилетнюю дочь. Так вышло, что наиболее ярой помощницей в делах Черного Графа впоследствии стала Акулина - жена смотрителя. Ради дочки она была готова на все.
   Из рассказов Ивана и Акулины граф узнал немало интересного. Оказалось, что практически все соседние дома новая власть у прежних хозяев поотбирала и приспособила под свои нужды. Так, например, в доме купца Самохвалова разместилась семья товарища Берштейна - главного революционера города. А в двух шагах от дома Вороновых, в бывшем особняке фабриканта Гарелина, расположился ныне городской комитет ВКПБ. Особо же Андрея заинтересовала сообщение, что Никольский собор, в который упирается Панская улица, закрыт и скоро должен быть взорван. Тогда вампир впервые подумал, что до определенного момента ему с новой властью может быть по пути.
  
   Воронов выходил на охоту практически каждую ночь. Вскоре к нему присоединился сын Ивана - Клим. Поначалу охотиться они предпочитали подальше от центра - возвышающиеся над городом купола Никольского собора, хоть и закрытого для служб, ослабляли силу, душили, наводили глухую тоску. А потом храм, и правда, взорвали. Это было накануне Покрова. С опаской приблизившись ночью к развалинам, вампир долго стоял под хлопьями повалившего с небес снега. Противоречивые чувства раздирали его. С одной стороны даже руины хранили в себе опасную силу, но в то же время Андрей осознавал, что может пройти хоть до заваленного алтаря и ничегошеньки с ним не случится. Это будоражило нервы, придавало уверенности. Убеждало в собственных силах. Тогда он поверил - впредь все будет по-другому. В ту же ночь припорошивший церковные камни первый снег окрасился кровью ребенка. Вампир посвятил эту жертву врагу рода человеческого. Мыслями и мольбой к дьяволу он обратился напрямую впервые. И не был разочарован...
   Вскоре количество контролируемых напрямую низших вампиров увеличилось до двух дюжин. Все они дневали в графском доме. Андрей решил, что пришла пора свести кое-какие счеты.
  

- 24 -

  
   Хмурым днем поздней осени тысяча девятьсот восемнадцатого года в приемную Зареченского горкома ВКПБ пришел невысокий, плотного сложения, невзрачно одетый мужик. По виду - крестьянин. Едва войдя в помещение, он стянул шапку. Каждому из служащих норовил поклониться. Волнуясь, сказал, что у него важное дело к товарищу Берштейну. Посетитель нервничал и был явно напуган, но на предложение изложить суть своей проблемы одному из помощников наотрез отказался. Упрямо твердил, что дело его весьма важное и что товарищ Берштейн, когда узнает, как долго они его тут мурыжили, подчиненных по головке не погладит. В конце концов, видя, что от назойливого мужичонки не отвязаться, секретарь рискнул Берштейну о посетителе доложить. Берштейн крестьянина принял.
   Посетитель боязливо вошел в просторный кабинет. Главный революционер города сидел напротив двери за огромным, как площадь, письменным столом. Берштейн оказался худым, лет пятидесяти на вид мужчиной с кудрявой, начавшей седеть шевелюрой и редкой курчавящейся бородкой клинышком. Одет товарищ Берштейн был подчеркнуто просто - в солдатский китель без знаков различия. Стол, несомненно, остался здесь еще от прежнего хозяина. Мужичонка покосился на камин, алеющие в котором угли наливали помещение уютным теплом, переступил с ноги на ногу. Берштейн направил на посетителя пристальный взгляд, улыбнулся.
   - Проходите, товарищ. Мне доложили - у Вас важное дело?
   Посетитель кивнул, подошел ближе.
   - Присаживайтесь, - указал хозяин кабинета раскрытой ладонью на стул напротив. - Присаживайтесь и излагайте, так сказать, суть. Только, прошу, без обиняков - все как есть. Здесь теперь не царские сатрапы. Для того мы здесь и работаем, так сказать, чтобы вникать в нужды каждого человека и гражданина.
   Берштейн уже не просто улыбался - сиял. Собственная шутка не на шутку прибавила ему настроения.
   Посетитель присел на краешек стула, помялся. Потом решился и выложил, что в селе Воздвиженском, которое в шестнадцати километрах от Зареченска, местный священник отец Сергий призывает крестьян к бунту против советской власти. И не только призывает, но собирает для контрреволюционных целей деньги и прочие ценности.
   - Сергий из Воздвиженского... - задумчиво проговорил Берштейн.
   Он сузил выцветшие, рыже-коричневые глаза и в задумчивости уставился куда-то вдаль над головой посетителя. Козлиная бороденка его задралась, обнажила морщинистую шею.
   - Интересно, это не тот ли отец Сергий, что возглавил с месяц назад крестьянскую акцию против помещика Воронова? - цепкий взгляд Берштейна вновь впился в лицо Ивана.
   - Тот самый, - хмуро подтвердил смотритель графского дома.
   - Интересно... - повторил Берштейн и потянулся за папиросами. - Что же он, гад, выходит, притворялся? Курите, товарищ.
   Иван глянул на протянутую пачку, мотнул головой. Берштейн наполовину вытряхнул из пачки несколько папиросин, ухватил одну зубами. Кабинет наполнили сизо-серые клубы. В руке у хозяина кабинета звякнул колокольчик. На пороге незамедлительно вырос секретарь.
   - Пригласите ко мне товарища Головского, - приказал Берштейн. - Срочно!
   На пару с Головским - высоким чернявым парнем в такой же, как и у хозяина кабинета, солдатской форме - Берштейн пытал посетителя еще с три четверти часа. Иван стоял на своем - священник советской власти враг и готовится к контрреволюционной борьбе. А пришел с доносом на него потому, что жить по-старому, в ярме у бар, не желает и намерен строить вместе со всей страной новую, счастливую жизнь. Товарищи так увлеклись раскрытием тайных замыслов столь умело носившего маску врага, что даже не удосужились спросить у Ивана собственно кто он такой, и откуда ведает в подробностях о делах и планах деревенского батюшки. Напоследок, покидая кабинет, Иван напомнил:
   - Тока, говорю вам, днем его не застать. Вечно где-то скитается, бродит. В село возвращается всегда на закате.
   - Это мы учтем, товарищ, не сомневайтесь, - ласково улыбнулся Берштейн. - Спасибо за сигнал. Если что понадобится - можете смело обращаться. Всегда.
   Иван неловко полупоклонился и вышел за дверь. Головский - начальник местной милиции - проводил доносчика тяжелым взглядом.
  
   После того визита Иван три дня следил за обкомом - тщетно. Новая власть почему-то на его "сигнал" не реагировала. Задержка сводила графа с ума. Терпение и выдержка - этих качеств Андрею недоставало никогда. Вампир уже готов был отправить смотрителя в горком еще раз, как на третий день после заката слуга очнувшемуся от дневного оцепенения хозяину доложил:
   - Сегодни прибыли. Из Кинешмы. Отряд, двенадцать солдат. Да командир. Да этот с ними - Головин... Головченко... вобчем помощник Берштейна.
   - И что? - то ли прошептал то ли тихо прохрипел Вампир.
   - Аккурат перед закатом отправились все по дороге в сторону Воздвиженского.
   - Откуда знаешь?
   - Дык я это, проехался за ними. На телеге.
   - Далеко?
   Иван замялся.
   - Далеко?! - повысил голос хозяин. Теперь он скорее рычал.
   - Дык далеко-то я это... побоялся. Вдруг меня это Голов-вин узнает? Он меня тогда еще на примет взял, я это понял.
   - Ладно! - оборвал речь слуги граф. И зашипел-зашелестел вполголоса: - Из Кинешмы, надо же... что у них, своих здесь дюжины полицейских не нашлось, что ли?
   - Дык, упразднили полицию-то. Я ж Вам докладывал. Теперича вместо них милицейские - из бывших рабочих да...
   - Да помню, - раздраженно перебил вампир. - Больше дюжины солдат... Зачем так много?
   - Не могу знать, Ваше благородие, - за месяц общения с бывшим полковником Иван приучился отвечать как заправский солдат.
   - Ладно. Собирайтесь все. Акулина пусть тоже...
   - А она-то зачем? - с тревогой в голосе спросил смотритель.
   - Потому что так приказал я! И оружие возьми, какое есть. В телегу положи.
   Смотритель поклонился, направился к выходу.
   - Иван!
   - Да, Ваше благородие?
   - Ты "Отче наш" написал? - название молитвы Вампир скорее выплюнул, чем проговорил.
   - Так точно, как приказывали - две штуки.
   - Захвати.
  

* * *

  
   На обратном пути из Воздвиженского отряд чекистов попал в засаду. На ночной дороге красноармейцев атаковали не сторонники арестованного священника. Не мятежные крестьяне и не лесные разбойники. Неожиданно и молча на них бросились, одновременно со всех сторон, жуткие, вселяющие ужас ночные твари. Внешне кошмарные твари походили на людей, но людьми не являлись. Это стало ясно очень быстро, едва в грудь некоторых из них, в упор, были выпущены первые пули. Выстрелы отбрасывали дьявольских существ назад, опрокидывали, но остановить не могли. А еще твари не были вооружены. Оружием им служили крепкие клыки и когти. Ночь наполнилась звуками выстрелов, душераздирающими криками жертв; рыком и воем упырей. Отчаянно кричал, умолял развязать руки и вернуть крест священник...
   В считанные минуты все было кончено.
   В живых остались лишь четверо. Священник, трогать которого низшим вампирам строго-настрого запретил Черный граф. Да трое солдат, что вопреки идейным установкам комиссаров носили под бельем православные крестики. Хотя это выручило сегодня не их, а Вампира. Андрей приказывал нескольких солдат оставить в живых, да никто из опьяненных кровавой вакханалией упырей остановиться не подумал. Возможно, что и Сергия от укусов упырей спас не столько приказ Вампира, сколько собственная Вера.
   Всюду еще продолжали, урча, досасывать кровь несчастных жертв упыри, когда Иван и Акулина подвели ополоумевших от ужаса солдатиков и Сергия к Андрею. Черный граф восседал с каменным лицом посреди телеги. Рядом с ним сидела хрупкая молоденькая девушка. Рукой Вампир придерживал трясущуюся дочь смотрителя за шею. Лишь Сатана ведает, каких усилий стоило ему удержаться от жажды, не дать воли инстинктам создания Тьмы. Зубы Вампира были стиснуты, глаза полуприкрыты.
   - Снимите с них кресты, - поцедил он.
   Иван не понял, о каких крестах идет речь. Смекнула Акулина. Она бесцеремонно повытаскивала, посрывала с бойцов нательные крестики, швырнула в канаву. Когда ненавистные символы исчезли в черной воде, Вампир распахнул глаза. Уставился в упор на священника. Сергий отвечал ему тем же.
   - Что смотришь?! Узнал?! - с ненавистью прорычал граф... - Вижу, узнал.
   Кровавые рубцы губ на меловом лице изогнулись в улыбке.
   - Что? Не ждал меня здесь увидеть?
   Сергий не отвечал. Губы его беззвучно шевелились - старик читал про себя молитву. Вампира это позабавило.
   - Не жда-ал, - довольно прошипел он. И резко, свирепо рыкнул: - Зато я тебя ждал!!
   Он отшвырнул несчастного ребенка и вскочил с телеги. Черной тенью навис над Сергием. Старик зашевелил губами быстрее, некоторые слова молитвы стали слышны.
   Хрясть! - врезалась в щеку священника бледная длань.
   Голова Сергия резко мотнулась.
   - Отвечай, где тело моей жены?! Ну?!
   - Оно превратилось в прах, - ломким голосом, но твердо проговорил Сергий. И добавил: - Зато душа ее теперь свободна.
   - Свободна?!! - взревел Вампир.
   Полные тьмы, горящие глаза графа встретились с упрямым взором священника.
   - Ладно! Тебя я тоже освобожу...
   Граф повернулся к чете смотрителей.
   - Иван! Ко мне!
  

- 25 -

  
   Черный граф приказал Ивану и Акулине провести черную мессу. С человеческим жертвоприношением. Им предстояло сделать это в многострадальном храме села Дмитриевское.
   Иван. Иван еще совсем недавно был человеком богобоязненным. С того момента, как судьба-злодейка свела его дорожку с обильно политой кровью стезей бывшего графа, он ходил словно в воду опущенный. Часто в тайне от хозяина крестился, тихо шептал Богу мольбы о прощении. И понимал - прощение ежели и получит, то лишь пойдя супротив поселившегося в особняке ужасного создания. На противоположной чаше весов был Страх. Большой Страх складывался из трех простых. Первым был страх смерти. Вторым - страх потерять привычное жилье. И, наконец, страх за жизнь дочери. Аннушку, любимую дочурку, прОклятый граф неотлучно держал при себе. И это сводило Ивана с ума.
   По мере все большего погружения в леденящие кровь деяния бывшего графа, смотритель становился день ото дня угрюмее и печальней. Стал молчалив. Постоянно о чем-то думал. Душа его терзалась. И в этих терзаниях смотритель от страхов своих постепенно избавлялся. Он сам еще не до конца осознавал, но это было так. Первым пропал страх потерять жилье - лучше спать под открытым небом, чем в приделе Ада. Потом ушла боязнь смерти - ее вытеснил страх умереть без покаяния. НАСТОЯЩЕГО покаяния. И еще смотрителя больше смерти страшила перспектива разделить участь сына. Стать таким, как эти жуткие существа.
   Оставался лишь страх за жизнь дочери. ПОКА оставался.
  
   Ноябрьская ночь была холодна. Стылый воздух дышал обещанием скорого снега. Внезапно поднявшийся ветер гнал по черному небу седые лохмотья. В разрывы меж ними то и дело выглядывала луна. Акулина, за ней пленный солдат и, за его спиной, Иван поднимались меж черных, корявых, потерявших последние листья деревьев к обреченному храму. Восхождение давалось нелегко. Но, несмотря на трудный подъем, Иван дрожал от озноба. И виной тому была не ноябрьская стужа. Холод засел в позвоночнике, леденил изнутри.
   Иван оторвал взгляд от уползающей вверх сыро поблескивающей, склизлой тропы. Задрал голову. Темная громада церкви нависла над вершиной холма, над фигурками трех спешащих к ней человечков. Качнулась. Иван ухватился за ветку. Сбоку от безмолвного храма вынырнул из-за туч жемчужно-белый лик луны. Озарил юдоль плача внизу холодным светом. Бесстрастный, пристальный взгляд ночного светила, казалось, видит насквозь, проникает в душу. В самые темные, потаенные закоулки...
   - Мать, - слабо позвал жену Иван. - Слышь, мать, я чего говорю-то... Может не надо?
   Голос широкоплечего, крепкого мужика был жалким, просящим.
   Акулина не отвечала.
   "Она не отступится" - осознал Иван.
   Он опять поскользнулся, упал вперед на ладони. В холодную липкую грязь. Понимаясь, глухо выругался. Вытер руки об штаны. Медленным мутным ключом поднималась в душе накипь раздражения. Иван злился на судьбу, что повернулась к ним таким жестоким боком. На жену, настырный характер которой прекрасно знал - ее не свернешь. На солдата, что безропотно шлепал себе впереди, прямиком к мучительной смерти.
   "Идет, мать его, как телок на заклание" - зло подумал Иван. - "И ни разу не шлепнулся, хоть и руки за спиной стянуты. Надо же!"
   К глухой злобе неожиданно примешалась обида на попустившего его бедам Всевышнего.
   Они цепочкой подошли к главному входу храма. Там царила тьма. Призрачный свет луны не проникал туда, заслоненный каменным телом церкви. Акулина нашарила дверную ручку, потянула.
   - Заперто.
   Акулина чиркнула спичкой. Поднесла огонек к фитилю принесенного с собой и поставленного на землю керосинового фонаря. Огонек быстро разросся, отогнал тьму на несколько шагов. Иван подошел к дверям ближе, увидел в проушинах навесной замок средних размеров. Оглянулся. Акулина строго смотрела на него, ожидая. Иван поискал по сторонам. На глаза попался влажный бок торчащего из земли камня.
   Замок, громко клацнув, раскрылся от первого же удара.
   - Зачем? Что вы делаете? - подал голос молчавший до сей поры солдатишко.
   - Ты лучше молчи, - глухо проговорил Иван.
   Слова дались тяжело. Тяжко было даже дышать, словно валун был у него не в руках, а давил на грудь.
   Акулина взяла фонарь, подняла на уровень головы. Зыбкий свет упал на ее, почерневшее и осунувшееся, лицо. Глаза обожгли супруга повелевающим взглядом. Иван согласно опустил голову.
   Акулина прошла в темное нутро церкви. Иван и пленный солдат с секунду, замерев, стояли снаружи. Потом графский смотритель хмуро пробурчал:
   - Давай, пошел, чего стал? - и добавил злобно: - Пшел, говорю!
   Пленник робко шагнул за порог. В тот же миг тяжелый камень обрушился ему на загривок. Слух донес до сознания страшный в своей простоте, до спинного мозга пробравший глухой шлепок. Следом послышался звук падения валуна на плиты пола и сдавленный всхлип, с которым несчастный осел на четвереньки.
   Дальнейшее отложилось в сознании Ивана мозаикой безмолвных - уши будто залепила тягучая, ватная глухота - картинок. И картинки те наблюдал он словно со стороны...
   Колеблющийся багровый полусвет. Тонущие во мраке стены. Строгая, черная фигура Акулины.
   Покачивающийся на четвереньках мальчишка в солдатской форме. И над ним он - Иван.
   Вот он поднял упавший валун. Вознес над головой и с силой опустил несчастному на хребет.
   Вот они с Акулиной волокут жертву за иконостас, в алтарь. Подтаскивают к престолу. Солдатик еще дергается, пыжится сопротивляться. Иван придавливает его сверху. Супруга проводит под горлом жертвы ножом.
   Хлынувшая на престол черная кровь.
   Вздрагивающее в предсмертной судороге тело.
   Ужаснувшиеся, меняющиеся в неровном свете пляшущего огня лики святых на потолке, стенах.
   Иван опустился на пол. Обхватил голову руками. Чернота...
   Потом слух вернулся.
   - Вставай. Слышишь? Вставай! - тормошила его Акулина. - Да вставай же, тюфяк... Слышишь ли ты?!
   В голосе ее мешались отчаяние и злоба.
   Иван сделал слабую попытку подняться на ноги. Акулина ухватила его обеими руками за шкирку, помогла хорошим рывком.
   - Не все еще... - шипела она.
   Женщина подтолкнула мужа к залитому кровью престолу. Посреди черной лужи стоял фонарь. Тело принесенного в жертву солдата валялось на полу. Чтобы не упасть, Иван оперся о каменную столешницу. Под руками было липко. От острого духа свежей крови дышать стало еще тяжче, чем прежде.
   - Молитва. Где у тебя молитва? - трясла его за плечо Акулина.
   С трудом сообразив о какой молитве идет речь, Иван вытянул из кармана два сложенных вчетверо листка. Акулина выхватила их, развернула. Сунула один обратно Ивану в руку.
   - Давай, читай. Задом наперед. Ну? - Она не говорила - шипела змеей. - Ну?!
   - Ньима... - произнес Иван и поперхнулся. Зловещие, противоестественные звуки выдавливались из горла с трудом.
   - Ньима! Икев ов авалс... - звучно подхватила Акулина.
   Не отрывая глаз от заполненного аккуратными строчками листа и продолжая читать, она прошла к стене. И перевернула висевший там крест.
   Черное ноябрьское небо разорвала корявая, ветвистая молния. В тот же миг ударил оглушительный гром. Вспышка небесного гнева была ярка настолько, что даже отсвет его, проникший в алтарь сквозь незатворенную дверь, осветил все как днем. Ужасен был вид растрепанной, одержимой злом Акулины. Иван, в испуге, осел. Жена же его, напротив, повысила голос. Превратившись в злобную фурию, она выкрикивала уродливые звуки сатанинской молитвы все громче. Гром бабахнул еще раз, слабее. И больше не повторился...
  
   Перед входом в оскверненный храм Черный граф распял в ту же ночь старика-священника. Сергия вниз головой растянули меж двух тополей. Вампир, царапая когтями кору, обошел импровизированную виселицу кругом. Потом отошел к церкви. Он остановился в дверном проеме, спиной к поруганному алтарю. Впился взглядом в висящего средь голых, черных ветвей, растянутого четырьмя тетивами человечка. Доходящий священник виделся ему пауком, попавшим в собственные тенета. Это позабавило графа; вкупе с холодящими спинной мозг флюидами тьмы, что неспешными волнами исходили из поверженного, безопасного теперь алтаря, вид издыхающего в мучениях врага доставлял острое наслаждение. Вампир стоял так долго. Затем, делая все очень медленно - растягивая удовольствие, лично принес перед перевернутым крестом в жертву остававшихся пока живыми других двух солдатишек. В то время как низшие упыри слизывали стекающую с престола, парящую теплом кровь, он торжественно, громко выкрикивая каждое слово, прочел задом наперед "Отче наш".
   Перед рассветом Черный граф на стылой, липкой от крови каменной плите престола овладел Аннушкой. Тогда же он подарил дочери смотрителя "вечную жизнь".
  

- 26 -

  
   Иосиф Давидович Берштейн проснулся рано, едва в окна забрезжил серый рассвет. Не позволяя себе нежиться в постели, встал. Обошел широченную кровать, поцеловал в щеку свернувшуюся калачиком жену. Галина что-то невнятно пробормотала. Берштейн улыбнулся, прошел к стулу, на спинке которого оставил свою неизменную солдатскую форму. Оделся. Тихо ступая, прошел в детскую. Лёвочка - их шестилетний сын - спал на спине, разбросав в стороны руки. Одеяло грудой лежало на полу. Черные кудрявые волосы прилипли ко лбу - в комнатах было жарко. Иосиф Давидович поднял одеяло, укрыл сына до пояса. Вышел на цыпочках.
   Теперь путь его лежал вниз, на кухню. По давней, привезенной из ссылки привычке он всегда начинал день с папиросы натощак и стакана крепчайшего чаю. На кухне уже вовсю орудовала Мария - их сорокалетняя домработница.
   - Доброго здоровьечка, Иосиф Давидович! - с улыбкой приветствовала она хозяина, едва тот появился на пороге кухни. Вытирая запачканные в муке руки, доложила: - Кипяточек готов. Изволите заварить сами?
   - Сам, сам, работай, - махнул рукой Берштейн.
   Довольный прислугой - вышколена Мария что надо, трудилась горничной еще при царском режиме - прошел к печке. Большой эмалированный чайник стоял на краю плиты. Вода в нем потихоньку бурлила. Иосиф Давидович щедро сыпанул в другой чайник - пузатый фаянсовый, размером с голову ребенка - байхового индийского чаю. Залил его кипятком. Глядя, как гладкая Мария орудует со сковородками - она пекла блины - закурил. Жадно затянулся. Выпустив густой клуб сизого дыма, сказал:
   - Я у себя.
   И, ухватив чайник с заваркой, направился к себе в кабинет.
   - Галину Андреевну с Левочкой будить что ли? - вдогонку ему спросила Мария.
   - Буди.
   Иосиф Давидович любил побыть в утренние минуты один, в тишине. Отходя с легким сожалением от ночного сна и настраивая себя на предстоящий день.
   В кабинете он затушил окурок. Наполнил густо-багровой, исходящей густым паром жидкостью тонкий, заключенный в серебряную подставку стакан. Бросил в него два крупных куска желтоватого сахару. Неторопливо размешал. Сделав осторожный глоток, поднял массивный серебряный подстаканник на уровень глаз. Полюбовался на искусную гравировку. На чеканном рисунке бравый охотник в тулупе и папахе встречал рогатиной поднявшегося перед ним на дыбы медведя. Берштейн улыбнулся, опустил подстаканник на стол. Закурил снова. Чуть погодя он, со стаканом в одной руке и папиросой в другой подошел к окну. Задумчиво посмотрел в серую даль.
   "Интересно, Головский уже расколол эту мразь?" - вспомнил Берштейн о священнике, которого должны были арестовать этой ночью.
   Улыбка на тонких губах главного большевика города стала хищной.
   "Наконец-то" - выделилась мысль из вялого роя прочих.
   Слишком уж спокойно, обыденно Зареченск и его окрестности реагировали на происходящие революционные перемены. Аресты бывших чиновников и главных богатеев прошли неожиданно мирно. Совершенно тихо, без стрельбы и прочего шума была конфискована недвижимость. Подумать только - некоторые даже не припрятали золотишко. Это удивляло Берштейна и настораживало. Вскоре предстояло сковыривать с земли, вывозить семьи помещиков. Он готовился к тому, что эти кровопийцы будут противиться, жестко сопротивляться. Тем более что в других уездах - да вон хотя бы на противоположном берегу Волги - местами идет настоящая война. Неудивительно, что информацию о готовящем контрреволюционный бунт священнике он воспринял с облегчением. Даже обрадовался ей, как прибытию давно ожидаемого гостя.
   Когда Берштейн допивал второй стакан чаю, его позвали завтракать.
   В жизни Иосифа Давидовича это было последнее спокойное утро.
  
   Рассветало в тот день намного дольше обычного. Утро было хмурым, туманным. Туман, похожий на перемешанное с дымом молоко, не позволял разглядеть неба, но чувствовалось, что над головой от горизонта до горизонта задернут свинцовый полог. У Берштейна появилось дурацкое ощущение, будто кто-то накрыл город тяжелой чугунной крышкой. И то, что под этой крышкой творилось, мягко говоря, вышло из-под контроля.
   Головский пропал. Вместе с ним пропал и посланный для ареста священника отряд. Отправленные на разведку милиционеры вернулись со скверными новостями. В нескольких километрах от Зареченска они нашли на осклизлой дороге следы ночной схватки - размешенную конскими копытами обочину, втоптанные в грязь патронные гильзы, кое-где на жухлой траве следы крови и даже брошенную в канаве винтовку. Винтовку они прихватили с собой. Не было только тел - видимо тела убитых нападавшие унесли с собой. Стало ясно, что в отношении поведения сельских эксплуататоров оправдываются самые мрачные ожидания.
   На экстренном заседании городского комитета порешили - необходимо просить помощи из уезда. И тут судьба преподнесла еще один сюрприз - ни телефонная, ни телеграфная связь не работали. Тогда Берштейн принял решение ждать следующего дня и, если связь не восстановиться, отправить через Волгу посыльного.
   Связь не восстановилась. Хмарь, вопреки ожиданиям, не только не исчезла, но только усилилась. Усилилось и ощущение давящей сверху крышки. Двое добровольцев вызвались переплыть в лодке Волгу, не дожидаясь, покуда сдобренное изморосью марево рассеется - со дня на день реку мог сковать лед. Берег обледенел уже. Берштейн, подумав, дал добро. Прошло еще двое суток. Связь так и не восстановилась. Оборудование, по уверению связистов было исправно. Две бригады монтеров, посланные с проверкой по линиям проводов, бесследно исчезли. Тогда Берштейн отправил еще двух товарищей, верхами, в Кострому. Ехать им предстояло напрямки, по той самой дороге, где попал в засаду отряд Головского.
  

- 27 -

  
   Странное это дело началось с того, что в середине ноября тысяча девятьсот восемнадцатого года в костромское губчека явился крайне взволнованный, нервничающий человек. Мужчина сразу предъявил документ, удостоверяющий, что он является сотрудником организованного в городке Зареченске отряда милиции. И заявил, что прислан сюда лично главой городского комитета ВКПБ товарищем Берштейном. Он доложил, что в окрестностях городка лютует банда. В этом не было ничего невероятного. Но вот то, что зареченский милиционер рассказал дальше, походило, мягко говоря, на плод воспаленного воображения. Он утверждал, что банда та состоит сплошь из людоедов. Милиционер, заикаясь, поведал, что по пути видел уничтоженную, выжженную дотла деревню. Трупы жителей, обгорелые и нет, якобы с разорванными зубами глотками, валялись повсюду - меж пепелищ домов и прямо на дороге. Еще он рассказал, что Берштейн отправил с ним товарища, но посередь пути на них напали и товарищ погиб, а ему лишь чудом удалось уйти. Говорил милиционер много. Про колдовской туман, из которого выныривают дьявольские, вселяющие ужас существа. Про разрушенные церкви. А еще он клялся, что видел перед одним из храмов распятого вверх ногами человека в облачении священника.
   Конечно, ему не поверили. Во всяком случае, не всему, что он нагородил. Забегая вперед: позже, в пьяных слезах зареченский милиционер покаялся, что товарища своего он попросту бросил, когда под тем пала загнанная лошадь. Но кое-что заставило начальника губчека товарища Станкевича отнестись к сообщению серьезно: отсутствие с Зареченском связи. Он лично перезвонил в Кинешму. Оттуда доложили: связи с Зареченском нет и у них. Также Станкевичу доложили, что четыре дня тому назад из городка прибыли два посланника, просили помощи в борьбе с контрреволюционной шайкой.
   - И что?! - багровея лицом, рявкнул в трубку Станкевич.
   На противоположном конце провода вышла заминка.
   - Что?! Что ты там мямлишь?! Почему не доложили?!!
   Станкевич бросил трубку на рычаг так, словно боялся - еще миг и она хрустнет в его кулачище.
   - Черт знает что!! - прорычал он. - Обо всем приходится узнавать самому. Нихрена никогда ничего не доложат, засранцы!
  
   Следующим же утром, по морозцу, в Зареченск отправилась конная полусотня. Она бесследно исчезла. Связь так и не восстановилась. Из-под контроля губернских властей вышел огромный район. Станкевич отнесся к этому в высшей степени серьезно. Скоро, в январе тысяча девятьсот девятнадцатого года, со стороны Кинешмы по окрепшему льду в Зареченск вступил крупный конный отряд. Отряд состоял из двух усиленных эскадронов Частей Особого Назначения, в общей сложности аж триста конных бойцов. Командовал этой силой молодой пламенный большевик Аркадий Петрович Одёжкин.
  

* * *

  
   Зареченск встретил ЧОНовцев густым туманом и запустением. Мороз здесь был много слабее, чем на противоположном берегу и реке. Пахло оттепелью. Деревья стояли - как в сказке - опушенные бело-голубым пышным инеем. С неразличимых в стылой хмари небес сыпал мельчайший, словно белая пыль, снег. Снег лежал на улицах толстым неутоптанным слоем. Подкованные копыта сотен коней тонули в нем почти бесшумно. Необычно тихо, без разговоров и привычных шуток ехали и бойцы. Складывалось впечатление, что отряд крадется.
   Аркадий некоторое время сдерживал коня, терпеливо ехал шагом. Потом все же не выдержал, и резво порысил вперед. Комиссар отряда и командир первого эскадрона уныло посмотрели ему вслед, потом со значением переглянулись.
   "Что с него взять, молодой еще... Нетерпеливый" - красноречиво осуждали их взгляды.
   За Одежкиным устремились ординарец и несколько рубак из конвоя. Вырвавшись вперед, Аркадий увидел группу людей. Разглядеть досконально их не удалось, - едва те увидели приближающихся конников, как быстро скрылись в боковой улице. Аркадий лишь успел заметить, что группа состояла сплошь из одних мужиков. В руках у многих были длинные палки, вилы, что-то еще. Но главное, что бросилось в глаза, - среди них был поп. И, похоже, именно поп дал всем знак укрыться в проулке. Аркадий пришпорил коня. Но, пока доехал, в проулке никого уже не было. На этом странности не закончились. В самом центре города ЧОНовцы обнаружили и вовсе уж дикую картину: в двух шагах от горкома партии полным ходом шло восстановление полуразрушенной церкви.
   В горком юный комполка влетел, как во вражескую цитадель. Он вбежал в просторный холл бывшего буржуйского особняка и встал, вращая головой. Дежуривший при горкоме милиционер молча, не рискуя спросить, кто это такой и чего ему надо, смотрел на ворвавшегося в помещение командира. Сдвинутая на затылок серая каракулевая папаха обнажала густой, кучерявый чуб. Черные волосы были слегка припорошены снегом. Острые скулы от холода и бросившейся в голову крови раскраснелись. Узко посаженые глаза над тонким носом сверкали бешенством. Короткий овчинный полушубок перепоясан портупеей. На боку - шашка. Под полами полушубка дежурный увидел синие кавалерийские шаровары из дорогого сукна. В правой руке молодец держал сложенную плеть. Рукояткой плети он нетерпеливо колотил по голенищу до блеска начищенного сапога. Входная дверь хлопнула снова. За спиной "гостя" выросли несколько устрашающего вида удальцов.
   Наконец бешеный взгляд остановился на лице милиционера.
   - Ты! - указал нагайкой "гость". - Где здесь партийное руководство?! Хоть кто-нибудь?!
   Дежурный открыл рот с намерением спросить все же хотя бы имя. Проглотил неожиданно вставший в горле комок и произнес ломающимся голосом:
   - Товарищ Берштейн. Второй этаж. Прямо напротив лестницы.
  
   Но истинное потрясение Аркадий испытал именно в кабинете Берштейна. Смело распахнув двери, он увидел нескольких, расположившихся за столом и что-то горячо обсуждающих, человек. Одежкин, набычившись, обвел присутствующих тяжелым взглядом. Вдруг лицо его, раскрасневшееся от бешенства, странно исказилось. На несколько секунд он даже потерял дар речи - на совещании у главы партийной организации города присутствовал - подумать только - поп! Смятение, поразившее ворвавшегося в кабинет молодца, дало возможность опомниться присутствующим. Прежде всего, Берштейну.
   - Вы по какому вопросу, товарищ? - мягко спросил Иосиф Давидович.
   Одежкин оглянулся. Его головорезы войти за ним не решились, остались в коридоре. Аркадий сделал шаг вперед, вскинул правую ладонь к виску - нагайка при этом повисла на запястье черной гадюкой - представился:
   - Командир отряда особого назначения Одежкин. Вот мои документы.
   Он извлек из-за пазухи сложенный вчетверо листок. Аккуратно развернул, протянул Берштейну. Пока тот внимательно знакомился с документом, снова окинул взглядом присутствующих. Теперь нахально-веселым. Он засунул большие пальцы рук за широкий ремень и дважды качнулся на широко расставленных ногах с носка на пятку и обратно.
   Изучив поданную Аркадием бумагу, Берштейн поднял глаза, устало произнес:
   - Наконец-то. Что же товарищи так долго не присылали нам помощь?
   - Товарищи присылали, - отчеканил Одежкин. - Только от вас ни слуху ни духу. Конная полусотня из Костромы - где?! Что с ней?
   - К-какая сотня? - переспросил Берштейн. - Не было никакой сотни.
   - Ну как же! - воскликнул Аркадий. - Что у вас здесь, вообще, творится? В городе и... вот хотя бы в этом кабинете?!
   Сложенная вдвое нагайка вонзилась в воздух в направлении смирно сидящего за столом священника.
   - Этот! Почему здесь?!
   - Это непростой вопрос, товарищ Одежкин, - тихо проговорил Берштейн. - Даже ОЧЕНЬ непростой. Присядьте, разденьтесь. Я распоряжусь принести чаю. Устали, наверное, с дороги?
   Иосиф Давидович взял со стола колокольчик.
   - Не устали, - отрезал Аркадий. - Прежде чем чаи распивать, мне хотелось бы решить вопрос с размещением отряда. У вас найдутся подходящие помещения для трехсот человек и трехсот лошадей?
   - Думаю, решим, - нерешительно произнес Берштейн. - А какие именно помещения подошли бы?
   Прежде всего, расположенные в одном месте. Теплые. И чтобы там же были конюшни... или хотя бы какие сараи.
   Иосиф Давидович беспомощно посмотрел на присутствующих.
   - Фабрика, - подсказал один из них. - Наша Фибровая фабрика, тут и думать нечего. Все равно цеха сейчас стоят.
   - Конечно! - просветлел лицом Берштейн. - Вы правы Яков Алексеевич. Будьте добры, возьмите этот вопрос на себя.
   Яков Алексеевич хмуро кивнул, поднялся.
   - Пойдемте, товарищ командир, я провожу.
  

- 28 -

  
   Заседание оперативного штаба по борьбе с бандформированиями состоялось после обеда. Одежкин явился в кабинет Берштейна в сопровождении комиссара отряда - сурового сорокапятилетнего мужчины, из бывших Питерских рабочих. Одет был комиссар не по сезону - широкие плечи туго облегало добротное, местами потертое черное кожаное пальто.
   - Ну, как разместились? - с улыбкой поинтересовался Берштейн в самом начале беседы.
   - Нормально, - недружелюбно отозвался Аркадий.
   Он хмуро оглядел присутствующих, прошел к столу. Усевшись, угрюмо уставился немигающим взглядом на попа, который - какова наглость - приперся и на совещание. Или никуда и не уходил? Рядом с командиром за столом разместился его комиссар. Аркадий перевел суровый взгляд на Берштейна. Молодой командир ЧОНовцев с трудом сдерживал в себе растущее негодование. Он увидел сегодня уже достаточно, чтобы придти к выводу - местное руководство предает Ленинские принципы.
   - Ну-с, товарищи, приступим, - начал Иосиф Давидович. - Сегодня, наконец, случилось то, чего мы ждали с такой надеждой - к нам пришла помощь.
   - Слава тебе Господи! - широко перекрестился священник.
   Это было уже слишком. Одежкин с размаху хлопнул по столу ладонью. В кабинете повисла звонкая тишина. Еле сдерживая готовое выплеснуться бешенство, Аркадий процедил сквозь зубы:
   - Послушайте, э-э... как Вас называть? Господин? Товарищ? Э-э... гражданин. Это переходит все границы. Какого, извиняюсь за грубость, хрена здесь делает поп?! Я, кажется, уже задавал этот вопрос и жду немедленных, слышите, Вы?! НЕ-МЕД-ЛЕН-НЫХ разъяснений!
   Берштейн вильнул взглядом по сторонам, поискал чего-то на полу. Остановил потупленный взор на столешнице.
   - Видите ли, товарищ Одежкин... Вы разрешите называть Вас Аркадием?
   - Валяйте.
   - Так вот, Аркадий. Дело в том, что бандиты, с которыми мы столкнулись - это не обычные бандиты...
   - Ясное дело необычные, - перебил Одежкин. - Контра!
   - Не совсем, - склонив к плечу голову и продолжая смотреть на стол, мягко поправил Берштейн.
   При этом Иосиф Давидович сделал ладонью по столу движение, как бы подвигая к Аркадию лист невидимой бумаги.
   - Видите ли, все дело в том, что как раз контрреволюционной направленности их действия не имеют. Трудно объяснить, но...
   - Да уж объясните как-нибудь, - Одежкин переглянулся с комиссаром, усмехнулся. - Не дураки, постараемся понять.
   Берштейн поднял на Аркадия осторожный взгляд. Произнес:
   - Мы имеем все основания полагать, что это упыри.
   - Что?
   - Упыри. Мертвецы, восстающие по ночам, чтобы пить кровь живых.
   Напряженная, ничем не нарушаемая тишина царила в кабинете не меньше минуты. Одежкин по очереди посмотрел на каждого из присутствующих. Лица были серьезны. По крайней мере, доказательств того, что над ним потешаются, Аркадий не обнаружил. Тогда он снова повернулся к комиссару. Тот повел плечом.
   - Ладно, - вкрадчиво произнес командир ЧОНовцев. При этом он распрямился, расправил плечи. - Дальше что?
   Берштейн помялся.
   - Я понимаю, в это трудно поверить... Я сам, признаться, долго... Н-да. Так вот. Бороться с ними обычными, так сказать полицейскими, методами бесполезно. Большую роль здесь играет знание нужных ритуалов, и... Вера.
   - Чего-о?!
   - Поверьте, все, что я сейчас говорю...
   - Молчать!!
   Пудовый кулак обрушился на столешницу так, что подпрыгнул стоявший в центре графин. Вскочивший ЧОНовец не говорил - рычал:
   - Вы понимаете, что несете?! Да по вам по всем желтый дом рыдает! Я сейчас же прикажу вас арестовать...
   - Да погоди ты, Аркаша. Сядь, - комиссар потянул Одежкина за рукав, тот вырвался. - Сядь! - властно приказал комиссар.
   К всеобщему удивлению Одежкин подчинился.
   - Послушаем, что товарищи скажут дальше, - холодно улыбнулся бывший рабочий. - Пусть договаривают. Арестовать их всех мы в любую минуту сможем, не так ли?
   С последней фразой он посмотрел на Берштейна так, что у того похолодела спина.
   - Продолжайте, мы вас слушаем.
   Иосиф Давидович некоторое время хранил молчание, потом упрямо поджал губы и сказал:
   - Это упыри. По крайней мере, многие из них. Сомнений нет, да вы и сами убедитесь... Есть, конечно и люди, которые к ним, э-э... примкнули. Творят полное беззаконие, грабят, убивают всех подряд. Разоряют храмы, приносят в них человеческие жертвы. И за всем этим стоит - нам удалось выяснить это наверняка - бывший помещик граф Воронов.
   - Вот! - воскликнул после этих слов комиссар. - Вот!! - он направил скрюченный, желтый от табака палец на Берштейна. - помещик и граф! Что и требовалось доказать.
   - Да, но этот граф тысяча восемьсот сорок третьего года рождения!
   - И что?
   - Но по показаниям очевидцев выглядит на тридцать пять, не больше. И силы невероятной. К тому же жители близлежащих к его поместью деревень, неохотно, но рассказали - он держал в ужасе всю округу еще в конце прошлого века.
   - Жители, - фыркнул комиссар. - Жители расскажут... Короче так: будем считать, что ваш город подвергся террору бандитов, исповедующих сатанизм. Есть такое мистическое учение. Собираются гаврики, дьяволу молятся. Пытаются о себе заявить. Обязательно что-нибудь кровавое, шокирующее вытворят. У нас в Питере они еще при царском режиме давали о себе знать. И в последние годы тоже головенки поднять пытались. Ну, да мы их быстро - к ногтю.
   Комиссар хрипло рассмеялся. Смех его походил на карканье ворона.
   - Вы не понимаете, - сделал попытку объяснить Берштейн. - Дело в том, что эти, э-э... отродья действительно пьют человеческую кровь. Самым натуральным образом. Город охвачен паникой. Этот туман, отсутствие связи - все это непосредственно связано с их деятельностью. Колдовством, если хотите. И защититься можно только при поддержке церкви. Они боятся креста, святой воды. Из винтовки их убить невозможно, зато можно уничтожить при помощи осинового кола...
   - Бросьте, - комиссар махнул рукой. - Прекратите нести ахинею. Вы напуганы, в панике. Понять вас можно, хотя... - он покачал головой. - "Колдовство" - и это говорит секретарь партийной организации. Стыдно, товарищ. И защищаться мы ни от кого не намерены. Пусть защищаются они.
   Пролетарский кулак опустился на стол решительно, будто печать поставил.
   - А насчет винтовки - это мы поглядим, можно их убить или нельзя. Я с тысяча девятьсот пятого воюю, и ни разу еще не видел такого упыря, которого бы пуля не взяла.
   Он снова пронзительно, каркающе засмеялся.
  

- 29 -

  
   Первая же поисково-карательная экспедиция ЧОНовцев - в окрестности села Дмитриевское - закончилась провалом. Это был разгром.
   Слова Берштейна подтвердились - пули прОклятых тварей не брали. Более того - многие бойцы в бою впали в ступор. Лошади обезумели. Они шарахались из стороны в сторону, сбрасывали седоков, топтали попадавших под копыта людей.
   Пространство вокруг наполнили истошные, полные безумия вопли терзаемых солдат. Дикое конское ржание. Торжествующие вопли упырей. Хруст, чавканье, звуки ударов.
   И самое страшное - все это происходило днем. Хотя назвать это "днем" можно было, только сверившись с хронометром - хмарь вокруг стояла такая, что больше было похоже на ночь.
   В завершение кровавой бойни, словно в наказание за неверие, Аркадию довелось столкнуться с Черным графом лицом к лицу. Молодой командир увидел, как над головами немногих еще удерживающихся в седлах всадников мелькнула огромная черная тень. Первым впечатлением было, будто пролетела гигантская летучая мышь. И сразу, практически в то же мгновение, летучая мышь в его сознании превратилась в человека. Нет. В некое существо, на человека лишь похожее. Кошмарное создание подлетело прямиком к Аркадию. Зависло перед ним в вертикальном положении. Ноги существа, укрытые в складках широкого плаща, находились при этом в метре от земли. Аркадий долго потом не мог избавиться от видЕния мертвенно-бледного лика, кровавой линии губ и, сверкнувших на их фоне белизной, ряда крепких зубов с непомерно длинными клыками. Но главное, что преследовало молодого большевика еще долгие годы, - это глаза вампира. Два бездонных колодца мрака, затягивающие, как в воронку.
  
   Опомнился Аркадий Одежкин только в Зареченске. Он пришел в себя в полутемном бараке при той самой Фибровой фабрике, что их отряду выделили под расположение. Аркадий лежал в отдельной комнатушке на жестком топчане, накрытый полушубком. Очнувшись, он долго продолжал лежать не шевелясь. Потом, еще с трудом соображая, сел. Кошмарные воспоминания заполняли его сознание, стесняли дыхание, заставляли сердце бешено колотиться. Аркадий провел ладонью по лбу.
   "Что за черт?!"
   Выступившие крупные капли пота были ледяными. Перед глазами вновь встал призрак Вампира. Аркадий помотал головой, пытаясь отогнать жуткое видение, и в тот же миг с ужасом осознал до конца - все случившееся не ночной кошмар.
   "Это было на самом деле!"
   Одежкин сдавленно застонал. В левой стороне груди под ребра будто вонзили иглу, пришлось затаить дыхание. Медленно растирая область сердца ладонью, осторожно выдохнул. А вдохнуть не смог. Сознание захлестнула волна страха.
   "Господи, что это?! Сердце? Вот уж не думал..."
   С минуту Аркадий сидел не шевелясь, напугано прислушиваясь к ощущениям. Наконец боль отпустила. Аркадий опасливо вдохнул. Выдохнул.
   "Ф-фу!"
   Одежкин сделал несколько глубоких вдохов. Встал. Прошел к холодно синеющему окошку. Глянул на улицу.
   "Не поймешь, ночь сейчас или день"
   Аркадий прислонился к стылому стеклу лбом. Силился вспомнить, почему остался в живых и как очутился в городе, но не мог. Помнил лишь, как между ним и кровососом выросли два бойца из его конвоя - братья Коршуновы. Братья из казаков, рубаки лихие. Не подвели в тяжкий миг. А комиссар еще относился к ним с таким большим подозрением.
   "Комиссар..."
   Позвоночник молодого командира сковало льдом. Он вспомнил тело в кожаном пальто, над которым склонились кровососы.
   Одежкин застонал громче. Развернулся и, шатаясь, словно пьяный, двинулся к выходу. За дверью он обнаружил растянувшегося на лавке бойца в коротком полушубке. Едва дверь отворилась, тот распахнул глаза. Одновременно руки его нашли припасенную шашку - правая ладонь легла на эфес, левая обхватила ножны. Узнав командира, боец шашку выпустил, медленно поднялся. Аркадий узнал в нем старшего из Коршуновых - Михея.
   - Михей, - хрипло позвал он. - Михей, что сейчас, утро или вечер?
   - Утро, Аркадий Петрович, - приглушенным басом ответил казак.
   - Ты чего здесь? А брат твой где? Григорий его зовут?
   Аркадий не узнал собственного голоса, и дело было не в хрипоте, - будто кто-то чужой, незнакомый говорил сейчас с казаком.
   - Григорий, - с тяжким вздохом подтвердил тот.
   - Где он?
   Казак отвел глаза, скрипнул зубами.
   - Ну? Что молчишь? Где брат-то?
   - Нет больше Гришки, - нехотя проговорил Михей. - Там остался.
   И смачно добавил:
   - Дурак!
   - Погиб? Так почему дурак? Не повезло, с любым может случиться...
   - С любым да не с любым, - сверкнул глазами казак.
   - Как это?
   Боец не ответил.
   - Вот что, Михей, зайди-ка сюда.
   Одежкин попятился, вернулся в комнатушку. В полумраке нашарил на столе спички, запалил фитиль стоящей тут же керосиновой лампы.
   Рослый Михей мрачной громадой стоял в дверном проеме.
   - Заходи, сядь, - позвал Аркадий, опускаясь на топчан.
   Голос его оставался непривычно глухим.
   Дождавшись, когда казак усядется с ним рядом, Одежкин спросил:
   - Расскажи, чем все кончилось? Я не помню ни хрена... ТЫ меня вытащил?
   - Я.
   - А брат как погиб? Вроде вы вместе были...
   - Вместе.
   Михей отвечал односложно, словно бы через силу, но потом его прорвало:
   - Дурак Гришка. Говорил я ему, да молодым рази втемяшишь? Э-эх! - рука казака в отчаянном жесте рухнула вниз. - Вот ты тоже, Петрович, в Бога ведь не веришь?
   - Не верю, - подтвердил Одежкин.
   - А я верю, - повысив голос, внятно и даже торжественно произнес Михей. - Верю, потому и жив остался и тебя, Аркадий Петрович, от погибели оборонил. Или ты думаешь, деды наши дураки были, что тыщу лет за Христа держались?
   Испытующий взгляд матерого рубаки впился в лицо командира. Аркадий молчал. Начало разговора было ему неприятно, но он понимал, что иначе в происходящих событиях не разобраться.
   Михей тяжело вздохнул. Потом медленно проговорил:
   - На-ка вот, возьми...
   Аркадий увидел в огромной, грубой пятерне казака маленький, несколько раз сложенный листок желтой бумаги.
   - Что это?
   - Молитва.
   Протянувший уже было руку, Одежкин едва ее не отдернул. Чуть помедлил, но потом листочек все-таки взял.
   - Молитва. Мне ее мать списала, когда на Германскую еще уходил. Хош верь, хош нет, а вот вчера токо она и спасла.
   - А ты как же? - совсем глухо спросил Аркадий.
   - У меня есть еще... Гришкина.
   По пути к нагрудному карману рука Аркадия споткнулась еще раз - он вспомнил, что там, возле сердца, у него лежит партбилет. Секундное замешательство и листочек с молитвой лег вплотную к заветной книжице.
  

- 30 -

  
   После злосчастного боя, в котором из первого эскадрона полегла едва не половина, туман сгустился еще больше. Уже и в пяти шагах разглядеть было невозможно ничего. Город вымер. На улицах встретить можно было лишь группы горожан человек по десять-пятнадцать. Эти самостийные команды, вооруженные чем попало - топорами, вилами, косами; просто дубинами и колами - расхаживали по городу в поисках упыриных "гнезд". В некоторых группах, для усиления, ходили священники; в других нет. Иногда такие команды действительно нападали на заброшенный дом, полный вампиров, и учиняли расправу. Иные же "коллективы" под шумок творили грабеж и разбой.
   Аркадий Одежкин за одну ночь сильно переменился. Даже внешне человек, приехавший в горком на следующий день после фатального похода на Дмитриевское, отличался от того нахрапистого молодца, что прибыл в Зареченск третьего дня. Первым делом в глаза бросалась разлившаяся по лицу мертвенная бледность и широкие темные подглазины. Изменился голос - из командирско-звонкого стал глухим, несколько хриплым. Но главное таилось в глазах. Вчера еще зло блестевшие, в любое мгновение готовые налиться бешенством, очи молодого командира пригасли. В то же время в них можно стало увидеть признаки появившихся зачатков терпения и мудрости.
   В кабинет Берштейна Аркадий вошел в сопровождении троих человек. Двух из них - командиров эскадронов - Иосиф Давидович уже видел. Третьим был Михей Коршунов, теперь состоящий при Аркадии вместо комиссара.
   С первых же слов, сорвавшихся с губ Одежкина, Берштейн понял: - молодой командир убедился в мистической подоплеке событий и готов сотрудничать с церковью.
   Всего две недели понадобились отряду переродившегося Одежкина, чтобы изменить ситуацию в городе к лучшему. И не просто изменить, а переломить в корне.
   Начали отцы-командиры с того, что в приказном порядке прогнали весь личный состав через церковь - каждый солдат исповедался, причастился. Как выяснилось, у половины бойцов под бельем втихаря имелись нательные крестики. Их освятили. Остальным выдали новенькие. В отряде было четыре татарина и один башкир. Все они, по-настоящему напуганные творящейся вокруг чертовщиной, добровольно приняли крещение. Освятили служители церкви и все имеющееся в отряде оружие. Винтовкам, пистолетам и пулеметам это помогло мало, а вот холодным оружием упырей рубили и кололи бойцы впоследствии за милую душу. Весь остававшийся в строю личный состав - немногим более двух сотен - разделили на пять взводов. В каждый взвод был прикомандирован священник, а то и два.
   Параллельно с зачистками вампирских гнезд наводили порядок на городских улицах. Это оказалось легче всего. Едва были переловлены и расстреляны две шайки мародеров, как грабежи полностью прекратились. Результаты такой тактики ждать себя не заставили - туман день ото дня становился жиже, на улицах стали появляться осмелевшие жители, сама собой восстановилась телефонная и телеграфная связь. Постепенно ЧОНовские отряды начали обшаривать и Зареченские окрестности. Одна беда - не удавалось найти самого Черного графа. А без этого, как объяснил Аркадию сведущий в таких делах иерей, окончательной победы им не добиться.
  
   Подходил к концу январь. Вместе с душным туманом ушло сырое тепло. Ударил мороз. Погода стояла безветренная, ясная. Ночами все выше, все глубже становилось черное небо. И все больше выступало на нем звезд. Ночное светило щедро, будто задолжав, заливало грешную землю серебряным светом. Но люди прятались от него, боялись. Луна - светило ночных созданий.
   По утрам медленно, но верно побеждало солнце. Солнышко взбиралось по невзрачному, словно бы вылинявшему небосводу уже высоко. Светило ярко. Но теплее от этого не становилось, как говорится: солнце на лето, а зима на мороз. Дым из печных труб поднимался по утрам ровными, серо-голубыми столбами. И, глядя в напуганной тишине на редкие клубящиеся султаны, кровью обливалось сердце - слишком много кирпичных труб сиротливо стояло засыпаемых равнодушным снегом.
   В один из таких дней, ближе к вечеру, в Зареченск возвращался по Костромской дороге взвод ЧОНовцев. Отряд шел размеренной рысью. От лошадей валил пар. В первом ряду двигались лично возглавлявший взвод Одежкин, Михей Коршунов и Зареченский иерей Филарет. Под Михеем был огромный вороной жеребец донской породы. Казак сидел в седле как влитой, его грубое обветренное лицо было устало и равнодушно. Переметные сумы, переброшенные через конскую спину перед его седлом, были чем-то туго набиты.
   Такие же полные сумы были и у Одежкина. Аркадий часто привставал на стременах, то и дело оглядывался. Смотрел, не растянулся ли взвод. Его беспокойство передавалось лошади. Четырехлетняя гнедая кобылица фыркала, время от времени начинала идти боком, косила влажным глазом на хозяина. Аркадию не терпелось пустить ее вскачь, промчаться оставшиеся версты в лихом галопе, да приходилось сдерживаться. И тому было две причины: во-первых, не следовало шибко гнать лошадей по морозу, а во-вторых, и этот-то темп отец Филарет едва выдерживал.
   Одежкин повернул к священнику голову. И против воли улыбнулся - пышнотелый служитель церкви на лошади скорее лежал, чем сидел. Он перевалился брюхом через седло, держался, вцепившись обеими руками в конскую гриву. Руки заметно дрожали. В окладистую, на три четверти седую бороду добавил серебра иней. Крупные темные глаза Филарета, обычно сверкавшие из-под седых лохматых бровей строгостью, полны были муки. И, как показалось Аркадию, слез. Широкая ряса, одетая поверх пальто, растеклась по спине лошади черной кляксой. Но нужно отдать должное - поп сносил тяготы и лишения с ангельским терпением.
   Улыбка, вызванная нелепым, жалким видом верхового иерея, была у Аркадия за последние две недели, пожалуй, первой.
   Дорога вкатилась в город, превратилась в широкую улицу. Вскоре повернула, почти под прямым углом. Завернув за угол, Одежкин увидел впереди группу своих бойцов. Лошади, под присмотром коноводов, стояли отдельно, поодаль. Спешенные солдаты творили что-то с забором, похоже, ломали. Аркадий не утерпел, все же огрел кобылицу нагайкой, стрелой помчался туда.
   Оказалось, солдаты пытались открыть вмерзшие в снег и лед ворота. Те не поддавались. Наконец одну створку выворотили. Одежкин подоспел в тот момент, когда шестеро солдат оттаскивали тяжелую воротину в сторону. За ней Аркадий увидел лежащие на снегу обнаженные, пробитые колами трупы. Пять неестественно белых, вымазанных черной кровью тел. Над ними стояли несколько бойцов и пожилой священник. Старик держал перед грудью большой серебряный крест. Бескровные губы на худом морщинистом лице сжаты в тонкую линию. Пальцы, сжимающие распятье, побелели от напряжения. Солдаты с ним рядом нахмурены, их лица угрюмы.
   На трупы упали прямые лучи клонящегося к закату светила. Аркадий понял - воротину выломали, чтобы открыть умерщвленных упырей солнцу. С минуту ничего не происходило. Но вот мертвая кожа стала быстро темнеть, покрываться волдырями. Во многих местах плоть проваливалась большими пятнами, словно протаивала. Вдруг один из трупов вспыхнул, точно начиненный изнутри порохом. Аркадий, хоть и ожидал этого, вздрогнул. Лошадь под ним попятилась и испуганно заржала. Аркадий услышал позади перешептывания, возгласы. Глянул через плечо. Прибывший с ним взвод толпился за его спиной. Один за другим, воспламенились все трупы. Горение проходило бурно, скоротечно. Минута, две - и все кончено. На плачущем снегу дотлевают, превращаются в пепел, исходят жирным чадом скукоженные черные останки.
   - Прости Господи рабам твоим неразумным грехи ихи тяжкие... - затянул дрожащим голосом старик-священник.
   Он взмахнул распятьем, осеняя прах освобожденных от проклятья широким крестным знамением. Солдаты быстро, будто стараясь обогнать друг друга, стягивали буденовки, крестились. Аркадий оглянулся снова. Крестились красноармейцы и за его спиной. Особо торжественно накладывал на себя кресты Михей. А Филарет сидел, по-прежнему держась обеими руками за гриву. Должно быть, боялся свалиться с лошади даже стоя на месте. Он бубнил что-то себе под нос, видно тоже читал молитву. Аркадий против воли отметил нелепость ситуации, когда красноармейцы бьют поклоны истовее попов. Неуверенным движением стянул папаху. Вздохнул, и, уже решительно, перекрестился.
  
   Взвод Аркадий отправил в расположение. Сам же с иереем и Коршуновым, в сопровождении еще четырех бойцов, проехал к зданию горкома. Здесь они спешились. Коней оставили на попечение двоих красноармейцев. Еще двое помогли втащить на второй этаж тяжелые переметные сумы.
   Берштейн стоял у окна, курил. Пускал дым в открытую форточку. Смотрел, как синеет, превращается в вечер зимний день. В приемной послышался тяжелый топот. Иосиф Давидович развернулся к двери. Еще не видя гостей, догадался - это Одежкин со своими, вернулся из разведки. В дверь коротко стукнули, сразу же распахнули. В кабинет ввалилась целая ватага. Что-то втащили в самый центр, бросили на пол. Берштейн обошел стол.
   - Смотри, Давыдыч, что мы отбили! - воскликнул довольный Аркадий.
   Он раскрыл горловину одной из сум, перевернул ее. На пол со стуком посыпалась различная церковная утварь.
   - Осторожнее! Ради Бога, осторожнее! - вскричал Филарет.
   Он бросился к высыпанному на пол добру. Секунду помедлил в растерянности, не зная, какой из предметов поднять первым. Под ним грудой лежали образа, распятья, складни, какие-то чаши, кадила. Все из золота, серебра или в драгоценных окладах. Разноцветьем брызнули крупные и мелкие изумруды, рубины, алмазы. Наконец иерей определился. Схватил раскрывшийся складень в золотой оправе, положил на стол. Начал перекладывать на стол все, сортируя - образа в одну сторону, чаши в другую...
   - Надо же, радость-то, какая! Не попустил Господь беззаконию! - оживленно восклицал он при этом.
   Одежкин отпустил красноармейцев. В ответ на вопрошающий взгляд Берштейна стал пояснять:
   - Взяли двух типов. Случайно, можно сказать. Я да Михей вперед отряда ускакали, глянуть что к чему... До проселка одного, давно уж нехоженого доехали, глядь, а там как раз эти из леса выперлись. Ну, пеший от конного разве уйдет? Попа-ались гаврики...
   Аркадий поймал себя на том, что произнес слово "гаврики" - одно из любимых словечек прежнего комиссара отряда - и серая тень стерла с его лица кривоватую улыбку.
   - Короче, тащили они каждый по мешку вот этого добра. Филарет, э-э... отец Филарет признал в нем собственность одного из храмов, что осквернен упырями. То есть вот вам прямое доказательство - есть у них помощники среди людей, есть!
   По мере того, как Аркадий рассказывал, глаза Берштейна все сильнее разгорались азартом. Он энергично смял в пепельнице папиросу, воскликнул:
   - Ну, теперь дело пойдет! Вы их допросили?! Что говорят?! Где они?!
   - На том свете, - мрачно проговорил Одежкин.
   При этом голова его непроизвольно, нервно склонилась к плечу.
   - К-как это? - переспросил Бершетейн. От такой новости он даже начал слегка заикаться. - Ч-что это значит?
   - То и значит... Колоться отказались наотрез, вот что. Даже под угрозой немедленной смерти. Ну, мы их и того. В расход...
   Берштейн огорченно хлопнул по бедру ладонью.
   - Ну что же вы так? Зачем же так торопиться?
   Одежкин с кислой миной пожал плечом. Берштейн постоял, барабаня по столу пальцами. Потом спросил, уже расстроенным тоном:
   - Ну а вообще, в окрестностях происходит что?
   - В целом нормально. Живу-ут люди. Боятся только всего...
   Скупой доклад Аркадия прервал торопливый шум каблуков в приемной. Дверь распахнулась. В кабинет вбежала молодая женщина. Видно было, что она напугана, взвинчена. Это была жена Берштейна. Вбежав, Галина на секунду споткнулась - не ожидала застать здесь столько народу. Потом, ломая руки, вскричала:
   - Ося! Левочка пропал!
   - Что?! - Берштейн подскочил к жене, схватил ее за локти. - Что ты сказала?!
   Женщина всхлипнула и заголосила:
   - Левочку, сыночка нашего, украли-и!
  

- 31 -

  
   - Возьми себя в руки, Галина, - строго проговорил Берштейн. - Успокойся, возьми себя в руки, и расскажи все толком. Что случилось? Ну?!
   - Я... я легла отдохнуть. Уснула... а когда проснулась его нигде не-ет. Осечка, что же делать? Я везде обыскала... По всему дому и во дворе.
   - Тихо, тихо. А Мария где? Может он с ней?
   - Не знаю. Ее я тоже нигде не нашла.
   - Ну. Вот видишь?! - воскликнул Берштейн. Он ободряюще хлопнул супругу ладонями по худым плечам. - Он наверняка с ней...
   На этой фразе голос главного большевика города упал. Иосиф Давидович растерянно опустил глаза, с ужасом задав себе вопрос: куда бы это домработнице вести его сына да еще в такой обстановке?
   В кабинете стало на минуту тихо. Общее молчание нарушал лишь плач Галины.
   Вдруг, неожиданно громко, продребезжал телефон. Отвыкший за последние недели от этого звука Берштейн вздрогнул. Помедлил. Телефон трезвонил не умолкая. Физически ощущая на себе взгляды всех присутствующих, Берштейн поднял трубку.
   - Алло.
   - Товарищ Берштейн? - мужской голос на противоположном конце провода был ему незнаком.
   - Да. С кем имею... э-э... кто говорит?
   - Неважно. Сыночек твой где, знаешь?
   - Что?! Кто это говорит?!
   - Тихо! - перебил собеседник. - Не ори, слушай. Короче, Левочка твой у нас. Живой, пока... Слушай, что нужно сделать, чтобы он и дальше жить оставался... Слушаешь?
   - Д-да.
   Берштейн сжал трубку так, что побелели пальцы.
   - Во-первых, из города должны уйти каратели. Во-вторых, ты снова закроешь церкви. ВСЕ церкви. Вот собственно и все. Немного за жизнь единственного сыночка, не правда ли?
   - Но это же невозможно! Как вы себе это представляете?! Ты кто, вообще, такой?!
   - Возможно! Если хочешь, чтобы сын твой был жив, все сделаешь. Сроку тебе на все про все трое суток! Иначе - пеняй на себя.
   - Только попробуй! Да я вас всех на фонарях перевешаю! Вверх ногами!! - заорал в трубку Берштейн.
   Но собеседник его уже не слышал - связь прервалась.
   - Подонки! Мразь!! - остервенело выкрикнул Берштейн.
   Он хлопнул трубку на рычаги так, что аппарат раскололся бы, не будь он выполнен из металла.
   - Подонки, - повторил он еще раз, теперь уже чуть не плача.
   Постояв несколько секунд с опущенной головой, повернулся к замершим в ожидании людям. Вполголоса произнес:
   - Похитили Левочку. Взяли в заложники.
   - Боже! - Галина пошатнулась.
   Ее поддержал Михей Коршунов.
   - Присядьте, барышня.
   Казак выдвинул стул, усадил на него женщину. Берштейн тоже сел. Уперся локтем руки в стол, лоб опустил на ладонь.
   - Требуют, чтобы из города вышли кар... м-м... чтобы ушел ваш отряд, Аркадий. И чтобы я приказал закрыть снова все храмы... Срок дали - три дня.
  

* * *

  
   Берштейн, профессиональный революционер, повидал в жизни немало. Сражался на Московских баррикадах в девятьсот пятом, был на каторге и в ссылке. Не раз приходилось ему хоронить близких людей. Но никогда еще не испытывал Иосиф Давидович столь глубокого нервного потрясения, как в эти дни.
   Левочка...
   Берштейн увидел сына в первый раз, когда тому уже исполнилось три года. И как же горько, обидно терять его теперь, когда жизнь повернулась-таки к борцам революции лицом...
   И показала звериный оскал.
   Вот пришла и последняя ночь из отпущенных вурдалаками трех суток. Эту ночь Берштейн решил провести в кабинете - слишком тяжело находиться рядом с потерявшей рассудок супругой. Хоть и жаль ее и даже, наверное, нельзя было оставлять в огромном пустом доме одну, только находиться рядом слишком уж тяжело. Галина не смогла простить мужу его позиции. Как будто у него, в самом деле, есть выбор.
   Берштейн в тяжких раздумьях сидел на стуле перед камином. Курил черт те знает какую папиросу подряд. Неотрывно следил за завораживающим, равнодушным ко всему на свете танцем огня. В кабинете царил полумрак. Пламя в камине оставалось единственным источником света. Сизый табачный дым заполнял все вокруг. Частью уплывал в камин, частью в распахнутую форточку.
   Иосиф Давидович раздраженно швырнул окурок в угли.
   "Выбор... смешно! Ладно кровосос этот, Черный граф, не соображает, но Галина... Она-то должна понимать, что выполнить их условия просто-напросто не в моей власти. НЕ-ВОЗ-МОЖ-НО... Даже прикажи я Одежкину убраться из города, разве он подчинится? Да он сразу же меня арестует. И будет прав. И церкви. Да попробуй я в сложившихся обстоятельствах прикрыть хотя бы один храм, хоть одну, самую захудалую часовню, в городе начнется такое - просто конец Советской власти. Самому в сердце кол осиновый заколотят..."
   Неожиданно к безрадостным размышлениям добавилась неосознанная, невнятная тревога. Берштейн прислушался. Тишина. Только четко, размеренно тикают большие настенные часы. И вдруг он услышал за спиной тихий скрежет. Берштейн замер. Позвоночник, против воли, сковал ужас.
   Звук повторился.
   Сердце упало, сбилось с такта. Бешено заколотилось под самым горлом. Иосиф Давидович медленно повернулся. Кабинет был пуст. Странно, но от этого страх только усилился.
   И тут скрежет повторился снова. Кто-то царапал чем-то твердым и острым по стеклу. Гвоздем? Или... когтем?!
   Всмотревшись в окно, Берштейн увидел за стеклом бледное пятно. Сердце бухнуло царь-колоколом - он различил волосы, губы, глаза. Существо за окном поняло, что Берштейн заметил его, и кровавый рубец губ изогнулся в улыбке.
   - Впусти меня, Иосиф, - услышал Берштейн.
   Ему показалось, что голос раздался прямо у него в голове. И от этого стало еще страшнее.
   - Впусти меня, Иосиф. Мне нужно с тобой поговорить.
   "Форточка... нужно закрыть форточку", - испуганной пташкой забилась мысль. Берштейн встал. Сделал шаг. Ноги не слушались. Идти было трудно, словно в кошмаре.
   Вампир увидел, что Иосиф идет к нему. Улыбка на бескровном лице стала шире. Берштейн, завороженный, не сводил с непрошеного гостя взгляда. В сознание врезались кипенно-белые, очень острые и неестественно длинные зубы. В следующее мгновение Берштейн сосредоточил взгляд на глазах существа, и в голову ему пришло, что смотреть в них вовсе не страшно. Два темных, затягивающих колодца мрака манили, зазывали. Давали надежду на скорое освобождение от всех тревог и забот.
   Вместо того, чтобы затворить форточку, Берштейн отщелкнул шпингалет, второй. Потянул на себя створки внутренней рамы. Стекла жалобно звякнули...
   Зов в глазах Вампира уступил место Торжеству. Вурдалак нетерпеливо переместился выше. В поле зрения Берштейна попали пятна засохшей крови на грязной, давно утратившей белизну рубашке. Иосиф Давидович вновь быстро бросил испуганный взгляд Вампиру на лицо. Теперь он отчетливо увидел за стеклом лишь злобного, перемазанного кровью мертвеца. Их разделяла тонкая, хрупкая прозрачная преграда и не более полуметра расстояния. До Берштейна донесся явственный запах падали. Он в ужасе быстро закрыл внутреннюю раму, хлопнул форточкой. Попятился. В мозгу его раздался злобный, нетерпеливый рык:
   - Что ты делаешь, Иосиф?! Открой окно, мне нужно поговорить с тобой! О твоем сыне!
   Берштейн продолжал пятиться. Повернуться к кошмарному созданию за окном спиной казалось невозможным. И тут Иосиф Давидович сообразил: кабинет на втором этаже. Как же этот... это... как он держится за окном? Висит в воздухе?! Или вскарабкался по стене? Воображение тут же услужливо подбросило картину: огромная ящерица в человеческой одежде и с головой мертвеца распласталась на заснеженной гладкой стене. Во рту появился противный горький привкус. Впервые в жизни Берштейн испугался за свою душу.
   Продолжая пятиться, Берштейн наткнулся на стол. Чтобы сохранить равновесие, он уперся в столешницу руками. Под правую ладонь попало что-то твердое, угловатое и холодное. Берштейн мгновенно понял - это оставленный здесь Филаретом крест! Сразу же схватив так удачно подвернувшееся под руку распятье, он поднял его перед собой, заслонился. Рука, сжимавшая крест, тряслась. Тогда Берштейн обхватил распятье второй рукой. Встал прямо.
   Вампир зашипел.
   - Брось, Иосиф. Брось. Ты же иудей. Иди ко мне.
   Берштейн упрямо набычился, мотнул головой. С губ его, неожиданно для него самого, слетели слова:
   - Отче наш, иже еси на Небеси! Да святится имя Твое...
  

- 32 -

  
   Утром, едва только полностью рассвело, в кабинет Берштейна прибыли Одежкин и его неразлучный опричник Коршунов. На первый взгляд кабинет был пуст. Аркадий, точно знавший, что Берштейн сегодня ночевал здесь, озадаченно повертел головой. Он обнаружил главного большевика города сидящим на полу. Берштейн забился в самый дальний от окна угол, спиной плотно прислонился к стене. Руками он прижимал к груди большое серебряное распятье.
   - Давыдыч, ты чего?! - удивленно воскликнул Одежкин.
   Он быстро, почти бегом, подошел. Помог подняться. Видок у Берштейна был тот еще. Взъерошенные, спутанные кудри стояли дыбом. Седины в них заметно прибыло. На почерневшем, исхудалом лице резко выделялись темные пятна подглазин. Аркадий с тревогой всмотрелся в глаза, подспудно ожидая увидеть в них отблеск безумия. И удивился, когда Берштейн ответил взглядом спокойным и даже твердым.
   - Ты чего? - повторил Аркадий, уже тише.
   Берштейн посмотрел на зажатый в пятерне крест так, словно увидел впервые. Смутился. Поспешно прошел к столу, распятье положил. Тяжело опустился на стул. Не дожидаясь приглашения, Одежкин и Михей тоже устроились за столом. Так и не дождавшись ответа, командир ЧОНовцев начал докладывать:
   - Прочесали весь город, прошарили вдоль и поперек. Ликвидировали больше ста упыриных "гнезд". Если быть точным - сто шесть. Следов ребенка не нашли. Нигде. Никаких... Взяли нескольких жуликов и воришек. Трое из них раскололись - укрывали упырей, помогали им за покровительство по ночам да за вознаграждение в виде ценных вещей, золота. Каждый из них клянется, что о Вашем сыне не ведает ничего... Желаете с ними побеседовать лично?
   Берштейн молча помотал головой.
   Аркадий повернулся к Коршунову, сказал тихо:
   - К стенке их, не мешкая.
   Коршунов мрачно кивнул.
   Аркадий чуть помялся, потом проговорил:
   - Иосиф Давидович, я вот что предлагаю. Давайте устроим показательный вывод отряда. Не всего, конечно, так... создадим видимость. И церкви можно тоже, как будто закрыть. Сделать вид, в общем, будто мы на их условия согласились и даже выполнили. Даст Бог отдадут сынишку Вашего. Ну а уж тогда мы их!
   Одежкин поднял крепко сжатый кулак, показывая, какая участь ждет кровососов "тогда".
   Берштейн снова помотал головой. С того момента, как Аркадий с Коршуновым пришли в его кабинет, он не произнес еще ни слова.
   В кабинете долго висела похоронная тишина. Берштейн сидел, неотрывно глядя на тот самый крест, что недавно держал в руках. Наконец произнес:
   - Нет.
   И поднял взгляд на Аркадия. Взгляд был тверд и решителен.
   - Нет! Мы пойдем до конца. Никаких сделок с этими... м-м... исчадиями... - Берштейн проглотил вставший в горле ком, - допускать нельзя.
   Он помолчал еще, добавил, снова глядя на крест:
   - Я попрошу Вас, Аркадий, продолжать начатое дело. До конца продолжать. Несмотря ни на что... А я... я должен сходить домой. К жене...
   - Я отправлю с Вами красноармейцев. Зря Вы отказались от охраны...
   - Нет, - покачал головой Иосиф Давидович. - Не в охране дело, теперь я знаю.
   Он встал. Неспешно надел пальто. Из здания горкома вышли вместе.
   На крыльце Берштейн задержался. Жадно вдохнул свежего воздуха. Ночью выпал снег, мороз отпустил. Пахло свежестью и влагой. Иосиф Давидович спустился и, не оглядываясь, направился вдоль по улице.
   Одежкин смотрел в ссутуленную спину удалявшегося шаркающей, старческой походкой Берштейна до тех пор, пока тот не свернул за угол. Тогда он легко впрыгнул в седло и зло крикнул конвою:
   - За мной!
  

* * *

  
   Берштейн вошел в ажурную кованую калитку бывшего купеческого особняка. Прошел по заметенной снегом дорожке, поднялся на припорошенное крыльцо. Нетронутый снег лежал ровным слоем, но дверь оказалась открытой. Войдя в переднюю, Иосиф Давидович крикнул:
   - Дорогая, я дома!
   Ответом ему было лишь заблудившееся в пустом, осиротевшем доме эхо.
   - Дорогая?! Галя!!
   Не раздеваясь, Берштейн заглянул в кухню - пусто. Поднялся на второй этаж.
   Жену он нашел в постели.
   В спальне царила мгла, высокое окно было наглухо зашторено. Иосиф Давидович решил Галю не беспокоить - пусть поспит. В то же время что-то в позе жены показалось ему странным. Никогда раньше Галина не спала так вот - на спине, вытянувшись во всю длину. И руки... сложены на груди, как у покойницы. Испытав укол тревоги, Берштейн склонился над супругой, прислушался. Его потрясла ее бледность. Почти минуту Иосиф Давидович вслушивался в тишину с возрастающей тревогой, наконец с облегчением выдохнул, распрямился. Сомнения исчезли - дышит. Теперь, освоившись в полумраке, он яснее различал детали. Снова подивившись неестественной бледности лица супруги, он невольно залюбовался ей. Безукоризненными чертами ее лица; матовой белизной кожи, оттененной черными дугами бровей; сочными коралловыми губами. И тут взгляд его - словно грудью с разбегу на острие - наткнулся на свежую рану на шее. Два припухших черно-красных пятнышка сказали ему все...
   Помертвев лицом, Берштейн тряхнул жену за плечо. Она открыла глаза, чувственно потянулась. На губах заиграла неясная улыбка. Взгляд агатовых глаз, ставших просто огромными, нашел лицо супруга. Улыбка стала шире, плотояднее.
   - Иосиф, милый, пришел?
   Даже голос Гали изменился. Стал чувственным, певучим.
   Берштейн поймал себя на мысли, что никогда прежде Галина не была столь привлекательна для него как женщина, чем сегодня. Бледность так идет ей. И эта порочная улыбка. А глаза? О-о, эти глаза...
   - Иди же ко мне, любовь моя, - Галина протянула к нему руки.
   От безумного желания у Берштейна голова пошла кругом. Он, задыхаясь, подался вперед. И снова, как ночью, когда его заставило остановиться преждевременное ликование Вампира, Берштейн уловил в глазах расположившейся в его кровати особы злое торжество.
   Он отшатнулся. Отдернул шторы. Она зашипела.
   Как оказался на улице, он не помнил. Отдышавшись, вернулся в горком. Приказал дежурному милиционеру разыскать Одежкина или хотя бы Коршунова. Коршунов явился очень скоро.
   Берштейн, глядя мимо казака, совершенно спокойно сказал:
   - Там, у меня дома... там вампир. Сделайте все как надо.
  

- 33 -

  
   Видно суждено было Иосифу Давидовичу Берштейну испить чашу горя до дна. Вслед за женой потерял он и сына. Голову Левочки нашли на крыльце бывшего особняка купца Самохвалова следующим утром.
   Берштейн за последние дни сильно изменился. Неизменная солдатская форма болталась на костлявых плечах, как на вешалке. Сквозь восковую кожу лица явственно выступали кости черепа. На тонкий горбатый нос он нацепил невесть откуда взявшиеся очки с круглыми линзами и теперь постоянно, практически не снимая, носил их. Где он эти очки раздобыл, и правда ли стал хуже видеть, спросить никто не решался. Спрятанные за круглыми стеклышками, обрамленные черными подглазинами глаза потухли. Изрядно поседевшие, курчавые волосы спутались, казалось навеки. Вдобавок ко всему он сбрил бороду и усы. Голая, лишенная привычного груза верхняя губа жалко подрагивали. Иосиф Давидович стал неразговорчив.
   Но он держался.
   Стойко, со стороны даже могло показаться безучастно, перенес он обряд похорон двух закрытых гробов - большого и маленького. Подписал документ о передаче бывшего Самохваловского особняка под детский дом. И принял крещение.
   А на следующий день с самого утра в горком пришел Иван Трофимов.
  
   Иван за месяцы, прошедшие с момента знакомства с "молодым" графом Вороновым, здорово сдал. Из крепкого, едва начавшего лысеть мужчины он превратился в худосочного старика. Все тот же крестьянский зипун казался надетым с чужого плеча. Войдя в помещение, Иван по привычке стянул шапку. Голова под ней оказалась лишенной волос совершенно.
   - Мне нужно встретиться с товарищем Берштейном, - без обиняков сказал он дежурному милиционеру.
   - Товарищу Берштейну об эту пору не до тебя, дед, - ответил дежурный.
   Лицо Ивана посетила кривая, усталая улыбка. Он осведомился:
   - Но он здесь, Берштейн-то?
   - Ну здесь, - нехотя ответил милиционер и, видя как старик уверенно направился по лестнице на второй этаж, закричал ему вслед: - Эй, стоять! Ты куда?! Куда, твою мать, я спрашиваю?! Стоять!!
   И бросился следом.
   Но не успел. Иван уверенно миновал окопавшегося в приемной секретаря, смело отворил дверь кабинета.
   Берштейн сидел у камина. Курил, глядя в огонь. В левой руке он держал черные, блестящие лаком четки. Когда дверь открылась, Берштейн отщелкнул большим пальцем очередную бусину, повернулся. На пороге стоял тощий лысый старик. Его за шиворот попытался схватить дежурный милиционер, но старик сделал шаг вперед и посмотрел на стража порядка так, что тот смешался. Дежурный уставился на хозяина кабинета, явно ожидая распоряжений. Иосиф Давидович спокойно спросил:
   - В чем дело?
   - Я к Вам, товарищ Берштейн... Не узнали?
   Берштейн мотнул головой.
   - Неважно. Дело у меня к Вам... По поводу убийц Вашего сына.
   - Что?!
   Иван медленно кивнул. В этот простой жест он сумел вложить столько смысла, что вскочивший Берштейн без лишних вопросов указал ему рукой на стул. Дежурному и выглядывающему из-за его плеча секретарю, он сказал:
   - Все в порядке. Мы с товарищем побеседуем.
   Дверь тихо закрылась.
   Берштейн обошел огромный стол фабриканта Гарелина, сел в свое кресло. Несколько секунд напряженно молчал, потом произнес:
   - Я Вас слушаю.
  

* * *

  
   Когда Одежкина разыскал посыльный от Берштейна, тот занимался чисткой маузера. Аркадий был в своей каморке на Фибровой фабрике. Несмотря на то, что в комнатушке было довольно прохладно, он был в галифе и нательной рубахе. Аркадий сидел на топчане, рядом с ним был разостлан большой белый лоскут. На ткани аккуратно разложены детали пистолета.
   - Передай, щас приеду, - сказал он вытянувшемуся у порога посыльному. И добавил себе под нос: - маузер вот только дочищу...
   - Извиняйте, товарищ командир, только Иосиф Давидович просил как можно быстрее. Так и сказал передать: "СРО-ЧНО".
   - Да понял я! Ступай.
   Посыльный скрылся. На его месте вырос Коршунов.
   - Чего тебе? Чего лыбишся?!
   - Сдержанный ты стал, Петрович, - добродушно проговорил казак. - Раньше бы ты на этого мильтона так цыкнул, что он бы маму родную забыл.
   - Могу и щас... Цыкнуть на тебя, что ли?
   - Я это, Петрович... поехали, а? Непроста Берштейн торопит, чует мое сердце.
   Одежкин с сожалением посмотрел на припасенный пузырек с оружейным маслом, буркнул:
   - Поехали, черт с тобой.
   И начал собирать так и не дочищенный пистолет.
   Когда они прибыли в горком, помимо Берштейна в кабинете уже были исполняющий обязанности начальника милиции Лубов, иерей Филарет и какой-то крестьянского вида старик.
   - Ну, что тут у вас за срочные дела?! - едва ввалившись в кабинет, громко вопросил Одежкин.
   В этот миг он выглядел таким же нахрапистым и молодцеватым, как в день прибытия в Зареченск. Только за спиной его вместо затянутого в кожу комиссара высился угрюмый, хищноглазый казак.
   Ответил ему Филарет.
   - Нашли! Логово Зверя нашли! - в голосе иерея слышалось нескрываемое торжество.
   Аркадий посмотрел на Берштейна, потом на Лубова. Иосиф Давидович сидел бледный, молчал. Лубов сказал:
   - Вот этот... гражданин утверждает, что знает наверняка, где скрывается Воронов, Черный граф.
   - Да иди ты! Ну-ка ну-ка? - Одежкин подошел к Ивану ближе. - Говори, дед.
   - Дак я уж все рассказал... - нехотя начал Иван. - Здесь он, недалеко. В собственном своем доме.
   - Да-а? И где же собственный его дом?
   - Здесь, на Панской.
   Одежкин фыркнул.
   - На Панской. Да я всю эту улицу прошарил лично! - он помолчал и добавил: - какой, говоришь, дом-то?
   - Двадцать восьмой. На той стороне, - неопределенно махнул рукой Иван. Видя, что номер дома командиру ничего не сказал, пояснил: - старый дом красного кирпича. Напротив Зубовского, большого белого.
   - Помню я этот дом, - вставил Коршунов. - Дом помню и тебя, дядя, помню. Что же ты нам тогда заливал, что одни с бабой в этом доме живете?
   - Точно! - воскликнул Одежкин. - Точно. Я тогда еще подивился, что в таком домине только одна семья проживает, да и то без детей. Подумал еще тогда, почему никого не подселяют, да вспомнил, что в городе жилья пустует теперь больше, чем требуется... Так что же ты, старый хрыч, врал нам тогда?! Или щас врешь? Ну?!
   - Каюсь, тяжкие грехи на мне, - опустил голову Иван. - Служил я этому кровопийце.
   - Слушай, дед, а ты часом не врешь? - вкрадчиво спросил Аркадий, склонившись над Иваном. - Сочинил может все или привиделось тебе?
   - Нет. Он не врет, - сказал Берштейн.
   С момента появления Одежкина с Коршуновым, это были первые слова, что он произнес. Головы всех присутствующих повернулись к нему.
   - Он не врет, - твердо проговорил Иосиф Давидович. - Это ОН тогда подсунул нам информацию о будто бы готовящем контрреволюционный бунт священнике. И заманил Головского с милиционерами в ловушку. Я его вспомнил... Хотя в ноябре он выглядел лет на двадцать моложе.
   Повисшую в кабинете тишину нарушил суровый голос Коршунова:
   - Что же, выходит и баба твоя кровососам служит?
   Лицо Ивана потемнело еще больше. Не поднимая головы, он проговорил:
   - Да. Акулина, она... в общем она с ними. До конца.
   - А ты что же переметнулся? Испугался, что и тебя упыри высосут?
   - Этого мне бояться не приходилось. Слугу Хозяина не тронет ни один вампир.
   - Что же тогда? Иль почуял, что кранты твоим хозяевам? Хочешь прощение заработать?
   - Мне на прощение рассчитывать не приходится, - твердо проговорил Иван. - Да я и не надеюсь. И не боюсь. Это я раньше боялся...
   Иван поднял голову. Взгляд его был полон выстраданной решимости.
  

- 34 -

  
   Логово Черного графа решили выжечь каленым железом не мешкая. Подошли к этому делу со всей тщательностью. Уже к полудню старый графский дом был окружен тройным кольцом ЧОНовцев. Плечом к плечу с красноармейцами стояли служители церкви. Вместо винтовок у доброй половины бойцов в руках были длинные, старательно заостренные колы. Многие держали ломы, топоры, гвоздодеры - чтобы сподручнее вскрывать наглухо заколоченные ставни, выбивать двери, впускать в самые потаенные уголки мрачного здания своего вернейшего союзника - солнечный свет. Священники также подошли к делу во всеоружии - наготове были хоругви, иконы, распятья, кадила, жбаны со святой водой. Некоторые держали в руках крепкие, окропленные святой водой веревки и цепи. Все до последнего рядового получили строжайший приказ: самого Черного графа взять непременно живым. Именно это и составляло главную трудность и заставляло бойцов нервничать - убивать упырей уже наловчились, а вот как такую взбесившуюся нечисть взять в плен никто не представлял даже приблизительно.
  
   Аркадий, Михей Коршунов, Филарет и Иван стояли во дворе графского особняка позади первой цепи. Аркадий нервно курил, Михей сжимал в руке обнаженную шашку. Филарет казался безмятежным. С лица его, с самого утра не сходила неуместная, будто приклеенная улыбка. Иван мял в руках шапку.
   В вышине распростерлось чистое, по-весеннему синее небо. С крыш падали первые звонкие капли. Пахло весной. Окруженный особняк почти до основания был залит ярким солнечным светом. Но внутрь свет божий не проникал - на всех до единого окнах, даже на втором этаже, были наглухо заколоченные ставни. Все ставни на втором этаже и многие на первом сделаны явно недавно. Подогнаны грубо и не крашены. Вид у дома нежилой и зловещий. Возможно собравшимся здесь он казался особенно жутким оттого, что они знали какое зло таится внутри.
   Аркадий в последний раз окинул нервным взглядом готовое к действию воинство, затоптал в снег окурок и во всю мощь командирского голоса крикнул:
   - Пригото-овиться... в ата-аку марш!!
   Первая шеренга двинулась с места. Тронулись следом и Аркадий с Михеем. Михей, подбадривая бойцов, покрикивал:
   - Давай, ребята! Давай! Вскрывай эту хренотень! Ломай все, чтобы ни одного темного угла не осталось! Щас мы этих ублюдков на свет божий повыволочем!..
   Пространство вокруг наполнилось скрежетом выдираемых из древесины гвоздей, треском ломаемых досок, ударами, звоном стекла.
   Вдруг, совершенно чуждый этой какофонии, хлопнул выстрел. Резко повернувшись на звук, Одежкин увидел в проеме одного из окон растрепанную женщину с винтовкой в руках. Красноармейцы, расколотившие в том окне стекла, отшатнулись. Кто-то из них крикнул грозно:
   - А ну брось, курва, а то башку оторву!
   Тетка пальнула еще раз, ни в кого конкретно не целя, и скрылась. Аркадий поспешил к главному входу, двери которого трещали под напором нескольких ломов и вот-вот должны были сдаться. Но тут что-то заставило его посмотреть назад. Аркадий обернулся. Оставшийся с Филаретом на том же месте Иван лежал на спине. Священник склонился над ним, что-то шепча. Во лбу смотрителя, точно посередине, чернело аккуратное отверстие. Из него тонкой струйкой стекала на белый снег кровь.
   - Есть! - послышался от крыльца голос Коршунова.
   Аркадий посмотрел туда. Тяжелые двери, наконец, выломаны. В проем осторожно, ощетинившись колами и штыками, входят красноармейцы. Одежкин поспешил за ними.
   Среди тех, кто принимал участие в штурме последнего оплота Зареченских упырей, чувствительных людей было мало. Но то, с чем столкнулись ЧОНовцы в тот день, не оставило равнодушным никого. И очень многим еще долго снились кошмары.
   Дом был набит кровососами по самое не хочу. И имела место самая настоящая бойня. То, что творилось тогда в особняке, напомнило Аркадию страшный бой в окрестностях Дмитриевского, когда его отряд попал в засаду. Но теперь все было с точностью до наоборот. И на порядок масштабнее.
   Сегодня его бойцы не кричали - делали свое дело в озлобленном молчании. Вопили уничтожаемые вурдалаки. Коридоры и комнаты особняка наполнились хрустом пробиваемых колами неживых тел, глухими ударами обрушивающихся на них топоров, шипением горящей в брызгах святой воды и под солнечными лучами мертвой кожи. И истошным верезжаньем, хрипами, визгом издыхающих упырей. Сам Одежкин участия в бойне не принимал, лишь дважды ему пришлось выстрелить в оскаленные морды, клацавшие клыками слишком близко. Пуля для вампира обычно не смертельна, но выпущенная в упор в голову, да еще разрывная, работает не хуже осинового кола. Аркадий ждал главного действия разыгравшейся драмы - выхода на сцену самого Черного графа. Но тот появляться не спешил. Иван говорил, что Воронов дни проводит в подвале под домом. Аркадий с Коршуновым и группой бойцов отправился туда.
   С подвалом вышло все не так просто. Дверь, что в него вела, оказалась очень мощной, вдобавок обитой толстым железом. Над ней бились не меньше часа - тщетно. К тому времени в самом доме все уже было кончено. Тела "освобожденных" кровососов красноармейцы крючьями стаскивали во двор, в одну общую кучу. Туда же приволокли багром труп Акулины - "курва" сдаться на милость победителей не пожелала и была пристрелена.
   Уже сгорели, истлели останки, а проклятая дверь все не сдавалась. Тогда подошедший командир первой роты предложил поискать возможность проникнуть в подвал другим путем.
   - Должны же быть в подвале хотя бы отдушины. А в таких домах зачастую имеются и целые окошки. Может, удастся пробраться через них?
   - Что-то я не видел. Ну ладно, пошли, посмотрим, - невесело ответил Одежкин.
   Во дворе он хмуро глянул на солнце. Равнодушное светило клонилось к близкому уже горизонту.
   Окошки в подвале имелись, но были наглухо замурованы. Красноармейцы под бодрым руководством ротного начали ковырять ломами жесткий как железо цемент. Одежкин на это дело кисло глянул и отправил посыльного за взрывчаткой. Пока суд да дело, солнце опустилось еще ниже. Теперь уже не один Одежкин поглядывал на него с тревогой.
   - Успеем, Петрович? - обеспокоено спросил подошедший от группы священников Коршунов. - Может до завтра? Никуда он отсюда не денется. Не выпустим.
   Аркадий, не сводящий глаз с закрывшей подвальное окно кирпичной кладки, у которой бойцы прикапывали доставленный динамит, мрачно мотнул головой.
   - Нет. В этом деле я поставлю точку сегодня.
   Михей вздохнул, повернулся к "саперам":
   - Ну! Долго ли?!
   - Готово! - ответил один из красноармейцев, высокий и худой, в шинели не по росту. - Запалять?!
   - Погоди! - крикнул Одежкин. - Жахнем все разом!
   Пять взрывов - четыре на улице и один у той самой строптивой двери - громыхнули одновременно. Эффект был что надо! Взрывы пробили не только свежую кладку, но выворотили и изрядные куски фундамента. Дверь же просто-напросто вывалилась, слетев и с петель и с солидного запора. В подвал хлынули потоки слегка синеющего света раннего зимнего вечера.
   - Вперед, ребята! Да не сломя голову, с опаской! - снова, как и в начале штурма начал покрикивать, подбадривать бойцов Коршунов.
   Перекрывая его голос, Одежкин проорал:
   - Черного графа брать живым! Все слышали?! Это приказ!!
  
   Главного вампира нашли там, где и ожидали. Конечно, он в подвале был не один. И, разумеется, без боя сдаваться не собирался.
   Андрей сидел в самом дальнем, самом темном углу подвала и ждал ночи. Рядом с ним сидели Аннушка и Клим - дети Ивана и Акулины. Три десятка низших вампиров рыли подземный ход. Рыли вяло - даже толстые каменные стены не могли защитить от давящего, лишающего сил действия православных обрядов и сильнейшего ментального потрясения от массовой гибели собратьев. За весь день квелые создания тьмы прокопали лаз в глубину лишь на пару метров. Сейчас лаз уходил под фундамент и там обрывался.
   Андрею пришла в голову мысль забраться в него и приказать упырям засыпать себя, и от этого ему стало страшно - он понял, что из грозного, вселяющего ужас охотника превращается в напуганную, загнанную жертву. Осознание этого его не на шутку взбесило. Он начал зло, отрывисто выплевывать извращенные слова перевернутой задом наперед молитвы "Отче наш". Голос его при этом был похож на рыкание зверя. Против обыкновения, обращение к князю тьмы сил не прибавило. Черный граф впился когтями в землю - Хозяин оставил его разбираться с охотниками одного. В тот же момент сразу со всех сторон раздались взрывы. Посыпался щебень, подвал наполнили клубы пыли. Разверзлось сразу несколько проемов. В них хлынул свет. Упыри зашипели, стали сбиваться в кучи в темных углах. А вслед за светом в подвал спускались каратели.
   Андрей резко поднялся на ноги, хищно ощерился. Прохрипел:
   - А вот и пища! Сами идут!
   В то же время чутье вопило ему - сегодня все по-другому. Охотники ВЕРЯТ. И, что едва ли не еще хуже - НЕ БОЯТСЯ. Что ж, он готов к последнему бою. Им придется заплатить за победу дорого. Очень дорого.
   Собрав все оставшиеся силы, Вампир ударил по человечишкам Волной Ужаса. Он привык к тому, что после такого ментального выброса людишки цепенеют, становятся напуганы, безвольны и уязвимы. Сегодня это сработало лишь отчасти.
   По ушам ударил звук мощного, мелодичного голоса, во всю силу распевающего молитву. Вампир зарычал, он готов был броситься в бой, но что-то беспокоило его. И читающий молитву священник тут ни при чем...
   Темные, лишенные белков глаза Вампира скользнули по лицам приближающихся людей. И столкнулись с твердым, беспощадным взглядом одного из них. В глазах человека читалась такая сила, что граф отшатнулся. Губы человека сложились в торжествующую улыбку.
  
   Аркадий улыбался. Он понимал, нет - чувствовал, что у Вампира нет власти над ним. Огромные, непроглядные глаза Черного графа больше не казались ему гипнотизирующими и бездонными. Это были просто мертвые, затянутые пленкой тьмы - словно черным бельмом - глаза.
   Вампир прижался спиной к стене и заверезжал. Продолжая улыбаться, Аркадий встал прямо перед ним. Неожиданно для него самого с губ сорвались слова давно, казалось, забытой молитвы. Рядом встал, с распятьем перед грудью, Филарет. Голоса их слились в один мощный, завораживающий напев. Вампир замер не в силах двинуться с места. На застывшем, одеревеневшем лице продолжали жить только налитые ненавистью, полные злобы глазищи.
   - Давай, ребята, вяжи его, - не растерялся Коршунов.
   В руках Михея вместо шашки уже была отобранная у кого-то из бойцов цепь.
  

- 35 -

  
   Поверженного, закованного в цепи Андрея до наступления ночи продержали в темном углу подвала. На его глазах были уничтожены все низшие вампиры до единого. С приходом темноты Черного графа, в сопровождении роты солдат и дюжины священников доставили в здание горкома. Там, в крепком подвале бывшего фабрикантского особняка, его ждал Берштейн.
   Иосиф Давидович в свете электрической лампы долго изучал неживое лицо своего врага. Но беседовать с ним не стал. Да никакой беседы и не получилось бы - оставшийся один, лишенный сил и раздавленный невыносимой для него тяжестью множества символов Веры вокруг, Вампир превратился в снулое, затравленное, безвольное существо.
   Берштейн вышел. Теперь предстояло главное - решить дальнейшую судьбу этого, столь долго наводившего на всю округу ужас, кровососа. Руководители победившей "коалиции" спорили в кабинете Иосифа Давидовича до самого утра.
   Сам Берштейн настаивал на том, чтобы вурдалака на веки вечные заточить в каменный мешок с выложенными в стенах церковными символами. Чтобы наказать, так уж наказать.
   Филарет был категорически против. Он предлагал покончить с нечистью раз и навсегда. По-простому пробить неживое тело осиновым колом и сжечь на солнце. Во избежание, так сказать, освобождения. Случайного или преднамеренного.
   Точку в споре поставил Одежкин. Черт знает почему, но он принял сторону Берштейна. А так как единственная на тот момент реальная сила в городе была за ним, то и поспорить с ним было некому. Филарет настоял лишь на том, чтобы Черного графа предварительно - дабы лишить сил наверняка - запаять в серебряный саркофаг с выгравированными на нем со всех сторон правильными текстами. И чтобы церемония была проведена служителями церкви и в строжайшей тайне. На том и порешили. Местом заточения выбрали родовой склеп Вороновых - все равно он уже заброшен и родни у графа больше не осталось.
  

* * *

  
   Капитан Растотуров перевернул последнюю страницу пухлого дела. Не спеша сложил пожелтевшие от времени листы аккуратной стопой, убрал в папку. Глянул на часы.
   - Ого! Времени-то уже! Я Вас, наверное, задерживаю? - обратился он к архивистке. - Что же Вы не сказали...
   - Ничего, - устало улыбнулась женщина. - Сегодня я собиралась задержаться здесь так и так. Нашли что-то стоящее?
   - Не знаю...
   Борис посмотрел женщине в глаза.
   - Вы ведь это читали?
   Архивистка медленно кивнула. Мужчина продолжил:
   - Если на миг предположить, что все это правда... напрашивается вопрос: почему Берштейн настоял на том, чтобы Черный граф был замурован, а не ликвидирован, как остальные э-э... члены банды? Так сказать наверняка.
   После некоторой паузы женщина проговорила:
   - Одежкин уверял впоследствии, что Берштейн таким образом хотел устроить вампиру личный ад. Подверг личного врага, лишившего его семьи, круглосуточным мукам на бесконечное множество лет. Отомстил, другими словами. Но есть и другое мнение.
   Женщина замолчала. Капитан нетерпеливо спросил:
   - Какое же?
   - Существует мнение, что Берштейн таким образом хотел подстраховаться. Мол, ежели меня с должности снимут, то я так дверью хлопну - никому мало не покажется.
   - Да-а? Интересно... И что? Чем все закончилось?
   - Чем все заканчивалось в те времена? В тысяча девятьсот тридцать первом году Иосиф Давидович Берштейн был арестован и очень скоро получил свои десять лет без права переписки.
   - То есть был расстрелян... - тихо проговорил Растотуров. - А как же страховка? Дверью-то хлопнул?
   - Нет. Его арест по большому счету остался незамеченным.
   - Интересно... А что стало с Аркадием Одежкиным?
   - За то, что он настаивал, будто все изложенное в этой папке - правда, его отстранили от командования и поместили в психиатрическую больницу. Через несколько месяцев выпустили, но продолжали наблюдать. Я где-то встречала донесение, что потом он постригся в монахи. Видимо после этого он пропал из поля зрения органов.
   - Ну, и последний вопрос: как думаете Вы, в изложенных здесь э-э... в этих материалах, что правда а что домыслы?
   Архивистка пожала плечами. Борис продолжил:
   - Может этот главарь бандитов, этот... э-э... Черный граф правда пил человеческую кровь? Ведь такое возможно. По причине умопомешательства или бог знает еще почему. А весь этот мистический антураж, может быть, показуха? Для запугивания людей, например. А, может быть и правда, все это домыслы Одежкина?
   Борис посмотрел женщине в глаза. Ему показалось, что в неестественно больших, увеличенных линзами очков глазах мелькнуло вызванное его последними словами огорчение. Борис вспомнил о странном разговоре с Борецким и почувствовал себя неуютно. Вдоль позвоночника у него побежали мурашки.
  

- 36 -

  
   Николай Соколов пришел со службы домой в девятом часу вечера. Настроение было поганым. Бывает так, вроде плохого ничего не случилось, даже наоборот - отличился на работе, задержал опасного преступника, а вот, поди ж ты... Сердце точила смутная тревога. Николай чувствовал, да что там чувствовал - видел: в городе творится что-то странное и очень нехорошее. Скверное что-то творится.
   - Черт знает что! - сквозь зубы выругался Николай, когда не смог провернуть в скважине ключ.
   Дверь была заперта изнутри. Он надавил на кнопку звонка снова - уже в четвертый раз - и больше не отпускал. Клацнула щеколда. Дверь со слабым скрипом приоткрылась. Николай со злостью распахнул ее до отказа, шагнул в квартиру.
   - Что, дрыхнете что ли?! - накинулся он на жену. - Времени-то сколько? Звоню, звоню уже минут пять! Что молчишь?
   - А я не знаю, ты это или не ты! - огрызнулась супруга. - И вообще...
   Что "вообще" она не договорила, повернулась к мужу спиной, подхватила на руки стоявшую за ней дочь и прижала девочку к себе. Они даже одеты были необычно - обе в ночных рубашках, видно и впрямь спали.
   Николай от столь неожиданного приема на несколько секунд даже потерял дар речи. Он затворил дверь, разулся. Супруга ушла на кухню, он проследовал за ней.
   "Что за вожжа ей под хвост попала? Совсем свихнулась что ли? Ну, сейчас я ей устрою..."
   - Оль, ты чего? Что значит "ты или не ты"?! В глазок-то посмотреть не судьба, что ли? Я с тобой разговариваю!
   Ольга развернулась, на глазах у нее были слезы. Дочь она по-прежнему прижимала к себе. Николай заметил, что на шее у дочки висит на шелковом шнурке крестик, который они купили новорожденной пять лет назад для обряда крещения, и который с тех пор неизменно лежал в шкатулке с Ольгиными украшениями.
   - Зачем удавку эту на Ларису надела? Ведь говорили же об этом - во сне может запутаться и, мало ли что, задохнуться!
   - О, Господи! Придумал: задохнуться... А то, что каждую минуту убить могут, это тебя не заботит! - в голосе супруги явственно слышались истерические нотки.
   - Да что с тобой, мать твою! - взорвался Николай, - Кого убить, что ты несешь?!
   - Того! Посмотри, что вокруг творится! Разуй глаза! Фирстовы где?! Пропали! И Савлуковы тоже, мне Елена Викторовна рассказала. Мама должна была сегодня днем придти - нету-у, - нервный, озлобленный тон сменился рыданиями. Сквозь всхлипывания женщина пробормотала: - телефон не отвечает.
   - Мамочка не плачь, ну не плачь мамочка, - сама на грани слез приговаривала пятилетняя Лариса, обнимая родительницу.
   - Иди ко мне, - взял на руки дочь Николай.
   Он прижал девочку к себе, в плечо ему ткнулась и жена. Время от времени ее тело сотрясали судорожные всхлипы. Николай обнял супругу. Так они стояли, посреди кухни, несколько минут. Потом, несколько успокоившись, Ольга прошептала:
   - Елена Викторовна сказала: - это вампиры.
   Услышав такое, Николай усомнился, правильно ли он все расслышал. Если бы Ольга сказала это в другое время и другим тоном, он бы не сомневался, что она пошутила. Но в эти минуты было не до смеха. Супруга, тем временем, продолжала:
   - Это правда?
   Николай опешил.
   - Что правда?
   - Это вампиры? Это правда? Ты-то должен знать. Что у вас в милиции говорят?
   - Да какие, нахрен, вампиры?! - взорвался Николай. Он опустил дочь на пол. - Давай, Лариса, иди-ка в комнату. Давай-давай...
   Он проводил глазами девочку до двери, потом повернулся к жене. Набычившись, как перед дракой, вонзился бешеным взглядом ей в лицо.
   - Ты что, совсем свихнулась?! Сама-то подумай, что ты несешь! И эта баушка еще твоя, Елена как-там-ее? Давно из ума уже выжила! Какие вампиры? Она что, клыки сама видела?! Или, может к ней приходили кровь ночью пить?!
   - Ты чего так орешь-то? Дурак! Ребенка напугал...
   - Да ты ее запугала уже больше! Со своими загрёбами! Вампиры! Надо же! У страха глаза велики - ты поговорку такую слышала? Да, кое-что в городе не в порядке... Маньяки орудуют, я тебе говорил. Вернее орудовали. Вон - взяли двоих. Я, между прочим, лично одного сегодня повязал. Он под видом попа шуровал. А может и в самом деле поп - не разберешь. Одного вчера, еще одного - сегодня! Может еще есть, не знаю. Надеюсь, что нет! А значит, все кончилось. Надо просто быть осторожнее! Не впускать в дом кого попало. Не садиться к кому попало в машину!
   Выкрикивая эти, азбучные для любого сотрудника милиции истины, Николай и сам уже вроде верил в то, что все именно так, а не иначе. Ольга смотрела в сторону. Было ясно, что ее он не убедил, но и спорить женщина больше не стала. Проговорила дипломатично:
   - Ладно, Коль, не сердись... Давай будем ужинать. Я курицу пожарила, сейчас разогрею...
   Николай, тяжело дыша, открыл кран. Наполнил водой стакан, жадно выпил. Зажигая газ, жена проворчала:
   - Телефоны все, тоже что ли, маньяки поотключали?
   - Нет. Вампиры! - с досадой воскликнул Николай и прошел в комнату, к дочери.
   Лиза стояла у двери и напряженно прислушивалась к разговору родителей. На глазах ее были слезы.
   - Ну, тихо-тихо, что ты? Не плачь.
   Николай подхватил дочь на руки, вместе с ней прошел к окну. На улице сгущались ранние, туманные сумерки. Николай вспомнил, как авторитетнейший лично для него человек, тренер по дзюдо Владимир Михайлович предупреждал на последней тренировке: "Ни в коем случае не выходите ночью на улицу и в дом к себе никого не впускайте. НИ-КО-ГО! Хоть даже мать родная к вам в дверь постучится..." На душе стало муторно. Он достал мобильник, набрал номер Баринова. Тишина. Попробовал позвонить теще - с тем же результатом. Тогда Николай стремительно прошел в кухню.
   - Собирайся, пойдем, мать навестим!
   - Какую? - опешила Ольга.
   - Твою, какую. Давай только быстро, пока не совсем стемнело.
   - Так давай поужинаем сначала. У меня все готово.
   - Потом пожрем. Давай, говорю, пошли быстрее. До полной темноты нужно вернуться.
  

* * *

  
   Теща Николая жила в частном доме в десяти минутах ходьбы от их пятиэтажки. У нее все было в порядке. Правда в дом она семью дочери не впустила, поговорили через дверь. Но все равно, расположение духа и у Ольги и у Николая заметно улучшилось. Хорошее настроение сразу передалось и дочурке. Домой возвращались уже в полной темноте, хотя по времени было еще не так поздно - проклятый туман делал вечер темнее любой ночи. К счастью обошлось без эксцессов. Николай повеселел еще больше, на ужин накинулся с аппетитом. Успокоилась и Ольга. После ужина Николай чмокнул жену в щеку, умылся, почистил зубы и, с телевизионным пультом в руках, завалился в постель. Лиза, покуда мамино место пустовало, забралась к нему.
   - Пап, давай кино какое-нибудь посмотрим?
   - Нет, малыш, все устали. Сейчас будем спать.
   Тем временем, повинуясь нажатию пальца, программы на экране послушно сменяли одна другую.
   "Реклама, реклама, какой-то сериал, концерт - опять пидоры одни, еще сериал, посмотреть снова нечего, а это что такое?"
   Во весь экран возникла мрачная физиономия бледного, черноволосого мужчины. Камера отъехала. Стало ясно - черноволосый, вопреки закону тяготения, висит под потолком. Вот в комнату вошли мужчина и женщина, похоже влюбленные. Распластавшийся спиной на потолке мачо довольно оскалился, оператор задержался лишнюю секунду на неимоверно удлинившихся клыках. Вампир спрыгнул. Динамики взорвались истошным женским визгом, животным рычанием. В экран щедро брызнула кровь.
   Николай вырубил телевизор.
   - Оставь, давай посмотрим! - воскликнула Лиза. - Ну пап, ну пожалуйста!
   - Нет! - отрезал отец. - Давай, ложись спать.
   В голосе Николая от добродушия не осталось и следа. Он встал, бросил на комод пульт и вышел из спальни.
   "Боже мой! Куда мы катимся? Немудрено, что все кругом с ума посходили" - думал он.
   Но при этом перед глазами снова встало лицо Владимира Михайловича. Вот уж кого заподозрить в сумасшествии Николай не мог никак. Тревога вернулась. Николай прошел к входной двери, проверил замки. Потом, качнув из стороны в сторону головой, как бы сам себе удивляясь, достал из кладовки и поставил у входа среднего размера плотницкий топор.
   Выспаться той ночью им не удалось.
   Ближе к полуночи - Николай только-только заснул - раздался звонок. Сон слетел мигом. Николай замер в постели, напряженно прислушиваясь. За спиной - он чувствовал это - застыла в немой тревоге жена.
   Звонок повторился.
   - Мля, кого это там принесло? - проворчал он и поднялся.
   - Никому не открывай! - вслед ему крикнула Ольга.
   В ее голосе дрожал испуг.
   - Не открою, - раздраженно бросил Николай.
   Он подошел к двери, посмотрел в глазок. За порогом стоял Серега Баринов.
   "Фу ты, черт" - облегченно выдохнул Николай.
   Протянув руку к запору, спросил:
   - Кто там?
   - Впусти меня, Коля, - всхлипнул за дверью товарищ.
   Что-то в его голосе насторожило Николая. Сердце екнуло.
   "Неужто пристукнул свою? Дурачок. С него станется..." - думал он, отпирая замки.
   - Ты что делаешь?! Не открывай!! - взвизгнула из глубины квартиры жена.
   - Да это Серега! Серега, Баринов.
   Николай распахнул дверь. Серега выглядел - швах.
   - Что случилось? На тебе лица нет...
   Гость криво ухмыльнулся и бросился на хозяина.
   Николая спасли рефлексы борца. Он упал на спину, одновременно потянув бывшего друга за плечи и, упершись ногой в живот, перебросил его через себя. Не теряя ни мгновения, Николай кувырнулся через голову и оказался на противнике верхом. "Серега" оскалился и попытался ухватить хозяина зубами за руку. Николай увидел невероятно удлинившиеся клыки, уперся врагу в горло предплечьем и навалился на него всем телом. Тут произошло невероятное - худосочный, вечно пренебрегавший спортом и не дурак выпить, "Серега" дюжего борца отшвырнул от себя с легкостью. Николай шмякнулся спиной в стену, выпрямился и начал медленно пятиться к распахнутой на лестничную площадку двери. Ночной гость вскочил и, продолжая довольно скалиться, шагнул вперед.
   Николай нашарил у стены топор.
   Гость бросился.
   Николай встретил его ударом ноги в живот и опустил на шею лезвие топора. Потом еще и еще. Скоро у него под ногами, на залитом черной кровью полу, лежали отдельно мертвое тело и голова.
   Едва дождавшись хмурого, туманного рассвета, Николай сунул голову с торчащими, словно напоказ, клыками в мешок и отправился к Владимиру Михайловичу. Заспанный тренер впустил его с опаской. Поздоровался, напряженно всматриваясь в лицо. Николай ходить вокруг да около не стал. Раскрыл мешок и сказал:
   - Нужно что-то делать!
  

- 37 -

  
   Жанна проснулась рано. Первое, что она почувствовала - это рука Александра под ее головой. Борецкий лежал на спине, он еще спал. Девушка счастливо улыбнулась, повернулась к любимому лицом, прижалась всем телом. Определенно, сегодняшний день - счастливейший в ее жизни. Вот и разрешилась, причем самым желанным образом, столь тяготившая девушку ситуация. Жанна всмотрелась в скраденные полумраком черты дорогого лица. Александр во сне хмурился. Легкая тень набежала и на лицо девушки. Она на мгновение вспомнила о том, что у ее любимого есть семья, но в ту же секунду улыбнулась снова - главное, что Александр ответил ей взаимностью. А значит, со всем остальным он разберется.
   "Или МЫ разберемся. Вместе"
   Вскоре на сотовом телефоне включился сигнал будильника. Жанна спешно, пока не проснулся Александр, встала. Будильник выключила. Но тотчас включился другой - в кармане куртки Александра. Борецкий продрал глаза, спустил с кровати ноги. Встать не успел - Жанна протянула ему трезвонящий телефон. Сказала с улыбкой:
   - Доброе утро.
   Александр отключил звук, поднял на девушку взгляд. Тепло улыбнулся, кивнул.
   - Доброе...
   Поднявшись, привлек Жанну к себе, крепко поцеловал. Потом сказал:
   - Ладно, малыш, нужно одеваться.
  
   Борецкий прошел в "мужскую" половину приежки. Поставил кипятиться воду. Распахнул жалобно звякнувшую раму, вдохнул пропитанный туманом воздух. Закурил. Крепко задумался.
   Прошедшая ночь многое расставила по своим местам. Прежде всего: Александр понял окончательно, что любит Жанну. Любит и все! И ничего с этим поделать нельзя... и это здорово, черт возьми!
   Поднялся Кукушкин. Буркнул хмуро:
   - Привет.
   И прошлепал в туалет.
   Борецкий кивнул ему в след. О том, что произошло между Кукушкиным и Жанной накануне после его ухода, Александр не знал. Он швырнул окурок за окошко и принялся расталкивать Костю. Разбудить водителя оказалось не так просто - спал он воистину как младенец.
   Жанна от завтрака отказалась. Налила себе чай и опять ушла к себе. Завтракали втроем, в натянутой тишине. Александр принял возникшую неловкость на свой счет.
   Позже, по пути от крыльца приежки до главного входа в РУВД, Кукушкин нашел возможность перекинуться с Жанной парой слов. Он отозвал девушку в сторону и, глядя в землю, сказал:
   - Жан, ты, пожалуйста, меня прости. Дурак пьяный. Понимаю, что это не оправдание конечно, но... - он поднял голову, но смотрел мимо девушки, - Прости, короче. Больше не повторится.
   Жана стояла, плотно сжав губы. Она помолчала, потом выдавила из себя:
   - Ладно.
  
   Костя остался на улице - прошел к своему одинокому уазику. Опера направились в РУВД на традиционное утреннее совещание.
   Зареченское управление внутренних дел было в то туманное, седое утро безлюдным. В пустой дежурке сидел один как перст немолодой старший лейтенант. Больше по пути к кабинету Михайлова им не попалось ни единой живой души. Кабинет был заперт.
   - Интересно... - озадаченно проговорил Борецкий. - Пойду-ка я до Иван Иваныча дойду. Может он там?
   - Я с тобой, - торопливо проговорила Жанна и припустила за Александром следом.
   Когда они отошли от оставшегося у кабинета Михайлова Кукушкина на достаточно большое расстояние, Жанна попросила Борецкого:
   - Саш, если куда поедем, сядь в машине, пожалуйста, рядом со мной, сзади.
   - Да ты чего? - удивился Александр.
   В голосе его слышались смешанные удивление и протест. Но, внимательно вглядевшись в лицо девушки, он смягчился. Замедлил шаг, тихо спросил:
   - Случилось что?
   - Нет, - помотала головой Жанна. - Но я тебя очень прошу.
   Александр недоуменно дернул плечами.
   - Ну хорошо...
   И стремительно пошагал дальше. Следователя областной прокуратуры у начальника РУВД они не нашли. Не оказалось на месте и самого Ивана Ивановича - его кабинет тоже был заперт. Борецкий хмыкнул, оглянулся. Подошел к первой попавшейся двери в коридоре, потянул за ручку - безрезультатно. Александр мотнул головой:
   - Пойдем.
   Он еще трижды делал попытки открыть попадающиеся по пути двери. Наконец ему повезло - один из кабинетов открылся. В нем не было ни души.
   - Да-а, дела! - удивленно воскликнул Борецкий, когда они вернулись к тому, с чего начали - к двери кабинета, выделенного следователю областной прокуратуры Алексею Михайловичу Михайлову. - Пойдем хоть у дежурного, что ли разузнаем, что к чему.
   Дежурный ничего толкового сообщить не мог - он только утром пришел на службу и сам в недоумении, почему отсутствует все остальные.
   Старший лейтенант был растерян и заметно нервничал.
   - Ну ладно, - сказал Борецкий, выслушав его путаный рассказ. - Но кого-то же ты менял? Или так вот пришел, и никого нет?
   - Были. Ночная смена была... Видите ли, понимаете ли, дело в том, что Малахов... э-э... капитан Малахов вчера просил меня подменить его пораньше. Ну, я и пришел. Он, значится, сразу убег, а моих все нет и нет...
   - Твоих нет, а ночную смену, почему отпустил?! Они не имели права никуда уходить без замены, так?! - строго спросил Кукушкин.
   Дежурный дернул плечом и отвернулся.
   - Ладно, пойдем, - сказал Александр.
   Когда они втроем вышли на крыльцо, проговорил: - зря ты на него наехал. Этот старлей единственный из всей местной милиции на работе, и то того гляди убежит...
   Он помолчал, глядя в туман. Поежился. Повернувшись к Жанне, увидел, что девушка дрожит. Она под самое горло застегнула молнию куртки, обхватила себя руками. Проговорила:
   - Холодно-то как! Зуб на зуб не попадает.
   Александр шагнул к ней, поднял руки, чтобы обнять, согреть. Вспомнил, что они не одни и руки опустил. Достал сигареты.
   - Да, похолодало здорово, - согласился Кукушкин.
   Щегольское кожаное пальто на нем тоже было застегнуто наглухо. Воротник поднят.
   Александр посмотрел в сторону их уазика. Различить в мутном мареве, что одето на стоящем около машины водителе трудно, но похоже на зимний бушлат.
   - Эй, мужчина! Ты там в бушлате, что ли?! - окликнул он Костю.
   Тот крикнул в ответ:
   - Так точно! А что?!
   - Ну ты хитер!
   - В армиях служили, знаем-с!
   - У тебя сотовый телефон есть?!
   - Есть!
   - Работает?!
   - Работает! Только дозвониться никому не могу! Уже пробовал!
   - Ладно!
   Борецкий вздохнул, глубоко затянулся. Выпустив в туман густую струю дыма, спросил:
   - Чего делать-то дальше будем?
   - Давай все-таки попытаемся до Вознесенска дозвониться, - предложил Кукушкин. - С городского. Может нас вообще отсюда уже отобьют... А что?
   Борецкий задумчиво помотал головой.
   - Нет. Поехали в прокуратуру, там все узнаем. Хотя... Ладно, сейчас попробуем.
   Он вернулся в РУВД, спросил у дежурного:
   - Телефон работает?
   Старший лейтенант помотал головой.
   - Никак нет. Связи вообще никакой нет. Ничего не работает, ни телефоны, ни радиостанция.
  

- 38 -

  
   Туман был так силен, что, пока добирались до здания Зареченской прокуратуры, в одном месте Александр с Вадимом были вынуждены выйти из машины и идти перед ней. Костя ориентировался по их нечетким фигурам впереди - из машины не было видно даже дороги.
   - Фу. Ну и туманище! - выдохнул Кукушкин, - мне такого видывать еще не доводилось. Просто катаклизм какой-то!
   - Это точно, - согласился Александр. - Кстати, однажды был случай. Не помню точно где, по-моему, в Англии. Короче тоже был очень сильный туман, так вот: два джентльмена ехали навстречу друг другу. И, чтобы лучше видеть, каждый из них высунул голову в окошко. И они столкнулись лбами, представляешь?! Оба наглушняк!
   - Да иди ты!
   - Точно тебе говорю. А что - реально. Вот сейчас, например, видимость - метров пять, не больше. Если ехать со скоростью хотя бы километров двадцать в час, да столько же встречный - удар будет неслабый.
   - Да уж...
  
   В прокуратуре их ждал новый сюрприз. Вернее сюрпризом стало само здание Зареченской прокуратуры - оно было заперто!
   - Что за черт?! - возмущенно воскликнул Александр. - Глазам своим не верю! Да что здесь такое творится-то?!
   Отчаявшись достучаться хоть до кого-нибудь из служащих учреждения кулаками, он развернулся к двери спиной и начал пинать ее каблуком - безрезультатно. Кукушкин спустился с крыльца. Подошел к ближайшему окну, забарабанил в стекло - с тем же успехом.
   - Ну, я уже не знаю! - развел руками Борецкий.
   Стоявшая на широких каменных ступенях, Жанна спросила:
   - А где он остановился, этот Михайлов? При прокуратуре есть какая-нибудь гостиница?
   - Гостиница, точно! - ткнул в направлении девушки указательным пальцем Борецкий. - Я его спрашивал, он говорил, что поселился в "Заречье" - это обычная гостиница. Единственная, кстати, в этом городе. Я знаю где. Поехали!
  
   Безлюдье в здании гостиницы их уже не удивило.
   - Ау! Дома есть кто-нибудь?! - прокричал Вадим, не обнаружив на положенном месте портье.
   Ответом ему было лишь слабое эхо.
   - Пошли, посмотрим. Тут всего-то два этажа.
   Дверь первого же номера оказалась не заперта. В комнате было темно. Борецкий нашарил на стене выключатель, щелкнул. Бледно-желтый свет электрической лампы озарил скромное убранство полупустого помещения: шкаф у входа, на тумбочке в дальнем углу огромный старый телевизор, небольшой обшарпанный стол под окном - окошко было наглухо зашторено, - и кровать. В кровати кто-то лежал. Человек был завернут с головой в одеяло, но Александр сразу понял, что это тот, кого они ищут - поверх одеяла были наброшены покрывало и пальто. Пальто Александру было знакомо - оно принадлежало Михайлову.
   - Алексей Михайлович, - позвал Александр. - Алексей Михайлови-ич...
   Он подошел к кровати, аккуратно отогнул с головы одеяло. Следователь лежал белый, как лист бумаги. Он здорово осунулся, черты лица заострились.
   - Что за черт? - пробормотал Борецкий и потряс его за плечо. Сказал тихо: - Что за херня? Вчера же вечером нормальный был.
   В голосе майора слышался испуг. Следователь открыл глаза.
   - Алексей Михайлович, как Вы себя чувствуете? Вы меня узнаете?
   Михайлов долго, не меньше минуты молча смотрел на нависшего над ним Александра. Потом губы его разомкнулись. Борецкий услышал:
   - Помогите... Мне очень плохо.
   Вадим распахнул шторы. Нельзя сказать, чтобы в комнату хлынул свет, но стало заметно светлее. Следователь дернулся.
   - Что вы делаете?! - зло выкрикнул он. - Закройте сейчас же! Неужели не видите, как мне плохо? - и снова закрылся одеялом.
   Голос Михайлова был очень сиплым, он почти шипел.
   - Закрой, - сказал Борецкий Вадиму. Потом спросил Михайлова громко: - Чем мы Вам можем помочь, Алексей Михайлович?
   - Ничем, уходите. Я отлежусь, и все будет нормально, - глухо прошипел тот.
   - Давайте мы найдем Вам врача, а лучше - поехали с нами. В больницу.
   - Нет! - в доносившемся из-под одеяла сипе послышалось отчаяние. - Как вы не понимаете, я не могу. Уходите!
   - Хорошо, мы уйдем. Но что нам делать? Какие будут указания?
   - Никаких. Уходите. Оставьте же меня в покое, наконец!
   Александр пожал плечами, кивнул не сводящим с него глаз Вадиму и Жанне на дверь. Уходя, погасил свет.
   - Ну, и что вы об этом думаете? - поинтересовалась Жанна, когда они следовали к выходу из гостиницы.
   Кукушкин пожал плечами. Борецкий спросил:
   - А Вы?
   - А вам не кажется, что происходящее все больше и больше напоминает дурной сон? Я все чаще и чаще думаю: вдруг бабушка Маша права? Вдруг, это и правда вампиры? Того, что случилось с Михайловым, маньяками не объяснишь, правда?
   Борецкий хмуро кивнул. Они вышли на улицу, пошагали к стоящему на обочине уазику.
   - Да просто заболел человек, - проворчал Кукушкин. И, вдруг оживившись, воскликнул: - Так это же, скорее всего, и правда эпидемия какая-то! Помнишь, эксперт на совещании рассказывал?! Слушай, Васильич, сматываться отсюда надо, пока не поздно! Поехали, а? А то заразимся!
   - Да куда мы поедем? Через Волгу в такую погоду не перебраться - ни паром, ни пароходики не ходят. Вплавь, что ли, поплывешь?
   - Да зачем же вплавь? Через Волгу же не единственная дорога! Поедем через Кострому, здесь где-то точно на нее дорога есть, путь объездная, но все-таки!
   - Ага. И пойдем мы с тобой перед машиной пешедралом до самой Костромы... Ерунда это все.
   Не дожидаясь, пока оперативники подойдут к машине, Костя вышел им навстречу. Приблизившись, вполголоса, но очень возбужденно сказал:
   - Пока вы там были, здесь такая толпа провалила - ужас! Бандюки натуральные, человек десять. Все как на подбор молодые, спортивные. С топорами, с колами какими-то, у одного - нунчаки. Не иначе разборки какие-то тут намечаются...
   - Так, стоп, - оживился Борецкий. - В какую сторону они говоришь пошли?
   - Вон туда, - поднял руку Костя.
   - Поехали. Давай, за ними.
   Александр быстро забрался в машину, остальные последовали его примеру. Лица стали серьезны, сосредоточены. Взревел и тихо заурчал на малых оборотах мотор. Уазик тронулся, выкатился на дорогу. Борецкий, а глядя на него и Вадим с Жанной, приготовили оружие. Александр снял пистолет с предохранителя, сунул в карман. Проговорил:
   - Давно прошли-то? Может, они уже куда завернули?
   И в этот момент в белесом мареве впереди появились темные силуэты. Постепенно из тумана выступили широкие спины, спортивные костюмы, короткие кожаные куртки, бритые затылки.
   - Глуши мотор, накатом давай, - тихо, будто опасаясь, что снаружи его услышат, прошептал Александр.
   Милицейский уазик подкатился к подозрительной группе почти вплотную. Двое парней, что шли последними, увидели его только тогда, когда Борецкий и Кукушкин хлопнули дверями, уже выпрыгнув на дорогу. Жанна, повинуясь приказу, осталась с Костей в машине. Вопреки ожиданиям Александра, от них никто не побежал. Напротив, все, кто шел впереди, а их, и правда, было не меньше десяти, встали и развернулись. Костя не обманул, парни действительно были спортсменами - это Борецкий понял сразу. Над дорогой повисла напряженная, недобрая тишина.
   - Майор уголовного розыска Борецкий! - отчеканил Александр, подняв на уровень головы раскрытое удостоверение. - Позвольте узнать, кто вы такие и куда направляетесь... с такой экипировкой?
   - Саша?!
   Из середины группы вперед вышел человек. Сквозь пелену тумана проступили широкие, покатые плечи. Седой ежик волос, приплюснутый нос.
   - Володя?! - изумился Борецкий. - Ты что здесь делаешь?
   Еще больше Александр удивился, когда рядом с Владимиром Михайловичем вырос Николай Соколов. Прапорщик был в черной форменной милицейской куртке из кожзаменителя, без головного убора. Стальной расцветки "омоновские" камуфлированные штаны были заправлены в армейские ботинки с высоким берцем. В правой руке богатырь держал среднего размера плотницкий топор, в левой - картофельный мешок. Мешок был грязным, на дне его что-то лежало.
   - Коля? И ты здесь? Вы куда такой компанией собрались-то?
   Блондин не ответил, лишь кивнул в знак приветствия и отвел взгляд. Владимир Михайлович угрюмо сказал:
   - Ты, Александр Васильич, не в свое дело лучше не лезь. Тут наши, Зареченские проблемы и нам их решать. Остановить ты нас все равно не остановишь, только до греха доведешь.
   Голова тренера была упрямо наклонена, серые глаза отсвечивали сталью. Он развернулся, решительно скомандовал:
   - Пошли!
   И, не оборачиваясь, пошагал вперед. Ватага тронулась за ним. Задержался лишь Николай. Он, помявшись, проговорил:
   - Тут такое дело, Васильич, смотри!
   И раскрыл мешок. Борецкий и Кукушкин склонились над ним. В мешке была голова.
   - Не понял... - растерянно произнес Борецкий. - Что это?
   - Это? Башка вампира, - буднично, словно делал такие заявления ежедневно, сказал блондин и вывалил содержимое мешка на асфальт.
   Голова покатилась. Николай остановил ее, наступив ногой. Перекатил, словно футбольный мяч.
   - Смотри. Видишь?!
   Борецкий кивнул. Он видел: из плотного ряда крепких, кипенно-белых зубов на добрый дюйм выпирают острые, как иглы, клыки.
   - Ночью на меня бросился, - комментировал Николай. - Я его при жизни знал, служили вместе. Силой никогда не отличался, даже можно сказать хлюпенький был. А сегодня меня швырял как котенка, еле-еле с ним справился. Повезло - топор под руку попался.
   Слова Николая доносились до слуха Александра глухо, словно сквозь вату. Он не мог оторвать взора от жуткого, вымазанного в крови и грязи вещественного доказательства существования потусторонних существ. Кукушкин, похоже, испытывал те же чувства. Подошла Жанна.
   - Слушай, а чего это с ней? - потрясенно проговорил Вадим.
   Отрубленная голова почернела и начала дымиться. Сначала еле заметно, потом все сильнее и сильнее.
   - Чего это с ней?! - повторил Кукушкин.
   - Разлагается на свету, - устало сказал Николай. Он наклонился и, помогая втиснутой в армейский ботинок ногой, запихнул голову обратно в мешок. - Думаю, если бы она попала под прямые солнечные лучи, вообще вспыхнула бы, как порох.
  

- 39 -

  
   Николай пошел догонять своих. Мешок со зловещей уликой он забрал с собой. Вознесенские опера вместе с выбравшимся из-за баранки Костей долго курили возле машины. Вадим посвятил Костю в то, что им довелось только что увидеть своими глазами. Из его уст рассказ об огромных клыках и дымящейся на свету плоти прозвучал неубедительно даже для него самого. Костя спорить не стал, а поверил ли - непонятно. Но это особо никого не волновало. Кукушкин зло щелкнул окурок в туман. Повернулся к Борецкому, спросил:
   - Куда они направились, как думаешь?
   - Не иначе дело того попа, что вчера нас по "гнездам" таскал, продолжать, - ответил Александр. - Ну, а мы чего будем делать? Какие соображения? Только не говори в Кострому уезжать, это не вариант, - предупредил он Вадима.
   - А ведь все, что мы видим сейчас своими глазами, повторяет то, что мне бабушка Маша рассказывала, - звонким, ломающимся голосом проговорила Жанна. - А я тогда еще решила, что она умом тронулась... Давайте съездим к ней, а? А то я волнуюсь, мало ли что с ней могло случиться?
   - Правильно, - поддержал девушку Александр. - И потолковать с ней надо. Сдается мне, что от бабки твоей мы самую ценную информацию получить и сможем.
  
   Нужный дом в таком тумане отыскать оказалось не так-то просто. Первый раз они вообще проехали мимо нужной улицы, пришлось разворачиваться. Когда свернули на улицу Мира, оставили Костю с машиной и пешком пошли читать номера домов. Спустя четверть часа искомый дом был обнаружен. Вадим отправился за Костей, а Жанна с Александром вошли в подъезд.
   Когда они поднялись на второй этаж, за дверью бабушкиных соседей, как и в прошлый раз, злобно залаяла собака. Бог знает почему, но лай этот подействовал на девушку успокаивающе. Она улыбнулась и надавила на кнопку звонка. Сердце замерло в груди.
   "Что если бабы Маши нет дома? Ерунда, куда ей деться? А вдруг до нее добрались вампиры? И она сейчас в том же состоянии, что Михайлов?!"
   Жанна позвонила снова. Наконец из-за двери послышались шаркающие шаги. Дверной глазок на несколько секунд потемнел, лязгнул запор. Дверь приоткрылась. Жанну на мгновение охватила паника: вдруг бабка сейчас снова, как и в прошлый раз начнет требовать, чтобы они трогали крест? Тогда Саша решит, что она просто сумасшедшая старуха и ничему уже не поверит.
   Опасения оказались напрасны. Бабушка внимательно посмотрела на них в ограниченную дверной цепочкой щель, улыбнулась:
   - Здравствуйте, гости дорогие.
   Она сняла цепочку, широко распахнула дверь.
   - Проходите, проходите, милости просим.
   Бабушка Маша была в темно-синем фланелевом халате. Седые волосы аккуратно зачесаны назад и заколоты гребенкой. Увидев это, Жанна вздохнула свободнее. В глубине души она готовилась к тому, что дверь им откроет растрепанная фурия в ночной рубашке.
   Жанна и Александр вошли в прихожую.
   - Ну, что встали? - с радушной улыбкой спросила Мария Михайловна. - Раздевайтесь, разувайтесь, проходите. Сейчас чай будем пить...
   Жанна чуть помедлила, сказала:
   - Познакомься, бабушка, это Саша... Александр Васильевич, майор уголовного розыска, мой начальник. А это моя прабабушка, Мария Михайловна.
   - Очень приятно, Саша. - Мария Михайловна внимательно и несколько лукаво посмотрела снизу вверх Александру в лицо. Улыбнулась.
   Борецкий неуклюже кивнул.
   - Взаимно.
   - Что же вы, так в дверях и будете стоять? Вешайте куртки-то, вон - на вешалку. Холодно сегодня на воле-то?
   - Холодно, - подтвердила Жанна. - Баб, мы не одни, сейчас еще ребята подойдут. Нам с тобой поговорить надо.
   - Что ж? Пусть приходят. Проходите в комнату, я покамест самовар поставлю.
   Из-за двери донесся топот - Вадим и Костя поднимались по лестнице. Теперь обязанности хозяйки взяла на себя Жанна. Она впустила сослуживцев. Показала, где повесить одежду, провела в комнату.
   Горячий чай был очень кстати - все за это утро намерзлись. Уезжая в командировку, никто и предположить не мог, что в конце мая завернет такая холодина. Под чай да с несколькими сортами варенья не жалующиеся на аппетит милиционеры умяли и весь имевшийся у бабы Маши запас белого хлеба, пряников и печенья. Чуть позже, когда все согрелись и допивали уже по третьей чашке, а самовар кипятился второй раз, Жанна, поторапливаемая выразительным взглядом Борецкого, попросила:
   - Баб, слушай, тут такое дело... В общем, расскажи нам про вампиров. Все что знаешь. Ты, кстати, чего нас сегодня так легко впустила? Не боишься уже?
   - Так ведь божий день на дворе, чего мне бояться-то? - ответила старушка. - Днем упыри не страшные, это ночью их опасаться надо... А вы что, уже значит не сомневаетесь?
   - Трудно сомневаться, когда своими глазами увидишь, - проговорил Александр. - Мария Михайловна, Жанна рассказала, что Вы были свидетельницей событий, которые здесь уже когда-то происходили. ПОДОБНЫХ событий. И еще один человек мне про них... э-э... намекал. Расскажите.
   - Так, а чего рассказывать-то? Что вас именно-то интересует?
   - С чего все началось. И, самое главное, как эту беду остановить. Ведь остановили же когда-то?
   - Остановили, - согласилась Мария Михайловна.
   Она вздохнула.
   - Ох, давно это было... Не думала не гадала я, что на старости лет доведется снова такой страх переживать. А рассказать... я ведь ребенком еще была, может, чего напутаю.
   - Ничего, - приободрил ее Александр. - Вы расскажите, а уж мы постараемся разобраться.
   - Что ж, слушайте. Говорят, еще до революции жил в наших краях один граф... - начала Мария Михайловна.
   Она подробно поведала все, что помнила о тех кровавых временах сама и все, что знала понаслышке. Самовар к тому времени давно вскипел и уже наполовину был опустошен.
   - Да-а, дела... - задумчиво проговорил в конце бабушкиного повествования Александр.
   Особо его заинтересовала информация о стихийно образованных для истребления упырей народных дружинах и об уничтожении главаря.
   - Так значит, Мария Михайловна, выходит, если убить... э-э... умертвить, уничтожить, как правильно?
   - Да какая разница? - бросил Вадим.
   - Действительно, - согласился Борецкий. - Так вот, ежели у... уничтожить главаря, то все остальные вампиры что, погибнут, что ли?
   - Нет. Чегой-то они погибнут? Останутся бродить по белу свету. - Бабка невесело улыбнулась и поправилась: - вернее, по черной ночи.
   - В чем тогда смысл?
   - А смысл в том, что без него они - каждый сам по себе. Как дикие звери. И такие же неразумные. Справиться с ними тогда несложно будет. А с главарем они - страшная сила. Это сейчас он еще видно в силу не вошел, а может мало их пока. Но вот туман такой как раз тогда был - это я помню. Туман - это плохо.
   Мария Михайловна на несколько минут замолчала, задумалась. Александр негромко проговорил:
   - Выходит спортсмены, которых мы встретили сегодня, как раз и есть такая же, как встарь, народная дружина. Только без священника. Что же, выходит, все повторяется? Но кто этот самый вампирский главарь и откуда он взялся?
   - Не добили его тогда! - прервала молчание хозяйка. - Это тот самый граф опять куролесит.
   - Как это так? - повернулся к ней Александр. - Вы же сами сказали только сейчас, что ЧОНовцы его уничтожили. И что после этого все и наладилось.
   - Сказала, - согласилась бабушка Маша. - Сказала, потому что все так говорили. Но еще был слушок, что не покончили с ним тогда... Поговаривали, будто комиссар, у которого упырь всю семью извел, не дал его совсем изничтожить.
   Все вознесенские гости, с неослабным вниманием ловящие каждое слово хозяйки, посмотрели друг на друга. Общий вопрос озвучил Кукушкин:
   - Так что он ему, благодарен, что ли был? Нет, я понимаю конечно, между родственниками всякое бывает...
   - Наоборот, - перебила Мария Михайловна. - Наоборот, он так был зол, что просто убить упыря ему было мало!
   - И что же с ним сделали?
   - Его заточили в серебряный гроб и запечатали святым крестом.
   - Да ну, это ерунда, - сказал Вадим. - Сказки какие-то.
   - А вот и не сказки, - надула губы бабка.
   - Ну, это же наверняка не известно, вы сами сказали, что это сплетни, - поддержал Кукушкина Александр.
   Он в сотый раз за день достал сотовый телефон, набрал номер Бориса. Трубка отозвалась лишь шорохом помех.
   - Э-эх! Если бы связь была...
   - А вот и не сказки, - упрямо повторила Мария Михайловна. - Теперь это стало известно точно.
   Глаза всех присутствующих снова впились в ее морщинистое лицо.
   - Откуда? - задал вопрос Борецкий.
   Он в эту минуту глядел на старушку так, как обычно рассматривал на допросах подозреваемых.
   - Вчера я в храм ходила, - сообщила Мария Михайловна. - Поговорила там с одним человеком. Так вот он сам видел тот гроб! Тот самый - серебряный.
   - Священник что ли?
   - Нет, не священник. Бродяга один, или, по-совремённому, бомж. Василий Кузьмич его зовут. Он теперь при храме живет, никуда с территории не выходит - боится очень. Это он вместе с другими бродягами тот гроб нашел. Они же его и открыли...
   Мария Михайловна замолчала. Молчали и все остальные. Кукушкин скривился, давая понять, что в бабкины россказни не верит. Костя смотрел на бабушку Машу зачарованно, словно ребенок, услышавший самую интересную и самую страшную сказку в своей жизни. Жанна напряженно вглядывалась в лицо Александра, ожидая его решения.
   Борецкий откинулся на спинку стула, невидящий взгляд его был направлен в середину стола. Так он сидел не меньше минуты, потом медленно проговорил:
   - Ну что ж, все сходится. И Дмитриевское, и жертва в церкви... При каком храме, Вы говорите живет этот, э-э... как его? Кузьмич?
   - Василий Кузьмич. В Никольском соборе.
   - Это где? Далеко?
   - Да рядышком совсем. Кабы не туман, так я бы вам его сейчас в окошко показала. Вы наверняка мимо него проезжали, когда в милицию от пристани ехали.
   - Это белая такая небольшая церковь? - уточнил Борецкий.
   - Да, - кивнула Мария Михайловна. - В сторону Волги от нее старая Панская улица - там старые купеческие дома, а в другую сторону Центральный проспект.
   - Я понял, понял, - быстро сказал Борецкий. Он обвел товарищей взглядом, повысил голос: - Ну что, поехали?!
  

- 40 -

  
   Александр, не дожидаясь согласия остальных, встал, сказал Мария Михайловне:
   - Спасибо, - и направился к выходу.
   - Куда поехали-то, Васильич?! - недоуменно воскликнул Кукушкин.
   - Увидишь, - пообещал Борецкий, натягивая куртку.
   Костя и Вадим поднялись, двинулись за ним. Жанна задержалась. Она поцеловала прабабушку в щеку, шепнула:
   - Спасибо, баб. Я еще заскочу... МЫ заскочим.
   - Благослови Христос, - на прощанье перекрестила девушку Мария Михайловна.
   Когда они вышли во двор, Борецкий закурил и ввел товарищей в курс своих размышлений:
   - Смотрите, что получается: Жил был граф, предположительно вампир - раз, - он загнул палец. Кукушкин кивнул и тоже вложил в губы сигарету. Александр продолжил: - жил в селе Дмитриевское, и местная церковь была им приспособлена под свои нужды - это два. Вампиры терроризировали город - три. Сейчас что мы имеем? Жертвоприношение в той же церкви - раз, город в... в полной жопе - два. Да, и туман! Туман - это четыре.
   - А где же три? - осведомился Кукушкин.
   - А три - это серебряный гроб, на который мы сейчас поедем смотреть.
   - Да ладно ты, Васильич! - хохотнул Кукушкин. - Ты что, поверил что ли?! Да если даже и правда, такой гроб был - серебряный! - так его уж давно переплавили. Не так что ли?!
   - А вот сейчас и узнаем! Давай, Костян, заводи.
  
   Кузьмича они нашли без труда. Старый бомж сидел на паперти. Он был в новом, видно подаренном кем-то, армейском камуфлированном бушлате, таких же ватных штанах и валенках с калошами. Вечность не стриженные седые волосы и длинная, окладистая - как у патриарха - борода были всклокочены. Рядом с ним на каменном приступке лежал замызганный лоскут, на котором были разложены куски хлеба, открытый спичечный коробок с солью, стояла тарелка с картошкой. Еще на тряпице лежали несколько монет, надо полагать оставленных милосердными прихожанами. Самих прихожан не было. Вообще, старик у церкви в те минуты находился один.
   Опера, все трое, подошли к нему вплотную. Борецкий спросил:
   - Василий Кузьмич?
   Бомж несколько секунд не отвечал. Было видно, что появление незнакомцев его расстроило. Наконец он выдавил:
   - Ну.
   - В общем так, Кузьмич. Мы из уголовного розыска, - Александр раскрыл у него перед носом удостоверение, - и нам нужна твоя помощь.
   Старик снял налипшие на усы и бороду вокруг рта хлебные крошки, кашлянул. Спросил хрипло:
   - А я-то тут при чем?
   - При том. Люди говорят, ты гроб один волшебный нашел - серебряный...
   При этих словах бомж дернулся так, будто его ткнули в лицо раскаленной кочергой. Он стал отползать от непрошенных гостей, уперся спиной в стену. Медленно поднялся.
   - Ну-ну, не дергайся. Мы не кусаемся, - улыбнулся Борецкий. - Поехали, покажешь, где это было.
   - Нет! - Кузьмич пытался крикнуть, но из глотки вырвался лишь хриплый стон. - Нет! Я никуда не поеду!
   - А согласия твоего никто не спрашивает! - рыкнул на него Кукушкин. - Быстро сел в машину и поехал - тогда обратно, может быть, привезем...
   - Вы не понимаете! - отчаянно стонал бомж. - Вы не понимаете! Это же гибель! Нас же там сразу! Как Варлея! Как Митяя!
   На глазах у старика выступили слезы.
   - Ну-ну, - постарался успокоить его Александр.
   Он положил руку старику на плечо. Голос майора стал мягким, почти сочувствующим.
   - Ты не нервничай, все будет хорошо. Расскажи-ка, что с тобой случилось? Кто такие Митяй и этот, как его, Валя?
   - Варлей, - поправил старик.
   Он тяжело дышал, глаза его стреляли из стороны в сторону. Когда Жанна, на мгновенье, поймала взгляд старика, он показался ей очень хитрым. Забыв о неприязни, девушка переглянулась с Кукушкиным. Вадим с кислым видом пожал плечом.
   Постепенно Кузьмич успокоился. Страх и враждебность его поубавились. Он начал отвечать на вопросы. Сперва неохотно, но постепенно разговорился. Однако ответы его, вполне здравые, постоянно перемежались отступлениями в сферу сверхъестественного. Особо его беспокоило следующее:
   - Черти, они постоянно вокруг нас! - в десятый раз за пять минут повторил он. - Мы их не видим, но они есть! Они всюду. Здесь, на территории храма, нет, конечно - сюда им доступ заказан, а там - он указал грязным кривым пальцем за ворота, - кишат!
   - Вот что, отец, - прервал его Александр. - Хочешь ты или не хочешь, но прокатиться с нами тебе все равно придется. Поехали, а по дороге все и расскажешь. И про чертей и про все остальное.
   Кузьмич неожиданно согласился.
   - А я не боюсь, - заявил он. - Черти и прочая нечисть, они ведь креста боятся. Креста и святых. А на мне, вот здесь, - он похлопал себя по груди, - четыре креста и три иконки. Черти ко мне и близко не подлетят.
  
   Старое кладбище, скрытое пеленой тумана, представляло собой зрелище завораживающее и таинственное. И жуткое. Костя остановил машину возле старинной каменной арки, когда-то служившей основанием для ворот. Арка была в высоту метра четыре - не меньше. И столько же в ширину. Сама арка вид имела плачевный - украшавшая ее когда-то лепнина и даже штукатурка в большинстве обвалились, обнажив багрово-красный кирпичный скелет. Ворота отсутствовали. Но под сводом удивительно хорошо сохранилась чугунная решетка с кованым барельефом. Барельеф изображал двух сложивших крылья ангелов. Ангелы стояли друг напротив друга и держали в руках православный крест. Лицами они были обращены к входящим в арку людям. Выражение лиц у чугунных херувимов было строгим и скорбным. В стороны от входной арки уходила и тонула в тумане полуразрушенная ограда, скомбинированная из кирпичных, местами сохранивших остатки штукатурки, опор и кованых решеток на каменных парапетах между ними.
   Александр, Вадим, Жанна и Кузьмич вышли из уазика. Косте Александр велел дожидаться их в машине. Воздух был сырым и холодным. Пахло мокрой землей и, слабее, гнилью. До слуха донесся вороний грай, неподалеку захлопали крылья. Жанна поежилась. Кузьмич быстро, но тихо, почти шепотом, затараторил:
   - Показать склеп покажу, как договаривались, но туда не полезу. Хоть убейте меня - не полезу.
   - Да ладно, поняли уже, - так же тихо ответил Борецкий.
   Он вынул из кармана куртки свой всегдашний фонарик, щелкнул пару раз выключателем. Фонарик работал исправно.
   Кукушкин озабоченно посмотрел по сторонам, потом обратился к Борецкому:
   - Слушай, Саш, иди-ка сюда.
   Они вдвоем отошли на несколько шагов. Вадим, склонившись к самому лицу Борецкого, спросил:
   - Я не понял, ты чего хочешь? Ты что, думаешь, он там, что ли?
   Борецкий пристально посмотрел ему в лицо, проговорил:
   - Знаешь, а об этом я как раз и не подумал... А ведь он точно может быть там. Запросто.
   - Ну! А я про что? Чего делать-то будем?
   - Так. Надо приготовить кол... колы. И молоток какой-нибудь, лучше кувалду.
   Александр сделал шаг в сторону машины. Кукушкин схватил его за плечо.
   - Ты что, серьезно? Стой. Да постой ты!
   Борецкий развернулся. Кукушкин склонил голову набок, сказал:
   - Как ты себе это представляешь?
   - Представляешь ЧТО?
   - Я до конца поверить - не могу. Херня какая-то. Вампиры... Может это все-таки не мистика, а уголовщина.
   - Допустим, ну и что?
   - Но тогда, если мы пойма... э-э, найдем этого... э-э, злодея и убьем его, это будет убийство? Мы с тобой вроде опера, а не мокрушники.
   - Очнись, Вадик! Ты что, не видишь, что вокруг тебя творится? Хватит. Голову в песок, как страус, спрячешь, а жопа останется. Нужно сделать дело, и все тогда наладится... - Александр помолчал, спросил: - Ты-то что предлагаешь?
   - Да я ничего не предлагаю, - отвернулся Кукушкин. - Я домой хочу.
   Александр улыбнулся.
   - Боишься?
   Вадим дернул головой.
   - Черт его знает. Побаиваюсь.
   Борецкий похлопал его по плечу.
   - Не дрейфь, все будет тип-топ. Вот заколем гада, и домой поедем. Сразу.
  
   Они отыскали среди растущих вдоль обочины деревьев осину. При помощи найденного в Костиных инструментах ножа срезали и заострили две прочных палки, по метру длиной каждая. Еще Александр прихватил из машины молоток. Глядя на эти приготовления, Жанна спросила:
   - А мне?
   - Ты лучше с пистолетом нас прикроешь, - ответил Борецкий. - Ну, все готово? Пошли.
   Едва приметная тропинка проходит сквозь арку и, словно приглашая, исчезает в глубине главного, единственного относительно широкого прохода. По обе стороны от него высокие железные ограды. Ограды самых разных сортов и размеров нагромождены - по крайней мере, создается такое впечатление - как попало. Все они давно заржавели. В большинстве оград прутья заканчиваются на вершинах остриями. И все кладбище сплошь заросло корявыми, мрачными деревьями и кустами. Листья на них от холода сейчас поникли, потемнели. Свисают скукожившиеся, скорбные, как на венках.
   Идти туда страшно - кто знает, что ждет тебя, за той вон оградой? Или что может скрываться вон за тем, огромным каменным крестом? Первым на территорию погоста вошел Кузьмич - их не очень вольный проводник. За ним направился Александр, следом Жанна. Замыкал шествие Кукушкин. Все, не сговариваясь, шли молча.
  

- 41 -

  
   Жанна ступала по сырой земле осторожно, бог знает зачем стараясь делать это бесшумно. Девушка чувствовала себя в те минуты неуклюжей. Спина ее задеревенела. Не в меру услужливая память поспешила представить внутреннему взору отрубленную клыкастую голову, что дымилась у нее на глазах еще сегодня утром. Потом явились красочные, более яркие, чем в действительности, картины пробитых колами тел, виденные накануне. В воображении тела не были мертвы, они шевелились. Жанна мотнула головой, пытаясь отогнать наваждение, но на место не желающих погибать тел вампиров тотчас явилось видение полуразрушенной церкви и подвешенной в ней за ноги несчастной жертвы.
   Вдруг Жанне показалось, будто за ними кто-то идет. Она оглянулась - позади только Кукушкин, тропа за ним оставалась пуста.
   Вадик улыбнулся ей, подмигнул. Девушка сердито отвернулась. Где-то сбоку громко треснула ветка. Тотчас с пронзительным, душераздирающим карканьем захлопала крыльями воронья стая. Жанна от неожиданности съежилась, сердце замерло на мгновенье и тут же пустилось в бешеный галоп. Девушка, хватая ртом воздух, прибавила шагу.
   - У-у, проклятущие, раскаркались! - прикрикнул на ворон Кузьмич.
   Вороны улетели. Вокруг вновь воцарилась тишина, но от этой тишины было еще тревожнее. Девушка догнала Александра, затем вновь замедлила шаг. Провела по лбу ладонью. Ладонь стала влажной. Странно, от ходьбы и волнения выступила испарина, а вдоль позвоночника будто вогнали ледяной кол.
  
   - Ну, вот и пришли, - прошептал Кузьмич и боязливо перекрестился. - Вон он стоит, видишь?
   Александр внимательно присмотрелся. За парой старых берез он увидел невзрачную старую каменную постройку грязно-серого цвета. Края постройки скрадывал туман, и истинные размеры издалека определить было невозможно, но Александру она показалась совсем небольшой, размером со стандартный бетонный гаражный бокс. В центре темным пятном выделялся провал входа. Дверь была открыта. Борецкий кивнул и направился прямо туда.
   - Я дальше не пойду, слышишь? - вслед ему сказал Кузьмич.
   В голосе старика смешались страх и упрямство.
   - Ладно, стой там, - отозвался Александр, не поворачивая головы.
   Жанна, а за ней и Кукушкин, миновали старика, ноги которого, казалось, вросли в землю. У входа в склеп они ненадолго задержались. Борецкий передал молоток Вадиму, достал из кармана фонарик. Жанна достала из впервые в жизни надетой сегодня под куртку подплечной кобуры пистолет. Сняла его с предохранителя и передернула затвор. Оружие неприятно холодило руки.
   - Если что, выстрелишь? Духу хватит? - спросил Борецкий.
   Жанна кивнула. Лицо ее было при этом очень серьезно. Кукушкин мельком глянул на макаров в руках девушки и отвернулся, помрачнел.
   - Давайте так, - начал инструктаж Борецкий. - Я с фонарем иду первым, Жанна за мной. Если что, если кто на меня бросится, жрать начнет - тогда стреляй. Только постарайся без паники, спокойно. Прицельно, - Александр невесело улыбнулся, - чтобы в меня не попасть.
   - Может, давай лучше я? - спросил Вадим. - А Жанка пусть колы несет.
   - Нет, - помотал головой Александр. - Ты, если что, будешь кол кровососу в сердце загонять. Знаешь, с какой стороны сердце-то?
   Кукушкин буркнул:
   - Разберусь.
   - Ну, тогда пошли...
   Борецкий бросил быстрый взгляд на изображение распятого Христа на открытой двери, крепче сжал в правой руке кол и шагнул на лестницу. Желтый луч фонаря осветил влажные, полуразвалившиеся ступени, еще одну, тоже открытую, дверь внизу. Александр начал спускаться. Когда он был уже в самом низу, перед внутренней дверью, он ощутил на лице легкое дуновение и в тот же миг почувствовал неприятный запах. Запах был слабым, но противным настолько, что об одной мысли о нем хотелось бежать на свежий воздух. Александр направил кол острием вперед. Под кожей ладони он непривычно отчетливо ощутил неровность, шероховатость коры. Он затаил дыхание и шагнул внутрь усыпальницы. Тишина. Луч фонаря метнулся вправо, влево. Никого. Александр прошел дальше. В склеп вошли и Жанна с Вадимом.
   - Ну, и где же наши вампиры? - с насмешкой в голосе произнес Кукушкин. - Ау-у!
   Борецкий и Жанна промолчали. Александр, внимательно разглядывая каждую мелочь, обошел все помещение. Он остановился у противоположной входу стены, напротив выложенного белым камнем креста.
   - Вот он, пролом, про который Кузьмич говорил, - сказал Александр и присел на корточки.
   Он направил луч света в нишу за стеной.
   - Ф-фу, ну и вонь! - проговорил он. - А вон и гроб тот, серебряный...
   - Да ладно гнать-то! - оживился Кукушкин. Он поспешно подошел, присел рядом. - Ну-ка, где?
   - Смотри...
   - А-а, - разочарованно протянул Вадик. - Ну, так я же говорил, что про серебряный гроб - это басни. Да это и вообще не гроб, а сундук какой-то...
   - Да ты не понял что ли?! - перебил Александр. - Он там - внутри. Помнишь, что бомж этот, Кузьмич, говорил?
   Кукушкин помолчал, потом сказал:
   - А ну, посвети, я слажу.
   Он выпрямился, снял плащ, аккуратно сложил. Протянул Александру:
   - Подержи.
   И протиснулся в узкий лаз. Склонился над "сундуком".
   - А ведь, похоже, и правда! - азартно воскликнул он. - Дай-ка фонарь.
   Осветив содержимое деревянного, окованного стальными пластинами ящика, Вадик присвистнул.
   - Точно! Серебро. И церковные надписи.
   Он выбрался в усыпальницу.
   - Все точно. Каюсь - я не верил. Чего будем делать дальше?
   - Ну, мы теперь знаем главное - все, что рассказывали Мария Михайловна и Кузьмич, - правда. А значит главный вампир - хозяин - есть, и его нужно найти.
   - Да я не об том, - поспешно вставил Кукушкин, натягивая плащ. - С гробом этим, что будем решать? Прикинь, сколько он весит. Да еще, наверняка художественной ценности немалой... Что молчите? Даже если по закону сдавать - двадцать пять процентов наши. Это тоже наверняка немало, подумай, Васильич.
   - Да не о том ты думаешь, Вадик! - воскликнул Борецкий. - Мертвецам, как думаешь, деньги нужны? Правильно - не нужны. Вот с мистикой этой, мать ее, разберемся, а там и о серебре да злате подумать можно.
   - Ну смотри, - недовольно проговорил Кукушкин. - Как бы кто не опередил.
   - Не опередит, - проворчал Александр.
   Он посмотрел на Жанну. Девушка стояла, зажав рот и нос ладонью. Александр сказал:
   - Пошли на воздух, здесь дышать невозможно.
  
   Когда они выбрились на поверхность, старое кладбище никому из них уже не казалось таким пугающим. Борецкий жадно, полной грудью вдохнул стылого, напоенного влагой воздуха. Крикнул:
   - Эй, Кузьми-ич! Кузьмич, ты где?!
   Старика не было.
   - Наверно уж у Костяна в машине сидит, греется, - высказал предположение Вадим.
   - Ладно, бог с ним, - сказал Александр. - Насчет вампира... Мне кажется, я знаю, где его искать.
   - Да ну?! - в голосе Кукушкина звучала ирония.
   Борецкий кивнул. Лицо его было очень серьезно.
   - Помните сожженный графский дом, в Дмитриевском? В селе, где церковь с жертвой?
   - Да мы поняли, поняли. Ну и что?
   - Ты туда не ходил, а я там почувствовал кое-что...
   - Почувствовал?
   - Да. Короче, я не могу объяснить, но думаю, что он там.
   - Да ладно, Васильич, несерьезно как-то.
   - Серьезно. Если хочешь, называй это интуицией.
   Кукушкин усмехнулся.
   - Интуиция. Ну, допустим, мы сейчас поедем в это село...
   Он посмотрел на часы. Стрелки показывали половину третьего. Вадим поднял голову, в надежде увидеть небо. Серая хмарь этого не позволила. Он продолжил:
   - Хорошо, время до темноты еще есть, пожрать бы только надо заехать. Ладно, допустим, приехали мы туда. А там никого нет. Дальше что?
   - Да что ты все: "дальше что, дальше что"! Увидим, что дальше. Как говорится: бог на деле разума приставит. Там он, я в этом уверен.
   Внимательно смотревшая на любимого Жанна заметила, как с последними словами изменилось его лицо. Оно стало еще серьезнее и строже. Уверенность Александра передалась и ей. А еще она вспомнила ощущения, что испытала стоя перед той злополучной церковью меж пары мертвых тополей. Девушка содрогнулась. Сказала:
   - Я тебе верю. Скажи, а когда мы туда поднимались, к церкви, я имею в виду, когда проходили меж мертвых таких, засохших тополей, ты ничего не почувствовал?
   Александр посмотрел на нее с недоумением, пожал плечами. Похоже, он просто не понял, что она хотела сказать. Повернулся к Вадиму.
   - Ну так что?! Едем?
   - Ты старший, - с легкой обидой в голове ответил тот. - Как скажешь, так и будет. Только давай заедем куда-нибудь пообедать.
   - Купим чего-нибудь и в машине по пути перекусим.
  
   Они вышли к дороге. Костя дисциплинированно сидел за рулем. При виде товарищей он завел двигатель. Открыв дверцу, Борецкий спросил:
   - Где Кузьмич?
   - Как где? - удивился Костя. - Он же с вами ушел.
   - Ушел да не дошел, - проворчал Александр. - Он здесь не появлялся? Точно?
   - Да точно. Я думал он с вами.
   - Вот человек! - воскликнул, усаживаясь на переднее сиденье Кукушкин. - Осторожный. Точно всех нас переживет.
  

- 42 -

  
   Вот и мост над бегущей где-то далеко внизу речушкой. Когда уазик, ровно шелестя шинами, проезжал по нему, Жанну посетило чувство, будто они пересекают незримую черту, за которой все по-другому. Только что они были лишь в пути к чему-то неведомому, ждущему их впереди. И вот приехали...
   Не доезжая до угрюмого, красно-черного остова графского дома метров двадцати, Костя притормозил. Напряженно вглядываясь в скрадывающую все и вся молочную дымку, повернул руль. Уазик с легкостью перескочил мелкий, заросший травой кювет и подкатил к самому дому. Костя повернул ключ. Двигатель замер. Какое-то время в машине стояла тишина. Нарушил ее Кукушкин.
   - Ну что, так и будем сидеть?
   Борецкий вздохнул, сказал:
   - Пошли.
   Но дверцу открыл не сразу. Он взял Жанну за руку и несколько секунд всматривался в лицо девушки, словно пытаясь запомнить ее черты перед долгой разлукой. Щеки Жанны покрылись румянцем.
   - Ты чего, Саш? - тихо спросила она.
   - Ничего, - качнул головой Александр и руку выпустил.
   Они выбрались на влажную, заметно подросшую за последние дни траву. Кукушкин уже ждал их на улице. Вадим успел прикурить и, выпустив в белый туман облако серого табачного дыма, предложил:
   - Перекур. Большое дело начинается с большого перекура, верно?
   - Верно, - согласился Борецкий.
   Жанна с тревогой оглянулась на холм, в сторону церкви. Самой церкви видно не было, но ее присутствие девушка ощущала едва ли не физически - словно какая-то часть древнего сооружения взгромоздилась ей на плечи.
   Пока курили, Александр наметил план действий.
   - В общем, смотрите: там, - он показал рукой на противоположную дороге сторону дома. - Там, как бы "со двора", вход в сам дом.
   - Можно в любое окошко залезть, - вставил Кукушкин. - Чтобы не обходить.
   Борецкий кивнул. Продолжил:
   - Но лестница в подвал тоже там, рядом. Мы с участковым в тот раз туда спускались. Подвал - не совсем подвал, скорее полуподвальное помещение что ли... Вон, видите окошки?
   Жанна и Костя повернули головы. Вадим, стоявший к дому спиной, развернулся. На уровне земли они разглядели низкие и широкие полуовальные проемы.
   - Так вот, - продолжал Александр. - В подвале этом достаточно светло. Но есть там еще одна лестница. Она ведет еще ниже, в узкий коридор. Думаю, это и есть тот самый подземный ход. Мы тогда с капитаном туда сунулись, да он быстро кончился. Коридор, я имею в виду. Там завал - свод не выдержал и обрушился. А может, нарочно взорвали или еще что, не важно. Важно, что под потолком есть пространство, достаточное для того, чтобы в него пролез человек.
   - Опа-на! - воскликнул Вадим. - Что же ты раньше молчал?!
   Борецкий пожал плечами.
   - Я тогда тщательно все осмотрел - никаких следов. Свежих, я имею в виду. А впрочем - вообще никаких следов не было. Но было кое-чего, что меня... как бы это точнее сказать? Не испугало, но остановило...
   Взгляд Александра, направленный мимо товарищей, замутился, стал отсутствующим. Несколько секунд Борецкий молчал, вспоминая. Потом очнулся, продолжил:
   - Короче там он. Был, по крайней мере... Думаю и сейчас там. Пойдем, как и в склепе - первым я, с фонарем и колом. За мной Жанна, с пистолетом. Последним ты, Вадик. Коридор там узкий, так что если в коридоре с ним столкнемся, стрелять - Жанна, слышишь? - только по моей команде, когда я к стене прижмусь или на землю брошусь.
   Девушка кивнула.
   - То же самое, если Вадиму нужно будет ко мне проскочить. Ты, Жанна, к стене прижимаешься, а ты, Вадик, бочком проскальзываешь. Лады?
   - Так там только коридор и все?
   - Откуда я знаю? Я за завалом не был. Но куда-то же коридор должен вывести, верно? Может под церковь, может еще куда. Церковь после того, как там труп нашли, вся осмотрена и вдоль и поперек. И ничего не найдено. Значит дорога одна - через этот вот дом. Если в какое другое помещение попадем, там - по обстановке.
   Александр еще раз обвел товарищей взглядом. Остановился на Вадиме.
   - Да, плащик тебе лучше в машине оставить.
   - Вот и я тоже думаю, раз там так узко...
   - Узко. Сразу хочу предупредить: в щель ту, под потолком, скорее всего по-пластунски ползти придется.
   - Да ты что, Васильич?! - возмутился, услышав такое, Кукушкин. - Да ты знаешь, во сколько мне этот костюм обошелся?!
   - Тише. Что ты орешь? Чего же теперь делать-то? Речь идет о жизни и смерти целого города, а ты - костюм? Купишь себе потом еще, я рапорт напишу на материальное поощрение.
   - Ой-ой, поощрение. Все бы тебе зубоскалить, - огрызнулся Кукушкин.
   Видно было, что и без того неважное настроение старшего оперуполномоченного испорчено окончательно. Борецкий посерьезнел, не сводя с Кукушкина пристального взгляда, с расстановкой проговорил:
   - Ты вот что, Вадим Борисович, определяйся. Ты с нами, или...
   Невысказанный вопрос повис в воздухе. Кукушкин криво и немного виновато улыбнулся.
   - Да брось, Васильич. Это я так. Конечно до конца пойдем - без вопросов.
   Александр улыбнулся. Было видно, что у него отлегло от сердца.
   - Да Вы мой бушлат возьмите, - предложил Вадиму Костя. - Или, давайте я вместо Вас пойду.
   - Нет-нет, - отверг последнее предложение Вадим, - пойду я. А вот за бушлат - спасибо. А ты сам? Не замерзнешь?
   - Да чего мне будет? В машине посижу.
   Костя снял теплую серую куртку, протянул Кукушкину. Тот положил плащ в машину, натянул бушлат. Одежка с Костиных плеч была ему велика.
   - Да, великовата кольчужка, - проговорил Вадик.
   - Сойдет, не на подиум, - буркнул Борецкий. - Лучше не замерзнешь.
   Александр помолчал, щелкнул фонариком, взял в руку кол. Спросил:
   - Ну? Все готовы?
   - Готовы, - за всех ответил Кукушкин.
   Он засучил слишком длинные рукава, вытащил из машины второй кол и молоток. Жанна сняла пистолет с предохранителя, щелкнула затвором.
   Александр обвел товарищей взглядом, задержался на лице Кости. Водитель чему-то радостно, по-детски улыбался.
   - Ты чего лыбишься, как арбузная корка?
   - Да так, ничего...
   - Говори.
   - Кино вспомнил. "Вампиры". Там на вампиров так же охотились. Только в нашей команде священника не хватает, да джип у меня без лебедки.
   - Обойдемся. Тем более что у них-то как раз священник оказался предателем.
   - Так Вы что, тоже смотрели?
   - А то. "Интервью с вампиром", прочая хрень - у моего сына любимые фильмы.
   - Серьезно? А сколько сыну лет?
   - Шестнадцать, - нахмурился Александр. - Ладно, хватит языками молоть. Раньше сядешь - раньше выйдешь, пошли.
   Он развернулся и решительно пошагал к дому, равнодушно взирающему на них выбитыми глазницами окон. Жанна и Вадим направились следом.
  

- 43 -

  
   За минувшие три дня в подвале графского дома ничего не изменилось.
   На первый взгляд.
   Александр точно помнил, что, выходя из подземного коридора, они с участковым дверь оставили открытой. Теперь же она плотно притворена.
   Прежде чем потянуть за ручку, Александр хищно улыбнулся - он чувствовал торжество охотника, отыскавшего логово зверя. Торжество и азарт. Медленно, стараясь не шуметь, он открыл дверь. Шагнул через порог. Проникшего в дверной проем света едва хватило, для того, чтобы обозначить мрачные, выложенные темно-красным кирпичом стены. Борецкий включил фонарик. Неприятный запах, что усатый капитан в тот раз сравнивал с вонью от дохлой крысы, стал ощутимо сильнее. За это Александр мог поручиться.
   Они дошли до завала. Александр взобрался до бреши под потолком. Долго светил туда, напряженно всматриваясь.
   - Вот что мне меньше всего в этой охоте на привидений нравится, так это постоянный вонизм и грязь, - прокомментировал свое отношение Кукушкин.
   - Тихо! - цыкнул Борецкий. - Он здесь.
   Азарт Александра проявился в голосе.
   - Полезли.
   Для своей коренастой фигуры Александр протиснулся в проем удивительно ловко и быстро. Жанна скользнула за ним. Спустившись на горизонтальную поверхность, девушка услышала, как за спиной по насыпи шуршит Кукушкин.
   За завалом продолжался все тот же коридор. Они прошли по нему еще не меньше пятидесяти метров, а конца все не было видно.
   Жанна испуганно дернулась. И тотчас шумно выдохнула - это Вадим положил руку ей на плечо.
   - Дурак! Напугал.
   - Ну извини, - прошептал Кукушкин. - Чего там впереди?
   - Да все то же пока.
   - Мы столько прошлепали, уж под самой церковью теперь, небось.
   - Не должно. Я думаю до церкви еще столько же, не меньше... - высказала свое мнение девушка.
   И тут они ощутили УДАР.
  
   Впоследствии, снова и снова перебирая в памяти, анализируя события того рокового дня, Жанна поняла, в чем была их главная ошибка - они очень сильно недооценили противника. А вернее - недооценили значение ВЕРЫ и ее символов.
   За полтора месяца, минувшие с момента освобождения, сила Вампира возросла настолько, что он с легкостью мог справиться не только с тремя вооруженными лишь жалкими палками человечишками, но и еще с тридцатью тремя такими же. Даже если бы они напали на него со всех сторон одновременно.
   Черный граф спал. Но приближение гостей почуял. Еще не до конца пробудившись, он послал Волну Ужаса.
   Ментальный импульс был так силен, что Жанна с трудом устояла на ногах. Мужчины, судя по всему, чувствовали нечто подобное - девушка видела, как луч света впереди лихорадочно дернулся. Александр замер, прохрипел:
   - Ну? Теперь-то вы мне верите, что ОН здесь?
   - Ну его нАхрен Васильич, а? - услышала Жанна отчаянный, полный испуга шепот за спиной. - Может свалим отсюда, пока не поздно? Потом вернемся.
   - Потом его здесь не будет, - твердо проговорил Александр. - Мы должны сделать то, ради чего пришли. И можешь больше не шептать - он нас почуял.
   Борецкий медленно, преодолевая сопротивление собственного инстинкта самосохранения, шагнул вперед. Жанна колебалась. Девушке казалось, что она не сможет двинуть ни рукой, ни ногой. Из глаз ее ручьем потекли слезы. Александр уходил все дальше - похоже, он сумел овладеть собой. Жанна стиснула челюсти так, что скрипнули зубы, и тронулась за ним следом. И страх стал чуточку меньше.
   Александр двигался вперед, тяжело дыша. Обильно хлынувший, несмотря на могильный холод, пот заливал глаза. Стократно усилившегося отвратительного зловония Александр больше не ощущал. Обострившиеся чувства игнорировали все лишнее и были нацелены только на одно - не позволить исчадию ада напасть незамеченным. Уверенности придавало то обстоятельство, что в столь узком коридоре сделать это будет непросто.
   Луч фонаря скользил по кирпичным стенам, своду. Падал на земляной пол и устремлялся вперед, силясь разорвать, разогнать скрывающую опасность тьму.
   Но, как ни ждал встречи с Вампиром Александр, тот сумел появиться внезапно.
   Высокая черная фигура возникла прямо перед ним неожиданно, вдруг. Словно выросла из-под земли. До нее было не больше трех шагов. Света маленького фонаря вполне хватало, чтобы Александр мог рассмотреть высокого человека в широком и длинном - до пят - черном плаще.
   Человека?
   Нет!
   Чтобы понять это достаточно было бросить единственный взгляд на морду кошмарной твари.
   Бело-серый, как рыбье брюхо, с пронзительно красной чертой губ и слипшимися, похожими на свисающих пиявок, волосами, лик был омерзительным и гадким. А еще глаза... Глаза внушали ужас. Лишали воли. Доставляли боль. Казалось взгляд этих огромных, без просвета залитых тьмой глаз без наркоза сдирает скальп и вскрывает черепную коробку.
   Борецкий скрипнул зубами.
   Кроваво-красные черви губ на уродливой маске шевельнулись - Вампир улыбнулся.
   Все это произошло за долю секунды. Александр выдохнул хрипло:
   - Вот он.
   И, выпустив фонарь, схватился освободившейся рукой за кол - теперь он держал его двумя руками, как держат винтовку. Александр сделал резкий выпад. Он ударил острием кола так, как в армии на занятиях по рукопашному бою бил штыком.
   Удар пришелся в пустоту.
   В свете упавшего на землю фонаря Жанна видела, как зловещая черная фигура легко, будто играючи, скользнула от удара в сторону. В тот же миг тело Александра впечаталось в стену с такой силой, что содрогнулась кладка. Александр, как тряпичная кукла, осел на землю. Жанна вскрикнула:
   - Саша!!
   Черный граф скользнул к ней. Девушка завизжала и выстрелила. Выстрелила раз, другой, третий. Опомнилась и смогла остановиться она только после шестого выстрела. Вампир стоял почти на том же месте. Пули - а Жанна была уверена, что все шесть попали ему в грудь - лишь сдвинули его примерно на метр назад. Но в то же время - и девушка это отчетливо видела - кровосос на какой-то срок потерял способность двигаться.
   - Вадим! Я попала в него, Вадим! Он стоит! Сейчас его можно протыкать!!
   Из глотки Черного графа вырвался низкий, звериный рык. Чудовище двинулось вперед. Жанна выстрелила еще раз. Вампир на секунду замер.
   - Вадим, бей!! У меня патроны щас кончатся!
   Еще один шаг вампира вперед и еще один выстрел.
   - Ну что ты там копаешься, Вадик?! У меня патроны уже кончаются!
   Жанна судорожно оглянулась и обмерла - за спиной никого не было. Чтобы осознать это, свет был не нужен.
   Вампир оскалил клыки и медленно поплыл на оставшуюся с ним один на один девушку.
   - А-а-а!! - закричала Жанна и выпустила все патроны до последнего.
   "Щелк"
   После оглушительных выстрелов, многократно усиленных отраженным от каменных стен эхом, сухой щелчок впустую сработавшего ударно-спускового механизма был почти не слышен. Но в сознании девушки он раздался ударом молота по оголенному нерву.
   Секундой позже погас под каблуком Черного графа фонарь.
   Как в ее руке оказался бабушкин крестик, Жанна вспомнить потом не могла. Наверное, рука сама скользнула в карман куртки.
   Наверное.
   Счастье, что бабушкин подарок не потерялся.
   Жанна зажала шнурок в кулаке и подняла перед собой. Крестик и ладанка свисали на шелковой ленточке вниз. И светились.
  

* * *

  
   По тому, что идущий позади всех Кукушкин мог видеть и слышать, он сделал вывод: их миссия провалилась. Когда Жанна начала стрелять, он развернулся и бросился к выходу. Он был очень напуган. По мере удаления в плотный, всепоглощающий мрак паника нарастала. Вадиму чудилось, что вампир то уже за спиной, а то и вовсе впереди. Наконец Кукушкин добежал до завала. Торопливо, без конца спотыкаясь, вскарабкался наверх. Осознал, что до сих пор сжимает в руках молот и кол. Молоток отшвырнул в сторону, а палку сжал еще крепче. И нырнул в лаз. Из глубин коридора, которые он покинул, донесся истошный, полный отчаяния и безумия крик Жанны и звуки новых выстрелов. Вадим понял, что вампир пока далеко и испытал огромное, прямо-таки невероятное облегчение. Из подвала он вышел едва ли не в приподнятом настроении.
   Его встретил встревоженный Костя.
   - Ну как, Борисыч?! Что там? - накинулся с вопросами водитель. - Стреляли что ли? Я хлопки какие-то слышал.
   - А? А, ну да. Замок... - отрывисто отвечал Кукушкин.
   Глаза его при этом нервно блуждали.
   - Ты вот что, Костя... Меня Васильич за тобой отправил. У тебя ломик какой-нибудь или что-то типа того в машине есть?
   - Есть монтировка.
   - Монтажка? Отлично! Там, короче, еще одна дверь оказалась. Ее надо вскрыть. По замку стреляли, но надо бы чем-то поддеть. Давай, бери свою монтажку и вперед. Да быстрей же! Что ты стоишь?!
   - Ага!
   Костя кинулся к уазику, вытащил ящик с инструментом.
   - Быстрее! - стонал Кукушкин. - Что ты копаешься?
   - Да все, иду, - отозвался Костя.
   Вадим увидел у него в руках короткий ломик с расплющенным и слегка изогнутым концом.
   - Отлично! - тон старшего оперуполномоченного стал заговорщицким: - пошли, я тебя провожу. Сам пока здесь останусь. Пошли-пошли.
   Они спустились в подвал. Кукушкин подвел водителя к двери подземного хода.
   - Вот смотри, короче: тут прямой коридор. Немного подальше будет завал. Под самым потолком щель - пролезешь в нее.
   - Так в темноте-то как я найду?
   - Найдешь. Тут прямой коридор, говорю тебе. Не заблудишься. А как через завал переберешься, так впереди свет увидишь. Там Александр Васильевич с Жанной тебя ждут. Ну, давай. Я здесь постою.
   Водитель скрылся в таящемся в глубине хода мраке. Кукушкин с минуту, затаив дыхание ждал. Потом крикнул:
   - Ну?! До завала дошел?!
   - Да! - донеслось из глубин подземелья. - Забрался уже.
   - Лезь в дыру! Не бойся! - крикнул Кукушкин и закрыл дверь.
   Трясущимися руками он припер ее заготовленным для вампира колом и бросился на улицу.
   - Вот так вот, ребята, - вслух бормотал он на ходу. - Умирать сегодня не входит в мои планы, а вы как хотите. Да. Как хотите.
  

- 44 -

  
   Крестик и ладанка светились настолько ярко, что в их сиянии можно было различить очертания стен. И в этом белом, серебряном свете Жанна увидела прямо перед собой оскаленную морду Вампира. На расстоянии не больше метра от своего лица. Девушка содрогнулась и с криком: "Не подходи!" вытянула руку с крестиком вперед. Тварь зашипела и отпрянула.
   - Брось! - страшный, скрежещущий голос раздался, казалось, у Жанны прямо в мозгу. - Неужели ты думаешь, что какой-то кусочек серебра сможет меня остановить?
   Слова сопровождались резко усилившейся головной болью.
   - Да. Думаю да! - уверенно сказала Жанна и ткнула рукой с крестиком в направлении вампира.
   Чудовище зашипело громче, попятилось.
   Тем временем у Черного графа за спиной очнулся Александр. Он открыл глаза, перед ними качались мутные кровавые круги. В виски нестерпимо била пульсирующая боль. Сквозь шум в ушах до него донеслись последние слова Жанны. Александр, подавив готовый вырваться стон, поднялся на четвереньки. Покрутил головой. В десятке шагов от себя он разглядел черный силуэт скрытой полами плаща фигуры. По другую сторону от Вампира был слабый источник бело-голубого света. Светодиодный фонарик? Откуда он взялся? Под руку попался потерянный кол. Майор улыбнулся. Обхватил кол ладонью, встал на ноги. Сделал шаг и вдруг оперся рукой о стену. Земля уходила из-под ног, а тело казалось неестественно легким, воздушным. Борецкий скрипнул зубами, он узнал это состояние. Такие ощущения - верный спутник недавнего нокаута, то бишь сотрясения мозга. Плохо дело. Значит, руки-ноги какое-то время слушаться будут постольку поскольку. Александр несколько раз глубоко вдохнул-выдохнул, стараясь делать это бесшумно. В голове немного прояснилось. Вместе с просветлением Александр ясно ощутил холод камня под рукой и исходящую от упыря нестерпимую, удушливую вонь. Черная фигура приблизилась. Вампир пятится?
  
   Жанна сделала шаг вперед. Еще один. Чудовище отступало. Сердце Жанны билось перепуганной птицей. Было трудно дышать. Но вместе с тем ушли, отпустили нестерпимая головная боль и тот липкий, панический страх, что пробирал ее всю без остатка, до костного мозга. Девушка поняла - теперь вампир не властен над ней.
   "Саша. Что с ним?"
   Жанна шагнула вперед еще. Она решила теснить упыря до тех пор, пока не окажется рядом с Сашей.
   "Саша жив. Не может быть, чтобы он так просто погиб"
   Жанна не сосредотачивала взгляд на какой-либо конкретной детали, просто смотрела вперед и все. Но сумела различить в полумраке, как мертвую маску вампира тронула улыбка.
   В тот же миг зловещая тень оказалась в стороне, а на ее месте возник Саша. Глухо упал на землю кол. Сдавленно простонал стиснутый хитрым захватом Александр. Громко, торжествующе захохотал Черный граф. Смех упыря удивительно походил на вороний грай. Вампир был уже за Сашиной спиной. Его клыки почти касались шеи майора.
   - Што, убил?! - шипело чудовище у самого уха Александра и одновременно каждое слово раздавалось в мозгу Жанны так, будто их пропускали через усилитель. - Брось крест, девочка. Брось, а не то я оторву ему голову.
   - Нет, - качнула головой Жанна и шагнула вперед.
   Крест она по-прежнему держала перед собой на уровне головы. Свет, исходящий от него, стал ярче.
   Вампир с рычанием вонзил клыки Александру в шею. Белизну обнаженной кожи прочертила черная струйка.
   - Нет! - всхлипнула девушка.
   Горло ей перехватил спазм. Она опустила руку. Сияние креста и ладанки заметно убавилось.
   Вампир оторвался от Сашиной шеи, с клыков его капала кровь. У Жанны стало солоно во рту. Черный граф довольно оскалился, прошипел:
   - Хорошо. Умница. Теперь брось.
   - Не слушай его, Жан, уходи, - собрав последние силы, выдохнул Александр.
   - Слушай, слушай. И тогда все будет хорошо.
   Жанна замерла. Широко раскрытыми глазами она всматривалась в Сашино лицо. Лицо любимого было бледно, на губах запеклась кровь. Кровь стекала и из раны на шее. Воротник рубашки напитался ей, потемнел. Жанна перевела растерянный взгляд на Вампира. Огромные, лишенные белков глаза придвинулись, заполнили собой все вокруг. И смотреть в них оказалось вовсе не страшно.
   Избавиться от гипнотического взгляда помог Костя. Прямо за спиной Жанна услышала его голос:
   - Александр Васильевич, Жанна! Что здесь происходит?
   Водитель глянул вперед поверх Жанны.
   - Ах ты! - выдохнул он.
   Костя огромной, как весло, ручищей сдвинул Жанну в сторону. Шагнул вперед. Зажатый в его кулачине короткий ломик взмыл в воздух, готовый обрушиться на оскаленную, перемазанную в крови морду. Одновременно с этим стал ярче серебряный свет - Жанна вновь подняла руку с крестиком.
   И увидела страшное.
   Вампир одним ударом когтистой лапы снес Саше голову. Кровь брызнула из шеи так, словно внутри взорвалась граната. Багровые капли окропили низкий свод, стены. Густо оросили вампира и Костю. Попали на Жанну. Никак не ожидавший такого поворота Костя на долю секунды замешкался. И не успел среагировать на молниеносный рывок ночной твари к нему. Теперь древняя кладка содрогнулась от удара в нее крупного тела Кости. Почти беззвучно упал на сырую от крови землю ломик.
   Жанна, отказываясь верить собственным глазам, попятилась. Голова ее мерно поворачивалась из стороны в сторону. Глаза застили слезы. Губы раз за разом повторяли одни и те же слова:
   - Господи помилуй, Господи помилуй, Господи помилуй...
  
   Так, почти ничего не видя и не слыша, она пятилась до самого завала. Следовал ли за ней Вампир, Жанна не знала. Ей казалось что да. В щель под сводом девушка пролезла ногами вперед. Когда оказалась по другую сторону завала, Жанна, прежде чем спуститься, попробовала расшатать один из крайних кирпичей сохранившейся части свода. Камень сидел прочно. Тогда девушка повесила на него шелковую ленточку с маленьким распятьем и спустилась вниз. Оставшиеся до спасительной двери метры она почти летела. Вот и выход. Жанна толкнула дверь ладонью, та не поддалась.
   "Что такое?"
   Девушка навалилась всем телом - тщетно.
   "Да что с ней такое?!"
   Жанну девятым валом захлестнула паника. Она изо всех сил била в холодные шершавые доски рукояткой пистолета. Кричала:
   - Кукушкин! Где ты?! Открой! Открывай, сволочь!!
   Но на ее отчаянные крики никто не отзывался. С каждой секундой Жанне все сильнее казалось, что ее единственная надежда - бабушкин крестик - для такого сильного вампира слишком хлипкая преграда. И вместе с ее сомнениями густела в подземном коридоре тьма.
   Не дожидаясь, пока волшебное свечение маленького распятья исчезнет вовсе, Жанна ударила в проклятую дверь с разбега. Это помогло - дверь сдвинулась, в прихлопе появилась щель шириной со спичечный коробок. Малой толике проникшего в подземелье света пасмурного, туманного дня девушка обрадовалась так, как, пожалуй, не радовалась в жизни еще никогда. Она впечаталась в дверь плечом с еще большей силой. Потом снова и снова. Наконец ненавистная дверь распахнулась. Жанна взлетела по ступеням в подвал. Выбежала на улицу. Только здесь она смогла остановиться. Мутный свет затянутого густым туманом пасмурного дня казался девушке ослепительным. Она щурилась. Тело Жанны сотрясал сильный озноб. Она обхватила себя руками, но это помогло мало. И тут из глаз ее хлынули слезы. Жанна, пытаясь сдержать рыданья, растирала по лицу слезы. Слезы были перемешаны с Сашиной кровью.
   "Он мертв! Саша мертв!!"
   Жанна понимала это умом, но поверить не могла. Она прислонилась спиной к холодной шершавой стене проклятого дома, опустилась на корточки. Глухая, заполненная вязким туманом, тишина взорвалась звуками горьких рыданий. Сколько времени просидела она вот так, навзрыд плача, Жанна не помнила. Но через некоторое время нашла в себе силы встать. Она, перепачканная в крови, слезах и земле, обогнула угол и подошла к тому месту, где они оставили машину. Уазика не было. Только полосы примятой травы указывали направление, в котором он уехал. Судя по этим следам, Кукушкин направился в противоположную от Зареченска сторону.
   - Ладно, Вадик, сука. Я тебя достану, - стуча зубами, проговорила Жанна.
   Слова эти были произнесены настолько уверенно, что, несмотря на плачевный, отнюдь не торжественный вид девушки, прозвучали как настоящая клятва.
  

* * *

  
   Жанна вернулась в Зареченск одна. Пешком. Дорога до города отняла у нее три часа. Пока она шла, поднялся ветер. Туман стал реже, но заплакал мелкий холодный дождик. Погода нестерпимо напоминала осеннюю. В намокших, погрустневших садах облетали под порывами ветра лепестки слив и вишен. Смешиваясь в коротком полете до холодной земли с дождем, они удивительно походили на снег.
   К дому бабушки Маши Жанна подошла уже в темноте. Мария Михайловна поняла все без слов. Она у порога обняла правнучку маленькими, высохшими руками. Провела в комнату. Жанна опустилась за стол, обильно заставленный угощеньями на всю их группу, и вновь дала слезам волю.
  

- 45 -

  
   Прошла ночь.
   Жанна проснулась рано. Она лежала на высокой бабушкиной кровати у печки. В комнате царил полумрак и было жарко. Сбитое в кучу одеяло громоздилось в ногах. Жанна была в бабкиной ночной рубашке. Она долго лежала, глядя невидящим взглядом в темный потолок. Помыслы ее вращались вокруг одного и того же - гибели Саши, предательства Кукушкина, необходимости довести начатое дело до конца.
   "Я должна, просто обязана уничтожить эту тварь! Иначе все бессмысленно, зря... Господи, да что же так душно?"
   Жанна приложила к изразцовому печному боку ладонь. Изразцы были теплыми.
   "Конечно, бабка же вчера натопила. Кстати, где хоть она?"
   Девушка покрутила головой, бабушки в комнате не было. С близкой кухни послышался звук переставляемой посуды.
   "Она что, вообще не ложилась?"
   Жанна спустилась с кровати, прошла к окнам. Одно за другим разнавесила все три. В комнате стало светло. Жанна выглянула на улицу, там по-прежнему царил туман. Дождь вроде кончился.
   "Что ж, вот и утро, - думала Жанна, глядя в окошко. Из глубин памяти выплыли слова: - Утро туманное, утро седое..."
   Девушка горько улыбнулась и повернулась к окну спиной.
   "Времени терять нельзя"
   Она быстро прошла на кухню.
   - Доброе утро, баб. Одежда моя где?
   Здравствуй, Жанночка, здравствуй. Одежда? Так вот она висит, у печки, - приговаривала Мария Михайловна. - Все высохло, я проверяла...
   По мере того, как Жанна одевалась, взгляд прабабки становился все более озадаченным и беспомощным. Когда девушка надела куртку и начала обуваться, бабушка растерянно проговорила:
   - Ты куда собралась-то?
   - Я вернусь, баб, ты не переживай. Я обязательно вернусь.
   - Так ты хоть бы позавтракала сначала. И потом, на улице-то холодно ведь. Замерзнешь.
   - Не замерзну. Спасибо, баб, есть я не хочу - мне кусок в горло не пролезет. Ты вот что, денежек мне дай, пожалуйста, в долг. Я приеду - отдам.
   - Да конечно, милушка, что ты, - Мария Михайловна всплеснула руками, засеменила в комнату. - Так ты домой, значит собралась? Сколько тебе?
   - Тысячу рублей.
   - Ага, ага. Вот, у меня - пятисотенными. Пойдет?
   - Конечно. Какая разница, - ответила Жанна, принимая купюры.
   - Погоди, так ведь через Волгу же ничего не ходит в такой туман, - вспомнила бабка. - Значит, ты не домой?
   - Нет, не сегодня. Я сегодня еще вернусь к тебе...
   Девушка помолчала, позвала:
   - Баб.
   - Чего, милая?
   - Я крестик-то твой потеряла. Прости. У тебя еще не найдется?
   - Господи! Да как же, конечно. Держи.
   Мария Михайловна сняла со своей шеи точную копию того маленького распятья, что остался в подземном коридоре. Даже ладанка возле него висела такая же, лишь шелковая ленточка была не новой.
   - Держи, милая. Спаси тебя Христос. Так куда же ты собралась-то?
   - Вернусь - расскажу, - пообещала Жанна.
   Она поправила на шее шнурок. Обняв, поцеловала прабабушку в щеку и вышла из квартиры. Две пятисотенные купюры до сих пор были в ее руке. Жанна посмотрела на них и сунула в карман. Носить деньги в кармане было непривычно, но ее сумочка вместе с кошельком, ключами от дома и прочим содержимым уехала вместе с Кукушкиным. Новое воспоминание о предателе в очередной раз царапнуло по сердцу.
   "Хорошо хоть пистолет остался... Без патронов"
   Жанна проверила покоящийся в кобуре под левой рукой ПММ и вышла из подъезда. На улице действительно было очень холодно, еще холоднее, чем вчера. Девушка жадно набрала в грудь стылого воздуха, выпустила клуб пара и вслух проговорила:
   - Но сегодня я не замерзну. Хватит.
  
   За хрупкой фигуркой девушки следила взглядом из окна второго этажа сухонькая старушка с белыми и пышными, как пух одуванчика, волосами. Темные, не по-старушечьи живые глаза провожали Жанну до тех пор, пока она не исчезла в тумане. За секунду до этого бабушка осенила ее фигурку крестным знамением и прошептала:
   - Господи, спаси и сохрани.
  

* * *

  
   Жанна направлялась в РУВД. Но по дороге решила зайти в местный универмаг - приодеться. Универмаг, расположенный на первом этаже пятиэтажки-"брежневки", не работал. На входной двери висел замок, но рядом - прямо в витрине - зияла огромная дыра. Вернее сказать витрины не было, лишь по краям рамы торчали акульими зубами остатки стекла.
   - Эй, люди! Есть кто-нибудь?! - крикнула в проем Жанна.
   Ее одинокий крик затих в недрах огромного пустого зала. Жанна посмотрела по сторонам. Поймав себя на этом, подумала:
   "Озираюсь, будто лезу воровать"
   И решительно шагнула в витрину. Жалобно хрустнули под подошвами сапог стеклянные осколки. Гулким эхом отразился от высокого потолка стук шагов. Внутри магазина царил хаос. Товары были сброшены с витрин и полок, в беспорядке валялись по всему полу. Было очевидно, что здесь похозяйничали мародеры. Жанну это не удивило. Она равнодушно миновала отделы бытовой техники; аудио-видеоаппаратуры - этот пострадал больше всех, полки практически пусты; игрушек. Нашла отделы с одеждой.
   "Ага! женская"
   Девушка прошла вдоль полупустых полок, остановилась у витрины с брюками. Перебрав несколько из остававшихся пакетов, нашла темно-синие джинсы своего размера. Потом выбрала толстый, очень теплый даже на ощупь, фиолетовый свитер. Прошла в примерочную. Вскоре большое зеркало отразило особу, в которой Жанна узнала себя с трудом. И дело было не только в одежде. Молодая женщина с покрасневшими, опухшими от слез глазами, что взирала с той стороны прозрачной грани, была слишком строга. Даже сурова. Вряд ли она когда-нибудь сможет в полной мере, по-детски радоваться. Зато и обиды никому не простит. Жанна постояла немного, изучая свое новое, до срока повзрослевшее лицо. Потом забрала волосы в хвост, кивнула отражению и направилась к выходу. Проходя мимо кассы, она положила на прилавок позаимствованную у бабушки тысячу рублей.
   На пути к выходу Жанне на глаза попался большой черный аккумуляторный фонарь.
   "О! То, что нужно"
   Она взяла фонарь в руку, щелкнула выключателем. Из рефлектора ударил яркий сноп.
   "Отлично!"
   Жанна выключила фонарь и, помахивая им, направилась к РУВД.
  
   Вообще Жанна сильно сомневалась, что найдет сегодня в здании РУВД хоть одного сотрудника. Ее опасения оказались напрасны. Как раз один сотрудник нашелся. Вернее, его даже искать не пришлось. В дежурке - о чудо! - сидел круглый, словно шарик, капитан с повязкой дежурного на рукаве.
   - Привет! Оперуполномоченный отдела по раскрытию тяжких и особо тяжких преступлений Павлова, - с ходу взяла быка за рога Жанна.
   Она раскрыла перед лицом капитана служебное удостоверение. Дежурный мельком глянул в него, кивнул и уставился Жанне в лицо. Окаймленные белесыми ресницами и бровями глаза взирали с любопытством.
   - Мне нужен задержанный позавчера священник, - проговорила Жанна. - Где он?
   - В камере, - скупо ответил дежурный.
   - Выпусти его.
   - Правда? А еще кого выпустить? Кравчука?
   Капитан склонил голову набок и насмешливо улыбнулся.
   - Нет, - серьезно проговорила Жанна. - Пока только попа.
   - Слушай, красавица, попы, маньяки, что за извращения? Может, я тебе на что сгожусь?
   Улыбка стала шире. Блеснули крупные белые зубы. У Жанны к лицу прилила кровь.
   - Что ты скалишься?! - грубовато выкрикнула она, упрямо склонив голову. - Давай, открывай!
   - Рожденный брать давать не может... - ехидно начал толстяк и оборвался на полуслове - в руке у девушки появился пистолет.
   Холодный аспидно-черный зрачок ствола, не мигая, уставился капитану в переносицу. В упор.
   - Вот что, умник, мне тебя уговаривать некогда! - холодно проговорила Жанна. - Открывай, или пристрелю.
   В голосе ее звенела сталь. Взгляд усталых глаз был направлен сквозь лицо дежурного. Улыбочка на белобрысом лице капитана омертвела, стала будто приклеенной. На побелевшей коже отчетливо проявились точки веснушек.
   - Слушай, так не делается... - дрогнувшим голосом проговорил он.
   - Заткнись! Молчи и делай, что говорят... Ну!
   Капитан поднялся. Вынул из кармана связку ключей на длинном кожаном ремешке. Движения его были судорожными, губы дрожали. В то же время было видно, что это не от испуга. Скорее от глубокой, можно сказать детской, обиды.
   - Ну и пожалуйста. Мне чего, всех больше надо? Хоть всех выпускай, - приговаривал он, пока шел, понукаемый пистолетом, по коридору между камерами предварительного заключения. - Совсем все с ума посходили, мать вашу. Сидишь тут, как дурак, один на все управление, а тебе еще вместо благодарности в нос ствол тычут.
   Он вставил ключ в скважину замка, повернул. С громким лязгом открыл дверь.
   - Ладно, не ворчи, - примирительным тоном проговорила девушка и пистолет опустила.
   Когда священник оказался по эту сторону решетки, Жанна сказала капитану:
   - Мне еще нужна машина. Выручай.
   - Слушай, красотка, а ключи от квартиры тебе на блюдечке с голубой каемочкой не поднести? От квартиры, где деньги...
   - Нет, - перебила Жанна. - От квартиры ключей не надо. Мне машина нужна. - И с нажимом добавила: - Очень.
   - Ладно, - вздохнул капитан. - Тебе повезло. Уазик, что стоит у крыльца, ногтем можно завести. Но, скорее всего, ключ в замке зажигания.
   - Спасибо. Родина тебя не забудет.
   - Слышь, красавица, Жанна тебя зовут?
   - Ну?
   - Может, меня с собой возьмешь, Жанна? Я тут все равно один торчать не намерен...
   Жанна несколько секунд пристально смотрела в круглое лицо этого чудного капитана, потом медленно покачала головой.
   - Обойдусь.
   Она повернулась к смиренно ожидающему своей участи священнику.
   - Иди за мной.
  
   Жана прошла к косо припаркованному у крыльца РУВД уазику, открыла водительскую дверцу. Белобрысый капитан не обманул - ключ в замке зажигания действительно был. Девушка обернулась к остановившемуся за ее спиной священнику.
   - Машину водите?
   - Н-нет, - неуверенно мотнул головой тот.
   - Тогда садитесь с той стороны.
   К собственному удивлению Жанны, ей удалось завести двигатель с первой попытки. Правда почти сразу же он и заглох, но со второго раза Жанне удалось обороты удержать.
   - Правила я помню плохо, - глядя сквозь лобовое стекло, процедила девушка. - Но штрафовать нас некому и движение в городе... не плотное.
   Передачу она воткнула со скрежетом. Прежде, чем тронуться, машина дважды дернулась. Но Жанна справилась. Отъехав от РУВД на сотню метров, обратилась к спутнику:
   - Как Вас зовут, напомните.
   Священник открыл было рот, запнулся. Помолчал, потом спросил:
   - Вас мирское имя интересует или...
   - Все равно. Хотя... скорее церковное.
   - Илларион, - назвался священник.
   Щеки его слегка порозовели. Он покосился на девушку и, подняв подбородок, повторил:
   - Отец Илларион.
   - Прекрасно. Вот что, отец Илларион, мы с тобой сейчас поедем убивать Черного графа - самого главного вампира. Мы пытались сделать это вчера... - Жанна потемнела лицом. - У нас не вышло.
  

- 46 -

  
   Жанна вкратце рассказала Иллариону о тех событиях, что имели место накануне. О гибели товарищей, о силе и чудесном свечении крестика. И о том, что оставила маленькое распятье в узком лазе и чудовище, даст Бог, оттуда выбраться не сможет. Священник выслушал ее очень внимательно. Покачал головой.
   - То, что он до сих пор там, очень сомнительно. Да. Но проверить нужно обязательно. Только прежде, чем идти на такое дело, нужно заехать в храм. Я служу в церкви Богоявления, это совсем недалеко отсюда. Поехали?
   По дороге от РУВД до церкви Богоявления, а это всего-то с километр, им дважды попадались организованные группы хмурых мужчин с колами и прочим колюще-режущим инструментом. Сколько таких ватаг действовало в то утро по всему Зареченску, Жанна не хотела даже думать. Илларион же расцвел улыбкой. Время от времени, крестясь, приговаривал:
   - Слава те, Господи, наставил рабов своих неразумных на путь истинный. Прозрели чада твои.
   Жанна косилась на него неприветливо. Что-то в этом "отце" ее смущало. Девушке не хотелось признавать, но дело, скорее всего, было в возрасте священника.
   "Отец тоже нашелся... да он едва ли не моложе меня"
   Вслух она проговорила:
   - Туман вроде бы меньше стал, чем вчера.
   - Конечно! - горячо поддержал Илларион. - Эта мгла, что окутала город, имеет явно мистическое происхождение. И напрямую связана с количеством упырей - чем их больше, тем туман гуще. Кстати - вот прямое доказательство влияния земных дел на тонкий мир и наоборот!
   - Так ты что, всему этому рад?
   Илларион осекся, отвернулся к стеклу. Вздохнул, потом проговорил:
   - Горько конечно, что цена СТОЛЬ велика. Но свидетельства противостояния Добра и Зла людям иногда необходимы.
   - Да-а?! - от такой трактовки событий из уст священника Жанна даже чуть не съехала с дороги. - Так ты хочешь сказать, что ваш бог нарочно допускает такие вещи, чтобы о нем не забывали, что ли?!
   - Нет! Конечно же нет, - ответил Илларион. - Я не допускаю такой мысли. Просто... Просто я, как священник, впервые почувствовал свою НУЖНОСТЬ. Это долгая история... Нам сюда.
   Уазик подкатил к ограде небольшой церквушки.
   - Пойдемте, - позвал девушку за собой Илларион, выбираясь из машины.
  
   У отца Иллариона в одном из подсобных помещений оказался целый запас осиновых кольев. Кроме того, он подготовил две полуторалитровых пластиковых бутылки со святой водой, надел на шею большой - вампира можно запросто забить в рукопашной - серебряный крест.
   - Ну, все готово? - нетерпеливо спросила Жанна.
   - Почти. Осталось только одно.
   - Что именно?
   - Вы должны исповедаться.
   Жана долго молчала. Потом спросила:
   - Это обязательно?
   - Да.
   - Ладно. А исповедовать меня будет кто? Ты?
   - Мы можем съездить в Никольский собор, если желаешь. Но это отнимет время...
   - Ладно, - перебила Жанна. - Надо так надо. Только... я раньше ни разу этого не делала.
   - Я помогу. Пойдем в храм.
  

* * *

  
   Неловкость, изначально присутствовавшая между девушкой и священником, после таинства исповеди только усилилась. Они долго ехали молча. Наконец Илларион решился молчание нарушить.
   - Я, когда сказал о необходимости для людей очевидных свидетельств борьбы Добра и Зла, имел в виду в первую очередь себя... - неторопливо и немного отрешенно начал он. - Да. Дело в том, что, когда я встал на путь служения Господу, я искренне верил, что вот-вот еще немного, еще чуть и все переменится. Люди обратятся к Богу все. Искренне. Ведь не могут же они не думать о спасении своих же собственных душ. Но... прошли годы. Да, люди церковь посещают. Но верят ли? Такое чувство, будто они ходят как... как раньше в исполком ходили. Венчание, крещение, отпевание. Деньги в кассу заплатил, справку получил. Служители церкви то же - ходят как на работу. Своя иерархия, карьера... А однажды - я зимой по поручению епархии ходил проповедовать в милицию и в пожарную часть. - Илларион усмехнулся: - четыре раза в месяц, строго по расписанию. Так вот, как-то раз мне один пожарный вопрос задал. Без обиняков, прямо в лоб - ты, говорит, чего в попы-то пошел, парень? Работать не хочешь? Не помню даже, что я ему тогда ответил, но слова эти засели во мне крепко. Сто раз потом спрашивал я себя сам: а зачем ты, Илларион, в попы-то пошел? Какой во всем этом смысл?.. А потом в город пришла беда. И ты знаешь, грех мне, - Илларион перекрестился - но я обрадовался. Я ощутил свою НУЖНОСТЬ, понимаешь? Я понял, что могу бороться со ЗЛОМ. Может быть, моя ВЕРА была недостаточно сильна, но камень с моей души спал только тогда, когда я увидел материальное воплощение зла. И я подумал, что священники - это как военные. До поры до времени мы вроде бы и не делаем ничего. Ничего вещественного я имею в виду, чего-то, что можно пощупать. Но наступает момент, и без нас не обойтись. Вы понимаете, о чем я говорю?
   Жанна кивнула. Илларион продолжил:
   - Это как те же пожарные. В народе их недолюбливают, считают бездельниками, а стоит убрать пожарную часть - весь город сгорит.
   - Тебе надо было не в семинарию идти, а в военное училище.
   - Ага. Или в пожарное, - засмеялся Илларион.
   Жанна тоже улыбнулась. Странное дело, но после этого разговора, своеобразной исповеди священника, она почувствовала себя намного спокойнее. Ее впервые со вчерашнего вечера посетила мысль, что жить дальше имеет смысл.
  
   В Дмитриевском за минувшую ночь ничего не изменилось. Разве что туман стал жиже. Жанна направила машину по колее, проложенной в траве Костиным уазиком. Остановила ее на том же месте, перед самой стеной злосчастного дома. Выйдя на улицу, закурила. Взгляд наткнулся на их вчерашние окурки. Глаза девушки наполнились слезами. Илларион тактично стоял в сторонке, молчал. Потом начал преувеличенно внимательно рассматривать колы. Выбрал три, остальные положил обратно в машину. Помимо осиновых кольев священник приготовил еще молоток.
   Жанна бросила окурок на землю, придавила подошвой. Подошла к Иллариону ближе, спросила:
   - А что брать мне?
   - Собственно я даже не знаю... наверное ничего. Лучшее наше оружие - молитва. Вы "Отче наш" знаете?
   Девушка помотала головой.
   - Повторяйте за мной: Отче наш, Сущий на Небесах!
   - Отче наш, Сущий на Небесах, - послушно повторила Жанна.
   - Да святится имя Твое. Да придет Царствие Твое...
   Они повторили главную христианскую молитву несколько раз.
   - Запомнили? - спросил Илларион Жанну, внимательно глядя девушке в глаза.
   - Запомнила, - ответила она, но в словах ее не было уверенности.
   Илларион помолчал. Потом посоветовал:
   - Если Вы запутаетесь, это не беда. Повторяйте любые слова, лишь бы они имели правильный смысл, ну например: "Господи, спаси и сохрани; укрепи веру мою, дай сил и наставь на путь истинный". - Священник улыбнулся. - Боюсь Вас еще больше запутать. Запомните: главное - не сомневаться в силе Господа и не допустить в свою душу страх. Не дать сыну дьявола почувствовать недостатка в Вере, ибо если есть в камне трещина глубиной в миллиметр, то на миллиметр она и заполнится водой. Поняли?
   Жанна кивнула. Она чувствовала, что действительно поняла то, что пытается втолковать ей молодой священник.
   - Ну, вот и хорошо, - улыбнулся Илларион.
   Он подошел к Жанне вплотную, сжал локти девушки с двух сторон ладонями. Потом поднял с травы подготовленные колья и молоток, сказал:
   - Ведите. Показывайте, где тут притаилось зло.
  

- 47 -

  
   Они прошли в подвал остова графского дома. Спустились по лестнице, ведущей в подземный ход. Дверь была открыта. Перед ней валялся сломанный осиновый кол.
   "Так вот чем он дверь вчера подпер, сволочь", - при воспоминании о Кукушкине, лицо девушки накрыла тень.
   В ярком свете мощного фонаря древний коридор казался безобидным. Девушка знала - стоит преодолеть завал, и все станет по-другому. Жанна осторожно втянула ноздрями воздух. Затхлый запах падали присутствовал, но был слабым. Очевидно оттого, что дверь всю ночь оставалась открытой. Что ж, от этого только легче.
   На груду перемешанных с землей кирпичей обрушенного свода девушка взобралась первой. И сразу увидела бабушкин крестик, что накануне спас ей жизнь. Маленькое распятье висело на том же камне, где Жанна его и приладила. Девушка улыбнулась ему как старому дорогому другу. Освободила шелковую ленточку из щели меж камней, прижалась к крестику губами и повесила его себе на шею. Потом она сунула в лаз голову и некоторое время, затаив дыхание, вглядывалась в видимую часть коридора за завалом. Фонарь, что она прихватила из универмага, светил отлично.
   "Что это там? Неужели?!"
   Вдалеке, на границе освещаемого участка, на полу что-то лежало. Жанну пробрал озноб. Ей показалось, что она узнала в этом "чем-то" человеческое тело.
   - Ну. Что там? - потеряв терпение, спросил Илларион.
   Жанна спустилась к нему.
   - Там кто-то лежит. Метров сорок-пятьдесят отсюда, на земле. Я боюсь.
   - Боишься? Так может, тогда не стоит...
   - Нет-нет, - перебила священника девушка, отчаянно мотая при этом головой. - Я справлюсь. Я не подведу, это я так...
   Она перекрестилась и вслух повторила начальные слова молитвы:
   - Отче наш, Сущий на Небесах! Да святится имя Твое...
   - Ладно, - кивнул Илларион. - С Богом. Я первый.
   Упитанная фигура Иллариона скрылась в черноте щели под сводом. Жанна секунду помедлила и направилась за ним. Едва девушка оказалась на той стороне, ее посетило сомнение в успехе мероприятия. Сегодня все было по-другому. Совсем другой воздух в подземелье. Другое... что? Атмосфера?
   "Неужели ускользнул? Но как?! Каким образом?"
   В пятидесяти метрах от завала, перегородив узкий коридор, в самом деле лежало человеческое тело. Тело Саши. Голова его валялась отдельно, в десятке шагов дальше.
   Когда Жана подошла к трупу Саши вплотную, у нее подогнулись ноги. Девушка опустилась перед ним на колени, одной рукой опираясь на стену. По щекам ее пролегли две влажные дорожки. Но из горла не вырвалось ни звука, Жанна плакала молча.
   Илларион широко перекрестился, стал бормотать под нос какую-то молитву. Перекрестил несколько раз бездыханное тело, затем снова себя. Продолжая молиться, сдвинул труп к стене. Потом принес Сашину голову, положил рядом.
   - Не кручинься, - обратился он к Жанне. - Этот человек отдал жизнь за благое дело. Я бы даже сказал за святое - в борьбе с исчадиями ада. А значит не зря, и Там, - священник поднял пухлый палец к низкому своду, - Там воздастся за самопожертвование его.
   Илларион помог девушке подняться. Сказал еще:
   - По большому счету ему даже повезло...
   - Повезло?!
   Жанна вырвала руку, снова присела. Она расстегнула молнию Сашиной куртки, скользнула рукой по холодной рубашке туда, где - она знала - должна быть кобура. Жанна извлекла показавшийся необычно тяжелым пистолет, потом запасную обойму. Встала. Убирая оружие в карман, сердито сказала:
   - Пошли. Пока не повезло нам.
  
   Подземный коридор уходил вдаль еще метров на пятьдесят горизонтально, потом начал забирать вверх. Так, постепенно поднимаясь, они прошли еще не меньше полутора сотен метров. Чем дальше они уходили, тем сильнее становилась уверенность Жанны в том, что она просчиталась.
   Черный граф ускользнул.
   В самом конце их путешествия по пронизанному могильной сыростью и холодом подземному ходу, когда бьющий из фонаря луч света вырвал из тьмы ступени уходящей вверх каменной лестницы, на самой грани света и тьмы что-то мелькнуло. Вернее кто-то.
   - Вон он! - азартно вскрикнул Илларион.
   Священник, с колом наперевес в одной руке и фонарем в другой, ринулся вперед.
   - Это не он! - крикнула ему в спину Жанна и побежала следом. - Это не он, это Костик, наш водитель.
   Костик уполз от них по лестнице так далеко, насколько смог. Он прижимался к холодным камням, пытаясь укрыть от света лицо, и агрессивно шипел. Попытки Жанны поговорить с ним ничего не принесли.
   - Оставь его, дочь моя, - изменившимся, неожиданно ставшим торжественным тоном произнес Илларион. - На, подержи фонарь.
   Священник поднял перед собой крест. Громко, нараспев начал произносить слова молитвы. Жанна узнала в них "Отче наш", что учила наизусть так недавно.
  
   Девушка стала повторять молитву вместе со священником. Костик притих, оцепенел. Илларион поднялся к нему, что-то прикинул, спустился обратно. Сказал Жанне:
   - Помоги мне стащить его сюда.
   Вдвоем они ухватили водителя за ноги, стянули его вниз. Костик сделал вялую попытку подняться, но священник вновь, громко, стал читать слова молитвы. Костик замер. Илларион, не прекращая молиться, приладил к его груди кол. Фонарь в руке Жанны дрогнул. Девушка отвернулась. Под мрачными сводами подземелья раздались гулкие удары молотка. Послышался хруст. Из горла жертвы вырвался истошный вопль и тут же оборвался. Сменился булькающим хрипом и хлюпаньем. Жанна заставила себя повернуться к неприятной процедуре лицом. Прибитое к земле тело еще некоторое время билось в агонии, извивалось. Потом все стихло. Илларион шевелил губами, видно шептал какую-то молитву. Жанна ничего не слышала, уши ее были будто заложены ватой. Она продолжала смотреть на долговязое, за ночь сильно исхудавшее тело водителя. Из-под пронзившего его грудь кола и изо рта обильно текла густая, черная кровь. Воздух наполнился удушливым зловонием. Девушка, силясь сдержать позывы рвоты, зажала рот ладонью, отошла. В сознании, бог знает почему, пробитое колом тело Кости ассоциировалось с коллекцией насекомых, что она делала в детстве с друзьями в деревне у бабушки. Особенно ярко в памяти всплыла огромная стрекоза-коромысло, приколотая булавкой к листу толстой черной бумаги. К тяжелому духу освободившейся крови вампира примешался воображаемый сладковато-затхлый запах трупиков насекомых.
   Жанна не удержалась. Ее вырвало.
  
  

* * *

  
   Жанна и Илларион выбрались на свежий воздух. Для этого им пришлось пройти весь подземный ход в обратном направлении и вернуться туда, откуда они пришли - в подвал графского дома. Второй выход, на ступенях которого они нашли Костика, оказался намертво завален.
   Они выбрались в подвал, сразу же вышли на улицу.
   Жанна жадно вдыхала холодный туманный воздух, но, по ощущениям, где-то в горле все равно торчал зловонный кляп. Девушка была очень бледна, под глазами растеклись широкими лужами черные круги.
   Священник же выглядел почти так же, как и до путешествия по подземелью. Побледневшие было щеки на свежем воздухе быстро зарумянились, в глазах бурлила нерастраченная энергия.
   - Как же он, сволочь, вышел? - высказала Жанна вопрос, который мучил ее больше всего.
   - Черный граф-то? - отозвался Илларион. - Думаю, просочился.
   - Просочился? Как это?
   - Существует поверье, что некоторые упыри - наиболее сильные, как раз такие, как этот граф - обладают сверхъестественными способностями. Могут летать. Могут обращаться в животных и даже в туман. Второй выход из подземного хода завален, но для тумана наверняка легко преодолим.
   - Ты шутишь?! - Жанна фыркнула: - Туман... Еще скажи он сейчас вокруг нас!
   Сказав это, девушка вдруг поежилась и нервно оглянулась. Илларион улыбнулся.
   - Уверен, что еще совсем недавно, скажем две недели назад, ты бы подняла на смех любого, кто бы посмел утверждать, что вампиры существуют на самом деле. Так?
   Жанна промолчала. Священник настаивал:
   - Скажи, так?
   - Ну... так.
   Почему же теперь ты сомневаешься, что он может обратиться в туман.
   - Если так, то он совсем неуловим.
   - Нет! - уверенно, убежденно сказал Илларион. - Он уловим и уязвим. Уязвим для Господа нашего и Веры Господней. Для любого, кто служит Господу и с Его именем на устах идет на подвиг. Уязвим для солнца и вообще дневного света. А значит, сейчас он не может быть вокруг нас. Он затаился где-то в темной норе и до заката ее покинуть не сможет. Знать бы вот только где эта нора...
   - А я знаю, что нам нужно делать! - воскликнула Жанна. - Точно! И как я сразу не догадалась?! Поехали.
  

- 48 -

  
   Не отвечая на расспросы священника, Жанна вырулила на дорогу и повела машину в обратном направлении - в Зареченск. В городе они приехали к РУВД.
   - Сейчас все узнаем, - пообещала девушка.
   Она вынула из кармана Сашин пистолет. Проверила, заряжен ли он и решительно направилась вверх по ступеням. Илларион поспешил за ней.
   Жанна вошла в дежурку с пистолетом в руке. Дежурка была пуста.
   "И этот свалил..." - вспомнила она пухлого капитана.
   Взгляд наткнулся на лежащую на столе связку ключей на кожаном ремешке.
   "Отлично!"
   Жанна схватила ключи и поспешила к КПЗ.
   - Постой, да что ты задумала? - попытался остановить ее Илларион.
   Девушка не отвечала. Она начала открывать камеры, одну за другой. Все, кроме одной, оказались пусты. Наконец, в последней, она нашла того, кого искала - на жестком, покрытом унылой темно-зеленой краской топчане сидел Кравчук.
   Лёня улыбался. Он поднял на вошедших мутно-серые глаза. Большие квадратные линзы увеличили их втрое. Жанна заметила, как в глазах маньяка мелькнул испуг. Улыбка медленно, будто под воздействием растворителя, исчезла.
   Жанна шагнула в камеру. Илларион остался в дверях.
   - Ну, здравствуй, Лёня, - вкрадчиво проговорила девушка. - Как спалось? Никто не тревожил?
   Елейный тон ее и, в особенности, зажатый в руке пистолет арестованному ничего хорошего не сулили.
   - Что вам нужно? - хрипло спросил Кравчук. Голос отказался ему служить, Лёня поперхнулся: - В-вы... кха, кха. Вы кто?!
   - Святая инквизиция! - тон девушки разительно переменился. Теперь Жанна говорила отрывисто и очень решительно: - Короче так: поможешь нам найти Черного графа - будешь жить. Нет - пытки инквизиции покажутся тебе детскими играми. Это я тебе обещаю.
   - Не имеете права... - начал Кравчук и осекся.
   Его взгляд встретился с темно-синими, потемневшими от горя и ненависти глазами Жанны. Лёня попятился на нарах. Глаза его вильнули из стороны в сторону, но он все-таки повторил, хоть и менее уверенно:
   - Не имеете права.
   Черный кожаный сапог со звоном врезался подъемом Кравчуку в ухо. Плешивая голова резко дернулась. Хрустнули и упали на нары очки. В переносицу Лёни, отклоняя голову назад, с силой уперся ствол. Кравчук отчетливо ощутил холод стали, позвоночник его сковал мороз.
   - Говори, сука, где Черный граф, или прямо щас по тебе панихиду отслужат. За священником далеко бежать не придется, сам видишь.
   - Я... я не знаю, - прохрипел Лёня.
   - Ах, так?!
   Жанна выстрелила. Кравчук прижал ладонь к тому месту, где секунду назад было его левое ухо. Меж пальцев обильно хлынула кровь. Лёня заскулил. Скулил он совсем негромко, видно боялся вызвать лишний гнев ворвавшейся в камеру фурии.
   Жанна схватила Кравчука за подбородок, приподняла. Вселяющий ужас, разросшийся до размеров комнаты, могильно-черный зрачок пистолетного ствола смотрел Лене прямо в глаз.
   - Ну?!
   - Он... он или в де-деревне той... в деревне той, - заикаясь и задыхаясь заговорил Лёня, - в деревне, где це-церковь. Церковь, где де-девушку...
   - Или?! - поторопила Жанна.
   - Или в по-подвале своем. В подвале здесь в го-городе, - он всхлипнул.
   - Где "в городе"?! говори, мразь, или мозги тебе вышибу!!
   - Улица Ста-Станко... Станко. Но-номер... номер дома не помню. Бывший гра-графский... бывший графский. Самый ста-старый... самый старый на улице, а мо-может... может во всем го-городе...
   - Я знаю где! - подал голос Илларион.
   Жанна выпустила подбородок Кравчука, оглянулась. По-прежнему стоявший в дверном проеме священник кивнул:
   - Знаю.
   Девушка вновь повернулась к Лене, проговорила:
   - Ну ладно... Если правду сказал - будешь жить. Нет - мы вернемся.
   Она развернулась и направилась к выходу.
   - Эй! А как же я?! - крикнул ей в спину Кравчук. - Я же истеку кровью и умру.
   В голосе его сквозила такая паника, что Жанне стало одновременно противно и жалко. Она на долю секунды замешкалась, выручил Илларион. Он подошел к Кравчуку, сказал требовательно:
   - А ну, покажите.
   Кравчук сперва испуганно дернулся, потом руку от простреленного уха все же убрал. Илларион внимательно посмотрел, сказал со своей всегдашней улыбкой:
   - В ушной раковине у человека крупных сосудов нет. Так что кровью Вы не истечете.
   Священник достал откуда-то из-под рясы белый носовой платок, обернул им оставшиеся от уха окровавленные ошметки.
   - Прижмите ладонью, крепче, - советовал он Лене. - Кровотечение скоро остановится. Когда мы уничтожим Вампира, я вернусь с доктором. Если же мы его не найдем, я вернусь с ней, - он кивнул в сторону Жанны, девушка хмыкнула. - Поняли?
   Кравчук угрюмо выдавил:
   - Понял.
   Они покинули неуютную камеру. Громко хлопнула дверь. Лязгнули, один за другим, замки. Жанна дернула за ручку, проверяя надежность запоров - дверь даже не шелохнулась.
   - Порядок, - проговорила она.
   Илларион спросил:
   - Ты думаешь, он сказал правду?
   - Не знаю, - честно ответила девушка. - Но если нет, то уж он-то до сегодняшнего заката точно не доживет.
   Когда Жанна говорила эти слова, глаза ее были устремлены вдаль, далеко за стены РУВД и священнику почудилось, будто она думает совсем о другом.
  

* * *

  
   Они снова сели в уазик, поехали по безлюдным, тихим, заботливо укутанным туманом улицам.
   - Ни души. Они что, весь город сожрали, что ли? - вполголоса спросила Жанна.
   Ответа она не ждала, но Илларион проговорил:
   - Конечно нет. Люди затаились, как всегда ждут лучших времен. Но кое-кто действует, хотя бы как может - ты сама видела утром людей, что истребляют упыриные гнезда.
   - Угу. Только где они сейчас?
   Они проехали мимо Никольского собора. Жанна придавила педаль газа, двигатель послушно набрал обороты. Улица побежала навстречу все быстрее и быстрее.
   - Не разгоняйся, - сказал Илларион. - Где-то здесь нам поворачивать.
   И тут впереди, в тумане, Жанна разглядела переходящую через дорогу легко одетую девушку с коляской. Молодая мама шла, склоняясь головой к малышу, что-то ему приговаривала. Жанна, выдохнув "Ой!", резко ударила в тормоз и давила изо всех сил, пока заглохший уазик не замер. По ушам резанул отчаянный визг тормозных накладок и скрип резины по асфальту. Молодая мамаша в ступоре застыла посередь дороги. Глаза ее, распахнувшиеся до размеров вселенной, были прикованы к несущейся на них с ребенком машине. Глаза Жанны в тот миг были наверняка не меньше. Уазик остановился от коляски всего в двадцати сантиметрах. Жанна, не в силах вымолвить ни слова, сидела, вцепившись побелевшими пальцами в руль. Девушка перед машиной мешкала. Не потерял присутствия духа один лишь Илларион. Он вышел из машины и, помогая откатить коляску, спокойным, мягким тоном говорил:
   - Все хорошо. Проходи, милая. Испугалась? Ничего, все будет хорошо. Мы тоже испугались.
   Девушка нетвердой походкой отошла с дороги. Колени ее заметно дрожали. Илларион проводил ее взглядом и вернулся в машину. Жанна сидела белая, как снег. На лбу ее обильно выступил пот. Она распахнула дверцу, оттянула ворот свитера. Потом достала сигареты и закурила. Затягивалась Жанна жадно, нервно. Пальцы, сжимавшие сигарету, дрожали. После нескольких затяжек она сказала:
   - Не могу! Я вообще боюсь за рулем ездить. Может, дальше пешком?
   - Можно и пешком, - отозвался священник. - Только... машину здесь бросать все равно негоже. Да мы уж почти и доехали. Сотню-то метров еще уж проедешь? Ты покури, покури, успокойся.
   - Может, поведешь ты?
   - Да я бы с удовольствием. Только я вообще не представляю, как это делается. Ни разу за рулем не сидел, даже завести не умею, не то что...
   Илларион помолчал, потом продолжил с улыбкой:
   - Но, согласись, ты была не права, когда говорила, что ОНИ сожрали весь город.
   В ту же минуту, словно подтверждая его слова, на звоннице Никольского храма зычно ударил колокол. Потом еще и еще. Вскоре к редким, ритмичным ударам главного колокола присоединились мелодичные голоса прочих. Илларион вслушивался, склонив голову набок. На широком лице его сияла улыбка. Жанна отшвырнула окурок, вздохнула полной грудью. Напряжение немного отпустило.
   "В конце концов, повезло", - пришла в голову мысль. - "Я ведь могла их переехать"
   - Ладно, поехали, - произнесла она вслух. - Пора с этим делом покончить.
  
   Улица Станко, бывшая Панская. Тихая, тенистая... и безлюдная. Когда-то жизнь здесь била ключом. До революции семнадцатого на этой улице жили самые знатные и богатые люди города. Потом их особняки конфисковали. В некоторых поселилась новая элита - советские и партийные чиновники, так называемая номенклатура. Другие же дома передали под различные учреждения. Некоторые организации остались в старинных палатах и поныне, большинство же постепенно переселились на расположенный дальше, в новой части города, Центральный проспект.
   Жанна и Илларион проехали улицу Станко почти до конца.
   - Здесь, тормози, - скомандовал священник.
   Жанна послушно прижала уазик к обочине. Вдоль обочины нестройной шеренгой щетинились колючками старые, непомерно разросшиеся кусты шиповника. За кустами прятался полуразрушенный каменный забор с фрагментами красивой и в то же время мощно-тяжелой кованой решетки.
   Священник и Жанна выбрались из машины. Илларион пошагал вдоль кустов дальше по дороге, девушка направилась за ним. Скоро в строю шиповника обнаружилась широкая брешь, а в заборе старые железные ворота. Ворота были закрыты. Илларион миновал их и протиснулся в узкий проем меж каменных опор. Там когда-то находилась чугунная калитка - петли от нее до сих пор торчат из кладки. Жанна шагнула следом и попала в густо заросший кривыми деревьями и кустами двор.
   Илларион оглянулся.
   - Я сразу понял, о каком доме идет речь, - молодой священник говорил тихо, почти шепотом. - Вот он, самый старый дом в городе...
   Жанна окинула взглядом двухэтажное строение. Ничем, на первый взгляд, не примечательный старый дом из красного кирпича. Заброшенный. С облезлой штукатуркой и остатками изящной лепнины над некоторыми из окон и на фронтоне. По центру - крыльцо с широкими мраморными ступенями. Жанна поднялась по ним к высокой двустворчатой двери. Потянула за ручку. Заперто.
   - Сейчас он не используется, считается аварийным, - продолжал рассказывать Илларион. - Его вообще, говорят, собирались снести, да вмешался какой-то комитет. Ведь это как-никак памятник архитектуры. Раньше здесь была городская санэпидемстанция. Потом, лет пять назад, санэпидемстанция переехала в новое здание, а это так и осталось.
   - Угу, - задумчиво пробормотала Жанна. - Пойдем, посмотрим там.
   Они спустились, прошли за угол. Жанна обратила внимание, что на углу обвалилась не только штукатурка, частично рассыпались и некоторые кирпичи. Девушка прошла вглубь двора, осмотрела дом с этой стороны в целом. Здесь запущенность бросается в глаза сильнее. Кое-где выбиты стекла. В одном из окон первого этажа сломана рама. Ясно, что этим окошком пользуются как дверью - может подростки, может бомжи. А скорее всего, и те и другие. Взгляд девушки скользнул по фундаменту. Когда-то в нем были пробиты изрядные бреши. Это видно по новой кладке - кирпичи отличаются и размером и цветом. К тому же эти места так никто и не удосужился заштукатурить.
   Потянул ветерок. Жанна сунула руки в карманы, зябко поежилась. Все-таки рядом с этим домом чувствуешь себя неуютно. Девушка вспомнила церковь в Дмитриевском. Чем-то ощущения похожи, хотя там было намного хуже. Она повернулась к Иллариону, сказала:
   - А вон и вход в подвал.
   Священник кивнул, он и сам видел: почти посередине стены из земли выступает невысокая Г-образная стенка. Она выложена явно не так давно - из силикатного кирпича. Они подошли. За стенкой, как и ожидалось, ведущая вниз бетонная лестница. Она привела к вмонтированной в фундамент железной двери. На мощных стальных петлях покоился внушительных размеров навесной замок. Петли были ржавыми, а замок сиял никелем.
   - Вот так, - озадаченно проговорила Жанна.
   Она взвесила замок на ладони. Он был тяжел и неприятно холодил руку. Вырезанная в стальном корпусе надпись гласила: "БУЛАТ". Девушка повернулась к священнику.
   - Ну, и чего будем делать?
   - Давай посмотрим, может где есть другой вход, а если нет - вернемся и будем ломать, - предложил Илларион.
   - Ломать? Как ты себе представляешь ломать бронированную дверь? МЧС вызывать?
   - Бог на деле разума приставит, - отозвался священник.
   Они обошли дом по кругу. Потом через окно с выломанной рамой забрались внутрь. Изнутри дома вход в подвал когда-то был. Но теперь он оказался заложен. Ясно, что в санэпидемстанции подвал использовался под склад. И ясно также, что для учреждения вход в склад со двора намного удобнее.
   - Слушай, время идет. Нужно что-то решать, - поставила вопрос ребром Жанна.
   - Давай будем вскрывать тот замок, - предложил Илларион. - Нужно попробовать сбить его молотком... хотя лучше бы кувалдой. Можно посмотреть в машине.
   - Ну пошли, посмотрим, - нехотя согласилась девушка.
   Кое-какой инструмент в машине нашелся, но толку от него было мало. Вернее не было вовсе. Новенький замок оказался устроен хитро. Под дужку ничего подсунуть просто невозможно. Сбить его ударами молотка тоже не удалось - корпус столь ловко обтекает дужку, что зацепиться не за что. Из отчаянных же ударов Иллариона молотком по корпусу замка просто вдоль и поперек выходил лишь столь же отчаянный звон.
   Наконец священник прекратил пустое занятие. Он опустил руку с молотком. Шумно дыша, проговорил:
   - Ни фига! Ничего не получится.
   - Ну-ка отойди.
   - Чего ты хочешь?
   - Отойди, тебе говорят.
   Илларион шагнул в сторону. Жанна сказала:
   - Выйди отсюда вообще. Давай, иди наверх.
   - Что ты задумала?
   - Увидишь.
   Священник огорошено посмотрел на нее и стал подниматься по лестнице. Не дойдя до самого верха нескольких ступенек, он обернулся. И увидел, что девушка, распластавшись спиной по стене, прилаживает к повернутому боком замку ствол пистолета.
   - Стой! Ты с ума сошла?!
   - Отвали!
   Грохнул выстрел. Не меньше секунды Илларион стоял в замешательстве.
   - Ты жива?! - наконец крикнул он.
   Его возглас утонул в грохоте нового выстрела.
   - Да ты с ума сошла!!
   Илларион бросился вниз.
   - Порядок, - отозвалась Жанна.
   Она высвободила из проушин раскрывшийся замок и бросила его под ноги.
   - Цела?! - обшаривая девушку широко раскрывшимися глазами, вопросил священник. - Ты же могла рикошетом попасть в себя!
   - Но не попала же, - железным аргументом парировала Жанна. - У тебя все с собой?
   Илларион посмотрел на тяжелый молоток, до сих пор зажатый в руке, глянул в угол, где ждали своего часа осиновые колы и наполненные святой водой бутылки. Кивнул.
   - Тогда пошли! - громко, решительно сказала девушка и распахнула дверь.
  

- 49 -

  
   Воронов лежал на старом продавленном диване, оставшемся в переоборудованном под склад подвале от последнего кладовщика. Вампир лежал с закрытыми глазами, но не спал. Черного графа, полтора месяца назад в прямом смысле восставшего из гроба, мучили сомнения. Они пришли недавно, но, появившись однажды, уже не отпускали. Все шло не так. Едва схлынул девятый вал восторга, вызванный освобождением из ненавистного, за восемьдесят пять бесконечных лет миллиард миллиардов раз проклятого личного ада, Воронов ощутил смутную тревогу. Он не узнавал мира, в который пришел. И дело было не в великом множестве машин или обилии электрического света. Изменились люди. Изменились настолько, что Черный граф даже не мог понять их. С одной стороны они почти не верили в бога, и это было вампиру на руку - найти жертву стало очень легко. В то же время в людях стало слишком мало страха. И они слишком хорошо организованы. Сколько времени понадобилось людишкам, чтобы сколотить отряды истребителей? Верно - очень, очень мало. И эти... полицейские... в считанные дни схватили Кравчука - единственного поверенного из смертных. Вычислили логово его самого. Сколько времени пройдет, прежде чем они явятся сюда? Судя по всему - ничтожно мало. И уж на этот раз они явятся с попами, в этом можно не сомневаться.
   "С попами. Что я смогу им противопоставить?"
   Черный граф скрипнул зубами. Похоже, Сатана оставил его разбираться с проблемами одного - ожидаемого эффекта не приносили ни жертвоприношения, ни бесконечно повторяемые уродливые звуки перевернутой молитвы.
   Перед закрытыми глазами вампира встало видение той девчонки, что вчера пятилась от него с сияющим крестиком в руке. Она ускользнула. И полагать, что не вернется, слишком наивно.
   Размышления Черного графа оборвал звук гулких ударов по железной двери подвала.
   "Уже пришли" - отчетливо осознал Вампир.
   Крупные, лишенные белков черные глаза распахнулись. Скрежет зубов слился в единый звук с вырвавшимся из глотки рыком.
  

* * *

  
   - Пошли! - решительно сказала Жанна и распахнула дверь.
   - Подожди! - остановил ее Илларион. - Подожди, я кое-что придумал. Нужен только гвоздь.
   Священник опустил голову, посмотрел под ногами. Еще раз повторил:
   - Подожди.
   И поднялся наверх. Скоро Жанна услышала его обрадованный голос:
   - Нашел!
   Илларион спустился к ней. Он принес небольшой ржавый гвоздь. Приговаривая:
   - Смотри, что получится: "брызгалка", как в детстве, помнишь? Вы играли в такие игры? - пробил в крышке пластиковой бутылки со святой водой дырку.
   Жанна смотрела на его приготовления молча. Девушка поняла задумку священника, в то же время ей было нестерпимо жаль терять драгоценное время. Наконец Илларион поднялся. Сказал:
   - Значит так: я иду с крестом и святой водой, читаю молитву. Ты - бери кол и молоток...
   - А фонарь?
   - И фонарь. Будь готова к тому, что забить вампиру в сердце кол придется тебе.
   Жанна сухо сказала:
   - Вобью.
   Священник внимательно всмотрелся девушке в лицо. Кивнул.
   - Пошли.
   Илларион шагнул во тьму первым. Когда освещенный прямоугольник у двери остался позади, священник попробовал свое изобретение - он широко, крест на крест брызнул из бутылки вперед, во тьму. Святая вода с легким шипением засветилась. Упавшие на землю искрящиеся капли были похожи на сияющие бело-голубым светом частички ртути.
   - Смотри! - торжественным шепотом произнес Илларион.
   - Вижу, - в тон ему ответила Жанна.
   Девушка поводила фонарем из стороны в сторону. Желтый луч осветил уходящие в глубину пустые, частью поломанные стеллажи, проходы между ними, деревянную перегородку. В перегородке, совсем рядом, была дверь.
   Они сделали к этой двери шаг, и крест в руке священника вспыхнул так, что электрический фонарь стал больше не нужен. Илларион остановился. Прошептал:
   - Дай-ка сюда кол.
   Когда Жанна протянула кол к священнику, он щедро полил на него из бутылки. Особо обильно Илларион смочил святой водой острие. Грубо заостренный конец осиновой палки воссиял мистическим, вызвавшим волну мурашек по спине, светом.
   - Готова? - тихо спросил Илларион.
   Жанна кивнула. Илларион, шепча слова молитвы, подошел к двери и раскрыл ее. В нос ударила волна смрада. Священник на секунду замер в проеме, отвернул от зловонного нутра кладовки лицо. Потом заставил себя шагнуть внутрь. Исходящий от распятья серебряный свет озарил небольшую комнату. Илларион внимательно осмотрел ее. Пристальный взгляд священника уперся в старый диван в углу. Вампира не было.
   - Здесь вроде никого, - проговорил Илларион.
   - Но был, и совсем недавно, - возразила Жанна. - Смотри, все кругом в пыли, а диван обтерт. На нем лежали. И эта вонь, я ее ни с чем теперь не перепутаю...
   Жанна с секунду смотрела на диван, потом скользнула взглядом по стенам, по углам. Подняла голову вверх.
   И обмерла.
   На потолке, прижавшись спиной к перекрытию, висел Черный граф. Неестественная, мертвенная бледность похожего на маску лица оттенялась свивающими вокруг него длинными жирно-черными волосами и матово-черным плащом. Фалды плаща свисали возле обтянутых высокими хромовыми сапогами ног подобно двум полотнищам мрака.
   Девушка застыла, не в силах ни оторвать взгляда от кошмарного создания над головой, ни вымолвить хоть слово. Илларион почувствовал неладное, оглянулся. Проследив за взглядом девушки, выдохнул:
   - Господи боже мой!
   В голосе священника было больше испуга, чем обращения к Богу. Из-под потолка раздался сатанинский, раздающийся непосредственно в головах хохот:
   - Ха-ха-ха! Неужели ты, человечишка, и впрямь надеялся уничтожить МЕНЯ?! Владыку вампиров?! Ты? Да кем ты себя возомнил? Святым?!
   Дьявольские слова взрывались прямо в головах, сопровождались сильнейшей болью. Заставляли почувствовать себя ничтожным, внушали желание повиноваться.
   - А ну! Опусти крест!! - пронзила сознание громоподобная команда.
   Жанна сквозь застившие глаза черные круги увидела, как Илларион медленно опускает руку. Одновременно с этим сияние распятья начало угасать.
   - Нет! - Жанна собиралась выкрикнуть это, но на деле лишь простонала. - Нет!
   Рука священника опускалась все ниже. Жанна выпустила из рук все что держала. Фонарь, кол и молоток с глухим стуком упали на пол, но звука никто не слышал. Девушка потянулась к бутылке со святой водой, зажатой в левой руке Иллариона. Движение ее было медленным и тягучим, словно в кошмарном сне. Когда она, наконец, ухватилась за пластиковую "полторашку" обеими руками и попыталась ее выхватить, Илларион неожиданно запротивился. Не понявший маневра девушки, священник вцепился в святую воду так, словно от этого зависело спасение его души.
   - Отпусти! - сквозь зубы процедила Жанна. Потом с истеричным выкриком: - Да отпусти же!! - дернула, что было сил.
   Начиненная святой водой детская игрушка, наконец, оказалась в ее руках. Вампир направил на незваных гостей еще один ментальный удар, но было поздно. Из последних сил, чувствуя, как подгибаются ноги, Жанна подняла брызгалку к потолку и сжала так сильно, как только смогла.
   Вверх ударила тонкая, ослепительно вспыхнувшая струйка. Святая вода попала Вампиру в лицо. Он с нечеловеческим, переходящим в ультразвук визгом свалился на пол. В то же мгновение боль и дурнота отпустили. В голове стремительно прояснялось. Жанна, держа чудодейственную бутылку наготове, во все глаза смотрела на рухнувшее к ним под ноги существо.
   Ошпаренную морду вампир зажал отвратительными, больше похожими на лапы летучей мыши, когтистыми руками. Из-под них клубами валил дым. Крик стал тише, перешел в яростное рычание. Жанна шестым чувством поняла - он сейчас бросится.
   Но тут в действие вступил Илларион. Опомнившийся священник поднял крест и встал пред готовым к последнему броску вампиром. Утробное, звериное рычание заглушили раздавшиеся в подвале слова молитвы. Илларион читал "Отче наш". Читал так громко, как только мог. Интонации его голоса выдавали сильнейшие волнение и решимость. Иногда голос срывался, но тотчас вновь набирал силу. Свечение креста в руках священника усилилось до той яркости, что была перед метальной атакой вампира. Жанна увидела, что Черный граф оцепенел. Постепенно его напряженное, готовое к броску тело обмякло. Илларион придал голосу дополнительной мощи и начал совершать распятьем плавные крестообразные движения, одновременно медленно приближаясь к застывшему перед ним вурдалаку. Голова Черного графа медленно, повинуясь плавным движениям креста качнулась в одну сторону... в другую... Из глотки его вырвался дикий, полный боли и ненависти рев. Вырвался и заглох. Сразу после этого вампир медленно, тягуче распрямился, поднялся на ноги. Руки его с трудом, словно воздух вдруг превратился в прозрачный мед, разошлись в стороны. Тело бывшего помещика поднялось на четверть метра над полом и плавно поплыло, толкаемое силой креста, к стене. Вот спина вампира, коснулась деревянной перегородки. За ней плотно прижались - будто приклеились - ноги, руки, затылок.
   Голос Иллариона стал срываться чаще. Жанна поняла, что силы священника на исходе, надолго его не хватит. Не теряя времени, девушка подобрала с пола кол и молоток, шагнула к распятому у стены вампиру. Светящееся, будто облитое фосфором, острие коснулось плаща Черного графа напротив солнечного сплетения. Вампир висел у стены выше девушки, поэтому кол был направлен под небольшим углом снизу вверх. Жанна поправила его так, чтобы острие вошло в левую половину груди, и посмотрела приговоренному существу в лицо.
   Мертвая, похожая на прелый пергамент бело-серая кожа в тех местах, куда попали капли святой воды, разъедена, будто кислотой. Под ней черная, все еще слегка дымящаяся, трухлявая плоть. Вообще лицо вурдалака можно было бы назвать мертвой маской, если бы не глаза. О, эти глаза! Жанна потом очень, очень долго не могла забыть страшных ненависти, злобы и боли, что излучались, выплескивались из этих огромных, темных, напрочь лишенных белков глазищ.
   Взгляды девушки и убийцы ее возлюбленного на мгновенье встретились. Жанна сразу же с силой надавила, навалилась всем телом на нацеленный в черное сердце кол. Треснула, прорываясь, ткань плаща.
   Молоток не понадобился - осиновый кол пронзил мертвую плоть легко, с тихим хрустом. Фонтаном хлынула черная кровь. Густо повалил - от соприкосновения святой воды и прОклятой плоти - дым. Заверещал, забился в агонии Черный граф. Тело его, только что длинное, вытянутое, на глазах стало съеживаться. Минута, и труп скукожился, ссохся. Мумифицировался. Утонул в ставшем слишком большим теперь плаще. Один сапог с глухим стуком упал на пол. Жанна продолжала, стиснув зубы, давить на кол изо всех сил. Острие его давно уперлось в стену.
   До тех пор, пока прОклятое существо сохраняло малую толику живости, его удерживала на весу чудесная, сверхъестественная сила. Теперь же труп всей тяжестью повис на колу. Жанна напряглась, но острие, съезжая, скользнуло по крашеным доскам. Слух царапнул противный скрежет. И тут девушка поняла, что вокруг установилась ТИШИНА.
   Жанна ослабила давление на кол. То, что несколько минут назад было Черным графом, медленно съехало по стене. Девушка выпустила палку из рук и обернулась к Иллариону. Священник стоял белый, как полотно. Дышал тяжело, словно только что пробежал марш-бросок. На лбу и висках Иллариона обильно выступил пот. Жанна и сама выглядела не лучше, разве что дышала менее сипло.
   Сияние креста ослабло, начало медленно угасать. Исходящий от него свет постепенно сравнялся по силе с тем, что давал валяющийся под ногами фонарь. Потом фонарю уступил. И, наконец, электрический прибор остался в подвале единственным источником света.
   Жанна подошла к фонарю, подняла его. Направила луч на останки вампира. Не меньше минуты она и священник смотрели на них молча. Потом девушка проговорила:
   - Ну. И чего с ним будем делать дальше?
   - Не знаю... Пойдем подышим, а потом вытащим его на улицу, - предложил священник.
   - Давай, - согласилась Жанна.
  
   Когда они выбрались из подвала, тумана на улице уже не было. В высоком безбрежном лазурном небе ослепительно сияло майское солнце. Илларион и Жанна зажмурились, привыкая к яркому свету. Поднявшись во двор, долго стояли, вдыхали свежий воздух полной грудью. Ветви деревьев шевелил легкий ветерок. Он принес с собой легкий запах цветов, но во рту у Жанны по-прежнему стоял привкус ни с чем не сравнимой, отвратительной вони вурдалака. Девушка посмотрела на священника и сказала:
   - Давай уже покончим со всем этим.
   Илларион молча кивнул.
   Они снова спустились в теперь уже не опасный подвал. Вытащили плащ с жутким содержимым наверх. Илларион поднял плащ за воротник. Ссохшийся, скукоженый труп вампира выпал. Едва на него попал солнечный свет, он вспыхнул. Вспыхнул так ярко, что было больно смотреть. От пламени исходил ощутимый жар. Жанна попятилась. Священник бросил плащ в огонь и тоже сделал шаг назад. Девушка вытащила сигареты, закурила. Когда от Черного графа остался лишь пепел, она сказала:
   - Может зря? Может, следовало его в поликлинику сдать? Для опытов. В смысле: сохранить для науки.
   Илларион уставился на нее округлившимися глазами. Что ответить он нашелся не сразу. Несколько секунд хлопал глазами, потом горячо воскликнул:
   - Ты что?! Это же очень опасно! Если и можно было с этим... с этими... э-э... останками что-то делать, то только в рамках церковных канонов...
   - А как же наука? - перебила Жанна.
   Илларион вновь замолк, задумался.
   - Ладно, не бери в голову, - Жанна швырнула окурок на горстку пепла. - Я пошутила.
  

- 50 -

  
   Небывалый туман, уже объявленный областными синоптиками самым сильным за последние сто лет, сгинул. Уже на следующий день, в субботу, возобновилось движение через Волгу пароходиков и парома. А в воскресенье Жанна уезжала домой. На пристань проводить ее пришли бабушка Маша и Илларион. Воскресный денек был солнечным и теплым. Жанна была в той одежде, в которой приехала сюда из Вознесенска - короткая кожаная куртка, кожаная же юбка до колен и высокие сапоги на сплошной подошве. Та же, что неделю назад, была и прическа. Но выражение лишенного косметики лица и особенно взгляд девушки были совсем иными. Жанна за неделю не постарела конечно, нет. Она повзрослела.
   Бабушка, несмотря на тепло, вышла на улицу в застегнутом на все пуговицы демисезонном пальто. Голову ее укрывал платок. Илларион же, как и всегда, был в своем неизменном облачении - черной рясе и такой же скуфье. На плече священника висела Жаннина большая зеленая спортивная сумка, с которой она приехала из Вознесенска.
   Людей на пристани было мало. Мария Михайловна, Илларион и Жанна стояли втроем у невысокой ограды причала и смотрели на раскинувшийся перед ними простор. Величаво несла свои воды к Каспийскому морю древняя русская река. Так же чинно ползла по ее спине, в противоположную течению сторону, длинная сухогрузная баржа. По всей длине сухогруза высились большие бледно-желтые кучи. Что это было, удобрения или просто какие-то камни, с расстояния люди различить не могли. Да никто и не старался. Высоко над головами медленно плыли в ту же сторону, что и вода, белоснежные, невесомые облака. Теплый ветерок ласкал лица. Воздух был напоен влагой и свободой. Слух баюкал тихий плеск волн. Даже пронзительные крики чаек не нарушали гармонии, а дополняли ее. Окружающая идиллия заставила Жанну почувствовать потерю любимого особенно остро. На глазах девушки выступили и остались тихо подрагивать слезы.
   - Ну, вот и отчалил вроде бы пароходик, - проговорила, всматриваясь в даль, бабушка Маша.
   Жанна посмотрела в сторону речного вокзала на противоположном берегу. Белый кораблик, издалека кажущийся игрушечным, отделился от пристани и развернулся к ним носом.
   - Вы так далеко видите? - удивился Илларион.
   - Это что-о, - протянула Мария Михайловна. - Вот когда я молодая была, вот где зрение-то было. Я ж в Великую Отечественную наблюдателем служила. В зенитном полку.
   - А мама говорила, что ты лично сбила четыре немецких самолета, - вспомнила Жанна.
   - Ну да, было, - подтвердила бабушка. - Потом-то я наводчицей была.
   Спешащий с кинешемского берега пароходик постепенно становился все больше. И все меньше походил на игрушку. Вот он достиг середины реки, резво скользит по блещущим серебром волнам уже совсем близко. Люди на пристани и возле нее зашевелились, стали подходить ближе к причалу. Жанна повернулась к провожающим ее прабабушке и священнику.
   - Родителям привет передавай, - в десятый раз повторила Мария Михайловна, - пусть в гости приезжают. Уж лет восемь прошло, как я мать-то твою в последний раз видела. Только открытки и шлет.
   - Обязательно приедем, баб. Уж я-то точно. Ты бы и сама хоть как-нибудь к нам собралась.
   - Ну-у, куда уж мне.
   Они обнялись, поцеловались. Высвободившись из бабушкиных объятий, Жанна шагнула к Иллариону.
   - Ну, прощай... святой отец. Может, свидимся еще... - и чмокнула его в щеку.
   Илларион густо покраснел. Потупив глаза, пробормотал:
   - На все воля Господа.
   Жанна взяла у него из рук свою сумку, сказала:
   - Ну все, пока, - и присоединилась к жидкому потоку спешащих по сходням людей.
   Жанна разместилась на открытой палубе второго этажа. Помахала бабушке и Иллариону рукой. Пароходик тронулся. Побежал, все быстрее и быстрее, навстречу ветру. Жанна, смотрела через борт на темную, чешуей переливающуюся на солнце воду и думала о том, как много тайн может скрываться за кажущейся обыденностью окружающего мира. И о том, как дорого приходится порой платить за неведение и неверие. Неожиданно ей вспомнился старик, с которым она беседовала тогда на паромной переправе. Когда пароходик уже походил к кинешемскому речному вокзалу, девушка оглянулась.
   Зареченский берег весь, насколько хватало глаз, был залит солнечным светом.
  

Эпилог

  
   Минуло три года. Жанна по-прежнему работает в уголовном розыске. Теперь она старший оперуполномоченный. После памятных событий в Зареченске девушка несколько месяцев находилась под следствием, но в коне концов промахи молодой сотрудницы сочли незначительными и в должности восстановили.
   Милицейское (и не только) руководство Зареченска почти полностью сменилось. И завершен, наконец, мост, строительство которого было начато еще в прошлом веке. Теперь Жанна ездит навещать бабушку Машу напрямик.
   А Кукушкин исчез. Но однажды...
  
   Однажды в городе Рыбинске, что тоже стоит на Волге, двумя сотнями километров выше Зареченска, к одному из самых обычных девятиэтажных панельных домов подъехала легковая машина. Подъехала белым днем. Обыкновенная десятка серо-стального цвета. С транзитными номерами.
   Дверца водителя открылась и из десятки вышла стройная платиновая блондинка в джинсовом костюме и мягких кроссовках. Пискнула, включаясь, сигнализация. Упали в черную, крокодиловой кожи сумочку ключи. Девушка поправила большие солнцезащитные очки и направилась во двор. Проходя мимо восседающих на лавочках у подъезда бабушек, широко улыбнулась:
   - Здравствуйте.
   - Здрасьте, здрасьте, - нестройным хором ответили пенсионерки.
   Девушка вошла в открытый настежь подъезд и поднялась на третий этаж. Здесь она остановилась. Подошла к двери в правом дальнем углу, секунду помедлила. Потом расстегнула на сумочке молнию и надавила на кнопку звонка. Из глубины квартиры донеслась заливистая трель. Едва прекратив давить на звонок, девушка начала колотить ладонью в дверь. Снова звонок, и снова - колотить. За дверью послышались торопливые шаги. Простуженный мужской голос просипел:
   - Кто там?!
   - Ты что же это делаешь, алкаш?! - взвизгнула девица. - Что там у тебя течет?! Ты же нас залил совсем, скотина! А ну открывай!!
   К крику прибавились удары в дверь ногой.
   - Дура, что ли?! Ничего у меня не течет! - ответил мужик за дверью.
   - Открывай! Я щас милицию позову! Узнаешь, как соседей заливать! Ремонт кто будет оплачивать, ты?!
   Загремели спешно открываемые замки. Дверь распахнулась. В проеме возникла помятая, давно не бритая физиономия. Набрякшие под глазами мешки, характерные багровые прожилки на щеках и носу, мутный взгляд, неряшливая одежда. Достаточно единственного взгляда, чтобы понять - перед вами давно и беспробудно пьющий тип.
   - Чего нет?! А ну! Показывай, чего у тебя течет?! - шагнула в дверь блондинка.
   - Да смотри! - раздраженно выкрикнул хозяин.
   Он быстро прошел к ванной, открыл дверь.
   - Ну! Где?!
   - В кухне! - в тон ему выкрикнула "соседка".
   Мужчина, проорал:
   - Да иди, смотри! Ничего нет! Это не от меня к тебе течет!
   И пошлепал в кухню.
   Гостья притворила дверь, заперла ее на щеколду и отправилась за ним. По пути она сняла очки, стянула парик.
   И превратилась из блондинки в брюнетку.
   Сквозь давно не мытое окно кухни светило яркое солнце. Его лучи равнодушно освещали плотные ряды пустых бутылок на подоконнике, заставленный немытой посудой стол, грязный пол. Девушка вышла на свет и хозяин, собравшийся произнести новую тираду, замер с открытым ртом.
   - Узнал? - совсем негромко спросила Жанна.
   Кукушкин попятился. Видно было, что он растерялся. И пытается с охватившим его испугом и замешательством справиться. Получалось плохо. Руки непослушно тряслись, заметно дрожали и губы.
   - Узнал, - констатировала Жанна.
   - Т-ты... ты жива? - выдавил Кукушкин.
   - Как видишь. А ты?
   Вадик неопределенно дернул головой и плечом и нервно посмотрел Жанне за спину.
   - Не дергайся, я одна. Но легче тебе от этого не станет...
   С глухим стуком упала на пол сумочка. Расширившимися глазами Кукушкин уставился на стиснутый в руке девушки пистолет. С глушителем, как в кино. Рука с пистолетом медленно поднялась.
   - Нет! Жанночка, послушай, что ты делаешь? Ты не так поняла. Я не хотел...
   - Ты хуже вампира, мразь, - не слушая бессвязные оправдания предателя, проговорила Жанна и нажала на курок.
   Чуть слышный хлопок и во лбу бывшего капитана, точно посередине, появилось маленькое отверстие. Нервное бормотанье оборвалось коротким всхлипом. Кукушкин упал на колени, повалился на пол вперед, лицом вниз. Два новых хлопка. В волосах на затылке густо проступила кровь.
   Жанна развернулась. Подняла сумочку, убрала в нее пистолет. У двери задержалась перед зеркалом. Вернула на свои места парик и очки. Прихватила ключи от квартиры и вышла на площадку. В подъезде было по-прежнему тихо и безлюдно. Девушка заперла дверь на ключ и направилась вниз по лестнице.
   Разложившийся, частично объеденный крысами труп Кукушкина соседи обнаружили лишь спустя одиннадцать дней.
  
  
  
  
   Примечания
  
   1 Додзё - тренировочный зал, буквально - "место встречи с истиной" (яп.)
  
   2 фрумушико - красавица (ломаный румынский)
  
   3 бунэ диминяца - добрый вечер (ломаный румынский)
  
   4 каса - дом (ломаный румынский)
  
   5 инцелеги? - понимаешь? (ломаный румынский)
  
   6 Пардон скузитама - прошу прощения (ломаный румынский)
  
   7 бунэ диминяца - добрый вечер (ломаный румынский)
  
   8 зиче - скажи (ломаный румынский)
  
   9 нои адоптара оаспете - у нас гости (рум.)
  
   10 колонель - полковник (рум.)
  
   11 СИЗО - следственный изолятор

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
А.Дубровный "Листик.Принцесса пиратов" А.Матвеева "Дракон вам в помощь!" Ури Шахар "Мессианский квадрат" Ю.Шолох "Прятки" А.Муравьев "Так хочет бог" И.Сафина "Чужая судьба" Г.Левицкий "Ягайло-князь Литовский" Е.Звездная "Приключения ведьмочки:Мой личный враг" С.Лысак "Под Андреевским флагом" А.Христова "Тьма древнего леса" М.Николаева "Фея любви,или Демоны не сдаются!" О.Говда "Воин.Возвращение" С.Малицкий "Треба" О.Демченко "Воин огня" Д.Смекалин "Хорошо быть богом" С.Бакшеев "Опереди,если успеешь" А.Баренберг "Все нормально,падаю!Неравный бой" Е.Щепетнов "Нищий.Дикие земли" Н.Бульба "Капитан перехватчика" Ю.Фирсанова "Наколдованная любовь" Ю.Иванович "Путь Невменяемого"

Как попасть в этoт список

Сайт - "Художники"
Доска об'явлений "Книги"