Гражданцева Ольга Владимировна: другие произведения.

Муравейкины в космосе

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    История муравья, который случайно попал на космический корабль. История космонавта, обнаружившего неожиданного пассажира. Муравей, космос, путешествие- всё, что нравится моим детям:-)

  Глава 1 Странное стечение обстоятельств и негаданная встреча
  ***
  Иван Петрович Муравейкин жил на улице со сладким названием - Медовая! И мёд, кстати говоря, очень любил и за вкус, и за пользу. Наверное, было бы еще забавнее, если бы фамилия у Ивана Петровича была не Муравейкин, а, к примеру, Пчёлкин. Но, как было, так и рассказываю. И без этого у друзей Вани Муравейкина с самого детства хватало повода для шуток. Про него даже стихи писали!
  
  Иван Муравейкин с Медовой
  Ест сладкое ложкой столовой!
  
  Или
  
  На Медовой улице
  Наш Иван живёт.
  Дружит с муравьишками,
  Очень любит мёд.
  
  И еще много всякого-разного писали. Особенно, когда маленький Ваня вырос и превратился в Ивана Петровича. Но, о взрослом Муравейкине писали чаще не стихи, а самые настоящие статьи в разных газетах и журналах! Ведь профессия Ивана Петровича была необыкновенной - он был космонавтом! Самым-самым настоящим! И даже в космос летал! Представляете, человек с такой крошечной фамилией бывал в огромном космосе! Когда об этом читали мальчишки со всякими смешными маленькими фамилиями - Мушкины, Жучковы, Мотыльковы и даже Червячковы - они сразу же переставали обращать внимания на всякие дразнилки. И с гордостью показывали всем статью про Муравейкина - мол, вот, смотрите, люди с совершенно негероическими фамилиями способны на о-го-го какие поступки!
  Итак, жил себе Иван Петрович Муравейкин, делал свою работу и вдохновлял тысячи мальчишек на подвиги. Кстати, Иваном Петровичем его величали чаще журналисты и большие дяди-начальники, или, наоборот - совсем молодые коллеги, которые еще не успели с ним подружиться. А друзья-товарищи звали проще: Петрович или Муравейкин. Коротко, и сразу всем понятно, о ком речь.
  Космонавт Муравейкин долго учился, чтобы стать космонавтом! И каждый день тренировался, чтобы, как говорят, быть в форме! Космос - это вам не просто так! И перегрузки, и невесомость! А сколько всяких приборов надо знать - тьма! А еще попробуй поспать в космическом корабле! Это на Земле - лёг в кроватку, укрылся одеялом - и спи себе на здоровье. А вот в космосе... Невесомость - это раз! Попробуй спать, когда даже просто лечь нельзя, болтаешься себе и всё... Освещение - это два! Это не дома, где ночью можно просто лампочку погасить. А шума от всей аппаратуры столько - кошмар! Поэтому, чтобы поспать, нужно надеть маску для сна (от света), беруши (это такие затычки для ушей, которые позволяют не слышать ничего вокруг), ну и вдобавок приходится залезать в специальный спальный мешок, который пристегивается ремнями, не давая человеку парить в невесомости. И это всё только про сон. Так что, как вы понимаете, трудностей хватает! Но Петрович профессию свою любил. Тренировался усердно. И завтра у него намечался важный день! Иван Муравейкин снова летел в космос!
  ***
  Вы думаете просто быть маленьким муравьем, особенно в городе? Как бы не так! Спрятаться ото всех, конечно, можно попробовать. Но, чтобы спрятаться, иногда нужно успеть добежать туда, где можно спрятаться. А расстояния вокруг - огромные! Да чтобы только тротуар один перебежать, нужно очень сильно постараться. А на дерево влезть? Это вам не на лифте на пятый этаж! Так что жизнь у каждого муравья - это та еще тренировка. Тут вам и перегрузки, и почти невесомость (когда тебя на каком-нибудь клочке бумаги ветром болтает...). Только не каждый муравей догадывается, что он - почти как космонавт. Живет себе и живет, как и все остальные муравьи. Вот и наш маленький герой жил себе, и думать не думал ни о каком космосе.
   Вы, наверное, мне не поверите.... Но звали этого муравья - Муравейкин! У них весь род был - Муравейкины. Были еще - Рыжие, Садовые, Лесные... Но это другие семьи, а наш родился Муравейкиным.
  И скорее всего прожил бы этот маленький Муравейкин совершенно обыкновенную жизнь, если бы не его имя. Так уж случилось, что именем своим он гордился. Это вам не какой-то Рыжий, а Муравейкин! Звучит!
  Этим утром, любопытный Муравейкин забрался на дерево, чтобы осмотреться. И вдруг произошло невероятное. Какой-то человек (вы только представьте, не муравей, а человек!) закричал совсем рядом:
  -Муравейкин! Подожди!
  Муравьишка так удивился, что свалился с ветки и, кувыркаясь, полетел вниз. Но, к счастью (иначе этой истории бы не было), не разбился, и даже не приземлился, а приботинился! Вернее, попал прямо на мягкий ботинок человека. Уцепился за шнурок, боясь свалиться еще дальше и зажмурился, пытаясь не бояться и понять, кто же его звал и откуда этот кто-то знает его по имени.
   Как вы, наверное, догадались, человек звал вовсе не муравья, а космонавта Ивана Петровича Муравейкина! Иван Петрович спешил на работу, ведь все космонавты - очень пунктуальные люди! И наш космонавт тоже не любил опаздывать. Видимо поэтому, он и не заметил муравьишку, повисшего на шнурке его ботинка. Вот так, вместе с неожиданным пассажиром космонавт и продолжил свой путь.
  Если бы муравей Муравейкин осмелился открыть глаза, он смог бы увидеть много всякого интересного по пути, или хотя бы смог понять, как он очутился именно там, где очутился. А очнулся от страха и наконец-то решился отцепиться от шнурка маленький Муравейкин уже не на улице, а в большом и очень чистом помещении. Если бы муравей умел читать, то он обязательно прочёл бы надпись на двери "ЛАБОРАТОРИЯ". Вы спросите, как муравьишка оказался в какой-то лаборатории? А легко! Это была не простая научная лаборатория, а космическая! Здесь готовили растения для космического эксперимента. Именно с этими растениями космонавт Муравейкин завтра полетит в космос. Вот и заглянул Иван Петрович посмотреть на своих "попутчиков", а заодно и муравья Муравейкина "подвёз" на своём шнурке.
  Космонавт отправился по своим делам дальше, ведь дел накануне полёта всегда очень много, а муравей остался в лаборатории. Муравейкину было страшно. Вокруг не осталось ничего знакомого! Ну, совершенно ни-че-го! А что должен сделать в такой ситуации любой мудрый муравей? Ну, конечно,- спрятаться! Вопрос только в том, где тут можно надежно скрыться от человеческих глаз? А то мало ли, что этим людям взбредет в голову. Муравейкин еще раз осмотрелся. И наконец-то в дальнем углу комнаты среди множества непонятных приборов наш путешественник увидел нечто знакомое - зеленые ростки! Если бы кто-то хотя бы на секунду мог себе представить, каких трудов стоило маленькому муравью туда добраться, он сразу бы назвал Муравейкина героем. По крайней мере Муравейкин и правда себя ощущал почти героем, и даже представлял, как будет рассказывать другим Муравейкиным о своем путешествии. Когда выберется отсюда. Точнее, если выберется. Эх... угораздило же! Но страдать и бояться маленький герой решил чуть позже, а пока надо спрятаться и отдохнуть. Муравьишка влез в самую гущу листвы и уснул.
  
  Глава 2. Знакомство Муравейкиных
   Космонавт Муравейкин перед стартом почти не волновался. Не в первый же раз летит в космос! Да и космическая командировка предстояла не такая уж и длинная - всего-то примерно полтора месяца. Даже соскучиться по Земле не успеет. Так что накануне полёта Иван Петрович прекрасно выспался, сделал зарядку и был в отличном настроении! Правда, в одном этот полёт должен был стать совершенно особенным! Корабль, на котором отправлялся в космос Иван Петрович Муравейкин, инженеры-конструкторы разрабатывали несколько лет, но полностью закончили совсем недавно! И даже сам полёт был экспериментальным! Дело в том, что этот совершенно особенный корабль предназначался для одиночных полётов! И все-все-все заботы космического путешествия ложились на плечи одного-единственного космонавта! Но разве этим можно напугать Ивана Петровича, любившего свою профессию всем сердцем? Конечно, нет!
  А муравей Муравейкин, напротив, был очень напуган. Он даже не догадывался, что ему предстоит полёт!... Он вообще понятия не имел, что происходит. Наш маленький герой мирно спал под листиком, когда вдруг сначала стало очень шумно, затем ящик с растениями, где притаился муравей накрыли какой-то крышкой и куда-то понесли. Муравейкин вцепился лапками в листик и держался изо всех сил. Его болтало и крутило так, что он поначалу даже бояться не мог, не то что, о чем-то думать. Страшно стало тогда, когда ящик с росточками наконец-то донесли до нужного места, поставили, еще какое-то время что-то делали снаружи и оставили в покое. Муравейкин быстро перебирал лапками, пытаясь найти выход. Но выхода не было. Крышка плотно сидела на ящике, не оставляя шанса на побег. А затем... затем начался настоящий ужас! Все вокруг загрохотало, затряслось! Муравья бросало от стенки к стенке, и, в конце концов, он даже перестал пытаться уцепиться за что-либо. Муравейкин прикрыл лапками свои глазки и замер... А в какой-то момент, наверное, просто потерял своё муравьиное сознание. А космический корабль улетал от Земли все дальше и дальше.
  Конечно, Иван Перович Муравейкин, хоть и был космонавтом опытным, но перегрузки тоже не любил. Вот представьте, что на вас надавили с такой силой, что ни вдохнуть, ни выдохнуть. Будто слон сел сверху! Кому такое понравится? Но что поделать... Такая вот у космонавтов непростая работа. Приходится терпеть. И космонавт Муравейкин стоически переживал эти непростые минуты. Зато очень любил мгновения, когда перегрузки прекращались и организм начинал снова работать в привычном режиме. Вроде бы всё, как обычно, но после пережитого - просто красота! Итак, Ивана Петровича ждала работа. Земля осталась позади. А вокруг теперь - необъятный космос!
  Муравей Муравейкин пришёл в себя, когда уже совсем не трясло. Вокруг вибрировало, гудело, но страшного грохота и болтанки уже не было. Удивительно, но растения не пострадали. Видимо, их закрепили каким-то особым образом., а вот у Муравейкина ремней безопасности не было... Вряд ли кто-то когда-то вообще думал о ремнях безопасности для муравьёв, а о нашем путешественнике вообще никто не подозревал, даже космонавт Муравейкин. Нежданный пассажир наконец-то решил осмотреться и осмотреть себя. К счастью, все лапки были в порядке! Усики тоже на месте! И вообще, если бы не шум и неизвестность, можно было бы считать, что все не так и плохо. Маленький Муравейкин цел, росточки растут - жить можно! Вот только поесть бы...А вот с эти вопросом возникали сложности... И тут Муравейкин понял, что он летит... или парит. Кто его разберет? То есть, не стоит и не бегает, как обычно, а просто болтается где-то ....
  Между тем, Иван Петрович согласно расписания пообедал своей особенной космонавтской едой (вы ведь знаете, космонавты обязательно должны хорошо питаться?!) и теперь проводил осмотр корабля. Он пункт за пунктом выполнял все необходимые проверки, заглядывая в каждый отсек и внимательно проверяя, всё ли в порядке. И, наконец, добрался до лаборатории, где стоял себе тихонько маленький космический огород. Вернее, тот самый ящик с растениями, где и оказался наш невольный пассажир. Иван Петрович подобрался поближе, чтобы проверить, всё ли в порядке с ростками и тут...
  И тут, как обычно пишут в разных книжках, "взгляды их встретились". Муравей Муравейкин, увидел человека издалека и сначала хотел спрятаться. Но как тут спрячешься, если ты висишь непонятно где и как. К тому же к этому моменту он уже так проголодался, что понял: если его не спасут, он немедленно умрет от голода. А это пострашнее встречи с человеком. Поэтому Муравейкин решил, что чем тихо умирать от голода в уголке, лучше громко заявить о себе! И стал резво перебирать лапками, иногда наталкиваясь на стенки и крышку ящика, и отчаянно топая при этом. Конечно, это ему казалось, что топот был отчаянным. Космонавт даже не подозревал, что муравей в этот момент топал. Космонавт Муравейкин просто очень удивился и смотрел на странного маленького Муравейкина. Наконец, космонавт пришёл в себя и пробормотал:
  - Вот это дела, брат! Как же это ты тут оказался?
  Муравейкин хотел было ему ответить, но говорить на языке людей, увы, не мог. Вместо ответа муравьишка попытался топать еще отчаяннее, чтобы достучаться до этого огромного человека и намекнуть, что он - муравей - тут случайно. А потому оказался неподготовленным, и еды с собой не захватил.
  Но Иван Петрович опять не услышал топота муравья. Может, потому что на корабле и так довольно шумно, а может, потому, что уши человека не способны услышать топот муравья. Вот если бы бегемот топнул - это да! А муравей... Так что космонавт просто с удивлением смотрел на то, как крошечный муравей очень-очень быстро перебирает лапками.
  -Эх, брат, волнуешься? Страшно тебе, наверное...
  Муравейкину страшно уже не было! Ему было обидно, что его не понимают. И еще хотелось кушать всё сильнее и сильнее. И тогда муравей решился на последний шаг. Если это не поможет, то всё: пиши-пропало, не выбраться живым. Муравейкин изобразил голодный обморок. Просто прекратил изображать бег и замер. И, если бы такое было на Земле, то он обязательно бы рухнул вниз. Уж что-что, а падать ему не привыкать. Но тут упасть не вышло... Болтается, не шевелится и ждёт.
  А космонавт Муравейкин даже растерялся. Сами подумайте: "бегал-бегал" муравейка и тут бац! "Упал" замертво. И кто его знает, что с ним? Может, тут воздух отравлен, и самому Ивану Петровичу недолго осталось. Просто муравей маленький - вот и свалился быстрее. Замер космонавт и пытался сообразить, что делать-то?
  Тем временем, муравей Муравейкин понял, что последний шаг не удался и с космонавтом так просто не получится: топота он не слышит и пантомимы разгадывать не умеет. Собрался маленький с силами, зашевелил лапками и жалобно так в глаза человеку посмотрел: мол, ну кушать я хочу. Кушать!
  -Фух! - выдохнул космонавт Муравейкин.
  Живой. Значит, с воздухом все в порядке. И тут наконец-то понял, что пассажира надо покормить! Он ведь тоже пережил взлет, перегрузки, да еще и невесомость, и вообще, наверное, испугался.
  Скажу вам по секрету, что даже у космонавтов бывают свои слабости. Вы ведь помните, что Иван Муравейкин любил мёд? Так вот, если уж совсем честно, то Иван Петрович любил не только мёд, но и сладости в целом. А самыми-самыми любимыми конфетами с самого детства считал шоколадные батончики с орешками! Даже став совершенно взрослым и очень ответственным космонавтом, разлюбить вкусные батончики не смог. И когда Иван Петрович впервые полетел в космос, то в самый первый раз остался без любимых конфет надолго. На второй месяц он затосковал так, что даже приборы вокруг стали работать хуже. Начальство забеспокоилось, посовещалось и решило, что надо что-то делать! А потом (вы только представьте!) космонавту Муравейкину прямо с Земли доставили на корабль посылку с батончиками! И с того самого раза ему строго-настрого было запрещено улетать в космос без конфет.
  Так, что, увидев жалобные глаза муравья, Иван Петрович потянулся в один из многочисленных кармашков и достал оттуда конфету. Отломил маленький кусочек (не потому что был жадиной, просто муравейка уж очень маленький! Ему бы целой конфеты на год хватило!), так вот, отломил крошечку и просунул в ящик. А всю оставшуюся часть (то есть почти целую конфету) с превеликим удовольствием засунул себе в рот! Счастливо прищурился и с наслаждением начал жевать.
  Муравей Муравейкин по запаху понял, что это что-то вкусное! Только это что-то вкусное теперь нужно было поймать. Кусочек болтался так же, как и сам муравьишка. Но наш герой с завидным усердием покорял невесомость и все-таки справился! Он "доплыл" до вкусно пахнущего кусочка, вцепился в него лапками и откусил! Как же это было здорово!
  Космонавт Муравейкин засмеялся:
  -Да ты, брат, погляжу тоже сладкоежка! Мы с тобой похожи: сладкое любим, летим вместе, как две песчинки посреди космоса, да еще и ты - муравей, а я - Муравейкин! Тезки считай!
  Первый космический день подходил к концу.
  
  Глава 3 Новые планы
  Утро Ивана Петровича, конечно, началось с зарядки, ведь каждый космонавт просто обязан быть в хорошей форме! Затем он позавтракал и улыбнулся, вспомнив вчерашнюю встречу с муравьём. Какой проказник! Пробраться в космическую лабораторию и улететь в космос. Если бы Ивану Петровичу кто такое рассказал - ни за что не поверил бы. А оказалось, что иногда возможно даже практически невозможное. Честно говоря, космонавт Муравейкин очень обрадовался найденному пассажиру. И не потому, что очень любил муравьев. Просто находиться долгое время одному - скучно. И ничего, что новый знакомый не отвечает, зато глаза у него умные, и еще он батончики любит. Значит, не дурак.
  Но вот забот у большого Муравейкина прибавилось. Немного, конечно, но всё же. Во-первых, надо было подумать, куда переселить муравейку. Оставить его в космическом огороде невозможно. Все-таки это - эксперимент. Что там учёные рассчитали, и на что рассчитывали неизвестно, потому и рисковать никак нельзя. Надо переселять. А куда? Пока вопрос без ответа... Во-вторых, надо выяснить, чем и как часто надо кормить муравья в космосе. На одних батончиках все-таки неполноценное питание получится. А с космосом шутки плохи - тут всё должно быть по правилам. Ну, и, в-третьих, Иван Петрович понимал, что о находке надо сообщить руководству. А вот какой будет реакция, он не знал.
  Маленький Муравейкин тоже был рад знакомству. А чего бы ему не радоваться? Не обидел его человек, вкусным накормил, даже разговаривал! Так что довольный сытый муравей оставил все плохие мысли и просто радовался тому, что жизнь продолжается. Волнений и впечатлений у муравьишки за день было предостаточно, и после вкусной еды, он уснул, как говорят, практически на ходу. Вернее на лету. Снилось ему что-то невообразимое: он сам, парящий над землёй, летающие собаки и кошки, родственники-муравьи, которые смотрели на него снизу вверх, а еще, даже во сне, который снился Муравейкину, пахло конфетами.
  Утром малыш проснулся и сначала никак не мог понять, где он и даже чуть-чуть испугался, но затем вспомнил события вчерашнего дня. Муравейкин задумался, что теперь делать? Он понимал, что придется учиться жить по-новому. И для начала нужно привыкнуть висеть (плавать или как его там) и не биться всем собой о стенки, а то никакого муравья не хватит надолго. И, конечно, он надеялся, что у человека много таких сладких штук в запасе, потому что ничего вкуснее за всю свою муравьиную жизнь наш Муравейкин не пробовал.
  *****
  Наверное, первый раз в жизни космонавт Муравейкин волновался перед сеансом связи с Землей. Даже в самый первый полёт всё было по плану и, значит, не было никаких поводов для волнений. Именно поэтому за всё утро он так и не добрался до лаборатории посмотреть, как там маленький пассажир. Космонавт почти до обеда обдумывал, что и как сообщить в Центр управления космическими полётами. Так случилось, что наш Иван Петрович не умел готовить речи, и в итоге решил действовать как всегда - то есть по обстоятельствам. Сначала, доложил руководству обо всем по плану: о состоянии приборов, о том, что корабль вышел на заданный курс, о том, что экспериментальный космический огород в полном порядке. А потом добавил, что все члены команды чувствуют себя удовлетворительно. Начальство удивилось: какие такие члены команды? Даже тут же журнал регистрационный проверили и убедились, что Иван Петрович Муравейкин отправился в полёт один. Дяди-начальники заволновались, не заболел ли Иван Петрович? Даже уточнили, захватил ли он с собой любимые батончики! А потом всё-таки спросили у самого космонавта:
  - Какие такие члены команды?
  Вот тут Петрович и рассказал о том, как обнаружил попутчика!
  На Земле поднялся шум! Прибежали ученые, техники, все начали спорить! Это надо же -муравей на борту! Конечно, в космосе уже бывали и собаки, и обезьяны, и всяческие насекомые, в том числе и муравьи - целые колонии! Но это были специально отправленные подготовленные муравьи! А вот, чтобы на космический корабль муравей пробрался "зайцем", то есть тайком, такого еще не было!
  Космонавт Муравейкин терпеливо ждал, когда же там, на Земле, все наговорятся. Но потом все-таки не выдержал. Сеанс связи скоро закончится, а еще столько вопросов!
  Иван Петрович очень вежливо, но очень громко (а иначе ученых не перекричать) поинтересовался, как ему быть и что делать с попутчиком! И тут все замолчали, и, наконец-то, начали думать. Сначала высказались техники. Сказали, что воздуха на корабле достаточно, и один муравей много не вдохнет и космонавту вряд ли навредит. Только предупредили, чтобы просто так - без специального домика - муравью летать Иван Петрович не позволял. А то влезет куда-то неразумное насекомое - испортит аппаратуру, и отремонтировать не сможет. Ну, не учат муравьев такому.
  Потом заговорили учёные! Они говорили много важного и не очень важного (по крайне мере как показалось космонавту Муравейкину). Самое главное, учёные строго настрого наказали муравья переселить - это раз! Всё-таки космический огород - это хорошо продуманный и важный эксперимент, и нарушать его ход никак нельзя!
  Наблюдать за муравьем и все записывать - это два!! Ведь это сразу второй эксперимент получается! Одинокий муравей в космосе! А вдруг будет сенсация?!
  Попросили на следующем сеансе связи муравья показать - это три!
  Ну и в довершение, пообещали составить сбалансированное муравьиное меню к следующему разговору. На этом пункте ученые еще немного поспорили даже, как кормить муравья: как обычного, земного или с учётом космических нагрузок? И как рассчитывать нагрузки на одного конкретного муравья! Но потом решили, что поспорить можно и после сеанса.
  У Ивана Петровича так голова заболела от шума и гама, что он даже обрадоваться успел, что сам находится в космосе, на корабле, где нет никого, кроме него и муравьишки.
  А начальство Ивана Петровича, выслушав речи техников и учёных, пообещало космонавта Муравейкина поддерживать и даже наградить по возвращению на Землю! То ли за спасение жизни муравья, то ли за вклад в науку. Тут уж как получится. Даже муравья обещали премировать. В общем, напрасно Иван Петрович волновался. Муравьишку практически приняли в команду, поставили на довольствие и даже внесли в журнал для важных записей о полете космонавта Муравейкина.
  Успокоившийся Иван Петрович тут же решил пообедать! А потом сразу же отправиться к маленькому другу и всё ему рассказать. Ну и что, что муравей - это не человек, и, возможно, не понимает человеческого языка. Но ведь глаза у муравьишки умные! Вдруг, догадается? Ну, а на худой конец, Иван Петрович просто выговорится, порассуждает вслух, может, придумает что-то и вдобавок, не так одиноко ему будет.
  
  Глава 4 Муравьиные трудности
  Маленький Муравейкин уже полдня скучал один. Он отталкивался лапками от стенки прозрачного ящика и плыл к другой стенке... Затем снова отталкивался... Почти как в игре "пинг-понг", только вместо ракеток были стены ящика, а вместо шарика - сам Муравейкин. Он "плавал" и думал...думал... И ему было, о чем подумать. Наш маленький герой оказался очень умным муравьем и, конечно, догадался, что дом остался очень-очень далеко! А еще он понял, что попал в совершенно необычное место, ведь за всё это время он не увидел рядом ни одного муравья! Даже больше - ни одного насекомого не было вокруг. А вот муравей Муравейкин был. И к тому же он научился летать. Понятное дело, летающие муравьи бывают! Но он-то был самым обычным - бескрылым! И как так случилось, Муравейкин не мог понять. Он прекрасно знал, что летают те, кому это положено. А те, кому не положено - не летают. И, например, такие муравьи как он, всякие кошки, собаки и прочие, обделенные крыльями, летать не могут. Бывают, конечно, особые обстоятельства... Однажды Муравейкин видел, как рыжий, бандитского вида кот, летел, почти планировал, над полом от самого стола аж до шкафа, после того, как украл у человека кусок мяса с тарелки. Но это всё-таки другое. А тут, Муравейкина никто не пинал, ускорения не придавал... А он висит себе и не падает. Непонятно. И эта мысль не давала покоя.
  А еще мешало ощущение жажды. Поесть вчера он поел, а вот попить не получилось. И воды вокруг не было. Ни лужицы. Ни росинки. Муравейкину ничего не оставалось, кроме как снова лечь спать.
  Иван Петрович в это время спокойно отобедал. Затем он проследил, чтобы ни одной крошечки не зависло и не улетело никуда, чисто-начисто убрал всё и, наконец, решил, что теперь можно навестить муравья. И покормить его тоже надо. Вы не подумайте, что Иван Петрович был неорганизованным или глупым, раз не подумал о муравье пораньше. Нет, как раз в космонавты берут только хорошо организованных и очень умных людей. Просто за последние сутки случилось столько всего необычного, что даже такой хороший космонавт, как Иван Муравейкин, немного растерялся. Он прекрасно понимал, что в ящике с растениями малышу ничего не грозит. А вот о том, что муравейка может захотеть пить, космонавт не подумал. Не летал он раньше в космос с муравьями! И биологией особенно не увлекался. Если бы на Земле дело было, и не заметил бы муравья вовсе. А если бы заметил, то, скорее всего, стряхнул бы с ветки, чтобы эксперимент не портил, и все дела. Батончиком точно не поделился бы. Да и в глаза муравью вряд ли бы стал заглядывать. Вот вы когда-нибудь в глаза хоть одному муравью пытались посмотреть? Вряд ли. А, может, рядом с вами тоже бегает не простой муравей, а умный и вообще - особенный. В общем, Иван Петрович не подумал, что муравейке может хоть что-то угрожать, и не торопился.
  А малыш Муравейкин уже очень сильно волновался, решив, что еще чуть-чуть и он прямо тут и сейчас умрет - теперь от жажды. Вы не поверите! В данный момент он с ужасом вспоминал сладкие батончики и искренне считал их самой ужасной едой на свете! Даже пахнут сладко. Фу! Вот водички бы... Жидкой, прохладной, хотя можно и тёплой, лишь бы попить дали! А остатки конфетной крошки, как нарочно, летали рядом с муравьем и делали жажду совершенно невыносимой.
  Когда муравей увидел, что к ящику приближается человек, то ужасно обрадовался и на радостях снова начал быстро-быстро перебирать лапками! Но потом подумал, что так человек не поймет, что Муравейкин умирает от жажды... Разве могут умирающие так активно двигаться? И тогда маленький герой замер... Потом вдруг сообразил, что это тоже не помогает. Вспомнив, что помогло ему не умереть от голода, Муравейкин, как и тогда, посмотрел на приблизившегося космонавта жалобно-жалобно: "Водички дай!!!"
  Космонавт Муравейкин, разглядев глазки муравья, обязательно поперхнулся бы, если бы в этот миг что-нибудь кушал. К счастью, кушают космонавты в специально отведенном месте за специальным столом, где еда пристегивается специальными креплениями, чтобы не улетела! Разве что батончики не в счет! Шоколадные батончики всегда есть в кармане Ивана Петровича, чтобы настроение не портилось. Так что, увидел взгляд муравья, космонавт Муравейкин не поперхнулся, а просто сильно удивился. До чего глаза у муравьишки умные! Понятно же, чего-то просит! Только вот чего? Неужели проголодался? Иван Петрович достал из кармашка конфету, поднес её к стенкам ящика.... И тут... муравей обмяк совсем и даже лапки свесил - обморок симулирует! Космонавт Муравейкин был умным - других в космонавты не берут, так и знайте! Поэтому на это раз притворство пассажира распознал! Но не рассердился, а рассмеялся даже!
  -Ну ты, брат, даёшь! Муравей - актёр! Тебе бы в театре играть, а ты в микрокосмонавты подался!
  Маленький Муравейкин с удивлением и обидой посмотрел на смеющегося человека. Как же так? Он тут без воды умирает! А человеку смешно! Эх, нет в жизни счастья. Погибну молодым! - совсем расстроился муравей.
  Иван Петрович отсмеялся и опять внимательно посмотрел на нового друга. Очень хотелось понять космонавту, чего муравейка хочет. В ящике освоился? Освоился. Вон как плавает от стены к стене. Конфету съел? Съел! А теперь? И тут большой Муравейкин понял, чего хочется после сладкого. Воды!!! И как же раньше не догадался! Бедный малыш, мучается... Тут уж не до переселения! Сначала напоить, а остальное - потом!
  *****
  Только попробуйте напоить кого-то в невесомости! Вода не льется, не стекает вниз, даже одежду намочить не может. На космическом корабле вода формируется в водяные шарики и начинает летать так же, как и любые предметы или те же люди. Ну и как отмерить крохотную капельку для муравья? А очень просто! Иван Петрович достал из аптечки шприц, выдавил из специального пластикового пакета водяной шарик, и уже из него шприцем набрал маленькую капельку. А оставшийся шарик - выпил! Нечего добру пропадать. Тем более еще один шоколадный батончик после обеда успел съесть и сам Иван Петрович. Итак, дело сделано! Маленькую капельку получилось выдавить под крышку ящика.
  -Пей, братец! - сказал космонавт и улыбнулся.
  Муравейкин воду учуял сразу и не поверил своему счастью! Как ни старался космонавт сделать каплю маленькой, она всё равно получилась больше муравья. И маленький Муравейкин поначалу очень этому обрадовался! Он так хотел пить, что со всей силы грёб лапками в нужном направлении! Наверное, рекорд бы поставил по скорости, если бы было с кем соревноваться. Наконец-то вода была рядом! Даже искупаться можно! И тут началось самое интересное. Когда муравей столкнулся с водяным шаром, тот словно рассыпался на несколько маленьких шариков, которые полетели в разные стороны! Наш герой удивился, но не сдался. Выбрал самый близкий шарик и "поплыл" к нему. Размером шарик был примерно с голову муравья. И в рот не помещался. Поэтому, как вы, наверное, догадались, как только маленький Муравейкин добрался до выбранной цели и столкнулся с летающей каплей, цель снова рассыпалась на более мелкие. Да что ж такое! Муравьишка совсем расстроился. Но разве он мог сдаться, когда пить хочется и вода совсем близко! Тем более, что человек никуда не ушёл, а усердно подбадривал малыша.
  -Давай, брат, лови!
  Или утешал:
  - Не переживай, научишься! Это только сначала сложно!
  Так что муравьишка изо всех сил "давал", "ловил" и старался "не переживать".
  В конце концов он выбрал себе самую маленькую цель, очень осторожно приблизился и проглотил каплю целиком! Ура!!!! Именно так бы и воскликнул муравей Муравейкин, если бы умел кричать. Но это, пожалуй, было лишним. Космонавт Муравейкин тоже очень сильно обрадовался победе муравья, и сам во всё горло закричал : "Ура-а-а-а-а!". А теперь представьте, себе как это было, для муравья... Огромный человек очень-очень -преочень громко вопил свое "Ура-а-а-а-а!" совсем рядом. Даже стенки ящика задрожали. А малыш Муравейкин от неожиданности врезался в очередную каплю, наглотался воды и, о ужас, начал икать! Ик! И-и-ик! Ик! Если бы не история с Муравейкиными, я бы никогда не поверила, что муравьи могут икать. Ни в одной энциклопедии нет таких данных. А оказалось, что всё-таки, могут. По крайней мере, в космосе, испугавшись и наглотавшись воды. Ик!
  Космонавт Муравейкин наконец-таки успокоился и снова внимательно посмотрел на шестилапого друга. А посмотреть было на что. Это мы с вами знаем, что муравей Муравейкин начал икать. А Иван Петрович этого не знал. Он только видел, что явно растерявшийся муравей перестал грести лапками, но при этом хаотично плавал внутри ящика то туда, то сюда... И передвигался по какой-то странной траектории и совершенно непонятным методом: в какой-то момент муравей вздрагивал всем тельцем - (тут у него вырывался беззвучный "Ик!") , после чего по инерции муравейку заносило куда-то в сторону, затем новый невидимый толчок - "Ик!", и малыш снова отправлялся в "полёт". Так продолжалось несколько минут, а космонавт Муравейкин всё никак не мог понять, что это там, в ящике, происходит, ну, а муравью Муравейкину казалось, что на своём турбо-икото-двигателе он передвигается уже целую вечность. "И-и-ик!" - полетели..."И-и-ик!" - полетели... Иногда эта схема разрушалась, и появлялся "Бам!" - это муравей сталкивался со стенкой ящика и снова отправлялся в полёт. А потом снова "И-и-ик!" - полетели...Наконец Муравейкина очередным толчком принесло к самому тоненькому побегу космического огорода. Он судорожно вцепился лапками, так как биться о стенки надоело, и завис.
  А вот космонавт Муравейкин, вспомнив, как волновались учёные о своем "огороде" и ходе эксперимента, вдруг испугался, что муравей повредит стебелек и что-то нарушит, и непроизвольно закричал "Лапы вверх!". Муравей, хоть и не служил в армии, не читал книжек о войне и команды "Руки вверх!" не знал, но громового голоса испугался, вздрогнул и лапки от стебелька оторвал. Он хотел было возмутиться, но тут осознал, что икота пропала! Маленький Муравейкин в очередной раз понял, как же мало, порой, нужно для счастья!
  Иван Петрович вздохнул: такого волнительного полёта у него еще не было. А еще Иван Петрович снова подумал о том, что на далёкой Земле он и не заметил бы маленького муравьишку, а тут, в полёте этот кроха стал причиной стольких перемен и волнений, причем, даже не покидая экспериментального ящика в лаборатории. Что же еще будет? Наш заслуженный космонавт так сильно перенервничал, что вдруг стихами заговорил:
  Конечно, всё совсем не плохо.
  Но непонятно, хоть убей:
  Причина для переполоха -
  Обыкновенный муравей!
  С Плутона б или с Марса- ладно!
  Но этот, как и я, с Земли...
  Я съем батончик шоколадный,
  Чтоб все волнения прошли.
  
  И Иван Петрович тут же съел батончик, ведь космонавты всегда-всегда держат слово.
  
  Как ни удивительно, оставшийся день и у космонавта Муравейкина, и у муравья Муравейкина прошёл рутинно и спокойно. Первый выполнял все свои профессиональные обязанности: проверял, фиксировал, следил, записывал и многое-многое другое. А второй осмысливал свою новую жизнь.
  Как мы все уже поняли, у муравья Муравейкина, действительно, началась новая жизнь. Причем случилось это совсем незапланированно, как например, у некоторых мам, которые говорят: "Всё! С понедельника начинаю новую жизнь! Не ем сладкого и бегаю по утрам!" Или у некоторых пап, которые заявляют: "Всё! Начинаю новую жизнь! По утрам делаю зарядку, а вместо компьютерных игр будем играть в настоящие! Футбол, например!" У Муравейкина все случилось внезапно! Лишь недавно для него самым большим приключением в его жизни был полёт на странице чьего-то дневника и возвращение домой, после этой вынужденной "воздушной прогулки", а сейчас череда новых невообразимых событий просто не прекращалась. Еще неделю назад Муравейкин ни за что бы не поверил, что можно подружиться с человеком. Но как спорить с фактом? Человек с ним, крохотным муравьем, разговаривал, кормил, поил. И даже переживал за него! Вон как волновался, когда Муравейкин пытался подобраться к капле воды... А раньше, в прошлой жизни, разве стал бы кто-то из людей нервничать из-за того, что муравей пить хочет? Нет! Там люди нервничали, когда муравьи забирались в еду. Можно подумать, маленькие муравьишки смогли бы всё съесть в человеческом доме. Ну, отгрызли бы малость вкусного! Еда у людей вон какая огромная! Жалко что ли? Но, по всему выходило, что жалко. Людям было жалко даже захудалого огрызка. Если кто-то видел рядом муравья, то в лучшем случае, муравейку выбрасывали на улицу. А про худшее даже думать не хочется. Такая вот непростая муравьиная жизнь в городе. И, ясное дело, с людьми никакой дружбы. А тут, на тебе! Его не просто кормят-поят. Ему человек по-настоящему радуется! Пусть и не всегда еще космонавт с муравьем понимали друг друга, но ведь дружба только начинается.
  Всё здесь и сейчас было по-другому. Муравейкин за время своего путешествия уже успел упасть в обморок (при взлёте), потом, как минимум два раза, чуть не погиб (от голода и жажды)! Выяснил, что умеет летать! А еще сделал открытие, что муравьи тоже икают. И это всё, когда пытался поспать, покушать и попить воды. Ох, а что там еще впереди?
  
  А впереди был переезд. Или переселение. Процедура в условиях невесомости не самая простая, но необходимая. Но муравей Муравейкин, конечно, даже не догадывался об этом.
  
  
  Глава 5. Подготовка к переезду и прочие приключения
  
  Следующий день тоже прошёл без происшествий. Наш маленький герой успел изучить весь лабораторный ящик вдоль и поперек. Он успел запомнить, сколько листиков имеется на каждом ростке, научился "летать" не просто от стенки к стенке, а менять при этом направление полёта. К своему случайному жилищу с ростками он уже почти привык. И оно (то есть жилище) вполне ему нравилось. Просторно, тепло, листочки есть - почти как в саду у дома. Разве что далеко не погуляешь, а "пейзаж" за стеклом наш герой успел изучить. Но, с другой стороны, кто его знает, что там ждет? Может за поворотом чудища невиданные прячутся, или того хуже - птица или ёжик колючий. Чудищ муравей никогда не встречал, поэтому они пугали не так сильно. А вот с ежиками и птицами познакомиться довелось. Вернее не то что бы познакомиться, а улепётывать и прятаться, чтобы его - Муравейкина - не съели. Вы, наверное, успели подумать, что Муравейкин - трусишка, а ёжики - самые милые и безобидные существа? Как бы не так! Это от лисы или волка ёжик прячется и в колючий клубок сворачивается! А для всяких жучков-червячков и муравьёв он похуже рыжей лисицы! И зубы у него острые! И язык длинный! И вообще, с точки зрения муравья, ёж - это жуть жуткая и страх страшенный. Так что, подумав о возможных опасностях и выбирая между уже почти своим ящиком и неизвестностью, Муравей выбирал ящик.
  
  Нужно сказать, что Иван Петрович Муравейкин долго и старательно искал для нового друга новый дом. И поверьте, найти в космосе ненужную, но при этом подходящую штуку - задача не из лёгких. Между прочим, в космических кораблях кладовки не предусмотрены! Это дома можно всякий хлам за закрытыми дверьми сваливать. А в космических аппаратах учтён каждый квадратный сантиметр! И хлам встречается только в виде астероидов, метеороидов или космомусора за бортом, но лучше всё-таки ничего такого и вовсе не встречать. А то ненароком может получиться какой-нибудь "Бам!", "Бдыщ!" или даже "Бамбыдыщ!".. и тогда неизвестно, не останется ли сам корабль в виде космомусора летать по орбите.
  В общем, смотрел Иван Петрович везде, где только смог придумать. Крутил всякие штуки так и эдак почти два дня, но в результате все-таки нашёл то, что нужно! Объемный пластмассовый прозрачный шар с крышечкой! Перед вылетом космонавту Муравейкину коллеги вручили подарок - шар с конфетами. Конфеты космонавт съел быстро, а шарик остался. Самым замечательным в этой находке было то, что крышечка шара оказалась с крошечными отверстиями (меньше самого маленького муравья!), так что без воздуха в новом домике муравей не останется, и придумывать ничего не надо!
  Довольный Иван Петрович пристегнул найденный шарик к комбинезону специальным шнуром с карабином (это крепление такое) и отправился в космолабораторию за крохотным жильцом. Пора начинать переселение! Оставалось, правда, придумать, как муравейку переселить из ящика в шарик и при этом не потерять. А то унесет муравья куда-то вглубь отсека - и ищи его потом. Вы когда-нибудь видели космический корабль изнутри? Ну, хотя бы по телевизору? Ну, тогда знаете, что внутри найдется очень много мест, куда может занести маленького муравьишку. Поэтому космонавт Муравейкин немножко волновался. Но отступать было нельзя. Иван Петрович Муравейкин собрался с духом, решительно приблизился к космическому огороду и отстегнул от шнура на комбинезоне будущий муравьиный космодом, то есть тот самый прозрачный пластиковый шар, где предстояло жить второму члену команды. Главное, резко не выдыхать, а то подхватит муравья потоком, и ищи его потом по закоулочкам.
  
  Иван Петрович, не смотря на волнения последних дней, пребывал в прекрасном настроении! Вернее, даже в приятном предвкушении, ведь как только он сумеет переселить муравья в новый домик, то сразу решиться несколько проблем.
  Во-первых, космонавт выполнит первое требование ученых с Земли.
  Во-вторых, ему не надо будет несколько раз на дню пробираться в лабораторию, чтобы проверить, как там маленький друг
  И, в-третьих, муравей будет все время рядом, значит, будет с кем поговорить и разделить шоколадный батончик!
  Итак, Иван Петрович подошёл к лабораторному огороду, где обитал ничего не подозревающий муравей. Космонавт Муравейкин решил не мудрить, а просто-напросто ненадолго открыть ящик космического огорода, аккуратно поднести две половинки нового домика к муравью и скрутить половинки вместе так, чтобы малыш-муравей остался внутри. А потом тут же закрыть крышку ящика с растениями. Вот и вся задача!
  Муравей Муравейкин, увидев, своего человека, обрадовался! Одному знаете, как скучно сидеть?! Муравьи, вообще-то, народ трудолюбивый. А тут что делать? Болтаться от стенки к стенке - да и только. Сил никаких нет ничего не делать. Это только сначала кажется, что лениться приятно. А попробуй полежать день или два подряд, вообще ничего не делая! Только представьте - лежи себе и лежи. Ни книжку почитать, ни кино посмотреть, ни поиграть. А муравей в невесомости даже с бока на бок перевернуться не может. Невесомость - штука странная. Чуть направление не рассчитаешь, чуть сильнее оттолкнешься и опять "бац" об стенку... и шишка. Замаялся маленький муравей - караул. Был бы волком - завыл бы. И тут вдруг человек пришёл. Радость-то какая! Но, когда космонавт Муравейкин начал открывать крышку ящика, муравьишка заподозрил, что рано радовался. И чего удумал этот человек? Жили себе прекрасно один в ящике, другой снаружи. Подружились даже почти. Но ведь это не повод в гости ломиться! Муравей Муравейкин никого к себе не приглашал! А когда человек к нему какие-то прозрачные штуковины потянул, наш герой и вовсе испугался и запаниковал! Усиками задергал, лапками задрыгал, все что угодно, лишь бы не попасться! А то вдруг мало ли, куда его.
   "Странно" - подумал космонавт Муравейкин, - "Что это опять с маленьким? Только себе плавал спокойно в невесомости, и вдруг опять то ли припадок, то ли судороги. Может, это космос так на него влияет?" Но всё же Иван Петрович решил не останавливаться. Подергает лапками муравей - успокоится, не в первый раз такое с ним. А, если нет, то на Земле его точно вылечат. Если наша медицина космонавтов лечит, да так, что те покоряют новые звезды, то и с муравьем справится. И только космонавт подумал о космонавтах, которые почти не болеют, как в носу нестерпимо защекотало, а дальше всё случилось так быстро, что Иван Петрович даже отвернуться не успел и... чихнул. А, так как космонавт Муравейкин был совсем не маленьким, а очень даже наоборот, то и чихнул он с размахом:
  -"Ааапчхиииииииии" - разнеслось по лаборатории... И, если бы, космонавт мог слышать, как говорят муравьи, то обязательно услышал бы, как, почти подпевая и продолжая его "апчхи", маленький Муравейкин завопил "Ииииииииииииииииииииииии" ....и, кувыркаясь, полетел, подхваченный порывом чихательного ветра. К счастью, муравьи - народ крепкий, и нашего маленького героя не размазало о ближайшую стенку космического корабля... А всего лишь стукнуло. Правда, несколько раз, ведь, если вы летите в невесомости и наталкиваетесь на препятствие, то на этом полёт не заканчивается. После удара просто меняется направление полёта. Как в бильярде, когда шарик наталкивается на бортик стола и рикошетит к другому бортику. Вот так и Муравейкин наталкивался на что-то, менял траекторию и летел дальше вглубь помещений. И неизвестно, как долго бы продолжалось это внеплановое путешествие по борту корабля, но наконец-то наш малыш сумел зацепиться за какой-то провод лапками и повиснуть.
  - Вот это да! - подумал муравей...- Это даже круче, чем висеть у Тузика на ухе, когда тот бежит к миске с едой. И скорость тебе, и полёт. Еще бы приземляться помягче, а то скоро небитые места на Муравейкине закончатся...
   Муравейкин вцепился покрепче и завис. Главное - не потерять опять своё муравьиное сознание. А то занесет еще дальше. И как выбираться?..
  
  Глава 6. Поиски и желанная встреча.
  
  Иван Петрович, закрученный реактивным эффектом от собственного "чиха" тоже отлетел к стенке, а потом, ничего не понимая, долго пытался прийти в себя. Он помотал головой, поморгал глазами и уставился перед собой. Муравья в экспериментальном ящике не было. Какой там! От космонавтского чиха даже некоторые ростки наклонились, не то, что муравей пропал. И, если бы, Иван Петрович был простым человеком, например чьей-то мамой, которая теряется во всяких неожиданных ситуациях, то он бы запаниковал. Но, к счастью, у космонавтов нервы крепкие, и Иван Петрович стал думать, куда же мог деться муравей. Ну не разорвало же его от чиха?
  Муравья не разорвало, но прибило знатно...Он, почти так же как и совсем недавно космонавт, моргал глазками, тряс усиками, приходил в себя и пытался осмотреться. Что же, полет оказался знатным. Занесло Муравейкина в какой-то пучок проводов, и ни зеленых росточков, ни человека отсюда видно не было. Зато был слышен голос космонавта, и это обнадёживало. Муравейкин маленький, хорошо подумав, решил не печалиться. К трудностям ему не привыкать - в последнее время он такого натерпелся, что иной муравей и за всю жизнь не узнает. Так что, все-таки придя в чувство, решил наш герой проводок из лап не выпускать, а то занесет еще куда - не выплыть, не выбраться. А так, с проводком, хотя бы есть за что держаться. В общем, по проводку и пополз потихонечку в сторону звука. Ползет себе, ползет, а результат как-то не очень. Это ведь не по земле бежать. Тут - невесомость! Стоит отпустить провод из лапок, и всё - висишь-летишь или как там это называется. Так что двигался муравьишка медленно и аккуратно, подтащил своё тельце передними лапками. А еще он боялся чихнуть... Его чих, конечно же, не был бы космонавтским, но он так устал, что ему и муравьиного чиха хватило бы для нового полёта. Если он от икоты летал, то эффект от возможного "апчхи" заранее настораживал. Так что полз муравей аккуратно и старался дышать пореже, чтобы, упаси космос, в усах не защекотало. Да-да! Именно этого боялся муравьишка. Это у людей за чувствительность к запахам нос отвечает, а у муравьев - усики. Может, муравьи и не чихают вовсе! Только после недавней икоты Муравейкин совсем не был в этом уверен, и на всякий случай боялся.
  Иван Петрович Муравейкин размышлял. Он, как и все космонавты, очень уважал и физику, и математику. Вот и пытался просчитать траекторию полета своего маленького друга. Только это было совсем непросто, потому-то вариантов были сотни... если не тысячи. Если муравей в первый раз ударился в одном месте, то его рикошетом отбросило в одну точку. А если удар был чуть-чуть выше или чуть-чуть ниже, то и следующая точка столкновения была уже совсем другой.. И так с каждым ударом количество возможных вариантов росло. И в итоге результаты отличались на метр-два, а то и больше. Это для человека немного. А муравей какой? Правильно - маленький. И для него это о-го-го какое поле. Так что погрешность расчетов расстраивала. Погрешность - это такая удивительная штука, от которой зависит точность измерений. Меньше погрешность - больше точность, и наоборот. И в случае с полётом муравья погрешность была большой, так как точных данных для расчетов траектории у космонавта не было. Но Иван Петрович не отчаивался. Он решил идти опытным путем, то есть проверять варианты. Конечно, хорошо было бы провести опыт: поместить на то место, где был муравей, что-то похожее на него по размеру и массе и чихнуть, но... Во-первых попробуй нарочно чихни с той же силой, что и в первый раз. А во-вторых, космонавтам категорически запрещено разбрасывать всякие мелкие штуки! Даже хлебные крошки в космосе могут быть опасными - не заметит крошку человек, вдохнет её - и неприятности обеспечены. Так что, от опыта пришлось отказаться сразу. Но искать муравья надо. Мало того, что жалко его, так еще и опасно для космонавта, не говоря уже о том, что скажут начальство и ученые, которым муравейку надо показать на следующем сеансе связи. Иван Петрович приступил к поискам.
  А маленький Муравейкин миллиметр за миллиметром продвигался к предполагаемой цели. Вот так два Муравейкина, пусть и медленно, но двигались навстречу друг другу. Муравью было нелегко, он устал, и ему казалось, что он опять увяз в капле с вареньем на столе человеческой кухни. Однажды такое случилось, и только чудом наш герой выбрался из западни. Лапки потом еще до ночи ко всему прилипали, Муравейкин даже к коту прилип - упал на хвост и залип в шерсти. К счастью, кот этого не заметил, и муравьишка все-таки выбрался. Вот и сейчас, не смотря на то, что варенья рядом не было, маленькому герою казалось, что лапки увязли в чем-то липком - так тяжело было ими шевелить, но он очень старался и полз вперёд.
  Вы знаете, что чаще всего происходит в фильмах, когда главный герой готов сдаться на пути к победе? Ну, конечно же, происходит нечто такое, что заставляет забыть об усталости! В кровь попадает адреналин, и герой тут же совершает что-то совершенно невозможное! Муравей про адреналин не знал ничего. И в его бесцветной крови (а кровь у муравьев ни капельки не красная, а именно бесцветная, можете в любом справочнике прочитать и убедиться, если вдруг не верите), так вот, в его бесцветной крови адреналина, может, и вовсе быть не могло. Но, когда наш маленький Муравейкин увидел, что один из болтиков на стене разболтался (не зря, видимо, его болтиком назвали) и второй пошел по тому же пути, то очень испугался и тут же понял, что сил в лапках - хоть отбавляй. Вы не думайте, что если муравей о космических кораблях ничего не знает, то он глупый! Вовсе нет. За свою муравьиную жизнь он столько всего видел, что прекрасно понимал: у каждого болтика и шурупчика должно быть свое место, а иначе - жди беды. В муравейнике у каждого муравья тоже свое место есть. И представьте, если кто-то перестанет свои обязанности выполнять? Рухнет система, всё - пропал муравейник. А вот если из-за какого-то болтика рухнет корабль, куда занесло муравья, то это вообще катастрофа. Что делать? Если честно, наш герой понятия не имел, что ему делать. Он так испугался и растерялся, что поначалу просто начал перемещаться вокруг болтиков по ближайшим проводам почти по кругу, как будто в хороводе у ёлочки! Но Деда Мороза - доброго волшебника - рядом не было. На корабле, кроме Муравейкина, был только человек - Иван Петрович. О-хо-хо... Бегай не бегай, плавай не плавай вокруг ёлочки, вернее - болтика, а желание, как в Новый год, само не исполнится. Делать что-то надо. Причём срочно. Вдруг открутятся один за другим все болтики, и что? А то! Дырка будет. И что там дальше - вообще подумать страшно. Так далеко мысли Муравейкина еще не заходили, но отчего-то предчувствие было нехорошим.
  Иван Петрович Муравейкин шёл по следу. Нет, конечно, никаких следов он не видел. Вы след муравья себе хорошо представляете? Если бы муравьишка по муке пошел или по песку мелкому, может еще и можно было что рассмотреть. А тут он даже не ходил, а просто с гладкими стенками корабля сталкивался , причем непонятно в каких местах и какими частями тела. Тут и дактилоскопист ( это такой специалист, который изучает отпечатки пальцев) не разберется. И даже не потому, что у муравья и пальцев-то нет, а потому, что следов столкновения даже со спецоборудованием не найдёшь. Тут тебе не иголка в сене, а муравей в космосе! Но космонавт Муравейкин не сдавался. Разве можно сдаться, когда единственный практически друг, можно сказать, боевой товарищ пропал, а скоро его - этого товарища - надо учёным с Земли показывать. Те уже, наверное, и диету экспериментальную вовсю разрабатывают для космического муравья. Надо бы им сказать, чтобы получше этот вопрос обдумали. Откормить бы друга-соратника посильнее... А то мелкий больно. Вот был бы он побольше, хотя б с мышку земную, а лучше - с кошку - размером! Вот тогда бы и от чиха не улетел, и не потерялся. Но, увы, муравей попался не откормленный, слабенький. Стоило чихнуть разок, и всё, пиши- пропало, улетел в неземные дали. Аж рассердился Иван Петрович на муравья. Неужели кушать лучше не мог? Разве берут таких в космонавты?! А потом вспомнил, какие глаза у муравья умненькие. Стыдно стало космонавту за то, что сердиться вздумал. Разве ж виноват маленький? Он же книжек о правильном питании не читает, и в космонавты не готовился. Но, раз по воле случая попал сюда, то космонавт Муравейкин в беде друга не бросит. Найдет и батончиком поделится. Размышлял так Иван Петрович и проверял предполагаемые траектории полёта сантиметр за сантиметром.
  Муравей Муравейкин сделал еще пару странных забегов вокруг болтика, изо всех сил держась лапками, чтобы не зависнуть без опоры, по проводу и, наконец, сообразил, что ничего своим хороводом не добьется, может лишь головокружение на свою муравьиную голову заработать. И вот тут болтик докрутился до предела. Вернее - выкрутился. Совсем! И полетел...Фиииииить! Тут же еще сильнее начал дрожать соседний болтик, причем совсем не от страха, а скорее от нетерпения. Тоже захотел выкрутиться и удрать! Муравейкин чуть в обморок не упал, представив, что дальше будет! Но нельзя! Стоило лапки расслабить и всё - прощай поверхность, привет полёт. Муравей застыл в ужасе. Что ж делать-то? Что ж делать? Аааааааааааааааааа! И тут его "Аааааааааааа" потонуло в громком вое, который раздавался, казалось, отовсюду.
  Космонавт Муравейкин вздрогнул, услышав сигнал тревоги. Неужели муравья после чиха куда-то так неудачно занесло, что он умудрился сломать аппаратуру так быстро?!. Иван Петрович был человеком спокойным и уравновешенным, но даже ему стало плохо от подобной мысли. Что на Землю докладывать? Что муравей сбежал и поломал космический корабль? Прямо какой-то муравей-диверсант в космосе! Караул. Но волноваться было некогда. Ремонтные бригады на Земле остались, а здесь сам космонавт и ремонтник, и командир, и научная экспедиция в одном лице. Иван Петрович выдохнул и сосредоточился. По датчикам сориентировался, обнаружил источник тревоги и отправился в нужную сторону. Было это совсем рядом. Стоило космонавту чуть повернуть, как он увидел болтик, летящий аккурат ему в лицо! Кто-то другой и сообразить бы не успел, как получил бы самую настоящую травму! Болтиком в лицо знаете как неприятно?! А если в глаз? Это вообще даже представлять не хочется. Но Космонавт Муравейкин от тренировок не отлынивал, и болтик поймал, не успев даже обдумать план действий. Рефлекторно! То есть машинально и неосознанно.
  Болтик Ивану Петровичу не понравился. Нет, он, конечно, был красивый, ровный, блестящий и всё такое, но! Никак не должны болтики просто так по космическому кораблю летать. И Иван Петрович двинулся к источнику опасности еще быстрее. Как ни странно, муравьишку космонавт увидел сразу! Бедный испуганный малыш держался лапками за проводку, и перемещался вокруг шатающегося болтика. Как показалось человеку, если бы муравей умел кричать, то вопил бы мама-дорогая как громко. Одного взгляда на него хватило, чтобы убедиться, в том, что причина переполоха не в муравьином вмешательстве. Ибо уж слишком мал был наш герой в сравнении с болтиками, и, даже если бы очень постарался, то не то, что открутить, пошевелить смог бы вряд ли. Мгновенно оценив ситуацию, космонавт решил прежде всего поместить муравья в новый домик, от греха подальше. Он мигом отстегнул от шнура прозрачный шар и приблизил его к малышу. Неизвестно, что думал в тот момент маленький Муравейкин и думал ли вообще, но увидев человека он так обрадовался, что расслабил лапки и ....полетел. Тут-то Иван Петрович и соединил два половинки домика. Муравей и икнуть не успел. А дальше космонавт быстренько вытащил инструменты и завинтил расшалившиеся болтики на место! Сирена в тот же миг стихла. Иван Петрович выдохнул и облегченно прикрыл глаза. Хоть и действовал он быстро, почти не задумываясь, а переволновался сильно. Поломка корабля в космосе - это не шутки. Тут и до трагедии недалеко. Непонятно, конечно, как так случилось, но это теперь пусть на Земле выясняют, почему болтики плохо закрученными оказались и от чего вся эта болтанка приключилась. А вот муравьишка - молодец! Пусть и случайно, но ведь помог! Вот если бы Иван Петрович не занимался поисками малыша здесь и сейчас, а находился на другом конце корабля, то, после понятия тревоги пришлось бы ему неизвестно сколько до нужного места добираться. А теперь представьте, сколько болтиков успели бы открутиться и разлететься в разные стороны! Страшно? Еще бы! И Ивану Петровичу от такой мысли на душе ой как неспокойно стало. Но, всё позади.
   Маленький Муравейкин тоже выдохнул, когда вой отовсюду прекратился. Пока еще он не понимал, где оказался. Но, учитывая все недавние приключения, не имел ничего против своего нынешнего положения. Тихо, всё видно, держаться лапками ни за что не надо и человек рядом. Кра-со-та! Муравейкин закрыл глазки и просто расслабился. Он жив! Люди!!!! Муравьи!!! Герой из рода Муравейкиных жив!
   Иван Петрович Муравейкин радовался вовсю! И снова причин тому было превеликое множество. Болтик в лицо не прилетел! Корабль цел! Муравей нашёлся! До связи с Землёй еще, можно сказать, масса времени! В общем, можно выдохнуть, отдохнуть и даже успеть покушать.
  Космонавт еще раз осмотрелся, подхватил домик с Муравейкиным-младшим и отправился ужинать. А вы знаете, что является лучшим средством от стресса? Мороженое! Да-да! Правда-правда! Самое настоящее вкусное сладкое сливочное мороженое прекрасно успокаивает нервы! Так что самое настоящее мороженое на борту - это не редкость! И Иван Петрович собирался сразу же после ужина прибегнуть к этому волшебному средству, и муравьишку угостить тоже собирался, он же тоже нервничал, бедненький. А поскольку указания по диете ученые дадут в лучшем случае только на следующем сеансе, то сейчас можно было кормить муравья чем вздумается, не нарушая никаких правил!
  Муравейкин от еды не отказался! С удовольствием слопал целую капельку пюре с мясом! А как он мороженое оценил! Сладкое, сытное, холодненькое! После всех волнений - самое то! Потом запил ужин шариком водички и откинулся на спинку, поглаживая округлившееся брюшко. Даааа! На Земле ему такая жизнь и не снилась.
  Сеанс с Центром управления космическими полётами маленький Муравейкин практически проспал. Он так устал, что ему было всё равно, зачем его жилище вместе с ним космонавт вертит у каких-то приборов, что он там кому-то рассказывает. Муравьишка попросту дремал и ни на что не обращал внимания. Но, видимо, всё прошло хорошо. В конце концов, отправляясь спать, человек тихонько, боясь потревожить и испугать, сказал:
  - Ты им, брат, очень понравился! А я и не сомневался.
  
  Глава 7. Загадочное поведение муравья, или что вы знаете о скуке
  
  Муравей Муравейкин всё еще привыкал к своей новой жизни. Уже три дня он обитал в новом доме. Откровенно говоря, ему там совсем не нравилось. Муравейка просто не находил себе места от беспокойства. Самым неудобным в новом доме было то, что домик был совершенно прозрачным. Вы представляете себе муравейник? Большой, темный, с множеством ходов, которые скрыты от посторонних глаз. Да и вообще, в обычной жизни на земле муравьи привыкли прятаться, ведь опасности подстерегают повсюду: сверху птица увидит - попробует съесть, на земле ёжик заметит - тоже можно на ужин угодить вместо десерта. И от людей прятаться надо - мало ли! Хоть и не особо замечены люди в поедании муравьев, но и любви между ними и муравьиным семейством тоже не наблюдается. А попробуйте спрятаться в месте, где не только ходов нет, а еще и стены прозрачные! Не получится. Разве что невидимкой стать, но, увы, Муравейкин такими способностями не обладал. Приходилось привыкать и пытаться не обращать внимания на прозрачность жилья. На следующий день муравьишка стал чуть легче переносить подобное положение, более того, нашёл даже плюсы, ведь через прозрачный пластик видно то, что происходит вокруг. Наш герой даже смог уснуть, болтаясь в невесомости, довольно быстро. Выяснилось, что здесь, в космосе, муравей уставал гораздо быстрее, чем на земле. И это, не смотря на то, что пищу добывать не приходилось, а, напротив, получал маленький Муравейкин всяческие вкусности регулярно из рук человека. Но и сил, как оказалось, при нынешних обстоятельствах надо гораздо больше. Попробуй болтаться и о стенки не биться, попробуй до съедобной крошки доплыви, а воды напиться попробуй - каждый раз Муравейкин умудрялся так сильно промахиваться, что не только пил, но и купался несколько раз на дню. В общем, жил не как муравей, а как нечто среднее между мухой и жуком плавунцом: и сладенькое кушал и плавал, почти как олимпийский чемпион. Тем более, в невесомости, вода отлетала от него мелкими брызгами, и утонуть не было никаких шансов. Но вскоре муравей почти совсем освоился. И вот тут началось самое страшное - скука. Вы ведь знаете, что муравьи не привыкли скучать. И что делать, когда ничего не получается делать, малыш муравей не знал. Он с ужасом осознал, что здесь и сейчас они с человеком практически поменялись местами. Дело в том, что у Ивана Петровича обязанностей на корабле было - хоть отбавляй, и, поэтому он трудился с утра до вечера на корабле то тут, то там. А в свободное время тренировался, чтобы мышцы не потеряли форму, или занимался еще чем-то полезным. Бывало, брал бумагу и карандаш и что-то записывал, долго обдумывал и опять записывал. Но, все равно, человек все время был занят! А муравей Муравейкин всё это время болтался внутри прозрачного шарика, наблюдал за человеком и совершенно ничего не делал. Там, на далекой Земле всё чаще было наоборот. Людей, которые лежали на диване или сидели в кресле, муравьи видели нередко. А вот люди, отдыхающих муравьев, пожалуй, и не припомнили бы. Так что в сложившейся ситуации Муравейкин страдал. Нет, даже так - СТРАДАЛ. От нечего делать он даже, как говорится, круги наматывал по шару, причем не взирая на уже известную вам невесомость. Вот прямо по воздуху ходил, вернее "плыл" по кругу без остановки. И в процессе своего забега додумался до совершенно дикой и страшной мысли: а вдруг от этого ничегонеделания Муравейкин очеловечится, а Человек, учитывая его постоянную занятость, омуравьится? И как тогда жить? Ведь, если работающего человека представить себе муравей мог, то себя, лежащего на диване и смотрящим телевизор - совсем не мог. Один раз ему даже приснилось, что он, Муравейкин, футбол смотрит по телевизору, а с непривычки за какую команду болеть не знает! Вот ужас-то! В общем, страдал муравьишка со страшной силой, как страдают коты, отправленные хозяевами купаться и душераздирающе орущие: "Мяуууу! Не рыбка я, а котик! Мяяяяу!". Да-да! Доводилось Муравейкину и такое видеть... Оттого ему самому хотелось кричать, что не человек он, а муравей! Только того, какой звук издавать вместо душераздирающего "Мяяяууу!", пока не придумал.
  В это время Иван Петрович, ни о чем не подозревая, закончил очередной пункт из списка ежедневных космических дел. И тут увидел бегающего по кругу муравья. Космонавт Муравейкин так засмотрелся на это зрелище, что, если бы не невесомость, свалился бы от удивления. Вернее, он и свалился, то есть равновесие потерял, но не упал, а неуклюже забарахтался на весу, как будто первый раз в космос попал. А вы не упали бы, увидев муравья который с деловым видом аккуратно и степенно по кругу плавает без остановки ? Сначала Иван Петрович глазам не поверил - так и замер, глядя на шарик с муравьем. Даже зажмурился и в очередной раз за этот полёт головой потряс. Но ничего не изменилось. Маленький пассажир "наматывал" круги, не обращая никакого внимания на то, что космонавт Муравейкин выпучил глаза. Правда, так было до момента, когда от удивления Иван Петрович умудрился потерять равновесие, чем и муравья сбил с пути. Тут уж не заметить было нельзя! Космонавт дернулся, космодом, пристёгнутый к его комбинезону тоже дернулся, а маленький Муравейкин внутри стукнулся о стенку и, конечно, вместо "плаванья" по кругу в очередной раз начал свои "полёты" от стенки к стенке. Муравью, кстати, это не понравилось, но хотя бы о скуке в этот миг он позабыл.
  Чуть-чуть придя в себя, космонавт Иван Петрович все-таки задумался о странном поведении муравья и сделал пометку в блокноте. Надо сказать, что со дня первых переговоров с руководством, он решил непременно делать заметки обо всех происшествиях и странностях, связанных с муравьишкой. И аккуратно исполнял задуманное - так аккуратно, что за несколько дней исписал полблокнота! Как-никак "Муравей в космосе" с тех пор считался официальным, хотя и неожиданным, научным экспериментом, и записи Иван Петровича могли пригодиться. Да и забавно это было - записывать всё происходящее. Несколькими страницами ранее в блокноте содержалась заметка о муравьином меню! Если бы кто знал, как космонавт ждал рекомендаций ученых о питании подопечного муравья! Конечно, просто дать крошку конфеты было просто. Но к каким последствиям это могло привести?? Иван Петрович по себе знал, насколько важно в космосе полноценное питание. Зато, когда дождался, то и рассердился, и расстроился очень. Даже неизвестно, что больше. Расстроился он потому, что от предписаний учёных легче с вопросом питания не стало ничуть. "Муравьям необходимы белки, жиры, углеводы и минералы" - было написано в инструкции. Как будто Иван Муравейкин и сам этого не понимал. А вот дальше начиналось самое интересное. За то, что ученые все-таки указали, что более всего в рационе муравья должно быть углеводов, космонавт был благодарен. Значит, хотя бы шоколадные батончики пошли питомцу не во вред. А вот всё, что касалось разработанного сбалансированного меню, Ивана Петровича рассердило. Вот представьте себе, пожалуйста, хотя бы на минуточку, как можно дать муравью на завтрак одну тысячную грамма яблока, одну тысячную грамма мёда и одну тысячную грамма творога! Или на обед ноль целый пять десятитысячных грамма отварной курицы, одну тысячную грамма моркови и опять столько же сахара .. И всё это, не считая полдника, ужина и парочки дополнительных "перекусов". Космонавт Муравейкин, когда просто пробежал глазами по предложенному учеными меню, сначала этим самым глазам не поверил. А потом рассердился так, что если бы было возможно, у него и правда, из ушей повалил бы пар, и на космическом корабле появилась бы первая баня. Учёные с Земли сначала никак не могли понять, отчего сердится уважаемый космонавт. Они ведь так старались, даже специалиста по мирмекологии (именно так называется наука, изучающая муравьев) к консультации привлекли! А потом спорили и вычисляли, сколько еды надо одному муравью! В результате споров решено было идти простым путём: количество еды, которое нужно муравьиной колонии разделить на количество муравьев. И, конечно, сделать поправку на повышенный расход энергии в космосе. Проще говоря, к полученному результату чуть-чуть прибавить, так как муравью в космосе еды может понадобиться больше. И, вроде бы, ход рассуждений и действий понятен и логичен. Но только ученые на Земле не подумали, как должен Иван Петрович Муравейкин, уважаемый космонавт, взвешивать в условиях невесомости (когда вес не ощущается!). Тут даже при обычных условиях попробуй взвесить одну тысячную грамма яблока! Представьте себе! Плитка шоколада весигт примерно сто грамм. А одна тысячную грамма - это же в сто тысяч раз меньше! Вот как это можно определить, космонавт себе просто не представлял. Это ж какие нужны весы! Да ладно весы... А как отрезать такой крохотный кусочек и чем его на весы положить? У Ивана Петровича такие пальцы, что эти одну тысячную грамма на них попробуй найди! Пока искать будете, не только один муравей, а любая муравьиная колония с голоду вымрет. Когда ученые выслушали доводы космонавта и еще подумали, то признали, что они тоже не представляют, как же должен проходить процесс взвешивания. А потом радостно решили, что питание муравья - это тоже будет часть эксперимента! Давайте ему, что хотите, но записывайте: что ест, чего не ест, сколько ест, когда ест и прочее...прочее...прочее. Иван Петрович задание принял и стал записывать в блокнотик в том числе всё, что касается кормления муравья. А еще Иван Петрович в очередной раз порадовался, какая у него замечательная профессия. А вот ученым он не завидовал. Разве это дело: думать, думать, а потом надумать такого, что снова приходится всё передумывать. А если голова лопнет? Нет! Такой участи космонавт Муравейкин ни за что бы не хотел.
   Но как раз сейчас Петровичу снова пришлось задуматься: что с муравьем? Почему он кругами носится? Разве в муравейниках так принято? Вроде бы, нет! Муравьи почти всегда в движении, но не по кругу, а по направлению к цели! И тут Иван Петрович всё понял! У муравьишки нет цели! Оттого и бегает, как неприкаянный. Чем ему заниматься тут? Вот и мается дурью, как говорится. Как бы в тоску не впал, а то так и заболеть можно. Сам космонавт Муравейкин проблем с настроением не испытывал, но, как человек грамотный, знал, что при сильной тоске некоторым людям даже к врачам-психологам обращаться приходится. Психологи - это такие специальные доктора, которые разбираются с душевным состоянием и настроением. Но о муравьиных психологах космонавт не слышал. И, как помочь, муравьишке, если вдруг тот совсем раскиснет, представить себе пока не мог. Что ж, предстояло поразмыслить и на эту тему. Иван Петрович сделал пометку в своем блокнотике и отправился дальше, ведь дела сами себя не сделают.
  А Муравейкин младший наконец-то перестал метаться от стенки к стенке и продолжил свои невесёлые размышления.
   Размышления муравью дались нелегко. И не потому, что он был глупым, напротив, как показала жизнь, он был очень сообразительным малым! Но, как и у умных людей, в голове у умного Муравейкина мысли то и дело сталкивались, цеплялись одна за другую и никак не давали приблизится к определённому ответу. Так уж вышло, что незаметно муравей провел в раздумьях целую неделю. Каждый день он просто спал, ел, бродил по кругу и думал... Думал о разном: и о прошлом, где было всё ясно, понятно и где думать было не надо, думал о настоящем, о том, как же это настоящее изменить к лучшему, думал о будущем, пытаясь понять, чем же может закончиться это великое муравьиное приключение. К концу думательной недели Муравей пришёл к главному выводу: он уже не тот Муравейкин, который бегал по дорожкам сада, по дому, а нередко и по столу в доме у людей в поисках пропитания. И, пожалуй, тем самым маленьким муравьем ему уже не стать, ведь за это время им сделано столько открытий! Одни батончики чего стоили, не говоря о возможности летать для нелетающего от природы муравья! Итак, к прошлому возврата нет, значит надо меняться еще сильнее, становиться лучше, умнее, значительнее. Надо учиться! Да, несомненно, будет непросто. Это в муравейнике знания передаются от сородичей. А тут сородичей нет. Зато есть Человек! Очеловечиться, конечно, страшно. Но вот так прозябать в скуке и ничего не делая - еще страшнее. Муравейкин в очередной раз начинал новую жизнь.
  
  Глава 8. Цель для муравья.
   Иван Петрович почти всю неделю усердно наблюдал за своим подопечным. По правде говоря, поволноваться ему пришлось изрядно. Если бы муравьишка не продолжил хорошо кушать и активно двигаться (пусть и по кругу), космонавт Муравейкин бы точно запаниковал бы, несмотря на всю свою космонавтскую выдержку. Какие только мысли не лезли в голову Ивана Петровича. Он, безусловно, понимал, что муравью непривычно вот такое бесцельное существование, и даже усердно пытался отыскать эту самую цель для муравья в космосе, но, как нарочно, ничего стоящего в голову не приходило. А муравейка продолжал есть, спать и бегать по кругу, ни на что не обращая внимания. Космонавт Муравейкин с ужасом заметил, что умные глаза муравья перестали казаться такими уж умными. Каждый день Иван Петрович видел перед собою совсем наоборот - муравья с безумными глазами! И никак иначе не скажешь. Ежедневно муравейка с выпученными глазками, смотря только перед собой, продолжал свой хоровод. Должна вам сказать, страшное зрелище - муравей с выпученными глазками! Это вам не сова, у которой глазам положено быть "на выкате", физиология у неё такая. А муравьи совам ни разу не родственники! И глазки у них выпукливаться не предназначены! Однажды Иван Петрович целый час в упор смотрел на подопечного, приблизив шар к лицу, хотя и боязно было наблюдать маленького случайного друга в таком загадочном состоянии. Вы на одно лишь мгновение представьте, как должен был бы себя почувствовать нормальный среднестатистический муравей! Сидит он, значит, в домике, а через тоненькую прозрачную стенку на него смотрят человеческие глаза! Даже, пожалуй, глазища! Ведь даже один глаз Ивана Петровича во много-много раз больше всего муравья целиком. Тут и в обморок можно в очередной раз брякнуться! А муравью хоть бы хны. Не заметил. Глазищи он попросту не заметил и продолжил бегать по кругу. Иван Петрович от удивления сам чуть в обморок не упал. Но сдержался. Космонавтам в обмороки падать не положено! На исходе пятого дня Иван Петрович решил, что без консультации ученых ему не обойтись. Честно говоря, вспоминая все предыдущие моменты общения с учёными, верилось в помощь слабо, но надежда была! А надежда - это всегда хорошо. Если бы когда-то давно маленький Ваня Муравейкин потерял надежду стать космонавтом, то кем бы сейчас был Иван Петрович? Страшно подумать, что пришлось бы ему сидеть в каком-нибудь офисе и муравьев гонять со стола. Тоже, конечно, взаимодействие с муравьиными, но какая большая разница! В общем, космонавт Муравейкин все-таки решился и подробно описал поведение экспериментального муравья на сеансе связи с Землёй. И, к его удивлению, ученые, не споря друг с другом (что особенно удивительно!), сразу же пришли к единому мнению. У насекомого - стресс! Он просто акклиматизируется. Иван Петрович получил задание наблюдать, записывать, кормить и не волноваться, так как слишком волнующимся людям на космическом корабле, где полно приборов и всяких важных дел, не место. Космонавт Муравейкин был весьма благоразумным человеком! К тому же, предположение ученых его успокоило и обрадовало. Так что Иван Петрович с чистой совестью спокойно продолжил свои дела, попутно приглядывая за поведением питомца.
   Как обычно и бывает, когда что-то усиленно пытаешься придумать или сосредоточенно что-то ищешь, то, нужное не придумывается и не находится. А вот когда перестаешь думать и искать, то всё налаживается само собой. Так получилось и с вопросом придумывания цели для муравья. Цель неожиданно нашлась сама. Наблюдение за экспериментальным огородом в процессе полёта было одним из обязательных пунктов служебных обязанностей. С момента переселения муравья из микролаборатории с росточками прошло уже немало времени, и практически все растения успели подрасти и окрепнуть. Но один росток никак не хотел догонять товарищей. Чего уж ему не хватало - было совершенно непонятно, но растение совершенно не походило на все остальные, и с каждым днём всё больше отставало от них. Стебелек был хиленьким, листики - слабенькими, чем больше подтягивались вверх соседи по грядке, тем меньше света ему доставалось. Недалёк был тот день, когда росточек бы зачахнул окончательно. Отчего-то космонавту Муравейкину росточек было очень жаль, и, в конце концов, Иван Петрович обратился к земным специалистам за консультацией. Очередной сеанс связи с Центром управления полётами, к счастью Ивана Петровича, оказался очень важным и нужным. Иван Муравейкин рассказал о самых волнующих проблемах, которые не давали сосредоточиться на других делах, и, оказалось, что проблемы, вернее решения проблем связаны между собой. А если подробнее, то, Иван Петрович поведал о своих подозрениях по поводу поведения муравья, а именно о "бесцельном существовании" и затем рассказал о погибающем побеге. Его доклад внимательно выслушали, посовещались, и вот тут прозвучало совершенно неожиданное предложение! Учёный-биолог порекомендовал "отселить" росточек от собратьев, и не куда-то, а сразу же к экспериментальному муравью! А что? Места в прозрачном шаре достаточно не только для муравья, но и для хилого росточка. И, возможно, этим самым переселением получится разрешить сразу 2 проблемы: пространство вокруг муравья уже не будет таким пустым и прозрачным, а к тому же муравей может как-то и повлияет на состояние ростка. Эксперимент обретал новые грани!
  
  Глава 9. Огородные хлопоты и неожиданное соседство!
  Легко сказать: нужно переселить росток в другое место! В саду на родной планете, конечно, легко: выкопал, пересадил в новую ямку, засыпал землёй, полил и все дела. А в космосе всё совсем не так просто. Вы себе представить можете, чтобы в саду или на огороде растения в воздухе парили? Выкопал кто-то цветочек из почвы, а тот фьи-и-ить, и улетел! Лови его потом по округе сачком для бабочек! А вот в невесомости такое - запросто. Сачком, конечно, никто ничего там не ловит, а улететь может что угодно! Хуже того, полить растение из лейки в невесомости тоже не получится! За капельками воды опять-таки по всему кораблю гоняться придется. А прибавьте к этому всему то, что переселить росток надо не куда-то, а к муравью. И тут этого самого муравья снова нужно не потерять.. Особенно чихать нельзя ни в коем случае. Оказывается, страшное это дело - чихнуть на кого-то маленького в космосе. Проблем не оберешься. Но самым ужасающим стало то, что как только Иван Петрович начинал думать об этом, в носу начинало подозрительно щекотать! Так что космонавту Муравейкину предстояло решить очень сложный вопрос, и даже не один. Если уж совсем откровенно, когда Иван Петрович осознал, ЧТО ИМЕННО ему предстоит сделать, то сначала крепко задумался, а потом даже испугался. Мало того, что ему опять, как и при переселении муравья, предстояло открыть экспериментальный ящик, достать оттуда "переселяемого" и поместить в новый дом, так еще при этом прежнего жильца необходимо не выпустить. Космос великий, а рук-то у космонавта всего две! Как? Вот скажите, как ему двумя руками всё это успеть сделать? А делать, тем не менее, надо. И космонавт Муравейкин решительно направился в отсек лаборатории.
  Спустя почти два часа Иван Петрович всё еще никак не мог поверить в то, что у него всё получилось, причем, без потерь и почти с первого раза, если, конечно, не считать все подготовительные попытки! Ох и намучился же он с этим вторым переселением! Сначала пришлось аккуратно извлечь росток с корнем и грунтом из общего ящика, да так, чтобы грунт никуда не разлетелся! Потом закрепить корни растения вместе с почвой в специальный контейнер, да так, чтобы почва плотно прилегала к стенкам "горшка". А, поскольку система капельного полива, налаженная в экспериментальном огороде, теперь была недоступна, поливать росточек пришлось с помощью шприца: выдавливать капельки воды прямо в грунт под корень! Самым сложным оказалось не думать о чихании, когда открываешь домик муравья. Мозг все-таки уникальная штука! Иван Петрович прекрасно понимал, что он не болеет, аллергии у него нет и в нос попасть совершенно нечему! Но как только он начинал раскрывать шарик с муравьем, чихнуть хотелось нестерпимо! Стоило прекратить попытку, и желание чихнуть исчезало. Бедный космонавт Муравейкин промучился почти полчаса, то начиная откручивать створки, то тут же закручивая их обратно! В конце концов, он достал из аптечки бинт, соорудил себе повязку на нос и наконец-то сумел быстро развинтить домик и поместить растение внутрь, при этом, следя, чтобы муравей тоже остался внутри и завинтить половинки! И сейчас Иван Петрович с удивлением смотрел на свои руки, которых, как и положено, было всё так же две. Он пытался понять, каким образом всё-таки сумел сам, всего лишь двумя руками осуществить успешное переселение! А потом уставший и перенервничавший космонавт с удовольствием потянулся и зашуршал обёрткой батончика! Ведь он точно сегодня заслужил дополнительную порцию сладкого!
  Муравей Муравейкин всё это время с недоумением смотрел на человека, пытаясь понять, что же такое опять происходит. Вернее, сначала он ничего не замечал. Бегал себе по кругу с выпученными глазками, думал о своей никчемной и бесцельной муравьиной жизни, и момент пересаживания ростка в отдельный "горшочек" пропустил. Ну, возится человек с ящиком и возится. Не в первый раз. А вот, когда космонавт попытался открыть его муравьиный прозрачный домик, Муравейкин насторожился. Кормил и поил муравья человек через специально проделанные дырочки. Даже убирал лишнее узким длинным пинцетом (это специальный инструмент такой, чтобы можно было хватать мелкие вещи) через более крупное отверстие, которое после уборки закрывал крышечкой. Все новшества в домик Иван Петрович внёс еще в первые дни после переселения для удобства - и муравьиного, и собственного. Все это время домик никогда не открывался совсем. Но сейчас, услышав скрежет открывающихся створок, муравейка осознал, что происходит нечто действительно странное. Муравей Муравейкин уставился на человека. И, поверьте мне, там было на что уставиться! У человека явно что-то случилось с лицом. Он вдруг начал смешно шевелить носом, щуриться и мотать головой, отчего казалось, что он кривит маленькому муравью рожицы!
  Затем человек резко закрутил створки домика обратно, и кривляться перестал. Чуть-чуть постояв, космонавт снова потянулся к домику и попытался его открыть, и тут же снова начал корчить муравью рожи. Если бы маленький Муравейкин был человеком, он бы точно скорчил рожу в ответ или хотя бы покрутил пальцем у виска. Но, увы, муравьям этого природой не дано. А свои действия человек повторял с завидным постоянством: он тянул руки к домику, кривился, отпускал домик и переставал гримасничать, опять протягивал руки и всё начиналось снова... Через какое-то время муравей Муравейкин совсем растерялся, но всё же попытался понять, что же этим хочет сказать человек. Может, он настолько устал от маленького соседа, что всего человека так сильно корёжит? Может, у него началась какая-то болезнь страшная? Что делать-то тогда? Лечить людей муравьи не умеют! Бедный малыш такого страху за полчаса натерпелся, что и не описать. А потом человеку, наверное, стало совсем плохо, потому что он вдруг замотал лицо чем-то белым... Но, не успел муравьишка окончательно испугаться, как космонавт практически молниеносно открыл шар, где обитал наш муравей, засунул туда бледно-зеленый росточек и тут же снова соединил стенки прозрачного муравьиного домика! Глазки муравья, выпучились еще сильнее, хотя, казалось, что дальше уже некуда. Ни один филин сейчас не сравнился бы с удивлённым маленьким героем! А космонавт размотал лицо, выдохнул и с наслаждением потянулся! Затем достал вкусную сладкую штучку и засунул себе в рот. Правда, о муравье человек не забыл, и его тоже угостил аппетитно пахнущей крошкой.
  Маленький Муравейкин, недолго думая, подплыл к угощению и незамедлительно его съел. И тут он понял, что впервые за последнее время съел что-то с удовольствием, ощущая вкус! И еще, последние полчаса он даже не думал привычно двигаться по кругу и размышлять непонятно о чём! Муравейкин снова почувствовал интерес ко всему происходящему! Ему было интересно, что случилось с бедным человеком, отчего вдруг он так неожиданно стал кривляться? А еще было интересно, зачем в домик к муравьишке сунули росток. Но, главное, маленький Муравейкин осознал, как сильно он счастлив такому соседству! Малыш смотрел на зеленые нежные листочки и просто радовался, не обращая никакого внимания на человека. И именно в этот момент совсем рядом прозвучало оглушительное : "А-а-а-а-апчихииииии!". Ивана Петровича отнесло в сторону, домик муравья дернулся, муравейка в который раз за это путешествие шмякнулся о стенку, затем отлетел от неё, но на этот раз сумел зацепиться лапками о тоненький стебелёк. Болтаясь на ростке, совершенно счастливый Муравейкин понял, что с человеком на самом деле всё в порядке! И, если бы муравей был человеком, обязательно бы ответил: "Будь здоров!"
  
  
  Глава 10. Новый эксперимент начался.
  
  Кто бы мог подумать, что совершенно незапланированный эксперимент так быстро сможет дать столь ошеломительные результаты! Конечно, ученый-биолог совсем не зря предложил поселить росточек к одинокому муравью. Этот человек недаром был уважаемым ученым, а потому понимал, как полезно соседство муравьев с растениями. Как вы, наверное, знаете, садовые муравьи не только избавляют деревья от всяких вредных жуков и гусениц, но и делают очень важное дело: муравьи рыхлят почву и насыщают её калием и фосфором, то есть удобряют! Земным специалистам это всё, несомненно, давно известно! Но вот как мог повлиять один единственный муравей на чахнущий росточек в космосе, никто предположить заранее не мог. Особенно, учитывая тот факт, что муравей скорее всего попал в космос из земной лаборатории, и, возможно, был представителем семейства, не обитавшего в садах и огородах, а предпочитающего жить в помещениях рядом с людьми. А ведь каждый понимает, что разные породы, к примеру, тех же собак, предназначены для разного использования. Кто-то должен охранять, кто-то охотиться, а кто-то и просто радовать своей красотой. К примеру, запрягите в упряжку вместо ездовых пород хаски или лайки домашнюю чихуахуа. Далеко уедете? Конечно, нет! Или маленького домашнего пекинеса вместо спаниеля на охоту возьмите. Да все звери со смеху попадают от такого зрелища! Так и с муравьями, повадки и привычки у всех видов все-таки, порой, сильно отличаются.
  В первый день, как, впрочем, и во второй, Иван Петрович Муравейкин не заметил никаких перемен в растении, зато муравьишка явно оживился. Он прекратил свое бесцельное кругонаматывание и почти всё время старался держаться рядом с ростком: цеплялся за листики, ствол, пробирался к почве через небольшие отверстия для полива и затем снова повторял свои действия. Муравей исправно кушал, даже количество съеденного, по наблюдениям космонавта, увеличилось чуть ли не вдвое! Активно и, что самое главное, целеустремленно двигался. Иван Петрович то и дело улыбался и приговаривал:
  - Вот, видишь, братишка, как хорошо, когда в жизни есть цель?!
  
   На третий день космонавту Муравейкину пришлось потратить большую часть времени на починку оборудования, которое вдруг вышло из строя! Никакой катастрофы или чего-то страшного не случилось, но порядок должен быть восстановлен, и Иван Петрович прилагал к этому все силы. Конечно, как человек ответственный, он не забывал кормить муравья, но наблюдать и пристально вглядываться в происходящее, было некогда. Утро следующего дня пришлось потратить на то, чтобы восстановить привычный ход дел, а вот ближе к вечеру Иван Петрович спокойно присмотрелся к муравьиному жилищу и вдруг понял, что там что-то не так. Если еще позавчера хиленький росточек болтался там и сям, то сейчас растение выглядело более крепким, более зеленым и к тому же занимало гораздо больше места, в сравнении с прежними скромными размерами. "Ничего себе прогресс!" - присвистнул космонавт от удивления. И тут он заметил маленького Муравейкина, который деловито держась лапками за ствол, перебирался к какому-то нужному ему месту. Ивану Петровичу вдруг на миг показалось, что и муравей тоже подрос. Но потом космонавт всё-таки решил, что ему показалось. Как так, столько времени оставался одного размера, а тут вдруг подрос за 2 дня? Ну не может такого быть. Иван Петрович уже привычно записал свои наблюдения в блокнот и отправился отдыхать. А перед сном космонавт Муравейкин подумал о том, что за муравьем надо бы понаблюдать, ну не случайно же тот кушать стал больше, чем прежде? Может, и правда, растет? Только вот к чему это приведет, пока что совершенно непонятно! И, если наблюдения о росте муравья все-таки подтвердятся, то учёным предстоит получить весьма интересную информацию! Ох, и шуму-то будет! Ох, и крику! А затем космонавт Муравейкин наконец-то уснул!. И снился Ивану Петровичу в эту ночь огромный муравей, который выбрался из прозрачного шара и пытался что-то сказать... Космонавт даже подскочил в ужасе, посмотрел на маленького соседа в домике, облегченно выдохнул и снова уснул, ведь отдых - это очень важная часть режима! А дел на утро, как всегда, предстояло много.
  Муравью Муравейкину последние дни было совсем не до сна. Какой тут сон, когда бедный несчастный муравей столько драгоценного времени бесцельно проболтался в космосе! И вот свершилось чудо! Цель найдена! Появилась эта самая цель совершенно неожиданно, но при этом удивительно своевременно! Честно говоря, муравьишка за прошедшие дни, потраченные на размышления, почти отчаялся, так и не придумав, что же ему здесь делать, да еще и всё время находясь на виду. Еще чуть-чуть и сам Муравейкин начал бы чахнуть от безделья и бесцельного существования. Но, к счастью, раньше решил зачахнуть росточек. Наш маленький герой ни секунды не сомневался в том, что спасти нежданного бледно зеленого соседа - это его прямая обязанность, и никак иначе! И пусть большую часть жизни Муравейкин прожил непосредственно рядом с людьми, но и на улице он был не меньше! Газон, деревья и все кустарники поблизости были ему очень даже знакомы. Да, он не был представителем семейства садовых муравьев, но знал о растениях немало! Уж помочь бедняге-росточку должен суметь. День за днем, не покладая трудолюбивых муравьиных лап, малыш делал всё, что только мог. Он исследовал каждый листик, взрыхлил почву меж корней, тщательно следил, чтобы корням хватало воды. Однажды, когда человек в суете своих дел забыл полить росточек, маленький Муравейкин поделился своей собственной каплей воды, выданной ему на обед: аккуратно "транспортировал" её к корням и напоил растение. Сил потратил на это несчётное количество! Но ведь получилось же! Муравей - не человек, и изменения он увидел уже на следующий день. Корешки чуть окрепли, а по стебельку сок стал бежать чуть быстрее! Вялые листочки стали лучше держать форму - это муравей почувствовал сразу же, едва коснулся одного из них лапкой. Все изменения означали только одно: муравей всё делает правильно! Да он молодец! Вернется домой, всё своим расскажет! Не только на коте кататься он может, но еще и растения спасать! Вот они удивятся! Если, конечно, Муравейкину суждено вернуться... Но об этом он предпочитал не думать. Тем более, дел теперь - невпроворот! А дня через три муравей вдруг понял, что не только росток пошёл на поправку, но и он сам кушать стал больше, чем обычно, причем всегда с удовольствием! И спать тоже ложился с удовольствием, когда позволяли дела. А еще появилось странное ощущение, что он вдруг как-то изменился: то ли больше стал, то ли сильнее, то ли быстрее, а, может, и всё сразу! Но ведь так не бывает. Он давно уже взрослый, а взрослые муравьи не растут! Особенно размышлять на эту тему времени не было, поэтому и мысль об изменениях вскоре затерялась среди прочих хлопот. Но, не задумываясь, кушать муравьишка продолжал усиленно, разнообразно и с аппетитом!
  Возможно, кому-то покажется, а что тут сложного: ухаживать за ростком каждый сможет! Только вы не забывайте, что даже самый маленький и чахленький росточек по размерам в несколько раз больше самого обычного муравья. А теперь представьте себя рядом с огромным дубом! Попробуйте несколько раз на дню излазить его весь сверху до низу, корни прорыхлить и количество влаги контролировать! Это вам не мультики смотреть по телевизору! Тут и сила, и сноровка, и терпение понадобится. Муравейкин, несомненно, от рождения был трудолюбивым созданием, но это совершенно не означает, что он не уставал. Уставал. Но не сдавался! Род Муравейкиных никогда не сдается! На пятый день росток окреп настолько, что выпустил новые листочки - нежные и ярко-ярко зеленые! Муравей был горд! Как ни крути, а без его стараний у ростка не было шансов не то, что вырасти, а даже выжить в суровых условиях космоса. А сейчас растение с каждым часом становилось всё прекраснее. А уж как нравилось Муравейкину то, что прозрачный шарик постепенно заполнялся зеленью! Еще чуть-чуть, и тут будут почти настоящие африканские джунгли! Пусть и в муравьином масштабе, зато все равно в зарослях скоро можно будет спрятаться, как когда-то на Земле!
  
  Глава 11. Увлекательные прятки и удивительные изменения.
  
  Иван Петрович Муравейкин задумчиво рассматривал, привычно болтавшийся рядом шарообразный космодомик муравья и никак не мог поверить своим глазам. Всего пару дней назад сквозь шар с прозрачными стенками можно было посмотреть без проблем, и маленький муравей был всегда на виду. Но сейчас домик муравья напоминал какую-то хитрую экибану. Экибана - это такое японское искусство составления букетов в сосудах. Так вот, космический круглый сосуд и правда напоминал загадочную экибану! Внутри шара уже нельзя было увидеть ни муравья, ни погибающий росточек. Нет! Сейчас внутри муравьиного домика абсолютно здоровое сильное растение оплетало шар изнутри не только по периметру, но и начинало завиваться внутрь, грозя вскоре занять всё свободное пространство! Это было удивительно! Просто-таки волшебный зеленый шар! А вот муравьишку в этом изумрудном изобилии отыскать было непросто! Иван Петрович минут пятнадцать промучился, пытаясь найти его и заглянуть в умные муравьиные глаза! Сначала своего маленького друга космонавт вообще не заметил. Затем присмотрелся, увидел движение где-то у правой стенки, хотел было повернуть шарик нужной стороной, но муравей успел спрятаться. Иван Муравейкин даже растерялся. Как так? Только был тут и уже нет? Он снова начал высматривать муравья в листве. Заметил шевелящийся усик... Но стоило только попробовать развернуть шар, чтобы разглядеть муравья, как малыш снова скрылся в зарослях.
  - Ну ты и партизан, брат! - засмеялся космонавт и попробовал снова.
  Только и в этот раз маленький Муравейкин успел найти новое убежище. В общем, так и не добившись желаемого результата, Иван Петрович был вынужден временно оставить попытки и заняться текущими делами. Так что, привычно оставив завтрак для муравья, космонавт Муравейкин продолжил свой рабочий день, не отвлекаясь на увлекательную игру в прятки. Скажу вам по секрету, это было очень нелегко, ведь отыскать муравьишку и рассмотреть его было ужасно интересно.
  А между тем, муравей Муравейкин пребывал в прекрасном настроении! О, да! Наш маленький герой был по-настоящему счастлив. Его подопечный росточек мало того, что подрос, он становился всё сильнее! Даже "росточком" вымахавшее растение уже никак нельзя было назвать. Личные муравьиные джунгли чуть ли не с каждым часом становились всё гуще и скоро грозили стать совсем непроходимее, а прятаться Муравейкину становилось всё легче. Ха! Да пусть попробует его сейчас кто-то тут отыскать! Сейчас муравей сам ощущал себя котом в засаде! Он прятался в листве и следил за человеком! Да, конечно, следить за космонавтом было несложно - вон он какой огромный, да и всё время рядом находится! Зато оставаться незамеченным - это было очень даже весело, особенно, когда большой человек начал пытаться найти маленького муравья в зарослях! Муравьишка аккуратно выглядывал из своего убежища и наблюдал! Но как только человек пытался рассмотреть его поближе, малыш тут же перепрятывался. И пусть раньше Муравейкин об игре в прятки ничего не слышал (ну не играют муравьи в прятки, да и вообще, не играют, а делом занимаются), но наш муравей с удовольствием включился в занимательное занятие. И, что скрывать, ему понравилось!
  Но самым интересным было то, чего пока еще в полной мере не заметили ни человек Муравейкин, ни муравей Муравейкин. Если бы космонавт Иван Петрович всё-таки сумел разглядеть своего маленького друга, он бы очень удивился. И, если бы муравей смог сейчас сравнить себя со своими муравьиными родственниками, он бы не просто удивился, а не поверил бы своим глазам. Дело в том, что маленький муравьишка перестал быть таким уж маленьким. Конечно, на фоне человека он всё еще оставался крохотным, но на фоне самого себя прежнего разница была очевидна. Когда муравей Муравейкин упал на ботинок космонавта Муравейкина, то, как и большинство городских муравьёв в длину был около половины сантиметра - ноготок на мизинце, не более! А сейчас наш космонавт поневоле вырос в длину так, что перевалил за сантиметр и уже едва поместился бы на ногте большого пальца! Вы только представьте себе: за последние два-три дня муравьишка вырос вдвое, или даже больше! Вы себе кота и собаку представить можете, которые за пару дней увеличились в два раза? Вот еще вчера любимый Барсик преспокойно лежал на коленках и мурлыкал, за птичками по деревьям скакал... И вдруг раздуло Барсика так, что и на коленях не помещается, и ветки деревьев под ним гнутся! А бесценного пса представьте, который недавно преспокойно жил в конуре, а за ночь так вырос, что там и застрял. А слон! Только представьте себе слона, который стал настолько больше! Ужас да и только! Муравей, несомненно, это не кот и не пёс, и, тем более, не слон: и ветки под ним не гнулись, и застревать нигде он пока еще не начал, но всё равно изменения были просто невероятными! И, если бы Иван Петрович смог-таки муравейку рассмотреть, то, вероятнее всего, своим глазам бы сразу не поверил.
  Сам муравей, конечно, чувствовал и понимал, что с ним происходит что-то непонятное: он за последнее время явно стал сильнее, быстрее, выносливее! Но представить себе, насколько он изменился, просто не мог. Возможно, если бы росточек, поселившийся с ним в шаре, оставался прежним, то увеличение своего роста муравьишка обязательно отметил бы сразу же! Но росток вырос еще быстрее и значительнее, чем сам Муравейкин, и поэтому разобраться в происходящем наш шестилапый герой просто не мог. Да и дел у него теперь хватало! И за растением ухаживать, и от человека прятаться, и с интересом понаблюдать за всем, что происходило за пределами убежища! Это раньше ему было некомфортно на открытом пространстве! А сейчас всё, как положено: и цели есть, и укрытие!
  Иван Петрович, как обычно, был занят весь день, с перерывом на завтрак, обед и ужин. И муравья обедом и ужином Иван Петрович покормить не забыл. Правда, того, как муравьишка кушал, космонавт Муравейкин не сумел увидеть, как ни старался. А он старался и даже очень старался! Так уж получилось, что не только муравей представлял себя сегодня хищником в засаде! Поскольку с утра обнаружить малыша в зарослях не удалось, Иван Петрович приложил все усилия, чтобы застать товарища во время обеда! Он даже выбрал самые ароматные блюда для приманки: капельку пюре из картофеля и курицы, очень маленький кусочек яблочного мармелада и крупинку вкусного грушевого леденца! А так же не забыл Иван Петрович и о воде для муравья и полива. Только дождаться момента, когда муравей "приплывет" на обед, космонавт Муравейкин так и не смог. Сначала Иван Петрович просто наблюдал. Потом решил затаиться и не шевелиться какое-то время. Затем усиленно делал вид, что ему совершенно неинтересно, где находится муравей и собирается ли он обедать. Но все усилия были напрасными. Если бы своим острым космонавтским взглядом Иван Петрович не замечал время от времени шевеление листвы, то, наверняка, уже поднял бы тревогу по поводу пропажи экспериментального муравья! Но движения среди зелени все-таки были, а значит, муравей оставался внутри космодомика и просто прятался! Весь свой перерыв на обед космонавт Муравейкин потратил на выслеживание маленького друга, даже сам поел кое-как, а, между прочим, для космонавта правильное питание очень важно и кушать "кое-как" просто недопустимо! Но уж очень Ивану Петровичу хотелось снова взглянуть в умные муравьиные глазки, да и вообще, хотя бы одним глазком посмотреть на муравья. Только муравейка прятался слишком хорошо, и даже запах вкусного угощения не выманил этого "муравьиного маугли" из космических джунглей! Зато стоило Ивану Петровичу отвлечься по-настоящему, как и крошки еды, и капелька воды просто-напросто исчезли! Кто-то другой обязательно бы расстроился, но космонавт Муравейкин только рассмеялся и решил, что вот за ужином непременно всё будет по-другому! Но и вечером ситуация повторилась. Даже крошка от шоколадного батончика не помогла. Муравей прочно окопался на своей территории, и показываться не желал!
  Если бы вы только могли себе представить, как радовался муравей Муравейкин! Он перехитрил человека! Отлично спрятался, не поддался на вкусные ароматы и умудрился пообедать, так и не показавшись на глаза! Ха-ха-ха! После обеда, проверив состояние растения и убедившись, что всё в порядке, влаги достаточно и новые листики уже на подходе, муравьишка снова принялся за наблюдение! И пронаблюдал до самого вечера! Проголодался даже! Но на попытки человека снова выманить его едой не поддался. Только когда космонавт отвлёкся и занялся своими делами, а точнее достал блокнот и начал там что-то записывать, муравей Муравейкин аккуратно подплыл к крошкам пищи и поел. Он съел, между прочим, целую рисинку с мясной подливкой! Затем отпил от капли воды ... И вот тут, как обычно и бывает, совершенно неожиданно в голову Ивана Петровича пришла какая-то мысль! Он резко отвел глаза от записей и...увидел муравья. Их глаза снова встретились. Космонавт Муравейкин тотчас замер с нереально выпученными глазами, пытаясь осознать, как вырос его уже совсем даже немаленький товарищ! А муравей заметил сначала эти самые выпученные глаза космонавта, а потом и свое собственное отражение в них, и тоже понял, насколько он, Муравейкин, совсем не похож на себя прежнего, и тоже застыл. Что ж, желание Ивана Петровича сегодня всё-таки исполнилось, в умные муравьиные глаза он заглянул. И увидел там неизвестность и непонятность. Ведь совершенно неизвестно, куда приведет такой бурный рост муравья и абсолютно непонятно, что с этим теперь делать. И, если в начале путешествия, когда муравья унесло чихом в непонятные дали, космонавт Муравейкин мечтал о том, чтобы муравьишка подрос, то сейчас, осознав реальность, сильно насторожился.
  -Да...- задумчиво сказал космонавт Муравейкин, - С Земли я увез кро хотного муравья, а обратно кого привезу? Муравьище размером с пуделя? Да у меня и еды на такого не хватит... Но ты, брат, молодец! Эксперимент точно получается интересным.
   Спустя полчаса Иван Петрович, не смотря на своё глубочайшее потрясение, все-таки смог уснуть. И даже огромный муравей в этот раз ему не приснился.
  
  Глава 12. Опасения Ивана Петровича и мучения муравья Муравейкина.
  Приборы космического корабля работали, издавая привычный шум. Освещение с ночного сменилось на дневное - более яркое. Иван Петрович Муравейкин проснулся и был полон решимости. Сегодня он хотел разобраться со всем происходящим и решить, что всё-таки делать. Накануне, заметив весьма подросшего муравьишку, Иван Петрович даже запаниковал и собрался-было просить экстренный сеанс связи с Центром управления полётами и консультацию с учёными. Но, хорошенько выспавшись, космонавт решил не торопиться, а то подумают там, на Земле, что уж очень нервным стал Иван Петрович Муравейкин и вообще не допустят его больше в космос, не говоря уже об экспериментальных полётах! Ведь нервным людям не место на ответственных объектах, а космический корабль, как вы понимаете, это очень ответственный объект. Так что рано утром, умывшись и сделав зарядку, космонавт Муравейкин первым делом принялся не за завтрак, как обычно, а открыл свой блокнот с записями и начал изучать его самым внимательнейшим образом. Особенно интересовала Ивана Петровича графа "кормление муравья". Чтобы расти, муравью, как и человеку нужно хорошо питаться! Это знает любой, даже самый маленький ребенок! Наверняка вы тоже слышали от мамы или бабушки "Будешь плохо кушать - не вырастешь!". Вот и Иван Петрович в детстве такое слышал и кушал, между прочим, хорошо. И муравьишку старался кормить качественно, данные о чём записывал очень и очень подробно. Итак, взяв блокнот, космонавт со всем усердием аккуратно выписал на отдельный лист всё, что касалось питания маленького соседа по космическому кораблю. И, нужно сказать, полученный результат не удивил его, а только подтвердил подозрения. В последнюю неделю муравей стал кушать сначала в два, а затем почти в три раза больше. И, видимо, рос такими же темпами, только заметил это Иван Петрович не сразу - слишком уж хорошо муравейка прятался в зелени. Скорость роста муравья настораживала. А вдруг он продолжит подрастать так же активно, как и всю эту неделю, увеличиваясь в разы каждые два-три дня? Да где же держать такого "слона", вернее муравья слоновьих размеров прикажете? Он же не только в шар не поместится, он еще и лабораторию растопчет! В общем, хорошо обдумав ситуацию, Иван Петрович муравьиные порции решил не только не увеличивать, но еще и сократить на всякий пожарный случай. На завтрак муравью досталась крошка яблока и капля воды - вот такое диетическое меню! И отныне никаких батончиков!
  Муравей Муравейкин проснулся практически одновременно с космонавтом Муравейкиным и сразу же начал думать о завтраке. А завтрака всё не было... Отчего-то сегодня муравейке не думалось ни о чем другом, кроме еды. Забылось вчерашнее удивление от того, что он, маленький муравей, уже совсем и не маленький! Забылись ночные переживания по этому поводу, и мысли, не дававшие вчера долго уснуть, тоже забылись. Впервые за последнее время наш герой не вспомнил о том, что надо проверить, в порядке ли листья, влажные ли корни у ростка! А вот о завтраке он помнил с того самого момента, как открыл глаза, и с каждой минутой голод давал о себе знать всё сильнее. А человек, как нарочно, совершенно не торопился кормить несчастного изголодавшегося муравья, который уже мечтал не просто о крошечке курочки или конфетки, а готов был представить, как сам лично съедает большую толстую сардельку! И совсем не важно, что сарделька в сотни раз больше муравья! Мечтать, между прочим, не вредно! Сначала муравей Муравейкин, как и вчера, отыскал укромное место, из которого начал наблюдать за всем, что происходит снаружи. Он очень радовался, что в зеленой листве его почти невозможно рассмотреть, но через некоторое время с ужасом понял, что его никто и не пытается отыскать и разглядеть. Человек не обращал на него ни малейшего внимания. Муравьишка никак не мог понять, что не так? Вчера за ним человек чуть ли не охоту устроил, а сегодня видеть не желает! Может, обиделся за то, что Муравейкин накануне в прятки выиграл? Или испугался? Но испуганным человек не выглядел, правда, найти потеряшку в листве тоже не спешил. А кушать бедному муравью хотелось уже со страшной силой! Наш невольный космический путешественник уже даже собрался из укрытия выплыть и, как прежде, взглядом попросить кушать, но тут человек наконец-то привычно взял в руки муравьиный домик. Муравей в предвкушении приготовился с удовольствием скушать и первое, и второе, и компот, ну или капельку чая! Но не тут-то было... Человек протолкнул в муравьиный домик совершенно крошечную порцию кисло-сладкого яблока и каплю воды. И всё... Никакого тебе первого и второго. В мгновенье ока голодный муравей Муравейкин проглотил яблоко, запил водой, только легче не стало. Голод показался еще сильнее! Наш маленький герой растеряно оглядывался, не понимая, в чём дело. Можно было предположить, что у человека еда закончилась, и потому нужно экономить! Но обоняние подсказывало, что где-то рядом пахнет вкусными батончиками! А ему, Муравейкину, конфетку не дали!!! От несправедливости и обиды муравей даже спрятаться в листву забыл, как планировал. Так и застыл в невесомости на еще не успевшем покрыться зеленью месте.
  Иван Петрович наконец-то смог рассмотреть своего космического напарника во всех подробностях не спеша! Удивительное дело! Кажется, за ночь муравьишка подрос еще больше. Точно полтора сантиметра будет! Вы только представьте: самые большие в мире австралийские муравьи-бульдоги достигают в длину пяти сантиметров! Уже сейчас герой нашей истории был всего в три раза меньше этих гигантов, при том, что еще несколько дней назад он был меньше муравьев-бульдогов в целых десять раз! А чего ждать через одну или две недели, если расти он будет с такой же скоростью? Иван Петрович Муравейкин не был специалистам по муравьям, но он понимал, что так быстро муравьишке расти не положено! Так что, еще раз осмотрев своего быстро растущего товарища, космонавт уверился в правильности своего решения - порции еды муравью уменьшить. Печальный муравьиный взгляд проникал в самую душу, но Иван Петрович решил не сдаваться и стремительно отвернулся от Муравейкина, сказав лишь:
  -Тут, брат, такое дело, вырос ты слишком. А в космосе так расти не полагается. Я, как космонавт, это точно знаю! Так что, терпи. Ты с этого дня - на диете!.
  Увы, муравей Муравейкин понятия не имел о том, что такое "диета" и зачем это нужно. Но, когда человек отвернулся, так и не отреагировав на жалобный взгляд, понял - добавки не будет. В животе урчало. Что делать, муравьишка не представлял. Это там, на Земле, можно было отправиться на поиски еды самостоятельно! Где-нибудь на улице, прямо на деревьях летом висели спелые фрукты, или на земле валялись остатки человеческой пищи. Подбирать что-то с земли Муравейкин не любил, но иногда приходилось - не голодать же! А еще можно в человеческое жилье заползти и там отыскать что-нибудь вкусное на кухне или у кота в миске. Между прочим, знакомого муравью кота кормили очень даже неплохо, и не один раз муравейка с товарищами навещал кошачий уголок в отсутствие хозяина. Кот за муравьями, конечно, не охотился - не ест он мелких насекомых! Но и гостей таких не любил: мог и лапой придавить, и миску с водой на них вылить. Вредный был кот и негостеприимный, зато еда у него водилась регулярно, а сам кот гулять ходил и спал крепко. В общем, возможностей угоститься - хватало. Но это всё там, на Земле. А тут, в космосе? Что делать маленькому голодному космическому путешественнику? Деревьев с фруктами нет, и вредных котов не наблюдается, а человек жадничает. Вот тебе и дружба. А как хорошо всё начиналось! И беседы, пусть и не всегда понятные, и конфеты - очень-очень вкусные. Тут живот снова заурчал и муравей обиженно вздохнул. Жизнь - несправедливая штука. Так и не придумав ничего путного, Муравейкин снова завис в невесомости, закрыв глаза. Так и болтался некоторое время, даже задремать успел! На мгновение ему показалось, что ничего этого не было - ни злополучного падения на ботинок, ни лаборатории с зелеными растениями, ни полёта. Муравьишка аж вздрогнул от этой мысли: как это не было?! И тут же проснулся. Всё было. И полёт, и первое ощущение невесомости, и встреча с человеком - словно вчера это было! А сколько времени прошло и сколько всего успело случиться - даже представить страшно! Вдобавок ко всему сам Муравейкин успел очень сильно измениться и внешне, и характером. Но тут снова отчаянно захотелось кушать, и наш герой подумал о том, что кое-что в этой жизни совершенно не меняется.
  Иван Петрович, исполняя свои ежедневные служебные обязанности на корабле, тоже размышлял обо всём подряд, и о муравье особенно. Как же так? Там, на Земле, Иван Петрович ни о каких муравьях вообще никогда не задумывался. А за этот полёт столько всего передумал, столько в блокнот мыслей записал, что хоть книжку пиши, когда домой вернешься, хоть кино снимай. При этом, пока совсем не понятно, что это будет за произведение: научно-познавательное, приключенческое, или вообще ужастик, учитывая то, как быстро муравей расти стал. Перерастёт все мыслимые размеры, и что тогда? Космонавт Муравейкин аж поёжился от этой мысли и вновь уверился, что кормить муравья будет "сбалансированно, но ограниченно"! Аж сам заслушался, как звучит! И даже повторил, а потом в блокнот записал: "Сбалансированное, но ограниченное питание - залог спокойствия на космическом корабле!", а потом съел шоколадный батончик, потому что, когда Иван Петрович волновался, он очень хотел сладкого. Но на этот раз самое любимое лакомство жевал без аппетита и без удовольствия. Всё потому, что краем глаза Муравейкин-старший случайно увидел муравья, который с явным осуждением совершенно несчастными муравьиными глазками пытался заглянуть ему, космонавту, в глаза. Никогда взрослому Ивану Петровичу не было настолько стыдно. Да и в детстве так плохо на душе было всего один раз, когда еще совсем не космонавт, а мальчик Ваня Муравейкин научил бабушкиного попугая нехорошим словом обзываться, а потом Кешу сладкого лишили на месяц! И весь этот месяц Ваню мучила совесть, а признаться бабушке мальчик боялся. Однажды, даже тайком Кеше вкусного чего-то принёс, но попугай угощенье не взял - обиделся. Сколько лет прошло, а за тот случай Ивану Петровичу было совестно. А сегодня стало еще хуже. Тьфу-ты! Даже конфеты не в радость. Космонавт Муравейкин вдруг рассердился непонятно на кого, то ли на муравья, то ли на себя, то ли на обстоятельства. И с усердием принялся за дела. А время приближалось к обеду. Бедный Иван Петрович мучился и никак не могу придумать, как же ему поступить. Отступить от диеты и накормить страдающего муравья? Или не давать муравью лишнего, и самому питаться так же - с ограничениями? Или обедать тайком от товарища? Первый вариант рассматривать не хотелось. Все-таки причины ввести диетическое питание у космонавта Муравейкина были нешуточные. Второй вариант не подходил, так как нормы питания космонавтов давно расписаны и утверждены, и нарушать их нельзя! А последнее звучало подло. Батончик и тот в горло не лез, а тут целый обед. Оказывается, ответственность - это очень суровое испытание.
  А маленький голодный Муравейкин уже даже думать не мог. Он просто очень сильно ждал, когда его покормят. Вы ведь знаете, когда хочется есть или пить, то ни о чем другом просто не думается. Так и муравей давным-давно перестал размышлять о причинах, изменивших отношение человека к нему. Сейчас он не прятался, не пытался сидеть в засаде и наблюдать, а с нетерпением перебирал лапками, ожидая привычную порцию еды. Увы, но обед принёс муравьишке сплошные разочарования. Микроскопическая порция куриного пюре из тюбика и совершенно крошечный кусочек яблока с каплей воды. Мало того, что еды было мало, так еще ни крупинки сахара тебе, ни мёда, ни конфет. Издевательство, да и только! Еду муравей Муравейкин практически заглотил, доплыв до нее по воздуху в мгновение ока. Он прекрасно знал, что из-за недоедания муравьи становятся слабыми и начинают плохо работать. Если так и дальше пойдет, то совсем скоро у него сил вообще не останется! И вдруг муравей с ужасом понял, что сегодня он с самого утра был занят мыслями исключительно о себе и своём голоде, а о росточке, своём зеленом соседе, не думал совершенно! Опасений растение уже не вызывало, и зеленые листья радовали который день, но всё-таки так было не по-муравьиному! Обязанности свои забывать нельзя, тем более, не смотря на голод, силы у Муравейкина еще были. И пусть трудовой день обещал быть непростым, зато время до ужина должно было пройти быстрее.
  Глава 13. Недопонимание, приведшее к взаимопониманию Муравейкиных.
  Так прошло ещё два дня. Диета давалась нелегко и муравью, и космонавту. Муравей страдал физически - от недоедания, а человек - морально - от переживаний. Обстановка на космическом корабле, как говорится, оставляла желать лучшего.
  Утро нового дня для Ивана Петровича стало недобрым. Впервые за долгое-долгое время он совершенно не выспался и не чувствовал себя отдохнувшим, бодрым и полн ым сил, как положено космонавту! Совесть, несмотря на то, что её нельзя увидеть или пощупать, способна замучить даже взрослого, здорового и хорошо подготовленного человека. Вот и Ивана Петровича всю ночь мучила совесть. Вечером на ужин муравью была выделена малюсенькая капелька овощного пюре. О, эти большие муравьиные глаза и осуждающий взгляд преследовал космонавта Муравейкина всю ночь. Он даже долго извинялся и пытался поговорить с муравьишкой перед сном, объясняя, что он ненарочно, что такое питание - это необходимость! Но, к сожалению, муравей не отвечал, а только с укором смотрел в глаза космонавту. Когда, наконец-таки, Иван Петрович уснул, то во сне его снова преследовал тоскливый муравьиный взгляд. А еще в страшном сне муравей разговаривал страшным голосом!
  -Не стыдно тебе еду у маленьких отбирать? - спрашивал он с угрозой! А потом во сне муравей начал расти и громко кричать: - Всё равно вырасту! Еду съем! Огород съем! И тебя, человек, тоже съем!
  Проснулся Иван Петрович среди ночи от собственного крика и спросонья пытался что-то сказать, но получалось у него только "му-у-у.. му-у-у-.. му-у-у.. му-у-у..." и "не надо!". Видимо, своим "му.." хотел он сказать "муравей", но выглядело это так, словно космонавт Муравейкин пытался передразнить корову... Через минуту Иван Петрович все-таки успокоился и понял, что это всего лишь ночной кошмар. Он притянул к себе муравьиный домик и увидел, что муравей тоже не спит и удивлённо смотрит на космонавта. Вряд ли наш маленький герой встречал в своей жизни корову, но явно понимал, что человек кричать "му-му-му" не должен. И опять космонавту стало стыдно за своё поведение. Хорошо, хоть никто, кроме муравья, этого не видел! Спустя полчаса Иван Петрович снова уснул. Таких страшных снов он больше не видел, но спал беспокойно, урывками. И в результате наступившее утро его очень обрадовало, но добрым не было.
  Маленький Муравейкин проснулся даже раньше Ивана Петровича. Ночью его несколько раз будил беспокойный человек. Когда космонавт закричал, муравейка вообще умудрился подскочить вверх, невзирая на то, что спал, болтаясь в невесомости. Как он сумел это сделать, до сих пор непонятно. После этого человек вёл себя уже потише, но спать всё равно мешал. Утром муравей зевал совсем по-человечески, хотя прежде не замечал за собой такой способности. Он с радостью поспал бы дольше! Увы, чувство голода пришло сразу же, и уснуть в таком состоянии уже не получилось. Оставалось только снова мучиться в ожидании чуда. Чудом муравей посчитал бы уже даже двойную порцию яблока! Ну, а если бы вдруг его накормили вдоволь, это было бы вообще сказкой. Наш маленький герой уже много раз доказывал свою сообразительность! Но в этот раз совершенно ничего не мог понять. Он тщательно сопоставил факты, и вот, что получилось: когда Муравейкин бесцельно болтался без дела и изнемогал от скуки, его кормили даже с избытком, а, когда он начал активно садовничать в своём домике и добился потрясающих результатов, кормить Муравейкина практически перестали. И где, скажите мне, логика? Муравей не понимал... И сейчас надо было решать, как себя вести дальше. Может, все-таки наплевать на свои муравьиные инстинкты и начать бесцельно болтаться, как прежде? Может, тогда его снова начнут кормить? Конечно, инстинкты вопили, что активная работа - это цель жизни каждого муравья! Но разум говорил, что для полноценного питания, а значит, и выживания, можно потерпеть. В конце концов, росток уже достаточно сильный, и, учитывая ограниченное пространство шара, расти ему особо некуда. Как бы трудно ему это ни далось, но после долгих раздумий муравей Муравейкин принял непростое, но важное решение: снова (на этот раз добровольно) отказаться от цели существования и стать бездельником. У него было, с кого брать пример! Само собой, космонавт на роль примера не подходил, он всё время чем-то занимался. Но ведь он не был единственным человеком, которого знал муравьишка. О, за свою муравьиную жизнь малыш насмотрелся на тех, кто большую часть дня лежал на диване! Оставалось только скопировать их поведение: принять горизонтальное положение, сложить на груди лапки и закрыть глаза. Муравейкин аккуратно перевернулся так, чтобы брюшко оказалось сверху (а поверьте, в невесомости сделать это не так уж просто), скрестил лапки и замер.
  А теперь попытайтесь себе представить хотя бы на пять секунд, что почувствовал Иван Петрович, увидев муравья, который застыл брюшком вверх... Даже ночной кошмар оказался не таким страшным, как реальность. Сердце забилось с неимоверной силой, потом остановилось и рухнуло даже не в пятки, а в неизвестные космические глубины. Иван Петрович постучал в стенку домика, но ничего не изменилось, муравей не пошевелился, даже ни одна лапка не дрогнула. Космонавт начал трясти муравьиный домик, при этом тело муравья ударилось о стенку, привычно срикошетило, но поведение мурвейки не изменилось. Руки отважного человека и заслуженного героя Ивана Петровича Муравейкина начали трястись от ужаса. Что делать? Как лететь дальше? Что говорить учёным, которые ему такого провала эксперимента не простят? И как вообще дальше жить, осознавая, что ты сам угробил своего товарища. Бедный космонавт Муравейкин, конечно, понятия не имел, что его маленький друг в этот момент старательно изо всех сил держался и изображал ленивого человека, а вовсе не умер, как решил Иван Петрович. Космонавт побелел, губы его задрожали и глаза наполнились слезами.
  -Не уберё-ё-ё-ёг! - прошептал он сам себе, - Голодом замори-и-и-ил! - выдохнул чуть громче. - Загуби-и-ил! - практически завыл он на весь космический корабль.
  И тут муравей Муравейкин не выдержал, открыл глаза и вовсю забарахтался, так как вой Ивана Петровича оказался таким сильным, что заглушил бы полицейскую и пожарную сирены вместе взятые. В результате, муравья оглушило и дезориентировало, то есть, соображать на какое-то время муравьишка перестал совсем. И только-только малыш начал приходить в себя, как его прибило новой звуковой волной. Дело в том, что именно в этот момент космонавт Муравейкин, окончив причитания, открыл глаза и увидел ожившего муравья! Это было выше сил Ивана Петровича - все-таки мёртвые на его глазах еще не воскресали - и Иван Петрович испуганно заорал. Надо сказать, первая мысль, промелькнувшая в голове этого умного и весьма образованного человека была совершенно странной и страшной: муравей-зомби... Ведь так называют восставших? Вот Иван Петрович в первую секунду отчего-то подумал именно так, потому и заорал. В этом космическом полёте ему только зомби и не хватало. Кричал космонавт Муравейкин очень долго, но рано или поздно, воздух в лёгких обязательно заканчивается, и вместе с этим прекращается крик. А когда прекращается крик, становится легче думать. Отдышавшись и немного успокоившись, Иван Петрович даже устыдился собственных мыслей. Какие зомби? Это же ненаучно! Но, на всякий случай, присмотрелся к муравью повнимательнее. К этому моменту муравей Муравейкин тоже немного пришёл в себя и начал оглядываться. Когда внимательный взгляд космонавта столкнулся с несколько напуганным взглядом муравья, стало ясно, что глаза у муравейки такие же живые и умные, как и прежде. Точно не зомби. Тут Иван Петрович окончательно выдохнул и даже нервно хихикнул .
  -Хи-хи! - смеялся он - Муравей-зомби в космосе! Ха-ха-ха! Главное, никому не рассказывать, а то засмеют и к докторам отправят, голову проверять!
   Через минуту космонавт Муравейкин уже от души заливисто хохотал над самим собой. Увы, спросить у муравья, что с ним было, никак нельзя. Вернее, спросить-то можно, но вот толку от этого никакого не будет, поскольку, как вы знаете, не умеют муравьи разговаривать с людьми на одном языке. В этой ситуации оставалось только размышлять, как объяснить поведение муравьишки. То, что тот был жив, сомнений не вызывало, но ведь болтался, как неживой! А, поскольку, заподозрить муравья в притворстве Ивану Петровичу даже в голову не пришло, напрашивался лишь один разумный ответ: муравей упал в обморок, разумеется, от голода. Иван Петрович почувствовал себя очень и очень виноватым, и естественно сейчас же накормил бедного ослабшего друга, отправив внутрь домика и крошку шоколадного батончика, и капельку мягкого сыра и даже персиковый сок вместо воды. На душе у космонавта сразу стало как-то легче. Все-таки чувствовать на себе вину - это очень тяжело. А о проблеме с ростом муравья Иван Петрович решил пока не думать. Придет время - выход найдется. Может, и вообще расти муравей больше не будет.
  А муравей Муравейкин ужасно собой гордился! Всё получилось! Оказывается, он еще умнее, чем думал о себе прежде! Получается, его утренние размышления помогли даже быстрее, чем он мог себе представить. Надо же, стоило полениться всего чуть-чуть, стоило поболтаться брюшком вверх самую малость, и вот уже полноценный завтрак, даже со сладким, висит перед глазами. Ничего не делать - это ужасно трудно, но оно того стоит! Муравейкин с наслаждением вдохнул запах батончика, и с аппетитом приступил к еде. Сделав последний глоточек персикового сока, муравей в очередной раз уверился, что жизнь прекрасна и удивительна! Человек добрый, листья зеленые, муравьиный домик удобный и, вообще, всё просто замечательно! Муравей блаженно плавал от листика к листику, при этом болтая лапками и, конечно, привычно размышлял. Жить бесцельно он был не согласен и не способен по своей муравьиной природе. Но жить голодным тоже не мог. Значит, надо придумать, как совместить невозможное. И Муравейкин придумал! Всего-навсего нужно работать незаметно. Не-за-мет-но! Это же гениально! Ну, вот кто ему мешает лениться днём, а работать ночью, когда человек спит? Никто не мешает! И счастливый герой тут же с легкостью уснул, чтобы доспать то, что не удалось прошедшей ночью.
  К обеду муравей замечательно выспался и затем с радостью плотно пообедал! Человек, как и утром, еды не пожалел: было и первое, и второе, и фруктовый компот. Бездельничать до ужина было трудно, но муравьишка держался со всем старанием и большую часть времени лежал, почти не шевелясь. Его успехи космонавт явно оценил, потому что ужин оказался очень вкусным и очень сытным. Муравейкин с таким количеством еды едва справился, но оставлять хотя бы малость, не захотел. Воспоминания о недавних голодных днях были слишком свежи. Зато до ночи лениться было легко, по той простой причине, что не то что работать, а просто шевелиться объевшийся муравей некоторое время не мог. Муравейкин с раздувшимся брюшком и выпученными глазками висел посреди своего домика и размеренно дышал, ждал, когда еда уляжется в животике и мечтал о ночи. Человек обязательно ляжет спать, а муравей, совсем как шпион, начнёт свою тайную невидимую трудовую жизнь!
  Глава 14. Конец тайной ночной жизни и тревожные новости
  Следующие четыре дня космонавт Муравейкин усиленно наблюдал за подопечным муравьем. На прошедшем сеансе связи с Землёй Ивану Петровичу пришлось подробнейшим образом изложить всё, что случилось. Он продемонстрировал и свои записи о питании, и данные о росте муравья, и историю с голодным обмороком. Конечно, всё это было очень необычным, а учёные очень любят, когда случается что-то необычное! По итогам беседы, Ивана Петровича Муравейкина официально назначили ответственным за самый главный эксперимент текущего полёта! Естественно, главным экспериментом был признан муравей и влияние космоса на него. Бурный рост насекомого в космических условиях - это бесконечно любопытное явление! Если бы такое случилось на Земле, ученые наблюдали бы за ним лично и круглосуточно! Но, так как всё происходило за тысячи километров от научных лабораторий, то главным наблюдающим стал космонавт Муравейкин! Ученые запретили ограничивать питание муравья. Учитывая обморок после всего лишь нескольких дней диеты, можно было предположить, что в организме подопытного проходят бурные биологические процессы, ведущие к активному росту! Сокращение питания могло не просто остановить рост, а привести к гибели муравья! Естественно, этого допускать никто не желал! Обеспечить обильное разнообразное питание и вести скрупулезные (то есть очень подробные) записи о питании и поведении необычного соседа - стало наиглавнейшей задачей Ивана Петровича. Все прошедшие после сеанса связи дни проходили одинаково: муравей безучастно висел, почти не двигаясь, но ел при этом отлично! И рос, похоже, тоже. Откровенно говоря, ситуация немного страшила космонавта Муравейкина. Поведение муравья настораживало: он не двигался, ничего не делал, не занимался растением, просто висел и всё. Отчего так происходило? Что-то менялось в организме муравья? Или у него началась депрессия, всё-таки космос не на всех действует положительно... Или...(об этом Иван Петрович старался не думать, но всё же), а вдруг, неактивное поведение - это результат действий Ивана Петровича? Вдруг не вовремя введённая диета нарушила что-то в изменяющемся организме муравья? Опытный и закалённый трудностями космонавт очень переживал, и старался всячески компенсировать вред, нанесенный муравьишке. Он подбирал самое вкусное, что только можно было найти на корабле, добавляя к полезным блюдам любимые всеми сладости, мороженое, джемы и сгущенное молоко! Муравей ел и продолжал ничего не делать. К счастью, в обмороки больше не падал.
  Наверное, вы уже догадались, что для муравья Муравейкина наступила почти райская жизнь! О таком он и мечтать не мог ни там, на Земле, ни здесь, в космосе. Целый день муравейка отсыпался и отъедался, зато ночью рыхлил землю, натирал листочки и занимался прочими муравьиными делами! Сначала было очень непривычно, ведь муравьи - это дневные насекомые! Но на корабле солнца видно всё равно не было, а лампы светят круглосуточно. Ночью, конечно, не так ярко, но для работы муравью вполне хватало. К завтраку Муравейкин успевал проголодаться и ел с огромным аппетитом! К обеду высыпался. Самое трудное время - бездельничать до ужина. Но и тут муравьишка нашёл выход: до самого вечера он размышлял. На самом деле, размышлять - не самое плохое занятие! Единственное, что смущало Муравейкина: чем больше он думал, тем больше становилось вопросов, а не ответов. Но даже так проводить время оказалось интереснее, чем вообще ничего не делая. Один из вопросов мучил муравья сильнее всего: почему же человек перестал его кормить тогда, и отчего начал усиленно угощать именно сейчас, когда муравей целыми днями просто болтался в домике? Может, именно поэтому и людей ленивых на Земле много? Их тоже за ничегонеделание награждают едой? И тогда получается, что муравей Муравейкин напрасно хвастался своим трудолюбием и презирал людей-лежебок? Выходит этих бедных несчастных, целыми днями валявшихся на диване, нужно было жалеть? Они же не по своей воле лежали, а страдали во имя цели, добывая пропитание. Как же тяжело им было! А если вспомнить кота? Он спал целыми днями, а в миске почти всегда была еда! Значит, кот тоже страдал и ленился не нарочно. Точно так же, как и Муравейкин сейчас. Всё-таки странные эти люди, никакой логики.
  На счастье муравья, Иван Петрович после той беспокойной ночи спал, как говорится, без задних ног. Так уж всё сложилось, что непрекращающиеся переживания за муравья, необходимость наблюдать, записывать и размышлять, а так же повседневные работы космонавта по кораблю - всё это выматывало полностью. Если бы в полёте, как обычно, у Ивана Муравейкина был напарник, с которым можно было разделить обязанности, было бы гораздо проще! Но напарника-человека на этот раз не было. Был только муравей. Так что, после насыщенного трудового дня, приняв нужное положение, Иван Петрович Муравейкин тут же засыпал. Ночами ему не снилось ничего. А утром всё начиналось снова, и день шёл практически по одному и тому же сценарию: наблюдение, записи, работа с перерывами на завтрак, обед и ужин. День за днём помимо странного ускоренного роста муравья, космонавта не отпускала еще одна мысль... Как же так, вот уже который день муравейка болтался обессиленной тушкой и ничего не делал, а растение в его шаре процветало! Самое интересное, при этом по всем показателям бывший хилый росточек уже явно перерос все лабораторные растения! Может, муравей какие-то вещества выделяет особые? Мысли в голове Ивана Петровича бурлили и путались. Он даже разговоры с муравьем возобновить попытался, но тот целыми днями то ли спал, то ли лежал, не в силах шевелиться. Космонавту Муравейкину даже стало казаться, что умные глаза муравьишки ему только приснились, и ничего особенного в муравье нет. Возможно, жизнь в разное время суток так и продолжалась бы до возвращения на Землю, но однажды ночью случилось непредвиденное...
  Ровно в три часа ночи Иван Петрович Муравейкин проснулся от неясного чувства тревоги. Наверное, кто-то другой, например, чей-то папа, отмахнулся бы от этого странного ощущения, списав его на дурной сон, или, например, чья-то мама накапала бы себе валерьянки и легла дальше спать. Но наш герой, заслуженный космонавт, своим предчувствиям верил. Такое с ним уже бывало. Почувствовать неприятности он мог не всегда, но, если уж чувствовал, то что-то непременно происходило! Например, в школе Иван Муравейкин много раз прямо-таки ощущал приближение контрольной или директора во время драки! А, уже став взрослым, сталкивался с тем, что после такого нехорошего предчувствия обязательно случалось что-то незапланированное, а иногда и очень неприятное. Сон Ивана Петровича улетучился в одно мгновение, и космонавт быстро открыл глаза. И в тот же миг он так удивился, что даже ощущение тревоги на миг отпустило: внутри прозрачного шара деловито двигался муравей. Он не болтался без движения, как обычно днём, он не казался слабым, едва шевелившим лапками, нет! Муравейка целенаправленно плавал от листика к листику, делая это быстро и четко, как жуки-плавунцы во время охоты! Вот тебе и неожиданная разгадка! Иван Петрович Муравейкин расхохотался от души:
  -Ну и хитрец! Днём на жалость давит, больным притворяется, побольше еды выманивает, а ночью скачет, как козлик! Да, брат, удивил! Да ты еще умнее, чем кажешься.
   Муравей испуганно вздрогнул и скрылся в листве. Космонавт еще немного посмеялся, тут же сделал в блокноте необходимые записи, а когда закончил, понял, что чувство тревоги никуда не ушло. Что-то точно должно произойти. Иван Петрович задумался. Раз с муравьём всё явно в порядке, значит, придётся осмотреть все отсеки корабля, проверить приборы и взглянуть на лабораторию. Пора вставать. Космонавт отстегнул фиксирующие ремни, немного размял мышцы и отправился на внеплановый обход. Шаг за шагом он обошёл каждый уголок, осмотрел экспериментальный ящик, с особым вниманием проверил болтик, который уже пришлось подкручивать, когда от космонавтского чиха муравейка улетел с почти космической скоростью в неизведанные дали. Всё было в порядке, ничего необычного не происходило, но и спокойнее на сердце не становилось. От волнения Иван Петрович снова стал разговаривать с муравьем, который, находясь в домике, поневоле составлял компанию человеку в ночной прогулке.
   -Ну ты, брат, вычудил, ну придумал! - то и дело восклицал Муравейкин старший! А потом просил прощения, говоря, -Ты уж извини, дружок, за диету. Я как лучше хотел
   И тут же добавлял: -Что же нас с тобой ждёт? Ой, не спокойно мне, малыш...
   Муравей привычно молчал, правда, осмелев, всё же выплыл из листвы и глядел на Ивана Петровича любопытными умными глазками. Когда один из приборов запищал особенно громко, муравьишка ничего не понял, а космонавт даже немного выдохнул, хотя бы поняв, откуда ждать неприятностей. Он быстро добрался до пищащего аппарата, посмотрел на монитор и принялся внимательно что-то изучать, приговаривая:
  -Вот это мы с тобой попали. Это ж надо было так? Один шанс из тысячи или из миллиона? Вот это мы попали...
  Муравей Муравейкин никак не думал, что этой ночью всё изменится. Он уже привык работать ночами, график его ни капельки не смущал! Человек спал, муравей бодрствовал. Человек просыпался, Муравейкин отправлялся спать. Всем хорошо! Именно об этом и размышлял наш ночной трудяга, когда вдруг услышал хохот человека. Муравейкин испуганно дернулся, шмыгнул в листву, но было уже поздно. Тайной ночной жизни пришёл конец. Чем это обернется, было пока совершенно неясно. Да, человек точно не сердился, а смеялся - уж это муравейка понимал совершенно точно. Но вот будут ли его, маленького муравья, кормить так же хорошо, это еще вопрос. Вдруг опять повторятся голодные времена? Этого Муравейкину совершенно не хотелось. Человек зачем-то куда-то отправился, прихватив домик муравья. Будильник еще не звенел, свет был неярким, а это означало, что сейчас ночь. Всё было очень странно, и как себя сейчас вести, малыш не знал. А тут, как нарочно, человек начал снова вести разговоры, как тогда, в самом начале пути. Муравей слушал, естественно молча. Поговорить хотелось и муравью, но вот как? Да и, если хотя бы на миг представить себе , что муравей бы вдруг что-то сказал в ответ... О, вероятно, реакция космонавта была бы очень бурной - до потери сознания! Бум! И не муравей, а космонавт валялся бы в шоке и без чувства, плавая от стены космического корабля к стене. Бум... Бом... Космонавт-то тяжёлый!
  Так что, видимо, всё-таки к счастью, маленький Муравейкин ответить не мог. Зато слушать научился отлично, и еще в глаза смотреть умел проникновенно, чем и занимался, выбравшись из зеленых зарослей. И тут совсем рядом что-то запищало. Конечно, на космическом корабле всё время то тут, то там что-то гудело, пищало, светилось, но в этот раз пищало по-другому - громко и тревожно. Муравейкин насторожился. Да еще и человек начал бормотать что-то неразборчивое, монотонное и нерадостное:
  -Вот это мы с тобой попали...
   Ну да, в космос попали! И уже давно! А вот куда еще - пока непонятно.
  
  Глава 15. "Бам!", "Бдыщ!", "Бамбыдыщ!"... и последствия.
   Кроме звезд и планет в космосе находится много всего интересного, а, порой, и весьма опасного для любого космического корабля, а иногда и некоторых планет! Например, астероиды! Еще их называют малыми планетами. Даже из названия можно представить, какими огромными бывают эти самые астероиды! Так же, как и наша родная Земля, астероиды движутся вокруг солнца, только собственной атмосферы у них нет, и форма - неправильная! Не то что земной шар!
  На астероиды похожи и кометы. Они так же движутся вокруг солнца, но отличаются своим составом. А самая главная особенность - это "хвост"! Конечно, этот хвост не такой, как у кота или собаки, и повилять им комета не может! Но сходство с хвостами некоторых животных, определённо есть! "Хвост" кометы, состоящий и из облака газа и пыли, тянется за своей хозяйкой! При этом в длину этот самый "хвост" бывает в несколько раз больше ядра кометы, то есть её тела. Вот на земле, к примеру, есть особая порода петухов - онагадори - чьи хвосты достигают аж десяти метров. Петух бежит, а его хвост волочится по земле следом, так и у кометы шлейф из частиц движется вслед за самой кометой! Иногда даже с Земли можно наблюдать это красивейшее явление космоса.
   Вдобавок к кометам в космическом пространстве есть метеороиды, вы наверняка о них слышали! Эти космические тела меньше астероидов, и нередко попадают в атмосферу нашей родной планеты. В земной атмосфере метеороиды начинают быстро гореть и оставляют яркий след, который называется метеором, а если все-таки метеороид долетает до поверхности Земли, то его уже называют метеоритом.
  А еще, к огромному сожалению, в необъятном космосе уже сейчас полным-полно мусора. Самого настоящего космического мусора! В отличие от комет, астероидов и метеороидов, происхождение мусора - искусственное, то есть дело рук человеческих. Это и всякие отработавшие свой срок спутники, и космические аппараты, и бесчисленное количество обломков, которые весьма опасны для космических кораблей и орбитальных станций.
   Всё это я, конечно, рассказываю вам не просто так! А чтобы вместе разобраться со всем, что сейчас начинало происходить с героями нашей книги. Понятное дело, муравей Муравейкин не имел представления о многообразии космических тел за бортом. А вот космонавт Муравейкин, естественно, прекрасно разбирался в подобных вещах, и понимал, насколько опасна любая встреча даже с малюсеньким метеороидом или обломком. Прибор на корабле Ивана Петровича совсем не зря пищал так громко и тревожно! К космическому кораблю, на борту которого находились космонавт и муравей, приближалось целое облако объектов, неизвестного происхождения. И, увы, траектория полёта вела экипаж корабля к неминуемому столкновению. Любой другой на месте Ивана Петровича непременно начал бы паниковать. Но не Иван Муравейкин, который мечтал о космосе с детства, стремился к полётам, тренировался и закалял свои нервы. Именно поэтому, даже сейчас он оставался спокойным и сосредоточенным. До критического (то есть опасного) сближения оставалось совсем немного, и время терять было категорически нельзя. Иван Петрович практически мгновенно составил в голове план действий, и приступил к работе. Первым делом домик муравья вместе с жильцом космонавт Муравейкин самым старательным образом закрепил так, чтобы в случае чего, убежище муравьишки выдержало, и он не пострадал. Следующим пунктом, стала лаборатория. Иван Петрович проверил крепления ящика космического огорода и дополнительно осмотрел здесь всё, что требовало срочного внимания. После этого наш герой, командир и единственный человек-член экипажа обошел все рабочие отсеки и направился к пункту управления кораблём, чтобы попытаться обойти нежданные препятствия.
   Муравей Муравейкин абсолютно ничего не понимал. К сожалению, в данных космических приборов муравей не разбирался, всё-таки не муравьиное это дело - космическими кораблями управлять. Муравьи и автомобили водить не умеют, и велосипеды с самокатами, не говоря уже о чем-то более сложном. Ростом не вышли! Даже очень подросший Муравейкин, умудрившийся стать частью экипажа, в полётах не разбирался. Кстати говоря, сейчас длина его тельца уже совершенно точно перевалила за два с половиной сантиметра - не каждый шмель вырастает до таких размеров. Так вот, бедный муравей осознавал, что происходит нечто странное. Тревожный писк, суета! Да только одно то, что его, муравьишку, человек впервые после переселения отстегнул от себя и бросил в одиночестве, не позволяло оставаться спокойным! Если быть совершенно честным, то храбрый Муравейкин ужасно испугался. За весь полёт космонавт так резво бегал и суетился всего однажды, когда злополучный болтик, обнаруженный улетевшим муравьём, отвинтился. И то, тогда всё довольно быстро закончилось. А сейчас с каждым мгновением ощущение опасности только нарастало. Как известно, бояться лучше вместе, поэтому муравей подплыл к зелёному соседу по жилью, и обнял стебелёк своими лапками. Вот тут-то всё и произошло. "Бам!", "Бдыщ!", "Бамбыдыщ!" - раздалось со всех сторон! Муравьиный домик ощутимо тряхнуло. А потом ещё и ещё. Муравья сжимало, болтало похлеще того раза, когда начались перегрузки при взлёте. Свет мигал. Непонятные жуткие звуки "И-и-и-и-у-у-И-и-и-и-у-у-И-и-и-и-у-у" разносились по всему кораблю. Пару раз муравья стукнуло о стенки домика, не смотря на то, что он сильно-сильно держался лапками за растение. И в момент, когда Муравейкину показалось, что всё, силы его закончились и всему пришёл конец, стало легче. Трясти перестало, больше никаких "Бам" и "Бдыщ" не ощущалось и не слышалось. Только свет всё еще мигал и пронзительное "И-и-и-и-у-у-И-и-и-и-у-у-И-и-и-и-у-у" никак не прекращалось.
   Иван Петрович Муравейкин был предельно сосредоточен! Всё, что можно было зафиксировать на случай столкновения, космонавт зафиксировал. Всё, что необходимо было проверить, проверил. И сейчас ему предстояло из автоматического режима перенять управление на себя и приложить все усилия, чтобы не столкнуться с самым большим то ли обломком, то ли метеороидом. Наверное, это были самые сложные и самые тягучие мгновения жизни Ивана Муравейкина. Вы же знаете, что в каждой минуте всегда остается шестьдесят секунд? Но при этом минута может пролетать почти мгновенно, а может тянуться бесконечно. Например, пять минут скучного урока или ожидания похода в зоопарк иногда кажутся очень долгими, а пять минут в любимой игре или при просмотре интересного мультфильма проходят незаметно. Так было и с космонавтом в этой непростой ситуации. Время, которое оставалось на проверку корабля пронеслось с невиданной скоростью, зато потом, словно извиняясь за свою торопливость, секунды начали капать медленно-медленно, продлевая волнения и преумножая тревоги. Было непросто, но вот уже в который раз космонавт Муравейкин доказал, что выбрал в жизни верный путь. Иван Петрович осторожно вел корабль, маневрируя между препятствиями. Было очень и очень непросто! Управлять космическим кораблём, это не на самокате кататься! Да и на самокате разве что в лужу можно въехать или на кочке споткнуться, а тут целое облако космических препятствий. Космонавт старался просчитать каждый шаг, и в итоге самый крупный центральный осколок наконец-то остался позади, но полностью без проблем, увы, не получилось. Скорость космического корабля, конечно, не сравнится даже со скоростью автомобиля! Тут приходится реагировать очень и очень быстро. И облетая так неудачно встретившийся им объект, Иван Петрович всё же не смог уклониться от нескольких более мелких... Вот тут-то и случилось то самое "Бам!", "Бдыщ!", "Бамбыдыщ!". Конечно, случившееся столкновение не могло сравниться с тем, которого корабль избежал. Но и это происшествие принесло массу неприятностей. Корабль очень сильно тряхнуло несколько раз. Сам космонавт не удержался на месте и отлетел в сторону от резкого толчка. Хорошо, что человеком он был тренированным, и среагировать смог молниеносно, поэтому совершенно не пострадал. После одного из ударов, сразу в некоторых местах корабля на мгновение погас свет, а затем включилось аварийное освещение и заработала звуковая сирена. Отказало что-то из оборудования. Пока еще не было до конца понятно, насколько всё серьёзно, но кое-где явно намечались проблемы. Например, система дальней радиосвязи совершенно точно не работала, а это значит, сообщить на Землю о том, что космонавт жив и здоров сейчас не было никакой возможности. Со всем этим Ивану Петровичу предстояло долго и подробно разбираться.
   Половина четвертого утра нового дня стала самым сложным моментом всего полёта. Сейчас, когда всё уже случилось и в мыслях начал формироваться список последствий и проблем, силы на какое-то время покинули Муравейкина-человека, и ему стало страшно. Если не считать муравья, на космическом корабле Иван Петрович был один. И от того, справится ли он, зависело их возвращение домой. Что делать в целом, космонавт Муравейкин понимал, но вот, с чего начать?.. Это был вопрос. Тем не менее, ответ нашёлся довольно быстро. Первым делом нужно проверить, как дела у муравья. Вместе и не так страшно, и веселее.
   Муравей Муравейкин всё ещё дрожал, вцепившись в листок. Тряска корабля уже прекратилась, а вот изнутри муравьишку трясло так сильно, что невооружённым взглядом можно было увидеть самое настоящее листотрясение в глубине муравьиного домика. Именно в таком виде и обнаружил его вернувшийся человек. Судя по всему, космонавт обрадовался встрече и всё приговаривал что-то ласковое и успокаивающее. Муравью даже стыдно стало, что он, такой храбрый, трясётся, словно хвост у трясогузки и успокоиться никак не может! Маленькому Муравейкину пришлось сделать над собой неимоверное усилие, чтобы расцепить лапки и, наконец-то, оторваться от измученного листочка. Получилось не сразу. Лапки будто приклеились и никак не хотели расслабляться. Человек не корил муравьишку за слабость, не смеялся, а всё время подбадривал! И это было очень приятно. Наверное, именно в такие моменты рождается крохотное зёрнышко настоящей дружбы, в которой тебе обязательно протянут лапку, пусть даже и мысленно. В конце концов, у нашего маленького героя всё получилось, и он начал медленно двигаться в невесомости, разминая конечности и приходя в себя. Муравейка оглядывался, а совсем рядом ему по-доброму улыбался человек.
   Если бы вы только знали, как обрадовался Иван Петрович, увидев муравьишку! Малыш совершенно точно был очень напуган. Он висел, вцепившись в зелёный листик, но был жив! И это главное. Да и растение на первый взгляд не сильно пострадало. Был сломан кончик одной веточки, внутри муравьиного жилища кружило несколько поврежденных листочков, но в остальном всё было в порядке. Муравей висел, и всё время дрожал, словно от холода. Космонавт Муравейкин прежде и не догадывался, что такое возможно - увидеть дрожащего муравья. За всё время этого полёта он уже столько раз удивлялся, что, наверное, кому-то на всю жизнь хватило бы! И сейчас, переборов удивление, Иван Петрович попытался успокоить своего маленького шестилапого друга, а заодно и себя самого.
  - Страшно тебе, брат, да? - произнёс Муравейкин старший. - Мне тоже страшно. Вот это мы с тобой попали! Выберемся - героями станем! Ты давай, приходи в себя. Нам с тобой еще корабль ремонтировать.
   Не то чтобы Иван Петрович всерьёз рассчитывал на помощь муравьишки, но отчего-то ему становилось легче от мысли, что справляться со всем этим ему придётся не в одиночку. Вскоре малыш всё-таки оставил свой листочек и перестал дрожать.
   На муравьином домике обнаружилась одна трещина, к счастью, критических повреждений не было, поэтому шар с муравейкой занял привычное место рядом с космонавтом. Муравейкиных ждал непростой и очень важный день, в котором им предстояло многое сделать.
  
  Глава 16. Маленькая глава о большом переполохе на Земле
   На Земле в Центре управления космическими полётами с раннего утра по тревоге собрались десятки самых разных специалистов. Чрезвычайная ситуация, да еще и в космосе - это вам не рядовое событие, это очень и очень серьёзно. В три часа пятнадцать минут по московскому времени с экспериментального корабля от космонавта Ивана Петровича Муравейкина поступило экстренное сообщение о том, что на пути следования космического аппарата возникло плотное облако космических тел - метеороидов или космомусора. Для корректировки маршрута времени было уже недостаточно, и потому космонавт Муравейкин сообщал, что управление берет на себя и действовать будет по обстоятельствам. Спустя несколько минут связь с экспериментальным космическим кораблём была потеряна. Конечно, в Ивана Муравейкина верила вся страна, но космос - это космос, там всякое могло случиться.
   Вы только представьте себе, что в этот день творилось в Центре управления полётами! Ведь важна и сложна не только работа космонавтов, есть на свете еще много других необходимых профессий, связанных с космосом. Это и инженеры-конструкторы, и робототехники, и разные аналитики, и учёные космогеологи и космобиологи, и многие, многие другие. Даже, если в космосе находится всего один человек, то на Земле за его полётом следят сотни профессионалов. В Центр управления полётами направляется вся информация со станций слежения нашей страны! Множество людей её анализируют, делают выводы и прогнозы! Полученные данные передаются на борт космических аппаратов! Всего просто не перечислить в одной маленькой главе.
  После потери связи с кораблём Ивана Муравейкина, паника в Центре управления полётами, конечно, не возникла, ведь вокруг работают серьёзные люди. Но все очень сильно встревожились. К вечеру этого дня, настроение работников Центра было отвратительным. Космонавт Муравейкин так и не вышел на связь с Землёй.
   Сильнее всех волновались мама Ивана Петровича, его жена Лидочка и дочка Маруся. Это для страны он был известным космонавтом, а для мамы Иван Петрович даже в тридцатипятилетнем возрасте оставался обожаемым сыном Ванечкой, которого она ждала дома с пирожками и домашними пельменями. Для любящей жены Лидочки Иван Петрович всегда был любимым Ваней, ожидая которого Лидочка ночью смотрела на звёзды, мысленно ведя беседы, варила летом малиновое варенье, а зимой делала апельсиновый джем. Для восьмилетней Маруси Иван Петрович, конечно, был самым лучшим папой не только на Земле, а во всей Вселенной! Маруся им очень гордилась, сочиняла и записывала в блокнотик стихи для папочки:
  "На корабле космическом мой папа,
  Медведице большой пожмёт он лапу,
  Заглянет на полярную звезду!
  А я его ужасно дома жду!".
  Мама Ивана Петровича, супруга Лидочка и дочка Маруся тоже прибыли в Центр управления полётами, потому что сидеть дома в неизвестности просто невыносимо, а все свежие новости можно было узнать именно тут, в Центре. Семья Ивана Петровича Муравейкина тихонько сидела в уголке и ждала хороших новостей. Именно хороших, и никак иначе! Все они, и мама Ивана Петровича, и его жена Лидочка, и дочка Маруся были абсолютно уверены, что с их любимым героическим сыном, мужем и папой всё в порядке, и он непременно справится со всеми сложностями. Маленькая Маруся, правда, немного переживала о муравье, но и в него девочка тоже верила!
   Ночь не принесла никаких новостей. Зато утром, ровно в семь ноль пять в зале Центра управления космическими полётами раздался уставший голос Ивана Петровича Муравейкина:
  -Земля, Муравейкин на связи. Система связи вышла из строя после столкновения с неизвестным космическим объектом. Занимался восстановлением больше суток. На корабле еще ряд небольших поломок. Есть трудности с системой обеспечения космолаборатории. Но мы с муравьём живы-здоровы. Будем работать. Только нужно немного поспать.
   Во время всего отчёта в Центре стояла тишина. Люди слушали космонавта, затаив дыхание. А затем раздался истошный радостный визг Маруси:
  -Иииииииииииииииии! Папааааа! Уррраааааа!
   Руководитель Центра управления о неожиданности, чуть со стула не упал от такой голосовой атаки! Но удержался, и в ту же секунду весь зал взорвался аплодисментами и поздравлениями! Мама Ивана Петровича и его жена Лидочка обнимались, а Маруся ураганом носилась и кричала всем:
  - Я же говорила, с папой всё будет хорошо!
  А космонавта руководство, конечно, отпустило отдыхать, договорившись о связи через несколько часов для подробного отчёта и совещания. Земля ликовала!
  
  Глава 17. Космический ремонт малыми силами.
   А на далёком космическом корабле человек и муравей уже погружались в долгожданный сон. Шутка ли, провести больше суток на ногах, да еще и в стрессовой обстановке! Когда Иван Петрович нашёл муравейку, начался совместный осмотр корабля. Уже и так было известно, что потеряна связь с Землёй, требует небольшого ремонта освещение двух отсеков. Выяснилось, что обшивка корабля, к счастью, не пострадала, утечек кислорода не было, и, в целом, система жизнеобеспечения была в порядке. Космонавту Муравейкину пришлось поволноваться, когда вдруг возник сбой центрального бортового компьютера, и произошла потеря ориентации корабля. Но пока Иван Петрович судорожно думал, что делать, всё само собой как-то наладилось и заработало. Основные сложности ожидали экипаж в космолаборатории. При ударе пострадали экспериментальные растения, а также была практически разрушена система капельного полива. Вопрос ультрафиолетового освещения решался просто - заменой лампочек, а вот с поливом растений было сложнее.
  Каждый ответственный человек (а космонавты другими быть просто не имеют права) умеет выставлять приоритет задач. Проще говоря, умный человек сначала выявляет самые важные задачи, чтобы решить их в порядке срочности, а затем приступает к работе.
  Иван Петрович Муравейкин всегда старался поступать именно так. Аварийную сигнализацию командир корабля успел отключить, и в привычном гудении работающего оборудования думалось гораздо легче и спокойнее. Итак, хуже всего обстояло дело в лаборатории. Даже, возможно, эксперимент можно было считать загубленным, если через какое-то время растения окончательно погибнут. Это было плохо, но от космолаборатории не зависело возвращение домой. Значит, задача по её восстановлению не была самой главной. А вот утерянная связь с родной планетой - становилась проблемой номер один. Во-первых, помощь Центра управления полётами необходима всегда, а, во-вторых, космонавт Муравейкин даже представить себе боялся, что сейчас чувствуют его семья, его друзья и коллеги, не зная, жив он или нет. А для того, чтобы понять, что случилось со связью и начать ремонт, необходимо полноценное освещение вокруг. Вот так просто и логично почти сама собой определилась последовательность дел! Сначала починить свет, затем осмотреть систему связи, определить причину поломки и приступить к налаживанию сообщения с Землёй. Ну, а в перерыве желательно обеспечить хотя бы полив растениям космического огорода. Составив план, Иван Петрович приободрился, собрался и подмигнул маленькому Муравейкину.
  -Ну что, приступим? Мы учились не напрасно, космонавтам всё подвластно! - лихо срифмовал космонавт Муравейкин и отправился за инструментами.
   Муравьишка за последние минуты тишины окончательно пришёл в себя. Он осмотрелся, проверил состояние растения и немного успокоился. Сам муравей практически не пострадал. Очень испугался - это да, но не поранился, даже не стукнулся ничем. Зелёный сосед тоже был почти в порядке. Одна из веточек подломилась при ударе, да пара листьев упала, но корни остались целыми, стебель был полон сил и основная масса листвы прочно держалась. Пройдет пара дней, и даже заметно не будет. Человек, судя по всему, тоже нормально себя чувствовал. Двигался без проблем, разговаривал и вёл себя обычно. Так что о его здоровье и самочувствии можно не волноваться. А вот окружающая обстановка муравьишке не нравилась. Непривычно темно - это раз. Тонкий слух муравья улавливал, что оборудование местами гудит иначе - это два. В голосе человека сохранялась тревога - это три. Что делать? Куда бежать? Со вторым вопросом, как раз всё легко. Бежать некуда - разве что привычно по кругу, но не хотелось. А вот, о "что делать?" - действительно стоило подумать. Ничем особым человеку маленький Муравейкин пока помочь не мог. Но вот подбодрить - можно попробовать! Не прятаться никуда, не лениться кверху брюшком, а быть рядом. И, если что, протянуть лапку помощи. Муравейка подплыл к стенке домика, прикоснулся к ней лапкой и посмотрел на человека. И, о чудо! К внешней стенке домика человек в то же самое место приставил свой палец и улыбнулся. Друзья не всегда могут пожать друг другу руки, но для дружбы всё равно нет никаких преград.
   Одна пара рабочих человеческих рук и три пары муравьиных лапок поддержки способны на многое. Космонавт Муравейкин и муравей Муравейкин шаг за шагом восстанавливали систему энергоснабжения - возвращали свет на корабль. Работа была, может, и не сложной, но кропотливой. Да и сделать пришлось немало. Иван Петрович вытаскивал блок за блоком, проверял оборудование специальным тестером (это прибор такой, который определяет, работает что-то или не работает). Работающие блоки он ставил на место, сломавшиеся заменял, и так несколько часов. А примерно в девять утра по московскому времени космонавт осознал, что они с муравьем даже не завтракали и без сил опустил руки.
  -Перекусим? Небось, тоже проголодался, брат! - проговорил Иван Петрович. И был готов поклясться, что в ответ ему муравьишка кивнул.
  Завтракать космонавт Муравейкин решил серьёзно. Во-первых, проголодался, а, во-вторых, непонятно, когда получится пообедать, ведь не каждое дело можно на полпути бросить. Напарнику-муравью завтрак достался тоже вкусный, сытный и обильный. Такой стресс был у насекомого, надо организм восстановить, особенно учитывая бурный рост подопечного. Иван Петрович линейкой муравья, конечно, не измерял, но на глаз выходило примерно три с половиной сантиметра. Богатырь, а не муравей! Такому еды нужно немало! Опасаться муравьишку космонавт перестал еще после разговора с учёными, а сегодня вдруг понял, что муравей ему и правда становится настоящим другом. Так что кормил он товарища с удовольствием, и ничего не жалея.
  После завтрака подошла очередь восстанавливать полное освещение в отсеке космолаборатории. Здесь сегодня было немного уныло, даже настроение упало у обоих Муравейкиных. Растения подвяли, листья и стебли выглядели слабыми, кое-где корни выглядывали. Огород пострадал от тряски, влаги не хватало - система полива не работала. Можно было, конечно, попробовать шприцем впрыскивать воду под корень, как в первый день после пересадки хилого ростка к муравью, но сейчас тратить время на полив Иван Петрович просто не мог. Уж очень кропотливое это занятие, и может отнять слишком много драгоценных минут. Космонавт Муравейкин тяжело вздохнул и собрался приступить к дальнейшему ремонту освещения, но вдруг наткнулся на тоскливый взгляд муравья. Бедняжка печально смотрел на несчастные растения, перебирал лапками и явно очень волновался.
  -Ну, не могу я сейчас ими заниматься! - в сердцах воскликнул расстроенный космонавт!
   Муравей внимательно посмотрел в глаза человеку, затем снова перевёл взгляд на космоогород, и опять на человека. Иван Петрович начал подозревать, что муравейка совсем не зря ведет себя так. Странно, конечно. Но этот муравей вообще особенный: и растёт быстро, и прячется хорошо, и, вообще, как уже не раз замечено, глаза у него умные. Немного чувствуя себя сумасшедшим оттого, что не просто разговаривает с муравьем, а всерьез ждёт ответа, Иван Петрович Муравейкин спросил:
  -Хочешь помочь, малыш?
  Муравей снова кивнул. У космонавта даже дыхание перехватило. Ну, надо же! Ответил!
  Муравей ему ответил! Иван Петрович ни капли не сомневался, что на Земле ему никто не поверит, но до Земли сейчас было далеко, а от помощи отказываться - глупо. Хорошенько, но быстро, поразмыслив над ситуацией, космонавт решил временно посадить муравьишку в отсек сильно пострадавшего огорода. Эксперимент экспериментом, а с муравьем у растений был шанс выжить. В противном случае, до Земли огород точно не доживёт...
   Сейчас, когда муравей настолько вырос, потерять его при переселении было уже не так просто. Иван Петрович открыл большой ящик, поднес к нему муравьиный домик и отвинтил крышку. Муравей уже был наготове и сам поплыл в нужном направлении. Муравейкин старший затаил дыхание и, всё ещё не веря глазам, закрыл ящик с экспериментальными растениями. Он некоторое время смотрел на своего помощника, пока тот передвигался между стебельками. Когда Иван Петрович хотел было отправиться по своим ремонтным делам, муравей поднял на него глаза и выжидающе посмотрел. Сначала космонавт ничего не понял. Но тут же сообразил, что для полива нужна вода, а муравью её взять неоткуда! Вскоре внутри большого ящика тут и там плавали в невесомости шарики воды. Теперь дело осталось за муравьём. И, как бы ни было Ивану Петровичу интересно посмотреть на работу муравьишки, но это было невозможно! Освещение само по себе работать не желало. Человека Муравейкина ждало продолжение большого ремонта.
   Муравей Муравейкин и сам не понял, как это всё получилось. Он вдруг увидел торчащие корни, искривлённые стебли, вялые листья... И так тоскливо стало, так жалко бедные растения, что караул. Он помнил, каким зеленым этот ящик был раньше, да его росточек с остальными растениями и сравниться недавно не мог! И, раз он, Муравейкин, спас один росточек, значит, сумеет помочь и остальным. Тем более, когда человек поместил крохотное растение в муравьиный домик, то и корни там были никудышными, и вообще весь росток хилым. А тут растения потрепало совсем недавно. Им бы немного ухода, и всё бы наладилось. Только человеку сейчас точно не до огорода. И тогда муравьишка понял, что помочь может только он, отважный и сильный муравей из рода Муравейкиных. То, что человек сумел его понять, было почти чудом! Но думать об этом сейчас некогда! Ждёт работа. Ростков много, а муравей на них всего один. К счастью, теперь он не такой маленький, каким был прежде. Две недели назад точно не справился бы, а теперь есть все шансы. И малыш приступил к делу. За время, проведенное в космосе, Муравейкин привык к разным странностям: и к тому, что сам передвигается в воздухе, и к тому, что вода не течёт так, как на земле. Выходив свой крохотный росточек, муравейка уже точно знал, что нужно делать, чтобы всё получилось. Работы предстояло много и трудностей намечалось тоже предостаточно, но муравьи перед сложностями не отступают! А уж наш маленький герой и подавно не собирался сдаваться.
   Если бы кто-то мог понаблюдать за происходящим в лаборатории, ни за что не поверил бы своим глазам и ушам. Иван Петрович Муравейкин занимался своим делом и при этом умудрялся разговаривать с муравьишкой. Тот, увы, не отвечал. Но космонавт был полностью уверен, что напарник его понимает. А это уже неплохо. А муравей Муравейкин тем временем совершал очень странные действия. Он отталкивался от верхней стенки, мчался к ближайшей капле и толкал её прямо под корешки. Через полчаса такой работы, меткость муравья возросла до такой степени, что он смог бы коту на нос прыгнуть с ветки любого дерева, и не промахнулся бы! К тому моменту, как Иван Петрович закончил, и повсюду полностью восстановилось освещение, муравьишка уже без сил болтался, не желая даже шевелиться. Если бы мог, еще бы и язык на бок свесил. Так устал, что казалось, провисел бы вот так до следующего утра. Но загорелся дневной свет, муравей встрепенулся и посмотрел на человека.
  -Устал, дружище? - спросил Иван Петрович. И сам же ответил: - Конечно, устал. Я и сам вымотался, а впереди еще столько дел. Обед мы, брат, пропустили. А вот поужинать очень надо.
  После чего космонавт Муравейкин открыл ящик с чуть повеселевшими растениями и отвинтил крышку муравьиного домика. Через мгновение наш маленький герой уже был у себя. А после ужина - вкусного, питательного и очень полезного - Иван Петрович занялся системой связи с Землёй. Маленького Муравейкина, объевшегося за ужином, разморило, спать хотелось неимоверно. Но он держался изо всех своих муравьиных сил. Разве мог муравей хотя бы в мыслях допустить, что он сам уляжется отдыхать, а человек останется бодрствовать в одиночестве? Конечно, нет. Так не по-дружески! Всю ночь космонавт чинил свой прибор. Что он там такого делал, муравьишка не понимал - не обучен. Но зато наблюдал за работой с удовольствием, а еще слушал. Человек, наверное, тоже хотел спать, и, чтобы не уснуть, рассказывал муравью всё подряд. Он говорил о том, что делает, какой инструмент для чего нужен, ругался, когда что-то не выходило, радовался, когда получалось! А еще человек впервые рассказал о своём доме и семье, которая его ждёт. Особенно много говорил о дочке Марусеньке, с которой нужно обязательно познакомить муравьишку. А маленький Муравейкин слушал и вспоминал свою семью. Только у него уже вряд ли получится вернуться к своим родственникам - слишком большим он вырос. Теперь на нём половину муравейника катать, как на слоне можно! И ни в один муравьиный ход наш космический путешественник больше не поместится. Мысли в голове муравья уже начали совсем путаться, когда человек произнёс:
  -Ну, будем пробовать. Поехали! - и что-то нажал. А потом сказал уже не Муравейкину, а кому-то еще:
  -Земля, Муравейкин на связи. Система связи вышла из строя после столкновения с неизвестным космическим объектом. Занимался восстановлением больше суток. На корабле еще ряд небольших поломок. Есть трудности с системой обеспечения космолаборатории. Но мы с муравьём живы-здоровы. Будем работать. Только нужно немного поспать.
  
  От усталости у космонавта дрожали руки, а у муравья лапки. И стоило лишь принять положение для сна, как они оба уже спали.
  
  Глава 18. Трудности ремонта и снова икота.
  
   Мирное гудение внутри космического корабля успокаивало. Приглушённый свет не ослеплял и не раздражал глаза. Где-то там за бортом было столько всего неизвестного! Космический корабль, на котором летели наши герои, казался песчинкой в сравнении с любой из звёзд. Ивану Петровичу Муравейкину снилась родная планета Земля, с её густыми хвойными лесами, в аромате которых начинается сказка, с её березовыми и дубовыми рощами, где ощущаешь себя дорогим гостем, с её могучими реками, которые несут свои воды и рассказывают людям истории о незапамятных временах! Ивану Петровичу снилась мама, которая всегда в него верила, и еще маленьким водила в спортивные секции. Снилась любимая жена Лидочка, которая гордилась им, поддерживала и всегда ждала дома. Снилась маленькая Маруся, которую он носил на руках, а потом малышка вдруг как-то выросла и пошла в школу! А еще чудился запах домашнего борща и яблочного пирога. И тут Иван Петрович проснулся от странного урчания. "У-у-у-у-у-урррррр"... Космонавт Муравейкин был не дома, а всё там же, на борту космического корабля, в тысячах километров от Земли. И урчать тут было некому! Даже кошки рядом не могло быть! Разве что муравей... Иван Петрович резко дёрнулся и в испуге посмотрел на домик муравьишки! А что, если, пока он тут спал, муравей вырос... Вырос настолько, что уже урчит, как неизвестно кто!
  Муравей и правда, вырос. Только до "неизвестно кого" ему было еще далеко. Всё-таки примерно сантиметра четыре в длину - это еще не страшно. В этот самый момент урчание повторилось.... "У-у-у-у-у-урррррр"... И космонавт Муравейкин расхохотался. Урчал живот самого Ивана Петровича и требовал еды! Всё правильно, ужинали они с муравьишкой еще вчера вечером, потом всю ночь работали, а утром упали спать. Сейчас день был уже в самом разгаре, на часах - четырнадцать часов ровно.
   Именно это "У-у-у-у-у-урррррр" разбудило и маленького Муравейкина, которому как раз снилось, как они с человеком возвращаются домой, и там о героическом муравье пишут в разных газетах! А потом его большая муравьиная семья узнаёт о том, каким он стал! А еще снилось, что космонавт знакомит его с девочкой Марусей. И там, во сне, муравью Муравейкину кажется, что они обязательно подружатся! Это был такой чудесный сон, в котором ярко сияло солнце, на ветках зрели сочные оранжевые абрикосы с красными точечками, а на листиках блестела роса, которая не убегала в разные стороны, а летела строго вниз, если тронуть её лапкой. Но злополучное "У-у-у-у-у-урррррр" всё испортило... Сон испарился, будто его и вовсе не было. Муравей разочаровано огляделся и увидел рядом едва проснувшегося человека, который тоже смотрел по сторонам. Тут снова прозвучало это самое "У-у-у-у-у-урррррр"... И человек начал смеяться. А затем, успокоившись, накормил муравья, и вся еда была очень-очень вкусной, а, может, просто муравей был очень-очень голодным.
   Немного отдохнувший и вкусно пообедавший Иван Петрович Муравейкин старательно делал записи в своем блокноте, а попутно составлял план действий на сегодняшний день. Вечером их с муравьём ждал плановый сеанс связи с Центром управления полётами, но сейчас еще было время и на повседневные дела, и на подробный осмотр космолаборатории, ведь с системой полива что-то надо решать. Муравьишка, конечно, молодец, но вчера, поливая, он совсем выбился из сил. Там и без полива ему работы хватит. Космонавт Муравейкин очень надеялся, что к возвращению на Землю, росточки успеют набраться сил, а времени оставалось совсем немного. Так что, осмотрев свой космический аппарат после ремонта, проверив показания всех приборов, Иван Петрович вместе с муравьишкой целенаправленно пошёл заниматься лабораторией. Система полива растений в космосе, это, конечно не лейка с ручкой, а сложный прибор с множеством всяких трубочек, датчиков и прочих деталей. Масштаб работ предстоял не такой большой, как с освещением корабля, но процесс требовал предельной сосредоточенности и аккуратности. Не зная, в чем именно состоит проблема водоснабжения растений, космонавт Муравейкин даже предположить не мог, сколько это всё займет времени, но был настроен решительно. Пусть муравей пока в огороде похозяйничает, думал Иван Петрович, а я займусь ремонтом.
   К великой радости маленького Муравейкина, сегодня ящик с зеленью выглядел радостнее: и стебли набрались сил, и листики расправились. Правда, вспомнив вчерашний марафон с водяными шариками, муравейка погрустнел. Тяжёлая это работа, и плавать опять неохота. Человек, как и вчера, запустил его внутрь, но воды не дал. Малыш посмотрел туда-сюда и пришёл к выводу, что пока и без полива найдет, чем заняться. Шаг за шагом проверял он состояние каждого ростка, нырял к корням, удобрял там, где надо и представлял себя чуть ли не в лесу! Это для Ивана Петровича космолаборатория была не таким уж и большим сооружением, а для муравьишки каждый росток, как дерево для человека. Муравей хоть в размерах и увеличился, но и растения успели о-го-го как подрасти! В общем, то ли налетался, то ли наплавался по воздуху муравей вдоволь. И тут что-то изменилось, зажужжало, забулькало, и из-под корней вырвались десятки водяных пузырей. Муравья мигом снесло этим странным дождём и закинуло вверх, окатив всего, до самых усиков. Он барахтался где-то наверху под самой крышкой, отфыркиваясь, а по нему снова то и дело попадали удары водяными каплями. Каждый из нас прекрасно знает, что дождь всегда идет сверху вниз, а у Муравейкина все было с точностью наоборот. Капли под напором вылетали снизу, и разбивались о поверхность крышки вверху. Еще чуть-чуть и Муравейкина с головой накроет! Плавать он-то, конечно, научился, но по воздуху! А в воде дышать совершенно не получалось! Ладно уже, стал космическим муравьем. Но в водяные он не записывался!
  -Ка-ра-ул! - обязательно бы закричал муравейка, если бы только сумел. Пока у него выходило в лучшем случае "буль-буль-буль"... А где-то рядом еще и человек кричал и суетился.
   Сначала Ивану Петровичу ремонт системы полива лаборатории показался плёвым делом. Проверить целостность трубочек, креплений, глянуть датчики, насос. Так постепенно и поломку выявить можно, и починить. Только, не тут-то было. Иван Петрович, действительно, аккуратно всё проверил, заменил повреждённые трубочки и один из датчиков, всё подключил и запустил водоснабжение. Только давление воды оказалось отчего-то гораздо сильнее, и вода не маленькими капельками пошла прямо к корням, а под напором вырывалась из-под корней, снося всё на своём пути! Космонавт Муравейкин растерялся всего на мгновение, а потом сразу же нажал кнопку "выключить", но было поздно. Муравья сбило водяными каплями, вода собралась под крышкой экспериментального ящика и грозила вырваться наружу! Сам муравьишка барахтался, молотя лапками из последних сил и пытаясь вдохнуть. А еще, вы только представьте, что будет, если огромная каплища (размером с большую бутылку лимонада) вдруг начнет летать по космическому кораблю. Везде аппаратура, сложнейшие приборы! Да мало ли куда занесёт эту огромную каплю?! Последствия могут быть самыми неприятными... Паниковать было просто некогда. Иван Петрович Муравейкин, известный космонавт, отважный человек и просто замечательный друг, схватил одну из запасных трубочек системы полива, просунул в отверстие крышки и начал пить воду... Пить нужно было быстро, муравейка уже явно выдыхался и ему срочно нужна была помощь. А еще нужно умудриться не проглотить самого муравья. Благо, четырехсантиметровое насекомое съесть или выпить не так уж просто, но всё равно надо быть аккуратным. Иван Петрович поглощал жидкость с чудовищной скоростью, огромными глотками, при этом умудряясь отслеживать положение и состояние муравья!
   Вы себе можете представить, как это - выпить полтора литра жидкости, да еще и очень-очень быстро? Полтора литра - это шесть больших кружек воды или семь с половиной кружек поменьше... Поверьте, не самая простая задача, но космонавт Муравейкин справился. Сделав последний глоток и дунув в трубочку, чтобы вытолкнуть застрявшего там муравья наружу, Иван Муравейкин попытался расслабиться и тяжело-тяжело задышал. Внутри всё булькало. Сейчас Ивану Петровичу казалось, что пить он не захочет больше никогда в жизни... И есть, наверное, тоже не захочет. И всякие трубочки со шлангами будет ненавидеть всегда. Но, при этом он даже немного гордился собой, ведь не растерялся и успел. Муравейка, немного напуганный и какой-то растрепанный, потихоньку приходил в себя. А потом раздался "И-и-ик" - громкое, на весь отсек! И Ивана Петровича, выпившего слишком много воды, в невесомости по инерции понесло назад! А в экспериментальном ящике раздалось почти беззвучное "И-и-ик", и муравья Муравейкина тоже, совсем как в тот далёкий первый день, стукнуло о прозрачную стенку. Космонавт Иван Муравейкин наконец-то разгадал загадку, мучившую его так долго! Так вот почему муравей тогда себя так странно вёл! "И-и-ик"!
   Как оказалось, икота прекрасно лечится смехом! Человек громко и с чувством так заразительно и долго смеялся, что муравьишка умудрился дыхание затаить и икать перестал. Иван Петрович, перестав смеяться, тоже обнаружил, что больше не икает. Он пересадил муравья в его жилище (на всякий пожарный случай), отрегулировал давление в системе и только потом аккуратно проверил, как всё работает. К всеобщему счастью, оказалось, что всё прекрасно функционирует! И довольные Иван Петрович и муравей отправились перекусить, а затем стали готовиться к долгому разговору с Землёй.
  
  Глава 19. Земля!
  
   Целый час Иван Петрович Муравейкин подробно рассказывал обо всех последних событиях, начиная с трех часов ночи, когда сигнал аппарата сообщил о приближающемся облаке небесных тел. Космонавт подробно перечислил список последствий столкновения, поведал, в каком порядке, что и как он ремонтировал, даже предоставил перечень использованных деталей и инструментов. Конечно, не умолчал и о помощи муравья! Ученые были поражены до такой степени, что сыпали и сыпали вопросами! Но самым ярким моментом доклада стал муравьишка собственной персоной. Иван Петрович, наконец, показал подросшего муравья. О, если бы вы только слышали, что тут началось! Если бы ученые и сотрудники Центра управления космическими полётами не видели нашего маленького героя на том далёком сеансе связи, когда муравей был, действительно, маленьким, то никто бы точно не поверил! Но тут выбора у них не осталось. И все даже дружно аплодировали такому результату! А еще Иван Петрович продемонстрировал растение в домике муравья! И это тоже вызвало переполох у земных учёных! Экспериментальный полёт экспериментального корабля оказался потрясающе успешным проектом!
   Все действия Ивана Петровича Муравейкина за последние дни руководство Центра управления полётами признало верными и даже похвальными. Даже историю с системой полива. Тут руководители отметили находчивость космонавта и быстроту его реакции. Муравья Муравейкина тоже хвалили и очень ждали на Земле, чтобы познакомиться лично. В конце беседы учёные строго-настрого приказали увеличить муравью физические нагрузки, ведь этот тут в космосе, невесомость, а на Земле действует сила притяжения! Учитывая то, как сильно вырос муравей за время полёта, ему дома поначалу будет очень непросто на своих лапках держать свое увеличившееся в разы тело.
  А в конце разговора самый главный начальник просто сказал:
  - Муравейкин, пора собираться домой! Тут вас все очень ждут.
  И на сердце Ивана Петровича стало так тепло, что даже муравей Муравейкин прочувствовал всю важность момента.
   Следующие дни были еще больше загружены работой и всевозможными заботами. Между прочим, на муравье тоже лежали хлопоты: о его ростке и лабораторном огороде. Поливать растения уже не было необходимости, всё автоматически прекрасно работало. Но вот ухаживать за корнями, рыхлить, удобрять и тому подобное - это муравейка делал с удовольствием. За неделю потрёпанные аварией стебли стали такими же крепкими, как раньше, или даже лучше. Уставал, конечно, наш герой, но хорошая еда и спокойный сон помогали со всем справляться. А еще ему приходилось старательно тренировать лапки! Оказывается, важно не просто плавать в воздухе, нужно стараться передвигаться, держась за стебельки, ведь там, на Земле летать уже не получится. Человек занимался усердно, и муравью пришлось брать с него пример. Так и пробегали дни: подъем, зарядка, завтрак, работа, обед, перерыв, снова занятия, ужин, обход и отбой. Муравьишка окреп! Он не только умудрился еще вырасти, но и стал намного сильнее. Может быть, это выглядело очень странным для муравья, но ему нравилось быть таким - почти великаном!
   Накануне дня возвращения Иван Петрович понял, что волнуется так, словно ему предстоит впервые проделать путь на Землю. Но волновался космонавт не за себя, а за муравьишку, ведь муравей уж точно никогда из космоса не возвращался. Известно ли вам, что приземление - это еще более сложный и тяжелый для организма процесс, чем взлёт с его перегрузками? Старт муравейка провёл в одиночестве, и Иван Муравейкин не переживал за него, так как даже не догадывался о попадании муравья на корабль. А сейчас ответственность за приземление и состояние муравьишки лежала на командире корабля. За последнюю неделю Иван Петрович тщательно продумал что, где и каким образом закрепить, чтобы растения получилось сохранить. О муравье космонавт думал, практически не переставая. Ясное дело, сам домик Муравейкин-старший тщательно пристегнет рядом с собой. Но надо ещё и как-то смягчить пространство внутри шарика, чтобы шестилапый товарищ не пострадал при тряске и приземлении. Зеленый росток Иван Петрович хотел вернуть в лабораторию, но муравей в него так вцепился, что разлучить их просто не получилось. Пришлось вечером перед сном готовить кусочки поролона нужного размера, чтобы утром изнутри выложить шарик. Встав пораньше, космонавт Муравейкин аккуратно разместил мягкий поролон так, чтобы росток и муравей остались в центре конструкции. А дальше командиру корабля предстояло вернуть свой маленький экипаж на Землю.
  Модель экспериментального корабля для одиночных полётов конструировалась как многоразовая! То есть, использовать для полётов этот корабль можно было не один раз, а несколько. Привычные космические аппараты не возвращаются на землю полностью. В нужный момент корабль "распадается" на приборно-агрегатный отсек, бытовой отсек и модуль для спуска космонавтов - спусковую капсулу. Лишние части сгорают в плотных частях атмосферы, а спусковая капсула летит на землю. Космическому кораблю под управлением Ивана Муравейкина предстояло целиком вернуться на родную планету. Система автоматической посадки должна была сама посадить корабль, и только в какой-то особой ситуации космонавт Иван Петрович мог перейти на ручной режим управления. Откровенно говоря, он очень надеялся, что переходить на ручной режим не придётся, потому что и так слишком большие нагрузки испытывал организм, проходя через все слои атмосферы. А еще надо муравьишку успокаивать и оберегать.
  Муравьишке было страшно, хотя не так страшно, как в тот первый раз. Тогда, при взлёте, муравей Муравейкин был совсем маленьким, растерянным, он был один, и всё происходящее случилось совсем неожиданно. Сейчас возвращения на Землю муравьишка ждал. Он изменился, окреп и многое узнал. Вдобавок у него был друг-человек, а вдвоём даже бояться не так страшно. Сегодня космонавт сделал муравьиный домик непрозрачным. Сначала Муравейкин ничего не понял, зачем это и как вокруг смотреть? А потом потрогал лапкой - мягко! Можно даже о стенку стукнуться, и не больно ни капельки! Половину утра маленький космонавт даже развлекался, болтаясь от стенки к стенке. А потом услышал:
  -Пять! Четыре! Три! Два! Один! Держись, брат! Поехали!
  И началось... Скрежетало, крутило, болтало муравья знатно. Издалека раздавался голос старшего товарища... Опять вернулось ощущение, будто на муравьишку соседский Тузик улёгся и вдобавок потянулся не вставая. Стало жарко, потом еще сильнее заболтало! Толчок! Удар! Муравья вмяло в переднюю стенку, которая, к счастью была мягкой. Спасибо тебе за это, человек! Муравейкина оглушило, на какое-то время он даже сознание потерял, а потом осознал, что лежит. Не болтается в воздухе, а лежит внизу и даже пошевелиться не может! Крышка муравьиного домика открутилась, куски мягкой обивки осыпались, и муравей увидел бледного улыбающегося человека.
   -Ну как, дружище, живой? Вот мы и дома!
  
   Эпилог.
   Даже самые долгие путешествия однажды заканчиваются. Если сравнивать с предыдущими полётами, то этот для Ивана Муравейкина был самым коротким по количеству дней. Но зато недавно закончившееся путешествие стало самым насыщенным, самым интересным и самым результативным! А если вспомнить, сколько событий и происшествий было на борту, то примерно на три космические командировки точно хватит. Ивану Петровичу казалось, что на этот раз он в космосе был полгода - не меньше! Даже чувствовал, как изменился сам. Теперь он замечал и листья на деревьях, и букашек вокруг, а мимо муравьев вообще пройти не мог без улыбки!
   После приземления несколько часов пришлось привыкать к земному притяжению, но это было не в первый раз, справился! А вот бедному муравью было тяжело! Мало того, что после космоса привыкнуть ходить нелегко, так еще и размеры у муравьишки стали совсем иными. Почти сутки, бедный, адаптировался к новым условиям. Космонавт Муравейкин друга в беде, конечно, не бросил. Подбадривал, кормил лично, как и прежде! Домой Ивана Петровича сразу не отпустили - разные тесты проходить заставили, анализы сдавать, вот он в перерывах и сидел рядом с муравьем в лаборатории. Вокруг бегали учёные, суетились, радовались, что возвращение прошло успешно, и заверяли Ивана Петровича, что муравейка совсем скоро не только ходить будет, но и бегать! И на следующий день муравьишка оправдал все ожидания окружающих, сначала встал на лапки, затем аккуратно прошёл, а через полчаса вовсю носился туда-сюда! Смущенные учёные никак не могли понять, это он радуется, или в ужасе от происходящего бегает? Маленького героя измеряли, взвешивали, охали и ахали, но кормить не забывали!
  А потом Ивана Петровича отпустили домой, и он долго обнимал маму, жену Лидочку и дочку Марусю, кушал борщ со сметаной и рассказывал им о приключениях, о муравейке и о том, как скучал по ним.
   Если сам Иван Петрович Муравейкин признавался, что этот полёт его изменил, то, что говорить о муравье Муравейкине! Прежде он никогда в космосе не был! Даже в другом городе не был! А тут такое путешествие! Всё, что было до приботинивания, казалось теперь какой-то другой жизнью... Столько всего с ним случилось, что самому не верилось! Он подружился с человеком, вырос, попробовал множество вкусных блюд, вырастил своё собственное растение, летал по-настоящему, как пчела, и даже лучше! Разве есть на целом свете еще хотя бы один такой муравей? После приземления Муравейкину было очень плохо. Он и подумать прежде не мог, что бывает настолько плохо. Лапки не слушались совершенно, всё тело тянуло и болело, словно кто-то колол его иголками. Муравьишка лежал, придавленный к полу и был почти уверен, что на него уселся невидимый толстый ёжик. Человек был рядом, подбадривал словами, кормил. Вокруг, конечно, были и другие люди, но что ему эти чужие люди, когда рядом был свой Человек! Постепенно боль проходила, а через день получилось встать, пройти ... и на радостях Муравейкин побежал! Оказывается, это так здорово - бегать и ощущать пол лапками. Он бегал туда-сюда до тех пор, пока не выдохся! Для счастья часто нужно очень мало, но об этом знают, увы, далеко не все!
   Муравья Муравейкина поселили в лаборатории в отдельном просторном домике с собственным огородом. Рядом, за стеклянной перегородкой жили и другие муравьи, но совершенно обычные и маленькие. Ходили слухи, что из этой компании потом отберут нескольких для следующего полёта, так что, возможно, скоро у муравья Муравейкина появятся друзья и подруги его размера! Космонавт Муравейкин навещал друга довольно часто, и, когда никто не видел, прижимал палец к прозрачной стенке, и муравьишка непременно прикладывал со своей стороны лапку! Однажды Иван Петрович привёл на работу свою дочь Марусю и познакомил их с муравейкой. Похоже, они сразу же друг другу понравились. Каждый раз, когда девочка приходила в лабораторию вместе с папой, муравей выбегал их встречать и никогда не прятался! А вот ученым иногда приходилось набираться терпения, чтобы найти муравьишку в его убежище! Прятаться он умел! И к садоводству-огородничеству у него был явный талант. Любые растения рядом с Муравейкиным росли просто с космической скоростью! И урожай, кстати говоря, был чаще, обильнее и вкуснее, чем на каких-то других грядках. Сплошные загадки для учёных!
   А ещё о космонавте Муравейкине и о муравье Муравейкине писали в самых разных газетах! Даже программу на телевидении про них сняли! Иван Петрович муравейке и статьи, и видео показывал. Это было так удивительно, что муравей потом долго не мог прийти в себя. И могу вас уверить, что газету с фотографией нашего героя видел весь клан Муравейкиных, и даже Садовые и Рыжие муравьи! С тех пор все им очень-очень гордятся.
   Говорят, всё в нашей жизни не случайно. И, возможно, встреча наших героев тоже произошла не просто так! Разве кто-то мог предположить, что человек и муравей смогут подружиться? Разве что сама Вселенная... И кто знает, какие еще приключения ждут этих двоих в ближайшем будущем?!
   Апрель 2018-июль 2019
  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"