Гребенников Александр Менделеевич: другие произведения.

"Дети богов" Книга2 из цикла "Пояс жизни"

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Спустя несколько лет исследователи, в составе новой экспедиции, возвращаются на далекую Пангею, где их ожидают новые приключения и неожиданные открытия. В их руках оказывается таинственный артефакт инопланетного происхождения, благодаря которому удается приоткрыть тайну распространения разума во вселенной.

  Часть первая
  Царство Шумер
  
  -1-
  
  
   Эфхиор, вот уже который час, до боли в глазах, вглядывался в раскаленную от жаркого солнца равнину в надежде увидеть возвращающихся охотников, но горизонт был пуст, как и вчера и много дней назад. Неужели Саула и его спутников поглотил безжалостный дух Солнца, и лишил надежды на спасение от засухи и голода все племя Аккадов. Ничто не спасало от нестерпимого зноя, даже широкие, раскидистые листья финиковых пальм. Вождь окинул взглядом стойбище, расположившееся в этом небольшом оазисе, где пока еще не пересох спасительный источник воды. Скоро сменится вторая луна, как Аккады перекочевали сюда, следуя за стадами животных, спасающихся, как и люди от голода и жажды. За всю свою долгую жизнь Эфхиор никогда не видел ничего подобного, чтобы пересыхали реки, а цветущая некогда земля с бесчисленными стадами животных, дающих богатую охоту, превращалась в растрескавшуюся и выгоревшую от зноя пустыню. Скоро закончатся все припасы и тогда люди начнут умирать от голода. Великому племени суждено будет исчезнуть с лица земли. Старый вождь бессильно опустил голову, не смея смотреть в глаза соплеменникам. Ему невыносимо было видеть голодные глаза женщин и детей, их изможденные тела. Источник, который давал возможность хоть как-то охладить тела людей, превратился в грязную лужу. Еще несколько дней, и от него не останется и следа. Если промедлить еще день - другой, то люди не в силах будут продолжить путь. Перед Эфхиором стоял трудный выбор - оставаться здесь и дожидаться возвращения брата или поднимать племя и вести его путем Солнца - туда в неведомые земли, где найдется либо спасение, либо смерть.
   - Ночью, когда спадет жара, выступаем. - Твердо решил вождь. Он жестом позвал к себе старейшин родов, чтобы отдать распоряжение и в последний раз посмотрел в пустынную даль, еще на что-то надеясь. Ничего и никого, как и раньше. Эфхиор повернулся в сторону оазиса, намериваясь идти к соплеменникам, когда вдруг его чуткое ухо уловило едва слышный крик, доносившийся со стороны пустыни. Он остановился и еще раз прислушался. Крик повторился. Старый вождь, позабыв о возрасте, со всех ног помчался на зов. Вслед за ним устремились старейшины, откликнувшиеся на его призыв. Мужчины бежали, не обращая внимания на жару и острые камни, впивающиеся в босые ноги. Прямо перед собой, в нескольких сотнях шагов, Эфхиор увидел лежащее на земле тело, взывающее о помощи.
   - О духи! Это Саул! - Прокричал вождь. Он, задыхаясь, подбежал к брату и склонился над ним.
   - Брат, Эфхиор, я принес хорошую весть, - прохрипел Саул, - воды, дай воды. Я умираю от жажды.
   Кто-то из подоспевших людей подал тыквенную бутыль. Саул жадно проглотил живительную влагу, и жизнь постепенно стала возвращаться к нему. Пять или шесть пар рук бережно подняли несчастного путника и понесли к источнику. Его положили прямо в воду, поддерживая на поверхности только голову, а затем женщины заботливо начали втирать в кожу бараний жир, чтобы удержать влагу. Понемногу Саул стал приходить в себя. Его отнесли в хижину Эфхиора, где он крепко заснул. Все терпеливо ждали, когда Саул проснется и начнет рассказ о своем путешествии и поведает женам охотников, которые его сопровождали о постигшей их участи.
   Ночью, вокруг костра, собралось все племя. Эфхиор вывел из хижины Саула, поддерживая его за талию, и усадил на почетное место у огня. Кто - то подал Саулу горсть фиников и кусок сушеного мяса. Дождавшись, когда Саул утолит голод, к нему обратились две женщины:
   - Где наши мужья, Саул? Что с ними стало? Вы уходили втроем, а вернулся ты один.
  - Не волнуйся Сулия и ты Ахтейя, Нияд и Фахрум живы и Вы их скоро увидите.
  - Так, где же они, почему Вы не вместе? Они ранены или больны?
  - Я же сказал, что с ними все в порядке. Наберитесь терпения и выслушайте мой рассказ.
  - Говори, брат! А вы, не перебивайте его!
  - Много дней и ночей шли мы по следам уходящих зверей, то нагоняя их, то отставая. По пути нам даже удалось поохотиться. Мы набрели на стадо коз, объедающих остатки травы. Казалось, что засушливые земли скоро закончатся, и мы сможем вернуться за Вами, но на утро мы обнаружили, что козы ушли на запад, оставив голую землю за собой. Мы продолжили идти за ними. Вскоре вода, которую мы взяли с собой, закончилась, а вокруг нигде не видно было ни источников, ни оазисов с водой. Нас преследовали видения. Казалось, что впереди оазис, но как только мы приближались, он растворялся в горячем воздухе. И вот, когда мы уже потеряли надежду дойти живыми до спасительных мест, вдалеке блеснула вода. Из последних сил мы добрели до берега и бросились в воду. Это оказалась большая, могучая река. Даже такой невыносимый зной не смог иссушить ее, так полноводно было ее русло. Воздав за спасение хвалы духу воды, мы продолжили свой путь на север вдоль реки по следам животных. Спасшись от жажды, нам стала грозить смерть от голода. Вокруг не было ничего живого. Пришлось довольствоваться лягушками и раковинами. Благодаря ним мы хоть как - то поддерживали силы. Так мы шли еще несколько дней, а когда силы стали покидать нас, вдруг перед нами возникло волшебное видение. На высоком берегу реки, перед нами появилось чудесное стойбище, где вместо хижин люди живут в каменных жилищах. Они подобрали нас и отвели в свое стойбище, где мы нашли приют. Эта диковинная страна зовется царством Шумер и правит ими Великая Веда Гера из рода Айши, а свое стойбище они зовут Вратами Бога. Если бы Вы знали, каких только чудес мы не насмотрелись там. Эти люди так могущественны, что их воле подчиняются даже животные. Они повелевают лошадьми и ослами и даже буйволами. На лошадях и ослах они ездят верхом и перевозят небольшие грузы, а волов запрягают в большие возы. Копья у них с наконечниками, которые острее и тверже любого камня. И еще они могут метать легкие стрелы, похожие на дротики с помощью хитроумного приспособления из палок и высушенных жил животных на несколько лиг вперед. Но самое удивительное - это их одежда. Они не носят одежду из шкур убитых зверей, а делают ее из волокон растений и овечьей шерсти. Гера - их правительница, повелела поселить нас в своем доме, где она живет с дочерью Евой. Гера много нас расспрашивала о том кто мы, из какого племени, как и почему попали в Шумер. Я все рассказал ей о нашей беде, и она пообещала нам помочь. Нияд и Фахрум остались в Шумере, чтобы показать дорогу к нам, а я отправился вперед, чтобы передать эту весть. Скоро, совсем скоро они будут здесь и помогут Аккадам пересечь пустыню.
   - Ты говоришь брат, что Гера из рода Айши? Я много слышал легенд о том, как Айша, давным - давно, привела разные народы в эти земли. Тогда люди, как и мы, сейчас, спасались от голода и шли за животными, только мы спасаемся от засухи, а они тогда уходили от Великого холода. Если род Геры идет от Айши, то я спокоен. Дед мне рассказывал в детстве, что далеко на севере, у подножья гор есть племя Шуми, которым правят Веды, берущие свое начало от Великой Айши. Но как Шуми оказались в наших землях, так далеко от гор? Непонятно, но я уверен, помощь придет обязательно. А что еще тебе сказала Гера?
   - Она сказала только то, чтобы мы никуда не уходили из оазиса и ждали здесь.
   - Мы будем ждать!
   - Саул, расскажи, что ты еще видел в Шумере, - раздались голоса со всех сторон.
   - Много чего видел и слышал. Вот, к примеру, я никак не мог понять, как такое многочисленное племя выживает без потерь в такую засуху. Я ни разу не видел, чтобы кто - нибудь ходил на охоту, но у всех всегда на столе есть мясо. Когда я стал расспрашивать у Геры и ее подруги Зары, они сказали, что Шуми не охотятся для того, чтобы добывать пищу. Они приручили огромные стада овец, коз, буйволов и других животных, которые живут рядом с ними. Даже свирепые дикие собаки и те подчиняются воле людей. Они охраняют жилища и животных, не давая им разбегаться. Но самое удивительное - это то, что я слышал там от людей. Мне рассказали, что еще совсем недавно, Шуми, как и мы, жили в жалких хижинах, охотились и одевались в одежды из звериных шкур, пользовались каменными ножами и копьями, но однажды к ним с неба спустились Боги, которым подвластны были все стихии. Боги долгое время жили среди Шуми, и передали им свои знания. Они же помогли им переселиться с севера к берегам великого Евфрата (так они называют реку), научили строить каменные жилища, добывать материалы, называемые металлом, из которых они делают орудия труда, делать ткани для одежды и многое, многое другое. А еще мне сказали, что дочь Геры - Ева и сын Зары - Адам - это дети Богов. С трудом вериться, но эти истории в Шумере знает каждый мальчишка и все клянутся, что все это истинно и происходило совсем недавно на их глазах. А еще, Гера повелела построить башню ожидания. На Верхушке этой башни каждую ночь дежурит человек, который смотрит в боги, а внизу башни стоит статуя женщины, которую сделала Зара. Это богиня - мать Иштур или Изида - защитница и покровительница женщин, дающая им материнство. Говорят, что Иштур, чудесным образом, подарила Гере дочь, после того, как Гера летала с ней на звезду, причем ни один мужчина к Гере не прикасался. Уж не знаю, где, правда, где вымысел, но так говорят. Еще говорят, что у Геры есть и другая, старшая дочь - Лея, рожденная от мужчины, но выбравшая себе в мужья Гора - сына вождя богов Зевса, и улетевшая с ним на звезде. Боги эти бессмертные и, вроде бы и их дети тоже будут бессмертными.
   - А какие они - Боги, Саул?
  - Боги - это те, кто сильнее всех духов, которым подвластны огонь, вода, ветер, молнии и даже Солнце. Мне рассказывали, будто Боги по ночам зажигали маленькие солнца, освещающие все вокруг, как днем. Боги могут летать, как птицы, видеть невидимое и слышать неслышимое.
   - И на кого же эти боги похожи?
  - Они - такие же, как и мы. Среди них есть и мужчины и женщины. Как и мы, они едят, пьют и создают семьи. Где-то в горах, далеко на севере - их стойбище, которое называется Эдем. Там они живут, когда спускаются на землю, но ни один человек без их позволения попасть туда не может. В Эдем можно попасть только по воздуху. Пешим туда дороги нет. Из всех Шуми только Гера и Лея бывали в Эдеме.
  - Неужели все это правда? Уж очень похоже на сказки.
  - Не знаю, я сказал только то, что видели мои глаза и слышали мои уши. Не верите - дождитесь, когда Фахруд и Нияд приведут сюда Шумеров и спросите их.
  
  
  -2-
  
  
   Добрая весть, принесенная Саулом, вселила в Аккадов силы и надежду. Все они стойко переносили лишения в ожидании помощи. Даже маленькие дети перестали плакать и стойко терпели жару, жажду и голод. Наконец, через шесть дней после возвращения Саула, вдалеке показалось облако пыли, поднятое приближающимся к оазису караваном, и уже спустя несколько часов в оазис пришла долгожданная помощь. Запряженные попарно волы тащили пять тяжелогруженых возов с водой, хлебом и одеждой для Аккадов. Во главе процессии, верхом на верблюдах сидели радостно улыбающиеся Фахруд и Нияд, а вслед за ними вошел целый караван из пятнадцати верблюдов. Спешившись, Фахруд и Нияд подошли к Эфхиору.
   - Вождь! Мы должны передать тебе послание Веды Геры.
  - Говорите, я Вас слушаю!
  - Веда прислала все это для Аккадов и повелела Вам, не задерживаясь отправляться в обратный путь. Еще она повелела все это (Фахруд показал на привезенные дары) раздать всем без исключения, все свое имущество нам придется бросить здесь. В Шумере оно нам не понадобиться. Там нас обеспечат всем необходимым, а взамен всем придется работать и учиться новым ремеслам. Пусть в возах разместят стариков, детей и беременных женщин, часть женщин пусть разместятся на верблюдах, остальным придется идти пешком. Нужно наполнить все сосуды водой и все должны переодеться в одежды, дарованные Ведой и ее народом.
  Эфхиор выслушал послание и отдал распоряжения. Тут же возницы подогнали повозки к источнику. Сначала напоили животных, а затем заполнили огромные медные котлы доверху водой, не заботясь уже о самом источнике. Затем всем: женщинам, мужчинам, детям раздали легкую льняную одежду и обувь, всех накормили и, сразу после захода солнца, караван двинулся в путь.
   Шли только по ночам. Днем спали в полотняных шатрах. На восьмой день пути, когда вода уже была на исходе, измученные люди и животные вышли к Евфрату. Здесь их ожидала Гера с продовольствием и еще пятью возами. Когда караван остановился на берегу реки, из большого полотняного шатра вышла женщина в белоснежном платье с пурпурной каймой, держащая за руку белокурую девочку лет пяти, одетую так же, как мать. Саул толкнул брата и прошептал:
  - Это Гера. Иди, поприветствуй ее.
  Эфхиор протиснулся вперед через толпу соплеменников и, преклонив колено, проговорил:
  - Приветствую тебя, Великая Веда, и благодарю за помощь, оказанную тобой народу Аккада. Я - Эфхиор - вождь Аккадов и твой вечный должник. Без помощи Шуми мой народ мог погибнуть.
   Гера окинула взглядом Эфхиора и людей вокруг него.
  - Приветствую тебя Эфхиор, и твой народ на земле Шумер.
   А теперь слушай! Отныне я позволяю Аккадам жить в царстве Шумер. Вам будут отведены земли, где Вы сможете построить жилища, и пашни, где сможете растить хлебное зерно, но все, что мой народ дал Вам, получено ценою тяжелого труда. Вы все это возместите своим трудом. Одну десятую часть всего, что Вы произведете, Вы будете отдавать в Храм моей небесной покровительницы богини Изиды, кроме этого каждый взрослый мужчина должен будет отрабатывать по одной Луне в году на заготовках дерева и в медных рудниках. Во всем остальном Вы все свободны. Добро пожаловать в Шумер.
  
  -3-
  
   За прошедшие годы многое переменилось. Небольшое поселение превратилось в шумный и густонаселенный город. Как ни трудно было управляться Гере со свалившимися на нее заботами, делала она это грамотно, порою даже жестко, но как иначе. По ее требованию вокруг города была возведена высокая прочная стена, а на месте, где стоял челнок пришельцев, были возведены ворота, на которых красовались барельефы изготовленные Зарой с изображением всех двадцати четырех Небесных друзей Шуми, которых теперь, с тали называть Богами. В свою очередь ворота так же получили имя Врата Богов.
   Сейчас, когда дома в городе росли, как грибы после дождя, основной заботой правительницы стала нехватка дерева, как для строительства, так и для топлива. Она запретила под страхом самых тяжких наказаний вплоть до изгнания, вырубать деревья в окрестностях города. Мало того, каждый житель города обязан был посадить у своего дома не меньше двух деревьев. В назидание для других, она собственноручно посадила перед своим домом две финиковые пальмы, а во дворе десяток оливковых деревьев и несколько виноградных лоз. Пытаясь решить проблему с древесиной, Гера вспомнила, каким образом Грифт переправил ее народ через реку, и ей пришла в голову блестящая мысль.
   - Эй, Айрик, зайди ко мне! - позвала она старика, сидящего перед солнечными часами на площади.
  - Что угодно, Великой Веде, царице Шумера, от старого Айрика?
  - Сколько раз я просила тебя, старик, не называть меня царицей. Я ничем не отличаюсь от всех Вас. Прошу тебя, пошли кого- нибудь в нижний город и попроси прийти ко мне аккадца Эфхиора.
  - Я сам, о Гера, с удовольствием возьму на себя роль твоего посланника и приведу Эфхиора. Не думай, что я настолько стар и немощен, что не осилю прогулку в нижний город.
  - Спасибо, Айрик и не сердись на меня. Я иногда бываю, груба, но это все от забот, свалившихся на меня.
  - Ну что ты, Гера! Как я могу на тебя сердиться. Благодаря тебе я живу, ни в чем не нуждаясь. Ведь это ты ввела закон, обязывающий содержать стариков, не способных самим зарабатывать на жизнь. Так что я должен только благодарить тебя за заботу.
  - А как может быть иначе. Когда ты был молодым и сильным, ты водил мужчин на охоту и всем родам распределял добычу по справедливости, сейчас наша очередь.
  - Спасибо Гера за теплые слова. Пойду, приведу Эфхиора.
  
  ***
   Гера склонилась над столом, пытаясь разобраться с глиняной табличкой, на которой были выдавлены ряды символов. Рядом на полу, застеленном тигриной шкурой играли Адам и Ева.
  - Никак не разберусь с этой новой премудростью, придуманной Айриком. Он утверждает, что этими значками записана история о Небесных пришельцах. Как можно запомнить, какой значок что обозначает?
   В дверь постучали.
  - Входите! - громко пригласила Гера.
  В дом вошли Айрик и Эфхиор.
  - Проходи, Эфхиор, сядь рядом. Хочу поговорить с тобой. Айрик, останься и ты. У меня к тебе тоже есть вопросы.
  - Скажи, Эфхиор, как ты устроился со своим народом? Всего ли тебе хватает? Не нужна ли какая помощь?
  - Спасибо, царица! Аккады всем довольны. Мы постепенно обустраиваемся и обучаемся ремеслам, но пока не можем внести свою долю в храм Изиды.
  - Я не об этом хотела поговорить. Ты, наверное, и сам видишь, что нам всем не хватает дров для очагов и строевой древесины.
  - Да, царица, это так. К сожалению места здесь безлесные.
  - Во-первых, не называй меня царицей. Мы с тобой равны. Ты, как и я - вождь своего народа. А во-вторых, я позвала тебя, чтобы посоветоваться. Твои люди еще пока не освоили новых ремесел, и я хочу предложить тебе отправиться с самыми крепкими мужчинами твоего племени далеко на север, туда, где раньше жил мой народ. Там густые леса. Я дам Вам медные и бронзовые топоры, Вы срубите много больших деревьев и доставите их сюда.
  - Срубить то мы их срубим, но как мы их доставим за тысячи лиг. Даже могучим буйволам это будет не под силу.
  - А Вы воспользуетесь другой, более могучей силой.
  - Какой же, о Гера?
  - Рекой. Могучий Евфрат перевезет деревья на своей спине. Там остался большой, крепкий плот, на котором мы переправились через реку. Вы возьмете с собой самые крепкие веревки, которые сплели наши женщины, свяжите стволы деревьев между собой, а затем привяжете плоты друг к другу, вооружитесь длинными жердями, чтобы направлять движение плотов и легко приплывете сюда.
  - Твоей мудрости нет предела, Гера. Когда мне отправляться? И как найти дорогу?
  - Я дам Вам проводников, лошадей, буйволов и возы, в которые погрузите все необходимое. Только бери самых сильных, самых выносливых людей. Слабым там не место. В тех краях много животных, так что мясо добудете охотой, хлеба возьмете столько, сколько посчитаете нужным. И еще вы получите бронзовое и медное оружие - копья, дротики и луки со стрелами. В наших лесах водятся тигры и медведи, так что это не будет лишним. Завтра тебе все будет доставлено и, не мешкая, отправляйся в путь. Да, еще. Кто останется здесь за тебя?
  - Останется мой брат, Саул.
  - Хорошо! Саул достойный человек. Народ будет его слушать, как тебя. Я еще хотела спросить.
  - Спрашивай, Гера.
  - Твоя жена? Я с ней так и не познакомилась. Как ее зовут?
  - Ее имя Илия.
  - Значит, Илия... Я думаю, что и для нее у меня найдется важное дело.
  - Я ей обязательно передам.
  - Ну, все, можешь идти. Тебе предстоит много работы.
  Эфхиор вышел, закрыв за собою дверь. Айрик, не проронивший ни слова во время беседы Геры и Эфхиора, вдруг оживился.
  - Ты, Гера, поистине царица Шумера. И можешь мне запрещать так тебя называть, я все равно буду. Ты - воплощение мудрости.
  - Какая мудрость, Айрик, если я, сколько не бьюсь, не могу осилить твои значки и закорючки, а мне они сейчас ох как необходимы. Нужно записать все, что у нас происходит, все законы и распоряжения. Я не могу больше это все держать в памяти. Тебе придется стать моим писцом и учителем. Обещаю, я буду прилежной ученицей. И еще, тебе, наверное, трудно стало каждый вечер забираться на башню ожидания и проводить там бессонные ночи. Подыщи смышленого мальчишку, который заменит тебя.
  - Не надо обо мне беспокоиться, царица. Я стар, и все равно не сплю по ночам, а там, наверху хорошо думается. А что мальчишка? Будет там спать, как сурок, а то и сбежит вовсе куда- нибудь. Нет, позволь мне самому следить за звездами.
  - Что ж, поступай, как знаешь. Я распоряжусь, тебе в храме выделят помещение, где тебе будет удобно заниматься записями. Можешь идти.
   Айрик поклонился и вышел из дому.
  
  
  ***
  
   В комнату тихонько вошла Зара. Увидев ее дети бросили игры и, вскочив на ноги, обняли ее.
   Ева дернула Зару за подол платья и спросила:
  - Ты нам сделала новые игрушки, а то Адам все переломал?
  - А Вы мне ответьте, как вы себя вели?
  - Хорошо! Хорошо! Зара.
  - Ну, тогда вечером получите, обещаю.
  Гера оторвалась от размышлений и попыталась унять дочь.
  - Не надоедай тете Заре, Ева. У нее и без Ваших игрушек много забот.
  - Что правда, то правда, подруга. Забот хватает. Вот ты, к примеру, когда ела в последний раз? Твои заботы о городе совсем тебя измучили. Так нельзя.
  - Да, Зара, это верно. Мне все труднее справляться со своими обязанностями. Просто и не знаю, что дальше делать.
  - Во- первых нужно поесть. Ты совсем высохла, а во - вторых, я думаю, тебе нужны надежные помощники в делах.
  - Именно этим я только что и занималась, можешь мне поверить.
  Не прерывая разговор, Зара поставила на стол тарелки с похлебкой и хлебом. Затем усадила детей и все, воздав хвалы богам, дарующим пищу, принялись за еду.
  - Спасибо тебе, Зара. Я просто не знаю, чтобы без тебя делала. У меня просто не хватает времени на домашние дела. Раньше, когда мы жили вдвоем с Леей, я все успевала, а сейчас...
  Лицо Геры вдруг стало печальным, и слезы навернулись на глазах.
  - Вспомнила Лею?
  - Да я о ней никогда и не забывала. Где она сейчас? Счастлива ли с мужем? Сколько уже времени прошло, а она все не возвращается. Может она затерялась среди звезд?
  - Не думай о плохом. Я уверена, что твоя дочь счастлива среди богов. Они вернуться, нужно только верить. Сам Зевс обещал тебе. И Грифт тоже сказал - ждите, мы скоро вернемся. Вот я жду и верю, и ты должна.
   Гера, больше не сдерживая слез, обняла Зару, и забилась в рыданиях у нее на груди. Дети недоуменно смотрели на матерей, не понимая причину, вызвавшую у них слезы.
  - Ну, все, Гера, вытри слезы. Не подобает царице показывать свою слабость перед народом. Вдруг, кто зайдет.
  - И ты тоже! Какая я царица? Я не хочу этого! Я устала, и все что я желаю - это растить и воспитывать Еву и дождаться возвращения Леи.
  - Люди верят тебе, и ты не вправе оставить их.
  - К сожалению, ты права. Я сама взвалила на свои плечи эту ношу, и пока мне не нашлось замены, я должна и буду исполнять свой долг.
  
  ***
  
   С первыми лучами солнца, Гера вывела из конюшни двух оседланных лошадей - Леину и Темис. Вскочив верхом на лошадь дочери, она взяла за повод вороного коня и направилась в нижний город. По пустынным еще улицам она проехала через Врата Богов и, путляя по улочкам и переулкам, остановилась возле землянки, в которой временно жил Эфхиор. Здесь уже все были на ногах. Хозяин дома подошел к Гере и помог ей спешиться.
  - Приветствую тебя, царица, в моем доме. Для меня большая честь принимать тебя у себя.
  - Эфхиор! Я же просила тебя! Я приехала, чтобы лично проводить тебя и твоих людей в дальний путь. Возьми этого коня.
  С этими словами Гера передала Эфхиору повод.
  - Береги его. Это конь самой богини Артемис. Я хочу, чтобы она, когда вернется на землю Шуми, смогла бы снова скакать на нем.
  Эфхиор опустился на колени перед Герой и поцеловал подол ее платья.
  - Благодарю тебя, Гера. Клянусь, я лучше сам умру, но коня сохраню.
  Во дворе стали собираться охотники, которым предстояло отправиться в далекий путь вместе с Эфхиором. Проводить соплеменников вышли почти все Аккады. Небольшой отряд, состоящий из двадцати Акадцев и двух проводников Шумеров, правящих тяжелогружеными возами под прощальные возгласы провожающих, вышел из города и направился в дальний путь на север. Когда они скрылись вдали, к Гере подошла еще совсем не старая темноволосая женщина. Склонившись перед правительницей, она сказала:
  - Я Илия, жена Эфхиора. Муж передал мне, что ты хотела меня видеть.
   Гера подняла женщину, укоризненно покачав головой.
  - Не смей никогда больше так делать. Ты не слуга, а равная мне и я надеюсь, станешь моей верной подругой и помощницей. Да, я просила Эфхиора о встрече с тобой, но разговор нам предстоит длинный, поэтому прошу тебя сопровождать меня до моего дома, где я с радостью приму тебя, как дорогую гостью, и где мы сможем спокойно поговорить.
  Женщина кивнула в знак согласия и пошла рядом с Герой, посчитавшей невежливым ехать верхом и, поэтому ведущей лошадь за повод. Всю дорогу они прошли молча.
  - Входи! - пригласила Гера свою спутницу, открыв перед ней дверь своего дома.
  Илия неуверенно прошла в распахнутую дверь и остановилась посреди комнаты, которая служила ее хозяйке одновременно спальней, кабинетом, столовой и гостиной. Для нее, всю свою долгую жизнь прожившей в утлых хижинах или наспех вырытых землянках, эта маленькая комната показалась волшебным дворцом. Илию поразило в ней все: и высокий потолок, позволяющий стоять в полный рост, и каменный очаг, и большой, грубо сколоченный деревянный стол, и гладкий пол, выложенный полированными мраморными плитами, и огромная тигриная шкура на полу. Гере вспомнилось, как она сама впервые перешагнула порог своего нового жилища, и с каким восхищением она смотрела на все, что ее здесь окружало.
   - Присаживайся, прошу тебя и чувствуй себя, как дома. Зара! - громко позвала Гера подругу, - у нас гостья. Выйди к нам.
  Зара вошла в комнату, вытирая перепачканные глиной руки, и с любопытством рассматривая пришедшую с Герой женщину.
   - Это Илия, жена аккадца Эфхиора. Давай накрой на стол для дорогой гостьи и зови детей завтракать.
  Из соседней комнаты выглянули Адам и Ева о чем-то спорившие шепотом.
  - Что Вы там прячетесь! Идите, поприветствуйте тетю Илию.
  - Уж скорее бабушку, чем тетю, - с улыбкой ответила Илия. - У меня внуки чуть старше Ваших детей.
  - Адам сын Зары, а Ева моя дочь, хотя, наверное, ты права, мы их с Зарой не разделяем.
  - А Ваши мужья, где они?
  - Я думаю, что ты уже слышала от людей все, что хочешь узнать. Мой муж погиб на охоте много лет назад, когда моя старшая дочь Лея была чуть старше Евы, а муж Зары умер от поразившей его болезни, которую я не смогла изгнать из него.
  - Прости, но как-же Ваши дети? У них ведь должны быть отцы. Дети без мужчин не рождаются.
  - Это так и не так. Адам рожден от бога Грифта. Он выбрал Зару, и она родила ему сына. А вот моя дочь появилась на свет от частицы плоти вождя богов Зевса, хотя он никогда не прикасался ко мне. Моя небесная подруга, богиня Изида, взяла у своего мужа Зевса часть его плоти и ввела ее в меня, а через девять лун, как и положено, родилась Ева.
  - Я действительно все это слышала, но думала, что это сказки. А правда, что ты летала с богами к звездам, чтобы получить от них в дар дочь?
  - И это тоже, правда. Я тогда чуть не умерла от страха. Но звезда оказалась огромным небесным домом, на котором боги путешествуют по небу среди других звезд. Моя дочь Лея вышла замуж за Гора, сына Зевса и Изиды и отправилась с ними по звездной дороге. Она и сейчас где-то там. Зевс пообещал мне, что они скоро вернуться, но уже прошло пять лет, а они все не возвращаются. Я так боюсь, что боги затерялись среди звезд и потеряли дорогу к нам, и я никогда не смогу обнять свою Лею.
  - Но ведь говорят, что они бессмертные и всемогущие. Если это так, они обязательно найдут нужную дорогу, ведь узнали же они ее, когда летели к Вам.
  - Зара говорит мне то - же самое, что нужно верить и ждать, но сердце все равно сжимается от тоски и страха за дочь.
  - Мне ли не понять тебя. Каждый раз, когда Эфхиор с сыновьями отправлялся на охоту, я испытывала те же чувства, что и ты сейчас, и дрожала от страха за мужа и детей.
  - Такова наша женская доля.
   Пока Гера и Илия беседовали, Зара накрыла на стол и усадила рядом детей. Воздав хвалы богам и духам, все приступили к завтраку, состоявшему из козьего молока, ячменных лепешек и овечьего сыра. Такая привычная простая еда для Шумеров, Илие показалась самой сказочной пищей. Никогда раньше ничего подобного ей есть не доводилось.
   После завтрака Гера отправила детей играть во двор и серьезным тоном пригласила свою гостью к разговору, ради которого она ее привела в свой дом.
  - Скажу тебе честно, я устала нести не себе бремя власти в одиночку. Мне просто необходима помощь. Так сложилось, что по обычаям моего племени, вся власть из поколения в поколение передается Ведам. В моем роду все женщины были Ведами, начиная с Айши. Раньше, когда мы жили на севере, все было просто - мужчины охотились, женщины собирали ягоды, овощи, грибы и прочие дары лесов и степей, шили одежду, рожали детей. В обязанности Веды входило совсем немногое - дележ добычи между родами, лечение больных и общение с духами. Сейчас все иначе. Наше стойбище превратилось в большой густонаселенный город с массой проблем, которые необходимо решать без промедления. Родовые общины распались на отдельные семьи, которые занимаются разными ремеслами - кто-то выращивает хлебные злаки, кто-то разводит коз, овец, буйволов и лошадей, кто-то изготавливает глиняную посуду или медные инструменты, кто - то прядет нити, ткет ткани и шьет одежду, потом семьи меняются произведенными продуктами и вещами и часто возникают споры, переходящие иногда в драки и потасовки. Мне с трудом удается поддерживать порядок только силой своего положения. Пока еще люди слушаются меня, но нередки случаи, когда даже я не могу утихомирить враждующих. Я хотела бы, чтобы ты стала моей помощницей в делах.
   - Но ведь я аккадка. Шуми не станут слушать меня. Ты же сама только что сказала, что даже тебе не всегда удается разрешить споры, а на меня и вовсе не станут обращать внимание. Мне кажется, что тебе стоит взять в помощницы кого- нибудь из шумерок.
  - Я много думала об этом, Илия, и решила, что ни одна шумерка на эту роль не подходит, потому что любая из них начнет поддерживать только своих родственников, а ты жена вождя. Тебе наверное часто приходилось повелевать людьми, хотя бы от имени своего мужа, и кроме того ты мудрая женщина, прожившая долгую жизнь и опыта тебе не занимать. А чтобы ни у кого не возникло ни малейшего желания тебя ослушаться, я объявлю тебя Верховной жрицей Изиды, передам тебе храм и управление общественными амбарами. Ты сама выберешь молодых девушек среди аккадок и шумерок, которые станут жрицами богини. В храме я поселила старика Айрика, который обучит девушек писать и читать его значки, с помощью которых мы сможем вести записи и учет. Ты станешь голосом законов, которые мы уже приняли и тех, которые предстоит принять на большом совете племен. Шуми видели богов, общались с ними и глубоко их почитают, поэтому они могут не подчиниться женщине, аккадке или шумерке, но не смогут перечить Верховной жрице богини Изиды, а твои соплеменники не смогут перечить жене своего вождя.
  - Идея хорошая. Ты действительно все продумала, Гера. Не зря твои соплеменники называют тебя царицей. Только царице присуща такая мудрость, дальновидность и, прости, хитрость. Я восхищаюсь тобой, но смею внести и свои предложения, если позволишь.
  - Это не только твое право, но, с сегодняшнего дня, и священная обязанность. Я внимательно тебя слушаю.
  - Наши народы очень похожи, но в тоже время совсем разные. Аккадцы привыкли к власти мужчин. Всегда вождями племени выбирались мужчины. Мне кажется, что для поддержания порядка и охраны, нужно создать стражу из вооруженных мужчин твоего и моего племен, а их начальника назначить твоим советником. Разнимать драки - не женское дело.
  - Наверное, ты права. И одно не помешает другому. Я решила собрать большой совет племен по возвращению твоего мужа и все, что мы наметили, объявить людям. До этого времени займись подбором девушек. Выбери десять - двенадцать самых смышленых и самых красивых. Служить Изиде должны только красавицы, как и сама Изида. Ты сама сможешь убедиться в ее неземной красоте, когда боги вернуться к нам.
  
  
  -4-
  
   Маленький отряд все дальше продвигался на север. Шли медленно из-за тяжелогруженых возов, которые тащили могучие буйволы. Эфхиору пришлось долгое время идти пешком, пока конь, которого дала ему Гера, не позволил сесть себе на спину. Но и после этого не сразу удалось научиться управлять своенравным животным. Только на восьмой день пути человек и конь, наконец, нашли общий язык. Умное животное, как будто понимало, что его новый хозяин сам недоедал и мучился от жажды, а его кормил и поил вдоволь. Между ними завязалась настоящая дружба, скрепленная взаимной благодарностью. Чем дальше уходили путники от Врат богов, тем разительнее становились перемены в окружающей их местности. Поначалу вокруг простиралась выжженная солнцем равнина. Редкая трава росла лишь по берегам Евфрата, но вскоре стали появляться зеленые островки среди бескрайней красно-серой степи, а по мере приближения к горам, появились сначала отдельные деревья, покрытые густой листвой, а затем и целые рощи. Воздух стал заметно прохладнее, а по ночам и вовсе становилось так холодно, что усталым путникам пришлось кутаться в одеяла. Изредка удавалось поохотиться на случайно встреченных диких коз.
   Этот день выдался на редкость трудным. Животные выбились из сил уже к середине дня. Шумер Гульмеш окликнул Эфхиора.
  - Нужно останавливаться, вождь, иначе мы останемся без буйволов.
  Эфхиор и сам видел, насколько трудно стало тащить возы. Почва стала каменистой, и колеса возов то и дело натыкались на острые осколки. Он спешился и дал команду на привал. Место было открытое со всех сторон и поэтому не самое удачное для стоянки, но делать нечего, пришлось довольствоваться тем, что есть. Единственным утешением служило то, что вокруг было достаточно травы для животных, несколько раскидистых деревьев, дающие тень и близость к реке. Гюльмеш и Алияр распрягли буйволов и пустили их на водопой, а потом на пастбище. Эфхиор последовав их примеру, искупал коня и также пустил его пастись. Аккадцы тем временем установили шатры и принялись готовить еду. Запылал костер, над которым подвесили большой медный котел. Люди, несмотря на то, что это были сильные, выносливые охотники, были очень рады длительной стоянке. Хоть зной уже не был столь изнурительным, как в первые дни пути, тень деревьев оказалась для всех очень желанной. После того, как все закончили трапезу, Эфхиор разрешил всем отдыхать. Большинство его спутников забрались в шатры и предались сну. Шумеры и еще трое аккадцев, которых выбрал вождь, отправились охранять животных, мирно пасущихся на поляне. Эта мера предосторожности была далеко не лишней. Старый вождь уже несколько дней наблюдал, что озлобленные бескормицей хищники - волки, собаки, стали собираться в большие стаи, а это была реальная угроза для буйволов. Поэтому все пятеро охранников получили длинные копья с острыми бронзовыми наконечниками и длинные бронзовые ножи, а шумеры прихватили еще и луки со стрелами. Сам Эфхиор расположился в тени большого дерева и, убедившись, что все меры безопасности выполнены, задремал прямо на земле. Пятеро охранников разошлись в разные концы поляны, чтобы контролировать все окружающее пространство. День клонился к вечеру, тени удлинились и солнце опустилось к горизонту. Вся природа готовилась к ночи. Когда сумерки сгустились настолько, что предметы стали трудноразличимы, чуткое ухо Гюльмеша уловило какие-то шорохи и звуки, похожие на шепот. Он беззвучно перебрался поближе к Алияру и подал знак аккадцам, чтобы были настороже. Все пятеро ползком подтянулись к той части поляны, откуда послышались звуки. Через какое-то время звуки повторились. Стали хорошо различимы звуки шагов и справа, и слева от охранников. Затем, привыкшие к темноте глаза, стали различать какие-то передвигающиеся тени в дальнем конце поляны.
   - Это не волки и не собаки. И на львов не похоже. Слишком высокие. - Подумал Гюльмеш. Он знаком подозвал к себе одного из Аккадцев и тихим шепотом сказал, чтобы тот быстро вернулся в лагерь и предупредил Эфхиора. Молодой охотник бесшумно покинул наблюдателей и помчался в лагерь. Между тем движение стало проявляться все ближе, и вот уже четко можно было различить, что фигуры были человеческими. Их было около десяти, и они передвигались, низко пригнувшись к земле. Из того, что нападавшие смыкали кольцо ближе к тому месту, где были буйволы, можно было заключить, что именно они были целью неизвестных людей, а не лагерь аккадцев. Поняв это, четверо охранников бесшумно, чтобы не привлечь к себе внимания, ползком пробрались как можно ближе к буйволам и замерли в ожидании. Вдруг со стороны нападавших раздался громкий клич, и все они разом побежали в сторону буйволов при этом издавая дикие крики.
   Перепуганные животные вскочили на ноги и, наклонив головы с могучими рогами, широко расставив ноги, приготовились к встрече с невиданным врагом. Когда перед одним из буйволов возникла фигура человека с огромной дубиной в руках, неожиданно для него, прямо перед буйволом, неизвестно откуда, выросли две человеческие фигуры с длинными копьями в руках, которыми они не давали нападавшему приблизиться к животному. Нападающий, увидев чужаков, издал гортанный клич и ему на помощь подтянулись остальные, громко крича и размахивая дубинами. Но как только они приближались к аккадцам, тут-же натыкались на острые копья. Обезумев от ярости, нападающие не обращая внимание на многочисленные раны, стали теснить аккадцев и, когда казалось, что аккадцам не устоять, с двух сторон в нападающих полетели острые стрелы шумеров, разя их без разбора. Вся эта битва заняла считанные минуты. Пока нападающие были заняты атакой на четверых защитников, они не заметили, что со всех сторон их окружили аккадские охотники во главе с Эфхиором. Несколько нападающих лежали на земле корчась от боли. Двое или трое лежали неподвижно, пронзенные шумерскими стрелами. Остальных аккадцы согнали в кучу, ощетинившись копьями и заставили их побросать свои дубины. Эфхиор приказал принести длинную веревку, связать всех между собой и отвести в лагерь. Перенесли к костру также раненых и двоих убитых. В свете пламени костра, Эфхиор и его спутники с любопытством стали разглядывать своих пленников, особенно одного, выделявшегося могучим телосложением, длинными спутанными волосами, всклоченной с проседью бородой и бросавшим в сторону аккадцев злобные, полные ненависти взгляды. Вся одежда пленников состояла из короткой юбки, грубо сплетенной из волокон льна. Аккадцы собрали и принесли в свой лагерь также и оружие нападавших. Это были тяжелые дубины с вставленными в них острыми камнями.
   Эфхиор обратился к пленникам
  - Кто Вы? Из какого племени? Какого народа? И зачем Вы напали на нас?
   Пленники недоуменно переглядывались, явно не понимая ничего, из сказанного Эфхиором. Эфхиор повторил свои вопросы на хетском наречии и снова остался непонятым. Тогда тот самый пленник, к которому было повышенное внимание, вдруг встал и заговорил на неизвестном гортанном языке. Никто из аккадцев и шумеров в свою очередь не поняли ничего из сказанного, но в слова незнакомца было вложено столько злобы и ненависти, что перевод и не потребовался. Тогда Эфхиор решил не тратить времени и дождаться рассвета, а уж потом думать. Что делать с пленниками. Во избежание новых неприятностей он приказал привести животных в лагерь и выставил усиленную вооруженную охрану. Оказывается в степи нужно бояться не только четвероногих хищников, но и двуногих. Такого на памяти старого вождя еще не было, чтобы человек нападал на человека. Что-то подсказывало Эфхиору, что наступают новые, трудные времена.
   Остаток ночи прошел спокойно. Если даже кому-то из нападавших и удалось убежать, никто из них не решился больше приблизиться к лагерю хорошо вооруженных аккадцев. Утром Эфхиор позвал Гульмеша. Шумер присел рядом.
   - Что нам делать с пленниками, Гульмеш?
  - Не знаю, вождь. Но чего бы я не сделал точно, это не отпустил бы их. Стоит им оказаться на свободе, они приведут своих соплеменников, чтобы отомстить нам за смерть своих охотников. Нас слишком мало, чтобы противостоять им, но и тащить их с собой тоже не стал бы - лишних одиннадцать ртов, которые только и будут ждать случая, чтобы освободиться, перебить всех нас и сбежать к своему племени.
  - Где же выход? Как с ними поступить? Не убивать же их всех? К тому же жены и дети ждут их с добычей с охоты и если охотники не вернуться, то и их близкие погибнут от голода. Наши обычаи говорят, что нельзя бросать людей в беде, кем бы они ни были. Вот вы, шуми, помогли моему племени, не бросили нас умирать в пустыне.
  - Но они напали на нас!
  - Не на нас, а на наших буйволов. По охотничьим законам неубитый зверь не принадлежит никому. Мы тоже совсем недавно даже не представляли, что животные могут быть чьей-то собственностью, да и вы тоже. Нужно попытаться как-то объясниться с ними, но как.
  - Кажется, я знаю, как это сделать, вождь. Послушай, что я тебе расскажу. Когда-то дочь Геры, Лея, рассказывала нам о своей первой встрече со своим будущим мужем, богом Гором. Она тогда сбежала из стойбища, поругавшись с матерью. Ноги привели ее в священное место у падающей воды, где, как считали люди моего племени, живет сам дух леса в облике большого тигра, который пожирает всех, кто осмелится нарушить границы его владений. Тигр ранил ее, а Гор убил тигра и спас Лею от верной смерти. Шкуру этого тигра ты, наверное, видел в доме Геры. Когда Лея очнулась и увидела приближающегося к ней Гора, она подумала, что он хочет на нее напасть и даже угрожала ему своим копьем. В ответ Гор показал свои руки, что в них нет никакого оружия, потом дал ей поесть, а после этого затеял такую игру: он показывал ей различные предметы и говорил, как они называются на его языке, Лея в свою очередь говорила их название на своем языке и совсем скоро они стали вполне сносно понимать друг друга. Попробуй, может и у тебя получится.
  - Спасибо тебе Гульмеш за интересный рассказ и поучительную историю. Я воспользуюсь твоим советом. Знаешь, мне сейчас пришло в голову вот что: Вот вы, Шуми, жили всегда далеко на севере у подножья гор, а мы, Аккады - на юге, у теплого моря. Между нами было огромное расстояние. Наши народы никогда не пересекались, но всегда знали о существовании друг друга. И мы без труда друг друга понимаем. Наши языки, хоть и имеют некоторые отличия, но в основном очень схожи, так же, как и языки хеттов, кеми и многих других племен, которые по преданию привела в эти земли Веда Айша. Это наводит на мысль, что все мы, все наши племена - это части одного древнего народа, а язык этих людей совершенно не похож на наши, и значит, что они пришли из других мест или жили здесь до нашего прихода сюда. Непонятно только, почему ни вы, ни мы, и никто другой никогда не встречал их и даже ничего о них не слышал.
  - Возможно, голод согнал их, так же, как и Аккадов, с родных мест, и привел сюда.
  - Похоже, ты прав, но мне хотелось бы выяснить это у них самих. Пока я не смогу этого сделать, эти люди будут сопровождать нас. Нам уже пора продолжить наш путь. Распорядись покормить людей, всех, и этих, и запрягай буйволов.
   Эфхиор взял из воза большой кусок вяленого мяса и ломоть хлеба. Затем, подумав, направился в сторону пленников, сидевших связанными под деревом. Он остановился в нескольких шагах от них, присел на корточки, положив мясо и хлеб на колени, и показал развернутые ладони. Потом подошел поближе и протянул принесенную еду бородатому вожаку. Тот недоуменно посмотрел на Эфхиора и несколько отпрянул назад. Эфхиор передвинулся ближе и снова протянул ему еду. Пленник нерешительно протянул руку и, посмотрев в глаза своему пленителю, взял мясо, но оттолкнул хлеб. Эфхиор догадался, что он просто не знает, что это такое, как не знал и он и его соплеменники, когда несколько месяцев назад получили его от шумеров. Тогда Эфхиор разломил хлебную лепешку пополам, от одной откусил сам, а другую снова протянул пленнику. Тот на сей раз взял хлеб, обнюхал его и нерешительно откусил. В это время несколько аккадцев раздавали еду остальным пленникам. Дождавшись, когда пленники покончат с едой, Эфхиор приступил к "игре" в слова. Он ткнул себя в грудь и назвал свое имя. В ответ бородатый вожак пленников также назвал свое -Джарак. Потом Эфхиор указал рукой на тела двух погибших и, склонив голову в знак сожаления, прижал правую руку к сердцу. Вожак сначала метнул злобный взгляд, но потом, как видно, понял, что хотел сказать своими жестами его собеседник. Он потупил взгляд и также склонил голову. Соболезнования были приняты. "Игра" в слова продолжалась около часа. Тем временем аккадцы разобрали шатры, сложили свое имущество в возы, а шумеры запрягли буйволов. Все было готово к продолжению пути. Пленники, увидев, как могучие буйволы подчиняются шумерам, пришли в состояние благоговейного ужаса перед могуществом этих людей, а бородатый вожак, наморщив лоб, как-будто понял, что пытался этой ночью забрать чужую собственность. Он прервал "игру" в слова и, указав на буйволов. Повторил жесты Эфхиора, выражающие сожаление о случившемся. Эфхиор, в свою очередь, указал на тела погибших и жестами дал понять, что пленники могут похоронить их согласно своим обычаям.
   Покончив со всеми формальностями маленький караван, двинулся в путь. Справедливости ради нужно сказать, что пленники оказывали ощутимую помощь, когда требовалась физическая сила. В основном, когда возникала необходимость толкать застрявшие возы, чтобы помочь буйволам. Эфхиор заметил, что они относятся к аккадцам и шумерам, как к каким-то высшим существам после того, как увидели беспрекословное подчинение людям могучих животных, а последней каплей стало, когда на их глазах Эфхиор вскочил на коня и тот слушался каждого его движения. В представлении этих людей лошадь - это символ свободы и то, что это свободолюбивое животное покорилось человеку для них означало только то, что перед ними не простые люди, а всемогущие духи. Э то заставляло пленников трепетать перед ними и восхищаться. Особым предметом зависти и восхищения стало оружие. Прирожденные охотники высоко оценили свойства острого металла, даже, несмотря на то, что от этого оружия погибли двое их соплеменников.
   Эфхиор периодически подъезжал к вожаку пленников, спешивался и продолжал ранее начатую игру в "слова". Однажды он кончиком стрелы нарисовал на земле извилистую длинную линию. Около этой линии он изобразил большое количество хижин, а рядом с ними множество людей - мужчин, женщин и детей. Он жестом подозвал к себе вожака и, указав на линию, махнул рукой в сторону реки, явно давая понять. Что линия обозначает Евфрат. Вожак кивнул головой в знак того, что он понял смысл нарисованного. Затем Эфхиор указал на изображение людей и построек и махнул рукой на юг, в направлении течения реки. Вожак взял из рук Эфхиора стрелу и подрисовал к его рисунку еще одну длинную извилистую линию намного правее первой и около нее также изобразил людей и постройки, а затем несколько раз махнул рукой на восток, давая понять, что это его стойбище очень далеко на востоке. Свой рисунок он дополнял жестами и отдельными словами, из которых старый вождь понял, что охотников погнало так далеко от родного стойбища на запад. Причина такая же, как и та, которая заставила аккадцев идти через выжженную пустыню - голод и жажда. Эфхиор подумал, указал на двоих молодых соплеменников вожака и подрисовал к рисунку свое нынешнее местоположение, провел длинную прерывистую линию к стойбищу пленников, на этой линии он изобразил две бегущие человеческие фигурки, а потом рядом с первой прерывистой линией нарисовал еще одну, на которой поместил много людей и стрелкой указал путь. Вожак задумался, потом подозвал к себе двух указанных Эфхиором охотников и что-то долго и настойчиво им объяснял. Охотники закивали головами в знак согласия, при этом бросив вопросительные взгляды на Эфхиора. Эфхиор молча, встал, разрезал связывающую пленников веревку, потом поразмыслив, вытащил из одного из возов две дубины, отобранные у пленников после нападения, несколько крупных кусков вяленого мяса и, махнув на восток, отправил их в путь, чтобы привести всех своих соплеменников к конечной точке маршрута аккадцев - бывшей стоянке шумеров. Оба охотника тепло попрощались с соплеменниками и быстро скрылись из виду. Остальные продолжили путь с аккадцами.
   Гульмеш, наблюдавший за этой сценой, окликнул Эфхиора.
  - Вождь! Не понимаю, зачем ты отпустил этих людей, да еще вернул им оружие и дал часть наших и без того скудных припасов?
  - Зачем? А вот зачем! Нам предстоит тяжелая работа. Эти люди будут выполнять ее, а не мы. Мы дадим им инструменты и новое место для стойбища их народа. Ты говорил, что в тех местах много животных и остались брошенные Вами поля. Охотники приведут туда все свое племя, и нам больше незачем будет самим предпринимать столь трудное путешествие, чтобы пополнять свои потребности в дереве. Они будут для нас его заготавливать и отправлять вниз по реке к Вратам богов.
  - Да! Ты истинный вождь своего народа. Я думаю, что сама Гере не придумала бы лучше. Наверняка ей понравится твоя затея.
   Когда Луна сменилась дважды на небосклоне, отряд, наконец, прибыл к конечной точке своего путешествия. Здесь все было также. Как и несколько лет назад, когда шуми покидали эти места. Только просека в лесу поросла молодой порослью, от которой пришлось ее очищать. Плот также оказался на месте, но потребовал серьезного ремонта. За прошедшие годы некоторые веревки сгнили, бревна затянуло илом, но в целом он был вполне пригоден к дальнейшему использованию и уже спустя несколько дней переправа была восстановлена.
  
  --5--
  
  
   Гульмеш и Алияр остановились посреди обширной поляны. Слезы навернулись на глаза, ведь здесь прошла большая часть их жизни. Тут все было по-прежнему. Тихо журчал ручей среди вековых деревьев, остались целыми даже обжиговые и плавильные печи, построенные богами и загоны для скота. Не хватало только хижин и людей.
   К шумерам подошли Эфхиор и Джарак.
  - Скоро здесь снова станет многолюдно и шумно. Пусть это будет совсем другой народ, не шуми, но это место снова станет родным для множества людей и никогда не будет ими покинуто, так ведь, Джарак?
  - Так! - ответил вожак, который за прошедшее время уже вполне сносно мог объясняться с аккадцами и шумерами на их языке. Тем временем аккадцы начали обустраивать лагерь. Большой шатер установили на том самом месте, где когда-то стояла хижина Геры, остальные - по периметру поляны. Буйволов отвели в загон, а возы оставили в центре поляны. Вечером Эфхиор собрал всех у костра и объяснил, какая работа предстоит с утра. Труднее всего было втолковать соплеменникам Джарака, что им предстоит не охотиться на зверей, в изобилии водящихся в здешних лесах, а валить огромные деревья. Гера недаром дала Эфхиору в проводники именно Гульмеша и Алияра. Оба они принимали участие в постройке плота много лет назад и знали, какие деревья и как рубить. Им пришлось приложить немало усилий, прежде чем аккадцы и люди Джарака научились пользоваться топорами. И те и другие впервые в жизни взяли в руки эти инструменты, но вскоре дело наладилось. Вырубки вели на другом берегу реки, одновременно расширяя просеку, по которой Эфхиор наметил провести хорошую широкую дорогу через лес от переправы в степь. Все трудились на равных в поте лица, но только по вечерам, сидя у костра Джарак затягивал заунывную песню. Его спутники подпевали ему и все обращали свои взоры на восток - туда, откуда должны были придти их близкие.
   - Как Вы называете свое племя? - спросил Эфхиор у Джарака. Он сам себе удивился, что за столько времени ему в голову не приходило задать этот вопрос.
  - Мы зовем себя Арамеями. Мое племя лишь небольшая часть нашего народа. Предки наши пришли в эти земли с востока, из огромной страны за горами, подпирающими небо.
  - И что, все племена твоего народа живут за той рекой, которую ты рисовал?
  - Мы называем эту реку Тигрис, но не все арамеи живут возле нее. Нас привела туда засуха и заставила идти дальше за солнцем. Многие арамеи ушли в горы, туда, куда уходили стада коз и баранов. Мы тоже сначала шли этим путем, но чем дальше мы поднимались вверх, тем холоднее становилось и мы решили повернуть назад, пока все не умерли от холода.
  - Вот здорово! Вы ушли от холода, чтобы на равнине умереть от голода. Могли бы сшить себе из овечьих и козьих шкур теплую одежду и спокойно жить рядом со стадами животных.
  - Мой народ из поколения в поколение делает свою одежду из волокон растений и никогда не делал ее ни из чего другого.
  - Что ж, придется вас научить, иначе зимой вы тут перемерзнете. Тут бывает достаточно холодно, - сказал Гульмеш, вступая в разговор, - уж я - то это хорошо знаю. Дело это нехитрое и ваши женщины быстро его освоят.
  Напоминание о женщинах снова навеяло на Джарака грусть. Он вспомнил свою жену, детей и тяжко вздохнул.
  - Не печалься, Джарак, скоро они будут здесь, и ты сможешь их обнять,- попытался успокоить арамея Эфхиор.
  - Скажи, сколько дней вы шли от своего стойбища, пока не повстречали нас?
  Джарак показал восемь пальцев и добавил:
  - Столько раз солнце ходило по небу.
  - Ну вот, твоим охотникам потребовалось столько же дней пройти до стойбища и потом со всем племенем, чтобы дойти сюда нужно еще четыре раза по стольку же. С тех пор, как они ушли, прошло двадцать пять дней - значит дней через пятнадцать - двадцать они будут здесь. Мы на каждой нашей стоянке оставляли для них метки, так что дорогу найдут без труда, да и от колес наших возов остаются следы, которые ни с чем не спутаешь.- Попытался подбодрить Джарака Эфхиор.
   Дни сменяли друг друга. Всем пришлось работать в поте лица, и людям, и животным. Совсем непростым делом, оказалось, рубить могучие деревья бронзовыми топорами, а еще требовалось обрубать ветки и сучья, и уже потом с помощью буйволов подтаскивать стволы к реке, где они увязывались в плоты. Почти месяц прошел с тех пор, как Эфхиор со своими людьми пришел в эти места. За это время удалось увязать больше двух десятков больших плотов готовых к сплаву на юг. Можно было бы продолжить вырубку, но на исходе был запас веревок, привезенных с собой. Поэтому решено было закончить работы и готовиться к отправке в обратный путь. Получив заслуженный отдых, шумеры повели арамеев показывать свои излюбленные места охоты. Они прошли только им одним известными тропами через густой лес, и вышли в степь. Здесь степь почти не пострадала от засухи, и охотники были вознаграждены богатыми трофеями в виде нескольких баранов и молодого оленя. А ловкому Алияру удалось заарканить лошадь. Он хорошо помнил уроки данные богиней Темис. К всеобщему восхищению, после почти двухчасовых попыток лошади сбросить его, ей пришлось подчиниться, и Алияр подъехал к ожидавшим его охотникам верхом. В стойбище возвращались в приподнятом настроении в предвкушении вкусного сытного ужина. Каково же было их удивление, когда охотники вышли из леса. Со стороны стойбища доносился сильный шум. Можно было различить отдельные голоса. Среди них кроме мужских было много женских и детских. Наконец - то племя арамеев дошло до переправы, где их встретили аккадцы и, переправив через реку, привели в стойбище. Радости Джарака и его спутников не было предела. Среди толпы соплеменников Джарак отыскал свою жену и, расталкивая людей, бросился к ней и к своим детям. Охотничьи трофеи оказались кстати. Вечером, после того, как прибывшие как-то устроились на новом месте, состоялся пышный праздник с веселыми песнями и плясками у костра.
   Эфхиор с любопытством наблюдал за арамеями. Одежда их, и мужчин, и женщин состояла из одной сплетенной из растительных волокон юбки. С той только разницей, что у женщин она была значительно длиннее, чем у мужчин. Больше на них не было ничего и никого не смущало, что женщины и девушки расхаживают с обнаженной грудью. Что ж, у каждого народа свои обычаи. Ничего, пройдет время, и они научатся ткать легкие ткани и шить удобные одежды. И для этих полудиких людей началась новая эра. К вождю подошел Гульмеш.
  - Когда собираешься отправляться в путь, Эфхиор?
  - Думаю дня через два. Нужно запастись провизией на обратный путь.
  - Я хотел бы задержаться здесь еще на некоторое время, вождь.
  - Зачем? Мы выполнили поручение царицы. И можем возвращаться к Вратам богов.
  - Да, ты прав, мы выполнили задание, но только одно. Мне Гера поручила еще кое-что, и сейчас, когда одна работа выполнена, я могу приступить к другой.
  Эфхиор недоуменно посмотрел на Гульмеша.
  - О каком поручении ты говоришь?
  - Видишь ли, вождь, все инструменты и оружие, которыми мы пользуемся, сделаны из металлов, дарованных нам богами. Рудник, который неподалеку от Врат богов совсем иссяк. Но мы точно знаем, что бог Юн нашел где-то в горах богатые месторождения меди и оловянного камня. Я должен найти их. Все, о чем я тебя попрошу - это оставить со мной двух человек.
  Эфхиор, после некоторого раздумья ответил:
  - Вот что! Я думаю отправить плоты с людьми и животными к Вратам богов, а сам останусь с тобой. Мы возьмем лошадей и отправимся в горы на поиски меди вдвоем.
  - Признаться, не ожидал, но я очень рад, что моим спутником будешь именно ты, вождь. Вдвоем мы обязательно справимся.
  - Вот и хорошо. На том и порешили. Завтра отправим людей на большую охоту, а через два дня проводим их домой в Шумер.
  - Мы с Алияром попробуем завтра пригнать стадо баранов и коз в загон, чтобы арамеи научились одомашнивать животных. Для этого мне может понадобиться твой конь. Обещаю, что буду беречь его.
  - Ты его получишь.
  
  
  ***
  
   Утром большая группа охотников аккадцев и арамеев вышла из стойбища. Шумеры указали им звериные тропы, по которым животные ходили на водопой, а сами верхом отправились в степь.
  Когда вечером охотники с богатыми трофеями вернулись в стойбище, то увидели. К своему удивлению, что загон полон овец и коз. Это шумерам удалось отбить от стад и пригнать их сюда. Теперь за арамеев можно было не беспокоиться и для аккадцев запас провизией для длительного пути был обеспечен. Весь следующий день жарили и коптили мясо убитых животных, а на утро третьего дня все отправились к переправе. На самый большой плот, связанный в три настила и оборудованный поручнями и ограждениями, закатили возы и буйволов. Там же разместили заранее заготовленное сено для животных, остальные плоты привязали друг за другом. Большая часть аккадцев, вооруженных длинными шестами заняли места также на первом плоту, а несколько человек - на последнем. Эфхиор подозвал к себе одного из аккадцев и повелел ему рассказать обо всем Гере, особенно про арамеев и их переселение. После теплого прощания, аккадцы дружно навалились на шесты и отчалили от берега, где плоты, подхваченные течением Евфрата, медленно начали свой долгий путь к Вратам богов. А на берегу остались стоять Эфхиор, оба шумера и Джарак, которые еще долго махали руками вслед отплывающим.
   Вернувшись в стойбище, Эфхиор начал также готовиться в далекий путь. С собой решили не брать ничего лишнего - еды на три дня, одеяла и, конечно оружие. Алияр вызвался остаться с арамеями и дожидаться возвращения путников в стойбище, где он собирался обучить арамеев многому из того, чему сам он научился у богов.
  
  -6-
  
   Ватага запыхавшихся мальчишек ворвалась в дом Геры, пытаясь наперебой что-то ей рассказать. Веде с трудом удалось угомонить их, и она приказала говорить кому-нибудь одному. Вперед вышел юноша и сбивчиво, указывая в сторону реки, объяснил, что по реке плывет к городу что-то огромное. Гера взяла за руки Адама и Еву и вместе с детворой отправилась на берег Евфрата. Действительно вдалеке, двигаясь вниз по течению, приближалась какая-то темная масса. Спустя какое-то время стали видны ее очертания. Гера радостно вздохнула, поняв, что ее затея со сплавом леса по реке удалась. Она не ошиблась в Эфхиоре. Старый вождь с честью справился с трудной задачей. Весть о возвращении аккадцев в мгновение облетела весь город, и почти все его население собралось на берегу, встречая путников. К Гере подошла Илия. Ей нетерпелось обнять так долго отсутствующего мужа, но каково же было ее удивление, когда среди прибывших Эфхиора не оказалось. К женщинам подошел один из прибывших аккадцев, который на вопрос о вожде ответил, что Эфхиор остался с Гульмешем, чтобы отправиться в горы на поиски медной руды и оловянного камня. Тревожное чувство, закравшееся в сердце Илии, отступило. Главное,что он жив и здоров, и обязательно вернется. Аккадец рассказал обо всем, что случилось с ними в пути и, главное об арамеях, которые теперь поселились в бывшем стойбище шумеров.
  - А этот аккадец оказался очень мудрым человеком, - про себя подумала Гера. - Теперь мы сможем использовать арамеев на заготовке леса и больше не потребуется отправлять людей из Шумера в долгое и опасное путешествие. Умно, очень умно придумано.
  Насторожило только то, что на отряд было совершено нападение чужих людей. - Хорошо, что все закончилось мирно, но впредь для безопасности нужно создать специально обученную вооруженную стражу. Сейчас из-за засухи по степи могут бродить и другие голодные племена, и нет гарантии, что кто-нибудь из них не попробует напасть на Врата богов. Нужно отобрать из молодых мужчин несколько десятков самых сильных и выносливых, чтобы сделать из них настоящих воинов.- Так размышляла правительница, стоя на берегу Евфрата.
   Гера встряхнулась от своих размышлений, отдала распоряжение вытащить плоты на берег, разобрать их и перенести все до одного бревна в общественные склады. Айрику она поручила пересчитать бревна и сделать соответствующие записи о пополнении запасов древесины, а сама, в сопровождении Илии и детей пошла домой.
  - Ты можешь гордиться своим мужем, подруга. Он сделал то, что большинству из людей не под силу и проявил чрезвычайную мудрость. Я уверена, что он вернется с Гульмешем и Алияром не с пустыми руками.
   Илия с благодарностью посмотрела на Геру и дружески пожала ей руку, но, все-равно, слезы наворачивались на глаза и тоска раздирала грудь.
  
  ***
  
   Айрик с удовольствием посмотрел на выполненную работу. Все бревна были аккуратно сложены и посчитаны. Каждое бревно было помечено особым знаком, каждая вязанка дров, которыми были нагружены плоты, учтена, и обо всем сделаны записи на глиняных табличках. Старик размял натруженные пальцы, взял принесенный одной из девушек - жриц, ужин и отправился на свой ночной пост - башню ожидания. Кряхтя, он забрался по скрипучей лестнице на верхнюю смотровую площадку, привычно развернул циновку и приступил к ужину. На темнеющем небе одна за одной загорались звезды. Айрик поприветствовал их, как старых знакомых. Многим из них он даже дал имена. Покончив с ужином, Айрик с удовольствием растянулся на циновке и, глядя в ночное небо, предался размышлениям. Он уже давно привык, что изо дня в день на небосводе появляются одни и те же звезды и особо не обращал на них внимания, но вдруг, прямо над головой, блеснула яркая вспышка, на мгновение осветившая все вокруг, как днем и ослепившая на какое-то время старика. Когда глаза привыкли вновь к темноте, Айрик с удивлением для себя обнаружил, что прямо над его головой, в темном небе, где раньше ничего не было, загорелась новая, очень яркая звезда. От волнения и неожиданности у старика перехватило дыхание, а когда он смог прийти в себя, он, что есть сил, принялся бить в медный колокол, переполошив тем самым все, уже давно спящее, население города. На звук колокола из своего дома выбежала испуганная Гера с Евой на руках.
   - Айрик! Ты с ума сошел! Ты разбудил весь город! Что случилось! - пыталась она докричаться до Айрика.
   Старик, наконец, заметил внизу Геру и других жителей города, выскочивших полуодетыми из своих домов.
  - Звезда, Гера! Новая звезда! Боги вернулись!
  Гера подняла глаза вверх и действительно, в указанном когда-то Зевсом месте увидела сияющую лучами яркую звезду. Гера побледнела и только смогла выговорить: - Лея, доченька!
  Сзади к ней подошла Зара и дружески обняла за плечи.
  - Я же говорила тебе, что нужно верить. Ты верила, и она вернулась. Вернулся и мой Грифт. Снова счастье озарило народ Шуми. Да будут благославенны боги, вновь вернувшиеся на Землю.
  Все шумеры от мала до велика вышли на площадь, опустились на колени и стали воздавать молитвы богам, вернувшимся к их народу. Из нижнего города также стали подходить люди. Аккадцы, ничего не понимая, толпились на краю городской площади. Илия протиснулась через толпу соплеменников и подошла к Гере.
   - Что произошло? Почему все шумеры опустились на колени?
  - Смотри! - ответила Гера, указывая на звезду, - Боги вернулись, а с ними и моя Лея!
   Илия, хоть и слышала эти истории много раз, до конца не верила в них, считая это красивой сказкой или легендой, но сейчас в небе действительно сияла необычно яркая новая звезда. Как ни трудно было поверить, но чудо свершилось.
   Гера дрожала всем телом от возбуждения и непрерывно повторяла: - Лея, доченька, приди ко мне, дай мне тебя обнять.
  Зара и Илия с трудом увели Геру в дом. Зара налила ей успокоительного питья, настоянного на душистых травах и, не отходила от нее до тех пор, пока подруга не погрузилась в сон, полный счастливых грез о встрече с дочерью.
   Люди на площади еще долго не расходились по домам, как завороженные устремив свои взоры на звезду.
  
  
  -7-
  
  Два всадника неспешно продвигались по извилистой звериной тропе среди голых скал. Гульмеш глазами разыскивал приметы, о которых ему рассказывала Лея, но она видела их с воздуха, пролетая над горами. Здесь внизу все могло выглядеть совершенно иначе. Тропинка вела вверх, к лугам, покрытым чахлой травой, а еще выше сверкали белизной снеговых шапок вершины величественных гор. Где-то за этими горами находился сказочный Эдем - стойбище людей Небесного племени. Но целью Гульмеша был не Эдем, а медная руда. Он часто останавливал свою лошадь и внимательно рассматривал камни. Нет. Все не то. Уже восемь дней они с Эфхиором движутся на северо-восток, все выше и выше поднимаясь вверх и оставляя на своем пути вехи. В том, что они идут верной дорогой, Гульмеш не сомневался. Много примет совпало и где-то совсем рядом должна быть их конечная цель. Он в который раз остановил лошадь, спешился и стал вскарабкиваться на высокую скалу, чтобы осмотреть окрестности. Это далось ему с трудом, но через несколько минут Гульмеш уже стоял на верхнем уступе скалы. Он осмотрелся вокруг. Взгляд его привлекло углубление в горе в нескольких лигах от него - не то яма, не то пещера. Он осторожно спустился вниз и, ведя лошадь на поводу, направился в ту сторону. Эфхиор последовал за ним. Добрый час пришлось пробираться среди нагромождения камней, которые как- будто кто-то нарочно разбросал здесь. Углубление оказалось не ямой и не пещерой. Оно скорее было похоже на огромную воронку, сужающуюся вниз. Гульмеш тщательно осматривал каждый камень на краю воронки, одни отбрасывал, другие оставлял, чтобы потом рассмотреть получше. Потом он взял длинную веревку, притороченную к седлу, привязал ее за выступ скалы и стал спускаться вниз. Эфхиор страховал его наверху. И вот Гульмеш на дне воронки. Он осмотрелся по сторонам и вдруг заметил, что что-то блеснуло в нескольких шагах от него. Гульмеш нагнулся и из его груди вырвался радостный крик: - Есть! Нашел! - Он снял с плеча большую кожаную сумку и стал наполнять ее черными и зеленоватыми камнями. Когда сумка оказалась наполненной доверху, он привязал к ней веревку и крикнул Эфхиору, чтобы тот поднял ее вверх, затем он наполнил все другие сумки, которые сбросил ему напарник. Когда же все они были заполнены, Гульмеш поднялся вверх.
  - Все, Вождь, мы нашли. Давай навьючим все это на лошадей, и пора в обратный путь. Назад шли, ведя лошадей за повод. Шли, оставляя новые метки, по которым без труда любой охотник смог бы найти это место. Приходилось часто останавливаться, чтобы дать отдых тяжело нагруженным лошадям. Обратная дорога заняла вдвое больше времени, так как пришлось идти пешком, за то шли под гору, что значительно облегчало движение.
   На семнадцатый день пути едва живые путники и измученные лошади, добрались до переправы, где их подобрали арамеи и отвели в стойбище. Алияру с трудом удалось привести их чувство. Прежде всего, обоих отнесли к ручью, где омыли их тела, затем Алияр напоил их ободряющим настоем из трав, специально им приготовленным, а уже потом накормили и оставили отдыхать в шатре. Позаботились так же и о лошадях, дав им возможность отдохнуть на пастбище. Утомленные путники проспали почти двое суток. Они подробно рассказали о своем путешествии. А Алияр поделился своими успехами. Он вместе с арамеями расчистил старое поле шумеров и научил арамеев, как выращивать хлебное зерно, научил доить коз, стричь шерсть и прясть из нее нити. Арамейские женщины быстро освоили это ремесло, так как процесс был очень схож с тем, как они изготавливали нити из волокон растений. Так же он изготовил ткацкую рамку и объяснил, как из нитей сделать ткань, короче все то, чему когда-то шумеров обучили боги. Отдохнув после дороги, Гульмеш позвал Джарака. Он показал ему собранные в горах камни.
  - Ты сможешь найти дорогу к тому месту, где я нашел эти камни. Будешь отправлять туда своих людей и приносить их к переправе, потом, когда вы будете отправлять плоты с заготовленной древесиной к Вратам богов, погрузишь камни на плоты. Взамен мы вам дадим изделия из меди и бронзы, оружие, ткани и многое другое. Сейчас мы оставим вам топоры и копья с металлическими наконечниками. Алияр рассказал вам, как приручать животных. При некоторой сноровке вы легко с этим справитесь. Здесь водится множество лошадей и ослов. Ослы лучше подходят, как вьючные животные, а лошади - как верховые. Ты видел старые шумерские печи. Большая - обжиговая, чтобы делать кирпичи, из которых строят жилища, а маленькие - плавильные, для выплавки меди из вот этих камней. Со временем мы вас обучим и этому. Вы расчистили поле и засеяли его хлебными зернами. Когда они созреют, вы сможете сами печь хлеб. Мы во всем будем вам помогать, но вы должны регулярно присылать нам такие камни и плоты. Нам пора возвращаться домой и для этого нужно построить плот для нас лошадей и этих камней.
   Джарак кивнул головой в знак согласия и покинул шатер шумера. Гульмеш рассказал о разговоре с Джараком Эфхиору. Вождь остался доволен результатом разговора.
  - Думаю, что дня через три - четыре мы сможем отправиться домой, если конечно арамеи успеют построить плот.
  - Успеют, вождь, поверь мне. Они почитают нас почти как богов. Только прежде, чем отправиться домой, я должен посетить одно, священное для шуми, место. Если хочешь, можешь пойти со мной.
  - Я пойду.
  - Тогда завтра перед рассветом будь готов. Пойду, найду Алияра. Думаю, что и он пойдет с нами.
   С этими словами Гульмеш встал и отправился искать в стойбище своего молодого напарника. К его удивлению, он нигде не мог найти Алияра. Обойдя все стойбище, Гульмеш направился к загону со скотом, надеясь найти Алияра там. Но и в загоне молодого шумера не было. Гульмеш махнул рукой, не надеясь найти Алияра и, уже было повернул назад в стойбище, как вдруг до его чуткого уха донеслись голоса. Он повернулся в ту сторону и, в сгустившихся уже сумерках, увидел два человеческих силуэта - мужской и женский на берегу ручья. Говорили шепотом, но Гульмеш точно узнал голос напарника, а вот что за женщина была с ним, понять не смог. Гульмеш усмехнулся и подумал:
  - Что ж, дело молодое. Не буду их беспокоить, главное, чтобы из-за этой связи не было осложнений с арамеями.
  Гульмеш еще раз, кинув взгляд на влюбленных, быстрым шагом направился к стойбищу.
  
  ***
  
   Эфхиор шел следом за Гульмешем, который почти в полной темноте безошибочно находил одному ему известные тропы. Спящий лес смыкал кроны деревьев над их головами так, что не видно было ни единой звезды на небе. Когда же тьма начала рассеиваться предрассветными сумерками, впереди стал отчетливо слышен сильный шум. Эфхиор никак не мог понять, что может издавать такой звук, не прерывающийся ни на мгновение. Вскоре лес расступился и оба путника, с первыми лучами восходящего солнца, вышли к стремительной речке, которая с шумом падала вниз с уступов высоких бурых скал, рассыпаясь при этом в водяную пыль, которая переливалась всеми цветами радуги в первых солнечных лучах. Старый вождь остановился и смотрел на это великолепие, как завороженный. За всю свою долгую жизнь ему еще ни разу не приходилось увидеть ничего подобного.
   - Это наше священное место, вождь! Раньше мы считали, что именно здесь обитает в образе огромного тигра сам Дух леса, который ревностно оберегает свою обитель. На это место было наложено табу, и ни один охотник не решался придти сюда под страхом смерти от лап и клыков Духа леса. Только Лея, дочь Геры, не испугалась и пришла сюда совсем одна. Когда Дух леса захотел расправиться с непрошенной гостьей, он был сражен молнией, посланной на него Богом Гором. Гор спас жизнь Лее, благодаря этому случаю мы, шуми, познали людей Небесного племени или, как их теперь называют - Богов, которые научили нас всему, что мы сейчас знаем и умеем и благодаря которым мы переселились к Вратам богов.
   Эфхиор с любопытством рассматривал окрестности. Он подошел к реке и, взобравшись на один из валунов, которых в реке было немало, стал рассматривать в прозрачной воде обитателей реки, которые, не обращая внимания на людей, плавно шевеля плавниками, переплывали с места на место. Наблюдая за рыбами, взгляд Эфхиора упал на яркий, блестящий желтый камень, лежащий на дне совсем рядом с валуном. Он нагнулся и, нащупав его в воде, вытащил. Камень размером с детский кулак был необычайно тяжелым.
  - Эй, Гульмеш! Смотри. Ты ведь разбираешься в камнях. Что это?
   Гульмеш подошел к аккадцу и взглянул на находку.
  - Это не камень, вождь. Это металл - золото. Его у нас в народе еще называют Солнечным камнем, и он символизирует любовь и власть. Счастлив тот человек, которому выпадает удача найти Солнечный камень. Он встречается крайне редко. Ты воистину баловень судьбы, Эфхоир.
   - Из него можно делать оружие?
  - Нет, золото очень мягкий металл и для изготовления оружия непригодный, но у него есть другое замечательное свойство - оно никогда не тускнеет и не теряет своего блеска. Оно обладает невероятной силой, защищая людей от гнева злых духов, а еще, по заветам богов, мы освящаем брачные союзы золотыми кольцами. Когда мы вернемся домой, если хочешь, мой отец Ахрам, который учился кузнечному ремеслу у самого бога Гефита, сделает тебе из него амулет.
  - Зачем мне амулет. Я стар и прожил долгую жизнь без всяких амулетов. Да и гнева духов уже не боюсь. Лучше пусть твой отец сделает из него какое - нибудь украшение для моей жены. Я за всю свою жизнь ни разу ничего ей не дарил, а она подарила мне пятерых детей. Мне кажется, что для нее это будет заслуженный подарок.
  - Воля твоя, вождь, как скажешь.
   Они еще долго ходили по окрестностям водопада. Гульмеш показал Эфхиору грот, куда бог Гор перенес спасенную им Лею. Там и сейчас видны были остатки высохшей травы, служившей ложем для дочери Геры и угли от давно прогоревшего костра. Пока шумер возносил молитвы в честь бога Гора, Эфхиор обошел вокруг всю площадку под нависшей скалой, рассматривая камни, которые в великом множестве валялись вокруг. Подняв тот или иной камень, аккадец, не приметив в нем ничего необычного, отбрасывал его в сторону. Его внимание привлек тот факт, что некоторые камни с шумом отскакивали от скалы, а некоторые прилипали к ней, да так, что требовалось значительное усилие, чтобы их оторвать.
   - Что это, Гульмеш? Почему камни прилипают к скале?
  - Не знаю, вождь. Видно и впрямь место это обладает колдовской силой. Только боги знают все секреты камней. Давай лучше уйдем отсюда поскорей, чтобы не побеспокоить духов.
   Аккадец и шумер торопливо покинули заповедное место и направились назад к стойбищу.
  
  
  ***
  
   Арамеи сдержали свое слово. Через три дня большой крепкий плот с высоким настилом и ограждениями был готов и дожидался своих пассажиров у переправы. Почти все взрослое население вышло к Евфрату, чтобы проводить шумеров и аккадца. Они тепло распрощались с Джараком, а Алияр отдал ему свою лошадку.
  - Теперь она твоя. Это наша благодарность твоему народу за оказанную нам помощь. Бери и владей.
  Вожак с благодарностью принял повод. Трое путников взошли на плот. Эфхиор с трудом уговорил своего коня подняться на борт. Он привязал его к поручню, после чего взял в руки длинный шест и все трое, упершись шестами в дно, вывели плот на середину реки. Плот, слегка покачиваясь на волнах, медленно подхватило течение. В это время из толпы провожающих отделилась женская фигура и бесстрашно ринулась в воду вслед отдаляющемуся плоту. Сделав несколько широких взмахов руками, она догнала плот и, вцепившись в поручень, взобралась на него. С берега стали кричать и махать руками, призывая женщину вернуться, но она упрямо покачала головой, что- то крикнула им в ответ и прижалась к Алияру. Гульмеш усмехнулся. Он предполагал что- либо подобное. Алияр виновато улыбнулся, обнял девушку и сказал своим спутникам:
  - Это Гайли. Мы полюбили друг друга, и она сама приняла решение оставить свое племя, чтобы плыть с нами.
  - Пусть остается, раз так, - ответил Эфхиор, а затем, сложив руки рупором, крикнул Джараку:
  - Не сердись! Это любовь, а она сильнее всего на свете! Лучше благослови их брак, чтобы он стал счастливым.
   Слова уже едва доносились до путников, но судя по жестикуляции вожака, он дал свое благословение молодым.
  
  
  -8-
  
  
   Спустя два дня после возвращения Эфхиора и его спутников с бесценным грузом и девушкой - арамейкой, которая шокировала все население города своим необычным нарядом так, что Гере пришлось собственноручно накинуть ей на плечи покрывало, скрывшее от посторонних взоров ее обнаженные груди, было объявлено о созыве Большого совета. Для участия в совете пригласили все взрослое население города, в том числе и аккадцев. Городская площадь была полна народу. Все ждали, когда выйдет Гера и откроет совет. Гера, в своем белоснежном платье с пурпурной каймой, в сопровождение Илии, вышла из дому и поднялась по ступеням на каменный парапет храма. Она подняла вверх правую руку, призывая горожан к тишине и вниманию. Вокруг наступила мертвая тишина. Веда, дрожащим от волнения голосом обратилась к народу:
   - Я, Гера, Великая Веда народа Шуми, хочу объявить Вам о принятых мною решениях. С этого дня я назначаю верховной жрицей храма Изиды жену вождя Аккадов Эфхиора, Илию. Ее приказы и распоряжения отныне, обязательны для всех, наравне с моими. В ее распоряжении будут находиться общественные склады и никто, кроме нее не вправе распоряжаться распределением общественного имущества. В помощь ей уже отобраны самые знатные и самые красивые девушки из всех шумерских и аккадских родов. Отныне они жрицы Изиды и ее верные слуги.
   Кроме того, с сегодняшнего дня я, учреждаю городскую стражу, в которую из всех родов должны быть выделены самые сильные и выносливые молодые мужчины. В обязанности стражи будет входить обеспечение и поддержание порядка в городе, а также охрана и защита города и его населения от возможных нападений чужих племен. Воинам стражи будет выдано оружие, с которым они не должны расставаться никогда. Командиром стражников и моим советником я назначаю Эфхиора. Ему уже пришлось принять удар со стороны арамеев и с честью выполнить свой долг. Его приказы и распоряжения также обязательны к исполнению наравне с моими.
   Такова моя воля и да будет так!
   Легкий ропот прошел по толпе, но никто не осмелился высказаться против решения правительницы. Затем на парапет поднялся Айрик. Он достал глиняную табличку и все, что только что сказала Гера, записал на ней. Затем он достал из сумки другие таблички и огласил, сколько дров и строительной древесины, какой семье будет выделено и сколько каждая семья должна сдать в общественные склады зерна, мяса, шерсти, гончарных и металлических изделий, тканей и одежды для их распределения между нуждающимися. Но самое главное, то ради чего Гера собрала совет, уже было сказано, а остальное - рутинные вопросы, которые она переложила на своих помощников, ее уже не интересовали. Вся ее жизнь теперь была посвящена ожиданию встречи с Леей. Вот уже больше месяца прошло с тех пор, как на небе зажглась новая звезда, а от дочери пока нет никаких вестей. Сомнения терзали Геру:
  - А может быть это вовсе не та звезда, не небесный дом богов, а какая-то другая? А если та, то почему Леи до сих пор нет?
  Вокруг Геры шумели и спорили люди, кто за лишнюю вязанку дров, кто за меру зерна, но Гера, погруженная в свои мысли, никого и ничего вокруг не замечала. Ей хотелось подняться и уйти, чтобы уединиться у себя дома, но положение правительницы не позволяло ей этого сделать. Она сидела на кресле с высокой спинкой перед своим народом совершенно безучастная к происходящему, и единственным ее желанием было дождаться окончания совета и поскорее уйти домой, чтобы вновь стать самой собой.
   Наконец Айрик шепнул ей на ухо, что все вопросы решены, и пора объявить об окончании совета. Гера встала с кресла и махнула платком в знак того, что все могут расходиться. Площадь начала пустеть. Гера устало стала спускаться по ступеням. В это время к ней подошел Алияр, ведущий за руку Гайли.
  - Великая Веда, прошу тебя выслушать меня, - обратился он к Гере.
  - Говори, я слушаю тебя! - ответила она молодому человеку.
  - Гера! Это Гайли, ты помнишь ее. Она оставила свое племя, ради того, чтобы стать моей женой. Я прошу тебя освятить наш брак.
   Гера взглянула на девушку и, хоть внешне она ничем не напоминала ей Лею, на память пришло, как дочь объявила ей о своем намерении выйти замуж за Гора и следовать за ним даже по звездной дороге. Стоящая перед ней девочка так же, как и дочь, выбрала любовь, несмотря на разлуку с родными. Да, любовь великая сила, делающая людей сильнее, дарующая одним счастье, а другим горечь разлуки.
  - Я не против того, чтобы вы стали мужем и женой, но как можно праздновать свадьбу без родителей невесты. Давайте дождемся, когда арамеи приведут к нам плоты и отправим приглашение родным и близким Гайли. Не забывай, что по нашим обычаям, твои родители, Алияр, должны принести родителям Гайли свои дары. Так что придется подождать, а Ваша любовь от этого станет только крепче.
   С этими словами Гера спустилась вниз и, пройдя через площадь, скрылась за дверью своего дома.
  
  
  ***
  
   Вечером, когда крестьяне возвращались в город с полевых работ, вместе с ними прошли двое с маленьким ребенком - мужчина, одетый в простую крестьянскую одежду с капюшоном, плотно скрывающим лицо и женщина в длинном платье и накидке, оставляющей видными только глаза. На руках женщина держала мальчика лет четырех - пяти. Внешний вид их не привлек к себе никакого внимания. Многие крестьяне так закрывались, спасаясь от зноя и пыли. Они прошли по извилистым улочкам нижнего города и, миновав Врата богов, уверенно продолжали идти в сторону площади. По всему было видно, что дорога эта им хорошо знакома. Когда уже сумерки спустились на город, путники подошли к дому Геры и постучали в дверь.
  - Кто там? - спросила Зара, не открывая двери.
  - Мы хотим видеть Веду, - приглушенным голосом ответила женщина.
  - Но уже поздно и Гера укладывает спать дочь. Приходите завтра.
  - Прошу Вас! Это очень важно! Нам необходимо видеть Веду немедленно!
  - Хорошо, подождите, я спрошу Геру, сможет ли она Вас принять.
  Спустя несколько минут дверь открылась и Зара впустила посетителей в дом.
  - Присядьте, Гера сейчас выйдет.
  Мужчина и женщина, несмотря на темноту в помещении, уверенно прошли к столу и сели на скамью. Казалось, что они не раз бывали в этом доме раньше, и все здесь было им знакомо. Из соседней комнаты вышла Гера с жировым светильником в руках, который едва освещал пространство вокруг нее.
  - Вы хотели меня видеть? Я Вас слушаю! Что за дело привело Вас ко мне в столь поздний час?
  В ответ, не говоря ни слова, женщина сбросила с себя накидку. Гера взглянула ей в лицо, побледнела и упала без чувств. На шум прибежала Зара и, увидев лежащую на полу подругу, уже хотела наброситься на посетителей и звать на помощь, но вдруг остановилась...
  - О боги! Лея, девочка! Ты ли это? Как же ты нас напугала.
  Обе, заливаясь слезами радости, принялись приводить в чувство Геру.
  - Мама, мамочка! Открой глаза! Это же я, твоя Лея!
  Гера открыла глаза, посмотрела на склонившуюся над ней дочь.
  - Это не сон? Это и вправду ты, Лея?
  - Ну конечно, это я! Кто же еще?
  Гера, наконец, совсем оправилась от обморока и крепко обняла дочь.
  - Как же я тебя ждала! Ведь я видела, как загорелась на небе твоя звезда, а ты все не шла и не шла.
  Так они продолжали сидеть на полу, крепко обнявшись, но мужской голос прервал их.
  -
   - А со мной вы не хотите поздороваться, мона Гера?
  Гера оглянулась на голос.
  - Грифт! Это ты? Зара! Ну, где ты!- крикнула она.
   Вбежала Зара с кружкой какого-то питья. И теперь ее очередь была падать в обморок, но крепкие руки Грифта удержали ее. Зара обняла Грифта за шею и прижалась к нему всем телом. На шум и крики из своей комнаты выглянули заспанные дети. Гера взяла Еву за руку и подвела к Лее.
  - Вот, доченька, это твоя сестра. Познакомься.
  - А вот это, мама - твой внук Рабор.- Лея подвела к Гере мальчугана, который смотрел на все происходящее и никак не мог понять причину переполоха. Он знал, что идет к бабушке, но почему взрослые плачут и падают на пол, ему было совершенно не понятно. Сон как рукой сняло. Зара принесла несколько светильников и все расположились за столом. Грифт посадил Адама на колени и обнял Зару. Начались расспросы.
   - Лея, дай я на тебя посмотрю. Какая ты стала!
  Действительно, из нескладной девчонки Лея превратилась за прошедшие годы в прекрасную молодую женщину.
  - Но почему Вы пришли ночью? А где остальные, Гор, Иза, Зевс?
  - Мама! Мы все здесь на Земле. Нас сейчас очень много, гораздо больше, чем тогда. Все сейчас в Эдеме. Людей так много, что нужно построить новые дома, чтобы всех разместить, а мы с Грифтом уговорили Зейвса, отпустить нас. Я не могла больше ждать. Я так соскучилась! Мы видели сверху, как разрослось наше стойбище и не хотели пугать людей флайером, поэтому пришли пешком и чтобы нас никто не видел пока.
  - Ну и слава богам! Я дождалась тебя и мы теперь снова вместе!
  
  
  
  Часть 2
  Здравствуй Гея
  
  -1-
  
   Странник вышел из гипера точно в расчетном месте. Дон включил систему внешнего оповещения. Автоматика начала передавать идентификационные сигналы в космопорт Сели. Долгие месяцы ожидания встречи с родной планетой, проведенные в гипере, наконец, завершились. Гея, огромным шаром, занимала половину горизонта. Странник шел прямым курсом к крошечной планете - спутнику. Никто из членов экспедиции не в силах был удержаться от слез радости, тем более что возвращались они не с пустыми руками. Но один человек на борту волновался больше других - это Лея. Ей предстояло встретиться с совершенно новым, незнакомым ей миром. Как примет ее загадочная Гея? Конечно, и Гор, и Иза, и Дита, очень много рассказывали ей о своей родине, показывали "ожившие" картинки (так Лея называла видео), но одно дело слушать рассказы, а совсем иное встретиться вживую с людьми, соприкоснуться с неведомой землей, наполненной фантастическими чудесами. Она стояла перед экраном монитора внешнего обзора, рассматривая планету, на которой ей предстояло жить и с беспокойством поглаживала свой, заметно увеличившийся живот, в котором билась новая жизнь. Там, на Гее, закрытой легкой дымкой облаков, должен родиться ее и Гора сын. Иза точно определила, что будет мальчик и что до его появления на свет остается меньше двух месяцев. Лея с нетерпением ждала и одновременно боялась наступления родов. Раздумья Леи прервала Темис, которая подошла сзади и обняла подругу за плечи.
   - Не волнуйся ты так. Все будет хорошо и все жители Геи с радостью примут тебя в нашу большую звездную семью, тем более что благодаря тебе у нашей цивилизации появилась надежда на будущее.
  За восемь месяцев полета, Лея, благодаря Гору, многому научилась. Она уже вполне правильно стала говорить на языке геян, но многие термины и отдельные слова продолжали звучать, как абракадабра. Вот и сейчас, прозвучавшее непонятное слово "цивилизация" сильно смутило ее, но с другой стороны, несмотря на то, что между ней - девочкой из первобытного племени и геянами, лежали тысячелетия развития, к ней все на борту звездолета относились как к равной, причем совершенно искренне.
   Заметив выражение лица Леи, Темис поняла, что увлеклась и поставила подругу в неудобное положение. Она осеклась на полуслове и мягко, чтобы не обидеть Лею, разъяснила ей смысл непонятного слова. Лея, в знак благодарности, повернулась к Темис и по - дружески обняла ее. Темис, как историк, за время пребывания на Пангее, собрала бесценный материал по общественному укладу ранних культур эпохи позднего неолита, а по-человечески, общаясь с Леей, поняла, что эти люди ничем не отличаются от нее и ее и других геян. Они способны быстро обучаться новым технологиям, логически размышлять, им свойственно творческое начало. Темис была абсолютно убеждена, что если любого младенца из племени Шуми поместить вместе с детьми геян, вместе их воспитывать и обучать, то они ни в чем не уступят в своем развитии им, а в некоторых случаях даже способны превзойти их. Беременность Леи и ее дальнейшая жизнь вместе с ребенком среди геян в скором времени должна подтвердить эту гипотезу.
   В салон вошла Иза.
  - О чем это вы тут секретничаете?
  - Вот, успокаиваю Лею. Ей все кажется, что на Гее ее ожидает что-то ужасное.
  - Ну, вот еще придумала! Оставь эти мысли, Лея, слышишь меня, и пойдем со мной. Мне нужно осмотреть тебя и Диту и подготовить вас к посадке на Гею. Вы у нас самые бесценные пассажирки. Ваш груз не имеет цены для всех на Гее.
   Иза ласково обняла Лею и увлекла ее за собой в медотсек, где их уже дожидалась Дита. Удивительное дело, но почти сразу после старта "Странника" с орбиты Пангеи, сначала Дита, а спустя две недели и Лея, обнаружили признаки беременности. То ли девственная атмосфера Пангеи подействовала, то ли какие-то другие, пока неведанные силы, но факт, как говорится, был на лицо. И вот сейчас предстоял самый опасный для обеих отрезок полета - посадка на Гею, сопряженный с кратковременными перегрузками, представляющими реальную угрозу для протекания беременности. Иза решила, во избежание рисков, поместить обеих своих дочерей в противоперегрузочную камеру. Именно для подготовки их к посадке, она решила провести это последнее на борту "Странника" обследование. Ультразвуковое обследование у обеих будущих мам показало, что все в норме. Иза связалась с диспетчером космопорта и попросила подготовить камеру на челноке, который должен доставить экспедицию на поверхность Геи, не объясняя причину такой необходимости.
   "Странник все ближе подлетал к Сели, постепенно уравнивая скорость. Диспетчер космопорта дал команду на перевод управления кораблем в автоматический режим. Дон раскрыл створки стыковочного узла и все замерли в ожидании касания. Еще несколько минут и "Странник" причалил к пирсу. Сработали захваты. Потянулись долгие минуты ожидания: сначала проверки герметичности, потом проверок биологической и радиационной защиты, прежде чем с характерным шипящим звуком открылся переходной люк, к которому тут - же подкатил трап. На площадке перрона столпились встречающие. Как только "Странник" вышел из гипера, весть об этом мгновенно облетела всю Гею. Орек и Дерик побросали все свои неотложные дела и немедленно вылетели на орбитальный космопорт, чтобы лично встретить первую в истории планеты субгалактическую экспедицию. Встречающих было не очень много, но это ни в коей мере не означало, что геяне не проявляли интереса к этому событию. Просто по распоряжению Высшего совета, был ограничен допуск людей в космопорт. Прошло совсем немного времени, и путешественники по одному стали спускаться по трапу. К всеобщему изумлению, вместо ожидаемых двадцати четырех астронавтов, по трапу из звездолета спустились двадцать пять человек. Все взгляды оказались прикованными к юной пангеянке, что очень смутило Лею. К только что спустившемуся Зейвсу буквально подбежали Киллат и Парнас. Они обнялись и Дерик задал вопрос, который буквально слетал с его языка:
   - Послушай, дружище, я так рад снова всех вас видеть, но скажи, кто эта девушка? Похоже, что она подружка твоего сына, которая "зайцем" пробралась на корабль перед отлетом "Странника" к Пангее.
  - Ты почти угадал, дорогой друг. Она жена моего сына, но она не летела с нами, как ты выразился "зайцем". Она пангеянка, и сама приняла решение лететь с нами на Гею.
  Эта новость просто ошеломила всех. Конечно, отправляя экспедицию к Пангее, в тайне у всех жила надежда на то, что планета окажется обитаемой, но чтобы вот так, почти обыденно встретиться и инопланетянкой, которая внешне ничем не отличается от геян, такого не ожидал никто. Несколько десятков журналистов, услышав сенсационную новость, буквально нацелили объективы своих камер на Лею. Репортаж о прибытии экспедиции транслировался в прямом эфире по всем геянским каналам, и эта новость в мгновение облетела всю планету. В одночасье Лея стала суперзвездой. Ее смущенное лицо смотрело со всех мониторов на планете. Заметив состояние Леи, Иза резко прекратила притязания журналистов и спешно увела Лею от посторонних глаз. Бедная девушка была до смерти напугана и возбуждена от предыдущей сцены. Иза, как могла, успокаивала ее.
  - Иза! Почему они все так на меня смотрят, как будто я, какая-то неведомая зверушка?
  - Ну что ты, милая! Вспомни, как смотрели на нас твои соплеменники. Разве это не одно и то же? Ты - первая жительница другой планеты, иного мира, которая появилась среди моих соплеменников. Ты - посланница Пангеи или как Вы ее называете Земли. Ты должна гордиться этой своей миссией и ничего не бойся. Никто здесь никогда не причинит тебе никакого вреда, и никто никогда не обидит.
  Когда Лея немного успокоилась, Иза позвала Диту, которая стояла рядом с отцом, Доном и Темис и увела их обеих к причалу, где прибывших ожидал челнок, готовый доставить героев дня на Гею. Поднявшись на борт, она тут же уложила обеих в подготовленную противоперегрузочную камеру, и, перекрыв собой, вход на корабль от посторонних, стала дожидаться остальных.
   Челнок завис в воздухе над столичным космопортом и, как бы раздумывая, плавно опустился на бетонные плиты. Прямо к трапу, несмотря на протесты толпы встречающих, подкатил закрытый автобус, в котором тут же скрылись спустившиеся по трапу члены экспедиции и сопровождающие их Деррик и Орек. По просьбе Изы, все торжества по поводу их успешного триумфального возвращения домой были отложены на более позднее время под предлогом необходимости восстановительного отдыха для экипажа "Странника" после длительного космического путешествия.
   Наемный флайер приземлился на площадке у старинного особняка. Гор помог Лее спуститься на лужайку с ровно подстриженной травой. Лея осмотрелась вокруг, дожидаясь пока из флайера выйдут Зейвс, Иза, Дита и Дон. Все здесь напоминало ей о родных местах на далекой Земле. Такой же лес, и запах прелой листвы, и щебет птиц. Казалось, что из-за вековых деревьев сейчас выйдет мама и позовет ее к костру. Но вместо Геры из дверей дома вышли пожилые мужчина и женщина и бросились обнимать всех прибывших. Гес и Эва все это время поддерживали прядок в доме и на участке вокруг него. Три года дом дожидался своих хозяев. Иза вошла в гостиную и не удержалась от слез. Она готова была целовать скрипучие половицы и дверные ручки от радости возвращения домой. Эва с любопытством рассматривая Лею, взяла ее за руку и ввела в гостиную.
  - Вот девочка, теперь это и твой дом, а я теперь твоя пра-пра и прочее-бабушка. Давай знакомиться. Меня зовут Эва, а это мой муж - Гес.
  - Я очень рада, Эва,- ответила ей Лея,- а у меня на Земле есть сестренка, которую зовут Ева. Странно, правда, очень похожие имена.
  - Чему же ты так удивляешься, девочка? Имена, это не самое странное. Ты не задумывалась над тем, что не только имена, которые мы даем своим детям, но и сами мы так похожи, причем не только внешне, а как оказалось и внутренне? Вот чему нужно удивляться!
  - Это правда, я как-то не думала об этом. За то, я думала вот о чем: До сих пор, все люди "Небесного племени", которых я встречала и на Земле, и здесь на Гее, были молодыми, а вы Эва и Ваш муж - первые старики, которых я повстречала. Мне интересно, сколько зарубок на Вашем "дереве жизни".
   Эва вопросительно посмотрела на Изу, и та пояснила:
  - На Пангее люди не знают письменности и не ведут календаря, но когда рождается ребенок, в хижине устанавливают древко от копья, на котором каждый месяц делают зарубку. Так они высчитывают свой возраст. Знаешь Лея, что когда родилась Эва, прародительница твоего рода Веда Айша, только начала выводить твой народ из северных лесов в те земли, где Вы живете сейчас.
  Лея удивленно вскинула брови.
  - Мне часто Гор рассказывал, что люди Вашего племени бессмертны, но я никак не могла себе этого представить. Это значит, что когда умру я и все кого я знаю на Земле, Вы будете продолжать жить. Я постарею, а Гор останется молодым и разлюбит меня.
  - Видишь ли, Лея, мы ведь тоже не всегда были бессмертными. Много лет назад, люди, которых мы называем учеными, придумали лекарство, которое помогало нам не стареть. Со временем наши тела перестали стареть даже без этого лекарства, но при этом большинство из нас утратили способность иметь детей. Сейчас, благодаря тебе и твоему народу, у наших ученых появился шанс вернуть нам эту способность, а ты, если пожелаешь, тоже можешь стать бессмертной. Зейвс может дать тебе наше лекарство. Если его применять правильно, то ты будешь оставаться молодой и красивой, и при этом сможешь рожать детей столько раз, сколько захочешь.
   - А моя мама, сестренка, как же они? Они умрут, а я буду продолжать жить? Я так не хочу!
  - Они далеко, на Пангее, и для того, чтобы сделать бессмертными и их, нам нужно туда вернуться. Кто знает, может быть, мы вернемся туда, и тогда, если Гера пожелает, мы можем и ей и твоей сестре помочь сделать их тела нестареющими, а пока давай не думать об этом. Сейчас для тебя и для всех нас самая главная забота - это твой малыш и ребенок Диты. Нужно забыть обо всем на свете, чтобы они родились здоровыми и без осложнений для Вас обеих. Договорились?
   -Хорошо, Иза, я буду думать только о моем ребенке и во всем слушать тебя и Эву.
   С возвращением путешественников, старый дом ожил и наполнился жизнью. Зейвс с Гесом пропадали в лабораториях центра, шаг за шагом продвигаясь к разгадке решения проблемы, а Иза взяла опеку над Леей. Девушке все вокруг было интересно. Иногда она с Гором и Изой выбиралась в город, где ее поражали не столько различные технические достижения геян, сколько густонаселенность города. Она восторгалась величественными многоэтажными постройками, из которых состоял город, но больше всего ее поразило то, что в каждом таком доме живет столько много людей, что все ее родное племя могло бы уместиться в нем. Лея и представить себе не могла, что так много людей может жить в одном только этом стойбище. У нее голова шла кругом от городской суеты и шума. Иза решила, что Лее нужно обновить гардероб и повела ее в торговый центр. Девушка просто онемела от того количества самой разнообразной одежды, обуви и других вещей, развешенных и разложенных на полках в этом огромном здании. Она долго примеряла понравившиеся ей и предложенные Изой вещи и, наконец, выбрав, нагруженная пакетами с покупками, вышла в сопровождении Гора и Изы на улицу, где их тут-же окружила огромная толпа горожан. И не удивительно, все последние дни изображения членов экспедиции не сходило с экранов мониторов, а Лея стала самым узнаваемым лицом на планете. Каждому хотелось поближе рассмотреть прекрасную инопланетянку. Это очень обеспокоило Изу. Она боялась, что стресс, полученный девушкой от подобных встреч, пагубно отразится на ее беременности, и, поэтому приняла решение до родов ограничить подобные выезды в город, но и дома вездесущие журналисты не давали покоя. Иза вынуждена была обратиться в Совет с просьбой оградить ее дом на некоторое время от всякого рода подобных посещений. Меры были приняты немедленно, и с этого момента жизнь вошла в более спокойное русло.
   Но вскоре спокойствие снова было нарушено, но на этот раз без участия журналистов, все внимание которых было направлено на Лею. Виновницей стала Дита, на время выпавшая из поля зрения прессы. Однажды среди ночи у нее начались схватки, а уже утром на свет появился малыш, а точнее малышка. Эос, так Дита назвала дочь, родилась здоровой и крепкой. Она унаследовала от матери голубые глаза и золотистые волосы, а в остальном девочка была копией Дона. Вмиг новорожденная стала центром внимания в доме. Лея с завистью смотрела на счастливую Диту и не могла дождаться, когда и она сама прижмет к груди своего малыша. Ждать пришлось недолго. Через десять дней после рождения Эос, на свет появился малыш Рабор или просто Ра. Так уменьшительно ласково назвала его Иза. Такой же крепкий, как и двоюродная сестренка, мальчик с первой минуты своего появления на свет попал под пристальное внимание врачей. Ведь он был дитя двух рас, разделенных тысячами световых лет. Все вокруг ждали с нетерпением результатов генетического обследования, а сам малыш, ничего не подозревавший об исключительности своего происхождения, тем временем мирно посапывал в кроватке рядом с крошкой Эос. Через несколько дней Зейвс торжественно предоставил результаты анализов, из которых следовало, что мальчик совершенно здоров и унаследовал многое и от матери и от отца. У него, как и у всех Геян, присутствовали признаки подавления Гена старения и в тоже время структура генома предполагала, что от пангеян он унаследовал способность к репродуктивности. Конечно, эти выводы носили предварительный характер и могли быть подтверждены только тогда, когда мальчик достигнет возраста половой зрелости, но, по мнению Зейвса и Геса - это будет лишь констатация уже свершившегося факта.
   Как только стали известны эти данные, Иза решилась на очень важный разговор с Леей. Однажды, когда рядом никого не было, она зашла в комнату, где жили Гор и Лея и обратилась к ней.
  - Послушай меня, доченька. Я хочу поговорить с тобой об очень важном как для тебя, так и для нас всех.
  Лея испуганно посмотрела на Изу и вся сжалась в комок, прижимая к себе малыша Ра.
  - Что, с Рабором что-то не так? Я никому его не отдам!
  - Нет, что ты. Мальчик совершенно здоров и никто у тебя его не собирается забирать, - поспешила успокоить Лею Иза, - но, видишь ли, он, скорее всего, унаследовал от Гора бессмертие, а это значит, что достигнув возраста двадцати - двадцати пяти лет, Ра перестанет стареть и навсегда останется молодым. Поэтому у меня есть к тебе предложение.
  - Какое предложение? Вы пугаете меня.
  - Тебе нечего бояться. Я лишь хочу предложить тебе пройти курс лечения, благодаря которому и ты тоже сможешь стать бессмертной, как и мы все. Ты навсегда останешься молодой и красивой. Вот посмотри на меня. Знаешь сколько мне лет?
  - Ну, ты, наверное, как моя мама.
  - Нет, девочка моя. Я гораздо старше Геры, а выгляжу моложе ее. Не правда ли. Вот и ты сможешь всегда оставаться юной и никогда не покинешь нас. Ведь смерть близких - это самое ужасное на свете. Подумай об этом, девочка.
  - Я уже думала, еще там в вашем "звездном доме". Помнишь, Иза, мы говорили об этом. Вот если ты с Зевсом пообещаешь мне, что когда мы вернемся на Землю, вы сделаете маму и сестренку тоже бессмертными, я соглашусь.
  - Я обещаю тебе это, если конечно Гера сама этого захочет, а что касается твоей сестры Евы, то она, скорее всего в этом не нуждается, так же, как и твой сын. Ведь и она, и Адам, так - же, как и Ра - дети двух народов, но точно мы это узнаем, когда вернемся на Пангею.
  -Когда! Когда мы полетим туда, Иза. Я так скучаю по маме. Я никогда не думала, что разлука с ней может быть такой тяжелой, а ведь я когда-то хотела сбежать от нее. Какой же глупой я была! Теперь, когда у меня появился сын, я это поняла с новой стороны.
  - Ну что ты, дочка! Просто ты взрослеешь.- С этими словами Иза нежно обняла Лею. - Я не знаю, когда мы снова полетим на твою планету, но уверенна, что очень скоро.
  
  
  
  -2-
  
  - Заходи, Грифт! Я очень рад тебя видеть!
  - Спасибо, Дерик. Взаимно!
  Грифт вошел в хорошо ему известный кабинет руководителя института высоких энергий и расположился в предложенном Киллатом кресле.
  - Надеюсь, ты успел хорошо отдохнуть после завершения миссии на Пангее? Я позвал тебя по очень важному делу, которое кроме тебя не могу доверить никому.
  - Внимательно слушаю.
  - Так вот, за время твоего отсутствия у нас тут очень много всего произошло. И хотя Ваша экспедиция триумфально завершилась благодаря полученной возможности совершать прыжки через гиперпространство, мы здесь, на Гее, не прекращали наших исследований в этом направлении. В результате множества экспериментов были получены поразительные данные, которые открывают перед нами новые, совершенно немыслимые перспективы. Правда, не скрою, мы столкнулись и с массой проблем, которые необходимо разрешить. И, как не странно, речь снова идет об энергии высоких потенциалов. Поскольку ты Грифт являешься ведущим специалистом в этой сфере, я предложил Совету твою кандидатуру на пост руководителя проекта. Лично я убежден, что лучше тебя с этим не справиться никто другой.
  - Благодарю тебя, Дерик, за столь высокую оценку, но, в таком случае, мне хотелось бы сначала войти в курс дела и ознакомиться с сутью предстоящей работы.
  - Ну, разумеется! Ты конечно в курсе того, что подготовка Вашей экспедиции к Пангее была не единственным, чем продолжал заниматься институт. Мы продолжали работы с гравитационными полями и, в результате многочисленных экспериментов, пришли к выводу, что гиперпространство, так же, как и наше трехмерное пространство, обладает сложной неоднородной структурой. Не буду вдаваться в подробности, скажу лишь, что при попытке создания высокоэнергетического уровня уже внутри гипера, появилась возможность абсолютной свертки пространства, а при еще более высоких энергиях, изменения вектора привычного нам времени, то есть при некоторых условиях, внутри этого супер гиперпространства изменяются переменные величины и время, как векторная составляющая, кроме положительных поступательных значений получает аналогичные отрицательные значения. Другими словами появляется реальная возможность управления не только пространственными факторами, но и временными. Смотри, "Страннику" потребовалось почти полтора года пребывания в гипере, чтобы выполнить возложенную на Вас миссию. Представь себе, что ваш полет мог бы длиться какие-то доли секунды, то есть Вы перенеслись бы к Пангее практически мгновенно. Каково, а? Дух захватывает. Одна лишь проблемочка, для управления временным вектором необходимо фантастически огромное количество энергии. На наших супермощных термоядерных установках удалось получить результат на двенадцать секунд, а требуется по расчетам не менее пяти минут для успешного перемещения звездолета типа "Странника". Вот, собственно, этим я и предлагаю тебе заняться. Грифт.
  - Звучит заманчиво, но, как я понимаю, это может стать работой на долгие-долгие годы.
  - Вполне возможно, хоть нам и удалось уже продвинуться достаточно далеко. А что, тебя что-то не устраивает в долгосрочной программе?
  -Видишь ли, Дерик, я всегда считал, что мы с тобой не только коллеги по работе, но и близкие друзья.
  - Так оно и есть. Ты неоднократно доказывал это, Грифт.
  - Так вот, если мы друзья, я могу сказать тебе, что очень благодарен тебе за предложение, но мне хотелось бы как можно скорее вернуться на Пангею.
  - Чего это вдруг? Ты свою миссию там выполнил в полном объеме, и я не вижу причин, по которым тебе нужно снова лететь на Пангею. В чем дело. Грифт? Или есть что-то, о чем я не знаю?
  -Да есть!
  - Ты что-то не указал в отчете? Что же это?
  - Не что, а кто. Там, на Пангее, осталась женщина, которую я люблю.
  - Грифт, ушам не верю! Ты и женщина! Это не возможно!
  - Очень даже возможно. Я всего лишь человек, и не моя вина, что та единственная, которую я полюбил, так далеко от Геи, к тому же, она не просто любимая женщина - она мать моего ребенка, моего сына Адама. Я сам себе поклялся и пообещал Заре, что обязательно к ним вернусь, и я выполню свое обещание, чего бы это мне не стоило.
  - Грифт! Но она же туземка. Между вами тысячелетия развития!
  - Она женщина, и я ее люблю, а все остальное не важно.
  - Почему же ты не забрал ее с собой, как Гор Лею?
  - Не знаю. У меня не хватило духу ей это предложить, да и не можем мы увозить с родины всех, кто нам понравился. Это не правильно. И, если честно, я был счастлив с ней именно там, в девственно чистом мире Пангеи, который сниться мне по ночам. Пойми, мое сердце осталось там, рядом с Зарой.
  - Я, конечно, тебя понимаю, но не забывай, что ты ученый и не должен зарывать свой талант ради женщины, и, кроме того, подумай, если нам удастся реализовать проект, ты сможешь перемещаться на Пангею за считанные мгновения. Представь себе - либо почти годовой перелет и масса потерянного времени, либо продуктивная работа и такие перспективы. Ну и главное, вопрос с новой экспедицией к Пангее пока открытый. Свою разведывательную миссию вы выполнили, а новая экспедиция требует более масштабных исследований и, соответственно гораздо более многочисленного состава участников. Мы к этому пока не готовы, но наша с тобой работа смогла бы облегчить задачу и приблизить сроки такого путешествия. Так что соглашайся. Я очень на тебя надеюсь.
  - Хорошо, дай мне ознакомиться с результатами работы и только после этого я дам окончательный ответ.
  - Ты получишь все прямо сейчас и не затягивай с ответом.
  
  
  -3-
  
   - Грифт, дружище! Как я рад тебя видеть! Ты давно в Боррее?
  - Привет Жил! Я тоже рад тебя видеть! Вот сегодня прилетел. Шеф вызвал.
  - Что, новый проект?
  -Да вроде того, только не знаю с чего начать, как подступиться к решению вопроса.
  - Понятно. А мы с Ланой уже месяц здесь, но честно сказать, никак не могу найти тему для работы. Может, возьмешь меня в свою программу?
  - Да я и сам еще не решил, буду ли заниматься этим, но если возьмусь, обещаю, ты будешь первым в моей группе.
  - Спасибо. А что за тема?
  Грифт принялся детально рассказывать Жилу суть проблемы. Жил внимательно выслушал Грифта. Взгляд его стал отрешенным, направленным в никуда. Грифту очень хорошо было известно это состояние друга. Оно означало только одно - в голове у Жила рождается новая идея и вывести его из этого состояния невозможно. Они распрощались и направились каждый в своем направлении.
   Грифт поудобнее расположился в своем номере и погрузился в изучение полученных документов. Он потерял чувство времени, настолько его увлекло занятие с документами. И оно того стоило. Грифт просмотрел результаты экспериментов, которые сильно впечатлили его, но ему даже в каком - то приближении не представлялось, за счет каких источников можно было бы получить такие колоссальные источники энергии. Все, что ему было известно из современных научных знаний о ядерной физике, ни на шаг не позволяло приблизиться к решению проблемы. Тут нужен какой-то новый нестандартный подход. Двое суток Грифт не выходил из своих апартаментов. Он перерыл всю базу данных Всемирной научной библиотеки, но никаких новых мыслей так и не пришло.
  - Нет, это не для меня, - сам себе твердил Грифт, - такая тема. Жаль, придется отказаться. Тут я бессилен.
  Он встал с твердым намерением идти к Дерику, чтобы объявить о своем решении, но в этот момент в дверь постучали. Грифт открыл дверь. На пороге стоял Жил. Глаза его были красными от бессонницы, но в них Грифт заметил странный блеск. Жил буквально ворвался в комнату.
  - Грифт. У меня идея! Только не говори, что я сошел с ума. Послушай, нам не нужны новые источники энергии, нам нужны новые инженерные решения.
  Он сбивчиво объяснял Грифту суть своей идеи. Сначала Грифту показалось, что друг бредит, но постепенно он стал вникать в суть предложения Жила и понял, то, что предлагает "гений малых форм" действительно способно решить возникшую проблему. Он, не дослушав, Жила, схватил его за руку и чуть ли не волоком потащил по коридорам института в кабинет Дерика.
  - Грифт, Жил, что это с Вами? - встретил вопросом ворвавшихся в его кабинет Дерик.
  - Похоже, что Вы оба не в себе. Ну, ка, усаживайтесь, успокойтесь и рассказывайте, что случилось.
  Оба посетителя, смутившись от собственной бесцеремонности, уселись в кресла напротив Дерика.
  - Послушай, Дерик, ты мне сделал предложение. Я внимательно изучил все материалы, и, честно сказать, уже собирался отказываться, потому что даже приблизительно не смог себе представить с какого конца подступиться к проблеме,- начал Грифт,- но вот, послушай, что предлагает Жил. Он тебе нужен, а не я. Понимаешь, решение находится не в научной плоскости, а скорее в инженерной и конструкторской.
  Грифт слегка подтолкнул Жила, приглашая его к рассказу о своем предложении. Жил взял оптическую указку и на экране нарисовал контур звездолета.
  - Смотрите, шеф, вот так примерно, выглядят наши современные космические аппараты. Это традиционная компоновка с расположением реакторов в кормовой части. Такая конструкция позволяет использовать только одну энергетическую установку, а сам корабль имеет довольно внушительные размеры и вытянутую в продольном направлении форму, что требует достаточно длительного энергетического импульса для его прохождение через зону перехода в гиперпространство, а все естественные небесные тела стараются приблизить свою форму к сфере. Я предлагаю изменить компоновку звездолетов следующим образом: - Жил нарисовал на мониторе конструкцию, напоминающую совмещенные две опрокинутые тарелки со сферическими донышками.
  - Смотрите, вот здесь, на периферии, по окружности, мы разместим реакторы, и не один или два, а несколько десятков, и заставим их работать по параллельной схеме. Это позволит многократно усилить энергетический импульс и избавит от необходимости использовать стационарные зоны перехода. Корабль создаст ее сам вокруг себя, соответственно для перехода потребуются доли секунды, поскольку поле будет сформировано вокруг аппарата. Все жизненно важные отсеки расположим посредине конструкции, в ее сферической части. Такая схема позволит не только сэкономить массу энергии, но и сделать аппарат чрезвычайно маневренным при движении в пространстве. Он сможет мгновенно менять направление движение и скорость перемещения. Мало того, мы сможем навсегда отказаться от громоздких и малоэффективных фотонных прожекторов. Вот, собственно, в этом суть моего предложения. Правда для его реализации придется решить множество технических проблем, связанных с защитой экипажа от возможного радиоактивного поражения.
  Дерик слушал Жила, раскрыв рот от удивления. Он удивлялся сам себе, как такая очевидная мысль никому раньше не приходила в голову. Действительно - все гениальное просто. Когда Жил закончил свой рассказ, Дерик еще некоторое время, молча, смотрел на монитор, а потом, словно сорвавшись с места, обнял смущенного Жила.
  - Друзья, Вы хоть понимаете, что мы сейчас стоим на пороге новой эры. Жил! Ты гений! Немедленно летим в столицу. Нужно все доложить Совету и безотлагательно приступать к работам.
  
  -4-
  
  -Вот это сюрприз! Дерик, Грифт, Жил! Какими судьбами?- Воскликнул Зейвс, увидев на пороге своего дома друзей. - Вот уж не ожидал. Иза, у нас гости! Проходите, друзья. Как я Вам рад, если бы Вы только знали!
  На крик мужа сверху спустилась Иза. Она тепло поздоровалась с прибывшими, но призвала всех не шуметь.
  - Потише, пожалуйста. Дети спят. Проходите и располагайтесь. Как приятно видеть друзей в своем доме! Что Вас привело в столицу?
  - У нас масса новостей,- ответил Дерик,- и мы нанесли свой визит к Вам, чтобы ими поделиться. Мы полагаем, что Вам всем не без интересно будет узнать их.
  -Так, сейчас я накрою на стол, и Вы все нам подробно расскажите.
  За большим обеденным столом собралась вся семья, включая малышей и все с готовностью обратили взоры на гостей, ожидая рассказа о новостях, приведших их в этот гостеприимный дом. Для всех новость произвела ошеломляющий эффект, особенно на Дона, который ясно представил себе корабль, о котором шла речь. Хуже всех пришлось Лее. Она ничего не поняла из рассказанного Дериком и его спутниками и смотрела на окружающих непонимающим взглядом.
  - Что происходит? О чем это они говорят? - обратилась она шепотом к Дите.
  - Понимаешь, они хотят построить новый летающий "звездный дом", на котором мы сможем попасть к тебе на родину практически мгновенно, не тратя на полет почти целый год.
  - Правда? А когда они его построят и когда мы полетим к маме? Я так соскучилась, и мне так хочется показать ей Рабора. Она будет очень рада.
  - Я не знаю, Лея. Нужно сначала все придумать для нового корабля, а потом еще его построить. На это уйдет, наверное, много времени, за то потом ты сможешь видеться с мамой и сестрой так часто, как только пожелаешь. Правда, здорово?
  -Да, конечно, но выходит, что я увижу их совсем не скоро. Придется ждать.
  - Это ничего, сестренка, за это время наши дети подрастут, окрепнут и им легче будет перенести полет на Землю. А время пролетит быстро, вот увидишь.
  Да, наверное. - Грустно ответила Лея.
  
   А тем временем за столом продолжалась оживленная беседа.
  - Вот, Зейвс, мы своими новостями поделились, теперь твоя очередь хвастаться. Как у Вас Гесом продвигается работа?
  - В общем неплохо. Нам многое уже удалось сделать и, главное, мы уже сейчас можем сделать определенные выводы. Вот хотя бы то, что смешанные браки между Геянами и Пангеянами дают здоровое потомство. У нас есть уже три живых примера. К сожалению двое детей остались на Пангее, и мы не можем наблюдать за их развитием, но наш внук Ра является подтверждением. Он на редкость здоровый малыш и очень хорошо развивается.
  - Постой! Ты что же хочешь вывозить сюда пангеянских женщин, чтобы получать от них потомство?
  - Да нет, что ты! Просто один лишь этот факт дает надежду, что мы сможем справиться с поставленной задачей.
  - Скажи, Зейвс, а эти дети, они будут так же, как и мы бессмертными?
  - Сейчас трудно сказать. Судя по обследованию внука, в его генах эта функция присутствует, но ведь и у нас, у геян, подавление старения организма начинает проявляться с полным формированием взрослого организма, то есть годам к двадцати - двадцати пяти, в зависимости от индивидуальных особенностей того или иного человека. Так что точно мы это узнаем, когда Рабор станет взрослым.
   Дерик наклонился к Зейвсу и спросил шепотом, чтобы никто не слышал
  - А Лея, что она думает об этом?
  - Девочка дала согласие и сейчас принимает препараты по методике, разработанной Гесом и Эвой, но она еще тоже очень юна. Пройдет не меньше четырех - пяти лет, пока действие препаратов станет очевидным.
  - Понятно. Ну а в плане изменения генома что-нибудь удалось сделать?
  - Нам с Гесом удалось кое-что, но окончательные выводы мы сможем сделать через несколько месяцев. Дело в том, что несколько супружеских пар дали свое согласие на участие в эксперименте. Если наши предположения верны, то у всех у них через несколько месяцев должны будут появиться дети. Вот тогда можно будет говорить об удаче или неудаче.
  - Что ж, от всей души желаю Вам успеха.
  - А я, в свою очередь, Вам.
  
  -5-
  
   С момента возвращения "Странника" на Гею прошел год, который для большинства участников экспедиции пролетел как один день. На Пангее были собраны уникальные материалы, касающиеся всех отраслей знаний, и у каждого скопилось достаточно материалов для их систематизации и дальнейшего углубленного изучения. Хватало дел и у молодых мам. За год дети подросли, начали разговаривать, забавляя родителей смешным выговариванием тех или иных слов. А совсем недавно они начали самостоятельно ходить, что доставило немало хлопот для обитателей большого старинного дома. Любопытные малыши разбудили в себе исследовательский дух, заглядывая в самые немыслимые места. В общем, за ними нужен был глаз да глаз.
   Зейвс с Гесом пропадали в своем центре. Часто к ним присоединялась и Эва, поэтому все хозяйственные работы по дому как-то сами собой остались за Изой, Дитой и Леей. За прошедшее время Лея сильно изменилась. Она повзрослела и, наконец, окончательно адаптировалась в этой новой для себя жизни. Маленький Ра доставлял ей огромную радость, которую омрачало лишь то, что она не знала, когда сможет снова увидеться с матерью. Часто по вечерам, она всматривалась в звездное небо, пытаясь взглядом отыскать там родную звездочку, и тогда слезы накатывались на глаза. Лея больше не задавала вопросов, когда состоится полет домой. Она терпеливо ждала и надеялась, что все это будет уже очень скоро.
   В последнее время частой гостьей в доме стала Темис. Она перебралась в столицу, где готовила свою работу на соискание ученой степени первой ступени. Ее общение с Шуми не прошло даром и на основании полученных данных, ей удалось опровергнуть некоторые теории развития общества. Которые были широко распространены в ее научной среде ранее.
   Когда Темис появлялась в доме, все вокруг буквально зажигалось от ее энергии. В такие дни Иза брала заботу о детях на себя и отправляла молодежь к озеру, в лес, чтобы они могли развеяться от домашних забот.
   Стояли теплые дни уходящего лета. Днем позвонила Темис и сообщила об успешной защите своей работы. Она предложила отпраздновать это событие и пообещала к вечеру прибыть.
  - Послушай, Лея, давай соберем детей и пойдем к озеру. Там и будем дожидаться Темис. - обратилась к Лее Дита. Она всеми силами пыталась отвлечь девушку от печальных мыслей и искала любой повод, чтобы ее хоть как то развлечь.
  -Давай. Заодно и дети погуляют.
  Молодые женщины быстро собрали детей и. усадив их в коляски, неспешно направились по дорожке, посыпанной мелким гравием в сторону озера. Не успели они отойти от дома и нескольких десятков шагов. Как в распахнутое окно выглянула Иза и крикнула им вслед
  - Дита, Лея, постарайтесь недолго. Только что позвонил Зейвс. Он сказал, что Совет высоко оценил их с Гесом работу и было принято решение об отправке новой экспедиции к Пангее. Слышишь, Лея, мы возвращаемся. Ты скоро сможешь обнять маму и сестренку.
  От этого сообщения из глаз Леи ручьями потекли слезы - слезы радости. Значит скоро домой. Впервые за последнее время в глазах Леи появились искры радости. Вытерев слезы, она с радостью продолжила путь к озеру, где над поляной завис флайер, доставивший Темис. Лея, а следом за ней Дита, направились навстречу подруге, чтобы сообщить ей только что полученную радостную весть.
   Темис, выскочив из флайера, увидела подруг и бегом помчалась им навстречу. Девушки долго обнимались. Темис расцеловала их и детей.
  - Как же я рада Вас видеть! Тем более в такой значимый для меня день!
  - Знаешь, Тем, этот день значимый для всех нас, - ответила Дита, - мы очень рады за тебя и поздравляем от всей души, но у нас тоже сегодня не менее значимое событие. Только что звонил отец и сообщил о решении Совета отправить к Пангее новую экспедицию.
   От услышанной новости Темис аж запрыгала на месте, как девчонка, напрочь позабыв о своих новых регалиях и солидном статусе.
  - Вот это здорово! Это новость так новость! Представляете девочки, как мы верхом на лошадях снова будем мчаться по степным просторам Пангеи! Мне это сниться почти каждую ночь! Это самое мое сокровенное желание - снова побывать на твоей чудесной планете, Лея! Слушайте, а когда старт? Мне точно нужно попасть в команду.
  - Да мы и сами еще ничего не знаем. Вечером должен вернуться папа, вот тогда все и узнаем. Боюсь только, что мне не удастся попасть в команду,- ответила Дита.
  - Это еще почему?
  - Из-за Эос. Ты же знаешь, что детям категорически запрещено покидать Гею, а без нее я никуда не полечу. Я не могу себе представить, что не буду видеть свою малышку даже один день, а не то, что долгие месяцы.
  - Ну, я так думаю, что благодаря твоему отцу и его помощникам, теперь эти запреты можно будет снять. Ведь теперь каждая женщина, которая захочет иметь ребенка, может его получить, пройдя курс в клинике по методике твоего отца и Геса. Будь уверенна и все получиться.
  ***
   Вечером все собрались в гостиной, где с нетерпением ожидали возвращения Зейвса и Геса. Как только мужчины показались на пороге, Лея сорвалась с места и, схватив Зейвса за рукав, буквально забросала его вопросами.
  - Скажи, Зейвс, дорогой, когда, когда мы летим? Ну, ответь же!
  - Решение принято, но придется подождать пока наши друзья Дерик, Грифт, Жил и многие другие, кто им помогают, построят новый, невиданный еще звездолет, на котором мы и отправимся на твою Пангею, девочка. Не огорчайся и наберись терпения. И вспомни, ведь это ты сама приняла решение лететь с нами, никто тебя силой не заставлял, а раз так, будь стойкой и жди. Все рано или поздно сбудется, обещаю тебе.
  Со всех сторон посыпались вопросы по поводу успешно завершенного эксперимента. На что ответил Гес:
  - Все хорошо! Из трех десятков семейных пар, участвующих в эксперименте, двадцать семь обзавелись маленькими наследниками и наследницами, а это чистая победа. Наша с Зейвсом методика работает, так что можно праздновать.
   Начиная с этого дня, Лея жила мыслью, что каждый прожитый день приближает ее к встрече с Герой, и она стойко переносила ношу ожидания, но для того, чтобы сделать ожидание менее тягостным, Лея тайком стащила из комнаты Диты фотографию Айды. Она, конечно, знала, что это не Гера, но, поскольку женщины были похожи, как две капли воды, Лея, глядя на Айду, видела в ней Геру и иногда, когда рядом никого не было, разговаривала с ней, делясь своими самыми сокровенными мыслями. К слову сказать, скучать молодой маме было некогда. Маленький Ра доставлял родителям одновременно много радости и массу хлопот. Поскольку Гор часто отсутствовал из-за работы и учебы, то основной груз воспитания ребенка упал на Лею, но ей самой требовалось тратить много сил на то, чтобы приспособиться к укладу жизни людей на Гее. Все здесь было непонятно для девушки, выросшей в племени каменного века. Ей трудно было понять многие вещи, с которыми она ежедневно сталкивалась в этих новых для себя условиях. Видя затруднения Леи, Иза и Эва взяли на себя опеку над пангеянкой. Женщины старались помогать ей во всем - от ухода за ребенком до обучения пользования бытовыми приборами. При всех затруднениях, Лея показала себя упорной и настойчивой, и в скором времени ей удалось вполне сносно приспособиться к жизни на Гее. Мало того, она использовала каждую свободную минуту для учебы. С помощью окружающих, она научилась читать и писать. Нередко ее можно было застать сидящей с книгой в руках или с тетрадкой, в которой Лея записывала все наиболее значимое для себя. Ей уже самой казалось, что та Лея, которая бегала по лесу с отцовским копьем в поисках добычи вовсе не она, а совсем другая девушка, будто все, что было раньше, происходило в какой-то другой жизни. Так продолжалось день за днем, месяц за месяцем, год за годом. Все это время Лея больше не задавала вопросов, касающихся возвращения на Землю. Она поняла, как только это станет возможным, ей об этом сообщат, и продолжала жить полной жизнью.
  
  -6-
  
   Второй день рождения Эос и Ра праздновали с особым размахом. Дело в том, что в двухлетнем возрасте. Дети на Гее начинали посещать Детский центр первой ступени, где они начинали обучаться общению со сверстниками. Нарядно одетых детей усадили на самое почетное место, а рядом с ними расположились их счастливые родители. Все приглашенные на торжество были в сборе, ждали только Орека Парнаса, который обещал прибыть с минуты на минуту. Как только он появился на пороге, Зейвс, на правах хозяина дома, пригласил всех к столу. Со всех сторон посыпались поздравления и тосты за подрастающее поколение. Детей буквально забросали разнообразными подарками. Среди всеобщего шума и суеты, Орек подошел к Лее.
   - От всего сердца поздравляю Вашего сына и Вас, дорогие Лея и Гор! Теперь, когда Ваш сын большую часть дня будет проводить в детском центре, у тебя, Лея, появится много свободного времени и, в связи с этим, я хотел бы сделать тебе деловое предложение.
   - Мне? Но что я могу?
  - Друзья! Прошу минуточку внимания! - обратился Орек уже ко всем присутствующим, - когда шум стих, он торжественно объявил:
  - Всем Вам хорошо известно, что некоторое время назад, Большим Советом было принято решение о направлении новой экспедиции к Пангее. Так вот, нашими специалистами, под руководством присутствующих здесь Дерика Киллата и Жила Эрла, закончено проектирование невиданного ранее звездолета, способного принять на борт команду из нескольких сот человек, которым предстоит длительное время жить и работать на Пангее. Всем этим людям так же придется время от времени общаться с местным населением. В связи с этим, я предлагаю Лее, как коренной пангеянке, заняться обучением будущего экипажа языку своего народа. Мне думается, что она, лучше, чем кто-либо другой, справится с этой задачей. Кроме того она познакомит всех этих людей с укладом жизни и обычаями своего народа, что позволит избежать в будущем возможных недоразумений на Пангее. Ну как, Лея, ты согласна?
   Покрасневшая от смущения Лея ответила, стараясь побороть волнение:
   - Могла ли я, простая девочка из племени Шуми, хоть во сне представить себе, что когда - нибудь смогу быть чем-то полезной народу "небесного племени". Я с радостью принимаю Ваше предложение и. хоть сейчас готова начать работать. Только скажите, пожалуйста, поверьте, я бы никогда бы не спросила, но сейчас... Скажите, когда я смогу снова увидеть маму.
   Орек улыбнулся и ответил:
  - На верфи, смонтированной, на известной всем Вам станции Джус-Промо, уже приступили к монтажу нового корабля. Я надеюсь, что нам удастся за год - полтора его построить и испытать. В настоящее время уже активно по всей планете мы занимаемся подбором кандидатов в команду будущей экспедиции, так что ты, Лея, можешь приступить к своим обязанностям уже с завтрашнего дня.
  Все принялись бурно поздравлять Лею с новым назначением и желать ей успехов на своем поприще. Девушка, подавляя волнение, снова обратилась к Ореку:
   - Большое Вам спасибо за Ваше предложение. Я буду очень стараться, чтобы научить людей языку моего народа и, наверное, еще и сама многому смогу научиться, но прошу Вас, ответьте, я слышала, что Вы запрещаете детям покидать Вашу землю. Пожалуйста, позвольте моему сыну полететь вместе со мной. Я так хочу показать его моим близким - маме, бабушке Тае, Заре. Ведь там, на Земле у меня есть сестренка, которая совсем не намного старше Ра. Мне так хочется, чтобы они подружились.
   Орек смотрел на Лею в замешательстве, явно не зная, что ответить пангеянке.
  - Так уж случилось, что вот уже несколько столетий мы стараемся ограждать наших детей от всякого рода опасностей ввиду их малочисленности. Эти меры были приняты, потому что нашей расе угрожало полное исчезновение из-за невозможности большинству людей на Гее иметь детей. Сейчас, когда Зейвсу, Гесу и многим другим ученым, работавшим с ними, удалось решить проблему Љ1 для нашей цивилизации, я думаю, что члены Большого Совета найдут возможность разрешить Вашему с Гором сыну отправиться с Вами на Пангею. Я лично постараюсь сделать все от меня зависящее.
   - А Эос, она сможет лететь с нами? - не удержалась от вопроса Дита.- пожалуйста, Орек, очень Вас прошу.
  - Я постараюсь. Обещаю.
  
  -7-
  
   Летний отпуск решили провести на побережье океана. Вся семья собралась в старом домике. Ждали только возвращения Дона и Гора из командировки на Джус-Промо. Как и много лет назад, Иза с помощью Диты и Леи принялась наводить в доме порядок и делать перестановки, чтобы всем можно было удобно разместиться в нем. Лея впервые в жизни увидела океан и была просто в восторге. Ей, выросшей среди лесов и степей вблизи высоких гор, представить себе было трудно, что может быть так много воды, и всего один берег. Раньше ей казалось, что большая река, на берегу которой теперь находится новое стойбище ее народа - это самое большое в мире вместилище воды, но увидев безбрежное огромное море, она поняла, как мало она знает об окружающем ее мире. Закончив с уборкой, Дита позвала Лею на пляж. Лея замерла от того, как подруга легко скользила по воде делая ритмичные взмахи руками. Народ Шуми почитал и боялся реку, отбирающую жизни людей и, поэтому никто из Шуми никогда не рискнул бы зайти в воду более чем по пояс. Дита же плавала в казавшемся бездонном море, ничуточки не опасаясь на гнев духов воды, способных любого и каждого, нарушивших их покой утащить на дно. Лее трудно было пересилить свой страх и войти в воду, но после недолгих уговоров она последовала за Дитой, которая, как настоящий тренер принялась обучать пангеянку плавать. После многих неудачных попыток. Лее все-таки удалось удержаться на воде, при этом поднимая тучу брызг в воздух. А еще, спустя некоторое время, слегка поддерживаемая Дитой, она уже смогла самостоятельно, к собственному восторгу, проплыть несколько метров, раз, за разом увеличивая это расстояние. Вдоволь накупавшись, усталые, но довольные, обе женщины вернулись к дому.
   Вечером, после ужина, Иза перекинулась взглядами с Зейвсом, встала и вместе с мужем вышла из дома, чтобы направиться вверх по едва приметной тропинке. Дита взяла на руки дочь, тоже поспешила за ними, потом подумав, обратилась к Лее:
   - Пойдем с нами.
  Лея, не задавая вопросов, подхватила Рабора, и бросилась догонять остальных. Когда она подошла к пантеону, все уже были внутри. Женщина с любопытством заглянула в раскрытую дверь и буквально замерла на месте от неожиданности. Из глубины стеклянной плиты на нее смотрела улыбающаяся Гера. Только спустя мгновение, Лея догадалась, что это изображение Айды - погибшей матери Диты, но ощущение близости к Гере все равно не покидало молодую женщину. Она невольно вскрикнула: - Мама! На ее вскрик обернулась Иза. Она подошла к Лее, обняла ее за плечи и подвела к плите.
   - Вот, доченька, это Айда - мама Диты, что ж, пусть и для тебя ее изображение будет напоминанием о твоей маме, ведь они так похожи!
   Из глаз Леи ручьем покатились слезы. Она опустила сына на пол, прильнула к плите и забилась в рыданиях.
  
  ***
   Ближе к полудню над поляной появился флайер, который на мгновение, зависнув в воздухе, плавно опустился на землю. Из него выскочили Гор, Дон и Темис и бегом помчались навстречу вышедшим из дому его обитателям.
   - Вот, встречайте подругу! Как только услышала, что мы летим к Вам, просто проходу не дала, пока мы ее не взяли с собой, - весело крикнул жене и Лее Дон.
  Женщины бросились обниматься, а Зейвс, пожав руку Дон, и обняв сына, спросил:
  - Ну как там?
  - Порядок. Провели летные испытания в пределах планетной системы έ-Пирита. Все сработало великолепно. Зейвс, Вы себе не представляете, что это за корабль - настоящая искусственная планета. В нем применены самые новейшие технологии от биоэлектроники до суперсовременных энергоустановок. А какая маневренность и легкость в управлении. Этим кораблем с легкостью сможет управлять даже малыш Рабор, уж поверьте мне. Но корабль - это еще не все! Представляете, наш друг Жил на основе конструкции звездолета, соорудил его уменьшенную копию, которая призвана заменить шумные и неэкономичные челноки. Эти маленькие летающие блюдца с легкостью могут перемещаться, как в гипере, так и в открытом космосе и даже в атмосфере. Решено вместо посадочных челноков использовать именно их. В общем, просто фантастика! О такой технике раньше даже мечтать не приходилось. Отец остался на Джусе для окончательной обкатки машин.
   -Что говорит Дерик? Когда?
  - От Дерика разве чего- нибудь добьешься? Молчит, но очень доволен. Так что думаю - очень скоро, может полгода, максимум год.
  - А что с экипажем? Уже что-то известно, кто полетит?
  - Пока неясно, набрали вдвое больше народу, но по слухам, все члены первой экспедиции включены в списки. И еще, вроде бы и Дерик тоже летит. Говорят, что он чуть не разругался с Парнасом из-за этого.
  - Это на него похоже! А когда будет утверждена программа исследования Пангеи?
  - Скорее всего, после окончания летных испытаний корабля и сдачи его в эксплуатацию, то есть где то месяца через три, я так думаю.
  - Значит, пора готовиться к полету.
  -Но Зейвс, Вы же свою основную задачу уже решили? Что Вы собираетесь там еще искать?
  -Видишь ли, сынок, мы, Геяне, в течение многих тысячелетий очень много растеряли. Нас испортил прогресс, а пангеяне - дети нетронутой природы. Их организмы чрезвычайно приспособлены к окружающей их среде. Их иммунная система во много раз превосходит нашу. Так что есть над, чем поработать.
  - Да! Чуть не забыл! Мы виделись с Грифтом. Он передает всем большой привет.
  Женщины, занятые своими разговорами, невольно услышав то, о чем говорят мужчины, тут же стали забрасывать Дона и Гора вопросами.
  - Грифт, как он? Еще не забыл свою красавицу Зару?
  - Грифт безвылазно торчит на верфи, занимается отладкой системы управления реакторными модулями и ждет не дождется, когда вновь очутится в объятиях прекрасной Зары! - со смехом ответил Гор.
  - Это значит, что мы скоро вновь окажемся на Пангее? - спросила Иза.
  - Да! Я совсем забыла Вам сообщить об этом,- оправдываясь, ответила Темис. - Мне уже сообщили, что я включена в состав основной группы, а еще Леда и Лана. И знаете, что я приготовила уже к полету? Я заказала новый костюм для верховой езды, удобное седло, лук и стрелы. Кто бы знал, как я скучаю по нашему Эдему, по лесам и степям Пангеи!
  - Тем! Как тебе не стыдно. Болтаешь о всякой чепухе, а о главном сказать забыла.
  - Ну, простите меня. Я просто так соскучилась по Вам по всем, что просто выскочило из головы.
  - Слушай, подруга! На первый раз прощаем! - ответила Дита,- но только на первый! И вообще, ты слишком уж импульсивная. По-моему тебе давно пора замуж. Тогда муж тебя немного остепенит.
  - Ага! Ты-то, Ди, знаешь это по собственному опыту. Я ведь помню, что ты сама вытворяла в первые дни на Пангее.
  -Это лишнее подтверждение тому, что тебе пора замуж, подруга.
  - Успею еще! И вообще, пока не встретился такой, как твой муж, а я девушка требовательная, и не позволю себе выйти замуж за человека, обладающего достоинствами меньшими, чем муж лучшей подруги. Вот так!
  Непринужденно болтая, вся компания направилась к дому. С этой минуты все разговоры, да и вся атмосфера вокруг сводились к подготовке к, уже, казалось бы, так близкому полету на Пангею.
  
  -Часть 3-
  Возвращение в Эдем
  
  -1-
  
   После необычайно яркой вспышки, вдруг свет вокруг померк. Исчез угрюмый Джус, станция и даже звезды. Холодный непроницаемый мрак гипера окутал огромную конструкцию корабля. Только где-то далеко, на окружности гигантского диска, опоясывающего по периметру сферическое тело жилого модуля звездолета, слышался нарастающий гул многочисленных реакторов, набирающих энергию для следующего броска, уже через супергипер. Несмотря на многочисленные испытания, все, находящиеся на борту, с замиранием сердца ожидали этого момента. Ведь, в случае, если что-то сработает не так, как положено, то все они, вместе с огромным кораблем, на постройку которого ушло столько сил и средств, мгновенно превратятся в ничто, даже не в пыль или сгусток энергии, а просто исчезнут в этом чуждом всему живому пространстве. Прошло несколько томительных минут. Новая, еще более яркая вспышка окутала корабль. Все вокруг замерцало, и вдруг яркий свет чужого солнца проник через иллюминаторы во все отсеки корабля. Все небо вокруг засияло мириадами звезд в незнакомых созвездиях, а прямо перед кораблем значительную часть горизонта заполнил собой голубой диск Пангеи, окутанной дымкой атмосферы. После нескольких минут, проведенных в абсолютном непроницаемом мраке, зрелище выглядело просто фантастическим, особенно для большинства людей находящихся на борту. И лишь двадцать пять человек встретили появление Пангеи, как возвращение домой, где все им хорошо знакомо.
   Лея с Гором и сыном стояла перед одним из иллюминаторов, не отрывая взгляда от родной планеты. Из глаз ее ручьями текли слезы радости. Она стояла и шептала:
   -Мамочка! Я вернулась! Я снова дома!
  Молодая женщина еле сдерживала себя, чтобы шепот не перерос в крик. Как и говорил Дерик, полет занял считанные минуты. Лея вспоминала, каким долгим ей показался ее первый полет по звездной дороге на неведомую землю "небесного племени", а сейчас всего несколько коротких минут, и она снова дома.
  - Ах, мама! Видишь ли ты нашу звезду на небе? Поняла ли, что твоя дочь снова готова обнять тебя? Помнишь ли, что сказал тебе Зейвс перед отлетом, показывая на яркую звезду прямо над головой? - продолжала шептать Лея.
   Гор нежно обнял жену.
  - Пойдем, дорогая. Скоро ты ощутишь родную землю под ногами, а сейчас пойдем в каюту. Нельзя так долго смотреть в одну точку. Пошли!
  Но Лея продолжала стоять не шевелясь, и всматриваться в контуры проплывающей внизу планеты, как будто бы могла хоть что-то разглядеть на ее поверхности.
  - Гор! А на этом летающем доме есть волшебный глаз, такой, как был на "Страннике"?
  - Конечно, есть! И не один.
  - Сможешь показать мне наше стойбище?
  - Нужно спросить разрешение у капитана корабля. Я думаю, Антис не откажет.
  - Тогда идем к нему, прямо сейчас!
  - Лея, милая, сейчас в рубке все очень заняты ориентацией корабля на орбите. Видишь сама, Земля то справа от нас, то слева, то внизу. Подожди немного, пока мы не займем нужное положение, иначе я не смогу настроить точно наш "волшебный глаз".
  - Тогда я буду ждать здесь.
  - Так нельзя. Не мучь себя и Ра. Посмотри, мальчик устал стоять. Пошли в каюту.
  Лея, как будто не слышала слов Гора и продолжала стоять, вглядываясь в иллюминатор. В это время в коридоре появилась Темис.
  - Темис, пожалуйста, помоги мне. Я не могу увести Лею в каюту, - обратился Гор к девушке.
  После долгих уговоров им вдвоем, наконец, удалось увести Лею и Ра в каюту.
  - Лея, ты так долго стойко ждала этого полета, ну подожди еще совсем немножко. Ты ведь такая сильная. Соберись, возьми себя в руки, - по пути говорила Темис, - еще совсем немного и ты вдохнешь сладкий воздух твоей Родины.
   Прошло несколько часов, пока корабль занял нужное положение на геостационарной орбите. Узнав об этом, Лея заставила Гора вести ее в рубку. Она буквально ворвалась в служебное помещение и, чуть не плача стала просить Антиса и Ниду разрешить ей посмотреть в "волшебный глаз". Нида улыбнулась, щелкнула несколькими переключателями на пульте и, прямо перед ними, как будто из воздуха возникло изображение Земли. Это новейшая разработка - голографическая проекция изображения. Шар Пангеи был совсем рядом и, казалось, что его можно потрогать рукой. Гор сел за пульт и с помощью навигационной карты Пангеи стал искать нужное место на планете. Вот русло одной реки, вот, несколько правее - другой, а вот речушка, впадающая в большую реку. Гору вспомнилось, с чего все началось, и ему ужасно захотелось увидеть места, которые свели его и Лею. Вращая ручки манипулятора, нашел водопад и сделал увеличение еще больше. Лея плакала от восторга.
  - Помнишь! Ты помнишь! Тут ты спас мне жизнь и убил Духа леса! Гор, покажи наше старое стойбище!
  Гор плавно сдвинул ручку манипулятора и, что это! Он ожидал увидеть пустую поляну, где когда-то было стойбище Шуми, но увидел, что на поляне полно хижин, дым, поднимающийся вверх от многочисленных костров и, даже различимы были отдельные человеческие фигуры.
  - Что это значит? Смотри. Лея, неужели Шуми вернулись назад! Что могло случиться?
  Пангеянка впилась глазами в изображение, пытаясь различить детали.
  - Нет, это не Шуми!- объявила она.
  - Откуда тебе знать?
  - Хижины расположены не так. Я знаю все роды нашего племени, и точно знаю, как должны стоять хижины в родовых общинах. Здесь они стоят, как попало, а у нас всегда в центре общины стоит хижина старейшины рода. Это не Шуми, я уверенна. Лучше покажи скорее наше новое стойбище!
   Гор плавно повел управление телескопом назад к реке и далее, в точности повторяя маршрут, по которому Шуми двигались в новые земли несколько лет назад. Перемещая изображение все дальше к югу, все обратили внимание на изменение ландшафта. Чем дальше на юг, тем более тусклыми и чахлыми были растения, а далее местность вообще превратилась в выжженную пустыню. Сердце Леи заколотилось в груди с необычайной силой от страха, что с ее народом, с мамой, с сестрой, со всеми теми, кого она знала с самого детства, могла случиться беда. Она нетерпеливо просила мужа двигать изображение быстрее, но Гор, боясь пропустить нужное место, продолжал плавно смещать рукоятки манипуляторов. Но вот, на берегу реки, показалось что-то, напоминающее отдельные постройки, а еще чуть дальше и само стойбище. Гор продолжал смещать изображение, пока не увидел, как ему показалось, знакомые очертания.
   - Смотри, Гор, это наша площадь, а вот там, погляди, похоже, солнечные часы, построенные Грифтом. А вот мамин дом! Смотри, там ходят люди! Значит, с ними ничего не случилось! Подожди, остановись! Может быть, мы сможем увидеть маму или Зару, или еще кого - нибудь знакомого.
   Тревога Леи улеглась, но сердце не перестало усиленно стучать, теперь уже от волнения и радости. Как ей хотелось броситься вперед, распахнуть дверь в мамин дом, и броситься ей на шею. К сожалению, все то, что она видела сейчас, было так еще далеко.
   Нида, усиленно жестикулируя, показывала Гору, что пора отключаться. Его рука потянулась к выключателям. Лея, поняв, что панорама ее родного стойбища сейчас исчезнет, бросила умоляющие взгляды то на Гора, то на Ниду, то на Антиса.
   - Пожалуйста, еще чуть - чуть, прошу Вас! Вдруг мама выйдет из дому, и я смогу ее увидеть!
  - Успокойся, Лея! Скоро ты обнимешься со своими близкими, но сейчас нам нужно работать, понимаешь, и мы вынуждены на время отключиться. - За всех ответила Нида и решительным движением отключила телескоп. Изображение, как бы, растаяло в воздухе. Гор нежно обнял жену и вывел ее из рубки. По пути в свою каюту его не покидало чувство тревоги. В мыслях кружился один и тот же вопрос: - Что же могло произойти на Пангее, от чего цветущий и благодатный край, вдруг превратился в безжизненную пустыню?
   Отведя Лею и сына в каюту, он, сославшись на неотложные дела, отправился на поиски Ланы, путляя по многочисленным коридорам корабля. Наконец Гор нашел нужную каюту и нажал на кнопку звонка. Дверь бесшумно вдвинулась в стену, открывая вход в каюту. На пороге молодого человека встретил Жил. Он радостно улыбнулся и пригласил Гора пройти в помещение.
  - Привет, Гор! Признаться, я несколько удивлен! Чем могу быть полезен?
  - Прости, Жил, но я не к тебе. Мне нужно переговорить с Ланой. Где она?
  - Она на верхнем уровне, пошла любоваться оттуда красотами Пангеи. А что, что- нибудь случилось?
  - Пока не знаю, но хотелось бы это выяснить. Мне кажется, что твоя жена могла бы ответить на некоторые вопросы, ведь атмосферные явления - это по ее части.
  - Пошли, поищем ее.
   Оба молодых человека вышли из каюты и, миновав коридор, поднялись в лифте на верхний уровень, где под прозрачным куполом собралось множество людей, рассматривающих панораму загадочной Пангеи. Жил отыскал взглядом жену и, протиснувшись среди толпы, подошел к ней. Вслед за ним подошел и Гор.
  - Послушай, Лана, ты не могла бы оторваться от своего зрелища? Очень нужно поговорить, - обратился к ней Гор.
  -Здравствуй, во-первых! Что там у тебя, неужели нельзя подождать с разговорами? Посмотри, какая красота!
  -Да, очень красиво, но боюсь, что в этой красоте что - то нарушилось.
  - Ты о чем, Гор?
  Молодой человек рассказал обо всем, увиденном им на Пангее. Выражение лица Ланы мгновенно изменилось. Она нахмурилась, о чем - то сосредоточенно размышляя.
  - Ну-ка, пошли! Расскажешь все поподробнее.
  Все трое прошли к лифту и направились в свой сектор. Когда они добрались до каюты, Лана попросила Гора вновь рассказать ей все по порядку.
  - Такое случается, даже и у нас, на Гее. Видно, что какая - то атмосферная аномалия вызвала устойчивую зону повышенного атмосферного давления над обширными территориями Пангеи, препятствуя проникновению туда влажных воздушных масс.
  - А что могло послужить причиной подобного явления?
  - Трудно сказать. Причин может быть множество, от космических до вполне земных. К примеру, это может быть повышенная солнечная активность или сильное землетрясение где-то в океанских глубинах. Да мало ли еще что. Ответы на этот вопрос мы сможем найти только тогда, когда окажемся на поверхности Пангеи. Я чувствую, что в этот раз у меня там будет достаточно работы. Нужно самой детально рассмотреть отсюда атмосферу планеты и перемещение облаков в ней. Может быть это хоть что- то прояснит. Пойду, попрошу Зейвса или Дерика разрешения поработать с камерами и телескопом.
  -2-
  
   - А я считаю, что ошибочно размещать всю группу в одном базовом лагере, в этом, как вы его называете, Эдеме. Пойми, Зейвс, планета огромная. Ее суша расположена на пяти материках, а еще есть великое множество мелких и крупных островов. Совершенно неправильно будет, если исследователям той или иной части планеты каждый раз придется совершать длительные перелеты от базового лагеря к исследуемой территории. Думаю, твой Эдем - не единственное подходящее место на Пангее. Лично я предлагаю оборудовать несколько базовых лагерей на разных континентах. Единственно, что нам необходимо сделать - это обеспечить все эти объекты надежной связью. К сожалению, мы не можем ретранслировать сигналы с помощью аппаратуры, установленной на корабле, по всей планете со станции, которую вы установили в прошлый раз на Луне. Для этого потребуется целая спутниковая группировка. Такой возможности у нас нет, но мы можем установить в разных точках планеты приемники-передатчики, которые позволят ретранслировать спутниковый сигнал по всей поверхности планеты. Это технически несложная задача и все у нас для этого имеется.
   - Может быть ты и прав, Дерик, но я по опыту прошлого посещения Пангеи знаю, как сложно решаются, казалось бы, простые вопросы небольшой группой людей в чуждой обстановке неизведанной планеты.
  - Понимаю твои опасения, только в отличие от прошлой экспедиции, когда ты мог располагать всего двумя челноками, несколькими тихоходными флайерами и ограниченными людскими ресурсами, сейчас у нас на вооружении целый воздушный флот, масса различной роботизированной техники и больше трех сотен человек. Согласись, условия коренным образом иные. Это - во-первых, а во-вторых - строительство большого поселка сопряжено с созданием мощной разветвленной городской инфраструктуры. Думаю, не стоит на это отвлекать силы и средства. Здесь, на Пангее, у нас совершенно иные цели и задачи. Ну а в - третьих, если нам чего - нибудь будет недоставать, то мы имеем возможность с помощью малых транспортных кораблей доставить сюда все необходимое прямо с Геи. Не забывай, что наш прыжок сюда занял всего несколько минут в отличие от почти годового в прошлый раз.
  - Что ж, твои доводы убедительны. Пожалуй, я с тобой соглашусь, но с некоторыми оговорками. В Эдеме имеется хорошо оборудованная площадка. Расконсервация займет не больше одного-двух дней. Поэтому, считаю, что высадку всей группы нужно осуществлять именно в Эдеме, а потом, по мере подготовки новых базовых лагерей, перемещать в них персонал и технику. Поверь, я знаю с какими трудностями сопряжено освоение нетронутой территории с нуля.
  - В этом я с тобой соглашусь, дорогой друг. Да и пора прекращать споры. Мы уже пятые сутки болтаемся на орбите, а до сих пор не приступили к подготовке высадки экипажа на поверхность. Люди заждались. Короче, я объявляю высадку.
  
  
  
  -3-
  
   Эос дернула Диту за рукав.
  - Мама, что это за домик?
  Дита и Лея, держа за руки детей, остановились возле величественной колоннады. Услышав вопрос дочери. Дита присела рядом с ней на корточки и. указав на здание, построенное из точно пригнанных друг к другу гранитных блоков, ответила.
  - Это чудесный дом! Там, внутри, есть маленькое озеро. Скоро дядя Грифт подключит энергию, мы заполним это озеро водичкой, и ты, мое золотце, будешь там купаться.
  - И ты тоже, и Ра?
  - Ну, конечно же! Все, кто захочет!
  - А там что? - девочка махнула рукой в сторону.
  - Там домики, в которых будут жить люди. Там и наш дом. Хочешь посмотреть?
  - Хочу!
  - Тогда пошли!
  Мать и дочь направились в сторону поселка, а Лея с сыном осталась стоять на ступенях, ведущих в здание бассейна. Вдруг нахлынули воспоминания. За короткие мгновения ей вспомнилось все: как она, совсем дикая девочка, впервые попала в Эдем, какими глазами смотрела на все, что ее окружало, каким волшебным, нереальным ей тогда показался мир, в котором жили люди "небесного племени", и какие чудесные дни провела она здесь с Дитой, Темис и, конечно, с Гором. Здесь к ней пришла любовь - первая и единственная.
   Лея продолжала неподвижно стоять, охваченная своими воспоминаниями. Из оцепенения ее вывел Ра.
  - Мама, пойдем! Я тоже хочу посмотреть на домики.
  Лея вышла из оцепенения, взяла сына на руки и шепнула ему на ушко:
  - Пошли, давай догоним Эос. Посмотрим эти домики. А совсем скоро мы с тобой полетим далеко-далеко. Там ты увидишь другие домики и много всего интересного, и там ты встретишься с бабушкой Герой и тетей Евой. Правда, тетя Ева еще совсем маленькая девочка, совсем не на много старше тебя. Вы обязательно подружитесь. А еще там ты познакомишься с Зарой и ее сыном Адамом. Видишь, какая у тебя будет компания!
   Дита дождалась, пока Лея с Ра догонят их, погладила ладонью ручку двери и, отворив ее, зашла в дом, который стал первым жилищем их с Доном семьи. Ничего с тех пор не изменилось. Казалось, что она покинула этот уютный коттедж только вчера. Только толстый слой пыли выдавал то, что здесь много лет никого не было.
   А вокруг кипела работа. Вновь прибывшие осваивались на новом месте, рокотала строительная техника, спеша возвести жилища для прибывающих с орбиты будущих поселенцев.
   Через распахнутую настежь дверь, Лея заметила идущих рядом Жила и Грифта, о чем - то оживленно беседующих. Она вышла на крыльцо и приветливо помахала им рукой. Заметив Лею, оба направились к ней.
   -Здравствуй, Лея! - Обратился к девушке Грифт, - ну как, ты рада, что снова оказалась дома?
  - Конечно, рада, Грифт, но Эдем - не совсем мой дом. Я рада, что вернулась на Землю, но мне так хочется поскорее попасть туда, где мой настоящий дом, туда, где живет мой народ, моя мама, сестра.
  - Понимаю! Я и сам не меньше твоего хочу обнять Зару и Адама.
  - Скажи, а ты не хотел бы полететь туда прямо сейчас?
  - Очень бы хотел, Лея, но, к сожалению, Дерик всем запретил покидать Эдем пока не закончиться общая высадка. Да и все флайеры задействованы на доставке людей и грузов со звездолета сюда. Так что, даже если бы мы захотели бы туда полететь, то просто не на чем. Понимаешь?
  - А крылья? Мы могли бы полететь на крыльях!
  - Нет, что ты! Слишком далеко, и даже если бы это было возможно, то ты, наверное, захотела бы взять с собой Рабора, а это, как ты сама понимаешь, невозможно.
   Молчавший до сих пор Жил, вдруг оживился, ведь речь пошла об его детище. Он неожиданно вмешался в разговор.
  - Кажется, у меня есть то, что Вам нужно, друзья. Я не говорил тебе, Грифт, все как-то не до того было. В общем, мне пришла в голову одна мысль. Дождитесь до вечера. Я пойду, проверю, все ли наши с Ланой вещи доставили, а вечером покажу Вам кое-что.
   С этими словами Жил, быстрым шагом удалился от оставшихся стоять заинтригованных, Грифта и Леи.
   После ужина Гор с Леей и Рабором вышли из поселка с намерением пойти прогуляться к озеру, но едва сделав несколько шагов, остановились. Перед ними, как из-под земли появился Жил.
  - Добрый вечер, друзья! Лея, я готов показать тебе.
  - Показать что?
  - Пойдемте со мной, не пожалеете!
  Делать нечего, пришлось изменить свои планы и последовать за Жилом, тем более что Гор точно знал - если Жил в таком состоянии, то значит, придумал что - то из ряда вон выходящее.
   Жил провел семейство по полузаросшей травой тропинке к старым ангарам, в которых когда-то стояли челноки. Здесь уже дожидался Грифт, пришедший чуть раньше. Жил распахнул створки ворот, включил свет, и перед взорами его спутников была представлена необычная конструкция. Это было нечто среднее между туристической складной лодкой и планером. В отличие от последнего, аппарат был снабжен двумя парами больших перепончатых крыльев, а в хвостовой части угадывалось что-то, напоминающее старинную реактивную установку.
   -Жил! Что это? - спросил несколько обескураженный Гор.
  - Это - усовершенствованный антигравиплан. Он способен взять на борт двоих взрослых людей и перемещаться с весьма приличной скоростью на расстояния до четырех - пяти тысяч километров, - не без гордости представил свое новое изобретение Жил.
  - Я задумал его давно, еще здесь, на Пангее. Мне почему-то захотелось, чтобы у нас с Ланой была возможность летать на крыльях, находясь рядом. Я это сделал для кратковременных туристических походов. Вот, берите, можете им воспользоваться. И не бойтесь, эта штука абсолютно надежная. Да, там есть палатка и много чего еще.
   Лея широко раскрыла глаза от изумления. Это странного вида машина может доставить ее к маме. Она чуть не задохнулась от восторга и, как девчонка, бросилась Жилу на шею. Затем она обернулась к Грифту и спросила:
  - когда мы полетим?
  -Куда ты собираешься лететь? - спросил ничего не понимающий Гор.
  - Как куда? К маме, конечно! Ты ведь не будешь против, правда? Жаль, что полететь могут только двое, но ты же понимаешь, что Грифта там ждут, так же, как и нас.
  Гор увидел, что в жене проснулась та упрямая девчонка, с которой жизнь свела его несколько лет назад, и, поэтому точно знал, что переубедить ее будет невозможно.
   А тем временем Грифт обошел вокруг представленную конструкцию, внимательно ее рассматривая.
  - Летать можно! - Произнес он со знанием дела, - Но, все - равно, придется просить разрешение на полет у Дерика и Зейвса.
  - Тогда идем прямо сейчас! - Заявила Лея.
  
  -4-
  
   Этой ночью в доме Геры никто не сомкнул глаз, даже дети, которых Зара тщетно пыталась уложить в постель. Как только она покинула комнату, малыши тут же открыли глаза и продолжили незаконченный разговор.
  - Смотри, Ра, какие у нас есть игрушки, - обратилась к мальчику Ева, показывая ему свое богатство, - это Зара нам их сделала. Только Адам все равно все переломает. Он всегда все ломает! А Зара потом нам делает новые.
   Девочка с гордостью показывала своих глиняных друзей - кукол, лошадок, овечек.
  - А у тебя есть игрушки? - продолжала она.
  Рабор достал из кармана портативную игровую приставку, которую папа ему подарил на день рождения.
  - Вот!- показал он, вытянув руку.
  - Что это? - удивленно рассматривали невиданный предмет дети, - и как ты с этим играешь?
  - Вы что, никогда не видели приставку? Глядите!
  Ра нажал на сенсорный экран, на котором тут же появились веселые персонажи компьютерной игры, предлагающие отправиться в сказочное путешествие по волшебной стране. Мальчик выбрал одного из героев и начал вести его по указанному маршруту, ловко обходя препятствия и ловушки.
   Ева и Адам, раскрыв глаза от изумления, смотрели на это чудо, и никак не могли понять, как это Ра смог засунуть в такую маленькую игрушку живых человечков. Ева вспомнила, как мама часто рассказывала, будто ее старшая сестра, Лея, вышла замуж за бога и улетела с ним на звезде. Но ведь Лея сейчас там, с мамой, а Ра ее сын, значит, получается, что он сын бога, а может быть и сам бог, поэтому может делать такие чудеса. Ева обратилась к продолжающему играть и уже прошедшему несколько уровней игры Рабору:
  - А это правда, что ты с мамой и папой летал на звезде по небу?
  - Не на звезде, а на звездолете. Мы прилетели к Вам с Геи. Она очень далеко. Там наш дом. Раньше маленьким не разрешали летать в космос, а сейчас только мне и Эос разрешили.
  - Кто это, Эос?
  - Она моя двоюродная сестра. Она хорошая, но с ней неинтересно играть. Эос любит возиться с куклами, а мне нравится играть с роботами.
  - У нее много кукол?
  - Полно! Ей все дарят кукол, и Дита, и Иза, и Темис, и другие.
  - Ра! Ты знаешь богиню Изиду?
  - Еще бы! Она моя бабушка.
  - А она и вправду такая красивая, как никто?
  - Ну да, красивая, но моя мама тоже очень красивая, а ты, Ева, очень похожа на мою маму и на Диту, значит и ты красивая.
  Личико девочки залилось краской, но ей было очень приятно, что ее назвали красивой.
  - Ра! Познакомишь нас со своей сестрой?
  - Познакомлю, если ей разрешат прилететь к Вам или если Вы прилетите к нам.
  - Ты что! Мы не умеем летать! Только боги могут. Вот, если ты умеешь летать, значит, ты - бог. И папа твой - бог. Мне мама рассказывала!
  - Никакой я не бог, и папа тоже! У нас все люди могут летать, кто на крыльях, кто на флайерах. Они есть у всех.
  Дети, забыв обо всем, споря, перешли с шепота на крик, чем привлекли внимание взрослых. В комнату вошли Зара и Лея.
  - Вы, почему это не спите? - Строго спросила Зара, - ну ка, всем в постель и чтобы мне было тихо! Утром наговоритесь!
  Дети нехотя улеглись по местам и уже через пару минут мирно спали. А утро не заставило себя ждать. За разговорами не заметили, как солнце заглянуло своими лучами в окно. Гера обратилась к Заре:
  - Вот что, подруга, хочу попросить тебя привести старую Таю. Сама она не дойдет, а она спит и видит, чтобы хоть разочек взглянуть на внучку, пока жива.
   Зара, понимающе кивнула и вышла из дому. Пока она отсутствовала, Лея при дневном свете окинула взглядом помещение. Она присела над тигриной шкурой и нежно погладила мягкую шерсть.
  -Нет! - подумала она,- ты не злой дух леса, - ты отдал свою жизнь ради того, чтобы я, простая девочка из племени Шуми, нашла свое счастье с моим любимым Гором. Я всю свою жизнь буду молиться за тебя и за все твое тигриное племя.
   Молчание прервал Грифт. Он, обратившись к Гере, спросил:
  - Скажи, Веда, что произошло на вашей земле? Когда мы летели сюда, то видели, что насколько можно окинуть взглядом, вокруг нет ничего, кроме выжженной пустыни.
  - Ох, Грифт, само Солнце за что-то разгневалось на Шуми и другие племена. Вот уже десять лун подряд стоит страшный зной, который выжег все живое в нашей степи. Только здесь, у берегов Евфрата, сохраняется жизнь и то, на верхних полях весь урожай погиб. Животные дохнут от бескормицы. Люди побросали свои поля и за меру зерна или ячменную лепешку нанимаются работать к тем, кто имеет наделы на нижних полях. Общественные амбары постепенно пустеют, а это значит, что очень скоро может начаться голод. Всю свою жизнь мне казалось, что я точно знаю, что нужно сделать для племени, но сейчас я ощущаю полное бессилие. Люди, доведенные от голода до отчаяния, опускаются до краж. Мне пришлось завести городскую стражу, чтобы пресекать воровство и нередкие драки. Я не узнаю свой народ. Аккады, которых мы приютили у себя, ведут себя достойнее, чем многие Шуми. Именно вождя Аккадов Эфхиора я выбрала моим советником и начальником стражи. Люди его уважают и немного побаиваются. Он и его жена Илия - единственные, кроме конечно Зары, да еще старого Айрика, кому я могу доверять, как самой себе. Я не знаю, что мне делать дальше. Я устала от своей ноши власти. Грифт, ты мудрый человек! Научи меня! Помоги!
   Грифт и Лея не могли произнести ни слова, так их поразило сказанное Герой. После продолжительной паузы заговорил Грифт.
  - Это моя вина. Это я уговорил тебя переселиться сюда с севера. Я должен был предвидеть возможность такого развития событий.
  - Нет, Грифт. Здесь нет твоей вины. И раньше, там в нашем старом стойбище, подобное случалось. У мужчин из-за дележа добычи, у женщин - из-за сильных мужчин, но там мне удавалось легко усмирять сородичей. Они все были зависимы друг от друга и от удачной охоты, дающей жизнь их семьям, а сейчас каждая семья сама решает свои потребности. А от всего племени зависят лишь только распределение из общественных складов, и то, многие сами себе устраивают обширные хранилища для хранения своего урожая. Если бы не возможность получения из общественных складов дров, бревен для строительства и металла или изделий из него, то многие семьи вовсе прекратили бы сдавать свои доли в общественные склады. Так что ни в чем не вини себя, Грифт, просто люди изменились.
  - Позволь мне подумать над тем, чем бы мы могли помочь Вам.
  - Ты же знаешь, Грифт, мы с радостью примем любую помощь от богов, но разве Вы можете заставить Солнце не выжигать землю или ветер пригнать тучи, проливающие благодатный дождь.
  - Мы вовсе не боги, но многому научились, Гера. Может быть, наши знания и опыт помогут нам найти способ помочь твоему народу.
  В этот момент открылась дверь, в которую Зара ввела старую, совсем сгорбленную Таю. Старуха, единственная из всего племени, кто отказался от всех новшеств, даже от одежды. Она была одета в платье, грубо сшитое из вытертых овечьих шкур. Тая осмотрелась вокруг и, увидев стоящую у стола Лею, протянула к ней руки с криком:
  - Внученька! Девочка моя, иди, обними старую бабку!
  Лея подошла и нежно обняла Таю.
  -Дай я посмотрю на тебя. Какая ты стала! Красавица! Как будто время повернулось вспять и оживило твою бабку Фину. Как ты на нее похожа. Ну вот, увидела тебя, теперь можно и умирать. Как умру, встречу там Фину, и расскажу ей, какая у нее выросла внучка и ее духу легче станет ожидать Вас с Герой на небе.
   После этих слов Лея потупила взгляд, что не осталось незамеченным для Геры. Пора было завтракать. Гера усадила Таю за стол, а сама отвела Лею в сторону и спросила:
  - Что тебя смутило в словах Таи?
  - Почему, мама, она так живет? Разве ты не могла бы взять ее в свой дом?
  - Поверь мне, я ей это много раз предлагала, но, старуха, ни в какую, не желает переселяться из своей старой хижины. Зара каждый день носит ей еду и дрова. Больше она ничего не берет. Но мне показалось, что вовсе не это смутило тебя.
  - Да, мама, ты права. Я должна сказать тебе, что никогда в стране духов я не встречу никого из моих предков.
  - Что ты, доченька! Рано или поздно все попадают туда.
  - Мама, Иза предложила мне стать бессмертной, так же, как и все они, потому, что Рабор унаследовал от Гора эту способность, но я согласилась при условии, что и тебя сделают бессмертной.
  - Зачем это мне? Я хочу оставаться такой, как и все среди моего народа.
  - Как это зачем? Посмотри на себя! У тебя уже появляются морщины, а ведь ты еще совсем молодая. Неужели ты хочешь стать такой, как Тая? Ты видела, как выглядит Иза, а ведь она гораздо старше тебя. Мама. Я не хочу видеть, как ты стареешь, а сама мысль о твоей возможной смерти просто приводит меня в ужас. Представь себе, ты увидишь не только, как Рабор станет взрослым мужчиной, а и рождение его детей, внуков, правнуков. Мы все вместе полетим на Гею. Там замечательно! Вот увидишь!
  - Все живое рождается, чтобы когда - нибудь умереть и освободить место для нового поколения. Так было, так есть и так будет всегда.
  - Нет, мама, ты не права. Люди на Гее тоже были смертными, но изучив многое о жизни, они смогли победить смерть!
  - Да, но при этом утратили способность иметь детей. Я знаю! Мне рассказывал Зевс. Это страшная цена за бессмертие.
  - Но ты не знаешь, благодаря встрече с нами, с нашим народом, у Зевса получилось исправить эту ошибку. Теперь их женщины могут рожать и растить детей, и в благодарность за это, "небесные люди" хотят подарить бессмертие тебе.
  - А о сестре ты подумала, о Заре и ее сыне? Она мне, как сестра!
  -Ева и Адам - полукровки, так же, как и Рабор. Иза сказала, что они, скорее всего, унаследовали бессмертие от своих отцов. А о Заре позаботится Грифт. Ты сама сказала, что люди изменились, и будут меняться дальше, так зачем тебе продолжать нести груз ответственности за народ, который забывает об обычаях предков. Став бессмертной, ты сможешь помочь им больше, чем сейчас. Подумай сама, скоро может настать день, когда Шуми вовсе перестанут слушать твои приказы. Что ты будешь делать тогда?
  Гера задумалась и после некоторой паузы сказала:
  - Наверное, ты права, но не торопи меня. Мне нужно все взвесить. Я как-то должна объяснить людям, почему покидаю их. Ты ведь знаешь, Веды рождаются Ведами, и Ведами же умирают. Ни одна из Вед не передавала свою власть при жизни. Только после смерти ее место переходило дочери. Получается, что я сама изменяю вековому устою, завещанному нам нашей прародительницей Айшей.
   Бурный разговор матери с дочерью внезапно был прерван появившейся на пороге Илией, которая, как обычно по дороге в храм, утром заходила к Гере, чтобы обсудить текущие дела. Женщина остановилась в изумлении, что в столь ранний час у Геры полон дом гостей. Она уже хотела уйти, чтобы не мешать, но Гера, увидев подругу, пригласила ее остаться. Она подошла к ней и, взяв за руку, подвела к Лее.
  - Это моя старшая дочь, Лея. Она, как я и говорила, вернулась.
  - Так это все - правда? Ты действительно существуешь? - произнесла Илия, с любопытством рассматривая Лею, - и ты на самом деле прилетела на новой звезде? Просто невероятно! Значит, Боги существуют?
  - Существуют, и вот, Грифт - один из них!
  Илия перевела взгляд на мужчину, потом снова на Лею.
  -Ты хочешь сказать, что этот человек - отец Адама?
   Гера утвердительно кивнула головой, а Илия вдруг почувствовала, что голова у нее пошла кругом, и ноги перестают держать. Видя, что Илия находится в полу - обморочном состоянии, Грифт поднялся со скамьи и поддержал ее, не давая упасть на пол. Затем, с помощью Зары, он усадил женщину на скамью. Постепенно Илия пришла в себя. Из соседней комнаты, разбуженные шумом, выглянули дети. Увидев среди знакомых детских лиц Ра, Илия перевела взгляд на Лею, потом на Геру.
  - Как я поняла, этот мальчуган - твой внук, Гера.
  - Ты все правильно поняла.
  - Прости меня, подруга! Мне казалось, что все эти истории про богов - всего лишь красивые легенды, какие рассказывают детям перед сном. Я никогда до конца не верила во все это, но теперь вижу, что каждое слово в них - чистейшая правда.
   Все это время Лея продолжала стоять у окна в дальнем углу комнаты и, чтобы скрыть волнение, пересчитывала зарубки на "дереве жизни" Геры, подсчитывая в уме ее возраст. Рядом стояли еще два "дерева жизни" - ее, Леи и, совсем маленькое - Евы, а чуть дальше - старое отцовское копье, с которым ей не раз приходилось ходить на охоту. Лея, с любовью погладила почерневшее от времени древко. К ней подошла Зара.
  - Что, соскучилась? Мы сохранили и твой лук. Хочешь взглянуть?
  - А лошадь? Где моя лошадка?
  Зара улыбнулась, взяла Лею за руку и вывела ее во двор, где в конюшне стояли лошади. Увидев свою любимицу, девушка бросилась к ней и обняла за шею. В ответ, умное животное тихонько заржало, как бы показывая, что узнала свою хозяйку.
  - Если бы ты знала, Зара, как мне хочется прокатиться на ней сейчас!
  -Так в чем же дело? Вот седло, бери.
  - Не могу. Зевс и Дерик потребовали, чтобы мы с Грифтом пока не показывались на людях.
  - Почему? Чего они бояться?
  - Я не знаю, но я дала слово.
  - Все равно этого не скрыть! Тая начнет всем рассказывать о встрече с тобой, и скоро весь город будет знать об этом.
  - К тому времени мы с Грифтом будем уже в Эдеме. Я дала слово, что мы вернемся сегодня же.
  - И ты не можешь остаться, хоть на денек? Гера сойдет с ума, когда узнает!
  - Я буду приходить так часто, как только смогу, но сейчас должна уйти. В Эдеме очень много работы и нас там ждут.
   Обе женщины вернулись в дом. После завтрака, Зара отвела Таю домой, а Илия ушла в храм, давая возможность Гере остаться наедине с дочерью и внуком. Мать и дочь сидели, обнявшись, и полушепотом делились впечатлениями. Так продолжалось достаточно долго, пока Грифт и Зара, вышедшие из мастерской, не нарушили их беседу. Грифт жестами показал Лее, что им уже пора уходить. Гера, поняв, что дочь сейчас покинет ее, обняла Лею и запричитала:
  - Почему так быстро? Неужели нельзя остаться хоть на денек?
  - Мамочка, я не могу, мы пообещали не задерживаться. У Грифта много работы, а я не могу остаться, ведь там Гор и мне нужно быть рядом с ним. Я обещаю тебе, что буду прилетать так часто, как только смогу, а ты, хорошенько подумай над моими словами.
   Потом немного о чем- то поразмыслив, Лея извлекла какой - то предмет из складок своего платья и положила в раскрытую ладонь матери.
  -Если очень захочешь поговорить со мной, нажми вот сюда и я тебя услышу, но никому об этой вещи не говори и никому ее не показывай. Все, мамочка, мы уходим.
  Гера обняла Лею.
  -Как же Вы пойдете с ребенком по такой жаре? Давай, я оседлаю лошадей и провожу Вас.
  Гера вышла во двор, быстрыми уверенными движениями оседлала трех лошадей и вывела их из конюшни. Грифту она предложила вороного коня Темис, а сама вскочила на лошадь Диты.
   Лея осторожно подняла сына и тоже вскочила в седло. Закрыв лица покрывалами три всадника не спеша проследовали через город, приостановившись только у Врат Богов, где их окликнули стражники, но, узнав в одной из всадниц Веду, беспрепятственно пропустили их. Выехав из города, они свернули в сторону рощи, туда, где Грифт спрятал крылатую лодку Жила. Здесь они тепло распрощались, передали поводья Гере и, взмыв в небо, взяли курс на север, в Эдем. Гера еще некоторое время стояла, глядя им вслед, но когда лодка, превратившись в едва заметную точку, скрылось за горизонтом, она села в седло и медленно направилась в сторону города, прижимая к груди подарок дочери.
   Глубоко уйдя в свои думы, ничего не замечая вокруг, правительница миновала Врата Богов, не обратив внимания на удивленные лица стражников, которые своими глазами видели, как Веда, в сопровождении двух спутников всего несколько минут назад, проследовала мимо них из города, а сейчас, возвращается одна, ведя на поводу двух лошадей. Благополучно добравшись до дому, она расседлала лошадей и завела их в стойла, затем вошла в дом, где застала о чем-то громко спорящих детей. Увидев входящую мать, Ева подбежала к ней.
  - Что это Вы тут расшумелись?
  - Мама, правда, ведь, что моя сестра Лея-Богиня? Вот Адам говорит, что она обыкновенный человек, и Ра - тоже обыкновенный.
  - Нет, дочка, Лея не богиня, и ее сын тоже, но от того, что они обычные люди, они ничуть не хуже богов.
  - Ага, не боги! А как же Ра смог засунуть в свою игрушку маленьких смешных человечков, которые могут ходить и разговаривать?
  - О чем ты говоришь, Ева? Даже боги не могут такого!
  - Вот, смотри! - с этими словами девочка вытащила маленькую яркую коробочку, нажала на блестящую пластинку и на дисплее появились веселые персонажи.
  - Ты где это взяла? - строго спросила Гера, - ты без спроса взяла это у Рабора? Как тебе не стыдно?
  - Ничего не без спроса! Ра сам дал мне ее. Он показал, как в нее играть, а когда он придет к нам снова, я ему ее верну. Не веришь, спроси у Адама.
  - Ну, хорошо, хорошо! А что же Вы тогда шумите?
  - Адам говорит, что сейчас его очередь играть, а я ведь не заранилась, значит, могу играть дальше.
  - Вот что, вы эту игрушку никому не показывайте и из дома не выносите, а играйте честно по очереди.
  Гера оставила детей одних, а сама еще раз взглянув на подарок Леи, решила сходить в храм и поблагодарить богов за встречу с дочерью и внуком. Она вышла из дому и, уже было, направилась к храму, как вдруг ее внимание привлек шум со стороны Евфрата. Веда решительно повернулась и направилась к реке. Здесь на песчаной отмели, где обычно купалась детвора, спасаясь от нестерпимого зноя, она застала Айрика, окруженного целой ватагой мальчишек разного возраста, которые собрались вокруг какого-то предмета, лежащего на воде.
   -Что у Вас тут происходит? - громко спросила она.
   Мальчишки, наперебой, стали объяснять правительнице, о том, что собрало их здесь, и от этого гвалд только усилился. Гера, подняв вверх правую руку, призвала всех к тишине.
  - Айрик, почему такой шум? Чем ты тут занимаешься?
  Старик, увидев Геру, почтительно ответил:
  - О, Великая Веда! Я всего лишь показываю свое новое изобретение. Хочешь, взгляни и ты.
  Гера с любопытством приблизилась к Айрику через толпу расступившихся перед ней мальчишек. Перед стоящим по колено в воде Айриком, на поверхности Гера увидела странную конструкцию из гнутых веток, скрепленных между собой кожаными ремешками и медными гвоздями и обтянутую снаружи козьими шкурами. Что - то в этом странном изделии Гере показалось очень знакомым.
  - Что это, Айрик? И что с этим ты собираешься делать?
  - Сейчас ты все поймешь! Эй, Фирам! - обратился старик к одному из мальчишек, - давай залезай, а Вы все, держите крепче!- Крикнул он остальным. Мальчишки ухватились за жерди, обтянутые кожей, а один из них влез внутрь.
  - Отпускайте! - крикнул Айрик. Десяток пар рук отпустили конструкцию, и она закачалась на волнах. Тогда мальчик, сидящий внутри, достал древко от копья с прикрепленными на концах кусками досок, и, опуская его в воду по очереди справа и слева, начал понемногу передвигаться по реке. Он стал делать махи и все энергичнее отталкиваться от воды все сильнее. Тут Геру осенило. Она вспомнила, что напоминало ей странное изделие Айрика. На такой же лодке, только с крыльями только что улетела Лея.
  - Видишь, Гера! На ней можно плавать по реке и вверх и вниз по течению. И она такая легкая, что ее может один человек переносить с одного места на другое, а перевозить по воде в ней можно несколько взрослых мужчин.
  Гера внимательно следила за тем, как мальчик, сидящий в лодке, ловко развернул ее против течения, и усиленно гребя, направил вверх по реке.
  - Очень полезная вещь, Айрик. Как ты смог до такого додуматься?
  - Сначала я слушал рассказы Аккадов о племенах, которые живут далеко на юге, на берегу Большой воды. По их словам, там люди, плавают по Большой воде на выдолбленных стволах больших деревьев, которые воды рек приносит по течению. А потом я смотрел на листья деревьев, упавшие в воду, как они кружат по поверхности и не тонут. Вот так и додумался.
  - А ты мог бы построить ее очень большой, чтобы можно было посадить много людей и положить тяжелый груз?
  - Мог бы. Но тут ветки и шкуры не годятся. Нужно делать ее прочнее, к примеру, из широких досок и мощных брусьев.
  - Можешь брать из складов все, что тебе нужно. Построй ее. Разрешаю тебе, Айрик, привлекать нужных тебе людей от моего имени. За их работу можешь выдавать каждому по мере зерна в день. Сделай это, как можно быстрее.
  - Хорошо, царица, я построю это для тебя!
   Старик вышел из воды и, прищурив глаза, посмотрел на Геру.
  - У тебя красные глаза. На них следы недавних слез. Что - то случилось?
  Гера взяла старика под руку и почти шепотом сказала:
  - Поклянись, что никому не расскажешь!
  - Клянусь, Царица! - У меня были Лея с сыном и Грифт. Я только что проводила их.
  - Хвала Богам! Дождалась! Но почему ты не хочешь, чтобы люди узнали об этом?
  - Я не знаю, но так просил Грифт.
  - Что ж, богам виднее.
  
  -5-
  
   -А вот и ты, Грифт! Я как раз ждал тебя. Как слетали?
  -Все хорошо, Дерик. Все хорошо, - рассеянно ответил Грифт.
  - Мы тут совершили облет планеты и определились с местами расположения баз на всех континентах. Хочу, чтобы ты взялся за монтаж энергоустановок там, а то пришлось размещать людей в старых ангарах, что создает серьезные бытовые неудобства. Нам необходимо как можно быстрее оборудовать новые лагеря.
  - Да, да, конечно,- односложно ответил Грифт.
  - Эй, дружище, что с тобой? Ты, как будто где-то далеко. Ты хоть слышишь, о чем я тебе говорю?
  -Ну, разумеется, слышу. Послушай, Дерик, я всегда и во всем тебя поддерживал, отправлялся в самые немыслимые дали для осуществления поставленных задач, но сейчас, здесь на Пангее, в твоем распоряжение почти два десятка высококлассных специалистов в области энергетики. Все они прошли тщательный, многоступенчатый отбор в экипаж, и любой из них не хуже меня справится с монтажными и пуско-наладочными работами. Я же хотел бы остаться здесь, в Эдеме.
  - И что за причина, позволь спросить?
  - Здесь я буду ближе к женщине, которая для меня дороже всего на свете.
  - это ты о той туземке, которая родила от тебя? Брось, Грифт, разве она пара тебе? Тут, на Пангее, любая дикарка будет рада отдаться тебе. Ведь, насколько я знаю, они почитают нас, как богов. Ты сможешь взять себе любую хоть здесь, хоть на другом континенте.
  - Прекрати сейчас же? Они люди, а не вещи, и чувствуют так же, как мы. Не их вина, что они только в начале пути. Кто тебе дал право судить?
  - Мы здесь для того, чтобы подготовить Пангею для масштабного освоения и заселения, а ты печешься о благе горстки туземцев, заселяющих планету. Пойми, они обречены. В лучшем случае им уготовано место в специально отведенных районах, чтобы школьники могли вживую изучать историю развития человека.
  - Дерик, скажи, что ты шутишь, иначе я перестану тебя уважать! Все, что ты только что сказал - это мерзость.
  - Но Грифт...
  Грифт не дослушав, развернулся и, громко стукнув дверью, вышел, крикнув не оборачиваясь,-
  - Тебя для меня больше не существует!
  
  ***
  
   - Ушам не верю. Он сошел с ума. Да кто его уполномочил решать судьбу населения целой планеты?
  - Представь себе, Зейвс, мое состояние, когда он все это выплеснул мне прямо в лицо. Я готов был размазать Дерика по стене. Сам не знаю, что удержало меня от этого шага.
  - Я знаю - твоя порядочность, Грифт. С этим нужно что - то делать. С такими намерениями, Дерика ни в коем случае нельзя оставлять у "руля" экспедиции. Он тут такого может наворочать. Неужели ему не известно, что подобные высказывания и намерения противоречат Кодексу Права, принятому пятьсот лет назад. А это тяжкое преступление.
   - Ничего не понимаю! Гениальный ученый, талантливый руководитель и вдруг такое. В голове не укладывается. Мы столько лет работали бок о бок, но никогда ничего подобного за Дериком не замечали. Да, он всегда любил покрасоваться перед публикой, всегда стремился быть первым и лучшим, и это нормально для ученого, но чтобы низвергать целую расу разумных существ до положения вещи или подопытного животного. Это невозможно!
  - Нужно найти способ сообщить все Ореку, но только так, чтобы Киллат ничего об этом не знал. Как думаешь, это можно осуществить каким - либо образом?
  - Можно отправить на Гею один из транспортников, но Дерик контролирует всю пилотажную группу.
  - Не всю. Есть Антис и Дон. Нужно только отвлечь чем нибудь Дерика, чтобы от не засек вспышку зоны перехода, а остальное - дело техники. Я сегодня же поговорю с Антисом. Беспокоит одно - только Дерику пришла в голову эта дикая мысль, или у него здесь есть сообщники. Если это окажется так, наша задача сильно усложнится. Я подозреваю, что он не один, потому что Дерик лично производил отбор в экипаж, и вполне мог протащить нужных себе людей.
  
  
  ***
  - Антис, ты сошлешься на технические неисправности транспортника и попросишь Дерика остаться на орбите для проведения ремонта. По сигналу, который подаст Жил, вы с Доном и Нидой выведете флайер из зоны радиовидимости и стартуете с орбиты Луны. Времени у Вас будет очень мало, не более полу - часа. Передашь мое сообщение Парнасу, и немедленно возвращайтесь, и помните, в Ваших руках судьба Пангеи и, возможно наши жизни. Здесь я могу положиться только на тех, с кем работал в прошлой экспедиции. Грифт, тебе необходимо срочно покинуть Эдем. Раз Дерик посвятил тебя в свои планы, тебе здесь оставаться небезопасно.
  - Я могу воспользоваться лодкой Жила, но днем вылететь незамеченным не получится. Придется лететь ночью.
  - Это опасно. Проход через ущелье и днем сложен для полета, а в темноте - просто самоубийство.
  - Я могу установить инфракрасный прожектор.
  - Где сейчас твоя лодка, Жил?
  - Рядом со вторым ангаром. Мне пришлось оставить ее снаружи, так как Дерик разместил в ангарах весь научный персонал экспедиции.
   -Есть еще проблема, друзья. Как подготовить лодку к полету не вызывая подозрений.
  - Пожалуй, это я возьму на себя, Зейвс, - неожиданно отозвалась Темис, - все вокруг привыкли, что я брожу с луком в окрестностях. Если кроме лука и стрел у меня будет небольшой рюкзак, то ни у кого не возникнет лишних вопросов.
  - Отлично, Теми. Положишь в рюкзак продукты и снаряжение и оставишь его в лодке.
  - Куда ты направишься, Грифт?
  - В город. Гера поможет мне скрыться от глаз Дерика.
  - Но первое, что придет ему в голову - это искать тебя именно там. Ничего, мы что- нибудь придумаем. Неподалеку от города есть большая роща. Я в ней оставлял лодку. Там меня никто не найдет.
  - Ладно, решили. Иза! Ты с Дитой, Леей и детьми также должна покинуть Эдем, под любым предлогом.
  - Мы можем ночью незаметно сесть на транспортник Антиса, а по пути он высадит нас у той же рощи.
  - Утром Дерику будет не до нас. По моим сведениям, он затеял масштабное строительство где-то на далеком западном континенте. Там, на высокогорном плато, он решил построить новую базу. Я видел, как на флайеры грузили модули для сборки реакторов и больше двух десятков строительных роботов. Мощности этих реакторов хватит, чтобы обеспечить энергией многомиллионный город. Судя по всему, после моего отказа, Дерик сам отправится туда для монтажа реакторов. Я его хорошо знаю, эту работу он не доверит никому. Воспользуемся случаем, вывезем женщин и детей и незамечено отправим транспортник на Гею.
  - Темис! Тебе и Лане тоже следовало бы убраться отсюда.
  - Мы сделаем это чуть попозже, Зейвс, чтобы не вызывать подозрения, но прежде мы с Гором перекодируем все передатчики, чтобы невозможно было перехватить наши координаты во время переговоров по коммуникаторам, да и связь с базовым кораблем тоже нужно прибрать к рукам. Представляю физиономию Дерика, когда он получит отказ доступа на корабль, а без оставшихся там грузов, ему очень сложно будет осуществить свои планы.
  - Хорошо. Только будьте осторожны, а сейчас расходимся и готовимся к операции.
  нг
  
  -6-
  
  
   Гера вошла в темное, прохладное помещение храма и опустилась на колени перед изваянием Изиды. Она пришла, чтобы поблагодарить богов за, пусть и короткую, встречу с дочерью. Погруженная в молитвы и размышления о предложении Леи стать бессмертной, Гера не сразу поняла, что подаренная Леей вещь, спрятанная у нее на груди, вдруг начала вибрировать и издавать мелодичный звук. Женщина оглянулась вокруг, чтобы убедиться, что в храме кроме нее никого нет, достала заветный предмет и, положив его на каменную плиту постамента, нажала, как учила дочь. Тут же предмет стал излучать мерцающий свет, который поднялся над ним столбом, и среди этого мерцания Гера вдруг увидела дочь. Она протянула руки, чтобы обнять Лею, но ничего кроме пустоты не нащупала. Страх обуял женщину, но голос Леи, тихо зазвучавший непонятно откуда, успокоил ее.
  - Мама, это я, твоя Лея. Ты можешь видеть меня, но я сейчас далеко. Это только мое видение.
  Гера, полностью успокоившись, ответила:
  - Я вижу и слышу тебя, доченька.
  - Мама, я должна сказать тебе что-то очень важное. Мне и моим друзьям нужна твоя помощь. Пожалуйста, приди ночью к роще за городом, встреть там Грифта и спрячь его у себя. Ему угрожает смертельная опасность. Он сам все тебе объяснит. Все. Мамочка, мне пора. Я люблю тебя.
  Свет погас, а ошеломленная Гера все продолжала смотреть туда, где только что было видение Леи. Она подняла с плиты ее волшебный дар, спрятала на прежнее место и спешно покинула храм.
  
  
  ***
   Ночь была безлунной. Гера и Зара всматривались в темное ночное небо, стоя на опушке у рощи, и держа за поводья испуганных лошадей. Среди ночной тишины вдруг, откуда-то сверху послышался шипящий звук, и тонкий луч света скользнул по земле. Через несколько мгновений странная крылатая лодка мягко коснулась земли. Женщины двинулись навстречу, выходящему из лодки, Грифту. Зара, увидев любимого, бросилась к нему в объятия.
  - Грифт! Что случилось!- тревожным голосом спросила Гера. - Лея сказала, что тебе грозит опасность.
  - Здравствуйте, мона Гера! Да, это действительно так. Нам всем угрожает страшная беда, и мы обращаемся к тебе и твоему народу за помощью.
  - Ты же знаешь, что Врата Богов всегда открыты для Вас. Мы сделаем все, что потребуется.
  - Спасибо, я и не сомневался, но в городе мне оставаться нельзя. Меня в первую очередь будут искать в Вашем доме. Лучше я останусь здесь.
  - Как, один в лесу? Под открытым небом! Мы этого не допустим. Никто не посмеет без приглашения войти в мой дом.
  - Вы не понимаете! Этот человек не остановится ни перед чем. Я останусь здесь и дождусь, когда Дон с Антисом привезут сюда Вашу дочь с внуком, Изу, Диту и Эос, а потом мы подумаем над тем, где нам лучше укрыться на время.
  - Тогда мы остаемся с тобой.
  - У Вас дома остались Адам и Ева, вы должны быть рядом с ними.
  - Да, действительно.
  - Подруга, я, кажется, придумала. Мы отведем Грифта в храм. Айрик приютит его в своей келье. Вот я, хоть и знаю, что она там где-то есть, так и не могу сама найти путь к ней, - вмешалась в разговор Зара.
  - Правильно, Зара, Как мне это не пришло в голову, только нужно провести Грифта в город, чтобы его никто не видел.
  - Гера, стражники видели, как мы вдвоем проехали через Врата богов. Пусть Грифт накинет мое покрывало, и ты провезешь его в город, а я останусь здесь до утра.
  - Нет, мы не оставим тебя здесь одну. Мы сейчас все вместе пойдем в нижний город в дом Эфхиора, а оттуда Грифт, под видом стражника в его сопровождении спокойно дойдет до храма.
  - Тогда, пожалуйста, помогите мне спрятать в зарослях лодку и давайте пойдем в город.
  Грифт, с помощью женщин, замаскировал лодку в густом кустарнике и, прихватив рюкзак, взял за повод лошадь Зары. Все трое двинулись в сторону города.
  
  ***
  
   Утром Гера в сопровождение Эфхиора, Саула и Илии выехала из города под предлогом осмотра состояния будущего урожая. Вслед за ними, на большой повозке, запряженной двумя низкорослыми лошадками, проследовал Гульмеш. Процессия направилась в сторону нижних полей, но как только город скрылся за высоким холмом, свернула в сторону рощи на берегу Евфрата. Гульмеш загнал повозку в чащу, чтобы скрыть ее от посторонних глаз. Все спешились и расположились на расстеленном покрывале. Гульмеш отвел лошадей туда же, где оставил повозку. Потянулись минуты томительного ожидания. Гера, немигающими глазами впилась в небо, откуда должны были прибыть те, кого она с нетерпением ждала. Шло время, но горизонт был пуст. Солнце поднялось высоко и жгло немилосердно.
  - Царица, давай укроемся в тени деревьев, уговаривали Геру Илия и Эфхиор,- Солнце может убить тебя.
  Гера, как будто не слышала их голосов и продолжала всматриваться вверх. То, что рассказал ей Грифт, просто не укладывалось в ее сознании. Оказывается не все боги добрые. Есть и таки, которые могут принести несчастье. И ее дочь может стать жертвой такого злого бога. Чем больше проходило времени, тем сильнее становилось чувство тревоги. Неужели дорогим ей людям не удалось выбраться из Эдема, и они стали пленниками в собственном стойбище. Снова подошла Илия, обняла Геру за плечи и попыталась увести ее с солнцепека. Гера слегка отстранилась и в этот самый момент увидела над горизонтом стремительно приближающуюся темную точку, которая постепенно превратилась в некое тело, напоминающее две скрепленные между собой тарелки. Трое Аккадов, чуть не попадали от страха, увидев странное летающее диво. Гера успокоила их и объяснила, что это воздушная повозка на которой летают боги. Когда "тарелка", на мгновение, зависнув неподвижно, опустилась на землю, сбоку у нее откинулась часть стены, оказавшейся маленькой лесенкой и по этой лесенке на землю быстро спустились три женщины и двое детей. Лесенка тут же встала на свое прежнее место и "тарелка", взмыв в небо быстро исчезла далеко за горизонтом. Все произошло так быстро, что Аккады даже не успели все как следует разглядеть. Гера сорвалась с места и кинулась навстречу прибывшим. Она с радостью обняла Лею, затем Диту и, подойдя к Изе, упала перед ней на колени и обняла за ноги в знак наивысшего почтения. Иза подняла Геру и прижала к груди.
  - Хвала небу, Вы здесь. Я уже думала, что случилось что-то страшное. Как я рада снова Вас всех видеть. Идемте быстрее в лес, там повозка, в которой вам приготовлена одежда. Переодевайтесь и скорее едем в город.
   Гера подхватила на руки испуганных детей и повела всех вглубь рощи. Аккады последовали вслед за ними. Спустя несколько минут они уже ехали по дороге, ведущей к Вратам Богов. Никто по пути следования не обратил внимания на женщин, закутанных в серые покрывала, сидящих в повозке. То, что правительница решила подвезти женщин с детьми, направляющихся с полевых работ домой, было вполне обычным явлением и ни у кого у встречных не вызвало удивления.
   Гульмеш подогнал повозку прямо к двери дома. Здесь их уже ждала хозяйка и Аккады, ехавшие верхом и опередившие повозку.
  Как только все зашли в дом, Гера закрыла дверь на засов и, наконец, смогла вздохнуть с облегчением. Из соседней комнаты выбежали Адам и Ева. Дети радостно поприветствовали Ра. Он взял за руку Эос и подвел ее к приятелям.
  - Вот, это Эос - моя сестра.
  - Ева оценивающе поглядела на белокурую девочку, смущенно стоящую перед ней.
  - Ты и, правда очень красивая, как и говорил Ра. Пойдем играть с нами!
  Эос бросила вопросительный взгляд на мать. Дита ласково улыбнулась и, утвердительно кивнув, позволила дочке пойти с детьми играть в другую комнату, откуда им на смену вышли Зара и Грифт. По их счастливым лицам, Иза догадалась, что проведенное наедине время прошло недаром.
  - Здравствуйте, мона Иза! Вы здесь и, значит, наш план удался.
  -Привет, Грифт, здравствуй Зара. Пока все идет, как наметили. Думаю, Антис уже на орбите. Остается только ждать.
  - Как добрались?
  - Спасибо, нормально, если только не ужасная ночь, проведенная в грузовом отсеке транспортника, где не только что прилечь, присесть было не на что. Не знаю, как Ди, но я чувствую себя ужасно разбитой. И еще очень тревожусь за Зейвса, Гора с Темис. Не знаю, кому молиться, чтобы им все удалось.
   - Давайте я провожу Вас в спальню, где Вы сможете отдохнуть,- предложила Зара.
  - Как я вижу, дорогая Зара, вы с Грифтом только оттуда. Не могу сказать, что Вы выглядите отдохнувшими, но, как я догадываюсь, Ваша усталость доставила Вам только радость и наслаждение, и что-то мне подсказывает, что у Адама очень скоро может появиться маленький братик или сестричка.
  Зара густо покраснела и отвела глаза, чтобы их счастливым блеском не выдавать правоту слов Изы.
  - Но, конечно, спасибо за предложение. Я с удовольствием им воспользуюсь, только чуть позже.
   Гера предложила всем присесть за стол и разделить с ней скромный завтрак. Женщины стали рассаживаться вокруг стола, только изумленные Аккады продолжали стоять у двери, во все глаза, рассматривая женщин, одна из которых была самой богиней Изидой.
  - Кто эти люди, Гера? Я что-то их не помню.
  - Ты и не можешь их помнить, Иза. Они Аккады. Мы помогли их племени спастись от засухи, поразившей нашу землю. Теперь племя Аккадов и племя Шуми - один народ. Вот это - Эфхиор, вождь Аккадов и его жена, Илия, а это брат Эфхиора, Саул. Им можно доверять, Иза, как мне самой.
  - Так чего же они стоят и не садятся с нами за стол? Проходите и присаживайтесь, прошу Вас, - пригласила Иза так, будто вовсе не Гера была хозяйкой дома, а она, Иза.
  -Для нас огромная честь разделить пищу с самой богиней Изидой! - восхищенно ответила Илия.
  - Богиней? - удивленно воскликнула Иза. - Всю жизнь мечтала, чтобы меня называли богиней. И богиней чего Вы меня считаете? Очень хотелось бы, что б богиней красоты! - с присущим ей кокетством спросила Иза.
  - Наш народ почитает тебя, как богиню покровительницу матерей, дающей счастье материнства, а вот твою дочь, Ауродиту - как богиню любви, милосердия и красоты, - ответила Гера.
  - Слышала, Дита, мы теперь с тобой не кто-нибудь, а богини! - со смехом обратилась Иза к Дите, а сама, склонив голову к Гере, прошептала ей на ухо:
  - Что это значит, дорогая? Ты же прекрасно знаешь, что ни какие мы на боги. Боюсь, что Зейвсу это очень не понравится.
  - Прости, Иза,- так же шепотом ответила Гера, - но люди считают, что ни одному из смертных не под силу делать то, что умеете делать Вы, и они хотят верить в Вас, как в истинных богов.
  - Бессмертие - увы, это не так, Гера. Мы не стареем, это - правда, но так же смертны, как и все люди, а сейчас, может быть, даже больше, чем другие.
  Вспомнив о положении, в котором сейчас оказалась, Иза с тревогой обратилась к Грифту.
  - Что-то долго нет сигнала. Я начинаю беспокоиться. Неужели все сорвется?
  - Постарайся успокоиться, я уверен, что у наших друзей все получится. Давай наберемся терпения и будем ждать только добрых вестей, - ответил Грифт.
  
  В комнату вбежали девочки.
  - Мама! Посмотри, какая у Эос кукла! Она прямо, как живая, может ходить, говорить и петь песенки, только я не понимаю о чем. Эос сказала, что кукла разговаривает только на языке ее народа, и я не понимаю ни слова. Эос разрешила мне поиграть с ней.
   Появление детей сгладило напряженную атмосферу ожидания, царящую в доме Геры, и вызвало улыбки на лицах взрослых.
  Илия, внимательно рассматривавшая Изу, Диту и Эос вдруг поняла, насколько дети похожи друг на друга, равно как и Лея с Дитой. Она тихонько поделилась со своими наблюдениями с Герой.
  Ты не поверишь, Илия, но мы с покойной матерью Диты похожи, как две капли воды. Это и объясняет такое внешнее сходство наших детей.
  -Я думала, что Дита - дочь Изы.
  - Нет, Иза только воспитала ее, а родила Диту совсем другая женщина, которая трагически погибла много лет назад, когда Дита была такой, как сейчас Ева и Эос. Иза показывала мне образ этой женщины. Ее звали Айда, почти, как нашу прародительницу Айшу. Я все время думаю, что все это не случайно и имеет какую-то непостижимую связь, такую, что даже сами боги не могут объяснить ее.
  Разговор неожиданно прервал звук зуммера. Грифт достал коммуникатор, и все услышали короткое сообщение, сказанное голосом Жила:
  - Началось!
  
  
  -7-
  
   Антис пристыковал транспортник к грузовому отсеку звездолета и поставил его под погрузку. Манипуляторы начали грузить какие-то контейнеры. Дон запросил сведения о грузе, находящемся в этих контейнерах, но система дала отказ от доступа к информации.
  - Странно, - пожал плечами Дон,- интересно, что там может быть?
  - Могу только предположить,- ответил Антис,- с большой долей вероятности - в контейнерах оружие или что-то подобное. Иначе для чего Дерик держит в секрете эту информацию. Выясним это потом, когда выполним возложенную на нас миссию.
  Закончив погрузку, Антис отстыковался от корабля и, как и было предусмотрено, послал сообщение Дерику о возникшей якобы неисправности. Получив подтверждение, Дон направил транспортник в сторону Луны. Как только они достигли орбиты спутника, и перешли на орбитальный полет вокруг него, Нида отправила Жилу короткое сообщение о готовности к переходу. Спустя некоторое время пришел ответный сигнал, свидетельствующий о том, что Дерик покинул Эдем и можно начинать переход. Как только флайер скрылся за невидимой стороной Луны, Дон активировал зону перехода и флайер исчез с орбиты, чтобы через несколько минут появиться вблизи Геи. Появление транспортного флайера с позывными второй галактической экспедиции, вызвало удивление в диспетчерской орбитального космопорта Сели. Нида запросила срочный канал связи с председателем Высшего совета и, получив его, попросила разрешение на экстренную посадку у правительственного комплекса.
   Встревоженный Орек Парнас, как только услышал, что для него есть срочное сообщение от Зейвса, распорядился немедленно провести к нему курьеров. Дон и Антис буквально вбежали в кабинет Орека. Видя их сосредоточенные лица, он попросил без лишних предисловий изложить суть дела. Новость ошеломила и поразила его. Он, так много лет возглавляющий Большой Совет Геи, даже не мог представить себе, что человек, в которого он безоговорочно верил, мог решиться совершить такое. Тем более прикрываясь полномочиями, данными ему Советом и, действуя, как бы от его имени.
  - Нужно любыми средствами нейтрализовать Киллата, пока он не натворил непоправимых дел на Пангее. К сожалению, в нашем распоряжении не так много транспортников нового поколения, способных на прыжок через супергипер. Я немедленно передам распоряжение об их отзыве для формирования экспедиционного корпуса с целью подавления сепаратизма на Пангее и сам возглавлю операцию. Вы же возвращайтесь на Пангею, как этого требует Зейвс. Передайте ему, пусть постарается выяснить какими силами и средствами располагает Дерик, сколько с ним людей и какие координаты его новой базы. Во избежание вооруженного столкновения, наше появление на Пангее должно быть неожиданным для Дерика, поэтому пусть Зейвс сделает все возможное, чтобы Киллат ничего не заподозрил. Продолжайте вести себя, как будто ничего не случилось вплоть до нашего прибытия. И еще, я думаю, не лишним будет, если Вы возьмете хорошо вооруженную группу людей для охраны и усиления Зейвса и всех наших сторонников. Вы высадите их в подходящем месте, где они будут дожидаться сигнала к началу операции.
   Спустя каких-то пару часов, флайер, на борту которого разместились шестнадцать до зубов вооруженных волонтеров, взял обратный курс к Пангее.
  
  
  -8-
  
   На закате, два всадника с лицами, спрятанными под плотными накидками, выехали за пределы города и во весь опор помчались к роще, поднимая за собой облака дорожной пыли. Достигнув рощи, они спешились и замерли в ожидании, которое оказалось не долгим. Вскоре вся опушка перед рощей осветилась ярким светом, исходящим откуда-то сверху и через несколько мгновений на землю опустился флайер. Двое ожидающих, лучом карманного фонарика подали знак и направились к аппарату, по спустившемуся трапу которого, начали выходить люди.
   Дон, первым спустившийся на землю, увидел встречающую его жену, крепко обнял ее и поцеловал.
  - Я так боялась за Вас. Скажи, все удалось?
  - Да, дорогая, все хорошо! Орек собирает экспедиционный корпус и скоро прибудет к нам. А пока он прислал волонтеров для укрепления нашей группы. Нужно их где-нибудь разместить до начала операции.
  Подошедший Грифт крепко пожал Дону руку.
  -Сколько людей с Вами?
  - Шестнадцать человек.
  - Такое количество людей невозможно незамечено провести в город. Нужно придумать что-то другое.
  - Может быть, им разместиться прямо здесь. У меня есть несколько палаток, - произнес, присоединившийся к беседующим Антис.
  - Не думаю, что это хорошее решение. Слишком близко к городу. Они могут быть легко обнаружены здесь, как местными, так и Дериком.
  - Кажется, я знаю!- Воскликнула Дита. - Лея мне рассказывала, когда она с Гором рассматривала через телескоп еще на борту корабля, свое старое стойбище, то увидела, что там живут люди другого племени. Гера сказала, что это Арамеи, которых они с Эфхиором поселили там. Мне кажется, что лучшего места не найти. Скажи, Антис, у прибывших с Вами людей есть в снаряжении крылья?
  - Конечно, есть, ведь это мобильная оперативная группа.
  - Тогда кто-нибудь из нас должен лететь с ними в качестве проводника. И лучше сделать это ночью, подальше от посторонних глаз. Мы попросим Геру передать этим людям послание от нее, чтобы они оказали нам полное содействие.
  - Вот что! Я думаю сегодня всех оставить здесь, тщательно замаскировав их присутствие, а завтра мы все подготовим и ночью перебросим отряд на север, - резюмировал Грифт. - Антис, давай свои палатки и выводи людей.
  Уже поздней ночью, когда волонтеры разместились в глубине рощи, Антис отвел Грифта в сторону и попросил посмотреть, что за груз находится на борту. Они прошли на борт флайера.
  - Вот, посмотри, Грифт. Информация о содержании этих контейнеров оказалась закрытой и защищенной кодом от вскрытия. Я думаю, стоит ли мне передавать груз Дерику, пока мы не узнаем, что там.
  - Давай взглянем.
  Грифт долго рассматривал электронный замок на одном из контейнеров. Но так и не смог понять, как его вскрыть.
  - Очень не простой код. Я здесь бессилен. Тут не обойтись без Гора. Вот он, в два счета, сможет взломать этот код. Я предлагаю пока все это выгрузить здесь, а когда Гор присоединится к нам, решим эту задачу. Ну а если Дерик будет спрашивать о грузе, скажешь, что поломка у Вас на борту произошла до начала погрузки, и ты решил до полного устранения неисправностей воздержаться от транспортировки грузов. Пока он разберется, что к чему, прибудет Орек и все разрешится само собой.
   -Эй, Дон! Хватит обниматься с женой! Позови людей для разгрузки флайера.
  Как только последний контейнер был выгружен, экипаж флайера занял свои места, и уже через минуту ничто вокруг не напоминало о посадке здесь воздушного корабля. Контейнеры перенесли вглубь рощи и тщательно их замаскировали. В город решено было вернуться только на рассвете.
  
  
  ***
   - Вот что, Грифт, полечу я. Только я и Лея точно знаем, где находится водопад. Это идеальное место для лагеря волонтеров. Во-первых - наличие источника воды, во-вторых - близость к стойбищу, где можно пополнить запасы продовольствия, а в - третьих, скала, под которой находится грот, каким-то образом экранирует радиосигнал, благодаря чему это место защищено от сканирования радаром. Ну и последнее - это место священное и для Шуми, и для поселившихся там Арамеев, так что никто из них сам туда не сунется. Я воспользуюсь твоей крылатой лодкой, в которую уложу снаряжение, палатки и запасы продуктов.
  - Дита, ночной полет опасен. Подумай о дочери,- попыталась возразить Иза, - да и неизвестно, как примут тебя Арамеи. Эфхиор сказал, что они полудикие и будут слушать только того, кого хорошо знают. Да и языка их ты не знаешь.
  - Тогда пусть с нами полетит тот, кого Арамеи знают.
  -Из Шуми они видели только троих - самого Эфхиора, Гульмеша и Алияра.- отозвалась Гера, - вождь слишком стар для полета, Алияр - слишком молод. Значит только Гульмеш. Айрик, приведи сюда Гульмеша,- обратилась Гера к старику, в чьей келье без окон, расположенной в глубине храма и освещаемой одним лишь масляным светильником, они все собрались.
  Старик, молча, встал и вышел из тесной комнаты, а оставшиеся продолжили совещаться о предстоящем перелете. Вскоре дверь открылась, и Айрик ввел в келью Гульмеша. Услышав, что ему предстоит полет на крылатой лодке богов, Гульмеш побледнел, но больше ничем не выдал своего страха.
  - Грифт, ты останешься здесь, у Айрика, а мы вернемся домой,- заключила Гера. Встретимся на закате. Я сама выведу Вас из города. Все по очереди покинули комнату, в которой остался один Грифт. Как только стихли шаги в гулких коридорах храма, дверь снова открылась. На пороге стояла Зара, которая тут же бросилась в объятия Грифта, увлекая его на жесткое ложе.
  - Я так люблю тебя, Грифт! - шептала она, осыпая лицо Грифта поцелуями, - я слишком долго ждала твоего возвращения, и сейчас, когда ты рядом, не хочу терять ни единого мгновения. Айрик позволил нам здесь остаться вдвоем до утра, и никто нас здесь не побеспокоит.
  - А как же сын?
  - Не волнуйся, там Гера, Лея, Иза и Дита. Они позаботятся об Адаме.
  
  
  ***
  
   Трудно было представить, каково было удивление Джарака, когда посреди ночи его разбудил, не понятно, откуда появившийся, Гульмеш. К еще большему удивлению вождя шумер был не один, а в сопровождении белокурой женщины неописуемой красоты.
  - Гульмеш, ты ли это? Как ты попал сюда? Как среди ночи переправился через реку, ведь на ночь мы перегоняем плот на наш берег?
  - Приветствую тебя вождь! - Ответил шумер,- я не переправлялся через реку. Меня принесла сюда на своей крылатой повозке богиня Ауродита.
  -Эта женщина и есть богиня?
  -Да, друг. Эта женщина, которую мы почитаем, как богиню любви, милосердия и красоты.
  - Если богиня красоты и существует, то никто другой не мог бы быть ею, кроме этой женщины. Так она прекрасна. Но что привело Вас в наше стойбище.
  - Я привез тебе послание от царицы Геры и Эфхиора.
  - Говори, я слушаю.
  -Джарак, Гера просит тебя оказать ей одну услугу. Она просит каждый день, на восходе солнца приносить к большому камню, что лежит на тропе, ведущей к падающей воде, туши трех баранов, хлеб и овощи. Гера просит делать это до тех пор, пока она не пришлет новое послание.
  - Можешь передать ей, что я с радостью выполню просьбу царицы.
  - Благодарю тебя. Вождь. И еще, скажи своим охотникам, чтобы никто из них не ходил дальше большого камня. Это смертельно опасно.
  - Я сделаю все, как просит царица. А сейчас, Гульмеш, будьте моими гостями.
  - Спасибо Джарак, но мы должны немедленно лететь назад, в Шумер, пока ночь скрывает наш путь.
  -Тогда позволь хотя бы проводить Вас, а по дороге расскажи, как поживает наша красавица Гайли.
  - Пойдем, я все тебе расскажу. Гайли живет в доме Алияра и ждет не дождется, когда ты, вождь вместе с ее родителями прибудешь в Шумер, чтобы скрепить их брачный союз.
  - Мы как раз приготовили много плотов, столько, сколько пальцев на руках трех человек, а так же много тех камней, которые Эфхиор просил собирать для Вас. Скоро мы закончим их погрузку на плоты и отправимся к Вам, в Шумер.
  За разговорами вождь и его ночные гости дошли до рощицы у ручья, туда, где Дита оставила крылатую лодку. Шумер и Геянка уселись в нее и, попрощавшись, к изумлению пораженного зрелищем вождя, взмыли, как птица в темное ночное небо.
  
  -9-
  
  
   Как только транспортник, на котором Дерик вылетел из Эдема, скрылся за отрогами гор, окружающих долину, Зейвс подал условный сигнал Жилу, который тут же передал его Антису и Дону, уже находящимся на звездолете. Затем он развернулся и быстрым шагом направился в поселок, где его с нетерпением ожидали сын и Темис. Зейвс распахнул дверь своего дома и с порога скомандовал:
  - Начали!
  Молодые люди, прихватив сумки с необходимым оборудованием выскочили на улицу и, миновав ее в считанные мгновения, поднялись на крыльцо административного домика, в котором Дерик устроил свою резиденцию, и в котором находилась аппаратная центра связи. Гору потребовалось всего несколько коротких секунд на то, чтобы справиться с кодом от замка. Затем они проникли вовнутрь. Темис осталась у входной двери с электрошокером в руках, готовая отключить любого, кто попытается войти в дом, а Гор тем временем, справившись с замком внутренней двери, расположился в аппаратной и подготовился к намеченной процедуре. Он подключил питание, дождался загрузки системы, а затем через подключенный им приборчик, ввел команду на сброс параметров системы. Система запросила пароль. Гор что-то набрал на клавиатуре, высветилось новое окно, в котором быстро побежали по экрану строки с различными символами. Через пару минут строки остановились, и посреди окна высветился нужный пароль. Гор ввел его в окно запроса и активировал программу сброса параметров. Долгих десять - пятнадцать минут шла выгрузка системы. Как только операция завершилась, Гор с установленной внешней карты памяти, ввел заранее подготовленные новые параметры и по окончанию их загрузки активировал защиту системы новым паролем. Потом, лукаво усмехнувшись, он загрузил в уже активированную систему, коротенькую программу и после ее установки, все обесточил, собрал свои принадлежности и вышел из комнаты, закрыв за собой дверь.
   - Ну как, Гор, получилось? - спросила ожидающая его Темис.
  - А кто бы сомневался, - ответил молодой человек.
  Темис приоткрыла входную дверь и, выглянув через щель, убедилась, что снаружи никого нет. Тогда оба выскользнули из приоткрытой двери, и уже спокойно, не спеша пошли вдоль улицы поселка к дому, где их ожидали друзья. Гор шел, весело насвистывая какую-то мелодию, и то и время усмехался.
  - Гор! Что? - не выдержав, спросила Темис.
  - Да так, ничего! Просто я приготовил для Дерика маленький сюрприз.
  - О чем это ты?
  - Я ввел в систему программу-убийцу. И теперь, если кто-либо попытается войти в систему со старым паролем или использовать старые частоты для связи, эта программка начнет файл за файлом съедать систему в аппаратуре, то есть у Дерика все электронные приборы выйдут из строя. А когда он поймет, в чем дело - уже будет поздно. Вот так, Тем!
  - Ну, ты даешь! Я бы никогда до такого не додумалась.
  На пороге дома стоял Зейвс, на вопросительный взгляд которого, Гор коротко ответил:
  - Все в порядке, папа!
  - Отлично сработанно, сынок! Думаю, что нам пора отсюда выбираться. Дерик забрал четыре флайера. На площадке стоят еще девять. Лана! Пройдись по лагерю и аккуратно собери всех наших. Скажи, чтобы через час все были готовы к вылету из Эдема. А я пойду, улажу наш вылет с пилотами. Думаю, пару флайеров нам будет достаточно, тем более что в отсутствии Дерика, все приказы здесь отдаю я, а связаться с Киллатом, как я понимаю, теперь нет никакой возможности.
  Зейвс вышел из дому и направился в сторону посадочной площадки, на подходе к которой его остановил охранник.
  - Профессор, куда вы направляетесь?
  - Мне необходимо подготовить к полету на равнину два флайера.
  - Простите, профессор, но у нас четкие инструкции доктора Киллата, никого с базы не выпускать.
  - Что за чушь! Во- первых, я координатор исследовательской части экспедиции, эти полномочия мне переданы Большим Советом и лично его председателем Парнасом, а во-вторых, мы с доктором Киллатом согласовали этот полет перед его отбытием. Можете сами в этом убедиться, вызвав его на связь.
  Охранник смутился перед уверенным командным тоном Зейвса, но, все-таки достал коммуникатор и начал попытки установки связи с Дериком. Он повторил вызов несколько раз, но связи так и не было. Зейвс про себя подумал:- молодец сынок. Все работает.- А тем временем охранник, так и не связавшийся с Дериком, сдался под натиском Зейвса и пропустил его к флайерам.
  Зейвс отдал распоряжение срочно подготовить два аппарата и, вернувшись к охраннику, стал дожидаться прибытия своих соратников. Спустя час с небольшим, оба флайера поднялись в небо и взяли курс на равнину.
  
  
  -10-
  
   - Ну, вот и ты, Зейвс! - воскликнул Грифт, встречая прибывших.- Как же я рад, что мы все снова вместе.
   -Да, дружище, но нам предстоит серьезное противоборство с твоим бывшим шефом. Нужно признать, что соперник он серьезный и нельзя недооценивать его возможности.
  - Кстати о возможностях! Мы тут конфисковали его груз, но так и не смогли вскрыть контейнеры. Может твоему сыну удастся что-нибудь сделать?
  Зейвс окликнул Гора, стоящего неподалеку с Леей.
  - Ты бы смог попробовать взломать коды на замках контейнеров Дерика? - спросил он у подошедшего сына.
  - Давай, попробую. До сих пор подобная операция у меня не вызывала трудностей. Где они?
  - Пойдемте, я покажу.
  Грифт, а следом за ним Зевс, Гор и Лея углубились в чащу рощи. Дойдя до нужного места, Грифт разбросал ветки, прикрывающие контейнеры и жестом пригласил Гора приступить к осмотру. Юноша склонился над одним из контейнеров, долго рассматривал замок. А затем попросил Лею подать ему свою сумку. Он извлек из сумки небольшой приборчик и, вставив в прорезь замка щуп, начал сканировать. После нескольких попыток, замок с характерным звуком открылся. Гор откинул крышку и, заглянув внутрь, позвал Грифта и отца подойти к нему.
  - Что это, Грифт?
  Грифт склонился над контейнером и с любопытством стал рассматривать аккуратно уложенные в нем цилиндрические предметы, отливающие металлическим блеском. Он извлек один цилиндр, рассмотрел его со всех сторон и. полушепотом произнес:
  - Но это же чудовищно! Это - не что иное, как вакуумные бомбы. Эти штуки обладают чудовищной разрушительной силой. При активации такого вот заряда внутри замкнутого помещения, все живое там погибает. Мы использовали подобные устройства на Джусе, для вскрытия пластов на рудниках и я своими глазами видел их действие. Только благодаря отсутствию атмосферы, люди, находящиеся поблизости не пострадали.
  - А в условиях Пангеи, что могло бы произойти?
  - При взрыве содержимого одного такого контейнера, все живое в радиусе двадцати - тридцати километров, погибнет, а взрывная волна будет такой силы, что обойдет вокруг планеты несколько раз.
  - Что же Дерик собирался с этим делать?
  - Судя по его высказываниям, таким образом, он собирался расчистить нужную ему территорию от нежелательного местного населения. А ведь это - только часть груза! Неизвестно, сколько вот таких контейнеров уже находятся в его руках. Придется срочно отправить Антиса назад, на корабль и взять все грузовые отсеки под контроль. Хоть мы и приняли меры предосторожности от попыток доступа на звездолет, нельзя недооценивать Дерика и имеющиеся в его распоряжении возможности. Думаю, что подобная мера будет далеко не лишней. А вот это все, необходимо спрятать в более надежном месте.
  - Мне кажется, Зейвс, что самое лучшее - перевезти все это в лагерь волонтеров и спрятать в гроте под водопадом. У нас есть флайеры, и осуществить это не составит труда.
  - Да, у нас есть флайеры, но мы не знаем, насколько можно доверять их пилотам. Во всяком случае, за всеми ними нужно установить круглосуточное наблюдение. Жаль, что Дон не сможет сейчас присоединиться к нам.
  - Позволь мне поговорить с пилотами. Возможно, они и не подозревают, во что их втянул Дерик!
  - Ну что ж, Грифт, попробуй, и пока Дон здесь, поговори с ним, ведь это все-таки его коллеги и, возможно он сможет охарактеризовать каждого из них. Есть еще кое-что, что меня очень беспокоит.
  - Ты о чем, Зейвс?
  - В Эдеме осталось две с лишним сотни человек, которых Дерик загнал в старые ангары, не давая им возможности приступить к работе, ради которой они прибыли на Пангею. Все эти люди - высококвалифицированные специалисты. Многих из них мы сами рекомендовали в состав экспедиции. А в сложившейся обстановке, все они являются фактически заложниками.
   - И что ты предлагаешь?
  - Воспользоваться отсутствием Дерика в Эдеме, захватить, оставшиеся там, флайеры, и разбросать всех по намеченным базам в разных частях планеты. У нас в распоряжении есть еще достаточно строительной техники, оставшейся неразгруженной в отсеках звездолета. Мы просто выполним ту работу, которую и хотел Дерик, но с совершенно иными целями.
  - Как ты себе это представляешь, если даже тебе не пожелал подчиниться простой охранник?
  - А вот как! В случае если кто-нибудь из пилотов наших флайеров согласится сотрудничать с нами, мы ночью перебросим в Эдем отряд волонтеров. Они нейтрализуют верную Киллату охрану и мы благополучно эвакуируем всех из Эдема не оставив там ничего, что могло бы послужить Дерику.
  - Но в таком случае нужно действовать безотлагательно, пока Дерика там нет. Я сейчас же иду к Дону, и мы побеседуем с пилотами.
  
  
  ***
  -Грифт, с некоторыми из этих ребят я учился, кое с кем участвовал в сложных полетах. И у меня никогда не возникало и тени сомнения в них. По крайней мере, за троих из них я могу поручиться. Они были назначены в состав пилотажной группы по рекомендации Совета по космоплаванию и здесь просто добросовестно выполняют свою работу. Да и остальные трое, как мне показалось вполне надежные ребята, так что можете с Зейвсом начинать свою операцию. На одном из флайеров полечу я сам, а мое место займет Норм. С пилотами я договорюсь сам.
  - Ладно, Дон, раз ты так уверен в своих коллегах, тебе и карты в руки. Отправляй Норма с отцом на орбиту, а сам, во главе отряда вылетай за волонтерами к водопаду, а затем в Эдем. Сначала вывозите людей сюда и к водопаду, а потом мы распределим их по базам. Удачи тебе!
   После непродолжительного разговора с пилотами, все они, вместе с Доном подошли к
  Зейвсу и отрапортовали о своей готовности приступить к операции немедленно. Спустя час оба флайера уже были на пути к водопаду. Чуть позже улетел так же и флайер Антиса. Оставшиеся на поляне проводили их взглядами и, собрав свои вещи, направились в сторону города. Скрывать свое присутствие на планете дальше уже было бессмысленно. Из-за невыносимой жары, небольшое расстояние до Врат Богов, показалось вечностью. Только Лея и Темис, которая увидела своего коня, которого буквально отобрала у Грифта, домчались до города за несколько минут. Больше не скрывая своих лиц, они проехали по улицам города, что вызвало бурю восторга среди Шумеров, узнавших в двух всадницах дочь их Веды и всеобщую любимицу - богиню Артемис. Гера, увидев их и услышав о том, что все люди "Небесного" племени находятся на пути в город, выслала им навстречу три повозки, которые и встретили путников на полпути к городу. Возвращение Богов стало поводом для всеобщего праздника, только вот самим "богам" было не до праздников. Они с тревогой ожидали известий из Эдема. Весь остаток дня и вся ночь прошли в тревожном ожидании. Никаких сообщений от Дона не поступало. Дита, не сомкнув глаз, ждала хоть какой-то весточки от мужа, забравшись на площадку башни. Видя ее состояние, Гера, у которой тоже было тревожно на душе, но совсем по другой причине, присоединилась к Дите. Она присела рядом на расстеленную циновку и нежно обняла Диту.
   - Он вернется! Обязательно вернется! И все будет хорошо,- попыталась хотя бы добрыми словами утешить Диту Гера, - даже не сомневайся.
  - Я очень боюсь за Дона и за тех, кто сейчас с ним, ведь то, что они должны сделать, очень опасно.
  - Твой муж не тот человек, который боится опасностей. И все твои тревоги за него напрасны, верь мне.
  -Спасибо, Гера, я верю и надеюсь на лучшее, но от этого на душе не становится легче. Я не смогу успокоиться, пока точно не буду знать, что с ним ничего страшного не случилось.
   Так женщины продолжали сидеть обнявшись.
  - А что тебе не спится, Гера? Ты, я вижу, тоже чем-то озабочена?
  -Да, ты права, на душе и у меня не спокойно, но не за твоих друзей, поверь.
  - У тебя что-то случилось, какая-то беда?
  - Не только у меня, а у всех нас. Этот нестерпимый зной, сжигающий нашу землю вот уже много лун подряд, вот что меня беспокоит. Весь урожай на верхних полях погиб, а на нижних - настолько скуден, что его не хватит и на пару лун. Скотина дохнет от бескормицы. Даже те пастбища, которые находятся вдоль Евфрата, и те выгорели. Наших запасов надолго не хватит, а это значит, что может начаться голод, если так продолжится и дальше. Я молюсь всем духам неба, чтобы они послали потоки благодатного дождя на землю, но духи не слышат меня или не хотят услышать. А вот, сейчас, как Вы говорите, из Эдема должны прилететь много людей Вашего племени. Я обязана оказать им гостеприимство, но, боюсь, что столько людей нам не прокормить. Вот, что меня беспокоит, Дита.
  - Не волнуйся, нас будет много, и каждый из нас обладает разными знаниями. Все вместе мы обязательно что-нибудь придумаем.
   Первые лучи солнца, означающие начало нового дня, осветили площадку на вершине башни, где так и просидели, прижавшись, друг к другу, две женщины. Наступившее утро не принесло никаких новых известий. Зейвс не находил себе места.
  - Почему они молчат? Неужели что-то пошло не так, как было намечено.
  Эти мысли терзали Зейвса. Его одолевали сомнения о правильности принятого решения. Имел ли он право отправлять людей на такое опасное дело, сопряженное с риском для их жизней, но тут же пытался разрушить эти сомнения, вспоминая о тех, ничего не подозревающих людях, которые оказались заложниками в руках Дерика.
  - Нет! Я все сделал правильно! Мы обязаны были использовать этот шанс и спасти экспедицию.
  Зейвс вышел из дому и, чтобы хоть как-то развеяться, пошел к реке. Он брел по песчаному пляжу, иногда заходя в воду, чтобы остудить ноги от жара раскаленного песка и вдруг наткнулся на Айрика, сидящего на краю странной посудины, обтянутой козьими шкурами, и склонившемуся над глиняной пластинкой, которая лежала у него на коленях.
  - Здравствуй, Айрик, чем это ты занят в столь ранний час?
  Старик поднял голову и, увидев Зейвса, улыбнулся.
  - Я, вот, посмотри, великий Зевс, придумал вот эту штуку, чтобы плавать по спине могучего Евфрата, - ответил Айрик, показывая на странную посудину, - а теперь размышляю, как мне выполнить повеление нашей мудрой Веды и построить такую же, только большую, чтобы на ней могли находиться много людей и много грузов.
  - Ты хочешь построить корабль? Но козьими шкурами тут не обойтись.
  - Я знаю, и, поэтому задумал сделать его из прочного дерева, вот и записываю все, что мне будет нужно для этого, чтобы не забыть.
  - Записываешь? - удивленно переспросил Зевс, с любопытством рассматривая глиняную пластинку, на которой Айрик заточенной палочкой старательно выводил какие - то значки. - Кто тебя этому научил?
  - Никто, Зевс, это я сам придумал. Видишь ли, я стар и не могу уже полагаться на свою память, вот и придумал значки, которыми описываю все вокруг.
  - Да, видно не зря мы дали этим людям зачатки наших знаний,- с удовольствием подумал Зейвс, - они дали здесь хорошие всходы.
  Зейвс присел рядом с Айриком и подобранным прутиком принялся чертить на песке конструкцию лодки, при этом разъясняя старику, что для чего предназначено. Айрик сразу же понял, что ему нужно делать, чтобы построить лодку, поблагодарил Зейвса за помощь, и в таком возбужденном состоянии, даже не попрощавшись, помчался в город за своими помощниками, чтобы начать постройку корабля немедленно.
  Зейвс посмотрел ему в след и, посидев еще минуту, встал и тоже побрел в город. Вдалеке он заметил, быстро приближающуюся высокую фигуру Грифта, спешащего навстречу. Еще издалека он крикнул Зейвсу:
  - Они летят!
  Когда Зейвс и Грифт поравнялись, Грифт продолжил:
  - Все прошло успешно, через час, а может быть и раньше, первая партия будет здесь. Отряд волонтеров остался в Эдеме, чтобы, в случае внезапного возвращения Дерика, прикрыть оставшихся там людей и постараться, за счет неожиданности, нейтрализовать его. Дон сообщил, что половину персонала, он вывезет к водопаду, туда, где остался лагерь волонтеров, а после эвакуации людей приступит к вывозу оборудования и снаряжения. Так что нам нужно поспешить к роще, чтобы не опоздать к прибытию флайеров.
  
  
  ***
  
   На поляне возле рощи царила суета. Вокруг, как грибы после дождя, вырастал палаточный городок. Всех нужно было разместить, хотя бы с минимальным комфортом. Выгрузив людей, флайеры снова взмыли в небо и улетели в Эдем за очередной партией, а Зейвсу с его немногочисленной группой выпало навести хоть какой-то порядок в новоиспеченном лагере. Среди этой суеты, к нему подошла Дита и попросила отойти на пару слов. Лицо ее было чем-то очень озабоченно, поэтому Зейвс сразу же откликнулся на просьбу дочери.
   -Я слушаю тебя, дочка. О чем ты хотела поговорить?
  Дита подробно пересказала Зейвсу весь ее с Герой ночной разговор.
  - Да, Дита, это проблема. Я не думал, что все так плохо. Хорошо бы, чтобы Лана и вновь прибывшие ее коллеги оценили метео обстановку и дали бы хотя бы приблизительный прогноз. Поговори с ней, пожалуйста.
  -Я уже беседовала с ней. Лана изучает сейчас снимки, сделанные с борта звездолета. Ей самой, уже давно, показалась странной такая атмосферная аномалия. Вечером она пообещала доложить предварительные выводы, но в любом случае, нам нужно подумать об источниках пополнения продовольствия и для нас самих и для Шуми.
  - Согласен, вот вечером все и обсудим.
  Далеко за полночь, все, наконец, собрались в небольшом домике правительницы. За поздним ужином делились впечатлениями прошедшего трудного дня и строили планы на следующий день.
  - Лана, что скажешь? - обратился к ней Зейвс.
  - Утешительного мало. Изучив полученные из космоса данные, я пришла к выводу, что нынешняя природная аномалия связана, скорее всего, с продолжающимся, вот уже несколько месяцев подряд, извержением гигантского вулкана на одном из островов в восточной части южного океана, где, по видимому, проходит граница двух тектонических плит. Об этом лучше спросить у геофизиков. Так вот, вулканический дым и пепел выбрасываются из жерла вулкана на огромную высоту - примерно до пятнадцати километров, а может быть и выше, это нужно еще уточнить, создавая, таким образом, своего рода барьер для проникновения на обширные территории влажного воздуха, и сохраняя здесь область аномально высокого атмосферного давления. С другой же стороны, на снимках хорошо видно, что над обширными территориями в южной и центральной части большого южного материка, который простирается на юго-запад от нас, сохраняется плотная низкая облачность с зоной аномально низкого давления, и там уже много месяцев идут проливные дожди. Кроме того, извержение вызвало сильнейшие землетрясения с эпицентрами на дне океана, следствием которых стало образование приливных волн чудовищного размера, которые обрушились на прибрежные территории. Все эти, а возможно и иные факторы, и стали причиной. И, к сожалению, интенсивность извержения не ослабевает, а только нарастает.
  - Не весело. Тут мы бессильны.
  - Послушай, Лана, а что могло бы, кроме вулкана, изменить ситуацию? - обратился Грифт.
  - Трудно сказать. К примеру, мощный атмосферный противопоток в с аномально низким давлением в верхних слоях атмосферы, способный разрушить созданную преграду и сместить воздушные массы. Только в атмосфере Пангеи ничего подобного не наблюдается.
  Грифт задумался и, спустя какое-то время произнес:
  - Если нет такого естественного противопотока, не попробовать ли нам создать его искусственно.
  - Что ты имеешь в виду? Я не представляю, каким образом ты собираешься создать столь мощный атмосферный фронт?
  - Вот что я подумал, у нас есть контейнеры с вакуумными бомбами Дерика. Может быть, если активировать их на большой высоте, то в результате взрыва, образуется вакуумная воронка, которая создаст мощный атмосферный вихрь с зоной очень низкого давления. Если точно рассчитать место, высоту и мощность заряда, возможно, удастся переломить ситуацию.
  - Но это очень рискованно. Очень сложно смоделировать процесс в такой неустойчивой среде, как атмосфера, и трудно предугадать возможные последствия такого вмешательства.
  - Согласен, но ничего иного в данной ситуации придумать невозможно, насколько я могу судить.
  - Тут нужно все взвесить, попытаться смоделировать на компьютере и, главное, иметь в распоряжении постоянно обновляющиеся данные с разных точек орбиты. Мы же располагаем только снимками с единственной точки, где находится корабль, а этого явно недостаточно.
  - Но в нашем распоряжении теперь есть достаточно много флайеров, которые на какое-то время можно превратить в метеоспутники.
  -Что ж, мысль неплохая, но требует тщательной проработки и подготовки, - резюмировал Зейвс. - Если в ближайшее время в атмосфере не наметятся перемены, придется рискнуть. Лана, собери своих коллег из числа прибывших сегодня и обсуди все с ними. Что касается компьютерного моделирования, то можешь подключить к этой работе Гора. А пока вы будете думать, мы займемся текущей работой и подумаем, где оборудовать новые базы для полноценной работы всей экспедиции.
  -Гера, - обратился он к сидевшей в дальнем углу Веде, которая внимательно слушала, но ни слова на поняла из разговора богов, - можешь рассказать нам об известных тебе племенах, живущих, по преданию в других землях?
  Женщина встрепенулась, поняв, что Зейвс обращается к ней.
  - Я знаю только то, что передала мне моя мать, а ей ее мать, а той ее. Многие ушли на запад, через пустыню, к берегам большой воды. Мы ничего о них больше не слышали и никого из них не видели. Другие, такие как Хеты и Кеми, еще долго продолжали жить здесь, между двух рек, но потом ушли на юго-запад, туда, где, как я слышала, великая река соединяет свои воды с большой соленой водой. Об этом лучше расспроси Эфхиора. Аккады иногда кочевали по южным землям, и часто в поисках добычи уходили далеко на запад, где иногда встречали охотников - хеттов, которые рассказывали им о черной сказочной земле Кеми, через которую протекает великая река. А еще можно расспросить Арамеев. Они пришли в нашу землю с далеких восточных земель, тех, что за высокими горами. Я же больше не знаю ничего.
  - Спасибо, Веда, ты и так нам уже помогла.
  Зейвс разложил на столе карты Пангеи.
  - Смотрите, речь идет, скорее всего, вот об этой огромной реке, впадающей во внутреннее море. Описание Геры совпадает именно с этим местом. Река протекает практически вдоль всего южного материка и, поэтому одну из баз я предлагаю построить где-нибудь вблизи ее берегов, что позволит исследовать обширные пространства южного материка. Что касается еще одной базы, то ее местоположение мы окончательно определим после разговора с Арамеями. Третью базу можно оборудовать в горах на северном побережье внутреннего моря, там, где в прошлую нашу экспедицию были обнаружены поселения людей. К сожалению, мы не можем пока говорить об исследовании далекого западного материка из-за присутствия там Дерика и его людей. Также для нас пока останется недосягаем огромный остров или материк в южной части южного океана из-за того, что те энергомодули, которые были предназначены для энергообеспечения этих баз, находятся в руках Дерика. Что ж, пока ограничимся тремя базами и, я надеюсь, базой в Эдеме, пока не разрешится ситуация с сепаратизмом Киллата. Как только закончим эвакуацию людей и оборудования из Эдема, приступим к разведке указанных районов с целью определения конкретных мест базирования. Грифт, тебе предстоит большая работа по монтажу и пуску энергоустановок. Дон, ты после окончания эвакуации, доставишь с орбиты необходимые Грифту грузы.
   - Я еще хотел бы перевезти сюда наши старые флайеры, которые так и пылятся в ангаре. Они хоть и устаревшие, но для локальных полетов на небольшие расстояния, вполне пригодны. Если учесть, что новые базы будут находиться на относительно небольших удалениях друг от друга, судя по карте, их использование окажет серьезное подспорье сотрудникам, входящим в исследовательские группы.- Добавил Дон.
  
  
  -11-
  
   Дерик находился в хорошем расположении духа. Пока, все что им было намечено, выполнялось точно по графику. Сейчас, возвращаясь в Эдем, он думал только об одном - каким образом заставить Грифта и Жила присоединиться к нему. Без их помощи запуск реакторов был крайне затруднительным, если вообще возможным. Исходя из последнего разговора с Грифтом, следовало, что добровольно он участвовать в этих работах не намерен.
   Что ж,- размышлял Дерик,- тогда придется применить силу. Мне эти двое нужны и я заполучу их любой ценой.
   Пилот сообщил, что до Эдема осталось полчаса лета. Дерик извлек свой коммуникатор с целью отдать в Эдем распоряжения о подготовке новой партии необходимых грузов, но, к своему удивлению, на его запрос эфир молчал. Он снова повторил вызов - результат тот же.
  - Что за чертовщина, что у них там со связью?
  Поняв бесплодность дальнейших попыток связаться с Эдемом, Дерик с раздражением отбросил коммуникатор в сторону и стал готовить пламенную речь, с которой намеревался устроить разнос Зейвсу и всем прочим.
   Когда флайер перелетел горный хребет, отделяющий Эдем от остального мира, Дерик выглянул в иллюминатор. Ему показалось весьма странным, что на улицах поселка было пусто, да и вокруг него также не наблюдалось какого либо движения. Только у посадочной площадки видны были одинокие фигуры нескольких охранников и, главное, никакой техники. Все это насторожило Киллата.
   Как только флайер опустился на бетонные плиты площадки, Дерик приказал одному из тех, кто находился с ним, пойти выяснить у охранников, что это все значит. Этот человек спустился по трапу и направился к двум охранникам, стоящим неподалеку. Дерик наблюдал за ним, стоя у открытого люка. Он видел, как его посланник подошел к охранникам, и о чем- то с ними стал оживленно беседовать, а затем оба охранника набросились на него, скрутили ему руки и уложили на землю, а со всех сторон к флайеру стали приближаться вооруженные люди в форме волонтеров. Дерику все стало ясно, Грифт рассказал о его замыслах Зейвсу и они каким-то образом вызвали на Пангею подкрепление. Дерик отпрянул от люка и крикнул пилоту, чтобы тот немедленно поднимал машину в воздух. Флайер резко взметнулся в небо, едва успев закрыть люк. Снаружи видны были вспышки боевых лучевых ружей, пытающихся заставить аппарат вернуться на землю. Ловко лавируя между разрядами, пилоты вывели флайер из-под обстрела и, перемахнув через горы, скрылись из виду.
   Дерик был вне себя от ярости. Зейвс - этот мягкотелый святоша, переиграл его и поставил под удар весь, казалось бы, до мелочей продуманный им, Дериком, план. Самое скверное во всем этом было то, что теперь, наверняка, обо всем осведомлен Парнас со всем его Большим советом. И хотя в распоряжении совета было всего несколько флайеров, способных на прыжок через супергипер (это Дерику было хорошо известно), угроза блокады и последующего захвата была реальна.
  Необходимо было что-то предпринять, пока Орек с гвардией не появился на Пангее. Дерик, убедившись, что флайер благополучно ушел из-под обстрела, приказал пилотам посадить его на берегу, простирающегося внизу, внутреннего моря.
   Приземлившись, он выскочил из машины и стал лихорадочно обдумывать варианты, которые помогли бы ему переломить ситуацию. Он долго вышагивал вдоль кромки воды, потом вдруг остановился и, решительно направился к флайеру, как человек, который готов на самый безрассудный шаг в своей жизни.
  - Если уж мы не можем связаться по радио, придется послать тебе, Зейвс, маленький сюрприз.
  Спустя несколько минут, флайер, набрав высоту, на огромной скорости направился в сторону города на берегу Евфрата.
  ***
  
  
   Большими усилиями налаженный порядок в лагере на опушке рощи, внезапно нарушил, появившийся в небе флайер, круживший над ней и не отвечавший на опознавательные запросы. Встревоженные люди стояли в оцепенении, устремив вверх свои взоры. Сделав несколько кругов над лагерем, флайер внезапно снизился и, пройдя на бреющем полете над головами людей, сбросил вниз какой-то предмет, а затем, вновь набрав высоту, быстро исчез из виду. Сброшенный предмет, тем временем, медленно спускался на раскрытом куполе парашюта. Когда спускаемый предмет оказался на земле, к нему, соблюдая меры предосторожности, бросились несколько человек. Подобранный предмет оказался небольшим пластиковым контейнером, на котором крупными буквами было написано имя адресата - Зейвсу Савоасу.
  
  ***
  
   Зейвс положил принесенный ему контейнер на стол, вокруг которого собрались все его близкие, а так же Грифт, Темис и Зара.
  -Зейвс, может не стоит вскрывать его тут. Мало ли что могло взбрести Дерику в голову от злости.
  -Да нет, Грифт. Он человек разумный и, если не стал обстреливать нас с воздуха и не подбросил, что еще хуже, одну из своих бомб, значит ему от нас что-то нужно. А поскольку мы ему обрубили связь, он, таким образом, решил установить с нами контакт. Я открою...
  Зейвс вскрыл контейнер, внутри которого оказался увесистый камень, вероятно для балласта и карта памяти, завернутая в пакетик.
  - Дайте, кто-нибудь, на чем можно посмотреть содержимое послания.
  Гор подал отцу одно из своих мобильных устройств. Зейвс вставил карту в гнездо и, через пару мгновений все услышали знакомый уверенный голос Дерика.
  - Дорогой Зейвс! Прошу прощения за столь экстравагантный способ связи, но ты сам не оставил мне выбора. В сложившейся ситуации, я считаю, нам, как разумным людям, следует как-то договориться. У меня на этой планете свои цели, у тебя - свои. Давай встретимся, все обсудим и придем к обоюдному решению, которое позволит и тебе и мне продолжить начатое здесь, на Пангее, при этом, не мешая друг другу. Поэтому предлагаю устроить встречу в формате один на один. Если ты примешь мое предложение, вылетай на запад в район северного побережья внутреннего моря. Там установлен радиомаяк. Я буду ожидать тебя там. Обещаю, что буду один с одним лишь пилотом и, без какого бы то ни было, оружия. Надеюсь, что и ты, в свою очередь, также будешь один с единственным пилотом. Рассчитываю на взаимопонимание и жду тебя завтра в полдень.
  Дерик Киллат.
  Как только смолк голос Дерика, Грифт раздраженно воскликнул:
  - Зейвс, это ловушка! Нельзя принимать этого предложения!
  - Не думаю, Грифт. Мы с тобой знаем Дерика много лет. При всей своей авантюрности, он всегда был человеком слова. Думаю, нужно лететь и выслушать его, а уж принимать или не принимать его предложения, время покажет. Со мной полетит Дон. Ты ведь уже бывал в тех краях?
  - Да, док, еще в прошлую экспедицию. Думаю, что отыщем место встречи без труда, но что касается оружия, то я не стал бы слепо доверять Дерику и хоть что-нибудь прихватил бы.
  - Считаю это излишним. Иди, подготовь машину к полету.
  Дон, молча, вышел из комнаты, в которой на некоторое время повисла гнетущая тишина. Молчание прервала Иза, подошедшая к Зейвсу и, смотря ему прямо в глаза, сказала:
  - Дорогой, это безрассудно. Почему ты? Пусть полетит кто-нибудь другой. Я боюсь за тебя, вдруг Дерику взбредет в голову взять тебя в заложники.
  - Именно поэтому, Иза, полечу я сам. Я, как человек, которому доверено руководить экспедицией, не имею права посылать, кого бы то ни было вместо себя и, тем самым, подвергать его жизнь опасности. Не волнуйся, я уверен, что ничего страшного не произойдет. Не в этот раз, по крайней мере.
  
  ***
  
  
   Дон уверенно вел флайер вдоль восточного побережья внутреннего моря с юга на север, хотя ему приходилось нелегко в отсутствии навигатора на борту. Вот уже скоро час, как они с Зейвсом движутся вдоль кромки воды, но пока никаких радиосигналов поймать не удалось. Внизу промелькнул довольно большой остров и, спустя некоторое время, береговая линия начала круто отклоняться на запад. Дон догадался, что флайер достиг северного побережья, и как только он развернул машину вдоль берега, в эфире появился слабый сигнал, который позволил взять пеленг. Прошло еще минут двадцать. Сигнал стал гораздо сильнее, что свидетельствовало о близости конечной точки полета. Пеленг повел маршрут на юго-запад в сторону открытого моря, но через пять-семь минут полета над лазурной водной гладью внутреннего моря, внизу показался обширный гористый остров, вытянутый в направлении с востока на запад. Пеленг указал на место установки маяка, на северном побережье острова, который здесь разделялся с материковой частью относительно нешироким проливом. Дон снизился и пошел вдоль берега прямо к точке, откуда исходил сигнал. На песчаной отмели хорошо был различим флайер, стоящий на посадочных опорах, а неподалеку от него - одинокая человеческая фигура. Дон завис над отмелью в нескольких сотнях метрах от него и опустил машину на грунт. Он обернулся к Зейвсу и проговорил:
  - Пора. Удачи Вам, док!
  Зейвс спустился по трапу и направился навстречу, дожидающемуся его Дерику. Пройдя примерно половину пути, разделяющего два корабля, Зейвс остановился, поджидая пока подойдет Дерик. Не смотря на напряжение от предстоящего трудного разговора, Зейвс огляделся вокруг и для себя отметил, насколько живописное место выбрал его оппонент для переговоров. Прямо за широким пляжем, на каменистых террасах, уходящих вверх, произрастали в обилии оливковые деревья, мирты, лавры, и все это великолепие то там, то здесь, прорезали отдельные стволы величественных кипарисов, поднимающиеся над землей метров на пятьдесят-шестьдесят. Все это играло на солнце всеми оттенками зеленого цвета на фоне нежно-голубого неба. Из созерцания красот окружающей природы Зейвса вывел голос подошедшего Дерика.
   - Я рад, Зейвс, что ты откликнулся на мою просьбу. Не правда ли, замечательное местечко!
  - Да, действительно, место очень живописное, но я прилетел сюда не для того, чтобы обсуждать с тобой прелести того или иного ландшафта.
  - Ты прав, как всегда, Зейвс. Что ж, давай приступим. Как ты наверное догадываешься, я позвал тебя, чтобы обсудить условия возврата мне того оборудования, что ты вывез из Эдема и того, что осталось неразгруженным на борту звездолета. Мне все это необходимо для успеха моей миссии здесь, на Пангее. Кроме этого мне нужны Грифт и Жил. Я обещаю, что как только они выполнят все необходимые работы, ты получишь их назад. Кроме этого, даю слово, что никакими действиями, я не буду препятствовать тебе и твоим людям проводить намеченные исследования на планете. По сути дела, наши цели весьма схожи.
  - Ну, уж нет, Дерик, у нас совершенно разные цели. Мы хотим принести знания людям, населяющим планету, для их развития, а ты лелеешь мечту об их порабощении и уничтожении. Ведь, наверное, для этого ты приготовил сотни вакуумных бомб, способных уничтожить все живое на планете, включая людей и удивительный животный мир Пангеи.
  - Положим, бомбы мне нужны для иных целей, а точнее для расчистки необходимых территорий при создании инфраструктуры будущих городов, но, не скрою, что в случае крайней необходимости, я готов применить их, естественно ограниченно, против местного населения, если оно откажется выполнять предъявленные ему требования. Мне вовсе не нужна мертвая планета. Как раз наоборот. Вспомни, Зейвс, отчего мы устремились в космос в поисках миров подобных нашему. Позволь сделать небольшой экскурс в нашу недавнюю историю.
   Всего каких-то двести с лишним лет назад, твоими коллегами по цеху всем нам, Геянам, было даровано бессмертие. А к чему привело это благо? В конечном итоге к жуткому перенаселению планеты, социальным проблемам, нехватке продовольствия. Именно тогда мы начали исследовать дальний космос на предмет поиска пригодных для колонизации миров. Хорошо еще, что свои коррективы внесла природа и отобрала у нас способность к самовоспроизводству, что смогло остановить рост населения. Да еще и залетный вирус, который уничтожил добрую половину жителей Геи, и от которого ты, с триумфом, спас нашу расу. Трудно представить, что было бы, если не эти трагичные факторы. А что же дальше? Опять сработал случай. Из-за аварии при запуске зонда, мы вдруг обнаруживаем планету по условиям совершенно идентичную Гее. Это, по истине, чудо, что среди миллиардов планет, вращающихся вокруг своих светил, в нашей галактике, мы натыкаемся именно на эту, единственную, с нетронутыми ресурсами, прекрасной экологией и населенную расой людей биологически совместимых с нами. Вы с Гесом, путем невероятно сложных генных манипуляций, наконец, находите способ возврата репродуктивных функций человеческого организма. Но какой? Беспрецедентно сложный и дорогой, а при всем, при этом, даже не замечаете, что сами же нашли куда как более простой метод получения потомства. Просто использовать местных женщин, как инкубатор. В результате можно получить совершенно новый вид человека, обладающий утраченными нами в течение тысячелетий качествами. Просто, без затрат, без сложных операций и длительных курсов лечения. Трое таких детей, насколько мне известно, уже благополучно рождены и с успехом растут и развиваются. В мои планы, так же, как и в твои входит обучение местного населения элементарным знаниям и навыкам, чтобы дать им возможность приносить нам пользу своим трудом.
  - Все о чем ты говоришь - цинично и бесчеловечно. Не могу поверить, что это говорит ученый, давший миру столько бесценных открытий. Нет, Дерик, я не допущу, чтобы твои планы претворились в жизнь, чего бы это мне не стоило.
  - Не торопись с ответом, Зейвс. Хорошенько обдумай. Взвесь все за и против. Ведь если ты откажешься, то поставишь всю свою миссию под удар. Уж я постараюсь, поверь, а чтобы рассеять твои сомнения на мой счет, я, пожалуй, для начала, уничтожу твой туземный городок со всем его населением. Может быть, тогда ты станешь посговорчивее. Даю тебе три дня сроку. Через три дня, если я не получу положительного ответа, начну действовать.
   С этими словами Дерик повернулся и неспешным шагом направился к своему флайеру. Пройдя несколько десятков шагов, он, не оборачиваясь, добавил. Через три дня на этом же месте, не забудь.
  Осадок от этого разговора, тяжелым камнем отлег на сердце Зейвса. На вопрос Дона, как прошли переговоры. Он коротко ответил:
  - Дерик объявил нам ультиматум.
  - Что собираетесь предпринять?
  - Пока не знаю. Знать бы, когда прибудет Орек с гвардией, можно было бы потянуть время.
  - Чем пригрозил Дерик?
  - В случае отказа, он намерен уничтожить город Шуми. Как я полагаю, бомбардировкой с воздуха своими вакуумными бомбами.
  - Но у нас достаточно флайеров, чтобы перекрыть воздушное пространство над городом.
  - Да, конечно, Дон. Но мы не сможем держать их круглосуточно в воздухе, и у нас нет достаточно мощного оружия, способного сбить флайер в полете.
  - Мы обязательно что-нибудь придумаем и не подпустим близко этого сумасшедшего.
  - Если бы у него был всего один флайер, было бы полбеды, но у него их четыре и это кратно снижает наши шансы на защиту.
  - А что, если задействовать системы звездолета для раннего обнаружения приближающихся воздушных объектов? Тогда нам не нужно будет проводить постоянное патрулирование в небе. По сигналу с корабля, мы всегда сможем поднять флайеры в воздух гораздо раньше, чем Дерик достигнет пределов города.
  - Это очень хорошая идея, Дон. Мы обязательно воспользуемся ею. Ладно, летим домой.
  
  
  -12-
  
  
  Два флайера с большой группой исследователей и оборудованием на борту, на небольшой высоте летели вдоль русла могучей реки, с севера на юг. Оба берега реки представляли собой сплошь поросшее камышом и другими водными растениями пространство, в котором гнездились тысячи различных водоплавающих птиц и множество видов экзотических животных, которых на Гее можно было увидеть разве только в палеонтологическом музее. Не смотря на буйство окружающей природы, подходящего места для основания базы пока отыскать, не удалось. Поэтому решили двигаться вверх по течению, в надежде на изменение рельефа местности. Позади остались сотни километров, отделяющие флайеры от дельты реки. Постепенно ландшафт стал меняться. Показались скалистые горы, прорезая которые могучая река несла свои воды с юга к внутреннему морю. Здесь, среди нагромождения скал, в труднодоступном месте, найдя подходящую площадку, оба флайера, наконец, опустились на землю.
   - Мона Иза, лучшего места для лагеря нам не найти. Отсюда хороший доступ, как к северным, так и к южным территориям. Так что объявляйте о начале выгрузки оборудования, - доложил Изе, которую Зейвс попросил взять на себя роль командора новой базы, пилот флайера.
   Иза, в сопровождении Темис и Юна, спустилась по трапу на каменистый грунт.
  - Что ж, здесь, значит здесь. Давайте обосновываться.
  Она отдала соответствующие распоряжения, а сама вышла на край каньона, внизу которого шумно бурлила вода. Если бы не сильная жара, свойственная экваториальным районам Пангеи, ничего лучшего и не нужно было желать. В будущем лагере закипела работа. Выгруженные роботы приступили к расчистке территории, а кое - где уже приступили к сборке домов для исследователей. Изе следовало бы радоваться, что ей удается с честью выполнять поручение мужа, но на сердце у нее было неспокойно за то, что будет с оставшимися в городе ее близкими. Умом она понимала, что Зейвс отправил ее и большинство дорогих ему людей подальше от места, где может разыграться трагедия. Как не противилась Дита, которой хотелось остаться рядом с Доном, такому решению, ей пришлось подчиниться отцу, который посоветовал ей хорошенько позаботиться о безопасности дочери. Маленькая Эос никак не могла понять, почему ей нужно расставаться с Ра и ее новыми друзьями, Адамом и Евой. Лея, несмотря на уговоры Гора, твердо настояла на том, что она с сыном останется рядом с Герой и разделит все трудности со своим народом. Зейвс с пониманием отнесся к желанию жены его сына и позволил ей остаться.
  - Что у них там происходит? - Сама себе задавала вопрос Иза, - и как долго продлится эта вынужденная разлука? А вдруг им не удастся остановить Дерика, что тогда с ними со всеми будет? - Эта страшная мысль не давала Изе покоя. Как ей жить дальше, если вдруг не станет Зейвса, Гора, Дона.
  За то ее спутники искренне радовались, что, наконец, могут приступить к работе. Юн, с удовольствием осмотрел скалы, которые обещали преподнести немало сюрпризов, а Ола была просто в восторге от того, что ей удалось рассмотреть на берегах реки и в ее водах во время полета - живых, а не окаменелых носорогов, бегемотов и даже огромных рептилий. Она буквально не терпела от желания как можно быстрее отправиться в те места для изучения этих животных. Но и здесь, в горах, было чему удивляться ученому зоологу. Множество видов крупных и мелких обезьян обитало в этих местах. Конечно, и на Гее сохранились эти приматы, но не в таком количестве и разнообразии. А вот Темис пока была разочарованна, ведь, по словам Геры, именно к этой реке ушли когда-то давно племена Хеттов и Кеми, но пролетая над районами, наиболее пригодными для обитания людей, так ничего связанного с их жизнедеятельностью замечено не было. Темис ходила по строящемуся лагерю, не находя себе места. Вдруг она решительно мотнула головой и, отыскав свои вещи, что - то начала в них искать. Через несколько минут девушка вновь появилась на площадке, но сильно преображенная. Темис сбросила с себя форменный комбинезон и облачилась в свой новый охотничий наряд - кожаный жилет и такую же, кожаную, короткую юбку, отливающие золотом. На ноги она надела высокие узкие сапоги, а за спиной висел колчан со стрелами и новый спортивный лук. На широком ремне, перехватывающем талию, висел огромного размера охотничий нож и единственная современная вещь - кобура с лучевым пистолетом. Длинные темные с медным отливом распущенные волосы Темис были перехвачены массивным обручем с телекамерой. Все это придавало Темис весьма живописный вид. Вот в этом наряде она отыскала Изу и потребовала разрешить ей, как она выражалась, побродить среди диких мест, в среднем и нижнем течении реки с целью поиска поселений людей.
  - Тем! Но это безумие, в одиночку отправляться в неизведанные края, в которых полным - полно всяких зверей, в том числе и крупных хищников. Я не могу тебе этого позволить. Подожди немного, когда мы сформируем группу.
  - Ждать! Сколько можно! Чем ты мне предлагаешь заняться сейчас, Иза? Вспомни, в прошлый раз у нас было гораздо больше трудностей, но это не помешало с первых же мгновений пребывания на Пангее, приступить к исследованиям. А сейчас, я понимаю проблемы с Дериком, и эта спешная ссылка нас в отдаленный район, но дай мне возможность использовать сложившиеся обстоятельства с пользой для дела. Ничего со мной не случиться, я хорошо вооружена, а в случае чего, всегда смогу вызвать помощь. Прошу тебя, Иза, отпусти меня, иначе я сойду с ума от безделья.
  - Нет, Тем, пойми, я несу ответственность за жизни людей и твою в том числе. Ну, займись пока охотой, тебе ведь всегда нравилось это занятие.
  - Да тут, кроме обезьян да крупных пятнистых кошек, нет никакой живности. А от них нет никакой пользы, разве только для Олы на чучела.
  - Тогда сама придумай себе занятие. Я не знаю, Темис, у меня и без тебя полно забот, прости.
  Темис отошла в сторону, раздраженно пнула носком сапога, попавшийся под ноги камень и направилась в лагерь. Взгляд ее упал на один из флайеров, который только что полностью разгрузили. Темис посмотрела вслед удаляющимся от флайера манипуляторам и, убедившись, что вокруг никого нет, забралась в пустой грузовой отсек. Темис была прекрасно осведомлена о том, что после разгрузки, оба флайера должны вернуться в город за очередной партией груза. Она нашла укромное место среди опор, предназначенных для крепления груза, и стала терпеливо ждать, когда флайер отправится в путь. Ждать пришлось довольно долго. Девушка несколько раз обошла грузовой отсек, рассматривая его содержимое. Тут она, к своей удаче, обнаружила несколько комплектов крыльев, походную аптечку и еще много всяких мелочей, которые могли бы быть полезны в задуманной ею авантюре. У Темис не было сомнений, что после бурного разговора с Изой, кто- либо заметит ее отсутствие в лагере, а если и заметят, то решат, что она бродит в окрестностях в поисках добычи. Собрав в одну кучу все, что ей удалось найти на борту, она стала ждать своего часа. Уже ближе к вечеру послышались шаги, поднимающегося по трапу экипажа. Закрылись люки, и поднялся трап. Темис крепко схватилась за опоры такелажных стоек в ожидании старта. Флайер слегка вздрогнул и уже через мгновение оторвался от земли. Темис выждала минут пятнадцать, пока корабль не удалился от базы на значительное расстояние, встала и, раскрыв настежь дверь в пассажирский салон, как ни в чем, ни бывало, вошла туда. Затем, расстегнув кобуру пистолета, она спокойно зашла в рубку.
  - Привет, мальчики! А вот и я!
  Пилоты повернулись на голос. Трудно вообразить, что выражали их глаза.
  - Мона Темис, что Вы здесь делаете? - обратился к ней командир экипажа, - и как Вы попали на борт?
  - Да так, зашла от скуки, а что Вам мое общество не нравится?
  - Нет, что Вы, но командор Савоас будет крайне недоволен. Мы от него получили четкие инструкции и в отношении Вас, в том числе.
  - Зейвсу вовсе необязательно знать о моей маленькой шалости. Давайте договоримся так - Вы меня высадите тут в одном приятном местечке. Я немого прогуляюсь у реки, а Вы меня подберете как-нибудь в другой раз, когда будете пролетать поблизости. Договорились?
  - Простите, мона Темис, но мы не можем выполнить Вашу просьбу. Я обязан доложить командору о Вашем поступке.
  Пилот потянулся к пульту, чтобы включить связь с Зейвсом. Темис вытащила из кобуры пистолет и, легкомысленно поигрывая им в руке, тем же спокойным голосом продолжила:
  - Не советую вам этого делать, я не шучу. Выполняйте то, что я вам сказала, и потом продолжите свой путь, в противном случае я за последствия не отвечаю.
  Так она продолжала стоять за спинами пилотов, держа их на прицеле. Поняв, что Темис любой ценой намерена выполнить задуманное, пилоты сочли, что благоразумнее будет подчиниться этой женщине, о которой ходили слухи, что у нее очень крутой характер.
  - Хорошо, хорошо, мы высадим Вас, где скажете. В конце концов, потом разбирайтесь с командором сами.
  - Вот и славненько! Держитесь русла реки на небольшой высоте. Я присмотрю себе местечко для пикника. Через некоторое время полета, Темис присмотрела хорошую, как ей показалось площадку в районе среднего течения реки.
  - Вон там, видите? Высаживайте меня!
  Пилоты посадили флайер на указанном месте. Темис со всем своим скарбом спустилась по трапу и помахала пилотам рукой.
  -Спасибо, мальчики, надеюсь, мы еще увидимся!
  - Пилоты подняли трап и поспешили убраться подальше от взбалмошной девицы. А Темис подобрала свое снаряжение, осмотрелась по сторонам, и стала обдумывать в какую сторону направиться. Потом, подумав, она достала коммуникатор и набрала Изу. Когда та ответила на вызов, Темис извинительным тоном сказала:
  - Иза, прости меня, но я не могла принять твои возражения на счет моей прогулки по этой стране. Мне пришлось нарушить все запреты, и я тайно проникла на борт флайера, пилоты которого любезно подбросили меня на равнину. У меня есть камера. Я сейчас включу ее, и ты сможешь видеть все, что вокруг меня происходит. Обещаю, я буду очень осторожна и, при возникновении сколько - нибудь значительной опасности, сразу же дам об этом знать. Еще раз прошу, простить меня и не осуждать. И еще, пилоты ни в чем не виноваты. Я просто не оставила им выбора. Ты же меня знаешь!
  Ошеломленная, Иза так ничего и не смогла ответить. Заметив перемену на ее лице, Дита подошла и спросила:
  - Мама, что случилось? Что-то в городе, с папой, с Доном?
  - Нет, нет! Не в городе. Темис сбежала.
  - Как? Куда?
  - Забралась в транспортник и заставила (ты же знаешь, как она умеет) пилотов высадить ее где-то на равнине у реки. Только этого нам не хватало. Я так боюсь за нее. Одна, налегке, в диком неизведанном краю. Просто сумасшествие какое-то.
  - Узнаю подругу. Это в ее стиле.
  Дита представила Темис среди пышной саванны, крадущуюся, как кошка и, поймала себя на мысли, что завидует ей. Кажется, она все на свете отдала бы, чтобы сейчас быть рядом с подругой.
  
  -13-
  
  -Док, так мы летим или нет? Если да, то нужно лететь прямо сейчас, чтобы успеть к полудню.
  -Да, Дон, летим. Только сейчас свяжусь с Изой, узнаю, как там у них дела, и сразу же вылетаем.
  Зейвс отошел в сторону и вызвал на связь Изу.
  - Привет, дорогая! Как Вы устроились?
  - Здравствуй, Зейвс! Спасибо, площадка вполне комфортная. Работы идут полным ходом, но у нас ЧП.
  - Что такое?
  - Темис сбежала на равнину. Одна, без снаряжения, только с луком и пистолетом. Я места себе не нахожу. Нужно найти ее, Зейвс.
  - Ты же понимаешь, что в сложившейся ситуации, мы не можем организовывать поисковую партию. В любой момент мы можем подвергнуться нападению и, поэтому у нас каждый флайер на счету. Будем надеяться, что с Темис ничего не случится, а когда мы разрешим конфликт с Дериком, обязательно пошлем большую группу на ее поиски. Я сейчас вылетаю на встречу с Дериком и, что-то мне подсказывает, что очень скоро наступит развязка.
  
  
  
  -14-
  
  
   -Зейвс, ты здесь, и, значит можно считать, что мы договорились!
  - Нет, Дерик, не договорились! Я здесь лишь только для того, чтобы дать тебе еще один шанс одуматься и оставить свои нелепые планы.
  - Что? Ты вынуждаешь меня к применению силы! Я все равно получу то, что хочу, даже если мне придется уничтожить всех Вас вместе с туземцами.
  - Если ты попытаешься привести свои угрозы к исполнению, то я, в свою очередь, предупреждаю, что любой летательный объект без опознавательных сигналов, появившийся в контролируемом мной воздушном пространстве, немедленно будет уничтожен. Можешь мне поверить, для этого у нас имеются необходимые силы и средства. Подумай о людях, которых ты втянул в свою авантюру. Ты ставишь под угрозу не только свою, но и их жизни.
  - Я не ослышался? И это ты, миротворец Зейвс Савоас, смеешь угрожать мне физической расправой? Посмотрим кто кого! Ты просто блефуешь. Я прекрасно знаю, что у тебя нет оружия, способного противостоять мне, а если даже что-то и есть, у тебя не хватит духу применить его. Короче, мы не договорились и с этого момента мы находимся в состоянии войны.
  -Да, Дерик, мы не договорились, и с этого момента ты являешься преступником, нарушившим основное положение Пакта об объединении - недопустимости силового решения конфликтов.
  - Ха! Этот твой пакт действует на Гее. Здесь же я ни с кем никаких пактов не подписывал и, следовательно, ничего не нарушаю. Здесь я устанавливаю порядки, а для туземцев я - единственный бог, который решает, жить им или нет, а если жить, то как.
  - Ты просто сумасшедший. Прощай!
  - Зейвс повернулся и быстрым шагом направился к ожидавшему его флайеру, не обращая больше никакого внимания на проклятия, посылаемые в его адрес Дериком.
  
  
  ***
  
   - Вы тут все успели, пока я отсутствовал?
  - Все, как и наметили. Большинство людей переброшено в лагерь у водопада. Остались только пилоты и волонтеры, которых мы перебросили сюда из Эдема.
  - Отлично, Грифт! Беспокоит только то, что в городе остаются Гера с Леей и детьми и Зара с Адамом. Как только я не просил их укрыться в безопасном месте! Бесполезно, и слышать не желают. А тут еще Темис со своей выходкой. Совсем не вовремя. Ладно, давай о главном. Вам с Жилом что-нибудь удалось придумать? Дерик находится в полной уверенности отсутствия у нас какого-либо вооружения.
  - Мы тут размышляли, что можно использовать в боевых целях и кое-что придумали. В Эдеме, еще с прошлой экспедиции, осталось много законсервированного оборудования, среди которого два резервных планетарных двигателя и большая лучевая пушка. На базе двигателей можно изготовить некое средство доставки, как в эпоху войн на Гее, а в качестве боевой части использовать вакуумные бомбы. Жил со Станом сейчас, как раз, занимаются изготовлением этой импровизированной ракеты, а Гор - над системой наведения на цель и управления ею. Если все получится, то мы получим две мощных боевых ракеты. Кроме этого, мы тут попробовали пристегнуть к одному из флайеров лучевую пушку. Испытания прошли успешно. Радиус поражения составил около полукилометра. Единственный недостаток - ручное управление. И еще, в снаряжении волонтеров входят тяжелые лучевые ружья, которые также можно использовать против нападающих, к примеру, со старых флайеров, если демонтировать на них прозрачные колпаки. Жаль, что времени мало. Мы, наверняка, смогли бы придумать что-нибудь еще.
  - Мне кажется, и всего этого будет вполне достаточно. А что передает Антис с орбиты?
  - Он с Нидой держит под постоянным контролем практически все восточное полушарие планеты, включая значительную часть водного пространства западного океана. По крайней мере, флайер Дерика они засекли как раз над океаном, примерно в семистах километрах от западного побережья южного материка градусов на десять южнее экватора. От этой точки подлетное время до нас - около полутора часов.
  - Отлично. Пошли к Жилу, посмотрим, как продвигаются работы.
  На поляне у рощи Зейвс и Грифт застали своих друзей в самый разгар работы. Задействовав энергоустановки двух флайеров, они развернули здесь настоящий завод, где на импровизированном стапеле уже покоилась одна из будущих ракет, которая, вопреки ожиданиям и представлениям Зейвса, оказалась достаточно внушительного размера. Стан, усевшись на цилиндрический корпус верхом, сверкал плазменной сваркой, а Жил что-то вымерял в головной части этого огромного цилиндра. Заметив подошедших Зейвса и Грифта, он поспешил к ним навстречу.
  - Когда же Вы все это успели? - Спросил удивленный Зейвс.
  - Ну, так, немного поднапряглись, - скромно ответил Жил.
  - И Ты считаешь, что эта штука полетит?
  - А куда она денется! Подобные системы эффективно использовались на Гее лет шестьсот назад, еще до объединения, и очень даже прилично летали. По моим расчетам эта ракета способна поразить любую цель на расстоянии двух-трех тысяч километров. Можно было бы, и увеличить дальность полета, но из-за габаритов ограниченна емкость топливного бака. Теперь важно, чтобы у Гора все получилось, ведь без его систем всей нашей работе грош цена. Тут, как говорится, у нас нет права на ошибку. Эта штука - одноразовая.
   Пока Зейвс с Грифтом с любопытством рассматривали произведение Жила и Стана, Дон с не меньшим интересом рассматривал подвешенную под одним из флайеров лучевую пушку, которая была закреплена на решетчатой ферме между посадочных опор. От пушки через грузовой отсек тянулся длинный толстый кабель. Дон прошел через грузовой отсек в рубку. Там, на пульте, он обнаружил новый орган управления в виде игрового джойстика. Он попробовал манипулировать рукояткой. При этом пушка внизу в точности повторила его движения.
  - Здорово придумано! - про себя отметил Дон, - Нужно будет попробовать в действии.
  
  -15-
  
  Оставшись одна, Темис никак не могла решить, куда ей лучше направиться. Ей казалось, окажись она на равнине, все решится само собой, но сейчас она стояла в полнейшей растерянности. В довершении ко всему еще и вечер вступал в свои права. Солнце, огромным оранжево-красным диском повисло почти над самым горизонтом. Еще немного и мрак окутает все вокруг. Темис поежилась. Ей сразу стало как-то неуютно от перспективы приближающейся ночи. Только сейчас она осознала всю опасность и безрассудность своего поступка, но дело сделано и нужно позаботиться о ночлеге. Ей вспомнилась далекая ночь на этой планете, когда она из-за своей сонливости чуть не стала причиной нападения на их лагерь стаи диких собак. Разница лишь в том, что тогда рядом были друзья, а сейчас вокруг ни души. В довершении ко всему, из прибрежных зарослей стали подниматься тучи насекомых, не дающих ни секунды покоя и норовящих больно ужалить. Темис попробовала пробраться на открытое место подальше от воды, но едва сделав несколько шагов, поняла бессмысленность подобной попытки. Она рубила стебли тростника, расчищая себе дорогу, но только выбилась из сил, продвинувшись всего на несколько метров. Тогда она прекратила бесплодные попытки, села на землю и, впервые за многие годы, дала волю слезам. Она злилась сама на себя от собственного бессилия. Просидев так минут десять, девушка пришла в себя и прекратила истерику. Конечно, можно было вызвать помощь, но с какими глазами она могла появиться перед Изой, Зейвсом, у которых и без нее хватает проблем. Темис окончательно пришла в себя, вытерла слезы и, немного поразмыслив, надела крылья, подхватила свой нехитрый скарб и взмыла в небо. Отсюда, с высоты птичьего полета, она внимательно вглядывалась в окружающий ландшафт, пытаясь найти более или менее приемлемое место для ночлега. Заросли простирались только вдоль относительно узкой прибрежной полосы, с левой стороны реки дальше начиналась настоящая пустыня, а с правой старые, сильно выветренные возвышенности. К ним и устремилась Темис. Солнце уже на половину скрылось за горизонтом. Нужно было торопиться. Наконец, в уже сгущавшихся сумерках, девушке удалось обнаружить что-то вроде небольшой пещеры на склоне небольшой горки. Она опустилась на узкий карниз у входа, осветила пещерку фонарем и, не обнаружив ничего подозрительного, протиснулась вовнутрь. Пещерка оказалась настолько маленькой, что Темис едва смогла вытянуться на ее полу во весь рост. Но, тем не менее, она была почти счастлива, от того, что может спокойно выспаться, а уж утро покажет, как быть дальше.
   Пробуждение оказалось для Темис весьма неожиданным. Она проснулась на рассвете не от солнечных лучей, которые не проникали в ее убежище, а от жуткого холода, сковавшего все ее тело. И это вблизи экватора. Темис стала энергично растирать закоченевшие руки и ноги. Когда удалось восстановить кровообращение, Темис собрала свое имущество и, расправив крылья, спланировала вниз. Она достаточно долго бродила в окрестностях в поисках топлива для костра, что в этой безлесной местности оказалось достаточно затруднительно. Ей удалось найти сухой кустарник, и уже вскоре девушка с удовольствием грелась у костра. Отогревшись, она вдруг почувствовала, что ужасно голодна. Из-за скоротечных сборов, она даже не побеспокоилась о запасе продуктов и вот теперь мечтала о том, чтобы хоть что-нибудь съесть. Меж тем, солнце поднялось уже достаточно высоко и начало заметно пригревать, а еще спустя какое-то время, стало просто жарко. Темис загасила остатки костра и полетела в сторону реки, где она видела множество водоплавающих птиц, в надежде подстрелить себе парочку на завтрак. Она медленно летела всего в нескольких метрах над водой, едва не касаясь высоких стеблей тростника, держа лук на изготовке. Вскоре ожидания были вознаграждены. Из густых зарослей на чистую воду выплыла стайка птиц, видом похожих на уток, которые то и дело ныряли в воду, вылавливая мелкую рыбешку. Темис прицелилась и спустила тетиву. Стрела со звоном рассекла воздух и точно поразила одну из птиц. Темис, как коршун, на бреющем полете подхватила добычу и взвилась вверх. Остальные птицы с громким кряканьем, поднимая тучу водяных брызг, тут же поднялись в воздух и поспешили скрыться в прибрежных зарослях. Девушка еще некоторое время покружила в ожидании, что птицы вернуться, но, посчитав, что добытая птица достаточно крупная, решила отложить охоту на другой раз, а сейчас заняться завтраком. Она вернулась к своему кострищу и принялась ощипывать птицу. Птица действительно оказалась уткой, но совершенно не похожей на тех, которых Темис приходилось видеть раньше. Она была гораздо крупнее, и с оперением, отливающим синевой. А на голове был ярко-оранжевый хохолок. Перья так понравились Темис, что несколько из них, самых крупных и красивых, она вплела в свои роскошные волосы. Наломав чахлых кустарников, в изобилии произрастающих вокруг, она целиком зажарила утку, используя стрелу в качестве вертела. Несмотря на отсутствие соли и приправ, девушке показалось, что ничего вкуснее она в своей жизни не ела. Насытившись, Темис с удовольствием растянулась в тени нависшей скалы и стала обдумывать дальнейшие действия. Они вспомнила, как испугались ее появления птицы, а это возможно может означать, что человек им хорошо знаком, хотя с другой стороны, она была в воздухе, на широких крыльях, и поэтому могла быть воспринятой, как крупный пернатый хищник. Но, по большому счету, это дела не меняет. Темис стала вспоминать все, что ей известно о стоянках древних людей и о признаках, которые могут прямо или косвенно указывать на близкое присутствие человека. Здесь ни один из этих признаков не присутствовал. Берега топкие, подход к ним затруднен, а для жизнедеятельности необходим доступный источник пресной воды. Значит нужно искать именно такое место. Девушка поднялась, аккуратно завернула остатки недоеденной утки, сложила все в свою походную сумку и уже несколько минут спустя летела над густым тростником вдоль правого берега реки, глазами пытаясь разглядеть хоть какую-нибудь тропу или песчаную отмель, свободную от растительности. Она все дальше и дальше летела на север и вот, наконец подходящее место было обнаружено. Через заросли шла довольно широкая и хорошо протоптанная тропа, которая выводила на широкий песчаный пляж. Конечно, возможно это звериная тропа, ведущая к водопою. Но даже если это и так, тоже хороший знак. Где есть звери, там есть охота. Темис спустилась на пляж. Не заметив ничего подозрительного, она скинула с себя снаряжение и одежду и, войдя по пояс в воду, с удовольствием обмылась.
  - Даже к лучшему, что тут никого нет, - про себя подумала Темис, - хоть искупаться можно спокойно без посторонних глаз.
   Совершенно голая она с удовольствием улеглась на песок, ожидая, когда горячее солнце окончательно ее высушит. Обсохнув, девушка оделась и, присев у кромки воды, стала рассматривать речных обитателей.
   Вдруг громкий всплеск отвлек Темис от созерцания. Она подняла глаза и увидела, как из-за зарослей, скрывающих отмель, на середину реки выплывало удивительного вида судно. Лодка искусно была сплетена из стеблей тростника. В лодке сидел молодой темноволосый полуобнаженный мужчина с очень смуглой кожей, который управлял своим судном с помощью короткого весла, ловко перебрасывая его с одного борта на другой. Темис прижалась к земле, стараясь оставаться незамеченной. Она решила пока не выдавать своего присутствия и проследить, куда лодка направится дальше, установив, таким образом, месторасположение стойбища.
   Между тем, человек перестал грести и, достав со дна лодки привязанный к длинной, грубо сплетенной веревке, увесистый камень, бросил его за борт. Остановив, таким образом, свое судно, он привстал на одно колено и забросил в воду какой-то ком, который расправившись в полете, оказался не чем иным, как сетью. Темис, затаив дыхание, следила за человеком.
  - Ну вот, вовсе и не напрасно я натерпелась страхов. Выходит Гера была права, утверждая, что часть племен поселилась на берегах этой огромной реки. Нужно сообщить Изе, хотя нет, сейчас лучше помолчать, чтобы не выдать себя, а лучше включить камеру. Может быть, Иза или Дита увидят сигнал о трансляции, - так размышляла Темис, продолжая следить за человеком в лодке.
   А человек, тем временем, продолжал раз за разом забрасывать в воду свою сеть, в которую иногда попадалась довольно крупная рыба. Судя по всему он собирался продолжать свое занятие еще долго, пока не получит нужного улова. Стало очень жарко, и Темис перекатилась по песку ближе к высоким зарослям, подтянув волоком за собой свое имущество. А мужчина в очередной раз забросил сеть и стал дожидаться, когда она погрузится в воду, тихонько напевая какую-то песню, наверное, радуясь хорошему улову. Подождав немного, он начал подтягивать сеть к лодке. В какой-то момент сеть вдруг перестала поддаваться. Мужчина напрягся, пытаясь вытащить из воды свою снасть. Он откинулся на противоположенный борт, уперевшись ногами в дно лодки и со всей силы стал дергать сеть. Когда, наконец, ему удалось подтянуть ее, вместе с сетью из воды показалась чудовищного вида голова какого-то животного. У него были холодные желтые глаза и огромная пасть, усеянная крупными, острыми зубами. Мужчина закричал от ужаса и отпустил сеть, но зверь, извиваясь, выпрыгнул из воды и вцепился короткими когтистыми лапами в борт лодки, разрывая когтями тростниковую обшивку, и все ближе подбираясь к несчастному рыбаку. Под тяжестью лодка накренилась и, зачерпнув воду, начала погружаться.
  - Э нет, так не пойдет! Если эта зверюга слопает рыбака, как я тогда узнаю, где его стойбище! - промелькнуло в голове Темис. В одно мгновение, оценив ситуацию, она отбросила в сторону бесполезный в данном случае лук, накинула ранец и уже в воздухе достала из ножен свой огромный охотничий нож, который скорее можно было принять за короткий меч. Через секунду она уже нанесла зверю сокрушительный удар прямо в глаз. Следующим ударом она буквально отсекла ему часть лапы. Животное завертелось от боли, пытаясь достать зубами непонятно откуда налетевшего врага, но Темис продолжала наносить удар за ударом, пока окровавленное чудовище, обессилев от боли и потери крови, не скрылось под водой. Лодка тоже едва держалась на поверхности, а рыбак от ужаса потерял сознание. Темис попыталась подтолкнуть лодку к берегу, но ее удерживал импровизированный якорь. Тогда она, собрав все свои силы, выдернула камень из воды, одним ударом отсекла его от веревки и, вцепившись в нее, отбуксировала полу затопленное судно к отмели. Все произошло так быстро, что трудно было поверить в то, какая трагедия могла бы разразиться здесь всего несколько мгновений назад. Только кровавый след на воде напоминал о случившемся. Темис отдышалась, смыла с рук и одежды следы крови и, убедившись, что тростниковая посудина крепко сидит на берегу, стала рассматривать рыбака, продолжавшего без сознания лежать на дне лодки, наполовину затопленной водой. Темис подхватила его за плечи. Пропустив руки из-под мышек, но мужчина оказался не под силу Темис. Тогда она раскрыла крылья, сжала руки замком на груди мужчины и, вместе с ним взлетела. Она перенесла его подальше от воды и мягко опустила на песок, а сама вернулась к заметно облегчившейся лодке, чтобы вытащить ее подальше на берег и спасти улов рыбака. Покончив с этим. Она вернулась к рыбаку, пощупала его пульс. Мужчина дышал, но находился в глубоком обмороке. Девушка попыталась привести его в чувства, похлопывая по щекам, но безуспешно, затем она окатила его водой. И это не помогло. Вспомнив про аптечку, захваченную с флайера, она порылась в ней и обнаружила, наконец, то, что искала - ампулу с водным раствором аммиака. Она отколола горлышко ампулы, приподняла его голову и сунула ампулу мужчине под нос. После нескольких вдохов, мужчина громко чихнул и открыл глаза. Темис на всякий случай отошла подальше от него, опасаясь неадекватной реакции.
  Мужчина приподнялся, опираясь на руки, осмотрелся, правда, не заметив, стоящую за его спиной с луком в руках, Темис. Увидев свою лодку с развороченным бортом, он бросился к ней, что-то бормоча под нос. Он сокрушенно осмотрел потрепанное судно, взял в руки обгрызенное чудовищем весло, убедился, что улов на месте и только тогда увидел Темис. Он смотрел на нее широко раскрытыми от удивления глазами. И, по правде говоря, было чему удивляться. Перед ним, сверкая позолотой своего наряда, стояла дева неописуемой красоты. Видя замешательство своего подопечного, Темис, придав своему голосу, властный оттенок окликнула рыбака:
   - Кто ты? Как твое имя? Откуда ты? Отвечай!
  Мужчина, услышав суровый голос, странно произносивший понятные ему слова, упал на колени и, протянув руки в сторону Темис, взмолился.
  - Не убивай меня, прекрасная дева! Я простой рыбак, меня зовут Амхеп. Моя деревня тут, неподалеку. Если ты убьешь меня, моя семья умрет с голоду.
  - С какой стати мне тебя убивать? Я не для этого спасала тебя от лап и зубов водяного чудовища.
  Мужчина затрясся от озноба, пробежавшего по всему его телу. Он все отчетливо вспомнил - огромного крокодила, который чуть не утащил его на дно Нила и крылатую деву, разрубившую крокодила невиданным блестящим ножом. И вот, эта дева стоит перед ним, но где же крылья?
   Не поднимаясь с колен, рыбак стал благодарить Темис за спасение от свирепого нильского крокодила.
  - Скажи, кто ты, кого я и вся моя семья должна благодарить?
  - Мое имя Темис! Я спустилась на твою землю с самой яркой звезды на небе! Я хочу познакомиться с твоим народом! Только из-за этого я спасла твою жизнь. Ты покажешь мне путь в свою деревню?
  - Да, госпожа, я твой должник и ты можешь повелевать мной.
  Темис усмехнулась над тем, как это она быстро вошла в роль богини, а сама все тем же властным голосом приказала:
  - Что стоишь? Забирай свою рыбу и веди меня!
  Рыбак бросился собирать оставшуюся в лодке рыбу, завернул ее в камышовую циновку и вскинул на спину.
  - А как же моя лодка, госпожа?
  - Никуда она не денется. Да и не на что она сейчас не пригодна. Давай, пошли!
  Амхеп, а вслед за ним и Темис направились к тропе, ведущей через заросли. Темис с любопытством рассматривала своего спутника. На вид ему было лет двадцать или около того. Он был довольно высок, но телосложения скорее сухощавого, чем атлетического. Вся его одежда состояла из, груботканой из растительных волокон, набедренной повязки и чего-то, вроде короткого кожаного фартука, завязанного на талии. Несмотря на свою изящную фигуру и тяжелую поклажу за плечами, походка его была на удивление легкой. Казалось, что он едва касается босыми ступнями земли. Девушка поймала себя на мысли, что любуется своим спутником. Чтобы скоротать время, Темис постоянно задавала Амхепу вопросы, чтобы создать для себя картину, с чем ей придется столкнуться.
  - Твой народ называется Кеми?
  - Да, госпожа, а нашу землю мы называем Та-Кемет.
  - Твое селение здесь одно?
  - Нет, что ты. Моя деревня самая маленькая и бедная в Та-Кемет. В нижних землях есть селения, где людей столько, сколько рыбы в Ниле.
  -Ты сам их видел?
  - Нет, но мой отец, ушедший в страну мертвых, много раз бывал там.
  - Расскажи мне о своей семье. У тебя есть жена, дети?
  - Нет, госпожа. Когда отец ушел в страну мертвых, я остался старшим мужчиной в семье. Теперь я должен кормить мать, сестер, братьев. Я не могу привести в дом еще одну женщину, пока не подрастут младшие братья, и сестры не выйдут замуж.
  - Сочувствую. Сколько же у тебя братьев и сестер?
  - Три сестры и два брата.
  - И ты самый старший, да?
  - Нет, моя сестра Маат самая старшая. Мы с матерью надеемся, что скоро ее придут сватать. Когда будущий муж заберет Маат в свой дом, нам станет легче, ведь за нее дадут калым. Вот только, как мне теперь жить без лодки? Чем я буду кормить семью, пока не смогу построить новую?
  - А что, старую никак нельзя починить?
  - Можно, но там, где я ее оставил, ее растопчут и разорвут звери, которые ходят по этой тропе на водопой.
  - Не волнуйся, у тебя дома найдется длинная веревка и что-нибудь, чем вычерпать из твоей посудины воду?
  - Найдется, госпожа, но мне одному не справиться, чтобы перетащить ее в деревню до поселка, староста не позволит людям отвлекаться от работы, так что это бесполезная затея.
  - Я сказала, что помогу тебе, и никого не нужно звать на помощь.
  Так, за разговорами, вскоре путники дошли до селения. Темис с нескрываемым интересом рассматривала постройки. Ей стало понятно, почему с воздуха она ничего не заметила. Во-первых, деревня находилась на берегу обширной заводи, со всех сторон укрытой тростником и одним единственным каналом, соединяющим заводь с рекой, а во-вторых - все постройки в поселке были изготовлены из стеблей все того же тростника. Все: и стены, и крыши и даже многочисленные мостки. Только основанием для них служили: где камни, где дерево, где глина.
   Увидев рядом с Амхепом странно одетую весьма грозного вида женщину, жители (а в этот час это были в основном женщины и дети) в страхе прятались в своих жилищах. Амхеп остановился перед одним из домов и распахнул тростниковую дверь. Он сбросил с плеч тяжелую циновку с рыбой и жестом пригласил Темис зайти. В доме их встретила пожилая женщина, за спиной которой прятались остальные обитатели жилища.
  -Мама, не бойся. Это госпожа Темис. Она спустилась на землю со звезды и спасла жизнь твоего сына от большого крокодила, который напал на мою лодку.
  - Как может женщина сражаться с крокодилом? Тебе, наверное, все приснилось, сынок. Дело женщин сидеть дома, рожать детей, а не охотиться с оружием в руках. Как ее родители, ее муж позволили ей покинуть пределы своего дома?
  - Мне не требуется ничьего разрешения, уважаемая. Я сама решаю, чем мне заниматься и куда ходить. Никто мне не указ.
  - Да кто же ты?
  - В народе Шуми, меня называют богиней Артемис, и я действительно убила крокодила и убью любого, кто посмеет встать на моем пути. А сейчас лучше найдите мне длинную веревку и черпак. Я пообещала твоему сыну помочь перевезти его поврежденную лодку сюда.
  Молодая женщина, все это время стоявшая за спиной матери Амхепа, порылась в углу и подала то, что потребовала Темис.
  - Спасибо, Маат. Ведь так тебя зовут?
  - Да, богиня. Я Маат - сестра Амхепа. Могу я помочь тебе и брату?
  - В этом нет необходимости,- с улыбкой ответила Темис, - но все равно, спасибо.
  Темис жестом показала Амхепу, чтобы он взял веревку и черпак, и вышла из дому, где чуть не столкнулась с тучным пожилым человеком, который попытался властным жестом остановить ее.
  - Эй, красотка, не спеши так! Разве ты не знаешь, что никто без моего разрешения не может разгуливать по нашей земле? Тем более молодой девке! В Та-Кемет женщина принадлежит мужчине, а раз у тебя нет мужчины, ты будешь моей.
  С этими словами он крепко вцепился в левую руку Темис, пытаясь увлечь ее за собой. Реакция была мгновенной. Темис, почти незаметным для окружающих движением, вывернула руку старика так, что он согнулся, скорчившись от боли, а затем, сильным пинком столкнула его прямо в раскисшую глину.
  - В следующий раз убью, - коротко бросила Темис.
  - Что ты наделала, госпожа,- воскликнул испуганный Амхеп,- это же наш староста. Он и так ненавидит нашу семью, а теперь и вовсе не даст житья.
  - Амхеп, ты еще сомневаешься в моих способностях? Я, богиня Темис, теперь буду устанавливать порядки, а эту старую свинью бросьте в воду. Пусть охладит свою спесь. Пошли, Амхеп, нам нужно спасать твою лодку.
   Молодой человек покорно поплелся вслед за Темис, а разъяренный староста стал звать на помощь, чтобы не дать своей обидчице безнаказанно уйти. Из домов стали выглядывать люди, не решавшиеся встать на пути Темис, но и боящиеся ослушаться приказам старосты. Только двое крепких молодых парня побежали вслед за Темис. Амхеп указал Темис на них.
  - Это сыновья старосты Нехо и Уарг. Лучше с ними не связываться.
  - Нам некогда разбираться с этими молокососами. Я проучу их позже, если они не образумятся. А сейчас, держись крепче.
  Темис заставила Амхепа схватиться за ее ремень и в тот же момент, раскрыв крылья, поднялась в воздух вместе с насмерть перепуганным молодым человеком прямо над головами преследователей, которые от испуга попадали на землю.
  - Вот так-то лучше!- Крикнула она им. - Теперь, каждый раз видя меня, будете падать на колени.
  Сделав круг над поселком, Темис, несмотря на тяжесть, быстро удалилась туда, где совсем недавно встретилась со своим новым знакомым. Пролетев немного, она опустилась на землю, задыхаясь от боли, которую ей доставил врезавшийся в тело ремень, на котором висел Амхеп.
  - Ладно, идем,- отдышавшись, сказала она Амхепу, который никак не мог опомниться от короткого полета. Благополучно добравшись до отмели, девушка приказала молодому человеку вычерпать воду из лодки. Она вновь почувствовала, что ужасно проголодалась и извлекла из сумки остатки утки. С жадностью она впилась зубами в жареное мясо, но вдруг заметила взгляд Амхепа. Девушка с сожалением посмотрела на увесистые остатки тушки, и, подумав, решительно разломила ее пополам. Одну часть она протянула молодому человеку. Он оторвался от своей работы, и, с благодарностью принял еду из рук Темис. Они уселись друг против друга и принялись за еду, отрывая зубами куски холодного мяса. Наверное, со стороны это выглядело довольно забавно, поэтому изредка поглядывая друг на друга, через какое-то время оба расхохотались, показывая, как это получается у соседа. Покончив с уткой и укротив смех, продолжили работу. Как только вся вода была удалена, Темис внимательно осмотрела поврежденный борт.
  - Думаю, если сильно не раскачивать, то вполне можно вернуться по воде.
  - Но как же грести, не раскачивая лодку.
  - Грести тебе не придется, тем более что крокодил слопал добрую половину твоего весла. Помоги мне спустить лодку на воду.
  Упершись, вдвоем молодые люди без особого труда столкнули лодку в воду. Темис взяла веревку, проверила ее на прочность и крепким узлом привязала ее к носу лодки. Второй конец она привязала за свой ремень.
  - Давай, залезай скорее, и сиди спокойно. Твоя задача направлять меня.
  Амхеп забрался в лодку, которая несколько осела под его тяжестью, но не зачерпнула воду, а Темис оттолкнула ее от берега. Потом девушка раскрыла крылья и, плавно натянув веревку, без усилия начала буксировать ее вверх по реке. Тянуть пришлось медленно и осторожно, поэтому буксировка заняла продолжительное время. Наконец Амхеп указал на узкую протоку, пройдя по которой открылась заводь, и поселок на ее берегу. К этому времени большая часть мужчин вернулась с промысла, и все они столпились на берегу, встречая Амхепа и его загадочную гостью. Староста с сыновьями тоже был тут. Он что-то говорил рыбакам, показывая на летящую Темис. Темис сразу же поняла, что требует от рыбаков староста. Она, убедившись, что лодка ее спутника благополучно коснулась берега, отвязала свой конец веревки и сбросила ее вниз. Потом снизившись настолько, чтобы все ее видели и слышали, она крикнула в толпу:
  - Старик, разве я не предупреждала, что убью тебя, если ты хоть что-нибудь предпримешь против меня? Так вот, я с радостью выполню свое обещание.
  - Темис достала из кобуры пистолет и, прицелившись так, чтобы не задеть никого, выстрелила. Яркий луч прорезал воздух и впился во влажную землю прямо у ног старосты. От луча вода мгновенно вскипела, высушив часть грунта, и обожгла старосте пятки, отчего он подпрыгнул и завизжал, как поросенок, вызвав всеобщий смех окружающих.
  - Живи пока, я позволяю, но не высовывай своего носа из дома, и своим щенкам скажи, чтобы не попадались на моем пути.
  Староста, со всех ног, помчался к своему дому, а вслед за ним оба его сына. Смех стих. И все, кто находился у пристани, опустились на колени, воздавая хвалы крылатой богине.
  
  
  -16-
  
  С тех пор, как включилась камера на обруче Темис, Иэа, Дита и Ола, сменяя друг друга, внимательно следили за приключениями своей взбалмошной подруги.
  - Дита, ты только посмотри, что вытворяет твоя подруга!
  Дита с малышкой Эос присела рядом с Изой у монитора и стала следить за происходящим.
  - Ну, ты только подумай, она провозгласила себя богиней, никак не меньше, и до смерти перепугала этих бедных людей. Когда рядом с ней никого не будет, я все ей выскажу.
  - Но, мама, она, наверное, действует так, сообразно сложившейся обстановке. Мы - то знаем, что Темис на самом деле очень добрый и отзывчивый человек.
  -Дита, вспомни, что говорил твой отец - ни под каким видом не позволять местному населению создавать вокруг нас религиозный культ.
  - Я помню, мама, но, несмотря на все разъяснения, даже Гера считает нас божествами. А еще я помню, что ты сама была весьма польщена, когда Илия назвала тебя богиней.
  - Положим, не только меня. Помнится, кого- то нарекли богиней любви и красоты.
  - Мама! Это не я придумала! Это Шуми так решили.
  - Успокойся, я не ревную. Давай лучше посмотрим, что там происходит у Темис.
  - Смотри, как она отделала этого наглого старика! Узнаю подругу!
  - Мне кажется, что она переигрывает. Теперь, в лице этого старика, который оказался сельским старостой, Темис нажила смертельного врага. Нет, я непременно должна с ней поговорить. Ну, чтобы она была хоть немного поосторожней.
  -Знаешь, мама, я бы еще не так отделала бы этого наглеца, если бы он посмел только прикоснуться ко мне. А вообще, Темис молодец, ведь, правда! Как бы ты не ругала ее за ее самовольную отлучку, но ей, как когда-то Гору, удалось найти людей и войти с ними в контакт.
  - Это так, но здесь совсем иная ситуация, и она совсем одна. Мало ли что может случиться, а мы даже не знаем, где точно она сейчас находится.
  - Хорошо бы установить там радиомаяк.
  - Темис ничего с собой не взяла. Нет у нее маяка, и вообще ничего нет.
  - Может попробовать взять пеленг по сигналу ее коммуникатора?
  - Я уже думала об этом и хочу связаться с Нидой, чтобы она засекла наш с Темис разговор и нанесла запеленгованную точку на навигационную карту. Тогда можно будет послать кого-нибудь к ней на помощь.
  - Можно я полечу к ней?
  - Нет, ты должна быть рядом с дочерью. Даже и не думай.
  В комнату вошла Ола и присоединилась к Изе и Дите. К сожалению, пока ничего, заслуживающего внимания не происходило, и Ола стала рассказывать, что ей удалось увидеть во время своего дежурства.
  - Представляете, Темис вступила в бой с хищной гигантской рептилией, чтобы спасти местного рыбака. Ну и смелая же она! Вы бы только видели, как она орудовала своим ножом. Я так никогда бы не смогла. Эта тварь была не меньше пяти метров в длину, а какая страшная пасть. Вы бы только видели!
  - Вот это-то меня и беспокоит - безрассудство вашей подруги.
  
  
  ***
  
  
   Эффект от выстрела был просто поразительный. Когда грянул гром среди ясного неба, выпущенный этой странной крылатой женщиной, страх и благоговейный ужас поразил всех жителей рыбацкой деревни. Ее необычный вид, сверхъестественные способности и непривычно для уха звучащая речь, говорили о том, что эта женщина не простая смертная, а действительно, как она себя назвала, богиня, хотя смысл этого слова каждый понимал по-своему. Одно лишь сразу стало понятно для всех без исключения, что не стоит перечить ей и, чего еще хуже, переходить ей дорогу.
  Именно поэтому все жители деревни упали перед крылатой богиней на колени, тем самым выражая свою полную покорность ей.
   Оценив обстановку, Темис опустилась на землю и направилась через почтительно расступившуюся толпу в сторону дома, где жила семья Амхепа, который поспешил следом за ней. На пороге Темис встретила престарелая мать рыбака. Она опустилась перед Темис на колени и, не поднимая головы, стала просить простить ее за недостойное поведение и неподобающий для богини прием.
  Темис стало жаль бедную женщину. Она наклонилась и, как можно более нежно, подняла ее с колен.
  - Ничего не бойтесь. Я никому не позволю больше унижать и оскорблять ни Вас, ни Ваших детей. И, если Вы позволите, я некоторое время побуду гостьей в Вашем доме.
  - Для нас, это огромная честь - разделить жилище с богиней. Заходи и живи столько, сколько пожелаешь. Отныне этот дом твой.
  Оказавшись внутри дома, Темис, наконец, смогла немного расслабиться. Только сейчас она почувствовала, что страшно устала. Все ее тело ныло. Она присела на предложенную ей Маат, циновку. Единственным желанием сейчас было - растянуться на полу и заснуть. Но прежде необходимо было связаться с Изой. Темис осмотрелась по сторонам и, убедившись, что все семейство покинуло дом, чтобы не беспокоить ее, богини Темис, покой, достала коммуникатор и, положив его перед собой, нажала на вызов. В вырвавшейся яркой дымке появилась расплывчатая фигура Изы.
  - Ну, наконец-то, Тем! Как ты? Мы видели все, что происходило с тобой и очень волновались за тебя.
  - Со мной все в порядке. Но я здесь столкнулась с совершенно иной культурой и абсолютно иным укладом жизни, чем у Шуми и Аккадов. Здесь просматриваются зачатки раннего рабовладельческого строя. О племенных отношениях нет даже речи. Эти люди называют себя Кеми, а свою страну Та-Кемет. Кеми - большой народ, расселенный вдоль всей равнинной части реки. Насколько я поняла, между селениями идет меновая торговля. Орудия труда, которые мне удалось рассмотреть, каменные, но у некоторых женщин есть украшения из серебра, скорее всего, из найденных где-то самородков.
  -Да, Тем, мы все видели. Я очень за тебя беспокоюсь. Мне кажется, что ты слишком резко обошлась с местным старостой и его сыновьями и боюсь, что они попытаются отомстить тебе за полученное публичное унижение. Прошу тебя, будь осторожна. И, скажи, что это вдруг на тебя нашло, что ты себя провозгласила богиней?
  - Эти люди настолько запуганы, что для того, чтобы получить их доверие и признание, нужен кто-то, кто выше и могущественнее всех ранее им известных людей. Я все-таки историк, обладатель ученой степени первой ступени, и, поверь мне, прекрасно осознавала, что в данном случае - это единственно верное решение.
  Маат, приоткрывшая дверь, чтобы принести гостье еду, замерла на пороге от увиденного ею. Девушка стояла, боясь пошевелиться, и во все глаза рассматривала непонятно откуда появившуюся в доме величественную прекрасную женщину, стоящую в мерцающей дымке. Она слышала, что женщина разговаривает с Темис, но ни слова не понимала. Обе богини говорили на неизвестном языке. Между тем разговор продолжался.
  - Я попросила Ниду взять пеленг, так что в ближайшее время постараюсь прислать кого-нибудь тебе на помощь.
  - Спасибо, Иза! Я только, оказавшись здесь, поняла, насколько мой поступок был легкомысленным, но что сделано, того не вернешь. Скажи, как там дела у Зейвса? Очень беспокоюсь.
  - Пока все тихо. Но мы хорошо подготовились. Поверь мне, Дерика ожидает крайне неприятный для него сюрприз. Завтра должен прилететь Грифт, монтировать реактор. Так что все относительно нормально.
  Порывом ветра стукнуло дверь. Маат быстро отпрянула от нее.
  - Иза, похоже, кто-то идет. Я отключаюсь.
  Темис отключила коммуникатор и, как ни в чем не бывало, разлеглась на циновке. Во вновь приоткрытую дверь заглянула Маат.
  - Я принесла тебе поесть, но не сердись, пожалуйста, у нас есть только простая еда.
  - Заходи, Маат. Спасибо тебе. Я ужасно проголодалась и готова съесть все что угодно, а как мне показалось, я чувствую восхитительный запах жареной рыбы.
  Маат поставила перед Темис большое глиняное блюдо, на котором лежали две хорошо прожаренные рыбины и что-то вроде овощного рагу.
  - Если я столько съем, то стану похожа на пивной бочонок. Давай, присаживайся рядом и составь мне компанию. Терпеть не могу, есть в одиночестве.
  - Но госпожа, у нас так не принято. Женщины не могут сидеть за общим столом.
  - Что за вздор! А я кто, по-твоему, мужчина что ли?
  - Нет, что ты. Ты - госпожа, богиня и гостья нашего дома.
  - Тогда, я приказываю тебе сесть рядом со мной и пообедать.
  - Если ты так желаешь, я исполню твой приказ.
   Девушка присела рядом с Темис, но к еде не притронулась.
  - Эй, в чем дело? Давай, налетай! Вот эта рыба - твоя, а эта - моя. И без разговоров.
  Темис, с удовольствием, разделала рыбу прямо руками, и стала поглощать кусок за куском. Маат, не смея ослушаться, тоже взялась за свою рыбу, но, при этом, брала с блюда кусочки, похожие на овощи.
  - Что это, Маат, что за овощи?
  - Это корень папируса. Попробуй, тебе понравиться.
   Темис последовала совету девушки и взяла с блюда небольшой, невзрачный кусок.
  - Действительно, вкусно, и мастерски приготовлено, только очень острый. Надо бы чем-нибудь запить.
  - Маат поспешно встала и скрылась за дверью. Не прошло и минуты, как она вернулась с большой глиняной посудиной, наполненной жидкостью.
  - Вот, госпожа, возьми. Это освежит тебя.
  Темис взяла сосуд из рук девушки и сделала большой глоток.
  - Ого! Да это пиво! Вот уж не ожидала!
  Отпив еще немного, Темис протянула сосуд Маат.
  - Теперь ты!
  - Мне нельзя, госпожа. Женщинам запрещено употреблять хмельное.
  - Да что же это такое? То - нельзя, это - нельзя. Что у Вас женщинам вообще можно? Пей, говорю!
   Девушка, с испугом, отхлебнула немного.
  - Пей еще, от этого еще никто не умирал, давай.
  Маат сделала глоток, потом еще и еще.
  - Хватит, а то совсем захмелеешь, - сказала Темис, отбирая из рук девушки кувшин. И действительно, спустя несколько минут, вся скованность Маат куда-то исчезла. Она расслабилась и стала гораздо подробнее отвечать на вопросы Темис.
  - Вот и славненько, а то двух слов не вытянешь. Расскажи мне о себе. У тебя есть жених?
  - Есть один парень, который мне нравится, но его родители хотят женить его на дочери старосты из другой деревни.
  - А он что?
  - Он любит меня, но не пойдет против воли отца, - грустно ответила девушка, - а меня хочет взять младший сын нашего старосты, Нехо. Он противный и я боюсь его и его брата Уарга. Они злые и жестокие, но мне придется согласиться, иначе староста не даст нам житья и что-нибудь сделает с Амхепом. Я думаю, что это он убил отца и сжег его лодки.
  Девушку окончательно развезло от выпитого пива, и она уже без всякого страха шепотом спросила:
  - Прости, Темис, ты только не сердись, я случайно увидела, как ты разговаривала с мерцающей женщиной. Кто она и как оказалась в доме? Ты не бойся, я никому ничего не расскажу.
  - Поклянись, что будешь нема, как рыба.
  - Клянусь своим Ка. Пусть он покарает меня, если я нарушу свое слово.
  - Ладно, слушай! На самом деле этой женщины здесь не было. Она очень далеко, а ты видела лишь ее образ и могла слышать ее голос.
  - Ты можешь вызывать и повелевать Ка другого человека? - с ужасом в голосе воскликнула Маат. - Видно и, правда, ты не простая смертная. Я, правда, слышала, как Вы разговаривали, но не поняла ни одного слова. Вы говорили на языке духов?
  - Ну, что-то вроде того.
  - А эта женщина - тоже богиня?
  - Да, причем, самая главная. Шуми зовут ее Изидой - богиней-матерью, дающей женщинам детей. Она очень строгая, такая, что даже я ее побаиваюсь.
  - Расскажи еще что-нибудь про богов.
  - Расскажу, но только в другой раз. У меня глаза закрываются от усталости, - едва слышно пробормотала Темис зевая.
  
  ***
  
  - Ты звал нас, отец?
  - Да звал! Я хочу поручить Вам одно дело.
  - Приказывай, отец.
  Оба угрюмых сына, покорно склонив головы, стояли перед старостой.
  - Меня опозорила перед всей деревней какая-то пришлая девка. Я не потерплю, чтобы здесь хоть кто-нибудь смел мне перечить. Поэтому хочу проучить ее и заставить почитать меня, как своего господина. Вы, двое, ночью проберетесь в дом этого шакала Амхепа, свяжите ее и притащите ко мне. Уж я с ней побеседую, как мужчина. Я заставлю ее выть от боли и от удовольствия.
  - Но отец, она испепелит нас своей молнией. Лучше не связывайся с этой крылатой стервой.
  - Вы что испугались девки. Ночью она будет спать, и пока опомнится, будет уже связанна по рукам и ногам. Что, мне Вас учить надо? Идите, и без нее не возвращайтесь!
  Братья, сложив на груди руки, в знак покорности, вышли из дому.
  - Что будем делать, Нехо? Нельзя ослушаться отца, но и выполнять его приказ - верная смерть. Кроме того, я хочу взять себе сестру Амхепа Маат. После такого она и ее мать, и брат, точно откажут мне.
  - Не откажут! Отец так припрет эту семейку, что никуда не денутся. Нам бы только от этой стервы избавиться. Иди, принеси веревки покрепче. Скоро стемнеет. Как только все в деревне уснут, пойдем. Я точно знаю, что девку положат спать на самое почетное ложе, а сами забьются в дальнем чулане. Так что она будет одна, и никто нам не помешает. Нужно взять хороший нож, чтобы прорезать дыру в стене. Понял? Так чего стоишь? Иди и принеси все, и еще, приготовь кусок тряпки, чтобы заткнуть ей рот, а то разорется на всю округу. Все сделаем чисто и тихо.
  
  ***
  
  После насыщенного событиями дня, сытной еды и хмельного пива, Темис окончательно разморило, и она с наслаждением вытянулась на циновке. Не было сил даже раздеться. Единственным ее желанием было поскорее заснуть. Не прошло и минуты, как Темис погрузилась, а сладкий сон. Ей снилось, как Амхеп, бросив свою развороченную лодку, подошел к ней, они обнялись и губы потянулись для поцелуя, но вдруг какой-то противный шуршащий звук отвлек их. Темис пыталась не обращать на звук внимания и снова потянулась к Амхепу, но шуршание стало сильнее и где-то совсем рядом. Сквозь сон Темис поняла, что слышит этот звук наяву. Она мгновенно открыла глаза и прислушалась. Шуршание раздавалось из-за стены, прямо за ее изголовьем. Это явно не мыши. Девушка привычными совершенно бесшумными движениями, перекатилась в угол комнаты, где оставила свое оружие. Сначала ее рука потянулась за пистолетом, но подумав, что от луча камышовые стены моментально вспыхнут, вытащила из ножен нож, положила его рядом с собой, а сама взяла в руки лук со стрелой и стала ждать.
   В абсолютной темноте она скорее почувствовала, чем увидела, как вывалился большой кусок стены, через который, освещаемый лунным светом, в комнату проник человек, а следом за ним и еще один.
  - Все ясно, сыновья старосты,- подумала Темис, - ну что ж, вы сами пришли, я Вас не звала, поэтому и получите по заслугам.
   Между тем, не разобрав в темноте, что ложе пусто, оба мужчины набросились на него. Поняв, что Темис здесь нет, они стали осматривать комнату. В углу Нехо заметил стоящую девушку и метнулся в ее сторону, но в это время яркий луч света ослепил его и послышался негромкий звенящий звук. Не успев сделать ни единого шага, Нехо упал, как подкошеный, насквозь пронзеный стрелой, выпущенной твердой рукой Темис. Старший брат, увидев, что Нехо мертв, заорал, как раненый буйвол и кинулся на Темис с ножом, но она была готова к подобному выпаду. Через мгновение и Уарг лежал рядом с братом, корчась в агонии, в луже собственной крови со вспоротым животом. Все произошло так быстро, что Амхеп, который постелил свою циновку на полу перед входом в комнату, где спала его спасительница, ворвавшийся вовнутрь, чтобы помочь Темис, застал уже конец разыгравшейся здесь драмы. Вскоре в комнате собрались все домашние. Темис, осознав, что только что убила двух человек, вся тряслась, как в лихорадке. Ей часто приходилось убивать зверей на охоте, но это совсем другое. Как она, образованная, культурная женщина, смогла допустить такое. Маат крепко обняла ее, пытаясь успокоить, а Темис, забыв, где она находится, трясущимися губами все шептала на непонятном окружающим Геянском языке:
  - Я убийца, я убила человека. Я не хотела этого.
  На шум стали собираться соседи. Амхеп зажег масляный светильник, посмотрел на неподвижно лежащих братьев и, обращаясь к Темис, сказал:
  - Ты защищалась. Это не убийство, а возмездие. Если бы не ты их, так они бы тебя убили.
  В дом, всех расталкивая на своем пути, ворвался староста. Увидев мертвых сыновей, он заорал:
  - Люди, эта девка безжалостно убила моих сыновей! Хватайте ее, утопите ее в Ниле, вскормите ее крокодилам, отомстите за моих мальчиков!
  - А что это твои ублюдки делали в моем доме? Не то же, что делали на реке с моим мужем? - заявила старосте мать Амхепа,- Думаешь, никто не знает, что это дело твоих рук и рук твоих выродков? Получили, что заслужили, а ты, лучше убирайся отсюда, пока я сама не придушила тебя, Эшур.
  Староста, не ожидая такого отпора, и видя направленные на него злобные взгляды окружающих односельчан, попятился и опрометью бросился бежать.
  Темис продолжала стоять, стуча зубами от ужаса. Амхеп нежно обнял ее, почти так же, как в ее сне, и девушка понемногу стала успокаиваться.
  
  
  -17-
  
  
  Запыхавшийся Гор, как вихрь влетел в комнату, где Зейвс и Лея играли с детьми.
  - Антис сообщил, что три флайера направляются со стороны западного океана в нашу сторону.
  Зейвс выхватил коммуникатор и сорвавшимся от волнения голосом крикнул:
  - Дон, они летят! Поднимайте машины в воздух, и предупреди Жила со Станом, чтобы были готовы. Лея, забирай мать, Зару и детей и быстро в храм в укрытие.
   Когда они с Гором добрались до рощи, все флайеры уже были в воздухе, а обе ракеты находились в боевой позиции. Гор подключил все системы слежения и напряженно стал ждать, держа руку на пусковой кнопке. Со звездолета от Ниды непрерывно поступали сведения о координатах целей. Они неумолимо приближались. Минуты ожидания тянулись, как часы. Когда до целей оставалось не более двадцати километров, они появились на экране. Гор, вращая рукоятки, совместил центр прицела с одним из приближающихся флайеров и нажал на кнопку захвата цели. Теперь автоматика держала неприятеля на прицеле. Точно такую же процедуру он проделал с другим флайером и, как только они оказались в зоне поражения, дал команду "Пуск". Обе ракеты, ревя двигателями, устремились в небо. Гор и Зейвс наблюдали на мониторе, как неприятельские корабли пытаются уклониться от преследующих их ракет, но автоматика четко повторяла все эти маневры. Вот одна из ракет практически догнала свою цель и через секунду оба объекта исчезли с экрана. Спустя минуту - другую, еще один флайер был сбит. Осталось только, чтобы Дону сопутствовала такая же удача.
  
  ***
  
  
   Убедившись, что у нападавших остался лишь один флайер, Дон пустил машину на предельно допустимой в атмосфере скорости вдогонку за ним. Он, как коршун двигался на него сверху, стараясь, как можно дольше оставаться незамеченным. Дон передал управление второму пилоту, а сам вцепился в рукоятку управления лучевой пушкой. Пилот, ловким маневром, зашел неприятелю в хвост и, как только позволило расстояние, Дон нажал на курок. Мощный луч, описав дугу, прошел по корпусу впереди летящего флайера. Сверкнула яркая вспышка и машина, потеряв управление, стала заваливаться на бок, выписывая в воздухе замысловатые фигуры. Когда стало ясно, что флайер неминуемо упадет, от него отделились три точки. Это пилоты катапультировались с обреченной машины. Дон сопровождал все три купола парашютов до самой земли. Как только они оказались на поверхности, он посадил машину рядом, и все, кто был на борту, а это кроме пилотов, еще и шесть волонтеров, устремились к ним. Дон тоже направился к люку, но в это время услышал взволнованный голос отца.
  - Дон, сынок, ты меня слышишь?
  -Да папа, я слышу тебя!
  - Дон! Еще один флайер! Я засек его на орбите. Он сейчас совершает маневр входа в атмосферу, прямо над городом. Даю координаты.
  - Я понял!
  Дон посмотрел вслед удаляющимся волонтерам и двум своим помощникам, махнул рукой.
  - Нет времени!
  Дон закрыл люки и поднял машину в небо. Он быстро вышел на траекторию, переданную ему с орбиты, но флайера нигде не было.
  - Отец, где он? Я его не вижу!
  - Он уходит по касательной. Ничего не понимаю.
  Дон направил машину почти вертикально вверх и тут увидел то, чего никак не ожидал. В связке из трех больших парашютов с высоты тридцати - сорока километром, спускался груз, состоящий из доброго десятка знакомых ему контейнеров. Он на секунду представил, что будет, когда они, достигнут земли и. приняв единственное возможное в данной ситуации решение, уверенно повел флайер навстречу смертоносному грузу. Дон догнал его на высоте девяти километров, уровнял скорость и тут его осенило. Не снижая скорости, он выпустил посадочные опоры и, пройдя перпендикулярно парашютам, зацепил одной из опор за стропы. Парашюты свернулись, а Дон убрал опоры, тем самым надежно закрепив стропы. Груз болтался в воздухе метрах в тридцати от днища машины. Дон сбросил скорость, чтобы случайно не оборвать стропы и повел флайер в сторону океана. Он решил сбросить его в воду подальше от береговой линии. Конечно, Дон представлял, какой урон взрыв принесет морской фауне, но это лучше, чем гибель сотен людей. Молодой человек поставил Зейвса в известность о своих намерениях и продолжил полет. Вот внизу показался знакомый залив, а еще через некоторое время и сам необъятный южный океан. Чем дальше Дон уводил машину в сторону открытого моря, тем хуже становилась видимость. Все небо оказалось затянуто серой дымкой, от которой даже стекла иллюминаторов стали плохо пропускать свет.
   - Что за напасть такая? Как будто пепел от костра. Да это же вулкан, о котором говорила Лана! А что, если...
  Дон развернул машину на юго-восток, откуда ветер гнал серую мглу. Он поднял флайер выше вулканического облака. Воздух на такой высоте был сильно разряженным и оказывал незначительное сопротивление, что позволило несколько увеличить скорость. Несколько раз Дон сверял курс с навигационными картами и вспоминал каждое слово Ланы о местонахождении вулкана. Через несколько часов полета внизу показался архипелаг, состоящий из сотен мелких и крупных островов, на одном из которых Дон и обнаружил огнедышащую гору. Все слова о значительных размерах вулкана меркли перед тем, что предстало перед взором Дона. На крошечном островке, всего в несколько десятков квадратных километров площадью высилась конусообразная гора не меньше шести километров в высоту, вершина которой была, как бы срезана в виде усеченного конуса, и посреди этой вершины находился чудовищного размера кратер, из которого непрерывно выбрасывались клубы дыма и пепла на высоту до двадцати километров над уровнем моря. Ничего подобного раньше Дону видеть не приходилось. То, что он задумал, на первый взгляд, граничило с безумием. Дон решил сбросить смертоносный груз прямо в жерло вулкана и, таким образом решить сразу две проблемы. Дон, безусловно, отдавал себе отчет обо всей мере опасности задуманного, то твердо решил довести начатое до конца.
  - Так, здесь нужно все рассчитать, чтобы с одной стороны, груз попал точно в самое жерло, а с другой стороны, чтобы вовремя убраться подальше от обреченного острова. Значит нужно пролететь над горой как можно ниже. Главное, благополучно отцепить стропы в нужный момент.
  Дон сделал несколько облетов вокруг острова и, наконец, решившись, прошел сквозь облако пепла прямо над кратером. Оказавшись строго над гигантским жерлом, он выпустил опоры и под максимально острым углом прошел лучем пушки по стропам. Груз оторвался и камнем полетел вниз, а Дон на предельной скорости, по очень крутой траектории стал уводить машину от вулкана.
  Он уже не видел, как огромная гора содрогнулась. От чудовищной силы взрыва, она распалась на части. Из образовавшихся от взрыва трещин показались красные языки изливающейся лавы. Но через эти же трещины в недра хлынули океанские воды. Эта встреча двух стихий породила целую серию новых взрывов. Гора распалась на части, а остров постепенно стал погружаться на дно, при этом вызвав невиданных размеров волну.
   Дон ничего этого не видел, но отзвуки катастрофы долетели и до него. Внезапно он ощутил сильный толчок, от которого флайер бросило в сторону. Дон попытался выровнять его, но это ему удалось сделать с большим трудом. Флайер перестал слушать рулей.
  - Проклятие! - воскликнул Дон,- наверное, задело крупным обломком.- Он сориентировался в пространстве и повел, теряющую высоту машину в сторону побережья материка.
  - Только бы дотянуть,- мелькало у Дона в голове.
  Он поднял скорость выше всех допустимых пределов, рискуя сгореть вместе с машиной из-за нагрева от трения о воздух. Но и эта мера оказалась бесполезной. До берега слишком далеко. Дон понял, что нужно катапультироваться, пока не поздно. Одним движением он пристегнул страховочный ремень, откинул крышку над кнопкой и нажал ее. Страшная перегрузка вдавила его в кресло от чего Дон, едва не потерял сознание. Когда раскрылся парашют, он увидел как вдалеке, подняв столб воды, флайер столкнулся с поверхностью и вскоре исчез под водой. Дон с высоты огляделся по сторонам. Везде, насколько могли охватить глаза, не было ничего, кроме воды. Как только кресло коснулось воды, Дон отстрелил стропы парашюта и дернул за кольцо надувного плота, который с шипением развернулся и лег на воду. Теперь можно было отстегнуться от больше не нужного кресла. Дон забрался на плот и, наконец, смог отдышаться. Он проверил наличие аварийного комплекта, порылся в его содержимом. Там в герметичном контейнере Дон обнаружил нужный ему радиомаяк. Он активировал работу маяка. Убедившись в нормальной работе прибора, Дон лег на дно плота, закрепил себя эластичными специальными фалами и, расслабившись, закрыл глаза. Он представил, о чем сейчас думают его близкие. Только бы ничего не говорили Дите, пока все не закончится. Перед Доном возникли образы жены и маленькой дочурки.
   - Меня найдут, - думал Дон, - не могут не найти. Отец, наверняка, отслеживал мой полет вплоть до гибели флайера, так что ему хорошо известно, в каком районе меня искать. Эх, добраться бы до берега.
  Так размышляя, Дон не заметил, как заснул. Не заметил он и как гигантская волна, высотой метров пятьдесят, подхватила плот и с головокружительной быстротой понесла его к берегу. Это волна, которую вызвал погибший вулкан, догнала виновника своей гибели.
  
  -18-
  
   Утром Дита встретила Грифта, прилетевшего для запуска энергоустановок. Она подробно расспросила его о положении в городе. Убедившись из первых рук, что там все спокойно и узнав о приготовленных средствах защиты, она пошла поделиться новостями с Изой. Влетев в комнату без стука, Дита замерла на пороге, увидев лицо Изы, которое было белее снега.
  - Мама, что с тобой? Что произошло?
  - Ночью на Тем было совершено покушение.
  - Что с ней, она жива?
  - С ней все хорошо. Она даже не ранена, но ее состояние у меня вызывает серьезные опасения.
  - Что с ней не так?
  - Дело в том, что защищаясь, она убила двух человек, пусть и отъявленных мерзавцев, но все-таки людей. У нее сильнейший стресс.
  - Тогда нужно немедленно лететь к ней. Темис не должна оставаться одна в таком состоянии.
  - Я и сама об этом думала. Сейчас, когда Грифт здесь, я могу спокойно отлучиться и слетать за Темис, тем более что флайер сейчас простаивает.
  - Я лечу с тобой! Тем моя ближайшая подруга и я просто обязана ее поддержать.
  - Дита, но с тобой Эос. Ты не можешь оставить ее здесь одну.
  -Эос уже большая девочка и вполне может побыть с Олой или Ланой. Я думаю, ни одна из них не откажется присмотреть за ней, учитывая такую ситуацию с Тем.
  - Ну, хорошо, сдаюсь. Пошли договариваться с подругами и в путь.
  
  
  ***
  
   Увидев на пороге дома Изу и Диту, Темис бросилась со слезами к ним в объятия.
  -Простите меня, я не должна была этого делать. Не знаю, что на меня нашло, ведь, наверное, можно было просто напугать этих выродков, я не сдержалась.
  - Успокойся, Тем. Я ведь почти все видела, и сама не знаю, как поступила бы, будь я на твоем месте. Никто тебя не осуждает. Ты защищала собственную жизнь.
  - Я ей сказал то же самое, госпожа, - воскликнул стоящий чуть в стороне Амхеп. - Это все произошло из-за меня. Она спасла жизнь мне и моим близким, но нажила врага в лице нашего старосты.
  - Я все знаю, юноша. И не вижу здесь никакой твоей вины.
  Затем Иза обратилась снова к Темис.
  - Ты должна лететь с нами. Я не могу оставить тебя здесь в таком состоянии. И это не обсуждается.
  - Иза, дорогая, я теперь не могу оставить этих людей. Они нуждаются в защите. Староста не простит им смерть сыновей. Ведь все это случилось в их доме.
  Во время этого разговора подошли мать Амхепа и Маат. Обе женщины почтительно опустились на колени перед, стоящими рядом, Изой, Дитой и Темис. Маат, не поднимая глаз, сказала, обращаясь к Изе:
   Госпожа Изида, ты можешь за нас не беспокоиться. Староста Эшур сбежал этой ночью и если и вернется, то не скоро. Люди хотят выбрать нового старосту.
  - Откуда ты знаешь мое имя, дитя мое?
  - Прости, госпожа, я случайно увидела, как госпожа Темис разговаривала с твоим Ка.
  - Что значит Ка?
  Темис, полушепотом сказала:
  - Так Кеми называют душу или что-то в этом роде. В данном случае Маат имеет в виду образ.
  - Ну, вот и славно. Мы можем спокойно лететь, и я обещаю, что очень скоро вновь навестим Вас.
  - Но госпожа,- вмешалась старая хозяйка дома, - я не могу отпустить Вас, не оказав гостеприимство. Люди будут осуждать меня и моих детей, если я нарушу обычай. Прошу, останьтесь, хоть ненадолго и разделите с нами наш скромный стол.
  - Что ж, не будем обижать хозяев и останемся.
  Старая Инур вместе с Маат, пригласили гостий пройти в дом и присесть на почетные места, а сами суетливо стали накрывать на стол. Амхеп же вежливо остался стоять у двери.
  - Нет, так не пойдет, давайте зовите младших детей и все усаживайтесь рядом, иначе мы вынуждены будем отказаться, - сказала Иза.
  Женщины, поставив на циновку блюда с едой, привели детей и рассадили всех вокруг.
  Все три Геянки отметили про себя, что в меню кроме рыбы, корней папируса и пива, на столе появились ячменные лепешки, а это означало, что Кеми известно земледелие. Во время еды, Темис наклонилась к Изе и на ухо прошептала ей:
  Иза, я, кажется, сотворила еще одну глупость этой ночью.
  - Ты о чем, Тем? Я вроде бы ничего такого больше не видела.
  - Ты и не могла видеть. Было совсем темно, и я сняла обруч с головы.
  - Так что же ты еще натворила, дорогая?
  Темис густо покраснела и шепнула:
  - Я переспала с Амхепом.
  - Что! Он воспользовался твоим состоянием!
  - Да нет же. Амхеп очень робкий и сам никогда не позволил бы себе такое. Это я сама, я отдалась ему. Мне так хотелось тепла и ласки, что я не удержалась.
  - И что же теперь будет?
  - Не знаю, Иза, но мне с ним было удивительно хорошо.
   Во время обеда Маат не сводила глаз с прекрасных гостий. Ее восхищали их белоснежные длинные платья, как будто сотканные из облаков. Они все три такие разные, не по земному, красивые. Наибольший восторг у девушки вызвали светлые с золотистым отливом волосы Диты. Ни у кого из Кеми не было таких прекрасных волос.
  - Ах, если бы у меня были такие прекрасные волосы, - мечтала девушка, - тогда все мужчины бы желали меня в жены. Кто же они - эти богини, откуда и зачем пришли в Та-Кемет. Может быть, у них нет мужчин, и они хотят найти себе пары здесь? Ведь пока мы видим только женщин.
  Маат долго колебалась, и, не выдержав, спросила сидящую рядом Диту.
  - Прости, госпожа, скажи, Вы пришли в Та-Кемет за мужчинами?
  - С чего ты это взяла, Маат.
  - Ну, мы видим только женщин, вот я и подумала...
  - Успокойся, - со смехом ответила Дита,- у меня есть муж и дочка, и я их очень люблю. И у Изы есть муж - мой отец, и она его тоже очень любит, так что нам не нужны Ваши мужчины. Мы пришли, чтобы дать Вашему народу знания, от которых жизнь становится легче и лучше.
  - А где же Ваш дом?
  - Далеко, Маат. В это трудно поверить, но мы пришли в Ваш мир со звездного неба. Там, - Дита махнула ладонью вверх, - есть звезда, которую мы называем Гея. Она так далеко, что ее отсюда не видно, но, поверь, она также прекрасна, как и Ваша Земля.
  Мысли девушки спутались. Она пыталась представить тот далекий звездный мир.
  - Удивительно,- подумала Маат, - люди, летающие по небу среди звезд. Они не простые люди, они всемогущие духи или (как они себя назвали) боги.
  Когда с обедом было покончено, Иза встала, горячо поблагодарила хозяев дома и направилась на выход. Темис и Дита последовали за ней. Уже во дворе, старая Инур взяла Изу за руку и отвела ее в сторону.
  - Госпожа Изида, хоть Маат и сказала, что за нас можно не беспокоиться, но я боюсь. Староста Эшур сбежал со всеми домочадцами, и прихватил весь вчерашний улов. Ниже по реке есть большое селение, в котором живут его дальние родственники. Он очень мстительный и завистливый человек. Я боюсь, что он вернется с родственниками и расправится со всеми нами, как расправился с моим мужем.
  Иза задумалась и после небольшой паузы ответила:
  - Можешь не волноваться. Если он посмеет вернуться. Мы тут же придем на помощь, обещаю.
  - Но Вы будете далеко, как же Вы узнаете?
  - Я оставлю на крыше твоего дома "волшебный глаз", который будет мне показывать все, что происходит в деревне. Только прошу, не прикасаться к нему, хорошо.
  - Да, госпожа! Я сделаю все, как ты велишь.
  Иза обняла женщину и позвала своих спутниц:
  - Все, девочка, пора!
   Темис, чуть помедлив, подошла к Амхепу, обняла его и прошептала:
  - Мне было очень хорошо с тобой.
  Потом, поразмыслив, отстегнула от ремня свой нож и положила его в раскрытую ладонь Амхепа.
  - Бери, он тебе пригодится!
  После этого она, не оборачиваясь, пошла вслед удаляющимся подругам.
  
  
  
  ***
  
  В лагере Изу встретила встревоженная Ола.
  - Что-то с Эос? - вырвалось у Изы.
  - Нет, с девочкой все в порядке. Есть новости от Зейвса.
  - Ну, говори, же скорей!
  - В городе все хорошо. Нашим удалось уничтожить три флайера Дерика.
  - Тогда что?
  - Дон. Я даже не знаю, как сказать.
  - Что с ним? Он жив?
  - Не знаю.
  Ола рассказала в подробностях обо всем, что произошло в небе над Евфратом.
  - Хоть кто-нибудь знает, куда он понес бомбы.
  - Антис отслеживал его маршрут, вплоть до падения флайера в океан.
  - Его ищут? Ведь он мог успеть покинуть машину?
  - Пять флайеров вылетели на поиски, но пока нет никаких известий от них. Положение осложняется тем, что в результате взрыва, разрушившего вулкан, было вызвало сильнейшее землетрясение, поднявшее гигантскую волну. Судя по снимкам, полученным с орбиты, приливная волна в несколько десятков метров высотой обрушилась на побережье, сметая все на своем пути. Даже если Дону удалось покинуть флайер перед падением, он, наверняка, был захвачен этой волной. Все зависит, насколько далеко от берега это произошло. Лана говорит, что если рядом, то шансов нет. Я не знаю, как сообщить Дите. Она сойдет с ума, когда узнает.
  - Не говори ей ничего пока, и предупреди всех, чтобы молчали до тех пор, пока не получим известий от поисковиков. Я не верю, что Дон погиб. Его обязательно найдут. А если нет, я сама скажу ей.
  
  
  
  
  ***
  
   Едва флайер коснулся грунта, Дита, опередив всех, выскочила из него и бегом отправилась к дочери. Эос играла с Ланой около только что отстроенного дома. Девочка, увидев бегущую к ней мать, бросилась к ней навстречу.
   - Как ты тут без меня, не замучила Лану? - спросила она дочь, подхватив ее на руки и осыпая поцелуями личико девочки.
  - Я хорошо вела себя, мамочка, только мне скучно! Я хочу к Ра и к Еве, и к Адаму. Когда мы вернемся к ним?
  - Очень скоро, моя радость! А ты посмотри, кого мы с бабушкой привезли. Вон, видишь, это тетя Темис. Скажи, ты рада?
  - Конечно, я рада. Она такая прикольная! А папа не прилетел с Вами? Я соскучилась!
  - Нет, маленькая. Папа пока не прилетел. Он очень занят, но скоро мы его увидим!
  После этих слов, Лана отвела глаза в сторону, чтобы Дита не заметила тревоги в них. Дита поблагодарила Лану за то, что та позаботилась о девочке во время ее отсутствия и направилась к домику, где они с Изой временно проживали. Когда спустя минут двадцать в дом вошла Иза, Дита обратилась к ней с вопросом:
  - Мама, не пойму, что случилось со связью. Я, вот уже сколько раз, пытаюсь связаться с Доном, но он почему-то не отвечает.
  Вопрос застал Изу врасплох, и она не знала, что ответить дочери. Немного подумав, она ответила, тщательно выбирая слова.
  - Видишь ли, Ди, Дон сейчас выполняет очень важное задание. Он спас всех и сейчас летит в сторону южного океана, унося подальше бомбы, которые Дерик сбросил над городом на парашюте. Дону удалось перехватить груз в воздухе. Полет займет очень много времени, потому что лететь приходится на очень маленькой скорости. Это требует от Дона повышенного внимания, поэтому он не может ответить на вызов. Но, скоро он выполнит свою миссию, затопит груз в океане и вернется к нам.
  - Это значит, что угроза миновала, и мы можем вернуться в город? Эос скучает по друзьям, и я ей обещала, что как только все успокоиться, мы вернемся. Пойду, спрошу Грифта, когда он закончит свои работы. Я полечу в город вместе с ним.
  - Куда ты спешишь? Папа обещал прислать за нами флайер, как только хоть один из них будет свободен, и мы полетим все вместе.
  - Зачем ждать! У Грифта совершенно пустая машина. Я хочу полететь с ним.
  - Ну, хорошо, только у него еще много работы и тебе все-равно придется подождать.
  
  
  ***
  
  - Командор, мы тщательно обследовали указанный квадрат и все прилегающие к нему. Никаких следов не обнаружено. Ко всему прочему из-за вулканического пепла сохраняется очень плохая видимость. Продолжаем поиски, но необходимы уточненные данные по характеру распространения волны, тогда можно будет вычислить возможный район побережья, куда могло выбросить Эйдона.
  - Я понял, сейчас Антис передаст Вам снимки с орбиты, полученные с момента взрыва вулкана. К Вам на помощь вылетают еще четыре флайера. Прошу Вас, найдите его!
  Зейвс, закончив сеанс связи с поисковой группой, склонился над картой предполагаемого района поиска. Он сравнил только что полученные от Ниды данные, пытаясь понять, в каком направлении могло отнести спасательный плот Дона. В дом вошли Жил и Гефет.
  - Помогите мне, друзья. Никак не могу сообразить, как соединить все эти данные воедино.
  Гефет взглянул на разложенные карты и сказал:
  - Так, скорость распространения волны известна. Судя по всему, если Флайер упал в самом центре южного океана, то Дон катапультировался где-то неподалеку. Я смотрю, он уходил от вулкана на недопустимо высокой скорости для полетов в атмосфере и поэтому, за достаточно короткий промежуток времени смог покрыть очень значительное расстояние. За это время, волна успела распространиться достаточно далеко, но была еще очень сильно удалена от точки падения. Думаю, что она настигла Дона примерно через два с половиной - три часа, после аварии. Из этого следует, что это произошло на большом удалении от берега и не могло оказать критического воздействия на плот. Другое дело, что после того, как его выбросило на берег, нет никакой гарантии, что плот остался на берегу, а не был унесен обратно в океан. Здесь нужен точный расчет, чтобы вычислить возможное для поиска место на побережье. Твой сын, Зейвс, без труда справится с этой работой.
  - Спасибо Гефет, ты мне очень помог. Сейчас позову Гора.
  Гор, услышав вызов отца, оставил Лею с детьми на берегу Евфрата, поспешил к нему. Выслушав отца и поняв поставленную задачу, он стал усиленно манипулировать на клавиатуре своего компьютера. Несколько раз, уточнив данные и проверив отсутствие ошибок при их вводе, уже через пару минут он с уверенностью показал точку на карте.
  - Вот здесь, с наибольшей вероятностью, Дона могло выбросить на берег, - он указал место на юго-западном побережье огромного полуострова, клином врезающегося в воды южного океана, - и произошло это не более пяти часов назад. Здесь волна прошла под острым углом к берегу и, вследствие этого, потеряла значительно в силе удара о сушу.
  - Спасибо сынок, передай эти координаты поисковикам.
  
  ***
  
   Поисковая группа, которую возглавлял Стан, поделив на квадраты указанный Гором район, на предельно низкой высоте буквально метр за метром прочесывала местность. Сверху хорошо были видны разрушения, нанесенные огромной приливной волной. Везде валялись вывернутые с корнем деревья, камни и горы песка, но никаких следов плота или хотя бы его частей видно не было. Солнце уже опустилось низко над горизонтом, а это означало, что совсем скоро на землю опустятся сумерки, и нужно будет приостанавливать поиск. Все море в прибрежной зоне, так же было наполнено обломками деревьев и целыми стволами, унесенными с берега, но и среди них тоже ничего обнаружить не удалось. Стан включил связь с остальными флайерами с намерением передать приказ о приостановке поиска до утра и посадки всех на землю но, в этот самый момент из динамика послышался слабый сигнал радиомаяка.
   - Внимание всем! Есть сигнал маяка! Направление пеленга - шесть градусов на северо-северо - запад. Всем двигаться в указанном направлении.
   Сигнал все усиливался и, наконец, спустя полчаса, в уже сгустившихся сумерках, на берегу был замечен оранжевый спасательный плот. Стан посадил флайер рядом с ним и, как только открылся люк, со всех ног, помчался к плоту. Плот лежал вверх дном. Вместе с подоспевшими другими членами поисковой группы, Стан перевернул плот. Он был пуст. Мигал закрепленный радиомаяк, аварийный комплект отсутствовал, и это означало только одно - Дон жив и он где-то рядом. Стало совсем темно. Оставаться на берегу было не безопасно, зная какие приливы бывают здесь по утрам. Тогда Стан принял решение отправить все машины, кроме двух на базу, а самому с небольшой группой дождаться утра и продолжить поиски Дона на берегу. Он приказал собрать плот, в качестве доказательства и отвезти его Зейвсу. Когда на берегу остались лишь две машины, Стан, укрепив на одном из уцелевших деревьев радиомаяк, поднял оба флайера в воздух и, освещая землю прожекторами, выбрал место для ночевки вне зоны прилива. Пол - ночи он пытался вызвать Дона через коммуникатор, но тот не отвечал.
  - Это ничего не значит! Коммуникатор мог выйти из строя в воде. Главное, Дон забрал комплект. У него есть еда, медикаменты, оружие и крылья. Далеко уйти он не мог, тем более знал, что мы будем его искать по маяку. Он где-то на возвышенности. Я в этом уверен.
   С первыми лучами солнца, два десятка человек, растянувшись цепью, начали продвигаться вглубь материка. В нескольких сотнях метров от места, где вчера лежал плот, Стан и его помощники наткнулись на полузанесенную морским песком тропу, круто уходящую через тропические джунгли вверх по склону. Пройдя по тропе каких-то пятьдесят метров, на песке были замечены множество следов босых человеческих ног. Внимательно рассмотрев следы, Стан заметил, что некоторые из них были гораздо глубже других, что свидетельствовало о том, что эти люди несли что-то достаточно тяжелое. Следы были самых разных размеров, как большие, которые мог оставить взрослый мужчина, так и очень маленькие, которые могли принадлежать только ребенку, и все они вели вверх. Все, не смотря на усиливающуюся жару, прибавили шаг, периодически останавливаясь, и голосом выкрикивали имя Дона. Вскоре тропа вывела к подножью каменистой возвышенности. Подъем стал круче и затруднительнее. Решено было сделать небольшой привал. Стан через бинокль осматривал простирающиеся перед ним скалы, поросшие кустарником. Почти у вершины возвышенности он рассмотрел зияющий чернотой вход в пещеру.
   -Похоже, нам туда, - отметил он про себя.
  Передохнув, двинулись дальше. Пройдя примерно треть пути к вершине, Стан остановился, сложил руки рупором и громко крикнул:
  - Эйдон, где ты, отзовись!
  Эхо несколько раз повторило слова, и вдруг, Стану показалось, что около пещеры появилась человеческая фигура. Он повторил свой призыв, вглядываясь вдаль, щуря глаза от яркого солнца.
  Снова эхо отозвалось несколько раз, и крупная птица с серебристыми крыльями взметнулась ввысь с вершины возвышенности. Эту птицу, Стан ни с какой другой перепутать не мог. Через минуту они обнимались с Доном, не стесняясь собственных слез.
  
  
  
  -19-
  
  
  Антис, внимательно наблюдавший за событиями, разыгравшимися в небе над Евфратом, откинулся в кресле. Теперь можно расслабиться. Он отчетливо видел, как сын расправился с последним из нападавших флайеров. Все прошло на ура. Антис окликнул жену, сидевшую за соседним пультом.
  - Что-то я проголодался. Приготовь что-нибудь.
  Нида повернулась в кресле и уже намеревалась встать, чтобы пойти приготовить завтрак, как вдруг Антис жестом остановил ее. На экране появился еще один неопознанный флайер, который двигался по сильно вытянутой орбите, готовясь к входу в атмосферу.
  - Дон, сынок! Еще один флайер! Он входит в атмосферу прямо над Вами, - крикнул он в микрофон, и добавил, уже обращаясь к жене, - веди его, а я отслежу за Доном.
  Флайер вошел в атмосферу и, снизившись до сорока километров, вдруг стал уходить по касательной на разворот, держа курс на запад.
  - Папа, где он? Я его не вижу! - раздался голос сына.
  - Он уходит по касательной. Ничего не понимаю.
  Антис видел на экране, как Дон сделал маневр и круто взял вверх. Тут Антис увидел еще один летящий объект. С высоты стратосферы вниз спускалась связка из трех парашютов, под куполами которых был подвешен массивный груз. Он разгадал маневр сына, который ловко подцепил посадочной опорой сразу несколько строп. Парашюты, потеряв ориентацию, свернулись и остались висеть, как огромные лохмотья. Из динамика вновь послышался голос сына,
  - Это бомбы. Я отбуксирую их в сторону океана и затоплю где-нибудь подальше от берега.
  - Понял. Я буду тебя подстраховывать.
  Тем временем Нида отслеживала полет уходящего флайера Дерика. Она сообщила о нем на землю. Зейвс немедленно поднял в воздух четыре машины, которые бросились вдогонку, но, к сожалению, расстояние было слишком велико, и шансов догнать Дерика до границы зоны радиовидимости практически не было. Нида уже смирилась с тем, что Дерику на этот раз удастся уйти и хотела отключить слежение, как вдруг в разных точках пространства, на орбите вспыхнули сразу несколько точек перехода и появились шесть флайеров.
  - Это гвардия с Ореком Парнасом, - указала она мужу, - как раз вовремя.
  Нида связалась с вновь прибывшими, и указала на улетающий флайер Киллата. Орек лично поблагодарил ее, и все шесть кораблей на космической скорости двинулись вслед за Дериком. Они вошли в атмосферу уже за пределами зоны радиовидимости звездолета, и продолжали преследование уже в визуальном контакте. Нагнать Дерика удалось над океаном. Шесть машин взяли одинокий флайер в клещи и вели его к материку. Достигнув побережья, стали прижимать его к земле, вынуждая приземлиться. Дерик попытался сделать несколько маневров, чтобы оторваться от преследования, которые окончились неудачей, и он вынужден был подчиниться и посадить машину. Все шесть машин Парнаса, приземлились вокруг него. Из окруженной машины вышли три человека, которые недоуменно оглядывались на окружающих их гвардейцев. Когда кольцо сомкнулось, вперед выступил Орек.
  - Я председатель Высшего совета Геи Орек Парнас. Вы арестованы за нарушение Кодекса объединения. Но прежде я хочу знать, где Дерик Киллат.
  - Амон Парнас, мы всего лишь пилоты транспортного флайера и выполняли распоряжение доктора Киллата, как координатора экспедиции. Нам было приказано оказать поддержку группе командора Савоаса, попавшую в сложную ситуацию из-за климатического катаклизма в месте его базирования. Мы четко выполнили все инструкции и, как и нам предписывалось, сбросили необходимый для жизнедеятельности груз точно в район бедствия. Больше нам ничего не известно. Мы не знаем, где сейчас находится доктор Киллат и его группа. Обычно, мы доставляли грузы со звездолета или с основной базы в Эдеме в указанный район на восточном побережье западного материка, южнее экватора Пангеи. Куда и как их переправляли дальше нам неизвестно. Можете убедиться сами, проверив полетные карты, - ответил один из пилотов, судя по всему, командир экипажа.
  Орек был весьма озадачен ответом, который оказался совершенно неожиданным для него. Если судить по тону, пилот говорил правду. Подумав, он ответил:
  - До выяснения всех обстоятельств, я отстраняю Вас от полетов. По прибытию на базу Зейвса Савоаса, Вы дадите свои показания относительно возможного местонахождения доктора Киллата, а сейчас Вы покажите место, куда доставлялись грузы.
  Флайеры вновь поднялись в воздух и взяли курс вдоль побережья материка на юг. Пилоты указали на обширную бухту в глубине, которой, как маяк, высилась странной формы скала. У подножья этой скалы находилась хорошо оборудованная площадка, на которой кое-где стояли пустые контейнеры. Больше никаких следов обнаружить не удалось.
  - Странно,- подумал Орек, - у Дерика было всего четыре транспортника. Три из них уничтожены, четвертый захвачен нами. Какими же средствами он перебазировал доставленные сюда грузы к своей строящейся базе, если флайеры в этом не участвовали? На земле нет никаких следов, указывающих на то, что грузы могли транспортироваться по суши. Это загадка, которую нам потребуется разгадать, как и место, где скрывается Дерик. А что касается людей, то, похоже, что Киллат никого не посвящал в свои планы. Держал и продолжает держать их в полном неведении. Мы просто обязаны найти всю группу.
   Орек с небольшой группой остался на берегу бухты, а пять флайеров вылетели для обследования территорий вглубь материка. Конечно надежда слабая, что вот так, сразу удастся что-нибудь обнаружить на просторах огромного материка, но, тем не менее, нужно было использовать этот шанс.
  Как и предполагал Орек, поиски в течение двух суток, никаких результатов не дали. За то у него оказалось достаточно времени, чтобы наяву полюбоваться красотами Пангеи. Планета оказалась еще прекраснее, чем ее описывал Зейвс и его коллеги по первой экспедиции. Эта нетронутая цивилизацией буйная дикая природа, пышущая разнообразием форм растительного и животного мира, свободная от индустриального смога атмосфера, не могли не вызвать восторга даже у такого прагматика, как Орек Парнас. Ему казалось, что Гея, с ее проблемами и бешеным ритмом, осталась где-то в другой жизни или, что все, что было до Пангеи - было кошмарным затяжным сном. Здесь царило ощущение атмосферы полной свободы и первозданного покоя. Ах, если бы не Дерик с его проблемами...
  -Не удивительно, что Дерик помешался на перспективе колонизации этого райского уголка вселенной. Но весь этот чудесный мир принадлежит только его местному населению, у которого впереди долгая история, а Геяне всего лишь гости в их мире, всего лишь маленький эпизод и никаких прав на этот мир не имеют. Да, мы не имеем права вмешиваться в историю народов Пангеи. Наша задача в незримом присутствии и направлении людей в русле их собственного развития, - размышлял Орек, бродя по окрестностям замечательной бухты.
  У него возникло странное желание, забраться на вершину скалы и осмотреть окружающее его чудо с высоты. Впервые в жизни, Орек решил воспользоваться крыльями и, взлетев ввысь, испытал еще больший восторг. Вид, открывшийся перед ним, оказался просто потрясающим. Только теперь он понял то страстное желание Зейвса и всех, кто был с ним, вернуться не Пангею. Кто хоть раз имел счастье побывать здесь, просто заболевал этой планетой, как заболел ею сейчас он, Орек Парнас.
  -20-
  
  
   С высоты возвышенности открывался прекрасный вид на океанский берег и бескрайние просторы океана. Не смотря на время прилива, наблюдалось странное явление - воды океана отошли далеко от берега, гораздо дальше, чем во время отлива. В воздухе повисла гнетущая тишина. Но едва только обитатели суши направились на берег, чтобы воспользовавшись необъяснимым явлением, поживиться, оставленными на берегу морскими дарами, как на горизонте в морской дали, появилась огромная водяная стена, приближающаяся к берегу с головокружительной скоростью. Эта стена с оглушительным ревом обрушилась на берег, смывая все вокруг, вырывая с корнями огромные деревья, как песчинки перетаскивая многотонные валуны. Высота ее была такова, что под водой оказались даже сильно удаленные от берега возвышенности. Весь этот кошмар продолжался в течение нескольких минут, после чего вода ушла, унося с собой следы нанесенных разрушений. Убедившись, что вода ушла окончательно, на берег, преодолевая завалы, с возвышенности спустились несколько десятков совершенно голых смуглокожих людей - мужчин, женщин и детей. Некоторые из мужчин были вооружены длинными заостренными палками. Все они разбрелись по берегу в поисках оставленной морем добычи. Периодически, то там, то здесь, раздавались радостные возгласы, свидетельствующие о богатых находках. Так они продвигались по пляжу в течение некоторого времени. Вдруг, впереди идущие мужчины остановились, указывая на странное огромное животное, лежащее на песке. Ничего подобного раньше никто из них не видел. Зверь лежал на боку. Кожа его была гладкая и блестящая цвета спелого апельсина. Видя, что животное неподвижно, люди, осмелев, подошли поближе. Один из мужчин дотронулся до него палкой. Животное не пошевелилось от прикосновения. Тогда он подошел вплотную и стукнул по нему рукой. От удара по коже пробежали волны, но зверь не подал никаких признаков жизни. Окончательно осмелев, люди взялись, чтобы перевернуть невиданное животное и попробовать его на вкус, но кожа его оказалась настолько прочной, что была не под силу зубам. Несколько мужчин и женщин стали разгребать песок вокруг зверя, чтобы просунув под него палки, поднять его и перевернуть. Неожиданно из чрева зверя все услышали негромкий звук, скорее похожий на стон. После очередной попытки раскачать зверя, стон повторился, затем послышался другой звук, похожий на сильный шлепок. Люди в страхе отбежали на безопасное расстояние. Женщины и дети завыли от испуга, а зверь несколько раз всколыхнулся. Песок под ним зашевелился, и вскоре на поверхность выползло еще более странное существо, кожа которого блестела, как рыбья чешуя. Существо немного полежало без движения, а потом попыталось встать. Люди стоящие поодаль смотрели на него широко раскрытыми от ужаса глазами. Дети прятались за спины своих матерей, которые сами дрожали от страха. Мужчины же попадали на колени и, указывая пальцами на существо, шептали:
  - Им Тиа ку, Им Тиа Ку.
  Наконец, загадочное существо смогло приподняться, и все увидели, что оно очень похоже на человека, только волосы его были светлыми, а сам он весь покрыт рыбьей кожей.
  - Это Им Тиа Ку! Сам морской дух, продолжали шептать мужчины. Видно он поссорился с водой, которая, превратившись в огромную волну, выбросила его на берег. - Говорили мужчины друг другу. - Если он погибнет, то нам больше никогда не видеть морские дары, которые дух оставляет нам при отливе. Нужно помочь ему.
   Несколько мужчин из тех, кто посмелее, подошли к Духу и, видя, что он совсем выбился из сил, подняли его на руки и, осторожно, чтобы не причинить вреда, понесли его в свою пещеру. По пути, дух что-то говорил, но никто ни слова не понял из его речи. Тогда он утих и позволил нести себя, при этом крепко сжимая в руке большой блестящий кожаный мешок.
  
  ***
  
   Очнувшись, Дон обнаружил себя лежащим на ложе из сухих трав в глубине обширной пещеры, которая тускло, освещалась языками пламени костра. Все тело ныло. Дон ощупал руки, ноги. Вроде все цело. Он приподнял голову и увидел несколько обнаженных женщин, хлопотавших возле огня и с десяток, таких же голых ребятишек разного возраста и пола, игравших у входа в пещеру. Женщины о чем - то в вполголоса переговаривались между собой, иногда показывая в его, Дона, сторону. Заметив, что Дон очнулся, одна из женщин взяла из лежащей рядом кучи один кокосовый орех и, ловко отбив верхушку поднесла его Дону. Она, улыбнувшись, что - то сказала и протянула кокос Дону. Он, улыбнувшись в ответ, взял его и, с удовольствием выпил живительную жидкость. После этого он почувствовал некоторый прилив сил и смог сесть. Рядом на том же ложе лежал мешок с аварийным комплектом.
  - Это хорошо! - подумал Дон. Он извлек из мешка пакет с консервами, вскрыл его и с жадностью стал есть. Женщина с любопытством смотрела за его действиями. Дон достал несколько конфет и протянул их женщине. Она взяла их, явно не зная, что с этим делать. Тогда он показал ей, разорвав обертку и положив конфету в рот. Она повторила все точь в точь, а когда почувствовала вкус конфеты, прищелкнула от удовольствия языком, и пошла хвалиться перед подругами. Женщины тут же подползли к Дону на четвереньках и, что - то говоря, показывали на его мешок. Дон всем дал по конфете, а сам тем временем проверил содержимое мешка. Здесь, кроме продуктов была аптечка, ранец с крыльями и пистолет. Дон порылся по карманам в поисках коммуникатора, но его не было. Тогда он вспомнил, что коммуникатор перед падением, лежал на панели управления флайера. Значит, сейчас он покоится вместе с ним на дне океана. Но это ничего. Главное, что он жив, цел и невредим, а люди, подобравшие его, вроде бы настроены не враждебно. Плохо одно, что они унесли его от плота, на котором закреплен работающий маяк, а это может затруднить задачу поисковикам.
  - Так, надо бы осмотреться, как далеко меня унесли аборигены,- подумал Дон. Он встал, надел ранец, пристегнул к поясу кобуру с пистолетом и направился к выходу из пещеры. Женщины встрепенулись, что-то говоря и, при этом отчаянно жестикулируя. Дон, не обращая внимания, вышел наружу. День уже был в разгаре. Он вдохнул полной грудью воздух, наполненный запахом моря и, вдруг услышал крик, отдававшийся многократным эхом его именем. Дон взлетел и, с высоты птичьего полета, заметил поисковиков, поднимающихся по склону и знакомую фигуру Стана. Спустя минуту он уже, со слезами на глазах, обнимал старого друга.
   - Дон, дружище, ты жив! Я верил, что с тобой все в порядке и что мы непременно тебя найдем. Рассказывай, что с тобой произошло.
  - Стан, я ужасно рад тебя видеть и всех, кто с тобой. Мне, в общем, то, и нечего особенно рассказывать. Я хорошо помню только то, что было до момента крушения флайера. Машина стала неуправляемой. Как видно, при взрыве вулкана, меня догнал осколок горы, повредивший рули. Честно говоря, я не видел и сам момент взрыва, так как пришлось, просто на всех парах, удирать от него. Ну что потом. Поняв, что флайер не спасти, единственной мыслью было добраться до берега, и мне пришлось превысить все мыслимые и немыслимые пороги скорости. Я видел, что обшивка флайера раскалилась добела, а температура в салоне поднялась настолько, что я мог бы зажариться живьем. Тем не менее, за кратчайшее время мне удалось уйти от эпицентра взрыва на значительное расстояние, после чего я катапультировался. Дальше я практически ничего не помню, лишь то, как забрался в плот, включил маяк и, закрепив себя, заснул. Сколько времени мне пришлось провести в таком состоянии, я не знаю. Проснулся от страшного грохота. Вокруг кипела и пенилась вода. Плот бросало из стороны в сторону. В какой-то момент, волной меня перевернуло, потом сильный удар и я почувствовал, что плот волочится по песку. Только благодаря невероятной прочности полимерного материала, из которого он изготовлен, плот выдержал и удар о грунт, и трение о песок, и самортизировал их последствия. Правда, от удара, я чуть не потерял сознание. Потом все стихло. Плот остался лежать неподвижно. Я не спешил отстегивать страховочные фалы, ожидая новой волны, и так и продолжал висеть над грунтом. Потом стало не хватать воздуха и, наверное, я снова вырубился. Пришел в себя от звуков снаружи. Первое, что я подумал - что это поисковики. Только тогда я отстегнулся и свалился на песок. Я четко слышал, что снаружи откапывают плот и изо всех сил стал копать навстречу. Мне удалось выбраться, но сил больше не осталось. Последнее, что мне удалось - взять аварийный комплект и выползти на поверхность. А потом все, как в бреду. Какие - то странные голые люди, которые тащили меня на руках вглубь материка. Я пытался сказать им, чтобы оставили меня около плота, но они не понимали меня и продолжали нести, все время, повторяя непонятные слова "Им Тиа Ку". Потом я снова вырубился и очнулся только несколько минут назад лежа в пещере. Там, рядом были только несколько женщин и дети. Эти люди спасли мне жизнь и, наверное, мне нужно их как то отблагодарить, только не знаю как. Они говорят на совершенно незнакомом языке и, похоже, находятся на очень низком уровне развития. Им незнакома даже одежда. Все они, и мужчины, и женщины ходят нагишом. Думаю, что здесь есть масса работы для Темис и Леды.
  - Скажи спасибо, что они не оставили тебя возле плота, иначе бы, ты снова оказался бы в воде во время прилива. Так что аборигены спасли тебя дважды. Ну, а что касается нашей подруги Темис, она за время твоего отсутствия тоже успела начудить. Она сбежала с новой базы на южном материке и попала в серьезную переделку. Твоей жене и Изе с трудом удалось ее вытащить, но нужно отдать должное, Темис нашла на берегах великой реки народ Кеми и вступила с ними в контакт.
  Услышав от Стана упоминание о Дите, Дон потребовал связать его с женой. Он представил себе ее состояние от известия о его пропаже и содрогнулся всем телом. Стан достал коммуникатор, который Дон буквально выхватил из его рук. Когда в ответ на запрос он услышал голос Диты, все что он смог произнести от волнения, было:
  - Здравствуй, родная! Это я!
  
  
  Часть 4
  Гром над Пангеей
  
  -1-
  
   - Гера, мы все благодарим тебя за оказанное гостеприимство, но настал момент, когда мы должны вернуться в Эдем.
  - Ни я, ни весь народ Шуми, не могли отказать Вам в приюте, дорогой Зевс. Но почему Вы должны нас вновь покинуть?
  - Наше возвращение на Землю связано не только с тем, чтобы вновь встретиться с тобой и народом Шуми. Как выяснилось, на Земле проживает много разных племен и народов. Недавно Темис нашла на берегах Великой реки Нил народ Кеми, а Дон обнаружил людей неизвестного племени на берегах южного океана. Мы здесь, чтобы дать знания всем народам, населяющим Землю. Ты даже не представляешь, как велика Ваша планета! Поэтому нам необходимо вернуться в Эдем. Но есть еще причина. Я хорошо знаю, что из-за засухи, запасы продовольствия на твоих складах заметно уменьшились, а новый урожай не обещает быть богатым. Мы больше не имеем права отбирать у твоих людей последние крохи. Напротив, у нас есть план, как помочь Вам и другим племенам, страдающим от непогоды. Для этого нам нужно тщательно подготовиться и просчитать все последствия нашего вмешательства, а это можно сделать только в Эдеме. Но ты можешь последовать за нами. Адам, Ева, Рабор и Эос достигли возраста, в котором наши дети начинают первую ступень обучения. Мне очень хотелось бы, чтобы они получили такое же образование, как и все дети у нас, на Гее. В Эдеме есть все необходимое для этого. Кроме того, твоя дочь, Лея, обращалась с просьбой о продлении твоей жизни. Я понимаю, что это прямое вмешательство в процесс развития Вашей истории, но, тем не менее, готов выполнить просьбу Леи, тем более что мы теперь родственники. И еще, ты прекрасно знаешь, что ты как две капли воды похожа на мать Диты. Я очень любил свою первую жену и хотел бы в твоем лице, сохранить навсегда ее образ.
   - Спасибо, Зевс за теплые слова, но я еще не приняла решения. Пойми, я должна буду покинуть свой народ, но для этого я должна быть уверенна, что передам все это в надежные руки. Мне уже много раз приходила мысль в голову, что ноша власти стала слишком тяжела для меня, но сейчас, когда Шуми и Аккады оказались в трудном положении на грани голода, я не могу бросить их.
  - Прекрасно тебя понимаю, поэтому и спешу в Эдем. Скажи, Гера, если нам удастся вызвать дождь и напоить землю влагой, ты тогда согласишься на мое предложение?
  - Если произойдет чудо и с небес польет благодатный дождь, я обещаю, что вместе с Евой последую за тобой. Только как же Зара и Адам?
  - Зара уже пообещала Грифту, что теперь всегда и везде будет рядом с ним.
  - Хорошо, Зевс, тогда я жду тебя с тучами, несущими дождь!
  
  
  ***
  
   Две недели поисков Дерика ничего не дали. Уж слишком обширным оказался юго-западный континент и еще свои коррективы внес сложный ландшафт. Огромные территории были покрыты сплошными непроходимыми джунглями, в которых разглядеть с воздуха что-то было просто невозможно, а дальше, на западе, вдоль всего континента простирался неприступный горный хребет. В таких условиях искать горстку людей, все равно, что иголку в стоге сена. Орек осознавал, что дальнейшие поиски - напрасная трата времени. В конце концов, не для того Дерик задумывал свою авантюру, чтобы отсиживаться в укрытии, и, рано или поздно, он обязательно где-нибудь проявит свою деятельность. Нужно только организовать контроль за всем континентом. Задача непростая, но вполне выполнимая. Так, сидя на большом валуне, на берегу бухты, размышлял Орек. Он настолько ушел в свои мысли, что не замечал ничего вокруг. Не заметил он и то, как из чащи буйного тропического леса, двигаясь, след в след, на берег вышли не менее десяти полуголых людей с медно-красного цвета кожей. Лица их были покрыты сложным узором, сочетавшимся из белых и черных линий, в черные, как смоль волосы у некоторых из них были вплетены птичьи перья. Каждый держал в руках легкое копье с широким каменным наконечником. Двигались они совершенно бесшумно. Пять или шесть человек несли на плечах длинный узкий предмет. Заметив одинокую фигуру Орека, все они по знаку, поданному рукой впереди идущим, остановились, положили свою ношу на песок и, стараясь не привлекать внимания, все также бесшумно, большим полукольцом стали приближаться к незнакомцу. Какое-то шестое чувство заставило Орека оторваться от размышлений. Он, как-будто, затылком почувствовал пристальные взгляды на себе. Орек оглянулся и, увидев приближающихся аборигенов, вскочил на ноги. Те, в свою очередь, поняв, что их заметили, издав воинственный клич, бросились к Ореку, угрожая своими копьями. Решение пришло мгновенно. Орек выхватил пистолет, и, не дожидаясь пока наступавшие подойдут на расстояние броска копья, выстрелил, стараясь никого не задеть, но так, чтобы луч описал большую дугу и остановил нападавших. Для пущего эффекта, Орек прошелся лучем по одному из многочисленных валунов, изобилующих на песчаном берегу, от чего последний с треском распался на две части. Люди в страхе попадали на землю, издавая какие-то звуки. Эта заминка позволила Ореку выйти из почти сомкнувшейся дуги и занять более выгодную позицию, дающую возможность для отступления к скрытой за скалой временной базе. Но люди даже не предпринимали попыток догнать его. Они продолжали лежать, распластавшись на песке и боясь пошевелиться, чтобы не оказаться разрезанными, так же, как камень. Орек отошел на почтительное расстояние и стал с любопытством рассматривать лежащих в нескольких десятках шагов, людей. На всякий случай, он достал коммуникатор и вызвал на помощь волонтеров, дежуривших у флайеров. Дождавшись, когда из-за скалы показались волонтеры, Орек громко обратился к аборигенам. Хотя они не поняли ни единого слова из произнесенных Ореком, некоторые, пересилив страх, подняли головы и направили свои взгляды на странно одетого белолицего чужака, способного вызывать смертоносные молнии. Орек вложил пистолет в кобуру, показал людям раскрытые ладони, при этом стараясь дружелюбно улыбаться и жестами призывать людей подняться с земли. Наверное, прошло немало времени, прежде чем они, преодолев суеверный страх и видя, что ничего страшного не происходит, сначала по одному, а затем уже и все смогли подняться на колени. Орек снова обратился к ним, призывая встать и подойти ближе, но ни один из них даже не пошевелился. Тогда он медленным шагом сам пошел им на встречу. Но, стоило Ореку подойти на расстояние, которое люди, скорее всего, посчитали достаточным для броска копья, как они повскакивали на ноги и стали пятиться назад к лесу. Орек, в очередной раз показал раскрытые ладони и, подняв правую руку, призвал людей остановиться. Увидев, что к незнакомцу присоединились еще четверо, они, дрожа от страха, остановились и, простирая руки к Ореку, стали что-то говорить умоляющим тоном. Поняв, что они просят не убивать их, Орек еще раз показал ладони и, улыбаясь, приложил руку к сердцу, давая понять, что он не желает им вреда.
   Все это Орек проделывал, потому что ему в голову вдруг пришла блестящая мысль:
  - Раз здесь живут аборигены, возможно, кто-нибудь из них мог видеть Дерика и его группу, и, возможно, смогут указать в каком направлении они ушли вглубь материка.
  Процесс установления контакта шел с большим трудом. Поняв, что им ничего не угрожает, люди расселись прямо на песке. От них отделился высокий человек с проседью среди длинных черных волос, спадающих ему на плечи, в которые были вплетены несколько крупных птичьих перьев. Он вышел вперед, передав свое копье одному из соплеменников и тоже сел на песок, жестом приглашая Орека присоединиться. Орек не заставил себя ждать и сел напротив. Начался немой диалог, сопровождаемый жестами и мимикой. Абориген показал, что они всего лишь хотели спустить на воду свое каноэ и переправиться на другую сторону залива, где собирались ловить рыбу и никому не хотели причинить вреда. Орек, в свою очередь, как мог, объяснил, что он и его спутники ищут своих соплеменников, которые некоторое время назад были здесь. Он, коснувшись своих глаз, обвел рукой вокруг сидящих аборигенов, как бы спрашивая, не видели ли они таких же людей, как он. Человек, сидевший напротив, отрицательно покачал головой, сначала ткнув себя в грудь, а потом указал на джунгли, уходящие за горизонт, давая понять, что пришел издалека и никого здесь не видел. Он повернулся к соплеменникам и что-то сказал им. Один молодой его спутник что-то достал из кожаной сумки, висевшей у него на боку, и передал этот предмет своему старшему товарищу. Тот, в свою очередь, протянул этот предмет Ореку. Орек решил, что невежливо будет отказываться от дара, и принял его с благодарностью. У него в ладони оказалась чрезвычайно тяжелая вещь. Орек раскрыл ладонь и просто онемел от удивления. В руке у него оказался предмет, изготовленный из металла, с искусно нанесенном на нем узором, который, скорее, напоминал надпись. Предмет имел абсолютно правильную круглую форму и чем - то напоминал профиль флайера. Верхняя и нижняя его части были идеально подогнаны, но в месте соединения был едва заметный зазор. Тысяча мыслей промелькнули в голове Орека, но одна - самая главная:
  - Откуда у туземцев, которые пользуются каменными ножами и копьями, появилась эта вещь.
  В одном Орек был уверен точно - она не с Геи. Никогда и ничего подобного он в жизни не видел. Ему не терпелось расспросить незнакомца, откуда у него этот предмет, но сам прекрасно осознавал, что из-за трудностей в языковом общении, сейчас эта затея безнадежна. Нужно только выяснить, где находится стойбище этих людей, чтобы потом вернуться сюда с опытными лингвистами и расспросить людей о ее происхождении. В ответ Орек склонился в знак благодарности за информацию и прижал руки к груди. Потом он, поразмыслив, решил, что нужно что-нибудь подарить аборигенам, в качестве компенсации за причиненный испуг. Орек повернулся к стоявшим в отдалении своим спутникам и, стараясь не повышать голос, попросил одного из них подойти. Когда волонтер подошел, Орек шепнул ему на ухо несколько слов. Волонтер утвердительно кивнул и, раскрыв крылья, улетел в сторону стоянки флайеров. Увидев летающего человека, аборигены снова попадали лицом в песок и завыли от ужаса. Орек понял, что его подчиненный совершил непростительную ошибку и, как мог, стал успокаивать людей. Едва ему это стало удаваться, как в воздухе снова появился горе-гонец, который, как ни в чем не бывало, приземлился рядом с Ореком и передал ему небольшой сверток. Орек развернул сверток, в котором оказался охотничий нож в красивых кожаных ножнах. Орек приподнялся на одно колено и, держа нож на раскрытых ладонях, протянул его сидящему напротив него человеку. Тот сначала с испугом отстранился, но Орек повторил свой жест, призывая принять дар. Человек нерешительно протянул руку и осторожно взял нож. Он некоторое время вертел его в руках, силясь понять, что это такое, а потом случайно потянул за рукоятку и извлек клинок из ножен. В глазах его отразилось и недоумение и восторг. Человек склонился перед Ореком, дотронулся до левой стороны своей груди, затем до левой стороны груди Орека, показывая, что он благодарен за бесценный подарок.
  Орек пальцем нарисовал на песке несколько треугольных хижин и людей возле них, а потом, указав на своего "собеседника" обратил на него вопросительный взгляд. Тот понял вопрос и кончиком ножа нарисовал контуры бухты и извилистую линию, направленную вглубь материка, затем он нарисовал контуры, напоминающие большой водоем, а около него много хижин и человеческих фигур. Затем он махнул в ту сторону, откуда эти люди вышли на берег. Там виднелась еле заметная тропа. Орек утвердительно кивнул, давая понять, что он понял. Затем мужчина указал на нарисованные Ореком хижины и вопросительно посмотрел на него. Орек показал пальцем в небо. В глазах аборигена отразился и ужас, и, одновременно уважение и почитание. Он в очередной раз склонился перед Ореком, прикоснувшись правой рукой к левой стороне груди. Потом он что-то сказал соплеменникам. Они все встали, поклонились Ореку и, подхватив каноэ, направились к берегу. Уже спустя несколько мгновений, каноэ заскользило по синей глади залива и вскоре скрылось из вида. Орек еще долго смотрел им вслед. Сжимая в руке удивительный подарок.
  
  -2-
  
   Зейвс, дорогой, как я рад тебя видеть! - Воскликнул Орек и поднялся с камня, на котором сидел, чтобы поприветствовать старого друга.
  - Я тоже очень рад тебя видеть! Как тебе Пангея?
  - Знаешь, я в восторге. Это просто чудо какое-то!
  - Скажи, Орек, тебе удалось обнаружить Киллата?
  - Нет, к сожалению. Пилоты с захваченного флайера указали нам место, где они производили разгрузку, но больше ничего обнаружить не удалось, никаких следов. Две недели мы обследовали континент, но ты же сам понимаешь...
  - Я понимаю. Просто пока Дерик где-то на Пангее, мы не сможем жить и работать спокойно.
  - Юго-западный континент далеко, можешь не волноваться. Без флайеров Дерику сюда не добраться.
  - Да, конечно, но все же как-то неспокойно. Ладно, скажи, почему ты меня вызвал сюда, а не направился прямиком в Эдем?
  Действительно, беседа проходила на обширном полуострове, глубоко врезавшемся в воды внутреннего моря в северо-восточной его части. Однажды Зейвс уже видел его, когда направлялся на встречу с Дериком на остров, расположенный южнее. В обширной очень живописной долине у подножья довольно высокой горы расположились флайеры Орека. Здесь же и Зейвс велел посадить свой флайер. Воздух был свежим и довольно прохладным.
  - Есть две причины, Зейвс. Первая - мне не хотелось бы стеснять Вас в Вашем поселке, но это не главное. А вот вторая причина заключается в том, что мне хотелось поговорить с тобой без свидетелей. Дело в том, что там, за океаном, я встретился с людьми из местного племени. Сначала мы чуть не поубивали друг друга, но все закончилось мирно и благополучно. В знак примирения, я сделал вождю небольшой подарок и он в ответ подарил мне очень занятную вещицу. Вот, полюбуйся.
   Орек извлек из кармана подарок вождя.
  - Что это?
  - Сам бы хотел узнать. Одно понятно - к Гее это не имеет ни малейшего отношения.
  - Значит здесь, на Пангее, есть высокоразвитая цивилизация?
  - Настолько развитая, что может получать чистый цирконий? Именно из него изготовлена эта вещица. Нет, Зейвс, что-то не вяжется. Техногенные цивилизации не возникают вдруг в одном обособленном месте. Это процесс длительный и затрагивает если не все, то, по крайней мере, большинство народов, населяющих планету.
  - Тогда откуда же взялась здесь эта вещь? Что сказал тебе вождь?
  - Ничего не сказал. Ни он, ни я во время общения не проронили ни слова. Да это было и не к чему, все равно мы друг друга не понимали. Но я выяснил, где найти его стойбище. Только даже если мы научимся понимать друг друга, боюсь, ничего нового не узнаем.
  - Почему же?
  - Да потому, что вещь эта, скорее всего, была случайно найдена и почиталась вождем, как амулет, не более того.
  - Так откуда же она, черт побери?
  - Думается мне, что кто-то гораздо раньше нас уже побывал на Пангее и оставил здесь вот такой след о своем пребывании на планете.
  - И что ты собираешься делать дальше?
  - К моему глубокому сожалению, я должен вернуться на Гею. Сам понимаешь, положение обязывает. Но прежде мне хотелось бы попытаться хоть что-нибудь понять про эту находку без широкой огласки. Здесь, на Пангее, собрался весь цвет нашей естественной науки, а на звездолете имеются оборудованные по последнему слову техники, лаборатории. Прошу тебя, привлеки к этой работе тех людей, которым ты особо доверяешь.
  - Хорошо, я это сделаю, и такие люди есть. Они сделают все, что в их силах.
  Зейвс взял в руки артефакт и стал его пристально рассматривать. Поверхность предмета была гладкая, без единой царапины или вмятины, а нанесенный на нее узор как будто был выполнен тончайшей иглой и при этом не имел ни малейшего изъяна. Вещь, не смотря на свои скромные размеры, была чрезвычайно тяжелой, тяжелее даже, как показалось Зейвсу, чем золотой слиток аналогичного размера.
  - Интересно, что там внутри? Что-то очень тяжелое. Думаю, для начала, стоит выяснить точный химический состав металла или сплава, из которого он выполнен, а потом постараемся узнать, что там внутри и для каких целей эта штука предназначалась. Нам потребуются Юн, Гефет и Грифт. Подобные исследования как раз по их части. Но еще, я считаю, нужно показать это историкам или археологам, возможно и лингвистам. Значит, нужны будут Темис и Леда. Этим людям я доверяю, как себе самому.
  - Отлично. Срочно вызывай их всех сюда под каким- нибудь благовидным предлогом.
  
  ***
  
  Темис бесцельно слонялась в окрестностях новой базы. Несмотря на уговоры вернуться в Эдем или Шумер, она настояла на том, что здесь для нее открывается гораздо больший фронт работы. Конечно, Иза понимала, что истинная причина кроется совершенно в другом. Темис за последнее время стала неузнаваемой. Взгляд ее был каким-то отсутствующим, рассеянным. Она зачастую отвечала на вопросы невпопад или вовсе молчала. Раньше, до ее появления в Та-Кемет, Темис не могла усидеть на месте. То она охотилась, то, как сумасшедшая носилась верхом по степи. Сейчас она готова была часами сидеть у монитора, наблюдая за происходящим в деревне, где Иза установила камеру наблюдения. Больших усилий требовалось очередному дежурному, заставить ее покинуть помещение. Видя состояние девушки, Иза просто не могла покинуть базу, откровенно боясь, что стоит оставить Темис без присмотра, она тут же выкинет что- нибудь еще. Пришлось обращаться к Зейвсу с просьбой задержаться здесь на некоторое время. Зейвс, естественно, потребовал объяснений, и Иза вынуждена была рассказать мужу все, что происходило с Темис. Выслушав ее, Зейвс отнесся с пониманием сложившейся ситуации и разрешил жене остаться на базе. Мало того, он отправил к Изе Гора, предвидя возможные осложнения в связи с состоянием Темис. Лее очень трудно было расставаться с Гором, но узнав о причине, заставившей Зейвса принять такое решение, ей даже и в голову не пришло отговаривать Зейвса отменить его.
   С появлением на базе молодого человека, Темис немного ожила. Она стала строить планы нового посещения деревни, ведь если Гор согласится отправиться туда вместе с ней, у Изы не будет аргументов для препятствования экспедиции. Девушка обдумывала, с чего ей начать разговор с Гором и как убедить Изу отпустить их. Ее мысли были прерваны зуммером коммуникатора. Звонила Иза с просьбой срочно зайти к ней.
  - Да, конечно, я сейчас приду, - ответила Темис. Она быстрым шагом направилась к домику, где обосновалась Иза.
  - Входи, Тем! - Мы ждали только тебя.
  В маленькой комнатке, кроме Изы Темис обнаружила Леду.
  - Вот что, девочки, я пригласила Вас по просьбе моего мужа. Он требует, чтобы Вы обе немедленно вылетели к нему. Подробности мне не известны, но скажу лишь одно - дело чрезвычайной важности и не требующее огласки. Как Вам известно, сейчас на планете находится председатель Парнас. Во время поисков Дерика Киллата и его группы, в руки председателя Парнаса попал таинственный артефакт. Вам поручается работа по определению его происхождения и назначения. Зейвс выслал за Вами флайер, который скоро будет здесь, поэтому быстренько собирайтесь и в путь. Все понятно? Вопросы есть?
  - Понятно,- ответили девушки, - а что за артефакт?
  - Я не знаю. Разберетесь на месте. Ну, идите, времени на сборы мало.
  Обе девушки направились на выход. Уже в дверях Темис обернулась и спросила:
  - Скажи, Иза, Вы с Зейвсом специально хотите отправить меня подальше от деревни?
  - Ну что ты, дорогая, - ответила Иза, нежно обняв подругу, - поверь, для меня самой все это стало неожиданностью.
  - Но там Амхеп, его семья, им может угрожать опасность. Как я смогу им помочь, если буду далеко отсюда?
  - Я обещаю тебе, если в деревне что-то начнет происходить, мы с сыном не оставим их в беде. Я найду способ защитить и Амхепа, и его мать, и его братьев и сестер. Поезжай спокойно и не о чем не беспокойся.
  Женщины тепло обнялись и Темис прошептала на ухо Изе:
  - Сбереги его, пожалуйста. Не поверишь, но я, кажется впервые в жизни, полюбила. Спасибо тебе, Иза.
  
  ***
  
   - Так, кажется все в сборе, - обратился Орек к собравшимся в салоне одного из флайеров, - надеюсь, у меня нет необходимости Вам представляться. Мой давний друг, Зейвс Савоас, заверил, что Вам можно доверить ту информацию, которая случайно попала нам в руки. Не буду лишний раз предупреждать, что все то, что Вы увидите и узнаете, следует до поры, до времени, сохранить в абсолютной тайне. Те результаты, которые мы рассчитываем получить с Вашей помощью, способны перевернуть все наши представления об окружающем нас мире, да и о нас самих.
  С этими словами Орек извлек из кармана артефакт и положил его на стол.
  - Что это? - раздались удивленные голоса.
  - Вот это, как раз нам предстоит выяснить.
  Все, по очереди, брали странный предмет в руки и тщательно его рассматривали. Всех без исключения поразил необычайно большой вес для столь маленького предмета.
  - Какие будут предположения?
  - Нам с Юном кажется, что материал, из которого эта штука изготовлена, очень напоминает цирконий, причем, судя по его цвету, очень высокой степени очистки.
  - Мне тоже так показалось, друзья,- ответил Орек.
  -Да, председатель, но его вес... Он никак не вяжется с весом циркония, а это может означать только то, что это либо неизвестный нам металл, либо внутри находится что-то, обладающее огромной плотностью.
  - Все верно! Для того чтобы это выяснить, нам прямо сейчас, предстоит отправиться на борт звездолета, где в условиях лабораторий Вы и попробуете найти истину.
   Пока длился этот разговор, Темис пристально рассматривала узор, нанесенный на поверхности предмета. Что-то он ей напоминал, но она никак не могла вспомнить, что именно. Чувство, что что-то подобное ей уже приходилось видеть, не покидало девушку. Удивлял и способ нанесения узора, как будто мастер наносил его тончайшей иглой по мягкой податливой глине, но при этом все линии имели абсолютно одинаковую толщину и глубину и не содержали ни малейшего изъяна. Узор состоял из набора символов различной формы, расположенных в семи уровнях, разделенных концентрическими окружностями. Темис продолжала копаться в самых отдаленных уголках своей памяти, но безрезультатно. Она решила пока воздержаться от озвучивания, каких либо предположений, пока не доберется до информария звездолета, где надеялась найти подтверждение своим сомнениям.
   Леда, также, с не меньшим вниманием рассматривала узор, но, в отличие от Темис, решила высказать свои мысли на этот счет.
  - Я думаю,- сказала она, обращаясь к Ореку, - что, судя по иногда повторяющимся символам, это какая-то надпись или цифровой код. Если это так, то расшифровать его будет крайне сложно из-за ограниченности текста, но, надеюсь, что ничего невозможного нет. Боюсь только, что даже с помощью сверхмощного компьютера звездолета, уйдет немало времени на просчитывание всех возможных вариантов.
  - А ты, Грифт, что ты думаешь по этому поводу?
  - Пока не знаю. Хотелось бы получить сначала точные данные о металле, тогда будет видно.
  - Что ж, тогда не будем терять время и в путь!
  
   Трудно представить себе радость затворников, когда они неожиданно для себя увидели на борту корабля сразу столько знакомых лиц. Правда радость эта оказалась недолгой. Не успев поприветствовать друг друга, почти все прибывшие разбрелись по разным отсекам гигантского корабля и погрузились с головой каждый в свою работу. Анализ, сделанный Гефетом и Юном подтвердил, что исследуемый металл действительно оказался цирконием, причем со степенью чистоты до шестого знака. Когда отчет об этом оказался у Орека, он не поверил своим глазам.
  - Я прекрасно знаю, что цирконий в чистом виде на Гее вообще не встречается. Смею предположить, что и здесь, на Пангее, в виду схожести природных условий, это также имеет место быть. А это значит, что металл был получен методом обогащения, но такая чистота... это невозможно. Даже в условиях лабораторий, нам с трудом удавалось получить три знака, а судя по вещице, речь идет о промышленном производстве. Просто невероятно!
  Сохранявший, все это время молчание, Грифт, в ответ на реплику Орека, заметил:
  - Вы забываете, что кроме обогащения есть и еще один способ получения сверхчистых элементов.
  - Ты о чем, Грифт?
  - О реакции термоядерного синтеза. Как известно, в ходе термоядерной реакции из ядер легких элементов получаются более тяжелые и так по нарастающей.
  -Да,- ответил Гефет,- теоретически это возможно, но как Вы себе представляете это на практике. Я, конечно, допускаю, что при определенных условиях можно таким образом создать какое-то количество вещества с заданными параметрами, но речь может идти о ничтожных долях миллиграммма, а не о килограммах и тем более тоннах.
  - Это означает только то, дорогой Гефет, что тот, кто создавал вот это, обладал технологиями нам пока неизвестными, - парировал Грифт.- Но один только факт, что подтвердилось предположение о том, что исследуемый металл является цирконием, меня очень радует, и вот почему. Как известно, цирконий обладает одним очень ценным свойством. Он, как бы это выразиться, прозрачен для многих видов излучений. Это его свойство широко использовалось уже несколько сот лет назад, когда на Гее получили распространение электростанции, работающие за счет распада радиоактивных элементов. Так вот корпуса, в которые заключалось радиоактивное топливо, изготавливались как раз из циркония, который был "прозрачен" для излучения. Да что я говорю, это известно каждому школьнику из курса физики. Мы с Вами также можем воспользоваться этим свойством, облучив артефакт, что даст нам возможность заглянуть в его внутренности без, так сказать, вскрытия, и узнать, что за сверхтяжелое чудо находится в его чреве.
  - Тогда, давайте, готовьте аппаратуру и приступайте, - коротко резюмировал Орек.
  В каюту, где происходил разговор, без стука, как вихрь ворвалась Темис. Она была крайне возбуждена и взволнована. Дело в том, что как только флайер пристыковался к звездолету, Темис заперлась в своей каюте и, подключившись к базе данных информария, принялась искать, где она могла видеть аналогичные символы. Девушка ввела изображение артефакта в поисковую систему и запросила данные на соответствие. Ждать пришлось долго. Пока машина анализировала информацию, Темис нервно вымеряла шагами каюту. Она забыла обо всем на свете и боялась хоть на минуту отойти от монитора. Не откликнулась она даже на настойчивые приглашения Ниды на обед. Но вот, наконец, через несколько часов работы, компьютер выдал информацию об археологической находке почти двадцатилетней давности, которую обнаружила во время раскопок древнего городища группа студентов исторического отделения столичного университета.
  - Как же я могла забыть? - сама себя укоряла Темис. - Ведь это была моя первая экспедиция, где я участвовала в настоящих раскопках.
  Она вспомнила все: как случайно на месте древней постройки было обнаружено подземелье, собственно говоря, в котором и стояла эта черная прямоугольная плита из отполированного до зеркального блеска черного камня, грани которой были покрыты различными, многочисленными символами. Тогда все приняли эту плиту за надгробие, хотя при дальнейших раскопках никаких захоронений под ней найдено не было. И вот сейчас, за тысячи световых лет от Геи, снова те же символы. Темис сделала распечатку снимка и помчалась к Ореку.
  - Простите за бесцеремонное вторжение, но вот, смотрите...
  Девушка положила на стол два листа с изображениями двух разных артефактов.
  - Вот это наш исследуемый артефакт, а вот это было найдено на Гее около двадцати лет назад. Видите, символы идентичны.
  - Так получается, что и мы и Пангеяне посещались представителями одной и той же неизвестной расы инопланетян. Я так и думал... - задумчиво произнес Орек. - Кажется, все становится на свои места.
  - О чем ты? - переспросил Зейвс.
  - Вот что, давайте поступим следующим образом - Темис, пожалуйста, передай эти изображения Леде. Возможно, они помогут ей в расшифровке, а после ужина давайте соберемся в рубке и я Вам кое-что расскажу.
   Темис вышла из каюты, прошла по коридору жилого уровня и, найдя нужную ей дверь, постучала.
  - Как дела, есть успехи? - с порога спросила Темис подругу.
  - Пока, к сожалению, ничего. Слишком мало данных. Единственно, что можно предположить, символы не являются иероглифами.
  - Это почему?
  - Вот, посмотри, - Леда пригласила Темис подойти к монитору, - группы символов разделены пробелами, некоторые символы повторяются. Скорее всего - это буквы алфавита или цифровой код.
  - Понятно, ну тогда на, держи, - Темис положила на стол лист с изображением плиты, - это тебе для пополнения данных и для полноты картины.
  Леда взглянула на распечатку.
  - Откуда это у тебя?
  - Не поверишь, с Геи!
  - Как с Геи! Но это же невозможно! Ведь здесь те же символы, что и на нашем артефакте! Но как?
  - Это нам предстоит выяснить. Я бы на твоем месте потребовала бы нанести визит в племя, где эта штука хранилась и подробно расспросить аборигенов на предмет, откуда она у них появилась. Возможно, это помогло бы приоткрыть завесу над тайной.
  - Точно. Я сегодня же поговорю с Зейвсом и председателем Парнасом.
  - У тебя будет для этого прекрасная возможность сегодня после ужина. Председатель приглашаем нас для того, чтобы сделать какое - то важное сообщение.
  - Да, да, конечно, я обязательно приду, а сейчас, прости подруга, позволь мне поработать с этим. - Леда указала на принесенный Темис лист.
  - Ладно, успехов тебе!
  Темис повернулась и вышла из каюты. Она некоторое время постояла посреди коридора, раздумывая куда пойти. Девушка, было, направилась в сторону своей каюты, но вдруг неожиданно остановилась и, резко развернувшись, быстрым шагом пошла в рубку. Там она застала Ниду, которая приветливо улыбнулась Темис и предложила ей присесть.
  - Ну, наконец - то, хоть ты зашла, а то мы здесь совсем одичали. Знаешь как жутко на пустом звездолете. Я, признаться, боюсь даже ходить по отсекам в одиночку. Все время преследует чувство, будто здесь есть кто-то, кто постоянно следит за каждым твоим шагом. Знаешь, мне кажется, что так люди сходят с ума. Скажи, Тем, что привело Вас на борт. Я что-то ничего не пойму - прилетели и разбежались по каютам, как по норам, ни поговорить, ни объяснить... Что происходит?
  - Да не волнуйся ты так! - бодрым голосом ответила Темис, тщательно стараясь не показывать своего беспокойства. - Все нормально, просто председатель Парнас хотел кое-что проверить, а это можно выполнить только на борту, где имеется необходимая аппаратура. Вот, а нас просто пригласил составить ему компанию.
  - Хорошо, если так. Расскажи, как дела на Пангее. Ужасно хочется попасть туда, вздохнуть чистого свежего воздуха. Кстати, ты не в курсе, долго нам еще здесь торчать? Хоть бы смену прислали, что-ли.
  - Поговори об этом с Зейвсом, пока он здесь, а на Пангее все нормально, все живы и здоровы. Только Деррика пока не нашли и это немного напрягает. Я вот зачем к тебе зашла, Нида. Ты только ничего такого не подумай, мне естественно хотелось встретиться с тобой, и с Антисом, и с Нормом, но ... - Темис несколько замялась, - не могла бы ты выполнить одну мою просьбу?
  - Да все, что угодно, пожалуйста!
  - Тогда позволь мне попользоваться телескопом. Поверь, для меня это очень важно!
  - Какие могут быть вопросы, Тем, дорогая! И что же ты собираешься рассматривать?
  - Мне очень нужно понаблюдать за одним местом. Тебе, наверное, еще не известно, что я, случайно обнаружила на берегах большой реки, что протекает вдоль почти всего южного материка, народ, который себя называет Кеми. В общем, там со мной приключилась одна неприятная история, из-за которой могут пострадать хорошие люди. Вот мне и хотелось бы понаблюдать за этим местом. И, если вдруг замечу что-нибудь подозрительное, вовремя предупредить этих людей об опасности.
  От опытных глаз Ниды трудно было скрыть волнение, с каким Темис объясняла причину своей просьбы, да и неестественный румянец, заливший все лицо девушки, выдал ее с головой. Конечно, Нида догадалась, что речь идет не о каких-то хороших людях, а об одном конкретном человеке, судя по всему о мужчине. Она ничего не сказала подруге о своих догадках, а просто молча, включила нужную аппаратуру и жестом пригласила Темис занять место за пультом управления телескопом. Темис не заставила себя ждать. Лихорадочно вращая ручками манипуляторов, ей, наконец, удалось найти нужное место на планете. Она сделала максимальное увеличение и смогла различить среди зарослей папируса деревенские постройки и даже фигуры отдельных людей. Там, судя по всему, шла повседневная, размеренная жизнь. Не заметив ничего подозрительного в деревне, Темис переместила свое внимание на затон, на берегу которого располагалась деревня, а потом, найдя едва заметную протоку, вдоль нее на русло Нила. Она отчетливо видела рыбацкие лодки, направлявшиеся к протоке, поскольку день уже клонился к вечеру, и рыбаки спешили засветло вернуться к своим жилищам. Сердце девушки успокоилось. Ничего опасного для Амхепа и его семьи не произошло. Видно было, как над рекой сгущаются сумерки. Пока не погас солнечный последний луч, Темис решила взглянуть на то место, где она повстречалась с Амхепом, в надежде увидеть его лодку. Она повела манипулятором вниз по течению Нила. Вот и песчаная отмель, но вокруг на реке никого не оказалось. Сумерки окутали русло реки, и разочарованная Темис уже готова была отключить телескоп, как вдруг ее внимание привлекли странные свечения над водой. Рассмотреть что - либо из-за темноты уже не представлялось возможным, как только девушка не напрягала свои глаза.
  - Давай, включу ночной режим, - предложила сидящая в соседнем кресле Нида.
  -Да, пожалуйста, если можно! - умоляюще попросила Темис.
  Нида щелкнула несколькими переключателями на панели, и Темис смогла рассмотреть, ставшие видимыми, источники света. Вверх по реке поднималась целая флотилия. Темис насчитала почти два десятка лодок. Они двигались, освещая свой путь факелами, укрепленными в носовых частях лодок. Сердце девушки бешено застучало. Она точно знала, что столько лодок едва наберется во всей деревни, а значит - это чужаки.
  - Что, что-нибудь не так? - спросила Нида, заметив резкую перемену, произошедшую с Темис.
  - Да, видишь эти лодки? Нужно немедленно предупредить Изу. Она мне обещала...
  - Но причем тут эти лодки?
  - Ты не понимаешь, - чуть не кричала Темис, - это смертельная опасность для всей деревни. Пожалуйста, свяжи меня с Изой! У нее очень мало времени!
  Нида пожала плечами и по настоятельной просьбе Темис, послала вызов Изе, а про себя подумала, - надеюсь, позже Темис все объяснит.
  Из динамика послышался голос, ответившей на вызов Изы.
  - Привет Нида, очень рада тебя слышать. Я вся внимания и слушаю тебя.
  Темис, не дав Ниде произнести ни слова, ответила Изе:
  - Иза, это я, Темис. Я на борту корабля. Слушай меня внимательно! Вверх по реке движутся два десятка лодок. Они направляются в деревню. Надеюсь, ты поняла, кто это может быть. Иза, умоляю тебя, помоги, спаси их!
  - Успокойся, Тем, расскажи все по порядку, где ты увидела лодки.
  - Я наблюдала в телескоп и заметила их. Они немного ниже, чем та отмель. Помнишь?
  - Конечно, помню! Это значит, что через час они могут быть в деревне. Не волнуйся, Тем, мы сейчас же вылетаем. Я спасу твоего Амхепа, обещаю! Спасибо за своевременную информацию. Жди!
  Иза отключилась, а Темис снова взялась за рукоятки манипулятора. Теперь, когда она точно знала, что "гостей" будет ждать достойная встреча, Темис снова превратилась в расчетливую охотницу. Она спокойно сопровождала медленно поднимающиеся вверх по реке лодки с незваными гостями. Видно было, что лодки двигаются очень медленно, что свидетельствовало лишь о том, что они очень сильно нагружены, и это работало не в их пользу. У Изы будет хороший запас времени, чтобы организовать прием. Так прошло томительных пятнадцать или двадцать минут, пока не раздался сигнал вызова. Это Иза снова вышла на связь.
  - Слушай, Тем, это я, Иза. Мы уже на подлете к деревне. Со мною Гор. Скажи, ты еще ведешь наблюдение?
  -Да, веду. Они еще далеко.
  - Отлично, продолжай наблюдать, будешь меня корректировать. Мы тут кое-что придумали. Думаю, это будет весьма эффектное зрелище, которое позволит нам обойтись без кровопролития, но навсегда отбить охоту у кого бы то ни было, соваться в деревню без приглашения.
   В рубку, громко смеясь над какой-то шуткой, вошли Антис и Зейвс. Услышав голос жены, Зейвс моментально осекся.
  - Так, я что-то пропустил? Кто-нибудь объяснит мне, что происходит?
  - Успокойся, дорогой, - ответила Иза, услышав голос Зейвса, - ты обязательно получишь разъяснения, но немного попозже, а сейчас, пожалуйста, не мешай нам!
  Темис, не обращая внимания на Зейвса, продолжала вести наблюдение.
  - Внимание, Иза, они вошли в протоку и загасили огни.
  -Ну, теперь в их намерениях нет ни малейшего сомнения. Что ж, я приготовила небольшой сюрприз.
  
  ***
  
   Времени оставалось в обрез, поэтому Иза решила на сажать флайер, а сойти с него прямо в воздухе, воспользовавшись крыльями. Флайер бесшумно завис над водой. Стояла безлунная ночь, что само по себе было очень не плохо для задуманного. Но, если бы кому-то в деревне вдруг не спалось, и этот кто-то вздумал бы посмотреть на звездное небо, то он мог бы наблюдать странное явление, когда на части неба пропали звезды и часть эта была абсолютно черной, а потом вдруг на этом черном фоне, всего на несколько секунд вспыхнуло яркое пятно, и внимательный наблюдатель мог бы увидеть две черные крылатые тени, мелькнувшие на свету и пролетевшие в сторону деревни.
   Как обычно, с наступлением темноты, все в деревне спали после тяжелого дня. Ни один звук не нарушал ночной тишины. Иза, а вслед за ней Гор, уверенно шли в направлении дома Амхепа. Дойдя до нужной двери. Иза остановилась и прислушалась. В доме стояла тишина, а мерное дыхание людей, находившихся внутри, свидетельствовало о том, что все они мирно спали. Иза, присвечивая себе фонариком, приоткрыла дверь и проскользнула вовнутрь. Осмотревшись, она увидела спящего Амхепа и, подойдя к нему и закрыв ладонью его рот, слегка тряханула его. Амхеп открыл глаза и чуть не закричал от неожиданности. Спасибо Изе, предусмотрительно закрывшей рот молодому человеку, а то он своим воплем разбудил бы всю деревню.
   - Не бойся, Амхеп, это я, Изида.- Прошептала Иза. - Молчи и слушай меня внимательно. Там, на реке, два десятка лодок. Они плывут сюда. Ты понимаешь, кто их привел?
  Юноша утвердительно закачал головой.
  - Тогда ты сейчас возьмешь оружие и, не поднимая шума, разбудишь всех взрослых мужчин и выведешь их с оружием на пристань, - продолжила Иза, - ты понял меня?
  - Да, госпожа, я все понял, я все сделаю, как ты велишь.
  Он бесшумно встал, захватил нож, подаренный ему Темис и, выходя из дому, спросил:
  - А Темис, где она?
  - Ее здесь нет, но она видит каждый наш шаг. Это она предупредила меня о непрошеных гостях и сейчас пристально следит за ними.
  - Так где - же она, госпожа?
  Иза ничего не ответив, указала пальцем в звездное небо, от чего Амхепа бросило в дрожь. Ведь в небе обитают только духи и Ка умерших людей. Видя замешательство молодого человека, она уже более ласково добавила:
  - Она вернется, когда все закончится, можешь не сомневаться, а сейчас иди. У нас мало времени. Иди и предупреди односельчан, чтобы ничего не боялись, ничего, чтобы им не пришлось увидеть. Понятно?
  - Я все понял, госпожа, - шепнул в ответ Амхеп и бесшумно скрылся в темноте.
  Кто-то дернул Изу за рукав. Она резко обернулась, схватив эту руку. Перед ней стояла Маат.
  - Прости, госпожа Изида, я не нарочно. Я просто очень чутко сплю. Скажи, это Эшур вернулся, чтобы отомстить брату за смерть своих сыновей?
  Иза утвердительно кивнула головой.
  - Тогда позволь мне быть рядом. Я тоже хочу помочь тебе и брату!
  - Ладно, только не шуми. Маат, ты сможешь указать мне на Эшура? Я ведь его не знаю.
  - Да, госпожа, я смогу.
  - Тогда тебе придется немного полетать со мной и моим сыном, Гором. Не испугаешься?
  Девушка отрицательно завертела головой. Она не успела опомниться, как была подхвачена с двух сторон сильными руками и почувствовала, что поднимается над землей. От страха Маат крепко зажмурила глаза и раскрыла их только тогда, когда почувствовала снова твердую опору под ногами. Девушка увидела, что стоит на небольшой площадке, ведущей в ярко освещенный зал, а внизу, под площадкой тихо плескалась вода. У Маат закружилась голова и только благодаря Гору, крепко держащему ее за руку, Маат не свалилась вниз. Гор и Иза затащили ее в зал, а площадка, на которой они только что стояли, поднялась и стала частью стены зала. Иза взбежала вверх по короткой лесенке и исчезла за раскрытой дверью, ведущей в рубку. Гор пригласил Маат проследовать вслед за ней. Девушка с опаской поднялась по лестнице, оглядываясь по сторонам, ступая босыми ногами по мягкому теплому полу. Она приостановилась перед раскрытой дверью, не решаясь войти в другое помещение и, воспользовавшись паузой, с любопытством ощупывала гладкие перила. Сзади ее слегка подтолкнул Гор, девушка вошла в другой зал и замерла от того, что предстало перед ее глазами. В небольшом зале круглой формы на странных сидениях, обтянутых гладкой кожей сидело несколько человек в блестящих одеждах. Все пространства перед ними переливалось яркими цветными огоньками. На одном из сидений расположилась Иза, которая что-то громко говорила на непонятном языке. Только сейчас Маат смогла как следует рассмотреть Изу, на которой было одето эффектное платье с золотым отливом, а волосы перехвачены массивным обручем такого же цвета с большим, переливающимся всеми цветами радуги, камнем посредине. От всего увиденного, у Маат закружилась голова, и она непременно бы упала на пол, если бы не Гор, заметивший состояние девушки, не усадил ее в одно из свободных кресел.
  - Темис, ты меня слышишь? Мы готовы. Где сейчас лодки?
  - Да Иза, я тебя хорошо слышу. Они вошли в протоку и погасили огни.
  Маат, услышав голос Темис, стала усиленно вертеть головой по сторонам, в надежде увидеть ее здесь, но Темис нигде не было. Видя растерянное лицо девушки, к ней склонился Гор и пояснил.
  - Темис здесь нет, она очень далеко отсюда, но мы можем слышать ее голос.
  Девушка утвердительно кивнула. Показывая, что она поняла. А Иза. Тем временем продолжала разговор с Темис.
  - Тем, проследи, чтобы все они вышли из протоки, и, как только первая лодка окажется под нами, дай мне знать.
  -Будет исполнено в лучшем виде!
  - Ну что ж, амонас, все заняли свои места в ложах? Тогда приготовьтесь, сейчас поднимется занавес и начнется представление, - со смехом объявила Иза.
  Как только впереди идущая лодка поравнялась с зависшим на высоте двенадцати - пятнадцати метров, флайером, неожиданно три мощных луча света упали вниз, освещая и тихую гладь затона, и лодки, скользившие по воде под аккомпанемент всплесков от опускаемых в воду весел, и множество вооруженных копьями людей, сидящих в этих лодках. Теперь ни у кого не возникало ни малейших сомнений на счет намерений этих людей. От неожиданности гребцы бросили грести и лодки стали сбиваться в кучу, сталкиваясь друг с другом. Напуганные до полу - смерти люди устремили свои взоры вверх, к источникам света, рискуя ослепнуть. А сверху, многократно усиленный динамиками, раздался бесстрастный холодный женский голос.
  
  
  
  
  
  
  - Остановитесь! Вам приказываю я, богиня Изида! Кто позволил Вам нарушить покой в Та-Кемет? Зачем вы пришли сюда под покровом ночи?
  Эффект оказался настолько сильным, что не только у находившихся в лодках, но и у тех, кто притаился на берегу, мороз пошел по коже. Люди, попадали, кто на дно лодок, кто на землю и дрожали от страха всем телом. А между тем, Иза продолжала все тем же холодным голосом:
  - Немедленно сложите оружие и положите руки за головы, чтобы я видела!
  Приказ был выполнен без промедления, но одна из лодок вырвалась из общей толчеи и продолжила движение к берегу. Тогда вверху, прямо в темном небе появилось светящееся окно, на фоне которого были хорошо различимы две крылатые фигуры. Это Иза и Гор вышли на площадку откинувшегося люка. Иза, предвидя подобное развитие событий, заранее придумала эту сцену своего эффектного появления на публике. Пилот включил подсветку таким образом, чтобы были хорошо отовсюду видны золоченые блестящие одежды Изы и Гора. С этой высоты Иза с Гором выглядели действительно, как древние боги. Гор стоял на полшага сзади матери и сжимал в руке пистолет. Поняв, что те, кто находился в лодке, не намерены выполнять приказ, Гор поднял оружие.
  - Только осторожнее, постарайся никого не задеть, - прошептала ему Иза.
  Сверкнул яркий луч, прорезавший ночное небо, и, скользнув по веслам, погас. Лодка, потеряв ход, завертелась на месте. К ужасу гребцов, весла оказались срезанными, как будто по ним прошло лезвие острейшего ножа. На корме какой-то человек что-то отчаянно кричал и пересыпал проклятиями, поднимая к небу кулаки. Лодка почти достигла мостков пристани, на которых стоял Амхеп и его вооруженные соплеменники. Увидев Амхепа, человек в лодке зарычал, как раненный лев. Он схватил копье и метнул его в Амхепа. К счастью, расстояние оказалось слишком велико для броска, и копье не достигло цели.
   - Это Эшур, - произнесла, вышедшая на площадку Маат.
  Иза обернулась на голос смелой девушки, пересилившей свой страх и вышедшей вслед за ними.
  - Он хочет убить брата!
  Эшур, действительно взял со дна лодки еще одно копье и, подняв его высоко над головой, метил в сторону юноши. Не дожидаясь развития событий, Гор выстрелил еще раз. На этот раз он метил в высоко поднятую изогнутую корму лодки, где и стоял Эшур. Луч срезал часть кормы, которая с треском и шипением упала в воду, а сама лодка, сплетенная из тростника, вспыхнула, как пучок сухой соломы. Люди в страхе попрыгали с объятого пламенем судна и поплыли к берегу. Благо он был совсем рядом, и никто не пострадал. Выплыл и Эшур, не выпуская из рук копья. Он поднялся на мосток и, направив копье на Амхепа, пошел ему на встречу. Эшур сделал выпад копьем. Амхеп его парировал и выбил копье из рук Эшура, которое с всплеском упало в воду. Тогда Эшур, взревев, как бык, набросился на юношу, стараясь сомкнуть руки у него на шее. Амхеп отбросил в сторону уже бесполезное копье. В свете прожекторов и догорающей лодки, сверкнуло лезвие клинка и Эшур, пронзенный насквозь, обмяк и упал на мосток к ногам Амхепа. Молодой человек плюнул на распростертое перед ним тело и сквозь зубы прошептал:
  - Теперь ты отомщен, отец.
   Развернувшаяся драма продолжалась всего несколько коротких мгновений. Все вокруг стихли и замерли, глядя на стоящего юношу, который продолжал сжимать в руке окровавленный клинок.
  
  ***
  
   По щекам ошеломленной Темис ручьями текли слезы. Девушка схватилась за голову и уже не в силах сдерживаться, заревела навзрыд. Зейвс и Нида бросились ее успокаивать. Она, бросившись в объятия к Зейвсу, продолжала всхлипывать и твердить:
  - Опять все из-за меня! Я не хотела, чтобы кто-нибудь пострадал. Я просто хотела спасти Амхепа и его семью от этого выродка Эшура. Мне казалось, что достаточно будет напугать его и тех, кто с ним пришел, чтобы он раз и навсегда забыл дорогу в деревню, а получилось...
  - Успокойся, Тем, дорогая! Никто не виноват. Этот Эшур сам выбрал свою судьбу, ведь послушай он приказ Изы, ничего бы не случилось. Но могу сказать одно - твой Амхеп настоящий мужчина. Он сделал то, что на его месте сделал бы каждый, защищая своих близких. Можешь им гордиться!
   После слов Зейвса, Темис понемногу успокоилась, вытерла слезы и, взяв себя в руки, сказала:
  - Спасибо Зейвс и простите меня, друзья за мою слабость. Я всего лишь женщина и, как любая женщина, иногда не справляюсь со своими эмоциями. Зейвс, пожалуйста, я должна быть там. Прошу тебя, разреши мне отправиться в деревню.
  - Хорошо, хорошо, но только утром. Сейчас в Та-Кемет ночь. Иза сможет справиться и навести там порядок, а завтра, я обещаю, ты присоединишься к ней. Вот, а сейчас мы должны идти к Ореку. Надеюсь, ты не забыла, что он нам обещал что-то сообщить.
  
  ***
  
  Зейвс распахнул дверь в каюту Орека и. пропустив вперед Темис, вошел вовнутрь.
  - Ну, наконец-то. Мы Вас уже заждались. А где же Грифт и Леда?
   Темис и Зейвс переглянулись и недоуменно пожали плечами.
  - Мы думали, что они давно здесь, ответил Зейвс, - сейчас попробую связаться с Грифтом. Странно, он обычно очень пунктуален. Тем, а ты свяжись с Ледой.
  Зейвс вытащил коммуникатор и уже собирался набрать код Грифта, как дверь распахнулась, и в каюту буквально ввалился взъерошенный и необычайно взволнованный Грифт. По всему видимому, он бежал по коридорам корабля и изрядно запыхался.
  - Поздравляю Вас! - прямо в дверях воскликнул Грифт. - Хотите знать, что это за штука!
  - Ну, говори же быстрей! Что там у тебя! - посыпались голоса с разных сторон.
  - Сейчас, отдышусь. Вот. Все по порядку. Как мы с Вами и договаривались, я взял артефакт, чтобы подвергнуть его облучению, с целью определения его содержимого. В общем, я так и сделал, закрепил его перед аппаратурой и направил пучок излучения. Короче, не буду вдаваться в подробности, внутри корпуса заключен кристалл сверхтяжелого, неизвестного минерала. Но это не главное. Как только предмет был облучен, он сам стал генерировать какое-то излучение, состоящее из последовательности импульсов, причем все это происходило на частоте 21,11 сантиметра, то есть на частоте излучения нейтрального атома водорода. Как Вам, наверное, известно, эта величина универсальна для всей вселенной. Мы сами, отправляя свои первые космические аппараты в глубокий космос, шифровали свои послания на этой частоте. Так что этот предмет - своеобразная карта памяти, в которой заключена какая-то информация. Кто ее изготовил, рассчитывали, что если этот предмет попадет в руки тех, кто знаком со свойствами циркония, то он будет, обязательно, подвергнут облучению, которое и активирует собственно сам кристалл. Нам лишь остается расшифровать заложенную в нем информацию.
   На словах "расшифровать информацию", в каюту вошла Леда с весьма озабоченным выражением лица.
  - Грифт, Вы сказали "Расшифровать информацию"? Хотите знать, что начертано на артефакте, а заодно и что написано на плите с Геи?
  - Что же?
  - Помните десять заповедей, с которых начинается "Книга книг"?
  - Это что-то, на счет не убий, не укради и так далее?
  - Совершенно верно. Десять заповедей, якобы данных нашим предкам Богом. Вот именно они записаны на артефакте, и текст, нанесенный на плиту, начинается также с этих заповедей. А дальше, слово в слово - вся "Книга книг"
  - Невероятно! - воскликнул Орек. - Это абсолютно точно? Ты ни в чем не ошиблась, Леда?
  - Ошибка исключена, амон председатель. Компьютер не ошибается.
  - Но тогда это в корне меняет дело! Вот что, давайте отложим мой доклад. В свете полученной Вами информации, мне придется срочно вернуться на Гею, но я обещаю, что очень скоро вернусь, и все Вам доложу уже с учетом Ваших данных. Если не возражаете, артефакт я заберу с собой. На Гее гораздо больше возможностей для его углубленного изучения. Леда, а Вас я попрошу сопровождать меня, и обязательно захватите с собой, полученный Вами перевод. Я Вас уверяю, что наше отсутствие будет не долгим.
  - Раз так надо, я готова, - с нотками сожаления в голосе ответила Леда.
  - Вот и отлично, тогда утром и вылетаем, тем более что мне нужно вернуть на Гею хотя бы часть флайеров, а то мы полностью парализовали внутренние сообщения. Думаю, что и гвардейцы здесь тоже больше не нужны. Для обеспечения безопасности хватит и волонтеров. А вот тяжелое вооружение, мы оставим здесь. Мало ли чего... И еще, попрошу Вас всех пока держать все, что связанно с артефактом, в тайне. У меня такое чувство, что мы находимся на очередном переломном этапе, который способен изменить все наши представления о вселенной, да и о нас самих.
  
  
  ***
  
   - Послушай, Зейвс, кто тебе дал право повышать на меня голос? Ты сам отправил меня сюда, и позволь мне самой решать, как поступать! Поверь, я действую сообразно сложившейся обстановке.
  - Но твои, вместе с Темис, действия уже стоили жизней трех человек. Мало того, Ваше вмешательство способно породить новый религиозный культ.
  - Что из того? Разве нам удалось избежать этого на земле Шуми? Как только мы не разъясняли Гере и ее соплеменникам, что мы такие же люди, как и они, что из этого получилось на деле. Нас провозгласили богами! В любых своих действиях, нам нужно научиться смотреть на вещи глазами этих людей, жить их заботами. Они таковы, какие есть. Пройдет немало времени, прежде чем они осознают свое место в окружающем их мире и начнут воспринимать те или иные явления и события не с точки зрения сверхъестественного, а с научно обоснованной. Наш же долг, раз уж мы появились на этой планете, научить их, дать им знания, благодаря которым они сами отбросят религиозную шелуху. Разве наши предки жили иначе? Разве не воевали между собой, не убивали друг друга? Таковы реалии исторического развития человеческого общества, и не нам пытаться их изменить. Все, что мы можем, это использовать сложившееся положение вещей и направлять его в нужное русло. Нам нужно стать, как они, жить, как они, мыслить, как они!
  - Но то, что предлагаешь ты, Иза, и есть прямое вмешательство в естественный ход истории. Подумай, что может случиться, если эти люди получат в руки современные технологии? Они просто уничтожат друг друга в своей борьбе за лидерство.
  - А я вовсе и не призываю к тому, чтобы давать им технологии. Я говорю о развитии науки. Мы можем научить их основам математики, физики, химии, медицины, астрономии и многому другому, а право изобретать и делать научные открытия, оставить за ними самими. Все же то, чем пользуемся мы, пусть для них до поры, до времени, остается божественными проявлениями. Ничего страшного из этого не будет, а лишь подстегнет их к попыткам познания этих явлений. Кто знает, дорогой, может быть когда - то и наши предки, точно также получили от кого-то, кого они почитали, как богов, свои первые знания!
  Зейвс глубоко задумался над последней фразой жены. Он вспомнил артефакт и плиту с высеченной на ней "Книгой книг".
  - Наверное, Иза права, - подумал он, - нужно доносить до этих людей знания в том виде, в котором они способны их принять и понять. Но, тогда получается, что в чем - то был прав и Дерик. Действуя такими методами, чем мы будем отличаться от него? Только тем, что не собираемся колонизировать планету, но при этом постоянно присутствовать здесь и диктовать местному населению, что и как делать. Хотя, если судить по артефактам, наши предшественники поступали именно так и, благодаря этому сейчас мы не просто существуем, а достигли столь высокого уровня развития.
  - Ну что ж, поступай, как знаешь, провозглашай себя богиней, издавай законы и твори правосудие на земле Та-Кемет, но смотри, не заиграйся, - уже вслух сказал он жене, - а мне нужно лететь в Шумер. Я кое- что пообещал Гере и должен выполнить это обещание.
  С этими словами, Зейвс обнял и поцеловал жену. Затем он махнул рукой, стоявшим неподалеку Грифту, Юну и Гефету, о чем - то оживленно беседующим с Темис и Гором, приглашая их подняться на борт флайера.
   Иза, Темис и Гор, проводив взглядами стремительно удаляющийся флайер, направились в сторону видневшейся вдалеке деревни, где им их ждали неотложные дела. Иза шла, закусив губу, размышляя о разговоре с мужем.
  - Что-то уж больно легко он согласился со мной и с моим решением остаться здесь. В чем причина такой сговорчивости, уж, не в Гере ли?
  Сама того не желая, Иза запустила в свое сердце неприятное чувство ревности. Ей было совершенно непонятно молчание Зейвса о его внезапном посещении звездолета, ведь раньше у них никогда не было друг от друга секретов. Так, полная противоречивых мыслей, она дошла вместе со своими спутниками до деревни, где их с нетерпением ожидал Амхеп с соплеменниками. Заметив столпившихся на берегу людей, Иза встряхнулась, отбросив свои размышления, и надела на лицо холодную, властную "маску" всемогущей богини. В своей ослепительной красоте, золотом платье и обруче, напоминающем корону, она действительно походила на богиню из древних мифов. Завидев ее, люди упали ниц перед ней и сопровождающими ее Темис и Гором. С гордой осанкой, процессия прошествовала на середину села, где обычно проходили деревенские сходы. Здесь, на почетном возвышении стояло некое подобие кресла с высокими подлокотниками. Иза заняла в нем место, а Темис и Гор встали рядом с ней справа и слева. Она обвела взглядом собравшихся людей, обратив внимание на группу вооруженных копьями мужчин, перед которыми стояли на коленях связанные четверо пленников со сгоревшей ночью лодки Эшура. Найдя в толпе Амхепа и Маат, Иза жестом пригласила их подойти к ней. Молодые люди неуверенно подошли и заняли указанное им Изой место рядом с Темис. Иза указательным пальцем подозвала Маат. Девушка приблизилась и по просьбе Изы склонилась к ней.
  - Послушай, Маат, я не знаю Ваших обычаев. Не могла бы ты мне кое - что подсказать? - шепотом спросила она у девушки.
  - Да, госпожа, спрашивай, что угодно, - так же шепотом ответила Маат.
  - Тогда скажи, если знаешь, как раньше в вашем народе называли вождей племени?
  - Мы называли их фараонами, только сейчас уже никто никого так не называет.
  - Спасибо, ты мне очень помогла!
  Иза кивком дала понять Маат, чтобы она вновь заняла свое место рядом с братом.
  - Я, богиня Изида, отныне закон, порядок и власть в Та-Кемет! - Громким, бесстрастным голосом, каким она привыкла выступать на заседаниях Большого Совета, провозгласила Иза. - Все, кто живет на берегах Нила, обязаны выполнять то, что я прикажу. Моим голосом в Вашей земле, я назначаю Амхепа, которого с этого дня Вы будете называть фараоном. Он и его наследники станут моими наместниками в Та-Кемет. Их слова и приказы - закон для Вас. Имя его, отныне, Вы будете произносить не иначе, как Амхеп-Амон.
   Иза встала и громко обратилась к пленникам и тем, кто в страхе провел ночь в лодках посреди затона, не смея причалить к берегу или уплыть назад через протоку.
  - Вы, отправитесь вверх и вниз по реке, и во всех селениях провозгласите власть мою и фараона в Та-Кемет. Тех, кто ослушается, ждет суровое наказание, изгнание и смерть!
   С этими словами, Иза сняла с головы обруч и одела его на голову смущенного, испуганного и растерянного Амхепа.
  - Я, своей божественной властью, нарекаю тебя. Амхеп-Амон, фараоном и повелителем Кеми, Нила и всей Та-Кемет.
  Все окружающие вновь попадали ниц, прославляя мудрость Изиды и произнося клятву в верности фараону.
  Иза посмотрела вокруг и осталась довольной эффектом от, разыгранного ею представления.
  - Ну, все, дело сделано, - подумала Иза, - пора прекращать этот балаган и заняться делом.
  Она жестом показала, что все могут быть свободны. Люди поднялись с колен и, еще раз воздав хвалы Изиде, разошлись по домам. На площади остались только пленники и их вооруженная охрана.
  - Что делать с этими, богиня? - спросил один из охранников.
  Иза посмотрела на пленников, потом подошла к берегу и обратилась к тем, кто ждал в лодках.
  - Есть среди Вас кто-нибудь старший?
  В одной из лодок поднялся пожилой мужчина.
  Я, госпожа, староста поселения, откуда мы пришли и правитель этого Нома. Мое имя Хорс. Я, муж сестры человека, которого ночью убил Амхеп.
  - Фараон Амхеп-Амон! - поправила его Иза.
  -Да, госпожа, фараон Амхеп-Амон!
  - Ты совершил тяжкое преступление, Хорс.
  - Но, госпожа, Эшур сказал, что на него и его сыновей здесь напали и ограбили, сыновей убили, а ему удалось бежать, спасая собственную жизнь. Я, как человек, связанный с ним родственными узами, пришел ему на помощь, как и гласит обычай нашего народа.
  - Он солгал тебе, за что и заплатил собственной жизнью. Это его сыновья, по его приказу, осмелились поднять руку на богиню Артемис, за что она и покарала их. Эти ублюдки нарушили законы гостеприимства и подняли оружие на гостью в доме своих соплеменников. Они заслужили ту кару, которую получили.
  - Я ничего этого не знал, - дрожащим голосом ответил Хорс, - прости меня и не убивай!
  - Ты виновен, но вина твоя не настолько велика, чтобы стать причиной смертельной кары. Ты стал жертвой обмана и, в искуплении своей вины, я повелеваю тебе и твоим людям, разносить весть обо мне и Амхеп - Амоне во всех самых отдаленных уголках Та-Кемет. Можешь забрать этих людей, - Иза кивнула на пленников, - и отправляться домой!
  Хорс поклонился и, поблагодарив мудрую Изиду, взял на борт освобожденных пленников. Через несколько минут, вся флотилия вошла в протоку и скрылась из виду.
  Оставшаяся, в окружение друзей, Иза, с облегчением вздохнула и весело заметила:
  - Ну как Вам спектакль? Правда, я неплохая актриса?
  - Госпожа! - Обратился к Изе Амхеп. - Какой из меня правитель? Я простой рыбак! Кто станет слушать меня?
  - Не волнуйся, юноша, у твоей подруги, - Иза кивнула на Темис, - большой опыт в этих вопросах, поверь мне. Она подскажет тебе, как себя вести в той или иной ситуации. А ты, - теперь обратившись к Маат, - будешь во всем помогать брату. Теперь ты - принцесса Та-Кемет. И теперь может сбыться твоя мечта - выйти замуж за любимого человека. Я думаю, что на этот раз его родители не откажутся от чести стать родственниками фараона.
  
  
  -3-
  
  
  В отсутствии Зейвса, жизнь в Эдеме текла своим чередом. Перед отбытием на встречу с Ореком, Зейвс поставил перед оставшимися в поселке, Ланой и Жилом, серьезную задачу. Они должны были проработать план воздействия на атмосферные процессы в небе Пангеи. Задачу, по своему замыслу, не просто сложную, но и чрезвычайно опасную в своих возможных последствиях. На Гее, Лане неоднократно приходилось участвовать в аналогичных проектах, связанных с локальными изменениями климата в тех или иных районах планеты с целью сделать их пригодными для жизнедеятельности людей. Но там работали тысячи специалистов, оснащенные самым современным оборудованием и, мало того, для обеспечения сбалансированных решений, получались непрерывные данные с многочисленных метеоспутников, вращающихся по своим орбитам вокруг Геи. Здесь ничего этого не было, а проблема, которую нужно было устранить, по своему размаху оказалась кратно сложнее всего того, что выполнялось ранее на Гее. Лана, осознавая, что в одиночку ничего сделать не сможет, обратилась к своим коллегам, прибывшим на Пангею для работы на вновь создаваемых базах. В тесном зале административного домика в Эдеме собрались все, кто имел хоть малейшее отношение к климатологии. На стенах, на столах были развешены и разложены распечатки снимков сделанных с орбиты. Кроме того, Лана распечатала все материалы, которые были получены в ходе предыдущей экспедиции, по которым можно было сравнивать состояние атмосферных процессов, происходивших над планетой пять лет назад и тех, что происходили сейчас. В зале стоял жуткий гвалд от голосов людей что-то доказывающих и о чем-то спорящих. Но как бы ни ожесточенны были эти споры, все без исключения сходились в одном - недостаток спутниковых данных и, как следствие, невозможность построения точной математической модели, не позволяли осуществить задачу даже с вероятностью 15-20%. Компьютерная программа, предложенная для этих целей Гором, постоянно выдавала ссылки на недостаток переменных.
   В самый разгар споров, в зал вошел только что возвратившийся в Эдем Зейвс. Ученые были настолько увлечены завязавшейся полемикой, что не заметили его появления. Зейвс отошел в угол комнаты, и внимательно стал слушать спорящих. Уловив суть вопроса, вызвавшего столь бурную дискуссию, Зейвс решил вмешаться. Далеко не сразу ему удалось обратить на себя внимание и заставить спорщиков умолкнуть.
  - Во-первых, здравствуйте, коллеги! - громко обратился он к собравшимся. - Я тут, постоял, послушал Вас, и вот что хотел бы доложить. В связи с благополучным завершением отражения атаки со стороны сепаратистов, и, соответственно, высвобождения транспортных флайеров, я распорядился о создании на орбите долговременной спутниковой группировки на их базе. Кроме того, звездолет сойдет с геостационарной орбиты на более низкую, и также будет задействован для метеонаблюдений. Ваша задача, оснастить флайеры необходимым оборудованием и должным образом его настроить. Вся информация, полученная с орбиты, будет стекаться для обработки в центральный компьютер корабля, а затем передаваться сюда. Таким образом, считаю, что вопрос о недостатке данных будет полностью снят. Что же касается построения компьютерной модели и расчета мощности заряда, нам необходимого, то этим займутся математики и программисты. Благо, в ходе этой экспедиции недостатка квалифицированных кадров не наблюдается.
  
  ***
  
   Гигантский звездолет сошел с геостационарной орбиты и, совершив несколько коррекций орбиты, опустился до 1800 километров от поверхности Пангеи. Закрепившись на новой орбите. Он стал вращаться вокруг планеты, описывая полный оборот вокруг нее каждые два часа.
  - Наконец-то! - с удовлетворением произнес Антис, потягиваясь в кресле. - Теперь остается дождаться сменной вахты, и вниз, на Пангею!
  - Даже не верится, Ант, что скоро мы увидим внучку. Я так по ней соскучилась! - В тон мужу ответила Нида. - Ты не уточнял у Зейвса, когда их ждать?
  - На завтра намечен вывод на орбиту пяти флайеров. Думаю, вместе с ними прилетит и смена. Первое, что сделаю на Пангее, бултыхнусь в озеро.
  - А по мне, так лучше сходить в бассейн и смыть с себя всю космическую пыль. Мне постоянно кажется, что я насквозь пропиталась запахом этой искусственной атмосферы. Ужасно хочется вдохнуть свежего воздуха, ощутить на себе дуновение ветра и тепло солнечного света.
  - Пошли "паковать чемоданы". Скоро ты все это получишь! Эй, Норм, где ты!
  В рубке показался Норм.
  - Здесь я, капитан! Да и куда мне деться с этой железяки!
  - Сходи, пожалуйста, проверь флайер. Он нам завтра понадобится.
  - Куда летим?
  - Ты что, ничего не знаешь? Завтра нас сменит дежурная вахта! Летим не Пангею!
  - Тогда я мигом, капитан! По такому случаю, я весь флайер вылижу и вычищу!
  Антис взглянул на ставшую гораздо ближе, планету. Сквозь дымку облаков хорошо просматривался ландшафт материков и океанские просторы. По распоряжению Зейвса, наклон орбиты скорректировали таким образом, чтобы в поле зрения находился юго-западный континент. Антис включил телескоп и стал рассматривать подробности ландшафта планеты. А вот и юго-западный континент. Антис внимательно вглядывался в покрытый густыми джунглями участок, где по рассказам Орека, находилась перевалочная база Дерика. Никаких признаков пребывания группы он не заметил. Вскоре на смену джунглям пришли отроги горного хребта, протянувшегося вдоль западной части всего континента. Тут тоже ничего достойного внимания не нашлось. Звездолет продолжил свой путь над ночной стороной планеты. Антис отключил телескоп и, взяв жену под руку, направился в каюту собирать вещи.
   На обед трое затворников, как обычно, собрались в рубке, куда Нида привозила еду из кают-компании. Чтобы хоть как-то развлечься, включили телескоп и приступили к трапезе, рассматривая проплывающие внизу красоты Пангеи. Особо пристальное внимание уделялось юго-западному континенту. Как только внизу показалось восточное побережье, Нида придвинулась поближе к голографической картинке и внимательно стала рассматривать отдельные детали ландшафта. Если в густых джунглях что-либо рассмотреть не представлялось возможным, то на обширных плато и в горных массивах каждая деталь была видна, как на ладони. Вероятность того, что Дерик решил строить свою базу среди непроходимых лесов, наполненных зверьем и опасными испарениями, бала не велика, тем более что он перебросил сюда строительных роботов, предназначенных для работы в горных условиях. Именно поэтому особое внимание Нида уделяла тогда, когда корабль пролетал над этими регионами. Изучая ландшафт раз за разом, она уже наизусть знала многие его детали. Она продолжила свои наблюдения и после обеда, и после ужина.
  - Хватит уже, Нида, пора спать! - Пытался отвлечь от ее занятия Антис.
  - Что-то спать не хочется. Отосплюсь завтра на Пангее. Когда еще удастся посмотреть на районы планеты, которых мы раньше не видели. Ты иди, ложись, а я тут подежурю.
  - Ладно, как хочешь, а я пойду.
  Нида, оставшись в одиночестве, продолжила наблюдение. Всю ночь, раз за разом, она вглядывалась в, казалось бы, уже до последнего камня, знакомый пейзаж. Под самое утро, когда к западному континенту приближались сумерки, она в последний раз взглянула на него. Ночная тень отставала от корабля, но двигалась буквально по пятам. Пролетев над лесистой частью, взору предстали величественные горы, каждую вершину которых Нида уже хорошо знала. Вот и две горы, одна из которых напоминает сказочное животное, и глубокая широкая долина между ними. Там ничего интересного, но что это. Нида готова была поклясться, что раньше на дне долины ничего не было, а сейчас, вдоль всей долины, поднимаясь в горы, протянулась длинная лента, состоящая из ровных строчек из восьми пятен белого и черного цвета.
  - Что это? - вырвалось у Ниды.
  Пока корабль не пролетел это место, Нида включила видеозапись и сделала множество снимков необъяснимого явления.
  - Надо же, еще одна загадка Пангеи. Возьму все это с собой. Покажу Зейвсу.
  Корабль миновал континент и продолжил полет над океаном. Нида отключила телескоп и задремала, откинувшись в кресле. Разбудил ее сигнал вызова. Это флайер, на борту которого находилась смена, запрашивал разрешение на стыковку. Нида ответила и уже через несколько минут приветствовала прибывших на борту. Она передала вахту сменщику и бегом направилась будить мужа. Они, даже не позавтракав, схватили свои вещи и бросились к причалу, к которому был пришвартован их флайер. Там уже с нетерпением поджидал Норм. Антис занял место пилота у пульта, отстыковал машину от корабля и, спустя каких - то двадцать минут, приземлил флайер на площадке в Эдеме. Нида всучила свою сумку мужу и, спустившись по трапу, побежала к встречающим их Дите и Лее, которые пришли вместе с детьми. Нида подхватила на руки малышку Эос, расцеловав ее, тепло обнялась с Дитой и Леей.
  - Наконец моя "ссылка" закончилась. Как я соскучилась, если бы Вы знали!
  - Нам тоже не хватало Вас с Антисом, и Эос все время вспоминала бабушку с дедушкой.
  - Ну, ей-то, что было скучать. Здесь, рядом у нее всегда были другие бабушка и дедушка.
  - Так ты что, не знаешь? Изы здесь нет. Она с Гором и Темис сейчас в Та-Кемет у народа Кеми.
  - Я смотрю, у Вас тут много новостей, только давайте обо всем потом. Сейчас, больше всего на свете, я хочу забраться в бассейн с теплой водой и не вылазить оттуда целый час, а потом хорошенько выспаться.
  - Тогда, если ты не против, я составлю тебе компанию, если конечно Лея не откажется присмотреть за Эос.
  - Беги, Дита, а мы с Эос и Рабором пойдем к озеру.
  Нида догнала мужа и прямо посреди улицы вытащила из сумки нужные ей вещи, а потом вместе с Дитой пошла к серому зданию бассейна.
   Вечером, отдохнувшая и посвежевшая, Нида, одетая в легкое платье, вышла из дома и направилась на поиски сына. Еще на улице, она заметила вдалеке о чем - то беседующих, Зейвса и Грифта. При виде командора, женщина вспомнила о непонятном явлении, которое ей довелось наблюдать прошедшей ночью в горах юго-западного континента. Нида вернулась домой, порылась в своих вещах и, найдя то, что искала, пошла через весь поселок к Зейвсу.
  - Нида, как я рад тебя видеть!
  - Здравствуйте, Зейвс, привет Грифт! Я тоже очень рада встрече. Зейвс, простите, что прерываю Ваш разговор, но не могли бы Вы уделить мне несколько минут?
  - Нида, что за церемонии! Ну, конечно! Я внимательно тебя слушаю.
  - Тогда, вот, посмотри на эти снимки, - Нида достала из папки, сделанные ею ночью распечатки.
  
  
  - Что это?
  - Я думала, что ты сможешь дать мне ответ на этот вопрос.
  - Где ты это засняла?
  - Это фрагмент горного хребта на западе юго-западного континента.
  - Что? - в один голос воскликнули оба мужчины. - Давай, рассказывай все По-порядку.
  Женщина рассказала, как вела с орбиты наблюдение за указанным районом.
  -Зейвс, я могу поклясться, что на предыдущих витках, ничего такого в этой долине не было. Я хорошо запомнила эти две горы, одна из которых, видишь, напоминает голову дракона.
  Зевс еще раз посмотрел снимки.
  - Странное дело. Совершенно ровная лента, длиной не менее полутора километров, с черными и белыми точками. На оптический обман не похоже. Что скажешь. Грифт?
  Грифт взял из рук Зейвса снимки и тоже стал внимательно рассматривать их.
  -Знаете, друзья, мне это что-то напоминает, но не могу вспомнить что именно. Ясно одно - это бесспорно не природная аномалия. Позвольте мне взять снимки, я пороюсь в информарии компьютера и постараюсь найти соответствие.
  - Бери, конечно. Кроме этих снимков у меня есть еще и видео. Если хотите, я схожу за ним.
  - Будь так добра, Нида, принеси, а мы с Грифтом пока пойдем в аппаратную координационного центра.
   Грифт отсканировал снимки и запустил программу поиска. За это время Нида успела сходить домой и вернуться с картой памяти, на которой она сохранила ночное видео.
   - Пока поисковик работает, давай посмотрим запись, - сказал Грифт, беря карту у Ниды.
  На мониторе проплыл горный ландшафт, где сквозь легкую дымку облаков, четко просматривалась пятнистая прямая лента, поднимающаяся по склону горы.
  - Где же я видел подобное? - Вновь задумчиво проговорил Грифт, напрягая свою память. - Постойте, постойте! Сколько там точек в каждой строке?
  - Восемь, - удивленно ответила Нида. - Я точно сосчитала и проверила. В каждой строчке по восемь точек, а вот число белых и черных разное.
  Грифт стукнул себя ладонью по лбу.
  - Де это же так просто! Как я мог забыть!
  - Что забыть, Грифт? Говори же, наконец!
  - Вот это - перфолента с элементарным двоичным кодом в восьмибитном разряде, какими пользовались сотни лет назад, когда только появилась вычислительная техника. Таким образом, закладывалась программа в самые первые компьютеры. В каждой строке, определенной последовательностью черных и белых точек, закодирована конкретная буква или символ. Это, какое - то послание, и оно рассчитано на то, что будет замечено именно из космоса. Сейчас, друзья, дайте мне немного времени, я найду систему кодировки, и скажу Вам, что здесь написано.
   Грифт отменил предыдущий поиск и задал новый. Через несколько секунд на мониторе появилась нужная таблица. Он склонился над распечаткой и, время от времени, поднимал глаза на монитор. Минут через пять, Грифт торжественно объявил:
  - Вот, готово! Это - сигнал бедствия, который принят у нас, на Гее, среди моряков и космолетчиков. Похоже, это группа Дерика. Больше некому. Нужно срочно отправлять поисковиков в этот район. Нида, я надеюсь, ты засекла координаты?
  - Конечно, но все данные на корабле.
  - Это не проблема. Там есть дежурная вахта. Назови только время, когда запись была сделана в журнал.
  - Где - то, часов в пять утра.
  - Вот и отлично. Зейвс, давай команду на вылет.
  - Но Грифт, скоро ночь. Может, отложим это на утро.
  - Ты забываешь, что в западном полушарии сейчас, как раз и начинается утро.
  - Ах, да! Я, как-то не подумал об этом. Нужно срочно собрать пилотов флайеров и сформировать поисковые группы. Грифт, займись этим. А тебе, Нида, огромное спасибо. Если бы не ты, то неизвестно, когда бы мы смогли найти наших товарищей.
  - Вот что, Зейвс, позволь мне вылететь в составе группы. Я лучше кого бы то ни было знаю место, где нужно начинать поиски.
  - Но ведь ты только что вернулась с вахты и имеешь право на отдых?
  - Спасибо, но я уже отдохнула.
  - Что ж, полетишь с сыном.
  - Это лучшее, чего я могла бы желать!
  Нида дружески поцеловала Зейвса в щеку и помчалась переодеваться.
  
  
  -4-
  
  Собравшаяся на берегу Евфрата толпа, с любопытством рассматривала, двигающееся вверх по течению, невиданное сооружение. Шум и гам, издаваемый множеством голосов, привлек Геру. Она, взяв за руку дочь, вышла из дому и отправилась к реке. Здесь, на песчаном берегу, она повстречалась с Эфхиором и Саулом, которые опасаясь беспорядков среди толпы горожан, пришли на берег вместе с десятком стражников.
  - Что здесь происходит, Эфхиор? - обратилась правительница к старому вождю.
  - Я думал, ты знаешь! Это твой выдумщик Айрик показывает свое очередное творение.
   Гера, прищурив глаза, посмотрела на середину реки, где под ритмичные взмахи дюжины пар весел, проплывала огромная деревянная лодка, на корме которой стоял Айрик, держась руками за конец, опущенного в воду, бруса. Завидев, появившуюся среди людей Геру, Айрик приветливо помахал ей рукой и крикнул:
  - Смотри, царица, я выполнил твою волю. Это то, что ты хотела получить? На этом корабле можно разместить с полсотни человек и много-много мер груза.
  - Ай да Айрик! Как тебе, вождь? Я и не думала, что этот сумасшедший старик, сможет сделать что-либо подобное. Честно, я ожидала всего, что угодно, но не такого плавающего чуда? - в восторге воскликнула Гера, обращаясь к Эфхиору.
  Тем временем, Айрик, повернув кормовое весло, развернул лодку и направил ее к берегу. Несколько взмахов весел, и нос лодки уперся в песчаную отмель. По широкой доске, переброшенной с лодки к берегу стали сходить люди, выполняющие роль гребцов. Последним сошел улыбающийся беззубым ртом, старый Айрик. Он почтительно поклонился Гере и Эфхиору.
  - Не угодно ли будет царице Шумера, подняться на борт и осмотреть мое творение?
  Айрик взял Геру за руку и повел ее, сквозь расступившуюся толпу, к кораблю. Гера, с опаской, вступила на слегка раскачивающиеся сходни, крепко вцепившись одной рукой в руку Айрика, а другой в маленькую ручонку Евы, неотступно следовавшей за ней. Несколько шагов по зыбкой доске, и они оказались на дощатой палубе корабля. Гера стала с любопытством рассматривать все, что предстало перед ее взором.
  - Вот это скамьи для гребцов, а это - уключины для весел, - самодовольно показывал Айрик правительнице отдельные элементы своего творения, - а вот тут - кормовое весло, которое нужно для управления лодкой.
  - А что там? - Спросила Гера, указывая на прямоугольное отверстие в палубе.
  Айрик подвел ее к этому месту. Гера заглянула вовнутрь и обнаружила там широкую лестницу, ведущую в чрево лодки.
  - Там место для грузов, царица, ответил он с гордостью.
  - А это что? - вновь спросила женщина, указывая на длинное бревно, уложенное вдоль всей палубы.
  - Это приспособление для ловли ветра.
  - Как это? - удивленно переспросила Гера.
  - Если ты не будешь против совершить небольшую прогулку по реке, то я смогу тебе показать.
  - А это не опасно? - вновь спросила Гера, оглядываясь на дочь.
  - Ну что ты, ничуть не опасно. Могу поклясться, что и тебе, и твоей дочке, понравится.
  - Хорошо, старик, я согласна!
  Айрик кликнул гребцов, стоявших в ожидании на берегу. Те быстро поднялись на борт, громко шлепая босыми ногами по сходням и дощатому настилу палубы. Несколько самых сильных мужчин уперлись длинными шестами в дно и вывели лодку на чистую воду. По команде Айрика гребцы опустили весло в воду и развернули лодку вдоль реки. Гера опустилась на предложенную ей Айриком, скамью. Действительно, впечатление от плавания было незабываемым. Проплыв, таким образом, несколько лиг вниз по реке, Айрик что-то сказал гребцам, находившимся ближе других к корме. Они вытащили из воды весла, встали и подошли к длинному бревну. Подняв его, они сместили его на середину палубы, где зияло, обрамленное мощными брусьями, окованными медными листами, отверстие. Приподняв бревно, мужчины вставили его широким концом в это отверстие, а потом, закрепили его строго вертикально крепкими веревками, растянутыми от верхнего конца к носу и корме корабля. Гера удивленно смотрела за этими приготовлениями. К вертикальному бревну, тут же, с помощью веревочной петли, прикрепили тонкое, обернутое тканью горизонтальное, и, дружно взявшись, за заранее продетые концы веревок, мужчины стали поднимать его вверх. Как только это бревно оказалось закрепленным примерно посредине вертикального бревна, двое молодых гребцов, вскарабкались на самый верх и развязали узлы, крепящие ткань. Вмиг развернулось огромное полотнище, нижние концы которого веревками привязали к бортам лодки. Легкий ветер, надул полотнище, которое под его упругой силой выгнулось пузырем. Гребцы вытащили оставшиеся весла из воды и, к удивлению Геры, лодка еще быстрее помчалась, уже против течения реки, с шумом, разрезая своим носом воду.
  - Ну как, царица, нравится? - сквозь шум волн и свист ветра, спросил Айрик.
  -Это просто чудо, Айрик! - ответила Гера. - Как ты до всего этого додумался?
  -Это не я, Гера! Это мудрый отец богов Зевс, научивший меня основам матери наук математики и не менее мудрый Стан, объяснивший, как изготовить разные хитроумные приспособления, а я лишь воспользовался дарованными богами знаниями и выполнил твою волю, царица!
  Корабль, словно чайка, промчался вдоль реки и, поравнявшись с отмелью с собравшимся на ней народом, повернул к берегу. Гребцы опустили поперечный брус и свернули обмякший парус. Лодка, двигаясь по инерции, рассекла носом податливый песок и остановилась. По сброшенным сходням, Гера и Ева, поддерживаемые Айриком, спустились на песчаный берег. Правительница еще раз оглянулась на корабль и прошла к, ожидавшим ее чуть поодаль, Эфхиору и Саулу.
   - Что скажешь, вождь?
  - Что я могу сказать, только одно - нам бы побольше таких лодок, тогда можно будет не только быстро доставлять медную руду от арамеев, но и, спустившись вниз по Евфрату, выйти к Соленой воде.
  - Удивительно! Тебе тоже пришла в голову эта мысль? Да, было бы не плохо, найти водный путь в страну Хеттов и дальше к Кеми.
  - Тогда в чем же дело? Прикажи Айрику построить много таких лодок. Скоро Арамеи пригонят сюда плоты с древесиной, так что с материалами проблем не будет.
  - Все это так! - вмешался в разговор Айрик. - Только ты вождь не учитываешь того, что для постройки большого флота, потребуется очень много людей, причем не простых, а обученных ремеслам и наукам. Скажи, среди Шуми и Аккадов ты много таких знаешь? Да, есть искусные кузнецы, есть плотники, правда их мало, да и если даже привлечь всех их, флот не построишь. И еще. У всех этих людей семьи, которые нужно кормить и содержать. Если они будут только строить лодки, то чем будут кормить жен и детей? Когда мы строили эту лодку, многие отказались мне помогать только по этой причине, а тем, кто согласился, я, из общественных складов, выдавал зерно, мясо и дрова.
  - Айрик прав. Всем, кто будет занят на постройке лодок, нужно давать еду, одежду, дрова и инструменты. Если бы не эта ужасная засуха, не было бы проблем, а так, склады пустеют, и чем их наполнять пока не ясно.
  - Вы правы оба! Еды действительно мало, за то нет недостатка в тканях, домашней утвари и инструментах. Вот я и говорю, будь у нас побольше лодок, мы могли бы все это погрузить на них и постараться обменять на продовольствие у других племен, которые мы сможем встретить по пути.
  -Эфхиор, я не перестаю удивляться твоей мудрости. Конечно, как это я не догадалась. Медные инструменты и хорошая посуда могут цениться очень дорого у племен, которые ничего этого не знают. Только на постройку кораблей уйдет много времени, а нам ждать некогда.
  - Есть еще один путь, царица, - задумчиво ответил Айрик.
  - Какой такой путь, Айрик?
  - Проделать все то- же самое, по суше, Гера.
  - Как это по суше? Вокруг ничего нет, кроме выжженной пустыни.
  - А не из пустыни ли мы спасли, гибнущих от жажды и голода, Аккадов, царица? Или не так, Эфхиор?
  - Конечно, мы не перестаем молиться всем земным и небесным духам за царицу Геру и ее соплеменников, пришедших к нам на помощь.
  - У нас достаточно верблюдов, способных пересечь пустыню. В отличие от других животных, они с легкостью переносят отсутствие еды и воды. Я видела у Зевса рисунки Земли. Он мне показал, что если двигаться через пустыню на запад, можно добраться до большого внутреннего моря, на берегах которого живет множество разных племен и народов, в том числе Хеттов и Кеми. Нам нужно собрать большой караван, пересечь пустыню и там, на берегу внутреннего моря, построить несколько лодок, на которых двигаясь вдоль берега, вести обмен с, населяющими те места, племенами. А пока лодки будут находиться в плавании, оставшиеся с караваном, построят там поселение. Только для этого нам необходимо обучить множество людей всему тому, чему Зевс обучил тебя, Айрик. На это тоже нужно очень много времени, а его у нас нет.
  - Не надо ждать, Гера. Я сам могу отправиться в путь с караваном и руководить всеми работами.
  - Ты стар, Айрик, и не сможешь вынести всех тягот пути через пустыню.
  - Да, я уже давно не молод, но, поверь, сил у меня хватит, а возможность увидеть далекие неизведанные земли, только прибавят их мне.
  - Но если уйдешь ты, то кто же будет строить лодки здесь?
  - Есть один мальчишка, которого я взял в помощники. Я многое ему передал из того, что знаю сам. Он еще совсем юн, но все схватывает на лету. Его имя Фирам, ты его видела, когда я испытывал свою первую лодку. Он сможет построить флот и преумножить свои знания.
  -Я помню этого паренька, но он еще ребенок. Ты уверен, что он справится? И еще, кто из взрослых, уважаемых мастеров станет слушать мальчишку?
  - Меня ведь тоже все считают выжившим из ума стариком, но, тем не менее, слушали старого сумасшедшего.
  - Разница большая. Ты - смотритель общественных складов, и от тебя зависит, кто и сколько получит из них. Поэтому все согласились помогать тебе. А что может твой мальчишка?
  - Назначь его вместо меня. Фирам изучил мои записи, он знает систему счислений, которой меня обучил Зевс. Он, единственный, кто умеет управлять лодкой и знает, как пользоваться инструментами и приспособлениями хитроумного Стана. Ты сама, Гера, когда-то советовала мне найти мальчишку, который станет моим помощником. Вот я и послушал твоего совета. Несмотря на его юность, Фирам знает и умеет гораздо больше любого взрослого мужчины. Его молодость не минус, а огромный плюс. У этого юноши впереди целая жизнь и он еще многому сможет научиться и преумножить свои знания.
  - Ты так много рассказал о своем ученике. Так, где же он? Мне не терпится познакомиться с юным дарованием.
  Айрик оглянулся по сторонам. Заметив среди разношерстной толпы подростков Фирама, он поманил его пальцем. Подошедший юноша почтительно поприветствовал Геру и ее спутников. Правительница осмотрела его оценивающим взглядом. Перед ее взором стоял худенький, ничем не приметный юноша лет четырнадцати - пятнадцати от роду.
  - Твое имя Фирам? - спросила Гера молодого человека.
  - Да, царица.
  - Кто твои родители?
  - Я сын Вуга и Тины. Раньше отец был охотником, а сейчас они с матерью работают на нижних полях нашего старейшины Гихпа.
  - Я знаю твою мать Тину. Но разве у твоих родителей нет собственной земли?
  - Была, великая Веда, но все посевы на ней сжег дух солнца, и родители отдали ее старейшине за восемь мер зерна, чтобы мы не умерли с голода.
  Гера сокрушенно покачала головой. Сбываются ее самые худшие предположения. Еще немного и люди станут гибнуть от голода.
  - По моему, у тебя есть сестра. Кажется, ее зовут Мара. Она одна из жриц Изиды.
  -Да, Веда. Мара моя старшая сестра, и только благодаря ней, наша семья пока не голодает.
  - Ты и в правду так учен, как говорит Айрик?
  - Я стараюсь познать все, чему меня учит Айрик. Я могу читать и писать значки, умею считать и делать различные вычисления, могу работать инструментами для обработки дерева и металла, управлять лодкой и еще многое другое.
  - Что, на пример?
  - Чтобы как-то помочь родителям, я придумал, как ловить много рыбы в реке.
  - Ну и как же ты это делаешь?
  - Раньше, как и все, бил ее острогой, а сейчас ловлю сетью, которую мне сплела мать.
  - Любопытно! Покажешь?
  - Если так угодно царице, покажу, только не сейчас. Днем плохо ловится, а вот рано утром и вечером, на заходе солнца, можно.
  - Что ж, вечером я приду на берег. А сейчас ответь, готов ли ты занять место твоего учителя на время его путешествия в далекие земли?
  - Если прикажешь, я готов, царица.
  - Мне нравится твоя уверенность. Я подумаю и сообщу тебе свое решение. Можешь идти. И не забудь, вечером жду тебя на берегу.
  Фирам поклонился и бегом помчался сообщать радостную новость родителям.
  - Славный мальчуган. Из него выйдет толк. Я согласна. Айрик. Можешь начинать подготовку каравана к путешествию. И еще, я знаешь, что подумала? Зевс говорил, что собирается начать обучение Рабора и Эос, как принято в его племени. Он также предложил вместе с ними обучать Еву и Адама. Хочу попросить его обучать и остальных детей Шуми и Аккадов, ведь знания это самое большое богатство.
  - Это было бы самым мудрым решением, царица.
  - Сегодня же поговорю с Зевсом.
  - Что? - воскликнул удивленный Айрик. - Как же ты сможешь с ним поговорить, если Зейвс и все боги далеко в Эдеме?
  - Есть один способ, - с загадочной улыбкой ответила Гера.
  На берегу, в окружении молодых жриц, показалась Илия. Заметив мужа, беседующего с Герой и Айриком, она подошла к ним и дружески обняла правительницу. Гера обратила внимание на золотую бляху, висевшую на плетеном шнурке на шее женщины.
  - Какая красивая вещь, подруга! Откуда это у тебя?
  - Муж подарил! - кокетливо ответила Илия.
  - Эфхиор! Где же ты это взял?
  - Когда я был, по твоему поручению, на севере, мне посчастливилось найти "солнечный" камень, а отец моего друга Гульмеша, сделал это для моей жены.
  Гера внимательно рассмотрела медальон, который был сделан в виде солнца с изогнутыми лучами.
  - Замечательная вещь! Я бы тоже не отказалась бы иметь что - нибудь подобное.
  - Очень жаль, царица, но золото встречается крайне редко. С тех пор, как мы переселились сюда, еще никому не удалось найти его. - Отозвался Айрик.
  - Вот ты и привезешь его из своих странствий для меня, старик, обещай.
  - Я с радостью приложу все усилия для этого, Гера.
  Народ понемногу стал расходиться с берега, чтобы снова окунуться в свои повседневные дела. Оставшиеся на опустевшем пляже, правительница с дочерью и окружающие ее приближенные, тоже медленным шагом направились в город. По дороге, шедший рядом с женой и братом, Эфхиор, после долгого колебания обратился к Гере.
  - Послушай, царица, что бы ты ответила на мое предложение, не дожидаясь постройки большого флота, отправиться вниз по Евфрату к большой соленой воде на уже имеющейся лодке? Путь этот недалекий, но позволит обучить людей управлению лодками. Это даст возможность сэкономить время на обучение и подготовку к плаванию в будущем. А заодно, мы разведаем новые земли и, возможно встретим новых людей.
  - Хм! - воскликнула царица со смехом. - Я смотрю, у тебя появилась жажда к путешествиям, вождь! Неужели ты так стремишься вновь отправиться куда - нибудь, подальше от своей прекрасной Илии?
  -Де нет, что ты, - смущенно ответил Эфхиор, - просто я подумал...
  - Не оправдывайся, - перебила его Гера, - я просто пошутила. Да и Илия, я думаю, не будет против, если после каждого странствия ты будешь делать ей такие дорогие подарки. Что скажешь, подруга?
  - Что же я могу сказать? - отозвалась верховная жрица. - Мы прожили с мужем вместе долгую жизнь, и я привыкла к его странствиям. К тому же у меня и без него хватает дел, так что, если царица Шумера повелеет Эфхиору вновь отправиться в путь, я не буду возражать. Наконец-то отдохну от его постоянного ворчания. - В тон Гере, смеясь, ответила Илия.
  - Ну, а ты, Айрик, что думаешь по этому поводу?
  - На мой взгляд, великая Веда, подобное плавание было бы весьма полезно со всех точек зрения. Вот ты сказала, что видела у Зевса рисунки Земли. Мы, также, могли бы сделать такие рисунки для себя, чтобы те, кто отправится в этот путь после нас, знали куда двигаться и что ждать впереди.
  - Что ж, раз возражений нет, твое предложение, Эфхиор, принимается. Можете готовиться в путь.
  
  -5-
  
  Чтобы сэкономить время на перелет, Дон использовал, так называемый суборбитальный полет. Он вывел флайер за пределы атмосферы и, двигаясь по крутой баллистической траектории, вернулся в ее пределы почти над юго-западным континентом. Нида сверила по карте координаты и скорректировала курс. Ей и на этот раз не удалось полюбоваться красотами океанских просторов, так как флайеру пришлось пробиваться через густую облачность, застелившую обширные территории Пангеи. Когда же, наконец, флайер вынырнул из-под облаков, внизу, насколько хватало глаз, простирался сплошной зеленый ковер непроходимых тропических джунглей. То там, то здесь, время от времени, небо прорезалось вспышками молний, сопровождавшихся раскатами грома и проливным дождем. Видимость становилась все хуже и хуже. Дону пришлось снизить скорость и лавировать между атмосферными фронтами. Только ближе к полудню по местному времени удалось добраться до искомого района. Здесь, в предгорьях, дождь был не таким сильным и, в вышине, кое-где, образовались разрывы в сплошной облачности в виде голубых лоскутов чистого неба. Но внизу, вся долина, оказалась окутана густым туманом, сквозь который трудно было что-либо разглядеть. В очередной раз, сверив показания приборов с координатами на карте, Нида указала сыну на место посадки. Флайер завис в воздухе и медленно стал опускаться в молоко тумана. Дон очень рисковал, совершая посадку вслепую. Кто знал, каков ландшафт внизу. Когда, если верить приборам, до поверхности остались считанные метры, флайер завис в воздухе.
  - Послушай, Стан, а ты не хотел бы проветриться и полетать на крыльях? - Обратился Дон к напарнику. - А то я боюсь, что посадив машину на каком - нибудь неудобье, мы вместе с ней совершим акробатические кувырки.
  Стан с полуслова понял, что от него требуется. Он встал с кресла и быстрым шагом вышел в грузовой отсек. Там он надел ранец и, открыв люк, шагнул в молочную мглу, распустив крылья. Через несколько секунд он стоял на твердом каменистом грунте. Обследовав площадку строго под флайером, Стан пришел к выводу о ее пригодности и дал команду Дону на снижение. Он отошел чуть в сторону и, задрав голову вверх, стал ждать, пока из пелены густого тумана не показались посадочные опоры транспортника. Корабль опускаясь, буквально по сантиметру, наконец, плавно коснулся поверхности и замер на месте. У Стана вырвался вздох облегчения. Из раскрытого люка по трапу спустились члены поисковой группы, а вслед за ними Дон и Нида.
  - Да, трудновато будет кого-либо искать в этом "молоке". В жизни не видел ничего подобного. - Воскликнул Дон, ступая с трапа на грунт.
  Холодная промозглая сырость пробирала до костей. Люди, уже привыкшие к жаркому климату равнины, по которой протекал Евфрат и, пусть не столь же жаркому, но мягкому климату, царившему в Эдеме, ежились от холода и переминались с ноги на ногу, пытаясь согреться. Холод пробирал даже через плотную ткань комбинезонов.
  - Ну и с чего начнем? Куда идти? - не понятно к кому обращаясь, спросил Дон. - Мама, ты уверенна, что это, то самое место?
  - Судя по карте, да. - Уверенно ответила Нида. - Вот, смотрите, - указала она на развернутую карту, - мы здесь, а "перфолента" направлена строго на восток, то есть проходит где-то рядом. Я предлагаю найти сначала ее, а потом, двигаясь к ее началу, то есть на восток, пытаться отыскать потерянную группу.
  - А почему именно на восток, а не на запад.
  - Потому, что, двигаясь на запад, мы начнем подниматься в горы. Я не думаю, что застрявшие здесь люди, надумали устроить свой лагерь в горах, где достаточно холодно и покинуть долину, где есть вода и, я надеюсь, разные звери, на которых можно поохотиться для пополнения провианта.
  - Согласен! Тогда, друзья, давайте растянемся цепью и, оставаясь в прямой видимости, друг у друга, начнем поиски "перфоленты".
  Дон, предусмотрительно, включил радиомаяк и наружное освещение на флайере, и все, растянувшись цепью, отправились обследовать местность. Через некоторое время послышался радостный возглас одного из поисковиков. Вся группа направилась на голос. Собравшись все вместе около звавшего их человека, люди обнаружили углубление в грунте примерно двух метров в диаметре и примерно два метра глубиной с совершенно отвесными стенками. На дне ямы оказался хорошо утрамбованный слой белого известняка. Немного в стороне оказалась еще одна такая же яма, а дальше еще и еще. Дно одних ям было выложено так же, как и в первой, известняком, а других - абсолютно черным, дробленным каменным углем.
  - Ну, вот и наша "ленточка". Пошли на восток вдоль нее, - скомандовал Стан.
  Вся группа, воодушевленная находкой, двинулась на восток, периодически голосами подавая сигналы, в надежде, что их услышат и отзовутся. Почти час поисков не принес никакого результата. Утомленные путники решили сделать небольшой привал. Перекусили всухомятку, запивая горячей водой из термосов. Кто-то, собрав хворост, разжег костер. Все подтянулись к огню, где было намного уютнее и теплее. Один только Стан, остался в стороне. Покончив с едой, он, никем не замеченный, пошел дальше вдоль "ленты".
  - Странно, - думал он про себя, - столько ям и никакого намека на извлеченный из них грунт. То, что это дело рук человеческих, нет никакого сомнения, но куда же эти люди подевались.
   Так двигаясь от одной ямы к другой, Стан, продолжая размышлять, отошел на достаточно большое расстояние от стоянки поисковиков. Он передвигался, опустив голову вниз, чтобы случайно не провалиться в одну из ям и ничего не мог из-за этого видеть впереди себя. И вот, пройдя очередную яму, он чуть не стукнулся головой о преградившую его путь огромную массу металла. Стан остановился и, внимательно рассмотрев конструкцию, понял, что это, не что иное, как строительный робот. Он забрался по лесенке в его кабину и попытался оживить, но робот продолжал бездействовать и ни один из индикаторов на панели не загорелся.
  - Ясно! Обесточен. Видимо аккумуляторы сняты.
   Стан вылез из кабины, обошел вокруг машины и обнаружил, что за ней дальше больше нет ям.
  - Вот и начало "ленточки", - сказал он сам себе. - То есть, люди должны быть где-то поблизости.
  Стан вновь забрался на машину и, встав на крышу кабины, стал громко кричать, сложив ладони рупором. Ответа не последовало. Тогда он воспользовался коммуникатором и связался с Доном.
  - Дон, поднимай людей и двигайся ко мне. Здесь начало "ленты" и я тут нашел брошенного и обесточенного строительного робота.
  Спустя несколько минут все уже стояли около мертвой машины.
  - Где же люди, черт возьми? - Не выдержал Дон. - Куда они все подевались? Ведь, судя по всему, работы над "перфолентой" они завершили не позднее вчерашнего дня!
  - Кажется, я знаю! - отозвалась Нида. - Смотрите, на этом роботе отсутствуют навесные элементы и сняты аккумуляторы!
  - Ну, и что это означает?
  - А вот что! Этим роботом не пользовались. С него сняли источники энергии в качестве запасных для другой машины, которая и сделала все эти ямы. И двигалась эта машина отсюда на запад, пока не завершила свою работу. Логично будет предположить, что и люди двигались вместе с ней, укладывая на дно ям уголь или известняк. Поскольку длинна "ленты" около полутора километров и работа, проделанная людьми, была не из легких, смею предположить, что они просто не успели вернуться сюда и остались на другом конце "ленты" для отдыха. Нужно срочно поворачивать назад и идти к ним на встречу.
  - Возможно, ты права, мама, но я думаю, что для подстраховки, нужно часть людей оставить здесь, на тот случай, что, все же, они могут оказаться где-то поблизости, а другая часть направится на запад. Так, наши шансы найти пропавших увеличатся. Вся группа развернулась в обратную сторону, и ускоренным маршем направилась на запад, оставив пять человек у брошенного робота. Обратная дорога оказалась еще труднее, поскольку все время пришлось идти в гору. Пару километров пути удалось пройти только за несколько часов. Здесь, в предгорье, туман был заметно реже, и видимость заметно увеличилась. Изнуренные тяжелым подъемом люди дошли почти до крайней точки "ленты" и сквозь туманную дымку, наконец, заметили в нескольких сотнях шагов громаду второго робота, а еще дальше по склону, две одинокие палатки. Дон достал сигнальную ракету и выпустил ее вверх. Грохот от выстрела эхом прокатил по горам, а туманная пелена окрасилась в красный цвет. В ответ, со стороны палаток, также раздался выстрел, и все вокруг перекрасилось в зеленый цвет. Позабыв об усталости, все бросились бегом к палаткам, откуда навстречу также бежали люди. Их оказалось не более полутора десятков. Мужчины и женщины в перепачканных комбинезонах с усталыми от бессонницы глазами, бросились в объятия своих спасителей. Среди толпы, Стан заметил знакомое лицо.
  - Люк, дружище, ты ли это!
  - Стан! Я знал, я верил, что нас найдут!
  - Люк, - обратился к нему Дон, - а где Дерик? Где остальные?
  Люк посмотрел на Дона недоуменным взглядом.
  - Доктора Киллата здесь нет. Мы подумали, что это он прислал Вас. Он с остальными членами группы вылетел на юг, где, километров в двухстах отсюда нашел ровное плато, более подходящее для базы, чем эта долина.
  - Как вылетел, на чем?
  - Вы что, ничего не знаете? Сначала мы высадились на побережье. Туда из Эдема и со звездолета доставлялись все грузы. Вместе со строительной техникой и блоками энергоустановок, были доставлены элементы конструкций, из которых была собрана огромная антигравитационная платформа, на которой и мы и машины были доставлены сюда через весь континент. На ней же доктор Киллат с группой строителей и физиков, а также с большинством машин и техники, вылетел на новую площадку. Мы остались, так как на платформе больше не было места, но доктор Киллат обещал вернуться за нами, как только платформа будет разгружена. Поскольку он не вернулся, мы подумали, что с ним и остальными что-то произошло. А тут, еще, что-то случилось со связью, и некоторая аппаратура стала выходить из строя. Тогда мы поняли, что отрезаны от Эдема, от звездолета и решили найти способ дать о себе знать. Как видите, ничего лучшего не придумали, как использовать древний двоичный код, в надежде, что нас будут искать и с воздуха заметят этот своеобразный сигнал бедствия.
  - Как видишь, заметили, причем не с воздуха, а с орбиты. Скажите спасибо Ниде. Если бы не она, то Вам пришлось бы торчать здесь еще очень долго, пока не рассеялся бы этот туман и кто-нибудь из дежурной вахты на корабле случайно не обратил бы внимание на Вашу "перфоленту". Ну, что, пора выбираться отсюда!
  - Пора-то, пора, а что будем делать с техникой? - Вмешался Дон. - Не бросать же здесь.
  - Действительно! Но в собранном виде нам ее не увезти, да и одного флайера маловато, тем более что количество людей, которое нужно разместить на борту теперь удвоится. Правильнее будет, оставить все пока здесь, а потом вернуться, чтобы демонтировать ее и вывезти отсюда. Тем более что нам в любом случае придется возвращаться на поиски всех остальных, ведь и они и Дерик Киллат до сих пор также числятся в пропавших без вести.
  - Ладно, сворачивайте лагерь, а то скоро стемнеет, а нам еще нужно добраться до флайера. В таком тумане, учитывая ваше состояние, нам идти до него не меньше двух часов. Еще нужно связаться с нашими, чтобы тоже шли к кораблю. Мы их оставили на другом конце "ленты"
  - Сколько их, Дон? - встревожено спросил Люк.
  - Пятеро, а в чем дело, Люк?
  - В этой долине живет многочисленное племя очень воинственных людей. У нас с ними было несколько стычек. Только благодаря нашим рычащим и шумящим машинам да нескольким выстрелам из лучевого пистолета, нам удалось запугать их и избавиться от их набегов. Ваши люди вооружены?
  - Ну, есть у них пару пистолетов. Думаешь в такой туман, аборигены могут напасть на них?
  - Звони срочно, пусть уносят оттуда ноги. Эти бестии имеют страшное оружие. Они, с помощью длинных трубок из полых стеблей каких-то растений, плюются отравленными стрелами, от которых наступает временный паралич. Человек или животное утрачивает способность двигаться. Кое-кто из нас испытал это на себе. Поверь, ощущение не из приятных.
  - Все понял.- Ответил Дон, - Ребята, - крикнул он в коммуникатор, - быстро уходите на корабль.
  Он передал все, рассказанное Люком и вместе с ним пошел помогать сворачивать лагерь.
  
  -6-
  
  
   -Даже сейчас, когда вулкан уничтожен, для восстановления естественных атмосферных процессов, могут понадобиться долгие месяцы, а может быть и годы, из-за огромного количества вулканического пепла и пыли, выброшенных в верхние слои атмосферы. Чтобы искусственно ускорить этот процесс, нам необходимо создать мощную вакуумную воронку где-то над южным океаном, что, возможно переместит области с пониженным давлением на равнину между Евфратом и Тигрисом. Одновременно с этим, из верхних слоев атмосферы, воздушные массы начнут перемещаться в приземный слой и, тем самым, очистят атмосферу от экранирующих частиц пыли и пепла, которые осядут на поверхности. Вот, примерно так, показывают возможные процессы, построенные нами компьютерные модели. - Лана переместилась от стола к голографическому изображению Пангеи, на котором один за одним демонстрировались возможные сценарии развития событий. - Наиболее предпочтительной, как Вы сами видите, является третья модель. В данном случае, взрывная волна не окажет разрушительного влияния на населенные районы, а скорость ветра не превысит двадцати пяти метров в секунду. Правда, в этом случае, возможно, потребуется второй взрыв, гораздо меньшей мощности, который создаст дополнительную зону с аномально низким давлением непосредственно в нужном месте и не позволит унести грозовые фронты дальше, в горные районы. Все это вполне осуществимо, но есть одна загвоздка - как произвести атмосферные взрывы на заданной высоте и, при этом не подвергнуть опасности пилотов флайеров, да и сами машины.
   - Я все понял, Лана, - озабоченно ответил Зейвс, молча выслушавший доклад Ланы, - однако должен тебя на этот счет успокоить. Тут нужно отдать должное изобретательности Дерика Киллата. Он, сам того не подозревая, навел нас на решение этой задачи.
  - Ты имеешь в виду...
  - Именно, - перебив девушку, продолжил Зейвс, - использовать парашюты, как это сделал Дерик. Правда, с той разницей, что в нашем случае взрыв должен произойти не на поверхности планеты, а на заданной высоте в воздухе. Если нам удастся решить эту проблему, то все остальное уже будет делом техники.
  - В этом нет ничего сложного, - отозвался, молчавший до этого, Жил, - чего проще. Установить на взрыватели датчики давления. Как только атмосферное давление превысит заданный порог, они сработают. Все, что нам потребуется - промониторить значения давлений на нужных нам высотах, а с этим, как я понимаю, сложностей не будет.
  - Отлично придумано, Жил! В скольких точках нужно сделать замеры?
  - Думаю, десять - двенадцать будет вполне достаточно.
  - К сожалению, у нас нет столько флайеров. Вам хорошо известно, что один из них покоится на дне океана, а еще три - в степи за Евфратом, и неизвестно, возможен ли их ремонт и восстановление.
  - Тогда можно настроить датчики на более широкий диапазон перепада давления, правда и расчетная высота взрыва будет лежать между верхней и нижней границей этого диапазона. В этом случае придется корректировать место, высоту и мощность второго взрыва непосредственно из района, куда мы собираемся направить дождевые облака, то есть из Шумера. Но для этого у нас будет достаточный запас времени, пока фронт от первого взрыва достигнет заданного района.
  - Что ж, давайте начнем операцию. Я сам отправлюсь в Шумер и буду корректировать Вас. А ты, Лана, запроси с корабля свежие данные о районах, где распространяются ближайшие к нам циклоны. Завтра утром поднимайте в воздух флайеры для мониторинга. Тебя, Жил, я попрошу заняться вакуумными снарядами и парашютами. Все, друзья, за работу!
  
  ***
  
   - Зевс! Как я рада тебя видеть! - Воскликнула Гера, увидев его на пороге своего дома.
  - Я тоже очень рад снова оказаться в твоем гостеприимном городе. Я здесь по делу. Позволишь войти?
  - Мог бы и не спрашивать. Двери моего дома всегда открыты для тебя. Что же привело тебя в Шумер?
  - Я здесь, чтобы выполнить свое обещание, Веда.
  - Ты хочешь сказать, что пригонишь в наши земли дождевые тучи?
  - В общем, да! Мы будем готовы через пару дней, но я должен предупредить тебя и твоих соплеменников, быть очень осторожными, когда ветер погонит тучи.
  - Чего же нам опасаться, Зевс?
  - Мы вызовем сильный ветер, но контролировать его силу не сможем. Ты должна будешь, по моей команде, приказать всем спрятаться по домам и никуда не выходить, пока я не скажу. Никого, слышишь, не должно быть ни в поле, ни на улицах, ни даже во дворах. Это для Вашей же безопасности. И, главное, ничего не бойтесь, ни ветра, ни грома.
  - Я поняла тебя. Я прикажу людям, по звуку колокола, укрыться в своих домах или в храме. Еще нужно сказать Айрику, чтобы хорошенько закрепил корабль.
  - Корабль? Какой корабль?
  -Ты же сам научил старика всяким премудростям, вот он и построил большую лодку, которая может ловить ветер.
  - Ловить ветер? Это с парусом что-ли? Ай да Айрик! Не ожидал, ведь про парус я ему ничего не говорил. Любопытно будет взглянуть!
  - Я сама покажу тебе. Тем более что нам с Евой так понравилось кататься на ней, что хотелось бы еще раз испытать это необыкновенное чувство.
  - Сочту за честь, Гера, только не сейчас. Мне нужно подготовиться к моей основной миссии. Ты не могла бы позволить мне установить на башне храма кое-какие приборы? Это необходимо, чтобы вызвать такой долгожданный для тебя дождь.
  - Можешь делать все, что тебе нужно, Зевс, и не спрашивать у меня разрешения. Если позволишь, я провожу тебя в башню и помогу тебе.
  - Буду очень признателен.
   Подъем на площадку башни оказался не из легких. Зейвс с трудом карабкался по крутой скрипучей лестнице и только удивлялся, с какой силой и ловкостью делала это Гера. Он любовался ее красивой фигурой, мелькавшей впереди. На Зейвса нахлынули воспоминания. Ему представилась Айда, так же ловко управлявшая парусом в тот злосчастный далекий день, ее такое же, колышущееся на ветру, бело-голубое платье, распущенные длинные волосы. Казалось, что время повернулось вспять, и не было бури на море, и не случилось той страшной трагедии, и они снова молоды и счастливы. Зейвс очнулся от своих грез от голоса Геры, которая уже стоя на площадке, протянула ему руку, чтобы помочь подняться на последние ступени.
  - Давай, я помогу тебе, Зевс!
  - Спасибо, - пробормотал он в ответ, цепляясь за крепкую женскую руку, и отгоняя нахлынувшие на него видения.
  Гера с силой потянула Зейвса вверх и он, наконец, оказался на площадке рядом с Герой. Гера вытащила Зейвса с такой силой, что ей пришлось обнять его, чтобы удержать от падения. Зейвс невольно оказался в ее объятиях. Вновь в его сознании возникли далекие образы и то тепло, исходившее от женского тела, только способствовало этому. Они стояли, обнявшись, на маленькой площадке, с которой как на ладони виден был весь город. Зейвс вдруг осознал, что ему не хочется, чтобы это мгновение заканчивалось. Первой пришла в себя Гера. Она освободилась от объятий Зейвса, поправила платье и сбившиеся волосы и, дождавшись, когда дыхание станет вновь ровным, своим обычным голосом произнесла:
  - Вот площадка, можешь ставить свои приборы, - и чуть тише добавила, - не надо Зевс, больше никогда не надо.
  Зейвс почувствовал, как кровь прибила к его лицу и он, краснея как мальчишка, пробормотал невнятные слова извинения и стал доставать из сумки метеорологические приборы. Установка и тестирование их заняла немного времени, в течение которого Гера внимательно наблюдала за действиями Зейвса.
  - Послушай, Зевс, - обратилась она к нему, - я собиралась просить тебя кое о чем через штуку, подаренную мне Леей, а тут ты сам появился в городе.
  - О чем же ты хотела просить? - Не отрываясь от дела, переспросил Зейвс.
  - Как то ты мне сказал, что нашим детям пришло время учиться знаниям.
  - Да, это так, а в чем дело?
  - Я смотрела на старого Айрика, на его помощника - мальчишку Фирама, и подумала: А нельзя ли вместе с нашими детьми устроить обучение и других детей Шуми и Аккадов, а если можно, то и взрослых? Мне, кажется, становятся понятными твои слова о силе знаний, что Ваша сила именно в ваших знаниях. То, что с помощью знаний, дарованных тобой, Айрик смог построить такую замечательную лодку, натолкнуло меня на мысль, что если мой народ начнет познавать мир, так, как это делаете Вы, то тоже сможет, когда-нибудь, стать таким же могущественным и сильным.
  - Я очень рад, что ты, Великая Веда, наконец, поняла это, что в нас нет ничего божественного, что мы такие же люди, как и Вы, и все, что мы умеем и имеем, создано только благодаря знаниям, накапливающимся многими поколениями нашего народа. Мы будем обучать Вас, обещаю, только при условии, что никто из Вас не станет просить нас дать Вам в руки те или иные возможности, которыми мы обладаем. Придет время, и все это Ваши потомки создадут сами. Каждый народ должен самостоятельно пройти этот трудный путь познания. Ну, вот, я, кажется, закончил, и мы можем спускаться вниз. Пойдем, а то Ева уже, наверное, заждалась тебя.
  Зейвс собрал в сумку свои инструменты и направился к лестнице. Гера поспешила за ним. В доме их уже давно дожидалась Зара с накрытым столом. Сидя за столом, Зейвс вернулся к начатому в башне разговору.
  - Как только мы закончим начатое дело и покончим с засухой, займемся школой. Только для этого придется построить большое здание, способное вместить всех желающих учиться. И, кстати, ты Гера, тоже должна будешь выполнить данное тобою обещание.
  - О чем ты, Зевс?
  - Вспомни, что ты пообещала мне, если я пригоню в твою страну дождевые тучи?
  - Ах да! Я, конечно, помню, и, можешь быть уверен, выполню свое обещание, только ты сам хорошо подумай, нужно ли тебе это. Я заметила смятение твоей души. Не думаешь ли ты, великий Зевс, отец богов, что даже для тебя выбор станет невыносимо трудным.
  Удивленная Зара слушала слова подруги, ничего не понимая.
  - О каком выборе говоришь ты, спросила она у Геры.
  - Зевс знает, о чем я. - Чуть не шепотом ответила Гера.
  Зейвс задумался над словами Геры.
  - Она права, - размышлял он, - действительно, я не в силах сделать выбор между двумя женщинами, которые мне одинаково бесконечно дороги, и которые являются матерями моих детей. Обе они, и Иза, окружившая его своей заботой и сумевшая вернуть его к полноценной жизни, и Гера, оживившая его воспоминания, были одинаково близки ему и любимы.
  - Я не стану делать никакого выбора, - сказал он вслух, - пусть каждая примет это, как данность.
  Зейвс встал из-за стола и вышел во двор. Вслед за ним вышла Гера.
  - Прости, Зевс, за прямоту, но я не хочу вставать между тобой и Изой. Я обоих Вас люблю и почитаю, и не желаю быть предметом раздора. То, как ты смотрел на меня там, на башне, дает мне повод так думать. Я - не твоя первая жена, я - другая. Помни об этом, пожалуйста.
  - Прости меня, Веда, за мою слабость. Я, действительно, на какое-то время увидел в тебе Айду, и мои воспоминания сыграли со мной злую шутку. Постараюсь впредь держать себя в руках и ничего подобного больше не повторять.
  - Что ж, мы поняли друг друга, и это меня радует.
  - Прошу лишь об одном, принимай это каждый день. - С этими словами Зейвс достал из кармана пластиковую коробку с небезызвестным препаратом. - Мне очень хочется, чтобы ты навсегда осталась такой, как сейчас. Прошу тебя, не отказывайся.
  - Но я уже сказала тебе, что выполню свое обещание. К чему повторяться! Великая Веда Шуми умеет держать слово!
  
  ***
  
   - Привет, Жил! - обратился Зейвс к Эрлу в коммуникатор. - У меня все готово, как дела у Вас.
  - Мы провели углубленный мониторинг. В общем, мы тоже готовы. Флайеры с грузом подготовлены и, пока позволяет погода, можно начинать.
  - Отлично! Только не забудь, все флайеры должны быть выведены за пределы атмосферы. Всякое может случиться, лучше перестраховаться.
  - Не волнуйся, Зейвс, все уже предупреждены. Все будет нормально.
  - Тогда самое время мне перебраться на башню и следить за приборами. Скажи, по Вашим расчетам, как скоро взрывная волна достигнет города?
  - Думаю, через пару - тройку часов, не ранее.
  - А второй взрыв, он не нанесет вреда городу?
  - Нет, Зейвс, он пройдет противоударом и только смягчит первый.
  - Тогда, начинай! И удачи нам всем!
   Зейвс отключил коммуникатор и обратился к Гере.
  - Ты все слышала. У нас не более двух часов, чтобы предупредить людей занять места в убежищах. Берите с Зарой детей, и спрячьтесь в храме.
  - А ты, Зейвс?
  - Я должен подняться на башню и следить за показаниями приборов.
  - Но это очень опасно! Ты сам сказал, что ветер может быть очень сильным.
  - Это мой долг, Гера. Если я этого не сделаю, весь наш труд может оказаться напрасным.
  - Тогда я с тобой. Я сама ударю в колокол.
  - Ты не можешь, Гера, ты должна быть с дочерью.
  - В первую очередь, я - Веда, и должна быть со своим народом. Видя меня на башне рядом с тобой, люди будут спокойнее переносить ужасы вызванной тобою бури. Я так решила!
  - Тогда пошли, и помни - это твой выбор.
  - Зара, запри конюшню, забирай детей и идите в храм. Там самое безопасное место, а обо мне не беспокойся! - бросила она подруге.
  Под звуки разливающегося звоном на всю округу колокола, люди спешили отовсюду к своим домам, чтобы укрыться от надвигающейся бури. Гера била, что есть сил, в колокол вот уже полчаса. Зейвс замер перед приборами с включенным коммуникатором в руках. Лениво крутившиеся ранее лопасти анемометра, стали вращаться все быстрее и быстрее, а на небольшом дисплее прибора бежали цифры, указывающие на усиление ветра, который горячим пока потоком воздуха обжигал тела и лица людей. Убедившись, что движение людей по улицам города прекратилось и все успели укрыться от надвигающейся непогоды, Гера оставила колокол в покое и стала вместе с Зейвсом напряженно ждать. Ожидание затянулось, как и предупреждал Жил, на долгих два часа. За это время ветер значительно усилился, и, как показалось Гере, стал несколько прохладнее.
  - Есть! - крикнул Зейвс в коммуникатор, - Двадцать пять метров с секунду, слышишь Жил!
  - Слышу! Даю команду на второй взрыв!
  
  Зейвс увлек Геру на пол, застеленный камышовой циновкой, и накрыл ее своим телом. Гера попыталась сопротивляться, не поняв этого порыва со стороны Зейвса, но в это время откуда-то с неба, раздался жуткий грохот, а вслед за ним чудовищной силы воздушный поток ударил по городу, по окружающей его равнине, огромными волнами прошелся по Евфрату, и едва не сбросил с башни двух отчаянно боровшихся со стихией людей. Несколько долгих минут бушевал этот вихрь, но потом ветер начал ослабевать, а откуда-то с юго-запада, вдалеке в небе, появился стремительно приближающийся темный фронт, изредка прорезаемый яркими вспышками молний, сопровождаемых отдаленными грозными раскатами грома.
  - Пошли отсюда! - Крикнул Зейвс Гере. - Скоро польет, как из ведра!
  Еще несколько минут назад, сбитая с ног и прижатая Зейвсом к полу, Гера, пыталась отбиваться от непонятной его выходки, а сейчас, дрожа всем телом, она прижималась к нему, боясь пошевельнуться, оглушенная грохотом и ветром, со свистом, налетевшим на башню. Зейвс схватил Геру в охапку и потащил к люку, за которым была спасительная лестница. Она немного пришла в себя и успокоилась только когда очутилась на лестнице. Крепкие стены надежно защищали от ветра. Гера взглянула наверх и увидела, как еще несколько минут назад, безоблачное небо, стало затягиваться облачной дымкой, скрывая пылающее жаром солнце. Когда же они с Зейвсом спустились вниз, все вокруг потемнело. Тяжелые тучи затянули все небо и, о чудо, на раскаленную землю упали первые, тяжелые капли воды. Сверкнула молния, прорезав половину неба и освещая своей вспышкой все вокруг, под аккомпанемент громовых раскатов. Но сегодня гроза никого не напугала. Ей были только рады, ведь целый год иссушенная земля не видела дождя, который между тем становился все сильнее. Уже не отдельные капли, а целые потоки воды лились с небес. Из соседних дворов на площадь стали выходить люди, воздавая хвалы всемогущему Зевсу - громовержцу, стоящему вместе с правительницей Шумера на верхней ступени лестницы, ведущей в храм своей жены - богини Изиды, ниспославшему свой небесный дар людям.
  - Ты выполнил свое обещание, Зевс,- прошептала Гера, прижимаясь к нему телом в насквозь промокшем от дождя платье, - теперь я выполню свое.
  Из дверей храма вышли все, укрывающиеся от бури за его могучими стенами, так же, как и люди на площади, воздавая хвалы Зевсу. Заметив дочь, держащуюся за руку Зары, Гера подняла ее на руки и, несмотря на потоки воды, пошла с ней через площадь к своему дому.
  
  ***
  
   Последние почти три недели, жизнь в Шумере оказалась полностью парализованной из-за непрерывных дождей. То, что поначалу казалось благом, уже начало порядком надоедать жителям города. Пришлось на время свернуть все полевые работы, да и у ремесленников также все приостановилось. Гера стояла в дверях своего дома и смотрела в серое от низких облаков небо в надежде увидеть там хоть одно голубое пятно или, пусть слабый, лучик солнца.
  - Зевс, - обратилась она, не оборачиваясь, к сидевшему за столом Зейвсу, - как думаешь, долго это еще будет продолжаться? Дождь уже полностью размыл улицы и площади города. Мы даже не представляем, что сейчас творится на наших полях. Дороги к ним превратились в грязные потоки.
   Вместо ответа, Зейвс достал коммуникатор и, уже в который раз, вызвал на связь Лану. Лана ответила не сразу.
  - Слушаю Вас, командор!
  - Я опять, узнать прогнозы на ближайшее время, - извинительным тоном спросил Зейвс.
  - К сожалению, ничего нового. Вызванный нами циклон малоподвижен и пока не собирается уходить, но в атмосфере, в целом, наметились положительные тенденции. Постепенно происходящие в ней процессы начинают приходить в естественную норму. Если эта тенденция сохранится, то, по моим расчетам, не позднее, чем через пять - семь дней, погода начнет меняться к лучшему.
  - Хоть так! Надоело сидеть здесь без дела. Надеюсь, что твои прогнозы оправдаются. Спасибо за информацию, Лана.
  Зейвс отключил связь и передал Гере все услышанное от Ланы.
  - Еще целых семь дней? Как долго! - Ответила она с грустью в голосе.
  - Не грусти, а лучше представь себе, как расцветет степь после такого дождя. Выйдет солнце и все вокруг, как прежде покроется ковром из трав и цветов. На полях заколосятся всходы. Разве не этого ты хотела?
  - Да, конечно, все это так, - отозвалась Гера. - Скажи, как успехи у Евы и Адама? - вновь спросила Гера, переводя разговор на другую тему.
  - Дети очень способны, они все схватывают на лету. Правда, я, наверное, неважный учитель, но, на мой взгляд, все очень хорошо. Вот закончатся дожди, мы построим школу, и настоящие учителя возьмутся за обучение Ваших детей.
  
  
  -7-
  
   Деревня потихоньку оправилась от урагана, пронесшегося над Та-Кемет. Все ее население восстанавливало поврежденные дома, заново покрывали снесенные, кое-где, крыши домов. Иза сокрушенно смотрела на результаты бедствия, вызванного ураганом от атмосферного взрыва. Она прошла через все село к дому Амхепа, который вместе с Темис, братьями и сестрами чинил снесенную крышу.
  - Тем! Можно тебя на минутку! - обратилась она к подруге.
  Темис отложила в сторону пучок тростника, подготовленный для укладки и, отряхнув руки от налипших листьев, подошла к Изе.
  - Слушаю тебя, только, если можно побыстрее.
  - Я смотрю, ты стала совсем своей в этой семье!
  - Я просто оказываю посильную помощь и ничего больше.
  - Мне-то не рассказывай! Но, впрочем, это не мое дело. Я вот о чем собиралась с тобой поговорить. Как думаешь, не пора ли переселить твоего Амхепа и его семью в более достойное для фараона жилище, а то, получается, как-то не правильно, что провозглашенный нами вождь Та-Кемет, ютится в жалкой тростниковой хижине.
  - Ну, я, право не знаю! Здесь все так живут, и захочет ли сам Амхеп жить в каменном доме.
  - Так ты у него и спроси и объясни, что теперь он не простой рыбак, а правитель целой страны.
  - Ладно, прямо сейчас и спрошу.
  - Подожди, ты уж как-нибудь поделикатнее, чтобы не обидеть и не оскорбить его. Выбери подходящий момент. Ну, ты меня понимаешь?
  - Понимаю! - Ответила Темис, густо краснея, - ну я пойду работать?
  - Иди, конечно, а я схожу куда-нибудь, подальше от посторонних глаз и попробую связаться с Зейвсом. Нужно узнать, как там дела в Шумере.
  Иза вновь прошла по селу, слегка приподнимая подол платья, чтобы не испачкать его раскисшей глиной. Она вышла из деревни и, пройдя еще несколько десятков метров, скрылась в густых зарослях тростника. Здесь она извлекла коммуникатор и нажала на вызов Зейвса. Спустя пару секунд, в голографической дымке появился Зейвс в окружении Детей и Геры.
  - Здравствуй, дорогая, - поприветствовал он жену, - а мы вот тут, чтобы скоротать время, занялись учебой. Я, по просьбе Геры, взялся обучать Адама и Еву. Не знаю, насколько у меня это получается, но ребятишки учатся с удовольствием, да и Гера, рядом с ними тоже старается постичь азы науки.
  - Очень рада за Вас, - ответила Иза, скрывая некоторое раздражение, вызванное близостью Геры к Зейвсу, а про себя подумала, - Гера, опять Гера. Нет, с этим нужно что-то делать.
  Сделав над собой усилие, Иза, как ни в чем, ни бывало, поздоровалась с Герой и спросила:
  - Как тебе погода, Веда? Ты всем довольна?
  - Спасибо, Иза, хвала Вам, великим богам, над нашей землей, наконец-то идет дождь, и скоро станет все, как прежде.
  - Как долго ты еще собираешься оставаться в Шумере? - вновь обратилась Иза к мужу.
  - До тех пор, пока не прекратятся дожди. В такую погоду не хочется рисковать флайерами. Ты не представляешь себе, кокой здесь льет ливень. А как твои дела в Та-Кемет?
  - Ураган задел и Та-Кемет. Сейчас вся деревня занята восстановлением жилищ. Здесь тоже прошли дожди, но уже сейчас светит солнце. Я тут задумала, глядя на развалины тростниковых домиков, научить Кеми строить каменные дома. Здесь, неподалеку, на правой стороне реки, начинаются горы, и недостатка в строительных материалах не будет. Я, с твоего позволения, хотела бы только перебросить сюда какую-нибудь строительную технику, хотя бы для добычи и обработки камня.
  - Да, я понимаю, конечно, можешь взять, только не переусердствуй, чтобы люди не полагались только на нас.
  - Не беспокойся! Я намеренна из камня построить только один, большой дом, а остальных обучить, так же, как когда-то Шуми, изготавливать глиняный кирпич.
  - Это правильное решение. От всей души желаю тебе успеха. Кстати, для строительства печей, можешь привлечь Гефета. Если помнишь - он мастер этого дела.
  - Спасибо дорогой, я люблю тебя и очень скучаю! - Поблагодарила Иза Зейвса, многозначительно посмотрев на Геру и сделав особый акцент на последние слова.
  От глаз Изы не ускользнуло смущение мужа и недоумение Геры от тона, произнесенной ею фразы.
  - Похоже, там еще ничего далеко не зашло, - подумала Иза, - или Гера отшила Зейвса. Ладно, поживем - увидим.
  Иза вновь включила коммуникатор и вызвала Гора, который после известного инцидента, вернулся в Эдем.
  - Привет, мама! - отозвался Гор, - у тебя снова что-то случилось?
  - Нет, нет! Все нормально, сынок, но мне вновь понадобится помощь. Я тут кое-что затеяла и мне нужна строительная техника и Гефет. Пока в Шумере льют дожди, может быть и Вы, с Леей и Ра прилетите к нам с Темис. Я ужасно скучаю по внуку.
  - В общем-то, сейчас в Эдеме заниматься нечем, и мы, с удовольствием присоединимся к тебе. Тут почти никого нет. Все заняты строительством новой базы там, где отец встречался с председателем Парнасом. Даже гору, у подножья которой была эта встреча, назвали его именем. Я сейчас же поговорю с Гефетом и Леей и, при первой же возможности, мы прилетим к тебе, а технику заберем из Вашего базового лагеря в Та-Кемет. Жаль, что папа не может присоединиться к нам. Из-за дождей, он пока отрезан от нас в Шумере. Лана сказала, что ливни могут продолжаться целый месяц. Уж слишком сильную мы создали вакуумную воронку. Она продолжает затягивать влажный воздух.
  - Я только что разговаривала с отцом. Ему в Шумере скучать некогда. Он взялся за обучение азам наук Адама и Евы, а еще... и Геры, добавила Иза после короткой паузы.
  Она никак не могла смириться с тем, что сейчас там, Гера рядом с Зейвсом. Как только не старалась Иза приглушить ревность, ей это никак не удавалось.
  - Да что же это такое! - Думала она, - мне с таким трудом удалось завоевать Зейвса, а Айда, даже после смерти, в образе Геры, снова соперничает со мной. А может я все это придумала, и ничего между ними нет? Может быть, все это плод моего воображения?
  Иза встряхнула головой. Как бы отгоняя неприятные мысли и вернулась к разговору с сыном.
  - Ну, ладно, сынок, значит, договорились и я Вас жду. Давай, пока! Всех целую!
  - Пока, мамочка, мы скоро прилетим. Привет Темис!
  Иза еще некоторое время посидела, молча на подстилке из тростника, глядя на потухший экран коммуникатора, потом резко встала и пошла присматривать наиболее подходящее место для предстоящего строительства. То, что она замыслила возвести здесь, должно поразить воображение всех жителей в Та-Кемет.
  - Это будет не просто каменный дом, - думала она, - это будет грандиозный, по размерам и архитектуре, дворец правителя страны, а бедная деревушка вокруг него, станет большим городом, каким и подобает быть столице огромной страны.
  
  ***
  
   Сверх всяких ожиданий Изы, в рыбацкую деревушку прибыло невообразимое количество ее спутников. Кроме Гора с семьей и Гефета, к ним присоединились Дита с Эос. Из базового лагеря прилетела Флоа и, даже Жил и Лана спустились с орбиты, где они проводили мониторинг атмосферы. Все соскучились по конкретным делам и приключениям. Не хватало только Олы, которая с группой отправилась в южную часть материка, где обнаружила огромное количество видов весьма экзотических животных. Так что на возвышенности, в стороне от деревни вырос целый палаточный городок. Вместе со строительными роботами, Жил пригласил присоединиться к ним прекрасного строителя и архитектора Энса Ларна, который раньше находился в потерянной на западном материке группе и, которую благополучно спасли Дон, Стан и Нида в составе поисковой группы. Кеми, непривычные к шуму, сторонились и побаивались пришельцев. Они, с ужасом, передавали друг другу всякие небылицы о чудесах, которые происходили в лагере пришельцев. Даже к уже ставшей привычной среди них Темис, все стали относиться с некоторой опаской. Темис, как могла, убеждала, что ничего страшного от ее соплеменников исходить не будет, и что в скором времени всех жителей деревни ожидает новая, более благополучная жизнь. Чтобы привлечь внимание и сгладить напряженность, Дита, как и в прошлую экспедицию, принялась лечить людей. Поначалу они боялись даже приблизиться к ее палатке, но, понемногу привыкнув, стали обращаться к ней. Особенно после случая, когда она вылечила поранившего руку деревенского мальчишку. Вскоре, также, перестали сторониться Гефета, который, на окраине деревни, собственными руками на глазах жителей, выстроил обжиговую печь. Он показал, как из глины делать кирпичи и строить из них здания. А на площадке, выбранной Изой, тем временем, развернулось грандиозное строительство. Иза часами спорила с Энсом и уговаривала его сделать все так, как ей это представлялось. Тот величественный стиль, который выбрала Иза, давно не использовался на Гее, но был отлично известен археологам по постройкам древних Геянских городов. Иза решила воссоздать здесь, на Пангее, что-то подобное и Энсу пришлось здорово потрудиться над проектом здания.
   Не сидела без дела и Флоа. В пойме реки оказались очень плодородные земли, где в большом количестве произрастали дикорастущие злаки, такие как ячмень и пшеница, собирая которые, деревенские женщины использовали их при приготовлении хлебных лепешек. Флоа рассказала и показала, как нужно сажать зерна и как за ними ухаживать, чтобы всегда в изобилии иметь на своих столах хлеб. Поначалу женщины смеялись и сокрушались, что пришелица портит зерна, закапывая их в землю, но когда на небольшом клочке, обработанной Флоэй земли, появились дружные зеленые всходы, перестали смеяться, и последовали ее примеру.
   По мере того, как росли стены новой постройки, Жил все больше сокрушался о гибели вместе с флайером его большой лучевой пушки. У него просто руки чесались украсить возводимый дворец колоннадой с резным порталом и, глядя на состояние мужа, Лана уговорила Изу доставить со звездолета подходящее для этой цели оборудование. Как только ее просьба была удовлетворена, Жил перебрался в горы, где из сплошного монолита стал готовить свои изделия. Даже Энс, увидев первые колонны с массивными капителями, внес изменения в свой проект. Возведением дворца строительство не ограничилось. По замыслу Изы, перед дворцом должна быть устроена большая площадь, вымощенная гранитными плитами, которая заканчивалась бы широкой лестницей, опускавшейся к берегу заводи. На берегу же решено было устроить пристань с гранитными стенами и пирсом. Весь задуманный архитектурный ансамбль очень напоминал постройки в одном из древнейших городов Геи. Иза настолько увлеклась этой своей новой затеей, что просто не замечала времени. Она целыми днями проводила на площадке и на время забыла о муже и Гере.
   Все это вызывало крайнюю озабоченность у Диты. На ее замечания и неправильном образе жизни, Иза лишь отмахивалась и продолжала в том же духе. Как-то в разговоре с Доном, Дита поделилась своими озабоченностями по поводу Изы.
  - Знаешь, Дон, с Изой что-то происходит и меня это очень волнует. С начала строительства она стала неузнаваемой. Питается кое-как, спит не больше трех - четырех часов в сутки, сильно похудела и вся стала какой-то нервной. Даже Эос уделяет совсем мало внимания.
  - По-моему, ты напрасно волнуешься, - отвечал Дон, - просто она слишком увлеклась своей идеей. Вот увидишь. Как только стройка завершится, Иза снова станет прежней.
  - Тогда поскорее бы это случилось.
  - Возможно, я смогу ускорить это. Мы тут со Станом собираемся лететь на юго-западный континент, чтобы забрать брошенных там роботов. Если их перебросить сюда, то может это поможет ускорить строительство.
  - Будем надеяться, что это поможет.
   Спустя несколько дней после этого разговора, на строительной площадке появились Дон, Стан и Люк и с ними два строительных робота. Всего сутки потребовалось Люку и Стану, чтобы собрать их и запустить. Работы действительно заметно ускорились, но по мере их продвижения, у Изы возникали все новые и новые планы.
  - По-моему без вмешательства папы здесь не обойтись, - в разговоре обмолвилась Дита Темис, - пора как-то умерить мамин пыл.
  - Ты же знаешь, что Зейвс застрял в Шумере из-за непогоды и пока не может оттуда выбраться?
  -Да знаю я, но что-то же делать нужно!
  - Поговори с ним, может быть он сможет повлиять на Изу в разговоре по коммуникатору.
  - Попробую, все-равно другого выхода нет.
  - А меня беспокоит положение в деревне.
  - Там что-то случилось?
  - Нет, ничего такого, но люди очень напуганы. Они боятся выйти за пределы деревни. Их пугают наши машины и механизмы, которые они между собой называют то страшными чудовищами, то рычащими злобными духами. И то, с какой легкостью они передвигают и укладывают огромные камни, вызывает у людей суеверный страх. Даже Амхеп, которому я пытаюсь все объяснить, ни в какую не хочет сходить посмотреть на строящийся дворец. И он, и его мать Инур, начинают дрожать от ужаса, когда я пытаюсь уговорить их сходить со мной, чтобы посмотреть строящийся новый дом. Я боюсь, что даже после окончания строительства, мне не удастся уговорить их поселиться там.
  - Будем надеяться, что когда стихнут и уберутся машины, они изменят свое мнение и смогут решиться перешагнуть через собственный страх.
  Так за разговором обе женщины вошли в деревню. Заметив Диту, к ней помчалась Эос, которая подружилась с младшей сестренкой Амхепа Инчи, и наотрез отказывалась из-за своей новой подруги покидать гостеприимный двор семьи Амхепа. За детьми, на время отсутствия Диты, строго присматривала Маат. Девушка бросила свои домашние дела и вслед за девочками вышла на встречу Дите и Темис. Она церемонно поприветствовала гостий, склонившись перед ними. Темис укоризненно покачав головой, принялась поднимать Маат. Она обхватила девушку за плечи и подняла на ноги. Маат выпрямилась и в это время Дита заметила, как что-то блеснуло у нее на груди. Темис было начала отчитывать девушку за ее действие, но Дита жестом остановила подругу и, подойдя поближе к Маат, с любопытством посмотрела на блестевший предмет.
  - Маат, дорогая, что это у тебя? Можно взглянуть?
  Девушка послушно сняла с шеи шнурок, на котором висел искусно сделанный золотой медальон в виде головы льва.
  - Какая красивая вещь! Откуда это у тебя?
  - Мне подарила мама, госпожа, - тихо ответила Маат, опустив глаза.
  - А как она попала к твоей маме?
  - Ей подарил отец, на свадьбу.
  - Это он сам сделал для твоей мамы?
  - Нет, что ты, госпожа! В Та-Кемет никто не умеет делать такого. Просто мой отец много раз плавал на своих лодках по Нилу. Чаще всего вниз по течению, но иногда и вверх. Туда, очень далеко на юг, где камни преграждают путь реке. Он часто рассказывал, что там, за камнями, расположена сказочная страна Куш, в которой живут черные люди. Оттуда отец и привез для мамы эту вещь.
  - Что значит, черные люди? Они злые или страшные?
  - Нет, нет! Они не злые и не страшные, просто кожа у них темного цвета, гораздо темнее, чем у Кеми. У них есть мастера, которые могут делать такие вещи и многие другие.
  - А ты не знаешь, где они берут то, из чего это сделано?
  - Люди говорят, что там вся земля усыпана этими камнями и еще другими - белого цвета.
  - Очень любопытно! Нужно об этом обязательно сообщить Юну, - обратившись к Темис, сказала Дита, - похоже, Маат говорит о территории, которая лежит за порогами на реке и, судя по всему, там есть богатые золотоносные месторождения. Посмотри, Тем, какая тонкая работа! Было бы интересно познакомиться с мастерами, которые делают такие красивые вещи.
  Темис посмотрела на медальон и проговорила:
  - Более чем любопытно. Мы на Пангее сталкиваемся с различными культурами, которые развиваются обособленно, причем опережая друг друга или, наоборот отставая в том или ином. Мне тоже хотелось бы побывать в этой таинственной стране Куш. Нужно поговорить с Изой. Как раз кстати. Может быть, это отвлечет ее от своей одержимой идеи.
  - Обязательно. Сегодня же поговорю с ней, - ответила Дита, возвращая медальон девушке.
  - Ну, а как тут моя красавица себя вела? - взяв Эос на руки, спросила Дита у Маат.
  - Не беспокойся о дочке, госпожа! Она, замечательный ребенок, на редкость послушный и очень сдружилась с Инчи. Они не доставляют мне хлопот.
  - Спасибо тебе, Маат. Когда у тебя появятся собственные дети, ты будешь самой замечательной мамой, я в этом уверенна.
  Как только разговор перешел на детей, Темис как-то вдруг переменилась в лице и, как показалось Дите, несколько смутилась. Дита взяла подругу за руку и отвела ее в сторону. Шепотом, чтобы никто не слышал, она спросила Темис:
  - Что с тобой, Тем, признавайся сейчас же!
  Темис густо покраснела и, потупив взор, ответила:
  - Ди, ты только пока никому не говори, пожалуйста.
  -Что не говорить?
  - Я... я, кажется, беременна, Ди.
  - Так ты и Амхеп...
  - Тсс, - прошипела Темис, приставив к губам указательный палец, - он ничего не знает, и я прошу тебя, пока молчи об этом.
  - Но почему, подруга? Мне кажется, что Амхеп не просто любит, он боготворит тебя.
  - Я знаю, Ди, но я боюсь, что если он узнает, то все между нами как-то изменится.
  - Глупая! Это же такое счастье, ребенок! Чего же ты боишься?
  - Боюсь, что он захочет его оставить здесь, у себя навсегда. Ты же понимаешь, что рано или поздно нам придется вернуться на Гею.
  - Понимаю, - задумчиво ответила Дита, - только ты сейчас не думай об этом. Если Амхеп тебя любит по настоящему, то, я уверенна, все будет хорошо. Но я, все-равно, должна тебя обследовать. Нам нужно найти предлог, чтобы слетать на звездолет, подруга.
  Дита обняла Темис и увлекла ее к дому, где их на пороге уже давно поджидали Инур и Маат.
  
  ***
   - Послушай, мама, что я тебе расскажу! - Догнав Изу на строящейся площади, сказала Дита.
  - Ди, давай в другой раз, я сейчас очень занята!
  - Нет, мама, давай сейчас. Поверь, это очень важно.
  - Ну что там у тебя, говори быстрее!
  - Давай где-нибудь присядем, и я тебе все По-порядку расскажу.
  - Ладно! - Ответила Иза, указывая на большой гранитный блок, - давай, что-ли здесь.
  Женщины присели на камень и Дита поведала Изе все, что узнала от Маат о стране Куш и населяющих ее людях.
  - Хм, золото, это интересно, но это скорее по части Юна, а вот люди с измененной пигментацией кожи... С таким мне еще сталкиваться не приходилось. Конечно, и среди нас есть люди с более светлой или более смуглой кожей, но чтобы совсем черной,... Наверное, это связано с гораздо более жарким климатом на Пангее в целом, а на этом материке, в частности. Это, похоже, защитная функция, предохраняющая организм от перегрева. Действительно, очень любопытный факт. Нужно будет как-то наведаться в эту, как ты сказала, страну Куш.
  - Я уже сообщила Юну, и он обещал в ближайшее время прилететь к нам, чтобы составить нам компанию в исследовании этой территории.
  -Ди, ты как всегда торопишься! Мне нужно сначала закончить со стройкой, а уж потом отправляться в путешествие.
  - Но мама, твоя стройка никуда не денется! Здесь и так все идет по плану. Если что - есть Энс и Жил. Они точно знают, что и как делать, а там целая неизведанная область.
  - Возможно, ты права. Давай дождемся Юна, еще раз опросим людей и, тогда уже будем принимать окончательное решение.
  - Вот и хорошо! Спасибо, Мамочка!
  Дита поцеловала Изу и, вскочив, как девчонка, побежала к своей палатке, где ее дожидалась Темис.
  - Ну как, Ди?
  - Порядок, подруга! Похоже, я ее заинтриговала. Завтра здесь будут Юн с Грифтом и Дон, и мы ее окончательно уломаем.
  
  Часть 5
  Истоки
  
  -1-
  
   - Что тебя смущает, дорогой мой Сэл? Поверь мне, это - то самое место.
  - Но доктор Киллат, здесь почти безжизненная равнина, нет ни источников воды, ни животных, ни даже кустарников. Я уж не говорю о деревьях. Может быть, проверите еще раз?
  - Успокойся, я знаю, что делаю. И это то, что нам нужно. Лучше пойди, помоги остальным разгрузить платформу, а я пока поброжу здесь, посмотрю, что и как.
  - Что ж, Вам виднее, - ответил Сэл, пожав плечами и, повернувшись, направился к остальным членам группы, столпившимся около трапа огромной платформы.
  Дерик, убедившись, что остался один, уверенно пошел в сторону выветренных каменных изваяний, которые в большом количестве стояли рядами на совершенно голой равнине. Он внимательно осматривал их одно за другим, пока не обнаружил каменную глыбу с большим отверстием на одной из сторон.
  - Похоже, это то, что я искал, - сам себе под нос пробурчал Дерик.
  Он еще раз осмотрелся по сторонам, в очередной раз, убедившись, что рядом никого нет и, протиснувшись в отверстие, обнаружил внутри узкий проход, довольно круто уходящий вниз. Опираясь руками о стены, он спустился, осторожно ступая по скользкому дну тоннеля до площадки, которой этот тоннель заканчивался, и уперся в монолитную каменную стену. Здесь Дерик включил карманный фонарь и, освещая стену его лучем, начал что-то искать, ощупывая и периодически простукивая каменную поверхность. Наконец, он нашел, что искал. В одном месте Дерик обнаружил небольшое углубление, и звук здесь оказался более глухим, чем на остальной стене, что свидетельствовало о наличии пустоты за ней. Дерик осторожно начал очищать углубление от слоя пыли и глины, пока под ним не блеснул металл. Тщательно протерев от остатков пыли круглую металлическую лунку, он извлек из кармана странный небольшой предмет в виде двух перевернутых тарелок, скрепленных между собой широкими частями. Покрутив предмет в руках, Дерик вставил его в лунку на стене и, провернув немного в ту и другую сторону, убедился, что предмет встал в нужном положении. Внутри предмета что-то загудело с все нарастающей силой. Дерик отошел к противоположенной стене. Через несколько мгновений звук стих, а каменная стена, со скрежетом стала уходить вниз, открывая за собой проход в довольно большую галерею. Как только стена окончательно опустилась, и ее верхний край сравнялся с полом, Дерик смело шагнул вовнутрь. Он прошел по галерее до широкого арочного проема, перед которым на стене поблескивала металлическая пластина. Он коснулся пластины и тотчас в галерее вспыхнул мягкий, неяркий свет. Дождавшись, когда глаза привыкнут к свету, Дерик прошел через арочный проем и оказался в просторном зале круглой формы. Посреди зала стоял большой металлический стол, на котором было закреплено что-то наподобие пульта. Около стола стояли пять кресел с покрытием из материала, напоминающего эластичный пластик. Дерик опустился в одно из кресел и, пристегнувшись к нему, свисающими с боков то ли ремнями, то ли шлейфами с проводами, склонился над пультом. Он начал касаться пальцами едва заметных пластин на пульте. Пульт засветился цветными огнями, меняя яркость, цвет и интенсивность. Затем, прямо в воздухе, напротив пульта, возникли быстро бегущие цветные символы. Убедившись, что их содержание соответствует тому, что ожидалось, Дерик поочередно коснулся нескольких пластин и, дождавшись, когда пробегут строки очередных символов, отстегнул ремни и встал с кресла. Все огни на пульте погасли. Дерик вышел из зала, снова коснулся пластины и проделал обратный путь через галерею. Не успел он перешагнуть через плиту, как она снова пришла в движение и начала подниматься вверх, пока полностью не закрыла проход в галерею. Дерик извлек свой предмет из лунки и стал медленно карабкаться вверх по тоннелю. Достигнув отверстия, ведущего на поверхность, он осторожно выглянул наружу и, снова убедившись, что рядом никого нет, вылез на поверхность. Затем он тщательно отряхнулся, удаляя с комбинезона остатки пыли и глины и не спеша пошел к платформе, где его спутники занимались разгрузкой оборудования и снаряжения.
  
  
  ***
  
   Разгрузка платформы затянулась до позднего вечера. Утомленная монотонной изнурительной работы, Ада, присела передохнуть на только что опущенный манипулятором на грунт, контейнер. Она взглянула на темнеющее вечернее небо, любуясь пангеянским закатом. Неожиданно все небо вспыхнуло яркими красками, переходящими от одного цвета к другому и перемешивающимися между собой в разных сочетаниях. Зрелище было завораживающим.
  - Что это, смотрите! - Воскликнула Ада, обращаясь к своим спутникам, которые откликнувшись на призыв Ады, так же устремили свои взоры в небо, побросав работу.
  - Похоже на полярное сияние, - отозвался Сэл, - мне приходилось наблюдать такое, когда я работал в Боррее, только ведь мы сейчас далеко не в полярной области, а скорее ближе к экватору, и объяснять это явление, как полярное сияние, на мой взгляд, было бы не верно.
  - Тогда, что же это?
  - Не знаю. А вот, доктор Киллат! Давайте спросим у него! - кивнул Сэл на подходящего к платформе Дерика.
  - Доктор Киллат, что Вы думаете по этому поводу? - раздались обращенные к нему голоса.
  - Хм! - буркнул Дерик, - точно сказать не могу, коллеги, но похоже на какую-то природную аномалию, на мой взгляд. У нас еще будет время позже изучить это явление, а сейчас давайте не будем отвлекаться от работы, а то скоро совсем стемнеет.
   Люди нехотя оторвались от великолепного зрелища и продолжили работу. А тем временем, сияние, распространившееся на весь небосклон, вдруг начало сжиматься, пока не образовало некий светящийся всеми цветами радуги, шар, повисший высоко в небе и освещая все вокруг. Все вновь подняли глаза вверх, где происходили необъяснимые метаморфозы. Какое-то время сияющий шар продолжал висеть в воздухе, сжимаясь все сильнее и, вдруг, рассыпался огненными всплесками тысяч ярких огоньков, как во время праздничного фейерверка. Когда огоньки стали гаснуть, им на смену появились с десяток, светящихся ярким голубоватым светом, объектов.
   - Да что же это? - Вновь раздались голоса вокруг.
  Светящиеся объекты, повисев некоторое время неподвижно, начали медленно разлетаться в стороны. Часть из них стала перемещаться на север, часть на юг, часть на восток, и только два их них остались висеть неподвижно, но при этом постоянно меняя свои очертания от шара до чего-то, напоминающего гантели. Удивленные люди стояли неподвижно, как завороженные глядя на странное, совершенно необъяснимое явление. Один только Дерик, казалось, ничем не был удивлен. Его мало интересовало то, что происходило над головами людей, но гораздо больше волновало положение с разгрузкой оборудования. А между тем, окончательно стемнело, и продолжать работы стало совершенно невозможно. С некоторым сожалением и даже раздражением, Дерик отдал распоряжение свернуть работы до утра.
   Утром, каждый, кто выходил наружу, невольно поднимал глаза в небо, где, как и накануне вечером, продолжали висеть в воздухе два светящихся объекта.
  - Если бы не изменение формы, я бы подумал, что это шаровые молнии или что-то подобное. По характеру - однозначно какие-то плазмоиды, но попеременное изменение формы и размеров... Даже не знаю, что сказать.- Поделился Сэл своими соображениями с Адой и Никой.
  - Правда, удивительное явление, - ответила Ника, - создается впечатление, что они действуют по какой-то, заранее созданной программе, либо кем-то управляются.
  - Ну, вот еще! - перебил Нику, присоединившийся к компании Дерик. - Не забивайте себе голову всякой фантастической чепухой. Какая программа? Какое управление? Этот мир первозданный и мы тут единственные цивилизованные представители. Вы же сами видели, что аборигены на этой планете находятся на самой низшей ступени развития и никак не могут вызывать подобные явления, тем более управлять ими. Я уверен, что при углубленном изучении, все станет понятно и объяснимо с научной точки зрения. Так что хватит терять время на пустые предположения, и давайте закончим разгрузку. У нас впереди масса очень ответственной и непростой работы, друзья.
   Разгрузочные работы завершили только к полудню. После кратковременной передышки приступили к сборке и запуску строительных роботов и наземного транспорта.
  - Босс, когда Вы планируете вернуться за оставшимися в долине? - обратился к Дерику Сэл.
  - Сначала нам нужно выполнить здесь кой-какие работы, подготовить площадки для строительства, смонтировать и запустить реактор и, главное, обеспечить восполнение энергии для двигательных установок платформы. К сожалению, мы вынуждены были двигаться на ней, во-первых, с большим перегрузом, а во-вторых, со значительным превышением скорости и высоты полета, что повлекло к перерасходу энергии. Но это не страшно! Мы смонтируем и запустим реакторную установку, и этот вопрос решится сам собой.
  - Но на это уйдет масса времени, а нас там ждут!
  - Видишь ли, я предвидел подобную ситуацию, и проговорил перед отлетом с Люком. У них достаточно запасов продуктов и всего необходимого, чтобы просуществовать в автономном режиме не менее двух месяцев, и они готовы к возможности длительного ожидания. Поэтому нам необходимо сконцентрироваться на выполнении своих задач, чтобы предельно сократить для них время ожидания.
   Выслушав Дерика, Сэл удалился, чтобы присоединиться к остальным своим товарищам и продолжить работы.
   - Знаешь, Ада, - обратился он к занятой наладкой робота женщине, - меня как-то настораживает поведение Дерика. Конечно, за много лет работы в институте, я привык к его непредсказуемым решениям, но тогда они касались только работы, а сейчас на кону судьбы, безопасность и, возможно, даже жизни наших товарищей, оставшихся в долине без связи.
   - Наверное, ему виднее, хотя мне так же непонятны его действия, - ответила Ада. - Вспомни, в прошлую экспедицию мы начали с того, что занялись строительством поселка и инфраструктуры для обеспечения жизнедеятельности людей. И все эти работы выполнялись параллельно, а сейчас, складывается впечатление, что самоцелью нашего пребывания здесь является сборка и запуск энергоустановок, а вовсе не строительство крупной базы, как это говорил раньше Дерик.
   - И меня также не покидает подобная мысль, - отозвалась Ника, подъехавшая на только что собранном вездеходе, - почему мы не устанавливаем дома? Мне надоело ютиться в тесных коморках на платформе, где напрочь отсутствуют элементарные удобства. Нечем, даже умыться, как следует!
  - Вот именно! - поддержал Сэл. - Странно, что шефом выбрано именно это плато, на котором нет и намека на какие-либо источники воды. А ведь для запуска реакторов требуется весьма значительное ее количество. Напрашивается вопрос: Каким образом Дерик собирается обеспечить физический пуск реакторов? И еще, где Грифт, почему его нет с нами? Ведь лучше его никто не знает, как выполняется весь комплекс работ по пуску реакторов. Вспомните, с самого начала нашей миссии на этом континенте, Дерик говорил, что Грифт с Жилом присоединятся к нам позже, когда будет подготовлена площадка.
  - Может быть, теперь они прилетят к нам! - Воскликнула Ника. - Площадка вроде как уже подготовлена.
  - А как ты себе это представляешь? Последний раз мы видели флайеры в лагере на берегу океана, и тогда же, последний раз имели возможность связаться с Зейвсом. С тех пор всякого рода связь с Эдемом и даже со звездолетом, почему-то, оказалась прерванной, а все попытки восстановить ее, привели только к выходу из строя коммуникаторов. - Ответила Ада. - Не находите, что все это как-то, по меньшей мере, странно. Я пыталась разобраться в причинах отсутствия связи, и обнаружила, что в коммуникаторах, с помощью которых мы пытались установить связь, буквально стерто программное обеспечение, как будто часть файлов были, как бы, съедены чем-то вроде программы - паразита. Мне приходилось читать о подобных вещах, которые были широко распространены лет, эдак шестьсот назад, то есть на самой заре компьютерной эры. Такие программы - убийцы называли вирусами, по аналогии с биологическими возбудителями заболеваний. Но кому, и главное, зачем, потребовалось запускать этот самый вирус в наши системы? Просто, ума не приложу! И еще, как мне кажется, все это не имеет никакого отношения, к каким либо природным аномалиям, на которые ссылается Дерик.
  - Послушай, Ада, ты как спец по робототехнике, можешь как-нибудь попытаться восстановить работоспособность связи?
  - Не знаю, Сэл. Можно попробовать переустановить программное обеспечение на коммуникаторах и произвести очистку их памяти, но никакой гарантии, что вирус не появится вновь. Ведь он появился, как бы, извне. Чтобы все заработало, нужно, в первую очередь, установить источник заражения.
  - А это технически возможно?
  - В общем-то, да, но для этого нужно иметь под рукой достаточно мощный компьютер и время. Боюсь, Дерик не позволит мне заняться этим.
  - Слушай, в твою задачу ведь входит отладка роботов?
  - Ну, да.
  - Тогда, ты можешь воспользоваться компьютером, установленным на платформе, под предлогом необходимости отладки систем управления роботами.
  - А это мысль, Сэл! И, главное не вызовет никаких подозрений! Я займусь этим прямо сейчас!
  Ада, быстро зашагала к платформе, забравшись на которую, через некоторое время, сбросила вниз целую связку соединительных проводов и кабелей, которые подсоединила к многочисленным разъемам на установленных внизу, роботах.
  - Что здесь происходит? - Поинтересовался Дерик, заметивший манипуляции Ады с проводами.
  - Нужно произвести отладку биоэлектронных модулей. Похоже, во время грозы, под которую мы попали в горах, нарушилось программное обеспечение. Мне необходимо протестировать системы и, при необходимости, восстановить их до исходного состояния. Таким образом, мы предотвратим возможные сбои во время работы машин.
  - Что ж, ты специалист, тебе виднее. Делай, что считаешь нужным, но если возможно, то как-то ускорь этот процесс.
  - Это стандартная процедура, доктор Киллат, и я не могу повлиять на ее продолжительность. Она проходит в автоматическом режиме и, пока полностью не завершится, система не запустится.
  - Да, да, я понял, продолжай...
  Ада перевела дух, как только Дерик удалился и, усевшись за пульт бортового компьютера, начала намеченную работу с коммуникаторами, прикрываясь камуфляжем из жуткого переплетения проводов. А, удаляющегося, Дерика догнал Сэл, и обратился к нему с вопросом:
  - Доктор Киллат! Подождите, пожалуйста!
  - В чем дело, Сэл? - ответил тот.
  - У меня вопрос! Нам, для пуска реакторов потребуется несколько тонн воды. Скажите, где ее брать?
  - Ааа, да! Вопрос не праздный, но можешь не волноваться, здесь есть вода, нужно только пробурить скважину. Я укажу место чуть позже, когда Ада закончит настройку оборудования.
  - Ты слышала это? - обратился Сэл к Нике после того, как удалился Дерик. - У тебя не складывается впечатление, что Дерик уже здесь бывал раньше?
  - Мне, тоже самое, пришло в голову сразу же, как только мы высадились тут. Поразительно, он осведомлен обо всем, что здесь есть, только не пойму как, откуда...
  - Вот и я о том же. Ладно, не будем гадать, думаю, что в скором времени все само собой откроется, или шеф сам все нам объяснит. Это в его манере.
  
  
  -2-
  
   Дожди, наконец-то прекратились. Вновь над городом засияло солнце, радуя своим светом, оживающую после длительной засухи, природу. Ранее выжженная пустыня с растрескавшейся от зноя землей, покрылась нежной зеленью травы. Гера, с удовлетворением, осмотрела поля, на которых крестьяне приступили к полевым работам. Больше ее народу не угрожал голод. Пройдет совсем немного времени и созреет новый урожай, а у откормленных на пастбищах животных, появится потомство. Оглядев окрестности еще раз и вздохнув полной грудью сладкий от свежести воздух, женщина повернула лошадь назад, которая легкой рысью повезла ее в город. Подъехав к площади, она застала сидящими на ступеньках храма, Зейвса и Айрика. Они что-то обсуждали с серьезными лицами. Гера спешилась и поспешила присоединиться к ним. Заметив направляющуюся к ним Веду, оба мужчины встали и поприветствовали ее.
   - Здравствуйте, друзья! - Ответила она, широко улыбаясь. - О чем это Вы тут опять спорите?
  - Мы вовсе не спорим, царица,- поспешил ответить Айрик, - мы решаем, где нам начать строительства школы, в которой мудрый Зевс и его небесные спутники станут обучать наших детей разным знаниям.
  - Зевс, так ты и в самом деле решил обучать наш народ?
  - Я ведь пообещал тебе, а ты же знаешь, если я пообещал, то...
  - Знаю, знаю! - Если всемогущий Зевс пообещал что-либо, то непременно держит свое слово. Мне кажется, что здесь и нечего обсуждать. Начните строительство вон на том пустыре, что на пути к Евфрату. На мой взгляд - самое подходящее место для столь значимого здания.
  - Спасибо, Гера, нам также казалось, что это место подходящее, а теперь давай решим, каким должно быть это здание. Вот Айрик считает, что оно, должно быть, сродни Вашему храму, чтобы возвеличить знания, как своеобразный дар богов, а я считаю, что темные, плохо освещенные залы, не очень - то подходят для занятий с детьми. Мне кажется, что эта постройка должна выглядеть примерно так:
  Зейвс спустился вниз и нарисовал тонкой палочкой на земле нечто в виде амфитеатра.
  - Всемогущий Зевс предлагает учить людей под открытым небом, а как же быть, когда с неба прольется дождь?
  - Дожди в Ваших краях не столь частое явление, дорогой Айрик, за то в предложенном мною здании, мы сможем собрать сразу во много раз больше народу, чем в любом, самом большом зале, и от нас не потребуется никаких усилий для освещения места обучения. А дождь можно и переждать вот под этими галереями.
  Зейвс указал на колоннаду вокруг всего здания.
  - Мне нравится, - произнесла Гера, внимательно рассмотрев рисунок Зейвса, - стройте так!
  - Слово царицы - закон! - Вынужден был согласиться Айрик.
  - Вот и отлично! - добавил Зейвс. - Тогда я попрошу Энса сделать проект. Дита рассказала мне, какой величественный дворец спроектировал Энс по просьбе Изы, строительство которого она затеяла в Та-Кемет. Мне придется ненадолго слетать туда, тем более что я давно обещал жене посетить ее новую резиденцию на берегах Нила.
  - Тогда я, с твоего позволения, Гера, пока займусь подготовкой к, нашему с Эфхиором, плаванию вниз по Евфрату.
  -Поступай, как знаешь, Айрик, - ответила Гера старику, отправляясь, домой.
  Старик, ответил ей поклоном и удалился в свою келью в глубине храма, а Зейвс догнал Геру и, взяв ее под руку, сказал:
  - Я, как уже говорил, ненадолго слетаю в Та-Кемет, а потом, пока Энс будет готовить проект, предлагаю и тебе, Гера, совершить небольшое путешествие.
  Гера удивленно вскинула глаза.
  - Какое-такое путешествие, Зевс? Я, вроде бы, никуда не собираюсь!
  - Ты забыла, что нам нужно завершить начатое нами дело.
  - Ах, ты об этом! Но я принимаю твои кругляшки, как ты мне велел.
  - Этого недостаточно. Мне нужно еще провести некоторые процедуры в особых условиях, чтобы процесс стал необратимым и не нанес вред твоему здоровью.
  - Ты хочешь, чтобы я снова посетила Ваш небесный дом? - с некоторым испугом спросила Гера.
  - Не совсем так. Я приглашаю тебя на Гею - в мой мир. Только там я могу все выполнить без всяких сомнений и недоразумений в будущем.
  - Но ты рассказывал, что звездная дорога к твоему дому очень долгая, а я не могу так надолго покинуть свой народ.
  - Это было так раньше. Сейчас эта дорога занимает всего несколько мгновений. Обещаю, если ты согласишься, мы очень быстро вернемся назад.
  - Ну, я не знаю... А как же Ева? Я не могу ее бросить здесь одну.
  - Тебя никто и не заставляет бросать дочь. Если хочешь, можешь взять ее с собой или оставить здесь, с Зарой. Если захочешь, можешь пригласить и Лею с Ра, чтобы тебе не было одиноко в моем мире.
  - Лея с мужем и сыном сейчас в Та-Кемет у твоей жены. Я поговорю с ней по волшебному камню и, если она согласится сопровождать меня, я полечу с тобой, Зевс.
  - Вот и славно! Считай, что договорились! - Воскликнул Зейвс, распахнув перед Герой дверь ее дома.
  
  ***
  
   - Слушаю, Зейвс! Признаться, не ожидал!
   - Здравствуй Норм! Извини, если отвлек!
  - Ну, что Вы, командор, я напротив очень рад. Здесь, в Эдеме, сейчас такая тоска, почти никого нет, и нечем заняться.
  - Вот я, как раз, по этому поводу. У тебя найдется свободный флайер для меня?
  - Да, конечно! А куда летим?
  - Сначала в Та-Кемет, к Изе, а куда потом, я расскажу попозже.
  - Хорошо, когда и куда мне прилететь за Вами?
  - Если есть возможность, то желательно сегодня. Я в Шумере. Ждать буду на поляне около рощи.
  - Понял, буду через час. Да, командор, совсем забыл! У нас тут прошлой ночью происходило что-то необъяснимое в небе.
  - Что значит необъяснимое? Ну ка, поподробнее, Норм!
  - Даже не знаю с чего начать. Короче, этой ночью я возвращался домой после дежурства у флайеров. Вдруг все небо вспыхнуло и стало переливаться всеми цветами радуги, а потом все это погасло, и возник, прямо из ничего светящийся радужный шар, который рассыпался на множество светящихся точек, и вместо них, прямо над поселком повисли два ярко-голубых пульсирующих объекта. Они и сейчас здесь. Мы тут проверили, вроде бы никаких помех для связи не возникло. Все, кто здесь есть, ломают голову над тем, что это такое.
  - Странно! Ты об этом кому-нибудь из ученых сообщил?
  - Конечно, Зейвс! Я действовал строго по инструкции. Оповещены все, кто может иметь хоть малейшее отношение к атмосферным аномалиям. Из базы у горы Парнас, обещали было прислать кого-нибудь, но пока, к сожалению никого нет.
  - Ладно, Норм, вылетай ко мне и от моего имени передай дежурным, чтобы вели непрерывное наблюдение за этими объектами, пока не появится кто-нибудь из специалистов.
  
  ***
   До Та-Кемет добрались поздно вечером, когда на землю опустились сумерки. Норм посадил флайер неподалеку от строящегося дворца. Зейвс бодро сбежал вниз по трапу и, заметив встречающих его Изу и Диту, направился к ним.
  - Зейвс. Дорогой, наконец-то ты соизволил посетить нас. Я уже, честно говоря, и не надеялась.
  - Ну, что ты Иза! Ты же прекрасно знаешь, что из-за дождей я был, просто как прикованный, к Шумеру
  - К Шумеру, или к Гере? - Язвительно, в полголоса, добавила Иза.
  - Ты опять? Прошу тебя, Иза... Я ведь уже все тебе объяснял, - ответил Зейвс, а про себя подумал, что ему лучше ничего не говорить жене об истиной цели своего визита.
  - Да ладно! Я пошутила! Пойдем, я покажу тебе свое творение! - Пригласила Иза, указывая рукой в направлении темной громады дворца.
  - Как раз об этом я и хотел поговорить тобой и с этим архитектором, Энсом кажется? Мне бы хотелось, чтобы он спроектировал здание школы для Шумера. Кое-какие мысли у меня есть, но без классного специалиста никак не обойтись.
  - Ты, глядя на меня, тоже задумал строительство? Вот уж никак не ожидала!
  Продолжая разговор, все трое подошли к дворцу, ступая по каменным плитам огромной площади.
  - Ну, как тебе?
  - Впечатляет! Энс и вправду замечательный архитектор! А знаешь, у меня чувство, что я уже не в первый раз вижу этот замечательный дворец.
  - Иначе и быть не может. Ведь Энс, по моей просьбе, использовал стиль древних построек на Гее.
  - Точно! Как я сразу не догадался! Послушай, Иза, а я могу переговорить с Энсом прямо сейчас?
  - Куда ты так торопишься? Придем в лагерь, и ты будешь иметь возможность говорить с ним сколько угодно, даже надоест. Дита не даст соврать, если Энс начинает говорить о строительстве и архитектуре, то остановить его просто невозможно. А пока пошли, осмотришь дворец.
   Зейвс, чтобы не обидеть Изу, вынужден был ей подчиниться, и проследовал за дочерью и Изой в темные залы дворца. Он внимательно осмотрел все внутренние помещения, пересыпая комплиментами в адрес жены, но на самом деле, только и ждал окончания этой своеобразной экскурсии. Когда они, наконец, вышли из здания на площадь, Зейвс вздохнул с облегчением и только собирался отвесить жене очередной комплимент, как вдруг все вокруг вспыхнуло радужным светом.
   - Что это? - В один голос воскликнули удивленные женщины.
  - Так, и здесь тоже! - Вырвалось у Зейвса.
  - Что тоже? Зейвс, ради всего святого, отвечай!
  - Хорошо было бы, если бы у меня был ответ на этот вопрос, - со вздохом ответил Зейвс. - прошлой ночью над Эдемом, по словам Норма, наблюдалось подобное явление. Где Лана? Пойдем скорее к ней, может быть она сможет что-нибудь нам объяснить.
   Со стороны палаточного лагеря послышались голоса людей, вышедших посмотреть на красочное небесное явление, в свете которого, несмотря на сумерки, стали хорошо различимы их фигуры. Среди столпившихся людей Зейвс нашел Лану и Жила, стоящих около палатки с задранными вверх головами.
  - Лана, что это! - крикнул Зейвс еще издали.
  - Да я понятия не имею, Зейвс! - Явно растерянно ответила Лана. - Никогда в жизни ни на Гее, ни здесь, ничего подобного не наблюдала!
  - Смотрите, смотрите! - раздались голоса вокруг.
  Как и в рассказе, Норма, сияние свернулось в огромный, пульсирующий радужный шар, который через несколько минут разорвался на цветные искры, и вместо шара в небе засияли два ярких, пульсирующих плазмоида, изменяющихся в форме от шара до гантелеобразной фигуры.
  - С ума сойти, Зейвс! Я не нахожу этому объяснения, и сомневаюсь, что кто-нибудь другой сможет это внятно объяснить, - продолжала Лана, как завороженная глядя на небо.
  Зейвс хотел что-то ответить Лане, но его отвлек вызов по коммуникатору. Вызывал начальник базы у горы Парнас.
  - Да, слушаю! - громко ответил Зейвс, - Что-что? И у Вас тоже?
  - Что, Зейвс? - встревожено спросила Иза.
  - И у них происходит то же самое!
   Тревожные сообщения поступали одно за одним: из базового лагеря южнее Та-Кемет; из Шумера; с орбиты, с борта звездолета сообщили, что аналогичные явления зафиксированы над всеми местами, где расположены базовые станции Геян или их временные лагеря. Все это не на шутку встревожило Зейвса и даже не столько из-за необъяснимости явления, а по большей части, из-за того, что оно повсеместно насмерть напугало местное население. Здесь, в деревне, люди повыскакивали из своих жилищ и, стоя на коленях, молили небеса о пощаде. К палаточному лагерю прибежали перепуганные Маат и Амхеп, которые наперебой рассказывали, что их соплеменники считают, что все это вызвали боги, то есть Геяне, чтобы покарать их за что-то. Они обратились к Амхепу, чтобы тот уговорил богов простить Кеми и усмирить разбушевавшееся небо. Даже, ничего не подозревающая Темис, посчитала, что это какой-то новый эксперимент, затеянный Зейвсом или Грифтом, и обратилась к Зейвсу с требованием прекратить его. А когда она поняла, что никто из Геян не имеет ни малейшего отношения ко всему происходящему, растерянно задала вопрос, который у каждого готов был сорваться с языка:
  - Если это не мы, тогда кто же? Кто мог вызвать эти странные явления и для чего?
  - Почему ты считаешь, что это кем-то искусственно вызвано, Тем? - В один голос спросили Иза, Дита и Зейвс. - Ты не допускаешь, что это следствие ну, например, нашего воздействия на погоду?
  - Это исключено! - твердо заявила Лана, - наши взрывы не вызвали и не могли вызвать никаких электромагнитных возмущений в атмосфере, которые были бы способны вызвать свечение. Но, даже если бы подобные излучения имели бы место быть, то мы наблюдали бы совершенно иной характер свечения - подобный полярным сияниям, а в нашем случае, действительно, создается впечатление, что этим кто-то управляет.
  - Ну, что ты Лана! Это просто чушь! Население Пангеи находится в каменном веке. - Возразила Темис.
  - Сами посудите, - продолжила Лана, - одинаковые явления наблюдаются во всех местах, где, так или иначе, имеет место наше присутствие на планете. Это и наводит на мысль, что подобным образом, кто-то наблюдает за нами, или за нашими действиями.
  - Мне тоже кажется это не случайным, - добавил Зейвс, - но только кто это может быть. Что это за технологии? Мы ничем подобным не обладаем! Кто-нибудь догадался снять видео, чтобы детально все рассмотреть?
  Все, стоящие вокруг, недоуменно пожали плечами. Никому в голову не пришла такая мысль, настолько все были поражены зрелищем.
  - Как же так? - Возмутился Зейвс. - Мы все вместе наблюдаем необъяснимое явление на исследуемой нами планете, и никто не догадался заснять его?
  - Успокойся, дорогой, - вставила Иза, - возможно в других местах кто-нибудь сделал видео. Спроси у Грифта, например, он ведь самый рассудительный из нас.
  Зейвс вызвал Грифта и задал ему этот вопрос. Грифт оказался самым прагматичным. Он ответил Зейвсу, что у него есть видео, практически с самого начала явления и до его окончания с появлением в небе плазмоидов.
  - По видимому, мне придется на время покинуть Вас, - задумчиво произнес Зейвс, - все это требует детального изучения. Я должен лететь на Гею! - заявил он.
  Зейвс, сопоставив находку Орека и эти необъяснимые явления, внутренне ощутил какую-то их взаимосвязь, и, поэтому принял решение на некоторое время вернуться на Гею, где снятое Грифтом видео будет тщательнейшим образом изучено специалистами. А кроме этого он получил вполне объяснимый повод для этого полета, помня о Гере.
  - Иза, позови Энса. Ведь я должен решить то, ради чего прилетел сюда, а после разговора с ним, мне нужно вернуться в Шумер, взять у Грифта запись и лететь на Гею.
  - Можно я с тобой?
  - Иза, лучше будет, если ты останешься здесь, с детьми. Мне так будет спокойнее и, к тому же, меня не будет всего несколько дней.
  - Может ты и прав, - ответила Иза и, увидев стоящего неподалеку Энса, позвала его.
  - Энс, Зейвс хотел с тобою переговорить.
  - Я к Вашим услугам, командор, - сказал Энс, подойдя к Зейвсу.
  - Очень рад, - ответил Зейвс, крепко пожав руку Энсу.
  Затем он увлек Энса с собой и они, отойдя в сторону от остальных, стали обсуждать детали проекта. Зейвс передал Энсу свои рисунки и тот пообещал, в кратчайшие сроки, подготовить проект здания. После этого они оба вернулись к остальным. Зейвс подозвал Лею.
  - Ты не хотела бы навестить мать? - Спросил он. - Она очень скучает по тебе и Ра и просила меня привезти Вас, хоть на несколько дней.
  - Я, с радостью! - Воскликнула Лея и, обратившись к Гору, спросила:
  - Ты не будешь против, если мы с Ра навестим мою маму?
  - Раз тебе так этого хочется, я не возражаю, - со вздохом ответил молодой человек.
  - Не волнуйся, сынок! Я на обратном пути залечу в Шумер и привезу твою жену и сына назад, - успокоил Гора Зейвс.
  Зейвс еще раз взглянул вверх, где повисли пульсирующие плазмоиды, которые вместе с полной Луной освещали призрачным голубоватым светом все вокруг.
  - Все это очень странно, - подумал Зейвс, - более чем странно.
  
  
  
  -3-
  
  Весь город собрался на берегу Евфрата, чтобы проводить Эфхиора, Айрика и еще два десятка человек в плавание вниз по реке. Тепло, попрощавшись с близкими, отплывающие поднялись на борт и по команде Айрика гребцы налегли на весла. Корабль медленно отчалил от берега и начал свой неблизкий путь. Когда он скрылся из виду, берег стал понемногу пустеть и только две женские фигуры еще долго оставались стоять на берегу.
   - И нам пора. Пошли домой Илия, - обратилась Гера к подруге, обнимая ее за талию и увлекая за собой в сторону города. Илия, еще раз оглянулась на реку, по которой корабль унес ее мужа в дальний путь, и последовала за Герой.
  - Я давно хотела сказать тебе, что и мне вскоре придется отправиться ненадолго в путь, - сказала Гера Илие, - я дала слово Зевсу и должна его сдержать.
  - Эфхиор отправился в дальние страны, ты последуешь за Зевсом, а кто же останется здесь?
  - Вот об этом я и хотела поговорить. Ты - верховная жрица, и кто, как не ты можешь взвалить власть на свои плечи.
  - Но почему я? Ведь есть Зара, Саул и Грифт здесь.
  - Только тебя одну станут одинаково слушать и твои соплеменники Аккады и мои, Шуми. Поверь мне, я разговаривала с Зарой. Она сама сказала мне, что не сможет справиться с таким поручением и сама предложила поручить это именно тебе. Саул тоже поддержал меня, так что, пока я буду отсутствовать, ты станешь царицей Шумера.
  - И когда же ты собираешься покинуть нас, Гера?
  - Я и сама не знаю. Вот вернется Зевс, тогда и узнаю.
  - Прости меня за дерзость, Гера, но мне показалось, что между тобой и Зевсом что-то происходит. Если это так, то как же его божественная жена - Изида?
  - Поверь мне, ты ошибаешься! Между мной и Зевсом ничего нет и быть не может, кроме дружбы. Может быть, ему бы и хотелось этого, потому что я очень похожа на его первую жену, но я слишком уважаю и почитаю Изиду, чтобы позволить себе такое.
  - Но, признайся, ведь он тебе не безразличен?
  - Что из того? И давай закроем эту тему! Это касается только меня! - раздраженно оборвала Гера.
  - Прости, я не хотела тебя обидеть. Конечно - это только твое дело, но от любви никуда не убежишь! Я же не слепая, и вижу, что с тех пор, как Зевс поселился в твоем доме, ты буквально вся светишься.
   Гера закусила губу. Ей нечем было возразить старшей подруге. Она и сама понимала, что ни к чему хорошему ее чувства к Зевсу не приведут, но ничего не могла с собою поделать. Все ее мысли, как бы она не пыталась их отгонять, все ее существо тянулось к Зевсу. Раньше она и представить себе не могла, что чувство любви к мужчине вновь сможет так захватить ее и что она, взрослая женщина, родившая двух дочерей, вновь сможет влюбиться, как девчонка. И как после всего этого смотреть в глаза Изы, которой она, Гера, стольким обязана?
  - Нет! - твердо про себя решила Гера. - Я спрячу свою любовь в себе и Зевсу не позволю никаких более близких отношений, чем дружба и благодарность за появление у меня маленькой Евы.
  - Ты ошибаешься, - еще раз ответила Гера Илие, - и давай прекратим разговор на эту тему.
  - Как тебе будет угодно, - ответила Илия, а про себя, усмехнувшись, подумала, - беги не беги, а от судьбы не убежишь.
  
  
  ***
  
   В доме обе женщины застали хлопотавшую у огня Зару и Грифта, сидящего за столом, колдовавшего над своими мудреными предметами и что-то объяснявшего маленькому Адаму.
  - Ну, наконец-то. Прошу всех к столу, - пригласила Зара, у меня как раз все готово.
  Женщины поблагодарили ее и присоединились к Грифту, присев напротив него. Зара подала на стол горячую похлебку и хлеб. Женщины, воздав хвалы богам за дарованную им пищу, молча, приступили к трапезе. Заканчивался этот день, полный событиями. Сначала Зевс улетел в Та-Кемет, а сейчас проводили Айрика и Эфхиора. Чувство какой-то тоски охватило и Геру, и Илию, которые с завистью поглядывали на счастливые лица Зары и Грифта. Гера посадила Еву на колени и прижалась к ней щекой. Тихий вечер опускался на землю. Зара убрала со стола и вышла во двор. Илия встала и, уже было, собралась уходить домой, но ее остановил громкий крик Зары, зовущей всех во двор. Выбежав во двор, они застали зрелище неописуемой красоты, развернувшееся в небе, прямо над их головами. Грифт тут же направил вверх объектив телекамеры, которую держал в руках еще в доме и с которой он выскочил во двор, и нажал кнопку записи. В данный момент он даже не пытался понять, чем вызвано такое свечение, а старался сделать видеозапись, ничего не упустив. Он стоял, не шелохнувшись, посреди двора до тех пор, пока красочное видение не погасло и вместо него в темнеющем небе не зажглись два пульсирующих объекта. Ему показалось, что он уже видел где-то подобные плазмоиды, но где и при каких обстоятельствах, никак не мог вспомнить. Мысли его прервал зуммер коммуникатора. Грифт ответил Зейвсу и, с удивлением для себя, узнал, что и в Та-Кемет и у горы Парнас, происходит то же самое. От его мыслей оторвали голоса женщин.
  - Грифт! Что это? Это Вы сделали?
  Грифт же, не зная, что ответить, просто успокоил женщин, сославшись на какие-то природные явления. Со стороны площади послышались многочисленные людские голоса, исходившие от людей, заполняющих площадь перед храмом и просящих объяснить им смысл происходящего. Илия и Гера рванулись из дому к храму и, опередив толпу, поднялись по ступеням на площадку перед входом в него. Гера повелительно вскинула вверх руки, призывая всех к спокойствию и тишине. Понемногу толпа утихла и в свете факелов и искрящихся в небе плазмоидов, правительница, а вслед за ней и верховная жрица, призвали народ молиться богам, ниспославшим чудо с небес, тем самым возвещая об окончании трудных времен и начале лучшей жизни. Сотни людей опустились на колени и, подняв вверх головы, стали возносить хвалы богам, а кто и по старой привычке всем земным и небесным духам, сопровождающим людей в течение всей их земной жизни.
  Грифт даже не пытался остановить этот религиозный экстаз. Он остался один стоять посреди двора с камерой в руках, продолжая смотреть на пульсирующие плазмоиды.
  
  
  ***
  
   Несмотря на трудный день, никто из взрослых в эту ночь не сомкнул глаз, настолько сильным было впечатление от небесного зрелища. Женщины, сидя за столом, делились своими соображениями, выдвигая самые невероятные версии этого события.
  - Вспомните, - шепотом говорила Гера подругам, - ведь боги и раньше зажигали маленькие солнышки по ночам, чтобы осветить свое и наше стойбища. Наверное, всемогущий Зевс, улетая в далекую Та-Кемет, решил осветить свою небесную дорогу туда, а для нас оставил в небе два пылающих костра, чтобы отвести от города злых духов, которые приходят с наступлением темноты.
  - Хвала всемогущему Зевсу! - подхватила Илия. - я, тоже думаю, что это его рук дело. Раз уж смог отец богов заставить небеса пролиться дождем на иссушенную землю, то, что ему стоило разукрасить небо, и зажечь в нем костры.
  - Все так, вторила им Зара, только почему Грифт ничего не знает об этом. Ведь Зевс всегда делился с ним своими замыслами.
  - Кто знает? Разве можно понять богов? - прошептала Гера.
  Разговор женщин был прерван появлением Грифта, который все это время продолжал во дворе наблюдать за плазмоидами.
  - Я только что разговаривал с Зейвсом, - сообщил он, входя в помещение, - утром он, вместе с Леей и Ра прибудет к нам.
  - Хвала богам! - Воскликнула радостная Гера, - Ты принес радостную весть, Грифт! Я вновь увижусь с дочерью и внуком! - а про себя Гера подумала: - Вот и объяснение! Зевс, таким образом, решил возвестить меня о встрече с детьми и выразить свои чувства ко мне. Ах, Зевс!
  Глаза Геры засияли, а лицо покрылось румянцем, что не могло быть не замеченным Илией.
  - И ни капельки я не ошибаюсь. - Подумала Илия, - Только чем эта любовь может обернуться? - с тревогой продолжала размышлять она. - Изида не менее могущественна, чем Зевс. Не направит ли она свой гнев на Геру, осмелившуюся встать между ней и мужем? Ох, что тогда будет? Беда, беда!
   Наступившее утро распахнуло дверь дома, через которую, вместе с первыми солнечными лучами, с радостными приветствиями, ворвались Лея и Ра, а вслед за ними и Зейвс. Только у последнего, взгляд был скорее встревоженный, чем радостный. Пока женщины предавались восторгам встречи, Грифт и Зейвс уединились, чтобы без посторонних ушей обсудить произошедшее накануне.
  - У тебя есть хоть какие-либо мысли на этот счет? - спросил Зейвс Грифта.
  - Я, так же, теряюсь в догадках. Просто ума не приложу!
  - Самое странное во всем этом то, что аналогичные явления происходили почти одновременно везде, где тем или иным образом, обозначено наше присутствие на Пангее.
  - Это, действительно, более чем странно. В прошлом посещении планеты, мы более чем за полтора года пребывания здесь, ничего подобного не наблюдали. Знаешь, Зейвс, меня со вчерашнего вечера не покидает одна мысль. Только не сочти меня сумасшедшим, пожалуйста.
  - И что за мысль. Грифт?
  - Во-первых, у меня постоянное ощущение, что что-то подобное я уже когда-то видел, а во-вторых...- Грифт запнулся на полуслове.
  - Что же, во-вторых? Договаривай, прошу тебя.
  - Тебе не приходило в голову, что это, каким-то образом связано с Дериком? Ведь мы ни его, ни оставшихся с ним людей так и не смогли обнаружить.
  - Честно сказать, я о Дерике уже, как-то, подзабыл. Неужели ты думаешь, что он обладает чем-то, способным вызвать подобное явление?
  - Не знаю! Но я много лет проработал с ним и знаю, что он никогда до конца ни с кем не делился своими замыслами, а то, что он, бесспорно, гениальный ученый, даже не подлежит обсуждению. Я тут всю ночь думал, и вот, что скажу тебе, Зейвс - Дерик никогда сам не принимал участия ни в каких проектах и, вроде бы сам не сделал никаких открытий, он только выдвигал свои гипотезы и давал другим, окружающим его ученым (и мне в том числе) первоначальный толчок, или, если хочешь, направление, для их практического осуществления. Мне иногда даже казалось, что он знает наперед, результаты всех работ института. Не знаю, что это - научная интуиция или что-то другое. И еще эта, совершенно не свойственная ему, нелепая выходка, относительно будущего этой планеты. На Дерика это совсем не похоже. Его никогда не интересовали ни политические, ни демографические проблемы. Все, чем он жил, было связано с наукой, с раскрытием тайны мироздания. Эти его идеи и эксперименты с моделированием "Большого взрыва"... Мне все время кажется, что тот Дерик Киллат, которого я знал на Гее, и тот, который оказался здесь на Пангее - совершенно разные люди, или же он, уж не знаю, с какой целью, специально спровоцировал этот конфликт. Возможно, чтобы натолкнуть нас вновь, на какую-то из своих идей или гипотез.
  - Все, что ты рассказал, весьма интересно. Я сегодня отправляюсь на Гею и, ко всему прочему, постараюсь получить у Орека максимум информации о личности Дерика.
  - Ты летишь на Гею? Зачем?
  - У меня также возникли некоторые аналогии в связи с последними событиями, но в отличие от тебя, у меня они ассоциируются, в большей степени, с артефактом Орека. И, кроме того, мне нужно завершить начатое, по поводу просьбы Леи относительно Геры. Ты, кстати, решил этот вопрос с Зарой? Я, если хочешь, могу и ее взять с собой. Уверен, если женщины будут вместе, то им легче будет перенести стресс от путешествия в наш мир.
  - Я говорил с ней, и она согласна, но насчет полета на Гею... Не знаю. Я сейчас же с ней переговорю.
  - Поговори, только учти, что времени на уговоры у меня нет. И еще, Грифт, прошу тебя остаться здесь и вести тщательные наблюдения за состоянием плазмоидов. Дело в том, что направляясь сюда, я попросил Норма приблизиться к ним, но вокруг них действует что-то, вроде силового поля, не позволяющего приблизиться к объекту. Стоило нам подлететь достаточно близко, как плазмоид изменял свое положение в пространстве, не позволяя нам приблизиться. Я пытался измерить электромагнитный и радиационный фоны вокруг объектов, но безуспешно. Такое впечатление, что эти объекты вообще ничего не излучают.
  - Или же силовое поле вокруг них настолько сильное, что не пропускает никаких излучений, кроме света. Это, как магнитная ловушка для элементарных частиц в ускорителе. Тут есть, над чем поразмыслить, Зейвс! Это, как раз, по моей части. Пока ты будешь на Гее, я попробую разгадать эту физическую загадку.
  
  
  -4-
  
   Конечно, Зара много раз видела летающие повозки богов, но никогда не решалась подойти к ним близко, а тут нужно было не только подойти, но и забраться в самое ее чрево. Она никогда бы не решилась на такое, если бы не Грифт, который поехал вместе с ней, чтобы проводить ее с сыном в звездный путь. Не лучше себя чувствовала и Гера, несмотря на то, что ей уже приходилось летать. А дети, напротив, с радостными криками поднялись по трапу и с любопытством стали рассматривать внутренности корабля. Рабор, привычный к полетам, провел друзей в салон, и показал, как правильно садиться в кресло и пристегиваться ремнями. Как только все заняли свои места, Грифт попрощавшись, покинул борт, после чего флайер плавно оторвался от земли и взмыл в небо. Гера, к своему удивлению, на этот раз, не почувствовала никакого дискомфорта от полета и, даже пересилив себя, выглянула в иллюминатор, где перед ее взором открылась величественная панорама. Как только она не уговаривала подругу посмотреть на проплывающие внизу облака. Зара продолжала, сжавшись в комок, неподвижно сидеть в кресле, от страха зажмурив глаза. Еще несколько мгновений и ярко-голубое небо за бортом сменилось чернотой космоса и только необычайно яркие звезды сглаживали ощущение абсолютного мрака. Флайер все дальше удалялся от Пангеи. В какой-то момент он, как-будто замер, затем за бортом все озарилось яркой вспышкой, после которой погасли даже звезды и на несколько коротких минут наступил абсолютный, пугающий мрак, который вновь сменился яркой вспышкой. Жуткая темнота, рассеивалась только бледным освещением салона. Очередная вспышка и вновь небо засияло мириадами звезд, а впереди, в дымке атмосферы, значительную часть пространства заняла Гея. Гера вспомнила, как выглядит сверху Земля и ей даже показалось, что они вернулись назад. Не хватало только Луны. А тем временем корабль, совершив пару витков вокруг планеты, пошел на снижение, и уже вскоре вновь за бортом показалось голубое небо с белыми, плывущими по нему облаками.
   Норм посадил флайер в указанном ему Зейвсом месте, на зеленой поляне вблизи небольшого лесного озера.
  - Ну, Вот мы и дома! - произнес он, приглашая женщин и детей спуститься по трапу.
  Оказавшись на земле, женщины огляделись по сторонам. Вокруг под дуновением легкого ветерка, шумел зеленой листвой лес. Где-то среди ветвей деревьев щебетали птицы. Все оказалось таким знакомым и родным, что создалось впечатление, будто никто никуда не летал.
  - Зевс! - обратилась Гера. - Скажи, это не шутка? Мы действительно пролетели по звездной дороге и оказались в твоем мире, или все еще на нашей Земле?
  - Мы на Гее, добро пожаловать в наш мир! - ответил Зейвс.
  - Но здесь все так похоже на наш лес, где было раньше стойбище Шуми.
  - Я же говорил тебе, что наши миры очень похожи друг на друга. Теперь ты сама в этом убедилась.
  Пока взрослые разговаривали, дети, несмотря на строгие оклики Леи, стали гонять по поляне, а затем помчались к озеру.
  - Рабор! - громко крикнула Лея, - а ну ка, прекрати бегать и веди друзей домой.
  Мальчик махнул рукой приятелям, приглашая следовать за собой, и вся шумная тройка побежала к скрывшемуся за зарослями кустов и деревьев, старому дому. Вслед за ними последовали и взрослые. Трудно представить себе удивление Эвы, увидевшей на пороге Рабора в окружении незнакомых детей.
  - Ра, откуда ты здесь взялся? Ты что сбежал с Пангеи? - шутливо встретила его старая женщина, увидев приближающихся к дому взрослых, среди которых узнала Зейвса и Лею. - Зейвс, что случилось, почему Вы здесь? А где Иза? - продолжала она засыпать вопросами уже Зейвса.
   - Во-первых, здравствуйте, мона Эва, а во-вторых, ничего не случилось. Просто у меня есть на Гее кое-какие неотложные дела. И вот, познакомьтесь, это Гера - мама Леи, и ее лучшая подруга Зара. Я пригласил их посетить нашу планету. А это их дети - Ева и Адам, я Вам про них рассказывал.
  Проходите, проходите, пожалуйста! - засуетилась Эва. - Я вам очень рада!
  Оказавшись внутри дома, Гера остановилась посреди гостиной, удивленно рассматривая ее.
  - Но Зевс, мне кажется, я уже здесь была раньше. Я точно видела все эти изображения на стенах и все остальное.
  - Ты могла видеть только точную копию этой комнаты еще тогда, на "Страннике", то есть на нашем прежнем звездном доме.
  - Да, точно! Это было именно тогда!
   - Мама! - перебила Лея. - Пойдемте. Я покажу Вам с Зарой мою комнату. Если ты не против, Вы будете в ней жить, пока мы здесь.
   Женщины поднялись по лестнице на второй этаж, а дети скрылись за дверью комнаты Рабора.
  Зейвс повернулся к Эве и спросил ее:
  - Гес в институте? Он мне очень нужен!
  - Где же ему еще быть! Пропадает там целыми днями.
  - Мона Эва, я попрошу Вас заняться нашими гостьями, а я, тем временем, слетаю к Гесу. У нас очень мало времени, а вопросов, которые нужно решить, очень много.
   Зевс вышел из дому и бегом отправился к флайеру, возле которого его дожидался Норм.
  - Все в порядке, Норм, летим в столицу, к институту иммунологии и генетики.
  
  ***
  
   - Зейвс, дорогой! Вот так сюрприз! Никак не ожидал тебя увидеть здесь! Ты же должен быть на Пангее?
  - Я только что прилетел, Гес. И я не один. Со мной две женщины, которые прошли курс нашими препаратами. Ну, ты меня понимаешь. В общем, нужно, чтобы процесс стал необратимым, но без неприятных последствий.
  - Я понял! Можешь не волноваться. Все сделаем в лучшем виде. А кто это женщины? Пангеянки?
  -Да, Гес, они Пангеянки. Одна из них - жена Грифта, а другая... - Зейвс запнулся, подбирая, как лучше представить Геру, - ...другая - мать Леи.
  - Понятно. Понятно! А что это вдруг ты обращаешься ко мне? Почему сам не проведешь процедуру?
  - Я и собирался все проделать сам, но появились некоторые обстоятельства, требующие срочной встречи с председателем Парнасом. Поэтому и прошу Вас, амон Гес.
  - Что, что-то серьезное?
  - Да, очень, но, прости, я пока не могу тебе рассказать всего. По крайней мере, до того, как встречусь с Ореком.
  - Я понимаю! Ладно, когда ты привезешь своих протеже?
  - Хотел прямо сегодня, но решил, пусть они отдохнут с дороги. Давай, завтра с утра.
  - Тогда завтра я сам заберу их из дому.
  - Отлично! А я вынужден покинуть тебя. Нужно поскорее добраться до Парнаса.
  
  
  
  ***
  
  
  - Добрый день! Могу я видеть председателя Парнаса? - спросил Зейвс референта, стоя посреди обширной приемной Орека.
  - К сожалению, председатель Парнас очень занят, - вежливо ответил тот.
  - Мое имя Зейвс Савоас. Доложите председателю, что мне срочно необходимо с ним встретиться.
  - Доктор Савоас, простите, я не узнал Вас! Сейчас доложу! Подождите, пожалуйста, минутку!
  Молодой человек включил внутреннюю связь.
  - Амон председатель, здесь доктор Савоас. Он просит Вас срочно принять его.
  - Что! Зейвс здесь? Зови скорее! - послышался из динамика взволнованный голос Орека.
  Зейвс, не дожидаясь, пока референт пригласит его, сам распахнул дверь и вошел в кабинет Орека.
  - Зейвс, дорогой, хоть и не ожидал увидеть тебя, но ты как раз кстати! - Воскликнул Орек, поднимаясь на встречу Зейвсу.
  Они тепло обнялись, и Орек предложил ему присесть в кресло. Сам сел напротив.
  - Так, с чего начнем, твоих новостей или с моих? - спросил Орек.
  - Давай, сначала с моих. - Ответил Зейвс, доставая из кармана карту памяти с записью, сделанной Грифтом. - Посмотри вот это, а потом я прокомментирую.
  Орек внимательно просмотрел запись, удивленно вскинул брови и спросил:
  - Что это?
  - Сам хотел бы знать, но и у меня и у Грифта есть некоторые соображения по этому поводу.
  Зейвс подробно изложил обе версии. Орек задумался и спустя некоторую паузу, произнес:
  - Признаться, неожиданно, но, на мой взгляд, обе версии имеют право на жизнь. Что касается Дерика, я склонен согласиться с Грифтом, но, тем не менее, поручу провести детальную проверку насчет него, а вот, что касается артефакта, то тут у меня есть, что сообщить тебе.
  -Удалось расшифровать сигнал?
  - Пока, к сожалению, нет, но установлено совершенно точно, что при определенных условиях, кристалл, заключенный внутри, начинает генерировать постоянно повторяющуюся комбинацию сигналов, как уже ранее установил Грифт, на частоте излучения атома водорода. Наши лингвисты пришли к выводу, что это своеобразный универсальный код или пароль, для открытия чего либо. Вопрос только, чего именно. Для того чтобы это выяснить, придется искать заветную дверцу на Пангее.
  - Так получается, что единственная функция этого артефакта - это роль ключа?
  - Совсем нет. В кристалле заключено огромное количество информации, но у нас пока не получается получить к ней доступ. Кстати, о кристалле. Установлено, что он искусственного происхождения, и обладает невероятно большой массой. Его плотность гораздо больше, чем у самых сверхтяжелых химических элементов. Как такое возможно получить, остается загадкой. И еще, внутри кристалл находится, как бы, в подвешенном состоянии. Ни при каких обстоятельствах он никогда не касается циркониевой оболочки. Это наводит на мысль, что налицо стабильное мультиполярное антигравитационное состояние, то есть то, которое мы используем для гиперпространственных переходов, затрачивая при этом колоссальное количество энергии.
  - Выходит, что кристалл одновременно является и мощнейшим источником энергии. Здесь прослеживается какая-то связь с нашими плазмоидами.
  - Да, Зейвс, похоже на то.
  - И это пока все, что удалось узнать об артефакте?
  - И да, и нет, дорогой друг. По моей просьбе, археологи разыскали плиту, на которой нанесены символы, аналогичные символам на артефакте и место, где он был обнаружен. Сначала все считали, что плита изготовлена из гранитного монолита, но, представь себе, при ее тщательном исследовании, оказалось, что она представляет собой всего один огромный монокристалл неизвестного на Гее минерала. Минерал этот обладает поистине фантастическими свойствами, а именно невероятной твердостью, износостойкостью, тугоплавкостью и стойкостью к атмосферным воздействиям. А то, из-за чего ее изначально ошибочно приняли за каменную глыбу, была лишь ее плотность, сопоставимая с гранитом. Место же, где ее отыскали абсолютно ничем не примечательно, разве что тем, что на сотни километров вокруг нет и намека на горы со скальными породами.
  - Это и есть то, что ты мне хотел сообщить?
  - Отчасти, Зейвс. Если помнишь, я собирался еще на борту звездолета, сделать Вам некое сообщение, но из-за известных событий, перенес его на более поздний срок. Так вот, я готов продолжить начатое, но считаю, что будет справедливо, если мы вновь соберемся в прежнем составе. В общем, я намерен вернуться на Пангею и то, что ты сейчас здесь, очень кстати. Я полечу вместе с тобой, если конечно не возражаешь.
  - Да я буду только рад. Признаться, мне все труднее становится справляться с обязанностями командора. Надеюсь. У тебя это получится лучше. Только позволь спросить, как же твоя должность председателя Совета?
  - Знаешь, Зейвс, я уже давно подумываю оставить этот пост и заняться чем-нибудь другим, а сейчас, похоже, этот момент настал. Я много лет возглавляю Совет и, наверное, пришло время уступить это место кому-то помоложе, поэнергичнее. Я устал от бремени власти и ответственности за целую планету. Надеюсь, мои коллеги по совету поймут меня и примут мою отставку.
  - Неожиданно, но, я лично, уважаю твое решение.
  - Ну, хватит о делах! Скажи, Зейвс, как надолго ты собираешься задержаться на Гее?
  - Не более пяти дней.
  - Отлично! Я успею уладить все формальности, связанные с передачей полномочий, а сегодня вечером, если ты не против, мы с Ледой нанесем тебе визит.
  - С Ледой? - не без удивления переспросил Зейвс.
  - Да, дружище! Так уж случилось, что мы с ней очень сблизились, сначала на почве работы, а потом и во всем остальном. Она оказалась замечательной женщиной и, как мне показалось, отвечает мне взаимностью.
  - Тогда я очень рад за Вас обоих и с нетерпением буду Вас ждать сегодня вечером у себя.
  
  
  ***
  
   Как только Лея услышала, что вечером в доме будут гости, она засуетилась, надоедая Эве с вопросами, кто будет, что готовить к столу. Во что одеться. Эва, ответила, что все подготовит сама, и чтобы Лея также сама выбрала, что ей одеть. Гера и Зара с недоумением смотрели на эту суету.
   Забравшись в гардеробную, Лея начала перебирать свои платья, не решаясь, что лучше ей одеть.
  - Мама! Как ты думаешь, какое платье лучше, это или вот это? А может быть вот это?
  Гера, на знала, что ответить дочери, глядя на такое обилие вещей. А Лея, тем временем, приложив к себе очередное платье и рассматривая себя в зеркале, вдруг посмотрела на мать и ее подругу, и, отбросив в сторону платье, решительно сказала:
  - Нет, так не пойдет! Что это я все себе и себе. Давайте, что-нибудь подберем для Вас. Я хочу, чтобы ты, мамочка, сегодня была самой, самой красивой.
  - Ну, что ты, доченька, не нужно, нам с Зарой и так хорошо.
  - Вот еще! - ответила Лея, оглядев обеих женщин с ног до головы. - Так, пошли со мной! - решительно, в приказном тоне сказала Лея, схватив обеих женщин и увлекая их за собой. Несмотря на протесты Геры и Зары, девушка буквально с силой, затащила их в ванную комнату. Для Геры, побывавшей в мраморном бассейне в Эдеме, подобное уже было знакомо, а вот Зара, ничего подобного в жизни не видавшая, остановилась посреди помещения, сверкавшего кафельной плиткой и блестящими никелированными аксессуарами. Видя ее состояние, граничащее с обморочным, девушка попыталась объяснить Заре назначение всех этих мудреных предметов. Лея открыла краны, из которых с шумом полилась теплая вода, быстро заполняя небольшой бассейн, затем она сбросила с себя всю одежду и предложила обеим женщинам сделать то же самое. Геру уговаривать не пришлось, а вот Зара ни в какую не хотела обнажаться, как будто стыдясь чего то. Наконец, она сдалась и, сняв платье, последовала за Герой и Леей, которые уже наслаждались, погрузившись в теплую, ласковую воду. Гера мельком взглянула на подругу, стоящую в нерешительности у кромки воды и отметила для себя, что в фигуре Зары вновь наметились некоторые изменения. Она приподнялась и, взяв Зару за руку, увлекла ее в воду. Когда обе женщины оказались рядом, Гера прошептала Заре на ухо:
  - А тебя, оказывается, можно поздравить, подруга! Сколько уже?
  - Три месяца - также шепотом ответила Зара краснея.
  - Я очень рада за тебя, - ласково, но с некоторой грустинкой в голосе, сказала Гера.
   Искупавшись, все трое уселись перед огромным зеркалом на мягких пуфиках. Лея начала хлопотать над волосами Зары и матери. Гера, вглядываясь в свое отражение, с удивлением для себя отметила, что на лице ее исчезли морщинки, да и все тело, казалось, принадлежало не сорокалетней женщине, родившей двух дочерей, а совсем молодой, подтянутой женщине, по крайней мере, лет на десять моложе. Она и раньше, с тех пор, как стала принимать лекарство, которое ей дал Зейвс, стала, неожиданно для себя, замечать, что внутренне ощущала в себе некоторые изменения. Ей казалось, что вдруг у нее прибавилось сил и энергии, будто и не было за плечами трудной жизни в племени, связанной с постоянной опасностью. И еще, появились сладостные, давно забытые желания. Сейчас, глядя на свое обнаженное тело, она, оказывается, изменилась и, как-будто, помолодела, так же, и внешне. Все тело стало гладким, стройным, как у девушки. Куда-то исчезли складки на животе, и грудь стала, как-будто, выше и более упругой. Все это вызывало у Геры недоумение с одной стороны, и приятные ощущения, с другой стороны.
   - Чтобы не говорил Зевс, а он и все его небесное племя, не простые люди, как он ни пытается в этом меня убедить. Разве способен человек, сделать другого человека моложе? Нет - это волшебство, доступное только богам и духам! - размышляла Гера, продолжая сидеть перед зеркалом и разглядывать собственное отражение в нем.
   Между тем, Лея расчесала обеим женщинам волосы и, поколдовав над ними, уложила в красивые прически, такие, какие были приняты у женщин на Гее. Закончив с прическами, Лея облачилась сама и облачила мать и Зару в мягкие махровые халаты и потащила их переодеваться.
  Лея, с благодарностью вспомнила об Изе, которая купила для нее это невероятное количество самой разной одежды и, предоставив женщинам самим выбирать себе платья из всего этого многообразия, она помчалась к детям, чтобы и их подготовить к вечернему приему. Если с мальчишками все оказалось довольно просто (им Лея подобрала одежду из гардероба Ра), то с платьем для сестренки все выглядело сложнее. Лея, постояв в нерешительности, вошла в комнату Диты и, открывая поочередно шкафы и комоды, наконец, нашла, что искала - детские вещи Диты. Среди них ей приглянулось нарядное розовое платьице, которое должно было быть Еве как раз впору. Лея взяла его, аккуратно сложила на место все остальные вещи и, выйдя из комнаты, позвала к себе Еву. Девочке было, хоть и несколько непривычно ощущать себя в таком наряде, но все-таки очень приятно. Закончив с детьми, Лея вернулась к женщинам, которые долго перебирая ее наряды, так ничего и не выбрали.
  - Ну, что же Вы? Скоро приедут гости, а Вы не одеты!
  - Может не нужно. Доченька, мне как-то привычнее в своем платье. Да и Заре тоже.
  - Конечно, выдумала! Ну, уж нет! Ты у меня, мамочка, сегодня должна быть самой красивой.
  И Лея принялась, несмотря на протесты женщин, примерять на них свои вещи.
  В прихожей раздался звонок. Лея выглянула из комнаты, намериваясь сбежать вниз по лестнице, чтобы открыть дверь, но Эва опередила ее.
  - Это, наверное, Гес с Зейвсом. Я открою, Леечка! - сказала она.
  Эва открыла дверь. На пороге действительно стоял Гес. Он обнял жену и прошел в гостиную, следом за ним вошли Зейвс, пропустивший вперед себя Леду и Орека, и еще двое незнакомых Лее мужчин. Лея захлопнула дверь и, многозначительно осмотрев женщин, торжественно произнесла:
  - Все, пошли!
  Гости расселись в гостиной в креслах и на диванах и уже готовы были завязать беседу, как вдруг открылась дверь спальни на втором этаже, и по лестнице вниз стали спускаться три женщины. Лея, стоя посредине, держала мать и Зару под руки и чуть не силком тащила их вниз. Гера была одета в длинное вечернее платье нежно-голубого цвета, прекрасно подчеркивающее ее фигуру, а Зара выбрала платье лилового цвета. Орек, о чем-то беседовавший с одним из мужчин, запнулся на полуслове. Он, растерянно переводя взгляд с Геры на Зейвса, и снова на Геру, невнятно спросил, обращаясь к Зейвсу:
  - Это, это же ...Айда? Но как? Зейвс, это же невозможно!
  Зейвс улыбнулся и, взяв обеих женщин за руки, подвел их к Ореку.
  - Знакомься! Это Гера - мать Леи, великая Веда народа Шуми, царица Шумера, а это Зара - жена Грифта и ближайшая подруга Геры.
  Пораженный Орек, принялся пересыпать комплиментами в адрес обеих женщин, но они только переглядывались между собой, явно не понимая ни слова из сказанного им. На помощь пришел Зейвс.
  - Видишь ли, Орек, наши гостьи не понимают нашего языка, поэтому Леда, если тебя не затруднит, побудь сегодня переводчиком для председателя Парнаса.
  Леда перевела все сказанное Ореком, чем вызвала краску на лицах пангеянок. Воспользовавшись создавшейся паузой, Лея вывела из детской Адама, Рабора и Еву. Девочка, увидев мать в столь необычном, очень красивом наряде, бросилась к ней. Гера нежно обняла дочь, одетую не менее нарядно в пышное розовое платье, взятое из детских вещей Диты. Зейвсу, глядя на них, на мгновение почудилось, что время повернулось вспять и что он снова рядом с Айдой и маленькой Дитой, точно так, как накануне того злосчастного дня. И тоже платьице Диты и, почти такое же, голубое платье Айды и, даже ее прическа, все как в тот день. Зевс мотнул головой, как бы отгоняя видение и возвращаясь к реальности, но видение не исчезло. Гера продолжала стоять напротив, все, также обнимая Еву и отвечая на вопросы Орека, который галантно предложил обеим женщинам присесть на диван. Некоторая скованность, которую поначалу испытывали пангеянки, постепенно исчезла. Завязалась непринужденная беседа. Женщины с удовольствием отвечали на многочисленные вопросы Орека и Геса.
   - Удивительно! - обратился Орек к Зейвсу. - Никогда бы не поверил, что эти женщины с планеты, где царит каменный век. Они держатся с таким достоинством, что многие геянки могли бы им позавидовать, а их красота просто поражает.
  - Ты еще не знаешь Геру, друг. Она способна быть и не такой милой и нежной. Видел бы ты, с какой не женской жесткостью она способна управлять целым народом. И главное, ей подчиняются беспрекословно все без исключения.
  - И даже ты?
  - Ну, причем здесь я. Я говорю о ее соплеменниках.
  - А мне показалось, что и ты попал под ее царственное влияние.
  - Тебе показалось, Орек. Да и что ты, в самом деле...
  - Ладно, не обижайся! Я пошутил! Но твоя гостья воистину достойна уважения и преклонения. Это я тебе говорю, как человек много лет несущий бремя власти. Ведь выходит, что мы с ней, в некотором роде, коллеги?
  Гера внимательно прислушивалась к разговору мужчин и просила Леду перевести ей. Поняв, что говорят о ней, Гера вмешалась в разговор.
  - Да, я могу быть очень жесткой, но не жестокой. Мое положение обязывает меня иногда поступать так, - колючим тоном ответила она на реплику Зейвса. - Но разве тебе, Зевс, никогда не приходилось принимать трудных решений, как великому вождю своего народа.
  - Я вовсе не великий вождь, как ты выразилась. Я, всего лишь, исполняю роль руководителя тех людей, которые работают вместе со мной на твоей планете, Гера, а вот амон Орек - действительно великий вождь всего нашего народа и, поэтому твой вопрос скорее адресован к нему.
  - Так он Ваш царь? - переспросила Гера, поглядывая на улыбчатую физиономию Орека, - никогда бы не подумала.
  - Он не царь. У нас нет царей. Его выбрал на эту должность весь народ нашей планеты. Когда он пожелает покинуть этот пост, выберут другого, не менее достойного человека.
  - Хороший обычай, - печально заметила Гера, - жаль, что у нас нет такого. Веда вынуждена править пожизненно, а после ее смерти, место это занимает ее дочь. Мне тягостно думать о том, какая участь ожидает Еву - жить для народа, а не для себя и своих близких.
  - В твоей власти все изменить, Веда!
  - Нет, Зевс! Менять обычаи предков не в праве даже великая Веда.
  - Тогда ты можешь ввести новый обычай, ведь в Ваших обычаях ничего об этом не говорится, не правда ли.
  - Ну и хитрый же ты Зевс! - уже с веселыми искорками в глазах ответила Гера.
  Между тем Эва и Лея, пригласили всех к столу. Уже сидя за столом, Орек вновь обратился к Зейвсу.
  - Ах да, дорогой Зейвс, я ведь до сих пор не представил тебе своих спутников. Прошу знакомиться, это мои помощники из департамента демографической политики - Эвен Бурс и Флок Саерс. Они по моей просьбе проверили все, что связано с Дериком Киллатом и готовы нам доложить о результатах своего расследования. Прошу Вас, коллеги!
   Тот, кого Орек назвал Эвеном Бурсом, откашлялся и, оглядевшись на собравшихся за столом, начал свой рассказ:
  - Уважаемые амонас, я готов доложить Вам официальные данные относительно биографии интересующего Вас доктора Дерика Киллата. Так вот, по поручению амона председателя, мы с коллегой, - Бурс кивнул в сторону Флока Саерса, постарались выяснить все о личности этого человека. Так вот, Дерик Киллат родился в 507 году эры объединения на острове Суату в семье фермеров Линс и Гварда Киллатов. Как Вам, наверное, известно, в 510 году, остров Суату оказался в эпицентре мощнейшего землетрясения, унесшего жизни больше половины населения острова. В списках погибших, также числилась и семья Киллатов, в том числе и трехлетний Дерик. Долгое время он считался погибшим, но спустя четырнадцать лет, в отдел регистрации нашего департамента, обратился молодой человек с просьбой зарегистрировать его как Дерика Киллата. По его словам, во время землетрясения, он не погиб, а был подобран семьей с соседней фермы, которые первыми оказались у разрушенной фермы его родителей. Его, чудом выжившего под обломками, эти люди взяли в свою семью и воспитали, как своего собственного сына, который, собственно говоря, на самом деле, и погиб во время этого стихийного бедствия. Люди эти, напуганные стихией, покинули остров и, переселившись на материк, записали мальчика под именем своего погибшего сына. Юный Дерик успешно закончил учебный центр в Драмме и принял решение продолжить обучение в столичной академии на физическом факультете. Перед отъездом в столицу, приемные родители решили рассказать ему всю правду о его происхождении и по прибытию в столичный округ, он решил сменить имя в дань памяти о своих погибших родителях, предъявив в департаменте, в качестве доказательства, родовой жетон, переданный ему приемными родителями, который, по их словам, был найден на теле ребенка. Сотрудники департамента сочли доказательства убедительными и зарегистрировали юношу уже как Дерика Киллата. Ну, а дальнейшая его биография, надеюсь, всем Вам хорошо известна. Он благополучно закончил академию и со временем стал одним из ведущих ученых-физиков.
  - Любопытно, не правда ли, Зейвс? - спросил Орек.
  - Действительно, странная биография, - отозвался тот, - а что приемные родители? Они подтвердили эту информацию?
  - К сожалению, нет, - ответил Флок Саерс,- семья эта, после отъезда Дерика, переезжала с места на место и, по свидетельству соседей с последнего их места жительства, эти люди стали жертвой эпидемии, охватившей всю планету в 554 году.
  - Какое странное стечение обстоятельств, - задумчиво произнес Зейвс, - получается, что вся биография Дерика, известна лишь с его собственных слов и не имеет иного подтверждения.
  -Да, мой друг! Именно так. И это наводит на определенные мысли об истинном происхождении этого "человека ниоткуда", - добавил Орек.
  - Что ты имеешь ввиду?
  - Я выскажу свои предположения несколько позже на Пангее, как и обещал тебе. И хватит об этом! Лучше расскажи, чем мы обязаны визитом этих прекрасных дам.
  - Да, кстати, Гес, - обратился Зейвс к пожилому человеку после последней фразы Орека, - ты не мог бы завтра уделить время для наших гостий?
  - С удовольствием, Зейвс! А что у них за проблема?
  - Они прошли курс нашим препаратом. Необходимо углубленное обследование с целью необратимости процесса.
  - Зейвс, как ты мог? Зачем? Мы не должны вмешиваться в их историю!- воскликнул Орек.
  - Как я уже говорил, Гера - мать Леи, а Лея - жена моего сына, то есть обе эти женщины - члены моей семьи, и я вправе решать подобный вопрос, если он касается моих близких. А что касается Зары, то она жена Грифта и мать его ребенка, соответственно также является членом семьи геянина.
  - Ладно, пусть так! Но их дети, ты подумал, что будет с ними? Если с сыном Грифта все более или менее понятно, то с девочкой обстоит совсем иначе.
  - Это почему?
  - Да потому, что мы не знаем, кто ее отец! Если он пангеянин, то мы не сможем дать согласия на процедуру!
  - Успокойся, Орек! Во-первых, о детях до их половой зрелости говорить рано. Мы сможем судить о доминирование их генной структуры только тогда, когда они, достигнут этого возраста, и уже тогда будем принимать то или иное решение, если это будет необходимо, а во-вторых, хорошо известно, кто отец Евы.
  - И кто же?
  - Я, Орек! Ева - моя дочь!
  - Ты-ы? Хочешь сказать, что ты и Гера... А как же Иза?
  - У меня с Герой ничего не было! Ева была зачата путем искусственного оплодотворения, проведенного Изой. Это было условием согласия Геры на брак Леи и Гора. Дело в том, что по обычаям племени, власть Веды передается по наследству от матери к дочери. Поскольку Лея приняла решение последовать за Гором, Гера потребовала от моей жены сотворить "чудо" и послать ей другую дочь, которая унаследует ее место. А Иза ничего лучше не придумала, чтобы в качестве генетического донора использовать меня. Вот так и вышло, что Ева - моя биологическая дочь.
  Орек выслушал исповедь Зейвса с открытым от удивления ртом. Немного успокоившись, он наклонился к Зейвсу и прошептал ему на ухо:
  - Ну, ты святоша. Будь я на твоем месте... Какая женщина! А ты...
  Зейвс с деланным возмущением шлепнул Орека по плечу и ответил:
  - На этом месте тебя нет, и никогда не будет, так что не раскатывай губы. Гера - женщина гордая и не поддастся всякому проходимцу, вроде тебя, - со смехом ответил Зейвс.
  
  
  
  
  ***
  
   - Спешу сообщить тебе, Зейвс, я провел комплексное обследование всех трех твоих протеже, и вот результаты: Что касается Леечки, то мы с тобой имели возможность наблюдать ее в течение последних пяти лет. С удовлетворением констатирую, что тут никаких неожиданностей нет. С девочкой все в полном порядке. Все функции в норме и.т. д., и. т. п. Теперь о Гере и Заре. Процесс генной мутации в их организмах завершен и стабилизировался. Обе женщины обладают на редкость крепким здоровьем и чрезвычайно развитой иммунной системой, что обусловлено, по-видимому, условиями их образа жизни и экологически чистой окружающей средой. Так вот, все жизненные функции организмов у них находятся в полном соответствие с нормой. У обеих наблюдается некоторое омолаживание тканей. У Геры, ввиду ее уже солидного возраста, в большей степени, у Зары, которая значительно моложе своей подруги - в меньшей степени. Сейчас состояние биологического возраста у обеих пациенток можно оценивать одинаково, лет примерно на двадцать пять - тридцать. Точнее пока сказать не могу. Вот данные всех анализов, можешь сам убедиться. Короче, оснований для беспокойства нет! Желательно, конечно, в течение нескольких лет, хотя бы раз в году, проводить повторные обследования, для пущей уверенности, но для этого вовсе не обязательно привозить их сюда. Достаточно будет лаборатории звездолета. Вот так, уважаемый доктор Савоас, можете спокойно везти Ваших гостий на Родину.
  - Спасибо, Гес! Прости, что оторвал тебя от дел! Я, конечно, мог бы и сам провести обследование, но мне нужно было получить непредвзятое мнение, поэтому я и обратился к тебе. Теперь я спокоен. Еще раз спасибо!
  - Не стоит благодарностей! Всегда рад помочь!
  Зейвс вышел из кабинета Геса в приемную, где его дожидались женщины.
  - Ну, что, милые дамы, все в порядке! Теперь мы можем отправиться на экскурсию по нашей планете, если конечно Вас не утомили процедуры.
  Несколько испуганные и продолжающие находиться в состоянии некоторого шока, женщины не нашли в себе сил что-либо ответить Зейвсу. Только Лея, уже ко всему привычная, с радостью подхватила предложение Зейвса. Весь остаток дня они провели в городе, где Лея, как когда-то Иза, водила мать и Зару по магазинам, скупая для них и для детей самую разную одежду, несмотря на их отказы. Утомленные, только поздним вечером, они вернулись домой. После ужина Зейвс предложил прогуляться к озеру. Он взял Геру под руку и повел по дорожке. Дети с шумом и гомоном умчались вперед, а Лея с Зарой и Эвой, чуть отставая, шли сзади. Стоял тихий вечер. Местами пожелтевшая и покрасневшая листва свидетельствовала о приближении осени. Воздух был наполнен ароматом цветов и ягод.
  - Здесь, у озера, я чувствую себя, как дома, - сказала Гера, здесь тихо и спокойно, не то, что в Вашем огромном каменном стойбище. Мне показалось, что пробудь я там еще немного, то, наверное, умерла бы от страха, шума и суеты. Как там могут жить люди?
  - Люди ко всему привыкают, Гера. Пройдет время, очень много времени, и у Вас появятся такие же города с их невообразимым ритмом жизни, а пока у Ваших народов есть счастье наслаждаться чистой, нетронутой природой.
  Гера, зажмурившись, вдохнула полной грудью ароматный воздух и потянулась, приподнявшись на пальцах ног. От пьянящего аромата у нее закружилась голова, и она чуть не упала, потеряв равновесие. Зейвс вовремя подхватил ее и невольно обнял. Оказавшись в объятиях Зейвса, Гера почувствовала теплоту его сильного тела, и ей захотелось, чтобы это мгновение длилось вечно. Так хорошо и спокойно ей уже давно не было. Ей вспомнился Бор, такой же сильный и надежный, и как она, еще совсем юная, мечтала томиться от любви и счастья в его объятиях. Как давно это было!
  - Гера, ты не хотела бы сопровождать меня завтра в одной поездке? - Вопросом перебил ее воспоминания Зейвс.
  - Поездке, куда?
  - Есть одно место, где я обязательно должен побывать, и очень хочу, чтобы ты была рядом.
  - А Зара, Ева...
  - Они побудут с Леей. Она им скучать не даст. Так как?
  - Если ты так настаиваешь,... Хотя мне хотелось бы поскорее вернуться домой.
  - Значит, договорились! А домой мы полетим через несколько дней, когда председатель Парнас уладит все свои дела.
  Зейвс достал коммуникатор и набрал код Норма.
  - Слушаю Вас, командор!
  - Норм, ты не мог бы завтра утром залететь ко мне на флайере. Мне необходимо побывать в одном месте.
  - Как скажите. Утром я у Вас.
  - Спасибо Норм. Буду ждать. До завтра.
  
  -5-
  
  
   Зейвс подал руку Гере, помогая ей спуститься по трапу. Очутившись на земле, она понемногу пришла в себя после перелета. Правда погода оказалась не самой благоприятной. Дул довольно сильный ветер с моря, как и обычно в это время года, ведь лето близилось к концу даже здесь, на южном побережье. Несмотря на некий дискомфорт, Гера не удержалась от восторга при виде океана, шумящего совсем рядом прибоем. Женщина много раз слышала рассказы о "большой соленой воде", но сама увидела это впервые в жизни. Она, выросшая у берегов Евфрата, даже представить себе не могла, что может быть что-то полноводнее его и вот, вдалеке от родины, в чужом мире, ей довелось увидеть безбрежный океан. Зейвс, не выпуская ее руки, повел Геру к дому.
  - А можно туда? - Она показала рукой в сторону моря.
  - Пошли, если тебе так хочется, - ответил Зейвс, меняя направление. - Норм! - крикнул он - проходи в дом и располагайся! Мы скоро!
  Норм утвердительно кивнул головой и направился к дому, а Зейвс с Герой спустились вниз по каменистому склону на пляж. Море штормило, и волны с силой накатывались на берег, рассыпаясь тучей брызг, и откатывались назад в море, чтобы через мгновение, пенясь с рокотом снова наброситься на узкую полоску пляжа. Гера освободилась от руки Зейвса и подбежала к самой кромке воды. Новая волна накатилась на берег, обдав Геру солеными каплями с ног до головы. Гера, не обращая на это никакого внимания продолжала бегать по берегу, то приближаясь, то убегая от очередной волны.
  - Хватит, Гера, ты простудишься! - кричал ей Зейвс, но его крик растворялся в грохоте прибоя.
  Гера тоже что-то кричала Зейвсу, но и ее голос тонул среди величественных звуков разбушевавшегося океана. Зейвс присел на большой валун. Глядя на Геру, вновь накатились воспоминания. Почти все, как в тот далекий день накануне трагедии. Вот также радостная Айда бегала по берегу. Как будто вчера. Очередная волна окатила Геру и окончательно вымочила ее одежду. Зейвс встал и, подбежав к Гере, схватил ее за руку и прижал к себе.
  - Пошли в дом. Ты вся мокрая, тебе нужно переодеться, а то заболеешь.
  - Ну, еще чуть-чуть, пожалуйста! - умоляла Гера. - Попробуй, она и, правда, соленая! А я думала, что это просто так говорят!
  - Пошли, пошли! В другой раз, Гера! - повторял Зейвс, уводя женщину с пляжа.
  Он завел ее в дом. Гера вся дрожала от холода.
  - Так, вот здесь ванная, заходи, сними мокрое платье. Там, на вешалке есть полотенце и должен быть халат. Надень его, пока твое платье не высохнет. Гера проскользнула в приоткрытую дверь и скрылась за ней. Спустя несколько минут, она вновь появилась в гостиной, в белом махровом халате и с полотенцем, закрученным на голове. Как ее когда-то научила Лея.
  - Разве так можно? - отчитывал ее Зейвс. - Ты, взрослая женщина, а ведешь себя, как девчонка.
  - Прости, Зевс. Я просто и представить не могла, что может быть так много воды, - восторженно ответила Гера. - Скажи, эта "соленая вода" безбрежна? Я не смогла рассмотреть другого берега.
  - Ну, конечно, он есть, только очень далеко и, поэтому его не видно.
  - Айрик с Эфхиором тоже отправились на лодке по Евфрату, чтобы найти дорогу к "соленой воде". А в моем мире тоже так много воды, что не видно берегов?
  - Ты даже не представляешь, как много, даже больше, чем здесь.
  - Это правда, Зевс? Я обязательно сама поплыву в следующий раз с Айриком. Хочу в этом убедиться, - смеясь, ответила Гера. - Спасибо тебе, Зевс. Ты специально позвал меня сюда, чтобы показать море?
  - И это, конечно, тоже, но мы здесь для другого, Гера.
  Гера уже собиралась спросить об истинной цели поездки, но с шумом ввалившийся в комнату Норм, тащивший за собой большую сумку с продуктами, невольно прервал разговор.
  - Куда это все. Командор?
  - Вон туда, в кухню, - ответил Зейвс.
  Норм прошел в кухню и, гремя и шелестя пакетами, принялся выкладывать содержимое сумки.
  - Я хотел тебе кое-что показать, Гера, но боюсь, сегодня уже не получится из-за твоего мокрого платья. Хотя. Постой! Там, наверху, в спальне, возможно, осталась какая-нибудь одежда Изы или Диты. Если хочешь, поднимись и подбери себе что-нибудь.
  Гера улыбнулась и пошла наверх, шлепая босыми ногами по ступенькам лестницы, а Зейвс присоединился к Норму и, разобрав пакеты, принялся готовить обед. Впереди был еще почти целый день. По дому потянулись запахи, готовящейся еды.
   Гера надела одно из платьев Диты и спустилась вниз, где ее дожидались мужчины за накрытым столом. После обеда Зейвс предложил Гере немного пройтись. Они вышли из дому и Зейвс повел Геру по тропинке вверх по склону к пантеону.
  - Что здесь? - Спросила Гера, остановившись перед закрытой дверью.
  Зейвс отворил дверь и предложил Гере войти. Она не сразу поняла, где очутилась, пока Зейвс не зажег свечи. Когда мрак отступил, Гера даже вскрикнула от неожиданности. На нее смотрела улыбающаяся женщина. Приглядевшись, Гера узнала в ней самою себя. Она застыла на месте в полном смятение и испуге.
  - Зевс, что это? Зачем?...
  - Ты не поняла. Это Айда, точнее ее сохраненный образ.
  - Прости! Как я сама не догадалась, но она, как живая.
  Гера подошла поближе к стеклянной плите и стала всматриваться в голографическое изображение.
  - Она погибла где-то здесь?
  - Да, поблизости, у тех скал в море, которые видны с берега.
  - Ты, наверное, очень любил ее, что никак не можешь забыть, даже через столько лет.
  - Любил, и сейчас люблю.
  - А Иза, как же она?
  - И Изу я тоже люблю, но иначе. Она мать моего сына и, вообще, я ей очень благодарен. Только благодаря ее близости и заботе, я смог вернуться к нормальной жизни, к работе.
  - Мне это также знакомо. После смерти мужа, я никого не хотела видеть, ни с кем не хотела разговаривать. Тогда еще жива была моя мама, и она уговаривала меня взять другого мужчину. Я тогда впервые нарушила древний обычай Шуми, гласящий, что для того, чтобы стать Ведой племени, женщина обязана выбрать себе мужа. Я отказалась. Люди поняли меня и, хоть и в моем доме не было охотника, долю Бора продолжали приносить мне, что и позволило мне выжить и вырастить дочь.
  - А сейчас, может и тебе пора вернуться к жизни и встретить новую любовь?
  - После Бора, ты Зевс, единственный мужчина, с кем мне хотелось бы быть рядом, но у тебя есть Иза, а я ее очень уважаю и почитаю, и не могу встать между Вами.
  - Так, значит, ты...
  - Это не важно, Зевс. Значит такова моя судьба.
  -Но это неправильно! Так не должно быть!
  - Давай больше не затрагивать эту тему, Зевс, и оставим все, как есть.
   Назад шли молча. Каждый думал о своем, не решаясь нарушить мысли другого. Только оказавшись около дома, Гера нарушила молчание.
  - Если позволишь, я побуду на берегу. Хочу запомнить море!
  К вечеру ветер стих и море успокоилось. Гера спустилась на пляж и, присев на большой валун, с восторгом смотрела как солнце, огромным огненным шаром, опускается в море. Не успело солнце скрыться за горизонтом, как короткие сумерки сменились ночной темнотой. Где-то сверху зашуршали мелкие камни. Гера обернулась и увидела приближающегося Зейвса.
  - Уже совсем темно. Пойдем в дом, Гера, - полушепотом сказал Зейвс.
  - Да, идем. - Ответила она, вставая с камня.
  Зейвс взял Геру за руку и, присвечивая карманным фонариком дорогу, повел ее наверх.
   Время было позднее. Поужинав, все стали устраиваться ко сну. Норм устроился на диване в гостиной, а Геру Зейвс проводил до спальни наверху. Гера поблагодарила его и скрылась за дверью, пожелав ему спокойной ночи. Зейвс немного постоял на пороге, а потом решительно развернулся и открыл дверь соседней комнаты. Он улегся и, закрыв глаза, пытался заснуть. Сон никак не шел. Зейвс ворочался с боку на бок. В голове его роились самые разные мысли, не дававшие заснуть. Наконец, дремота начала одолевать. Зейвс уже почти спал, как вдруг его пробудил негромкий звук открывающейся двери. Он открыл глаза. На пороге стояла Гера. Легкой походкой она быстро прошла в комнату и прилегла рядом с Зейвсом. От неожиданности он вскрикнул, но Гера приложила указательный палец к закрытым губам, призывая его молчать.
  - Ничего не говори, - прошептала она, - просто я так хочу. Эта ночь моя, но только эта, всего одна.
  Зейвс обнял ее и просто растворился в ней.
   Пробуждение пришло неожиданно, когда первые солнечные лучи заглянули в окно и скользнули по лицу Зейвса. Он потянулся, продолжая лежать с закрытыми глазами. Зейвс вспомнил все, что произошло этой ночью. Он протянул руку, чтобы обнять Геру. Рядом никого не оказалось. Зейвс резко поднялся и сел на кровати, окончательно проснувшись.
  - Что это было, сон или явь? - размышлял Зейвс, - и было ли вообще? Может все, что произошло ночью, лишь плод моего воображения? Но как же Гера? Ведь я ощущал тепло ее тела, запах ее волос.
  Он встал, быстро оделся и, тихонько приоткрыв дверь соседней спальни, заглянул в нее. Комната была пуста. Тогда Зейвс спустился вниз по лестнице, осторожно, чтобы не потревожить спящего Норма, прошел через гостиную, и вышел из дому. Он постоял немного, раздумывая в каком направлении искать Геру. Что-то, припомнив, Зейвс пошел в сторону пляжа. Гера сидела на валуне, обняв руками, прижатые к груди колени и смотрела на морскую даль. Было время прилива, и вода плескалась прямо вокруг камня, на котором устроилась Гера. Дул легкий бриз и было заметно прохладно. Вокруг стоял острый запах водорослей, выброшенных на берег вчерашним штормом. Зейвс спустился на пляж и, подойдя к валуну, окликнул Геру. Она обернулась и ладонью прикрыла рот Зейвса.
  - Молчи, прошу тебя, - прошептала она, поеживаясь от холода, - смотри какая красота.
  Зейвс снял куртку и набросил ее Гере на плечи. Он ждал, что Гера первая заговорит о том, что между ними произошло ночью, но она молчала, и он не решался нарушить это молчание, чтобы не разрушить чистоту прекрасного мгновения. Солнце поднялось уже достаточно высоко и стало пригревать своими лучами.
  - Пойдем, - сказал Зейвс, - нам пора. Нужно собираться. Нас ждут дома.
   Гера покачала головой в знак согласия, встала и, опершись на руку Зейвса, опустилась на песок. Они медленно пошли вверх по склону, держась за руки.
  - Знаешь, Зевс, - нарушила молчание Гера, - меня со вчерашнего дня не покидает чувство, что все это, здесь, я вижу не в первый раз. Как будто я уже бывала здесь, не сейчас, когда - то давно, не в этой жизни. С тобой бывает такое?
  - Это бывает у всех людей, но объяснить это не могу ни я, ни кто другой. Может, ты просто находишься под впечатлением, и тебе кажется, что видишь это не впервые.
  - Нет! Я точно знаю! Не забывай, ведь я Веда! Вот, к примеру, за теми скалами, что уходят далеко в море, есть стойбище. Там живут люди и там есть высокая башня, гораздо выше нашей башни ожидания. Ведь так?
  - Действительно, там есть поселок и там стоит башня старинного маяка. Но откуда тебе это известно? Может быть, ты видела сверху, когда мы летели сюда?
  - Нет! Разве мы летели не с другой стороны?
  - Ты права, мы действительно летели с запада, и ты не могла видеть поселка. Тогда как?...
  - Не знаю. Может эти видения приходили в моих, еще детских снах. Я не знаю. А вот сейчас, смотри, мы поднимемся наверх и там, вдали, будут видны четыре горы с ярко-белыми вершинами. Я права?
  - Права, но это уму непостижимо. Ничего не понимаю. Наши миры так далеко друг от друга...
  - Но ведь смогли же мы попасть из моего мира в твой, почти мгновенно?
  - Да, смогли, но для этого нам пришлось построить такие вот летающие корабли, - Зейвс махнул в сторону флайера, стоящего на опорах, наполовину утопающих в высокой траве. - У тебя ведь нет, и не было таких кораблей?
  Гера отрицательно покачала головой.
   Когда они подошли к дому, то обнаружили Норма, суетящегося возле флайера.
  - Пошли завтракать, Норм, - крикнул Зейвс, - и будем собираться домой.
  После завтрака собрали все свои пожитки. Гера переоделась в свое, просохшее и выглаженное Зейвсом платье, и все трое не спеша направились к флайеру. Уже стоя на ступеньках трапа, Гера оглянулась и бросила прощальный взгляд на море, на горы, на дом и, вздохнув, вошла в корабль. Сидя рядом с Зейвсом в салоне флайера, Гера положила свою ладонь на руку Зейвса и, глядя прямо в его глаза, произнесла:
  - Спасибо тебе, Зевс, за чудесную прогулку. Я запомню ее на всю свою жизнь. Ничего, более прекрасного, со мною раньше не происходило.
  Зейвс, улыбаясь, кивнул ей в ответ и подумал:
  - Что она имела в виду, морские виды или то, что произошло прошлой ночью?
  Но Гера, ни словом, ни намеком, ничего не упомянула о событиях этой ночи, чем еще больше разожгла в Зейвсе сомнения о реальности произошедшего.
  
  ***
  
   - Ой, Гера, что с тобой? Ты какая-то другая! - Причитала Зара, встречая вернувшуюся, наконец, подругу.
  - Ты даже представить себе не можешь! - в ответ воскликнула Гера. - Я видела море! Безбрежную соленую воду! Оно прекрасно! Ничего прекраснее в жизни не видала!
  - И это все? - Недоверчиво переспросила Зара.
  - Еще Зевс показал мне место, где погибла его первая жена и ее образ, спрятанный в прозрачном камне.
  Но Заре показалось, что подруга что-то недоговаривает, настолько разительная перемена была видна в ней во всей. Решив, что Гера не хочет больше ничего ей рассказывать, Зара оставила свои попытки.
  - Ну а ты, чем ты тут занималась, пока нас не было?
  - Представляешь, мы с Леей, Эвой и детьми были в большом стойбище небесных людей! Мы поехали туда на повозке, которая ездит сама, без лошадей, и мчались так быстро, что ничего вокруг невозможно разглядеть. Ох, и натерпелась же я страха! Не пойму, как можно жить в таком шуме и суете? Везде много людей, все куда-то спешат, носятся по земле и по воздуху, кто на таких же повозках, кто на летающих, а кто, и просто, на крыльях или пешком. Правда, Лея свозила нас в одно место, где мне понравилось. Там, в большом лесу, среди деревьев, живут самые разные звери. У каждых своя территория, за которую они не заходят и, поэтому никто ни на кого не охотится. Правда и людям нельзя подходить к ним близко, но все равно, я все смогла рассмотреть. Там мне показалось, что я снова очутилась в нашем старом стойбище, вспомнила, как хорошо мы там жили.
   Вот, а еще мы были в необычном стойбище, где живут только дети. Нет, конечно, и взрослые есть, но их совсем немного. Нашим ребятишкам там очень понравилось. Они катались на таких штуках, ну как их... Адам! Как называются те штуки, на которых Вы катались? - спросила она у пробегающего вместе с Евой и Ра, сына.
  - Качели и карусели! - крикнул, не останавливаясь, Адам.
  - Вот, вот, именно на них, - продолжила Зара, - там вообще все сделано для детей. Они там, как сказала Лея, живут, играют и учатся, под присмотром специальных людей - воспитателей и учителей. Лея поехала туда, потому, что вчера, после того, как Вы с Зейвсом улетели, приходила какая-то женщина и передала Лее, что ей и Дите нужно обязательно побывать там.
  - Интересно! А для чего?
  - Я не знаю. Пока дети играли и катались, Лея куда-то ходила, а потом, когда вернулась, мы сразу же уехали оттуда.
  - Ладно, спасибо! Я сама расспрошу ее.
  - Скажи, Гера, а когда мы поедем домой? Здесь, конечно, хорошо, но среди всех этих непонятных вещей, мне как-то неуютно и немного страшно. Мне очень хочется снова оказаться в нашем доме во Вратах Богов, увидеть наш Евфрат.
  - Точно не знаю. Зевс сказал, что их Великий вождь, Орек, тоже хочет лететь с нами, и ему нужно немного времени, чтобы закончить какие-то дела. Думаю, что еще день - два, не больше.
  - Поскорее бы!
  
  -6-
  
  - Вот и мы, Зейвс! Позволишь войти!
  Зейвс, увидев на пороге Орека, обнял его и пригласил пройти в дом. Вслед за Ореком вошел еще один человек, показавшийся Зейвсу знакомым.
  - Надеюсь, тебе не нужно представлять доктора Вагуса Торма. Вы, кажется, знакомы?
  - Ваг, это Вы! Сколько же лет мы не виделись?
  - Не меньше двадцати, доктор Савоас.
  - Я ужасно рад Вам! И что же вас привело в мой дом?
  - Вот, принял приглашение уважаемого амона Парнаса.
  - Приглашение ко мне?
  - Не совсем так, Зейвс, - вмешался Орек. - я пригласил доктора Торма отправиться вместе с нами на Пангею.
  - Но Ваг! А как же Ваши утверждения, что нам туда никогда не добраться? Что невозможно лететь со скоростью большей, чем скорость света?- шутливо заметил Зейвс.
  - А я и сейчас утверждаю, что это невозможно. Скорость света - наивысшая в природе, дорогой Савоас.
  - Тогда, как же Вы собираетесь попасть на Пангею? До нее больше трех тысяч световых лет.
  - На Вашем корабле, - в тон Зейвсу ответил Вагус.
  - Но он же не может лететь быстрее скорости света? Нам потребуются тысячелетия, чтобы добраться до Пангеи, если придерживаться Вашей логики, дорогой Вагус.
  - Бросьте иронизировать, Зейвс, - обиженно произнес Вагус, я прямо сейчас готов Вам доказать свою правоту. Скорость Вашего корабля ничтожно мала, по сравнению со скоростью света, Вы же, вопреки общепринятой логике действуете от противного - не пытаетесь бесконечно увеличивать скорость движения, а укорачиваете расстояние до искомого объекта. Ну, вроде, как соединяете концы воображаемой ленты длиной в три тысячи световых лет, образуя некое кольцо. И все, что Вам требуется, это со скоростью черепахи, сделать один лишь шаг от одного конца ленты к другому, замкнув это самое кольцо. Вот так, уважаемый профессор!
  -Сдаюсь, Ваг, Вы победили! - рассмеявшись, ответил Зейвс. - А если серьезно, что Вас зовет на Пангею?
  - Есть две причины, Зейвс, - ответил Вагус, усаживаясь в кресло, - во-первых, очень хочется взглянуть на вселенную с другого конца галактики, а во-вторых, по заданию Совета по космоплаванию попробую найти отправную точку отсчета при прокладке маршрутов во вселенной. Сейчас, для каждого объекта приходится высчитывать вектор направления из каждой отправной точки и мощность импульса при переходе в гиперпространство и супергипер. А вы прекрасно знаете, что малейшая погрешность в вычислениях, может привести к непредсказуемым последствиям. Именно поэтому мы пытаемся найти универсальную, что-ли, нулевую точку отсчета, позволяющую определять положение в пространстве без дополнительных расчетов, то есть, своего рода полюс вселенной, ну, или хотя бы нашей галактики. Правда, есть еще кое-что, но об этом пока говорить рано. Вот доберусь до телескопов Вашего звездолета и, если мои предположения подтвердятся, тогда, возможно, сообщу Вам нечто из ряда вон выходящее.
  - Что ж, я только рад, что нашего полку прибыло. У меня, как раз, на Вас Вагус, также есть некоторые виды. Надеюсь, не откажите?
  - И что же Вам понадобилось от меня, Зейвс? Любопытно узнать.
  - Мы затеяли построить на Пангее, что-то, вроде университета или школы для обучения местных жителей и их детей основам различных наук. Мне кажется, что лучше Вас, никто не сможет рассказать им о звездах и планетах и обо всем, что связанно с астрономией. Только Вам придется для этого выучить их язык и ознакомиться с их укладом и образом жизни.
  - Можно попробовать, но только после того, как я закончу основную часть своей работы.
  - На том и договорились! Орек, когда мы, кстати, летим?
  - В общем, я все свои вопросы утряс. Если ты завтра пришлешь ко мне своего пилота для погрузки кое-какого оборудования и снаряжения, то послезавтра утром можем лететь. Правда, есть один не закрытый вопрос. Теперь, в связи с исчезновением Дерика, остается вакантным место директора Института высоких энергий. Советом предложены две кандидатуры на этот пост - Грифта Аркуса и Жила Эрла. Мне поручено довести это до их сведения и, в случае согласия, обеспечить прибытие одного из них по месту назначения.
  Слышавшая весь разговор мужчин, Лея, взвизгнула и побежала сообщать радостную весть Гере и Заре.
  
  
  ***
  
   - Здравствуй Иза! Мы вернулись! Я сейчас на борту звездолета. Со мною Орек, Леда и доктор Вагус. Я когда-то тебе рассказывал о нем. Отсюда мы направляемся в Эдем, где Орек собирается провести небольшое совещание. В связи с этим, у меня к тебе просьба. Ты не могла бы передать Юну, Гефету, Темис и Жилу, просьбу Орека срочно прибыть в Эдем для присутствия на этом совещании.
  - Здравствуй Зейвс! Я рада, что ты вернулся. Как все прошло на Гее? Как Гера?
  - Спасибо. Все в порядке. Гес провел последний курс обследования. С Герой и с Зарой все в норме. Они передают тебе большой привет! И еще мона Эва так же передает тебе и Дите привет. Она просила поцеловать от нее Эос.
  - Спасибо за приветы. Зейвс, а что Ореку здесь понадобилось?
  - Это связано с тем артефактом, о котором я говорил тебе. Из-за него Орек даже оставил свой пост председателя Совета.
  - Вот как? Выходит, что дело серьезное, раз он решился на такое.
  - Да, похоже на то.
  - Какие еще новости ты привез с Геи? И когда тебя ждать у нас?
  - Новости есть, но они скорее касаются Диты, Дона и Гора, а если точнее, то Эос и Ра. Прилечу к Вам, и мы все обсудим на месте. Все, пока! До встречи!
   Закончив разговор с Изой, Зейвс повернулся к Ореку.
  - Ну вот, Иза всех оповестит, как я и говорил тебе, так что мы можем спускаться на планету. Только узнаю у Вага, все ли его устраивает, и можно лететь.
  - Прекрасно, тогда я собираю вещи и жду тебя с твоими дамами на борту флайера.
  С этими словами Орек, поблагодарив дежурную вахту за предоставленный сеанс связи, вышел из рубки. Спустя минуту и Зейвс последовал за ним. Он отправился по бесконечным коридорам и переходам корабля в жилой сектор, где временно разместились женщины и дети. Найдя нужную каюту, Зейвс постучал в дверь и, не дожидаясь ответа, открыл ее.
  - Ну что, Вы готовы? Если да, то берем багаж и на посадку!
  - Мы можем лететь домой? - в один голос воскликнули Гера и Зара. - Наконец-то, хвала богам!
  На лицах женщин засияли радостные улыбки. Только Лея, казалось, была чем-то озабоченна и встревожена, и это не скрылось от глаз Зейвса. Он подхватил два больших контейнера с вещами, вышел из каюты, пропустив женщин вперед. По пути к причалу, Зейвс догнал Лею и пошел с ней рядом.
  - Тебя что-то тревожит, девочка?
  - Я волнуюсь, ведь всего через два месяца начнутся занятия в детском учебном центре, и мне придется покинуть Землю вместе с Ра.
  - Не стоит так переживать из-за этого. Все дети, рано или поздно, должны начинать свое обучение. Через это прошли и Дита и Дон и Гор. Не волнуйся, Ра там будет хорошо, он познакомится с другими детьми и найдет среди них новых друзей. Этот Центр один из лучших на Гее. И тебе вовсе не обязательно надолго покидать Землю. Ты сможешь иногда навещать сына, а на каникулы забирать его с собой.
  - Но почему, почему обязательно на Гею? Неужели ты и твои друзья не могут учить Ра здесь? Ведь Адам и Ева будут обучаться дома?
  - Видишь ли, Лея, твой сын появился на свет на Гее, так же, как и Эос, и он зарегистрирован, как член нашего сообщества, поэтому должен придерживаться наших законов. Уже с момента рождения, для него Департаментом образования, было зарезервировано место в Учебном центре. Тебе еще повезло! Твой сын будет учиться в столице, рядом с нашим домом. Мона Эва будет навещать его. А на выходные забирать домой. Спроси у Диты, каково было ей, когда она училась. Ее центр был далеко, в другом городе, и навещать ее там Иза могла не чаще, чем раз в месяц. А что касается Адама и Евы, то они родились здесь, на Пангее, поэтому будут придерживаться Ваших обычаев и учиться здесь, рядом со своими родителями.
  - Но Адам сын Грифта, а его не забирают на Гею, и оставляют здесь. - Со слезами на глазах сказала Лея.
  - Еще раз повторяю, не важно, что Грифт отец Адама, а я, отец Евы. Они родились здесь, и, значит, являются частью Вашего народа. Так что утри слезы и радуйся, что твой сын, а мой внук, стал совсем большим и вступает в новую жизнь.
  Лея всхлипнула, вытерла рукой слезы и, покачав в знак согласия головой, продолжила путь.
  
  
  ***
  
   Грифт, сидя на повозке, запряженной двумя лошадьми, остановившейся около рощи, вглядывался в небо в ожидании флайра. Рядом с ним, на месте возницы, сидела Илия. Наконец, далеко в небе, показалась темная точка, которая, приближаясь, приняла очертание транспортника. Через несколько минут тарелка флайера, на мгновение, зависнув над поляной, плавно опустилась на грунт. Грифт, спрыгнул с повозки и побежал к кораблю, с которого по опустившемуся трапу стали спускаться пассажиры. Он подхватил на руки Адама и крепко обняв, поцеловал Зару, потом тепло поздоровался с Герой и Зейвсом. Каково же было его удивление, когда по трапу, последними, спустились Орек и Леда.
  - Председатель. И Вы здесь? Вот неожиданность!
  - Во-первых, уже экс-председатель, а во-вторых, что же здесь неожиданного. Я же обещал Вам продолжить нашу беседу, и вот я здесь.- ответил Орек, приветливо улыбаясь.
  - У нас намечено небольшое совещание в Эдеме, - заметил Зейвс, - и твое, Грифт присутствие на нем необходимо. Так что отвези женщин и детей в город, и поспеши присоединиться к нам.
  Зара испуганно посмотрела на Зейвса, потом на Грифта. Зейвс перехватил ее взгляд и добавил:
  - Не беспокойтесь, это ненадолго. Думаю, завтра Грифт сможет вернуться.
  -Мне нужно лететь, - коротко сказал Грифт, обращаясь к Заре, - я быстро.
  - Тогда не будем терять времени, - за всех резюмировал Орек.
  Женщины и дети расселись в повозке, и Илия, натянув поводья, тронула в сторону города, а мужчины поднялись на борт и вскоре флайер взмыл в небо, взяв курс на Эдем.
  - Что наши плазмоиды, Грифт? - поинтересовался Зейвс.
  - Да тут странное дело. В течение трех суток они продолжали висеть над городом, а вчера, точно в тоже время, секунда в секунду, в которое они появились над городом, будто растаяли в воздухе без следа. Аналогичная картина наблюдалась и в остальных местах. Просто мистика какая-то!
  - Не знаю, не уверен, - задумчиво заметил Орек, - похоже, мистикой тут и не пахнет, тут что-то другое, что нам еще предстоит выяснить.
  - Вы считаете, что это явление рукотворное?
  - Во всяком случае, не исключаю такой возможности, и скажу больше, я все больше и больше склоняюсь к мысли, что здесь не обошлось без вмешательства Вашего бывшего шефа, Дерика Киллата, Грифт. Кстати о нем! Вы не догадываетесь, амон Аркус, с какой целью Вы приглашены на наше совещание?
  - Я полагаю, амон Парнас, что это связано с новыми данными по Вашему артефакту.
  - Отчасти, Грифт, только отчасти. Я уже уведомил амона Савоаса о том, что мне поручено от имени Высшего Совета Геи, предложить Вам, в качестве одного из кандидатов, занять пост директора Института Высоких Энергий в Боррее, оставшийся вакантным после странного исчезновения его бывшего руководителя, доктора Дерика Киллата.
  - Признаюсь, неожиданное и весьма лестное предложение, амон Парнас, но, боюсь, я Вас разочарую, и вынужден буду ответить отказом, который я готов мотивировать.
  - Да, я на самом деле, разочарован. На мой взгляд, лучшей кандидатуры, чем Вы, на это место трудно себе представить. Вы много лет проработали с Дериком, были его ближайшим помощником, в курсе всех его проектов, и кому, как не Вам, продолжить эту работу уже в качестве директора центра.
  - Все это так, и не так. Я, действительно, был первым помощником Дерика и, чего греха таить, долгое время считал его своим другом, но круг моих обязанностей в институте ограничивался лишь исследованиями в области энергетики и носил, по большей части, прикладной, чисто технический характер. Большинство же тем, над которыми работал Дерик, оставались и остаются вне поля моей деятельности. И я о них практически ничего не знаю.
  - Раз так, то не могли бы Вы назвать имя человека, ученого, который смог бы по праву занять это место?
  - Если бы это зависело от меня, то я бы назначил директором и научным руководителем Жила Эрла. Хоть он еще и очень молод, но среди его заслуг значится все, что связано с антигравитацией и то, что мы имеем возможность свободно перемещаться через гиперпространство. Жил, вообще, не просто талантливый ученый, он, если хотите, гений. А что касается меня, то я всего лишь исполнитель и не более того.
  - По-моему, Вы излишне самокритичны, Грифт, но, тем не менее, спасибо за откровенность и я очень рад, что мнение Совета совпало с мнением столь уважаемого ученого, как Вы. Дело в том, что вторым кандидатом значился именно Жил Эрл. Думаю, что он должен быть Вам благодарен за столь высокую оценку его деятельности. Кстати, Эрл также приглашен на наше совещание и должен вскоре прибыть в Эдем.
  На этом беседа прекратилась. В салоне повисла тишина. Зейвс склонился к Грифту и шепотом спросил его:
  - Ты это из-за Зары? Таких предложений не делают дважды, Грифт. Подумай хорошо!
  - Послушай Зейвс, все, что я только что сказал, сказано искренне. Это место не для меня и Жил должен его занять по праву. Что же касается Зары... Да, я не хочу покидать ее, даже из-за такого лестного предложения. Пойми, я люблю ее.
  - Ты даже представить не можешь, как я понимаю, - тяжело вздохнув, ответил Зейвс.
  За разговорами не заметили, как флайер опустился на бетонные плиты посадочной площадки в Эдеме. Постепенно Эдем вновь обрел черты центральной базы на Пангее. Оставшийся здесь персонал вел активные исследования планеты. Благодаря организованной волонтерами круглосуточной охране, исчезла первоначальная нервозность среди людей и жизнь в Эдеме вернулась в спокойное, деловое русло. Прямо с борта флайера, прибывшие отправились в административный дом, где их встретил дежурный. Он, уважительно поприветствовал начальство и пригласил располагаться поудобнее. Спустя каких-то двадцать минут, над Эдемом показался еще один флайер, на котором прибыли остальные приглашенные участники совещания.
  - Кажется все в сборе, - сказал Орек, оглядев присутствующих, расположившихся вокруг большого прозрачного стола, - можем приступать.
   Сразу же смолкли голоса людей, спешивших поделиться впечатлениями после длительной разлуки, и все устремили взоры на Орека.
  - Прежде чем приступить к основному вопросу, ради которого я Вас всех собрал здесь, хочу обратиться к нашему молодому коллеге Жилу Эрлу.
  Жил удивленно посмотрел на Орека и встал.
  - Я весь внимания, амон председатель, - заикаясь от волнения, произнес Жил.
  - Так вот, я уполномочен Высшим Советом Геи, сообщить его решение о назначении амона Эрла на должность директора и научного руководителя Института Высоких Энергий в Боррее. Поздравляю Вас!
  Со всех сторон посыпались аплодисменты. Покрасневший и растерянный от неожиданности Жил, продолжал стоять, похоже, еще не совсем осознавая сути произошедшего, и в ответ только невнятно промямлил:
  - Да, конечно, спасибо, но я... не знаю... смогу ли ...
  - Сможете, сможете! Еще как справитесь, но Вам придется срочно отправиться на Гею, чтобы принять полномочия и приступить к своим обязанностям.
  - Да, да, я понимаю, но у меня здесь жена. Как же она? И еще есть кое какая незавершенка.
  - Кто его жена? - нагнувшись к Зейвсу, спросил Орек.
  - Гидрометеоролог Лана Борн, - ответил Зейвс
  - Здесь, на Пангее, есть какие-либо программы, в которых ее участие необходимо?
  - В настоящий момент, нет. Сейчас у нас нет недостатка в специалистах, и ее можно без ущерба для дела, отпустить.
  - Ваша жена может последовать за Вами. Думается, в приполярной Боррее для нее найдется подходящая работа на одной из метеостанций, уже Вашего, института. С этим вопросом решили, а что за незавершенка у Вас тут остается?
  - Дело в том, что в Та-Кемет, мона Иза развернула строительство дворцового комплекса, а я, так уж случилось, изготавливаю для него колонны и скульптуры.
  - Вы-ы? Так Вы еще и художник или, точнее, скульптор?
  - Ну, это так, мое, что ли, увлечение. Позвольте мне закончить начатое, чтобы не расстраивать мону Изу и не останавливать строительство.
  - Хорошо! Но только из уважения к моне Изе! - Шутливо ответил Орек. - Сколько Вам потребуется времени?
  - Ну, хотя бы, неделю...
  - Ладно! Шесть дней и не более! Вы можете прямо сейчас вернуться в Та-Кемет. Я распоряжусь насчет флайера. И запомните - только шесть дней, - продолжая смеяться, повторил Орек.
  Жил вышел из-за стола, попрощался с друзьями и покинул помещение.
  Так, теперь о главном! - возвестил Орек, слегка стукнув кулаком по столу. - Друзья, в прошлый раз мы с Вами прервались на том, что я собирался сделать Вам некое сообщение. Если Вы готовы меня выслушать, я приступаю.
  В комнате повисла тишина.
  - Позволю себе начать с некоторого экскурса в историю, - начал Орек, - не секрет, что история нашей цивилизации - это история войн, межплеменных, междоусобных, межгосударственных и мировых. Причины возникновения войн были самыми различными, это и борьба за территории, религиозные войны, борьба за жизненно-важные ресурсы и борьба за сферы геополитического влияния. Но все они объединялись наличием кровопролития и массовой гибели людей. С развитием науки и технологии, методы ведения войн становились все более изощренными и охватывали все большие массы людей в них вовлеченных. Но самой страшной угрозой для самого существования человечества на Гее, да и собственно, самой жизни на планете, стало появление оружия массового поражения - ядерного и термоядерного. Пять сверхдержав добивались мирового господства путем накапливания ядерных потенциалов. В течение десятилетий наличие у всех у них ядерного оружия являлось своеобразным сдерживающим фактором, предотвращающим прямое военное противостояние. Такое положение весьма шаткого баланса сохранялось достаточно длительное время. С ростом экономических потенциалов, в большинстве государства стала наблюдаться острая нехватка энергоресурсов и продовольствия, и борьба возобновилась с новой силой. В разных регионах планеты вспыхивали локальные военные конфликты, которые все труднее становилось гасить, путем невероятных дипломатических усилий и взаимных уступок. Но, к сожалению, в определенный момент времени, сложилась очень накаленная международная обстановка, готовая взорваться общемировым военным конфликтом. В то время руки военных уже держались на "кнопке", готовые в любой момент начать ядерную войну. К счастью, не все политики оказались ослепленными злобой и ненавистью к потенциальным противникам. Большинству из них хватило разума остановиться и, несмотря на имеющиеся разногласия, сесть за стол переговоров. Политическому руководству противоборствующих сторон было совершенно очевидно, что военное решение спорных вопросов способно привести к полному взаимоуничтожению, в котором победителей не будет. В ходе длительных и весьма бурных переговоров, была выработана своеобразная декларация, устраивающая в той или иной степени все стороны, после чего был принят знаменитый Пакт объединения, основным положением которого являлось полное разоружение и равный доступ для всех к энергоресурсам и недрам планеты. Создан был Высший Совет и расформированы большинство военных подразделений, часть из которых была оставлена для поддержания порядка в виде мобильных сил быстрого реагирования и полицейских подразделений. Ну, а все, что происходило на планете в дальнейшем, известно каждому школьнику. Это, так называемая, официальная версия событий почти шестисотлетней давности. На самом деле, все обстояло несколько иначе. У меня, как исполняющего обязанности председателя высшего органа управления планеты, естественно был и есть доступ к самой засекреченной информации. Так вот, то, что Вам сейчас предстоит услышать, известно лишь самым высокопоставленным членам Высшего Совета. Даже Иза Ривис, которая в течение нескольких лет работала в Совете и была его секретарем, не была ознакомлена с этими документами. Поэтому, я надеюсь, все Вы понимаете, что все, что Вы сейчас услышите, не подлежит распространению и передаче третьим лицам.
   Так вот, на самом деле, лидерами противоборствующих сторон, были отданы соответствующие приказы о ядерных ударах па территориям противников, и "кнопки" были нажаты. Но, по неизвестным по сегодняшний день причинам, ни одна из ракет, оснащенных ядерным боеприпасом, не покинула своих пусковых установок. Этот факт вызвал шок в политических и военных кругах мировых держав. Посыпалась череда расследований, громких отставок, но причина так и осталась не выявленной. Долгое время факт несрабатывания, казалось бы, безупречно отлаженными системами пуска и управления стратегическими ракетными комплексами, эти державы держали в тайне друг от друга, но военные разведки сработали четко, и со временем все тайное стало явным. Все, вышеперечисленные события и привели, в конечном итоге, к подписанию Пакта объединения. А вот расследования причин несостоявшихся пусков привели в тупик. Экспертные и технические органы, проводившие проверки, не выявили никаких, даже малейших неисправностей в пусковых комплексах и системах самих ракет. Все они, после демонтажа ядерных боевых частей, были успешно использованы для выведения на орбиту многочисленных спутников научного назначения и спутников связи.
   С тех пор прошло почти шестьсот лет. Не могу сказать, что нам удалось построить идеальное общество. Конечно, нет. И сейчас наш мир полон противоречий, связанных с социальным неравенством среди населения Геи. Мы так и не смогли полностью искоренить преступность, несмотря на все усилия, но, тем не менее, наши народы вот уже шесть столетий не знают войн, а наука и техника шагнули вперед настолько, что позволили нам провести эту встречу здесь, на Пангее, больше чем за три тысячи световых лет от дома.
   У Вас может возникнуть закономерный вопрос, для чего я все это Вам рассказываю. Дело в том, что уже в те далекие времена, стали появляться предположения о каком-то воздействии извне. Появилось масса различных публикаций о посещениях Геи пришельцами с других планет, но ни одного, сколь-нибудь вразумительного доказательства этой теории так и не было найдено. Сегодня, сопоставляя двадцатилетней давности находку археологами плиты с надписями на Гее, и находку известного Вам артефакта здесь, на Пангее, можно с твердостью сказать, что и в том, и в другом случаях, мы столкнулись со следами пребывания на наших планетах одной и той же инопланетной цивилизации, которая вела и, возможно продолжает вести наблюдение и за нами, и за Пангеянами. Отсюда напрашивается вывод, что это именно они, каким-то образом, вмешались в самом начале военного конфликта на Гее и предотвратили наше самоуничтожение. Более полную картину мы сможем получить тогда, когда, я надеюсь, удастся расшифровать сигналы, излучаемые ядром артефакта и получить доступ к информации в нем заключенной. Как видите, подтвердилась и гипотеза, выдвигаемая многими историками и археологами о том, что текст "Книги книг" был дан пришельцами нашим далеким предкам, в качестве основного свода моральных правил и жизненных постулатов. И это - уже факт неоспоримый. Не так-ли, уважаемая мона Темис?
   Темис, находившаяся под впечатлением от услышанного, продолжала находиться в некотором оцепенении, и, только услышав обращение Орека в свой адрес, смогло вывести ее из этого состояния.
  - Да, амон председатель! - ответила она. - Вы совершенно правы и, как мне кажется, теперь найдутся логические объяснения и многим другим археологическим находкам, происхождение которых оставалось до сегодняшнего дня непонятным и, поэтому причисляемым к наследию неизвестных древних цивилизаций на нашей планете.
  - А я добавлю, - вставила Леда, - что весь текст "Книги книг", которая с тех самых пор, как стала известна человечеству, и являющаяся основным постулатом для всех религий, от ранних языческих, до поздних монокультных, повествующий о деяниях высших существ во благо людей, есть нечто иное, как своеобразная летопись событий, реально происходивших в глубокой древности, изложенный понятным для понимания людей того времени, языком, и, кроме этого, содержащий свод моральных правил поведения человека внутри сообщества себе подобных.
  -Да, да! Десять заповедей! - отозвался Орек. - Это свод моральных и нравственных общечеловеческих норм, по которым жили наши предки, продолжаем жить мы и, теперь понятно, что его же придерживаются и те, кто его нам оставил. Это такие же постулаты, как, к примеру, частота излучения атома водорода, и они являются также универсальными для всех обитаемых миров во вселенной.
  - Это все хорошо! - произнес Зейвс.- Мы получили определенные новые знания о прошлом, но что же дальше?
  - Дальше! - ответил Орек. - Дальше необходимо отыскать здесь, на Пангее, другие свидетельства пребывания инопланетян и происхождения артефакта. Не может быть, что кроме него больше не оставлено никаких следов. И еще, Ваши плазмоиды. Не кажется ли Вам, что между ними и артефактом может быть какая-то связь. Ведь не случайно, что они появились именно сейчас. Нужно попробовать нащупать причинно-следственную связь их появления именно здесь и именно сейчас.
  - Да, эти плазмоиды не дают мне покоя, - отозвался Грифт, - представляете, меня не покидает мысль, что подобное или, по крайней мере, очень похожее явление, я уже где-то видел раньше. Сколько не пытаюсь вспомнить, никак не могу.
  - А вот это важно! Грифт, напряги память, может быть, вспомнив при каких обстоятельствах, ты встречался с аналогичным явлением, мы сможем понять их природу.
  - Ах, жаль, что Жил улетел! Может он смог бы ответить на этот вопрос.
  - Возможно, что он еще здесь. Я что-то не заметил, чтобы взлетал какой-нибудь флайер. Попробую вызвать его на связь, - сказал Зейвс.
  Он достал коммуникатор и дождался ответа Жила.
  - Жил, ты уже улетел?
  - Нет, командор, жду, когда пилоты подготовят флайер.
  - Отлично! Забеги к нам на минутку.
  Спустя пару минут, Жил распахнул дверь и вошел в комнату.
  - Жил, может ты сможешь прояснить мои сомнения. Напомни, если можешь, где я мог наблюдать явления, аналогичные нашим плазмоидам?
  - Да это же так просто, Грифт! Когда мы работали над проблемой моделирования большого взрыва на большом ускорителе, то в качестве побочной реакции появлялись подобные энергетические сгустки. Мы пытались удержать их в стабильном состоянии путем воздействия мощного электромагнитного поля. Под действием этого поля шарообразные энергетические сгустки изменяли свою форму, как бы сжимаясь в виде гантели. В конечном итоге, удержание стабильного состояния холодной плазмы, позволило нам создать термоядерную установку нового типа, над которой ты, Грифт и работал. Как ты мог это забыть?
  Грифт, от досады, стукнул себя ладонью по лбу.
  - Точно! Спасибо Жил, дружище! Вот, память ни к черту! Лишнее доказательство правильности выбора кандидатуры на пост директора института, амон председатель! Жил помнит все и обо всем!
  - Постойте, друзья! Но выходит, что если оба явления имеют схожую природу, то это значит, что для изменения формы от шара к "гантеле", объекты должны были подвергаться действию сильнейшего электромагнитного поля? Ничего подобного в нашем случае не наблюдалось. Я уже говорил, что мы с Нормом попытались приблизиться к одному из них и ничего из этого не вышло. Плазмоид был, как-будто окружен силовым полем. А при попытке произвести замеры того или иного излучения ничего не дали. Он вообще ничего не излучал, - промолвил Зейвс.
  - Зейвс, в этом нет ничего удивительного, - ответил Жил, - созданный, каким-то образом, мощный энергетический барьер, просто не выпускал никакого излучения из зоны своего действия. Загадка не в том, что Вы не смогли зарегистрировать никаких излучений, а в том, за счет какой энергии удерживалось стабильное состояние плазмоидов в атмосфере, и было создано защитное поле. В случае, о котором я Вам рассказал - это было мощнейшее поле, созданное нами искусственно в большом ускорителе, а вот как это происходило здесь - пока необъяснимо.
  - Ну, вот видите, Эрл, вот вам и новая тема для Вашей работы в новом качестве, - резюмировал Орек, - дерзайте! У Вас полный карт-бланш.
  - Да, задачка! Ничего не скажешь! Вот когда приходится пожалеть, что с нами нет доктора Киллата! Он, помнится, очень интересовался в свое время, опытами со сгустками холодной плазмы, - добавил Жил.
  - Вы говорите, что Дерик интересовался этой тематикой? Забавно! А нам с Зейвсом приходила мысль, что именно он может стоять за возникновением этого явления. Как считаете, Эрл, может быть здесь какая-либо связь?
  - Мне трудно судить, амон председатель, доктор Киллат был для всех полнейшей загадкой, и я не исключение. У него не было обыкновения кого - либо посвящать в свои идеи, но время от времени, он, неожиданно для всех, мог подбросить нам, как бы невзначай, ту или иную мысль, на основе которой мы и делали многие из наших открытий.
  - Ах, Дерик, Дерик, что же тобою движет? - В сердцах воскликнул Орек. - Знать бы причины твоего исчезновения, может быть, все загадки разрешились бы сами собой! Но делать нечего, Дерика нет, и нам придется докапываться до истины самостоятельно.
  В дверь помещения, где проходило совещание, постучались. Дождавшись разрешения, в комнату вошел Норм и сообщил, что флайер готов к вылету.
  - Амон председатель, если я Вам больше не нужен, позвольте мне вернуться в Шумер? - обратился к Ореку Грифт.
  - Да, друзья, я больше никого не задерживаю. Вы все можете вернуться к своей работе. А ты, Зейвс, чем собираешься заняться сейчас?
  - Я обещал Изе навестить своих в Та-Кемет. Если ты не против, я отправлюсь туда.
  - Тогда мы с Ледой составим тебе компанию. Мне здесь, В Эдеме, одному делать нечего.
  - Я буду только рад этому, только по пути мы остановимся в Шумере, высадим Грифта и захватим Лею с сыном. Гор мне не простит, если я не сделаю этого.
  
  
  -7-
  
   Повозка медленно катила по пыльной дороге к городу. Илия, правившая лошадьми, искоса поглядывала на сидящую рядом Геру. В самой повозке, дети то и дело затевали шумную возню, и Заре с Леей постоянно приходилось их одергивать. От Илии не скрылось, что в Гере произошла какая-то перемена. Она была вроде бы та же, и в тоже время, какая-то другая.
  - Как Ваша поездка? - спросила женщина Геру.
  - Все хорошо, - односложно ответила Гера, погруженная в собственные мысли, - а что нового здесь, за время моего отсутствия?
  - Арамеи пригнали плоты с древесиной и медной рудой. Мальчишка Фирам все принимает и учитывает. Знаешь, очень толковый парнишка.
  - Что? Арамеи здесь? Давно?
  - Только вчера утром прибыли. Они такие странные, женщины у них ничем не прикрывают грудь и говорят они на непонятном языке. Только их вождь, Джарак, немного говорит по-нашему. Спасибо Гульмешу, а то мы никогда не поняли бы друг друга.
  - Надеюсь, ты их достойно приняла?
  - Я предложила им поселиться в твоем и в моем домах, но они вежливо отказались и разбили стойбище на берегу реки. Они с нетерпением ждут тебя и очень расстроились, что не смогут увидеть Эфхиора.
  - Сейчас немного передохну с дороги и нанесу визит в их стойбище. Нельзя допустить, чтобы они хоть в чем-нибудь держали на нас обиду за плохой прием.
  - Можешь об этом не волноваться. Джарак сказал, что они всем довольны и ждут только тебя, чтобы отпраздновать свадьбу Гайли и Алияра. Родители девушки тоже здесь и уже познакомились с родителями Алияра.
  - Что ж, - грустно ответила Гера, - значит, будем праздновать свадьбу. Что-нибудь еще?
  - Остальное все по-прежнему. Два дня назад стражникам пришлось разнимать драку между Эвулом и Ниратом.
  - Из-за чего дрались?
  - Во время засухи, Нират отдал Эвулу свой надел земли за двенадцать мер зерна. Эвул выдал ему только восемь мер, а остальное пообещал отдать после сбора урожая и, кроме того пообещал дать еще пять мер, если Нират и его семья будет обрабатывать его, Эвула, наделы на нижних полях. Вся семья Нирата все это время честно трудилась в поте лица, а когда подошло время платить, Эвул отдал только четыре меры - те, которые за землю, а пять, которые за работу не отдает.
  - Почему?
  - Говорит, что мало работали, что пять мер стоят большего труда.
  - А ты что?
  - После того, как стражники их разняли, я приказала Эвулу вернуть долг, но он сказал, что будет искать справедливости у тебя, что он старейшина рода и имеет право обращаться лично к Веде.
  - Да, такое право у него есть, но обирать соплеменников, такого права нет ни у кого. Хорошо, я приму и его и Нирата и вынесу свое решение. Можешь передать это им обоим.
   Повозка поравнялась с Вратами богов. Стражники, охранявшие въезд в верхний город почтительно поприветствовали Веду. Гера кивнула головой им в ответ. Добравшись, наконец, до своего дома, Гера с удовольствием окунулась в прохладу его помещения. Казалось бы, прошло каких-то пять дней с тех пор, как она его покинула, но они показались Гере целой вечностью. Она мысленно сравнивала дом Зейвса на Гее и свой собственный, который сейчас показался ей таким маленьким и убогим, а ведь всего несколько лет назад, когда она переселилась сюда из своего шалаша, он казался ей сказочным дворцом. Гера вздохнула и осмотрела свое, запылившееся в дороге платье.
  - Вот когда приходится пожалеть, что у меня нет такой ванной комнаты, как у Зевса, - подумала она. - С каким удовольствием я сейчас окунулась бы в чистую, теплую воду, чтобы смыть с себя эту, въевшуюся в кожу пыль.
  Гера быстро прошла в другую комнату, сбросила с себя запыленное дорожное платье и, порывшись в привезенных с собою вещах, выбрала легкое, почти невесомое светло-голубое платье, подаренное ей вместе с другими нарядами Леей. Надев его, Гера критически осмотрела себя и, оставшись довольной, взяла мягкое, пушистое полотенце и направилась на выход.
  - Ты куда это? - Поинтересовалась Зара.
  - Хочу пойти на реку и искупаться. Я быстро.
  - Что это ты вдруг вздумала? - продолжала Зара.
  - Ты же слышала, здесь Арамеи. Я должна устроить им прием. Как ты считаешь, может ли хозяйка Шумера предстать перед гостями с грязными волосами и немытой кожей?
  - Тогда, может мне сходить с тобой или Лее? Как-то неправильно, если правительница одна, без сопровождения, будет разгуливать по городу.
  - Кого мне тут бояться? Я и раньше везде ходила одна! Ты лучше займись детьми и едой, а я скоро вернусь.
  Гера вышла из дому и легкой походкой пошла к реке. Когда она спускалась вниз, то увидела в стороне стойбище Арамеев, над которым поднимались дымы от костров. Неподалеку, на песчаной отмели, Фирам и еще с десяток мужчин, разбирали плоты, аккуратно складывая бревна на берегу. Гера свернула в другую сторону и пошла вдоль кромки воды туда, где на берегу виднелись заросли камыша. Обойдя топкое место, она, по едва заметной тропинке пробралась к маленькой песчаной отмели, скрытой от посторонних глаз прибрежным камышом. Гера разделась, бережно сложила платье и, потрогав кончиками пальцев ноги воду, не спеша вошла в реку и всем телом погрузилась в нее. Она тщательно вымыла волосы и все тело, немного поплескалась в воде и, решив, что уже достаточно, оглядевшись по сторонам, вышла на берег и спряталась в камышах. Затем она тщательно вытерлась полотенцем, приятно ласкавшим кожу и, с удовлетворением осмотрела себя с головы до ног. Завернув мокрые волосы полотенцем, чтобы не намочить платье, она оделась и, не найдя на что можно присесть не испачкав платья, стоя стала расчесывать костяным гребнем, подаренным ей, когда-то давно, Бором, свои длинные, светлые с золотистым отливом, волосы.
  - Жаль, что не послушала Зару, - подумала Гера, - нужно было позвать с собой Лею, она бы уложила мне волосы в ту красивую прическу. Ладно, этим можно заняться и дома.
  Не снимая с головы полотенца, Гера выбралась из зарослей. Подобрав длинный подол платья, и аккуратно ступая, чтобы не испачкаться, она пошла назад. Поскольку день был в самом разгаре и большинство жителей города либо работали на полях, либо прятались от зноя в своих домах, Гере удалось пройти до дома никем не замеченной. В доме она застала Зару, хлопотавшую у печи и Лею, успевшую вымыть и переодеть детей в чистое.
  - А где Илия?
  - Пошла, проверять, как Фирам справляется с работой.
  - Она обещала вернуться?
  - Сказала, как только закончит, придет к нам на обед.
  -Ну, и хвала богам!
  - Ой, мамочка, какая ты красивая! - в один голос прокричали Лея и Ева.
  - Лея, доченька, могу я попросить тебя придать моим волосам такой же вид, как ты делала в доме Зевса.
  - Давай! А что это ты вдруг решила прихорашиваться? Не припомню, чтобы раньше тебя это интересовало!
  - Твоя мама, молодая, красивая женщина, к тому же царица Шумера, - за Геру ответила Зара, и не пристало ей ходить с растрепанными волосами.
  -Ой, Ой, ой! Всю жизнь ходила, и ничего, а тут вдруг... У тебя что, мужчина появился, для которого ты так стараешься? Может и замуж собралась? Так давно пора! Я тебе сколько раз говорила и бабка Тая уговаривала, а ты только отмахивалась!
  - Да замолчи ты, Лея! Что за глупости? - краснея, ответила Гера. - Просто у нас в городе гости, и я хочу выглядеть, как подобает женщине моего положения.
  Зара незаметно одернула Лею и прошипела, чтобы Гера не услышала:
  - Ты что, с ума сошла, такое говорить? Не видишь что ли, что она влюблена?
  - Влюблена? В кого?
  - В кого, в кого? В Зевса, вот в кого!
  - Да ты что? Но ведь он...
  - Причем тут он. Я говорю о ней. Думаешь, зря она поехала с Зевсом к морю? Не иначе, как у них там что-то было. Я сразу заметила, что Гера вернулась какая-то не такая.
  Лея задумалась. Она вспомнила возвращение матери и Зевса из поездки, но ничего такого, припомнить так и не смогла.
  - Да ну тебя, Зара, что ты все выдумываешь! Тебе показалось. Тем более Зевс...Они ведь с Изой... Нет, нет, это не возможно.
  
  
  ***
  
   Солнце уже клонилось к вечеру, когда, наконец, Зара закончила стряпню, и стала накрывать на стол. В дверь постучали. Зара, не выпуская из рук тарелок, громко крикнула:
  - Илия, входи же! Открыто!
  Каково же было ее удивление, когда вместо Илии на пороге она увидала Грифта, а за ним Зейвса и того важного мужчину, который приходил в дом Зейвса. От неожиданности, Зара чуть не выронила тарелки и, не выпуская их из рук, с радостным криком, бросилась на шею Грифта.
  - Грифт, Зевс, но как... Мы и не ждали!
  - На крики Зары из соседней комнаты выглянули Гера и Лея.
  - Ну, вот, я же говорил, что мы быстро! - весело сказал Зейвс. - Здравствуйте, мона Гера!
  Гера почувствовала, как лицо ее заливается краской. От неожиданности ее бросало то в жар, то в холод, и это было не скрыть от глаз Леи. Она заметила, как разволновалась мать и как, вдруг, она покраснела. Раньше при встрече с Зейвсом, да и со всеми другими, она никогда не выдавала своих эмоций и оставалась подчеркнуто холодной, а сейчас маму как-будто подменили. Она покраснела, как молоденькая девочка, которую первый раз в жизни обнял мужчина.
  - Ой, ой, похоже, в словах Зары есть доля правды, - подумала Лея.
  - Что же Вы стоите! Проходите, разделите с нами трапезу! - Продолжала Зара.
  - Нет, нет, спасибо, Зара, мы только завезли Вам Грифта и должны лететь в Та-Кемет, ответил Зейвс на приглашение, - Лея, собственно мы за тобою и за Ра. Гор ждет Вас с нетерпением и заявил мне, чтобы без тебя я не прилетал.
  - Но как же, Зевс, Вы сразу же покидаете нас? - наконец, преодолев волнение, пробормотала Гера, так не годится, у нас так не принято... Да и Ра должен поесть хотя бы.
  - Не беспокойся, Гера, мальчика мы накормим, а задерживаться нам никак нельзя. Скоро начнет темнеть, а лететь в темноте небезопасно. Так что Лея, собирайся! Обещаю Вам, мона Гера, что скоро вернусь сюда вместе с человеком, который поможет нам построить школу.
  - Раз так, то летите, но я приглашаю Вас всех, всех на свадьбу Гайли и Алияра. К нам уже прибыли Арамеи - родственники Гайли. Пожалуйста, передайте приглашение Изе и Дите. Мне очень хотелось бы повидать их обеих.
  - Спасибо Гера, обязательно передам и обещаю, что мы все будем на свадьбе, а сейчас прости, вынуждены тебя покинуть.
  Лея, наспех собравшись, позвала Ра. Мальчик, ни в какую, не хотел улетать от друзей, но Лея сказала, что его ждет папа и, что скоро он вернется к Адаму и Еве. Мальчику ничего не оставалось, как послушать мать, и он сдался. Зейвс взял внука на руки и, попрощавшись с хозяйками, вышел из дому. К вечеру жара спала и путь до рощи, возле которой приземлился флайер, занял не более получаса. Возле флайера, сидя на ступеньке трапа, Темис ожидала возвращения друзей. Завидев приближающуюся группу, она поспешила к ним навстречу и, поравнявшись, взяла из рук Зевса маленького Ра. Через несколько минут, все уже расположились в салоне на борту корабля и вскоре покинули Шумер.
  
  
  ***
  
   Гера остановилась посреди опустевшей комнаты, продолжая смотреть на закрытую дверь, за которой только что скрылись гости и дочь с внуком. Все произошло так быстро, что женщина не успела опомниться. Только что здесь был Зевс, а она не вымолвила ни слова. Весь день Гера только тем и занималась, что обдумывала слова, которые собиралась сказать Зевсу при встрече, а когда он, так внезапно, появился в ее доме, словно онемела, и не смогла произнести ни звука.
   Зара продолжала хлопотать у стола, убирая теперь уже лишние тарелки, непрерывно причитая:
  - Что же это такое? Влетели, как ветер, не посидели, не поели, и, мало того, ребенку не дали поесть. Все спешат, спешат куда-то, будто не успеют... Вот, понаготовила, а все разъехались... Для кого это все? И Илия где-то запропастилась...
  Гера стояла все в той же позе, не обращая внимания на причитания подруги.
  - Пойду, навещу Арамеев, - сквозь зубы сказала Гера.
  Зара всплеснула руками и вновь затараторила:
  - Куда пойдешь? Сядь, поешь хотя бы. Никуда твои Арамеи не убегут, а то - целый день ничего не ела. Непорядок! Вот, никуда не пущу, пока не поешь!
  - Что-то не хочется. Я пойду, не обижайся. Покорми детей, а если придет Илия, ешьте без меня.
  Гера, несмотря на протесты Зары, вышла из дому и медленно побрела через площадь к месту стойбища Арамеев. Она легко сориентировалась, где искать вождя. Та хижина, перед которой горит большой костер и есть жилище вождя. Так заведено у всех племен, живущих на известных ей, Веде, землях. Со стороны стойбища слышны было звуки множества барабанов, отбивающих ритм, и голоса людей. Судя по всему, там веселились и танцевали.
   Все обитатели стойбища собрались у большого костра. Сегодня был праздник. Именно в этот день родители Алияра, плотник Нисим и его жена Лала, принесли дары родителям Гайли. Девушка, вместе с женихом и родителями, сидела на ложе, застеленном шкурой медведя, по правую руку от Джарака. Сам Джарак расположился на большом валуне, покрытом шкурой большой пятнистой кошки, водившейся в горах на севере. Праздник только начинался. Посреди большого круга, образованного сидящими людьми, отбивая ногами сложный ритм, вторящий барабанам, танцевали юноши и девушки. Нисим и Лала сидели среди зрителей напротив вождя, ожидая, когда он подаст знак, что уже пора подносить дары. Гера, никем не замеченная, прошла между хаотично расставленными на песке хижинами, и остановилась сзади кольца, образованного сидящими на корточках людьми. Она, не привлекая внимания, стала наблюдать за танцующими. Арамеи были в основном люди крепкого телосложения, все поголовно темноволосые, что несколько удивило Геру. Среди Шуми было множество людей как светловолосых, так и темноволосых и даже рыжих, а Арамеи, все до одного - только темноволосые. Больше всего бросались в глаза их женщины. Одеты они были в длинные, грубосплетенные из растительных волокон, юбки, а выше талии на них не было ничего. Длинные, черные как смоль, волосы, у всех были заплетены в косы. Некоторые женщины обладали столь длинными косами, что завязывали их на узел под грудями, тем самым приподнимая их и не давая сильно колыхаться во время танца. На мужчинах были такие же, как и у женщин, но более короткие юбки.
   Кто-то в толпе заметил Геру и указал соплеменникам на нее. По кругу сидящих людей прошел еле слышный ропот. Когда же известие о присутствие на празднике правительницы Шумера докатилось до вождя, Джарак встал, жестом руки призвал всех к тишине и, пройдя через свободную часть поляны, опустился перед Герой на колени, сложив руки ладонями перед лицом, в знак наивысшего почтения. Сидевшие перед Герой люди, расступились, освобождая проход, и ей ничего не оставалось делать, как выйти в круг к вождю. Она подошла к Джараку и жестами попросила его подняться. Джарак встал на ноги, как завороженный глядя на Геру. Он произнес длинную фразу, но, вспомнив, что Гера не понимает его языка, на ломаном шумерском, сильно коверкая слова, поприветствовал Геру. Заметив затруднение вождя, Алияр подошел к нему и, что-то сказав, в ответ на утвердительный кивок Джарака, стал переводить Гере речь Джарака.
  - Я, как и все мои сородичи, польщен тем, что Великая Веда и царица Шумера, почтила своим присутствием наш скромный праздник, - вслед за словами Джарака, начал переводить Алияр, - Ты, царица, своей ослепительной красотой затмила солнце, луну и все звезды на небе. Прошу тебя, будь почетной гостьей на нашем празднике.
  - Благодарю тебя за теплые слова, вождь, и, с удовольствием приму участие в торжестве, - так же пафосно ответила Гера.
  Джарак взял Геру за руку и, проводив ее к костру, усадил на самое почетное место, которое ранее занимал он, а сам сел прямо на песок у ног Геры. Двое юношей арамеев, переглянувшись, подкатили большой валун, а женщина, стоявшая все время за спиной вождя, вынесла из хижины волчью шкуру и накрыла ею валун. Джарак встал с земли и пересел на валун. Оказавшись вновь рядом, он стал пристально рассматривать лицо Геры, что ее сильно смутило. Потом он подозвал Алияра, что-то прошептал ему на ухо и, почтительно сложив руки, снова поклонился Гере.
  - Что он сказал, Алияр?
  - Вождь говорит, что уже видел женщину, столь же прекрасную, с лицом удивительно похожим на лицо царицы, но та женщина назвалась Богиней красоты. И ты, царица, тоже Богиня!
  - Нет, что ты, - ответила Гера, - я не богиня, я обычная женщина и, всего лишь Веда народа Шуми.
  - Я не верю, продолжал Джарак, - только богиня может быть столь ослепительно красива, только у богини могут быть такие прекрасные волосы, и только богини могут быть одеты в столь прекрасные одежды.
  - Ты льстишь мне, вождь,- ответила Гера, густо покраснев и не зная как прекратить этот разговор и перевести его на другую тему, не касающуюся ее персоны. - Давай уже продолжать праздник, вождь! Люди ждут.
  Джарак утвердительно кивнул и хлопнул в ладоши. Тут же вновь зазвучали барабаны, шесть полуобнаженных девушек выскочили в круг и начали пляску в ритм барабанов. Гера во все глаза смотрела на этот завораживающий танец, восхищающий своей первобытной прелестью. Женщины, пританцовывая на кончиках пальцев, обходили круг, одновременно покачивая бедрами и грудями. Даже Гера, несмотря на то, что она женщина, почувствовала возбуждение при виде танцующих красавиц, а что уж говорить о мужчинах. Несколько молодых мужчин выскочили в круг и, повторяя движения женщин, все ближе, и ближе подходили к ним, пока не сошлись вплотную лицом к лицу друг к другу. Не останавливаясь, они продолжали двигаться в такт музыке, стараясь потереться друг об друга. На это Гере уже стало смотреть просто невыносимо. Ей казалось, еще немного, и, танцующие мужчины и женщины сомкнутся в соитии. Возбуждение было настолько сильным, что Гера инстинктивно сжала ноги, не позволяя желанию выйти наружу. Она тяжело дышала, вся раскрасневшись от возбуждения. Внезапно барабаны смолкли и танцующие покинули круг, а им на смену в круг вышла невеста. В отличие от соплеменниц на ее плечи было накинуто покрывало, закрывающее плечи и грудь. Девушка, медленно обходя по кругу, вытанцовывала сложный, все убыстряющийся ритмический рисунок. В такт ее движениям вновь зазвучали барабаны. Гайли уже вертелась, как волчок, и казалось, что ноги ее не касаются земли. Обойдя несколько раз по кругу, она резко остановилась напротив своих родителей, сбросила с себя покрывало, обнажив высокие упругие груди с острыми, торчащими сосками, и расстелила его у ног своих родителей. Гера уже не смотрела ни на Гайли, ни на окружающих. Она, закрыв глаза и тяжело дыша, дошла до крайней точки возбуждения и почувствовала разрядку от наслаждения, какое женщина испытывает при близости с мужчиной. Все тело ее содрогалось от судорог, сердце колотилось, как сумасшедшее, чуть не выпрыгивая из груди. Когда же она пришла в себя, то стала с испугом оглядываться по сторонам, пытаясь уловить по лицам окружавших ее людей, видели ли они, в каком она только что была состоянии. Но, к счастью, все смотрели на завораживающие танцы, и никто не заметил, что произошло с царицей несколько минут назад. Гера готова была сгореть от стыда за свою слабость, но убедившись, что на нее никто не обратил внимания, понемногу успокоилась. Дыхание ее выровнялось, и она продолжила смотреть на разворачивающийся перед ее глазами ритуал. А тем временем Гайли заняла свое место рядом с родителями, и настал черед жениха. Алияр вышел в круг, пересек его и подошел к своим родителям. Нисим и Лала подняли, сложенные сзади дары и, следуя за Алияром, пересекли круг. Они разложили на постеленном покрывале свои дары родителям невесты. Здесь были и нарядные одежды, и глиняная и медная посуда, бронзовый нож и лук со стрелами. Нисим и Лала поклонились и отошли в сторону. Отец Гайли склонился над разложенными дарами, внимательно их рассматривая, и утвердительно кивнул головой. Затем все, то же самое, проделала мать Гайли. И тоже утвердительно кивнула головой. Все вокруг одновременно радостно вскрикнули. Дары приняты и значит скоро быть свадьбе. Четверо юношей вынесли подвешенную на древке большую коровью тушу и, повесив древко над огнем на заранее установленные рогатины, начали его жарить, а четыре женщины из большой бадьи, все это время стоявшей позади хижины, деревянными черпаками зачерпнули находившееся в ней хмельное пойло, и стали обносить его по кругу, угощая всех без исключения. Гере также пришлось сделать глоток-другой. С непривычки у нее начала кружиться голова и, казалось, все вокруг поплыло. На выручку пришла Илия, которая не застав Геру дома, и узнав от Зары, куда она пошла, так же направилась в стойбище Арамеев. И, надо сказать, как раз во время. Женщина сильными руками подняла Геру с валуна, на котором та сидела и, несмотря на протесты вождя, увела ее, объяснив, что царица сегодня проделала долгий путь, очень устала и нуждается в отдыхе.
   Гера шла, поддерживаемая Илией. Ноги ее не слушали, а голова кружилась, точнее ей казалось, что все вокруг кружится вокруг нее.
  - Ты, сумасшедшая, Гера! - отчитывала ее Илия. - Разве можно пить это ужасное пойло, да еще и на пустой желудок. От него даже сильные мужчины валятся с ног.
  - Откуда тебе знать? - Заплетающимся языком пробормотала Гера.
  - Уж мне-то не знать! Когда мой народ жил в стойбище неподалеку от Тигриса, наши женщины собирали растущие там ягоды, которые свисали большими гроздями с вьющихся по камням и деревьям стеблей. Ягоды эти очень сочные и вкусные, но если выдавить из них сок и оставить надолго в плотно закрытой бадье, он превращается в страшный напиток, лишающий людей разума и сбивающий их с ног.
  - Я что, по - твоему, лишилась разума? Не-ет!
  - Если бы выпила еще немного, то точно бы лишилась, а так, проспишься, и утром все будет в порядке.
  -Ты права, подруга! Ужасно хочется спать! Устала, и еще это...
  - Никто тебя не заставлял пить!
  - Я не об этом, я о другом. Ты не представляешь, что было со мной, когда я смотрела на эти дикие пляски Арамеек и Арамеев. Они довели меня до такого состояния. Это блаженство! Никогда не испытывала такого, даже с мужчиной.
  - Это потому, что у тебя давным давно не было мужчины.
  - А вот и не угадала! Был, и совсем недавно, да еще какой мужчина... У-у-у...
  - Похоже, ты уже бредишь. И тебе не стыдно, болтать такое? Давай уже, заходи! - приказала Илия, открыв дверь дома, заталкивая в нее Геру. - И быстро в постель!
  На шум выскочила Зара.
  - Гера, что с тобой? - запричитала Зара, увидев покачивающуюся подругу.
  - Ничего особенного! - ответила за нее Илия. - Она просто выпила слишком много пойла из сока винной ягоды. Уложи ее, скорее в постель, пусть проспится.
   - Да что же это за день такой? - продолжала причитать Зара. - И когда же он только закончится?
  
  
  -8-
  
   - Сколько это может продолжаться, скажи мне Сэл? Мы торчим здесь уже вторую неделю и до сих пор не построили ничего, что могло бы создать хоть сколь- нибудь приемлемые условия для существования. Только и знаем, что днем и ночью без перерыва долбим в скалах туннель. Я, в конце концов, женщина, и имею право на элементарное соблюдение гигиены. Мне надоело обтираться гигиеническими салфетками, и я хочу, всего - то на всего, просто искупаться по- человечески.
  - А ты возьми и задай эти вопросы Дерику! Мне лично, тебе ответить нечего. Я и сам хотел бы знать на них ответы.
  - Уже пыталась, но он и слушать ничего не хочет. Просто отмахивается, как от назойливых насекомых. Сам сутками не вылезает из шахты и нас заставляет копаться в земле, как кротов. Вспомни, что он говорил вначале, что мы построим здесь постоянно действующую базу с развитой инфраструктурой, а что на деле. Да и о каком крупном поселении может идти речь? Посмотри вокруг! Здесь ничего не растет, кроме чахлой травы, нет воды, нет животных. Как тут можно жить? Вспомни Эдем, там и озеро, и река, и плодородные почвы и бесчисленные стада животных. Там у нас никогда не стоял вопрос, что нам есть и пить. А здесь что? Мертвая равнина. Кроме того у нас на исходе запасы питьевой воды и продовольствия. Еще немного и нам нечего будет есть!
  - Ты права! Ведь я не спорю с тобой? Меня и самого беспокоит все это и еще многое другое. Почему нет связи с Зейвсом? Что стало с нашими друзьями, которых мы оставили в долине?
  - Вот, вот! Пойди и спроси все это у Дерика? А вон, кстати, и он!
  - Пойду, и спрошу! - твердым и уверенным тоном сквозь зубы процедил Сэл.
  Он окликнул, проходящего мимо, Дерика.
  - Что тебе, Сэл? Давай не сейчас, я занят!
  - Нет, босс, именно сейчас! Мы больше не хотим ждать и требуем немедленных разъяснений.
  - Хорошо! Только, если не возражаешь, давай поговорим на ходу, чтобы не терять времени. Я слушаю тебя.
  Сел, набравшись духу, выплеснул Дерику все, что уже давно наболело. Последний, в свою очередь, все выслушав, задумался и после короткой паузы ответил.
  - Должен признаться, что за текучкой, я действительно упустил вопросы бытового характера и намерен прямо сейчас кое-что исправить.
  Дерик свернул в сторону платформы, своей громадой высившейся неподалеку. Он поднялся на борт, оставив Сэла ожидать внизу, и нырнул в люк каморки, которую выбрал в качестве своей обители. Спустя минуту он уже спускался вниз, держа в руках компас и лучевую линейку. Ничего не говоря, Дерик проследил за стрелкой компаса и, взяв нужное направление, с помощью луча, ярко-красной нитью прорезающего пространства, быстрым шагом пошел в заданном направлении. Ничего не понимающий Сэл, поспешил следом за ним. Пару раз Дерик останавливался, будто что-то сверяя, и продолжал движение. Пройдя километра два - два с половиной, он остановился возле крупного, вертикально стоящего камня.
  - Здесь! - Коротко сообщил он.
  - Что здесь? - Переспросил Сэл.
  - Скажи Аде, пусть возьмет один из роботов и пробурит здесь скважину глубиной около двухсот метров. С водой проблема будет снята. Что же касается, оставленных нами коллег. Можешь не беспокоиться. Все они благополучно эвакуированы в Эдем и находятся в полной безопасности.
  - Откуда Вам это известно, ведь связь-то до сих пор отсутствует?
  - Уж поверь мне на слово! А совсем скоро, и здесь появятся флайеры с нашими друзьями из Эдема. Нам же необходимо, в самые сжатые сроки, закончить начатое. По моим расчетам, еще неделя, максимум две и реактор будет готов к запуску. Поэтому прошу больше не задавать лишних вопросов и продолжить работу ускоренными темпами. Запомни, от этого зависит, как скоро Вы все сможете вновь, встретится со своими друзьями.
  - Так, ничего и не поняв, Сэл пожал плечами и побрел за Адой и ее роботом.
  - Передай Аде, чтобы не забыла прихватить трубы и запорную арматуру! - вслед ему крикнул Дерик.
   Ада, чертыхаясь и пересыпая проклятиями в адрес Дерика, запустила бур, который легко преодолев верхний мягкий слой грунта, не превышающий полуметра, вгрызся в скальные породы.
  - С чего Дерик взял, что здесь есть вода? - спросила она Сэла, спускаясь из кабины машины.
  - Да я понятия не имею, - ответил тот, - но он заявил это с такой уверенностью. Да и зачем ему блефовать? Без воды пуск реактора просто невозможен.
  - А он что, провидец или экстрасенс? Если здесь действительно есть вода, откуда он смог об этом узнать? Мы, насколько я помню, никаких исследований на этот счет не проводили. Или, может быть, наш босс обладает способностью видеть сквозь землю? Странно все это.
  - Подождем результатов бурения, и станет ясно, морочит нам головы Дерик или на самом деле здесь есть вода. Он так спешит закончить подготовительные работы для пуска реактора, что не стал бы просто так снимать с проходки туннеля лишний робот.
   А что с восстановлением связи? Что-нибудь выходит?
  - Может и вышло бы, если бы не этот идиотский график работы. Поверишь, я буквально падаю под конец смены. Сколько не пыталась заставить себя поработать над этим, ничего не выходит. Я через несколько минут просто засыпаю.
  - Мне это хорошо знакомо. Хоть сейчас, из-за этого бурения, появилась некоторая передышка.
  - Единственный положительный момент с тех пор, как мы здесь. Сначала эти странные свечения, потом плазмоиды, таинственным образом возникшие в воздухе и не менее таинственным образом исчезнувшие. Теперь эта сказка про море воды под нами. А еще заверения, что наших ребят эвакуировали в Эдем. Мне лично все это подозрительно. Сказать честно, у меня давно возникло желание проследить за нашим уважаемым шефом. Интуиция подсказывает, что он нам что-то не договаривает и что-то упорно скрывает.
  - Ну, ты уж совсем! Что за шпионские страсти?
  - Помяни мои слова, Сэл! Здесь, что-то, не чисто и, когда все выяснится, ты сам сможешь в этом убедиться.
  Ада, полностью переложив контроль за работой на автоматику, неспешно побрела к платформе, чтобы хоть немного передохнуть. Сэл поглядел ей вслед, потом недоверчиво взглянул на рокочущую машину и так же ушел отдыхать.
   За трое суток непрерывного бурения было пройдено больше ста восьмидесяти метров. Порода здесь оказалась несколько мягче и, что характерно, слегка влажной. За последними метрами бурения Ада вела непрерывный контроль и не покидала кабины машины. Она даже не заметила приближающихся через голое поле Сэла и Нику.
   - Как дела, Ада? - прокричал, перекрывая голосом шум машины, Сэл.
  Ада выглянула из кабины и ответила:
  - Нормально! Если не произойдет ничего непредвиденного, то к вечеру пройдем отметку двести метров.
  - Тогда мы остаемся здесь, с тобой! Мало ли что, вдруг понадобится помощь!
  Ада утвердительно кивнула головой и крикнула:
  - Сэл! Могу я тебя попросить подвезти сюда магистральные трубы? Они там, на верху платформы!
  - Сделаю! - ответил Сэл и бегом отправился к платформе.
  Пока Сэл, в несколько рейсов, на вездеходе перевозил трубы, бур прошел еще с десяток метров. Порода стала еще податливее, и работа шла все быстрее. Сэл находился на полпути от платформы, когда услышал радостный крик своих спутниц. Обе женщины радостно прыгали возле робота и обнимались, а из-под земли бил мощный фонтан воды.
  С трудом установив запорный вентиль, все трое, в насквозь промокших и перепвчканых комбинезонах, опустились на землю, успевшую пропитаться водой.
  - Похоже, получилось!- устало проговорила Ника.
  - Получилось, - ответила Ада, - и это еще более подозрительно.
  - Это в чем подозрительно?
  - Как в чем? В том, что Дерик и в этот раз оказался прав.
  - Забудь! За то мы теперь можем полноценно помыться.
  - Что да, то да, - задумчиво ответила Ада, - теперь дело за малым, смонтировать трубопровод, но это уже такие мелочи.
   К концу недели, проходку туннеля удалось, наконец, завершить, и приступить к монтажу реактора. Пришлось, в заранее подготовленные траншеи, уложить несколько километров соединительных кабелей. Пока все были заняты их прокладкой снаружи, Дерик один остался в глубине шахты, где сам, ни кому не доверяя, подключал их к реактору. До физического пуска оставалось совсем немного. Трубопровод для подачи воды уже был подключен. Убедившись, что все подключения выполнены, верно, Дерик прошел вглубь тоннеля до самого конца. Здесь он нащупал в основание каменной стены небольшое углубление и, пошарив в нем рукой, извлек свернутый в бухту толстый кабель с металлическим разъемом на конце. Он аккуратно размотал бухту и подсоединил свободный конец к одному из не занятых разъемов на монтажной стойке реактора. Затем, тщательно уложил кабель в подготовленную траншею и засыпал ее породой. Оставшись удовлетворенным выполненной работой, Дерик отряхнул остатки породы с рук и комбинезона, и с чувством исполненного долга, пошел на выход из туннеля. Когда глаза привыкли к яркому дневному свету, он проверил прокладку всех коммуникаций до самой платформы, возле которой столпились его усталые подчиненные в ожидание дальнейших распоряжений.
   При виде приближающегося, Дерика, все смолкли.
  - Что замолчали? А где же Ваше Ура? Поздравляю с окончанием работ! Завтра утром физический пуск, а сейчас всем отдыхать!
  Когда стемнело и усталые люди мирно заснули в тесных каютах платформы, Дерик выглянул из своей каморки. Убедившись, что все спят и ни один звук не нарушает ночной тишины, он, стараясь ступать бесшумно, спустился по трапу вниз, на землю и, еще раз осмотревшись по сторонам, уверенным шагом, свидетельствующим, что маршрут ему хорошо знаком, направился в туда, где громоздились десятки каменных глыб, беспорядочно расположившихся на части плато. Спустя несколько мгновений, другая фигура, словно тень, прокралась к трапу и, стараясь оставаться незамеченной, так же спустилась вниз. При тусклом свете звезд, пробивающихся через редкие облака, она проследовала вслед удаляющемуся Дерику. Тем временем Дерик отыскал нужную глыбу с тесным отверстием у основания и, еще раз оглядевшись, скрылся в нем. Фигура, укрывшаяся за одной из соседних глыб, бесшумно пробралась туда, где только что стоял Дерик.
  Ада, одетая в черный, облегающий тело, костюм, заглянула в отверстие. Где-то, глубоко внизу, сверкнул луч карманного фонаря, а еще через мгновение раздался глухой звук, напоминающий тот, что издают тяжелогруженые вагонетки в шахтах. Звук стих. Ада, превозмогая страх, пролезла в отверстие и, опираясь за стены, спустилась по наклонному туннелю вниз. Очутившись внизу, она обнаружила тускло освещенный проем, за которым начиналась небольшая галерея. Затаив дыхание, она заглянула в проем и тут же отпрянула от него. В конце галереи, спиной к ней, присев на корточки, стоял Дерик. В руках у него был конец длинного кабеля с большим разъемом, который он соединял с каким-то устройством на полу. Ада еще раз выглянула в галерею. Поняв, по распрямляющейся фигуре Дерика, что он свою работу закончил, она бесшумно поднялась по туннелю вверх и, протиснувшись через отверстие, перебежала к соседнему валуну, за которым и спряталась. В ночной тишине вновь послышался гулкий звук, исходящий откуда-то из-под земли и, спустя несколько минут на поверхности показалась фигура Дерика. Он отряхнулся и быстро удалился в сторону платформы. Ада выждала, пока Дерик удалится настолько, чтобы не заметить ее, перевела дух и снова прошмыгнула, низко пригнувшись к земле, к валуну с отверстием. Где-то вдалеке послышались шаги, поднимающегося по трапу человека.
   - Ага, он уже на платформе, - с удовлетворением подумала Ада, - и уверенно вновь пролезла в отверстие. Теперь, уже без страха, она включила фонарь, болтавшийся у нее на поясе, и спустилась по туннелю вниз. Очутившись на площадке, Ада, с удивлением для себя обнаружила, что там, где всего несколько минут назад находился широкий проем, за которым начиналась галерея, теперь была глухая каменная стена. Ада внимательно осмотрела стену. Ничто на ней не выдавало того, что она не являлась единым целым с остальными стенами. Ощупывая холодную, шершавую поверхность камня, Ада, наконец, нашла, что искала - небольшое углубление, всего несколько сантиметров в диаметре, внутри которого поблескивал матовой поверхностью металл.
   - Вот и замочная скважина, - сама себе прошептала Ада, - остается подобрать ключик.
  Она внимательно рассмотрела металлическую, с матовой полировкой, лунку и, решив для себя, что ничего нового уже здесь ей сегодня обнаружить не удастся, повернула назад, к туннелю. Оказавшись на поверхности, Ада, на всякий случай, продолжая соблюдать осторожность, дошла до платформы и, поднявшись по трапу, пробралась в каюту, которую занимала вместе с Никой. Не раздеваясь, она прилегла на импровизированное ложе. Рядом заворочалась спящая Ника.
  - Где тебя носит? - спросила она спросонья подругу.
  - Тише, - прошептала Ада, прикрывая Нике рот рукой, - просыпайся скорее. Я тебе такое расскажу, ты не поверишь.
  Ада с силой встряхнула подругу, пытаясь ее окончательно разбудить. Наконец, ей это удалось. Ника, протирая заспанные глаза, села на постели.
  - Ну что еще? - спросила она зевая.
  Ада поведала подруге все, от начала до конца, о своем ночном приключении.
   Ой, Ада! Я эту сказку о волшебной пещере, открывающейся при помощи волшебного заклинания, слышала еще в детстве. Дай поспать, пожалуйста!
  - Какая сказка! Ты что не слышишь? Я, только что, проследила за доктором Киллатом, и все о чем тебе рассказала, видела своими собственными глазами. Клянусь тебе!
  - Ну, допустим, даже если это и так! Посуди сама, когда Дерик все это мог построить? Все роботы ведь, без остановки работали в туннеле, а он, как тебе известно, находится в нескольких километрах от того места про которое ты говоришь.
  - Какой там построил! Там все выглядит так, будто целую вечность ни один человек и близко туда не подходил.
  - Ты хочешь сказать, что твоя "пещера" построена давным давно и что Дерик знал о ее существовании? Но это же невозможно! Он на Пангее впервые, а до нас здесь не было ни одного геянина. Всего несколько лет назад вообще никто на Гее и не подозревал о самом существовании Пангеи!
  - Все это так, подруга. Но факт остается фактом, и мы должны разгадать эту тайну. Ах, как жаль, что нет связи с Зейвсом. Уж он-то вместе с Грифтом точно докопался бы до истины!
  - Ладно, давай спать! Время покажет, что за всей этой историей кроется. И мой тебе совет: Держи язык за зубами, до тех пор, пока у нас не появится возможность переговорить с глазу на глаз с Зейвсом.
  - Да, в этом ты права!
   Утром, вся группа собралась в рубке платформы, откуда предполагалось произвести пуск реактора. Дерик и Сел заняли свои места за пультом, остальные стояли, столпившись, сзади. Сел нажал на сенсорную панель автодиагностики системы. Все индикаторы показали готовность системы к пуску и лишь один указывал на критически низкий уровень энергии в накопителях платформы.
  - Что будем делать, доктор Киллат? - озабоченно спросил Сэл. - Имеющегося запаса энергии хватит только на одну попытку. В случае неудачи, вся наша работа окажется бессмысленной.
  - Да, положение серьезное, - ответил Дерик, - мы израсходовали слишком много энергии для подзарядки роботов, но я уверен, что все пройдет нормально. В крайнем случае, снимем аккумуляторы с машин и подключим их в цепь.
  - Тогда что, начинаем? - еще раз спросил Сэл.
  - Давай!
  В рубке повисла гробовая тишина, а Сэла, от волнения, пробило холодным потом. Он нервно вытер руки и, задержав на мгновение палец над пусковой кнопкой, нажал ее. Послышался нарастающий гул генераторов. Индикатор пуска реактора дернулся, и медленно начал перемещаться из красной зоны к желтой. Прошло несколько томительно долгих минут, и вот, наконец, преодолена желтая зона, а цвет индикатора начал стремительно зеленеть, до тех пор, пока не достиг насыщенной ярко- зеленой окраски.
  - Есть! - радостно отрапортовал Сэл, физический пуск обеспечен! Есть устойчивая реакция термоядерного синтеза!
  - Я же говорил, а Вы сомневались, - весело ответил Дерик, - можно подключать нагрузку!
  С этими словами он откинул рукоятку предохранителя и нажал большую красную кнопку. Приборы отреагировали моментально и начали указывать на состояние зарядки бортовой энергосистемы.
  - Вот и все, друзья! - торжественно провозгласил Дерик. - Теперь остается только ждать полной зарядки. Всем спасибо!
  Он встал, вышел из-за пульта и, махнув рукой в знак того, что все могут быть свободны. Побрел в свою коморку. У оставшихся в рубке членов группы было приподнятое настроение. У всех, кроме двух женщин, стоявших в стороне от других.
  - Пошли отсюда, - прошептала Ада Нике и, взяв ее за руку, потащила вон из рубки. На палубе Ника с силой вырвала свою руку из цепкой хватки Ады и остановилась.
  - Ты что? - обернувшись, спросила Ада.
  - Послушай, давай успокоимся. Реактор подключен и скоро платформа будет готова к движению.
  - Ника, ты что, до сих пор веришь, что Дерик намерен вернуться в Эдем? Подумай, для чего он подключал какой-то кабель в галерее? У меня, к примеру, тревожное предчувствие.
  - Ты опять за свое! Об этой "пещере"!
  - Скажи честно, Ника, ты что, мне не веришь? Я докажу тебе! Сегодня же ночью пойдем туда, и убедишься сама, что мне все это не приснилось.
  - Ладно, ладно, - пожав плечами, ответила Ника, - сходим.
  
  
  -9-
  
  К Та-Кемет подлетали, когда уже солнце опустилось к горизонту. Норм посадил флайер прямо на каменные плиты площади перед дворцом. Прибывших ожидала стоявшая неподалеку группа людей, среди которых находились все близкие Зейвса и Лана.
  - С прибытием Вас! Как долетели? - Приветствовала Иза.
  Она взяла Ра на руки и поцеловала его, после чего отпустила мальчика к Гору.
  - Привет, дорогая, - за всех ответил Зейвс, - все нормально!
  - Кого я вижу? Орек, ты ли это? Какими судьбами? - Воскликнула Иза, увидев среди прибывших своего бывшего босса.
  - Здравствуй Иза! Как видишь, это я собственной персоной! Вот, соскучился по своей бывшей помощнице и прилетел повидаться! Я смотрю, ты тут развернулась со свойственным тебе размахом! - Указывая на дворец, ответил Орек.
  - Что есть, то есть! - Не без гордости ответила Иза. - Стараюсь, стараюсь, а кое - кому, все мои старания безразличны. - Добавила она, бросив многозначительный взгляд в сторону Зейвса.
  - Но это вовсе не так!- отпарировал Зейвс. - Просто обстоятельства вынуждали...
  - Да знаю я эти обстоятельства! И как их зовут, тоже знаю!
  - Иза, прекрати, прошу тебя. Ты опять за свое. Хоть постеснялась бы...
  - Узнаю семейку Савоас, со смехом вмешался Орек, разряжая обстановку, - Вы, как обычно, когда вдалеке друг от друга, ждете, не дождетесь встречи, а как встречаетесь, так начинаете ругаться. Хватит уже!
  Иза смутилась, поняв, что переборщила и, обняв Темис, как ни в чем не бывало, перевела разговор на другую тему.
  - Тут твой все справлялся, когда вернется царица его сердца.
  Темис покраснела.
  - Чего это он мой? Мы просто друзья с Амхепом.
  - Ага, хороша дружба по ночам в постели!
  - Иза, что с тобой? - вновь вмешался Зейвс. - Ты, как будто с цепи сорвалась. Всех пытаешься зацепить своими колкостями. Ну, что ты напала на бедную Темис, и вогнала ее в краску.
  - Прости, Тем, я не хотела тебя обидеть, - извинилась Иза, - просто, назначив Амхепа фараоном, на мой взгляд, ты совершила ошибку. Мямля он какой-то, чего не скажешь о его сестрице. Вот кто истинный фараон. У этой девочки крепкая хватка и она способна поставить на место любого. Только дай ее волю.
  - Мама, ну что ты всех "грузишь", вместо того, чтобы пригласить в дом, - прервала Изу Дита, - мы с Ланой все приготовили, накрыли праздничный стол, а ты, не дав им спуститься с трапа, начала забрасывать своими проблемами.
  - Да, конечно, что же мы стоим! Прошу всех во дворец! - прислушавшись к словам Диты, пригласила Иза.
  По пути, Жил, обняв жену, сообщил ей о своем назначении. Лана сразу погрустнела. Дита, шедшая с дочерью, рядом с Темис. Заметила перемену настроения подруги. Она догнала Лану и спросила:
  - Что с тобой? На тебе лица нет.
  - Нам с Жилом придется Вас, вскоре, покинуть. Его назначили директором Института, и мы вынуждены будем вернуться на Гею.
  - Так чего же ты расстраиваешься? Надо радоваться!
  - Вот я и радуюсь, - чуть не плача ответила Лана.
  Зейвс, оказавшийся невольным свидетелем разговора между Дитой и Ланой, заметил:
  - Тебе, дочка вместе с Леей и детьми, также предстоит вернуться на Гею. Пусть Лея тебе обо всем расскажет сама.
  - Эй, Лея, чего это нам вдруг возвращаться на Гею? - уже с некоторыми нотками тревоги, спросила Дита.
  Лея, грустно рассказала о визите инспектора и о своей поездке в детский центр.
  - Ну, вот, была такая отличная команда, а теперь все вынуждены разлетаться. Все настроение испортили, - пробормотала Дита.
   Так, делясь новостями, дошли до дворца. Здесь, посреди большого зала, стоял накрытый стол. Все, и старожилы, и вновь прибывшие, расселись вокруг него. Темис подсела к Дите и прошептала ей на ухо:
  - Слушай, Ди, мы ведь подруги?
  - Ну, конечно. А почему ты об этом спрашиваешь?
  - Раз мы подруги, помоги мне.
  - Да все, что угодно. Тем!
  - Слушай, ты ведь должна лететь на Гею. Можешь придумать какой-нибудь повод, чтобы и я улетела с тобой и Леей?
  - Ну и дела! Ты же так рвалась на Пангею и вдруг... Что случилось-то?
  - Ты только поклянись, что никому не скажешь!
  - Клянусь! Да говори же скорее. Я сгораю от любопытства.
  - Ди, я беременна, и хочу, чтобы мой ребенок появился на свет на Гее.
  - Вот новость, так новость! А как же твой, красавчик, Амхеп? Он что, не хочет этого ребенка?
  - Хочет, не хочет... Какая разница! Он вообще ничего не знает.
  - Как? Ты не сказала Амхепу, что он скоро станет отцом?
  - Не сказала и не скажу. Поэтому и хочу вернуться домой. Ты не подумай, я действительно люблю этого парня, и он тоже меня любит, но я боюсь, что если ребенок родится здесь, то когда нам всем придется вернуться домой, он не захочет его мне отдать. Ты даже не представляешь, какие у них здесь обычаи. Тут женщина является собственностью мужчины, его вещью и не имеет права голоса.
  - Да, дела! А мне показалось, что Амхеп такой мягкий, нежный.
  - Он то, да, а вот его сестра, и особенно мать... Они точно заставят его поступить согласно своим обычаям. Нет, они ко мне очень хорошо относятся, даже почитают, как богиню и, как мне кажется, немного побаиваются, но ребенок... Лучше пусть он родится на Гее и станет гражданином Геи. Я почему-то уверенна, что родится мальчик, и знаешь, я уже даже имя ему придумала. Я назову его Осирис, что на языке кеми значит сын земли и неба. Правда, здорово? А Амхепу я сообщу о нем когда-нибудь потом.
  - Ох, Тем, я тебя не узнаю. Ты такая бойкая и бесстрашная и вдруг... Ладно, подруга, что-нибудь придумаем, как тебя вытащить отсюда на Гею, обещаю.
  Темис нежно обняла Диту в знак признательности и вместе со всеми приступила к ужину.
  После ужина Дита и Лея увели детей, чтобы уложить их спать, а Иза с гордостью, стала показывать гостям свое творение.
  - Ты, что же, собираешься в этом дворце устроить собственную резиденцию? - спросил Орек, оценивая великолепное убранство залов и комнат дворца.
  - Нет, Орек, что ты! Я затеяла все это для того, чтобы объединить поселения Кеми во что-то подобное государству, примерно так, как это сделали у себя Шуми.
  - Но у Шуми нет полноценного государства, дорогая, - возразил Зейвс.
  - У них на лицо все признаки государства, милый, - ответила Иза, - такие, как верховная власть Веды, наличие религиозного лидера, а также имеется городская стража со своим начальником, подчиняющимся непосредственно Веде. Разве не так? А, кроме того, уже проявляются некие классовые различия с неизбежным впоследствии, дальнейшим расслоением общества. Здесь, до сих пор, не было единого лидера, кроме деревенских старост, выбираемых населением, за то на лицо достаточно глубокое расслоение общества. Сестра Амхепа, Маат, рассказала мне, что в некоторых больших поселениях, люди, попавшие в долговую зависимость от других людей, вынуждены работать на них, то есть фактически превращаются в рабов. Поверьте мне, вот Темис не даст соврать, что это уже признаки раннего рабовладельчества. То же самое ожидает и Шуми в недалеком будущем.
  - В чем-то ты, конечно права, Иза, но что касается Шуми, то в их обществе ничего подобного не замечается.
  - Ты, Зейвс, просто не хочешь этого замечать, идеализируя свою Геру, а на самом деле, разве Арамеи фактически не являются рабами Шуми.
  - Иза, ты снова! Сколько раз тебе объяснять, что Гера никакая не моя, и что именно ты пошла на эксперимент с ее беременностью. Разве это не твоя была инициатива?
  - Это была всего лишь сделка. Я заботилась о судьбе своего сына, потому и пошла на это.
  - Я тоже забочусь о судьбе своего сына и, так же, как и ты пошел на сделку с женой нашего сына, пообещав ей сделать ее мать бессмертной, так же, как и ранее сделал это для нее. Так в чем разница, дорогая?
  Не найдя, что ответить, Иза вернулась к теме построения государства в Та-Кемет.
  - Извините за отступление, так вот этот дворец предназначен для фараона и его семьи. Отсюда будет осуществляться центральная власть во всей стране Кеми, а я, на какое-то время, останусь лишь советником фараона и не более.
  - А ты не находишь, Иза, что это, не что иное, как прямое вмешательство в ход естественного исторического развития Кеми? - заметил Орек.
  - Мы уже вмешались в Шумере, почему бы не вмешаться и здесь? Да и в чем вмешательство? Мы всего лишь подталкиваем то, что и без нас уже налицо и там и здесь. Кроме того, есть и объективная причина для создания здесь централизованного государства. Это защита поселений Кеми от набегов темнокожих племен Нуб из страны Куш. Нам самим пришлось столкнуться с этими воинственным народом, когда мы предприняли вылазку туда за золотом, необходимым нам для позолоты интерьеров этого дворца. Люди эти хорошо организованы, имеют очень развитую систему коммуникаций и связи между отдельными племенами посредством сигналов, передаваемых с помощью барабанов. А самородное золото или, как они его называют, "нуб", для них является священным и охраняется от чужаков всеми доступными им средствами, вплоть до военных. Сами же они часто совершают набеги на приграничные поселения Кеми, грабят их, уводят женщин, превращая их в наложниц, а здоровых, крепких мужчин, заставляют работать на серебро и золотодобывающих рудниках. Эта деревня так же подвергалась нападениям из страны Куш, но много лет назад, когда здешнее население выбрало старостой отца Амхепа и Маат, он заключил своеобразный договор с соседями, по которому границей определили то место, где течение Нила преграждают пороги. Оба народа договорились не переходить ее и там же стали встречаться для меновой торговли. Кеми каждый год привозили к порогам обработанные волокна особого сорта льна, из которого они изготавливают ткани для одежды и который произрастает только в долине Нила, а из Куш доставляются изделия из самородного серебра и, различная домашняя утварь. Такой порядок существовал до тех пор, пока Эшур с сыновьями не захватил власть в деревне. Они напали на торговцев из Куш, отобрав у них товар и, с тех пор вновь вспыхнула старая вражда. Когда мы, на легком флайере, прибыли в Куш за золотом, то подверглись нападению со стороны Нуб и, кто знает, чем бы закончилась наша вылазка, если бы не лучевое оружие и крылья, которые напугали темнокожих. Но даже это не смогло заставить их разрешить нам взять немного золота с рудника. При попытке завладеть золотом, мы были атакованы копьями и дротиками. Кстати, среди подобранных дротиков, оказался даже один с железным наконечником, судя по всему, из метеоритного железа. Пришлось немного усмирить пыл темнокожих воинов. Золото мы, все-таки, взяли, но теперь над этой и другими деревнями нависла угроза нападения с юга. Поэтому я и решила создать в Та-Кемет сильное государство с постоянно действующими вооруженными отрядами.
  - Иза, ты что натворила! Ты, из-за золота, фактически спровоцировала вооруженный конфликт между племенами! - возмущенно воскликнул Зейвс. - Кто тебя уполномочивал?
  - Успокойся, Зейвс, ничего я не провоцировала. С тех пор, как Эшур напал на темнокожих из страны Куш, те, в ответ, уже неоднократно нападали на поселения Кеми и то, что мы применили силу, неведомую и пугающую своей мощью, наоборот несколько присмирило соседей. Некоторые, самые ретивые из них, еще долго будут залечивать раны от наших лучей, а уж запомнят, так, наверняка, на всю оставшуюся жизнь. После этого инцидента, мы еще несколько раз посещали Куш. Местные жители, завидев наши крылатые фигуры, прятались от страха. Я же уже упоминала, что у них хорошо налаженные средства связи и, после нашей с ними стычки, весть о крылатых "духах" извергающих "молнии", моментально разнеслась по всей стране. Похоже, нас, вот уже в который раз, обожествили, и это сыграло нам на руку. Мы получили уникальную возможность, не пересекаясь с местным населением, изучить их нравы, обычаи и образ жизни. Хотите знать, что служит им неким денежным эквивалентом? Думаете золото? Ничего подобного! Золото - это всего лишь культовый металл, которому они поклоняются, а "валютой" является крупный рогатый скот. Дело в том, что племена Куш, которые, кстати, называют себя Нуб, ассоциируя себя со священным металлом, являются скотоводами и мерилом богатства среди них считается наличие и количество голов скота. На обширных равнинах, вплоть до большого озера в центре материка, они пасут бесчисленные стада коров и быков, а вот о земледелии не имеют ни малейшего понятия. При всем при этом, они, с искусным мастерством, обрабатывают золото и серебро, но не имеют понятия ни о меди и, тем более, бронзе.
  - Иза, я поражен! - воскликнул Зейвс. - Когда ты все это успела, причем, не поставив меня в известность?
  - Пока ты, дорогой, прятался от дождей в Шумере, под боком у Геры, я, как назначенная тобою же руководителем здешней базы, приняла ряд самостоятельных решений. Да я ведь, кажется, сообщала тебе о том, что Ола с группой отправилась вглубь континента с целью изучения животного мира этой части Пангеи. Собственно, это она первой, натолкнулась на племена Нуб, правда, не вступая с ними в контакт. А, вообще-то, все началось с золотой фигурки в виде головы льва, которую я увидела случайно на шее у Маат. Рассказанная ею история происхождения этой фигурки, натолкнула меня на мысль, отделать позолотой интерьеры дворца.
  - Ну, Орек, теперь видишь сам, как можно руководить экспедицией, когда собственная жена, вытворяет такое? - В сердцах воскликнул Зейвс.
  Ха-ха-ха! - рассмеялся Орек в ответ на эмоциональную реплику Зейвса. - Узнаю прежнюю Изу Ривис! Вот, точно так же, она принимала, на первый взгляд, неоднозначные решения, будучи ответственным секретарем Высшего Совета, что, признаться, иногда доставляло мне массу хлопот! Но тут, как говорится, победителей не судят! Зейвс, я не перестаю восхищаться твоей женой и, почти уверен, что все ею предпринятое, в конечном итоге, пойдет нам только на пользу.
  - Спасибо, Орек! - сказала Иза, обращаясь к нему. - Ты один всегда понимал и поддерживал меня. Знай, я это очень высоко ценю!
  - Ну, вот и ты Орек, туда же, - обиженно пробурчал Зейвс, что вновь вызвало дружный смех за столом.
  - Кстати, друзья! У меня тоже есть намерения совершить путешествие по Пангее! - уже серьезным тоном сообщил Орек. - Хочу посетить то место, где мне в руки попал известный Вам артефакт и подробно расспросить вождя местного племени о его происхождении. Кто знает, может быть, эта беседа позволит нам приоткрыть завесу тайны этого предмета. Так что, если кто-либо из Вас пожелает присоединиться к нам с Ледой, милости, как говорится, просим.
  - Орек, ты совершенно правильно и очень вовремя, затронул эту тему. - Ответил Зейвс. - За текущими делами, мы совершенно упустили из виду, что где-то, на просторах далекого юго-западного континента, находятся наши товарищи, оставшиеся с Дериком, и наш долг отыскать их. Я поддерживаю инициативу моего друга Орека Парнаса и готов составить ему компанию. Кто с нами?
  -О, это без меня! - категорично ответила Иза. - У меня еще здесь полно дел. Нужно, во-первых, завершить строительство, а во-вторых, я уже сообщила о своих намерениях создать государство Та-Кемет.
  - Прости, папа, но мы с Доном также остаемся здесь. Раз уж нашим женам с детьми в скором времени придется вернуться на Гею, то нам хотелось бы остаток времени провести вместе. Так ведь, Дон? - извинительным тоном сказал Гор.
  - Да, док, уж извините, правильно будет, если мы останемся в Та-Кемет и используем время для своих семей, а заодно поможем моне Изе. Но у меня есть предложение! На днях заканчивается очередная вахта у моих родителей. Не пригласить ли Вам их. Заодно они хоть немного развеются. Тем более что мама уже бывала в тех краях и просто мечтает снова там оказаться. Кроме того, у Вас будет лучший пилот нашего космофлота в лице моего отца.
  - Спасибо, Дон, я обязательно воспользуюсь твоим предложением. Антис и Нида, надеюсь, не откажутся. Ну, а Вы. Друзья? - обратился Зейвс к остальным присутствующим. - Что касается Жила и Ланы, я даже не спрашиваю. Вы тоже покидаете нас, к сожалению.
   Жил только кивнул в ответ, а у Ланы в глазах навернулись слезы. За то Юн и Гефет выразили полную готовность отправиться в новую экспедицию.
  - Вот и отлично! - Резюмировал Зейвс. - Славная подобралась команда. Дождемся Антиса с Нидой, и в путь. Темис, а что ты отмалчиваешься? Тебе разве, как историку, не интересно ознакомиться с культурой народов, населяющих юго-западный континент?
  - Я... да, конечно... - рассеянно ответила девушка, - а это надолго? Мне хотелось бы вернуться сюда, чтобы попрощаться с Дитой перед ее возвращением на Гею.
  - Думаю, этот вопрос мы решим. Так ты с нами?
  - Я подумаю и дам Вам ответ завтра. Хорошо, Зейвс?
  - Хорошо! - Не без удивления ответил он, а про себя отметил, - странно, обычно она в первых рядах со свойственной ее характеру жаждой приключений, и вдруг какие-то сомнения, неуверенность.
  Разошлись далеко за полночь. Зейвс, оказавшись в палатке наедине с Изой, молча, разделся и лег в постель. Он чувствовал страшную усталость после долгого и насыщенного событиями дня, а Иза, перед тем как лечь, резко повернулась к нему и, вопросительно взглянув прямо в глаза, спросила.
  - У тебя что-то было с Герой? Я чувствую это!
  - О чем ты? Тут, совсем другое. Я был с нею на побережье, в нашем домике.
  - Я так и знала! - чуть не плача воскликнула Иза.
  - Да нет же, ты все не правильно поняла! Я только хотел показать ей, почему она так мне дорога, что глядя на нее, я вспоминаю о другой. И там, действительно кое-что произошло. Что-то непостижимое, не укладывающееся в сознании.
  - Ты... ты спал с ней? Я понимаю... я помню, каких усилий стоило мне, чтобы завоевать тебя. И я всегда знала, что для тебя я всегда буду второй, но одно дело делить любимого человека с воспоминаниями, а другое - с живой женщиной. Я так тебе скажу, мы много лет вместе и, естественно, наши отношения потеряли былую остроту. Все, что нас объединяет - это наши дети и взаимное уважение. Заметь, я не говорю о любви. Так давай сохраним хотя бы внешне это положение. Если ты захочешь быть с Герой, я не стану этому препятствовать, но для всех мы останемся мужем и женой.
  -Ну, что ты мелешь, Иза? Я о другом, - уклончиво ответил Зейвс, - представляешь, Гера, которая оказалась впервые не только на побережье, но и вообще на Гее, в мельчайших деталях, вдруг, рассказала мне в подробностях, что находится в окрестностях нашего дома. Причем, ни при каких обстоятельствах, что - либо видеть или слышать об этом, она никак не могла. Это заставило меня задуматься о, казалось бы, совершенно невозможной какой-то связи между нашими мирами.
  - Но ты так заботишься о Гере! Даже даровал ей бессмертие! Не для того ли, чтобы сохранить для себя ее молодость и красоту?
  - Хм, бессмертие! Дай мне слово, что сохранишь в тайне то, что я сейчас расскажу тебе!
  Иза испуганно посмотрела на мужа, утвердительно кивнув головой.
  - Я не должен был этого говорить. Это абсолютно засекреченная информация, но учитывая сложившиеся обстоятельства... Короче, работая вместе с Гесом над проблемой восстановления репродуктивности, нами было обнаружено, что наши лекарственные препараты не подавляют полностью ген старения, а лишь сильно затормаживают его действие. Гес мне об этом намекал еще при нашей первой встрече на Джус-Промо. Тогда я счел его не вполне адекватным стариком. А вот в ходе наших исследований все это нашло полное подтверждение. Мы не бессмертны. Старение клеток наших организмов замедленно в тысячи, а может быть и в десятки тысяч раз, но, тем не менее, оно продолжается. Наши организмы, подвергавшиеся воздействию генных изменений в течение нескольких поколений, подвержены этому в меньшей степени, а организмы Геры, Леи и Зары, ставших на первичной фазе действия препаратов - в гораздо большей. Доказательством тому являются Эва и Гес. Раньше я считал, что их внешние проявления возраста обусловлены тем, что применять препараты они начали уже, будучи в достаточно пожилом возрасте, который и зафиксировался вместе с их внешностью. На самом деле оказалось, что в момент начала приема препарата, оба они были еще совсем молодыми людьми, но по прошествии двухсот с лишним лет, они сильно постарели, как мы видим. Это еще связанно и с тем, что ими был пройден только лишь однократный цикл воздействия генных изменений. У нас с тобой, а тем более, у наших детей, являющихся продуктом воздействия препарата в нескольких поколениях, процесс старения протекает на несколько порядков медленнее. Кроме того, побочным эффектом от воздействия препарата, особенно ярко выражено при первичном его приеме, является некоторое омоложение всех клеток и, соответственно функций организма, причем, чем в более зрелый возраст пациента, тем сильнее этот эффект. Я воочию убедился в этом на примере наших пангеянок. Если на Лее это никак не отразилось, то на Заре уже вполне заметно, а Гера вообще, как будто лет на десять помолодела. Ты сама сможешь в этом убедиться, когда их увидишь. Да, кстати, совсем забыл, мы все приглашены на свадьбу Шумера Алияра и Арамейки Гайли. Тебе, Иза, и Дите, Гера просила передать ее персональные приглашения. Но я отвлекся! Исходя из этого, если бы Эва и Гес начали бы принимать препараты в пожилом возрасте, то на лицо должен был бы проявиться эффект значительного омолаживания всего организма с фиксированием нового внешнего проявления возрастных изменений, а они, как видишь, напротив, сильно постарели. Так вот, что касается бессмертия! Наши пангеянки будут оставаться такими, как сейчас, если будут находиться под постоянным строго периодическим воздействием препаратов. Только в этом случае гарантируется необратимость процесса. Как только прием препаратов прекратится, ген старения постепенно, шаг за шагом, начнет отвоевывать утраченные позиции и, естественно со временем, наши пациентки состарятся и умрут. Я вовсе не имею в виду, что их жизнь будет также коротка, как у их соплеменников. Возможно, они проживут двести, триста, а может быть и все пятьсот лет. Точно этого сказать не может никто.
  - Постой, а как же дети: Ра, Ева, Адам?
  - К сожалению, дорогая, у нас пока нет никакого опыта наблюдений за детьми от смешанных браков и, поэтому заранее ничего предсказать не возможно.
  - Но ведь смогли же Вы справиться с проблемой рождаемости на Гее, значит, справитесь и с этим?
  - Видишь ли, нам, конечно, многое удалось, но ты же сама знаешь, что хоть из ста случаев девяносто, сейчас заканчиваются появлением на свет здоровых детей, получается это не без вмешательства извне. И это вмешательство достаточно сложное и очень дорогостоящее, а, следовательно, доступно далеко не всем и не везде. Гес продолжает работать над тем, чтобы зачатие проходило естественным путем без медикаментозного и иного вмешательства. Поэтому наша проблема решена пока не полностью и, именно по этой причине все результаты нашей работы стали строго засекреченными, чтобы не будоражить общественное мнение. А что до твоих подозрений по поводу моих отношений с Герой, мне действительно приятно находиться рядом с ней, но не потому, что я испытываю именно к ней какие-то особые чувства, а потому, что подсознательно я вижу в ней другую. Ты прекрасно знаешь, что я никогда не забывал и не забуду Айду и никогда не перестану ее любить. Об этом мы с тобой договорились в самом начале наших отношений, и давай не будем больше возвращаться к этой теме, особенно в присутствии посторонних.
  - Да, да. Хорошо, - задумчиво ответила Иза, - но ты сказал, что без приема препаратов, все три женщины-пангеянки состарятся, а как же мы? Мы ведь не принимаем, уже не в одном поколении, никаких препаратов?
  - Вся штука и вся сложность решения вопроса с полным восстановлением функции репродуктивности, как раз и состоит в том, что спустя несколько поколений, нашими организмами стали самостоятельно синтезироваться вещества, по структуре и свойствам, схожие с искусственно созданными нами препаратами и вбрасываться в кровь, по мере, ставшей уже естественной, потребности организма. Это все-равно, как эффект привыкания человека к наркотическим или иным психотропным препаратам, своеобразная зависимость. И, как только нужные элементы перестали подаваться в организм извне, он тут же чутко среагировал и начал сам их вырабатывать.
  - Да! Как много, и, оказывается, еще так мало, мы знаем о скрытых возможностях человеческого организма. Помнишь, когда-то давно, когда твои усилия чуть не зашли в тупик, ты высказал мысль, что все секреты, возможно, кроются в неизведанных функциях нашего мозга. Ведь именно оттуда поступают все команды остальным органам. Как думаешь, не стоит ли вернуться к этой теме и попытаться ее объединить с той, которой занимаетесь Вы с Гесом?
  - Может быть, может быть! Нельзя решить какую-либо задачу, вырывая ее из общего контекста. Я передам с Дитой эту мысль Гесу. Думаю, он согласится с ней и привлечет к работе нужных специалистов. Ну, а сейчас, хватит об этом. Уже поздно. Давай спать.
  
  ***
  
   - Темис, моя богиня, ты вернулась ко мне! Не будь же так холодна к своему рабу! Позволь бедному Амхепу поцеловать твои руки. Я умирал от разлуки, от своей любви к тебе!
  - Хватит, Амхеп! Встань с колен и выслушай меня! - Властным, холодным голосом приказала она молодому человеку.
  - Но, Темис, мое место у твоих ног!
  - Хватит, я сказала, поднимись и сядь рядом!
  Юноша поднялся, не смея ослушаться свою госпожу и не смея смотреть ей в глаза.
  - Амхеп! Знаешь ли ты, что Изида, могущественнейшая из богинь, сомневается в правильности своего выбора, назвав тебя фараоном и властелином всей Та-Кемет? Я не потерплю, чтобы мой избранник оказался отвергнутым милостью богов и требую от тебя проявить свою силу, волю и власть над Кеми, иначе я не смогу более покровительствовать тебе и твоей семье и оказывать тебе свою благосклонность, разделяя с тобой ложе.
  -Но, моя богиня, моя госпожа, я всего лишь бедный рыбак и не способен повелевать целым народом.
  - А как же твой отец! Он был достойным правителем твоей деревни и был известен и уважаем по всей Та-Кемет и даже за ее пределами, в стране Куш. Будь же достойным его памяти. Я уверена, сейчас он смотрит на тебя из страны духов и ему стыдно за своего сына. Ты уже смог доказать, что достоин столь высокого положения, отомстив за смерть отца его убийце, так будь же тверд и последователен, прими священный посох власти в свои руки и подчини ему всю Та-Кемет.
  - Я не он, моя богиня! Я не унаследовал от отца ни его силы, ни его мудрости. Моя сестра Маат - вот кто живое воплощение нашего отца.
  - Ты хочешь, чтобы Маат заняла твое место? Тогда и я, вынуждена буду отдать ей твое место на моем ложе вместо тебя!
  - Что ты говоришь, она же женщина, так же, как и ты! Как может женщина разделять ложе любви с другой женщиной?
  - А как может женщина, которой по Вашим же обычаям, запрещено даже садиться за общий стол с мужчиной, править целой страной? А как я, богиня Артемис, могу разделять это ложе с человеком, готовым уступить принадлежащее ему по праву место, другой женщине, пусть даже собственной сестре?
  - Нет, Амхеп! Или ты принимаешь дарованную богами тебе власть и начинаешь управлять своим народом твердой мужской рукой, или забудь обо мне и никогда больше не приближайся ко мне.
  - Темис, ах Темис, что ты творишь со мной? Ты же знаешь, что я не смогу жить без тебя, без твоих ласк и поцелуев, без безумных ночей рядом с тобой! Зачем ты мучишь меня?
  - Не скрою. Мне так же доставляет удовольствие проводить ночи в твоих объятиях и, если ты хочешь, чтобы они продолжались, смирись и прими мои условия, иначе я найду утешение в объятиях другого мужчины, более достойного обладать любовью и телом богини.
  - Хорошо, моя госпожа, я повинуюсь тебе и постараюсь быть достойным любви богини из богинь, и позволь мне этой ночью быть рядом с тобой, насладиться тобою.
  - Это, другой разговор, - снисходительно ответила Темис, - иди же ко мне, возьми меня!
  Юноша, не веря в дарованное ему счастье, опустился на колени, обнял ноги сидящей перед ним Темис и стал покрывать жаркими поцелуями все ее обнаженное тело. Темис же, даже сгорая от желания, с усмешкой оценивала устроенный ею спектакль, как весьма удачный, поучительный и главное, со столь приятным и счастливым окончанием.
   Утро пробивалось сквозь щели в тростниковых стенах хижины тонкими солнечными лучами. Темис потянулась и открыла глаза. Во всем теле ощущалась приятная истома после бурно проведенной ночи. Рядом, уткнувшись лицом в циновку, спал Амхеп. Девушка с нежностью посмотрела на него, легонько прикоснулась к его черным, шелковистым волосам. Ей безумно было жаль юношу за то, что она накануне заставила его страдать, но оно того стоило. Она одним ударом добилась от него полного повиновения и вдобавок получила необыкновенную ночь наслаждения. Нет, конечно, это было с нею далеко не впервые и не только здесь, на Пангее, она и раньше вела довольно свободный образ жизни, время от времени позволяя себе расслабляться в обществе мужчин, но так, как сейчас ей никогда не было так хорошо. С другими мужчинами она предавалась лишь плотским удовольствиям, четко осознавая, что никаких продолжений за ними не последует, а здесь, с Амхепом, она поняла, наконец, силу истинной любви и страсти. И это было совершенно иным, абсолютно волшебным и непередаваемым ощущением. Впервые, Темис почувствовала себя любимой и была бесконечно счастлива от этого. Одно только омрачало ее, предстоящая разлука с любимым. Но она уже все твердо для себя решила и знала, что справится с этим, за то потом ее будет ждать полное счастье. Она также решила, что и сейчас примет предложение Зейвса отправиться к юго-западному континенту. Это должно помочь представить, насколько трудно ей будет жить какое-то время в разлуке с Амхепом. Она даже придумала для него повод, из-за которого должна уехать. По версии Темис, это станет своего рода испытательным сроком для юноши, который должен доказать ей, что может быть сильным правителем своей страны.
   Скрипнула дверь. В погруженную в полумрак комнату вошла старая Инур с глиняным подносом в руках, на котором она принесла завтрак для молодых людей. Темис продолжала лежать даже не пошевельнувшись, не пытаясь прикрыть собственную наготу, рядом с, также, совершенно нагим Амхепом. Девушка настолько чувствовала себя счастливой, что ей не хотелось ни перед кем скрывать собственное счастье. Пусть все видят. Пусть завидуют ей. От подноса потянуло манящим запахом горячей лепешки. Темис вдруг ужасно захотелось есть. Она поднялась, дотянулась до подноса и. разломив лепешку пополам, начала ее с удовольствием уплетать, запивая холодной водой из запотевшего глиняного горшка. Покончив с лепешкой, она встала, тихо, чтобы не разбудить юношу. Оделась и вышла из хижины. Во дворе у печи суетились Энур и Маат, о чем-то вполголоса переговариваясь между собой. Заметив Темис, они тут же замолчали.
  - Наверное, перемывают нам кости, - про себя решила Темис.
  Она издали поприветствовала обеих женщин, поблагодарила их за завтрак и легкой походкой направилась в сторону палаточного лагеря Геян, видневшегося неподалеку от деревни. Здесь еще все спали. Темис крадучись прошмыгнула в свою палатку и с разбегу плюхнулась на мягкий матрас походной кровати. Ей хотелось смеяться и прыгать и чтобы все вокруг смеялись и прыгали вместе с ней, но нельзя. Ведь никто, никто и не догадывается, что она самая, самая счастливая на свете. Темис полежала немного, улыбаясь от воспоминаний минувшей ночи, а потом резко вскочила с кровати и стала искать среди своих вещей то, зачем пришла. Из-под вороха вещей она извлекла довольно объемный сверток и, взяв под мышку его и большой посох с позолоченной ручкой, стоявший в углу, беззвучно смеясь, побежала назад, в деревню. Уже возле самого дома Амхепа до Темис донеслись голоса громко спорящих женщин.
   - Интересно, о чем это они, - подумала Темис. Она спряталась за углом дома и стала прислушиваться.
  - А я говорю, бесстыжая она, хоть и богиня! - донесся до Темис скрипучий старческий голос Инур. - Может быть у них, у богинь так принято, но я скажу тебе, дочка, негоже молодой незамужней девке, залазить в постель к молодому неженатому мужчине.
  - Так я и знала, - про себя отметила Темис.
  - Но мама, ты же видишь, богиня и брат любят друг друга.
  - Ну и что ж, что любят! Тогда женились бы по людски!
  - Что ты такое говоришь, мама, как может богиня выйти замуж за простого смертного.
  - Если не хочет замуж, тогда и нечего парню голову морочить. Ему жена нужна, чтобы заботилась, кормила, детей рожала, а не развлекалась в постели. Скажу сыну, чтобы прекратил это и нашел себе простую, добрую девушку, которая станет ему верной женой.
  - И не думай, мама! Ты только накличешь на нас гнев богов. Разве можно отказывать богине? Вспомни, как всемогущий бог Гор испепелил лодку Эшура. Если Темис разгневается, она и нас может испепелить, бросив в нас свои молнии.
  - Так что же, моему сыну так и оставаться неженатым. Я внуков хочу. Ой! А вдруг Темис забеременеет, что будет тогда?
  - Тогда, мама, у тебя появится внук или внучка! Ты же только что сама сказала, что хочешь внуков.
  - Замолчи, глупая! Если Темис родит ребенка, то он тоже будет богом и, когда боги улетят к себе на небо, она заберет его с собой.
  - Да они вроде никуда и не собираются улетать! Смотри, какой каменный дом построили. Я бы наоборот была бы рада, если бы у Темис родился ребенок. Я бы его нянчила, воспитывала...
  - Маат, хватит уже! Тебе самой давно пора родить ребенка, а не с чужим нянчится.
  Девушка покраснела и, запинаясь на каждом слове сказала:
  - Ну, тогда... тогда, мама, посватай меня за Тота.
  - С ума сошла! Ему родители нашли невесту в соседней деревне, будто не знаешь.
  - А чем я хуже? Я сестра фараона! И к тому же я и Тот, мы давно любим друг друга.
  - Сестра фараона, сестра фараона! Да какой он фараон! А невеста Тота - дочь сельского старосты, вот и думай, кто лучше, а кто хуже.
  - Тогда я вовсе замуж ни за кого не пойду!
  - Эх! Дура дурой! Не может женщина без мужа, без детей.
  - Ничего, смогу! Вот буду, нянчится с ребенком брата.
  - Этим нужно воспользоваться, - решила Темис, - вот выдадим Маат замуж за ее Тота, и обретем верного союзника в ее лице. Сегодня же этим и займусь.
  Сделав вид, что только что подошла, Темис вышла из-за дома и, обогнув его, вошла в комнату, где спал Амхеп.
  - Эй, рыбак, пора вставать, а то вся рыба уплывет! - громко начала она будить юношу.
  - Темис, милая! - прошептал Амхеп, протягивая к ней руки.
  - Так, так, а мы чего-то хотим, похоже? Ну, ка, быстро вставай! - приказала Темис, сильно тряханув молодого человека.
  Амхеп нехотя поднялся и присел на циновке, обиженно одергивая правую руку, а левой пытаясь дотянуться до своей одежды.
  - Брось свои лохмотья! Вот, одень это!
  Темис развернула сверток и извлекла оттуда роскошный наряд, расшитый золотыми нитками. Это была традиционная для Та-Кемет праздничная одежда, состоящая из юбки, фартука и накидки, похожей на пелерин. Юноша бережно взял вещи и облачился в них. В довершение ко всему, Темис надела ему на голову бронзовый, покрытый позолотой обруч, где вместо телекамеры находилась фигура змеи с раскрытой пастью. Вид у Амхепа стал весьма внушительный.
  - Сейчас ты пойдешь и потребуешь всем мужчинам собраться на сход, и прикажешь, чтобы они отправились во все близ лежащие деревни. Пусть передадут волю фараона, чтобы все старосты из всех номов, прибыли сюда. За неявку пригрозишь смертью. Ты все понял?
  - Да, госпожа!
  - Тогда иди и помни, о чем мы вчера говорили!- Властно приказала Темис, всучив в руку юноши посох и выталкивая его из дому.
  Инур, кормившая во дворе младших детей так и обомлела, увидев сына в сияющих на солнце одеждах, а молодой человек, не обращая на мать внимания, торжественно прошествовал мимо нее, опираясь на высокий посох в сторону деревенской площади. Там он взял в руки тяжелое било и со всей силы несколько раз ударил по подвешенному бревну, созывая односельчан на сход.
   Темис издали наблюдала за тем, как ее протеже с царским достоинством выполнял ее поручение. Когда мужчины, выслушав приказы новоявленного вождя, расселись по лодкам и поспешили выполнять волю фараона, она, с удовольствием потирая руки, констатировала:
   - Так, с братцем вроде все уладили, пора взяться за сестренку.
  Она вышла из дому, глазами отыскала Маат, занятую стиркой на мостке, и подсела к ней.
  - Доброе утро, Маат!
  - Доброе утро, госпожа, - ответила девушка, от неожиданности чуть не выронившая в воду чью-то детскую одежду.
  - Можно я посижу с тобой? - Спросила Темис.
  - Зачем ты спрашиваешь? Ты богиня и тебе можно все, что бы ты ни пожелала.
  - Да я хочу просто посидеть, поболтать с тобой, как подруга. Ведь мы подруги, Маат?
  - Да, госпожа! Как прикажешь, госпожа!
  - Я говорю, как подруги, а ты ... Как прикажешь, госпожа! Ты что, боишься меня, что ли?
  - Нет, госпожа!
  - Ты опять! Не называй меня госпожой. Я для тебя Темис, просто Темис или, если хочешь, называй меня Тем. Меня так уменьшительно называют друзья и подруги. Договорились?
  - Хорошо... Тем! - улыбаясь, ответила девушка.
  - Послушай Маат, ты ведь говорила, что здесь есть парень, который тебе нравится. Почему ты до сих пор не с ним?
  Девушка опустила глаза и чуть не плача ответила:
  - Я просила маму, посватать меня за Тота, но она отказалась. Говорит, ему родители нашли невесту в соседней деревне. А ведь он ее даже не видел ни разу, а меня он любит, он сам мне говорил.
  - Так, так! Ведь ты, после того, как твой брат стал фараоном, вождем всей Та-Кемет, самая завидная невеста на всю страну. Неужели родители твоего Тота, откажут сестре самого фараона? Хочешь, я поговорю с ними? Надеюсь, мне-то они не откажут!
  Маат, с благодарностью, бросилась в объятия Темис.
  - Если ты, Тем, сделаешь это для меня, я на всю жизнь буду самым верным, самым преданным твоим другом, - шептала девушка. С трудом удерживая слезы.
  - Покажешь мне, где они живут?
  - Вон тот большой дом у высокой пристани, видишь.
  - Ага! Поняла! Можешь быть спокойной и готовься к свадьбе!
  Темис поднялась и направилась к указанному Маат дому.
  
  
  ***
  
  - А вот и Темис! Ты где пропадала? Мы тут тебя объискались.
  - Здравствуй Иза, здравствуйте Зейвс! Ходила в деревню. Нужно было уладить кое-какие дела.
  -Да знаем мы твои дела в деревне! - смеясь, подколола Иза.
  - Нет, правда, очень серьезные дела, но об этом потом. Я что зашла к Вам! Короче, Зейвс, я согласна и лечу с Вами. Только, если можно, чуть-чуть отложите поездку.
  - Это почему, Темис? Зачем нам откладывать экспедицию?
  - Да тут, в деревне, намечается свадьба, и я приглашена быть подружкой невесты.
  - Свадьба? Чья? - В один голос переспросили Иза и Зейвс.
  - Маат, сестра Амхепа, выходит замуж.
  - Вот это новость! Я же говорила, что эта девчонка не промах, - вставила Иза, - и кто жених?
  - Да один парень, с которым они уже давно встречаются. Его имя Тот.
  - Я помню, девочка мне рассказывала о нем, но ведь, вроде бы его родители были против.
  - Ну, как-то, были против, а стали за!
  - Тем, признайся, твоих рук дело?
   Ну что я? Меня попросили, я сделала, - с деланной скромностью ответила Темис.
  - По такому поводу можно и задержаться, не правда ли, Зейвс?
  - Раз такое дело, я лично, не против, милые дамы.
  - Иза, а ты не будешь возражать, если эта свадьба пройдет в твоем новом дворце?
  - Замечательная мысль, Теми! Я все ломала голову, как затащить местных во дворец, ведь они, как огня боятся наших машин и даже близко не решаются подходить к дворцу.
  - Доверь это мне, Иза. Вот увидишь, я все улажу.
  Оставив Изу и Зейвса, Темис направилась к Дите. Она нашла ее на каменных ступенях, ведущих к водам затона. Дита играла с Эос, пуская по воде игрушечные кораблики.
  - Привет Ди! Развлекаетесь?
  - Здравствуй Тем, как видишь, - поднимаясь на ноги, ответила Дита.
  - Слышала, Маат замуж выходит.
  - Да ты что! За кого, за своего парня?
  - Ну, да, правда, пришлось немного постараться, но все благополучно уладилось. Скажи, ты ничего не придумала пока? Ну, ты понимаешь?
  - Прости, Тем, пока нет, но я же пообещала, значит, что-нибудь обязательно придумаем. А почему ты не хочешь все честно рассказать моему отцу? Он поймет, я его хорошо знаю.
  - Просто... просто мне стыдно, очень стыдно, Ди.
  - Чего же здесь стыдиться? Ребенок - это же прекрасно!
  - Слышала бы ты, что по этому поводу говорит Инур? Как она только меня не называла: и бесстыжей, и распутной девкой, правда за глаза. Я случайно подслушала ее разговор с Маат.
  - А Маат что?
  - Маат молодцом! Она меня с Амхепом поддерживает, говорит, если у нас родится ребенок, то будет его нянчить.
  - Так она что, знает?
  - Нет, что ты! Это они так, между собой говорили, что Инур хочет внуков, а если я рожу, то заберу ребенка с собой, на небо, как она выразилась. А Амхеп останется без семьи, без жены и без детей. Вообще-то, я ее понимаю, она хочет счастья своему сыну, а я, по ее мнению, дать ему это счастье не могу. А мы ведь счастливы, ты даже не представляешь, как счастливы.
  - Эй, ты что, опять к нему ночью бегала? Вот сумасшедшая!
  - Ди, какая это была ночь? Никогда не забуду!
  - Да ну тебя! - со смехом ответила Дита. - Одно на уме! Нагулялась, а теперь вот, подруга, расхлебывай.
  На противоположенный конец площади, туда, где высился своей громадой дворец, вкатился тяжелый робот, на платформе которого лежала огромная каменная колонна, которую тут-же, как пушинку, подхватила механическая рука манипулятора, играючи развернула ее в вертикальное положение и установила на заранее подготовленное место. Темис кинула взгляд на последние штрихи грандиозной стройки и, вновь повернувшись к подруге, сказала:
  - А знаешь, Ди, Иза позволила провести свадебную церемонию в своем дворце. Правда, здорово! Я уже представляю, как Маат, в свадебном наряде вместе со своим женихом, торжественно ступают через площадь к дворцу, на ступенях которого их встречают радостные родственники и односельчане, чтобы скрепить их брачными узами.
  - Да, наверное, будет очень красиво! А во что одеваются невесты, а Та-Кемет?
  - Понятия не имею, но если судить по тому, что мы уже видели, похоже, разнообразием их мода не блещет. И мужчины, и женщины одеваются в одинаковые юбки и накидки, отличающиеся, разве что, длинной. А в обычные дни мужчины вообще предпочитают обходиться набедренной повязкой.
  - А что, Тем, мне это даже нравится! За то совсем несложно подобрать свадебный наряд для невесты.
  - А-а-а! Ты об этом, а я думала о том, как одеваются мужчины. Мне, к примеру, нравится именно это. Есть на что посмотреть!
  - Ох, подруга! Не зря Инур назвала тебя бесстыжей! - Заливаясь смехом, заметила Дита.
  - Что сделаешь, я такая! И ничего плохого не вижу в том, чтобы глядя на мужчину, иметь возможность оценивать его по достоинству, - так же, хохоча, ответила Темис.
  Когда подруги, наконец, прекратили смеяться, Темис спросила Диту:
  - Слушай, а что мы подарим им на свадьбу?
  - Не знаю, - пожав плечами, ответила Дита, - а что у них вообще принято дарить?
  - Да так, всякую чепуху дарят. Нет, Ди, это должен быть такой подарок, ну, чтобы, на всю жизнь. Понимаешь?
  Темис зажмурилась, представляя, какой бы подарок она сделает для Маат.
  - Придумала! - Громко объявила она после некоторой паузы. - Представь себе, Ди, что жених и невеста идут во дворец не пешком, а едут на позолоченной колеснице, запряженной двумя белыми лошадьми. Каково?
  - Очнись, Теми, здесь не водятся лошади! Откуда ты их собираешься брать?
  - Здесь не водятся, за то в стране Куш, как рассказывала Ола, их, видимо, не видимо. Там, на обширной саванне, простирающейся от берегов Нила до большого озера в центре материка, пасутся бесчисленные табуны лошадей. Что стоит двум крепким девчонкам поймать парочку лошадок! Что скажешь?
  - Ты и в правду сумасшедшая! Ты хоть представляешь, о чем говоришь? Как ты собираешься попасть в страну Куш, населенную воинственными племенами темнокожего народа Нуб. Да они нас не пропустят дальше нильских порогов!
  - А мы их и спрашивать не будем! Представь, что подумают темнокожие, почитающие золото, как самую великую святыню, если вдруг с небес к ним спустится крылатая дева неописуемой красоты в золоченых одеждах.
  - Ну что! Как обычно, примут, за какого-нибудь, духа или богиню.
  - Вот именно! А кто посмеет поднять руку на богиню? Да никто! Так что, считай, что лошадей мы уже достали, осталось изготовить колесницу. Не знаешь, где сейчас Стан?
  - На нашей базе, на юге. А что?
  - Где бы найти флайер, чтобы слетать к нему. Стан, точно бы помог.
  - Как раз, флайер - это не проблема. У нас тут есть два старых легких флайера, ну, те, что оставались еще с прошлой экспедиции, которыми пользовалась Ола во время своей вылазки вглубь континента.
  - Тогда, в чем проблема? Летим!
  - Постой, Тем! Ты забыла об одном - у меня дочь, как я смогу составить тебе компанию? С кем оставлю ее?
  - Это проще простого! Попросим Изу, ну, или Олу, или Лану. Я думаю, ни одна из них не откажет подруге присмотреть за ее милой дочуркой на время отсутствия мамочки.
  - А как быть... Ты забыла про свою беременность! Как ты собираешься ловить лошадей, находясь в таком положении?
  - Ничего страшного! Срок еще очень маленький, а со мною рядом будет самый лучший врач во вселенной, который всегда готов придти на помощь в непредвиденной ситуации. Разве не так? К тому же, небольшая прогулка, нам пойдет только на пользу. И еще, на этот раз у меня будет настоящее седло, которое я привезла с собой с Геи, так что никакого дискомфорта от верховой езды я не почувствую.
  - Так, так, подруга, но ты слишком легкомысленно относишься к себе и к своему будущему ребенку.
  - Послушай, давай оставим эти опасения! Лучше скажи, ты со мной или нет?
  - Куда же мне деваться от своей лучшей подруги! А что мы скажем Изе, Зейвсу?
  - Да нам даже ничего и не нужно придумывать! Скажем, как есть, что хотим попросить Стана изготовить свадебный подарок для Маат. Умолчим только, что пока он будет трудиться, мы немного прогуляемся по стране Куш.
  - А если кто-нибудь из них захочет узнать, что за подарок мы хотим сделать? Что тогда?
  - Скажем, что это сюрприз. По крайней мере, Иза нас поймет. Ну, что, пошли?
  
  
  -10-
  
  
   Стан внимательно выслушал девушек и утвердительно покачал головой. Он еще раз взглянул на рисунок, скопированный Темис из энциклопедии.
  - Дня три - четыре, - объявил Стан, - если бы не позолота, то и двух хватило бы.
  - Нет, нет, Стан, позолота обязательна. Лучше не спеши и сделай все, как мы просим. А пока ты будешь заниматься нашим заказом, мы с Дитой немного поохотимся в окрестностях, а то что-то засиделись без настоящего занятия в Та-Кемет.
  - Ладно, ладно, развлекайтесь на здоровье!- Шутя, ответил Стан и, повернувшись, отправился подбирать материалы для будущей колесницы.
  - Стан, подожди! - окрикнула его Темис.
  Мужчина остановился. Темис подбежала к нему и что-то прошептала на ухо. В ответ Стан пожал плечами и, подумав, утвердительно покачал головой. Темис догнала Диту и зашагала рядом с ней к домику, в котором они остановились.
  - О чем это ты шепталась со Станом?
  - Да так, уточнила кое-какие детали, - уклончиво ответила подруге Темис, - не бери в голову.
  - Ладно, пошли собираться!
  - Да я уже почти все приготовила и сложила в флайер. Там четыре комплекта крыльев, несколько веревок метров по десять каждая, продукты, вода, посуда, седла и сбруя для лошадей, оружие, на всякий случай, и мой любимый лук со стрелами. Есть так же и маленькая палатка, а еще походная аптечка, чтобы ты меня не пилила. Вроде бы ничего не забыла.
  - Теми, я прошу тебя, давай, на всякий случай возьмем телекамеры. Мало ли что, хоть сможем связаться с нашими и сообщить где мы.
  - Ладно, так и быть, только уговор, включим их только в самой экстренной, безвыходной ситуации.
  Спустя несколько минут, обе девушки вышли из дому, облаченные в охотничьи костюмы, подчеркивающие их стройные фигуры, в высокие, выше колен, кожаные сапоги и обвешанные различными предметами, необходимыми во время охоты. Они, деловито еще раз, осмотрели, сложенное в флайере снаряжение и, убедившись, что ничего не упустили, подняли машину в воздух, взяв курс на страну Куш. Миновав горы и пустыню, наконец, внизу показалась необозримая саванна с редкими деревьями исполинских размеров, возвышающимися над бескрайней равниной. Дита сверила курс с навигационной картой, и немного опустив машину ниже, продолжила полет в заданном направлении, а Темис тем временем, внимательно вглядывалась в окружающий пейзаж в надежде увидеть лошадей.
  - Послушай, Тем, я предлагаю лететь к тем местам, которые расположены как можно ближе к границе с Та-Кемет и начать поиск добычи оттуда. В случае успеха, обратный путь, который одной из нас придется проделать верхом, будет значительно короче.
  - Согласна, подруга! Летим к порогам, а оттуда вглубь страны.
  Стараясь миновать незамеченными поселения Нубов, наконец, подлетели к удобному для охоты месту, где Темис обнаружила несколько табунов лошадей, мирно пасущихся в саванне. Дита посадила флайер на достаточно удаленном от них расстоянии, чтобы не вспугнуть животных. Флайер почти по крышу утонул в высокой траве.
  - Ну, и как ты собираешься здесь охотиться? Ни чего же не видно в этих зарослях! - спросила Дита.
  - Спокойно, Ди, я все продумала, - ответила Темис, надевая ранец с крыльями, - как думаешь, испугаются наши лошадки вот такой птички.
  - Ты что, собираешься ловить лошадей с воздуха?
  - А почему бы и нет? Ты же сама волновалась за мое состояние, так вот, я послушала совет врача, и решила не бегать по равнине в поисках добычи, а немного полетать, не растрачивая силы и без риска для здоровья. - Смеясь, ответила Темис, приторачивая к ремню свернутую в бухту веревку. - Давай! Пожелай мне удачной охоты, подруга! - прокричала Темис, взмывая в небо широко распахнув серебристые крылья.
  Дите ничего не оставалось, как сидеть у флайера и ждать. Соблюдая все меры предосторожности, она расставила на почтительном расстоянии вокруг машины ультразвуковые датчики, чтобы не быть застигнутой врасплох в случае нападения хищников, четвероногих или двуногих (имея в виду воинственных нубов). Покончив с этим, она занялась приготовлением обеда, при этом, не расставаясь с пристегнутым к поясу лучевым пистолетом.
   К счастью, день выдался не очень жарким. Небо было затянуто облачной дымкой, экранирующей солнечный свет, но в тоже время не сулившей пролиться дождем на землю. Темис с высоты наметила цель. Ей приглянулась лошадка белой масти, судя по всему еще совсем молодая. Темис, словно орел, покружила над табуном и, сложив крылья, стрелой ринулась вниз. Не давая лошадям опомниться, она ловко накинула аркан на шею своей жертве, не давая ей догонять, сорвавшийся с места от неожиданного нападения, табун. Не прошло и получаса, как измотанная крылатой наездницей, устало храпящая лошадь, подчинилась воле Темис, и смирно слушая наездницу, побрела к флайеру. Темис помахала рукой, встречающей ее Дите.
  - Ну, как, тебе нравится? - спросила она, спешиваясь и ласкова поглаживая лошадиную морду.
  - Она, просто чудо, Тем! Какая же ты молодец!
  - Чем рассыпаться в комплиментах, лучше возьми, стреножь ее и напои. Бедняжка устала и умирает от жажды. А я немного передохну и полечу искать для нее пару.
  - Ты хоть возьми, чего-нибудь поешь, - отозвалась Дита, подставив лошади ведро с водой и накидывая ей на ноги веревочные путы.
  - Спасибо, пока не хочется, да и охотиться на полный желудок как-то тяжеловато.
  Отдохнув с полчаса, Темис снова поднялась в воздух и спустя пару часов привела к стоянке замечательного молодого белого жеребца.
  - Ну, вот, теперь им не будет скучно! - пошутила Темис. - Все, на сегодня хватит. Продолжим утром.
  - Постой, но у нас уже есть две лошади! Что ты собираешься продолжать? Нам еще предстоит долгий путь в Та-Кемет!
  - Прости, Ди, но я, как-то, подумала, что будет, не совсем правильно, если сестра фараона с женихом будет разъезжать на колеснице, а сам владыка, ходить пешком. Вот я и попросила Стана изготовить две одинаковые колесницы. Да ты не беспокойся, я быстро управлюсь. Один день ведь ничего не решит, правда?
  - Куда же от тебя денешься? Ты вечно ставишь перед фактом.
  После ужина, девушки собрали посуду, привязали обеих лошадей к металлической опоре флайера и, полюбовавшись на закат, стали укладываться спать. Чтобы не привлекать к себе внимания непрошеных гостей, решили костер не разжигать. Откинув спинку кресла в горизонтальное положение, Темис, уставшая от охоты, не раздеваясь, улеглась и почти мгновенно заснула, а Дита, прихватив в дополнение к пистолету большое лучевое ружье, вышла наружу и, устроившись поудобнее рядом с лошадьми, приступила к ночному дежурству. Ночь выдалась темная, безлунная. Едва только сумерки опустились на саванну, со всех сторон стали слышны шорохи и голоса, вышедших на охоту ночных хищников. Где-то вдалеке раздался львиный рык, возвещающий, что царь зверей вышел на охоту, с другой стороны послышались трубные призывы вожака слоновьего стада, собирающего своих самок на ночлег. Дита, вдыхала ароматы трав и цветов, восторгаясь девственной природой. Глаза ее постепенно, против ее воли, стали закрываться и девушка, утомленная перелетом и событиями минувшего дня заснула. Разбудило ее громкое ржание встревоженных лошадей, пытавшихся освободиться от привязи. Дита моментально вскочила на ноги. Она попыталась успокоить лошадей, одновременно всматриваясь в ночную тьму. Где-то, чуть в стороне, сработал датчик, взвыв тревожным зуммером. Девушка надвинула на глаза инфракрасные очки и направилась в сторону сработавшего датчика. Пройдя несколько шагов, она отчетливо услышала совсем рядом тяжелое дыхание крупного зверя. Дита затаилась, приготовила ружье и, всмотревшись зорко в направлении, откуда раздавались тревожные звуки, среди высокой травы, наконец, разглядела огромную пятнистую кошку, которая пригнувшись к земле, высматривала свою добычу. Явно ее интересовали лошади. Зверь, крадучись, стал подбираться к жертве, не замечая, что сам стал объектом наблюдения со стороны человека. Дита не стала дожидаться, пока кошка решится на прыжок и нажала на спусковой крючок. Ослепительная вспышка разрезала тьму, ослепив и саму стреляющую. Когда же глаза девушки вновь привыкли к темноте, она обнаружила в нескольких десятках шагов от себя бездыханную тушу огромного леопарда, для которого столь плачевно закончилась его ночная охота. Дита убедилась, что зверь мертв, ткнув его в бок острием ножа и, повесив ружье на плечо, попыталась оттащить труп животного, тяня его за длинный хвост. Кошка оказалась тяжеловатой для девушки, тогда Дита добежала до флайера, тихо, чтобы не разбудить подругу, достала из него ранец и веревку. Вернувшись к леопарду, она с трудом приподнимая его, пропустила веревку под тушей, а свободные концы ее, крепким узлом привязала к своему ремню и, раскрыв крылья, поднялась в воздух, отрывая от земли тушу леопарда. Так, в несколько приемов, она доволокла его почти до флайера. Рядом, учуяв запах хищника, вновь заволновались лошади. Дите вновь пришлось их успокаивать. Покончив с этим, она отстегнула ранец, сняла с плеча тяжелое ружье и, тяжело дыша от усталости, опустилась на землю. Так она и просидела остаток ночи, не сомкнув глаз возле трупа леопарда.
   Как только на востоке небо вспыхнуло красным заревом восходящего солнца, Темис, хорошо выспавшаяся и посвежевшая, не обнаружив рядом Диты, вылезла из кабины флайера. Она погладила мирно стоящих лошадей и громко окликнула подругу.
  - Я здесь, Тем! - отозвалась Дита.
  Темис оглянулась и, заметив голову Диты, возвышавшуюся над травой, побежала к ней. Каково же было ее удивление, когда рядом с сидящей прямо на земле подругой, она обнаружила труп огромного леопарда.
  - Ого, подруга, да ты, как я погляжу, тут не скучала! Ничего себе экземплярчик! И как это тебя угораздило пристрелить этого котенка?
  - Да вот, подруга, - в тон Темис ответила Дита, - ему, как видно захотелось перекусить нашими лошадками, вот мне и пришлось устроить ему, эдакое несварение желудка.
  Девушки расхохотались, смеясь над своими же шутками.
  - Вот и еще один подарочек к свадьбе! - Весело воскликнула Темис. - Славная получится шкурка. Давай забросим его в багажник. Дома Ола его отпрепарирует как следует!
  Темис подала Дите руку. Та, схватившись за протянутую руку подруги, вскочила на ноги. Взявшись за передние и задние лапы, они приподняли зверя и поволокли его к флайеру. Затем, поднатужившись, запихнули тушу зверя в багажное отделение. Темис, видя, что Дита просто валится с ног после бессонной ночи, приготовила легкий завтрак, после которого отправила подругу спать, а сама, захватив свои охотничьи приспособления, отправилась на отлов лошадей. Днем, при свете солнца, можно было не опасаться нападения хищников. Пока Дита спала, Темис успела привести еще одну лошадь. Это был статный гнедой жеребец. Присоединив его к отловленным накануне лошадкам, не дожидаясь пока проснется Дита, Темис вновь отправилась на охоту. Возвращаясь часа через три верхом на новой лошадке, Темис, с удовольствием, учуяла со стороны их маленького лагеря, запах готовящейся пищи. Это оказалось как раз кстати. Время уже давно перевалило за полдень и очень хотелось есть. Дита радостно приветствовала подругу с новой добычей и пригласила ее к столу.
   - Ну что, все? Можем отправляться назад? - спросила она усаживающуюся за стол подругу.
  - В общем, да! - ответила Темис, пережевывая еду, и после небольшой паузы добавила, - Ди, ты не обидишься, если я еще разок слетаю. Понимаешь, этих лошадей мы приготовили для упряжек, а мне нужна верховая лошадь, которую потом не придется переучивать. Я быстро слетаю, и сразу в обратный путь, обещаю тебе.
  - Всегда ты так, Тем, пользуешься тем, что я не могу тебе отказать. Давай уж!
  - Спасибо, Ди! - радостно обнимая подругу, воскликнула Темис и, вскочив с места, подхватила свой инвентарь. Через минуту она уже взлетела ввысь.
  На этот раз, Темис отсутствовала гораздо дольше. Прошло уже не меньше четырех часов с тех пор, как она улетела. Дита начала беспокоиться и все чаще поглядывать на саванну. Она уже собиралась отправиться на поиски подруги и, даже успела надеть ранец, но в этот момент заметила вдалеке приближающуюся всадницу. Под ней был вороной конь. Оба, и конь, и всадница, были измотаны до изнеможения. Дита замахала руками, приветствуя Темис.
  - Что так долго? - спросила она, помогая подруге, спешится, - я уже собиралась лететь на поиски.
  - Да так, - устало ответила Темис, - очень уж ретивая попалась коняшка. В конец меня измотала.
  - Ты как? Ничего не болит?
  - Да нет, все в порядке, только очень устала.
  - Вот что, ни о какой дороге сегодня не может быть и речи. Поешь и ложись отдыхать, а завтра, прямо с утра, тронемся в путь.
  Дита проводила подругу в кабину и уложила ее спать, а сама, взглянув на пятерку великолепных лошадок, снова, как и вчера, вытащила ружье и, тяжело вздохнув, приготовилась к еще одной бессонной ночи. К счастью, эта ночь прошла спокойно, дав путешественницам восстановить силы перед дальней и опасной дорогой. Запах убитого леопарда отпугивал всех охотников легкой наживы от маленького лагеря подруг.
   В путь тронулись на рассвете. Быстро позавтракав, Темис оседлала вороного коня, а остальных лошадей связала длинной веревкой, которую закрепила за луку седла. На всякий случай она надела ранец, перекинула через плечо свой заветный лук и, убедившись, что все предосторожности соблюдены, пришпорила коня. Вслед за ней, Дита подняла в воздух флайер и, двигаясь с маленькой скоростью на небольшой высоте, не только указывала подруге дорогу, но и осуществляла своеобразную разведку с целью предотвращения нежелательных встреч с нубами, таким образом, обходя их поселения и стоянки стороной. Первый день прошел спокойно и, несмотря на то, что то и дело, приходилось менять маршрут, обходя стороной стоянки темнокожих пастухов, и тем самым удлиняя дорогу, удалось пройти значительное расстояние, отделяющее девушек от заветных порогов. Переночевав под сенью кроны гигантского дерева, утром продолжили путь. Здесь, по мере приближения к Нилу, пришлось двигаться крайне осторожно, так как путницы оказались в самой густонаселенной части страны Куш. Мало того, дорога к границе пролегала мимо хорошо охраняемых рудников. Дита сверху вглядывалась в расстилающийся под нею ландшафт. Она безошибочно научилась определять места поселений на большом расстоянии по дымам от костров и до последнего момента благополучно избегала нежелательных встреч. Нубы появились неожиданно, как будто из - под - земли, уже, когда до порогов оставалось совсем немного. Темис вдруг обнаружила впереди себя несколько темнокожих воинов, вооруженных длинными копьями, преградивших ей дорогу. Она посмотрела по сторонам и заметила еще воинов, окружающих ее. Недолго думая, девушка достала коммуникатор и предупредила подругу, успевшую пролететь значительно вперед.
  - Похоже, будет жарко, - отметила для себя Темис, оценивая положение, в котором оказалась.
  Расстановка сил была явно не в ее пользу. Темис удалось насчитать почти два десятка противников, которые замерли от неожиданности, увидев светлолицую женщину, сидящую верхом на черной лошади. Ничего подобного в жизни им не приходилось видеть раньше. Воспользовавшись замешательством среди темнокожих, Темис спешилась, предохраняя, таким образом, лошадей от случайных ран. Она привязала своего коня к ветке небольшого дерева и, ощитинясь оружием, стала ждать нападения. Увидев, что белая женщина слезла с коня, нубы пришли в движение и стали сжимать вокруг нее кольцо, при этом выкрикивая воинственные кличи. Темис уже приготовилась выстрелить в ближайшего воина, как вдруг над их головами появился низколетящий флайер. Эффект от появления невиданного летающего чудовища сделал свое дело. Воины в ужасе попадали на землю, а Темис, тем временем, взлетела, широко раскрыв крылья. Находясь на высоте, недосягаемой для копий и дротиков нападающих, она зависла в воздухе, так же, как и Дита на флайере. Заметив боковым зрением, что подруга, открыв прозрачный колпак кабины, держит в руках лучевое ружье, Темис взяла в руки, вместо пистолета, лук и, натянув тетиву, издала гортанный звук, заставивший темнокожих взглянуть вверх. Какой же ужас поразил их, когда они увидели, прямо у себя над головами, крылатую женщину в, блестевших до боли в глазах, золотых одеждах. Для пущего эффекта, Темис, прицелившись, выпустила стрелу, которая впилась в землю в сантиметре от уха одного из воинов. Тот затрясся от страха. А Дита, решившая подыграть подруге, описала лучем огромную окружность вокруг изумленных, и испуганных воинов. Увидев, дымящуюся вокруг них траву, подожженную от страшной молнии, выпущенной чудовищем, нубы окончательно потеряли самообладание и в ужасе, с дикими воплями, бросились врассыпную, даже не пытаясь поразить Темис, которая тут же спустилась на землю, отвязала коня и, запрыгнув в седло, пришпорила его. Теперь, уже не разбирая дороги, она гнала во весь опор к границе, а Дита, не повторяя своей же ошибки, летела строго над подругой. Через час бешеной гонки, они вышли к берегам Нила и, продолжая двигаться по левому берегу реки, благополучно миновали пороги. Теперь можно было остановиться и перевести дух. Выбрав подходящее место для отдыха и людей, и лошадей, Темис буквально сползла с коня и упала на влажный прибрежный песок. Чуть поодаль Дита посадила флайер и побежала к подруге.
  - Тем, дорогая, ты как?
  - Ничего, бывало и хуже, - тяжело дыша, ответила Темис, - как мы их, а?
  - Тебе больше нельзя ехать верхом! Слышишь, Теми? Это опасно! Я тебе, как врач говорю. Давай, отдохнем и поменяемся.
  - Ладно, я не возражаю, доктор, - смеясь, ответила Темис.
  Дита стянула с подруги сапоги и, намочив в реке салфетку, приложила холодный компресс к растертым ногам. Глядя на состояние, в котором находилась Темис, Дите стало понятно, что самостоятельно продолжить путь она не сможет, даже управляя флайером, а учитывая ее беременность, и вовсе, требуется постельный режим.
  - Вот что, Тем, прости меня, но нужно вызывать помощь. В любом случае, нам нужно переправиться на другой берег, а с лошадьми мы этого сделать никак не сможем.
  - Подожди, Ди, может, найдем где-нибудь брод.
  - О чем ты говоришь, какой брод? Я срочно должна доставить тебя на базу и провести стационарное обследование!
  - На базу, говоришь? Тогда вызывай Стана. Пусть он прилетит за нами на большом флайере, заодно и поможет перевезти лошадей на правый берег.
  - Каким образом? Ты что собираешься погрузить лошадей на борт?
  - Почему нет? В крайнем случае, вколим им траквилизаторы, как мы уже делали раньше.
  - Можно попробовать. А что будем делать с этим флайером?
  - Погрузим его на борт к Стану.
  - Ладно! Я звоню!
  Через час с небольшим, флайер Стана опустился на берег Нила рядом с расположившимися здесь подругами.
  - Эй, подруги, как Вас сюда занесло, - крикнул Стан, спускаясь по трапу.
  Дита поспешила к нему на встречу.
  - Стан, я прошу тебя, пожалуйста, никому не говори, где ты нас подобрал. Просто помоги и все.
  - Иначе бы я и не прилетел. Что у Вас тут стряслось?
  Дита, опуская подробности, рассказала Стану о цели путешествия в страну Куш и обстоятельствах, вынудивших ее вызвать подмогу.
  - Вы обе, как были сумасбродными девчонками, так ими и остались. Ладно, давай грузить ваших лошадей.
  Стан открыл люк грузового отсека и Дита, с большим трудом завела на борт лошадей, потом, уложив Темис на носилки, они вдвоем со Станом, аккуратно перенесли ее в салон. Затем Стан загнал флайер девушек в грузовой отсек и, заняв свое место за штурвалом машины, поднявшись в воздух, взял курс на базу.
   Больше суток Темис провалялась в постели, выполняя все предписания подруги. Когда же она, наконец, встала на ноги и вышла из больничного помещения, то к своему удовольствию обнаружила, стоящие на площадке, две, прекрасно выполненные колесницы. Увидев, наводящего последние штрихи, Стана, девушка бросилась ему на шею, рассыпаясь в благодарностях.
  - Стан, дорогой, ну какой же ты молодец! Ты так помог мне, даже не представляешь!
  - Ты попросила, я сделал, чего уж там. Лучше скажи, как ты себя чувствуешь, тебе лучше?
  - Спасибо, я как новенькая, благодаря тебе и Дите. Где, кстати, она?
  - Да где-то здесь, наверное, пасет Ваших лошадок, а может у Олы, смотрит, как та обрабатывает шкуру вашего леопарда.
  - Спасибо, Стан еще раз! Побегу!
  Темис действительно нашла Диту у Олы. Увидев подругу, Дита нахмурилась и строгим голосом спросила.
  - Тем, кто разрешил тебе вставать?
  - Да я прекрасно себя чувствую, Ди!
  - Прекрасно, да ты должна молиться всем святым и разным там духам, что во время попала сюда. Учти, больше я в твоих авантюрах не участвую! Ты хоть отдаешь себе отчет в том, что ты могла потерять ребенка. Еще немного и я ничем не смогла бы тебе помочь!
  - Ну! Перестань, Ди, ведь все обошлось. И я клянусь тебе, что больше ни во что подобное не влезу.
  - Можешь радоваться, теперь у тебя появился наисерьезнейший повод для возвращения на Гею. Я, как врач, просто обязана отправить тебя под наблюдение специалистов. Так что уж прости, подруга, мне придется все рассказать отцу.
  - Ох, умеешь же ты портить настроение. Надеюсь, хоть об обстоятельствах нашей милой прогулки, ты не станешь распространяться?
  - Я что, похожа на дуру? Конечно, я ничего об этом не скажу.
  -Эй, эй, - вмешалась в разговор Ола, - о каком это ребенке Вы там говорите? Я что, что-то пропустила?
  Темис махнула рукой и пробормотала:
  - Что уж теперь, расскажи ей, все равно скоро все узнают.
  Ола, услышав о беременности Темис, оторвалась от работы и нежно обняла ее.
  - Ох, и счастливая же ты, подруга. Честно, я тебе завидую!- воскликнула Ола.
  - А чего тут завидовать? Найди себе какого-нибудь местного красавчика, смотришь, и у тебя появится такое же счастье.
  - Тем, какая же ты бесстыдница! Нет, для этого нужно сначала полюбить человека.
  - А кто сказал, что у меня это без любви? И не обзывай меня, а то обижусь.
  - Все, девочки, готово! Можете забирать свою шкуру! - объявила Ола, прерывая предыдущий разговор.
  - Красота! - в один голос воскликнули Дита и Темис, - дай мы тебя расцелуем!
  Дита свернула шкуру и, взяв Темис под руку, вывела ее от Олы.
  - Вроде бы все, - сказала Дита, оказавшись на улице поселка, - нам пора возвращаться в Та-Кемет, чтобы не вызвать подозрений, да и по правде сказать, я ужасно соскучилась по дочке.
  - А как же лошади и колесницы?
  - Не беспокойся, я договорилась со Станом. Они с Олой доставят все вечером накануне свадьбы, а мы, таким образом, сохраним интригу вокруг обещанного сюрприза и избежим ненужных нам расспросов относительно происхождения лошадей.
  - Ты прелесть, Ди!
  - Полетели, нам, кажется, нужно еще позаботиться на счет свадебного наряда для невесты.
  
  
  ***
  
   Флайер нырнул вниз, пронесся над широкой речной гладью, миновал обширные заросли тростника и, наконец, плавно опустился на землю неподалеку от величественной каменной постройки.
  - Тем, просыпайся, мы на месте, - сказала Дита, толкая подругу локтем.
  Девушка повернула голову и подняла глаза.
  - Я не спала, Ди. Просто задумалась.
  - Тогда, вылезай из флайера и пошли. Я хочу, как можно скорее, увидеть дочь.
  - Постой, Ди, я должна сказать тебе... Спасибо за все.
  - Да, за что же?
  - Нет, нет, ты не понимаешь! Всю свою жизнь, я мечтала о семье, о родителях, о сестре или брате. Ведь я не помню своих родителей. Детство я провела в интернате при учебном центре, и ты не представляешь, как мне было больно и обидно, когда всех детей родители забирали домой на каникулы, а мне приходилось оставаться. Наверное, из-за этого я выросла такой дерзкой, колючей и независимой. Только оказавшись здесь, на Пангее, среди всех Вас, я, наконец, как мне показалось, обрела истинных друзей, которые и стали моей семьей. А ты, Ди, для меня больше, чем просто подруга, больше, даже чем сестра. Ты - мое второе Я, на которое можно равняться, с которым можно поделиться самым сокровенным. Я люблю тебя, Ди, и хочу, чтобы ты знала, что, чтобы не случилось, как бы далеко мы не были друг от друга, я всегда готова прийти на помощь, сделать все возможное и невозможное, и, если нужно, отдать свою жизнь ради тебя. Ты только позови!
  Девушки обнялись и долго не могли разомкнуть своих обьятьев.
  - Я тоже люблю тебя, Тем! И думаю, что жизнь не случайно свела нас вместе. Я ведь такая же, как и ты, как и Лея, бунтарка. И мне в детстве не хватало родительской любви и домашнего тепла. Моя мама погибла, когда мне еще не было и пяти лет, а отец, от горя, превратился в затворника, совершенно позабыв о моем существовании. Правда, была Иза. Она, как могла, старалась заменить мне мать, и я очень ей за это благодарна, но как бы хорошо она ко мне не относилась, я все-равно чувствовала себя "отверженной". Поэтому, как и ты, я выросла упрямой, своевольной бунтаркой. Так что, твоя правда, мы отличное дополнение друг друга, сестренка. Ну, все, пошли, а то вон уже встречающие вышли на летное поле, - шутливо воскликнула Дита, указывая на показавшуюся вдали фигуру Изы, спешащей встретить путешественниц.
   Дита откинула колпак крыши и девушки, подхватив свой нехитрый скарб, выбрались из машины.
  - Ну. Наконец-то! - воскликнула Иза, обнимая странниц, - Что ж Вы так долго? Я уже думала, что Вы не успеете?
  - А что. Уже назначен день свадьбы? - Удивленно, с нотками разочарования, спросила Темис.
  - Да нет? Вы что забыли, что Жил и Лана покидают нас. Сегодня прощальный ужин.
  - Действительно, подруга, как это мы могли забыть? - обратилась Дита к Темис, - но, как говорят местные, хвала небу, мы как раз во время!
  Иза посмотрела на Диту. Потом на Темис и заметила:
  - Теми, дорогая, что с тобой? Ты такая бледная! Ты здорова?
  - Со мной все хорошо! - резко оборвала Темис и, подхватив с земли сумку, не оборачиваясь, зашагала к палаточному лагерю.
  - Что это с ней? - беспокойно спросила Иза у дочери.
  - Мама, ты только, пожалуйста, ни кому не говори, - ответила Дита, - дай мне слово.
  - Можешь не сомневаться, все останется между нами. Так в чем дело?
  - Теми тоже придется на какое-то время вернуться домой, на Гею. И чем скорее, тем лучше для нее и ее будущего ребенка.
  - Что! Темис беременна?
  - Да, мама, и я очень беспокоюсь за ее здоровье. Поверь, я не знаю, что могло бы произойти, если бы в этой поездке меня не оказалось рядом. Она нуждается в постоянном наблюдении специалистов в специализированной клинике. И еще, пожалуйста, о ее беременности ни в коем случае не должны узнать ни Амхеп, ни Маат, и никто из их семьи. Так пожелала Темис.
  - Так, может отправить ее вместе с Эрлами?
  - Нет, нет, что ты! Ты же знаешь, что Темис приглашена на свадьбу в качестве подружки невесты, и она ни за что не откажется от участия в церемонии. Мы решили, что полетим на Гею вместе через месяц.
  - Кстати, о свадьбе! А где же подарок, из-за которого Вы летали к Стану? Я, что-то, ничего такого не заметила!
  - Всему свое время, мама! Это сюрприз и пусть для всех он остается сюрпризом до самого дня свадьбы. - Загадочным тоном, лукаво ответила Дита, - И пойдем уже! Я хочу обнять свою дочурку! Где она, кстати?
  - Эос у Леи, играет с Ра.
  
  ***
  
   Несмотря на высокий сан, женщины бесцеремонно вытолкнули Амхепа из его же собственного дома. Оставшись без мужского общества, Инур раздела Маат и тщательно вымыла ее, поливая водой из большого деревянного черпака. Женщины - соседки насухо вытерли тело Маат и, уложив ее на сухую циновку, стали массировать ее, втирая в кожу благовонное масло. Когда они закончили, Инур подала дочери аккуратно сложенные юбку и накидку из выбеленной льняной ткани.
  - Одень это, доченька. Этот наряд привез мне твой отец из страны Куш, когда брал меня в жены. Девушка бережно взяла вещи из рук матери. Соседки подняли Маат на ноги, чтобы облачить ее в свадебный наряд. Снаружи послышался какой-то шум и громкие голоса.
  - Пропустите меня! - раздался за дверью требовательный голос Темис. - Я подружка невесты и Вы не имеете права не пускать меня к ней накануне свадьбы!
  Инур, слегка приоткрыв дверь, выглянула наружу. Там, встав в глухой обороне, женщины не пропускали Темис к дому. Увидев Инур, девушка обратилась к ней.
  - В чем дело, Инур, почему меня не пускают? Я хочу видеть Маат!
  Инур недовольно покачала головой и прошептала себе под нос:
  - Принесла нелегкая эту распутницу, - а вслух приказала соседкам пропустить Темис, про себя подумав: - лучше не злить богиню, а то еще начнет метать свои молнии и сожжет всю деревню.
  Темис, растолкав женщин, вошла в дом.
  - Оставьте это! - властно приказала она женщинам, собирающимся одеть на Маат свадебные одежды. - Маат, дорогая, пусть этот наряд останется памятью твоей матери о самом счастливом дне ее жизни, а ты надень ват это.
  Темис вытащила из сумки, висевшей у нее на боку, расшитые золотом и серебром юбку и накидку из тончайшего, белоснежного шелка.
  - Это подарок к свадьбе от моей подруги Диты. Пожалуйста, не отказывайся.
  Инур взяла из рук Темис роскошный наряд, потрогала пальцами гладкую, невесомую ткань и, смягчившись, ответила:
  - Передай большое спасибо богине Дите за дорогой подарок, - и, после короткой паузы, добавила, - спасибо и тебе, дочка, за заботу о нас.
  С этими словами она подала вещи Маат и попросила женщин одеть все это на дочь. Смущенная Маат, облаченная в белоснежные одежды выглядела, как сказочная принцесса.
  - Какая же ты красотка! - Вырвалось у Темис. - Дай я обниму тебя!
  Девушки нежно обнялись, и Темис шепнула Маат на ухо:
  -Это еще не все. Тебя завтра утром ожидает еще более сказочный подарок, а пока я хочу подарить тебе еще и вот это, лично от себя.
  Темис, слегка отстраняясь от Маат, достала из сумки позолоченный обруч со змеей, такой же, как она подарила Амхепу и надела его девушке на голову, бережно подбирая под него длинные распущенные черные волосы. Находившиеся в доме соседки, и, даже старая Инур, ахнули от такой красоты, а изумленная Маат, снова обняла Темис и прошептала ей:
  - Спасибо, сестра! С этого дня я буду называть тебя своей сестрой! Можно?
  - Конечно можно, сестренка, дорогая! Будь счастлива!
  Темис освободилась из объятий Маат и, больше ничего не говоря, вышла из дому.
  
  
  -11-
  
  
   Вождь Нубов Нвала, одетый в перекинутую через плечо леопардовую шкуру, восседал на ложе, застланном шкурами обезьян, в окружение сыновей и многочисленных жен. Перед ним, распластавшись на земле, лежали два десятка воинов. Грозно сверкая глазами, Нвала отчитывал соплеменников, среди которых был и его родной племянник Зугу.
  - Почему мои воины до сих пор здесь? - громовым голосом орал Нвала. - Ответь мне, Зугу, почему? Я велел Вам идти за пороги в Та-Кемет за новыми рабами, а Вы ослушались своего вождя и вернулись ни с чем!
  - Выслушай меня, великий Нвала, - не поднимая головы, взмолился Зугу.
  - Говори! - Приказал вождь.
  - Не гневись, Нвала, твои воины всегда готовы выполнять твою волю. Мы, по твоему повелению, выступили в Та-Кемет, но уже почти у самой границы, вдруг, повстречали белокожую женщину.
  - Что-о? - Взревел вождь. - Ты хочешь сказать, что воины Нубу испугались какой-то бабы?
  - О, Нвала, это была не простая женщина. Она восседала верхом на черной лошади и вела за собой еще четырех лошадей, и все они слушались ее беспрекословно.
  - Что за сказки ты мне тут рассказываешь! Всем известно, что нет на свете более свободолюбивого животного, чем лошадь, и еще ни одному смертному не удавалось не только что приручить ее, но даже просто поймать.
  - Клянусь тебе всеми земными, водными и небесными духами, что это, чистая правда. Твои воины окружили эту женщину и уже готовы были схватить ее, чтобы преподнести ее тебе, великий Нвала, как подарок, но эта бестия раскрыла широкие крылья цвета серебра и, как птица, взлетела в небо, при этом одежды ее сияли, как нуб. А после, к ней на помощь прилетел огнедышащий летающий дракон, который изрыгая молнии, зажег траву вокруг нас, а сама женщина выпустила вот это, едва не поразив твоего верного слугу, Зугу.
  С этими словами Зугу протянул вождю длинную тонкую стрелу с бронзовым наконечником. Вождь дал знак одному из своих сыновей, который подбежал к, распластанному на земле, Зугу и, взяв из его рук стрелу, отнес ее отцу. Нвала с удивлением рассмотрел невиданное оружие, восхищаясь острым наконечником, похожим на нуб, но гораздо прочнее его.
  - Встань, Зугу, - произнес Нвала после затянувшейся паузы, - интересную историю рассказал ты мне и теперь я вижу, что ты не врешь. До меня уже доходили слухи о странных крылатых людях, разящих молниями, которые охотились за нубом у дальних рудников, но я подумал, что все это выдумки нерадивых охранников. Расскажи ка еще раз, как выглядела эта женщина.
  Зугу поднялся с земли и, продолжая смотреть вниз, не поднимая глаз, продолжил рассказ.
  - Как я уже сказал тебе, вождь, женщина эта была белокожей, с удивительными, темно-красного цвета, длинными волосами, и одетая в одежды из чистого нуба, сиявшие, как полуденное солнце, а на спине у нее были два широких крыла цвета серебра, так же переливающиеся и слепящие своим блеском. Она была необыкновенно красива, но, одновременно, и ужасна в своем гневе. Она совсем не похожа ни на наших женщин, ни на женщин Кеми. Таких, как она, мне никогда раньше видеть не приходилось. Каждый воин, который был со мной, может тебе подтвердить правоту моих слов.
  - Успокойся, Зугу, я верю тебе, - снисходительно сказал вождь, - но если эта женщина действительно такова, то она не может быть простой смертной. Я думаю, что это сам всемогущий дух Нуб, в женском обличии, явился перед тобой. Скажи, ты, или кто-нибудь из твоих воинов, причинили ей какой-нибудь вред?
  -Нет, нет, Нвала! Даже если бы мы и захотели, то не смогли бы достать до нее ни дротиками, ни копьями.
  - Хвала духам, отвадившим Вас от ужасного преступления! Если бы Вы причинили вред духу Нуб, то он навсегда бы отвернулся от нашего народа и проклял бы нас всех во веки веков. Что скажешь ты, Асибо?
  Вперед вышел старик в накинутой на голову обезьяньей шкуре и с черепом рогатой антилопы, закрепленном на ней.
  Старик ударил в бубен, при этом совершая странные телодвижения. Так он вертелся и приплясывал какое-то время, а потом со всего размаху, плюхнулся на землю, как раз напротив вождя.
  - Духи говорят, - скрипучим, с привисгом, голосом объявил старик, - счастье озарило страну Куш, и сам дух Нуб спустился с небес, чтобы возвестить об этом, а эти нечистивцы не узнали великого духа и напали на него. Теперь, чтобы вымолить прощение у духа Нуб, нужно принести ему жертву, кровавую жертву, чтобы Нуб увидел, как мы, его рабы, любим и почитаем его. Пусть он, - старик указал на, дрожащего от страха, Зугу, будет принесен в жертву. Как велит наш обычай, он должен быть брошен в Нил с самого высокого порога! Я сказал, о чем поведали мне духи! - торжественно возвестил Асибо и обессиленный упал на землю к ногам Нвалы.
  Нвала был озадачен. Как мог он предать смерти сына своего родного брата, а с другой стороны, как можно ослушаться воли всемогущих духов. Вождь долго раздумывал о том, как поступить с племянником.
  - Хорошо! Ты уверен, старик, - переспросил он у Асибо, - что правильно понял волю духов?
  - Я много лет общаюсь с духами, великий вождь, - ответил старик, - и никогда еще не ошибался. Возвещая волю духов, Зугу должен быть принесен в жертву в день наступления полнолуния.
  - Да будет так!- совсем безрадостно объявил Нвала. - Отведите Зугу в его хижину и никуда не выпускайте до дня жертвоприношения, - приказал он, продолжавшим лежать на земле воинам.
  Воины поднялись и поспешили выполнить волю вождя. Они связали несчастного Зугу и потащили его прочь.
  
   Вслед за вождем, в его хижину нырнул еще совсем не старый, но уже седовласый человек, так же, как и Нвала, одетый в шкуру леопарда.
  - Послушай Брат, - обратился он к вождю, неужели ты послушаешь бредни старого, выжившего из ума, Асибо и лишишь жизни моего любимого, моего старшего сына, Зугу?
  - А что я могу поделать, Угур, такова воля духов.
  - Духов, или старика Асибо, который ненавидит весь наш с тобой род?
  - Поверь, мне очень жаль Зугу. Ты же знаешь, что я люблю его, как собственного сына, но воля духов объявлена перед всем народом и я не посмею ослушаться ее. Прости, брат, и крепись. Твой сын скоро предстанет перед самим духом Нуб, станет его верным слугой и защитит наш народ от его гнева.
  Угур, в бешенстве, выскочил из хижины и, расталкивая всех на своем пути, пошел прочь.
  ***
  
   - Моя Темис, моя богиня, ты снова со мной,- лаская руки девушки, шептал Амхеп.
  - Послушай, Амхеп, - задумчиво спросила Темис, не обращая внимания на ласки, - среди твоих односельчан есть кто-нибудь, кто знает язык жителей страны Куш?
  - Зачем тебе это, моя богиня? - переспросил юноша.
  - Не твое дело!- резко ответила Темис. - Просто скажи, есть или нет!
  - Ну, многие знают. Вот, к примеру, отец Тота, Энох, знает. Он много лет, вместе с нашим отцом плавал к порогам и вел обмен с Нубами.
  - Это хорошо! - ответила Темис, продолжая думать о чем-то, о своем. - После свадьбы твоей сестры, попросишь его встретиться со мной?
  - Все, что прикажешь, моя госпожа.
  
  ***
  
   Поздно ночью, когда все в лагере уже спали, три женские фигуры, прячась за палатками, пробежали в сторону дворца. Не доходя до него, они свернули направо, туда, где обычно приземлялись флайеры.
  - Ди, что-то никого не видно! - прошептала Темис. - Ты уверенна, что Стан правильно понял, где это место?
  - Да все он прекрасно понял и пообещал, что все сделает, как мы и договаривались. Просто мы рановато пришли.
  - Ой, девочки, - так же шепотом сказала Лея, мне показалось, что где-то слышен звук флайера.
  - Не выдумывай, Лея, флайеры совершенно бесшумные. Давайте лучше будем ждать, молча, - одернула подруг Дита.
  - Ну, скажите же, что Вы задумали? Что должен привезти Стан? - взмолилась Лея - Я просто сгораю от любопытства.
  - Да замолчи же ты! Скоро сама все увидишь! - снова, шикнула на нее Дита.
  Прошло несколько томительных минут ожидания. Вдруг девушки почувствовали, как теплая струя воздуха обдала их откуда-то сверху, а следом тьму пробил тусклый луч света. Темис достала фонарик и посветила им, направляя свет вверх. Через несколько мгновений на ровную площадку бесшумно опустился флайер. Не включая освещения, по откинутому трапу спустились Стан. Ола и Флоа. Три подруги подбежали к ним, приветствуя шепотом.
  - Ну, как, все доставили?- нервно спросила у Стана Темис.
  - Обижаешь? Все, как просили, в лучшем виде, - ответил Стан. - Сейчас убедишься сама.
  Стан вернулся на борт, и через минуту раскрылись створки грузового отсека. Темис, а за ней и все остальные ринулись туда. В тусклом свете аварийного освещения, перед взорами женщин предстали пять великолепных лошадей в полной сбруе, спокойно стоящих на привязи у такелажных стоек, а в глубине отсека поблескивали золотом две одноосные колесницы с высоким передним бортом.
  - Ух, ты!- вырвалось у Леи. Откуда это все?
  - Много будешь знать, скоро состаришься, - со смехом ответила Темис, щелкая Лею по кончику носа.
  - Маат, просто обалдеет от такого подарка, - продолжила Лея, - если бы мне на свадьбу подарили такую красоту, я была бы на седьмом небе от счастья.
  - Вот и скажи это своему Гору, - продолжая подшучивать, сказала Темис.
  - Хватит болтать! - зашипела на подруг Ола. - Давайте запрягать. Белых лошадей к этой колеснице, а гнедых, вон к той.
  - А как же черный? - вновь спросила Лея. - Его куда?
  - Куда, куда, раскудахталась!- ответила Темис, поднимая с полки седло и накидывая его на спину вороного коня.
   Стараясь не создавать шума, девушки вывели лошадей с колесницами из отсека и отвели их к зарослям папируса, среди которых еще накануне было подготовлено подобие убежища. Стан закрыл створки отсека и, попрощавшись с подругами, улетел на базу. Теперь молодые женщины могли дать волю эмоциям. Они, перешептываясь, делились новостями. Только Лея, обиженно стояла в стороне, обнимая за шею вороного коня.
  - Эй, Лея, ты чего? Иди к нам! - позвала ее Дита.
  - Тоже мне подруги, обиженно прошептала Лея в ответ. Вот Вы куда летали, оказывается? А мне ни словечка не сказали!
  - Ну, прости нас, сестренка, - ласково ответила Дита, - не могли мы взять тебя с собой. Это вызвало бы подозрения со стороны мамы и папы, если бы мы втроем улетели заказывать у Стана подарок. Да и не могла я рисковать еще и тобой, ведь ты нужна Ра, а прогулка в страну Куш - это далеко не загородный пикничок.
  - А ты, Ди, ты сама могла рисковать? - возразила Лея, - разве ты не нужна Эос?
  - Я знала, что если со мной что-нибудь случится в стране Куш, то есть ты, сестра, и ты обязательно позаботишься о моей дочери. Мне, от сознания этого, было спокойно и легко, - нежно обнимая Лею и целуя ее в лоб, прошептала Дита. - обещаю тебе, что в следующий раз, обязательно возьмем тебя с собой.
  - Следующий раз, когда он еще будет? Ты разве забыла, что мы возвращаемся на Гею? Это Темис может позволить себе следующий раз, а мы с тобой будем только мечтать об этом.
  - Темис, тоже будет только мечтать, - грустно отозвалась Темис.
  Лея вопросительно посмотрела на нее, требуя объяснений.
  - Темис летит с нами, - за подругу ответила Дита.
  - Как! Но почему? Тебя что, Зейвс отправляет домой за эту поездку? Хочешь, я попрошу его не отправлять тебя на Гею?
  - Отец здесь не причем, Лея. Да он и понятия не имеет о том, где мы были. Просто у Темис будет ребенок и ей необходимо наблюдение опытных врачей. Только смотри, не проболтайся Амхепу. Он ничего не должен знать, поняла?
  Лея замотала головой, совершенно ошарашенная новостью.
  
  ***
  
   Церемония началась строго по намеченному Изой сценарию. Никогда еще, с тех пор, как Кеми поселились на берегах Нила, не собиралось так много важных людей в одном месте. Весь затон был усыпан множеством лодок, вождей, близлежащих номов и старост деревень, прибывших по приказу новоявленного фараона. Сейчас все они, вместе с односельчанами жениха и невесты, столпились по обеим сторонам дороги, пересекающей площадь от каменной пристани до дворца. Все ожидали начала церемонии бракосочетания. Под колоннадой дворца собрались родители и родные молодоженов, а так же "небесные гости" народа Кеми. Прямо перед входом во внутренние помещения дворца, стоял, установленный там накануне, жертвенный алтарь. Все ожидали фараона Амхепа, который должен возвестить о начале торжества. Амхеп появился неожиданно для всех, выйдя под колоннаду из распахнутых настежь дверей дворца. Он встал перед алтарем, и поднял вверх правую руку, призывая всех к тишине, а левой продолжал сжимать высокий посох с позолоченной ручкой. Площадь мгновенно стихла. На водной глади затона появились две, украшенные цветами, лодки. В одной из них находилась невеста с подружкой, а во второй жених с другом. Обе лодки плыли рядом и одновременно коснулись каменных плит пристани. Первыми из лодок вышли подружка невесты и друг жениха. Оба они подали руки и помогли молодым людям выйти из лодок на пристань. Все четверо поднялись по широкой лестнице, ведущей на площадь, через которую должны были прошествовать к алтарю, но, как только они поднялись наверх, тщательно выверенная процедура, вдруг неожиданно для всех, нарушилась. Со стороны палаточного лагеря геян на площадь ворвались две золоченые колесницы, запряженные каждая парой лошадей. В качестве возниц стояли две прекрасные девы в развевающихся белых одеждах. Одна колесница, запряженная парой гнедых лошадей, остановилась напротив жениха с другом, а другая, запряженная парой белоснежных лошадей, напротив невесты с подружкой. Темис, видя замешательство Маат, первой запрыгнула в колесницу и, подавая руку Маат, пригласила ее последовать своему примеру. Маат, приободренная подругой, поднялась в колесницу и встала рядом с Темис. Молодые люди, глядя на девушек, также забрались в колесницы. Ола и Флоа, выполняющие роль возниц, щелкнули поводьями и с визгом промчали молодых мимо ревущих от восторга, односельчан и гостей. Обе колесницы остановились у ступеней, ведущих к алтарю. Темис и юноша, сопровождающий Тота, первыми спрыгнули с колесниц и помогли молодоженам. Тут же обе колесницы сорвались с места и разъехались в разные стороны, освобождая проход для молодых. Только сейчас, когда все четверо поднимались по лестнице, собравшиеся гости смогли рассмотреть великолепный наряд невесты. Маат, царственной походкой, держа Темис за руку, будто плыла по воздуху в своем роскошном, переливающимся золотом и серебром, наряде, а корона на ее голове, сияла, словно солнце. Такого великолепия Та-Кемет еще не знала. Молодые люди подошли к алтарю и опустились на колени. Темис с другом Тота, остановились сзади. Амхеп, любуясь сестрой, воздал хвалы духам и богам, воздвигшим этот прекрасный дворец. Затем он попросил жениха и невесту положить свои руки на алтарь и, когда они выполнили его просьбу, связал их веревкой.
  - Отныне вы муж и жена, связанные священными узами брака и принадлежите, друг другу, - торжественно объявил он, - Я, Фараон Амхеп-Амон, во имя всех небесных, земных и водных духов, в присутствии Богов небесных, освящаю и благословляю Ваш союз. Встаньте и скрепите Ваш брак поцелуем. Молодые люди поднялись с колен и, под радостный крик толпы, поцеловались. Далее, Амхеп пригласил всех присутствующих пройти во дворец, но не успели Маат и Тот, сделать и нескольких шагов, как на площадь, гарцуя и пританцовывая, вышел черный жеребец, в седле которого, одетая в костюм амазонки, сидела Лея. Она проскакала к лестнице и, подняв коня на дыбы, бросила к ногам молодоженов большую леопардовую шкуру, и тут же, пришпорив коня, во весь опор помчалась вдоль дворца и скрылась из виду. Это было завершающим аккордом сюрприза, приготовленного подругами для невесты. Когда все вошли в большой зал дворца и расселись за многочисленные столы, Иза пробралась к заговорщицам, сидящим по левую руку от невесты и, нагнувшись к Дите, прошептала:
  - Сюрприз удался. Все было великолепно, а Маат - настоящая принцесса, но, я надеюсь, получить исчерпывающие объяснения от тебя и Темис, когда праздник закончится.
  - Непременно, мамочка! Так же шепотом ответила Дита.
  
  ***
  
   Отшумела, невиданная на берегах Нила, свадьба, которая стала праздником не только для молодоженов, их родственников и односельчан, но и важным политическим событием для всей Та-Кемет. Пораженные роскошью и величием дворца фараона, все вожди номов признали власть Амхеп-Амона, как верховного правителя Та-Кемет, поклявшись ему в вечной верности. Таким образом, замысел Изы, взявшей на себя роль некого кукловода, благополучно получил свое развитие. Ей удалось проинструктировать Амхепа говорить с прибывшими на свадьбу вождями ее словами и аргументами. Молодой человек с честью справился с возложенной на него миссией, благодаря чему было положено начало возникновению нового государства. Самого же Амхепа, его новое положение не только не радовало, но и тяготило. Сейчас, когда все гости разошлись, он, сидя на краю роскошного ложа в отведенных для него покоях, сидел, устало склонив голову, вспоминая о том времени, когда он, простой рыбак, выводил свою лодку на гладь великого Нила, забрасывал в его воды свою сеть, чтобы с богатым уловом, вечером вернуться домой и накормить своих близких. Как ему хотелось сейчас сбросить с себя расшитые золотом одежды и вернуться к своей прежней жизни, но Темис, его милая Темис, которая пожелала, чтобы он стал фараоном, властителем огромной страны, никогда не отпустит его назад, а он сам, никогда не сможет отказаться от богини своего сердца. Юноша уже не мыслил своего существования без этой прекрасной и такой непостижимой для его понимания женщины, которую он любил, боготворил и, чего греха таить, боялся. Темис же, возлежала рядом. Расположившись посреди огромного ложа, полуобнаженная, она, подперев рукой голову и устремив свой взгляд куда-то в пустоту, погрузилась в глубины собственных мыслей. Ей, историку с мировым именем, представилась уникальная возможность, стать участницей зарождения целой цивилизации. Она, как-будто заново перечитывала учебники истории собственного народа, но с той разницей, что в ее руках имелись своеобразные рычаги воздействия на весь этот глобальный процесс. В то же время Темис осознавала, что такого рода воздействие, непременно приведет, причем в самое короткое время, к жестокому расслоению общества на бедных и богатых, на хозяев и рабов. Успокаивало лишь то, что с вмешательством или без него, процесс этот неминуем и уже запущен в разных уголках Пангеи в ходе естественного развития. Разница состояла лишь в том, что в Шумере сначала определился лидер, в лице Геры, объединивший жесткой централизованной властью отдельные роды и племена собственного народа, а потом уже появилось государство, точнее некое его подобие, но со всеми необходимыми для поддержания власти атрибутами, такими, как стража, армия, суд и религия, которую она, Темис, вместе со своими спутниками и породила. И произошло становление этого государства без влияния извне. Пришельцы всего лишь дали импульс, послуживший созданию условий, способствующих дальнейшему развитию Шумеров. Здесь же, в Та-Кемет, все обстояло несколько иначе. Здесь исторически сначала появилось некое административное деление на номы со своей выборной властью, появились зачатки нарождающегося рабовладения, а уже потом, не без участия извне, появился лидер, объединивший всю страну и призванный создать в ней все властные атрибуты. А то, что касается возникновения рабства, так оно произошло без участия геян. Оно уже, в той или иной мере, проявило себя и в Шумере, и в Та-Кемет, и, как слышала Темис от Кеми, в стране Куш. Только, если в первых двух случаях, рабами становились соплеменники своих хозяев, попавшие в долговую зависимость от них и утратившие свои собственные средства производства, то Нубы формировали рабов из числа захваченных ими людей из сопредельных территорий и принадлежащих иным народам. Но в недалеком будущем, обе эти формы рабства неминуемо объединятся и, слившись воедино, создадут устойчивую общественно-экономическую и политическую формацию. Так какая разница, думала девушка, произойдет это раньше или позже, если этот процесс все равно неизбежен и неотвратим.
   Темис сменила позу, убрав затекшую руку и, перевернувшись на живот лицом к Амхепу, обратилась к нему.
  - Милый, что с тобой? О чем грустишь?
  - Мне, не по себе в этом огромном доме, как-то неуютно, - отозвался юноша, выйдя из оцепенения от голоса Темис.
  - Ничего, со временем привыкнешь. За то нам здесь никто не помешает, не нарушит покоя нашего гнездышка. Ну, иди же ко мне, обними свою Темис, одари меня своими жаркими поцелуями, ласкай мое тело своими нежными руками.
  Темис протянула руки к молодому человеку и увлекла его к себе. Она перевернулась на постели и, оказавшись сверху, распласталась, прижимаясь всем телом к лежащему на спине юноше. Опираясь на локти, она приподняла руками голову Амхепа и страстно поцеловала его в приоткрытые губы. Юноша ответил на ее поцелуй и, гладя ладонями все ее тело от головы до бедер, шептал ей слова любви.
  - Мой фараон, мой возлюбленный, - отвечала Темис, вся пылая от страсти, - возьми меня, выпей меня без остатка.
  Находясь в объятиях любимой, юноша позабыл о своих сомнениях и полностью отдался во власть первобытной страсти.
  Утро пробудило Темис приглушенным светом, проникающим в спальню сквозь отверстие в потолке. Девушка повернулась, погладила свободной рукой растрепавшиеся волосы спящего Амхепа, и, накинув на обнаженное тело легкий халат, выскользнула из спальни. Она пробежала по холодным каменным плитам по темному коридору и, распахнув нужную дверь, очутилась в обширном зале, где вместо обычного пола, находился заполненный водой бассейн. Темис скинула халат и с удовольствием нырнула в воду, моментально охладившую ее разгоряченное от бурно проведенной ночи тело. Она потеряла чувство времени, предаваясь наслаждению от купания, и не заметила, как в зал вошла Маат.
   В отличие от брата, молодая женщина на удивление быстро освоилась со всеми прелестями новой, комфортной жизни. Привыкшая подниматься с первыми лучами солнца, даже, несмотря на почти бессонную первую брачную ночь, она не изменила этой своей привычке. Оставив спящего Тота, Маат, так же, как и Темис, захотелось охладиться в воде и, вспомнив о чудесном водоеме, находящимся в одном из помещений этого каменного дома, она пришла сюда, совершенно не ожидая застать здесь подругу. Некоторое время девушка, как завороженная наблюдала, как Темис, опустив голову в воду, проплывает от одного края водоема к другому, и, ловко переворачиваясь в воде, возвращается обратно. Она решительно сбросила с себя одежды и, ступая по каменным ступеням, вошла в воду, где чуть не столкнулась с проплывающей мимо Темис.
  - Маат, дорогая, как ты меня напугала! - воскликнула Темис, протирая глаза,- Почему ты здесь, а не в объятиях своего мужа? Он что, разочаровал тебя?
  - Нет, что ты! Ты даже не представляешь, как я счастлива, и это была самая волшебная ночь в моей жизни!
  - Очень даже представляю! Или ты думаешь, что такое счастье даровано тебе одной?
  - Просто мне кажется, что счастливей меня нет никого на свете!
  - Это ощущение скоро пройдет, а жизнь покатит размеренным ритмом, поверь мне, и наслаждайся, пока все твои чувства обострены.
  - У тебя с братом уже прошло?
  - Нет, нет. Пока я тоже наверху блаженства!
   - Тогда, почему Вы не поженитесь с ним?
  - Я...я, не могу, неуверенно ответила Темис на неожиданный вопрос.
  - Но почему? Вы же любите друг друга, или я ошибаюсь?
  - Ты не ошибаешься, это совсем другое...
  - Потому что ты богиня, и тебе запрещено брать в мужья смертного?
  - Что-то вроде этого, Маат. Понимаешь, там, среди далеких звезд, мой дом, а здесь, на Вашей земле, мы всего лишь гости. Рано или поздно, мы должны будем вернуться на родину и покинуть Та-Кемет. Если я возьму твоего брата в мужья, он должен будет выбирать между мною и Вами - его самыми близкими людьми. Я не хочу ставить его перед таким выбором.
  - Но ты, ведь ты можешь остаться с нами?
  - Нет, Маат, не могу. Здесь я чужая, а в моем мире твой брат будет чужим. Нас обоих всегда будет тянуть к своим народам, к своему миру. К тому же там, на моей далекой родине, у меня любимая работа, мои друзья. Я просто умру от тоски в разлуке с ними. Придет время, и мы расстанемся, но всю оставшуюся жизнь будем вспоминать друг о друге с теплотой и любовью, а твой брат со временем встретит хорошую девушку и женится на ней. У них родятся дети, и они будут счастливы, - грустно ответила Темис.
  - Ты плохо знаешь Амхепа, Темис! Если ты покинешь его, он никогда не женится, а будет хранить верность своей единственной любви, и никогда у него не будет детей, которые продолжат его род.
  - Ваш род не прервется, ведь есть ты и твой Тот. Ваши дети станут наследниками фараона и продолжат дело твоего брата.
  - Это жестоко, обрекать человека на вечное одиночество! Ты не можешь так поступать с братом! Останься с нами, ведь ты - наша богиня! - заливаясь нахлынувшими слезами, взмолилась девушка, забившись в рыданиях в объятиях Темис.
  - Вытри слезы и возвращайся к мужу, а то, еще чего доброго, он подумает, что его красавица сбежала от него в первую брачную ночь.
  Обе женщины вышли из воды, оделись и разошлись по своим спальням. Вернувшись к Амхепу, Темис вытерлась, оделась в свой обычный наряд и, присев на край ложа, стала дожидаться пробуждения юноши. Амхеп потянулся и открыл глаза. Увидев, сидящую рядом, Темис, лицо его расплылось в счастливой улыбке. Он протянул к ней руки, пытаясь обнять, но Темис слегка отстранилась, и тихонько прошептала:
  - Вставай, дорогой. Солнце уже высоко и тебя ждут важные дела.
  - Не хочу никаких дел, - так же шепотом ответил молодой человек, - хочу быть только с тобой.
  Темис резко встала и, бросив Амхепу его одежду, скомандовала:
  - Одевайся! Тебя ждет Изида, чтобы приступить к делам государства, и кроме этого, вспомни, что ты обещал мне сделать после свадьбы твоей сестры!
  - Я помню, моя госпожа! Я пообещал выполнить твою просьбу и привести к тебе Эноха. Но разве это не может подождать? Неужели какие-то дела могут быть важнее, чем мгновения проведенные с тобой?
  - Амхеп! Я рассержусь!
  - Хорошо, хорошо, моя богиня! Я уже иду.
  Амхеп надел свой царственный наряд и поплелся следом за Темис в главный зал дворца, где его ожидал завтрак и аудиенция с Изидой.
  
  
  ***
  
  
  Иза проснулась раньше обычного и мысленно стала готовить фараону целый список неотложных дел, которые он должен был выполнить сегодня. Она расхаживала по палатке, в которой они с Зейвсом жили в Та-Кемет, меряя ее шагами от стены до стены. Проснувшийся Зейвс с любопытством смотрел на жену, пытаясь понять, что это - утренний моцион или измерение размеров палатки.
  - Чем это ты занята, дорогая? - с иронией в голосе спросил Зейвс Изу.
  - Ой, Зейвс! Доброе утро! Только прошу, пожалуйста, не мешай, чтобы я не сбилась.
  - Ты что, считаешь собственные шаги? - снова, смеясь, спросил Зейвс.
  - Вовсе ничего смешного не вижу. Я составляю план мероприятий для Амхепа на сегодня.
  - Оставила бы ты его хотя бы сегодня в покое! Дай юноше отдохнуть после вчерашнего шумного празднества.
  - Вот еще! От чего это он устал? Пусть работает, тем более что я не заставляю его таскать тяжелые камни, а лишь раздавать приказы и распоряжения. Ты тут сам что-нибудь перекуси, а я пошла во дворец.
  Иза вышла, а Зейвс, усмехнувшись, начал шарить в термоконтейнере в поисках еды. В это время раздался звук зуммера коммуникатора. Зейвс извлек приборчик и ответил на вызов. Звонил Грифт.
  - Привет, Зейвс! - раздался в динамике голос Грифта. - Как дела, дружище?
  - Привет, Грифт! Очень рад тебя слышать! У нас все в порядке. Скоро собираемся с Ореком на юго-западный континент. А как там у вас?
  - Я, собственно, звоню по просьбе Геры. Она очень хотела бы видеть тебя, Изу и Диту на свадебной церемонии Алияра и Гайли, которая состоится завтра. Как Вы, прилетите?
  - Представляешь, мы только вчера отпраздновали свадьбу сестры фараона, и вот опять. Сейчас позову Изу, пока она далеко не ушла и отвечу. Хорошо?
  Зейвс выглянул из палатки и, громко крикнув, позвал не успевшую далеко уйти жену.
  - Иза! Здесь Грифт на связи. Он передал нам приглашение от Геры. Что мне ответить?
  Услышав имя Геры, Изу, как будто, пробило электрическим разрядом. Она обернулась и коротко спросила:
  - Когда нам нужно прибыть в Шумер?
  - Свадьба назначена на завтра. - Ответил Зейвс.
  - Передай, что мы будем! Да, и не забудь передать от меня привет Грифту.
  Иза повернулась и продолжила свой путь к дворцу.
  - Что ж, - думала она, - это к лучшему. Нам в любом случае придется как-то объясниться с Герой, так пусть это будет сейчас. Раз и навсегда выясним отношения и обе прекратим терзаться от всяких мыслей и взаимных подозрений. Обрадую мальчишку Амхепа, пусть пока отдыхает. И еще нужно объясниться с Дитой и Темис, насчет лошадей. Эти две сумасшедшие только и делают, что ищут на свои головы приключений.
  Вдалеке Иза увидела, выходящую из своей палатки, Диту, которая с полотенцем в руках, спешила в дворцовый бассейн.
  - Вот и отлично! - отметила Иза. - Как раз обе рыбки будут во дворце и им никак не отвертеться от разговора.
  Иза ускорила шаг и догнала дочь уже на ступенях дворца.
  - Доброе утро, мама!- весело ответила Дита на приветствие Изы, - Ты тоже в бассейн?
  - Нет, Ди, но попрошу тебя и Темис никуда не уходить из дворца, пока мы не поговорим, - строго потребовала Иза.
  - Жаль, поплавали бы вместе. Впрочем, как хочешь! После купания мы зайдем к тебе. Обещаю!
  На этом женщины, пройдя во дворец, разошлись в разные стороны. Иза прошла в большой зал, где ее за завтраком дожидался молодой фараон в обществе Темис. Еще с середины зала Иза объявила, что на сегодня Амхеп свободен, и может заниматься, чем захочет. Обрадованные молодые люди, вскочили и побежали к выходу, но Иза, властным голосом потребовала, чтобы Темис осталась.
  Девушка остановилась и, шепнув Амхепу, чтобы он не забыл о своем обещании, вернулась к Изе. Когда Амхеп исчез за дверью, Иза строго обратилась к Темис:
  - Темис, подойди ко мне и присядь. Нам нужно серьезно поговорить!
  Девушка, виновато опустив голову, неуверенным шагом, подошла к Изе и села рядом с ней.
  - Ты знаешь, Тем, что я отношусь и к Дите, и к тебе, как к своим родным дочерям, и мне далеко не безразлична Ваша судьба.
  - Конечно, Иза, я знаю об этом и очень ценю твое отношение ко мне, - поспешила вставить Темис.
  - Помолчи и не перебивай меня! Так вот, я еще раз повторяю, что вы обе мне далеко не безразличны. И, именно поэтому настаиваю, чтобы больше я никогда не слышала о подобных выходках с Вашей стороны.
  - О чем это ты? Я не понимаю!
  - Все ты прекрасно понимаешь! Мы не на Гее, где в любой точке планеты на помощь вылетят сотни профессиональных спасателей. Этот мир, с его дикой природой и, зачастую, дикими нравами его коренных обитателей, может таить смертельную опасность для каждого из нас. Поэтому, отправляясь вглубь неизведанных территорий Пангеи, мы всегда действуем хорошо подготовленными и организованными группами, держащими постоянную связь с нашими базами. Как Вы могли, никого не предупредив, отправиться на территорию, заселенную воинственными племенами страны Куш? И главное, из-за чего? Чтобы поймать несколько лошадей для свадебной церемонии Маат. Я понимаю Ваше стремление удивить и поразить воображение жителей Та-Кемет, но не такой же ценой!
  Темис продолжала выслушивать нравоучения Изы, не смея смотреть ей в глаза. Ей нечего было ответить в свое оправдание. Тяжело вздохнув, девушка, наконец, набралась духу и выпалила:
  - Ди ни в чем не виновата. Это была моя идея, и она пошла у меня на поводу.
  - Как это, пошла на поводу? - громко вмешалась в разговор, только что зашедшая в зал, Дита, на ходу вытирая полотенцем мокрые волосы, - Ни у кого на поводу я не шла, и не надо меня выгораживать. Я приняла предложение Темис осознано, мама!
  - О чем Вы обе думали? Ты, Дита, что, забыла, что у тебя есть дочь. Если ты не думала о себе, то хотя бы должна была подумать об Эос. Что стало бы с ней, если бы с тобой что-нибудь случилось? Ты, наверное, забыла, каково было тебе, когда погибла твоя родная мама! Что, ты желаешь своей дочери такой же участи - расти без матери.
  - Но ведь ничего с нами не случилось, - возразила Дита, - и победителей не судят. А еще, мама, если бы я отказалась, Тем отправилась бы туда одна. Ее счастье, что я была рядом и смогла вовремя оказать ей медицинскую помощь. Окажись она одна в стране Куш, вряд ли она оттуда бы выбралась. В лучшем случае попала бы в рабство к темнокожим, а вернее всего, зная ее крутой нрав, погибла бы. Я не могла этого допустить и отправилась вместе с ней.
  - Да, в этот раз, почти ничего не случилось, за мелким исключением, что твоя подруга чуть не потеряла своего, еще не родившегося ребенка. Темис, ты хоть отдаешь себе отчет, как ты рисковала, отправляясь в такое опасное путешествие? Вот что, девочки, я даже рада, что Вам обеим придется на какое-то время вернуться на Гею. У Вас появится возможность хорошенько переосмыслить свой безответственный поступок и, я надеюсь, когда Вы вновь вернетесь сюда, больше ничего подобного не повторится. Все понятно?
  - Да, мона Иза и, пожалуйста, простите нас, - за себя и за подругу ответила Темис, - только, прошу Вас, ничего не рассказывайте Зейвсу и Ореку, а то они нам вообще запретят появляться на Пангее.
  - Не беспокойся, Теми, если бы я хотела, чтобы Вам была устроена публичная обструкция, то сейчас с Вами говорил бы Зейвс, а не я. Весь этот разговор, я обещаю, останется между нами.
  - Можно вопрос?
  - Да, Тем, я тебя слушаю.
  - Откуда ты узнала, где мы были с Дитой? Кто тебе рассказал?
  - Ты меня считаешь за дурочку? Не составляло большого труда догадаться, откуда Вы пригнали лошадей, особенно после изучения отчета экспедиции Олы вглубь материка. Самое близкое место, где водятся лошади - это страна Куш. На более дальнюю поездку, к примеру, в Шумер, у Вас просто не было времени. Так что можете ни на кого не грешить. Никто мне Вас не выдавал, но и пособники Ваши, так же получат выговоры от меня. Да, чуть не забыла! Только что звонил Грифт. Он передал нам всем приглашение от Геры поучаствовать завтра еще в одной свадебной церемонии между шумером Алияром и арамейкой Гайли. Так что собирайтесь.
  - Иза, я не очень хорошо себя чувствую, и хотела бы остаться здесь, с твоего позволения, - поспешно попросила Темис.
  - Как хочешь, - пожимая плечами, ответила Иза, - только, чтобы без фокусов.
  
   - Очень кстати, - размышляла Темис, направляясь по гулким коридорам дворца в спальню фараона, - сегодня или завтра все улетят к Гере, а это значит, что ни Изы, ни Зейвса, несколько дней не будет в Та-Кемет, и никто мне не сможет помешать.
  Войдя в спальню, она стала нервно мерить шагами комнату из угла в угол, дожидаясь возвращения Амхепа.
  - Ну, куда же запропастился этот мальчишка? - мысленно ругала девушка нерасторопного юношу, - как назло, когда он нужен мне, как никогда, его нет на месте.
  -Где тебя носило? - набросилась Темис на Амхепа, когда он, наконец, вошел в комнату, - Я уже битый час дожидаюсь тебя!
  - Как ты и просила, моя богиня, я ходил в дом Эноха.
  - Так, где же он? - Не унималась Темис.
  - Я здесь, госпожа, - за Амхепа ответил старик, проходя в комнату, - по твоей просьбе я немедля пришел, чтобы выслушать тебя.
  - Прости, Энох, я что-то разнервничалась. Присаживайся, прошу тебя.
  - Благодарю,- ответил старик, опускаясь на пододвинутый Темис табурет.
  - Амхеп, дорогой, ты не мог бы оставить нас наедине, пожалуйста? - Обратилась девушка к молодому человеку, - Только не сердись на меня.
  Амхеп нехотя покинул спальню. Темис подошла к двери и плотно притворила ее, а потом, повернувшись к Эноху, глядя ему прямо в глаза, задала вопрос:
  - Скажи, Энох, доволен ли ты, что я устроила свадьбу твоего сына с принцессой Маат?
  - Еще бы, госпожа, ведь теперь Тот стал мужем сестры владыки Та-Кемет.
  - Тогда, я надеюсь, ты не откажешь мне в некоторой любезности?
  - Все, что пожелаешь, богиня! - подобострастно ответил Энох. - Приказывай!
  - Говорят, ты раньше часто водил свою лодку к порогам и вел там обмен с Нубами.
  -Да, когда я был помоложе, то частенько бывал в тех краях вместе с отцом Амхепа и Маат.
  - Значит ли это, что общаясь с Нубами, ты понимал их язык и сам мог говорить на нем с ними?
  - Это правда, я знаю язык Нубов, госпожа.
  - Тогда помоги мне, составь мне компанию в поездке к порогам!
  - Зачем тебе это! Плыть туда очень опасно! С тех пор, как Эшур нарушил приграничный договор и обобрал Нубов, они обозлились и убивают каждого, кто приблизится к границе или уводят в рабство. Плыть туда - это самоубийство.
  - Ты же знаешь, что у меня есть, чем ответить Нубам, и я не боюсь их, да и уверенна, что ни мне, ни им, не придется поднимать оружия. Я хочу договориться с Нубами о возобновлении взаимовыгодных обменов и у меня, можешь быть уверен, есть, что им предложить. А тебя я хочу попросить стать моим голосом для них. Так как, ты согласен?
  - Путь к порогам долог и труден, а я уже далеко не молод, чтобы грести против течения Нила.
  - Тебе не придется грести, старик, и путь этот мы проделаем гораздо быстрее, чем ты думаешь. А в качестве благодарности я использую все свое влияние на фараона, чтобы еще больше возвеличить и приблизить твою семью к трону.
  - В таком случае, я готов рискнуть, богиня. Когда мы отправляемся?
  - Не позднее завтрашнего дня.
  - До завтра, богиня и да помогут нам духи.
  Не успел Энох покинуть царские покои, как в комнате вновь появился Амхеп. Темис, взглянув на него оценивающим взглядом, сообщила:
  - Мои друзья, небесные боги, ненадолго покидают Та-Кемет, так что тебе самому придется принимать важные решения.
  - Скажу честно тебе, моя красавица, что все это тяготит меня. Ведь я простой рыбак и не представляю, как мне приказывать своим односельчанам, на глазах которых я вырос. Большинство из них всегда были добры ко мне и всей нашей семье.
  - Придется привыкать! И хватит все делать самому. Ты должен выбрать себе надежных помощников, которые станут выполнять за тебя ту часть работы, которая тебе неприятна. Мне кажется, что муж твоей сестры, Тот, и его отец Энох, как раз подойдут на эти роли. Советую также, не сбрасывать со счетов и твою сестренку Маат. Знай, что иногда возникают такие дела, где без изворотливого и хитрого женского ума, не обойтись. Ведь, недаром, все перемены, которые происходят сейчас в Та-Кемет, затеяли мы с Изидой, а не наши мужчины. Так что, иди, оторви Тота из сладких объятий сестры и приступай вместе с ним к своим обязанностям фараона! А я пойду займусь своими делами, чтобы не смущать Вас. Да, чуть не забыла! Скажи, Амхеп, почему до сих пор здесь нет Инур и твоих младших братьев и сестер? Их покои приготовлены и давно их ожидают!
  - Мама наотрез отказывается жить в каменном доме. Я ничего не могу с ней поделать. Она говорит, что большую часть своей жизни провела в доме моего отца, там все мы появились на свет, и она не хочет покидать этот дом.
  - Так объясни ей, что теперь она мать самого фараона, а ее младшие дети, так же, как и Маат, принцы и принцессы. Столь знатные особы не могут ютиться в Вашей жалкой тростниковой хижине. Это может принести вред твоему, Амхеп, авторитету, как фараону всей Та-Кемет. Когда закончишь с Тотом, сходи к Инур и поговори еще раз. Ну, кажется все, я пошла.
  Темис вскочила на ноги, пробежала мимо Амхепа, мимоходом чмокнув его в щеку, и выскользнула из спальни. Оказавшись за пределами дворца, она не спеша дошла до своей палатки и, оставив полог приоткрытым, улеглась на кровать, ожидая визита кого - либо из отбывающих в Шумер. Ждать пришлось не долго. Минут через двадцать в палатку заглянула Дита и, найдя подругу лежащей в постели заговорила с ней.
  - Теми, я зашла спросить, может ты передумаешь, и полетишь вместе с нами. Гера будет очень рада тебя видеть.
  - Нет Ди, мне лучше остаться и немного отдохнуть.
  - Тебе плохо? Тогда давай я останусь с тобой!
  - Не стоит, подруга, лети. Это всего лишь легкое недомогание, как я слышала, вполне свойственное моему положению. Я немного полежу, отдохну, и все пройдет. Так что, не волнуйся за меня и лети спокойно.
  - Раз так, оставайся, но я, все-равно, попрошу Фло, чтобы она присмотрела за тобой.
  Дита на прощание обняла Темис и покинула палатку. Как только Дита ушла, Темис перевернулась на другой бок и прильнула глазами к открытому окошку в стене палатки. Она хорошо видела, как пассажиры поднялись на борт флайера и вскоре он, оторвавшись от земли, исчез из виду. Девушка тут же выскочила из постели, лежа в которой прикидывалась больной и, со змеиной ловкостью, промчалась через весь лагерь в сторону деревни. Она отыскала глазами дом Эноха и, стараясь оставаться незамеченной Инур, мимо дома которой, лежала дорога, пошла к нему.
   Возле дома хлопотала жена Эноха Мут, выполняя повседневную женскую работу. Завидев Темис, она поклонилась ей. Темис, приветливо ответила женщине и спросила:
  - Твой муж дома? У меня дело к нему.
  - Дома, - ответила Мут, где же ему быть. Сейчас позову.
  - Не утруждайся, я сама, если позволишь.
  Темис приоткрыла дверь и, заметив сидящего на циновке Эноха, коротко сказала:
  - Завтра, до восхода солнца, будь возле дворца.
  Энох утвердительно кивнул головой. Темис закрыла дверь и, попрощавшись с Мут, пошла назад. Проходя мимо дома Амхепа, она заметила, что Инур и Амхеп о чем-то оживленно беседуют.
  - Похоже, без моего вмешательства ему ее не уговорить, - подумала девушка, - нужно подключать Маат. Девчонка быстро поняла выгодность своего нового положения и, наверняка, сможет уболтать мать.
  Пройдя через всю деревню, Темис свернула туда, где за палаточным лагерем геян, начинались густые заросли тростника. Она осмотрелась по сторонам и, раздвинув тростник, нырнула в образовавшийся проход. Здесь, скрытая от посторонних глаз, стояла крылатая лодка, которую Жил и Лана подарили ей, покидая Гею. Темис забралась в лодку, внимательно осмотрела, сложенное в ней снаряжение и, оставшись удовлетворенной, проверила работоспособность ее систем, приподняв лодку не высоко над землей. Убедившись, что все в порядке, девушка, снова раздвинув тростник, вышла из зарослей и, спокойно, будто просто гуляя по окрестностям, пошла в сторону дворца. Она, миновав большой зал и длинные коридоры, добралась до покоев, занимаемых Маат и Тотом. Полуголая Маат, лежа на животе, подперев голову руками, на ложе, застеленном подаренной ей леопардовой шкурой, предавалась праздному ничего неделанью. Темис, без стука вошла в комнату, и окликнула молодую женщину. От неожиданности, Маат перевернулась, пытаясь шкурой прикрыть свою наготу, но увидев на пороге Темис, успокоилась и улыбнулась ей.
  - Ты пришла, как здорово! Мне так хотелось с кем-нибудь поговорить, поделиться своим счастьем! - Воскликнула Маат при виде подруги.
  - А ты, как я посмотрю, быстро освоилась с новой ролью, - насмешливо заметила Темис, - И долго собираешься валяться в постели, грезя о своем Тоте? Делом, не пора ли заняться, подруга?
  -Но что я могу, Тем? Я всего лишь женщина.
  - Наивная ты девочка. Любая женщина может гораздо больше, чем думают мужчины, а умная и расчетливая женщина, способна на такое, что не доступно ни одному мужчине. У нас есть самое убойное оружие, перед которым ни одному из них не устоять.
  - Какое оружие, Тем? У меня нет никакого оружия.
  - Ну, что ж ты такая глупенькая. Наше оружие - это мы сами, наше кокетство и обольщение. Разве сможет устоять хоть один мужчина перед чарами красивой женщины, разве сможет хоть один из них отказаться от счастья обладания телом женщины. Если женщина умная, то она заставит любого мужчину плясать под свою дудку.
  -Ты хочешь сказать, что допуская мужчину до себя в постели, можно заставить его выполнять любые наши желания?
  - Ну, наконец-то, а то я думала, что до тебя так и не дойдет.
  - Но как же, ведь муж - это господин. Как может женщина отказать в близости своему господину? Он просто возьмет ее силой.
  - Силой, говоришь! Да, может, но если женщина при этом будет оставаться холодной и не отвечать на его ласки, а просто позволять овладевать собой, вряд ли кому из них это доставит истинное удовольствие. Мужчинам хочется, чтобы женщины любили их страстно, получая наслаждение от близости. Любовь - это целое искусство, овладеть которым способна любая женщина, используя свою безудержную фантазию, дарованную ей природой. Ты, если не будешь дурой, всему этому очень скоро научишься, и вот увидишь, что кроме наслаждения в постели, очень скоро сама станешь истинной повелительницей Та-Кемет. Если ты будешь действовать последовательно и не навязчиво, мужчины сами отдадут тебе эту власть. А ты же, будешь только подогревать в них ощущение, что именно они являются властителями, но при этом выполняющими твою и только твою волю.
  - Так, что же я должна делать сейчас?
  - Во-первых, оденься. Во-вторых, ты должна принять действенные меры, чтобы твоя страна стала процветающей, а для этого тебе, Маат, придется многому учиться. Сейчас мы пойдем с тобой к моим подругам Флоэ и Оле. Флоа научит тебя, как выращивать полезные растения и как готовить из них пищу, а ты потом, всему этому научишь женщин кеми. Потом, мы пойдем к моей другой подруге - Оле. Она научит тебя, как обращаться с домашними животными и как пользоваться тем, что они могут дать человеку. Кроме этого, тебе нужно научиться управлять лошадьми и начать пользоваться своей колесницей. Женщина царского рода не должна ходить пешком. Я же сама обучу тебя приемам обольщения мужчин. Научившись всему этому, ты станешь истинной царицей Та-Кемет, у ног которой, будет вся эта страна по обоим берегам Нила.
  - А как же брат? Ведь Вы с Изидой провозгласили его фараоном, владыкой Та-Кемет!
  - А мой возлюбленный Амхеп-Амон, пусть продолжает считать себя таковым. Ты же, находясь за его спиной, станешь дергать за все ниточки государственной власти и я, твоя подруга, тебе в этом помогу. Кстати, ты можешь уже сейчас оказать ему услугу. Помоги ему уговорить вашу мать Инур, поселиться вместе с младшими детьми здесь, во дворце. Можешь считать это первым своим испытанием. А сейчас, следуй за мной.
  Совершенно ошарашенная, сбитая с толку от услышанного, Маат, накинув на плечи накидку, послушно поплелась вслед за Темис.
  -Ничего, - размышляла Темис по пути к Флое, - девочка смышленая. Немного усилий и она будет, как собачонка, кормиться с моих рук.
  
  -Привет, Фло! - Поприветствовала девушку Темис, по - приятельски обнимая ее. - Чем занимаешься?
  - Скучаю, Тем. Почти все наши улетели в Шумер, и я не знаю, чем заняться.
  - Тогда радуйся, я нашла занятие для тебя и Олы. Вот, знакомься, это принцесса Маат, - кивнула Темис на скромно стоящую в стороне девушку, - Поучите ее уму-разуму в рамках своих профессии.
  Флоа подошла к Маат, взяла ее за руку и ласковым голосом сказала:
  - Проходи Маат, не бойся. Давай присядем и, для начала, просто поговорим, познакомимся поближе.
  - Ну, Вы тут общайтесь, а я пока оставлю Вас и займусь своими делами.
  С этими словами, Темис вышла из палатки Флои.
  Оставшись наедине, Флоа улыбнулась своей гостье и сказала:
  - Знаешь, я вчера просто залюбовалась тобой, такая ты была красивая.
  - Спасибо, ответила смущенная девушка.
  - Давай, для начала, ты мне расскажешь, что в твоей стране люди употребляют в пищу, но только, кроме рыбы, мяса животных и птиц.
  - Обычно мы едим вареный корень папируса, иногда собираем разные плоды, растущие на черной земле. По праздникам мы печем лепешки из растертых в порошок зерен, которые выбиваем из колосьев некоторых трав, растущих здесь.
  - То есть эти травы растут тут сами, как и все остальные?
  -Да, госпожа. Каждый год, после разлива Нила, на увлажненных им землях, прорастают множество разных трав, в том числе лен и вот эти самые, с колосьями, полными питательных зерен. Когда они созреваю, мы ходим по этим полям и собираем их, потом сушим на солнце. А далее, выбиваем зерна из колосьев и растираем их на большом камне, каменной теркой. Потом, когда хотим испечь лепешки, смешиваем растертое зерно с водой, и печем в глиняной печи.
  - Понятно! То есть Вы собираете то, что само вырастает на Вашей земле. И много зерна вы собираете таким образом?
  -Да, госпожа, мы собираем то, что даруют нам духи земли, но собрать зерен удается совсем немного, ведь это очень тяжелый труд и поэтому зерна эти ценятся у нас так же высоко, как нуб в стране Куш, а лепешки мы печем только по большим праздникам.
  - Тогда слушай, Маат. Видела ли ты, как я, в хорошенько вскопанную и освобожденную от ненужных трав и их корней, землю, втыкала зерна?
  - Да, госпожа! Но наши женщины говорят, что ты только зря портишь зерно.
  - Пусть говорят, что хотят! Сейчас я обильно орошаю водой, то, что посадила, а через несколько месяцев из посаженых зерен прорастут ростки, на которых будут те же самые колосья, но из каждого посаженого зернышка вырастет один, а может и два колоска, наполненных несколькими десятками зерен каждый. Если я, к примеру, посадила в землю одну меру зерна, то через четыре месяца я смогу вернуть уже десять таких же мер. Конечно, обработка земли - это тоже нелегкий труд, но он окупается старицей. Точно также можно поступать и с семенами других растений. Если сажать семена разных растений отдельно, на разных участках земли, собирать их станет гораздо легче и быстрее. Захочешь попробовать, я научу тебя и всех остальных, как правильно все это проделывать.
  - Да, госпожа, я хочу этому научиться и, если через четыре месяца ты вернешь, как и сказала, с каждой посаженной тобою меры, десять мер, то я прикажу всем кеми поступать таким же образом.
  - Договорились! Вот завтра и приступим к работе. Согласна?
  
  
  ***
  
   Тихонько, чтобы не разбудить Амхепа, Темис соскользнула с постели, схватила в охапку свою одежду и на цыпочках вышла из спальни. Здесь она оделась и, стараясь ступать как можно тише, пробралась к выходу из дворца. Внизу, на площади, в свете почти полной луны, около ступеней, она заметила темную мужскую фигуру.
  - Энох, это ты, - полушепотом окликнула его Темис.
  - Да, госпожа, это я, - также полушепотом ответил старик.
  Темис быстро сбежали по ступеням и шепотом скомандовала:
  - Иди за мной!
  Они, стараясь держаться в тени, пересекли площадь и направились к зарослям тростника. Темис почти бежала и Энох, с трудом, поспевал за ней. Отыскав нужное место, Темис остановилась, дожидаясь отставшего, запыхавшегося старика. Она извлекла фонарик и, включив его, всучила Эноху, который чуть не выронил от страха этот странный, светящийся предмет.
  - Свети же сюда! - раздраженно прошипела Темис.
  Энох справился со страхом и выполнил указания спутницы. Темис раздвинула тростник и, махнув рукой, пригласила Эноха следовать за собой.
  - Что это? - удивленно спросил Энох, увидев удивительную, невиданную лодку.
  - Не видишь, что ли, это лодка.
  - Но как ты собираешься перенести ее к воде?
  - Я и не собираюсь! Это лодка, чтобы плыть по воздуху. Давай садись вот сюда!
  - Энох, недоверчиво осмотрел странную конструкцию, но подчинился и забрался на заднее сидение.
  Темис пристегнула его ремнями к креслу, сама забралась на переднее сидение и, щелкнув переключателями, подняла лодку в воздух. К изумлению Эноха, из бортов лодки, как будто выросли две пары больших, серебрившихся при свете Луны, крыльев. Темис, облетая деревню стороной, вывела машину к Нилу и направила ее вдоль его русла на юг.
  - Мы летим, летим, как птицы,- восторженно прокричал старик, - вот уж никогда не думал, что когда-нибудь буду летать по небу.
  - Тише ты!- цыкнула на него Темис, - всю деревню разбудишь своими воплями.
  Небо на востоке начало светлеть, гася звезды, и вскоре заалело, предвещая начало нового дня. Когда, наконец, странники подлетели к порогам, утро уже полновластно вступило в свои права, сверкая солнечными бликами по воде. Из предосторожности, Темис посадила лодку на почтительном расстоянии от порогов и, достав бинокль, стала наблюдать за тем, что происходило за ними. Не отвлекаясь от наблюдения, она задавала Эноху вопросы ее интересовавшие.
  - Расскажи, Энох, чем Вы обменивались с Нубами? Что, кроме нуба они ценят у себя, что ценят у Вас, что можно предложить им и от чего они не смогут отказаться?
  Старик подробно рассказывал обо всем, что интересовало его спутницу.
  - А это, что такое? - Вдруг воскликнула девушка, указывая в сторону порогов, где на одном из валунов, преграждающих путь могучей реке, появилась группа вооруженных темнокожих людей, которые тащила еще одного, связанного по рукам и ногам, а чуть поодаль от них стоял еще один, с черепом рогатой антилопы на голове, - что они собираются делать?
  - Я ничего не вижу, госпожа! Я стал стар и глаза мои потеряли былую зоркость.
  - На, взгляни, - ответила Темис, поднося к глазам старика свой бинокль.
  - Это воины Нвалы и старый колдун Асибу, - ответил Энох, - я давно знаю эту бестию. Похоже, они собираются совершить обряд кровавого жертвоприношения, чтобы задобрить одного из своих духов.
  - Как это? Убить своего же соплеменника? Какой ужас! Ну и нравы у этих темнокожих, аж мороз по коже пробежал. Ну ка, дай я посмотрю, - вырывая бинокль из рук Эноха, сказала Темис. Она впилась глазами, ожидая развития событий на порогах и лихорадочно придумывая, как ей использовать ситуацию, случайной свидетельницей которой она стала.
   А между тем, на пороге, двое воинов схватили несчастную жертву и подтащили ее к краю огромного камня, на котором стояли. Колдун с рогами на голове, опустился на колени и, извиваясь, как змея стал бить в некое подобие бубна.
  - А это еще кто? - пробормотала Темис, заметив еще одну группу темнокожих, прокрадывающихся сзади первой группы. Среди них выделялся один человек с совершенно седыми волосами, одетый в перекинутую через плечо, пятнистую шкуру леопарда. - Похоже, нашего приговоренного кто-то решил освободить. Вот это может сыграть мне на руку. Энох, давай, быстро в лодку!
  Через несколько мгновений лодка взмыла вверх и пулей пронеслась над бурлящими водами Нила. Тем временем, на пороге события продолжали развиваться. Колдун, взмахивая каким-то предметом, уже собрался дать команду воинам, чтобы те столкнули жертву с порога в бурлящие и пенящиеся воды реки, но тут к нему подбежал седовласый, угрожая копьем. Завязалась борьба. Остальные воины продолжали стоять, не решаясь вмешиваться. Оказавшись совсем близко к порогу, на краю которого стоял несчастный и двое его палачей, Темис сделала крутой вираж и, на глазах изумленных стражников, двумя руками вцепилась в осужденного и, напрягшись изо всех сил, втащила его в лодку, уложив поперек бортов. В следующее мгновение, она, зависнув над соседним валуном, посадила лодку на него.
  - Помоги ему! - крикнула она Эноху, а сама, одним движением накинув ранец и схватив свой лук со стрелами, как стрела взмыла вверх.
  - Дух Нуб, дух Нуб! Это дух Нуб! Закричали перепуганные воины, указывая в небо. Остановились и колдун с седовласым. Воспользовавшись замешательством, колдун вырвался из рук седовласого и, разбежавшись, сделал невероятный прыжок на соседний камень, где Темис оставила лодку с Энохом и приговоренным темнокожим. Энох этого не видел, так как был занят тем, что вытаскивал спасенного из лодки. Неожиданно для него, кто-то сзади сбил его с ног и, этот кто-то, набросившись на жертву начал подтягивать ее к краю валуна, чтобы завершить свой ужасный обряд. Увидев это, седовласый взвыл от отчаяния и бессилия, но, когда тело жертвы уже почти повисло над водой, метко выпущенная стрела, впившаяся ему между лопаток, остановила колдуна. Он пошатнулся, сделал непроизвольный шаг в сторону, но, поскользнувшись на скользком валуне, не удержался и, раскинув руки, рухнул в пенящуюся воду, мгновенно его поглотившую. Седовласый, вскинул руки к Темис, зависшей над порогом и упал на колени, что-то громко выкрикивая. Темис опустилась к спасенному и оттащила его подальше от края, потом, сверкнув лезвием ножа, перерезала путы, которыми жертва была связана. Она перевернула спасенного на спину и, взглянув ему в лицо, с удивлением для себя, отметила:
  - Э. парень, да мы с тобою уже встречались. По моему, это тебе я чуть не прострелила ухо. Ну, вот, твое спасение - это мое извинение за тот выстрел, - с усмешкой проговорила Темис, но темнокожий юноша ее не слышал. Он был без сознания.
  - Помоги мне привести его в чувство, - обратилась девушка к, остолбеневшему от ужаса, Эноху, - а то, еще чего доброго, нубы подумают, что мы его убили.
  Старик безрезультатно попытался вернуть юношу в норму, похлопывая его по щекам. Видя, что его попытки бесплодны, Темис извлекла из лодки, когда-то предусмотрительно уложенный в нею Жилом, походный котелок, раскрыла крылья и, пролетев на бреющем полете прямо над рекой, зачерпнула в него воды. Спустя мгновение, она окатила этой водой, лежащего без чувств, темнокожего юношу. Лицо его исказилось гримасой, и он открыл глаза, недоуменно глядя то на склонившегося над ним Энохом, то на парящую над ним в воздухе с широко раскрытыми крыльями Темис. Недавняя жертва вскочила на ноги и заорала от ужаса, тыча пальцем в сторону Темис. Седовласый на соседнем валуне продолжал, стоя на коленях что-то выкрикивать, явно обращаясь к Темис.
  - Что он говорит, Энох? Переведи!
  - Он просит тебя не забирать к себе его сына, Зугу. Он говорит, что Зугу не хотел причинить тебе вред. Что он не узнал в тебе великого духа Нуба.
  - Что еще за дух Нуб?
  - Это самый почитаемый дух в стране Куш. Нубы поклоняются ему, считая его своим покровителем.
  - Ага, значит я, по их мнению, дух Нуб! Пусть так и будет, - смеясь, сказала Темис, опускаясь на валун, - это очень даже вписывается в мои планы. А ну ка, давай я переброшу этого парнишку в объятия его родителя.
  Темис подхватила ошалевшего парня и, с трудом удерживая его, перебросила к ногам седовласого.
  - Энох, скажи ему, что дух Нуб не желает смерти этому, как ты сказал его зовут...
  - Зугу, госпожа.
  - Вот, вот, Зугу.
  Старик прокричал несколько непонятных слов, после чего, седовласый упал ниц, выражая свою благодарность духу Нуб за спасение сына. Энох перевел, тогда Темис сказала:
  - Скажи ему, что я хочу с ним говорить.
  Услышав приглашение к разговору от самого духа, седовласый жестом показал, что с радостью готов выслушать его. Темис приказала Эноху залезть в лодку и в одно мгновение перенесла ее на соседний порог. По знаку, поданному седовласым, чернокожие воины, и те, которые сопровождали колдуна, и те, что пришли с ним, перепрыгивая с камня на камень, ушли на левый берег Нила. На валуне остались только он, его спасенный сын, Энох и Темис.
  - Скажи, за что колдун хотел принести твоего сына мне в жертву? - властным тоном спросила Темис у седовласого, а Энох перевел ее слова.
  Неожиданно для Темис и Эноха, седовласый заговорил на языке Кеми, несколько коверкая некоторые слова.
  - Великий дух Нуб, я Угур, брат Нвалы, великого вождя земли Куш, а это мой старший сын Зугу. Прости его, за то, что он не узнал тебя и угрожал тебе. Никто из чернокожих жителей Куш даже и не догадывался, что всемогущий Нуб может быть женщиной, - поглядывая на соблазнительные формы Темис, произнес седовласый, - Колдун Асибо, передал моему брату волю духов, требуя принести Зугу тебе в жертву, за то, что он хотел поймать тебя, против твоей воли. Он сказал, что если этого не сделать, то дух Нуб отвернется от нашего народа и перестанет ему покровительствовать и теперь, когда мой сын спасен тобой, а колдун Асибо сгинул в водах Нила, я не знаю, как мне сказать брату, почему Зугу все еще с нами, а не у твоих ног в стране духов.
   Немного подумав, Темис ответила:
  - Можешь передать моему верному рабу, великому вождю Нвале, что жертва принята, но за такое оскорбление меня чернокожими, я потребовала гораздо большей жертвы, чем еще не оперившийся юнец, и призвала к себе самого Асибо. Я не могла позволить, чтобы Зугу так рано покинул мир живых, и прилетела сюда, чтобы его спасти.
  - Благодарю тебя, дух Нуб, за твою доброту к нам и ты можешь приказывать и повелевать нами.
  - Ну, что ж, пожалуй, я воспользуюсь своим правом, Угур. Я повелеваю, чтобы ни один вооруженный воин моего верного раба Нвалы, больше никогда не переходил границы земли Та-Кемет! Отныне, в день полнолуния, нубы и кеми будут встречаться у этих порогов для обмена товарами, не нападая друг на друга и уважая друг друга. Видишь этого старика, - Темис кивнула в сторону, угадавшего ее замысел, Эноха, - Он мой верный раб, которого я послала служить великому фараону Та-Кемет Амхеп-Амону. Только ему и его сыновьям позволено вести эту торговлю и беспрепятственно пересекать эту границу. Твой народ, Угур, должен принимать его с почестями и уважением и оказывать всяческое содействие. Такова моя воля.
  - Слушаю и повинуюсь, моя повелительница, - упав ниц к ногам Темис, произнес седовласый Угур, - я передам твой приказ брату и клянусь, что отныне этот кеми, его сыновья и сыновья его сыновей, вовеки получат право на торговлю в стране Куш и будут встречены в ней, как самые почитаемые и дорогие гости.
  - Что ж, я довольна, и в качестве подтверждения доброй воли, прошу Угура и его брата Нвалу, пригнать в дар Фараону Амхеп-Амону стадо коров. Их должно быть столько, сколько пальцев на руках и ногах двадцати воинов нубу. В ответный дар я преподнесу вождю прирученную и объезженную лошадь, которой сама обучу его управлять. Иди и передай мои слова великому Нвале.
  Угур, в очередной раз пал ниц и целуя ноги Темис, поблагодарил ее за щедрость и справедливость.
  - Дух Нуб! - с хитрым выражением лица, спросил он, - А не мог бы ты подарить и мне лошадь, а я за это дал бы тебе целую меру нуба.
  - Хорошая цена, Угур! - усмехаясь, ответила Темис, - Ты получишь лошадь! Это будет справедливо. Встретимся здесь же через два дня, каждый со своими дарами. Прощай Угур и до скорой встречи, - громко объявила Темис, усаживаясь вместе с Энохом в лодку.
  Ну как, старик, - спросила Темис Эноха, когда пороги скрылись вдали,- ты доволен? Теперь у тебя есть шанс стать самым богатым и влиятельным человеком в Та-Кемет, после фараона, конечно.
  - О да, моя хитроумная госпожа. За то, что ты только что сделала для меня, отныне я твой самый преданный и верный раб.
  - Нет, Энох! Мне нужен не раб, а верный и преданный друг, а это, поверь мне, гораздо большего стоит. Ты мне еще сегодня понадобишься. Сейчас, когда мы вернемся домой, ты соберешь десяток крепких мужчин и от имени фараона отправишь их к порогам. Скажешь, чтобы они, ожидали нас там, а с твоим сыном, Тотом, я побеседую сама. Придется мне ненадолго украсть его у его красавицы Маат, но я думаю, она на меня не обидится за это.
   Спрятав лодку, как и прежде, в зарослях тростника, Темис и Энох вышли на дорогу и не спеша, будто прогуливаясь, пошли в сторону дворца. Дойдя до развилки, они разошлись. Энох отправился в деревню, а Темис во дворец. На пороге она чуть не столкнулась с Маат.
  - Тем, где ты была? Брат, чуть с ума не сошел, не обнаружив утром тебя рядом!
  - Да так, у меня были неотложные дела. Прогулялась тут неподалеку, - небрежно ответила Темис. - Где Амхеп?
  - Он там, вместе с Тотом, - махнув рукой вовнутрь дворца, ответила девушка.
  - Пошли! - коротко бросила Темис, проходя в распахнутую дверь.
  Темис, а следом за ней Маат, ворвались в покои фараона, где молодые люди предавались чревоугодию, обильно запивая еду пивом.
  - Этого еще не хватало, - воскликнула Темис, отбирая из рук Амхепа глиняный кувшин с пенным напитком. - Что это Вы вдруг надумали пьянствовать среди бела дня? Заняться нечем, что ли?
  - Темис, моя богиня! Ты вернулась!- Заплетающимся языком промямлил Амхеп. - Я все утро искал тебя и не найдя, вот...- Амхеп многозначительно показал на отобранный кувшин.
  - Ну конечно, - вспылила Темис, - что еще могло взбрести в голову мужчине, кроме пьянства, пока женщина, в поте лица работает, заботясь о благе и процветание страны.
  - Но моя красавица...
  - Никаких, Но! Быстро прекращайте это и займитесь, наконец, делами. Кстати, Тот, ты мне сегодня понадобишься. Надеюсь, ты не будешь против, Маат, если я украду на время твоего мужа?
  Маат, испугано, посмотрела на разгневанную Темис.
  - Да не бойся, и не ревнуй! Он мне нужен вовсе не для того, о чем ты подумала! Для этого мне и твоего брата хватает.
  Маат вновь виновато взглянула на Темис, при этом густо покраснев.
  - Как, кстати, продвигается твое обучение у Флои? - Неожиданно меняя тему разговора, спросила у девушки Темис.
  - Очень хорошо, госпожа, - опустив глаза, ответила Маат,
  - Верь Флое! Она знает, что говорит! Ты сейчас направлялась к ней?
  - Да, госпожа, но повстречала тебя и...
  - Не задерживайся и иди продолжать заниматься с Фло, а ты, Тот, пойдешь со мной!
  - А я, моя богиня, что делать мне? - Воскликнул Амхеп.
  - Протрезвей, для начала, а там посмотрим!- резко оборвала молодого человека Темис, выходя из покоев и увлекая за собой Тота.
  Всю дорогу до самого дома отца, куда его вела Темис, они прошли, молча, и лишь оказавшись в доме, Темис грозно накинулась на юношу, отчитывая его в присутствие отца.
  - Я для чего хлопотала, устраивая твой брак с сестрой фараона, для того, чтобы ты пьянствовал с ним среди бела дня, когда все люди должны работать? Нет, дорогой, я это сделала не за красивые глаза моей подруги и не из какой-то особой симпатии к тебе. Я рассчитывала, что таким образом получу в твоем лице верного помощника. А что на деле? Как обычно, делом занимаются только женщины! Спроси у своего отца, чем он занимался с самого рассвета? Уж не праздными прогулками, поверь! Я надеюсь, что больше мне не придется разговаривать с тобой в таком тоне, и ты не дашь мне никогда повода повышать на тебя голос. Ты понял, Тот?
  - Я все понял, госпожа, и клянусь, больше никогда не подведу тебя.
  -Ну, то-то же! А сейчас слушай, сегодня ты отправишься вместе со мной в страну Куш. Мне нужен помощник, умеющий держать язык за зубами. Надеюсь, я могу положиться на тебя, Тот?
  - Можешь не сомневаться, госпожа, я тебя не подведу!
  - А как у тебя дела, Энох? Ты договорился с односельчанами?
  - Да, госпожа, все в порядке! Они сегодня же отправляются в путь и будут ожидать тебя, как ты и просила, у порогов.
  - Прекрасно! Тогда я забираю Тота, а тебя, Энох, попрошу, займись фараоном. Не давай ему бездельничать. Нам здесь нужен правитель, а не пьяница. Ну, ты меня понимаешь!
  Наскоро перекусив предложенной Мут едой, Темис в сопровождение Тота, покинула гостеприимный дом Эноха, чтобы меньше чем через час, вылететь в страну Куш. На этот раз, Темис решила поступить иначе, чем в прошлую экскурсию по стране Куш. Долетев до порогов, они с Тотом не стали двигаться дальше, а, ввиду того, что уже наступил вечер, остановились здесь на ночлег. Рано утром, Темис тщательно спрятала и замаскировала лодку в прибрежных зарослях, а потом, взяв все необходимое для охоты, накинула на себя и на перепуганного Тота ранцы с крыльями, и взяла курс в страну Куш. В виду того, что молодой человек не имел даже малейшего опыта управления крыльями, Темис связала его и себя длинной веревкой и, подняв Тота в воздух, потащила его на буксире. После непродолжительного полета, она обнаружила внизу пасущийся в саванне табун лошадей. Молодые люди приземлились, и, не теряя времени, оставив Тота в ожидании ее возвращения, Темис отправилась на охоту. К концу дня, к восторгу юноши, она успела заарканить и усмирить двух прекрасных коней и под покровом сгущающихся сумерек оба странника отправились в обратный путь. В этот раз, Темис не стала продвигаться сразу к порогам, а решила пересечь страну Куш южнее густозаселенных районов и выйти там к берегу Нила, рассчитывая найти брод и, переправившись через реку, выдвинуться к порогам по ее правому берегу, где ее должны дожидаться, посланные Энохом кеми. Девушка усадила Тота на одну из лошадей, предварительно связав лошадей в связку, а сама, взяв в руки удлиненный веревкой повод, взлетела и повела маленький караван на поводу. Она поступила так, потому что чувствовала смертельную усталость после напряженного дня и учитывала то непростое для женщины положение, в котором сама находилась. Ночных хищников Темис не боялась, ведь в ее распоряжение был фонарик, яркий свет которого отпугивал зверей, да и вооружение ее не оставляло опасений на счет возможного нападения. Что до возможной встречи с темнокожими, то она рассчитывала, что под покровом ночной тьмы, успеет добраться до Нила, а там уже, как распорядится случай. Двигались быстро. Молодые, привыкшие к длительным переходам по саванне, кони, с легкостью покрывали огромные расстояния по бескрайним просторам ночной саванны и, уже на рассвете, путники достигли берега Нила. Здесь, выше порогов, дно реки было каменистым и не глубоким. После часа поисков, Темис удалось отыскать место пригодное для переправы и уже вскоре, путешественники смогли остановиться для отдыха на правом берегу реки, спрятавшись от палящего солнца и посторонних глаз под сенью крон растущих поблизости деревьев. Темис была страшно утомлена. Весь ее организм требовал отдыха. Не обращая внимания на Тота и его удивленный и одновременно смущенный взгляд, Темис, без тени стеснения и стыда, сбросила с себя одежду и, совершенно нагая, с удовольствием окунулась в прохладную нильскую воду. В воде она почувствовала, как усталость постепенно покидает ее.
  - Иди сюда! - крикнула она молодому человеку, остолбеневшему при виде обнаженной богини, - Не бойся, я тебя не съем! Раздевайся и заходи в воду. Это поможет снять усталость.
  Смущенный юноша, продолжал сидеть не пошевелившись.
  - Я не смотрю на тебя, - вновь крикнула Темис, отворачиваясь. - Ну же!
  Тот скинул одежду и спешно окунулся в воду, скрывая в ней свое тело. Темис усмехнулась и, пронырнув под водой несколько метров, оказалась прямо рядом с Тотом. Он отвел глаза, не смея глядеть на обнаженные груди Темис, а та, дразня юношу, наоборот, подпрыгнув, обняла его руками и ногами и, громко смеясь, заставила кружить себя в воде, прижавшись к нему.
  - Я что, тебе совсем не нравлюсь?- лукаво улыбаясь, спросила она, - или я не так красива, как твоя Маат?
  - Что ты! - заикаясь, ответил юноша, - ты прекрасна, богиня, но я люблю только свою жену.
  - Никто не заставляет тебя любить меня, - продолжая смеяться, ответила Темис, - просто я так устала, и мне необходимо снять напряжение, а мой Амхеп так далеко сейчас. Ты имеешь возможность заменить его и удовлетворить богиню, причем без всяких обязательств и последствий. Ну же, возьми меня, не бойся!
  - Я не могу, богиня. Пожалуйста, не заставляй меня делать это! - Взмолился Тот.
  - Это приказ! - Властно ответила Темис, увлекая юношу за собой, улегшись на спину при этом оставаясь в воде. Темис, запрокинув голову на прибрежный песок, постанывала от удовольствия, двигая бедрами навстречу юноше. Ему стоило больших усилий, чтобы довести Темис до состояния наивысшего наслаждения и когда он, уже сам почти выбился из сил, ее тело, наконец, забилось под ним в судорогах, без слов говорящих, что женщина получила полное удовлетворение, а из уст ее вырвался крик наслаждения. Сбросив с себя Тота и отдышавшись, Темис поинтересовалась:
  - Ну как, я не хуже, чем твоя Маат? Тебе понравилось?
  Ничего не ответив, Тот вышел из воды и оделся. Темис продолжая посмеиваться, крикнула ему вдогонку:
  - А мне понравилось, но ты можешь забыть об этом! Клянусь, что никто и никогда не узнает о том, что только что произошло между нами! За то, я, получив необходимую мне разрядку, прямо сейчас готова продолжить путь. А ты?
  Юноша молчал. Темис фыркнув, вышла из воды и предоставила солнцу и ветру высушить свое тело. Просохнув, она оделась, собрала вещи и снаряжение и, вымолвив только короткое "пошли", побрела к лошадям.
  До порогов добрались к полудню. За всю дорогу не было проронено ни единого слова. Темис не стала больше терзать и издеваться над Тотом. Как обычно, она сама себя ругала за свой необдуманный поступок, но уж так она была устроена, что раскаяние за свои действия к ней приходило только тогда, когда все уже было совершено. Оставив юношу охранять лошадей, она перелетела через Нил, отыскала спрятанную лодку и переправила ее на правый берег. Ожидание прибытия людей кеми затянулось, и стало тягостным для обоих. Никто не решался первым нарушить молчание и, только тогда, когда вдали показались лодки, Темис встала и коротко, извиняясь, прошептала:
  - Прости меня! Я не хотела... и мне очень стыдно. Больше никогда ничего подобного не повторится, клянусь.
  Тот поднял глаза, полные слез и еле слышно прошептал:
  - Я не сержусь, ведь ты богиня, а боги делают, что хотят и берут что хотят. У простых же смертных одна участь - выполнять желания богов. Но знай, несмотря ни на что, мне было хорошо с тобой.
  В ответ Темис только покачала головой.
  С прибытием односельчан Тота, напряжение пропало. Вскоре на берегу запылал костер, и потянуло ароматом готовящейся еды. Поужинав, Темис оставила кеми у огня и ушла спать. Наступившее утро принесло весть о, приближающихся, нубах. Вдалеке показалось облако дорожной пыли, поднятой сотнями копыт бредущего по земле стада, а вскоре Темис заметила и седовласого Угура в сопровождение воинов и пастухов. Девушка вышла ему на встречу, которая состоялась строго напротив нильских порогов, точно на границе обеих стран.
   - Я выполнил обещание, дух Нуб! - промолвил Угур, - Вот обещанные животные! Они твои!
  Темис сделала знак рукой Тоту, и он вывел, держа за поводья двух лошадей.
  - Как видишь, Угур, я так же сдержала свое слово! Эти лошади твои! Все по - честному!
  Седовласый взял из рук одного из воинов свернутую козью шкуру.
  - Да, все, по- честному! Вот то, что обещал тебе я за свою лошадь.
  Угур развернул шкуру, в которой, сверкая и переливаясь на солнце, лежало золото. Здесь были самые разные самородки: от крупных песчинок, до небольшого ореха. Обмен состоялся. Нубы увели лошадей, а кеми приняли у пастухов нубов стадо.
   - Я еще обещала тебя научить управлять лошадью, и не могу уйти, не выполнив этого обещания, - сказала Темис Угуру, когда осела пыль от проходящего мимо стада коров. - Ты готов? Если да, то повторяй то, что буду делать я.
  - Темис объяснила темнокожему нехитрые приемы управления лошадью и, когда убедилась, что он все усвоил, слезла с коня, передав повод Угуру, и сказала:
  Пора прощаться, Угур. Передай вождю Нвале, что дух Нуб удовлетворен обменом и продолжит покровительствовать его народу. И не забудь наш с тобой уговор - каждый месяц, в день полнолуния, твои люди и люди Кеми во главе с Энохом или вот этим юношей - его сыном, которого зовут Тот, встречаются вот на этом самом месте для обмена товарами.
  - Я помню об этом, дух Нуб и буду помнить всю жизнь свою встречу с величайшим из духов в образе прекрасной женщины. Прощай!
  Нубы, забрав лошадей, удалились за границу, а Темис, отдав распоряжения относительно животных, кинула шкуру с золотом на дно лодки и жестом руки, призвав Тота следовать за собой, подняла лодку в небо.
   Оказавшись дома, она всучила тяжелый мешок Тоту и пошла рядом с ним во дворец. Велев юноше бросить шкуру с золотом в спальне Амхепа, она отпустила Тота, и устало опустилась на ложе. Наконец-то закончились эти, наполненные приключениями и впечатлениями, три дня. Темис, прямо на пол, скинула одежду, дотянулась до полотенца и, завернувшись в него, устало побрела к бассейну, чтобы смыть дорожную пыль и немного снять усталость. Искупавшись, она вытерлась и, как была, совершенно нагая, побрела, волоча за собой мокрое полотенце, по длинному коридору в спальню, где с размаху упала на постель, чтобы моментально заснуть с чувством выполненного долга.
  
  
  -12-
  
   Гера была очень рада прибывшим гостям, особенно при виде Зейвса среди них. Только колючий взгляд Изы вселял некоторое беспокойство, даже тревогу, но, обняв дочь и внука, она позабыла о своей тревоге.
  - Вот, Гера, знакомься, это Энс. Благодаря нему, в Та-Кемет построен замечательный дворец. Он прибыл сюда, чтобы осуществить и наши с тобой планы, относительно строительства школы.
  - Спасибо Зевс, я была уверена, что ты выполнишь свое обещание,- ответила Гера Зейвсу. - Вы во время прибыли. По обычаям Арамеев, церемония состоится только вечером, на закате солнца, поэтому у Вас есть достаточно времени, чтобы отдохнуть. Прошу Вас, проходите в дом и располагайтесь, пока Зара приготовит еду. Дети тут же убежали играть во двор, а Лея, обняв мать, увела ее, чтобы поболтать без свидетелей.
  - Мамочка, ты здорово выглядишь! - заметила Лея, - Прямо помолодела. И не скажешь, что у тебя такая взрослая дочь. Мы с тобой сейчас, как подружки.
  - Да, доченька, я и сама это заметила, только не знаю, хорошо это или плохо.
  - Конечно же, хорошо! А что, тебя что-то беспокоит?
  - Признаться, да. Стыдно про такое говорить, но во мне проснулись давно забытые желания. То, на что раньше я могла смотреть совершенно спокойно, сейчас доводит меня до совершенно неконтролируемого состояния.
  - Расскажи, расскажи! Это так интересно!
  - Это ужасно стыдно, Лея. Мне, даже тебе, стыдно говорить про такое.
  - Ну, мамочка, я же точно пойму тебя и мы вместе подумаем, что тебе делать.
  - Ну, хорошо, слушай.
  Гера поведала дочери о том, что с ней случилось на празднике у арамеев. К ее удивлению, Лея нисколько не удивилась.
  - Мама, это вполне естественно. Со мною тоже такое случалось. Знаешь, когда я впервые повстречала Гора, даже, несмотря на мою раненую ногу, во мне возникло такое же желание, с которым я ничего не могла поделать. Я же говорю, что к тебе вернулась молодость...
  - Знаешь, Лея, я даже распорядилась подарить всем арамейкам, прибывшим сюда, новую одежду, скрывающую их наготу, чтобы вновь не оказаться в таком же положении.
  - Жаль!- со смехом выпрыснула Лея, - Я бы с удовольствием взглянула на дикие пляска арамеев.
  - Как тебе не стыдно! Прекрати болтать чепуху! Тебе что, мужа не хватает?
  - Причем тут Гор, это ведь совсем другое. Я бы посмотрела, а потом утащила бы его в постель, давясь от смеха, сказала Лея. Да и ты могла бы кого-нибудь осчастливить.
  Гера сразу посерьезнела. Ей вспомнился Зейвс и колючий взгляд Изы. Это сразу испортили ей настроение. Она уже предвидела, что Иза прилетела выяснять отношения и от этого разговора ей никак не уйти.
  Снаружи, со стороны площади, послышался шум и многочисленные голоса людей. Гера метнулась к двери, чтобы выяснить причину, но ее опередила, неожиданно ворвавшаяся в дом, запыхавшаяся Илия.
  - Идем скорее! - воскликнула она, хватая за руку ничего не понимающую Геру и увлекая ее из дому.
  - Да в чем дело? Объясни хоть! Куда ты меня тащишь? - сопротивлялась Гера, - Ты что, не видишь, что у меня в доме гости?
  - Да идем же! - Не унималась Илия, - Там... Они вернулись! Эфхиор, Айрик... Все!
  - Так бы сразу и сказала! - выбегая на площадь вместе с Илией, ответила Гера.
  Услышав новость, вслед за Герой с мест сорвались Грифт и Зейвс.
  - Кто-нибудь объяснит мне, в чем дело? - спросила изумленная Иза.
  - Ты что, не слышала?- ответила Зара, - Вернулись Айрик и Эфхиор из плавания вниз по Евфрату.
  - Это интересно, - заметила Иза, - Дита, не хочешь составить мне компанию и прогуляться к реке.
  - Да с удовольствием, мама! - ответила Дита, поднимаясь со скамьи.
  На берегу собралась добрая половина города. Когда Гера с Илией, наконец, протиснулись сквозь толпу горожан, большинство путешественников уже спустились на берег. Последними, на сходнях, показались Эфхиор, а за ним и Айрик. Заметив обеих женщин оба они, как только очутились на берегу, широко улыбаясь, направились к ним. Эфхиор, обнял жену и почтительно поздоровался с Герой.
  - Рассказывайте скорее, как прошло Ваше плавание, что видели?
  - Спасибо, - отвечали, наперебой, Айрик и Эфхиор, - видели много интересного, но это очень длинный рассказ. Скажу лишь одно, мы встретили людей, которые себя называют, так же, как и Вы Шуми.
  - Как это?- Удивленно переспросила Илия.
  - Я слышала, еще от своей бабки, - вставила Гера, - что когда-то, очень давно, часть нашего народа, вместе с Хеттами, ушла на юг. Возможно, Вы встретили потомков этих людей. Хорошо, когда Вы отдохнете, все нам подробно расскажите. А сегодня у нас праздник. Вы как раз вовремя вернулись.
  - Праздник? Что за праздник, Гера?
  - Сегодня свадьба Алияра и Гайли. Здесь уже родственники девушки и твой друг, Эфхиор, вождь арамеев, а еще у нас в гостях боги. Так что до вечера отдыхайте, а вечером будем праздновать сразу два события.
  Эфхиор отдал распоряжения относительно груза, и все четверо пошли в город. По пути они встретили, спешащих на берег, Зейвса и Грифта, которые дружески поприветствовали путешественников, а уже на площади к ним присоединились Иза и Дита. Оживленно разговаривая, дошли до дома Геры. Здесь Илия с Эфхиором попрощались до вечера, и ушли к себе. Айрик, так же, сославшись на усталость, удалился в свою келью в храме. Грифт с Зейвсом зашли в дом, продолжая беседовать. У двери дома остались только женщины. Дита, взглянув на Изу, потом на Геру, поняла, что они хотели бы остаться наедине. Гера сама не хотела откладывать на потом этот неприятный разговор. Она взяла Изу под руку и, глядя ей прямо в глаза, сказала:
  - Ты ведь хотела со мной переговорить с глазу на глаз, или мне это только показалось?
  - Отдаю должное, ты очень проницательная, Гера. Мне действительно хотелось бы поговорить с тобой без свидетелей, и сейчас, на мой взгляд, самый подходящий момент.
  - Тогда, если ты не против, давай прогуляемся. Тут, неподалеку, есть одно место, где мы можем уединиться.
  - С удовольствием, - подчеркнуто вежливо согласилась Иза, - идем.
  Обе женщины неторопливо пошли назад, к реке, а потом свернули к песчаной отмели, где Гера обычно купалась.
  - Давай присядем, - предложила Иза, усаживаясь прямо на песок, - разговор, как я понимаю, у нас будет долгий.
   Гера присела рядом.
  - Я думаю, ты догадываешься, о чем пойдет речь, точнее о ком?
  - Да, Иза! Мы будем говорить о твоем муже.
  - Ты правильно поняла и, поэтому, я не стану юлить вокруг да около и хочу, чтобы ты мне прямо ответила: Между тобой и Зейвсом что-то есть?
  - Даже не знаю, как сказать, Иза. И да, и нет.
  - Как это? Поясни!
  - Все началось, Иза, тогда, когда я стала принимать лекарства, которые мне дал Зевс. Во мне начали происходить какие-то изменения. Я сама не понимала, что со мной. Если раньше я смотрела на твоего мужа, как на близкого друга, которого бесконечно уважаю, то после - я поймала себя на мысли, что мне он стал интересен, как мужчина. Как могла, я отгоняла от себя это, стараясь ничем внешне не проявлять, но когда я оказалась в твоем мире, на Гее, удерживаться мне стало просто не выносимо. Поверь, это только моя вина, Зевс тут не причем.
  - Говори конкретно, ты с ним спала?
  - Прости меня, да, но это было всего один лишь раз, там, в Вашем доме на берегу моря. Я не понимаю, что на меня нашло, но очутившись там, я, как-будто, была не я, а совсем другая женщина. Я не знаю, как это объяснить, но меня не покидало ощущение, что все, что я там видела, было, как-будто не впервые, будто я уже когда-то давно, там была, и все вокруг мне было хорошо знакомо. Это пугало меня, и я попросила Зевса объяснить мне, как такое может быть, но он ничего мне не смог ответить. Это чувство сводило меня с ума. Я не могла заснуть, потому что странное, необъяснимое желание потянуло меня к Зевсу. Поверь, он никак не проявлял желания обладать мною, но я сама чувствовала, что если не сделаю этого немедленно, то просто умру. Посмотри на меня, Иза. Видишь, что со мною стало? Я, как будто помолодела лет на десять - пятнадцать, и все, что во мне спало, вся моя женская сущность, выплеснулась наружу против моего желания. Я не хотела... Ты должна знать, что я бесконечно уважаю тебя, и преклоняюсь перед тобой, твоей добротой и твоей мудростью и, ни в коей мере, не желаю и не имею права становиться между тобой и Зевсом, но я и бесконечно виновата перед тобой, и уже ничего с этим не могу поделать. Прости меня и, если можешь, помоги мне избавиться от этого, иначе я сойду с ума.
  Иза молчала. Она не знала, что ответить на откровения Геры. Весь этот разговор она представляла себе совсем иначе. Она готова была выслушивать претензии Геры на Зейвса, готова была окинуть ее своим презрением, но то, что ей пришлось услышать сейчас, совершенно обезоружило Изу. Она силилась понять: Так кто же Гера, разлучница, или же, жертва обстоятельств? Все, что только что рассказала Гера, было так необычно, но, в тоже время, так искренне, что Изе, по-человечески стало жалко Геру. Разве ее вина в том, что принимаемые ею лекарства, дали такой странный побочный эффект, вызвавший сексуальные фантазии у этой женщины? И еще это странное, необъяснимое ее чувство, что в ней, как-будто живет совершенно другая женщина, причем проявляющееся именно там, где когда-то Айда была вместе с Зейвсом. Все это озадачило Изу и, глядя на сидящую рядом Геру, из глаз которой лились абсолютно искренние, не поддельные слезы, она вдруг обняла ее и, молча, прижала к себе. И молчание это было дороже самых красноречивых слов утешения.
   Женщины продолжали сидеть, обнявшись, совершенно потеряв чувство времени. Они как-будто растворились в нем вместе со своими мыслями и переживаниями.
  - Очнувшись от оцепенения, Иза прошептала:
  - Пойдем, нас ждут, а то еще, не весть, что подумают.
  Больше не нарушая молчания, они поднялись с прибрежного песка и так же, обнявшись, медленно шагая, пошли к городу.
  
  
  ***
  
   После разговора с Изой, у Геры, будто камень с плеч свалился. Она даже рада была, что не стала оттягивать на потом этот трудный для нее разговор и теперь, совершенно свободно, без оглядки на Изу, она могла, наконец, заняться и гостями и делами. Гера с трудом дождалась окончания свадебной церемонии и, почти всю ночь, не сомкнув глаз, ждала наступления утра, чтобы как можно скорее расспросить, вернувшихся из плавания, Айрика и Эфхиора. Само только упоминание о родственном народе, проживающем в низовьях Евфрата, то есть в непосредственной близости от большой соленой воды, рисовало в воображении Геры довольно заманчивые перспективы на воссоединение народа Шуми и, тем самым, расширением своей сферы влияния. У нее вызывало интерес все, что касалось этих людей: Есть ли у них своя Веда, или же какой-либо иной вождь, каков уклад из жизни, в чем состоят основные виды деятельности этих людей и, в зависимости от этого, что она, Веда, может предложить им взамен продуктам их труда.
  Кроме этого ей предстояло обсудить с, прибывшим вместе с Зейвсом, Энсом, детали затеваемого строительства и те ресурсы, которые ее народу предстоит затратить на него. Гера, с удовольствием для себя, отмечала тот факт, что очень кстати вернулся Айрик, которому гораздо проще будет обсуждать некоторые детали. Так, проворочавшись до утра от одолеваемых ее мыслей, Гера, наконец, дождалась первых солнечных лучей. Она, тихонько, встала и, чтобы не разбудить утомленных после шумного праздника домочадцев и гостей, на цыпочках вышла из дому. Вдохнув полной грудью прохладный утренний воздух, Гера бегом пересекла площадь, миновала мирно спящее стойбище арамеев и пронырнула через заросли камыша на свою заветную отмель, чтобы вдалеке от посторонних глаз, окунуться в прохладу евфратской воды. Каково же было ее удивление, когда на своем заветном месте она обнаружила Изу, будто бы и не покидавшую это место после вчерашней беседы. Иза, обнаженная, сидела по шею в воде спиной к Гере. Рядом, на песке, беспорядочно была разбросана ее одежда. Гера сбросила с себя платье и, чтобы не испугать Изу, тихо окликнула ее. Иза обернулась и, увидев Геру, улыбнулась ей.
  - Я так и знала, что ты придешь, - приветливо сказала она, - ну иди же сюда скорее.
  Гера, не заставив себя ждать, вошла в воду и, резко окунувшись, присела рядом.
  - Что это ты в такую рань? - спросила она у Изы.
  - Да, честно сказать, я и не ложилась. После свадебного шума мне так захотелось тишины, что я, не заходя домой, пришла сюда. Так и просидела здесь всю ночь, любуясь ночной рекой.
  - В этом мы, оказывается, так похожи с тобой, и не удивительно, что мы чуть не рассорились из-за мужчины.
  - Да уж! Как все-таки странно, наши миры бесконечно далеки друг от друга, а и там и здесь, людей обуревают одни и те же страсти.
  - Это говорит лишь об одном, что мы ничем не отличаемся друг от друга, несмотря на все Ваши знания и мудрость. В душе, по сущности, Вы такие же, а точнее, Вы - это мы, а мы - это Вы.
  - Хм! Что верно, то верно, точнее не скажешь!
  Солнце начало подниматься, и пора было возвращаться в город. Женщины, взявшись за руки, вышли из воды, и остановились на берегу, ожидая пока ветерок и солнце не высушит их тела. Было еще довольно прохладно и женщины немного дрожали от холода. Иза посмотрела на Геру, окидывая ее взглядом с ног до головы. Любуясь ее стройной, но в тоже время, с подчеркнуто пышными формами, фигурой, ей вспомнилось, как, еще совсем юными девушками, они с Айдой, вот также, убегали подальше от всех. От нахлынувших воспоминаний Изе безумно захотелось обнять Геру, так, будто на ее месте была Айда. Она сделала движение навстречу и обняла ее, прижавшись всем телом к еще не полностью просохшему телу Геры, отчего обеим женщинам стало вдруг так хорошо от их собственного тепла.
  - Знаешь, - прошептала Иза, чуть не касаясь своими губами губ Геры, - только что, мне почудилось, что ты совсем другая женщина - Айда. Ощущение это такое явное, будто нет прожитых лет и вся жизнь еще впереди. Я теперь уверенна, что все то, о чем ты мне рассказала вчера, не просто плод фантазии, а какая-то непостижимая связь, как веревкой связавшая наши судьбы, твою, мою и Зейвса.
  Гера ничего не ответила, только почувствовала, как ее губы, помимо ее воли, сомкнулись с губами Изы в долгом, полном нежности, поцелуе, теплой волной прокатившей по всему организму. На мгновение она вдруг ощутила, что все это уже с нею было, точно так же, у реки, обнявшись, прижавшиеся голыми телами друг к другу и слившиеся в жарком девичьем поцелуе.
  Женщины с трудом оторвались друг от друга, не желая прерывать это мгновение, чудесным образом перенесшее их в далекую юность, но нужно было идти. Они оделись и, продолжая смотреть друг на друга так, будто встретились впервые после невообразимо долгой разлуки, пошли домой.
  
   Куда это Вас носило в такую рань? - удивленно спросила только что проснувшаяся Лея, увидев входящих в дом мать и Изу.
  - Воздухом дышали, - весело ответили обе женщины.
  Лея только покачала головой, теряясь в догадках о причинах такой разительной перемены, произошедшей в обеих, таких близких ей женщинах.
   После завтрака в доме появился Айрик. Гера про себя отметила, что путешествие пошло ему на пользу. Загорелый и подтянутый старик, как будто не ощущал своих лет, а в глазах его появились какие-то искорки. Сколько не уговаривала его Гера поскорее начать свой рассказ, Айрик не поддавался, ссылаясь на то, что это будет не справедливо по отношению к Эфхиору и предлагал дождаться его прихода. Чтобы не тратить время попусту, Гера обратилась к Зейвсу и Энсу, предложив им преступить к обсуждению проекта строительства. Энс, только что вернувшийся с прогулки по городу с удивлением делился своими впечатлениями от увиденного им.
  - Скажите, друзья, кто проектировал здание храма и башню? - спросил он, обращаясь в первую очередь к Зейвсу.
  - Видишь - ли, Энс, это здание построено в наше отсутствие, силами и средствами самих шумеров, так что вопрос не ко мне, а скорее к уважаемой Веде.
  - Но это же просто невозможно! Такая сложная постройка, причем сложенная не из прочного природного камня, а из обожженного глиняного кирпича и, вдобавок ко всему, скрепленного на глиняном же растворе. Без сложных расчетов на прочность! Уму непостижимо! Покажите же мне этого зодчего! Мне не терпится познакомиться с этим самородком.
  - Да вот он, собственно говоря, рядом с Вами, Энс, - улыбаясь, ответила Гера, указывая на скромно сидящего Айрика, как видите, я пригласила его, чтобы он и в этот раз поучаствовал в новом строительстве.
  Энс, с удивлением и, одновременно с восторгом посмотрел на сухонького старика, отказываясь верить, что без элементарных знаний и математических расчетов, этот человек из еще вчера, абсолютно первобытного племени, смог осуществить такую грандиозную стройку.
  - Для меня будет огромной честью, работать вместе со столь выдающимся человеком, - сказал он, горячо пожимая руку Айрику.
  Мужчины углубились в детали предстоящего проекта, склонившись над эскизами, сделанными Энсом на основе рисунков Зейвса. Широко распахнув дверь, в дом вошла Илия. Она поздоровалась со всеми присутствующими и, с любопытством поинтересовалась у Геры, чем это заняты мужчины и что за человек сидит рядом с Зейвсом и Айриком.
  Вместо ответа, Гера поинтересовалась у подруги, почему она одна, и где она потеряла Эфхиора.
  - Он так утомился с дороги и после вчерашнего праздника, что еще спит, а если учесть, сколько вчера они с Джараком вместе выпили хмельного пойла из винной ягоды, то продолжаться это может еще немало времени.
  При упоминании о пойле, Геру передернуло от неприятных воспоминаний, но она тут же собралась и ответила на вопрос подруги.
  - Это Энс. Он прибыл вместе с Зейвсом, чтобы помочь нам построить школу для наших детей.
  - Так он бог строительства?
  - Не знаю, я не думала об этом, подруга! Наверное...
  Услышав от Геры, что речь идет о новом строительстве, Илия неожиданно проявила интерес к этой теме. Она подошла к мужчинам и спросила, обращаясь к Энсу:
  - Раз Вы уже здесь, то не могли бы построить еще одно здание?
  - Илия, ты о чем это? Что ты собралась строить? - спросила озадаченная вопросом подруги Гера.
  - Дело в том, что по любому вопросу, все ломятся в дом к Гере, нарушая покой ее и ее близких. Это не правильно. Вот и сейчас, я пришла, чтобы просить Геру рассудить спор между двумя людьми, но сюда я их привести не могу, чтобы не отвлекать Вас от важных дел. Вот мне и пришла в голову мысль, построить дом, где правительница сможет принимать гостей, решать споры, проводить советы и собрания.
  - Ага! А вы еще меня ругали, когда я затеяла строительство дворца фараона в Та-Кемет, - торжествующе заметила, зашедшая только что в комнату, Иза, - вот Вам и подтверждение моей правоты!
  - Мне будет очень приятно, мона Гера, спроектировать и построить для Вас такой дворец, - добродушно улыбаясь, отозвался Энс, - и оба здания мы будем строить одновременно, обещаю Вам.
  -Илия, ну зачем ты так утруждаешь нашего гостя из-за меня. Я могу обойтись и так.
  - Послушай меня, Гера, - вставила Иза, - Илия дело говорит и она совершенно права. Этот дом стал слишком мал для Вас, и давно пора подумать над строительством нового, большого дворца, достойного такой правительницы, как ты. Поверь мне, Энс справится с этой задачей в лучшем виде.
  - Да ну Вас! Делайте, что хотите! - в сердцах воскликнула Гера, что вызвало дружеский смех окружающих ее людей.
  -Кстати, о гостях, - заметил Айрик, - вчера, на празднике, мы с Эфхиором пообещали Джараку, что отвезем его и его людей, вместе с полученными за лес и руду товарами, к ним домой на нашей лодке. Царица, ты дашь нам свое согласие на это?
  - Вы еще не рассказали нам о своем нынешнем плавание, а уже собираетесь в новое, - укоризненно заметила Гера, - пока все подробно не расскажите, никуда не отпущу, так и знай!
  - Это поправимо, - ответил старик, - вот сейчас явится вождь, и Вы все узнаете.
  Действительно, Эфхиор не заставил себя долго ждать. Не прошло и часа, как старый вождь присоединился к собравшимся у Геры. Переглянувшись с Айриком, он начал свой рассказ.
  - По твоему повелению, царица, мы отправились в путь вниз по течению Евфрата. По началу, плавание было легким, и мы скользили по широкой глади реки, которая сама несла нас. По обоим берегам Евфрата простирался, насколько хватало взгляда, однообразный безжизненный пейзаж. Все та же выжженная солнцем степь, только начинающая оживать после благодатных дождей, вызванных всемогущими богами. И лишь на немногочисленных островах жизнь кипела не умолкая. Покрытые буйной зеленью трав и деревьев, питаемые водами Евфрата, они не знали засухи, поразившей всю нашу землю. Многочисленные звери, спасаясь от голода и зноя, нашли убежище на этих островах, давая нам возможность для охоты и пополнения наших припасов. Кроме охоты, мы ловили рыбу, бесчисленное количество которой обитает в реке, используя для этого хитроумное изобретение юного Фирама. Забрасывая сеть вслед за лодкой, мы получали богатый улов, не тратя времени на охоту. Так продолжалось несколько дней, пока мы, вдруг, не почувствовали, что лодку начинает крутить и бросать от берега к берегу, грозя перевернуть ее. Не мало сил пришлось потратить гребцам, чтобы удерживать наше судно посредине речного потока. Вскоре мы поняли, в чем кроется причина этого. Оказывается, мы доплыли до места, где воедино сливаются воды двух великих рек - Евфрата и Тигриса. В этом месте течения их вод перемешиваются, стараясь увлечь плывущие по реке предметы каждый по - своему. Миновав это место, течение вновь стало ровным и мы, выбившиеся из сил от борьбы с водами двух рек, остановились, чтобы восстановить силы. К своему удивлению мы заметили, что местность вокруг уже не такая безжизненная. Хорошо было видно, что палящий зной, испепеляющий равнину в течение многих лун, мало коснулся здешних земель, и почва вокруг оказалась перенасыщена влагой, местами образуя непроходимые болота. После небольшой передышки мы продолжили свой путь. Моему другу Айрику нетерпелось дойти до большой соленой воды, в надежде отыскать водный путь в страну Кеми. Чем ближе оставалось до соленой воды, тем труднее становилось наше плавание. Река здесь разветвилась на сотни проток и рукавов, разделенных многочисленными большими и маленькими островами. Казалось, что водные духи специально разбили русло реки на множество маленьких проток, чтобы смертные никогда не смогли найти дорогу к соленой воде. Некоторые протоки оказывались настолько узкими и мелкими, что нам приходилось вручную снимать лодку с мелей и, двигаясь назад, искать другую, более глубокую протоку. Мы уже, казалось, окончательно заблудились, но случай, наконец, вывел нас на широкую и глубокую протоку, вода в которой стала немного солоноватой, особенно по утрам. Так, двигаясь вдоль нее, мы вскоре, наконец, достигли большой соленой воды, бескрайние просторы которой открылись перед нашими взорами. Далее мы направили свой путь вдоль берега на юг, держась ближе к западу. Омываемый соленой водой берег, оказался совершенно пустынным и безжизненным. Вместо земли там от воды и до горизонта простиралась песчаная равнина без каких-либо признаков жизни. Проплыв под парусом так сотни лиг, мы достигли места, где два берега соленой воды подходят близко друг к другу, образую узкий, как горлышко кувшина, пролив. Воды в этом месте стали бурными и мы, поняв, что великой реки, у берегов которой живет народ Кеми, здесь нет, решились повернуть назад, тем более что наши запасы пресной воды были на исходе. Пользуясь попутным ветром, мы довольно быстро доплыли до речного устья, но течение реки с одной стороны и бурные волны с другой стороны, никак не пускали нас к речному руслу. Несколько дней пришлось ждать, пока с приливом нам не удалось, наконец, войти в одну из проток. Снова, путаясь в протоках, мы стали отыскивать уже обратный путь, совершенно выбиваясь из сил, усиленно гребя против течения. И вот тут, причалив к одному из больших островов для передышки и пополнения воды и провизии, мы натолкнулись на людей. По началу, они проявили враждебность к нам. Во время стоянки на берегу, мы неожиданно для себя, обнаружили, что окружены многочисленными вооруженными людьми. Между нами едва не завязалась битва, но видя, что их численность значительно превосходит нашу, я принял решения не поднимать оружия и позволить этим людям отвести нас вглубь острова. Там мы и узнали, что они называют себя Шуми, и говорят на очень схожем с нашим языке. Оказалось, что люди эти вовсе не воинственные, но ревностно готовы защищать свою территорию. Народ их разбросан по островам, между которыми они передвигаются на лодках, сплетенных из стеблей тростника. На каждом из пригодных для жизни островов живет один или несколько родов, которые управляются старостами, выбранными из числа старейшин родов, и занимаются они, Вы не поверите, возделыванием земли, выращивая хлебное зерно. Кроме этого, часть времени, мужчины проводят, охотясь на многочисленных водоплавающих птиц, гнездящихся среди речных проток, и ловлей рыбы. Пользуются они орудиями, изготовленными из твердых камней и дерева, как и мы когда-то. Зверей в тех местах не много и, поэтому свои одежды они изготавливают, как и мы сейчас, из волокон различных, произрастающих там растений, причем их женщины делают это довольно искусно. Свои жилища эти люди строят из глины, перемешанной со стеблями и листьями камыша. Узнав, что многие из нас, также, называют себя Шуми, нас освободили, не причинив никакого вреда. Мой друг, Айрик, рассказал им историю Вашего народа. Как оказалось, их предание гласит, что давным давно, часть народа Шуми, не пожелав больше оставаться под властью Вед, ушла с северных территорий на юг, в поисках лучших мест. Дойдя вместе с племенами Хеттов и Кеми до слияния Евфрата и Тигриса, они не последовали вместе с ними на запад, а двинулись, обходя многочисленные болота, на юг, пока не достигли этих мест. Когда, выйдя к большой соленой воде, они увидели, что там нет пригодных для жизни мест, они вернулись назад, к реке и поселились на островах, где и продолжают жить сейчас. Как оказалось, засуха не коснулась их и, благодаря плодородной почве и речным водам, которые они научились подавать к своим полям по многочисленным, прорытым ими же каналам, урожаи зерна здесь оставались обильными, причем получают их там дважды, а иногда и трижды в год. Нам удалось выменять у них много зерна на изделия из металла и ткани, которые они сами производить не умеют. Старейшины нескольких родов передали тебе, великая Веда, что готовы воссоединить былые, давно утраченные связи со своим народом и передали приглашение тебе посетить их земли. Они, так же помогли нам найти короткий и менее трудный путь к основному руслу реки. Выйдя на большую воду, мы тронулись в обратный путь, который оказался гораздо труднее и дольше. Приходилось все время грести против течения, что оказалось вдвойне трудным из-за тяжело нагруженной лодки, и только в редкие дни, когда дул попутный ветер, парус давал нам возможность на некоторую передышку. И вот, наконец, мы дома. Трюмы лодки полны зерна и путь к морю нами разведан.
  Старый вождь умолк, закончив рассказ об, удивительном и познавательном, плавание на юг.
  - Сколь интересную историю ты поведал нам, Эфхиор.- после короткого молчания сказала Гера, - Путешествие Ваше оказалось не напрасным. Теперь я точно знаю, что нам нужно построить много лодок, на которых мы будем вести торговлю с нашими родичами на юге, и Арамеями на севере. Айрик, попрошу тебя, отдать распоряжения Фираму о разгрузке и учете, привезенного Вами зерна. Сами же Вы все должны как следует отдохнуть после трудного похода. Главное, теперь мы знаем, что нашему городу и всему народу, населяющему его, больше не грозит голод.
  
  
  
  -13-
  
  - Скажу честно, я лично доволен поездкой в Шумер. - Обращаясь к жене, удобно расположившейся в кресле пассажирского салона флайера, сказал Зейвс, - На мой взгляд, дальнейшее наше вмешательство в их развитие мы можем ограничить лишь обучением основам различных наук. С развитием же технологий и общественных взаимоотношений они уже способны справиться самостоятельно.
  - Ты хочешь сказать, что больше не намерен уделять Шуми повышенного внимания, переключив его на другие народы? Я правильно поняла?
  - Совершенно верно, дорогая! Теперь, когда мы покончили с различными местными торжествами, можно, наконец, приступить к поиску пропавшей на юго-западном континенте, группы и, заодно, установить контакт с племенами, населяющими этот далекий уголок Пангеи.
  - Неожиданно! А как же Гера? - язвительно заметила Иза.
  - Причем здесь Гера? - несколько смущаясь, ответил Зейвс.
  - Вот что, Зейвс! Да будет тебе известно, что между мной и Герой состоялся весьма откровенный разговор относительно тебя и Ваших с ней отношений, и она мне все рассказала.
  - Рассказала что?
  - Да все! В частности, что произошло между вами на Гее, в нашем доме на побережье, причем в подробностях. Особенно о Вашей близости в ту ночь.
  - Так значит, мне все это не приснилось? Значит Гера и я на самом деле...
  - Я просто поражаюсь тебе, Зейвс. Провести ночь с красивой женщиной и ничего об этом не помнить! Ох, мужчины! Все Вы таковы!
  - Чем же женщины лучше? Как понимать женщину, которая сама предложила себя мужчине, а потом ни словом, ни намеком не упоминает об этом, мало того, делает вид, будто ничего такого не было? Или как понять женщину, которая знает, что ее мужчина провел ночь с другой женщиной, совершенно спокойно обсуждает это с ним?
  - Успокойся, Зейвс! Гера рассказала мне не только это, но и то, что она в тот момент явственно ощущала, будто она, это вовсе не она, будто в ней живет совсем другая - та, которая имеет полное право на такой поступок. Догадываешься, о ком я говорю? Признаться, по началу, я не поверила ни единому ее слову, но потом между нами произошло нечто, что заставило меня не только безоговорочно поверить во все ею сказанное, но и самой ощутить нечто подобное. На какие-то короткие мгновения, я вдруг не только увидела, но и всем своим существом, почувствовала Айду, точно так же как тогда, в далекой юности, когда мы дали друг другу клятву в верности нашей дружбе. Я никак не могу этого объяснить, но факт, как говорится, на лицо. И, именно поэтому, я отнеслась так, как ты говоришь, спокойно, узнав о ночи, проведенной тобою с Герой, и, именно этим, я объясняю и ее, и твое, и свое собственное поведение. Я уже высказала Гере, и повторю тебе - на мой взгляд, между нами троими существует какая-то необъяснимая, если хочешь, мистическая, неразрывная связь.
  - Наверное, ты права. Там, на побережье, меня не покидало аналогичное ощущение. Вся эта ночь прошла, как в тумане. Стерлись все грани отделяющие воображаемое с реальностью. Мне даже показалось, что я и называл Геру именем Айды, и она принимала это, а утром появилось чувство, что все, что между нами произошло - это лишь плод моей фантазии, навеянный моими воспоминаниями, связанными с тем, что мы находились в месте, где когда-то мы с Айдой были счастливы и рядом с которым она так трагично погибла. Я утвердился в этом мнении, когда на следующий день, Гера никак не упомянула о событиях той ночи и не подала никакого виду, что все это произошло на самом деле вообще.
  - Вот что, Зейвс, давай на время забудем об этом, обо всем. Я уверенна, что обязательно настанет день, когда эта тайна раскроется нам, и все станет на свои места.
  
  ***
  
   Не успев спуститься по трапу, Изе бросилось в глаза, что за время ее кратковременного отсутствия, в Та-Кемет произошли некоторые перемены. Во-первых, то, что встречала их, ловко управляя колесницей, запряженной парой белых лошадей, красавица Маат. Во-вторых, то, что неподалеку от дворца, за обширным вольером, она заметила мирно ощипывающих траву многочисленных коров и быков. Все это одновременно и обрадовало, и, в то же время, насторожило Изу. Ничего не высказывая своим спутникам, она тепло поздоровалась с новоявленной принцессой, оценив по достоинству ее новые способности и, прямо с борта флайера, направилась разыскивать Темис, в надежде получить от нее исчерпывающие объяснения. Не обнаружив девушку в палаточном лагере, Иза прямиком направилась во дворец, где, собственно говоря, и застала Темис в спальне фараона.
  - Здравствуй Тем! Мы вернулись! - обратилась она к полулежащей на ложе Темис.
  - Ой! - От неожиданности вскрикнула Темис, поворачиваясь лицом к стоящей на пороге Изе. - Иза, дорогая, как я рада, что Вы снова здесь, а то я тут умираю от скуки. Как свадьба? Как Гера?
  - Положим то, что ты тут скучала, это еще очень большой вопрос, милая Тем! - оценивающе окинув взглядом полуобнаженную Темис, ответила Иза. Похоже, ты здорово вжилась в роль царской наложницы, хотя, впрочем, это не мое дело. В общем, я зашла справиться о твоем самочувствие, дорогая.
  - Спасибо, Иза, мне намного лучше, - без тени смущения ответила Темис.
  - Вижу, вижу! Настолько лучше, что ты успела здесь кое-что изменить, не скрою, в лучшую сторону.
  - О чем это ты, Иза? - делая непонимающее выражение лица, вопросом на вопрос, ответила Темис.
  - Ну, хватит, Теми, не придуривайся! Давай выкладывай, откуда здесь коровы, и когда это Маат выучилась править колесницей?
  - А-а, это? Это Ола, по моей просьбе обучила принцессу обращаться с лошадьми.
  - Допустим, в том, что касается Маат - заслуга Олы, но вот то, что касается стада коров... Даже и не пытайся убедить меня в том, что ты не причастна к его появлению здесь!
  - А что такого? Разве есть что-нибудь плохого в том, что мне пришла в голову мысль, положить начало скотоводству в Та-Кемет?
  - Теми, не юли! Или ты думаешь, что я поверю в то, что животные сами забрели в Та-Кемет, чтобы помочь тебе осуществить свои замыслы? Или в то, то многочисленные духи, в которых верят Кеми, привели их сюда? Я не настолько наивна, моя дорогая, чтобы поверить в то, что здесь обошлось без твоего непосредственного вмешательства!
  - Ну-у, - потянула девушка, - не скрою, что я им помогла в этом, совсем немножечко, правда.
  - Так! Значит, ты прикинулась больной, чтобы оставшись без контроля, снова отправиться в страну Куш? Меня поражает твое безрассудство, Тем! Ты же пообещала мне, что больше не выкинешь ничего подобного! Как все это прикажешь понимать? Во-первых, ты подвергла, в очередной раз, риску свое собственное здоровье и здоровье своего, еще не родившегося ребенка, во-вторых, украв животных у нубов, ты подвергла кеми опасности их нападения, то есть, фактически спровоцировала войну между двумя соседними народами, у которых и без этого более чем сложные взаимоотношения, в-третьих...
  - Ничего я не крала и не провоцировала!- Повышая голос, Темис прервала Изу. - Я всего лишь восстановила меновую торговлю между нубами и кеми, и всех этих животных нубы сами передали мне в обмен на предложенный мною товар!
  - Так, так! А вот с этого места, пожалуйста, поподробнее! Что же такого ты смогла предложить нубам, за что они отдали тебе целое стадо коров?
  - И не только стадо, Иза! - продолжая нервничать, на повышенных тонах, ответила девушка. - На, любуйся!
  С этими словами, Темис соскользнула с ложа и развернула лежащую на полу, в углу комнаты, козью шкуру. Увидев кучу золотых самородков у Изы аж дух перехватило. Пораженная зрелищем она долго не могла прийти в себя и, после затянувшейся паузы, уже совершенно другим тоном, спросила:
  - Объясни мне, пожалуйста, Теми, как тебе удалось заставить нубов пожертвовать священным для них металлом?
  - Все очень просто, Иза! Присаживайся и я все тебе расскажу.
  Совершенно сбитая с толку женщина, опустилась на ложе и, непроизвольно приоткрыв рот, приготовилась выслушать младшую подругу.
  - Все дело в том, что мы с Энохом, отцом Тота, решили попытаться восстановить разорванные прежним старостой торговые связи с нубами. По воле случая, нам пришлось спасти мальчишку - нуба, которого они собирались принести в жертву своему духу Нуб. К счастью, этот мальчишка оказался сыном одного из вождей, который, посчитав, что от его сына просто хочет избавиться конкурирующий клан во главе с местным колдуном, решил его освободить и спасти. Мы с Энохом ему в этом немного помогли, причем таким образом, что и жертвоприношение совершилось, и юноша не пострадал. Так уж вышло, что благодаря, украшенной позолотой моей одежде, ну, еще и крыльям, эти несчастные приняли меня, ни много, ни мало, за этого самого духа Нуб, а я, воспользовавшись ситуацией, повелела им, от лица духа Нуб, каждый месяц в день полнолуния, приносить к границе свои товары для обмена с кеми. Мало того, отныне Энох и все его потомки, получили право беспрепятственного прохода в страну Куш, а сами нубы поклялись, что никогда не пересекут границу с целью захвата рабов. Что же касается коров и золота - я обменяла их на двух лошадей для вождя нубов Нвалы и его брата Угура, отца спасенного паренька. Тут, я сознаюсь, мне пришлось еще раз наведаться в страну Куш. На этот раз я предприняла все необходимые меры предосторожности и не подвергала риску ни себя, ни сопровождавшего меня Тота. Вот и все, Иза! Что ты скажешь теперь? Да, и прости меня за нелепый розыгрыш с моей болезнью. Иначе, ты ведь никогда бы не позволила мне осуществить задуманное.
  - Не скрою, Теми, ты, в очередной раз, меня удивила и поразила. Поверь, я вовсе не стараюсь выглядеть в твоих глазах строгой начальницей, постоянно отчитывающей свою подчиненную. Мною движет любовь и беспокойство за тебя, как у любой матери к собственному ребенку.
  - Знаешь, Иза, я не помню своих родителей и никогда не знала материнской ласки, но мне очень хотелось бы, чтобы у меня была такая мама, как ты. С тех пор, как жизнь свела нас, мне нестерпимо хотелось назвать тебя мамой.
  - Так в чем же дело, дорогая? Я, с радостью, стану звать тебя дочерью! - нежно обняв девушку, прошептала Иза.
  - Непутевой дочерью, - вздыхая, заметила Темис, - зачем тебе такая своевольная, доставляющая одни неприятности и переживания дочь?
  - Дети, какими бы они не были, всегда заставляют родителей переживать за них. Очень скоро ты сама в этом убедишься, - поглаживая девушку по животу, ласково ответила Иза, - и у меня всегда будет сердце болеть за тебя. Ну, все! Вставай! Пойдем к нашим, они все очень хотят тебя видеть.
   Вернувшись в палаточный лагерь, обе женщины застали его обитателей в несколько возбужденном состоянии.
  - Что происходит? - в ответ на приветствие, спросила Темис пробегающего мимо Дона.
  - Нам сообщили, что с минуты на минуту прибудут мои родители, а с ними еще этот астроном, доктор Торм. Вот, не успев еще распаковать свои чемоданы, мы все готовимся к их встрече.
  - Это же здорово, Дон! - вставила Иза. - Значит, скоро мы сможем отправиться к юго-западному континенту! Орек так, в красках, описал его красоты, что мне лично просто не терпится увидеть все своими глазами!
  Действительно, спустя некоторое время, на площадку за лагерем опустился флайер, из которого, буквально выбежали Нида и Антис, которые тут же принялись обнимать и целовать встречающих их Дона, Диту и малышку Эос. Следом за ними, неспешно спустился по трапу Вагус, который попал в объятия Зейвса.
  - Старина Ваг! Как же ты решился оставить свои телескопы и посетить Пангею?
  - Есть причины, Зейвс, очень важные причины. Да и как мог я, забравшись в такую даль от дома, отказаться увидеть другой мир, столь похожий, на наш собственный? Это ведь как раз то, ради чего я, как ты выражаешься, торчу у своих телескопов. Признаться, здесь восхитительно, - оглядываясь вокруг себя, заметил Вагус, - честно сказать, я очень многое слышал о Пангее, но никак не ожидал, что она так прекрасна.
  - Ты еще не видел, какая она на самом деле, но у тебя есть шанс увидеть все, если ты захочешь присоединиться к нам во время нашей поездки к юго-западному континенту. Орек утверждает, что ничего, более замечательного ему в жизни видеть не приходилось.
  - Что ж, пожалуй, я воспользуюсь твоим предложением, дорогой Зейвс, - добродушно смеясь, ответил Ваг, - но прежде мне хотелось бы кое-что поведать Вам из того, что мною обнаружено, находясь на орбите сидя у телескопа. Так что, вечерком, как говорится, милости просим.
  
   Вечером, после ужина, все обитатели палаточного лагеря собрались на небольшом пятачке, образованном расставленными по кругу палатками с нетерпением ожидая сообщения доктора Вагуса Торма. Ваг, по привычке, как будто на лекции в академии, откашлялся и, окинув взглядом "аудиторию" приступил к докладу.
   - Уважаемые сограждане, коллеги! Как Вам известно, я прибыл на Пангею, благодаря любезному приглашению уважаемого амона Парнаса с целью изучения окружающей нас вселенной с, так сказать, иного, чем на Гее, ракурса. Помнится, когда-то давно, еще при первой нашей встрече с моим другом, профессором Зейвсом Савоасом, я передал ему перечень звезд, вокруг которых, предположительно, имеются планетные системы, схожие с теми, что мы имеем и в случае с нашей собственной системой и с системой, в которой мы с Вами находимся сейчас. Опять же, оговорюсь, среди планет, вращающихся вокруг этих звезд, с большой долей вероятности, могут оказаться такие, на которых возможна органическая жизнь. Эти данные были получены мною в течение длительного исследования большого количества звезд того же класса, что и наши два Солнца. Так вот, мне выпала уникальная возможность понаблюдать за некоторыми из них, что называется, с самой окраины нашей с Вами галактики. Находясь на борту звездолета, я попытался определить расстояния до них с новой опорной точки и тут, как мне кажется, мною сделано важное открытие.
   С давних времен принято исчислять расстояния между астрономическими объектами в световых годах, и это абсолютно справедливо для нашего, трехмерного пространства, но овладев возможностями перемещения в гиперпространстве и, так называемом, нуль - пространстве, иначе называемом супер - гиперпространство, такая величина, как световой год, совершенно перестала давать представление о расстояниях. По заданию Совета по космоплаванию, мне было поручено найти новую величину, с помощью которой легко можно было бы описать процесс перемещения в этих двух измерениях и, таким образом, найти своеобразную нулевую точку отсчета. За основу я взял две, хорошо известные Вам величины - вектор направления и мощность энергетического импульса, используемые для расчетов перемещения в вышеуказанных пространствах. Произведение этих величин я и принял за новую единицу измерения, условно посчитав, как единичную, ту, которая получилась от произведения величины вектора между Геей и Пангеей и эквивалента мощности импульса знакопеременного гравитационного поля, необходимого для создания подобного перехода, естественно, придав ей положительное значение. На основе выведенной таким образом единицы измерения, я начал измерять расстояния до интересующих меня звезд, сопоставляя их с традиционными световыми годами. Это дало возможность вывести универсальную зависимость между двумя величинами.
   Теперь о главном! Как известно, для перемещения с Геи на Пангею, мы задаем программу с положительным значением вектора, а при возвращении, просто меняем знак на противоположенный. Пытаясь получить значения расстояния до одной из исследуемых звезд в новых величинах, мною была допущена непростительная ошибка. Я, совершенно случайно заложил в программу величину положительного единичного вектора без учета коэффициента, причем с единичным же импульсом, то есть те величины, которые, казалось бы, должны были привести меня на Гею, но ошибка со знаком дала совершенно непредсказуемый результат. Используя исходные единичные значения с новой отправной точки, я совершенно точно попал на одну из звезд, числящихся в списке "условно обитаемых". Далее, обнулив координаты этой звезды, я снова взял от нее положительный единичный вектор с единичным импульсом, и вновь попал еще на одну из звезд этого списка. Таким образом, строя математические модели от одной звезды к другой, используя положительные единичные значения, мною уже обнаружено двенадцать звезд внутри нашей галактики, связанные единичными значениями, образовавшие, своеобразный, равносторонний многогранник, с центром строго в центре нашей галактики. Все двенадцать звезд являются своеобразными галактическими близнецами и, как я предполагаю, в своих планетных системах имеют планеты, аналогичные по характеристикам Гее и Пангее. Другими словами - это своеобразный пояс органической жизни нашей галактики.
   Ваг закончил, с удовольствием потирая ладони рук и ожидая эффекта от аудитории, которая некоторое время хранила гробовое молчание. Первым безмолвие нарушил Орек, еще не совсем пришедший в себя от услышанного, и, не вполне осмысливший всю полученную информацию.
  - Ты хочешь сказать, Ваг, что в нашей галактике есть еще десяток обитаемых миров?
  - Не совсем так, амон Парнас. Я хотел сказать, что в нашей галактике мною уже обнаружено десять потенциально обитаемых миров, подобных нашему, но это всего лишь ничтожная часть того гигантского галактического многогранника, образующая сектор всего в десятые доли градуса относительно центра галактики. На самом деле, только в нашей галактике десятки, если не сотни тысяч звезд с планетными системами, аналогичными нашей, которые еще только предстоит открыть, а это значит, что возможно столько же планет, подобных Гее и Пангее. А кроме них, существуют еще огромное количество миров, развивающихся по совершенно отличному от нас сценарию, имеющие абсолютно иные формы жизни, вовсе не обязательно, связанные с углеродом и кислородом. Миры, где действуют совершенно иные физические законы, но, при всем при этом, способные создать мыслящие и самосовершенствующиеся организмы.
  - Как в научно-фантастическом романе! - восторженно воскликнула Дита
  - Ну, деточка, все или почти все, о чем писали фантасты во все времена, рано или поздно становилось обыденной реальностью. - Ответил на возглас Диты Ваг. - Разве не фантастикой казалось нам еще каких-то тридцать лет назад, что мы сможем путешествовать по галактике за считанные минуты, в худшем случае, часы?
  - Постой, постой, Ваг! Так ты утверждаешь, что кроме Геи и Пангеи мы уже сейчас можем найти еще десять обитаемых миров, населенных людьми? - задумчиво спросил Зейвс
  - Э, нет, этого я не утверждал, дорогой Зейвс, я лишь сказал, что обнаружил десять миров с аналогичными условиями, где возможно наличие органической жизни, а что касается людей, то, как тебе известно, в далекие геологические эпохи, ни на Гее, ни здесь, на Пангее, людей и в помине не было. Конечно, определив возраст указанных звезд, с некоторой вероятностью, можно прикинуть, в какой геологической эпохе могут находиться искомые планеты, но погрешность может составить миллионы лет, что, в общем, для вселенной лишь мгновение, а вот для эволюции жизни - целая вечность.
  - Потрясающе! - вырвалось у Олы. - Имея несколько миров в разных геологических эпохах, мы можем воочию наблюдать за процессами эволюции живых организмов, от самых низших форм до приматов. Даже здесь, на Пангее, которая отстала от нас на какие-то несколько тысяч, может десятков тысяч лет, я ощущаю себя, как в палеонтологическом музее, среди оживших окаменелостей. А что же нас может ожидать там? - указав в небо, задала риторический вопрос Ола.
  - Да, дорогая, - отозвалась Иза, - либо заглянуть в будущее и увидеть, что может ожидать нас в нем через тысячи или даже миллионы лет.
  - Ваг, ты гений!- воскликнул Зейвс, обнимая друга. - Это открытие вселенского масштаба. Никак не меньше! Ты сам-то хоть понимаешь это?
  
  
  ***
  
   Флайер, управляемый Антисом, перелетев через океан, благополучно опустился на берегу живописной бухты, над которой громадой возвышалась скала весьма причудливой формы. Вокруг, прямо за широким песчаным пляжем, опоясывающим всю бухту, буйствовали тропические джунгли, уходящие вверх по склонам прибрежных возвышенностей.
  - Неплохое местечко выбрал Дерик для перевалочной базы!- восторженно воскликнула Иза, едва ступив на прибрежный песок, окидывая взглядом окружающий пейзаж. - Будь что-либо подобное на Гее, это место стало бы не только крупнейшим океанским портом, но и курортной и туристической жемчужиной.
  - Кто знает, мона Иза, - вставил Ваг, - может быть через несколько тысяч лет все именно так и будет.
  - Вот, друзья, именно здесь мне в руки попал известный Вам артефакт. А вот там, - Орек махнул рукой куда-то направо, - есть тропа, которая приведет нас в стойбище аборигенов, из рук вождя которых я, собственно, его и получил.
  Что ж, друзья, давайте выгружаться и располагаться, - сказал Зейвс, потягиваясь под ласковыми лучами тропического солнца, - только учтите, что океанские приливы здесь очень высокие, поэтому выбирайте место для стоянки где-нибудь повыше.
  Пока большинство восторгалось красотами природы и ландшафта, Нида, скинув комбинезон, дошла до кромки воды и, убедившись, что вода теплая, с удовольствием окунулась в прозрачную, лазурную воду.
  - Просто сказка!- кричала она, плескаясь. - Идите же скорее ко мне!
  Иза и Леда, переглянувшись, последовали примеру Ниды, предоставив мужчинам разгрузку флайера и обустройство временного лагеря.
  - У меня такое чувство, - отплевываясь соленой водой, сказала Иза, - будто я оказалась на побережье возле нашего домика на Гее. Сколько же общего у наших планет!
  - Это ты точно подметила, - смеясь, откликнулась Леда, - смотри, как бы какая-нибудь акула, не пожелала бы познакомиться с тобой поближе. Ведь на Гее тропические воды изобилуют этими милыми рыбками.
  - А ты не думай, что я полезла в воду, не проверив, что видно на поверхности. По крайней мере, я не заметила ни единого плавника этих хищниц.
  Когда женщины, вволю накупавшись, вышли на берег, палаточный лагерь уже ожидал их. Похватав свои, разбросанные на берегу, вещи, они дружно побежали к ближайшей палатке, чтобы скинуть мокрые купальники и переодеться в сухую легкую одежду, больше подходящую к жаркому тропическому климату.
  - Уже сидя за столом, установленным между палатками, Орек обратился к своим спутникам.
  - Не знаю, как Вы, а я завтра намерен пройтись по тропе и попытаться добраться до стойбища. Мне просто не терпится выяснить, откуда артефакт попал к аборигенам. Очень надеюсь, что Леда сможет быстро найти с ними общий язык.
  - Орек, вы что, собираетесь отправиться туда вдвоем с Ледой? - встревожено спросил Зейвс. - Это недопустимо, друг, ведь ты даже не представляешь, какие твари могут водиться в этих джунглях, да и неизвестно, как встретят Вас аборигены во второй раз.
  - А мы с Нидой, с удовольствием составим компанию амону Парнасу и его очаровательной спутнице, - заявил Антис, - тем более что после длительной вахты на орбите, мы, как мне кажется, вполне заслужили краткосрочный отдых.
  В общем - то, я не против, Ант, но если у Вас что-нибудь случится, как мы сможем поднять флайер в воздух, чтобы прийти к Вам на помощь?
  - О! Об этом, Зейвс, можешь не беспокоиться, - неожиданно высказался Вагус, - я, вполне сносно, умею управлять этим аппаратом.
  - Выходит, нам троим, предстоит праздный отдых в ожидании Вашего возвращения, - мечтательно отозвалась Иза.
  - Не думаю, - возразил Орек, - если нам удастся быстро войти в контакт, считаю необходимым перенести лагерь поближе к стойбищу, но, как бы там ни было, как минимум недельные каникулы я вам могу гарантировать.
  - Стойте! - Воскликнула до сих пор молчавшая Нида. - Так не пойдет! Прошу Вас, выслушайте меня!
  - Мы Вас внимательно слушаем, мона Нида, - за всех ответил Орек.
  - Все, о чем Вы только что говорили, совершенно не годится! - продолжила Нида. - Зачем так рисковать, продираясь пешком через джунгли, да еще таща на себе все снаряжение. Никто из нас понятия не имеет, как далеко может оказаться стойбище, а это значит, что, возможно, придется останавливаться на ночлег среди непроходимого тропического леса, подвергая опасности свои жизни и здоровье. Всем известно, что в тропических лесах водятся большое количество ядовитых змей, насекомых и прочих жалящих и кусающих тварей. Кроме того пеший переход в условиях жаркого и влажного тропического климата, сам по себе будет чрезвычайно изнурительным.
  - Так что же конкретно Вы предлагаете, мона Нида? - Вновь спросил Орек.
  - А вот что! В транспортном отсеке стоит легкий флайер из первой экспедиции. Я предлагаю совершить разведывательный облет в указанном направлении. В случае обнаружения стойбища, в непосредственной близости от него, но так, чтобы исключить прямой контакт с аборигенами, подбираем посадочную площадку, куда и перебазируем весь наш лагерь. Тогда исключается дробление всей нашей группы и, в случае возникновения каких-либо угроз, возможна быстрая эвакуация.
  - Признаюсь, предложения моны Ниды выглядят, как наиболее разумные, - согласился Орек, - воспользовавшись им, мы не только сбережем силы и здоровье, но и существенно сэкономим время. Я лично, за!
  - Ну, вот, - с деланным огорчением, воскликнула Иза, - а я уже представила, как буду проводить время, принимая солнечные и морские ванны на пляже. Шучу, конечно. Я тоже за предложение Ниды, как за самое безопасное и действенное. Только я считаю, что разведывательные полеты, необходимо проводить по ночам, чтобы не привлекать к себе до поры, до времени, внимания аборигенов.
  - Но Иза, что же можно будет рассмотреть на поверхности ночью? - возразил Зейвс.
  - Да все тоже, что и днем! Мы используем инфракрасные прожекторы, и будем прекрасно видеть все в мельчайших подробностях на поверхности. - Ответила Иза.
  - Тогда, Антис, чего мы ждем? Давай выгружать флайер. - Обратился к Антису Зейвс.
  
  ***
  
   Нида уже третий час кружила в указанном районе над ночными джунглями, но никаких признаков стойбища так и не обнаружила. Времени оставалось совсем не много. Еще каких-нибудь полчаса и начнет светать. Тогда придется вновь возвращаться на базу ни с чем и дожидаться наступления следующей ночи. Женщина сделала крутой вираж и несколько изменила курс, при этом, не покидая квадрата поиска. Внизу, сплошным ковром простирались все те же густые джунгли. От вида этого бескрайнего зеленого океана Нида даже поежилась, представляя себе, что было бы с ней и ее спутниками сейчас, если бы они предприняли пеший переход через эти бескрайние заросли. Она продолжала вглядываться в простирающийся под флайером ландшафт. Во время очередного маневра ей, вдруг показалось, что где-то вдалеке, что-то блеснуло на фоне однообразной серой массы. Нида, в очередной раз, изменила курс, и направила машину в ту сторону, при этом несколько углубившись за пределы обследуемой зоны. Ландшафт внизу несколько изменился. Среди джунглей появились просветы и, вскоре флайер стал пролетать над обширным каменистым плоскогорьем. Не заметив и здесь ничего примечательного, Нида развернула машину на восток, где небо уже начало светлеть, намериваясь возвращаться на базу. Почти вылетев к джунглям, она вдруг заметила какие-то отблески на поверхности, почти у границы, отделяющей открытое пространство от джунглей. Нида сбросила скорость и немного снизилась, чтобы получше рассмотреть источник отблесков. Спустя мгновение, флайер оказался над гладью довольно большого озера. Снизившись до пятнадцати метров и сбросив скорость почти до нуля, Нида начала облетать озеро вдоль его береговой линии. И вот, на южном берегу, показалось что-то, напоминающее постройки. Чтобы оставаться незамеченной, она подняла флайер повыше и подвела его прямо на это место. Внизу, действительно, появилось стойбище, состоящее примерно из сотни конусообразных построек, расположенных концентрично. Нида засекла координаты и, взглянув на уже изрядно посветлевшее небо, круто увела флайер вверх.
  - Зейвс, Вы слышите меня? Это Нида. Я обнаружила стойбище примерно в пятидесяти километрах на юго-запад от нашей стоянки. Посадочную площадку подобрать не успеваю. Возвращаюсь на базу.
  - Я понял, Нида! Отлично сработано! Возвращайся! - услышала она в динамике голос Зейвса.
  
   Ну, вот, друзья, отдых у моря закончился, - объявил Зейвс собравшимся на завтрак спутникам. Этой ночью Нида обнаружила стойбище. Судя по наличию большого озера рядом с ним - это как раз то, что мы искали. Вот координаты искомого места. Предстоящей ночью остается лишь подобрать удобное место для лагеря и перебазироваться туда. Поэтому предлагаю сегодня свернуть этот лагерь и всеми вылететь в указанный район.
  - Принимается, - коротко резюмировал Орек.
  Площадка нашлась на противоположенном от стойбища, берегу озера. Антис ювелирно посадил флайер на крошечной площадке, окруженной стеной из нагромождения древних, выветренных скал. Здесь, оставаясь незамеченными со стороны обитателей стойбища, можно было беспрепятственно вести за ними круглосуточное наблюдение. Остаток ночи провели на борту флайера, а обустройством лагеря решили заняться утром. Не дожидаясь наступления рассвета, Иза, надев крылья, предусмотрительно взяла большую пластиковую емкость, слетала к озеру и набрала воды. А затем, вместе с Ледой, установила несколько камер для обзора стойбища. Прежде чем пытаться выходить на контакт, они решили понаблюдать со стороны и изучить быт и уклад жизни аборигенов, и, поэтому установили непрерывное дежурство у мониторов.
   Иза вызвалась дежурить первой, так как чувствовала, что до утра ей все-равно не заснуть. Пока ночной мрак окутывал землю, смотреть было не на что, и она предалась восстановлению в памяти хронологии событий, произошедших на Пангее в ходе этого посещения. С самого первого дня высадки на планету, ничто не напоминало ей о прошлой экспедиции. Эта череда непонятных, почти трагических событий, связанных с необъяснимыми действиями Дерика, события в Та-Кемет, устранение засухи ... Все было так непохоже на первую высадку вплоть до сегодняшнего дня, который обещал быть очень схожим с тем, когда геяне впервые появились в стойбище Шуми.
  - Интересно, - размышляла Иза, - как воспримут нас на этот раз пангеяне, будут так же дружелюбны, или настроятся воинственно? Смогут рассказать нам, откуда у них взялся тот предмет, что их вождь подарил Ореку или предпочтут хранить у себя этот секрет? А еще пропавшая группа. Где они? Живы ли? Ведь там старые друзья - Ника, Ада, Сел. Мы столько времени ничего не знаем об их судьбе. Удастся ли нам отыскать горстку людей, затерявшихся где-то на огромной планете?
  Мысли роились в голове у Изы, не давая ей покоя. Так, размышляя, она не заметила, как ночная тьма постепенно начала сменяться предрассветными сумерками. Стали различимы многие детали окружающего ландшафта. Женщина встряхнулась, отгоняя свои тревожные мысли и прильнула к экранам мониторов.
   С наступлением рассвета стойбище начало оживать. Сначала Иза увидела, как из хижин вышли несколько мужчин и направились к озеру. Они столкнули в воду длинные узкие лодки и, стоя на одном колене, ловко выгребли на середину озера, используя короткое весло, которое перекидывали с борта на борт. Достигнув середины озера, они вместо весел взяли в руки то ли копья, то ли дротики и, замерев стали ожидать, когда крупная рыба начнет играть, выпрыгивая из воды навстречу первым солнечным лучам. Иза отвлеклась от рыбаков, так как посреди стойбища начала собираться другая группа мужчин, вооруженных длинными копьями. Постояв немного, по видимому посовещавшись, они направились в сторону джунглей, судя по всему на охоту. Следом из хижин появились и женщины, которые начали хлопотать, разводя костры. Со стороны стойбища потянуло дымом. Тем временем рыбаки уже получили свой первый улов. Иза отчетливо видела, как один из мужчин резко метнул свое оружие в воду, и тут же вытащил его обратно. На острие копья трепыхалась крупная рыба. Спустя несколько минут другой рыбак повторил это же движение, и оно так же не осталось без вознаграждения, потом еще, еще и еще. Иза вновь переключилась на стойбище. Она с любопытством рассматривала хижины. Это были на редкость функциональные постройки, состоящие из деревянного конусообразного каркаса, и покрытые, тщательно сшитым из шкур каких-то крупных животных, тентом. Судя по поднимающимся над вершинами конусов дымами, там находились специально оставленные для этой цели отверстия. Некоторые хижины имели, даже что-то подобное, козырькам, натянутым над входным пологом. Все это было так не похоже на то, что увидели геяне, впервые оказавшись в стойбище шуми. Там, каждая хижина была построена на свой лад, здесь же они были все абсолютно одинаковы, как по конструкции, так и по размеру, за исключением двух больших хижин в самой середине стойбища. Одну из них, судя по всему, занимал вождь, а вот кому принадлежала другая, предстояло еще выяснить. Вскоре рыбаки, посчитав, наверное, что уже вполне достаточно пойманной рыбы, взяли в руки весла и вернулись на берег, где передали улов ожидающим их женщинам. Из одной из больших хижин, на зов женщин, вышел пожилой мужчина с длинными седыми волосами, держащий копье в одной руке и большой круглый предмет, в другой. Он подошел к женщинам, сложившим улов рыбаков на подстилке, воткнул в землю копье и, держа круглый предмет в одной руке, начал стучать по нему ладонью другой.
  - Ага, так вот кто живет в большой хижине, - подумала Иза. - Это местный шаман или колдун, в общем, представитель духовенства, которого женщины позвали, чтобы освятить рыбу перед тем, как из нее будет что-либо приготовлено. Это свидетельствует о наличие, пусть даже примитивной, культуры.
  На запахи готовящейся пищи повылезали многочисленные дети обоего пола и самых разных возрастов, которые, в ожидание еды, тут же затеяли игры и различные состязания.
  - В общем, все, как обычно, - для себя констатировала Иза.
  Вскоре и в лагере путешественников так же началось пробуждение. Первым проснулся Зейвс, следом за ним Орек и Антис. Чуть позже к ним присоединился и Ваг. Мужчины быстро развернули палатки, и стоянка сразу же приобрела обжитой вид.
  - Давай я тебя сменю, - предложила Изе незаметно подошедшая к ней Нида, - что-нибудь было интересного?
  - Доброе утро, - поприветствовала ее Иза, - да, в общем-то, ничего особенного. Племя, как племя.
  
  После завтрака, Нида пригласила к монитору Орека.
  - Скажите, амон Орек, - обратилась она к нему, - Вы сможете узнать человека, который передал Вам ту штуковину?
  - Думаю, что да.
  - Тогда понаблюдайте за этими большими хижинами. В одной из них, судя по всему, живет вождь племени.
  Орек расположился в складном кресле у экрана и стал ждать, когда кто-нибудь выйдет из указанных Нидою хижин. Ожидание затянулось. Ни один мужчина из хижин не показывался, за то женщины то и дело сновали туда и обратно, что-то внося в хижину и вынося оттуда. Устав ожидать, Орек передал вахту Леде и попросил ее сообщить, как только кто-либо из мужчин выглянет из хижины. Спустя несколько часов, когда солнце уже почти достигло зенита, на опушке леса появились охотники с добычей. Двое из них несли, подвешенную на древке копья, большую дикую свинью. Еще несколько человек несли на плечах дичь поменьше - что-то вроде косуль или антилоп. В стойбище охотников встретили с радостными криками. Когда они, пройдя через все стойбище, оказались в середине, из больших хижин, наконец, вышли мужчины. Из одной - уже знакомый шаман, а из другой - высокий темноволосый, сильно прихрамывающий на одну ногу, поддерживаемый под руки двумя женщинами, человек, в длинные волосы которого были вплетены перья крупной птицы.
  - Орек, скорее, иди сюда! - позвала Леда. - Посмотри внимательно, это он?
  Орек внимательно посмотрел в монитор.
  - Да, это он, - уверенно сказал Орек, - я узнал его, но, похоже, у него проблемы. В прошлый раз он твердо стоял на ногах.
  - Возможно, он болен или ранен, - предположила подошедшая Иза, и это может нам помочь.
  - Каким образом? - переспросил Орек.
  - Помнится, Лея рассказывала мне о быте своего племени до нашего появления в нем. Она много говорила о своем отце, о муже Зары. Тогда она сказала, что больной или израненный охотник - это проблема для его близких. Если вождь ранен или болен, он не может быть хорошим охотником, а тем более вождем племени. А мы видим, что этот человек именно таковой. Если мы предложим ему медицинскую помощь, и поставим на ноги, то заслужим его благорасположения, а значит и расположения всего племени. Я считаю, что мы просто обязаны воспользоваться предоставленным случаем, нужно только подумать, как и когда лучше выбрать момент для нашего появления в племени, чтобы не перепугать его обитателей.
  - Я пойду один, - твердо сказал Орек, - меня он знает и, я думаю нормально примет. Ведь не зря же он объяснял мне, где находится его стойбище.
  - И что ты сможешь сделать один, не зная даже, как с ним объясниться, - возразила Леда, - тогда давай уж пойдем вдвоем, причем без оружия и всяких эффектных штучек, вроде крыльев.
  - Я не согласен, - в свою очередь, возразил Зейвс, - хотя бы крылья взять нужно. По крайней мере, если что-нибудь пойдет не так, Вы сможете быстро убраться оттуда.
  - Я согласен с тобой, Зейвс, мы так и поступим, - согласился Орек, - а кто-нибудь из Вас будет страховать нас с Ледой, спрятавшись где-нибудь поблизости. Лишний риск тут не уместен.
  - Тогда не будем откладывать, пока вождь снаружи, - сказала Иза, - я пойду с Вами. Кто со мной?
  - Давайте, я. - отозвался Антис, закрепляя на ремне кобуру с пистолетом.
  - Отлично! Тогда вперед!
  
  ***
   Акуачи, вождь племени Гуано, лежал в своем вигваме, не в силах самостоятельно передвигаться. Тяжелая рана, полученная им во время последней охоты, никак не заживала. Он горестно размышлял о том, что если не сможет оправиться, то должен будет передать тотем новому вождю. Вождь, с сожалением, смотрел на снующих вокруг него женщин - его любимую жену Кэю и дочь Инчи, вовсе не потому, что не любил их, а потому, что сын его, Туаниу, еще не достиг возраста, чтобы называться мужчиной, а значит, и не сможет принять тотем власти из рук отца. И теперь ему, вождю племени, придется назвать нового вождя из другого рода, уступив ему свой вигвам. С тяжелым сердцем ожидал Акуачи возвращения охотников. Самый ловкий и сильный из них должен быть назван новым вождем, а сам Акуачи, если не сможет поправиться, через две луны должен будет добровольно уйти в страну предков.
   Снаружи раздались голоса, приветствующие охотников, возвращающихся в стойбище с богатой добычей. Акуачи позвал жену и дочь, чтобы они помогли ему выйти из вигвама. Старый охотник собрал всю свою волю в кулак и, не обращая внимания на боль, вышел, поддерживаемый с двух сторон женщинами. Из соседнего вигвама вышел старый друг Акуачи, шаман Чаянк, бросивший на Акуачи взгляд полный слез и печали. Ведь именно он должен был освятить обряд передачи Тотема с одобрения небесных духов. Процессия охотников пересекла стойбище и, остановившись напротив вождя, сложила добычу у его ног. Шаман Чаянк долго рассматривал туши убитых животных и лихорадочно думал о том, какую бы найти причину, чтобы еще на какое-то время отложить обряд. Он переходил от одной туши к другой, обнюхивал их, что-то рассматривал и, наконец, дошел до туши дикой свиньи. Чаянк склонился над ней, вглядываясь в остеклянелые глаза зверя. Взгляд его упал на клык, торчащий из приоткрытой пасти. Чаянк повернул голову кабана и увидел, что второй клык отсутствует.
  - Видно зверь потерял его в драке с соперником или пумой, - подумал старик.
   Он, укоризненно покачал головой, оглядывая застывших в ожидании охотников. Чаянк поднял бубен и ударил в него ладонью, потом еще и еще, при этом бормоча себе под нос всякую нелепицу.
  - Нет, не позволю я, чтобы мой друг Акуачи, вот так просто ушел в страну предков. Не сейчас. Не в этот раз, - думал шаман, продолжая свою пляску.
  Неожиданно он остановился, широко раскрытыми глазами посмотрел на кабана и, хриплым голосом, возвестил:
  - Духи небесные разгневаны. Зверь, которого Вы принесли, был слабым и больным. Духи не могут принять его.
  Один из охотников было дернулся, порываясь что-то доказать старому шаману, но тот, нагнувшись, приподнял голову зверя и показал всем, что у кабана не хватает клыка.
  - Зверь с одним клыком готовился уйти к предкам, - еще громче крикнул Чаянк, - и духи не принимают его. Охотник, поразивший его, всего лишь помог его духу соединиться с предками. Духи небесные передали мне свою волю, что великий вождь Гуано Акуачи останется с тотемом до наступления следующей луны, когда охотники принесут достойную добычу.
  По толпе охотников прокатился ропот, но никто не посмел ослушаться воли духов, кроме одного, того, кто убил кабана.
  - Это не справедливо, шаман! - крикнул он старику. - Все видели, что зверь был полон сил и готов был биться с кем угодно. Не искал он дорогу в страну предков, а свой клык потерял в жестокой схватке. Ты должен назвать имя нового вождя сегодня!
  Чаянк кинул гневный взгляд на охотника, который уже схватил свое копье и готов был драться за свое публичное унижение. Чаянк тоже, выдернув копье из земли, готов был наказать наглого выскочку, но в этот момент, когда копья шамана и молодого охотника замерли в их руках, чтобы нанести удар, над поляной, неизвестно откуда, появились чужаки - светлолицые мужчина и женщина, одетые в блестящие на солнце одежды и парящие в воздухе на широких крыльях. Они растолкали остолбеневших от неожиданности охотников и заслонили собой вождя и шамана. Кое - кто из охотников уже видел таких людей и знал, как они могут молнией раскалывать пополам огромные камни.
  Первым пришел в себя шаман. Он вспомнил рассказ друга о встрече с белоликим богом и еще громче, срывающимся старческим голосом закричал:
  - Видите, сами боги спустились с неба, чтобы доказать правоту моих слов. Убирайтесь, и не показывайтесь до новой луны.
  Охотники попятились и разбежались с площади, побросав свои охотничьи трофеи, а старый шаман упал на колени перед Ореком и Ледой, вознося им благодарности, за то, что не дали совершиться непоправимому. Старый вождь, также пытался опуститься на землю, но сильная боль и одеревеневшие от страха женщины, поддерживающие его, не позволили ему этого. Акуачи продолжал стоять за спинами неожиданно появившихся пришельцев, чудесным образом спасших его и всю его семью. Когда, наконец, страсти улеглись, Орек повернулся лицом к вождю и, обняв его, помог вернуться в вигвам. Акуачи что-то говорил, обращаясь к нему, но ни Орек, ни Леда, не поняли ни единого слова. Они лишь, вместе с женщинами, уложили вождя на его ложе, и присели рядом с ним. Вслед за ними в вигвам вошел и старый шаман, бросивший снаружи свой бубен. Он подсел к изголовью вождя и снова начал что-то говорить, обращаясь к Ореку и Леде, показывая на окровавленный пучок травы, приложенный к правому боку Акуачи. Здесь слова были излишними. Леда, включив коммуникатор, сообщила Изе, что здесь срочно нужна ее помощь.
   Иза, не теряя ни минуты и уже не заботясь о страхах, которые могла напустить на аборигенов, раскрыла крылья, сказав Антису, чтобы тот как можно быстрее принес ей медицинский набор с флайера, и в одно мгновение оказалась у вигвама вождя. Не говоря ни слова, она всех отстранила от ложа, аккуратно, чтобы не причинить боли, сняла с раны приложенную траву и осмотрела ее.
  - Боюсь, что потребуется операция, - сообщила Иза, покачав головой, - рана сильно запущена и загноилась, и у него сильный жар. Идет воспалительный процесс, который может поразить весь организм.
  Иза взяла за руку девушку, стоящую рядом и, глядя ей в глаза, жестами стала объяснять, что ей нужна вода. Поначалу, девушка смотрела на Изу недоуменным взглядом, силясь понять, что от нее хочет эта белолицая женщина, но потом, уловив смысл жестикуляции Изы, утвердительно кивнула головой и со всех ног выбежала из вигвама. Пока ее не было, в вигваме появился Антис с контейнером в руках. Иза раскрыла его и стала манипулировать различными препаратами и инструментами, очищая рану и готовя ее к операции. Запыхавшаяся девушка принесла воды в бутиле, сделанной из огромной тыквы. Иза промыла кожу вокруг раны, смачивая ее салфеткой, а затем потребовала, чтобы все покинули вигвам и оставили открытым полог, для лучшего освещения. Спустя почти час, Иза, наконец, вышла наружу, где ее ожидали ее спутники, а так же родственники вождя и старый шаман.
  - Ну, что там? - Взволнованно спросил Орек.
  - Порядок, - устало ответила Иза, опускаясь на землю - Сейчас он спит. Я вколола ему обезболивающее. Жар спал. Думаю, если не будет осложнений, дней через пять он сможет вставать, а там, будет видно. Попробуйте объяснить этим женщинам, что сейчас его нельзя беспокоить, а когда проснется, потребуется уход и хорошее питание.
  Леда отвела женщин в сторону и, со свойственным ей профессионализмом, отчаянно жестикулируя, стала наводить с ними контакт.
  - Еще день другой, - продолжила Иза, - и я была бы бессильна. Начался бы абсцесс и ему уже ничего бы не помогло. Тут, как говорится, не было бы счастья, так несчастье помогло. Зная, насколько у пангеян мощная иммунная система, думаю, его организм справится и быстро пойдет на поправку. Только вот мне придется подежурить около него. На этих людей, - Иза окинула взглядом женщин и шамана, - надежды мало. Еще отчебучат чего со своим невежеством.
  - Тогда и мы с Ледой останемся тут, тем более что ей нужно, как можно быстрее овладеть языком этих людей, - ответил Орек, и добавил, - Антис, Вы можете возвращаться в лагерь. Передайте Зейвсу, что нам здесь ничего не угрожает. Как только что-нибудь понадобится, мы обязательно сообщим.
  Антис понимающе кивнул головой и полетел прямо через озеро в сторону лагеря.
  
   Акуачи проспал больше суток. Жена, дочь и сын - подросток с тревогой смотрели на спящего вождя. Страх закрался в их сердца, о том, что глава семейства так долго не просыпается. Кэя тайком заглянула в вигвам шамана.
  - Ты пришла Кэя?
  - Да, это я, Чаянк. Я хотела спросить, почему Акуачи не просыпается. Может духи обрекли его на вечный сон? Что говорят они тебе?
  - Сядь рядом, Кэя и послушай меня. Духи спустились с неба и защитили твоего мужа не для того, чтобы он вечно спал. Ты же сама видишь, цвет лица его стал нормальным и внутренний жар больше не съедает его. Верь белолицей женщине - духу. Она спасла жизнь Акуачи и всем Вам вместе с ним. Он проснется, когда злой дух окончательно покинет его тело.
  - Это тебе духи сказали, Чаянк?
  Старик отрицательно покачал головой и, придвинувшись поближе к Кэе, прошептал ей на ухо, чтобы никто случайно не услышал:
  - Нет, Кэя, нет. Я только тебе признаюсь, я не понимаю, о чем говорят духи. Мне не ведом их язык.
  - А как же ты смог объявить волю духов? - Так же шепотом спросила женщина.
  - Я должен был найти способ спасти друга и его семью, вот и объявил. Но ты же сама видела, что духи небесные пришли на помощь, значит, они поняли меня и услышали. Я хотел солгать во имя спасения близких мне людей, а оказалось, что я вовсе не лгал.
  - Я никогда не забуду этого, Чаянк и всю жизнь буду твоей должницей.
  - Не-ет, Кея, ничего ты мне не должна. Я уверен, твой муж поступил бы так же, если бы на его месте оказался я. Иди к Акуачи и молись духам, чтобы он поскорее проснулся совсем здоровым, как прежде.
  Женщина покинула вигвам шамана и вернулась к мужу. Рядом с ним сидела белолицая женщина и ощупывала руку Акуачи. Не зная, как выразить ей свою благодарность, Кэя присела напротив и, погладив нежную руку белолицей, с благодарностью посмотрела ей в глаза. Та улыбнулась в ответ.
  
  
  ***
  
   Вождь быстро шел на поправку. Уже через неделю он самостоятельно смог выходить из вигвама. Все это время Иза была рядом с ним, не позволяя болезни вернуться. Не покидала стойбища и Леда. Общаясь с его обитателями, ей удалось составить солидный словарь языка, на котором говорили аборигены и понять их лексику. Через неделю Леда уже вполне сносно могла говорить с людьми и понимать их. Ореку, не терпелось, как можно скорее, поговорить с вождем и Леда делала все от нее зависящее, чтобы приблизить это событие. Когда, наконец, рана вождя совсем затянулась и уже не вызывала у Изы беспокойства, Орек и Леда пришли в вигвам к вождю. Тот дружелюбно поприветствовал гостей и пригласил их присесть рядом и обратился к Ореку со словами:
   - Великий небесный бог Орек! Ты спустился на землю вместе с другими богами, чтобы спасти старого Акуачи. Я, и весь народ Гуано, благодарим тебя за это. Я всегда знал, что наступит этот день, когда свершится пророчество Уатциапуле и боги снова вернутся на землю. Мой народ ждал этого тысячи тысяч лун.
  - Что за пророчество, Акуачи? Расскажи нам о нем! - Перевела слова Орека Леда.
  - Долгая эта история и долгим будет рассказ, - ответил вождь, - приходите к моему вигваму в час, когда зажгутся костры. Мой друг, шаман Чаянк, призовет в свидетели правдивости моих слов всех духов земных и небесных, и я все расскажу Вам.
   Вечером, на площади перед вигвамом вождя, мужчины, по его требованию разожгли большой костер, вокруг которого собрались все взрослые мужчины и женщины племени. Вождь, в окружении жены и детей сидел на ложе пред своим вигвамом. Рядом, в ожидании гостей, стоял шаман. Когда Иза, Леда и Орек появились в стойбище, вождь пригласил их занять почетные места рядом с собой. Акуачи дал знак шаману, чтобы тот начинал праздник. Чаянк ударил в бубен, выкрикивая заклинания, призывающие духов, кружась вокруг костра. Сделав несколько кругов, он остановился и что-то бросил в огонь, отчего тот вспыхнул языками зеленоватого пламени.
  - Духи здесь, Акуачи - великий вождь Гуанов. И они готовы свидетельствовать правдивость твоих слов.
   Акуачи поднял правую руку, призывая собравшихся к вниманию.
  - Боги вернулись на землю Гуанов! - возвестил он. - Сбылось древнее пророчество бога Уатциапуле, и сейчас боги хотят услышать из моих уст, о чем поведал Уатциапуле и что завещал выполнить нам прежде, чем ушел в страну предков.
  Леда незаметно включила заранее приготовленный диктофон, чтобы не пропустить ничего из того, что скажет старый вождь и, слегка склонив голову к своим спутникам, начала переводить рассказ вождя.
  -В те времена, когда землей правили духи тьмы, люди, как и другие звери и птицы бродили по земле в поисках пищи. Вид их был ужасен. Вместо лиц были у них морды звериные. И не было у них души. Так и жили они во мраке, пока боги небесные не взглянули на землю и не ужаснулись от мрака ее окутавшего. Тогда спустились боги на землю, чтобы прогнать злобных духов тьмы. Долгой была эта битва. Многие боги пали в ней, сраженные врагами, но все же удалось им разгромить духов тьмы и пленить всех, кто из них остался в живых. Много дней и ночей решали боги, что им делать с пленниками и решили запереть их навсегда в подземном мире. На помощь призвали боги своих рычащих слуг и те, день и ночь грызя землю и камни, проделали проход в подземный мир. Боги загнали туда плененных духов тьмы и закрыли проход каменной стеной, наложив на нее страшное заклятие. Сами же они остались на земле и ревностно охраняли этот проход.
  Победив духов тьмы, боги обратили свои взоры на людей. Жаль им стало их, и боги вдохнули в людей душу и наделили их лицами человеческими, а потом расселили по всей земле, дав каждому племени свое место. Лишь для Гуанов не хватило места на земле. Тогда, подумав, боги позволили Гуанам остаться подле себя, но за эту милость потребовали от них, каждый год, в день, когда они празднуют свою победу над духами тьмы, и который они сделали самым длинным днем в году, отдавать им в жены по десять самых красивых своих юных девушек до тех пор, пока одна из них не родит сына. Так продолжалось в течение многих тысяч лун. Гуаны стали жить в благодатной долине между двух огромных гор, вершины которых упирались в само небо. Всем они были довольны, но становились мрачными в этот единственный день, когда им приходилось расставаться со своими дочерьми.
   В те давние времена вождем Гуанов был Чиачуку. И была у него дочь - прекрасная Мая. Однажды, собирая хворост для костра, Мая повстречала в лесу молодого бога Уатциапуле и полюбила его всем сердцем, а когда настал день, когда юные девы должны были уйти к богам, чтобы стать их женами, Мая сама вызвалась идти к ним. Как только не уговаривали ее отец и мать отказаться и отправить к богам другую девушку, но Мая была непреклонна. Она заявила, что любит Уатциапуле и хочет стать его женой. Чиачуку ничего не оставалось делать, как отпустить дочь.
   Почти год Гуаны ничего не слышали о Мае, и вот, в тот самый весенний день, когда племя выбирало очередных девушек, которые должны были отправиться к богам, у их вигвамов появился сам Уатциапуле и сообщил радостную весть, что Мая родила ему сына Атауйнка, и то, что боги готовы сдержать свое слово больше не брать себе девушек у Гуанов. Радость и счастье вернулось в вигвамы Гуанов. Они благодарили Маю за то, что избавила народ от жертвы своих дочерей. Радовались и боги, но услышали про эту радость, заточенные под землей духи тьмы. Испугались они, что люди могут стать такими же могущественными, как и боги, рожая им детей, и решили духи тьмы уничтожить мир людей. Для этого призвали они из огненного чрева земли черного огнедышащего дракона, изрыгающего дыхание смерти, убивающее все живое, и повелели ему прогрызть в горе, под которой они были заточены, проход в мир людей. Стал дракон грызть гору изнутри, сотрясая при этом всю землю. Поняли боги замысел своих врагов и решили спуститься в подземный мир, чтобы убить черного дракона, и не дать ему, сделав новых проход, выпустить духов тьмы на землю. Все ушли они в подземный мир. Только Уатциапуле остался, чтобы закрыть за богами вход и наложить вновь на него заклятие. Долго длилась битва. То одна сторона брала верх, то другая, а дракон, тем временем поднимался все выше и выше и вот, наконец, голова его показалась над вершиной горы, изрыгая огонь и дыхание смерти. Понял Уатциапуле, что не удалось богам уничтожить дракона. Тогда он отправил Маю с сыном к Гуанам, взял свое огненное копье, превращающее врагов в камень и, вскарабкавшись на вершину горы, поразил им дракона. Но дракон перед смертью выпустил из своей пасти невидимое дыхание смерти, убивающее все живое, после чего превратился в камень и, разваливаясь на куски, завалил сражающихся внизу и богов и духов тьмы, оставив их навсегда погребенными под грудой камней.
   Уатциапуле понял, что скоро умрет от дыхания смерти, а потом погибнут и Гуаны, когда дыхание смерти достигнет долины и окутает ее. Все тело его стало покрываться волдырями и гноящимися язвами. Быстрее молнии помчался он в долину и приказал Чиачуку поскорее уводить людей от дыхания смерти, которое скоро убьет все живое в долине, указав ему путь навстречу солнцу. Перед смертью Уатциапуле передал Чиачуку свой амулет, сказав, чтобы тот берег его пуще своей жизни и, когда светлоликие боги вернутся на землю, чтобы Чианчук отдал его им.
  С тех пор Гуаны долго скитались по земле, пока не пришли сюда, а амулет переходил от вождя к вождю в течение многих поколений. После Чианчука вождем стал сын Маи, потом его сын и так, спустя тысячи лун он попал ко мне, а я, выполнив последнюю волю бога Уатциапуле, отдал его тебе, бог Орек.
   Вождь умолк, глядя на пламя догорающего костра.
  
  
  ***
  
   - Красивая легенда, - воскликнул Вагус, прослушав запись перевода, сделанного Ледой.
  - Легенда ли? - Возразил Зейвс. - Ведь амулет существует на самом деле.
  - Да, я согласен, - в тон Зейвсу сказал Орек, - очень многие события, описанные вождем, легко можно объяснить. Битва богов и духов в подземелье, богами же проделанном, очень похожа на устранение какой-то аварии, которую удалось локализовать, потом землетрясение и извержение вулкана с огненными языками пламени. А вот невидимое дыхание смерти уж очень напоминает радиоактивное заражение, наступившее вследствие разрушения его источника из-за землетрясения или извержения.
  - Точно! - заметила Иза. - И характер поражения кожи этого Уатциапуле точно совпадает с тем, что наблюдается при смертельной дозе радиоактивного поражения.
  - Там сказано, что дракон высунул голову на вершину горы, через им же проделанное отверстие, - задумчиво сказала Нида, - ведь так?
  - Ну, да, - ответила Леда, - но это может быть некоей метафорой.
  - Нет, - убежденно продолжила Нида, - никакая это не метафора. Вспомните ту гору, напоминающую голову дракона, у подножья которой мы обнаружили "перфоленту" и часть наших товарищей, которые попали туда вместе с Дериком. Все по описанию сходится: и две горы, одна из которых напоминает дракона; и обширная долина между этих гор. Все точно так, как описывал вождь. И, не кажется ли Вам странным, что именно туда, в первую очередь, направился Дерик?
  - Ты хочешь сказать, что он знал, о том, что в этом месте некогда была база пришельцев?
  - Этого я не утверждаю, но посудите сами. Для чего "боги" каждый год брали из племени молодых здоровых девушек? Уж не для развлечений, это точно! Условием этих "богов" было обязательное рождение одной из девушек здорового ребенка от них. А что касается Дерика - не знаю, но таких совпадений не бывает.
  - Точно, Нида! - перебила подругу Иза. - " Боги" занимались генными экспериментами, стараясь получить генетически совместимый с ними вид человека. Я просто убеждена в этом. Не те же цели ставили мы перед собой, отправляясь в прошлый раз на Пангею? Похоже, что "боги" столкнулись с той же проблемой, что и мы!
  - А еще, смотрите, вот это место, - добавил Зейвс, - где говорится, что люди бродили по земле, подобно диким животным, не имея души и, вместо лиц у них были звериные морды. А потом "боги" вдохнули в людей душу и придали им вид человеческий. Выходит, что в течение длительного времени "боги" воздействовали на генную структуру приматов, пока не получили нужный им вид человека. Ничем иным слова легенды я объяснить не могу. А главное, это им удалось. И еще, мы ведь знаем, что эти "боги" побывали не только на Пангее. Если верить плите с теми же надписями, что и на артефакте Уатциапуле, то и на Гее, возможно, они занимались тем же самым. По крайней мере, пангеяне и физиологически и генетически совместимы с нами, и, как нам теперь стало известно из древней легенды, с ними тоже. Знаете, если все наши предположения верны, то я, со сто процентной вероятностью могу предположить, что информация, скрытая в артефакте, содержит данные об этом вселенском эксперименте. Недаром, умирающий Уатциапуле так дорожил им и хотел, чтобы он непременно попал в руки его соплеменников.
  - Выходит и мы, и пангеяне - плод генной инженерии таинственной расы пришельцев, - задумчиво высказала Иза, - по крайней мере, это все объясняет, насчет нашей абсолютной идентичности. Просто мы и они - одно и то же творение этих космических гениев.
  - Вот что, друзья, - сказал Орек, - для того, чтобы подтвердить наши догадки или опровергнуть их, мы должны отправиться туда, откуда эта легенда пришла. Возможно, нам удастся найти какие-то следы. Только сначала нужно уточнить у вождя, о том ли месте идет речь. Леда, завтра мы с тобою вернемся в стойбище и постараемся это выяснить.
  - Я сейчас! - воскликнула Нида, вставая с места и направляясь к флайеру.
  Оказавшись на борту, она покопалась в памяти компьютера и, найдя то, что искала, сделала распечатку. Потом она спешно вернулась к спутникам.
  - Вот, Орек, покажите вождю это, - передавая лист в руки Орека, сказала Нида.
  - Что это? - спросил он.
  - Это снимок, сделанный мною с орбиты, на котором четко видно две горы, вершина одной из которых похожа на голову дракона и обширная долина между ними.
  
   Утром Орек и Леда отправились в стойбище, чтобы справиться о здоровье вождя Акуачи и задать ему свои вопросы. Они застали вождя, беседующим с шаманом Чаянком. Увидев гостей, вождь пригласил их присесть рядом. Его жена Кэя предложила гостям душистый напиток на отваре пряных трав. На вопрос о здоровье, вождь ответил, что рана уже совсем не болит и что он чувствует себя совсем здоровым благодаря чудесному дару богини Изы и ее умелым рукам. Тогда Орек достал лист с изображением и, подав его Акуачи, спросил:
  - Скажи, вождь Гуанов, не об этой ли горе и долине идет речь в твоем предании?
  Оба старика склонились над листом бумаги, внимательно рассматривая изображение. Через некоторое время Чаянк поднял голову и ответил:
  - Да, бог Орек, это именно то место, где была наша родина. Это именно та гора с окаменелой головой дракона. И, раз Вы знаете это место, значит мой друг, Великий вождь Гуанов Акуачи, отдал амулет именно в те руки, которым он предназначался.
  - Подожди! - наморщив лоб от осенившей его догадки, спросил Орек. - Выходит, что Акуачи прямой потомок Маи и бога Уатциапуле? То есть он полубог?
  Старый шаман утвердительно покачал головой.
  
  ***
  
   Забравшись на вершину горы с драконьей головой, Нида и Зейвс обнаружили там полуразрушенное жерло кратера древнего вулкана. Нида, раскрыв крылья, спланировала на самое его дно и, достав из сумки необходимые приборы, взяла пробы из разных точек обширной площадки из застывшей лавы. Зейвс проделал все то- же самое на поверхности кратера. Затем, тщательно упаковав взятые пробы, они спустились в долину, где их ожидали спутники. Пока Зейвс и Нида работали на вершине горы, Орек с Антисом и Вагом, обследовали ее подножье, где, после тщательных поисков, обнаружили вход в полуразрушенную шахту. Даже сейчас, спустя тысячи лет, было видно, что она имела искусственное происхождение. К сожалению, обрушение свода внутри шахты, произошедшее, как видно, вследствие землетрясения, не позволило проникнуть в нее глубже нескольких метров, но, в любом случае. Доказательство пребывания здесь представителей высокоразвитой расы, было получено.
  - Дерик искал именно это, - заключил Зейвс, присоединившись к товарищам, - но, найдя только развалины, направился в другое место, где, возможно, находилась еще одна подобная база. Вопрос только в том, откуда ему было это известно?
  - Здесь нам делать больше нечего! - сказал Орек - сейчас Нида обработает данные на радиоактивность по взятым Вами образцам и можно отсюда выбираться. Я считаю, нужно вернуться на побережье, откуда, после тщательной подготовки, приступить к поискам Дерика и находящихся с ним людей.
  Мужчины вернулись к флайеру, где их ожидала Нида с уже готовыми результатами.
  - Вот, - сказала она, - можете сами убедиться. Почти все образцы содержат следы изотопа плутония 239, полураспад которого составляет примерно двадцать четыре тысячи лет. По ним можно определить точную дату, произошедшей здесь катастрофы.
  - Жаль только, что невозможно проникнуть в саму шахту, чтобы определить, чем там занимались пришельцы и что за источник был у этой катастрофы, - промолвила Иза.
  - Боюсь, что даже если бы вход в шахту и был бы возможен, входить туда, где произошел ядерный взрыв, пусть даже тысячелетия назад, для нас было бы не безопасно. Там, в самом эпицентре, радиация может быть весьма значительной и сейчас. Поэтому не будем искушать судьбу и вернемся к океану, - сказал Орек.
  
  ***
  
   Вновь оказавшись на берегу бухты, первое, что сделала Иза после того, как связалась с Дитой и рассказала ей о событиях предшествующих трех недель, с удовольствием искупалась в теплых океанских водах. Сейчас, лежа на прибрежном песке, она предавалась безмятежному отдыху. Здесь, под ласковым тропическим солнцем, все, произошедшее на Пангее казалось ей далеким и нереальным. Подобные ощущения испытывали все члены небольшой команды. Вот и Зейвс, без дела слонявшийся по пустынному берегу, не знал, куда себя деть. Он вернулся к флайеру и, немного подумав, накинул на спину ранец с крыльями. И хоть он и не был особым поклонником полетов на этом транспортном средстве, все-таки решил ими воспользоваться, чтобы, забравшись на вершину возвышающейся над бухтой скалы, осмотреть окрестности с ее высоты. Нескольких мгновений хватило ему, чтобы подняться туда. Оказавшись на самой верхней точке скалы, Зейвс окинул взглядом простирающийся под ним великолепный пейзаж. Он вдохнул полной грудью воздух, наполненный ароматами моря вперемежку с дурманящими запахами джунглей и, зажмурившись от удовольствия, широко раскинул руки. Во всем чувствовалась какая-то легкость, свойственная ощущениям от свободного полета. И вдруг, на какое-то короткое мгновение, перед Зейвсом возникло странное видение: Внизу, перед ним, шумел своею жизнью огромный город. Вдалеке отчетливо были видны сооружения большого океанского порта, где покачивая решетчатыми фермами, портальные краны загружали и разгружали пришвартованные к пирсам корабли, а еще дальше, у входа в бухту, огромный, многопалубный, белоснежный лайнер оповещал городских обитателей о своем прибытии громким, протяжным гудком. Небо над бухтой прочертил самолет, заходящий на посадку на, где-то спрятанный за тропическими зарослями, аэропорт. Из города раздавались звуки, состоящие из смеси шума машин, людских голосов, громкой музыки и сотен иных, трудно различимых звуков. Все это было так явно, так реально, что Зейвс вздрогнул от неожиданности. Он встряхнулся и открыл глаза. Странное видение растаяло в воздухе без следа.
  - Что за ерунда? - Сам у себя спросил Зейвс. - Привидится же такое! - Но мысль об абсолютной реальности увиденного, никак не покидала его сознание, - Не мог же я сам придумать все это? - продолжал размышлять Зейвс. - Все это: огромные небоскребы, корабли, самолеты, автомобили, такого сознание просто не могло создать, причем в мельчайших подробностях.
  Зейвс попытался еще раз повторить свой глубокий вздох, точно так же зажмурил глаза и раскинул руки, но больше волшебное видение не возникало. Озадаченный, он спустился вниз и, отыскав Изу на берегу, подсел ней.
  - А. это ты, Зейвс! - Лениво пробормотала Иза, увидев мужа. - Не заслоняй солнце, пожалуйста.
  - Слушай, Иза, только что у меня было странное видение, будто я видел здесь огромный город с портом, кораблями, самолетами и прочими городскими атрибутами. Причем все было настолько реально. Я слышал голоса людей, музыку, шум автомобилей и еще много всего разного, ощущал запахи. Не пойму, что это было. Может, я схожу с ума?
  - Странно, - ответила Иза, проявив нескрываемый интерес к рассказанному Зейвсом, - знаешь, здесь, на Пангее, со мною тоже происходит нечто подобное. Правда я не видела ни городов, ни самолетов с кораблями, но, вот уже несколько раз, я ловила себя на том, что некоторые события, будто бы уже происходили со мной когда-то, и не покидало ощущение, что мне известно наперед, чем они закончатся или продолжатся. А самое интересное, что нечто подобное происходило и с Герой, когда она была с тобой на Гее. Нет, - сказала Иза, - Это не сумасшествие! Это что-то иное, пока нами не изведанное. Не могут, почти одновременно, сходить с ума сразу несколько человек.
   Зейвс немного успокоился, поговорив с женой, но странный осадок, остался в его сознании.
  Со стороны флайера раздался громкий звук зуммера, вызывающего на связь. Иза и Зейвс поднялись с песка и поспешили в рубку, чтобы ответить на вызов.
  - Доктор Савоас! - раздался в динамике голос вахтенного с борта звездолета, - мы засекли странную вспышку на западе юго-западного континента, причем совсем недалеко от места, откуда Вы вчера вернулись, и явно не естественного происхождения. Всего, примерно километров на сто пятьдесят - двести к югу. Кроме того, там наблюдается сильнейшее землетрясение. Передаю Вам снимки самой вспышки, а так же изменения рельефа местности, появившимся вследствие подземных толчков и, естественно, координаты этого места.
  - Да! Спасибо, я принял! - ответил Зейвс.
  - Иза, нужно срочно собрать всех. Пожалуйста, позаботься об этом.
  Не прошло и пяти минут, как вся команда была в сборе. Зейвс ознакомил всех со спутниковыми данными.
  - Что скажете, коллеги? - спросил он, окинув взглядом собравшихся в салоне флайера своих спутников.
  - А что тут говорить, - за всех ответил Орек, на мой взгляд, дело ясное. Мы ближе всех находимся к указанному району. Считаю, что нужно срочно вылетать. Очень даже возможно, что это каким-то образом связано с Дериком и нашими людьми.
  - Тогда по местам и в путь! - Скомандовал Зейвс.
  -14-
  
   - Ну, что, подруга, убедилась? - Прошептала Ада, обращаясь к Нике, наблюдавшей за камнем, под которым скрылся Дерик.
   Ника утвердительно кивнула в ответ.
  - Он приходит сюда почти каждую ночь, - продолжила Ада, и проводит там не меньше получаса каждый раз.
  - А что же он там делает?
  - Понятия не имею. Я только один раз видела его в галерее, за стеной, с кабелем в руках. Каждый раз после этого, когда я спускалась вниз, стена оказывалась наглухо закрытой.
  - Честно, мне просто жутко страшно, Ада. Что если доктор Киллат заметит нас?
  - Сиди тихо и ничего он не заметит.
  У основания камня, где был проход в туннель, замерцал свет и через минуту на поверхности появился Дерик. Он, как обычно, осмотрелся по сторонам, и, не заметив ничего подозрительного, быстрым шагом удалился в сторону платформы. Выждав минут десять - пятнадцать, обе подруги так же поднялись со своего места и двинулись в том же направлении, правда, не напрямую, а сделав приличный крюк, подойдя к платформе с противоположенной стороны. Обе женщины бесшумно поднялись на борт и проскользнули в свою тесную каютку.
  - Я думала, что у меня сердце выпрыгнет из груди, прошептала Ника, раздеваясь и укладываясь в постель, - так я испугалась.
  Ада тоже разделась и, забравшись под одеяло, прижалась к Нике.
  - Не думай, мне тоже очень страшно, - шепнула она, - но я хочу докопаться до истины. Что же все это может означать? Ладно, давай спать.
  Рано утром, когда обе девушки еще были в постели, к ним в каюту, извинившись за вторжение, заглянул Сэл с очень озабоченным выражением лица.
  - Что с тобой, Сэл? - спросонья спросила Ада. Ты плохо себя чувствуешь?
  - Нет, спасибо, со мной все в порядке, - ответил Сэл, - просто я хотел поговорить. Мне просто необходимо хоть с кем-нибудь поделиться, а кроме Вас с Никой я здесь ни кому до конца доверять не могу.
  - Так, что же произошло? Я слушаю тебя!
  - Нет, Ада, не здесь. Прошу тебя, одевайся и давай отойдем подальше от платформы.
  - Хорошо, мы быстро! - расталкивая Нику, ответила Ада, - подожди нас снаружи, пожалуйста.
  Девушки быстро оделись и, вслед за Сэлом, покинули платформу. Они отошли на пару километров от нее туда, где находилась водозаборная скважина и, поеживаясь от промозглого утреннего тумана, расположились на решетчатых фермах конструкции.
  Ну, говори же Сэл, мы слушаем тебя!
  - Да тут такое дело, - начал Сэл, - короче, я постоянно слежу за приборами, контролирующими работу реактора и уровень накопления энергии в платформе. Странная вещь получается! Реактор работает на полную мощность, которой хватило бы для нужд крупного города, а вот энергия на платформе накапливается невероятно медленно. Всего по одной сотой процента в день. Ничего не понимаю, куда может деваться такое огромное количество энергии? По моим расчетам, мы уже, как минимум, две недели назад должны были подзарядиться под завязку, а у нас на сегодняшний день меньше пятнадцати процентов.
  Девушки переглянулись между собой и, утвердительно кивнув друг другу, рассказали Сэлу все, что им известно о докторе Киллате.
  - Выходит, что шеф пускает энергию на сторону! Но куда?
  Девушки пожали плечами, ничего не ответив.
  - Может быть, мне, напрямую, спросить об этом Дерика?
  - Нет Сэл, не надо! - испуганно ответили девушки. - За всем этим кроется какая-то тайна, и если доктор Киллат узнает, что нам что-то известно, возможно, мы окажемся в страшной опасности.
  - Так что же Вы предлагаете, сидеть и ждать, сложа руки?
  - Нет, Сэл, - ответила Ада, я сегодня же попытаюсь установить связь с Зейвсом.
  - Ладно, я согласен. Тогда делаем пока вид, будто ничего не знаем.
  Завершив разговор, все трое не спеша пошли назад к платформе. Уже на полпути, Нике вдруг показалось, что она ощутила какой-то толчок. Спустя еще несколько метров, толчок повторился, но уже с большей силой и не остался не замеченным и остальным ее спутникам. Когда они, наконец, добежали до платформы, вся земля под ногами, ходила ходуном.
  - Быстро, все на платформу! - крикнул девушкам Сэл, - Это землетрясение!
  С трудом поднявшись по раскачивающемуся трапу, Сэл, рискуя свалиться вниз, добежал до каюты Дерика, чтобы разбудить его, но Дерика там не оказалось.
  - Наверное, уже в рубке, - промелькнуло в голове у Сэла.
  С трудом продвигаясь по раскачивающейся палубе, Сэл добрался до рубки, но и в ней Дерика не оказалось.
  - О, черт, что же делать? - выругался Сэл. - при таких толчках платформа может не выдержать и развалиться, мелькнуло у него в голове, - выход один, нужно поднять платформу в воздух.
  Сэл, быстрыми движениями отсоединил кабели, идущие от реактора, и сбросил их на землю, а потом, подключив антигравитационный модуль, поднял платформу на несколько метров над поверхностью земли. Платформа прекратила раскачиваться, а через несколько минут, рубка заполнилась переполошенными членами команды. Собрались все. Не хватало лишь Дерика. Отовсюду слышались голоса, требующие объяснить происходящее.
  - Спокойно, прошу Вас, друзья, - обратился к ним Сэл, - произошло землетрясение, и я принял решение, для предотвращения аварии, поднять платформу в воздух. Здесь нам ничего не угрожает.
  - А где Доктор Киллат? - спросил кто-то из людей.
  - Я не знаю, - ответил Сэл, - в каюте его тоже нет. Давайте, поищем. Может быть, он ранен и не может самостоятельно добраться до нас.
  Несколько человек сорвались с места в поисках Дерика, но через некоторое время вернулись в рубку.
  - Его нигде нет, во всяком случае, на борту, - доложили они, - может спуститься на землю и поискать его там?
  - Нет, это опасно и мы не можем рисковать ничьими жизнями.
  - Смотрите, что это!- Воскликнули в один голос девушки, которых мало интересовало, куда мог деться Дерик, подозревая, что его они больше никогда не увидят.
  Толчки все усиливались и на земле появились широкие трещины, в которые провалились несколько роботов, а вдалеке, там, где находилась шахта с реактором, вспыхнула ослепительная вспышка, озарившая все вокруг. Раздался жуткий грохот, и через все небо протянулась узкая огненная полоса, уходящая далеко за горизонт.
  - Реактор!- первая мысль, которая пришла в голову Сэла, и тут же была отброшена. Он очень хорошо знал, что было бы, если бы произошел термоядерный взрыв. Да и не мог реактор взорваться, даже если бы получил серьезные повреждения. Тогда сработала бы защита, которая моментально загасила бы реакцию. - Нет, - подумал Сэл, это что-то другое и, скорее всего, каким-то образом, связанное с Дериком.
  Тем временем стихия продолжала бушевать. Хорошо было видно, как после взрыва, обвалился вход в туннель, замуровав обломками проход к реактору. Из лопнувшего водовода фонтаном хлестала вода, но вскоре, со стороны водокачки раздался хлопок, и вода перестала идти из разрывов трубы.
  - Видно лопнул кабель, - догадался Сэл.
  Еще минуту - другую продолжались толчки, а потом вдруг, все неожиданно стихло. Сэл выглянул из рубки. Земля под платформой вся была изрезана глубокими и широкими трещинами. О том, чтобы опустить платформу здесь, не могло быть и речи. Сэл тревожно посмотрел на индикатор накопителя энергии. Он стремительно опускался к нулевой отметке.
  - Так долго мы не продержимся, - подумал Сэл, - нужно, пока есть энергия, переместить платформу к безопасному месту, пригодному для посадки.
  Он взялся за рукоятки управления и, стронув огромную конструкцию с места, повел ее в сторону водокачки. Там, за водокачкой, грунт оказался неповрежденным от землетрясения и Сэл, выбрав поверхность поровнее, опустил платформу на грунт. Индикатор показывал уровень энергии меньше пяти процентов. О повторном перебазировании платформы можно было забыть. Оставшейся энергии едва хватит на снабжение систем жизнеобеспечения. Сэл отключил питание антигравитационного модуля, и устало опустился в кресло.
  В опустевшей рубке остались только он, Ника и Ада.
  -Нас здесь девять человек, не считая пропавшего Дерика. Энергии меньше пяти процентов, водокачка разрушена, на исходе запасы продовольствия, к искореженным и провалившимся роботам подобраться можно только, разве что, на крыльях. Что с реактором - не известно. Так мы сможем продержаться не более четырех, максимум пяти дней. Что будем делать? - не ожидая никакого ответа, спросил Сэл.
  - Буду сейчас пробовать восстановить связь, - ответила Ада, - в крайнем случае, попробую подать сигнал бедствия на универсальной частоте. Может кто-нибудь услышит.
  - Давай, Ада, подавай сигнал бедствия и повторяй его каждые пять минут. Так у нас будет больше шансов, а я полечу к роботам, попробую снять аккумуляторы, если они уцелели.
  
  
  ***
  Антис гнал флайер на максимальной скорости по указанному курсу. Внизу показался горный хребет. Антис поднял машину повыше и продолжил полет вдоль хребта. Сначала внизу ничего не было видно кроме скалистых отрогов, но чуть позже горы сменились обширным плоскогорьем. Нида сверяла курс с полученными с орбиты координатами и вдруг, как ей показалось, она уловила слабый радиосигнал, такой, какой обычно выдают радиомаяки. Она установила настройки на прием универсального сигнала и, включив автосканирование, вскоре вновь поймала этот сигнал, но уже более устойчивый.
  - Что у тебя? - спросил Антис.
  - Есть устойчивый радиосигнал бедствия, ответила она мужу.
  - Возьми пеленг и скорректируй курс.
  - Уже сделала! - ответила Нида.
  Заметив, что за пилотским пультом что-то происходит, Иза отстегнула ремень и подошла к Ниде.
  - Что-то не так? - спросила она, стараясь не отвлекать Ниду от работы.
  - Мы засекли сигнал бедствия, - не отрываясь от монитора, ответила Нида, - сейчас идем по пеленгу. Подлетное время примерно пятнадцать минут.
  - Это могут быть только они, больше некому, - воскликнула Иза.
  Нида в ответ только утвердительно кивнула головой. Услышав новость, все прильнули к иллюминаторам, пытаясь рассмотреть внизу хоть что-нибудь, связанное с пропавшей группой.
  - Мы почти на месте, - объявила Нида Антису, - сбавь скорость и снижайся.
  Флайер круто пошел вниз. Нида включила внешние камеры поисковой системы и стала внимательно просматривать поверхность метр за метром. Внизу до горизонта тянулся неизменный унылый ландшафт без каких-либо признаков жизни.
  - Там, южнее, смотрите, что-то есть. Крикнул Орек, рассматривающий поверхность в окно иллюминатора.
  - Да, точно, - подтвердила Нида.
  Антис направил машину в указанном направлении. Поверхность земли внизу была вся испрещена трещинами и разломами. В одном из таких разломов Нида увидела искореженную перевернутую конструкцию строительного робота, чуть в стороне, еще одну.
  - Только механизмы, - констатировала Нида, - А где же люди?
  - Вот, там, в паре километрах восточнее, - закричала Иза, - там платформа, и мне кажется, я вижу на ней людей.
  Минуту спустя, флайер завис рядом с платформой и, убедившись, что на ее борту действительно есть люди, Антис посадил машину в нескольких десятках метрах от нее. Когда опустился трап и Зейвс первым выбежал на поверхность, от платформы уже бежали навстречу люди, среди которых Зейвс узнал Аду и Нику. Трудно описать, какая это была встреча. Наконец, оторванная на долгие месяцы от основной части экспедиции, группа, воссоединилась со своими товарищами. Волнения и переживания оказались настолько сильными, что все расспросы решено было оставить на потом. Единственный вопрос, который мучил Зейвса, он задал, обнимая Сэла, касался Дерика. Услышав, что Дерик снова исчез, Зейвс только лишний раз утвердился во мнении, что все события, связанные с землетрясением и сопутствующими ему явлениями, связаны именно с ним.
  ***
  
   - Печальное зрелище! - воскликнул Орек, когда они вдвоем с Сэлом опустились на землю перед заваленным входом в тоннель. - Нечто подобное мы обнаружили на месте Вашей предыдущей стоянки. Разница только в том, что там завал образовался несколько тысячелетий назад.
  Сел прошел вперед, насколько это было возможно, и уперся в нагромождение крупных и мелких обломков, наглухо замуровавших проход к реактору.
  - Бесполезно! - коротко бросил он. - Чтобы добраться до реактора, потребуется заново бурить тоннель. Да и есть ли смысл? Нам точно известно, что он не пострадал, иначе мы с Вами сейчас бы не разговаривали, а при отключении нагрузки, система защиты автоматически загасила реакцию. Да и если бы мы все-таки решили восстановить тоннель, просто не смогли бы этого сделать, - махнув рукой в сторону искореженных и побитых роботов, добавил Сэл.
  - Да, Вы правы, амон Сэл, - ответил Орек, - здесь нам больше нечего делать, и мы можем вернуться в Эдем или в Та-Кемет с чистой совестью. Жаль, конечно, бросать ценное оборудование, но, в конечном итоге, все люди живы и здоровы, а это самое главное. Что же касается оставшейся неповрежденной платформы, то ее можно разобрать, и частями перевезти на одну из наших баз. Вот что, давайте для очистки совести, сделаем облет всей территории. Может, удастся найти тело Дерика, а если нет, то возвращаемся к платформе.
  Окинув прощальными взглядами развалины тоннеля, оба разведчика взлетели и, пролетая на высоте всего в несколько метров над, израненной землетрясением, поверхностью, тщательно осмотрели каждую щель, каждый разлом. Ничего и никого, кроме разбитой техники, обнаружить не удалось, и две крылатые фигуры, набрав высоту, вернулись к ожидавшим их товарищам.
  - Ну, что! - с тревогой в голосе спросил Зейвс.
  - Никаких следов, - ответил Орек.
  - Тогда нас здесь больше ничего не задерживает. Нужно забирать людей и возвращаться на базу.
  Зейвс направился в сторону, ожидавших решения начальства, людей и объявил им:
  - Все! Забирайте личные вещи и поднимайтесь на борт флайера. Мы улетаем!
  Истосковавшиеся по нормальным, человеческим условиям люди не заставили себя ждать и бегом бросились к платформе за вещами. Только Ада продолжала стоять неподвижно.
  - В чем дело, Ада! Ты что не слышала, мы улетаем! Поторопись! - обратился к девушке Зейвс.
  - Постойте, командор, не спешите! Отложите немного отлет!
  - Но почему, Ада? Почему мы должны отложить отлет?
  - Есть причина! Я должна Вам кое-что показать! Я не могу улететь отсюда, не разгадав одну загадку.
  Ада рассказала Зейвсу все, что ей было известно о таинственном подземелье Дерика. Зейвс задумался.
  - Сможешь показать это место?
  - Конечно, смогу, если только землетрясение и там не разрушило все.
  - Тогда бери крылья и летим!
  Зейвс повернулся к флайеру и, буквально, подбежав к Ореку, сказал ему:
  - Задержи немного отлет. Ада хочет показать нам кое-что, что может пролить свет на деятельность Дерика и его таинственное исчезновение.
  - Хорошо, но я с Вами! - Ответил Орек и, шепнув Антису несколько слов, вместе с Зейвсом взлетел вслед за Адой.
  - Вот, доктор Савоас, это здесь, - указала Ада на большую каменную глыбу, - вроде бы тут все цело.
  Девушка подвела обоих мужчин к зияющей у основания камня дыре.
  - Нам туда! - позвала она спутников, протискиваясь в отверстие.
  Зейвс и Орек последовали ее примеру и тоже пролезли в узкий лаз.
  - Осторожно, здесь довольно крутой спуск, - откуда-то снизу послышался голос Ады, - держитесь за стены.
  Оба мужчины спустились вниз, где на небольшой ровной площадке их дожидалась Ада с включенным фонариком в руках.
  - Вот, амонас, эта стена, за которой я видела галерею и доктора Киллата.
  - Да это же сплошной монолит! - воскликнул Орек, осматривая стену. - Ты уверенна, Ада, что все видела своими глазами?
  - Я не сумасшедшая, амон Парнас! - обиженно ответила девушка. - Доктор Киллат приходил сюда почти каждую ночь. А если Вы мне не верите, то, что сможете сказать на это?
  Ада нащупала углубление в стене и осветила его лучом фонаря.
  Оба мужчины склонились, удивленно рассматривая углубление, поблескивающее металлом. Орек ощупал внутреннюю поверхность углубления и, с необычайным волнением в голосе сказал:
  - Зейвс, попробуй! Тебе ничего не напоминают контуры этой лунки?
  Зейвс просунул два пальца в лунку и ощупал ее профиль.
  - Так ведь это же... - чуть не захлебнувшись от неожиданности, прокричал он.
  - Ты права, Ада!- обратился Орек к девушке. - Прости, что сразу не поверили тебе. За стеной действительно что-то есть.
  - Конечно, есть, амон Парнас! Только вот ключика у нас нет, чтобы туда попасть! - ответила Ада.
  - Как знать, как знать! - многозначительно возразил Орек, - Что-то мне подсказывает, что очень скоро мы вернемся сюда и откроем эту заколдованную пещеру.
  - Как ты сказал, Орек? Заколдованную пещеру? - сосредоточенно переспросил Зейвс.
  - Ну, это я так, образно выразился, - отшутился Орек.
  - Нет, нет, - ответил Зейвс, - все правильно! Вот, послушай: "И заточили боги духов тьмы в подземном мире, закрыв проход в него каменной стеной, наложив на нее страшное заклятие". Как тебе это? В той пещере, Орек, была такая же дверь, открывающая с помощью артефакта проход в подземную лабораторию пришельцев. И именно ее искал Дерик там, а, не сумев добраться, перебазировался сюда, где ему посчастливилось больше. А кабель, который ты видела у него в руках, Ада, он подключил к каким-то скрытым за стеной системам, чтобы наполнив их энергией, активировать. Орек! Нужно срочно доставить артефакт на Пангею! - срывающимся от волнения голосом, воскликнул Зейвс.
  Орек утвердительно покачал головой и обратился к Аде:
  - Очень попрошу тебя, пока обо всем, что ты только что услышала, никому не говорить ни слова. Ты поняла меня?
  - Я все поняла, амон Парнас! Клянусь, я не пророню ни слова, только прошу Вас, когда Вы будете возвращаться сюда, возьмите меня с собой.
  - Ты первооткрыватель, и это твое право, первой переступить за заветный порог. Обещаю!
  
  -15-
  
   В палаточном лагере в Та-Кемет никогда еще не было так многолюдно. Можно только вообразить, в каком состоянии оказались люди, которые после многомесячного отсутствия, вновь увидели вокруг себя столько знакомых, приветливо улыбающихся лиц. Прямо с трапа, Темис схватила Нику и Аду и утащила их в свою палатку, даже не дав им, как следует, поздороваться с остальными.
  - Девчонки! Наконец-то Вы нашлись! Как я рада, что мы снова вместе! Ой, какие же у Вас грязные комбинезоны! Давайте, быстро переодевайтесь! - Не умолкая, и не давая вставить ни единого слова, стрекотала Темис, обнимая и дружески целуя подруг.
  - Подожди, Тем! Какой там переодеваться! Нам бы сначала немного обмыться. Когда мы подлетали сюда, видели большую реку. Может, проводишь нас туда, где можно помыться, а потом уже переоденемся.
  - Зачем Вам река? Я сейчас поведу Вас во дворец. У меня там замечательный бассейн. Хватайте вещи и побежали.
  Девушки вышли из палатки и побежали вслед за Темис.
  - Какое чудо, Теми! - Воскликнула Ника, восторженно рассматривая величественное здание.
  - Это Иза с Энсом построили. Потом рассмотришь. Заходи!
  Темис провела подруг по коридорам дворца и, распахнув перед ними дверь, жестом пригласила войти в зал, где находился бассейн. Обе девушки просто остолбенели от вида большой каменной ванны бассейна, наполненной до краев чистой, прозрачной водой.
  - Что стоите? Раздевайтесь! - крикнула Темис, сбрасывая с себя одежду.
  Девушки опасливо оглянулись на приоткрытую дверь.
  - А сюда никто не зайдет? - в полголоса спросила Ада.
  - Не волнуйся, но если хочешь, закрой дверь поплотнее. Вообще-то этим бассейном, в основном пользуюсь я и принцесса Маат. Бывает, правда, заходят и Амхеп с Тотом, но очень редко. Они предпочитают купаться в мутной речной воде.
  - Кто это Амхеп и Тот?
  -Тот - это муж принцессы, а Амхеп - фараон, ну или, если хотите, царь. Вообще-то, он рыбак, но мы с Изой провозгласили его царем. Я потом Вам все расскажу. Он хороший парень, очень добрый. Короче, девочки, я с ним сплю, и мне это очень нравится.
  - Ну, ты даешь, Тем! - воскликнули пораженные новостью подруги.
  - Да все нормально! Ну, вы что, так и будете стоять? Я для чего привела Вас сюда?
  Девушки стянули с себя комбинезоны и нижнее белье и, поднимая тучу брызг, прыгнули в воду.
  - Как же здорово! - восторгались они. Представляешь, Тем, с тех пор, как мы оказались на юго-западном континенте, нам нормально искупаться удалось лишь в самом начале, на перевалочной базе на берегу океана, а все остальное время приходилось лишь обтираться гигиеническими салфетками. Только в последние дни, когда заработала скважина, можно было обмыться водой, да и то не полностью. Представляешь, там совершенно голая равнина, спрятаться некуда, а вокруг одни мужчины.
  - И что ж такого, подумаешь, - со смехом ответила Темис, - по-моему, вам нечего стыдиться. Обеим есть, чем поразить мужчин. Уж я бы не упустила бы такого шанса!
  - Теми, ты неисправима! Тебе не стыдно такое говорить?- смутившись шуткой подруги, ответила Ника.
  - А чего это мне стыдиться? - продолжала Темис. - Я что, уродина? По-моему, у меня все при всем, - проводя ладонью по своей груди и вниз до бедра, кокетливо заметила Темис, - есть чем свести мужчин с ума. Вот Амхеп зовет меня не иначе, как "моя богиня". Здорово, правда?
  - Теми, ты прилетела на Пангею за три тысячи световых лет, чтобы крутить любовь с местным парнем, и строить из себя богиню?
  - А почему бы и нет, если на Гее не нашлось ни одного, кто мог бы доставлять мне такое же удовольствие.
  - Хватит, Тем! Бесстыдница!- смеясь, сказала Ада, - давайте лучше купаться.
  Вдоволь накупавшись, девушки вылезли из воды и, с удовольствием, растянулись на прохладных каменных скамьях.
  - Какое же это наслаждение, ощущать чистоту собственного тела, - прошептала Ада, - это, по - настоящему можно оценить только тогда, когда так долго была этого лишена.
  - Теперь у тебя это будет хоть десять раз на день, - ответила Темис. - А знаете, девочки, вы оставайтесь жить в моей палатке. Я все-равно там почти не бываю. У меня есть шикарная спальня здесь, во дворце. Правда, там всего одна кровать, но мы поставим еще одну. Да и вообще, я скоро возвращаюсь на Гею.
  - Спасибо, Теми, это лишнее, - серьезным тоном ответила Ада.
  - Да я, правда, не живу там! - воскликнула Темис.
  - Я не об этом, Тем. Нам не нужна вторая кровать. Видишь ли, все это время нам с Никой приходилось жить в одной каюте и спать на одной кровати. Вторая там просто не умещалась. И теперь, я, по крайней мере, не могу себе представить, что Ники не будет рядом. Я не усну, если не буду чувствовать ее дыхание, ее теплое, нежное тело, если не смогу ласкать и обнимать ее.
  - Ой! Так Вы...
  - Ты нас осуждаешь?
  - Да нет, что ты? Вы можете быть рядом, ничего и никого не опасаясь и спокойно оставаться на Пангее. Я даже Вам немного завидую.
  - Почему, ты ведь, вроде бы, счастлива со своим фараоном?
  - Я должна покинуть Пангею и расстаться с ним.
  - Да почему же, Теми?
  -Я, я, вот... - поглаживая по своему животу, показала Темис. Наверное, это Вы меня станете осуждать, но мне самой хотелось этого.
  - Неожиданно, не скрою, - ответила пораженная новостью Ада, - но почему же осуждать? Наоборот, мы рады за тебя. Только зачем же улетать?
  - Так надо, поверьте. Я уже все для себя решила. И все на этом, хватит болтать, пошли отсюда!
  Девушки поднялись, оделись и направились на выход из дворца. По дороге Темис рассказала обо всем, что произошло на планете за время отсутствия Ады и Ники. У девушек вызвало шок известие о попытке Дерика сбросить бомбы на город Шуми. Да и то, что Темис в одиночку сбежала на поиски приключений, тоже вызвало неоднозначную реакцию.
  - Ты, сумасшедшая, подруга, - выпалила Ника, прослушав рассказ Темис о ее первых днях в Та-Кемет, - я бы умерла от страха.
  - Признаюсь, я здорово испугалась, когда прикончила этих подонков, за то я первой открыла эту страну, а еще страну Куш. Представляете, она населена людьми с черной кожей. Мы с Дитой сначала испугались их странных физиономий, а потом, когда мне пришлось познакомиться с некоторыми из них поближе, вроде бы и ничего - люди как люди, только черные. Я у них теперь зовусь богиней Нуб. Нубом они называют золото и поклоняются ему, а у меня, кстати, оказался охотничий костюмчик, весь покрытый позолотой. Представляете рожи этих дикарей, когда над ними пролетела женщина в золотых одеждах, да еще и с серебряными крыльями. Это надо было видеть!
  -Да, Теми, ты тут вела жизнь полную опасностей и приключений, - заметила Ника, - и как же ты собираешься, бросив все это на Пангее, вернуться, домой, в тихую, размеренную жизнь Геи?
  - Сама не знаю! - Ответила Темис. - Мне будет трудно, это точно, но и Дита, и Иза, настаивают, что мне необходимо, в связи с моим нынешним положением, строгое наблюдение в специализированной клинике. Видите ли, девочки, я тут немного попереусердствовала во время нашего с Дитой визита в страну Куш, и чуть не лишилась ребенка. Да это и к лучшему. Я хочу, чтобы он родился на Гее. А потом, может через год, может через два, я снова вернусь сюда.
  В приоткрытый полог палатки заглянула Дита.
  - А, вот Вы где! А я Вас обыскалась.
  - Привет, Ди! А я водила девочек в бассейн, - ответила Темис, - представляешь, с тех пор, как они затерялись, они ни разу, как следует, не искупались.
  - Ада! Я собственно за тобой, - продолжила Дита, - амон Парнас просил тебя зайти к нему. У него для тебя, вроде, есть какое-то поручение.
  - Спасибо, Ди, - вставая с кровати, ответила Ада, - покажи мне, где его найти.
  - Пойдем, я тебя провожу.
  
  
  ***
  
  - Входи, Ада, - приветливо встретил девушку Орек. - Я вижу, ты уже успела привести себя в порядок.
  - Да, спасибо, амон Парнас, ответила Ада, проходя в палатку.
  - Я позвал тебя в связи с тем, что хочу поручить тебе одно, очень важное задание, - продолжил Орек, предлагая девушке присесть на раскладной стул.
  - Да, конечно, амон Парнас, я готова.
  - Задание не совсем обычное, и поручить его я могу только тебе, потому, что кроме тебя, меня и Зейвса, никто больше не знает о подземелье Дерика.
  - Я все понимаю, можете не беспокоиться, я сделаю все, что Вы скажете.
  - Тебе придется отправиться на Гею и привезти оттуда одну вещь. Я дам тебе рекомендательное письмо, по которому тебе ее передадут. На днях мы отправляем домой Диту с дочерью, Лею с сыном и Темис. Ты полетишь вместе с ними и, получив этот предмет, немедленно вернешься обратно. Темис поможет тебе на Гее, если понадобится. Она, также, в курсе и, мало того, видела этот предмет и даже держала его в руках. Больше никто, ни здесь, ни на Гее, не должен знать об истинной цели твоей поездки. Если друзья и подруги будут задавать тебе вопрос, для чего ты летишь на Гею, скажешь, что я поручил тебе отвезти заявки на новое оборудование, взамен утраченного во время землетрясения.
  - Можете не беспокоиться, амон Парнас, я все выполню так, как Вы просите, - ответила Ада.
  - Вот и отлично! А пока иди, отдыхай и наслаждайся жизнью!
  Девушка вернулась в палатку, где подруги продолжали делиться своими новостями. Ника тревожно посмотрела на Аду, обратив внимание на сосредоточенное лицо подруги.
  - Что-то случилось? - спросила она. - Ты какая- то вся не своя.
  - Амон Парнас отправляет меня с поручением на Гею, - ответила Ада.
  - На Гею? Зачем?
  - Он хочет, чтобы я заказала новое оборудование.
  - Но почему ты? Это может сделать кто угодно, вот Темис, например, или Дита. Они все равно летят домой.
  - Ника, ты забыла, что я - специалист по робототехнике? Кто еще сможет подобрать то, что нам нужно на Пангее? И не волнуйся, это ненадолго, всего на пару - тройку дней.
  - А как же я? Как я буду без тебя?
  - Давай, я познакомлю тебя с Маат, - вмешалась Темис, - она классная девчонка. С ней ты и не заметишь, как вернется Ада. Она все тебе тут покажет, покатаетесь на колеснице, поплаваете на лодке по Нилу. Ну, как, согласна?
  - Ладно, давай знакомь меня со своей принцессой, - неуверенным голосом ответила Ника.
  
  
  ***
  
   Темис терпеливо ждала у трапа, когда до нее дойдет очередь прощаться с Изой. И вот, наконец, когда Иза, оторвавшись от внуков, подошла к ней, Темис ласково обняла Изу и, с трудом сдерживая слезы, прошептала ей на ухо:
  - Прошу тебя, позаботься об Амхепе. Скажи ему, что я очень его люблю, и что обязательно вернусь, что я, с нетерпением буду ждать нашу встречу и что, когда я вернусь, то мы больше никогда не расстанемся.
  Как не старалась Темис держаться, но по ее щеке прокатилась слеза. Иза поцеловала девушку, совсем по - матерински, и ответила:
  - Вытри слезы дочка и лети, с легким сердцем, ведь очень скоро в твоей жизни появится самая большая радость для женщины. Не волнуйся, я все передам Амхепу, не сомневайся и возвращайся к нам. Мы все, будем тебя ждать. И еще, запомни, я очень люблю тебя, Теми.
   Девушка, в ответ поцеловала Изу и, больше не оборачиваясь, поднялась на борт флайера, который уже через несколько минут унесет ее на другой конец вселенной со, ставшей родной, Пангеи.
   Когда флайер исчез за облаками, Иза медленно побрела во дворец. Она прошла в большой зал, предназначенный для приемов, устало опустилась в большое, покрытое позолотой кресло, и только тут дала волю своим чувствам. Слезы градом катились по ее щекам, а рыдания разрывали грудь. Проводив самых дорогих своих людей, Иза почувствовала нестерпимую тоску и опустошенность, как будто флайер унес на Гею частицу ее самой, оставив в душе бездонную пустоту. Она не заметила, как в зал вошел Амхеп.
  - Богиня, что с тобой? - сочувственно спросил юноша. - Что вызвало слезы у божественной Изиды? Скажи, и может быть твой верный раб Амхеп сможет прогнать твою печаль!
  Молодой человек опустился на колени и, обняв ноги Изы, поцеловал их, выражая, таким образом, свою преданность. Иза ладонью вытерла слезы и, обняв голову юноши, подняла его с пола.
  - Крепись, фараон, - сказала она, стараясь предать голосу твердость, наша Темис покинула нас, улетев по звездной дороге в свой далекий мир.
  - Что ты говоришь, богиня? Как улетела, почему? Почему ничего не сказала мне?
  - Ты же знаешь, Амхеп, что мы спустились с небес на твою землю не из праздного любопытства. Каждый из нас выполняет здесь свою работу. Темис, с честью справилась с тем, что ей было поручено, и должна была вернуться домой. Рано или поздно нас всех ждет такая же участь. Но ты, должен знать, что улетая, она просила передать тебе, что очень тебя любит, и что, когда придет время, она вернется к своему возлюбленному Амхепу, чтобы остаться с ним навсегда. Она пообещала, что когда вернется, привезет тебе такой подарок, который станет для тебя дороже всего, что есть в этом мире. Ты должен помнить, что теперь ты фараон - властелин Та-Кемет и должен править страной так, чтобы Темис не было стыдно за тебя.
  - Но почему, почему она покинула Та-Кемет, не попрощавшись со мной, не дав мне обнять ее на прощание?
  - Не сомневайся, Амхеп, в ее любви к тебе. Только потому, что она любит тебя, она не стала прощаться. Она не хотела причинять тебе боль, нанося удар в самое сердце. Живи и помни, каждый прожитый день приближает Вашу с Темис встречу.
  
  ***
  
   - Что это ты раскисла, подруга? - обратилась Дита к Темис, занимая соседнее место в пассажирском салоне, - не узнаю несгибаемую богиню.
  - Какая я богиня? О чем ты говоришь? У меня не хватило даже духу попрощаться с любимым человеком.
  - Теми, я знаю - ты сильная, - ответила Дита, - и ты обязательно справишься. Лучше вспомни, как долго были в разлуке Зара и Грифт или Лея и Гера, но их любовь сделала их только сильнее, а встречу, более радостной. А если учесть, что вернешься к Амхепу ты не одна, то и радость будет вдвойне.
  - Когда это еще будет, - тяжело вздыхая, ответила Темис, - мой ребенок еще даже не родился, а мне придется ждать несколько лет после его рождения, пока он немного не подрастет. На Пангее за это время многое может измениться. Вдруг Амхеп забудет меня? Вдруг встретит другую и полюбит ее?
  - Глупенькая, - обнимая подругу, сказала Дита, - разве во всей вселенной найдется другая такая, которая могла бы сравниться с тобой. Твой фараон обязательно дождется тебя, и в сердце его никогда не найдется места для другой. Слушай, а хочешь, оставайся жить в нашем доме. Там ты не будешь чувствовать себя одинокой. Рядом будем мы с Леей, Эва, Гес, а когда родится твой ребенок, мы все будем заботиться о нем. Ты не думай, и мне и Лее, не меньше, чем тебе, горько расставаться с оставшимися на Пангее мужьями, но если мы будем вместе, то и разлуку будет переносить легче. А там, глядишь, найдем способ, по очереди, иногда прилетать на Пангею. Ну как, согласна!
  - Спасибо тебе Дита, мне право очень приятно, что у меня есть такая подруга, но как-то неудобно стеснять Вас и обременять своими проблемами.
  - Никого ты не стеснишь! Даже не бери в голову! А мы, все, будем только рады помочь тебе. Разве ты не помогала нам с Леей, когда родились наши дети?
  - Хорошо, уговорила! Я согласна! - сдалась Темис под напором подруги.
  Пока подруги болтали, они и не заметили, что флайер уже успел пройти через переход, и, снижаясь, уже шел на посадку на Гею.
  
   - Ада, оставайся у нас, - предложила Дита, когда флайер опустился на, заросшую высокой травой, поляну. Уже вечер, куда же ты поедешь?
  - Спасибо, Ди, но амон Парнас сказал, чтобы я не задерживаясь, выполнила его поручение и вернулась на Пангею.
  - Как хочешь, мое дело предложить, - огорченно ответила Дита, - тогда возьми, хотя бы наш автомобиль или флайер. Не станешь же ты гонять большой корабль для поездок по городу?
  - С удовольствием воспользуюсь твоим любезным предложением, а то мне, еще сегодня, нужно попасть в Большой совет.
  - Пошли тогда к дому. Это здесь, недалеко.
  Женщины вместе с детьми дошли до старинного дома, где их радостно встретила Эва. Дита, не заходя в дом, открыла ангар и позволила Аде самой выбрать наиболее удобное для нее транспортное средство.
  - Смотри, Ада, мое предложение в силе. Приезжай хотя бы переночевать.
  Задав программу автопилоту, Ада откинулась в кресле автомобиля и, достав коммуникатор, набрала данный ей Ореком код. Ответил мужской голос.
  - Я говорю с амоном Стойерсом? - спросила Ада.
  - Да, это я, - ответил мужчина.
  - Меня зовут Ада Виора, амон Стойерс. Я только что прилетела с Пангеи и у меня для вас срочное послание от амона Парнаса. Он просил, чтобы я передала его Вам безотлагательно.
  - Хорошо, приезжайте в правительственный комплекс, - ответил Стойерс, я жду Вас и отдам относительно Вас соответствующие распоряжения охране.
  Спустя час, Ада, в сопровождении охранника, вошла в приемную, где ее уже дожидался невысокого роста, слегка полный мужчина.
  - Здравствуйте, мона Ада, - сказал он, пожимая Аде руку, Я Айк Стойерс, временно исполняющий обязанности председателя Высшего совета. Прошу в кабинет.
  Ада прошла в кабинет. Айк плотно прикрыл дверь и предложил Аде присесть.
  - Итак, я Вас слушаю, мона Ада.
  Вместо ответа, Ада достала карту памяти, которую ей дал Орек, и передала ее Айку. Тот, в свою очередь, вставил ее в считывающее устройство компьютера.
  - Узнаю, - сказал Айк. - это личный код председателя Парнаса.
  Айк набрал код пароля и на экране монитора появился текст письма. Мужчина внимательно прочитал послание Орека и, повернувшись к Аде, сказал:
  - Интересующего Вас предмета в данный момент нет в столице. Он находится в хранилище одного из исследовательских центров. Я немедленно распоряжусь о его доставке сюда. Скажите только, мона Ада, где Вы остановились, чтобы с Вами связаться.
  - В общем-то, пока нигде, хотя... Скорее всего я буду в доме профессора Савоаса. Тем более что там я оставила, доставивший меня на Гею флайер.
  - Вот и прекрасно. Мона Ада, езжайте туда и пока отдыхайте. Контейнер с интересующим Вас предметом будет доставлен прямо на борт флайера, непосредственно перед Вашим отлетом на Пангею. Да, и благодарю Вас за оперативно доставленное сообщение. Когда встретитесь с амоном Парнасом, передайте ему от меня большой привет.
  - Непременно, амон Стойерс. - ответила Ада.
  - Пойдемте. Я провожу Вас. Мона Ада, - галантно предложил Айк.
  Спустя несколько минут, распрощавшись со Стойерсом, Ада уже мчалась по городским улицам в обратном направлении. До загородного дома Изы и Зейвса, девушка добралась, когда уже совершенно стемнело, но в доме еще никто не спал.
  - Какая же ты молодец, Ада, что вернулась, - обрадовано воскликнула Дита, увидев на пороге Аду. Ты вовремя. Мы, как раз, собираемся ужинать.
  За столом молодые женщины вели оживленную беседу, делясь с Эвой и Гесом своими впечатлениями о Пангее.
  - А что это за неотложное поручение, которое дал тебе амон Орек, - подсаживаясь к Аде, спросила Темис.
  -Да так, - небрежно ответила Ада, - он попросил, чтобы я доставила на Пангею одну вещь.
  - И что же это за вещь такая, ради которой нужно было гнать тебя в такой путь? - не унималась Темис.
  - Прости, Тем! С меня взяли слово, что я никому ничего не скажу. Правда Амон Парнас оговорился, что ты видела этот предмет и даже держала его в руках.
  - Речь идет об артефакте с Пангеи? - понижая голос, спросила Темис.
  Ада утвердительно кивнула головой.
  - Значит, Вы что-то обнаружили там, где его получил Орек? Что-то, что поможет пролить свет на его происхождение?
  - Теми, прошу тебя, я же говорю, что дала слово.
  - Ада, миленькая, расскажи. Я ведь была одной из первых, кто видел этот предмет и благодаря мне, все узнали, о чем гласят надписи на нем. Я имею право знать, тем более что я остаюсь здесь. Клянусь, я никому ничего не скажу! Ну же!
  - Ладно, слушай, - сдалась Ада и рассказала все о подземелье Дерика с таинственной, опускающейся каменной плитой.
  - Вот это да! - воскликнула удивленная Темис, - Какая же я дура, что не полетела вместе с Зейвсом и Изой на Ваши поиски. Сиди вот, теперь на Гее и жди, когда Вы соизволите сообщить о том, что за этой дверцей!
  - Ты, Теми, сама сделала свой выбор, так что не жалуйся на судьбу, - ответила Ада.
  - Когда же ты назад?
  - Не знаю еще. Мне сказали, что доставят контейнер прямо на борт флайера непосредственно перед отлетом.
  - Как я тебе завидую, дорогая! - в сердцах воскликнула Темис.
  
  
  -16-
  
   - А вот и ты, Ада! - воскликнул Орек, встречая спускающуюся по трапу, с небольшим контейнером в руках, девушку. - Надеюсь, все в порядке?
  - Здравствуйте, амон Парнас, вот то, что Вы просили. Все в целости и сохранности.
  - Благодарю тебя, - ответил Орек, обнимая Аду и забирая из ее рук контейнер. Пока можешь отдохнуть, а вечером приходи ко мне. Мы обсудим наше возвращение к месту Вашей последней стоянки.
   Прямо от флайера Ада побежала в свою палатку, чтобы обрадовать Нику своим возвращением. Не обнаружив ее в палатке, девушка озабоченно стала разыскивать ее. Заглянув к Оле, она спросила, не видела ли та Нику.
  - Привет, Ада, с возвращением! - Ответила Ола. - Поищи ее возле дворца. Они там с Маат катаются на колеснице.
  Поблагодарив Олу за информацию, Ада побежала в сторону дворца, где увидела, как стоя на колеснице, обе девушки, ловко ею, управляя, с грохотом мчатся по каменным плитам. Ада издали помахала им рукой. Девушки, заметив подругу, развернули колесницу и поехали ей навстречу. Поравнявшись с Адой, Маат остановила лошадей, а Ника, спрыгнув на землю, подбежала к Аде и, повиснув у нее на шее, крепко поцеловала ее в губы. Маат, продолжавшая стоять в колеснице, удивленно наблюдала за этим странным проявлением чувств между двумя девушками, которые, на ее взгляд, больше подходили для влюбленных мужчины и женщины.
  - Странные эти боги, - подумала Маат, во все глаза, глядя, как обнимаются и целуются девушки.
  - Как же я рада, что ты вернулась, - шептала подруге Ника, - я тут просто с ума сходила без тебя.
  - Мне тоже ужасно тебя не хватало, - продолжая обнимать Нику, ответила Ада. Только боюсь, что скоро нам опять придется ненадолго расстаться.
  - Как расстаться? Почему?
  - Да не волнуйся ты так! - ответила Ада, ласково гладя Нику по голове, - Просто мне нужно будет слетать с амоном Парнасом туда, откуда они нас вытащили. Мы должны разобрать платформу и выполнить еще кое-какие дела, связанные с моей работой. Это совсем ненадолго.
  - А разве ты не можешь взять меня с собой?
  - Ты же понимаешь, что не я это решаю. А пока меня не будет, Маат не даст тебе скучать. Ведь правда, Маат? - обращаясь к изумленной принцессе, спросила Ада.
  - Да, да, конечно! - подтвердила Маат.
  
  
  
  ***
  
   Четыре флайера, на борту которых находилось больше двух десятков человек, собранных с разных баз, разбросанных по Пангее, приземлились возле, одиноко стоявшей посреди безжизненной равнины, брошенной платформы. Сэл сразу же направился с людьми на разборку конструкции. Оставшиеся возле флайеров пять человек, надев крылья, поднялись в воздух и направились на северо-запад. Пролетев совсем немного, вся пятерка опустилась на землю среди нагромождения каменных глыб. Первыми в лаз опустились Ада и Иза, а следом за ними Орек, Зейвс и Вагус. Оказавшись внизу, Орек вскрыл контейнер и, достав оттуда артефакт, передал его в руки Ады.
  - Все, как и обещал, - сказал он ей, - давай действуй!
  Ада, в свете фонариков, с волнением нащупала металлическую лунку и, вставив в нее артефакт, слегка повернула, чтобы он точно занял свое место. Где-то в глубине раздался гул и плита, со скрежетом стала опускаться вниз, постепенно открывая проход в галерею. Как только верхний конец плиты сравнялся с основанием площадки, на которой стояли люди, Ада сделала нерешительный шаг вовнутрь образовавшегося прохода. Вслед за нею последовали остальные, удивленно рассматривая тускло освещенную галерею.
  - Смотрите, - почему-то шепотом сказала Ада, остановившись возле арочного проема, ведущего в соседнее помещение, - вот кабель о котором я Вам говорила, а вот на эту пластину нажимал доктор Киллат, когда проходил в арку.
   Зейвс осмотрев поблескивающую на стене пластинку, слегка прикоснулся к ней ладонью руки. В соседнем помещении за аркой вспыхнул мягкий свет. Все пятеро прошли через арку и с нескрываемым удивлением стали рассматривать большую круглую комнату с металлическим столом посредине.
   - А вот, наконец, и Вы, друзья! - неожиданно непонятно откуда прозвучал голос Дерика, - я знал, что рано или поздно Вы здесь появитесь.
  Пятеро людей, остолбенев от неожиданности, слегка попятились назад, при этом пытаясь отыскать глазами Дерика.
  - Не пытайтесь увидеть меня. Того, кого Вы привыкли называть Дериком Киллатом здесь нет. Точнее здесь нет той биологической оболочки, но сам я рядом с Вами. Можете ничего не бояться. Вам здесь ничего не угрожает. - Продолжал голос Дерика. - Прошу Вас. Проходите и займите места вот в этих креслах. Как видите их ровно пять, как и Вас.
  Ошеломленные исследователи нерешительно прошли вглубь зала и, с опаской заняли предложенные им места.
  - А теперь, если Вас не затруднит, - продолжил голос Дерика, - соедините шлейфы, висящие с боков кресел, это позволит нам общаться более непринужденно. И еще раз говорю, Вам здесь нечего опасаться.
  Как только просьба Дерика была выполнена, его голос попросил Зейвса коснуться одной из цветных пластин на расположенном перед ним пульте. Зейвс выполнил просьбу и, как только он коснулся этой пластины, прямо в воздухе перед глазами ошеломленных людей, пробежал ряд символов, после чего напротив них, будто материализовавшись из воздуха, появился Дерик, сидящий точно в таком же кресле, как и они.
  - Ну, вот, так, кажется лучше! Самодовольно произнес Дерик. - Теперь можно и поздороваться! Я искренне рад видеть Вас, друзья. Иза, ты, как всегда, ослепительна. Зейвс! Я безумно рад, что не ошибся в тебе. Орек! Выражаю свое восхищение. Ваг, старина, и ты здесь! Ада, я удивлен и, честно скажу, что недооценил тебя. Что ж, друзья, смею предположить, что Вам не терпится услышать мои объяснения, хотя, судя по тому, что вы здесь, на многие из своих вопросов, Вы уже нашли ответы самостоятельно. Тем не менее, я готов рассказать все с самого начала. Во-первых, я хотел бы принести Вам свои самые искренние извинения за, кажущиеся Вам безрассудными и бесчеловечными свои действия здесь, на Земле, или как Вы ее называете, Пангее. Уверяю Вас, когда мы закончим нашу беседу, Ваше мнение относительно них, коренным образом изменится, и мы сможем вновь расстаться друзьями. Начну с того, что, как Вы уже, я надеюсь, догадались, я не принадлежу к Вашей расе. Я - один из наблюдателей, возможно даже последний из них, отправленный на Вашу планету для наблюдения и направления развития Вашей цивилизации с одной из планет, входящих в "Пояс жизни" нашей галактики. Насколько мне известно, уважаемый доктор Торм уже ознакомил Вас о его существовании. Не так ли Ваг?
  - Да, Дерик, на данном этапе мне удалось вычислить наличие в галактике еще десяти звезд, вблизи которых возможно развитие органической жизни, - ответил, не без гордости, Вагус.
  - Так вот, - продолжил Дерик. - свою планету мы называем Эфея. Наша цивилизация во много раз старше Вашей. Скажем так: цивилизация Пангеи находится еще в младенческой колыбели; Ваша цивилизация - на заре ранней юности, а цивилизация Эфеи - в глубокой старости. В свое время, мы, так же как и Вы понаделали массу, свойственных юности, ошибок. Так же, как и Вы, однажды мы чуть сами не уничтожили свой мир, так же, как и Вы, стремясь как можно дольше продлить свои биологические жизни, лишились возможности к самовоспроизводству собственной популяции. В общем, мы были далеко не оригинальны. Поняв, что, несмотря на все наши усилия, рано или поздно, мы, как биологический вид, исчезнем, нами был предпринят беспрецедентный по своему размаху, эксперимент. К тому времени, наш научный и технический потенциал уже достиг того уровня, когда мы могли перемещаться по вселенной через свертку пространства, нами были открыты две планеты в "поясе жизни", на которых присутствовали высшие формы органической жизни, в том числе и приматы. В обоих случаях высшие приматы находились на самом раннем уровне развития. Они уже умели пользоваться примитивными орудиями труда, обладали слаборазвитой членораздельной речью, но не могли еще, в полном смысле данного слова, называться людьми.
  - И тогда Вы занялись генной модификацией наших далеких предков, - прервал Зейвс.
  - Совершенно верно, профессор Савоас! Как я полагаю, тебе, Зейвс, приходило в голову, что абсолютная идентичность форм жизни на планетах, так бесконечно удаленных друг от друга, по крайней мере, выглядела как-то странно. И ты был в этом совершенно прав. Если касаться низших форм жизни, таких как растения, животные, даже высшие, относящиеся, как и приматы, к млекопитающим, при схожих условиях развития, действительно имели внешние общие признаки, но высшие приматы, при всей их внешней схожести, имели, совершенно различную ДНК. Другими словами, эти виды оказались генетически несовместимыми. Наша задача состояла в том, чтобы создать на обеих планетах новый, генетически совместимый с нами вид человека разумного, имеющего развитую иммунную систему и высокую степень самовоспроизводства. Все это нужно было нам для того, чтобы получив биологическую оболочку, передать ей те знания, которые были тысячелетиями, накоплены нашей цивилизацией, то есть, буквально, то же самое, чем сейчас занимаетесь на Пангее Вы. Правда наша задача была на порядок сложнее Вашей. Если Вами на Земле были обнаружены, что называется, готовые, совместимые с Вами особи, то нам предстояло их создавать на базе имеющегося в нашем распоряжении биоматериала.
  - Но, тем самым Вы лишили коренных обитателей наших планет собственного будущего, - возмутилась Иза.
  - Как сказать, дорогая мона Иза. Мы всего лишь ускорили процесс эволюционирования человека и внесли некоторые генные изменения. Во всем остальном же, вы сохранили собственную индивидуальность.
  - То есть, ты хочешь сказать, что создав нас и Пангеян, Вы больше не вмешивались в ход нашего развития? - Вновь перебила Дерика Иза.
  - И да, и нет, Иза. На первых порах, мы активно проявляли свое присутствие, а по мере Вашего развития все больше стали отдавать значение роли наблюдателей, которые могут вмешиваться только в исключительных случаях.
  - То есть, вы все же вмешивались? - не унималась Иза.
  - Отвечу так, за всю Вашу новейшую историю, мы вынуждены были вмешаться всего три раза. Еще раз подчеркиваю, что это были меры вынужденного характера, когда Вашей расе грозило самоуничтожение. Первый раз это произошло шесть столетий назад, когда Вы, раздираемые внутриполитическими противоречиями, готовы были уничтожить друг друга в ядерной войне. Допустить до этого мы не могли, так как Вы были нужны нам. И мы просто сделали так, что в нужный момент пусковые установки, разбросанные по всему миру, просто не сработали. Затем за дело принялись наши наблюдатели, которые были внедрены в Вашу среду под видом дипломатов и политиков, что привело, в конечном итоге к полной демилитаризации Вашей планеты. Второй раз мы вынуждены были вмешаться, когда, подарив миру бессмертие плоти, все наши усилия могли полететь прахом из-за жуткого перенаселения планеты, не способной "прокормить" такого количества людей. Тут мы предприняли, чудовищную, на Ваш взгляд, но абсолютно оправданную с нашей точки зрения меру. На один из ваших звездолетов был подброшен штамм искусственно созданного вируса, обладающего чрезвычайной способностью к мутации. Когда население планеты уменьшилось до разумных пределов, мы сняли ограничение на борьбу с ним и позволили тебе, Зейвс, и тебе, Иза, уничтожить вирус. Кстати, скажу, что если бы не наше сдерживание, то Вам удалось бы справиться с вирусом уже в первые же недели с момента начала его распространения. Нашими наблюдателями специально поддерживалась его способность к мутации.
   - Но это бесчеловечно! - вновь воскликнула Иза. - Кто Вам дал право распоряжаться жизнями миллионов людей?
  - Если даже это было сделано ради выживания миллиардов и вообще сохранения Вашего вида? Я понимаю твои чувства, Иза, но иного выхода просто не было.
  - А третий раз? Когда же Вы вмешались в третий раз? - спросил Орек. - Как будто больше ничего экстраординарного на Гее не происходило!
  - Неужели Вы не догадались? Третий раз мы вмешались, отправив Вас сюда, на Пангею.
  - Каким образом, позволю себе спросить? - не унимался Орек. - Насколько я помню, Пангею мы открыли без посторонней помощи.
  - Это только на первый взгляд так, дорогой Орек, - немного насмешливо ответил Дерик. - Должен заметить, что в этом мире ничего не происходит случайно. Все, даже на первый взгляд незначительные события предопределены.
  - Кем предопределены? Вами? Вы что, возомнили себя непогрешимыми богами? - эмоционально выпалил Орек.
  - Нет, Орек, не нами. К этому мы еще вернемся несколько позже. Я просто хотел бы Вам напомнить о кое-каких событиях, произошедших некоторое время назад. Вспомните, когда Вам пришла мысль искать себе подобных во вселенной, для того чтобы решить проблему собственной репродуктивности, что вы начали предпринимать?
  - Мы, получив благодаря тебе и сотрудникам твоего института, возможность перемещения в гиперпространстве, стали отправлять зонды в наиболее интересные для нас сектора вселенной, - ответил Вагус.
  - Совершенно верно, мой друг! А задумывались ли Вы, как и почему у Вас появилась такая возможность? Мне, как руководителю данного института, было дано задание, подбросить саму идею знакопеременных гравитационных полей наиболее перспективным своим сотрудникам, которые с честью справились с этой задачей.
  - Так значит, прав был Грифт, утверждая, что ты сам ничего не создавал и не изобретал, а лишь наталкивал других на "созревшие" к тому или иному моменту, решения, - спросил Зейвс.
  - Да конечно, дружище Грифт был тысячу раз прав. Посуди сам, Зейвс, как мог я что-либо открывать или создавать, если в моем мире все это уже давным давно было и открыто и создано! Подкинув мысль о возможности перемещения в гипере, я подтолкнул и на мысль зондирования дальнего космоса. Вот, Ваг не даст соврать, я именно тогда привлек его, предоставив самые совершенные, имеющиеся у Вас средства. Разве не так, Ваг?
  - Подтверждаю, все было именно так, - ответил Вагус.
  - А потом, - продолжил Дерик, - произошла авария при запуске одного из зондов, который, якобы, улетел, бог знает куда. Хотя на самом деле, вся эта авария была запрограммирована мною заранее. Ведь мне точно было известно, где Вы возможно сможете найти, то, что Вас интересует. И зонд, как и предполагалось, вывел Вас к Пангее, где мы так же проводили генетические опыты. Справедливости ради будет сказать, что результаты Вашего первого посещения Земли, оказались во многом неожиданными для меня и, в общем-то, для нас всех. Я имею в виду моих соотечественников. Дело в том, что очень давно, тысячи лет назад, здесь произошла катастрофа, во время которой погибла вся наша рабочая группа, так и не доведшая, как предполагалось, свою работу до логического конца. Вместе с нашими учеными оказались утерянными и все данные об их работе за все время с самого начала этого многотысячелетнего эксперимента. Конечно, мы предпринимали ряд попыток, отыскать хоть какие-нибудь следы, но безуспешно. Поскольку работы на Гее продвигались весьма успешно и с ощутимыми результатами, решено было все работы на Земле свернуть, как бесперспективные. Но когда Вы столкнулись с той же проблемой, что и мы, было принято решение о передаче Вам этой планеты, для возможности продолжения того, что мы не закончили. Это вроде как создание резервных копий, какие мы создаем для операционных систем своих компьютеров, на случай аварийного сбоя системы. Вы стали такой резервной копией для нас, а жители Земли - для Вас.
  - Так что же тебя удивило, Дерик? - спросил Зейвс, возвращая разговор в нужное русло.
  - А то, когда я увидел среди Вас Лею, и, мало того, узнал, что она беременна от Вашего с Изой сына. Тогда я понял, что наши, погибшие на Земле ученые, все-таки довели работу до конца, получив генетически и физиологически совместимый с нами, а, следовательно, и с Вами, вид человека, ставшего доминирующим на Земле, и все эти тысячи лет благополучно самостоятельно развивающимся, но не успели нам об этом сообщить. Вот тогда я получил задание, в составе Вашей второй экспедиции вернуться на Землю и продолжить поиски записей результатов экспериментов. Этим и объясняется мое стремление попасть именно в эту часть планеты и, создав с Вами искусственную конфронтацию под надуманным предлогом, с небольшой группой совершенно непосвященных в истинные цели предприятия, людей, попытаться добраться до древней лаборатории, или, хотя бы отыскать ключ, в котором вся информация осталась сохранена. Именно для этого я приготовил вакуумные снаряды, чтобы с их помощью вскрыть завалы над шахтой и проникнуть вглубь ее. Оказавшись на месте, от этой идеи я вынужден был отказаться, так как обнаружил повышенный радиоактивный фон, а при глубинном зондировании показатели радиоактивности в сотни раз превысили допустимые нормы. С ключом, как Вы понимаете, мне так же не повезло. Уж не знаю как, но он оказался в Ваших руках, благодаря чему мы сейчас, собственно говоря, и имеем возможность беседовать.
   - А поняв, что бомбы тебе не помогут, и что они тебе больше не нужны, ты решил сбросить их на поселение Шуми и на нас, - в бешенстве воскликнула Иза.
  - Ну, это, признаться был спектакль и, что там говорить, моя ошибка. О чем я очень сожалею. Мне необходимо было на некоторое время отвлечь Вас, дав мне возможность незаметно переместить платформу с техникой и людьми в район поисков, и любой ценой вытащить к себе Грифта и Жила . Просто без них мне крайне затруднительно было собрать и запустить реактор. К слову сказать, оба они проявили самые лучшие человеческие качества, отказавшись помогать мне, даже осознавая, какая над ними может нависнуть угроза. А что до бомб, поверьте, никакого взрыва, естественно не произошло бы. Как мы умеем нейтрализовывать подобные вещи, я Вам уже рассказал. Скажу честно, я был поражен самоотверженностью Эйдона, перехватившего груз со снарядами в воздухе, и как изобретательно он использовал их для уничтожения вулкана. За то, в результате этих театрализованных маневров, я получил достаточно времени, чтобы добраться до законсервированной резервной базы, на которой мы с Вами сейчас находимся, собрать и запустить здесь энергетическую установку, необходимую мне для заполнения энергией спасательной капсулы, унесшей меня на Эфею. Жаль, что ее старт из подземного положения, вызвал небольшое землетрясение, доставившее несколько непростых минут тем, кто все это время был рядом со мной. Я надеялся найти здесь копии данных о вышеназванном эксперименте, к сожалению, безуспешно.
  - Подожди, Дерик, но если ты, как говоришь, покинул Пангею, и тебя нет рядом, как же ты сейчас с нами беседуешь? - удивленно спросил Зейвс.
  - Это отдельная тема, Зейвс. Я обязательно расскажу Вам об этом и многом другом, но не сегодня. К сожалению, связь с полем скоро разорвется. Сейчас Вы покинете это место. Я Вас буду ждать здесь завтра в это же время, и мы продолжим.
  Изображение Дерика стало подергиваться, размываться, пока совсем не исчезло. Пятеро людей, совершенно ошеломленных от состоявшейся беседы, отстегнули шлейфы, и тихо покинули зал. Молча, они прошли и по галерее и, как только последний из них перешагнул через опущенную вниз плиту, последняя тут же пришла в движение, медленно перекрывая проход. Как только плита окончательно заняла свое место, Ада подошла к ней и извлекла из лунки артефакт, который тут же передала Ореку.
  - Что скажете, друзья? - обратился Орек к своим спутникам.
  - У меня лично, - ответила Иза. - впечатление какой-то нереальности, будто мы побывали на сеансе фантастического фильма.
  - И, тем не менее, все происходящее - абсолютная реальность, - заметила Ада, - даже не верится, что такое возможно в принципе. Мне, например, как-то неуютно осознавать, что все мы искусственно выращенные гомункулусы, плод чьих-то научных изысканий. Я с этим в корне не согласна!
  - Успокойся, Ада! По большому счету, мы должны быть благодарны Дерику и его соплеменникам с Эфеи, ведь если бы не их амбициозный проект, не было бы и нас, нынешних.
  - По крайней мере, - заметила Иза, - теперь становится ясно, откуда в исторически короткий отрезок времени, на Гее появился современный нам вид человека, в отличие от других, более ранних видов, развивающихся в процессе естественной эволюции, и который, вследствие приобретенных новых способностей, стал доминирующим, постепенно вытеснив другие, коренные виды человека. Антропологи могут поставить жирную точку в спорах о происхождении человека, а все наши представления о постепенном изменении наших далеких предков до современного состояния - оказывается полнейшая чушь.
  - Все это, конечно так, но тогда напрашивается естественный вопрос: А сами Эфияне, кто они? Получили ли они человеческие способности в ходе естественной эволюции, благодаря каким-то особым условиям на своей планете, или же точно так же были получены путем генной инженерии представителями другой, еще более древней цивилизации?
  - А какая, по большому счету, разница? - Вопросом на вопрос ответил Орек. Важно то, что в галактике встретились три ветви одной и той же расы, и, кто знает, может быть это далеко не предел. В любом случае, у нас есть возможность задать эти вопросы Дерику. Давайте подождем до завтра, а отведенное время используем для осмысления уже услышанного.
   На следующий день, в строго обозначенное время, пятеро геян вновь заняли свои места в круглом подземном зале.
  - Вы очень пунктуальны, коллеги, - заметил Дерик, появляясь из воздуха, - итак, продолжим. Как мне думается, после вчерашней беседы, у Вас возникло много вопросов. Я непременно отвечу на них, но сначала прошу Вас выслушать меня. Возможно, в моем рассказе Вы найдете ответы на некоторые из них. Так вот, как всем Вам хорошо известно, в течение долгого времени я занимал пост руководителя Института Высоких Энергий в Боррее. Основной тематикой исследований, проводимых нашим институтом, являлось познание процесса мироздания. Другими словами мы пытались моделировать так называемый "большой взрыв, " с которого начался отсчет времени существования вселенной. Очень жаль, что с Вами нет моих верных помощников Грифта Аркуса и Жила Эрла. Оба они принимали непосредственное участие в этих экспериментах. Но я думаю, что Вы передадите им содержание нашей беседы. Кстати, и поздравите от моего имени молодого Эрла со столь высоким назначением. Не удивляйтесь, мне и это известно. Так вот, с древнейших времен человечеству известны основные состояния, в которых может находиться вещество: твердое, газообразное, жидкое и плазма или огонь. После "большого взрыва", сопровождающегося выбросом колоссального количества энергии, образовалось вещество в виде смеси пыли и газа. Основным строительным материалом вселенной изначально был самый легкий атом водорода. Я не буду вдаваться в детали образования газопылевых облаков, из которых позднее образовались звезды и планеты. Об этом можно прочитать в любой научно-популярной литературе. Важно другое - это та огромная энергия, которая высвободилась при взрыве. Как известно из курса физики, энергия не может исчезнуть бесследно. И в нашем случае, мы попытались измерить количество выброшенной энергии и сопоставить его с энергией, затраченной на образование вещества. Оказалось, что значительная часть ее, как бы, исчезла. Далее, в результате работы на большом ускорителе, нами было определено, что кроме известного нам вещества, во вселенной существуют различные поля, в том числе энергетические, которые и отобрали на себя часть энергии "большого взрыва". Продолжая уже исследование полей, было определено, что в таких системах, как галактика, существуют такие поля, как электромагнитные и гравитационные, причем последние, в нашем трехмерном пространстве, напрямую зависят от массы вещества. В многомерных же пространствах, таких как гиперпространство и нуль-пространство, направление этих полей носит знакопеременный характер, ввиду того, что там имеются гораздо больше координат в системе отсчета и совершенно иные пространственно-временные характеристики. Именно поэтому для перехода из одного пространства в другое, требуется затрата значительного количества энергии. Научившись управлять гравитационными полями (в чем огромная заслуга Жила Эрла) и сопоставив изначальную энергию взрыва со всей затраченной энергией, в том числе и энергией известных нам полей, мы пришли к выводу, что существует, по крайней мере, еще одно поле, в котором сконцентрирована колоссальнейшая энергия, но до сих пор понять его природу мы так, и не смогли. Точнее, не смогли пока на Гее, но я уверен, что в недалеком будущем, Жилу удастся дать ему обоснованное определение.
   Так что же это за поле, спросите Вы? Это, так называемое информационное поле, в котором заключена вся информация обо всех событиях, которые происходили, происходят и будут происходить во вселенной (в частности в нашей галактике) с момента ее образования до момента гибели, и существует это поле, как бы это выразиться, вне времени и пространства.
  - Это что-то вроде "вселенского разума" или Господа Бога? - переспросил Зейвс.
  - Ну, что-то вроде того. Можно это называть как угодно, смысл от этого не меняется. Дело в том, что с образованием вещества, естественно появились и все его свойства, которые изначально и были сконцентрированы в этом самом информационном поле, причем во всем его многообразии. Теперь вернемся к человеку разумному. Развиваясь и совершенствуясь, человек делает, как он считает, различные открытия и изобретения, постепенно поднимаясь по некоей технологической лестнице. На самом деле, никто ничего не изобретает, просто к определенному моменту "созревания" сознания, тот или иной индивидуум получает доступ к определенной части информации, содержащейся во вселенском информационном поле. Вы зададите законный вопрос, а каков же механизм передачи такой информации? Все дело в том, что внося определенные изменения в генную структуру проточеловека, мы, тем самым, создали условия для увеличения объема его мозга, а соответственно, числа нейронов в нем. Но для обеспечения сознательной деятельности человека используется всего каких-то десять процентов человеческого мозга, остальная же его часть является своего рода оперативной памятью, как в компьютере. Но, как известно, не всякая операционная система компьютера может на сто процентов использовать возможности установленной в нем оперативной памяти. Примерно то - же самое происходит и с мозгом человека, который, по сути, и является самым совершенным биологическим компьютером. Кроме того, в организме человека, как собственно и любого другого живого организма, находятся, по сути, универсальные химические и электрические преобразователи и генераторы. При определенных условиях, возникают электрические сигналы, дающие старт определенным химическим процессам в организме, которые, в свою очередь, так же генерируют собственные электрические сигналы, подающиеся в мозг в виде определенных команд. Вот в такой момент активируются некоторые, остававшиеся ранее не активными, участки мозга, которые входят в резонансную частоту с частотой поля. Другими словами включается своеобразный приемник сигналов глобального поля и, соответственно происходит "закачка" определенной части информации, но именно той, с которой мозг конкретного индивидуума способен справиться. В результате человек делает некое "открытие". Открыв для себя эту истину, мы, эфеяне, перестали заниматься грубыми попытками продления биологической жизни человека. Когда-то, так же как и Вы, мы попытались добиться бессмертия наших биологических оболочек. Это привело, как и у Вас, к определенному дисбалансу. В этом мире все устроено таким образом, что все когда-то рождается, и все когда-то умирает. Это относится, как к галактикам, звездам и планетам, так и к живым существам. Любая попытка вмешаться в этот процесс или как-то его изменить приводит к непредсказуемым последствиям. Тебе, Зейвс это известно лучше, чем кому-либо другому. Так вот, вкусив "бессмертия" мы поняли, что это путь к исчезновению нашего вида и, именно поэтому, решили создать себе "резервные копии" то есть Вас и пангеян. Нам, с вашей помощью, удалось восстановить природное равновесие, но то, что мы вновь стали смертными, ничуть не огорчило нас. Дело в том, что благодаря изучению свойств информационного поля, мы поняли, что сознание, или точнее, накопленная мозгом человека информация, никуда не исчезает после его биологической смерти, так же, как не исчезает энергия, а лишь переходит из одного состояния в другое. Другими словами, та "матрица памяти", которая содержится в человеческом сознании, возвращается в свое исходное состояние, воссоединяясь с информационным полем, и, спустя какое-то время может быть передана другому, только что родившемуся индивидууму.
  - Это надо понимать, как некую реинкарнацию? - вставила Ада.
  - Абсолютно точно! Каждый из нас, особенно в детстве, замечал, что иногда кажется, будто те или иные предметы нам уже знакомы, а те или иные события уже происходили. Некоторые люди способны так же заглядывать в будущее, видя в те или иные моменты, что произойдет в этом самом будущем. Во все времена таких людей называли провидцами, пророками, мессиями, экстрасенсами. Просто у этих людей оказывались особо обостренными некоторые органы чувств, которые давали мозгу спонтанные команды на открытие этих самых "чакр", как многие называли те центры мозга, о которых я Вам только что говорил.
  - Скажи, Дерик, - спросила Иза, - а может ли это свойство мозга объяснить то, что человеку кажется, будто в нем вдруг оживает другой, давно умерший человек со своими воспоминаниями и чувствами?
  - Разумеется, Иза! В том случае, если биологическая структура этих людей схожа, то, безусловно, возможно открытие той самой "Матрицы" умершего индивидуума, который физиологически и общебиологически идентичен ему. Особенно часто это случается с близнецами, чуть реже просто с двойниками. Дело в том, что формирование внешних особенностей организма, находится в неразрывной связи с его внутренним строением. То есть, если люди похожи внешне, как две капли воды, то и матрицы сознания у них формируются аналогичным образом. Но это ни в коем случае не указывает на абсолютную идентичность личностей. Это совершенно разные люди, но, выражаясь снова компьютерной терминологией, обладающие одинаковыми правами администратора системы.
  - Тогда все становится на свои места, и в отношении меня, и в отношении Зейвса, и в отношении Геры, которая как две капли воды похожа на Айду. Только не понятно, почему подобные ощущения возникают в тех местах, где происходили определенные события, связанные с тем человеком, или в подобной же обстановке.
  - Так чему же здесь удивляться! Все проще простого! При возникновении зрительных ассоциаций, мозг настраивается на частоту известной "матрицы", генерируя нужный импульс.
  - Хорошо, - возразил Зейвс, а как быть с такими проявлениями, как некое "видение" в совершенно незнакомом, девственном месте, будто видишь там большой город со всеми его атрибутами, которого раньше никогда не видел в глаза?
  - Мой друг! И это имеет свое объяснение! Я же говорил, что информационное поле существует вне времени и что в нем сконцентрированы все, без исключения события. Значит твой мозг, в какой-то момент, смог "выхватить" из поля информацию о том, что будет в этом месте когда-нибудь в далеком будущем. И это так же связанно с определенными, возникшими спонтанно, вне зависимости от твоего сознания, ассоциациями.
  - Тогда позволь задать тебе вопрос, Дерик. - Вмешался Орек. - раз ты говоришь обо всех этих явлениях с абсолютной убежденностью, надо понимать так, что Вы научились каким-то образом воздействовать на это поле, извлекая из него необходимую Вам информацию?
  - В самую точку, Орек! Помните те "плазмоиды", что висели в небе над Вами и явления им сопутствующие? Изучая свойства поля на ускорителе, нами была открыта некая закономерность. В момент моделирования "большого взрыва", появлялся некий сгусток энергии в виде холодной плазмы. Пытаясь воздействовать на него сильным электромагнитным полем, мы добились изменения формы этого сгустка. Он от самого совершенного шаровидного состояния, как бы сжимался в виде "гантели", при этом испуская некое излучение, модулируя которое нам удалось настраиваться на конкретные участки поля, получая, таким образом, нужную информацию. По сути, эти энергетические сгустки и оказались ничем иным, как искусственно созданные нами при моделировании взрыва, мини информационными полями, той, созданной нами микровселенной, но, когда мы заканчивали тот или иной опыт, оказывалось, что при исчезновении этой самой микровселенной, оставшееся без соответствующей массы образованного вещества, микрополе, непроизвольно начинало стремиться к соединению с полем макровселенной. Придав пульсации "плазмоидов" осмысленный характер, мы получили доступ к информационному полю нашей галактики. Другое дело, что технически это очень сложно осуществимо. Требуется значительная внешняя энергия, чтобы сгенерировать сами "плазмоиды" и не меньшая, чтобы ими управлять. При этом следует учитывать, что "плазмоиды" сами усиленно поглощают любую внешнюю энергию, не выпуская ее наружу.
  - Так вот почему, мы не смогли приблизиться к ним и засечь хотя бы малейшие признаки излучения, которые напрашивались сами собой? - спросил Зейвс.
  - Да, Зейвс, эти образования обладают свойствами "черных звезд", то есть их гравитационная составляющая настолько велика, что ничего, кроме квантов света они не выпускают. А я, благодаря этим образованиям, потеряв с Вами обычную радиосвязь, смог оставаться в курсе всех Ваших событий, направив их в те места, где находились Ваши временные и постоянные базы.
  - Тогда, Дерик, надо понимать, что овладев информационным полем галактики, Вы стали практически всесильны? - осторожно спросил Вагус.